Тополя: другие произведения.

Эфп: На изломе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


На изломе

   Она опять вышагивает мимо знакомых окон. В школу?
   Не помнит.
   Просто вышагивает. Она знает, что Илья дома. Ведь сегодня:
   время года: лето;
   день недели: среда;
   время суток: полдень.
   А, значит, он только что вернулся с рыбалки, или с пробежки, а теперь увлечено жмет на кнопки джойстика старенькой сеговской приставки. Скоро придут мальчишки. Они увидят ее у подъезда. Окликнут и позовут к Илье в гости.
   Но она, как всегда, откажется. Конечно, мальчишки они же совсем дети.
   А она-то уже давно повзрослела!
   На часах половина первого. Мальчишки не появляются.
   Почему?
   Почти неделю они не приходят, чтобы навестить Илью. И она почти неделю не видит своего милого мальчика. Но самой пойти и узнать, как он, ой как стыдно. А мальчишки?
   Гады!
   А еще друзья называется.
   Она начинает нервничать. Мучают сомнения: зайти в подъезд, не зайти, подняться на третий этаж, не подняться. Столько вариантов! Наконец, быстро, пока не передумала, забегает в подъезд и поднимается на заветный этаж.
   Дверь открывает мама Ильи. Сегодня она очень уставшая.
   - Здравствуйте, Маргарита Ильинична, - здоровается девочка. - А Илья дома?
   - Здравствуй, Светочка. Нет, Ильи нет. - Грустно и заучено отвечает пожилая женщина.
   - Он попозже будет. Часика в три. Тогда приходи, - говорит она.
   Девочка очень расстроена. На личике разочарование и обида. Даже голубенькие бантики в косичках поникли.
   - Жалко, в три я не могу. Мама сказала, что сегодня мы идем к доктору.
   Потом, словно что-то вспомнив, она улыбается. И бантики улыбаются с ней вместе:
   - Передайте ему привет, пожалуйста! Я завтра зайду, у меня тут картридж с новой игрушкой, ему понравится.
   - Хорошо, Светочка. - И женщина закрывает дверь.
  

* * *

   Девочка лежит на удобном диване. Доктор сказала, что больно не будет. Надо только следить за брелком. Следить за брелком... Следить...
  
   Она - студентка. Ей давно минуло 19. А это кто рядом?
  
   Ух ты! Это же Илья! Ну, и вымахал он! Когда успел?
   Он нежно обнимает ее за плечи.
   Где они находятся?
   Где-то около университета. Ну да, в студенческом парке. Рядом нет никого.
   Кроме Ильи.
   Его губы, они так близко.
   О, божественный экстаз поцелуя!
   Что он делает дальше?
   Он опускает правую руку к коленке. Крепко сжимает ее. А левой проникает к ней под маечку. Они опять целуются. По взрослому.
   Вау!
   У него там скоро брюки лопнут.
   Не отвлекаться?
   Как же можно от такого отвлечься?
   Что было потом?
   Они лежат на скамейке. Слава богу, в парке никого нет.
   Она очень боится, но Илья, он захотел, чтобы все произошло именно в парке.
   Ей понравилось?
   Наверное, не разобрала.
   У Светочки вот уже три дня как месячные, поэтому что-то почувствовать было сложно.
   Дальше?
   Они снова на парах. Ну, это же не важно...
   Это важно?
   Ладно, на мат. анализе. Третий курс.
   Вроде.
   Нудный лысый препод.
   Три.
   Нудный непонятный предмет.
   Два.
   И Илья, который сидит рядом, а пальцы его (длинные, словно у пианиста) крадутся к ней под юбку.
   Один!
   Девочка открывает глаза. Перед ней снова доктор и ее брелок.
   - На сегодня достаточно, - говорит врач.
   Прячет папку с историей болезни Светланы в ящик.
   Девочка встает с кресла: ей стыдно, что трусики мокрые.
   Наверное, было немного больно. Иначе, почему она обмочилась?

* * *

   Света вновь в своей комнате. На потертом диване валяется плюшевый мишка. По полу разбросаны журналы "Cool", рядом с компьютером большая стопка дисков.
   Свете скучно.
   Она не знает, чем бы заняться. Мама говорит, что ей давно пора повзрослеть. Но ей не хочется. Доктор говорит, что она давно взрослая, просто не хочет этого признать. Что ж, им всем виднее.
   Наверное.
   Света подходит к компьютеру. Нажимает на кнопку пуска, и монитор оживает.
   Маленькая розоволицая девочка машет ей пухлой ручкой с экрана.
   Света входит в windows.
   Пара миленьких кошачьих мордочек на рабочем столе.
   Свете скучно. Ей хочется чего-то.
   Чего? Не понятно...
   Но от этого чего-то постоянно намокает ткань трусиков.
   Света копается в виндовских папках. Ничего интересного.
   Потом она натыкается на папку с откровенными картинками.
   Света краснеет, оглядывается на приоткрытую дверь.
   Встает и закрывает ее.
   Потом медленно перелистывает цифровой фотоальбом.
   Когда в сотый раз натыкается на фотку, где они с Ильей совершенно голые вытворяют черте чё, ее бьет озноб.
   Света никак не может понять: отчего Илья такой взрослый? И как они умудрились попасть на эту фотку?
   Как всегда начинает болеть голова. И приходится выключить компьютер. Потому что мама может узнать о фотографиях. Стоит ей внезапно зайти и...

