Эсаул Георгий: другие произведения.

Дзэн! Русский потрясающий дзэн! Теория и практика дзэна в Рф! Становление ихнее

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сумасводящий роман о русском сногсшибательном дзэне! Я впервые показал русский дзэн с открытым лицом! Особо полезен мой роман девушкам, которые женихаются и мужчинам героям!

  Роман "Русский потрясающий дзэн! Теория и практика дзэна в РФ! Становление ихнее!" написан Великим Всемирным Писателем Эсаулом Георгием (Эсаулов Юрий Александрович!) в городе Люберцы 20 января 2011 года!
  
  
  
   Во всех странах существует свой дзэн, даже в сша философствуют по дзэну, а в РФ до меня дзэн не прославляли!
   Великий Всемирный Писатель Эсаул Георгий, то есть я, восполнил пробел, заполнил нишу и предоставил своим почитателям Русский дзэн, как рублем одарил!
  
  
  ПУТЬ
  
   После утренего дзэна Иван Петрович сидел на пне и стонал!
   К Ивану Петровичу подошли ходоки калики перехожие и спросили:
   - Иван Петрович! А Иван Петрович!
  Вот я всю жизнь изучал науки, как Ломоносов, но ни к чему не пришел!
  Стал знаменитым академиком, но счастья не вижу!
  - А я - копил богатства - накопил милионы денег, но тоже не знаю для что живу!
  - А я возвеличивал себя в искустве и в политике, стал Президентом всего, что можно, но также несчастлив, потому что не знаю своё место в жизни!
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Куда нам идти?
  - Идите на х...й!
   И ушли калики перехожие, довольные ответом Ивана Петровича!
   А Иван Петрович сидел на пне и стонал!
  
  
   НЕПОНИМАНИЕ
  
   Иван Петрович перед дзэном пришел к озеру, а в озере омывала прекрасные перси Анфиса Васильевна!
   Иван Петрович любовался обнаженой Анфисой Васильевной и вопрошал:
   - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
   Как ты полагаешь? Лето отчего в этом году теплое, как молоко матери?
   Анфиса Васильевна вышла белой рыбицей на берег, смотрела в очи Ивана Петровича своими омутными очами и молчала!
   Иван Петрович вопрошал другой вопрос:
   - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
   Отчего сегодня птицы тише поют? Понимаешь это?
   Я не понимаю!
   И опять Анфиса Васильевна смолчала, только обтирала духмяными луговыми травами тело белое с грудями наливными!
   Иван Петрович третий вопрос вопросил:
   - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
   Отчего день сегодня особеный? Понимаешь?
   Я не понимаю!
   Анфиса Васильевна надела сарафан васильковый, пошла от Ивана Петровича, полуобернулась, как пава, и сказала:
   - Дурак ты сегодня, Иван Петрович!
   Понимаешь?
   - Понимаю! - Иван Петрович с сожалением смотрел на удаляющийся стан Анфисы Васильевны!
  
  
   ОСОЗНАНИЕ МОЛЧАНИЯ
  
   Перед дзэном Иван Петрович шел по лесной тропинке и увидел, как дерево придавило бедняка Никодима Макаровича!
   Никодим Макарович лежал бездыханый!
   - Молчишь? - Иван Петрович спросил Никодима Макаровича!
   Ничто не ответил Никодим Макарович!
   Дзэн!
  
   БОЛЬ
  
   Соломорезка сильно порезала гениталии Никодима Макаровича!
   Никодим Макарович бегал по лугу, зажимал причиное место руками и орал от боли!
   На пригорке, на юру стоял Иван Петрович и смотрел, как Никодим Макарович бегает и кричит от боли!
   Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и благодушничал после дзэна!
   Никодим Макарович подбежал к Ивану Петровичу, мычал и показывал окровавленые ладони и гениталии!
   Иван Петрович не вынул рук из карманов полосатых портков:
   - Больно?
  
  
   ПОНИМАНИЕ
  
   Иван Петрович пришел в гости к богачу Прохору Игнатьевичу!
   Богач Прохор Игнатьевич сидел за столом на лавке, под иконами и считал барыши, золотые червонцы!
   Иван Петрович долго смотрел на Прохора Игнатьевича, даже полуденый дзэн пропустил!
   Но богач Прохор Игнатьевич не угостил Ивана Петровича чаем, и не поднес рюмку водки!
   Ни одного червонца не подарил!
   В десятом часу Иван Петрович ушел от Прохора Игнатьевича:
   - Понимаю!
  
  
   ЖИТИЕ ТЯЖКОЕ
  
   У бабы умер муж!
   После смерти мужа сгорел дом со всем скарбом!
   Баба Светлана Алексеевна сидела перед домом и выла от горя, как волчица серая из Тамбова!
   На погорелое пришли Иван Петрович и богач Прохор Игнатьевич!
   Богач Прохор Игнатьевич сытый, только что после обеда с жареным поросенком и графина водки!
   Иван Петрович умиротворен после дзэна с вином!
   Посмотрели, поглядели Иван Петрович и Прохор Игнатьевич на горе вдовы, покачали головами, потрясли бородами!
   - Житие тяжкое!
  
  
   ВОЗДАЯНИЕ
  
   Иван Петрович после ярмарки возвращался навеселе в родное село!
   Только что удачно прошел очередной дзэн, и Иван Петрович пел от счастья!
   В низине, у лещины на обочине Иван Петрович увидел труп разбойника Кудеяра Порфирьевича!
   Труп изрядно погрызен волками!
   Иван Петрович подумал, что Кудеяр Порфирьевич жил, аки волк, разбойничал по волчьи, теперь умер, словно волк!
   Но Иван Петрович после дзэна промолчал о своих мыслях, только сказал:
   - Воздаяние!
  
  
   ОТЧИЗНА
  
   В деревню пришли рекруты, набирали солдат в армию Государеву!
   Крестьяне не понимали своего счастья и не шли в армию, а прятались от рекрутов по лесам и по чердакам!
   Иван Петрович не пошел в армию по уважительной причине, потому что у него - дзэн!
   У других крестьян дзэна нет!
   Рекруты за волосы из избы выволокли двух ревущих парней!
   Парни орали, вытирали слезы и сопли, а рекруты били парней прикладами и связывали веревками!
   Когда будущих солдат бросили в телегу, Иван Петрович сладко улыбнулся и ткнул перстом в сторону призывников:
   - Отчизны славные сыны!
  
  
   ПРИМИРЕНИЕ
  
   К Ивану Петровичу пришел богач Прохор Игнатьевич и пожаловался!
   - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
   Кругом война, голод, разруха, словно Аарон шаром покатил!
   Ко мне приехала продразверстка в сапогах и всё забрали в закрома Родины!
   А у тебя, ничто не взяли, Иван Петрович, потому что у тебя дзэн!
   Иван Петрович прищурился в ответ:
   - Примирись!
  
  
   РАВЕНСТВО
  
   Через село отступали регулярные части армии, словно на небо уходили!
   Иван Петрович частенько сидел на завалинке после дзэна, курил самокрутки и с интересом смотрел на бойцов, как в театре Ла Скала!
   Однажды шла медсестра, худенькая, молодая девушка, и на плечах, словно свою судьбу, несла раненого упитаного командира!
   - Нет ли у вас водички, мил человек? - Медсестра положила командира на траву, вытерла рукавом пот со лба, словно макияж нанесла!
   - ОХОХО! Все мы люди! - Иван Петрович поднялся с завалинки, огладил курчавую бороду! - И водички дадим и на постой примем, так дзэн велит нам!
   Неужто мы не люди из мяса и крови?
   Иван Петрович распределил на постой: раненого бойца отдал бедняку Никодиму Макаровичу, а медсестру Ирину Васильевну забрал себе!
   Через три недели Иван Петрович провожал выздоровевшего командира и потяжелевшую медсестру в добрый путь:
   - Равенство!
  
  
   ДУШЕВНОСТЬ
  
   Деревенская дурочка Алевтина Борисовна родила дитя неизвестно от кого!
   Поселяне решили, что воспитают всем миром дитенка, как сына полка Девятой Мотосрелковой роты!
   Иван Петрович умилился решению крестьян, утирал слезы рукавом зипуна, взирал на счастливую мать, словно она только что сошла с картины художника Ботичели:
   - Материнство!
  Никто не обратил внимание, что ребеночек очень похож на Ивана Петровича, словно два дзэна!
  
  
  ЕДИНОСОГЛАСИЕ
  
  К Ивану Петровичу зашел в гости бедняк Никодим Макарович, поклонился, перекрестился на образа:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А пошто у меня в боку колет?
  Вот колет и колет!
  - И у меня колет! - Иван Петрович раскраснелся после дзэна, как маков героиновый цвет!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Дык у меня и нутро болит!
  - И у меня болит!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот у меня в ногах слабость!
  - И у меня в ногах слабость!
  - Хороший ты человек, Иван Петрович!
  У нас с тобой единосогласие!
  
  
  ЛЮБОНАЧАЛИЕ
  
  Всем миром выбирали старосту, как Государя Императора в Санкт Петербурге!
  Иван Петрович выставил свою кандидатуру, потому что так ему велел дзэн!
  Иван Петрович пообещал крестьянам, что, если его изберут, то научит крестьян дзэну!
  А богач Прохор Игнатьевич предложил крестьянам себя и выкатил бочку вина!
  Крестьяне единогласно, как по писаному, выбрали старейшиной богача Прохора Игнатьевича!
  Иван Петрович крякнул от досады, но не прогневался сильно, а только икнул:
  - Любоначалие!
  
  
  ГОРДОСТЬ
  
  В избе богача Прохора Игнатьевича крестьяне пировали по поводу прихода весны!
  Пили много, закусывали изрядно, только Иван Петрович пил без закуски, потому что после дзэна!
  Пригласили Анфису Васильевну для плясок!
  Анфиса Васильевна лихо плясала в горнице и на столе, разгоряченая, аки печка русская!
  После танца в сенях вопросила с пристрастием:
  - По нраву я вам?
  Крестьяне дружно загудели в бороды, как жуки майские:
  - По нраву, голубушка! По нраву!
  Только Иван Петрович молчал, и пил зелено вино без закуски!
  Анфиса Васильевна вскочила на стол и станцевала на столе, опят вопросила:
  - И теперь по нраву я вам оголтелая?
  - По нраву, голубушка! По нраву, милая с глазами!
  Иван Петрович хмурил брови, вспоминал дзэн и молчал один!
  В третий раз встрепенулась Анфиса Васильевна павой белою, по лавкам станцевала, приплясывала, в третий раз вопросила губами жаркими, как два калача маковых:
  - И теперь ли я по нраву вам?
  - По нраву, голубушка! По нраву, медовая!
   Только Иван Петрович опять смолчал, взял в охапку кушак и шапку, да с глаз долой пошел, как из сердца вон!
   Крестьяне посмотрели Ивану Петровичу в спину:
   - Гордость!
  
  
   НЕОБРЕТЕНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич подошел к Ивану Петровичу и сел рядом с ним в стог сена, как на кожаный царский диван:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Хочешь я тебя за рубль куплю?
  - Ты пьян, Прохор Игнатьевич, как собака пьян! - Иван Петрович почесал выю сермяжной рукой! После утренего дзэна у Ивана Петровича райское настроение! - Меня за рупь не купишь!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Хошь, я за сто рублей тебя куплю? - Богач Прохор Игнатьевич не унимался, его заело, как всякого нормального русского купца!
  - Меня и за сто рублей не купишь, Прохор Игнатьевич!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А я тебя за тысячу рублей куплю!
  С потрохами куплю, как девку базарную визгливую сиськастую!
  - Посмотри на небо, Прохор Игнатьевич! - Иван Петрович ткнул заскорузлым перстом в заоблачные дали! - Ты небо и за милион не обретешь!
  Прохор Игнатьевич долго таращил очи в небо небушко ясное, затем неистово перекрестился, как перед казнью:
  - Не обрету!
  И за милион не обрету!
  
  
  МИРЕНИЕ
  
  По селу проходил чудной мужик: в полосатых чулках, в бабьем платье, в бабьих же туфлях с серебряными пряжками, длиноволосый, длиноносый!
  Чудной остановился около поселян и мотнул завитыми буклями:
  - Вы есть русские свиньи, а я есть каунаский магистр Тынис Мяги!
  Мужики в ответ сняли шапки и били поклоны:
  - Да, мы русские свиньи!
  Ну и что?
  - Вы есть русские свиньи, вы должны оскорбиться и бить меня за оскорбления на вас! - Магистр вспотел и злобно плевался, как верблюд гренадер!
  - Ну, ежели, барин, тебе надобно, так мы - русские свиньи!
  А пошто тебя бить то, несуразного?
  - Бейте меня за то, что я оскорбляю ваше национальное достоинство, потому что называю вас русскими свиньями!
  Не били, мужики чудного мужика в бабьем наряде, а он распалялся, краснел и вдруг зарыдал!
  К магистру Тынису Мяги подошел Иван Петрович, слегка красный от дзэна:
  - Магистр! Пенис Мягкий!
  Ты иди к себе домой в Каунас или на Украину Руси, как по стекляной дороге иди!
  Там называй ИХ русскими свиньями, или украинскими свиньями, или прибалтийскими свиньями - они тебя точно побьют за оскорбление!
  А мы что? Мы - ничто!
  Мы - смирение!
  Мирные мы!
  
  
  СУЩЕСТВО ДЗЭНА
  
  Иван Петрович зашел в гости к Анфисе Васильевне, просто так зашел!
  Анфиса Васильевна на радостях усадила почетного гостя за стол, под образа, как царя батюшку веселила!
  Подносила Ивану Петровичу яства, питье разнообразное, говорила ласковые слова, словно ждала от Ивана Петровича милости!
  Иван Петрович накушался до одури, распустил пояс, сидел под образами, вытирал пот и отдувался, как лягушка, которую цыгане надули соломинкой в зад!
  Анфиса Васильевна что то ждала, ждала, затем затосковала!
  Иван Петрович всполошился, поднялся с лавки и протянул руки к прекрасной румяной Анфисе Васильевне:
  - А теперь, дорогая Анфиса Васильевна, тебя хочу для услады!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ежели бы ты пожелал меня для услады, то пожелал бы сразу, а не трескал бы вареники, да кабана жареного!
  Еда и питьё тебе важнее моих прелестей!
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Так мне дзэн велел!
  А я никуда против дзэна не иду!
  Как он скажет, так и поступаю!
  Анфиса Васильевна осерчала и выгнала Ивана Петровича из избы взашей:
  - Иди, ступай, Иван Петрович, к своему дзэну!
  Ищи существо дзэна!
  А ко мне больше тебе ходу нет!
  
  
  УСОМЕНИЯ
  
  Иван Петрович пришел к богачу Прохору Игнатьевичу очень грустный и сел у печи:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Усомнился я в дзэне!
  Как мне с усомнениями тяжко!
  Как же я без дзэна!
  Богатей Прохор Игнатьевич поднес Ивану Петровичу стакан водки:
  - На, Иван Петрович, вкуси водки то!
  Водка усомнения враз разгонит!
  - Не положено мне по дзэну до пятых петухов водку то пить, Прохор Игнатьевич!
  Не положено!
  - Так ты усомнился в дзэне, полагай, что его нет!
  Пей водку без дзэна!
  А дзэн придет сам собой!
  Найдется твой ледащий дзэн!
  Иван Петрович удивился мудрости Прохор Игнатьевич и выпил стакан водки!
  Затем Иван Петрович выпил ещё один стакан водки!
  Затем оба осилили штоф ведерный водки!
  Иван Петрович ночью полз домой на карачках и шептал:
  - Дзэн! Я нашел тебя снова!
  Больше нет во мне усомнения в тебе!
  
  
  ОХОТА
  
  Пошли мужики на охоту на лисицу бешеную!
  Иван Петрович тоже пошел на охоту на лисицу, потому что утрений дзэн уже прошел, а до вечернего дзэна ещё долго!
  Мужики долго бегали за лисицей, но не поймали, а бедняк Никодим Макарович упал в яму с водой!
  Никодим Макарович в воде барахтается, а мужики смеются:
  - Экий ты, Никодим Макарович, охотник на лисицу!
  Ты не поймал лисицу, а яма с водой тебя поймала!
  Никодим Макарович вылез из ямы с водой, пообсох слегка и побежал за лисицей!
  Иван Петрович долго долго смотрел вслед Никодиму Макаровичу, наконец промолвил в рыжую бороду:
  - Охота!
  
  
  ВОЖДЕЛЕНИЕ
  
  Иван Петрович вечером шел мимо избы Анфисы Васильевны и увидал в окне свет от лучины!
  Любопытство охватило Ивана Петровича, как клещами огнеными!
  Иван Петрович подкрался к окну и заглянул в слюдяное оконце, тайно заглянул!
  И увидел Иван Петрович, как обнаженая Анфиса Васильевна обмывает тело своё белое сдобное в тазике с водой!
  Небывалое вожделение охватило Ивана Петровича, будто под локомотив Санкт Петербургской железной дороги попал!
  Иван Петрович постучал бы в двери, попросился бы к Анфисе Васильевне в гости, но разомлел от дзэна!
  Иван Петрович вожделел, вожделел, да нечаяно вступил в кадушку с гнилой водой!
  Мигом вожделение прошло, да ещё дворовая собака Анфисы Васильевны покусала непрошеного гостя!
  Иван Петрович убежал от избы Анфисы Васильевны, обдумывал вожделение и обнаженую Анфису Васильевну!
  За околицей Иван Петрович повстречал пару влюбленых гусей и умилился умилением великим:
  - Вожделеют, гусятки то!
  
  
  ПРИРОДА
  
  В бочаге мужики ловили рыбу, без трусов ловили!
  Нищего мужика Никодима Макаровича щука укусила за яйца!
  Никодим Макарович орал от боли, но щуку не отпускал, а щука не отпускала из загнутых зубов яйца Никодима Макаровича, словно яйца Никодима Макаровича давали щуке амнистию!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Как мне рыбу не упустить и яйца сохранить в целости и сохраности? - Никодим Макарович рыдал от боли, но вопрошал с почтением и уважением к дзэну Ивана Петровича!- Уж яйцам больно зело!
  - Природа! - Иван Петрович почесал выю и ткнул багром в щуку!
  Иван Петрович багром в щуку не попал, но багор акурат вошел в зад Никодима Макаровича!
  Никодим Макарович возопил пуще прежнего, словно на колу сидел!
  А Иван Петрович со смыслом повторил,
  - Природа!
  
  
  ИСКУСТВО
  
  Иван Петрович сидел на завалинке и на балалайке играл Мужика Комаринского!
  После дзэна пальцы Ивана Петровича ловко перебирали струны музыкального инструмента, словно косы Анфисы Васильевны!
  Мужик нищий Никодим Макарович пьяный плясал под балалайку!
  Мимо проезжал в пролетке богач Прохор Игнатьевич, на ярмарку ехал за пряниками для дочерей!
  Прохор Игнатьевич посмотрел на играющего Ивана Петровича, на танцующего нищего Никодима Макаровича и сплюнул в пыль:
  - Срамота! Стыда не имут!
  А Иван Петрович вдогонку Прохору Игнатьевичу наяривал на балалайке "Барыню":
  - Искуство, бля!
  Искуство для тех, кто понимает!
  
