Ерошин Алексей: другие произведения.

Повелитель духов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Умирать не страшно. Смерть пугает лишь издалека. В детстве до нее так далеко, что она похожа на ураган, бушующий у горизонта. При взгляде на скопище туч и блистающие молнии сердце на мгновение сжимается в ледяной ком. Но этот лед быстро тает под майским солнцем. Ведь буря еще так далеко, что можно и не думать о ней.

   Кондиционер трудился на пределе возможностей, но ни на йоту не мог умерить экваториальное пекло, дышавшее сквозь плотный брезент командирской палатки. Ровно так же, как бессилен был совладать с вечным бурлением заирских племен весь размещенный здесь миротворческий контингент. Внутри было чуть прохладнее, чем снаружи, но царила все та же влажная духота, предвестник подступающей грозы.
  
  - Разрешите войти, сэр?- осведомился Реджинальд.
  
   Капитан Митчелл поднял воспаленные глаза от карты.
  
  - Входите, сержант,- приказал он,- присаживайтесь. Хотите "Колы" со льдом?
  - Спасибо, сэр, не откажусь.
  
   Митчелл, не вставая, повернулся к холодильнику и достал две запотевшие банки.
  
  - Или, может, пива?- спросил он.
  
   Сержант присел к столу, стянул с макушки голубое кепи, привычным жестом сложив его, сунул за отворот кителя, и ответил:
  
  - Пожалуй, сэр. Если только вы не хотите мне что-то поручить. От пива на такой жаре голова гудит, как медный колокол.
  - А я думал, вы привыкли к пеклу,- сказал Митчелл.- Нет? Гринвилль, штат Алабама, довольно жаркое местечко.
  
   Сержант улыбнулся.
  
  - Да, сэр, но не настолько.
  
   Капитан понимающе кивнул и оставил на столе только "Колу", а к ней добавил два стакана и вазочку со льдом.
  
  - Значит, все-таки, задание?- уточнил сержант.
  
   Митчелл вскрыл банки, разлил шипучее содержимое по стаканам и всыпал в каждый по порции рассыпчатых ледяных кристаллов.
  
  - Как вам показались ваши ребята?
  - Хорошие ребята. Думаю, не подкачают. У некоторых опыта даже больше, чем у меня. Капрал Хэррис тоже толковый малый. А что за задание, сэр?
  - Уже начали скучать?- усмехнулся капитан, прихлебывая напиток мелкими глотками.
  - Не то чтобы, но...
  - Ясно,- сказал Митчелл.- Прилететь в самое сердце Африки, а видеть вместо экзотики только толпы голодных беженцев. Обидно, не так ли?
  - Разве не в этом состоит наша служба, сэр?- подчеркнуто-лояльно спросил Реджинальд.
  - Брось это, сынок,- снова усмехнулся Митчелл.- Послужишь тут с мое - убедишься, что слово 'демократия' здесь, как и везде, впрочем - пустой звук. Но тут она сгнивает быстрее, чем промокшие носки. Здесь не котируются ни разум, ни логика, привычные нам. Это совсем особый мир. Колыбель цивилизации. Здесь до сих пор поклоняются духам, сержант. И колдунам. Это такая мешанина племен, языков и суеверий, что в ней сам дьявол не разберется. Кабинды, базунды, батеке, мбоши, убанги, балоло, бакуто. Последние, кстати, не прочь отведать человечины. И это не считая нескончаемой грызни между хуту и тутси, а также не считая пигмеев и партизан, чертовой уймы всех этих 'Ниндзя', 'Кобр' и 'Кокойи', ангольских наемников и беженцев из Руанды. Время от времени варево закипает и переливается через край. Тогда наступает очередной хаос. Потом очередной картонный диктатор умудряется на время умерить огонь, но все повторяется снова, и этому нет конца. Поэтому не суйте голову в котел, сержант, а любуйтесь видами, раз уж попали в этот заповедник зари человечества.
  - Да, сэр,- озадаченно ответил Реджинальд.
  - Кстати о заповеднике,- продолжил капитан, отставив стаканы в сторону и развернув карту провинции.- Вот здесь, в долине Квилу, в ста сорока милях, находится опорная база заповедника 'Конкуати'. С ней уже вторые сутки нет никакой связи. Руководство заповедника попросило нас проверить, в чем дело. Сами они не могут проехать - дорогу от Порт-Нуара размыло. А неделей раньше кто-то обстрелял их самолет, и его теперь латают. Поэтому вы возьмете пару 'Ленд Роверов', одну группу из своего отделения, и еще дока Стрекера. И проверите, в чем проблема. Командиром группы я назначаю вас. Поэтому до завершения задания вам будет присвоено временное звание 'первый лейтенант'. Простите, но больше людей дать не могу: обстановка слишком напряженная, повстанцы готовятся перейти в новое наступление и взять реванш. Беженцев с каждым днем все больше.
  - Я понимаю, сэр.
  - В общем, свое отделение передадите Хэррису, ему не привыкать. И главное. Если нарветесь на браконьеров - не геройствуйте. В бой не вступайте, а сразу вызывайте авиаподдержку. Браконьеры здесь вне закона. Правительство предпочитает их не ловить, а истреблять. И они поэтому стреляют, не задумываясь. Просто помните, что это не наша война. Вам ясно?
  - Да, сэр,- кивнул Реджинальд.- Это все?
  - Почти,- сказал Митчелл.- Вам еще понадобится проводник. Он уже предупрежден, и встретит вас в лагере беженцев через два часа.
  - А как я его узнаю?
  - Он сам вас узнает,- пообещал капитан,- можете не сомневаться.
  - Но хотя бы имя у него есть, сэр?
  - Разумеется,- ответил Митчелл.- Ньянга Моло.
  
  
  ***
  
   Ник Сабрена ни черта не умел водить машину. Только быстрота реакции уберегла санитара от неминуемой смерти под колесами.
  
  - Сколько раз я тебе говорил, чтобы не сигналил у санитарной палатки!- отчитал водителя Стрекер, садясь на заднее сиденье.
  - Виноват, сэр,- привычно буркнул Сабрена.
  
   Ник был родом из Портленда, поэтому вполне сносно знал французский, который в Конго также понимали лучше английского. Больше от Сабрены не было никакого толку, да больше от него никто и не требовал. И что можно требовать от солдата, искренне полагающего, будто у акселератора всего два положения, и оба крайние?
  
  - Лейтенант Фокс?- осведомился Стрекер, дежурно махнув ладонью у виска.
  - Да. Реджинальд Фокс. Добрый день,- поздоровался Реджи, когда водитель, по обыкновению, втопил педаль газа в пол, и "Ленд Ровер" дернул с места, как взбесившийся носорог, обдавая палатки брызгами грязной воды.
  - Какой, к черту, "добрый"?- поморщился Стрекер, устраиваясь поудобнее.- Вам уже приходилось наматывать сто сорок миль по джунглям?
  - Да, сэр. В Панаме.
  
   Стрекер обернулся.
  
  - Капитан сказал, что вы назначены командиром группы. Поэтому "сэр" тут лишнее слово.
  - Простите, у меня не было времени привыкнуть,- ответил новоиспеченный лейтенант.
  - Зовите меня Дональд,- посоветовал Стрекер.- Ну, или "док". Все зовут меня "док". А тем, кто зовет меня "клистирной трубкой", я предписываю жрать хинные препараты. Вы любите тафенохин, Реджи?
  - Я предпочитаю сандвичи с тунцом, док,- отшутился тот.
  - Сандвичи хорошо спасают от голода,- глубокомысленно изрек Стрекер,- но скверно помогают от малярии.
  
   Медик оказался весьма словоохотливым. К тому же, немало знал, и Реджинальд подумал, что дорога покажется не такой уж длинной и нудной. Впрочем, низкий полет машины над залитой дождями разухабистой колеей навряд ли можно было посчитать нудным. Внедорожник то с оглушительным всплеском обрушивался в очередную яму, то с диким ревом вылетал из новой грязевой лужи, расшвыривая по сторонам комья грязной жижи, словно бегемот, помечающий территорию.
  
  - Вы что-нибудь знаете о "Конкуати"?- спрашивал Стрекер, пытаясь перекричать завывания двигателя.- Нет? Но вы, хотя бы, видели бонобо? Тоже нет? Ну, так вы их скоро увидите. Это карликовые шимпанзе. Размером они, правда, почти такие же, как и обычные. Только кожа у них не розовая, а черная. Так что, говоря образно, среди обезьян тоже есть свои "ниггеры". "Конкуати" - место их обитания, настоящий обезьяний рай. Правда, теперь этот рай местами напоминает ад. Эта чертова нескончаемая война убивает не только людей, лейтенант, но и обезьян. И обезьян, в отличие от людей, становится все меньше. Партизаны и пигмеи убивают их просто ради мяса. Представляете? А браконьеры? Те еще хуже. Взрослых убивают, а детенышей вывозят и продают. При этом выживают, от силы, двое из десяти. Так что ловите момент, Реджи. Может быть, вы будете одним из последних, кто увидит бонобо на воле. И уж надо быть необычайно везучим, чтобы увидеть равнинных горилл - их тут почти совсем не осталось. Охрана заповедника не справляется. В прошлый раз они накрыли большой лагерь браконьеров. Пятерых убили в перестрелке, остальные в отместку напали на их опорную базу, и тоже подстрелили пятерых. Так что, боюсь, в этот раз наша помощь сильно запоздала.
  - Ник, черт бы тебя побрал!- выругался Реджи, увидев, что вторая машина успела далеко отстать.- Сбавь скорость!
  - Да мы уже прибыли, сэр!- ответил Сабрена, ткнув пальцем в белеющие невдалеке палатки, и тормознув при этом так резко, что лейтенанты едва не вылетели из машины.
  - Ну, с меня довольно!- рявкнул Реджи.- Марш назад, я сам поведу!
  
   Он спрыгнул на землю и зашлепал по рыжей грязи, разминая ноги.
  
  - Есть, сэр,- обиженно буркнул солдат, сползая с водительского места.
  - Я тоже хорош,- сплюнул Реджи,- развесил уши. Командир группы, черт возьми!
  - Простите,- извинился Стрекер,- это я заболтал вас.
  - Дело не в вас,- возразил лейтенант,- а во мне. Я не должен был отвлекаться.
  
   Вторая машина, наконец-то, догнала их и остановилась. Из нее с одной стороны вывалился стрелок Джонни Пикап, а с другой - злой как черт пулеметчик Стоун, который по-медвежьи сгреб Сабрену в охапку.
  
  - Можно я прямо сейчас убью его, сэр?- спросил он.
  - Ты хочешь лишить браконьеров этого удовольствия?- усмехнулся лейтенант.
  - Тогда давайте, что ли, потыкаем иголкой в его куклу?- полусерьезно предложил Пикап.- Вдруг у него хотя бы живот схватит?
  - Какую куклу?- не понял Реджи.
  - А, это здесь, в роще,- ответил Стрекер, махнув куда-то в сторону кустов.- Проделки местных колдунов. Это может быть любопытным.
  - Я покажу,- пообещал Стоун,- это рядом. Идите за мной, сэр.
  
   Он дал Сабрене легкого дружеского пинка и зашагал через травяные заросли к роще по еле заметной тропинке. За ним направился и Пикап. Ник тоже заковылял следом, почесывая ушибленное бедро. Лейтенант подумал было их одернуть, но любопытство взяло верх. Тем более что и док Стрекер собрался прогуляться.
  
  - Рассел, Макферсон! Вы останетесь у машин!- приказал Реджи, поправляя винтовку.
  - Да, сэр!- отозвался второй водитель, не выпуская изо рта жвачки.- Мы с Лу все это сотню раз уже видели.
  
   У самого начала тропинки лейтенант наткнулся на странный куст, обвязанный красными нитками.
  
