Сидоров Сидор Петрович: другие произведения.

Эфп: Принцесса Жмеринки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 2.94*8  Ваша оценка:

  Здоровеньки булы!
  
  Позвольте представиться. Я - менеджер европейской сети моднючего женского белья под названием "Венерины ласки". Как заправский коммивояжер скитаюсь по городам и весям нашего необъятного глобуса, где сбываю с неплохой прибылью трусы и лифчики, колготки с открытой похвой и ажурные подвязочки для жемчужно-серых чулочек, ну и тому подобные незаменимые в любом хозяйстве вещи.
  
  После того, как я одел в прозрачное белье половину России, настало время расширять бизнес и подаваться за границу.
  
  Решил я отправиться для начала на Украину, нашу великую дружелюбную соседку.
  
  Киев, подумал я, город столичный, следовательно - трудный для бизнеса. Надо выбирать что-нибудь более исконное, что-нибудь с чистым провинциальным простодушием, где красивые девушки ходят в баню вместе с бабушкой, а после пьют все вместе брусничный чай с вафлями и стараются рассуждать чинно и степенно, что выглядит и смешно, и трогательно.
  
  Так что выбрал я для визита славный городок Жмеринку, знаменитый на всю округу своими грушевыми садами и наивными длинноногими девушками.
  
  Я сошел с поезда и пошел по улице, которую ошибочно принял за центральную. Был летний вечер, и мошкара игриво перемещалась с места на место небольшими живыми облачками.
  
  Косые лучи заходящего солнца окрасили розовым цветом дешевенькие занавески в горошек и цветущие в горшках герани.
  
  На солнечной стороне стоял большой деревянный дом в три этажа. В одно из окон на первом мило улыбалось создание лет эдак семнадцати с большими карими глазами и светло-пуховой, словно взбитой по-африкански, многоэтажной прической на голове. Рядом жмурился огромный котище, явно утомленный от всей этой людской суеты.
  
  - Здрасссьте! - сказал я через улицу и церемонно поклонился.
  
  Девушка захихикала и прикрыла рукой рот. Кот стукнул по подоконнику толстым, как докторская колбаса, хвостом.
  
  - Не желаете взглянуть на каталог последних европейских новинок?
  
  - У нас на эти шикарные кастрюли денег нет ни у кого, - сказала девушка. - А долги я занимать не хочу.
  
  - Ошибаетесь, мадмуазель, никакие это не кастрюли, - промурлыкал я и жестом фокусника раскрыл перед ней глянцевый каталог.
  
  Ее глаза округлились.
  
  Кот приподнял кончики ушей и разлепил сонные веки.
  
  - В наличии имеются также следующие фасоны... и такие... и наконец даже такие.
  
  На последней фотографии была совсем голая девушка в прозрачном, как тюль, пеньюаре.
  
  Девушке в окне зарделась. Кот окончательно проснулся и бодро заурчал, словно включив в своем мохнатом теле мощный трансформатор.
  
  - Позвольте представиться: Виктор Витальевич Коваль, ведущий менеджер по продажам всемирно-европейской фирмы "Венерины ласки", - отрапортовал я, дернув подбородком, как какой-нибудь лихой гусар.
  
  На самом деле, моя фамилия - Кузнецов, однако в каждой стране свои привычки и устои, и я становлюсь в Англии Смитом, а где-нибудь в Аргентине - Херреро, извиняюсь за выражение.
  
  - Лина, - ответила воздушная блондинка, отводя в сторону взгляд.
  
  - Я извиняюсь, Линочка, можно мне к вам пройти? Сами понимаете, если захочется примерить какую-нибудь вещь, то здесь не самое лучшее место, - я плавно махнул рукой сначала направо, потом налево.
  
  Улица казалась вымершей, но в некоторых домах подозрительно колыхались занавески, а в калитке напротив застыла истуканом фигура в замызганном синем халате и резиновых сапогах.
  
  На лице девушки мелькнуло легкое замешательство.
  Она растерянно подняла глаза, и я улыбнулся ей с самым уверенным видом.
  
  - Проходите, - слабо прошептала она.
  
  Внутри царила скромная чистота: истрепавшиеся до нитей основы паласы и традиционная кружевная занавесочка на телевизоре из середины прошлого века.
  