  
  КУЩИ РАЙСКИЕ
  
  Иван Петрович подпирал забор, а к Ивану Петровичу подошел богач Прохор Игнатьевич и с робостью в голосе вопросил:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот давеча я книжку умную научную читал, как кино смотрел через три д!
  Всё в книжице понял, только одного не понял: что есмь Райские кущи и как они в натуре выглядят?
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Спроси про Райские кущи у своего дзэна!
  - Про Райские кущи дзэну неведомо!
  Я уже вопрошал! - Иван Петрович с сожалением отпихнул плетень с горшками! - И ответа про Райские кущи я не знаю, но мне так же любознательно про них, как и тебе, Прохор Игнатьевич!
  Иван Петрович и Прохор Игнатьевич помолчали, а потом пошли на реку в кусты водку пить!
  Около реки росли кусты, но не кущи, что опечалило Ивана Петровича и Прохора Игнатьевича!
  Вдруг из реки вышла обнаженая Анфиса Васильевна!
  А пиз...а у Анфисы Васильевны небритая, как борода у цыгана Будулая!
  Иван Петрович и Прохор Игнатьевич переглянулись:
  - Вот тебе и Райские кущи!
  
  
  ВОЗДАЯНИЕ
  
  Через село шел слепой музыкант и играл на скрипке, как Паганини!
  Крестьяне давали слепому музыканту по возможности: кто хлеба, кто яйцо, кто луку, кто денежку малую, кто квасу с брусникой!
  Слепой музыкант подошел к дому Ивана Петровича и долго пиликал на скрипке у ворот, надеялся на богатые дары!
  Иван Петрович после дзэна слишком разволновался, поэтому ничто слепому музыканту не дал, а, наоборот, отнял у него все подарки, да ещё и прогнал слепого музыканта взашей!
  Слепой музыкант в обиде раскатал губы и открыл незрячие глаза:
  - Пошто ты меня ограбил, мил человек?
  - То тебе воздаяние за твою музыку! - Иван Петрович ответил с пристрастием!
  
  
  ВОСХОЖДЕНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич каждую монету пробовал на зуб, но зубы у богача Прохора Игнатьевича не ломались, а стояли белые и ровные, как тело Анфисы Васильевны!
  Бедняк Никодим Макарович никогда не пробовал монеты на зуб, потому что у него нет монет, но зубы у Никодима Макаровича чорные и жолтые, сломаные, гнилые, будто он зубами чистил сортиры!
  Никодим Макарович пришел к Ивану Петровичу во время дзэна и вопросил:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Почему у меня зубы плохие, почти нет зубов, и из рота воняет, хотя я зубы берегу?
  А у Прохора Игнатьевича зубы ровные, белые, крепкие, но Прохор Игнатьевич зубы не бережет, монеты кусает, как червь!
  Отчего так несправедливо в мире нашем, словно я Иуда?
  - Отттого, у Прохора Игнатьевича зубы белые и ровные, а у тебя поганые, что богач Прохор Игнатьевич на зуб золото и серебро пробует!
  Злато и серебро восхождению способствует!
  А ты зубами крапиву ешь!
  Вот потому у тебя зубы чорные, и смрад изо рта, а у богача Прохора Игнатьевича зубы белые и благоухает из чрева!
  Восхождение по заслугам!
  
  
  УСМОТРЕНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич купил породистую борзую собаку и накручивал собаке хвост!
  Вокруг собаки стояли мужики и дивились дорогому псу, как дивятся дамы золотому украшению!
  Мимо мужиков и собаки на речку прошла Анфиса Васильевна в васильковом сарафане!
  Мужики и Прохор Игнатьевич молча посмотрели на Анфису Васильевну, затем снова глядели на пса, и как Прохор Игнатьевич псу хвост крутит!
  Иван Петрович припустил было уже за Анфисой Васильевной, но передумал:
  - Дзэн говорит, всё на усмотрение!
  И мое усмотрение сейчас на пса, а не на Анфису Васильевну!
  
  
  УМИРОТВОРЕНИЕ
  
  Иван Петрович шел с покоса на реку, как рыба угорь к морю!
  А на лугу бедняк Никодим Макарович вывел свою жену Варвару Никаноровну, привязал к столбу и голую охаживал плетью!
  Варвара Никаноровна вопила дурным голосом, а Никодим Макарович хлестал её ещё сильнее, пуще прежнего, словно вознамерился кожу содрать с живой!
  Иван Петрович остановился и с интересом смотрел на сельскую картину избиения женщины!
  Дзэн Ивана Петровича молчал!
  Иван Петрович знал, что Никодим Макарович так изгоняет из дуры бабы чорта!
  Вскоре Варвара Никаноровна затихла под ударами и повисла без сознания - значит чорт из неё вышел!
  Иван Петрович умилился,
  - Умиротворение!
  
  
  ПРЕОДОЛЕНИЕ
  
  На Масленицу мужики голые плясали на снегу!
  Иван Петрович увидел голых мужиков на снегу и удивился, потому что раньше не видел ничто подобного!
  - Мужики! А, мужики!
  Что это вы, голые, пляшете на снегу?
  - Мы выпили водки, поэтому нам теперь мороз и снег не страшны! - Мужики отвечали, пили водку и снова плясали: кто Барыню, кто Мужика Комаринского! - А пляшем мы, потому что нам от водки весело!
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Выпей с нами водки и пляши голый!
  Вот даже богач Прохор Игнатьевич с нами пляшет, не стыдится!
  - Не могу, мужики пить с вами водку, а потом плясать голый на снегу!
  Это шутовство не по мне, и не по дзэну как то!
  - Ну и хрен с тобой, Иван Петрович!
  Мужики плясали, пили водку, а Иван Петрович скучал и завидовал!
  К Ивану Петровичу подошла Анфиса Васильевна, румяная, в заячьем тулупчике:
  - Иван Петрович! Преодолей себя!
  Выпей водки и танцуй голый на снегу!
  А я на тебя посмотрю, на сердешного!
  - А что! И преодолею!
  Иван Петрович выпил с Анфисой Васильевной водки и плясал с мужиками голый на снегу!
  А Анфиса Васильевна смотрела только на него, потому что Иван Петрович ПРЕОДОЛЕЛ!
  
  
  
  ПУСТОТА
  
  В село пришел азиатский монах и плясал в селе!
  Мужики думали, что азиатский монах пляшет, но азиатский монах не плясал, а показывал азиатское боевое искуство кунфу и каратэ!
  Мужики восторжено охали, а азиатский монах сказал мужикам:
  - Я - самый лучший боец в мире, потому что у меня есть дзэн!
  Мужики позвали Ивана Петровича, подвели Ивана Петровича к азиатскому монаху и ответили:
  - У Ивана Петровича тоже есть дзэн!
  Азиатский монах засмеялся и ткнул грязным пальцем в грудь Ивана Петровича:
  - У тебя плохой дзэн!
  Настоящий дзэн только у азиатов, а у тебя - неправильный дзэн!
  Азиат отвернулся к Солнцу и поклонился Солнцу!
  Когда азиатский монах кланялся Солнцу Иван Петрович проткнул азиатского монаха вилами!
  Вилы прошли через селезенку, через печенку и через сердце азиатского монаха!
  Азиатский монах умер, а Иван Петрович вытер вилы о траву мураву:
  - Нет человека - нет и его дзэна!
  Пустота!
  Теперь только мой дзэн в селе!
  
  
  ПРОНИЦАНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич пил водку уже неделю и допился до чертиков!
  К Прохору Игнатьевичу пришел в гости Иван Петрович и сел на лавку:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Ты что видишь?
  - Я вижу чертей!
  Иван Петрович огорчился, что Прохор Игнатьевич видит чертей, а он чертей не видит, хотя у него есть дзэн, а у Прохора Игнатьевича нет дзэна, только белая горячка!
  - Ты, Прохор Игнатьевич, более проницателен, чем я! - Иван Петрович ушел, хлопнул дверью!
  
  
  ПРЕДЧУСТВИЕ
  
  Иван Петрович шел по деревне и увидел Анфису Васильевну у колодца, как журавушка с ягодицами!
  Анфиса Васильевна склонилась над колодцем и смотрела в колодец, будто чорта с хвостом увидала!
  Иван Петрович остановился, а Анфиса Васильевна попросила:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я уронила ведро в колодец!
  Достань ведро из колодца, а я тебя угощу по потребностям!
   Иван Петрович мудро посмотрел на Анфису Васильевну, щелкнул пальцами и вздохнул!
  - Ах, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Дура ты баба!
  Дзэн говорит мне, что, если я достану тебе ведро из колодца, то ты вскоре его опять упустишь, и так до конца Мироздания будешь топить ведро в колодце, а я буду доставать!
  Так уж лучше, я не помогу тебе и не достану ведро из колодца!
  Тогда ты не утопишь Это ведро в другой раз!
  Вот так я предчувствую!
  
  
  НЕЖЕЛАНИЕ
  
  Зимой Иван Петрович проснулся ночью на печи, потому что в избе похолодало, как в проруби в реке Енисей, но не в реке Иордан!
  Иван Петрович лежал на печи, кутался в бараний тулуп, да ещё и по нужде желал!
  Не помогал даже дзэн!
  Но Иван Петрович не желал выйти из под теплого тулупа!
  - Нежелание! - Иван Петрович зевнул и снова с усилием заснул!
  Иван Петрович проснулся через два часа - полностью во льду, закоченел и обсикался!
  - Нежелание!
  
  
  ПОСЯГАТЕЛЬСТВО
  
  Бедняк Никодим Макарович не сеял весной картошку, а весной рисовал картины для ярмарки!
  Мужики пришли к Никодиму Макаровичу и набили Никодиму Макаровичу морду!
  Никодим Макарович бросил дурное занятие рисование картин и лубков и снова сеял картошку, как одержимый!
  Иван Петрович сжег картины и лубки Никодима Макаровича:
  - Посягательство на искуство!
  
  
  ИСКУШЕНИЕ
  
  Иван Петрович после дзэна поставил перед собой котелок уваристых щей с крапивой и глядел на котелок, как на купающуюся голую Анфису Васильевну!
  Иван Петрович не вкушал щи, потому что тренировал свой дзэн!
  Так Иван Петрович искушал себя целый час, пока от голода не свело брюхо, как у голодного весенего медведя!
  Иван Петрович, чтобы не было искушения, вынес щи во двор и вылил свиньям!
  - Я преодолел Искушение!
  Затем Иван Петрович пошел в гости к богачу Прохору Игнатьевичу и нажрался у него на именинах до блевоты!
  
  
  БОРЬБА
  
  Осенью Иван Петрович один пошел на медведя!
  Один пошел, с рогатиной и топором!
  Иван Петрович нашел медведя, подставил рогатину, а сам бил медведя топором по голове!
  Дзэн Ивана Петровича в это время молчал!
  Наконец Иван Петрович одолел медведя в равной борьбе!
  Борьба!
  
  
  НУЖДА
  
  Однажды вечером, летом в горницу к Ивану Петровичу пришла Анфиса Васильевна, скинула сарафан и прокричала:
  - Всё, Иван Петрович! Не могу я!
  Не могу больше!
  Бери меня со страстью, Иван Петрович!
  Иван Петрович только что совершил вечерний дзэн, поэтому не захотел Анфису Васильевну:
  - Уйди, глупая баба!
  Нет у меня в тебе нужды!
  Анфиса Васильевна с обидой надела сарафан с васильками и ушла, как в сказку!
  Через час Иван Петрович встрепенулся и пошел в гости к Анфису Васильевну, но Анфиса Васильевна не отперла ему дверь!
  Иван Петрович стучал в дубовые ворота и кричал:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Ты пойми, дура баба!
  Теперь у меня к тебе нужда!
  Нужда разная бывает!
  То нет нужды, то нужда появляется!
  
  
  ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ
  
  С утра, после дзэна Иван Петрович пошел в хлеб покормить свинью!
  Но вместо свиньи в хлеву спала собака, а дверь в хлев выломана!
  - Иван Петрович перекрестился!
  Перевоплощение!
  
  
  САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ
  
  Анфиса Васильевна купалась в реке, а затем неожидано закричала:
  - Тону! Тону!
  Иван Петрович подглядывал за Анфисой Васильевной из кустов, поэтому первый подбежал к реке, как был в портках, залез в воду и на руках вынес Анфису Васильевну белую нагую на травку зеленую!
  Анфиса Васильевна открыла очи синие, обвила тонкими белыми руками шею Ивана Петровича и страстно поцеловала его в губы среди рыжей кустистой бороды!
  Иван Петрович оставил Анфису Васильевну на траве, снова пошел в кусты за очередным самопожертвованием!
  
  
  ПРЕЕМСТВЕНОСТЬ
  
  Иван Петрович после дзэна грелся на солнышке на опушке и собирал ягоду землянику в ладошку!
  К Ивану Петровичу подошел бедняк Никодим Макарович и сказал с натугой:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот ты скажи мне, только не посылай в жопу, как в прошлый раз, когда я спросил тебя отчего месяц на небе ночью светит!
  Ответь пожалуйста, почему Солнце светит?
  - Пошел в жопу! - Иван Петрович закинул в рот духмяные ягоды! - Это тебе преемственость ответов!
  
  
  ПОТЕРЯ
  
  В доме богача Прохора Игнатьевича мужики пировали третий день, словно ушли на войну!
  Поутру Иван Петрович пошел в нужник и вспомнил, что уже три дня, из за пьянки, у него нет дзэна!
  Иван Петрович так опечалился, что потерял дзэн, что оступился и провалился в дыру в нужнике!
  Иван Петрович сидел в сортирной яме и размышлял:
  "Что лучше - потеря дзэна или сидение по уши в дерьме?"
  Затем Иван Петрович сказал свои мысли вслух:
  "Что лучше - потеря дзэна или сидение по уши в дерьме?"
  - А я потерял золотые часы! - Богач Прохор Игнатьевич ответил сверху!
  
  
  РЕИНКАРНАЦИЯ
  
  Иван Петрович поехал на ярмарку, а на ярмарке покупал крестьянского коня, словно на бой с Ильей Муромцем собрался!
  Бородатый цыган Будулай продавал крепкого коня:
  - Бери, мужик! Это не просто конь!
  Это реинкарнация!
  - А эта реинкарнация коня соответствует моему дзэну?
  - Ещё как эта реинкарнация коня соответствует твоему дзэну! - Цыган Будулай сбавил цену, и Иван Петрович купил реинкарнацию!
  Конь оказался ворованый и запаленый!
  
  
  ВЗАИМОПОНИМАНИЕ
  
  Иван Петрович бежал по лугу, запнулся о корчагу и упал лицом в коровью лепешку!
  От позора Иван Петрович не знал куда глаза девать (под слоем фекалий коровы!)!
  К Ивану Петровичу подошел бедняк Никодим Макарович, но не засмеялся над бедой Ивана Петровича, а молча постоял постоял и дальше пошел!
  Иван Петрович удивился, что Никодим Макарович не опозорил его дзэн, так удивился, что снова упал в коровью лепешку!
  В коровьей лепешке Иван Петрович вспомнил, что Никодим Макарович нес на плечах дохлую собаку, наверняка, себе на ужин!
  Иван Петрович подумал из коровьего дерьма:
  "Все мы люди!
  Если бедняк Никодим Макарович не раскажет никому, как я упал лицом в коровью лепешку, то и я в свою очередь не раскажу никому, что бедняк Никодим Макарович нес на ужин дохлую собаку!
  Взаимопонимание!"
  
  
  ФИЛОСОФИЯ
  
  Богач Прохор Игнатьевич, бедняк Никодим Макарович и шикарная Анфиса Васильевна стояли у колодца и смотрели в воду!
  После утренего дзэна неспешно подошел Иван Петрович и почесал брюхо о ворот колодца:
  - Беседуете?
  - Сущность главное! - Бедняк Никодим Макарович поклонился Ивану Петровичу в пояс!
  - Существо естества! - Богач Прохор Игнатьевич поправил Никодима Макаровича!
  - Отрешение от существа естества! - Анфиса Васильевна покраснела от смущения!
  
  
  ПОЗИТИВНОСТЬ
  
  - Ворона каркает! - Во время утренего дзэна Иван Петрович показал на ворону на дубу!
  - Каркает! Карачи! Каракал! - Прохор Игнатьевич почесал бороду!
  - Каракал! Карл Маркс!
  - Карл Маркс - позитив?
  - Позитив - Карл!
  
  
  НЕЯВНОСТЬ
  
  Бедняк Никодим Макарович загнал сома под корягу, но никак не вытащит, стоит по грудь в воде!
  Подошел Иван Петрович, руки засунул в карманы полосатых портков, не помогал Никодиму Макаровичу, словно руки оторвало миной на войне во Вьетнаме:
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  Сома поймаешь - так съешь?
  - Вестимо! Ежели поймаю - так съем!
  - А, если не поймаешь - так не съешь сома?
  - Понятно, Иван Петрович, если сома не вытащу из под коряги, он удерет - как же я съем то его?
   - Вот то то и оно, Никодим Макарович, то то и оно!
  Неявность!
  
  
  ОСМЫСЛЕНИЕ
  
  На сельском кладбище похоронили старую бабку ведьму Елену Митрофановну!
  Как похоронили - так в огородах недород, скот падет, куры не несут яйца!
  У Ивана Петровича после дзэна слетела дверь с петель в сенях, как ветром дверь сдуло, словно корова языком слизнула!
  Иван Петрович осерчал и пришел к мужикам:
  - Перехороним бабку Елену Митрофановну - от неё скот падет и двери с петель слетают!
  Осмысление это на меня после дзэна нашло!
  Мужики выкопали бабку Елену Митрофановну и перехоронили на другом, на дальнем кладбище в соседнем селе!
  С тех пор невзгоды ушли из села, а в соседнем селе все куры сдохли!
  
  
  ЧРЕВОУГОДИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич кушал карасей в сметане, да подавился рыбьей костью, как волк на псарне подавился!
  Прохор Игнатьевич кашляет, хватается руками за горло, покраснел, как красный золотой карась, а мужики хохочут:
  - То то, тебе, Прохор Игнатьевич, награда за твоё чревоугодие!
  Кто же в пост карасей вкушает, да ещё с жирной сметаной?
  К Ивану Петровичу подошел сердобольный Иван Петрович, тепленький после дзэна, да ногой в кирзовом сапоге стукнул Прохору Игнатьевичу со всей силы между лопаток!
  Прохор Игнатьевич повалился без сознания, лицом в блюдо с карасями, но кость рыбья вышла из него!
  
  
  НЕОПРАВДАНОСТЬ
  
  В жаркий летний полдень Анфиса Васильевна с просторном сарафане пошла на речку, как утица белая на прудок!
  За Анфисой Васильевной крадучись шел Иван Петрович и богач Прохор Игнатьевич, словно лисица ловит зайчишку несмышленого!
  Анфиса Васильевна пошла не на близкую купальню, а на дальнюю, очень дальнюю!
  Нашла на бережку купальни место удобнее - а Прохор Игнатьевич и Иван Петрович смотрят на Анфису Васильевну, ждут, когда Анфиса Васильевна скинет сарафан узорчатый!
  Иван Петрович и Прохор Игнатьевич слюни пускают, подглядывают!
  А Анфиса Васильевна не скинула сарафан белый с васильковый узором, только песни на берегу поёт, в воде не купает тело белое роскошное!
  Ивана Петровича и Прохора Игнатьевича в кустах комары, да слепни кусают нещадно, но Иван Петрович и Прохор Игнатьевич терпят, боятся шумом себя выдать!
  Анфиса Васильевна спела много песен и пошла домой, не искупавшись и не раздевшись!
  А Иван Петрович и Прохор Игнатьевич в великой досаде чесали искусаные тела!
  - Неоправдано мы с тобой сходили, Прохор Игнатьевич!
  Неоправданость и в том, что я зря вечерний дзэн свой пропустил, неоправдано и понапрасну!
  