  - Что это?- спросил он.
  - Духов отгоняет,- пояснил Макферсон, прикуривая сигарету.- По мне, так 'Лаки Страйк' надежнее. Хотя бы москитов отпугивает.
  - Старайтесь идти по моим следам,- посоветовал док, погружаясь в густую растительность,- в прошлый раз я тут видел мамбу. Небольшую, но от этого не менее ядовитую. Если услышите шипение - замрите на месте.
  - Док, надеюсь, вы не верите во всю эту ерунду с магией вуду?- спросил Реджи, продвигаясь позади стилем, похожим на брасс.
  - Трудно сказать,- отозвался Стрекер.- Я здесь уже многое повидал. Однажды в Габоне мы шли в одну дальнюю деревню, где по слухам была эпидемия холеры. В одном поселении по дороге наш проводник что-то не поделил с местным колдуном. И колдун его проклял. Вскоре у проводника поднялась температура, он слег и заявил, что пришло ему время умереть.
  - И что?- поинтересовался Реджи.
  - И все,- сказал Стрекер.- Полежал и умер.
  
   Лейтенант приостановился.
  
  - И как вы все это для себя объясняете?- спросил он.- Как медик. Самовнушение?
  
   Стрекер обернулся, и сняв кепи, промокнул вспотевший лоб рукавом рубашки.
  
  - Самовнушение?- задумчиво повторил он.- Возможно, возможно. Однако, где это чертово дерево? Поверите ли, восемь дней назад здесь была только высохшая земля. Но стоило ее пару раз хорошо полить, и... Ник! Томас!
  - Идите сюда, сэр!- отозвался Стоун.
  
   Лейтенанты, наконец, выплыли из густых зарослей под сень раскидистых акаций, у одной из которых и стояли солдаты. Низкие колючие ветви были увешаны странными плодами. При близком рассмотрении плоды оказались плетеными травяными куклами, раскрашенными цветной глиной.
  
  - Черт возьми!- только и сказал Фокс, качнув пальцем ближайшую фигурку.
  - Полагаю, это ваша, сэр,- заметил Пикап, указав на крайнюю куклу.- Раньше ее тут не было. Вот это я, вот это Стоун. А вот и док рядышком.
  - Зачем они делают это, док?- поинтересовался Реджи.- Мы, вроде бы, им не враги.
  - Но и не друзья,- ответил Стрекер.- Мы просто белые, которые привозят еду. У нас много еды, а у них мало. Мы для них - богачи с причудами, только и всего. Вдобавок, многие считают, что мы должны не просто их охранять и кормить, а пойти перестрелять всех повстанцев до последнего.
  - Кроме того, это такой аттракцион по разводу глупых белых,- добавил Стоун.
  - Да, сэр,- подтвердил Сабрена.- Пока мы все здесь осматривали в первый раз, местная ребятня выпотрошила наши машины. Ох, и влетело нам тогда от капрала Хэрриса!
  
   Лейтенант обтер потный затылок ладонью и сказал:
  
  - Ладно. Пора двигать отсюда, если никто не собирается ложиться и умирать потому, что его кукла висит на дереве. Хотя, может, следовало сжечь все это к чертям.
  - Не надо этого делать, bwana лейтенант,- негромко сказали сзади,- духи могут разгневаться.
  
   Реджи поспешно повернулся, сдернув с плеча винтовку, но увидел, что другие отнеслись к пришельцу, выросшему как из-под земли, совершенно спокойно.
  
  - Jambo, marafiki!- поздоровался он на суахили.
  - Jambo, rafiki,- ответил Стрекер.
  - Не надо бояться, bwana,- спокойно сказал пришелец, показав Реджинальду открытые ладони,- я ваш друг.
  - Ты проводник?- догадался лейтенант.- Моло?
  - Да, bwana лейтенант,- кивнул проводник.- Я Ньянга Моло.
  
   Проводник довольно чисто говорил по-английски. Он опустил руки, шагнул в сторону и взял прислоненное к стволу короткое копье с широким листовидным наконечником. Одет он был по-европейски - в гавайку и широкие бриджи, на ногах носил сандалии, а через плечо бесформенную сумку, с навешенными травяными амулетами.
  
  - Вы слишком беспечно себя ведете, mbwana,- заметил Моло.- Вам всем следует быть внимательней. Здесь только что отдыхал большой chui, леопард, а когда вы его спугнули, он следил за вами вот оттуда,- проводник ткнул тощим длинным пальцем в заросли в паре десятков ярдов от тропы.
  
   Стрелки поспешно взяли винтовки наизготовку.
  
  - Теперь он уже далеко,- усмехнулся Моло.
  - А ты что здесь делал?- спросил Реджи.
  - Вам не стоит опасаться местных колдунов,- туманно заметил проводник,- пока я ваш друг. Духи хорошо слушаются меня.
  
   Моло достал из сумки кожаный мешочек, развязал его и обошел вокруг дерева, посыпая землю каким-то бурым порошком. Закончив свою работу, он спрятал мешочек, отряхнул пальцы и сказал:
  
  - Теперь можно ехать, с нами ничего не случится в дороге.
  
   Лейтенант в легком недоумении покосился в сторону Стрекера, но тот казался совершенно невозмутимым, как будто странный обряд проводника был ему не в новинку.
  
  - Я пойду первым, сэр,- сказал Стоун.
  
  
  
  ***
  
   У въезда в палаточный лагерь стоял бронетранспортер, демонстративно выставив на белом борту аббревиатуру "UN" и полностью перегородив дорогу.
  
  - Это еще что?- удивился Реджи.
  - О,- обернулся проводник с переднего сиденья,- это золотоволосая мемсаиб, так ее у нас назвали.
  - Только ее тут и не хватало,- проворчал лейтенант.
  
   Из бронетранспортера вылез сержант второй роты и вразвалку подошел проверить документы.
  
  - У вас есть пропуск на въезд, сэр?- осведомился он.
  - Слушай, О'Конли, какого черта?- нахмурился Стрекер.- Мы можем уехать к дьяволу вместе с вашей водой и с вашей жратвой.
  - Без пропуска не имею права, сэр,- ответил сержант.- Усиленные меры охраны.
  - Неужто нас посетил сам дядя Сэм?- съязвил Реджи.
  - Хуже,- ответил О'Конли,- поп-звезда. Я предпочел бы, сэр, чтобы она сверкала своим бюстом где-нибудь подальше, на Палм-Бич или в Санта-Монике. Но ее угораздило заявиться сюда, как будто здесь кто-то не может слопать свою миску риса без ее ослепительной улыбки.
  
   Реджи протянул предписание. Сержант мельком взглянул на него и махнул бронетранспортеру, чтобы тот освободил дорогу. Машины двинулись дальше, миновали блок-пост и свернули к пункту раздачи продовольствия. Лейтенант хлопнул дверцей и оглядел ряды грязных вонючих парусиновых обиталищ. Где парусины не хватило, жильцы обошлись кусками полиэтилена от мешков с продовольствием. Реджи пока только дважды пришлось побывать здесь, и всякий раз машины облепляли тучи любопытной и вечно голодной ребятни, а сейчас они все столпились у палатки охраны.
  
  - Стоун, Рассел и Пикап - займитесь разгрузкой,- приказал лейтенант.- Макферсон и Сабрена - проверить и дозаправить машины. Полчаса на сборы, и выдвигаемся. К ночи мы должны добраться до стоянки на Квилу.
  
   Он повернулся к проводнику:
  
  - Много у тебя вещей? Помочь принести?
  - Все, что нужно, у меня с собой,- ответил Моло, похлопав рукой по тощей пыльной сумке.
  
   Реджи скептически осмотрел копье проводника.
  
  - Слушай, ты не хочешь оставить эту палку здесь? Я мог бы тебе одолжить свой "Кольт",- лейтенант вынул пистолет из кобуры и взвесил на открытой ладони.- Это М-23, сорок пятого калибра, даже льва может остановить, если потребуется.
  - Это копье принадлежало моему деду,- ответил Моло.- От него перешло к отцу, от отца - ко мне. Я не могу оставить его.
  - Жаль,- сказал Реджи, убирая пистолет.- Я бы предпочел, чтобы мне прикрывали спину чем-то понадежнее этой зубочистки.
  - Это не просто копье,- пояснил Дональд.- Это принадлежность к своему клану и отличительный знак ньянга.
  - Не беспокойтесь,- подтвердил Моло,- я могу за себя постоять.
  - Я беспокоюсь о своих людях,- вздохнул Реджи,- и о выполнении задания.
  - Пока я с вами, вам не о чем беспокоиться,- заверил проводник.
  
   Лейтенант с недоверчивой ухмылкой качнул головой:
  
  - Ну-ну...
  
   Том, начавший вытаскивать из багажника канистры, вдруг остановился и присвистнул.
  
  - Ого!- согласился Стрекер.
  
   Реджи выглянул из-за борта. По грязной разбитой дороге между палаток и развешенного тряпья, в окружении плотной стайки разнокалиберных детишек, шла сама дива. Солдаты принялись рефлекторно поправлять снаряжение и одергивать криво сидящую форму. Лейтенант и сам едва подавил желание поправить несуществующий галстук.
  
  - Ну и походочка!- выдохнул Винс.- Можно с ума сойти.
  
   Может, аудитория была не та, может, обстановка не располагала, но Реджи с интересом отметил, что в этом дивном покачивании фигурными формами не было ничего нарочито-вызывающего или фальшивого. Даже резиновые сапоги не смогли обезобразить походку дивы, только сейчас это была не звезда с обложки, капризно тянущая к зрителям чувственные губки, а просто красивая женщина, несущая себя в толпе скромно, но с достоинством. И даже давно знакомый тембр ее голоса показался лейтенанту совершенно новым, когда она обратилась к самому старшему с виду, сидящему в 'ровере' Дональду:
  
  - Добрый день. Мне сказали, вы собираетесь в Конкуати, верно?
  - Да, мэм,- кивнул Стрекер.
  
   Вид вьющихся по ее плечам белокурых волос донельзя контрастировал с грязными от пота и пыли лицами солдат. Золотистая волна прокатилась от плеча до плеча, будто легкий ветерок пробежал по пшеничному полю. Диве пришлось повысить голос, потому что детишки сновали вокруг, толкались и галдели.
  
  - В таком случае, мне бы хотелось поехать с вами.
  - Простите, мэм,- ответил Стрекер,- но мы едем не на прогулку. К тому же, вы обратились не по адресу. Это может решить только лейтенант Фокс, он старший группы.
  
   Виноватая улыбка и взгляд, способный растопить айсберг.
  
  - О, простите, лейтенант. Так я могу рассчитывать на ваш эскорт?
  - Сожалею, мэм,- ответил Реджи.- Вам уже сказали, что это не прогулка.
  - Я все равно собиралась посетить заповедник,- сказала дива.- Но думаю, что с вами дорога будет безопаснее.
  - Едва ли там сейчас безопасно,- возразил лейтенант.- Как с нами, так и без нас. Конечно, если прикажет капитан Митчелл, я вас возьму, но...
  - Для него я, как бы это сказать... большая заноза в заднице. Он считает, что я выбрала неудачное место и время для поездки в Африку.
  - И он прав, мэм,- заметил Стрекер.- Хотя вы и чертовски привлекательная заноза.
  
   Было видно, что дива не привыкла получать отказы. Пропустив комплимент мимо ушей, она сказала в ответ:
  
  - Я собираюсь увидеть питомник шимпанзе, в который вложила уйму сил и на который пожертвовала кучу денег. А также собираюсь навестить своих друзей-зоологов. И я поеду туда с вами или без вас.
  - Духи не гневаются, bwana лейтенант,- негромко сказал Моло.- Им нравится эта женщина. Духи дают согласие.
  - Сожалею, мэм,- повторил Реджи.- Мнение духов не учитывается. Вы свободный человек, а я подчиняюсь приказам. И приказа сопровождать вас в опасный район у меня нет.
  
  
  ***
  
  - Больше не осталось бобов?- спросил Стоун.
  - Нет,- ответил Стрекер, посветив фонариком в бак.- Но ты можешь забрать мой хлеб и вымакать им остатки соуса.
  - Спасибо, сэр,- сказал пулеметчик.- Вымакаю так чисто, что и мыть не придется.
  - Ловлю тебя на слове,- заметил Макферсон.- Мне что-то не хочется в темноте спускаться к реке.
  - Это правильное решение,- согласился Моло,- потому что здесь водятся mamba, много mamba.
  - Крокодилы,- пояснил Дональд.- В основном Osteolaemus tetraspis, карликовые тупорылые. Питаются всякой мелочью и рыбой. Но можно повстречать и кое-кого посерьезней.
  - Тогда я туда вообще не стану соваться.
  - Лу, сделай одолжение, заткнись и начни уже разливать кофе,- попросил Рассел.- Он сведет меня с ума, сэр. Всю дорогу только и болтал о своих подружках из колледжа.
  
