Ершова Ольга Сергеевна: другие произведения.

В этом вся прелесть радиостанций

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   В этом вся прелесть радиостанций
  
   За три часа Янко успел осмотреть всю станцию. Возвращаться ему пришлось в гору, он чуть запыхался, раскраснелся - может, и не из-за подъема, а с досады. Голубые детские глаза его смотрели обижено из-под русых кудрей, ворохом падающих на лоб.
   - Здесь же ничего нет. Совсем ничего.
   Мы переглянулись, и Димлак, усмехаясь в усы, многозначительно пошевелил пальцами, что должно было означать: "Видал? Тебе раскошеливаться". Еще утром, когда пришел транспорт, он навязал мне пари. Я ставил на то, что паренек останется. Наверное, мне просто хотелось на это надеяться.
   - А про вышку что ты скажешь? А про все это? - словно не понимая, я неопределенно повел рукой, охватывая и дом, и сад, где мы с капитаном почтового расположились на травке, смакуя после обеда: я - привозное пиво, он - мой яблочный сидр. За садом расстилалась мертвая пустыня посадочной полосы, обычно идеально ровная и чистая - еще один предмет моей гордости. Сейчас на ней утесом возвышался димлаков челнок, от которого по полю расходились трещины и борозды.
   Хотя на самом деле я знал, что мальчик имеет в виду.
   - Да это все какая-то деревня сплошная. Я знал, что здесь не будет людей и развлечений, ни сети, ни связи, транспорты раз в неделю и поговорить не с кем - но это! Зачем стоило лететь в такую даль - ради этого? - он карикатурно повторил мой жест, словно перечеркнул ладонью все то, что я выложил перед ним, весь мой маленький мирок. В голосе его звенели горечь и презрение. Черт возьми, его слова задели меня за живое, я едва удержался, чтобы не кинуть в ответ что-нибудь резкое и злое.
   "Он же просто мальчишка. Каково ему, а? Того и гляди, заплачет..." - голос, слышимый только мне, коснулся слуха мягко, словно пахнуло анисом и ванилью и теплой сдобой.
   Димлак, видно, почувствовал себя не в своей тарелке. Засобирался. Коряво растопырив пятерню, потряс в воздухе:
   - Бывайте. Я, если что, еще завтра, на обратном пути... - и быстро ушел.
   - А как мы узнаем, что уже завтра? - в спину ему с вызовом спросил Янко.
   Вот как! Похоже, плакали мои денежки.
   - На часы посмотрим, а ты что думал? За купол выходят только рабочие ремонтной бригады.
   Я мог бы продолжить: живущие на автономных станциях нередко привыкают к тому, что на улице всегда и непременно - день. Вот и я отключаю свет только в спальне. Если Янко останется, придется и ему приспосабливаться к постоянно светлому небу без солнца.
   Только мальчик не собирался выслушивать мои рассуждения.
   - Ясно, - сказал он, как отрезал.
   На этом разговор угас. Я занялся посадочной полосой, Янко вновь отправился слоняться по станции. Однако когда почти все борозды уже исчезли - ненадолго, до следующего визита Димлака, - мальчик вернулся.
   - Как же так? - спросил он без лишних предисловий, - одно из самых загадочных мест во вселенной, аномалии пространства, непроходимый космос, радиомаяки - и вдруг такое. Садики-домики. Сидр этот самогонный.
   - А чего ты хотел? Приключений? Опасностей? Открытий? Кто ты такой, Янко, чтобы тебе все это досталось?
   - То есть: кто я такой?
   - Сколько тебе лет? Двадцать-то есть?
   - Восемнадцать, - ответил он почему-то шепотом.
   - Ну! И кто ты такой, я спрашиваю? Специалист по волновой физике? Навигатор?
   Он только помотал головой. Конечно, с чего бы ему быть навигатором или физиком - скорее всего у него за плечами всего-то лишь школа, да, глядишь, кружки по интересам. Чему бы их там не учили, в этих современных храмах познания - на самом деле учат только писать и читать. Все прочие науки каждый из нас, вырастая, узнает заново.
   "А как же счет? Ты забыл про счет!" - снова всколыхнулся голос, который жил только внутри меня. Теперь он звучал насмешливо.
   "Ничего я не забыл! Считать по-настоящему учатся тогда, когда впервые берут в руки деньги, школа тут не при чем".
   Она умолкла. Вместо нее снова заговорил Янко:
   - А вы почему сюда прилетели?
   Вот как! Теперь он еще и невежлив. Но мне что-то расхотелось воевать.
   - Я прилетел сюда из-за жены. Она провела на этой станции последние годы.
   - Она умерла? Отчего?
   Мальчик, ты думаешь - здесь какая-то зловещая тайна? Прошло уже достаточно времени, чтобы я мог отвечать спокойно на такие вопросы.
   - От старости. Я бы мог тебе прочитать диагноз, который поставили врачи - но на самом деле она умерла от старости. Преждевременной, конечно, но мы думаем, у каждого человека на самом деле свой собственный отсчет лет.
   - Мне очень жаль. И вы ее здесь похоронили?
   Очень жаль. Такая обтекаемая формулировка. "Я не знаю, что сказать, не знаю, что вы хотите, чтобы я сказал, и потому - мне очень жаль". Вряд ли в его-то возрасте можно осознать само слово "умереть".
   - Пойдем, я покажу тебе.
   Мы стояли над ее могилой: он спросил, как звали мою жену, я ответил - Алиса. И тут мне пришло в голову:
   - Послушай, Янко, а как ты вообще узнал про... про нас?
   Он смутился.
   - Прочитал объявление, а что?
   Конечно, я давал объявления о поиске напарника. Пара строк в графе: "Вакансии; разное". Смотритель радиомаяка. Но чем могли эти строчки привлечь мальчишку, жаждущего приключений?
   Я не успел спросить, как парня словно прорвало: слова сыпались из него звонкими горошинами. Он говорил о маяках; о том, как еще в детстве им завладели чарующие сказки о странствующих по морю; говорил об увиденных картинах и прочитанных книгах. О том, как узнал про маяки в зоне аномалий - плывущие в космосе островки постоянства там, где глохнет любая другая передача. Голоса, зовущие корабли, не дающие им затеряться в пути. Он не мог остановиться и рассказывал мне все: о своих сомнениях и страхах, о том, какой рискованной казалась ему эта неожиданная затея. О том, как написал запрос и ждал моего ответа, сам не зная, что обрадует его больше: отказ или приглашение приехать.
   - Вы правы: кто я? Да никто. Пацан, только что окончивший школу. Нужен я вам тут? Не знаю, но мне было важно попасть сюда. Я должен был увидеть то, о чем мечтал, иначе - что бы сталось со мной? Бывают такие моменты в жизни, когда вот оно, близко, стоит только протянуть руку - а ты делаешь вид, что передумал, что тебе не очень-то и хотелось. Отправляешься с друзьями на вечеринку, или хватаешься за книгу, или утыкаешься в монитор. А потом думаешь себе: все равно ничего бы не получилось, это реальная жизнь, в которой нет места романтическим бредням.
   Он говорил, я слушал, и казалось, что запахи аниса и ванили становятся почти осязаемыми, обволакивают нас обоих. Казалось, что она слушает тоже. И само собой у меня вырвалось:
   - Хочешь услышать то, ради чего я остаюсь на станции все эти годы?
   Еще бы он не хотел.
  