  
  НИЗМЕНОЕ
  
  Осенью дождливой в серый день посреди села в грязи застряла богатая карета с вензелями!
  Иван Петрович первый после дзэна пришел к карете и смотрел на чудо дорогое, как кинематограф братьев Люмьер с три Д в кинотеатре!
  В окошко кареты выглянул знаменитый русский курчавый поэт и потребовал от Ивана Петровича:
  - Эй, мужик! А, мужик!
  Что рот разззявил?
  Толкай карету в зад!
  - Не могу, барин, мне дзэн не позволяет!
  - А где остальные крестьяне, мать вашу?
  - Все ушли на фронт! - Иван Петрович не вытаскивал рук из карманов полосатых портков!
  Поэт в карете расердчал пуще прежнего:
  - Живо толкай карету, а то я тебя заживо сгною, да батогами!
  Поэт высунул в оконце пистолет с вензелями, как орудие угрозы!
  А Иван Петрович убежал на пригорок - знал, что пуля из пистоля только за двадцать метров бьет!
  Поэт с руганью вылез, да даму свою вытащил на подмогу!
  Так они по пояс в грязи толкали карету, а кучер лошадей стегал, как в последний час!
  Поэт нечаяно от натуги так пукнул, что до Ивана Петровича на пригорке долетело!
  Опозорился поэт пердежом перед дамой!
  Карету вытащили, а на прощание поэт крикнул Ивану Петровичу гадкое:
  - Низменый ты мужик, всё в тебе низменое!
  - Низменое, но неизменое!
  
  
  ЗАТОЧЕНИЕ
  
  Бедняк Никодим Макарович не отдал богачу Прохору Игнатьевичу часть оброка, словно Луну с неба съел!
  Прохор Игнатьевич засадил Никодима Макаровича в клетушку в заточение, и посулил, что не выпустит Никодима Макаровича, пока он весь оброк не заплатит, или за него пусть другие внесут!
  После очередного дзэна пришел Иван Петрович и посмеялся:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Ты не заточение устроил для Никодима Макаровича, а курорт!
  Никодим Макарович кушает без страха, спит, сколько захочет - не сеет, не пашет!
  Для бедняка тюрьма - лучше дома родного!
  И никто за Никодима Макаровича оброк не внесет, посему корми Никодиму Макаровичу вечно!
  Прохор Игнатьевич насупился, но Никодима Макаровича отпустил на волю!
  Никодим Макарович вышел из заточения и недобро на Ивана Петровича глазом зыркнул, за непрошеное освобождение!
  
  
  СВОБОДА
  
  Крестьяне купили негра, чтобы негр раб за них работал!
  Мужики думали, что невольник и поле вспашет, и лес порубит, и рыбы наловит, и зверя принесет, и за скотиной уберется!
  Но негр не работал, а только ругался, что его эксплуатируют, шлепал губами, да к девкам и вдовицам приставал!
  Не прок от негра деревне, а убыток!
  Однажды Иван Петрович с неудовольствием наблюдал, как негр около Анфисы Васильевны вьется, поет, танцует, руками машет, да губами причмокивает!
  А, когда негр набросился на хохочущую Анфису Васильевну, то Иван Петрович не выдержал, даже дзэн ему не помог!
  Иван Петрович огрел негра поленом, снял с него кандалы, да и отпустил на свободу!
  Но подлый невольник не уходил из деревни, где ему привольно!
  Мужики силой взвалили раба на телегу, связали, да отправили в Африку - пусть дома у себя балует!
  А Иван Петрович без негра в деревне расправил плечи:
  - Свобода!
  Только бабы ругали мужиков за то, что негра прогнали!
  
  
  СКРЕЩЕВАНИЕ
  
  Бедняк Никодим Макарович пришел к богачу Прохору Игнатьевичу с предложением:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Давай скрестим корову, собаку и свинью!
  Новый селекционый зверь и молока даст, и мяса и сала, да дом посторожит от лиходеев, да и на охоту пойдет на белку и зайца!
  Богач Прохор Игнатьевич почесал выпуклое брюхо, зевнул и перекрестился с натугой, словно бочку потрохов свиных проглотил:
  - Что ж, Никодим Макарович, дело ты затеял ладное, как ВИ Ленин!
  Селекционируй!
  Скрещивай!
  - Да нет у меня, бедняка, ни скота, ни собаки ледащей!
  - Тогда не скрещивай, Никодим Макарович!
  Никодим Макарович ушел от Прохора Игнатьевича ни с чем!
  У бочага Никодим Макарович встретил Иван Петрович дзэном и расказал о своей беде селекционера!
  Иван Петрович не помог, а расердчал на Никодима Макаровича, затопал ногами в новых лапотках:
  - Ах ты, мужик Никодим Макарович!
  Да как это свинью, собаку и корову скрестить?
  Я с Анфисой Васильевной скреститься не могу, а ты со скотами!
  Поди с глаз моих долой, скрещиватель, селекционер хренов!
  
  
  СУТЬ
  
  Иван Петрович стоял у избы и беседовал с бедняком Никодимом Макаровичем о сути мысли!
  Мимо с воплями в одной косоворотке пробежал богач Прохор Игнатьевич со слезами:
  - Люди добрые, да помогите кто может!
  Цыгане коня увели!
  Да что же это делается то, православные?
  Иван Петрович подозвал рыдающего Прохора Игнатьевича, сорвал в огороде пучок сельдерея и протянул Прохору Игнатьевичу, как руку помощи братским полякам:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Скушай сельдерей!
  Сельдерей помогает сути мысли!
  К тебе придет осознание, что коня не увели, а что коня не было, да и другие высоты в жизни поважнее коня!
  Дзэн сути мысли!
  Прохор Игнатьевич жевал сельдерей и ронял слезы!
  А бедняк Никодим Макарович глотал слюну:
  "Почему Иван Петрович не дал мне сельдерея, когда мы беседовали о сути мысли?"
  
  
  ЛЯПОТА
  
  Иван Петрович после дзэна вышел на луг и косой косил траву на покосе, как комбайн Нива с тремя двигателями!
  На пригорке очаровательная шикарная Анфиса Васильевна собирала землянику, а цвет сарафана под цвет земляники!
  Иван Петрович невольно засмотрелся на Анфису Васильевну, на её красоту, на гибкий стан, на тяжелые груди, что отттягивали материю, да сломал косу о нору крота!
  - Ляпота! Красота! Но красота приводит к беде!
  
  
  ПРЕДУСМОТРЕНИЕ
  
  Пошли мужики на охоту на кабана, да плотно поужинали, словно на оргии с царем Соломоном!
  Только бедняк Никодим Макарович не поужинал, потому что нечего кушать у него в доме!
  Тихо сидели в засаде, молчали, чтобы кабана не спугнуть неосторожным звуком!
  Подошел матерый кабан, ближе и ближе подходил!
  Вдруг, у бедняка Никодима Макаровича в животе заурчало громко, как стая волков урчит над убитым лесником Данилой Ивановичем!
  Кабан услышал урчание, испугался и ускакал в дебри!
  Иван Петрович в досаде встал из засады:
  - Зря мы не покормили Никодима Макаровича!
  Непредусмотрение наше!
  
  
  ПИАР
  
  Иван Петрович утром после дзэна шел на покос и не помышлял о водке!
  На околице Ивана Петровича встретила Анфиса Васильевна и сурово сказала:
  - Не пей, Иван Петрович сегодня водку, не пей!
  От водки члены твои востанут, да о пошлом замыслишь!
  Приставать ко мне начнешь, будешь мять тело мое белое, сдобное!
  - И не думал, голубушка!
  Мне дзэн сегодня не позволяет водку!
  За околицей нищий колоброд нищеброд Акакий Николаевич погрозил Ивану Петровичу грязным перстом с длиным загнутым жолтым когтем:
  - Стаканчики да рюмочки доведут до сумочки!
  Как на покосе захочется тебе ледяной водочки, да под лучок луговой - ты от себя эту мысль гони, гони ее, Иван Петрович!
  - Да чтоб вас всех! - Иван Петрович с досадой сплюнул в траву мураву! - Не пью сегодня и не думаю даже!
  Нет у меня охоты до водки сегодня!
  На покосе к Ивану Петровичу подошел богач Прохор Игнатьевич и вытер красное одутловатое лицо рушником с петухами:
  - Не пей на покосе, Иван Петрович!
  Сердце остынет, можно и с копыт долой, как сивка бурка!
  Не прикасайся даже к настойке земляники на водке!
  Духмяная она очень, враз в голову вдарит!
  - Да не пью, я, не пью сегодня, Прохор Игнатьевич!
  Что ж вы мне про водку, да про водку с утра!
  Я же только о дзэне думал!
  Иван Петрович в досаде бросил косу и пошел куда глаза глядят!
  Иван Петрович наткнулся на дом рыбака, как на ресторан Максим!
  С досады взял штоф водки и выпил в горести до дна!
  - Пиар водки мне устроили!
  Не пил бы, да так разрекламировали, что не выдержал!
  Пиар!
  
  
  СОБСТВЕНОСТЬ
  
  Утром Иван Петрович сидел на дзэне, а богач Прохор Игнатьевич пришел с мешком золота и нарушил дзэн:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я избу у тебя куплю!
  И всё хозяйство у тебя куплю!
  И тебя куплю!
  - А пошто, Прохор Игнатьевич?
  Тебе своей избы мало?
  Тебе своего хозяйства недостаточно?
  - Всех куплю!
  И бедняка Никодима Макаровича с его хозяйством куплю!
  И Анфису Васильевну с её прелестями и избой куплю!
  - Воля твоя, Прохор Игнатьевич!
  Покупай!
  Только собственость до добра не доведет!
  Вспомни Карла Маркса - на кого он стал похож!
  Выпили водки за сделку, за покупку Ивана Петровича с избой и всем хозяйством!
  Вдруг, стук в слюдяное оконце, в горницу вбегает потный бедняк Никодим Макарович:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  К твоей жене Наталье Константиновне поэт из города ластится, как кот на сметану жирную!
  Наталья Константиновна хохочут и подаются уговорам!
  А цыгане твоих коней на лугу воруют!
  А зайцы твои покосы травят и твои хлеба!
  А в твой коровник волк залез, коров режет!
  А лиса твоих гусей таскает!
  А нищеброды калики перехожие вскрыли твой лабаз, да добро из него на ярмарку тащат!
  Прохор Игнатьевич взревел медведем бурым, а Иван Петрович хохочет в бороду рыжую кучерявую:
  - То то тебе, Прохор Игнатьевич, собственость!
  Куда тебе ещё хозяйств, если своё не углядел!
  Собственость убивает в человеке дзэн, посмотри на президента сша, на кого он стал похож!
  
  
  ФАТАЛИЗМ
  
  Бедняк Никодим Макарович попал в капкан на медведя и воет от боли, как заяц!
  Прохор Игнатьевич и Иван Петрович смотрят на бедняка Никодима Макаровича, а Иван Петрович руки в карманах полосатых портков держит!
  - Фата моргану испытывал, Никодим Макарович? - Прохор Игнатьевич высморкался в рукав тулупа, но руки Никодиму Макаровичу не подал!
  - Фартового фасонщика из себя строил! - Никодим Макарович зажимал рану руками и рыдал!
  - В Федерации Российской не побалуешь! - Прохор Игнатьевич захохотал в бороду!
  - Фельдшера позовите! - Никодим Макарович выдирал ногу с мясом из железа, как по миному полу в Париже шел!
  - Фальцетом бы запел, если бы капкан тебе яйца оторвал!
  - Вестимо, запел бы фальцетом, как фармазон фашист!
  - Фатализм! - Иван Петрович закончил мысль мужиков!
  
  
  ОТВАГА
  
  Через деревню шел отставной солдат на трех ногах!
  Одна нога у него своя - из кости и мяса, вторая - деревяная культя, а третья - деревяный костыль!
  На груди солдата медали За Отвагу За взятие Кенигсберга и Курска!
  Солдат костылем отсалютовал Ивану Петровичу и Прохору Игнатьевичу:
  - Здоровеньки булы!
  - Хохол! - Прохор Игнатьевич буркнул под нос неслышно, чтобы солдат не обиделся!
  - Отважный хохол! - Иван Петрович нашел мысль в волнах дзэна!
  
  
  ГЛЯНЕЦ
  
  Прекрасная Анфиса Васильевна у колодца встретила Ивана Петровича, покраснела, опустила глаза и предложила:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Приходи ко мне сегодня вечером на чаепитие с пирогами!
  Ан и сладенького отведаешь!
  Иван Петрович обрадовался, возгордился, что его Анфиса Васильевна пригласила, хотел ответить:
  "Конечно, приду, пава моя сладкокрылая!
  Отведаю прелестей твоих белых!"
  Но Иван Петрович решил, что ответит красиво и мудро, как велит дзэн, чтобы несравненая Анфиса Васильевна оценила его ум, поэтому сказал вслух:
  - Что есть чаепитие со сладостями? Чревоугодие с погрешениями?
  Жизнь сама по себе тускла, а чаепитие - глянец на этой жизни, как красивая обложка на дурном журнале!
  Анфиса Васильевна топнула ножкой, поджала губы, не снесла обиду и ушла!
  А Иван Петрович смотрел вслед Анфисе Васильевне и думал:
  "Я очень красиво по дзэну сказал про глянец!
  Показал свой ум!"
  Вечером Анфиса Васильевна почему то не пустила Ивана Петровича на чаепитие!
  
  
  НЕПОНИМАНИЕ
  
  Вечером в сенях Иван Петрович крепко лбом налетел на лоб богача Прохора Игнатьевича!
  Иван Петрович отлетел в одну сторону - искры из глаз, а Прохор Игнатьевич - в другую сторону - молнии в очах!
  Иван Петрович и Прохор Игнатьевич встали, потирали ушибленые лбы, ничто не понимали!
  - Аз есмь кто? - Прохор Игнатьевич в темноте таращился безсмыслено на Ивана Петровича!
  Из бороды Прохора Игнатьевича текла розовая слюна!
  - Ты есмь существо двери, мною не понятое!
  Я шел в открытую дверь, как книгу читал, а в лоб в лоб приложился к тебе!
  Теперь я не понимаю дзэн!
  
  
  КОРЫСТОЛЮБИЕ
  
  На ярмарке Иван Петрович долго торговал у цыгана Будулая корову!
  Цыган цену не сбавлял, уже три раза шапки о земь бросили!
  Иван Петрович знал, что цыган Будулай вор и мошеник, да больно корова хороша!
  Наконец цыган Будулай резко сбросил цену и продал корову!
  Иван Петрович полез в кошель за деньгами, а кошеля нет - дети Будулая, цыганские дети украли, как дефолт сделали!
  Иван Петрович погоревал, погоревал, да с помощью дзэна успокоился:
  - Корыстолюбие!
  Кто более корыстолюбив: я, потому что так долго торговался с Будулаем?
  Или Будулай, который обманул меня, обокрал?
  
  
  НУЖНОСТЬ
  
  После дзэна Иван Петрович вышел за околицу, а за околицей богач Прохор Игнатьевич, бедняк Никодим Макарович и красавица Анфиса Васильевна спорили: кто из них на селе нужнее!
  - Ежели я, богач, уйду из села, то вы все захиреете без моих денег! - Богач Прохор Игнатьевич гордо тряс головой!
  - Ежели я покинул село, то вы без моей красоты загниете, как волки позорные в лесу зимой! - Анфиса Васильевна распустила косу допятную!
  - Ежели я уйду из деревни, то кто на богача Прохора Игнатьевича будет пахать и спину гнуть, а кто за тобой подсмотрит, когда ты в купальне, а, Анфиса Васильевна?
  - Я подсмотрю за Анфисой Васильевной, за её красотой, когда Анфиса Васильевна обнаженая в купальную пойдет!
  Вот в чем моя нужность! - Иван Петрович гордо выпятил грудь в рубахе с петухами!
  Впрочем, без красоты Анфисы Васильевны деревня проживет, и без бедняка Никодима Макаровича село не угаснет, а без богача Прохора Игнатьевича - тем более!
  Но без меня, без моего дзэна не жить российской деревне!
  Нужность дзэна во всём!
  
  
  ОЗЛОБЛЕНИЕ
  
  Затаили односельчане злобу на Ивана Петровича, как на врага Гитлера озлились!
  Бедняк Никодим Макарович обиделся, что у Ивана Петровича в огороде репа уродилась, а у него нет, словно медведь потоптал!
  Богач Прохор Игнатьевич озлился на Ивана Петровича за то, что Иван Петрович выгодно продал репу, но деньгами не поделился!
  Анфиса Васильевна озлилась на Ивана Петровича за то, что Иван Петрович на ярмарке репу продал с лихвой, а с ярмарки не привёз в подарок ей платок цветастый или имбирных пряников!
  Вышел Иван Петрович на крыльцо, увидел озлобление односельчан и засмеялся в бороду, тихо и ласково смеялся, как вождь любой революции:
  - А потому вы на меня держите озлобление, что у меня дзэн!
  
  
  УМНИЧАНЬЕ
  
  Летом Иван Петрович закинул за плечи сидор (рюкзак) и пошел на неделю в лес на поиски меда диких пчел!
  Через час Иван Петрович вышел к пасеке богача Прохора Игнатьевича!
  Иван Петрович долго сомневался, прислушивался к своему дзэну, а затем залез в улей богача Прохора Игнатьевича, и выкачал мед себе на потребу!
  Иван Петрович пришел домой через три часа, а не через неделю, и с вкусным питательным медом!
  "Если бы я искал мед диких пчел, то неизвестно - нашел бы или нет!
  Но я по дзэну умничал, а ум мне подсказал, что мед богача Прохора Игнатьевича лучше меда диких пчел и доступнее!
  Да к тому же мне подфартило, что Прохор Игнатьевич уехал на ярмарку и не сторожил пасеку!"
  
  
  ЧАДОЛЮБИЕ
  
  Иван Петрович любил детей, очень любил детей, как собачек борзых породистых!
  На ярмарках Иван Петрович часто подходил к ребеночку и гладил по головке!
  Однажды на ярмарке Иван Петрович увидел цыганских детей, детей цыгана Будулая и усомнился в своём дзэне:
  "Истиное ли у меня чадолюбие, если одних детей по головке глажу, а других не привечаю?
  Вот нет во мне силы погладить по головке дитя цыгана Будулая!
  Не эти ли дети цыганские у меня кошель сперли?"
  Ушел Иван Петрович с ярмарки с сокрушеными мыслями и больше чадолюбием не занимался, не гладил детей малых по головке!
  
  
  ВИНОДЕЛИЕ
  
  Через деревню ехали в каретах два царя: один царь РФ, а другой царь - его заморский друг!
  Захотели цари алкоголя и потребовали, чтобы из каждой избы им вынесли домашнего вина зелена, типа ясак!
  Анфиса Васильевна прекрасная поднесла царям сладкой наливочки медовой на клубничке!
  Выпили цари, вознегодовали, ногами в золотых туфлях затопали:
  - Слыхано ли дело, чтобы цари бабьи напитки пили!
  Анфиса Васильевна от страха едва ноги унесла!
  Иван Петрович поднес царям браги на репе, изготовлена по дзэну!
  Выпили цари репового самогона на дзэне, вытерли усы и бороды подолами кафтанов и сказали только:
  - Борзо зело!
  Богач Прохор Игнатьевич поднес царям водки пшеничной, белой, как слеза Анфисы Васильевны!
  Откушали цари водки, покраснели от восторга, заохали, закрякали, водку пшеничную нахваливают, словно три года не пили вина!
  Тут подошел бедняк Никодим Макарович и угостил царей водкой древесной, из древесного ядовитого спирта, на еловых шишках настоеной!
  Выпили цари денатурата, крякнули, как утки болотные, вылезли у них очи на лоб, орали от восторга:
  - Вах! Вах! Джин!
  Настоящий аглицкий джин можевеловый!
   Три дня и три ночи цари блевали после джина Никодима Макаровича, а затем скупили у Никодима Макаровича три бочки древесного джина и уехали восвояси!
  Больше царей никто не видел!
  