   Стрекер тоже с готовностью подставил кружку. А Сабрена насмешливо переспросил:
  
  - Лу в колледже? Это ему приснилось. Что этот ученый делает в армии?
  - То же, что и все,- ответил Пикап.- Слоняется по миру за счет налогоплательщиков. Налей-ка мне тоже.
  - Верно, Джек,- усмехнулся Макферсон.- Только на год меня и хватило: люблю путешествовать. А доучиться всегда успею.
  - Ага,- отозвался Сабрена.- Вот пойдешь завтра мыть бак, и какой-нибудь восемнадцатифутовый mamba...
  
   Неподалеку в зарослях раздался короткий сдавленный вскрик. Солдаты умолкли, положив руки на винтовки. Животное вдруг истошно заверещало, но звук быстро слабел и прерывался паузами. После третьей паузы крик был совсем коротким и слабым, и на этом прервался насовсем. На минуту-другую вокруг воцарилась полная тишина, было только слышно дыхание солдат и потрескивание костра. Свет пламени едва доставал до заграждения из колючих лиан и стволов акации, дальше была беспросветная темень.
  
  - Это kubwa chui добыл себе ужин,- спокойно пояснил Моло.- Nyani,- добавил он уверенно. Да, vijana nyani.
  - Большой леопард поймал молодого павиана,- пояснил Дональд,- ничего страшного.
  
   Но дружеский трындеж на ужином, оборванный на полуслове, не торопился возобновляться. Солдаты продолжали тревожно вслушиваться в тропическую ночь, наполненную музыкой цикад, резкими голосами ночных птиц и таинственными шорохами.
  
  - Моло,- позвал Макферсон,- эй, Моло! Что это такое стрекочет? Слышишь? Совсем рядом.
  - Это попо,- сказал проводник.- Совсем нестрашно. Только маленькие попо.
  
   Моло для наглядности помахал наброшенным на плечи одеялом.
  
  - Летучие мыши!- догадался лейтенант.
  
   Солдаты посмотрели наверх. На темно-сером фоне ночных туч, стрекоча на грани слышимости, неровными зигзагами проносились быстрые черные тени.
  
  - А вдруг они пьют кровь?- спросил Рассел.
  - Здесь не водятся вампиры,- ответил Стрекер,- можешь спать спокойно, Винс.
  - Уснешь тут, как же!- проворчал Стоун, давно позабывший о добавке.- Был у меня скаутский значок за автономный поход, но это, я вам скажу, совсем другое дело. Это даже не на вонючку наткнуться в палатке. Тут можно и вякнуть не успеть, как тот павиан.
  - Тихо, Том,- сказал Пикап.- Там какой-то новый звук. Слышите, сэр?
  
   Лейтенант прислушался.
  
  - Верно. То ли рычит, то ли лает. Кто бы это мог быть, Моло?
  
   Проводник секунды две вслушивался в ночь, после чего сказал:
  
  - Это не зверь, bwana лейтенант. Это машина.
  - Он прав!- подтвердил Стрекер.- И она едет сюда!
  
   Солдаты вскочили с мест, похватав винтовки.
  
  - Так,- распорядился лейтенант,- всем отойти от костра и рассредоточиться. Док, возьмите Макферсона и Рассела, займите оборону слева. Я, Пикап и Сабрена встанем справа. Стоун в 'ровер' - за пулемет. Моло спрячется за машинами. Том, за проводника отвечаешь головой, понял?
  - Да, сэр,- ответил Стоун.
  - Без команды не стрелять. По местам!
  
   Лейтенант ногой опрокинул в костер котелок с остатками кофе, пламя упало и спряталось в шипящих угольях. Солдаты растащили в стороны срубленные кусты, освободив проход в изгороди, и нырнули под прикрытие темноты.
  
   Теперь, когда свет костра притух, непроницаемая тьма превратилась в густые сумерки. Реджи пристроился за ствол упавшего дерева, глядя, как по кустам пробегают отсветы фар едущей машины и далеко на востоке полыхают зарницы грозовых разрядов. Рядом Пикап щелкнул затвором и засопел, прилаживаясь к прицелу. Наконец машина прошла последний поворот и вырулила к стоянке.
  
  - Sisi walikuja, uzuri-bosi,- объявил шофер.- Hapa salama kulala. Здесь будем ждать утро, потом едем дальше.
  - Пахнет костром,- ответил ему знакомый женский голос.
  - Не стрелять, не стрелять!- приказал Реджи, выходя из укрытия.
  
   Он закинул винтовку за спину и вразвалку подошел к машине, мысленно чертыхаясь самыми черными словами. Из темноты выступили тени других солдат, окружив подъехавший грузовик.
  
  - Вот уж не ожидал от вас такой авантюры, мэм,- сказал Реджи.- Просто черт знает что!
  - Может, поможете спуститься, лейтенант?- спросила дива.- Раз уж вы здесь. А то я не вижу, куда наступать.
  - Конечно, мэм,- ответил Реджи, подавая руку.- Раз уж вы здесь. Лу, Винс, помогите шоферу выгрузить вещи.
  - Спасибо,- сказала дива, спрыгнув так неловко, что лейтенанту пришлось подхватить ее за талию.
  - Осторожно, мэм. Давайте-ка я сам провожу вас в лагерь. Тут рядом, буквально в сотне ярдов от нас, ужинает леопард.
  - Ужасно романтично, лейтенант.
  - Ужасно глупо,- ответил Реджи, проведя свою спутницу за колючий барьер,- ужасно глупо было с вашей стороны ехать ночью по этой дороге. Леопард - это пустяки, гораздо страшнее звери в человеческом обличии. Вы могли наткнуться на браконьеров или ополченцев оппозиции.
  
   Он сгреб угли носком ботинка и бросил сверху охапку веток. Пламя с готовностью взметнулось вверх, пожирая сухое дерево.
  
  - Я хотела поехать с вами,- сказала дива,- но вы были тверды, как булыжник. А даже не представляете, каких трудов мне стоило без шумихи улизнуть из лагеря. А еще у моего проводника сломалась машина, и он чинил ее целых два часа. Поэтому мы не успели до темноты.
  - Вам повезло, мэм, что вашему проводнику это удалось,- заметил вернувшийся Стрекер.- Здесь не так много хороших механиков. Половина местных шоферов чинят машину, пиная ее по колесам, или раскладывая на капоте амулеты. А в лучшем случае проверяют, есть ли бензин и масло.
  - Вы знаете,- рассмеялась дива,- так оно и было. Два часа он копался в моторе и менял свечи, но оказалось, что просто закончился бензин. Хорошо, что в кузове была запасная канистра. И знаете что, перестаньте называть меня "мэм". Я очень много работала для того, чтобы мое имя стало известным. И надеюсь, вы помните, что меня зовут не "мэм" и не "эй", а Глория.
  
   Солдаты завалили брешь в изгороди, и теперь тоже подтягивались к костру. Моло со вторым проводником что-то негромко обсуждали в сторонке.
  
  - Здесь так вкусно пахнет кофе!- сказала дива.- Я вас не очень обременю, если попрошу налить мне немного?
  - Боюсь, что кофе больше нет,- ответил Реджи, подняв пустой котелок.- Придется вам подождать, пока я заварю новый.
  - Простите, сэр,- перебил его Сабрена, перехватив ручку котелка.- Я с готовностью доверю вам свою жизнь в бою, но не готов доверить приготовление кофе. Этим в нашем отделении занимаюсь только я.
  
   Перехватив инициативу, Ник немедленно занялся делом. Налив из канистры чистой воды, пристроил котелок над огнем и достал откуда-то ручную кофемолку.
  
  - Все дело в помоле,- пояснил он, достав из кармана мешочек.- Помол должен быть только свежим, и не очень мелким, и не слишком крупным. Ну, это кроме того, что у вас должен быть хороший кофе. А у меня он есть, отменный мокко. И еще, очень важно вовремя снять с огня...
  
   Реджи с любопытством смотрел, как Сабрена священнодействует над котлом, пока дива не привлекла его внимание кивком головы:
  
  - Смотрите, ваш проводник тоже что-то готовит,- сказала она.- Забавно - словно соревнование колдунов.
  
   Лейтенант повернул голову. Чуть в сторонке Моло что-то растолковывал второму проводнику, разложив на земле амулеты из своей сумки. Наконец, его собеседник встал, с мрачным видом отошел в тень и принялся расстилать циновку, готовя место для ночлега, а Моло, собрав колдовские причиндалы в сумку, вернулся к костру, где Сабрена, наконец, разлил кофе по кружкам.
  
  - Мэм, я сделал вам со сливками. Правда, сливки только порошковые...
  - Это, и правда, замечательно,- сказала дива, пригубив напиток.
  - Ник, ты не безнадежен,- кивнул Стрекер, отхлебнув из своей кружки.- До этого момента я думал, что ты умеешь только скверно водить машину.
  - Спасибо, сэр,- поблагодарил Ник, устроившись поближе к огню.
  
   Рассеянно помешивая в кружке, лейтенант осторожно спросил:
  
  - Глория, вы очень близко знаете зоологов с базы?
  - Нет,- ответила дива,- только по переписке. А что?
  - Значит, очень любите обезьян?
  
   Глория улыбнулась:
  
  - Вы все еще думаете о том, что может сподвигнуть такую женщину, как я, на подобные авантюрные поступки?
  - Да,- кивнул Реджи.- И это тоже.
  
   Она держала кружку, как ребенок, обеими руками. В ее позе была такая трогательная беззащитность, что лейтенант смутился и сделал вид, будто изучает топографию освещенного клочка земли под ногами.
  
  - Меня с детства удивляла и восхищала Брижит Бардо,- сказала Глория.- Настолько, что я поневоле стала подражать ей во всем. В прическах, в одежде, в манере говорить. Поначалу не все ее поступки были мне понятны и близки, но с пониманием характера пришло и это. Я стала много читать о животных, и прочитанное меня поразило. А бонобо поразили особенно сильно. Вы знаете, что эти обезьяны решают все проблемы при помощи любви?
  - Нет. Но Дональд, наверное, знает. Он рассказывал мне о них кое-что по дороге. Например, что их кровь можно запросто переливать человеку, потому что наши гены совпадают на девяносто восемь процентов.
  - И в этих двух процентах - насилие, войны, социальное неравенство, расовые предрассудки,- сказала Глория.- А бонобо решают все конфликты, занимаясь любовью. Эволюция сделала из человека врага всего живого, но эти обезьяны, наши самые близкие родственники, научились жить в согласии с миром и друг с другом. Разве это не удивительно?
  
   Стрекер улыбнулся и сказал:
  
  - Я не застал такие времена, но видел отцовские фотографии, где толпы людей были похожи на стаи диких лохматых обезьян. И любимый лозунг их звучал как-то похоже: 'Make love, not war'.
  
   Глория улыбнулась шутке. Рассел посчитал, что наступил нужный момент, и откуда-то извлек фотоаппарат.
  
  - Мэм, вы позволите одно фото с вами? Мама умрет от удивления, когда увидит.
  - Надеюсь, этого не случится,- рассмеялась Глория.- Конечно, делайте ваш снимок, это же часть моей работы. Честно сказать, не всегда приятная, но с вами, ребята, я с удовольствием сфотографируюсь. Присаживайтесь тут.
  
   Глория поправила волосы, привычно приняла изящную позу и достала из арсенала знакомую журнальную улыбку.
  
  - Лу, нажмешь на кнопку?- обрадовался Рассел.- Только смотри, чтобы красиво вышло!
  - Давай,- ответил Макферсон.- А потом ты щелкнешь нас тоже.
  
   Захлопала фотовспышка. Место Рассела занял Макферсон, за ним Стоун и Сабрена, затем Пикап. За ним снова Рассел, но уже с винтовкой. Потом винтовку передали Глории. Вытащили сниматься даже Моло. Проводник был при этом необычайно серьезен, и опирался на свое копье. Стрекер сначала помотал головой, но затем сдался и снялся в тесной компании с дивой в центре.
  