* * *

   Один.
   Два.
   Три.
   Он стоит рядом. Его плоть почти касается ее соска. Она его хочет. Она истекает влагой. Только его, его она ждала все эти годы. Своего милого мальчика. Он уверяет, что если сперва поласкать внутри пальчиками, то больно потом не будет.
   Она согласно кивает. Ей все равно. Лишь бы он был рядом. Она прижимается к его торсу. Он вздрагивает. Вместе с ним вздрагивает и его член. Он растет.
   Света, чувствует, как его окрепшая головка льнет к ее правому сосочку. Он с трудом отстраняется от ее тела и присаживается рядом. Света давно раздета. Она уже уселась поудобнее, широко раздвинула ноги. Указательный палец правой руки Ильи скользит по ее телу. Повторяет очертание грудей, поднимается выше. Цепляет нижнюю губку, проникает в ротик, а потом...
   Нет, больно не было. Крови тоже не было. Илья был очень осторожен. Еще он сказал, что Света теперь останется девочкой.
   Потом они долго сидят, обнявшись.
   Не в силах расстаться (по крайней мере, у нее сил на это не хватит)...
   Илья вспоминает о чем-то важном и убегает домой
  

* * *

   На следующий день она не пошла к Илье. Она отказалась идти к доктору. Тогда мама позвонила лучшей подруге и уговорила вывести дочь в свет.
   В свет, по мнению подруги - значит, на дискотеку.
   Лучше бы она не соглашалась. Подруга вопреки ожиданиям повела не на школьные танцульки, а в серьезное заведение.
   Ночной клуб. Самый настоящий клуб - с мордоворотами-охранниками и цветомузыкой, что превращала танцующих в изломанные дергающиеся тени.
   Там они, конечно, выпили по коктейлю. Ну не будешь же упираться и отнекиваться, когда все вокруг тебя пьяные или под кайфом.
   Потом они долго и весело танцевали, по-летнему потели и сами превращались в цветные тени. Часов в 11 вечера позвонили Светкиной маме и, перекрикивая басы, предупредили, что заночуют у подруги.
   Гораздо позже добрались до квартиры. Как водится, не одни. Как водится на всю ночь не одни.
   Курили что-то. Хохотали, погружаясь в вязкое болото черно-белых ощущений. Потом было то, о чем Света никому никогда не расскажет.
   Стыдно такое рассказывать маленьким девочкам.
   Но, вопреки ожиданиям, больно не было, а где-то даже приятно.
   Где-то издалека...
   Нет, нет, нет!
   Было никак.
   Кавалер сказал потом, что у Светки, там все растянуто, словно у мочалки. Обидно?
   Не то слово.
   Короче, вечеринка закончилась погано. Светка уснула, подругу рвало в туалете, а их кавалеры втихаря ретировались. Может быть, даже прихватили что-то в качестве сувенира.

* * *

   Один.
   Два
   Три.
   О, счастье, завтра в гости придут Илья с родителями!
   Вчера любимый сказал Свете, что очень хочет, чтобы их родители подружились. Надо, чтобы все было просто безупречно.
   Именно поэтому Светлана носится по комнате. По несколько раз смахивает несуществующие пылинки со стола, с монитора. Зачем-то забирается под кровать. Появляется снова с коробочкой, в которой хранятся ее сокровища. Засохший желудь - подарок Ильи на 14-й день рождения. Бронзовое колечко, которое они покупали вместе. Фото: городской парк и они рядышком, стоят обнявшись.
   А вот и оно, письмо - клятва в вечной верности и любви.
   Бумага по краям истрепалась, а чернила расплылись - она очень часто держала драгоценный листок в руках.
  