  
  
  КОСНОЯЗЫЧИЕ
  
  В поле, во время страды Анфиса Васильевна прилегла в тенек под березку и попросила Ивана Петровича, словно маковым цветом одарила:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Раскажи мне что нибудь потешное!
  Ты на деревне первый говорун, потому что с дзэном!
  Речи твои обильные, как мои телеса, слова твои мудрые, как мои движения!
  Распахнула Анфиса Васильевна руки и легла на спину, как трава свежескошеная зеленая!
  Иван Петрович смотрел на груди арбузные под сарафаном Анфисы Васильевны, на лицо её светлое ароматное, на улыбку безпечную, на зубы ровные белые, как сахарная голова на столе богача Прохора Игнатьевича, взирал на стан тонкий и гибкий!
  Силился сказать потешное и умное по дзэну, но молчал, аж рот засох, как после водки!
  Иван Петрович молчал, молчал, словно бык не доеный, затем замычал и заблеял:
  - МММММММЕЕЕЕЕЕ!
  Извини, Анфиса Васильевна, косноязычие у меня!
  Ничто не ответила Анфиса Васильевна, встала, поправила сарафан, взяла грабли, да в поле ушла!
  
  
  АЛЧНОСТЬ
  
  Богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович третий день пили водку в бане, словно угорели!
  На третий день Прохор Игнатьевич предложил,
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Продай мне свой дзэн!
  Я за деньги всё куплю!
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич! Алчный ты, алчный!
  Давай мне десять рублей золотом и забирай мой дзэн!
  Прохор Игнатьевич отдал Ивану Петровичу золотую десятку царской чеканки и обрадовался:
  - Вот, Иван Петрович, я купил твой дзэн!
  Через час Прохор Игнатьевич потребовал свою десятку обратно:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Забирай обратно свой дзэн!
  Зачем мне дзэн, если у меня нет золотой десятки?
  Иван Петрович поторговался, поторговался, отдал Прохору Игнатьевичу золотую десятку, обратно забрал свой дзэн, да ещё рубль серебряный выторговал в придачу!
  - Алчность!
  
  
  КРАСОТА
  
  После купания Анфиса Васильевна обнаженая вышла из реки, замотала тело в полотенце (слегка!) и подошла к Ивану Петровичу на покосе:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Что есть красота?
  Иван Петрович отложил косу в сторону, старательно не смотрел на соблазнительную Анфису Васильевну:
  - Красота, согласно дзэна, есть явление непознаное, неуловимое, незримое, неощутимое, но благолепное и глаз радующие!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А я красивая?
  - Про тебя ничто в дзэне не сказано, Анфиса Васильевна!
  - Ну тогда, я пошла, Иван Петрович!
  - Иди, иди, голубушка!
  Анфиса Васильевна пошла к сарафану, а бедняк Никодим Макарович проснулся под кустом, посмотрел на Ивана Петровича, затем на Анфису Васильевну и прокряхтел:
  - Чудо баба! Не баба, а красота ходячая!
  
  
  
  БОЙКОСТЬ
  
  Иван Петрович, богач Прохор Игнатьевич, бедняк Никодим Макарович поймали в силки матерого голубого волка, как звездная ночь!
  Волк жолтыми глазами рыскает, а мужики судят, рядят между собой!
  - Голову волка отдадим Ивану Петровичу для дзэна! - Бедняк Никодим Макарович предложил и жадно посмотрел на окорока волка! - Шкуру - Прохору Игнатьевичу!
  А мясо волка мне на потребу!
  - Нет! Лучше я заберу живьем волка, да на цепь посажу, пусть вместо собаки лабаз охраняет! - Богач Прохор Игнатьевич предложил по деньгам!
  - Волк животное бойкое и мудрое!
  Я обучу волка дзэну! - Иван Петрович тянул волка к себе!
  Волк слушал, слушал, да рванулся от мужиков!
  Волк укусил за яйца бедняка Никодима Макаровича, как отдал должное!
  Волк цапнул за нос ретивого богача Прохора Игнатьевича!
  А умному Ивану Петровичу волк пытливо посмотрел в очи, как знаток дзэна знатоку дзэна и только обсикал ногу Ивана Петровича!
  
  
  ПОЧТЕНИЕ
  
  На Пасху в селе крестьяне дарили друг другу подарки, словно полюбили друг друга больше жизни!
  Анфиса Васильевна подарила Ивану Петровичу рубаху с золотыми петухами по белому полю!
  Анфиса Васильевна задорно и озорно хохотала, когда Иван Петрович примерял рубаху и крякал от удовольствия!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Нравится тебе мой подарок душевный?
  А что ты мне приготовил, друг сердечный?
  Как в прошлый раз мудрость из дзэна?
  Иван Петрович засмущался, достал из сундука платок цветастый подарил Анфисе Васильевне:
  - Возьми, люба любушка голубушка!
  Окажу тебе почтение!
  Бывают случаи, когда простой платок дороже любой мудрости дзэна!
  
  
  НЕРАЗУМЕНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич ночью скакал из кабака к себе домой, на добром коне скакал!
  Вдруг конь налетел на дерево, грохнулся со всех копыт и сломал себе шею, как и не жил вовсе Сивка!
  Богач Прохор Игнатьевич насилу уберегся, да только челюсть вывихнул и руку сломал!
  Наутро Прохор Игнатьевич пришел к месту трагедии и увидел, что ночью наткнулся конем на свежепосаженое дерево у дороги, древо, которого ещё вчера утром не было, словно чорт из ада притащил это дерево!
  К богачу Прохору Игнатьевичу подошел Иван Петрович, засунул руки в карманы полосатых портков:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Нравится дерево сакура?
  Это я вчера посадил, потому что так по дзэну!
  Вырастут на сакуре спелые плоды - путники сядут у дороги в тени сливы, утолят голод, да похвалят дзэн!
  - Неразумение, а не дзэн у тебя, Иван Петрович!
  В наших краях сакура не растет, как нет негритянок под снегом!
  А плоды твои вот, - Прохор Игнатьевич показал сломаную руку и мертвую Сивку!
  - Неразумение! - Иван Петрович удивился, но рук из карманов полосатых портков не вынул!
  
  
   ПАТРИОТИЗМ
  
   После дзэна Иван Петрович ощутил приток патриотизма к членам и пошел на призывной пункт!
   Три пары лаптей сносил, пока дошел до военкомата, словно искал птицу счастья в сша!
   На призывном пункте Иван Петрович попросился добровольцем в армию на войну против германцев!
   Военый комисар в военкомате сказал, что война с германцами закончена три года назад с полной капитуляцией Германии в пользу РФ!
   Военый комисар посмеялся над Иваном Петровичем, что Иван Петрович не в курсе мировых событий своей страны, как не знает, о вишневых садах на Планете Марс!
   Иван Петрович ответил, что до деревень новости доходят через пять лет, словно новостям сломали ноги на дороге в Киев!
   Военый комисар огорчился и сказал:
   - Безобразие! Даже не знаю, как это называется!
   - Патриотизм! - Иван Петрович плен новые лапти на дорогу домой! - Патриотизм - он всегда патриотизм, даже через три года после победы!
  
  
   СМЫЧКА
  
   Великий писатель лирик приехал в село и восторгался картинами сельской жизни, особено купающейся стыдливой Анфисой Васильевной!
   Писатель много говорил о причастности литературы к селу, словно село - баба, а литература - мужик!
   Поселяне подходили к известному маститому писателю и ради интереса тыкали в писателя пальчик, как в корову Буренку!
   Писатель устал от славы, прилег под кустом гороха и заснул на природе, словно младенец в люльке приемной матери Анжелины Джоли!
   Бедняк Никодим Макарович подошел к спящему писателю Анатолию Матвеевичу и насрал писателю на лицо!
   Мимо после дзэна проходил Иван Петрович к колодцу и сказал:
   - Сопричастность!
  
  
   БЕЗСМЫСЛИЕ
  
   - В чем заключается безсмыслие? - Богач Прохор Игнатьевич спросил Ивана Петровича после дзэна Ивана Петровича!
   - Ты сам сказал! - Иван Петрович ответил и прищурил очи!
   - Что я сказал? - Богач удивился! - Я только спросил, в чем заключается безсмыслие!
   - Ты сам и ответил на свой вопрос!
   - Да тьфу на тебя, с твоими премудростями, Иван Петрович!
   - Безсмыслено на меня плевать!
  
  
   ГИДРОМЕТЕОСТАНЦИЯ
  
   Богач Прохор Игнатьевич поставил на холме вблизи села ветряную электростанцию!
   Бедняк Никодим Макарович напился дешевой самогонки и плясал около ветряка, словно ветер задул в анус бедняка Никодима Макаровича!
   Иван Петрович подошел к ветряку, долго долго мудрыми очами пристально смотрел на ветряк и на пляшущего Никодима Макаровича, затем произнес со значением:
   - Гидрометеостанция!
   - Ветряк! - Никодим Макарович сплясал замысловатое коленце!
   - Моему дзэну виднее, где ветряк, а где гидрометеостанция! - Иван Петрович не выпускал рук из карманов полосатых штанов! - Ветряк у тебя из задницы!
  
  
   БЮСТОВАНИЕ
  
   Красавица Анфиса Васильевна пошла в лес за ягодой малиной, на просеку, словно по Елисейским полям без трусов гуляла!
  В малинике Анфиса Васильевна встретила медведя, который лакомился вкусной и полезной пищей - ягодой малиной!
  Анфиса Васильевна огромным бюстом застряла в колючих кустах шиповника, как в терновых кущах Иерусалима!
  Анфиса Васильевна от страха закричала благим матом!
  Медведь от ужаса обкакался и заревел, словно с него сдирали шкуру!
  Вдали эхом Иван Петрович запел веселую песню про дзэн крика!
  
  
  ВАХТА
  
  По деревне шел калика перехожий матрос в отставке Никодим Семенович, по суху, как по воде шёл!
  Никодим Семенович выпил водки в трактире и пел песни!
  После зелена вина матрос в отставке Никодим Семенович увидел Ивана Петровича во время дзэна!
  Никодим Семенович подумал, что он снова на флоте, на славном Крейсере "Проворный", а Иван Петрович - боцман Кондратий Алексеевич!
  Никодим Семенович выбил стекла в избе Ивана Петровича, а спокойному Ивану Петровичу сказал, что пробил склянки!
  Иван Петрович после дзэна спокойный вышел на крыльцо и почесал живот под расписной косовороткой:
  - У каждого в этой жизни, своя вахта, матрос!
  
  
  ДУШЕВНОСТЬ
  
  Иван Петрович шел по лугу и пел песни про дзэн луговой!
  На лугу Анфиса Васильевна в цветастом сарафане качала и баюкала щенка волка!
  Иван Петрович засунул руку в карман полосатых портков и выудил карамельку с прилипшими крошками махорки, словно к устрице пристала пиявка!
  Иван Петрович засунул медовую карамельку в разинутую слюнявую пасть волчонка, как в ад засунул грешника!
  Волчонок жадно чавкал, Анфиса Васильевна умильно смотрела на волчонка, а Иван Петрович с тоской произнес:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Много в тебе душевности, а детей у тебя нет, словно забрали на съемки голивудского кинофильма про Остерикса и Абеликса!
  Рожай, Анфиса Васильевна, рожай, да не волка, а дитя человеческое рожай!
  Анфиса Васильевна взглянула омутными очами в глазки Ивана Петровича, а в очах Анфисы Васильевны гнев:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я бы родила, было бы от кого!
  Что ты мне предложишь, Иван Петрович, кроме слов про душевность?
  Иван Петрович погладил волка по умным очам и засмеялся тихо, по дзэновски:
  - Душевность, она и у волка - душевность!
  
  
  БОЛЬ
  
  Бедняк Никодим Макарович пахал поле для богача Прохора Игнатьевича и напоролся на сук!
  Никодим Макарович упал на землю, схватился за колено и воет благим матом, словно получил степень бакалавра во Франции, а за степень бакалавра благодарные французские мужчины по традиции сношают его между ягодиц!
  Богач Прохор Игнатьевич с кнутом подошел к Никодиму Макаровичу и бил Никодима Макаровича за праздность кнутом по глазам!
  Иван Петрович после дзэна благодушный наблюдал избиение, затем засунул руки в карманы полосатых портков и с удовлетворением произнес:
  - Боль!
  
  
  ТЕРАПИЯ
  
  После обильных возлияний и обжорства на Новый Год богач Прохор Игнатьевич возлежал на полатях, маялся животом и охал, будто проглотил змею гадюку с хвостом и зубами!
  По селу проезжал заморский лекарь лейб медик Игнатиус Лойова!
  Медик Игнатиус Лойова предложил богачу Прохору Игнатьевичу:
  - В вашем случае, гер Прохор Игнатьевич, я приписал бы спринцевание клизьмой в жопу!
  Раствор марганцевого калия продезинфицирует ваш кишечник лучше чеснока с требухой!
  За мою терапию вы дадите мне один гульден или пять золотых червонцев!
  Богач Прохор Игнатьевич почти согласился с лейб медиком Игнатиусом Лойовой, да Иван Петрович помешал, как чорт из табакерки!
  Иван Петрович приревновал Игнатиуса Лойову к терапии, потому что верил, что от всех хворей дзэн лучше всего лечит!
  - Игнатиус Лойова! А, медик лейб Игнатиус Лойова!
  Не надобно нам твоего шарлатанства, нас дзэн вылечит!
  Лейб медик, как человек западный и ученый заинтересовался дзэном:
  - Вас ист дас дзэн?
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Что есть дзэн и как он лечит заворот кишок?
  - Дзэн в этом случае вот что! - Иван Петрович выставил на стол трехлитровую бутыль мутного брюквеного самогона и положил жареную жирную свинью целиком!
  Больной богач Прохор Игнатьевич с опухшим животом и пищевым отравлением, и здоровый Иван Петрович и вегетарианец лейб медик Игнатиус Лойова пили мутный белый самогон, чавкали жирным поросенком, жрали, илейб медик приговаривал:
  - Карашо! ОГОГО! Карашо!
  Рюс терапия!
  
  
  ОЛУХИ
  
  По селу шли страные калики перехожие: вроде бы, как крестьяне, а с другой стороны - баре!
  Вроде бы декабристы, но похожи на лудистов и ноябристов!
  Иван Петрович на крыльце наблюдал за каликами и в недоумении чесал кучерявую рыжую бороду!
  Дзэн не давал Ивану Петровичу ответа на вопрос о каликах перехожих!
  Наконец Иван Петрович недовольно крякнул, как селезень под дулом пистолета "Макаров":
  - Эй, люди добрые!
  А, люди добрые!
  Вы кто?
  - Да мы - олухи Царя Небесного!
  Иван Петрович в глубочайшем смятении убежал в избу, перекрестился на образа и молча сидел три часа до очередного дзэна!
  
  
  КЛАД
  
  Бедняк Никодим Макарович нашел за рекой клад - большой стариный сундук окованый!
  Никодим Макарович позвал богача Прохора Игнатьевича и Ивана Петровича, чтобы они помогли и дотащили сундук до деревни, где Никодим Макарович торжествено вскроет клад и обогатится, как Царь РФ Иван Васильевич!
  Богач Прохор Игнатьевич, Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович доперли клад до колодца, а у колодца Никодим Макарович вскрыл сундук, как вскрывал в молодости чужие амбары!
  Сундук полон золотых монет, как казна Сбербанка!
  Бедняк Никодим Макарович побежал в свою халупу за мешком для золота, а Иван Петрович пошел домой, потому что пришло время очередного дзэна!
  Когда бедняк Никодим Макарович и Иван Петрович пришли к колодцу, то у колодца не нашли ни сундука с золотом, ни богача Прохора Игнатьевича!
  На следующий день Прохор Игнатьевич сказал Никодиму Макаровичу, что клад исчез, потому что это проклятое золото!
  
  
  ПРАВДА
  
  Иван Петрович задался философскими вопросами:
  - Почему Земля круглая?
  Почему один крестьянин живет богато, хотя мало работает, а другой крестьянин трудится с утра до ночи, но нищий, как камень голыш?
  Почему девушки красивые, а у мужиков бороды растут?
  Почему за морем тепло, а в РФ от холода крестьяне на полях замерзают, как зайцы?
  Почему Россию во всём мире ненавидят?
  Иван Петрович пошел в столицу за ответами, но до столицы не дошел, потому что в ближайшем городе милиционеры полностью обобрали Ивана Петровича, даже лапти ношеные забрали себе, накостыляли Ивану Петровичу по шее и отправили восвояси!
  Иван Петрович вернулся в родное село, а богач Прохор Игнатьевич спросил Ивана Петровича за околицей:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Куда ходил? В столицу матушку?
  Царя батюшку видел?
  Что он тебе ответил на вопросы, мать его так и разэдак?
  - Я видел Правду! - Иван Петрович почесал мятые бока! - Но мой дзэн лучше нашей Правды!
  
  
  ШУТОВСТВО
  
  Анфиса Васильевна прекрасная обнаженая плавала в реке и омывала свои белые прелести!
  Когда Анфиса Васильевна вышла на берег, то не обнаружила своей одежды: сарафан, кокошник девичий, красные сафьяновые сапожки - всё исчезло, как корова языком слизнула!
  До вечера Анфиса Васильевна причитала, краснела от стыда, бегала вдоль речки, рыдала, но в деревню не шла обратно, потому что стыдно своего нагого вида!
  Вечером, под прикровом темноты Анфиса Васильевна огородами побежала домой, но около избы богача Прохора Игнатьевича пристала и заглянула в слюдяное окошко!
  В горнице пьяные Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич хохотали, как оглашеные!
  Бедняк Никодим Макарович плясал в сарафане Анфисы Васильевны, богач Прохор Игнатьевич надел на голову жемчужный кокошник Анфисы Васильевны, Иван Петрович на руки свои натянул красные сафьяновые сапожки Анфисы Васильевны и кричал дурным пьяным голосом, что дзэн позволяет мужчинам одевать женское платье!
  Анфиса Васильевна сплюнула в досаде, но в избу не пошла:
  - Шутовство!
  
  
  НЕБО
  
  Бедняк Никодим Макарович спросил Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Как мне на небо попасть раньше моего срока?
  А то на Земле спину гну на богача Прохора Игнатьевича, как негр в Атланте сша!
  Света белого не вижу, словно слепой музыкант Антонио!
  Рая жду, как маны небесной!
  Нельзя ли мне на небо побыстрее?
  Что твой дзэн говорит по этому важному крестьянскому поводу?
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович! - Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков! - Дзэну про Рай неизвестно!
  Но если я тебя стукну топором по темечку - прямиком пойдешь в ад!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Гнусны мысли твои и деяния!
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович! А ты что рот разявил на небо?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Да мой рот не то, что твои плошки!
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович! Да пошел ты в ад, со своим чувахлайством!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А тебя бабы не любят!
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  А у тебя вовсе баб нет!
  И нет ни кола ни двора!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А твой дзэн плохой!
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  А вот за дзэн ответишь, козёл!
  