  - Теперь вы, лейтенант,- весело позвала Глория, когда Реджи опустил камеру.- Садитесь рядом. За маму не бойтесь, от моего вида еще никто не умирал.
  - Этого я не боюсь,- ответил Реджи.- Ее не стало, когда мне было двенадцать.
  
   Веселье разом притихло.
  
  - Простите,- извинилась Глория.
  - Но ведь кто-нибудь ждет вас дома, сэр?- неделикатно спросил Сабрена.- Брат, сестра или отец? Девушка? Неужели вам совсем некому послать карточку?
  - Ни братьев, ни сестер, ни дома,- ответил Реджи.- Девушка, если ждала, давно не дождалась. Отец... Вот его бы, пожалуй, потрясло фото из Африки. Дорого бы я дал, чтобы хоть одним глазом взглянуть, как это его взбесит. Я, наверное, во многом из-за этого здесь.
  - Похоже, вы с отцом не очень-то ладите,- заметил Стрекер.
  
   Лейтенант кисло усмехнулся, вернувшись на свое место. Долив себе кофе, он сказал:
  
  - Мои родители разбежались, когда мне стукнуло десять. Потом, когда мамы не стало, я жил у отца. Поначалу все шло неплохо. Проблема была в его увлечении бейсболом. Каждую субботу он брал свою биту и уезжал с приятелями, а возвращался уже под утро. Я много раз просил отца взять меня на игру, но тот говорил, что мне надо сначала выйти из детской лиги. Однажды я не утерпел и спрятался в кузове отцовской машины под брезентом. Ехали очень долго по пыльной дороге, и по пути к нам присоединилось еще штук шесть грузовиков. Наконец, машины остановились. Но это был не стадион, и даже не лужайка, а какая-то ферма. Отец и его приятели соорудили из привезенных досок здоровенный крест, облили его бензином и подожгли. А еще они подожгли пшеничное поле.
  - Алабама,- брезгливо поморщился Стоун и сплюнул в костер.- В пятьдесят пятом, в Монти, мою бабулю дважды арестовывали за то, что не хотела уступать место белому мужчине. В том отделении автобуса, что "для цветных", поскольку места в отделении "для белых", видите ли, были заняты. Бабуля у меня была боевая, и ей везло. А приятеля моего деда за подобный фокус шофер автобуса застрелил из револьвера.
  - Не знаю, что было запланировано дальше у этой компании,- продолжил рассказ Реджи,- но подъехал помощник окружного шерифа и приказал всем разойтись. Поначалу они просто кричали друг на друга. Но в какой-то момент в руках у парней появились пистолеты, и словесная перепалка перешла в перестрелку. Я не знаю наверняка, кто выстрелил первым, но четко видел, что мой папаша выстрелил точнее. Полицейский упал, а парни побежали к машинам и разъехались. Отец тоже уехал. Когда мы проезжали мимо полицейского, он корчился в луже крови под пылающим крестом. Никогда не забуду эту жуткую картину. На въезде в Гринвилль нас уже поджидал спецназ. Раненый выжил, и это спасло моего папашку. Сейчас он отбывает пожизненный срок в тюрьме строгого режима "DCF", Бессемер.
  
   Лейтенант замолчал, и снова на минуту наступила тишина, нарушаемая только треском огня, пожирающего сухие ветки, да тревожными криками ночных птиц.
  
  - Вечер окончился на веселой, жизнеутверждающей ноте,- хмуро констатировал Сабрена.
  - Да,- кивнул Стрекер,- вы правы, Глория. Двухпроцентное различие в генах приносит мало счастья. Иногда мне по-настоящему отвратительно ощущать себя человеком. Особенно, понимая бессмысленность своего присутствия здесь.
  - Почему? Разве вы, миротворцы, не спасаете тысячи человеческих жизней?- спросила Глория.- И разве не спасаете будущее этой страны?
  - Да, сэр,- согласился Макферсон,- иначе для чего мы здесь?
  
   Стрекер заглянул в свою кружку.
  
  - Я все время себя об этом спрашиваю, Луис. Почти каждый день. Вот говорят, что будущее можно увидеть в кофейной гуще. Но я вижу там только темную мутную жижу, и ничего больше. Я в этой стране уже шесть лет. Кровь лилась тут и до меня, и при мне, и конца этому нет.
  
   Док резким движением выплеснул содержимое кружки.
  
  - Bwana док прав,- тихо сказал Моло.- Духи тоже говорят об этом. Насколько видно вперед - лишь холод и туманная тьма.
  - Давайте-ка спать,- приказал Реджи,- уже половина первого, а подъем на рассвете. Объявляю отбой через десять минут. Смена поста каждый час. Первым заступает Рассел, затем Сабрена, Макферсон и Пикап. Стоун, ты у нас ранняя пташка, заступишь после них. Я и Моло - перед рассветом. Доку дадим поспать, ему завтра предстоит немало неприятной работы. Глория может устроиться в машине, там легче натянуть москитную сетку и меньше вероятность обнаружить утром змею на спальном мешке. Все, выполнять.
  
   Все, кроме Рассела, сложили посуду и потянулись к своим спальным местам. Но едва лейтенант успел встать, как Стрекер вернулся.
  
  - Второй проводник пропал,- доложил он.
  
   Внимательный осмотр лагеря поначалу ничего не дал. Проводник словно провалился под землю, оставив и вещи, и машину. И только при более тщательном осмотре Моло нашел на колючке изгороди зацепившуюся нитку.
  
  - Похоже, yeye очень испугался, bwana лейтенант,- сказал Моло,- иначе бы не сбежал.
  - Что ты ему сказал?- спросил Реджи.
  - Не я сказал. Духи сказали,- ответил проводник.- Я спросил - они дали ответ. Yake завтра ждет опасность, bwana. Большая беда.
  - Но если он был с нами,- сказала Глория,- значит, его неприятности теперь достанутся нам?
  - Нет, мем,- улыбнулся Моло.- Судьбу обмануть нельзя. Можно только выбрать к ней дорогу. Но вам не надо думать об этом. Пока духи со мной, а я с вами, бояться нечего.
  
  
  ***
  
  - Давай!- приказал Реджи.
  
   Сабрена примерился, ударом ноги распахнул дверь и метнулся под прикрытие стены. Выждав четыре секунды и убедившись, что растяжки не было, лейтенант крикнул:
  
  - Вхожу!
  
   Отбросив плечом дверь, висящую теперь на одной петле, он шагнул внутрь с пистолетом наизготовку. Перекрыв свой сектор, он скомандовал:
  
  - Пошел!
  
   Сабрена, приложившись к прицелу, проскользнул в помещение и занял позицию слева, за лабораторным столом.
  
  - Луис!- приказал Реджи.
  
   Макферсон, карауливший под окном, осторожно вошел, обшаривая стволом углы, и тоже встал наизготовку. Лейтенант, ступая по хрустевшим осколкам стекла под ногами, прошел вперед, и, дав солдатам знак приготовиться, отдернул сбоку пластиковую занавеску.
  
  - Чисто!- крикнул Макферсон.
  - Чисто!- подтвердил Ник.
  
   Реджи опустил пистолет, оглядывая склонившиеся бестеневые лампы, слепо глазеющие выбитыми зрачками линз на пустой алюминиевый стол.
  
  - И здесь ничего. И никого.
  - Но все разгромлено, сэр,- сказал Макферсон.- Здесь тоже ни одного целого стекла не осталось.
  - В точности, как в том пабе, где мы отмечали окончание учебки,- заметил Сабрена.- Нас тогда угораздило встретиться с моряками.
  - Ладно, идем дальше,- приказал Реджи.- Надо еще осмотреть спальный корпус.
  
   Прикрывая друг друга, они прошли вдоль стены вольера, за которой тревожно верещали трое голодных подростков шимпанзе, и увидели, что к ним через лужайку бежит Пикап. Даже издали было видно, как побелело его лицо.
  
  - Сэр,- выпалил он, запыхавшись,- мы нашли, но... вам надо это увидеть!
  - Что, все убиты?- хмуро спросил Реджи.
  - Нет, сэр. Я не знаю, сэр.
  - Что это значит, черт возьми?
  
   Генератор давно заглох, кондиционеры не работали, поэтому в спальном корпусе стояла удушающая жара. И зудели налетевшие через выбитые окна полчища мух. Лейтенант на мгновение почувствовал сладковато-тошнотворный трупный запах, но это была только иллюзия. Тела лежащих людей не были раздуты и обезображены тлением. Хотя в горячем влажном воздухе явственно попахивало перепревшей мочой. Преодолев первичный страх и отвращение, лейтенант отодвинул в сторону москитную сетку над одной из кроватей и коснулся пальцами руки лежащего. Рука была холоднее, чем его собственная, но это не была температура трупа. Реджи приложил два пальца к шее спящего и почувствовал чрезвычайно редкий слабый пульс.
  
  - Восемь ударов за минуту,- сосчитал Реджи.
  - В другой комнате двое белых, мужчина и женщина,- сказал Пикап.- Должно быть, зоологи, о которых говорила Глория.
  - Что это значит, сэр? Что с ними?- спросил Сабрена.
  - У нас есть кому с этим разбираться,- ответил лейтенант, и взялся за рацию.- Док, это Фокс. Территория зачищена. Подкатывайте прямо к спальному корпусу. Для вас тут есть работа. Восемь человек с какой-то сонной болезнью.
  - Я понял, лейтенант,- ответил Стрекер,- буду через минуту.
  
   Реджи посмотрел в окно, как "роверы" въезжают в ворота. За рулем первого сидел Дональд, рядом с ним Глория. Вторым управлял Моло.
  
  - Ник, Луис, и ты, Джек - осмотрите внимательно изгородь по периметру, нет ли проходов,- приказал лейтенант.- Сюрпризы нам ни к чему. Потом дозаправьте машины, чтобы были наготове, и наберите свежей воды - там, на территории, есть колодец. Том, тебе поручаю охранять ворота. Смотри в оба. Рассел останется здесь, на случай, если доку понадобится помощь.
  - О, черт,- сказал Винс, поморщившись и помахивая ладонью перед носом.- Я представляю, что это за помощь!
  
  
  ***
  
   Над посадочной полосой сверкнуло несколько раз, и по базе прокатился такой грохот, словно рассыпалась пирамида железных бочек высотой с Эверест. Водяные потоки хлестали по манговым деревьям и полоскались над взлетной полосой, как серые грязные полотнища. Громадные листья рафий от тяжести воды распластались по траве.
  
  - Кажется, мы здесь надолго застрянем,- сказал Стоун, лениво ковыряя вилкой остывшие макароны за столом на крытой веранде.- Теперь отсюда можно только вертолетом выбраться, или по реке. У причала есть хорошая лодка, только мотор не заводится. Ник с Джеком пытаются его наладить, но пока без успеха. Вы так и не смогли связаться с Митчеллом, сэр?
  - Нет,- ответил Реджи.- В эфире сплошной треск от грозовых разрядов. Услышал только пару обрывочных фраз. Похоже, на востоке грянула гроза пострашней: повстанцы атаковали Кинду.
  - Дело плохо,- нахмурился Стоун.- Теперь беженцы хлынут рекой, а лагерь и так переполнен. Если опять вспыхнет холера...
  
   Реджи невольно вспомнил кладбище на выезде из палаточного лагеря, с длинными кривыми рядами холмиков, больше половины которых были слишком малы для взрослых. Проезжая тогда мимо, Стрекер сказал, что на дальнем краю есть несколько братских могил, в которые складывали трупы умерших от эпидемии. От упомянутой цифры погребенных во рвах мертвецов лейтенанта передернуло.
  
   На дорожке, идущей от вольеров, показалась Глория. Даже огромный пластиковый зонт ей мало помогал от небесного потопа. Брызги от луж были такими, что казалось, будто вода бьет фонтаном снизу. Рядом, согнувшись, шел Макферсон, пряча под курткой что-то большое и тяжелое, а Глория безуспешно пыталась прикрыть его и ношу своим зонтом. За пеленой дождя было никак не разобрать, что же они там несут, пока Луис не подошел достаточно близко, и Реджи не увидел мокрую лохматую черную ручонку, обнявшую солдатскую шею.
  
  - Вот и мы,- сказала Глория, попрыгав на пороге веранды, чтобы стряхнуть с себя воду.- Ребята, познакомьтесь с Маки. Она так боялась грома, что не могла есть, и пришлось ее взять с собой.
  
