hidden hallow: другие произведения.

Эф: l'Alchimie

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Приглушённая трель телефонного звонка разбавила сгустившийся до полуобморочного состояния кисель ожидания. Воздух в квартире был настолько жарким и спёртым, что его можно было раздвигать руками, плыть в нём, доходя до стреляющего в пространство короткими очередями телефона. Глоток минералки из моментально запотевшего стакана и можно взять трубку:
   - Ало, привет! - шелестит на другом конце провода мягкий женский голос, - Это...
   - Я понял, привет, - улыбка в ответ на собственные же мысли. Мужской голос тоже мягок, даже слишком, но не настолько, чтобы его можно было спутать с женским.
   - Как дела? - после значительной паузы осведомляется уже тёплый девичий шёпот.
   - Не буду сильно оригинален, если скажу, что нормально, - усмехается вдруг отяжелевший и охрипший мужской тенор. Весёлый, совсем детский смешок, искажённый, упрощённый до вибраций мембраны в телефонной трубке усмехается ему в ответ. Десяток секунд неловкого молчания, пока оба срочно подыскивают тему для разговора.
   - Думаю, не стоит устраивать соревнования по молчанию в трубку, - парень, уже уставший от пассивности в своей не такой уж и долгой жизни, берёт инициативу на себя, - Всё равно я выиграю...
   - Да?! Хочешь поспорить? - игривые нотки в женском голосе выдают попытку поскорее спрятать приятное удивление.
   - Спорить не хочу, - произносит парень, довольный тем, что нашлась хоть какая-то тема для разговора, - но проверять, кто из нас менее красноречив - тем более.
   - Хитрый какой, - полуобиженно смеётся голос девушки. Она меняет интонации от слова к слову, переходя от почти, что писка к нежному шепоту, еле различимому среди телефонных помех. Удивительно, но это ничуть не раздражало. Даже, наоборот - в груди начало разрастаться тёплое облако благодушия, медленно и уверенно опускающееся в низ живота. Пауза.
   - Ой... даже не знаю... - немного извиняющимся тоном произносит девушка.
   - Что такое? Неужели есть нечто такое, чего ты не знаешь? - улыбается в трубку парень.
   - Ну... - девушка смеётся. Судя по тяжёлому дыханию, она пытается высказать какую-то мысль, но то ли стесняется, то ли не знает, как её оформить. Скорее второе. Парень берёт инициативу в свои руки:
   - Я понимаю, что тебе тяжело говорить, ладони вспотели, трубка выскальзывает из руки, - интимно понизив голос, произносит он, - но мне кажется, что ты позвонила с конкретным предложением.
   - Ой... ну как же так можно, - смущённо произносит девушка. Чуть включив воображение, видно, как она, улыбаясь, хлопает ресницами. Хотя лицо её ему и незнакомо, почему-то он уверен, что она сейчас делает именно это.
   - Так я прав? - чуть нажимает парень.
   - Ну, в принципе... прав... - девушка нехотя уступает.
   - Ты хочешь, чтобы мы встретились? - немного ослабив напор, парень даёт ей возможность проявить инициативу.
   - Да, - уверенно заявляет улыбающийся голос. Гора с плеч.
   - Хорошо, - немного деловым голосом парень прикрывает обозначившееся волнение, - Как насчёт завтра? Что у тебя со временем?
   - После обеда я свободна, - начинается игра в подкидную инициативу, когда никто не хочет ставить какие-то условия другому, видимо, стесняясь малой степени знакомства.
   - В пять, возле Центрального фонтана? - аналитическое мышление и стремление к упорядоченности выдавливают из мужского рта слишком уж быстрые координаты. Он запоздало морщится.
   - Отлично! - девушка не даёт ему слишком долго жалеть о своей поспешности.
   - Хорошо, - облегчённо, медленно, - думаю, мы узнаем друг друга.
   - Думаю, да, - весело журчит в трубке, - А если что - подостаём прохожих. Тогда уж мы точно друг друга узнаем - от нас люди будут шарахаться.
   - Ха ха, - искренне смеётся парень. Хорошее чувство юмора - вот что он очень ценит в людях, - Ой... рассмешила. Ладно, тогда до встречи.
   - До встречи, проказник.
   - И спасибо, что позвонила.
   - Люблю воспитанных мальчиков.
   - Хм, пока.
   - Пока!