  
  СТЫД
  
  Иван Петрович косил озимые, устал, прилег у озерца лугового, как жеребенок малый с копытами и зубами!
  Из озерца вышла нагая Анфиса Васильевна, которая омывала перси в рабочий полдень!
  Анфиса Васильевна нависла над Иваном Петровичем, с нею капли падают речным жемчугом:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А красота моя затмевает Солнце?
  - Стыд то какой! - Иван Петрович после дзэна осерчал на Анфису Васильевну! - Накинь сарафан, безстыдница девка!
  Что люди то подумают?
  Неужто не стыдно тебе в наготе то твоей?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А что мне стыдиться своего тела ровного, белого, ладного?
  Вон, например, богач Прохор Игнатьевич - у него брюхо выпуклое, как жбан с пивом, нос сизый, словно баклажан, а лицо красное, малине подобное!
  Пусть богач Прохор Игнатьевич стыдится своего вида!
  Или, например, бедняк Никодим Макарович - у него спина согнутая, будто на себе Кремль тащил из Москвы в Ленинград!
  Никодим Макарович костлявый, как рыба ёрш!
  И лицо у него землистое, будто только что из могилы с Фреди Крюгером вылез!
  Не Никодим Макарович, а стыд на тонких кривых ножках!
   Или ты, Иван Петрович...
  - Замолчи, баба глупая!
  Гусыня!
  Одевайся поспешно, а то огрею тебя вилами поперек спины белой ладной, вот тогда сраму наберешься!
  Анфиса Васильевна полыхнула гневом, сверкнула очами лазурными, надела сарафан васильковый, да пошла по изумрудным травам луговым духмяным лечебным!
  Иван Петрович почесал бока, зевнул в рыжую кучерявую бороду:
   - А был ли стыд?
  
  
  СУТЬ
  
  Иван Петрович после дзэна копал в навозной куче червей на рыбалку, как петух искал жемчужное зерно!
  К Ивану Петровичу подошел богач Прохор Игнатьевич и спросил:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Что представляет из себя ПРЕКРАСНОЕ?
  - Прекрасное - суть безобразного! - Иван Петрович поднял коровью лепешку и заглянул под неё!
  - В чем тогда безобразное?
  - Безобразное - суть прекрасного!
  - Брехня! - Богач Прохор Игнатьевич пнул плетень и поплелся к своей избе, откуда пахло пирогами с луком!
  
  
  ЗНАНИЕ
  
  Анфиса Васильевна, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич затаили злобу на Ивана Петровича, потому что Иван Петрович не вышел на суботник вместе со всеми крестьянами, а предавался в избе дзэну!
  Богач Прохор Игнатьевич, бедняк Никодим Макарович и прекрасная Анфиса Васильевна на лугу испытывали ум Ивана Петровича с целью осмеяния дзэна Ивана Петровича!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович! - Анфиса Васильевна лукаво прищурила омутные глазища! - Сколько золотых сечений в теле молодой девушки?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович! - Бедняк Никодим Макарович пробовал на палец острие тупого топора! - Если начало - есть конец, а конец - начало, где начало всех начал и конец всех концов?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович! - Богач Прохор Игнатьевич скрипнул кирзовыми сапогами! - Что дороже золота?
  Иван Петрович стушевался, испугался, что посрамит дзэн:
  - Я отвечу, как ответил Ходжа Насредин мудрецам, когда мудрейшие из мудрейших задали Ходже Насредину множество трудных вопросов! - Иван Петрович, как полагал со значением, поднял указательный перст к небу! - Ходжа Насредин ответил одним ответом на все вопросы:
  "Ничто не знаю!"
  Так и я мудро отвечу вам, друзья мои, крестьяне:
  - Ничто не знаю!
  - Дурак, твой Ходжа Насредин! - Бедняк Прохор Игнатьевич от разочарования вспотел!
  - Ходжа Насредин был дураком, а ты дураком остался, Иван Петрович! - Богач Прохор Игнатьевич почесал выю, зевнул, показал зевком, что ему не интересно рядом с Иваном Петровичем и его дзэном!
  - Ходжа Насредин был дураком, а ты, Иван Петрович, дураком остался! - Анфиса Васильевна повторила и поправила русскую косу!
  Анфиса Васильевна, Никодим Макарович и Прохор Игнатьевич пошли к полевому стану, а Иван Петрович долго смотрел им вслед, стоял с разведеными руками, словно пугало на огороде Львовского националиста батьки Махно!
  
  
  ЕДИНСТВО
  
  Богач Прохор Игнатьевич часто охотился на уток, а вместо собаки с собой брал бедняка Никодима Макаровича!
  Богач Прохор Игнатьевич стрелял в утку, утка падала в озеро или в болото, а бедняк Никодим Макарович плыл за уткой и приносил утку в зубах, словно охотничий пес Спаниэль!
  Анфиса Васильевна с возмущением говорила, что богач Прохор Игнатьевич издевается над бедняком Никодимом Макаровичем!
  Богач Прохор Игнатьевич отвечал, что, наоборот, делает бедняку Никодиму Макаровичу благо, ибо бедняк на время охоты освобожден от тяжелого бремени на поле или на лесоповале!
  Однажды богач Прохор Игнатьевич подранил утку, бедняк Никодим Макарович плавал за ней, но не догонял, не ухватывал зубами, а патронов больше в ружье богача Прохора Игнатьевича нет!
  Иван Петрович после дзэна стоял на берегу болота, сокрушался, что богач Прохор Игнатьевич эксплуатирует бедняка Никодим Макарович:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Поимей совесть, не издевайся над человеком!
  Что же ты, превратил Никодима Макаровича в собаку!
  Не по дзэну это, не по дзэну!
  Красавица Анфиса Васильевна тоже гневно фыркала на богача Прохора Игнатьевича и поносила его за издевательства поносными словами!
  А утка крякала, жирная утка!
  Первым не выдержал Иван Петрович и прыгнул в болото за уткой, как кобель охотничий поплыл, по собачьи:
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  Цапай её, зубами цапай!
  Богач Прохор Игнатьевич тоже не устоял, снял порты, перекрестился и поплыл к утице!
  Анфиса Васильевна с презрением смотрела на мужиков, но сарафана на снимала и в болото за уткой не прыгала, хотя очень желала плыть по болоту, как собака, и в дружной теплой компании ловить утку!
  Единство!
  
  
  БЕЗКОНЕЧНОСТЬ
  
  Бедняк Никодим Макарович у плетня спросил Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Раскажи мне про безконечность Вселенной!
  Я никак своим разумом не возьму в толк, как это, когда безконечность!
  - Я тоже не пойму безконечность, хотя изучаю дзэн! - Иван Петрович перекрестил рот и почесал рыжую бороду! - Поищи ответ в интернете!
  
  
  КРАСИВО
  
  Анфиса Васильевна сидела на пригорке и пела песни задушевные про жизнь в РФ!
  Мимо по дороге проходили калики перехожие и говорили:
  - Красиво баба поёт!
  Затем по дороге прошли солдаты на войну:
  - Красиво девка поёт!
  Богач Прохор Игнатьевич на телеге возвращался с ярмарке, снял картуз, почесал потную лысину:
  - Красиво Анфиса Васильевна поёт!
  Иван Петрович после дзэна вышел за околицу, засунул руки в карманы полосатых портков, долго долго слушал песни Анфисы Васильевны, не сказал, но подумал:
  - Красиво поёт красавица!
  
  
  ПРОТИВОЕСТЕСТВЕНОЕ
  
  На жнивье наивная Анфиса Васильевна спросила Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А что есть содомия?
  В чем грех содомский заключен?
  Иван Петрович внимательно посмотрел на Анфису Васильевну, сверкнул очами, но по дзэну не дал волю гневу:
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Содомия есть противоестественое!
  - Противоестественое, как купание в ледяной воде?
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Купание в ледяной воде, в проруби на Крещение - есть естественое!
  - Тогда, содомия противоестественое, как питьё водки?
  - Ну почти так, Анфиса Васильевна!
  - Тогда, ты, Иван Петрович, и твои дружки - содомиты, потому что бражничаете, водку пьете!
  - Лататуйка ты, Анфиса Васильевна, хотя и красивая!
  
  
  СОМНЕНИЯ
  
  Анфиса Васильевна испытывала сомнения в уме мужчин:
  "Мужчины, вроде бы умные, но говорят слова глупые и дела ихние глупые, словно только что вышли из лечебницы мозгов!
  Как это происходит и отчего?
  Испытаю ещё раз ум мужчины, как на летном поле Цаги испытывают радиоактивные самолеты, затем зарывают радиацию у нас на лугу!"
  Из за тына вышел Иван Петрович, а Анфиса Васильевна спросила Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Почему люди не летают?
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Мыслимо ли, чтобы красивая девка забивала голову умными словами?
  Но я отвечу тебе правдиво, потому что так требует дзэн!
  Люди не летают, потому что сила гравитации не поднимает человека, как поднимает птицу на крыльях или пух гагачий!
  - Отчего же - люди - летают! Иногда летают, как эльфы в зеленых трико! - Пьяный богач Прохор Игнатьевич ущипнул Анфису Васильевну за правую ягодицу! - Намедни бедняк Никодим Макарович так накушался еловой водки, что слетел с обрыва почище птицы феникса!
  Богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович гнусно захохотали, обнажали жолтые зубы и почему то подмигивали Анфисе Васильевне!
  Анфиса Васильевна ушла в свою избу, а сомнения её не оставили:
  "Так и не разведала я: умные мужчины или не умные!"
  
  
  ВОКАЛИЗМ
  
  Бедняк Никодим Макарович выкорчевывал пень, а около пня пел громким голосом Иван Петрович, словно его пытали калеными вилами!
  Бедняк Никодим Макарович разгорячился и укорял Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот я работаю, не покладаю рук, и труд мой тяжек, как у белого раба на плантациях в Нигерии!
  А ты поёшь и ничто не делаешь!
  - Вокал! Дзэн! - Иван Петрович взмахнул холеной белой крестьянской рукой и снова запел!
  
  
  ЖИЗНЬ
  
  Иван Петрович лежал на траве мураве, жевал травинку и смотрел в синее небо, на белые облака!
  К Ивану Петровичу подошла красавица Анфиса Васильевна с кувшином ледяного молока, словно охлаждала молоко в жидком азоте!
  Анфиса Васильевна молчала, молчала, да не выдержала, потому что девушка и отттого, что красавица:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Для что человек живет?
  В чем предназначение наше?
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Согласно дзэну, предназначение крестьянина: хлеб растить, детей кормить, жить просто, незамысловато, без мудростей особых!
  - Я не удовлетворена твоим ответом, Иван Петрович!
  В нём чувствуется изъян, фальшь, как в золотых часах Брегет!
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна! - Иван Петрович разозлился не на шутку, как генерал Блюхер, когда в паспорте неправильно написали его фамилию через "я"! - Вскочил в полосатых портках с мягкой травы муравы!
  Фальшь не в моём ответе, а в образе жизни горожан!
  Они рисуют крестьян на лугу, будто мы спим под березами на траве, яко на мягкой подушке в отеле Хилтон рядом с голой Перис Хилтон!
  Городские писаки пишут о том, как мы ночуем в стогах сена, как нам духмяно и привольно на траве мураве, мягко, словно на двенадцати перинах с волосами негров!
  Но на самом деле на земле холодно и неуютно, как на плахе во Франции!
  Трава влажная и холодит, остужает внутрености и естество - простатит от этой травы, да чахотка!
  Сухие стебельки гадких растений царапают кожу, вызывают зуд, алергию, раздирают до крови, словно не растения, а бахилы для пыток вьетнамцев!
  Жуки, мошки, гусеницы, кусают, щипают, выдирают из кожи куски!
  Вот всё это, дорогая красивая Анфиса Васильевна, ЖИЗНЬ, а что её приукрашают - фальшь!
  Иван Петрович сказал, отставил ногу влево, а руку поднял, потому что гордился своей речью, как поэт гордится новый Мерседесом!
  Анфиса Васильевна презрительно осмотрела Ивана Петровича с ног до головы, затем с головы до ног:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Совсем ты сдурел без бабы!
  
  
  ВЛАСТОЛЮБИЕ
  
  В село пришли агитаторы и агитировали за Царя Ивана Васильевича, словно каждому агитатору в глотку воткнули рупор!
  Затем пришли другие агитаторы и агитировали против Ивана Васильевича, но за Андрея Святославовича!
  Крестьяне смотрели на агитаторов выпучеными очами, скидывали шапки с голов, кланялись, а вслед агитаторам неистово крестились!
  Агитаторы оставили после себя заблеваные поля и потоптаные огороды с ощипаными курицами!
  Бедняк Никодим Макарович провожал агитаторов, а, когда проводил до околицы, спросил у Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А зачем они ходят, агитируют?
  От их агитации хлеб не родится, тухнет, как пьяница!
  А от пустой ходьбы и репа в огороде не вырастет!
  - Властолюбие!
  Эх, Никодим Макарович, Никодим Макарович!
  Властолюбие сытнее хлеба и слаще пареной репы!
  
  
  АРМИЯ
  
  Через село, по полях с колосившимися хлебами прошла танковая гвардейская дивизия, как стадо американских вымерших мамонтов!
  Бедняк Никодим Макарович ходил среди смятых колосьев и причитал:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Пошто они хлеб загубили на корню? Ироды!
  Армия своих защищает, а не уничтожает!
  - Одна армия защищает, а другая армия - уничтожает! - Иван Петрович обозленый поднимал забор, сшибленый пушкой краснознаменого танка!
  
  
  СЛАДОСТЬ
  
  Анфиса Васильевна шикарная в васильковом сарафане подошла к Ивану Петровичу, а Иван Петрович в это время думал о дзэне!
  Анфиса Васильевна поправила огромную толстую косу, выправила груди и томным голосом спросила, как хлебом солью одарила:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Что слаще всего на свете?
  "Если Иван Петрович ответит, что слаще всего на свете мед, то я скажу, что слаще всего на свете - мои прелести белые девичьи!
  Если же Иван Петрович ответит, что слаще всего - мои прелести шикарные сдобные, то я отвечу - что мед!"
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Слаще всего на свете ты, облитая медом из кадушки!
  
  
  ПРОБУЖДЕНИЕ
  
  По селу медбратья несли носилки с раненым бойцом!
  У бойца проникающее ранение в желудок, с выходом дыры наружу, как красная дыра в созвездии Ориона!
  Боец стонал и просил пить!
  Медбратья воды раненому не давали, как в пустыне Гоби, а отвечали:
  - Боец! Ах, боец, боец!
  Нельзя тебе сейчас воды!
  Потерпи немного - завтра можно будет!
  - Завтра ему всё дозволится на небесах! - Иван Петрович после дзэна снял картуз и неистово перекрестился, словно одним крестом замаливал все свои грехи! Затем налил воды в корыто - для питья цыплятам! - Пробуждение не всегда радостное, а про непробуждение - не знаю!
  
  
  
  БЕЗСЛАВИЕ
  
  Анфиса Васильевна после купания в речке загорала на пригорке обнаженая, да зорко следила, чтобы не подошел кто нибудь из крестьян и не заметил бы её наготы!
  Вечером Анфиса Васильевна надела сарафан цветастый и пошла с пригорка домой, словно хлеб белый на скатерти зеленой!
  Анфиса Васильевна шла счастливая, потому что загорала одна, и никто не увидел её наготу неприкрытую, словно снега на Южном полюсе Земли!
  Около околицы Анфиса Васильевна встретила Иван Петрович, красного после дзэна, поздоровалась и вежливо спросила:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Что есть безславие?
  Иван Петрович в ответ почему то громко захохотал и спрятал руки в карманы полосатых портков:
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна, чудо, а не девка!
  Безславие - это, когда ты голая загорала на пригорке, но никто не подсматривал за тобой, не восхищался твоей нагой красой!
  Вроде бы ты достойна славы за свою красоту и прелести раскидистые, но ушла с пригорка в безславии!
  
  
  МИЛОСТЬ
  
  Однажды утром, шестого мая, когда Иван Петрович разгоряченый после дзэна пил водку, в слюдяное окно постучал калика перехожий Илья Борисович и нарочито гнусавым голосом попросил:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Добрый мил человек!
  Подай на пропитание!
  Иван Петрович от щедрот души своей угостил нищего караваем хлеба и в придачу дал денежку малую, малую, как Малая Азия!
  Калика перехожий Илья Борисович обрадовался, низко в пояс поклонился Ивану Петровичу и ушел восвояси!
  Когда Иван Петрович днем после водки и второго дзэна вышел в огород, то понял, что калика перехожий Илья Борисович украл с огорода пять огурцов и две тыквы, которые Иван Петрович берег на Хэлоуин!
  Иван Петрович встал у куста крыжовника, засунул руки в карманы полосатых портков и задумался:
  - Что есть дзэн?
  Что есть калика перехожий Илья Борисович?
  Явил ли я милость, когда хлебом и деньгой одарил Илью Борисовича, или калика перехожий Илья Борисович явил ко мне милость, когда взял тыквы и огурцы?
  Чем меньше я скушаю огурцов и тыкв, тем меньше нагрузка на мою печень и органы пищеварения - тем дольше я проживу на свете белом, как лев Николаевич Толстой жил со своими барынями в бане!
  
  
  ПРОСТОУМИЕ
  
  Иван Петрович чинил сеялку веялку, а к Ивану Петровичу подошел калика перехожий Антон Калистратович!
  Иван Петрович после дзэна возгордился своим умом и техническими способностями, как возгордился сантехник, когда его избрали президентом сша:
  - Калика перехожий Антон Калистратович! Ах, калика перехожий Антон Калистратович!
  Я - умный, потому что знаю дзэн и чиню сеялку веялку, а ты - простоумный, потому что без технического понятия и без дзэна!
  Ты пустой человек, Антон Калистратович!
  Калика перехожий Антон Калистратович огорчился, достал из сумы переметной хлеб, бутыль с водой и соль:
  - Ах, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Я умнее тебя, а твой дзэн - глупость!
  Вот у меня вода, хлеб и соль!
  Я их называю: вода, хлеб и соль!
  А как бы ты назвал их, умный Иван Петрович с техническими навыками, как у инженера Эдисона!
  Иван Петрович почесал затылок, затем почесал рыжую кудрявую бороду:
  - Это есть хлеб, вестимо!
  Ну это, вестимо, вода!
  А это: ну это - соль!
  Калика перехожий Антон Калистратович захохотал зло и задиристо:
  - Вот то то и оно, Иван Петрович!
  То то и оно!
  Я, простоумный, назвал вещи своими именами, и ты, по дзэну назвал вещи своими именами!
  Так пошто мне технические навыки и дзэн, если и так всё ясно про хлеб, соль и воду!
  Простоумие!
  
  
  ПРОТИВОБОРСТВО
  
  Богач Прохор Игнатьевич пригнал к селу по реке барку с солью для выгодной продажи!
  А в то время на реке, акурат в рабочий полдень, Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович ловили рыбу, вытаскивали сома из под коряги в омуте!
  Богач Прохор Игнатьевич потребовал, чтобы Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович пропустили барку к берегу, а Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович потребовали, чтобы богач Прохор Игнатьевич обождал, а то сом уплывет, отказали богачу Прохору Игнатьевичу!
  И возникла между ними распря великая и противоборство крестьянское!
  Богач Прохор Игнатьевич высыпал в реку соль, чтобы соленая вода щипала Ивана Петровича и Никодима Макаровича за причиные места оголеные!
  А Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович с досады потопили барку богача Прохора Игнатьевича!
  Ниже по течению прекрасная Анфиса Васильевна вошла в реку обнаженая и в удивлении заметила, что вода в реке соленая:
  "От слез народных вода соленая!" - Анфиса Васильевна подумала с простодушием, распустила шикарные длиные волосы, словно водопады светлые, взмахнула руками, аки крыльями!
  