   Макферсон отвернул полу куртки, и на лейтенанта глянули круглые от испуга черные глаза молодой самки шимпанзе. На ее мордашке дрожали крупные дождевые капли, и Маки смешно трясла губами, пытаясь так отряхнуть их от воды. После осторожных попыток оторвать от своей груди это создание, Макферсон сдался и сел за стол вместе с ней.
  
  - Если бы моя девчонка, Полли Адамсон, так же за меня держалась,- смущенно улыбнулся Луис, - клянусь богом, я бы сидел сейчас не здесь, а дома, в Детройте. И, как минимум, в окружении четверых детей.
  - Похоже, Лу, ты нашел свое счастье,- подмигнул Стоун.
  - Ну тебя к черту,- отмахнулся Макферсон, и, одной рукой придерживая обезьяну, второй принялся накладывать на тарелку макароны.
  - Он тебе завидует,- в шутку заявила Глория.
  - А что,- усмехнулся Стоун,- я так давно не был с девчонкой в кино, что пошел бы и с этой. Все равно в темноте не видно.
  
   Маки, похоже, пришлось поголодать пару дней. Осмелев немного в компании, она отцепила ручонку от шеи Луиса и потянулась к ложке.
  
  - Она хочет мои макароны,- сказал Макферсон.
  - Все девчонки такие,- продолжал по-приятельски подначивать Стоун.- Сперва делают вид, что влюблены в тебя без памяти, а после обеда в ресторане оставляют фальшивый телефонный номер.
  
   Будто в подтверждение его слов, Маки, наконец, отлипла от Луиса и действительно занялась макаронами, неуклюже подцепляя их ложкой.
  
  - А эта девчонка понимает в культуре,- удивился Макферсон.- Я знавал одну семейку индийцев у себя в Детройте, по соседству, так они ели только руками.
  
   Луис взял себе другую тарелку и тоже приналег на макароны. Тем временем из спального корпуса на веранду спустились Стрекер, Моло и Рассел.
  
  - Что-то прояснилось?- немедленно поинтересовался лейтенант.
  
   Стрекер отрицательно помотал головой, молча взял тарелку, бухнул в нее черпак варева из кастрюли, сел за стол и принялся без аппетита жевать. К нему присоединился и Моло. Рассел только выпил залпом кружку воды и налил еще.
  
  - А ты не голоден, что ли?- спросил Реджи.
  - Меня немного мутит, сэр,- ответил Винс.- Я потом.
  
   Рассел присел на лавку на дальнем конце стола, положив голову на сжатые кулаки. Вид у него был бледноватый.
  
  - Не привык,- пояснил Стрекер,- к такой работе.
  - Да и не хотел бы привыкать, сэр.
  
   Снаружи потемнело еще больше. Потоки воды продолжали грохотать по жестяной крыше, перемежаясь вспышками молний и раскатами грома.
  
  - Ну, а что твои духи, Моло?- спросила Глория.- Они что думают?
  
   Проводник усмехнулся и кивнул на лейтенанта:
  
  - Bwana запретил говорить ему об этом.
  - А вы скажите мне, а не ему.
  
   Моло поглядел на Реджинальда, но тот промолчал.
  
  - Я думаю, души этих людей покинули тело, мемсаиб, и не могут вернуться. Они сейчас далеко отсюда. Очень далеко. Кто-то забрал их силой. Да. Я думаю, это был колдун. Очень сильный колдун.
  - Сильнее тебя?- спросила Глория.
  - Нет, мем,- улыбнулся Моло.- Это вряд ли. Я не слышал о ньянга сильнее меня.
  - Ну, так наведи на него какую-нибудь порчу,- посоветовал Стоун,- чтобы он отпустил души этих людей.
  - Порчу навести можно,- кивнул Моло.- Только, чтобы это сделать, мне нужна его вещь. Тогда я могу получить над ним власть. Но это хитрый и осторожный колдун. Он не оставил ничего, ни одного следа. Если bwana лейтенант хочет знать мои мысли...
  - Прости Моло,- перебил Реджи,- я материалист. А это значит, я не верю ни в духов, ни в бога, ни в черта с дьяволом.
  
   Над головой грохнуло так, что небо, казалось, треснуло пополам. Посуда на столе испуганно задребезжала. Маки, взвизгнув, бросила ложку и снова вцепилась в Луиса.
  
  - Осторожней богохульствуйте, сэр,- в шутку посоветовал Макферсон.- Он, кажется, этого не любит. Я думаю, что и здешние духи от этого не в восторге. Верно, Моло?
  
   Проводник снисходительно улыбнулся.
  
  - Я уверен, что док разберется в этом деле и без духов,- сказал Реджи.- Так, Дональд?.. Док?
  - Что?- рассеянно спросил Стрекер, подняв голову.
  - Что вы об этом думаете?
  
   Дональд опустил взгляд и принялся бесцельно возить вилкой по тарелке, размазывая соус.
  
  - Знаете, лейтенант, я приехал в Африку шесть лет назад, и с тех пор многое здесь повидал. И в конце концов научился не думать. Пришлось научиться, чтобы не сойти с ума...
  
   Реджи бесцеремонно прервал откровение медика, заменив его тарелку кружкой дымящегося кофе.
  
  - Я понял. Хорошо, я уточню вопрос. Что дальше вы собираетесь предпринять?
  
   Дональд вздохнул.
  
  - Здесь я мало что могу. Их надо переправить в стационар.
  - У нас нет связи,- ответил Реджи.- Гроза, в эфире сплошные помехи. А если бы и была - Митчеллу сейчас не до нас. Повстанцы вот-вот возьмут Кинду и прорвут оборону правительственных войск. Если даже починим лодку, на ней не вывезти восемь человек. Здесь нужен, по меньшей мере, "Чинук".
  - Надо хотя бы провести общий анализ крови,- сказал Дональд.- Но не знаю, получится ли - Винс доложил, что лаборатория разгромлена.
  - Да,- ответил Реджи.- Но, возможно, что-нибудь полезное и осталось. Ребята помогут навести там порядок.
  - Хорошо,- нехотя согласился Дональд.- Я проведу там ревизию. Пожалуй, начну прямо сейчас.
  - Но вы почти ничего не съели,- сказала Глория.- Выпейте хотя бы кофе.
  
   Однако Стрекер уже встал и прошел к двери.
  
  - Возьмите хотя бы зонтик, сэр,- предложил Стоун.
  - Не стоит,- ответил Дональд,- все равно толку от него мало, а помыться после такой работенки не помешает...
  
   Реджи посмотрел исподлобья, как Стрекер устало шлепает по дорожке к лаборатории, растворяясь в пелене водяных потоков - длинный, мокрый, сутулый, равнодушный к секущему его спину дождю, как заморенная рабочая лошадь, и тихо, но твердо приказал:
  
  - Я очень прошу тему о духах и прочей мистике при доке больше не поднимать. Вы же видите - это его деморализует. И вообще, довольно трепаться. Стоун, отнеси ребятам сандвичи с кофе, и узнай, как продвигается ремонт лодки. Моло, возьми Макферсона и Рассела - хоть со своими духами, хоть с самой преисподней общайся, но выясни, сколько было человек у противника, откуда они пришли, и куда ушли. Я понимаю, что дождь смыл все следы, но вы попытайтесь. Надо выяснить все, что хоть немного может прояснить ситуацию. Все ясно?
  
  - Да, bwana лейтенант,- ответил Моло.- Я сделаю все, что смогу.
  - Луис?
  - Ауч!- вскрикнул Макферсон.- Прекрати, Маки!
  - Ну что еще?- нахмурился Реджи.
  - Сэр, эта обезьяна съела мои макароны, а теперь она пытается сломать мне пальцы!
  - Твоя подружка думает, как бы половчее тебя окольцевать,- пошутил Стоун, заливая кофе в термос.
  
   Маки, в самом деле, завладела рукой Макферсона. Одной рукой держа Луиса за запястье, второй она старательно сгибала и разгибала его пальцы.
  
  - Ауч!- повторил Макферсон.- Перестань!
  - Нет-нет,- сказала Глория,- похоже, она пытается с тобой общаться! Эти знаки похожи на амслен - американский язык жестов. Он очень близок с французским.
  - Вы знаете язык глухонемых?- удивился Реджи.
  - Да, немного. Я тратила деньги не только на обезьян, больным детям тоже кое-что доставалось.
  
   Глория привлекла внимание шимпанзе и сделала несколько энергичных знаков, характерных для глухонемых. Маки оставила в покое руку Луиса и ответила похожими жестами.
  
  - Она понимает!- обрадовалась Глория.
  - Ну и дела!- удивился Стоун, чем вызвал недовольный вопрос лейтенанта.
  - Какого черта ты еще здесь?
  - Простите, сэр,- пробормотал Том, нехотя покидая веранду с термосом и упакованными в контейнер сандвичами.
  
   Несколько минут Глория и шимпанзе активно жестикулировали, пока лейтенант не прервал их вопросом:
  
  - Ну что, что она говорит?
  - Она говорит, что ей было страшно,- сказала Глория, - и сильно хотелось есть. Еще она все время спрашивает, где Ален, Жюли и другие служащие заповедника.
  - Лучше спросите ее, сколько было чужих людей,- попросил Реджи.
  - Боюсь, Маки вам этого не скажет, лейтенант,- ответила Глория.- Шимпанзе не умеют считать.
  - Прямо, как светская дама,- усмехнулся Макферсон.- Я читал одну книжку, там англичанки говорили с мужчинами только про погоду, чтобы о них чего плохого не подумали.
  - Заткнись, Луис,- приказал Реджи.- Глория, ну хоть что-нибудь стоящее она может сказать? Как выглядели, откуда пришли, куда ушли?
  
   На этот раз Маки жестикулировала долго в ответ на вопросы, но толку все равно вышло мало.
  
  - Она твердит, что чужие люди пришли из воды,- развела руками Глория,- и снова ушли в воду. Наверное, тогда тоже шел дождь.
  - Нет,- возразил Моло.- Они пришли по реке.
  
   Реджи кивнул, глядя, как дождь продолжает прибивать к траве листья рафий.
  
  - Хорошо, для начала попробуйте осмотреть причал и сарай для лодок. Хотя, если там что и было, Пикап и Сабрена уже все затоптали. Но это лучше, чем ничего. Отправляйтесь прямо сейчас. Винс, поднимайся. Эй, Винс!
  - Да, сэр,- ответил Рассел, с трудом разлепив веки.
  
   Он попытался встать, но его скрутило пополам и вывернуло наизнанку выпитой водой пополам с желчью.
  
  - Ч-черт,- пробормотал Винсент, неуклюже вытирая губы рукавом,- простите, сэр, мне все еще не по себе. Мутит и глаза слипаются.
  - Его прямо трясет всего,- воскликнула Глория.- Он не может идти в таком состоянии.
  - Да на тебе лица нет, приятель,- сказал Макферсон.- Сэр?
  - Хорошо,- сказал Реджи.- Винс, пойди, приляг. Я скажу доку, чтобы он тобой занялся. Поспи пока.
  
   Рассел, побледнев еще больше, отрицательно затряс головой:
  
  - Н-нет, сэр, я не стану спать! Не давайте мне спать! Я не хочу - как они!
  - Что еще за глупости?- спросил Реджи.- С чего ты взял, что...
  
   Моло прервал лейтенанта, внезапно и крепко сжав его плечо.
  
  - Bwana лейтенант...Смотрите там...
  
   Реджи оглянулся. По дорожке, ведущей от реки, Стоун со Стрекером с трудом несли на себе здоровяка Пикапа - ноги его безжизненно волочились по траве.
  
  - О боже!- вскочила Глория.- Что там случилось?
  
   Лейтенант с Луисом бросились навстречу, чтобы помочь.
  
  - Там... Ник...- сказал Стоун, переводя дыхание и отплевываясь от воды.- В сарае. У лодки. Он тоже спит!
  
  
  ***
  
   Солнце стояло еще довольно высоко, когда после очередного поворота Моло взял курс к широкой прогалине в кустах небольшого островка. Нос лодки мягко уткнулся в раскисший берег, и проводник заглушил мотор.
  