   Частые гудки в трубке обозначили конец неожиданного разговора. Парень облегчённо нажал на рычаг - он никогда не любил долго разговаривать по телефону. Особенно с девушками. Они явно доминировали в этой области, и он просто терялся, чувствуя себя несмышленым конюхом, попавшим в самую гущу дворцовых интриг, с тоном которых его собеседницы вели нить разговора. Но на этот раз парень не ощутил того осадка недосказанности, который обычно оставался после телефонного разговора с представительницей прекрасного пола. На душе чувствовалась только непонятная лёгкость. И что самое удивительное и интригующее - горячий столб, полный жгучей крови деловито выпирал из трусов. "Мило" - подумал он, улыбаясь. - "Теперь, хотелось бы, чтобы всё было хорошо и далее". В лёгком замешательстве он пошёл варить себе кофе, мысленно строя план поведения на завтрашнем... свидании...
  
   ***
  
   Она медленно шла по затенённой листвой многолетних деревьев аллее мимо спешащих куда-то людей, мимо нищих музыкантов, устроившихся на одной из зелёных скамеек, мимо продавщицы попкорна. Парковые дорожки раскинулись во все стороны от фонтана, напоминая огромную паутину, что неизбежно сходится в центре. Девушка шагала к разбрасывающему спасительную влагу фонтану, что стоял здесь, сколько она себя помнила, а в её аккуратной темноволосой головке назойливо роились непричёсанные мысли. "Интересно, а сколько же он здесь стоит" - подумала она, намеренно отгоняя мысли в совсем иное русло, чем то, в котором они текли со вчерашнего вечера. Из-за них же она и не выспалась толком. "Гадость какая" - расстроено подумала тонкая белокожая фигурка, прикрытая зелёным платьем, - "Ладони потеют, и в голове один бардак. Надеюсь, я не покраснею"
   Тяжёлый запах листвы, усиленный до наркотического воздействия летним солнцем, нагло пробирался через ноздри её аккуратного маленького носика, тёк по проводящим путям в лёгкие, раздувая их, обогащая кровь ароматом аккуратно подстриженных клумб, приподнимая упругие молодые груди. Знакомое чувство лёгкости и полноты мгновения обхватили девушку в своих объятиях, и ей стало понятно, что сегодня с ней произойдёт что-то важное.
   Это что-то важное сидело на бордюре фонтана, окутанное, как аурой, солнечными бликами, отражёнными в струях прохладной воды и улыбалось её приближению. Непонятно как, они узнали друг друга сразу. Высокий молодой человек, немного узковатый в плечах, но не настолько, чтобы это было неприятно, грациозно поднялся и протянул ей тонкопалую руку:
   - Артём, - произнёс уже знакомый мягкий голос.
   - Татьяна, - улыбнулась она, кладя свою ладонь на его.
   - Очень приятно, - парень лукаво сузил глаза и, слегка наклонившись, поцеловал её белые пальцы. Удар. Сердце бешено заколотилось, но пока жар не охватил всё тело, Татьяна воспарила от необъяснимого наслаждения. Как будто кто-то щелкнул ножницами и перерезал верёвку, на которую был привязан воздушный шар её блаженства. Девушка смущённо улыбнулась, пытаясь поскорее скрыть адреналиновую бурю, что неистово гнала краску к её лицу. Нет, она не было чрезмерно стеснительной девочкой, ей не вдалбливали с детства, что чувства - это нечто постыдное. Нет, просто в неё только что-то попал разряд приятного ощущения, и теперь организм пытался хоть как-то прийти в себя.
   Артём заметил неожиданную реакцию своей визави. Поцелуй затянулся чуть дольше. От её руки так приятно пахло, так веяло свежестью, лёгкостью, кожа была такой прохладной, мягкой и нежной, что молодой человек еле удержался от того, чтобы не облизнуть пальчики этой раскрасневшейся девушки.
   Он выпрямился, смотря улыбающимися глазами на то, как девушка пыталась прийти в себя после его неожиданного знака внимания. Артёму понравилось это ощущение власти над человеком, понравилось то, что можно многого добиться простой нежностью. Его окрыляло то, как эта девушка недоумённо и, одновременно, радостно смотрела него чуть расширившимися чёрными зрачками.
   - Ну что? Идём? - радостно скорее заявил, чем спросил Артём. Ладонь девушки легла в его ладонь. Замок сцепился.
   - Куда? - спросила Таня, уже медленно шагая рядом с парнем в непонятном, да и неважном уже направлении. А действительно ли так важно это "куда"? Важнее ведь, "с кем".