* * *

   Ура!
   Они решили пожениться и родители тоже " за". Илья - умница!
   Света всегда это знала. Осталось совсем немного.
   Окончить школу и поступить в университет.
   Такая мелочь...
   Три
   Два
   Один
  

* * *

   Сегодня Света опять не видела Илью. А к маме его даже подниматься не захотела.
   Голова трещит после вчерашнего. Синие круги под глазами. А еще утром, в душе, она достала, сами понимаете, откуда, презерватив.
   Как он там очутился? Помнится смутно.
   Цветные тени и она, распятая на изломе кровати...
   Мама сказала, что сегодняшний поход к доктору последний. После него Света либо станет как все в ее возрасте, либо отправится в специальную школу. Бедная мама, она ведь и не догадывается, насколько Света больна. Мама, наивный человек, считает, что дочь - обычная 14-и летняя девочка.
   А про ее девочку недавно сказали: мочалка.
   И добавили: растянутая...
   Главное следить за брелком....
   Один.
   Два.
   Три...
  

* * *

  
   Она просыпается от яркого света. Кто-то смотрит на нее сверху и заслоняет свет.
   Где она, что с ней? Не понимает. Последнее, что помнит - сильная боль в правом колене. И все?
   Похоже на то.
   - Доктор, она открыла глаза, - говорят рядом.
   - Вот и чудненько, - радуются на заднем плане, где-то в фоне.
   - Как вы себя чувствуете? - еще одна голова сверху (размножаются они что ли?), но уже в белой накрахмаленой шапочке.
   - М-м-м, - вырывается с ее пересохших губ.
   - Ну, жить будете, и славно.
   Глаза вновь закрываются, и она снова падает куда-то далеко.
   Захватывает дух, словно сидит на качелях, а их кто-то раскачивает.
   Вверх.
   Вниз.
   И снова:
   Вверх...
   Вниз...
   Последнее что слышит:
   - Частичные провалы ... Но вы не волнуйтесь... Недели через две все восстановится... Бедная девочка.... Пережить такое...
   А когда же похороны?
   Один.
   Два.
   Три.
  

* * *

   Ее имя.
   Светлана.
   Ей 24 года.
   Она едет вместе с мужем и годовалым сыном к родственникам в деревню.
   Какую? Не помнит. Не важно.
   За рулем муж.
   Мужа зовут Илья. Они давно вместе. С восьмого класса. Сперва дружили. Потом встречались. Потом поженились.
   Сына зовут Кирилл. Он сидит в специальном детском креслице, закрепленном на заднем сидении.
   Светлана рядом с мужем, впереди.
   Что происходит?
   Они ссорятся. Не понять из-за чего. Илья смотрит то на дорогу, то на жену. Света, что-то увлечено высказывает. Выкрикивает, выталкивает, выплескивает из себя.
   За окном ночь.
   Яркие фонари светят по обе стороны дороги.
   Впереди мост.
   Илья выговаривает Светлане за то, что та улыбнулась парню из соседней машины. Светлана возмущена. Она пытается оправдаться. Дорога впереди пуста. Сзади пара легковушек и автобус.
   Илья сбавляет ход. Автобус идет на обгон.
   Светлана говорит:
   - Как мне все надоело! И ты, и этот ребенок, вся эта чертова жизнь, с твоей ревностью.
   Илья молчит. Он устал спорить. Он понимает, что был не прав.
   Но он не ожидал таких слов. Левый глаз дергается. Моргает. Не видит.
   Кирилл испугано ревет сзади.
   Илья тормозит.
   Правое заднее крыло машины врезается в заднее, левое колесо автобуса.
   Кричит ребенок. Визжит Светлана.
   Машину отбрасывает к правой обочине.
   Илья давит на тормоз. Секунда и машина въезжает в фонарный столб. Там, где раньше сидел Илья - кровавое месиво.
   Цветные тени, и тело Ильи на изломе дверцы...
   Светлане придавило колено. Она кричит. Громче и громче.
   В зеркале заднего обзора она видит личико Кирилла. Оно болтается из стороны в сторону.
   Как у куклы.
  
   Три
   Два
   Один.
  

* * *

   Холодно. Вокруг ни души.
   Если не принимать в расчет кошек.
   Темно. Ну, это понятно почему. Ночь все-таки.
   Светлана стоит у самой кромки крыши родной десятиэтажки. Она уже не маленькая девочка-подросток. Она - мерзкая тварь, убившая свое счастье.
   Света знает, что надо делать. Все решено.
   В последний раз смотрит на пролетающих ворон. Пытается разглядеть свою путеводную звезду. Но и она, наверное, отказалась от Светланы.
   Вчера после сеанса она не узнала мать. Та постарела на много-много лет. Всю дорогу, по пути домой, они молчали. Света тихонько плакала. Мама молчала. Дома тоже ничего не изменилось. А вечером, когда вернулся отец с работы, и принялся расспрашивать мать о результатах последнего сеанса, Светлана незаметно выскользнула из комнаты, а потом и из квартиры. Она не хотела, смотреть в глаза папе, маме. Она не хотела смотреть (никогда, никогда больше!) в глаза Маргарите Ильиничне.
   Почему так получилось?
   Они и раньше ругались с мужем. Но всегда потом мирились. Откуда ей было знать, что у Ильи больное сердце? Ведь ей никто, никогда не говорил об этом!
   А теперь все смотрят на нее как на убийцу. А кто-нибудь подошел и спросил, а ей, как самой? Легко?
   Легко? В этот то и весь смысл.
   Ей никак. Словно в постели.
  