  Лина оказалась худенькой девушкой среднего роста. Она смущенно обнимала свои плечи, пытаясь прикрыть обнаженность рук, и одергивала изредка подол короткого халатика.
  
  Я тут же отметил про себя, что с ее великолепной фигурой она легко могла бы стать лучшей моделью нашего каталога.
  Главное в нашем деле - профессионализм, граничащий с наглостью. Поэтому, не успев переступить порог ее комнаты, я тут же бросил с равнодушием врача:
  
  - Раздевайтесь!
  
  - ?!!!
  
  - Я говорю раздевайтесь, Лина, что вы на меня выпятились, как в зоопарке! Мы будем подбирать вам гардероб один раз, или нет, в конце концов?
  
  - Но я... но я... не знаю, - ее лицо горело, как факел.
  
  - Ой, боже ж мой, всем приходится объяснять. Вы знаете сколько комплектов я уже продал? Я видел две тысячи триста голых женщин, и все они были прекрасны, как девушки Пентхауса. Но мне уже все равно, и я даже буду от вас отворачиваться, так мне все это надоело. Меня от наготы просто тошнит. Если бы не этот бизнес, я бы давно уже вышел на пенсию и выращивал бы в огороде розовые пионы, лишь бы не видеть всех этих голых женщин!
  
  Мой пламенный спич, похоже, успокоил ее.
  Она потянула за пояс халатика и сбросила его на диван позади себя.
  
  К большому моему удивлению, она оказалась в одних колготках, даже без трусиков. Крепкие стоячие грудки выбросили вверх красные, как октябрьские флажки, соски.
  
  Я сделал вид, будто у меня оскомина, скорбно сдвинув челюсть и хмурясь с недовольным видом.
  
  Сквозь натянувшийся капрон колготок был отчетливо виден ее гладкий, словно выбритый, лобок, рассеченный по вертикали тесной щелью.
  
  - Какой у вас размер груди - второй, третий? - промолвил я, раскрывая свой баул прямо на полу в центре комнаты.
  
  - Третий, что не видно!? - с оскорбленным видом протянула принцесса Жмеринки.
  
  Она обняла оба полных конуса ладонями и слегка покачала их, наклонившись вперед, ближе к моему лицу, чтобы продемонстрировать их плотность и упругий объем.
  
  - Что вы мне в лицо грудями тычете? Сам вижу, не слепой! - воскликнул я с напускным возмущением.
  
  - Вот вам третий! Попробуйте для начала этот лифчик. Последняя разработка парижского дома "Вернье и фис". В центре чашечек вмонтированы крохотные фонарики, усиливающие вашу сексуальность в глазах мужчины... Но не в моих конечно! - с угрожающим видом добавил я
  
  Лина начала возиться с бретельками, явно не знакомая со всеми этими застежками и кнопочками.
  
  - Давайте я помогу! Вот так то лучше! Замечательно! Вы легко обойдете всех этих европейских шлюшек с крашенными волосами и силиконовым бюстом. Кстати! Что на вас за прическа?! Где это видано, вообще? Кто сейчас укладывает волосы в такие, извиняюсь, вавилонские башни?! - я осторожно потрогал ее воздушную укладку.
  
  - Немедленно распускайте! - приказал я.
  
  Лина покорно стала вынимать бесчисленные шпильки из разных уголков башни.
  
  Через несколько минут ее прекрасные песочно-светлые пряди рассыпались блестящей волной по голым плечам, окутав ее почти до пояса.
  
  Сквозь прозрачные локоны тихо мигал парный семафор супермодернового лифчика.
  
  - Теперь снимайте колготки! - я почувствовал себя в своей стихии.
  
  - Подберем вам чудненький черно-глянцевый поясок и чулки в комплекте... Однако у вас красивые ножки! Только не подумайте, что мне это вообще интересно. Я столько разных ног перевидал, что отворачиваюсь, когда вижу на улице кого-нибудь в мини-юбке.
  
  Девушка стянула колготки до коленей и выпрямилась, с завороженным видом слушая мою болтовню. У нее был вид ребенка, которому читают приключенческую сказку.
  