   - Неважно, - в такт её мыслям отозвался Артём.
  
   ***
  
   - Ну вот, здесь я и живу, - весело сказала Таня, тенью вырисовываясь на фоне освещённого подъезда девятиэтажки. Кишащий высокими деревьями двор был удивительно пуст для такой замечательной погоды, но для полночи это было в самый раз. Одинокий фонарь робко освещал свободное от зелени пространство дорожки перед домом - всё остальное вобрал в себя тугой тёплый мрак,
   приятно убаюкивающий своей тишиной.
   - Прямо как в лесу, - улыбнулся Артём, с трудом подавляя зевок.
   - Ну, не делай из меня дикарку лесную!
   - Ага, амазонка прямо! - рассмеялся парень, - Я к тому, что здесь тихо, спокойно... воздух хороший.
   - Воздух, да, хороший. Сейчас. А когда ветер дует с запада, здесь можно полной грудью вобрать ароматы очистных сооружений!
   - Дааа, весело, - потягиваясь, сказал Артём.
   - Ну, не всё так страшно, - заверила девушка, - Это бывает довольно редко, так что здесь у нас действительно хорошо. Прямо, зелёный уголок, заповедник.
   - А ты у нас - исчезающий вид, редкость просто, - улыбнулся парень. Татьяна притворно кинулась на него, стуча кулачками по груди парня. Он обнял её за плечи, притянул к себе. девушка положила голову на его плечо, прикрыла глаза. Артём вдохнул пьянящий аромат её волос, так похожий на запах весеннего предгрозового бриза, тихонько прикоснулся губами к аккуратной головке и нежно поцеловал. Таня почувствовала это лёгкое прикосновение. Подняла голову, полуприкрытыми глазами взглянула на размывающийся силуэт головы Артёма, потянулась к этому тёмному пятну. Их губы встретились, нежно поприветствовали друг друга, и затем слились в долгий поцелуй.
   - Спасибо за прекрасный вечер, - промурлыкала девушка, когда их губы разошлись.
   - Теперь я должен выбрать из двух банальностей, - сомкнувшись лбами с Таней, произнёс Артём, - или сказать "пожалуйста", или сказать "тебе спасибо".
   - Лучше всего, если ты скажешь, что это был первый вечер, и не последний, - Таня сама удивилась тому, что сказала, но было уже поздно. Птичка вылетела, все улыбнулись, вот только фотограф засмущался своей торопливости. "Хотя, в конце концов, ведь я действительно этого хочу" - мысленно оправдалась перед собой девушка, - "И будь что будет, но этого парня просто пахнет нежностью и добротой. Кажется, я пьянею" Она улыбнулась и снова потянулась к Артёму губами. Он покорно и не без удовольствия встретил страстный поцелуй Татьяны. "Такой приятный вкус, прямо хочется всосать его язычок в себя. Глубже. Ещё глубже. Оиньки, что-то мы перегибаем" - девушка резко отстранилась. Хорошо, что тень скрывала её смущённые, возбуждённые глаза.
   - Я пойду, - сказала Таня, берясь за позабытую совсем сумочку, висящую на левом плече.
   - Хорошо, - спокойно ответил Артём.
   - Извини, я не приглашаю тебя подняться...
   - Я понимаю, не думай об этом.
   - Ты чудо, - она резко приблизилась к нему, ещё раз вкусно поцеловала его в губы, - Спасибо. До встречи.
   - Спокойной ночи, - произнёс парень, смотря, как Таня отходит к двери подъёзда. Он помахал ей рукой. Она ответила ему воздушным поцелуем, засмеялась и убежала в своё бетонное обиталище.
   Артём постоял ещё пару минут, сонно улыбаясь своим мыслям, окинул взором уходящее невысоко полотно из тёмных окон и коричневых перекрытий в ожидании момента, когда один из этих квадратов озарится электрическим сиянием, но, не дождавшись ничего, глубоко вздохнул и ушёл в тень. Нужно было ещё успеть на последнюю маршрутку.