  
  ВЫСОТА
  
  После дневного дзэна Иван Петрович пошел к тысячелетнему дубу и прислонился к шероховатой тугой коре мудрым выпуклым, как круглый аквариум для рыбок, лбом!
  "Для каждого человека на Земле существует своя высота, как кровь Земли!
  Для одного человека высота маленькая, для другого - непреодолимая, как любовь к царице Савской!
  И все раздумья философов крутятся вокруг темы преодоления высоты, как вокруг бочки с дождевой водой, в которой плавают жирные караси!"
  Вдруг, с веток высокого дуба послышался тихий всхлип и приглушеный вопль, будто русалка скорбит о безвремено ушедшем лешем:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты что ли под дубом, как свинья баснописца Крылова?
  Жолудь нашел или сикаешь под дерево?
  Иван Петрович узнал голос бедняка Никодима Макаровича, как узнал бы себя в зеркале:
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  Пошто на дуб залез - к Раю поближе?
  Тебе же в ад дорога!
  Или за купающейся Анфисой Васильевной с высоты подсматриваешь?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А кабан секач ушел?
  - Какой кабан секач?
  Что на прошлой неделе трех борзых богача Прохора Игнатьевича зарезал?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты умён, однако!
  Я от него на дерево убежал, еле успел, а то кабан бы и меня порешил, как борзую собаку!
  Иван Петрович испугался слов Никодима Макаровича, озирался с испугом, как старик в бане женского ПТУ!
  Вдруг, из чащобы, как с ярмарки, выскочил огромный чорный кабан секач, страшнее которого только ночь на кладбище!
  Иван Петрович мигом взлетел на дуб, словно по пожарной лестнице на Останкинскую телебашню!
  Никодим Макарович пододвинулся на толстом суку, дал место и Ивану Петровичу!
  Иван Петрович засмеялся нехорошо, но добродушно и мудро:
  - Вот и я взял свою высоту в жизни!
  Спасибо тебе, господин кабан, за вспоможествование!
  
  
  ИНТЕГРАЦИЯ
  
  Иван Петрович лежал около пруда, а проворная Анфиса Васильевна ловила рыбу на удочку!
  Иван Петрович жевал травинку полевого лука, а Анфиса Васильевна приставала с вопросами, как рыба камбала:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А почему небо синее, но, например, не зеленое, как трава под моими босыми пятками?
  - Потому что так надо, Анфиса Васильевна!
  Было бы нужно - и небо бы позеленело! - Иван Петрович находился не в лучшем расположении духа из за неудавшегося дневного дзэна!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А почему деревья под ветром гнутся, а ломаются редко?
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Отстань от меня, дурында!
  Какое тебе дело до деревьев?
  Они - что? Родственики твои?
  - Может быть, и родственики, лесные братья!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты царя видел?
  - Видел! Ну и что?
  - А царь большой и в короне?
  - Маленький и без короны!
  Может быть, царь корону только в торжественых случаях надевает, как ты сарафан с розами!
  Какое мне дело до царя?
  Царю же тоже нет дела до нас!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты про все умные слова знаешь?
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Про умные слова я знаю не много, но зато про глупые ведаю!
  Путоплетка ты разбегайская, Анфиса Васильевна!
  Расщеперя жемжурная!
  Пест выпентюхный!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А что означает слово интеграция?
  - Интеграция, это, Анфиса Васильевна, одно из воплощений дзэна!
  - А лес - тоже одно из воплощений дзэна?
  - И лес, и царь, и небо и всё вокруг, - тоже воплощение дзэна, его непознаная сущность!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты очень умный!
  - Ах, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Да уж, я не дурак!
  Вечером около колодца к Ивану Петровичу подошел богач Прохор Игнатьевич:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я видел, как ты с Анфисой Васильевной у заводи балясничал!
  Ты пощупал Анфису Васильевну?
  - Нет, Прохор Игнатьевич, я не щупал Анфису Васильевну!
  Я с Анфисой Васильевной беседовал о сути дзэна!
  - Ну и дурак ты, Иван Петрович!
  Балабан чувахлайский, да дуроплет дуроумный!
  
  
  ВИДЕНЬЕ
  
  После утренего дзэна Иван Петрович полез на высокую березу, что растет на околице, на могиле легендарного убитого цыгана, пращура цыгана Будулая!
  К березе подошел богач Прохор Игнатьевич и снял картуз с потной лысины:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Зачем на березу полез?
  Ты совсем сдурел от своего дзэна?
  Или за березовым соком наладился?
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич!
  Знай, что говоришь, а не то уподобишься белке без ума!
  Не на березу я полез, а в высь поднимаю очи свои с помощью тела и головы!
  Чем выше поднимусь, тем дальше увижу!
  Согласно теории дзэна, существует наивысшая точка, с которой виден край Земли!
  - Ух ты!
  А царя ты увидишь?
  - Прохор Игнатьевич! По теории и царя увижу и всех министров капиталистов увижу, если только высоты березы хватит!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А царицу увидишь в бане?
  - И царицу увижу!
  И всех её любовников увижу!
  И палаты царские увижу - лишь бы березы хватило!
  Иван Петрович поднялся на самую макушку березы и замолчал, словно ему кляп из морских водорослей морской царь Посейдон в глотку засунул!
  Как ни пытал Прохор Игнатьевич, сколько ни распрашивал снизу, ничто не ответил ему Иван Петрович!
  Иван Петрович молча слез с березы, а лицо Ивана Петровича белое белое, словно у покойника в саване!
  Ушел Иван Петрович молча к себе в избу, и три дня не выходил на люди!
  Знамо - увидел нечто потрясающее!
  
  
  ПРИКОСНОВЕНИЕ
  
  Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович, богач Прохор Игнатьевич и прекрасная Анфиса Васильевна щупали в реке под кустами - искали раков и рыбу!
  Каждый думал о своём и нащупывал единоличное!
  Вдруг лицо Ивана Петровича покраснело от натуги, очи озарены внутреним пламенем мысли, как у президента сша:
  - Единоначалие однако!
  - Что ты нащупал, Иван Петрович?
  Рак? налим? - Богач Прохор Игнатьевич с завистью удвоил поиски, словно искал труп Джека Воробья!
  Вдруг лицо Прохора Игнатьевича посуровело, как после бомбежки Нагасаки:
  - Прикосновение к тайне бытия!
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Сома за жабры ухватил? - Бедняк Никодим Макарович облизнул потрескавшиеся сизые губы!
  Но тут настал черед и бедняка Никодима Макаровича!
  Очи его вылезли, как у барана после встречи с новыми воротами!
  Бедняк Никодим Макарович тяжело задышал, захрипел, будто на смертном одре в древнем Риме:
  - Усомнение!
  - Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  Может быть ты речную устрицу с жемчугом подцепил? - Анфиса Васильевна мыслено примеряла жемчуг к своему кокошнику!
  Но через минуту и Анфиса Васильевна надула щеки, выгнула легкий стан, как полевой стан:
  - Асиметрия!
  И полетели над узкой русской речкой слова дивные исконые!
  - Недохватки!
  - Разукраса белая!
  - Притенетели!
  - Нелецеприимность!
  - Юдоли!
  - Точим!
  - Безгласие!
  
  
  НЕЗАКОСНЕНОСТЬ
  
  Бедняк Никодим Макарович попал в очередной раз под сеялку веялку!
  Да ещё и кони изрядно потоптали Никодима Макаровича!
  Вдобавок он свалился на ржавую старую борону и пропорол мошонку!
  Иван Петрович после дзэна с интересом наблюдал за перемещениями бедняка Никодима Макаровича, но рук из карманов полосатых портков не вынимал!
  В мудрых прищуреных очах Ивана Петровича сквозила лукавая искорка доброты!
  Анфиса Васильевна пробежала мимо Ивана Петровича, склонила стан шикарный над бедняком Никодимом Макаровичем, вытирала слезу с чела Никодима Макаровича, лечила его полевыми травами, накладывала мази целебные, бинтовала рушниками льняными, да сурово на Ивана Петровича поглядывала!
  Сердце Ивана Петровича растаяло, как сугроб в зимнюю ночь:
  - Ах, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Добрая ты девушка!
  Незакосненая!
  
  
  НЕПОСПЕШАНИЕ
  
  Мужики в феврале месяце, в лютый мороз сетью ловили рыбу в проруби!
  Бедняк Никодим Макарович оступился на краю проруби и бухнулся в ледяную воду, как кулек с солью!
  Насилу Иван Петрович и богач Прохор Игнатьевич выловили Никодима Макаровича!
  Лучше бы сома поймали или русалку зеленую дивную с хвостом и сиськами, всю в чешуе!
  А мороз - ОГОГО! - крепчал!
  Аж слова на лету замерзали, да пар из уст трещал, в лед превращался!
  Бедняк Никодим Макарович, как его из проруби достали, так глаза закатил и только стонет, сердешный!
  Богач Прохор Игнатьевич суетится, бегает вокруг бедняка Никодима Макаровича, охает, не знает что и поделать!
  А Иван Петрович мудро пошел к обозу, достал из под тулупов бутыль с самогоном, накрылся теплыми башлыками, пьет самогон, на Прохора Игнатьевича и на Никодима Макаровича посматривает, да посмеивается, в ус не дует!
  Прохор Игнатьевич расссердился на Ивана Петровича, как на Луну на небе:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Что ж ты делаешь, окаяный?
  Никодим Макарович сейчас от холода помрет, а ты ему не помогешь?
  Сидишь в тепле, да водку глушишь!
  Совсем с ума сбрендил со своим дзэном!
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Послушай, что тебе ученые люди скажут, то есть я и мой дзэн!
  Вот ответь мне, богач Прохор Игнатьевич: Трава сама всходит и растет?
  - Вестимо, трава сама всходит и растет и цветет сама!
  А причем здесь трава и Никодим Макарович после проруби?
  - Прохор Игнатьевич! ах, Прохор Игнатьевич, не спеши!
  Дзэн спешки не любит!
  А Солнышко ясное само всходит и заходит?
  - Вестимо, Иван Петрович!
  Солнце всходит и заходит само!
  Не пойму я тебя, Иван Петрович, когда мой батрак помирает!
  - Ах, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Так я отвечу на твои вопросы и стенания, как на суде отвечу!
  Ежели движение травы и Солнца, а также других явлений в природе от нас не зависят, так и жизненый путь Никодима Макаровича нам не подвластен!
  Наша суета не поможет Никодиму Макаровичу, но наше непоспешание и невмешательство дадут Никодиму Макаровичу шанс на жизнь!
  Жизнь сама решит за нас и за Никодима Макаровича!
  Дзэн!
  Иван Петрович слез с воза и пошел к сетям!
  Прохор Игнатьевич почесал лоб под лисьей шапкой, выпил водки и последовал за Иваном Петровичем!
  Ещё три часа ловили рыбу, затем улов и Никодима Макаровича погрузили в сани и поехали в деревню, как на ярмарку за медом из липы!
  Тулуп и портки и шапка на бедняке Никодиме Макаровиче заледенели, закостенели, стали прочные, словно цемент с глиной!
  В избе Иван Петрович и Прохор Игнатьевич положили Никодима Макаровича на печку - природа решит за всех - а сами пили водку и хлебали горячую уху!
  Через час бедняк Никодим Макарович отттаял, слез с печи и тоже пил водку и хлебал горячую уху!
  Даже насморк не подхватил, злодырь!
  Много позже лейб медик Нострадамус так объяснил мужикам феномен:
  "Под ледяной коркой бедняк Никодим Макарович жил, как лягушка Квака зимой в пруду, как рюс медведь в берлоге!
  Ежели бы вы проявили поспешание, грели бы бедняка у костра, поили на морозе водкой - то Никодим Макарович помер бы от разницы температур снаружи и внутри!
  А под ледяной коркой Никодим Макарович пребывал в анабиозе до отогревания на печи, как девка до свадьбы находится в тумане!"
  
  
  ПОЛОВОДЬЕ
  
  Весной Иван Петрович после утренего дзэна поехал в город на ярмарку за солью!
  За околицей Иван Петрович поздоровался с Анфисой Васильевной, а Анфиса Васильевна помахала вслед Ивану Петровичу белой рукой!
  Иван Петрович ехал по дороге, смотрел на поля и умилялся,
  - Половодье!
  На ярмарке Иван Петрович пошел в балаган и смотрел представление про Петрушку и Марью Ивановну, как в Большом Театре глазел на балет!
  Но Иван Петрович не думал о Петрушке и о Марье Ивановне, а вспоминал Анфису Васильевну!
  После балагана Иван Петрович глазел на цыгана Будулая с ручным медведем!
  Медведь с кольцом в носу плясал и изображал городового!
  Иван Петрович не наслаждался действом, а вспоминал белые руки Анфисы Васильевны!
  Иван Петрович купил булку, кушал булку, но думал не о булке, а думал о белых сдобных грудях Анфисы Васильевны!
  В трактире Иван Петрович пил водку, но хмелел не от водки, а от мыслей об Анфисе Васильевне!
  - Половодье чувств!
  На ярмарке цыган Будулай полностью обобрал Ивана Петровича, а цыганские дети украли телегу с лошадью!
  
  
  ХАНДРА
  
  Иван Петрович третий день лежал на печи и смотрел в потолок, словно на потолке показывали телевизионый фильм три Д!
  К Ивану Петровичу в гости зашел богач Прохор Игнатьевич, предлагал водку!
  Иван Петрович водку не пил, да с печи не слезал!
  Богач Прохор Игнатьевич в сердцах выпил водку сам, и ушел восвояси!
  Бедняк Никодим Макарович заходил с бутылью древесного спирта!
  Иван Петрович и древесный спирт не пил, к Никодиму Макаровичу не слезал, словно приклеился к печи клеем Момент!
  Бедняк Никодим Макарович в сердцах сам выпил древесный спирт, закусил едой, что нашел в избе Ивана Петровича, и ушел восвояси!
  Заходила прекрасная Анфиса Васильевна, вздыхала, заманивала Ивана Петровича пирогами и мёдом!
  Иван Петрович молчал на печи, Анфиса Васильевна подумала, что Иван Петрович помер, вздохнула и ушла со слезами на омутных голубых очах!
  На четвертый день Иван Петрович злой слез с печи, словно из ада вернулся:
  - Хандра! И что я имеют отттого, что лежал на печи, как размахоля?
  
  
  ДИЛЕМА
  
  После утренего дзэна Иван Петрович шёл по деревне и увидел, что из трубы бани Анфисы Васильевны вьется легкий дымок, белый и значительный, как дзэн!
  "Анфиса Васильевна в бане парится! - Иван Петрович усмехнулся и пошел бы дальше, да приостановился, словно сел на кол! - А почему дверь в баню приоткрыта, словно Анфиса Васильевна приглашает в гости полк гусаров во главе с поручиком Ржевским?
  Непорядок! Ох, непорядок!
  Не по дзэну это, не по дзэну!
  Анфиса Васильевна скромница, всегда запирает дверь в баню на задвижку, как в амбар с добром!
  Бережет и своё тело, как мед - КХЕ КХЕ КХЕ!"
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и стоял на дороге в великом сомнении:
  "Может быть, Анфиса Васильевна забыла про задвижку - тогда любой лиходей зайдет в баню и снасильничает над Анфисой Васильевной!
  Или Анфиса Васильевна затворила дверь на замок, а замок отворился сам собой, потому что старый и сломаный, отттого, что нет рядом с Анфисой Васильевной мужика рукастого!"
  Иван Петрович почесал лоб под малахаем, двинулся бы к бане, прикрыл бы дверь, но опять усомнился:
  "Вот, если я подойду к двери, а Анфиса Васильевна выглянет в предбаник и увидит меня около открытой двери - закричит, что я насильник, забранится, опозорит меня на всю деревню!
  И никак я не докажу, что просто шёл мимо, да дверь прикрывал, чтобы ни злодей не вошел, ни тепло из бани не вышло!
  Сомнения меня берут!"
  Иван Петрович цокал языком, как белка летяга, но проблема с дверью в бане Анфисы Васильевны не уходила!
  И дверь надо закрыть, и нельзя подойти к двери открытой!
  Дилема!"
  Иван Петрович ещё постоял у бани Анфисы Васильевны, рук из карманов полосатых портков не вынимал!
  "И подойти не могу, и не подойти - нельзя!
  А стоять - ещё хуже!
  Народ засмеёт - "Что это, Иван Петрович, стоит у бани Анфисы Васильевны?
  Да руки в карманах полосатых портков перекладывает?"
  Стыд и позор!
  А загляну ка я в малое оконце с тылу бани!
  Если Анфиса Васильевна намыливает голову или себя веником парит - вестимо, не выйдет сразу в предбаник - я тогда дверь быстро затворю без ущерба для себя!
  Если же Анфиса Васильевна дела свои в бане сделала и идет в предбаник, то я тихонечко огородами уйду, а к двери даже на шаг не подойду, словно она заминирована миной попрыгуньей!"
  Иван Петрович украдкой по бурьяну обошел баню, да увидал у малого оконца богача Прохора Игнатьевича и бедняка Никодима Макаровича!
  Богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович с красными рожами жадно смотрели в оконце, тыкали в оконце пальцами и хихикали, как дети малые!
  Иван Петрович осторожно, чтобы богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович его не заприметили, вернулся на дорогу, перевел дыхание от волнения, но радовался, что Анфиса Васильевна под надежным присмотром!
  
  
  СОГЛАСИЕ
  
  Ночью Никодим Макарович вышел за околицу в березовую рощу, слушал, как поют ночные соловьи, словно разбойники!
  За околицей на пригорке сидела Анфиса Васильевна в сарафане - да не видно в темноте цвет рисунка на нём - и тоже слушала соловьёв, словно в театре Оперы и балета города Петербурга!
  Иван Петрович присел рядом чуть поодаль от Анфисы Васильевны и опять же слушал соловья!
  На утреней зорьке Иван Петрович молча ушел, а Анфиса Васильевна долго недоумено смотрела ему вслед, словно Иван Петрович нарушил все понятия мировозрения!
   В избе Иван Петрович умилился своему дзэну, залез под бараний тулуп на печку, зевнул в кудрявую рыжую бороду, перекрестился и улыбнулся:
  - Согласие! Природа живет в согласии!
  Даже птичка малая соловей тоже в согласии!
  
  
  ФИЗКУЛЬТУРА
  
  Иван Петрович после утренего дзэна подумал о здоровом образе жизни, как богачи с Рублевки!
  Иван Петрович выпил успокоительного чаю без сахара, закусил сырой пророщеной овсянкой и сделал полезную дыхательную гимнастику ушу!
  Во дворе Иван Петрович окатил себя из кадушки ледяной водой с личинками комаров!
  После обливания долго долго растирал горячее тело махровым рушником с красными петухами!
  Затем пошел в гости к богачу Прохору Игнатьевичу и уговаривал богача Прохора Игнатьевича вести здоровый образ жизни!
  У богача Прохора Игнатьевича Иван Петрович нечаяно нажрался водки с салом и медом!
  Здоровье Ивана Петровича дрогнуло, как майский шест с толстым парнем Ефимом Ивановичем!
  Иван Петрович полз домой на карачках, блевал, синел и зеленел лицом, как фейерверк и клял здоровый образ жизни, производственую гимнастику и лечебную физкультуру!
  