  - Здесь надо ночевать, bwana лейтенант.
  - До темноты еще есть время,- возразил Реджи.- Мы их никогда не догоним, если будем останавливаться у каждого куста.
  
   Но Моло решительно выбросил мешки с вещами на берег.
  
  - На Квилу не много мест, где можно встать на ночь. Если повезет, мы задержим плохих парней.
  
   Реджи мысленно чертыхнулся, закинул винтовку за спину и спрыгнул в мутную жижу, чтобы помочь проводнику вытянуть лодку повыше на берег.
  
   Моло, положив копье на плечо, обошел небольшую прогалину кругом и остановился на пятачке примятой травы. Нагнувшись, он поднял консервную банку и показал ее лейтенанту:
  
  - Они здесь обедали сегодня. Nne makopo, nne watu. Четверо,- проводник подогнул мизинец и поднял четыре пальца.- Четыре банки.
  - Очень ценное наблюдение,- проворчал Реджи себе под нос.
  
   Но Моло вдруг отшвырнул банку, пал на колени и принялся с неподдельным интересом разглядывать новую, очевидно, более важную находку.
  
  - Что там?- спросил Реджи.
  - След,- ответил проводник.- Очень хороший след. Нам сильно повезло.
  
   Лейтенант осторожно подошел, чтобы ничего не затоптать, и наклонился над отпечатком подошвы на грязи. Отпечаток вышел довольно четкий, на каблуке ясно выделялась, выдавленная набойкой, характерной формы буква "W".
  
  - Армейский ботинок, довольно старый, сильно изношен.- Реджи измерил длину пядью.- Как минимум, тринадцатого размера. Ничего себе! Похоже, хозяин этого ботинка не меньше шести футов ростом.
  - О нем больше не надо беспокоиться,- заверил Моло.- Yeye больше не сможет нам вредить.
  
   Он достал из сумки кожаный мешочек, насыпал из него какой-то коричневой пыли на ладонь и принялся ее раздувать вокруг, ритмично приговаривая что-то на суахили. Это продолжалось несколько минут. Затем проводник нарисовал копьем извилистую черту поперек следа, и внезапно дважды ударил листовидным острием копья в центр отпечатка.
  
  - Вот и все,- сказал он после.- Теперь будем есть ужин и хорошо спать. Может, завтра нам еще повезет.
  
   'Похоже, что я полностью потерял контроль,- подумал Реджи.- Боже, боже, что я делаю? Что я делаю вообще, и здесь в частности? Нет, Митчелл явно поторопился, повесив на меня это дело'
  
   Подошло время связи, и Реджи настроил рацию на волну базы.
  
  - База вызывает Лиса, База вызывает Лиса!- послышался слабый прерывистый голос Луиса.- Лис, отвечайте Базе!
  - Лис - Базе. Слышу вас, но плохо, много помех!
  - База вызывает Лиса! База вызывает Лиса!- продолжал требовать Макферсон.
  
   Реджи понял, что сигнал его рации слишком слаб, чтобы пробиться через помехи. Его вновь охватило желание сесть в лодку и повернуть обратно, пока не стало слишком поздно. Единственное, что мешало это сделать - возвращение казалось таким же бессмысленным, как и преследование. Но вернуться - означало снова видеть безумные глаза Дональда и слышать умоляющие слова Глории. Стоун был единственным в команде, кто более-менее сохранил рассудок, но и его выбил из колеи припадок Рассела. Он же окончательно добил Стрекера. "Вы все еще не верите?- трясущимися от возбуждения губами кричал док, вцепившись в отворот куртки лейтенанта и лихорадочно блестя глазами.- Вы все еще не видите? Это Африка, Реджи! Это не Алабама, это не Гринвилль! Это Африка! Думаете, вы все знаете? Ни черта вы не знаете!". Капитан Митчелл понимал, почему Дональда нельзя ставить во главе группы. Но и назначение Реджи оказалось ошибкой. У него не достало опыта. Впрочем, он мог бы справиться. Он почти справился. Если бы не Глория.
  
  - База вызывает Лиса! База вызывает Лиса! Лис, отвечайте Базе!- продолжал звать Макферсон сквозь непрерывный треск радиоэфира, возмущенного грозовыми разрядами.
  
   Моло протянул спутнику открытую банку томатного супа.
  
  - Ешьте, bwana лейтенант. Надо подкрепиться, завтра много работы.
  - Нет,- признался Реджи самому себе,- дурацкая затея.- Не понимаю, как я дал себя втянуть в это дело.
  
   Он выключил рацию, взял банку, достал из мешка ложку и принялся механически пережевывать ужин, отмахиваясь от обнаглевших москитов.
  
  - Разве просто сидеть и ждать - не глупо?- спросил Моло.
  
   Реджи не ответил, глядя, как плещется в реке хищная рыба, выйдя на вечернюю охоту, и над стеной леса разливается вполнеба багровое закатное зарево.
  
  
  
  ***
  
  - Я не хочу, не хочу!- всхлипнул Рассел, конвульсивно взбрыкнув ногами.
  - Успокойся, Винс!- приказал Реджи.- Стоун, держи крепче!
  - Да, сэр,- отозвался Том.- Док, быстрей же!
  
   Дональд, наконец, взял себя в руки и вошел иглой в руку Рассела.
  
  - Давление слабое,- сказал он,- вену едва видно.
  
   Винсент снова всхлипнул. Он долго держался, но теперь совсем расклеился.
  
  - Держись, приятель,- попросил Том.
  - Смотри на меня, на меня,- приказал лейтенант.- Не отключайся!
  
   Рассел пытался изо всех сил, веки его дергались, а глаза стремились закатиться. Он хныкал, как ребенок, и пытался поджать колени.
  
  - Бесполезно,- сказал Дональд, отняв от его груди стетоскоп.- Пульс продолжает падать.
  - Колите еще, док!- сказал лейтенант.- Ну?
  - Больше нельзя. Опасно, сердце не выдержит.
  
   Лейтенант выругался и вышел из веранды под дождь, подняв лицо к небу. Потоки воды барабанили по его голове и плечам, стекая за шиворот, но здесь почти не было слышно невыносимых всхлипов Рассела. Реджи даже не слышал, как подошла Глория.
  
  - А если он прав?- спросила она.- В конце концов, что мы знаем об этом месте? Тут все другое. Земля, деревья, люди - все.
  - Законы физики везде одинаковы,- ответил Реджи.- Зачем вы мокнете? Подхватите простуду или пневмонию.
  - Что ж,- сказала Глория,- пневмония - это, по крайней мере, объяснимо. Послушайте, я знаю, что это звучит безумно. Да ведь и то, что здесь происходит, выглядит безумно. Но если допустить, что есть хотя бы шанс... Никто не сможет этого сделать, кроме вас. Никто, кроме вас, не спасет их, вы же понимаете. Больше некому.
  
   Реджи обернулся и отер воду с лица. Глория съежилась, спрятав ладони в подмышки, ее воздушные белокурые волосы походили теперь на пучок спутанных водорослей, а сама она - на вымокшую ангорскую кошку.
  
  - Я не верю в магию. Впрочем, это неважно. Я не могу оставить группу, даже если бы хотел. Не имею права. Что я доложу капитану Митчеллу? Что пустился в погоню за колдуном, отнявшим души у моих солдат? Меня упекут в психушку, и будут правы.
  - Ну, для вашего капитана можно придумать и более рациональное объяснение. Например, что сотрудники и остальная группа были отравлены неизвестным ядом, а вы отправились добывать антидот.
  - Эта версия мне самому кажется более реальной. Я уже распорядился есть и пить лишь то, что мы привезли с собой.
  - И что дальше? Сидеть и ждать, пока кто-то вспомнит о нас?
  
   Дождь продолжал стегать ее по голове и плечам, стекая с волос и лица серебристыми водяными струйками.
  
  - Вы совсем вымокли,- сказал Реджи.
  - А вы совсем не ответили на мой вопрос... Пора просыпаться, bwana лейтенант. Кофе остынет.
  - Моло? - удивился Реджи.- Ты где?
  - Я здесь,- ответил проводник.- Просыпайтесь, нам пора в дорогу.
  
   Лейтенант открыл глаза. Было темно и мокро. Небо с ужасным грохотом расколола длинная ломаная вспышка, и дождь припустил сильнее. Вокруг стояла тишина, словно лес вымер, слышался только шорох и стук дождевых капель по приземистым рафиям. В предутренний час температура упала, и воздух сильно посвежел. Руки зудели от укусов москитов, просочившихся через полог. Реджи почувствовал, что его немного познабливает.
  
  - Вот ваш кофе,- сказал Моло, протянув горячую кружку, прикрытую листом тика.- И еще сэндвич.
  
   Лейтенант с неохотой принялся жевать раскисший завтрак, пытаясь одновременно выловить из шороха и треска в эфире хоть пару фраз, проясняющих обстановку под Кинду. Но все попытки оказались тщетны, удалось нащупать только радиопередачу на длинных волнах, да и та была на французском. Слабость и озноб все не проходили. Реджи приложил руку ко лбу, и ему показалось, что лоб горячее обычного.
  
  - Этого еще не хватало,- проворчал он.
  
   Покопавшись в мешке, Реджи отыскал упаковку примахина, которым его снабдил Дональд, и принял разом две пилюли. Проводник, между тем, успел вычерпать из лодки накопившуюся воду, погрузил вещи и завел мотор.
  
  
  
  ***
  
  - Тут, за поворотом,- крикнул Моло.
  
   Реджи передернул затвор М4 и приготовился. За минувшие полдня они с проводником не обмолвились и парой слов, объясняясь, разве что, знаками. Может, лейтенант продолжал на себя злиться, а может, просто сказывалась усталость от однообразного пути, который прерывался только, когда требовалось обносить пороги или уступы, с которых вздувшаяся река срывалась водопадами в десять-двенадцать, а то и во все двадцать пять футов. Упряжная работа выматывала обоих преследователей. Реджи надеялся только на то, что идущим впереди было не легче. Случайно пропустить их стоянку лейтенант уже не боялся. На Квилу и в самом деле оказалось не так много мест, где можно было не то что разбить лагерь, а даже просто сойти на сушу. Особенно теперь, когда вздувшаяся река подтопила поросшую кустарником пойму на десятки ярдов, превратив ее в подобие мангровых лесов.
  
   Раздвинув прибрежную траву, лодка уткнулась носом в грязь, и Моло спрыгнул, натянув причальную веревку, чтобы лейтенант не свалился в воду. Пригнувшись и не отрывая приклад от плеча, Реджи сошел на берег.
  
  - Вроде, никого,- сказал он.
  
   Моло прошел по берегу до глухой протоки, держа копье наизготовку.
  
  - Здесь они привязывали свою лодку,- сказал он,- показав на потертую кору прибрежного куста.
  
   Лейтенант выпрямился и забросил винтовку за спину.
  
  - Похоже, тут они ночевали.
  - Верно,- кивнул Моло, продолжая рыскать вокруг стоянки.
  - Собираешься снова считать банки?- усмехнулся Реджи.- На это раз их только семь. Решили тебя запутать, и выбросили одну в реку.
  - Нет, bwana лейтенант,- возразил проводник.- Просто одному из них не понадобился завтрак.
  - Пропал аппетит?
  - У мертвецов обычно нет аппетита,- ответил Моло, приостановившись у кучи веток за биваком.- У этого - точно нет.
  - Что?
  
   Реджи торопливо подошел к проводнику, и увидел торчащие из листвы старые армейские ботинки тринадцатого размера, со стертыми набойками в виде буквы 'W'.
  
  - Ч-черт,- оторопело выдохнул Реджи.- Точно, покойник.
  
   Лейтенант осторожно сдвинул ногой ветки и увидел здоровенное черное тело трупа, лицо которого уже начало раздуваться. По мертвецу расползлась целая армия муравьев.
  
  - Он из Анголы,- сказал Моло.
  - Наемник?
  - Верно.
  - Интересно, с чего этот бугай откинул копыта?- полюбопытствовал Реджи.- Никаких ран у него не видно.
  
   Острием копья Моло аккуратно сдвинул с голени покойника штанину, и лейтенант увидел на ней белесое пятно распавшейся кожи с двумя черными точками посередине.
  