  
   ***
  
   Звенящие ключи никак не хотели находить место в замочных скважинах, но после долгих баталий и нескольких проклятий тяжёлая железная дверь всё-таки соизволила впустить свою хозяйку в нутро перекрытой ею квартиры. Треснул выключатель, щёлкнули замки, девушка облегчённо скинула туфли с уставших ног. Зеркало в полный рост отразило улыбающуюся красавицу, за что получило трепетный поцелуй её сочных, чуть пухлых губ. Никого не было дома, так как и не должно было быть - родители уехали на море два дня назад, в скучающей надежде хоть как-то получить удовольствие от общения друг с другом. О да, уже слышны многозначительные улюлюканья и возгласы, дающие понять, чем можно заниматься дома все две недели отсутствия родителей. Но нет, спешу вас заверить, Татьяна была немного не того покроя, чтобы получать сомнительное удовольствие от шумных пьянок и других увеселений, свойственных её нежно-наглому возрасту студента. Даже совсем наоборот - ей доставляло просто физическое наслаждение время, проведённое в родных четырёх стенах её хоть и просторной, но всё же квартиры. Чем, собственно, она и вызывала некоторое недоумение со стороны всех её немногочисленных знакомых и товарищей. Друзья и родственники уже привыкли. На то они друзья и родственники, чтобы не обращать внимания на её милые, может даже безобидные странности.
   Таня зелёной вспышкой пронеслась по пустой тёмной квартире, оставляя за собой блеск тёмных волос и лёгкий запах озона, подбежала к окну, выходящему во двор, в надежде увидеть голубоглазого ангела, что соизволил спуститься с небес на один вечер, но не застав его на этой грешной земле, с лёгкой досадой прошелестела в свою комнату. "На последнюю маршрутку надо успеть мальчику" - оправдала девушка своего крылатого спутника, ничуть не удивляясь тому, что какой-то неказистый микробус может исполнять роль райской колесницы и транспортировать на своих продавленных сидениях живое воплощение её грёз. Может, она уже была влюблена, кто знает? Даже сама Татьяна, мечтательно закрывающая свои чуть раскосые чёрные глаза, не могла точно сказать, что творилось с ней. Да и незачем ей это было - главное, что от этого было так хорошо.
   Девушка с воодушевляющей лёгкостью освободилась от нежных объятий её зелёного шёлкового платья, оставшись в одних чёрных трусиках. Сумочка, бережно оставленная на письменном столе у окна, по сообщнически оголила свои недра, обнаружив серенькую обтекаемую коробочку с заметной красной кнопкой на боку. Загляни сейчас кто-то в окно таниной комнаты, хотя какому идиоту придёт в голову лезть в полночь на шестой этаж, дабы подглядывать за очаровательной полуобнажённой девушкой занимающейся непонятно чем, так вот, если бы сыскался такой невменяемый, он бы без тонких психологических усилий заметил бы преступную заговорщическую улыбку, в которую преобразились её губы и блеск азарта в её, несомненно, красивых глазах. Таня нажала беленьким пальчиком на кнопку, что неосмотрительно выступала на плоскости диктофона, легла на кровать, положила рядом с собой маленький приборчик, столь любовно ею приобретённый в специальном магазине в центре Стокгольма, где она побывала прошлой зимой, и, прикрыв глаза в ожидании чего-то приятного и несомненно преступного, стала прислушиваться к шуршанию, издаваемому маленьким динамиком.
   Ошершавленный плёнкой, чей-то очень знакомый голос пробивался сквозь непонятные шумы, которые при более внимательном прослушивании оказывались обычным уличным фоном. Этот голос иногда перемежался чьим-то женским, незнакомым, как всегда бывает незнаком собственный голос, записанный на плёнку. Одинокий уличный фонарь скупо освещал танину комнату, вырывая кусками из темноты полосу письменного стола, дорожку ковра, шкаф у стены, гнетуще сверкающий лаком, и угол кровати, на которой лежала расслабленная женская фигура. Свет жадно разглядывал бледную кожу девушки и блеском ногтей злорадно обличал тонкие пальчики, что нежно гладили тело своей обожаемой хозяйки. Таня, облизывая губы, что ещё сохранили приятный и дурманящий вкус недавних поцелуев, с всё возрастающим возбуждением вслушивалась в шорох диктофона, а именно в те отрезки, что оживляли в памяти образ того молодого человека, чьим сладким устам принадлежал этот голос. Что-то шевелилось в её груди от этого голоса, медленно оседая в нижней части живота, стягивая мышцы дурманящим напряжением, покрывая кожу ватным лоском жара. Вдохи становились всё глубже, размереннее, пальцы, повинуясь разгорающемуся томлению, двигались всё ниже, приближались к чёрной указательной стрелке таниных трусов. Голос Артёма, любезно напоминающий о тех часах, что они провели в, на удивление пустынном, парке, шептал из диктофона прямо в прикрытое локоном волнистых чёрных волос ушко. Вибрации мембраны в динамике, воспринимаемые мембраной раскрасневшегося уха, преобразовывались в тягучее напряжение, стекающее по всему телу в точку, к которой с уверенной постепенностью тянулась танина рука. Она представляла себе его дыхание, ощущаемое через два слоя кожи - его и её - бессловесную лёгкость, с которой она целовала его розовые губы, его крепкую шею с выпирающим адамовым яблоком, что можно было теперь терзать зубами. Каждый мысленный поцелуй, каждое движение его рук, в воображении обнимавших танину спину, нежно глядящих пальцами кожу вдоль позвоночника, каждый новый штрих отзывался новой искрой в разжигающемся костре, что был предусмотрительно прикрыт её трусиками.