  Я взглянул украдкой на нее, продолжая вытряхивать из баула целлофановые упаковки. Нет, лобок не бритый. Просто очень редкие и светлые завитки, оттого и кажется, будто ее цыпка лысая, как у младенца.
  
  Нечеловеческим усилием воли я заставил себя отвести взгляд и продолжил трещать наугад, подбирая для нее пояс и чулки в тон.
  
  - Только не стойте, Линочка, не стойте! Мне еще за сегодня десять клиентов надо обойти и всем что-нибудь рекомендовать, всем помочь с выбором.
  
  Она села на диван и окончательно освободилась от колготок.
  
  Я не переставал удивляться ее странному детскому бесстыдству, смешанному с болезненной провинциальной застенчивостью.
  
  Сидит передо мной совершенно голая, как будто начисто забыла, где она и что с ней. А десять минут назад краснела при виде рекламной фотографии прозрачной ночной сорочки.
  
  - Подойдите! - скомандовал я, продолжая стоять на коленях посреди комнаты, в центре разбросанных по полу цветастых пакетов.
  
  Прямо перед моим лицом возникла мягкая чаша живота с ямкой пупка в центре. Правильная дельта редких рыжеватых волос сходилась к тесной щели между выпуклыми холмиками туго сомкнутых губ.
  
  Одним ловким жестом я обвил вокруг ее гибкой талии пояс. Подвязки болтались вокруг соблазнительных пухлостей ее лона.
  
  - Теперь наденьте эти чулки, - я осторожно передал ей в руки два невесомых шедевра из жемчужно-серой паутины.
  
  Лина опять села на диван напротив меня.
  
  Покончив с продеванием ступни, она вытянула ногу немного вбок и вверх, в очередной раз одаряя меня восхитительным моментом созерцания ее безупречной ножки и немного затененного паха, сулящего безмерные наслаждения.
  
  Девушка закрепила подвязки и несколько раз крутанулась перед зеркалом, поднимая обе руки.
  
  - Ух ты! - невольно вырвалось у нее. - Классное белье! У
  нас в Жмеринке такого точно ни у кого нет.
  
  - Если нравится, покупайте, - равнодушно заявил я.
  
  Глаза Лины тут же потускнели.
  
  - Не знаю, - вздохнула она. - Папа вернется только через неделю, а я все гривны уже профукала.
  
  Она сокрушенно покачала головой, бросая по углам комнаты, уже полным бархата летних сумерек, красные лучики от мерцающих в чашах лифчика лампочек.
  
  Когда она посмотрела на меня, я увидел в ее глазах то, что надеялся увидеть с самого начала: скрытую надежду и лукавые искорки, выдававшие ее с головой.
  
  - Ну... раз такое дело... - я вытянул губы трубочкой, несколько раз в задумчивости почмокал, затем начал с разочарованным видом собирать разбросанные по полу упаковки обратно в баул.
  
  - Погодите! - Лина прикусила нижнюю губу. - Разве мы не договоримся?
  
  - О чем, милая? Что вы мне можете предложить кроме своих юных прелестей?
  
  - Вы что, совсем..., - девушка запнулась, пытаясь справиться со смущением, отвела глаза в сторону и выпалила:
  - Вы что, совсем не спите с женщинами?
  
  - Ну, я бы так не сказал..., - лукаво усмехнулся я. - Иногда бывает, что и сплю.
  
  - Мне так неудобно, - потупившись, сообщила мне Лина.
  
  Одной рукой она стыдливо прикрыла груди, но ее глаза блестели в сумраке комнаты, а уголки губ приподнялись в чувственной улыбке.
  
  - Линочка, для меня это - тоже нетипичный случай. Я не привык торговать своим телом, - сказал я.
  
  - Телом торгую как раз я! - возразила она и подняла наконец глаза, встретившись со мной взглядом.
  
  - Вы производите впечатление совершенно неопытной, необученной девственницы! - жестко отрезал я. - Не думаю, что у меня есть время и желание заниматься вашим обучением.
  
  - Как раз нет! - бросила Лина. - У меня есть парень, я с ним часто встречаюсь. И мы...
  
  - Ну что, целуетесь в беседке под луной? - презрительно вымолвил я. - Затем долго смотрите в небо и вздыхаете?
  