  - Nyoka,- пояснил проводник.
  - Змея?- догадался Реджи.
  - Мамба,- кивнул Моло.- Я так думаю.
  
   Он провел копьем на грязи извилистую черту, такую же, как вчера, и дважды коротко вонзил рядом острие.
  
  - Ч-черт,- повторил Реджи.- Хочешь сказать, это сделал ты?
  - Bwana лейтенант все сам видел. Моло самый сильный ньянга в этих краях. Духи его хорошо слушаются.
  - Ч-черт,- повторил Реджи в третий раз.- Не знаю, что и сказать. По крайней мере, теперь их только трое. Если нам не повезет еще раз.
  - Посмотрим, что можно сделать,- кивнул проводник.
  
   Он еще раз обошел стоянку, внимательно все осмотрел, и, наконец, поднял острием копья обрывок потемневшего бинта. Многозначительно кивнув, он заметил:
  
  - Кажется, нам повезет еще раз. Один из них порезался, когда открывал банку.
  
   На этот раз приготовления Моло заняли больше времени. Он даже развел костер, принеся из лодки немного бензина. Правда, готовить на этом огне обед он запретил, и Реджи пришлось жевать мясное рагу холодным, с неодобрением поглядывая на странный ритуал. Концентрат отдавал металлическим привкусом, да и ел его лейтенант через силу, несмотря на усталость. К тому же, от примахина его немного мутило с самого утра.
  
   "Дела все хуже,- думал Реджи, слушая ритмичные приговоры проводника.- Кажется, и я начинаю проникаться этим безумием. Или это начинается моя болезнь. Как далеко занесло меня от Алабамы... Что ты делаешь здесь, Реджинальд Юджин Фокс? Как ты попал сюда? И зачем? В самом деле, только затем, чтобы досадить отцу? Или в этом есть какой-то тайный смысл? Вдруг меня привело сюда нечто большее? Движение звезд? Веление рока? Кто-то там, где-то там, в бескрайней пустоте, кинул кости судьбы, и мне выпало сидеть сегодня, мокрому и грязному, в дебрях Центральной Африки, на берегу, где неподалеку лежит убитый змеей ангольский наемник, и поет свои заклинания потомственный колдун Моло? Сидеть и нести лихорадочный бред, потихоньку сходя с ума. Потому что нельзя видеть все это и не сойти с ума. Дональд увидел, и его коснулось это безумие. Теперь оно подбирается и ко мне. А я сижу и даже не пытаюсь сопротивляться".
  
  - Хватит,- негромко скомандовал Реджи самому себе, отшвырнув пустую банку.- Расклеился! Того и гляди, начну хныкать, как Рассел. Все, все. Встать, заткнуться и за дело. Моло! Заканчивай, пора ехать!
  
   Проводник бросил в пламя последнюю щепотку порошка и поднялся.
  
  - Да, bwana лейтенант. Надо ехать.
  
   Реджи заметил в его руках сплетенную из травы куклу, похожую на тех, что остались висеть на дереве у лагеря беженцев. На шее у куклы вместо шарфа болтался обрывок окровавленного бинта. Оттолкнув лодку от берега, Моло осторожно опустил свое изделие на воду. Кукла несколько секунд продержалась на поверхности, плывя следом, а потом течение с тихим всхлипом затянуло ее в глубину.
  
  - Я сам сяду за руль,- сказал Реджи.
  
  
  
  ***
  
   Моло потянул рукоять дросселя, и лодка накренилась, заложив плавный вираж. На несколько секунд над бортом показались верхушки деревьев, а потом их место снова заняла серая и влажная облачная вата. Лейтенант закрыл глаза. Мерное покачивание на волнах создавало странное ощущение отрешенности от всего происходящего. Мысли временами начинали путаться, как в полубреду. "Почему мы спешим?- думалось Реджи.- Зачем и куда? Почему нельзя просто плыть по течению? Что бы там ни было впереди, мы все увидим в свое время. Можно включить мотор и лететь вперед, или даже попробовать выгрести против течения на своем отрезке пути - река жизни все равно принесет нас туда, куда захочет. Можно себя капитаном вообразить, можно быть простым матросом. Неважно, держишь ты руль, или лежишь на мокрых мешках в носу лодки - течение жизни приведет, куда нужно".
  
   Лейтенант почувствовал, что его снова начинает знобить. Он пошарил в кармане, нащупал упаковку примахина, вытряс еще одну пилюлю, третью за сегодня, и приподнялся, чтобы зачерпнуть пригоршней воды. И подумал, как живо эта мизансцена напоминает ему виденного недавно "Мертвеца". "Да,- подумал Реджи.- Да. Может, и я давно уже умер, как незадачливый герой Джармуша, и течение несет меня уже по ту сторону жизни? Это бы многое объяснило. И колдовство, и мертвый анголец, и травяные куклы... Я умер, и даже не заметил этого. Возможно, уже давно, и уже не узнать, когда, в какой момент. Возможно, это со мной происходит не в первый раз. Я просто не почувствовал переход за новую грань. Наверное, разучился, очерствел. Что же это? Огонь в темноте. Пылающий крест. Под ним я умер в первый раз. Под ним закончилась моя первая жизнь. Нет-нет, именно тогда я почувствовал это. Просто не понял. Тогда я еще не научился умирать...". От горящего креста отделилась неясная тень, протянула черную руку, взяла за плечо.
  
  - Что тебе нужно? Ты пришел за мной? Кто ты?
  - Это я, bwana лейтенант. Это я, Моло.
  
   Лейтенант открыл глаза. Лодка, медленно вращаясь, плыла по течению.
  
  - Плохи мои дела, Моло,- сказал Реджи,- стуча зубами. И не узнал собственного голоса. Его бил крупный озноб.- Эта дрянь одолела и меня.
  - Мы здесь остановимся,- сказал проводник.- Я сделаю что-нибудь, чтобы вам помочь.
  
   На этот раз Моло пришлось все делать самому. Сил у лейтенанта хватило только на то, чтобы выбраться на берег и упасть на мешки. Реджи казалось, что он спускается с холма в холодную темную долину. И чем дальше он уходил, тем темнее и холоднее становилось вокруг. И не было никого, чтобы спросить дорогу, и не было видно ни огонька во всей округе, лишь оглушительный стрекот цикад сопровождал каждый шаг.
  
  - Кто-нибудь!- позвал Реджи.- Эй, кто-нибудь!
  
   Песня возникла перед ним ниоткуда. Неровная и тонкая, как тропа на горном склоне. Лейтенант повернулся и пошел на звук. Сначала было тяжело, как будто в толще воды, хотелось остановиться и присесть, но песня тянула, влекла вперед. Так невидимая и прочная леса поднимает из глубины к свету огромную медлительную рыбу. "Только бы не оборвалась,- думал Реджи, старательно переставляя непослушные ноги.- Только бы она не оборвалась..."
  
   Костер почти погас. В редких прорехах облачной ваты мерцали гаснущие звезды. Над серебристой лентой Квилу занимался душный влажный рассвет. Лейтенант приподнялся на локте и разглядел в его неверном сиянии ссутуленный силуэт. Моло спал сидя, облокотившись на копье. Вокруг него были разложены диковинного вида амулеты.
  
   Почувствовав во рту металлический привкус, Реджи нашарил флягу и жадно отхлебнул. Затхлая вода также отдавала железом. Лейтенант вытряхнул ее остатки и поднялся. Перед глазами немного плыло, колени подрагивали, но держали.
  
  - Мне нужна вода,- сам себе скомандовал Реджи хриплым шепотом, облизнув спекшиеся губы.- Немного воды.
  
   Лейтенант сделал несколько шагов по направлению к реке. Пришлось взять поправку, потому что его все время заносило влево. Дойдя до лодки, он присел на борт и минуту передохнул. У самого берега течение несло илистую муть, и Реджи подумал, что придется зайти поглубже. Он уже собирался шагнуть в воду, как вдруг что-то ему помешало. Странное, почти неуловимое чувство. Сонная вода под ближайшей корягой приподнялась бугристым горбом на секунду, и снова сомкнулась. Сердце торкнуло мгновенной огненной вспышкой, по спине пробежал адреналиновый холодок, и в голове словно кто-то повернул выключатель, прояснив поток мыслей. 'Mamba,- вспомнил Реджи.- Дьявол, да это же крокодил!'
  
   Он поспешно сделал пару шагов назад и с недоумением посмотрел на пустую флягу. "Что на меня нашло? Ч-черт, что же это я? Что я делаю?". Однако чувство тревоги не уходило. Реджи напрягся и осторожно потянулся к кобуре, но его рука замерла на половине пути.
  
   На другом берегу стоял человек. Стоял, совершенно не скрываясь, между двумя кофейными кустами, и опирался на короткое копье.
  
  - Ты кто?- тихо, но требовательно спросил Реджи.
  - Я пришел посмотреть на человека, который убил двух моих людей,- ответил незнакомец.- Но это не ты.
  
   Звук так легко переносился по сырому воздуху через утреннюю тихую реку, словно собеседник стоял всего в двух шагах. Лейтенант решительно выдернул из кобуры Кольт, демонстративно щелкнул затворной рамой и взял незнакомца на прицел. Адреналиновый кураж заканчивался, и Реджи снова начало пошатывать. Рука с пистолетом прыгала, он с трудом удерживал прицел.
  
  - А я ищу человека, который пытается убить восьмерых служащих заповедника и троих моих солдат. И мне кажется, что я его нашел.
  - Я забрал души этих людей,- ответил незнакомец.- Теперь они принадлежат мне. А скоро я заберу и ваши души. Твою, и того ньянга, который тебе помогал.
  
   Чувствуя, что слабеет, Реджи перехватил оружие второй рукой.
  
  - Слушай меня,- хрипло сказал он.- Это пистолет сорок пятого калибра. И я еще достаточно силен, чтобы снести тебе башку. Клянусь, я это сделаю, если ты не скажешь, как разбудить моих людей.
  
   Угроза ничуть не смутила незнакомца.
  
  - Если я умру, твои люди тоже умрут,- ответил он.
  - А если я отстрелю тебе ногу?- пригрозил Реджи.
  
   Незнакомец издевательски рассмеялся.
  
  - Ты не сможешь мне навредить. Меня нельзя убить пулей.
  - Это мы проверим,- пообещал Реджи.
  
   Он задержал дыхание, тщательно прицелился в левую ногу незнакомца и плавно потянул спуск. Последовал звонкий щелчок спущенной пружины, и мишень снова издевательски рассмеялась.
  
  - Дьявол!- выругался лейтенант.
  
   Он передернул затвор и снова нажал спуск. И снова последовала осечка. Реджи перезарядил в третий раз. И снова пистолет щелкнул со звоном.
  
  - Выстрели, выстрели, выстрели же ты, наконец!- шептал Реджи, снова и снова спуская курок самовзводом.- Клянусь тебя чистить ежедневно, даже при смерти!
  
   Выстрел грохнул неожиданно и мощно. Из прибрежных кустов испуганно прыснула во все стороны пернатая мелочь. Незнакомец инстинктивно присел, перестав смеяться, но сразу выпрямился снова.
  
  - Я же говорил, что пули мне не вредят. Ты не сможешь меня убить.
  - А я?- спросили позади.- Я, Моло, сын Мпундо Чомбе, внук великого Нгвенду Ва За Банга, смогу тебя убить?
  
   Реджи обернулся. Моло стоял в трех шагах позади, сжимая в руке фамильное копье.
  
  - Моло! Я давно догадался, что это твои проделки! Я заберу души всех твоих людей,- грозно пообещал незнакомец,- и они будут служить мне вечно. А потом решим наш спор один на один.
  - Нет,- ответил Моло.- Я обещал, что с этими людьми ничего не случится, пока они под моей защитой, и сдержу слово. Я заберу тебя в долину теней. И все похищенные тобой души станут подчиняться мне. Так и будет, Муамба, сын Мбума Нзенгеле. Или мне назвать твое тайное имя?
  - Может, я его просто пристрелю?- попросил Реджи.
  
   Угроза Моло явно возымела действие на врага, и более сильное, чем сорок пятый калибр. Муамба в замешательстве отступил на шаг и крикнул:
  
  - Ты не можешь знать мое тайное имя! Ты лжешь! Его никто не может знать!
  - Ты пользовался очень темной магией,- ответил Моло.- Очень темной. Духи злы на тебя. Они сказали мне об этом вчера, в долине теней. Они назвали мне твое имя. Теперь ты в моей власти.
  