  
  ДУШЕВНОСТЬ
  
  После обеденого дзэна Иван Петрович пошел на луг за дармовым луговым луком и мятой, как в Комунистический гастроном пришел!
  На лугу Иван Петрович довольный собирал безплатные дары природы, да ещё и землянику на пригорке!
  За березой Иван Петрович встретил Анфиса Васильевна в цветастом ярком сарафане, аки бабочка на снегу!
  Анфиса Васильевна тоже собирала дары природы в берестяную корзину!
  Иван Петрович, потому что кавалер, помогал Анфисе Васильевне, даже проронил слезу восторга:
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Как душевно мы собираем вместе луговые травы, словно Ромео и Джульета!
  Анфиса Васильевна ничто не ответила Ивану Петровичу, но одарила его настолько добрым и теплым взглядом, что у Ивана Петровича спёрло в груди!
  И настолько Иван Петрович и Анфиса Васильевна душевно собирали травы в корзину и в сидор, что к вечеру уже смотрели друг другу в очи и ловили дыхание друг друга!
  Напоследок Иван Петрович положил последнюю травинку в корзину Анфисы Васильевны и сказал:
  - Вот тебе, Анфиса Васильевна, чабреца пучок!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Это не чабрец, а зверобой!
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна! Несмышленая!
  Это чабрец, потому что лист резной, а у зверобоя лист не резной, а с покатом, как Луна в сентябре месяце!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я же лучше знаю луговые травы, потому что моя бабка - ведунья!
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Твоя бабка не ведунья была, а злая колдунья, ведьма!
  Поэтому ты, расщеперя, не отличишь чабреца от зверобоя!
  Анфиса Васильевна в сердцах сверкнула грозными синими очами и побежала со слезами к себе домой!
  Иван Петрович погоревал, погоревал, да после вечернего дзэна пошел к Анфисе Васильевне в гости мириться!
  Иван Петрович пришел к её избе расписной, постучал в двери, как в Райские ворота!
  Анфиса Васильевна в ночной тонкой льняной рубашке с котятами с призывом встретила Ивана Петровича на пороге и смотрела Ивану Петровичу в глаза, как на допросе в гестапо!
  Иван Петрович смутился, но благодаря дзэну, востановил дыхание:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Я был не прав на лугу, напрасно тебя обидел непониманием и недушевностью!
  Ты права, как и твоя бабка ведьма!
  То не чабрец, а зверобой!
  Иван Петрович развернулся на каблуках новых кирзовых сапогов и довольный с душевным примирением пошел обратно к себе в избу!
  
  
  ПОБЕДА
  
  РФ проиграла очередную войну немцу, и крестьяне молча пили водку в печали!
  А утром мужики из соседней деревне потоптали овсы!
  Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич засучили рукава и пошли в соседнюю деревню на разборки за потравленый овес!
  Бились на кулаках долго и безпощадно, как РФ с Берлином!
  Возвращались с разбитыми харями, но с победой - несли стонущего бедняка Никодима Макаровича на носилках!
  У околицы Иван Петрович остановился и сказал бедняку Никодиму Макаровичу и богачу Прохору Игнатьевичу:
  - Мы победили мужиков из соседней деревни!
  Победа, братцы!
  Как же так? Мы на кулаках бились два часа и победили, а наши солдаты два года с немцем сражались пушками и проиграли войну?
  
  
  МУЗИЦИРОВАНИЕ
  
  В сельский клуб приехал заморский музыкант скрипач Иоган Курт Паганини!
  Иоган Курт Паганини пиликал на скрипке, а бабы рыдали и охали от восторга, словно не скрипач старый им наигрывал, а Мистер Олимпия показывал мускулы!
  Напрасно Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич отговаривали баб от встречи со скрипачом, увещевали, что скрипка - обман, а скрипач Иоган Курт Паганини мошеник, потому что не пашет, не сеет, не строит, но катается, как сыр в масле!
  Бабы ушли к скрипачу на прослушивание, а Иван Петрович не выдержал и развернул у колодца гармонь, словно пробил тунель в иное измерение!
  Иван Петрович играл на гармони, а богач Прохор Игнатьевич и Никодим Макарович пьяные плясали разухабисто!
  Бабы услышали гармонь и прибежали от скрипача Иогана Курта Паганини на деревенские пляски под гармонь!
  Напрасно скрипач Иоган Курт Паганини увещевал баб, что скрипка намного важнее в искустве, чем гармошка!
  Никто не слушал скрипача, словно все враз съели белены и оглохли!
  Иоган Курт Паганини обозвал крестьян грязными неблагодарными некультурными свиньями, получил в морду и поехал в карете в уездный город, где культура!
  Далеко отъехал скрипач от деревни, а звуки гармони всё слышны, как музыка небесных сфер!
  Иоган Курт Паганини разрыдался и притоптывал в такт своим стенаниям и воплям гармошки!
  
  
  ВЗАИМОЗАМЕНЯЕМОСТЬ
  
  Богач Прохор Игнатьевич пробовал на зуб золотой червонец - не фальшивый ли - и сломал зуб!
  К богачу Прохору Игнатьевичу подошел после дзэна Иван Петрович и захохотал раскидисто в кучерявую рыжую бороду:
  - ОХОХО! Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Всё в нашем мире взаимосвязано и взаимозаменяемо!
  Ты золотом сломал зуб, и из этого золотого червонца вставишь новый зуб!
  Преемственость взаимозаменяемости!
  
  
  ПЕРТРУБАЦИЯ
  
  Бедняк Никодим Макарович в лесу рубил дрова и встретил Ивана Петровича, который после дзэна возвращался с пасеки богача Прохора Игнатьевича!
  (Богач в это время кутил на ярмарке и оставил мёд без присмотра!)
  Бедняк Никодим Макарович облизнул сухие губы и спросил с почтением:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я слышал про пертурбацию, но не ведаю что это за пертурбация!
  Что есть пертурбация по существу?
  Иван Петрович сизый от ворованой медовухи выпучил очи, готовил ответ!
  Но бедняк Никодим Макарович уже не слушал:
  - Я пошел срать, Иван Петрович!
  
  
  
  СИЮМИНУТНОЕ
  
  На полевом стане в рабочий полдень Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич отдыхали под березой, а Анфиса Васильевна полоскала белье в реке, рядом!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович! - Богач Прохор Игнатьевич почесал жирную выю! - Что есть самое важное в жизни каждого человека?
  Я полагаю, что самое важное и есть сама жизнь!
  Иван Петрович промолчал в ответ, только хитро прищурил очи, как лис на помойке около кладбища!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович! - Бедняк Никодим Макарович не согласился с богачом Прохором Игнатьевичем! - А я полагаю, что самое важное в жизни это деньги и власть над людьми!
  А твоё мнение какое, а, Иван Петрович?
  И на этот раз Иван Петрович промолчал, только вытащил из рыжей бороды огромного сизого жука навозника!
  Красавица Анфиса Васильевна слушала речи мужиков, слушала и не выдержала:
  - А я полагаю, что самое важное в жизни каждого человека - это любовь!
  Любовь правит миром, любовь согревает в стужу и даёт человеку надежду!
  Тут Иван Петрович не выдержал умных речей, понял, что авторитет ускользает от него, как баба намасляная:
  - Я не думаю, а знаю, что самое главное в жизни - не сама жизнь, не богатство и власть, не любовь, а - сиюминутное!
  Что человек желает сию минуту - то для него и наиважное, архиважное, как говорил товарищ В.И. Ленин!
  А после сей минуту наступит другая минута, и для другой минуты будет другое самым важным в жизни!
  Например, сию минуту я желаю водки! - Иван Петрович выпил рюмку водки, крякнул, как подстреляная утка! - А теперь уже другая сию минута!
  Я возжелал огурца на закуску, больше всего возжелал! - Иван Петрович закусил огурцом! - Снова другая сию минута! Теперь я желаю...
   И пошло поехало!
  Богач Прохор Игнатьевич радостно провозгласил:
  - Я сию минуту желаю блеск золота! - Он достал из пузатого кошеля золотой червонец и полюбовался на блеск золота, как на отражение луча солнца на ягодицах кокотки Мими! - Теперь желаю другого!
  Я желаю...
  - А я желаю хлеба! - Бедняк Иван Петрович откусил от каравая ломоть! - Теперь желаю молока с медом!
  Иван Петрович, а Иван Петрович!
  Да ты правильно сказал про то, что самое важное - это сиюминутное!
  Только Анфиса Васильевна молчала у реки и с укоризной смотрела на мужиков!
  Анфиса Васильевна по прежнему желала любви: любви большой и чистой и на всю жизнь, а не сиюминутной...
  
  
  ПРИМОРЧИВОСТЬ
  
  Иван Петрович после дзэна, бедняк Никодим Макарович и богач нашли под Новый Год берлогу медведя в лесу!
  Бедняк Никодим Макарович рогатиной разворошил берлогу, вызвал медведя на бой, подсадил зверя на рогатину и достал топор!
  Иван Петрович и богач Прохор Игнатьевич со стороны словами помогают и коментируют, как в Президиуме РФ!
  - Двуличность медведя заметна во всём!
  - Дурандашник, а не медведь!
  - Миросозерцание!
  - Оущения свободы!
  - Причастность к природе!
  (А медведь уже мнет бедняка Никодима Макаровича!)
  - Природолюбие!
  - Безкорыстие на грани сущего!
  - Осознание подсознания!
  Медведь помял бедняка Никодима Макаровича и убежал!
  А Иван Петрович рук из карманов полосатых портков даже не вынул, выдохнул со значением:
  - Приморчивый медведь!
  Хилявый!
  
  
  САМОЧУСТВИЕ
  
  Иван Петрович после дзэна и богач Прохор Игнатьевич второй день гуляли в горнице, пили горькую водку, закусывали луком и хлебом!
  Пришел бедняк Никодим Макарович и бросил на стол пудового сома!
  Иван Петрович после дзэна поднял на сома очи, и промычал, как бык после дойки:
  - Рыба улучшает самочувствие!
  
  
  ОТЕЧЕСКОЕ
  
  В деревню с войны прибежал дезертир и скрывался в стогу сена на огороде Ивана Петровича!
  Иван Петрович утром раним после дзэна вышел в огород и укорял дезертира, как мать родную:
  - Дезертир! А, дезертир в каске!
  Посмотри на луга и поля вокруг тебя, где жуки!
  Услышь стоны и вопли матерей!
  Прочувствуй каждую былинку и каждую пчелку в Природе!
  А ты дезертировал с поля брани, чтобы всё это обошло немцу врагу?
  Это же наше, Отеческое!
  Дезертир устыдился и вернулся в Красную Армию, как маков цвет!
  В первом же бою дезертира убили на передовой!
  Осколок вражеской гранаты снес дезертиру половину черепа!
  
  
  ВИДЕНЬЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич на реке ладил мельницу с гидравлическим приводом мельничного жернова!
  После утренего дзэна на постройку пришел Иван Петрович и удивился удивлением великим:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Пошто ты мельницу в высоту так замыслил?
  Высокая мельница - это нефункционально, как четыре ягодицы!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я строю мельницу высокую, чтобы с высоты подглядывать за купающейся в реке Анфисой Васильевной!
  С высока лучше девку видать!
  У меня появится не только мельница, но и новое виденье!
  
  
  НИЧТО
  
  Через деревню проходил калика перехожий Афанасий Гаврилович!
  Афанасий Гаврилович обозлился, отттого, что с утра животом маялся, шел прискорбный и удручливый!
  К калике перехожему вышел Иван Петрович, румяный и сытый после обеда с дзэном:
  - Калика перехожий Афанасий Гаврилович, а Афанасий Гаврилович!
  Что ты в мире видел интересного?
  Что нового?
  Царя видел?
  - Ничто я не видел! - Калика перехожий со злом посмотрел на сытого и здорового Ивана Петровича, как на породистого жеребца смотрел! - Даже больше я тебе скажу, Иван Петрович!
  Ни х...я я не видел!
  
  
   ЗНАНИЕ
  
   Майским весеним утром в село пришел страный очкастый мужчина в обтягивающих розовых панталонах и с палкой в руке, словно охотился на дикую лисицу Бинго!
   Мужнина важно измерял землю, записывал в тетрадку цифры, будто сочинял новое стихотворение в книгу кабалы!
   Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич подошли к городскому мужчине и пучили глаза до одури, как раки при виде купающейся Анфисы Васильевны!
   Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и спросил:
  - Мил человек, а мил человек!
  Что ты писал в тетрадку, как слюнявая институтка стишки?
  Ты - немецкий шпион?
  Выведал сколько у нас в деревне гусей и свиней?
  - Эх, мужик, мужик!
  Неотесаный ты, словно шпала под рельсой!
  Правительство РФ оказало вам высокую честь - пустит через вашу деревню железную дорогу, как путь на Небо!
  По дороге пойдут эшелоны с нефтью из Сибири в Европу, к немцам!
  Может быть, в вашей деревне сделают полустанок с пивом и вареными яйцами!
  - Правительство РФ решило? - Богач Прохор Игнатьевич захохотал первый в окладистую бороду!
  За Прохором Игнатьевичем засмеялся Иван Петрович, затем тоненько захихикал нищий Никодим Макарович!
  Бедняк Никодим Макарович даже подавился слюной:
  - Железную дорогу? У нас?
  Правительство РФ... ХА ХА ХА!
  Мужчина землемер нахмурил умное чело с татуировкой "Знание - сила!"
  - Что смешного, товарищи крестьяне?
  - Мы смеёмся над правительством РФ!
  Разумеется, никакой железной дороги никто не построит, как не пустят по Ниагарскому водопаду гусей лебедей!
  - Откуда эти знания?
  - Знания? - Иван Петрович посуровел, словно после боя с китайскими окупациоными войсками! - Знания - от дзэна!
  
  
  СКАРЕДНОСТЬ
  
  Богач Прохор Игнатьевич полез в подпол, а в подполе перебирал и считал свои богатства, как жук скарабей!
  Из экономии богач Прохор Игнатьевич не зажигал в подвале свет и не жёг лучину, считал на ощупь, во тьме!
  В гости к богачу Прохору Игнатьевичу в горницу после дзэна пришел Иван Петрович!
  Иван Петрович не заметил открытого подпола и упал в погреб!
  Иван Петрович лаптями прошелся по макушке богача Прохора Игнатьевича, затем скатился на тульский медный самовар и порушил самовар!
  Богач Прохор Игнатьевич от страха включил свет и увидел, что Иван Петрович стонет на самоваре, а тульский дорогой, потому что медный, самовар - в лепешку!
  Богач Прохор Игнатьевич причитал от горя и от потери, как баба гномиха выл и рвал на себе бороду!
  А Иван Петрович с кряхтением поднялся на ноги:
  - Скаредность!
  
  
  УЧЕНИЕ
  
  Все в деревне ученые, пишут и читают, все, кроме бедняка Никодима Макаровича!
  Бедняк Никодим Макарович от учения в приходской школе отказался, говорил:
  - Нищему науки не нужны!
  Пусть баре буковки пишут!
  Наше учение - щи, да каша!
  Иван Петрович каждый раз после дзэна долго доказывал бедняку Никодим Макарович, что знание - сила, что пусть бедняк Никодим Макарович осилит грамоту: письмо и счет!
  Добрая Анфиса Васильевна слышала, как Иван Петрович увещевает бедняка, поэтому предложила бедняку Никодиму Макаровичу индивидуальные занятия!
  Бедняк Никодим Макарович согласился и три дня учил с Анфисой Васильевной азбуку!
  На третий день Иван Петрович после дзэна шел вдоль речки и насвистывал арию из дзэна!
  Под березой на цветном рушнике сидели плечом к плечу Анфиса Васильевна и бедняк Никодим Макарович!
  Они хохотали, как после ведра водки!
  Анфиса Васильевна тыкала свой холеный белый обнаженый пальчик в букварь и читала:
  - Аз, буки, веди!
  Никодим Макарович! А, Никодим Макарович!
  Повторяй - Аз, буки, веди!
  Бедняк Никодим Макарович водил грязным пальцем по книжице и повторял:
  - Аз, буки, веди!
  И снова Анфиса Васильевна и бедняк Никодим Макарович хохотали, показывали друг другу зубы: Анфиса Васильевна - белые жемчужные, бедняк Никодим Макарович - жолтые, чорные прокуреные махрой!
  Иван Петрович в гневе подбежал к учительнице и ученику, как лось марал набежал на зайцев!
  Вырвал из рук букварь, порвал букварь на мелкие части, топтал книжку ногами в лаптях:
  - Ведомо! Бедняку учение ни к чему!
  
  
  СЕЛЕКЦИЯ
  
  Иван Петрович выписывал из города мудрые журналы по огородничеству, потому что задумал новый вид репы - чтобы репа вырастала большая пребольшая, да пареная, готовая к столу!
  Опыт удался, репа подрастала, а из под земли, от пареной репы шел ароматный пар - репа сама себя парила!
  Утром Иван Петрович после дзэна торжествено пригласил к себе бедняка Никодима Макаровича, богача Прохора Игнатьевича и красавицу Анфису Васильевну на торжественое откапывание и поедание репы, как апофеоз селекции!
  Гости пришли и увидели, что огород взрыт, а около стога сена лежит калика перехожий нищеброд Иван Валерьевич, держится за огромное раздутое брюхо и стонет от переедания!
  Над нищим колобродом каликой перехожим стоит Иван Петрович в полосатых портках и укоряет Ивана Валерьевича на чём свет стоит:
  - Что же ты, морда, сожрал весь урожай селекционой пареной репы?
  Как я теперь докажу, что вырастил большую пареную репу?
  И как в тебя влезло то столько репы?
  Наверно пуд сожрал!
  - Эх, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Ты селекцией растил репу, а я с помощью селекции репу сожрал, аки кит голодный!
  Нищие тоже развиваются в умении пожрать, как крокодилы в Африке, где кушают негров!
  У нас животы, словно амбары - на год запасов влезет!
  Селекция!
  
  
  ЧЕСТНОСТЬ
  
  Анфиса Васильевна на дороге в селе нашла кошель с золотом, как клад с золотыми динарами под столом Царя нашла!
  Анфиса Васильевна отнесла золото в городскую управу, в полицейское управление, сдала полицаю Егору Кузьмичу - вдруг, хозяева кошелька отыщутся!
  Богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович, как узнали о поступке Анфисы Васильевны, так орали диким криком и укоряли девушку в глупости!
  Они доказывали, что если бы Анфиса Васильевна имела хоть каплю ума, то спрятала бы кошель с золотом в надежное место и никому ничто бы не сказала, а деньги бы потратила себе на потребу!
  Анфиса Васильевна рыдала от несправедливости и укоряла Прохора Игнатьевича и Никодима Макаровича в жадности и нечестности!
  Пошли за советом к Ивану Петровичу, который после дзэна встал красный и злой, будто живая свекла!
  Иван Петрович выслушал историю, и версии Прохора Игнатьевича, Никодима Макаровича и Анфисы Васильевны!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Скажи, что Анфиса Васильевна - дура девка!
  Кто же в наше время золото отдаёт?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Докажи, что я правильно поступила, по чести, потому что отдала золото!
  Хозяин найдется - мне спасибо скажет, может и в пояс поклонится!
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков, ничто не отвечал, только зубами скрипел от злости, как ободраная мышь!
  Спор нарушил полицмейстер Егор Кузьмич - он пролетел по деревне в новой тарантайке, пьяный, ухарский, как купец, а тарантайка полна девок непотребного поведения, француженок, значит!
  