  - Нет, я ему..., - Лина опять собралась с силами и выдохнула:
  - Я ему делаю минет, и очень хорошо, потому что он каждый раз меня просит, и говорит, что я замечательно сосу, и кончает мне в рот по два или три раза! Вот!
  
  - Значит, хорошо умеете делать минет? - полным сарказма голосом спросил я. - Ладно, мы это проверим. А чему еще, позвольте осведомиться, вы обучены?
  
  - Папочка обожает мою попку, - тихо сказала Лина, опустив голову.
  
  Она полуобернулась и немного раздвинула обеими руками пышные, круглые половинки безупречно упругих ягодиц.
  
  - Он говорит, что мое анальное колечко - самый лучший подарок в его холостой жизни. Можете потрогать, я хорошо умею расслаблять попу, поэтому мне ни чуточки не больно, и даже приятно...
  
  - Хм! - я потер подбородок. - Окей, моя милая, считайте, что вы меня убедили. Эти вещи - ваши. А я бы хотел убедиться на деле, соответствует ли истине ваша собственная реклама.
  
  С этими словами я расстегнул брюки и сбросил их на ковер. Через минуту туда же последовали пиджак, галстук и рубашка.
  
  Должен заметить, что у меня достаточно развитый орган, достигающий в возбужденном состоянии длины в двадцать восемь сантиметров, при этом его окружность тоже имеет немалые размеры.
  
  Я шагнул к девушке и обнял ее, вдыхая свежий, цветочный запах ее распущенных волос. Мой наполовину вставший член терся об ее шелковистое бедро.
  
  Я нашел ее губы и мы застыли на месте, забыв обо всем. Влажный язычок Лины толкнулся в мое небо.
  Когда наши уста разъединились, я почувствовал ощутимое головокружение.
  
  - Можно я начну с любимого места вашего папы? - спросил я, и, не дожидаясь ответа девушки, ласково развернул ее тылом к себе, легко надавливая на плечи, чтобы она встала на четвереньки.
  
  - Тогда мне нужно подготовиться! - она увернулась от моих объятий и ринулась в ванную, откуда послышался шум воды.
  
  Я несколько раз прошелся голым по комнате. Стало совсем темно, и я задернул шторы и включил люстру.
  
  Через несколько минут вошла Лина.
  
  Она улыбнулась мне, сразу прошла к дивану и легла на бок, свернувшись клубком.
  Круглая луна ее восхитительного зада была полностью в моем распоряжении.
  
  Одной рукой девушка оттянула ягодицу в сторону, открывая вид на глубокую ложбину, блестевшую от какой-то смазки.
  
  Розовый и чистый сфинктер сначала сжался, собрав вместе все свои крохотные морщинки, затем медленно расправился, как губы, растягивающиеся в улыбке.
  
  - Я намазала попку вазелином, чтобы вам было легче, - она покосилась на моего монстра, гордо вздымавшего к потолку налившуюся возбужденной кровью багровую головку. - Мне кажется, у вас такой же большой член, как у папы... Или даже больше...
  
  Я навел головку на ее крохотное светло-розовое отверстие.
  
  Разница в их размерах казалась совершенно непреодолимой.
  Но когда я начал постепенно нажимать большим пальцем сверху на головку, заправляя член в ее тугой задний проход, и одновременно подаваться вперед бедрами, обеспечивая поступательное движение, к моему безмерному изумлению, эластичный сфинктер легко раздался вширь, пропуская внутрь мой твердокаменный орган.
  
  Головка достаточно легко преодолела первый мускульный барьер, после чего ствол заскользил сам по себе в ее внутренний жар.
  
  - Уф! - сказала Лина. - Ваш член все-таки больше папиного!
  
  - Теперь я понимаю восторги вашего родителя, - пробормотал я, глядя на медленное скольжение члена сквозь ее сильно растянутое мышечное кольцо. - Какая мягкая и жаркая задница! Даже Жанетта, моя французская подружка, не имела такой умопомрачительной попы!
  
  Вместо ответа Лина несколько раз сжала и разжала заднепроходные мышцы, словно подтверждая свою репутацию непревзойденной анальной искусницы.
  
  Я начал медленные фрикции в тугом и скользком футляре, постепенно набирая все более и более высокий темп.
  При каждом смачном ударе моего живота о выпуклые ягодицы девушки, ее мягкие груди упруго покачивались, а соски терлись о грубый ворс пледа, покрывавшего диван.
  