   Мальчик наверняка успел побывать в радиорубке за время своих блужданий по станции. Трогал верньеры, слушал шум в эфире. Идущие корабли ведут передачу всегда в одном диапазоне, мы вещаем на всех частотах - лишь бы услышали - но радиоволны несут немало голосов, о которых Янко не мог знать.
   Я коснулся клавиш настройки, выискивая среди треска помех одну из тех волн. И, когда, наконец, сумел поймать ее - нас захлестнула музыка. Песня. Голос из чужой эпохи. Милые, чудные старомодные фразы. Они об одном и том же, всегда об одном и том же. Хотелось подпевать, притоптывать ногами в такт. Мне понадобилось несколько минут чтобы осознать, что мальчик смотрит на меня во все глаза: он, видно, спросил о чем-то, а я не ответил. Я разом вырубил динамики, выдергивая самого себя в реальность.
   - Что это? - спрашивал Янко.
   - Старая музыка. Первое столетие радиоэфира. Здесь лучшее в мире место для приема любой, самой слабой передачи. И здесь собрана самая тонкая, самая мощная аппаратура: вообще-то все это для того, чтобы корабли обезопасить по максимуму. А я, старый романтик, слушаю здесь музыку, которой уже не осталось нигде в мире. Разве что хрупкие старые записи на музейных полках, копии копий. А тут они все живые. Музыка, летящая на радиоволнах. Наверное, это очень странно? Можешь считать меня старым дураком, но это единственное, что держит меня здесь после смерти Алисы. Сначала я просто ждал, когда найдут мне замену, проводил здесь, в рубке, пустые дни, сутки напролет. От нечего делать крутил настройку. И - вот.
  
   Я неуверенно развел руками. Что это на меня нашло? Никому ведь не рассказывал об этом раньше. Впрочем, кому я мог рассказать? Кому - из той дюжины бродяг, что заглядывали за последние пару лет ко мне на станцию?
   Янко вздохнул. Еще бы. Для таких ситуаций не придумано емких и безразличных слов вроде "мне очень жаль". Тут самому надо выкручиваться. Да ладно, чего уж...
   - Забудь - сказал я ему, - это я так, сентиментальничаю.
   - А вы записываете все эти старые передачи? - спросил мальчик в ответ.
  
   Может статься, Димлак завтра все-таки выложит мне свои три сотни.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"