   Она уже была готова сорвать чёртову тряпицу с бёдер, и окунуть свои пальцы в тягучую, ароматную влагу её промежности, когда в кресле зазвонил телефон. Таня содрогнулась от внезапности этого мерзкого звука, который вырвал её из нежного транса фантазий. Несколько секунд она пыталась прийти в себя, осознать, что просто лежит на кровати и пытается заняться самоудовлетворением, а не стонет в объятиях пешего, нетитулованного, но всё же принца, которого она знает, о боже!, с которым она только сегодня познакомилась, а до этого - всего ничего, два месяца писем и аськи, пару телефонных звонков. "Боже, что же это со мной такое, что происходит?" - мысленно сжалась она, - "Я его совсем не знаю! Кто он?! Неужели тех часов лёгкости и мнимого счастья, что он мне сегодня подарил, неужели этого достаточно, чтобы я уже считала его своим ангелом?" Она не хотела этого признавать, не хотела считать себя легкомысленной девчонкой, которая просто растаяла от чужого внимания. Но где-то в глубине души, там, куда ещё не пробрался свет искренности, там она прекрасно понимала, что этого достаточно, что этот человек - это ЕЁ человек, это ОН. Она его ждала, и он пришёл, появился в её жизни ненавязчивым письмом с предложением о дружбе. Рассудок Татьяны судорожно отодвигал это знание в самую глубь, сердце, боящееся подвоха, издевательски колотилось под набухшим соском, а телефонная трубка всё крякала, зажатая между подушек.
   Таня, наконец вышла из оцепенения, встала с кровати и взяла из кресла серую трубку. "Кто же может звонить в такое время?" - подумала она, нажимая на кнопку приёма и мысленно проклиная звонящего в такой неподходящий момент:
   - Ало! - немного резко осведомилась Таня у трубки, подходя к окну.
   - Извини, ты не спала? - этот голос... ЭТОТ ГОЛОС... что-то туго сжалось в танином животе, проступив потом на светлой коже...
   - Артём, это ты? - глубоко дыша, спросила девушка, хотя прекрасно знала ответ.
   - Извини, я так поздно... я думал, что ты не спишь... сам не могу заснуть...
   - Да нет, я не спала... Ничего... ничего... я как раз думала о тебе...
   - И что ты обо мне думала, если не секрет?
   - Что я думала? - Таня хитро улыбнулась, облизнула губы, - Думала, что сегодня прожила самый замечательный день в своей жизни. И всё это благодаря тебе.
   - Ну, я буду скромным, и скажу, что точно так же думал о тебе, - улыбка отчётливо слышалась в трубке. "Эта его улыбка! Лёгкая, чуть лукавая, когда улыбаются больше глаза, чем губы! И этот голос! Говори, родной, говори!" - Таня закрыла глаза и полезла рукой в оставленную минуту назад крепость, которая должна была пасть под штурмом мокрых фантазий.
   - Я и говорю, - видимо, последние мысли Таня произнесла вслух.
   - Ты как... доехал? - спросила девушка, уже потирая трусы, вернее то, что было под ними.
   - Без всяких приключений, хотя немного погонялся за маршруткой, - Артём усмехнулся и Таня, представив себе это зрелище, усмехнулась в ответ. Мысли же её плыли в совсем другом направлении, заставляя руку всё настойчивее и быстрее тереть ткань уже мокрых трусиков.
   - Пришёл домой вроде сонный, - продолжал Артём, гипнотизируя возбуждённую девушку своим голосом, - А как лёг - сон не идёт.