  Одной рукой Лина начала теребить клитор, другой - массировать свои раздраженные соски.
  
  - Только не кончайте в попу, - попросила она. - Я хочу видеть ваш фонтанчик!
  
  - Ну что вы, я вовсе не собираюсь кончать, - галантно возразил я, сильно посылая свой большой член в ее хорошо смазанный задний проход. - Я ведь только начал.
  
  - Если хотите, я сейчас могу взять в рот, - предложила Лина.
  Ее глаза блестели еще больше прежнего, а на щеках разгорался яркий румянец возбуждения.
  
  - Охотно! - я выдернул член, и ее попа громко чмокнула, словно даря мне воздушный поцелуй.
  
  Несмотря на неровные разводы вазелина по всей длине ствола, пенис был совершенно чистым: видимо, принцесса Жмеринки тщательно соблюдала гигиену.
  
  Я втолкнул член в ее гостеприимно приоткрытые губы до самого корня.
  
  - М-м-м, - промычала с набитым ртом Лина.
  
  Она несколько раз качнула головой, глубоко заглатывая эрегированный член, затем сосредоточилась на головке, описывая языком круговые движения вокруг мочеиспускательной щели.
  
  - Пряный! - выдохнула она, освобождая меня.
  
  Ее губы блестели от слюны и избытка вазелина.
  
  Я поставил девушку на четвереньки и опять глубоко втолкнул свой огромный, толстый орган в ее размягченный от предыдущих фрикций анальный проход.
  
  Лишний воздух вырвался с неприличным пердящим звуком, когда мой ствол быстро погрузился в ее жаркую глубину.
  
  Лина захихикала.
  
  - Я пукаю, - сказала она и напряглась, в самом деле пытаясь выпустить газы.
  
  У нее ничего не вышло, но мышечная трубка заднего прохода сразу расширилась, и я погрузился в ее роскошную задницу на все полные двадцать восемь сантиметров возбужденной длины члена.
  
  - Вот это да! - задыхаясь от возбуждения, изумился я. - Теперь я вижу, насколько был неправ, принимая вас за неопытную школьницу.
  
  Девушка обернулась и вновь улыбнулась мне. Ее растрепанные волосы обрамляли красивое личико воздушным каскадом светлых, искрящихся в свете люстры волос.
  
  Я продолжал размеренные, постепенно набиравшие скорость движения в туго сжатом кольце ее анального прохода.
  
  Мы молчали, и в тишине комнаты слышались только шлепки плоти о плоть, хриплое дыхание и влажные звуки, издаваемые иногда ее зияющим сфинктером, когда мой член с размаху полностью выходил из него.
  
  Уже чувствуя морозное онемение в корне пениса, медленно подбиравшееся к зудящей от постоянного трения головке, ощущая, как подбираются в мошонке яички, полные недельного неизрасходованного запаса спермы, я скомандовал Лине:
  
  - Повернитесь!
  
  Не успела она встать передо мной на колени, как бурный фонтан кипящей белой лавы вырвался из ярко-пурпурной головки моего твердого, как сталь, пениса.
  
  Густая струя ударила ей в переносицу, потом еще раз ниже, по щеке, стекая вязкими плевками к жадно приоткрытому рту.
  
  Из меня вытекло такое количество семени, какого я не видел ни разу за всю свою жизнь.
  
  Все лицо анальной принцессы Жмеринки было залито сметанными петлями спермы.
  
  Она облизнула губы и подбородок и стала собирать пальцами весь мой недельный заряд, постепенно растекавшийся по ее лицу, с явным наслаждениям вылизывая их и опять извлекая сладкое лакомство в ямочках щек и густых ресницах.
  
  - Ну вот, теперь я вижу, что вы довольны, - сказала она, улыбаясь. - Наверное, захотите попробовать во второй раз.
  
  - Не откажусь! - ответил я вытирая тыльной стороной руки пот со лба.
  
  Все мои поджилки дрожали, но член продолжал указывать в небо, как пионерский горн.
  
  - Тогда несите ваш каталог, будем выбирать дальше!
Оценка: 2.94*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"