   Как тогда, когда ее назвали мочалкой растянутой.
   Как в последнее время с Ильей. Ведь, наверное из-за этого она и начала изменять мужу. Долго не хотела. Боялась. Но потом решилась. Иногда даже нравилось. Но чувство рая (заполонившие всё цвета и счастье на изломе души) всегда исчезало после первого раза. Как говаривал один из любовников: "Первый раз самый сладкий". Когда же ей все надоедало, когда мужские лица начинали ассоциироваться с грязными нецветными лужами, она возвращалась к мужу.
   Илья терпел.
   Молчал. Делал вид, что ничего не происходит.
   Когда она возвращалась, он старался быть суперменом в постели.
   Она ловила оргазмы один за другим.
   Потом надоедало...
   Всё повторялось.
   История, она движется по спирали...
   Так и жили, пока Светлана не узнала, что беременна.
   О ребенке мечтали давно. С год назад даже обращались в клинику. Все никак не получалось... тогда их утешили тем, что мол, молоды, старайтесь, и все получится. А с Ильей доктор долго беседовал за закрытой дверью. Отчего Светлана решила, что бесплодна.
   Бесплодна, да?
   Какой тогда смысл хранить верность мужу?..
   И вот эта беременность...
   Света не была уверена, что ребенок от Ильи. Илья знал наверняка, что ребенок не его. Не даром когда-то врач втирал, что он не может иметь детей. Ситуация накалялась, а наивные родители были без ума от радости. Будущие бабушки и дедушки поздравляли Илью каждый день.
   Света безвылазно сидела дома. Пила транквилизаторы. Принимала горячие ванны. Но плод не желал покидать ее лоно. Илья напивался вдрызг. Сначала пил вечерами, потом - с утра.
   У Светланы вскоре началось кровотечение. Ее упрятали на сохранение. Дома она появлялась раз в три месяца.
   За это время Илья смирился. Он все же любил жену, и не хотел ее терять. Ребенок? Ну что ж, это не помеха. Это, наоборот, как утверждали друзья, привяжет ее к дому.
   Поэтому, когда родился мальчик, было решено назвать его в честь дедушки, отца Ильи. Он стал самым дорогим для них существом. Как для Светланы, так и для Ильи.
   Правы были друзья. Светлана теперь никуда надолго не отлучалась. Все ее любовники остались в прошлом. Каждый день она отдавалась Илье с невероятной нежностью и благодарностью. За что?
   За ожидание, наверное.
   Казалось бы живи, радуйся. Но в Илье проснулись собственнические нотки.
   Скорее всего, это был просто страх. За их хрупкое счастье.
   Он стал ревновать. И, конечно, в семье начались скандалы.
  
   От воспоминаний Света поежилась.
   Она пришла на крышу еще вечером. Сейчас золотые часики, на ее руке, подарок Ильи в день рождения сына, показывали половину пятого утра. Значит больше нет времени на раздумья. Нет времени на жалость.
   К себе любимой.
   Ведь всегда жальче себя.
   Пора, а то скоро придут дворники и найдут ее красивое тело еще теплым. А она так не хочет.
   Пусть все думают, что с крыши прыгнула вечером.
   Пусть все во всём винят только себя.
   Она уходит.
   Скорбите!
  

* * *

   Завтрак состоял из омлета и пары тефтелей, что, конечно, для желудка не совместимо. Но вполне приемлемо для больничного меню.
   У окна, наполовину в тени, сидела женщина. Не старая, но и не молодая. Ее инвалидная коляска была установлена в положение полулежа.
   Волосы у женщины были почти полностью седыми. Кто-то уложил их в красивую корзину на затылке.
   Контур глаз обведен черным. Губы накрашены яркой помадой.
   Ее кормила с ложечки сиделка. Сиделка же причесывала ее каждое утро, накладывала макияж на красивое, печальное и немного обиженное лицо.
   Еще сиделка была ее единственным собеседником. Остальных пугали глаза женщины. Обиженные детские глаза. Такой взгляд отнюдь не располагал к разговору.
   А как можно спокойно беседовать с пожилой женщиной, которая говорит вам звонким детским голосом, с женщиной, которая не выговаривает букву "р":
   - Здлавствуйте, а меня зовут Света.
   Говорить не о чем, можно только тихонько выйти наружу и оставить женщину сидеть в коляске на изломе света и тени.
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Н.Олешкевич "Инициация с врагом, или Право первой ночи"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"