   - А где у тебя стоит кровать? - шёпотом поинтересовалась Таня, стягивая с себя надоевшую тряпицу.
   - Мммм, тебя это интересует? - по-кошачьи спросил парень.
   - Меня интересует всё... что касается тебя... - Таня стала водить пальчиком по своим мокрым губкам, намеренно избегая набухшего красного выступа, огибая его, боясь прикоснуться слишком рано.
   - Даже так?
   - Да, именно так! - девушка старалась держать голос в узде, чтобы парень ничего не заподозрил. Хотя Артём был сам виноват в её столь аморальном поведении, осознание чего развязывало руки Тане. Чем она, собственно, и пользовалась самозабвенно.
   - А можно узнать, чем вызван такой живой интерес?
   - Интерес... вызван тем фактом... что ты есть, - Тане всё тяжелее было контролировать свою речь, рука всё прилежней удовлетворяла свою хозяйку, - что ты появился в моей жизни... такой... такой... какой ты есть... каким я хотела... чтобы ты был...
   - Таня...
   - Каким... я тебя всегда представляла... каким ты был... рядом со мной... всё время... в моих мечтах... я знаю... это глупо, это похоже... на около-романтический бред дуры... но я не могу... не могу по-другому... не могу уже - без тебя...
   - Таня...
   - Я... я... прости меня...
   - Таня, я люблю тебя...
   - Я тоже люблю тебя... - и в этот момент Таню охватила судорога оргазма. Чувства отключились на пару секунд, отодвинутые на задний план всепоглощающим чувством телесного наслаждения и осознанием простоты Вселенной. Именно в такие минуты, когда гадкий разум затыкается и не мешает своим расчерчивающим на линии сознания шёпотом, именно тогда кажется (а может оно и действительно так), что ещё чуть-чуть и всё станет понятно. Так и сейчас Таня с сожалением приходила в себя, медленно сползая на пол, и по инерции повторяя в трубку "люблю, люблю, люблю". На другом конце провода сосредоточенно молчали.
   - Артём, я люблю тебя, ты слышишь, родной? - девушка поднялась в кресло, устало улыбаясь и целуя трубку.
   - Слышу, солнце, слышу...
   - Ты слышишь, я люблю тебя!
   - И я тебя люблю, черноглазая бабочка.
   - Боже, как я хотела бы, чтобы ты был сейчас здесь!
   - Буду!
   - Сейчас?
   - Да.
   - А как ты...
   - Такси...
   - Боже, солнце, я жду тебя!!! - Таня чуть не проревела в трубку.
   - Целую, и, наверное, до скорого, солнце, - уверенно промурлыкал Артём.
   - Я люблю тебя!
   - И я тебя!
  
   ***
  
   Артём аккуратно положил трубку на аппарат. Пошёл в ванную, тщательно помыл слипшиеся руки. Затем вернулся в комнату, наполненную до краёв спёртым воздухом, словно водой в аквариуме, поднял трубку, набрал короткий номер:
   - Здравствуйте, можно заказать такси?
   - Адрес? Проспект Мира, дом 19, квартира 261, это рядом с новым торговым центром. Телефон? 777912...
   - Перезвоните? Хорошо!
   Он положил трубку. Начал одеваться. Телефон зазвонил через минуту. Артём поднял трубку:
   - Через 5 минут? Отлично! Спасибо большое, девушка! До свидания.
   Трубка вновь оказалась на своём законном месте, парень продолжил натягивать на себя штаны. Одевшись, Артём застелил постель, в которую сегодня не пожелал явиться сон. "А может так оно и лучше" - подумал молодой человек, прошёл в прихожую, обулся, взял с тумбочки кошелёк, ключи. Двойная дверь хлопнула за ним, вцепившись в стену языками замков, лифт любезно доставил на первый этаж, подъезд выпустил из себя, на прощание хлопнув кодовым замком.
   На улице уже стояла жёлтая "волга" с эмблемой немуниципального такси и немного заспанным водителем за рулём. Артём открыл дверь, уселся рядом с водителем.
   - Куда? - осведомилось небритое, но довольно приветливое лицо.
   - Адреса не знаю. Езжай! Дорогу сейчас покажу! - Артём спел последние слова "под Шнура", чем вызвал довольный смешок у водителя.
   Машина заурчала стареньким мотором и без обиняков тронулась по пустым улицам в ночь...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"