   Муамба в бешенстве стукнул о землю древком копья.
  
  - Тогда тебе тоже конец. Ты не посмеешь. Ты не посмеешь это сделать! Лжец! Лжец, лжец!
  
   Муамба повернулся и бросился в лес. Реджи покачнулся и неуклюже уселся в грязь.
  
  - Меня снова знобит,- сказал он.- Кажется, это новый приступ. Моло, помоги добраться до постели...
  
  
  
  ***
  
   Умирать не страшно. Смерть пугает лишь издалека. В детстве до нее так далеко, что она похожа на ураган, бушующий у горизонта. При взгляде на скопище туч и блистающие молнии сердце на мгновение сжимается в ледяной ком. Но этот лед быстро тает под майским солнцем. Ведь буря еще так далеко, что можно и не думать о ней.
  
  В июле рано бояться смерти. Откуда ни возьмись, вылетает из-за поворота грузовик, и ты успеваешь отскочить на обочину в последнюю секунду. Черный ангел проносится мимо, и ты чувствуешь только ветер от его крыльев на своем лице. Он приходил за тем, другим. За тем счастливчиком, который тоже толком не успел испугаться.
  
  Глупо бояться смерти в ноябре, когда ее ждешь, и знаешь час прихода. Она спускается из облачной полутьмы, как снегопад, и ты заворожено смотришь на летящие белые хлопья, понимая, что это - зима, от которой уже не укрыться. Ты ведь знал, что это случится, когда ледяной ветер стучал в окно и завывал в трубах, и хрустел под ногами первый лед. Ты знал, что так будет, и время вышло. И то, что тебе остается - смотреть со спокойной отрешенностью, как все, что ты знал и любил, скрывается за белой пеленой.
  
  Глупо бояться смерти солдату. Она частенько проходит мимо по своим делам, по-приятельски помахивая рукой. Она привычна, обыденна, и всегда на виду, как старая шлюха на углу своей улицы. Никогда не знаешь, стоит она просто так, или высматривает очередного клиента. И ты делаешь вид, что просто не замечаешь ее присутствия. Глупо бояться, каждый день проходя с ней одной дорогой.
  
  Наконец, глупо бояться смерти, когда бояться уже поздно. Когда вторично за день холод проникает в самое сердце, и мир погружается во тьму.
  
  - Вам больше не страшно?- спросил Моло.
  
   Лейтенант оглядел мертвенную темную пустошь, лежащую впереди.
  
  - "И если я пойду долиной смертной тени, не убоюсь зла, потому что ты со мной",- отозвался он.- Наверное, я богохульствую сейчас, но это так. Я больше не боюсь. Ведь со мной ты, мой проводник. И ты проводишь меня?
  - Туда?- ответил Моло.- Хорошо. Я вернусь, когда тебе настанет время идти через долину теней.
  
   Звуки метались в пустоте, многократно возвращаясь непохожим эхом, как будто услышанные слова торопливо и вразнобой повторяли чьи-то чужие голоса.
  
  - Разве я не умер сейчас?- удивился Реджи.
  - Страна мертвых там, впереди. Отсюда еще можно вернуться.
  - И я смогу вернуться?
  - Да, bwana лейтенант.
  - А ты? Ты вернешься со мной?
  
   Проводник промолчал.
  
  - Моло!
  - Твои люди,- напомнил проводник.- Ты за них в ответе.
  - А ты?
  - Я должен сдержать свое слово.
  
   Реджи шагнул ему навстречу, но Моло предупреждающе вскинул руку. Было видно, как тьма струится между его пальцами.
  
  - Жизнь - это дорога, bwana лейтенант. Дороги сходятся и расходятся. Наши дороги расходятся здесь.
  - Но ведь они однажды сойдутся? Скажи, что это так.
  - Я дал тебе слово. Я твой проводник. Ты веришь мне?
  
   Реджи покачал головой.
  
  - Не бросай меня, Моло. Я не хочу, чтобы ты уходил.
  - Я знаю. Но я должен.
  
   Моло повернулся и шагнул вперед. Он протянул руку во мрак, и оттуда явилась безмолвная тень. Проводник сделал ей знак держаться позади, и сгусток черноты покорно потек следом.
  
  - Моло!- крикнул Реджи.
  
  Тьма затрещала, засвистела и зашелестела.
  
  - База вызывает Лиса! База вызывает Лиса! Лис, отвечайте Базе!
  
   Вспугнутое эхо панически заметалось по холодной пустоши.
  
  - Моло!
  
   Проводник обернулся в последний раз.
  
  - Мое копье,- сказал он.- Мне некому его передать. И я не могу забрать его с собой. Можете взять его на память, bwana лейтенант. Если хотите.
  
   Реджи смотрел, пока тьма не поглотила их обоих - и Моло, и его безмолвную тень.
  
  - База вызывает Лиса! База вызывает Лиса! Лис, отвечайте Базе!- звала рация.
  
   Лейтенант открыл глаза и зажмурился. Прямо в лицо ему, простреливая насквозь москитную сетку, било яркое полуденное солнце.
  
  - База вызывает Лиса! База вызывает Лиса! Лис, отвечайте Базе!
  
   Реджи дотянулся до микрофона и ответил:
  
  - Лис на связи! Слушаю вас!
  - Мы нашли его, док!- завопил Макферсон.- Аллилуйя, черт возьми! Держите пеленг, сэр! Держите пеленг! Мы сейчас пройдем прямо над вами!
  - Луис? Вы где? Откуда?
  - С неба, сэр! Капитан Митчелл не забыл о нас, он прислал за нами русский вертолет!
  
   Через минуту послышался нарастающий стрекот винта, и над лесом, едва не сшибая колесами макушки бамбуковых стволов, промчался белый Ми-8 с огромными буквами 'UN' на брюхе и борту.
  
  - Вижу лодку!- крикнул Макферсон.- Вижу дым! Док, он здесь! Мы нашли, нашли его! Лейтенант, сэр! Сейчас мы найдем поблизости местечко для посадки, и заберем вас оттуда! Вы слышите, сэр? Черт возьми, как же я рад, что мы вас нашли! Мы тут все чертовски рады!
  - Держитесь, лейтенант!- донесся до него голос Глории.- И передайте привет Моло и всем его духам!
  - Ну да,- пробормотал Реджи,- было бы глупо полагать, что ее там не окажется...
  
   Вертолет заложил вираж, пронесся над стоянкой снова и ушел вниз по реке.
  
  - Моло?- позвал Реджи.- Моло!
  
   Вид винтокрылой машины придал ему сил. Лейтенант выбрался из-под полога и с трудом поднялся на ноги.
  
  - Моло!
  
   Он сдвинул в сторону москитную сетку проводника. В изголовье, на расстеленном одеяле, лежала только сумка, и поверх нее фамильное копье. Опустившись на колени, Реджи осторожно погладил пальцами теплую отполированную рукоять и закрыл глаза.
  
  
  
  ***
  
  - Это я все нашел!- орал Макферсон, пытаясь перекричать рев мотора и шум воды.- Представляете, сэр! Док приказал нам вымыть лабораторию! Как следует! Мы со Стоуном весь колодец вычерпали! Я гляжу, а там эта дрянь плавает! Лохмотья! Зелень какая-то! Ну, я взял кошку - сделал, скрутил из проволоки, зацепил! А там вот такой пучок этой дряни! Фунтов десять! Ну, тогда уже док за дело взялся! Опознал заразу! Местные называют это дерево 'сасси'! Жуткая отрава! В нем алкалоид какой-то! Электрофилин, что ли!
  - Эритрофлеин!- подсказал Стрекер.
  - Как?
  - Э-ри-тро-фле-ин!
  - Да! Короче, док себя показал, сэр!
  
   Лейтенант изредка кивал, показывая, что слушает. Правда, слушал едва ли вполуха. От лошадиной дозы тафенохина, выданной Стрекером, его порядком штормило, хотя голова почти полностью прояснилась.
  
  - Куда мы сейчас?- спросил Реджи.
  
   Дональд, скорее, понял это по губам, чем услышал.
  
  - Госпиталь, Порт-Нуар! Все уже там!
  - Они в порядке?
  
   Док поднял кверху большой палец. Реджи снова кивнул и поудобней переложил копье. Вертолет стоял прямо на отмели, за поворотом. Луис лихо развернул надувную моторку и причалил прямо напротив Глории, стоявшей на берегу между двумя пилотами.
  
  - Ваш заказ доставлен, мэм!- доложил Макферсон.
  - А Моло...
  
   Реджи отвернулся и ничего не ответил. Выбиравшись при помощи летчиков из лодки, он присел, облокотившись на колесо. Надо было дождаться, пока Луис разберет и упакует надувной катер. Далеко на востоке все еще гремела гроза, но здесь пока светило солнце, дул влажный горячий ветер, шумел бамбук по берегам, рафии тянули к небу растопыренные пальцы листьев, громко стрекотали цикады в траве и деловито распоряжалась погрузкой Глория. Она даже пилотов умудрилась заставить паковать вещи. Стрекер едва успел вытащить из рюкзака бутылку с водой.
  
  - Вот,- сказал он,- вам сейчас надо побольше пить.
  
   Реджи послушно отхлебнул пару глотков.
  
  - Может, все-таки, это был крокодил?- тихо спросил док.
  
   Реджи на секунду поднял на него взгляд и отвернулся снова.
  
  - Такова человеческая природа,- сказал Дональд.- Мы стремимся все на свете объяснить. Даже необъяснимое. А если не получается, просто выбрасываем это из головы. Иногда нам это необходимо. Просто чтобы не сойти с ума.
  
   Реджи покачал головой:
  
  - Не думаю, что это возможно забыть.
  - Завтра будет новый день,- ответил док.- Вам встретятся новые люди, случится уйма других событий. И приятных, и не слишком. И настанет день, когда вы спросите себя, было ли все это, или только привиделось в малярийном бреду.
  - Тогда я сделаю вот так,- лейтенант провел огрубевшими пальцами по блестящему отполированному древку копья.
  - Поэтому будет лучше оставить его здесь.
  - Почему?
  - Есть вещи, ради которых стоит начать новую страницу.
  - Например?
  
   Дональд кивнул на Глорию. Будто услышав, что говорят о ней, Глория обернулась и с улыбкой помахала рукой лейтенанту.
  
  - Она не показывает виду сейчас, но когда вы не вышли на связь - так переживала, что поставила на уши весь штаб миротворческих сил в Киншасе. Вас ведь собирались искать по воде, только на подготовку потратили бы пару дней, но благодаря ей мы вылетели из Порт-Нуара, едва только выгрузили больных и дозаправили баки.
  
   Реджи усмехнулся и покачал головой.
  
  - Вы шутите, док. Чтобы я и... Ведь я даже не офицер пока. Просто временный лейтенант. Почему же я?
  
   Дональд усмехнулся и дружески потрепал его по плечу.
  
  - Вот и я себя спрашиваю об этом,- сказал он.- Говорят, если не везет в смерти, то везет в любви.
  
   Реджи поднял взгляд, и увидел, что Глория уже идет к нему своей феноменальной походкой.
  
  - Ну что, мальчики, погрузка закончена. Полетели?
  
   Она помогла лейтенанту подняться и дойти до пассажирской двери. Пилоты запустили двигатели. Турбины загудели с нарастающим свистом, лопасти вертолета дрогнули, начав разгон. Макферсон с готовностью протянул руку из салона:
  
  - Я помогу вам забраться, сэр! Давайте копье!
  
   Лейтенант внезапно приостановился.
  
  - В чем дело?- крикнула Глория.- Мы что-то забыли?
  - Да!- ответил Реджи.- Полезайте, я сейчас!
  
   Пригнувшись, он прошел через бурю под набирающими обороты лопастями и остановился на краю отмели. Стрекер что-то крикнул ему вслед, но лейтенант не расслышал. Он встал лицом к воде, и крепко, чтобы не сбило воздушным потоком, вогнал древко копья в илистое дно Квилу. Обернувшись, он поймал у трапа непонимающий взгляд Глории. Но ему показалось, что Дональд легонько и одобрительно кивнул.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"