  
  НЕВЕДЕНЬЕ
  
  Бедняк Никодим Макарович сеялкой веялкой косил зерно, да попал под механизм!
  Вдобавок на сеялку веялку и на бедняка Никодима Макаровича рухнуло молодое деревцо со сливами!
  Бедняк Никодим Макарович стонет от боли, корчится от неудобства, просит о помощи:
  - Болезненость ёмкая!
  - Саднит? Горечь во рту? - Богач Прохор Игнатьевич помогает словами, как может!
  - Не перехожая болезнь!
  - Знамо! Вестимо!
  Умудреность опытом!
  - Понимание границ сознания моих болезненых!
  К сеялке веялке после дзэна подошел Иван Петрович, как моряк к русалке Димитре Димитровой!
  Заглянул под сливу на раненого бедняка Никодима Макаровича:
  - Неведенье основ сельского хозяйства!
  Неведенье последствия деяний!
  Неведение по всему фронту!
  
  
  КРАСОТИЩА
  
  Анфиса Васильевна купала своё тело белое шикарное в водах чистых быстрой реченьки, словно Природе одолжение делала!
  А всю одежду Анфиса Васильевна оставила на бережку, на солнышке, на травке духмяной, что все пропитывала ароматами луговыми, лучше французских духов пропитывала!
  Мужики для смеха украли цветной сарафан Анфисы Васильевны, её красные сапожки сафьяновые, кокошник с жемчугом и золотую ленту в косу!
  Взамен крестьяне подложили Анфисе Васильевне дырявый мешок, что на пугало надевают!
  Анфиса Васильевна чистая, задорная, свежая, упругая вышла из воды быстрой, словно карась на сковородку!
  Увидела, что её одежда подменена, погоревала погоревала, да надела на себя белую мешок дырявый короткий!
  Анфиса Васильевна удрученая пошла по деревне к избе своей, пошла в тряпье с пугала, в мешке коротком дырявом!
  Крестьяне поджидали Анфису Васильевну в укрытии, хотели посмеяться смехом великим над нелепым видом красавицы!
  Да онемели, как выпускники школы для глухонемых детей!
  Короткое рубище (чуть ниже попы!) выгодно коричневым цветом контрастировало с голыми белыми ладными ногами Анфисы Васильевны!
  Сквозь дырки мешковины соблазнительно мелькало обнаженое тело!
  Длиные незаплетеные волосы водопадами (ниже колен алебастровых!) ласкали взор!
  - Несмешна, Анфиса Васильевна, ох, несмешна в рубище! - Богач Прохор Игнатьевич подавился окладистой бородой!
  - Идёт, как пава - ей и одежда пугала к лицу! - Бедняк Никодим Макарович вытер пот грязным армяком с лейблом "Мейд ин Чина"!
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков, скрипнул зубами:
  - Красотища!
  
  
  НЕСООТВЕТСТВИЕ
  
  Из соседнего села приехали сваты сватать Анфису Васильевну за парня Егора Ильича!
  Анфиса Васильевна в волнении бегала по деревне, словно курочка перед автобусом порхала!
  В смятении забежала в избу Ивана Петровича, а Иван Петрович только что после дзэна!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот меня сватает Егор Ильич из соседней деревни, а я в смятении!
  Никогда раньше замуж не выходила!
  - Эх, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Выходи замуж, как в Рай!
  Дело твоё и тело твоё...
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Посоветуй мне, как лучше, а то я неопытная!
  Вот Егор Ильич - красивый парень...
  - Ежели красивый, то почему у себя в селе девку не нашёл?
  Может в нем порок или изъян?
  - Ой! Егор Ильич работящий, крепкий, рослый!
  - Если рослый, то много ест, не прокормишь, угоришь у плиты!
  - Ой! Егор Ильич говорит, что любит меня!
  Как увидел на речке...
  - Значит подглядывал за тобой, когда ты обнаженая в воду сходила и выходила из реченьки!
  Порочный твой жених!
  Извращенец!
  - Ой! Егор Ильич сказал, что заберет меня к себе, в свою избу!
  - Эх, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  А в это время его дружки пьяницы твою избу без присмотра растащат по бревнышкам, хозяйство разворуют!
  Когда Егор Ильич тебя бросит, то придешь на пепелище, хуже бедняка Никодима Макаровича!
  - Ой! Тогда у меня в избе заживем весело и счастливо!
  - В твою избу родствеников перетащит, да тебя со света белого сживет, чтобы твоё хозяйство к нему перешло!
  - Ой! Иван Петрович! Ах, Иван Петрович!
  Спасибо на добром слове, что надоумили!
  Не пойду я замуж за Егора Ильича! Не пойду!
  Через час сваты поехали, не солоно хлебавши, а Иван Петрович смотрел на красивого ладного, светловолосого белокурого Егора Ильича, да насвистывал мудрости из дзэна:
  - Несоответствие!
  Не подходит жених невесте нашей!
  
  
  БОГАТСТВО
  
  Через деревню проезжал царь с царским кортежем, как на войну с японцами ехал!
  Царь на постой выбрал избу богача Прохора Игнатьевича, потому что все другие - бедняки, и избы них плохие!
  Богач Прохор Игнатьевич гордый ходил по деревне и хвастал, что сам царь Иван Васильевич у него на постое!
  Утром царь Иван Васильевич уехал со свитой восвояси!
  За ночь царская челядь, опричники, шуты и полюбовницы с царицей опустошили все амбары богача Прохора Игнатьевича, да в безсовестных плясках баню разрушили!
  Ни копейки царь Иван Васильевич не заплатил богачу Прохору Игнатьевичу, а на прощание сказал, что оказал милость Прохору Игнатьевичу, что остановился у него!
  Богач Прохор Игнатьевич горевал над убытками, а Иван Петрович после дзэна пришел и утешил богача Прохора Игнатьевича:
  - Вот теперь, богач Прохор Игнатьевич, ты беден, как бедняк Никодим Макарович!
  Ни один царь у тебя не остановится на постой!
  Богатство разрушает радость!
  
  
  РАДОСТЬ
  
  Красавица Анфиса Васильевна с берестяным лукошком шла мимо избы Ивана Петровича за грибами в ближний лес!
  Солнышко золотое светит, на синем небе белые кучерявые облачка, травка зеленая, шумят листочки берез, как лифчики в Персидском заливчике!
  Анфиса Васильевна красавица смеется от радости, отвесила земной поклон Ивану Петровичу:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Хорошо то как!
  Иван Петрович, а, Иван Петрович!
  В чем радость бытия?
  - В тебе!
  
  
  СМЫСЛ
  
  Бедняк Никодим Макарович ладил крышу своей жалкой лачуги - в одном месте залатает - в другом дыра образуется, как прыщи на теле институтки Клары Захаровны!
  Иван Петрович стоял около избушки бедняка Никодима Макаровича и наблюдал его работу, как любовался произведением искуства Джокондой!
  К вечеру бедняк Никодим Макарович плюнул в сердцах и спросил у Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Имеет ли смысл моя работа?
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых штанов и ответил:
  - Смысл!
  
  
  СМЕРТОУБИЙСТВО
  
  По небу летел клин журавлей в дальние страны к негроидам!
  Крестьяне наблюдали за птицами, стояли в поле, прислоняли руки козырьком к глазам!
  А нищеброд калика перехожий Альберт Ефремович даже до слез умилялся красивым и вольным птицам!
  Вдруг, по птицам кто то выстрелил, и половина птиц мертвые упали к ногам крестьян!
  Калика перехожий нищеброд Альберт Ефремович от ужаса и боли за убитых птиц схватился за сердце:
  - Ироды! Кто же птиц пострелял, красоту наших полей, нашу гордость?
  Смертоубийство это!
  Альберт Ефремович умер от разрыва сердца от горя!
  Иван Петрович поднял убитого жирного журавля:
  - Смертоубийство! - Затем поднял очи на умершего калику перехожего нищеброда Альберта Ефремовича! - Двойное смертоубийство!
  
  
  ЗАБОТА
  
  Богач Прохор Игнатьевич ухаживал за своей немощной матерью старухой, как за дитём малым ухаживал!
  Иван Петрович после дзэна похвалил богача Прохора Игнатьевича:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Ты проявил заботу о престарелой матери - тебе на небе зачтется доброта твоя!
  Богач Прохор Игнатьевич в задумчивости почесал густую бороду с остатками щей:
  - Забота! Охма, моя забота!
  Проявляю заботу, а то мать помрет раньше времени и не скажет мне, куда золото зарыла!
  
  
  МУДРСТВОВАНИЕ
  
  По деревне шел калика перехожий нищеброд Анатолий Степанович, бывший професор философии Принстонского, Московского и Лондонских университетов!
  Иван Петрович раскрыл перед Анатолием Степановичем свою душу и расказал про дзэн!
  Философ Анатолий Степанович посмеялся над Иваном Петровичем и обругал дзэн Ивана Петровича!
  - Мудрствуешь лукаво, Иван Петрович!
  Ах, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Не мудрствуй лукаво со своим дзэном!
  Иван Петрович обозлился на професора Анатолия Степановича, поколотил его до полусмерти, затем поленом гнал из деревни!
  Побитый, как собака Якова, Анатолий Степанович бежал по деревни, взвывал от страха, да попердывал безстыдно прилюдно, а в толпе сновали дамы!
  "Вот и конец моей мудрости!" - Анатолий Степанович тяжело вздохнул за околицей!
  
  
  ЗАКОН
  
  Богач Прохор Игнатьевич за стаканом самогона подтрунивал над Иваном Петровичем:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ведь земной шар не шар, не круглый, а Земля плоская и стоит на трех китах, а киты плавают в океане!
  - Прохор Игнатьевич! Эх, Прохор Игнатьевич!
  Каждый школяр знает, что Земля круглая!
  Галилей доказал округлость Земли, как округлость попы Анфисы Васильевны!
  И из Космоса видно, что Земля круглая - это факт и закон!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ежели Земля круглая, то прекрасная Анфиса Васильевна, когда пойдет по кругу, то окажется на другом конце Земли от нас!
  - Вестимо, Прохор Игнатьевич!
  - Так Анфиса Васильевна будет к нам ввверх ногами, а мы не увидим, что у неё под сарафаном, потому что Земля мешает!
  - Закон! - Иван Петрович покраснел, потому что в этот момент возненавидел круглую Землю!
  
  
  ЕДИНОНАЧАЛИЕ
  
  По деревне шли солдаты - Ать, два, ать, два!
  Солдаты слушали командира, как глас Неба!
  Иван Петрович провожал войско, стоял на крыльце, руки держал в карманах полосатых штанов:
  - Ишь ты! Командира все слушают!
  Единоначалие!
  - Просто никто в морду не желает получить от командира, вот и слушают! - Прохор Игнатьевич перекрестился вслед войску!
  
  
  ЕДИНСТВО
  
  В деревню пришел коробейник с товаром Андрей Анатольевич!
  Коробейник Андрей Анатольевич заманивал товарами, расхваливал, даже Ивана Петровича заинтересовал китайским шелковым платком с вышитым иероглифом дзэн!
  Богач Прохор Игнатьевич горевал, сердился на коробейника Андрея Анатольевича за конкуренцию и антимонопольную политику!
  Но пока коробейник Андрей Анатольевич балясничал с прекрасной хохотушкой Анфисой Васильевной, бедняк Никодим Макарович украл у Андрея Анатольевича короб с товарами и тут же продал богачу Прохору Игнатьевичу за понюшку табаку!
  Коробейник пригрозил, что пожалуется полицмейстеру, а богач б и бедняк Никодим Макарович захохотали:
  - У нас в деревне единство!
  Мы скажем, что ни мы тебя, а ты нас обворовал, что украл с поля репу и поросенка!
  Андрей Анатольевич вознегодовал, но пошел восвояси несолоно хлебавши!
  За околицей Иван Петрович угостил Андрея Анатольевича горбушкой хлеба, как золотом одарил!
  Андрей Анатольевич с благодарностью грыз корку и думал:
  "Великое у крестьян единство!"
  
  
  НЕПОТРЕБСТВО
  
  На главной площади деревни, у колодца скакали скоморохи в красных одеждах и с бубенцами на колпаках!
  Богач Прохор Игнатьевич посмотрел посмотрел на скоморохов и сплюнул с пыль,
  - Черти! Не работают, пляшут - пустой народ!
  Бедняк Никодим Макарович зыркнул глазом:
  - Нищий народ - скоморохи!
  Тьфу на них!
  Иван Петрович ничто не ответил после дзэна, даже рук из карманов полосатых портков не вытащил!
  А красавица Анфиса Васильевна смотрела смотрела на кривлянья и ужимки скоморохов, да промолвила смущеная:
  - Непотребство!
  
  
  ЧЕСТЬ
  
  Иван Петрович и богач Прохор Игнатьевич поехали на ярмарку в уездный город!
  Богач Прохор Игнатьевич выгодно продал воз картошки, выпил чарку вина и благодушествовал!
  Иван Петрович невыгодно продал цыгану Будулаю мешок репы, а цыганские дети Будулая украли деньги из кошеля, поэтому Иван Петрович злился после дзэна, словно кол осиновый для вурдалака проглотил!
  Для разгону богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович выпили штоф водки и пошли в балаган на представление мадам Зизи!
  Мадам Зизи плясала, а во время пляски высоко задирала то правую, то левую ногу и ухала с присвистом!
  Под кружевными юбками у мадам Зизи только розовое узорчатое трико!
  Богач Прохор Игнатьевич толкал Ивана Петровича локтем в бок, раскраснелся, да приговаривал:
  - Ух ты! Бедовая девка!
  Попрыгунья, а не девка!
  Иван Петрович молчал, но также краснел лицом и хохотал!
  Вдруг богач из соседнего села Игорь Петрович бросил под ноги танцовщице мадам Зизи серебряный полтиник Советской чеканки!
  Богач Прохор Игнатьевич вздрогнул лицом, да швырнул мод ножки мадам Зизи рубль серебряный!
  Богач Игорь Петрович крякнул, глянул на богача Прохора Игнатьевича и кинул мадам Зизи - два рубля!
  Прохор Игнатьевич - трешницу!
  Игорь Петрович - пятерик!
  Прохор Игнатьевич - червонец золотой переливчатый!
  Богач Игорь Петрович - пятнадцать рублей!
  Так кидали, пока у богача Прохора Игнатьевича не остался рубль!
  Но у богача Игоря Петровича деньги закончились раньше!
  Богач Игорь Петрович огорчился позору, а богач Прохор Игнатьевич расхохотался звонко и заливисто!
  Иван Петрович шепнул сотоварищу:
  - Прохор Игнатьевич, а Прохор Игнатьевич!
  Хоть ты все деньги выбросил, но честь нашей деревни не посрамил!
  И за Державу перед француженкой Зизи не обидно!
  
  
  РАЗНОГЛАСИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович вели научный спор, а бедняк Никодим Макарович и красавица Анфиса Васильевна слушали разногласия и следили, как судьи на чемпионате мира по биатлону в Монако!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А кто быстрее всех на свете?
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич!
  Быстрее всех на свете - ветер!
  Ветер даже быстрее пули и сверхзвукового истребителя МИГ 45!
  Сейчас ветер здесь, а через миг ветер на планете Венера!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты не прав, между нами разногласие!
  Быстрее всех на свете - Царский Указ!
  Царский Указ ещё не опубликован, не провозглашен глашатаями, а уже цены ввверх подскочили!
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А кто сильнее всех на свете?
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич!
  Сильнее все на свете бульдозер Каматсу из Японии!
  Этот бульдозер - дай ему только время - гору Эльбрус свернет!
  - Иван Петрович! Эх, Иван Петрович!
  Ты опять не прав!
  Сильнее всех на свете - Царь Иван Васильевич!
  Иван Васильевич царь одним указом запретит экспорт экскаваторов Каматсу в Россию!
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А что является притчей во языцах?
  - Дзэн!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот в этом у нас нет разногласия, хотя твой дзэн - полная ерунда!
  
  
  ТЯГА
  
  Иван Петрович поймал волчонка и растил волчонка дома, как сына родного баловал!
  Иван Петрович ставил научный опыт, потому что следил за волчонком - когда волчонок в лес посмотрит!
  Русская народная поговорка гласит:
  "Как волка ни корми, всё в лес смотрит!"
  Вот Иван Петрович и ждал, когда волчонок в лес посмотрит!
  Волчонок кушал исправно, объедал Ивана Петровича, мешал ему во время дзэна, как баба!
  Но в лес волчонок не смотрел!
  Волчонок вырос сначала в молодого волка, затем заматерел, превратился в жирного, жрал много, но в лес не смотрел!
  Иван Петрович уже уставал от своего научного опыта!
  Зимой Иван Петрович не выдержал, когда волк сожрал остатки мяса до весны, словно волк сто лет не ел!
  Иван Петрович обмотал шею волка веревкой и потащил зверя в сторону леса, чтобы волк посмотрел на лес!
  Волк упирался лапами в снег, оставлял за собой борозду со следом мошонки, но в лес не смотрел!
  Около леса Ивана Петровича с волком встретил бедняк Никодим Макарович с топором и вороваными дровами!
  Бедняк Никодим Макарович удивился, что Иван Петрович на веревке тащит волка в лес, а Иван Петрович обманул бедняка Никодима Макаровича:
  - Вот, у моего волка тяга к лесу!
  Как волка не кормлю - всё в лес смотрит!
  
  
  КОЛЫХАНИЕ
  
  В рабочий полдень, в знойный июль Иван Петрович пришел на луг за полевыми мышами на обед своему коту Ваське!
  В поле бедняк Никодим Макарович собирал луговой щавель для пустых щей, а красавица Анфиса Васильевна на пригорке вплетала в косу полевые цветы, словно царица заплетала косу брилиантами!
  Иван Петрович умилился картине своей любимой сельской местности и подсел рядом с трепещущей пышащей Анфисой Васильевной:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Хорошо то как и привольно в родном краю!
  Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  О чем ты думаешь сию минуту?
  - Иван Петрович! Ах, Иван Петрович!
  Сию минуту я смотрю на травы луговые разноцветные, наблюдаю, как ветерок слабенький стебелечки колышет, и думаю о счастье!
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты о чем думаешь, балясный?
  Иван Петрович ответил бы, что также восхищен природой, что наблюдает колыхание листочков на березах по краю луга, но согласно дзэну не соврал, потому что с утра дзэн повелел о правде:
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  А я наблюдаю Природу, смотрю, как колышатся твои груди наливные под сарафаном тонким!
  Анфиса Васильевна от пошлости Ивана Петровича вскрикнула раненой птицей киви, закрыла лицо ладошками, со стенаниями побежала полями к себе домой, туда, где поутру белые росы колышатся движением небесных сфер!
  
  
  ЭЛИТАРНОСТЬ
  
  В село пришли артисты погорелого театра и давали представление в надежде, что их покормят, хотя бы, как собак или скотов!
  Артисты читали стихи Пастернака и Мальдемштама, танцевали балет лебедя Сенс Санса, пели арии оперы Риголето!
  Крестьяне в недоумении пожимали плечами, потому что из артистов знали только выступление скоморохов, Петрушку в балагане и гусляров!
  Богач Прохор Игнатьевич постеснялся за невежество своих крестьян и объяснял беднякам, что истино так выглядит народное искуство, масовая культура!
  Но крестьяне не накормили артистов, а закидали певцов, стихотворцев и танцовщиков коровьими лепешками!
  Голодные артисты с воплями и слезами на глазах покинули деревню, а Иван Петрович сказал им вслед:
  - Элитарность!
  
  
  ТРУДОЛЮБИЕ
  
  В деревню пришёл толстый американский негроид, жирный, как воз с репой, пропагандировал американский образ жизни!
  Негроид угощал крестьян жувачкой, поил девушек Кока Колой, дудел в саксофон, рыгал, пукал и увещевал:
  - Крестьяне! Если вы примите демократию и свергнете вашего царя Ивана Васильевича, то будете, как австралийский сыр пармезан во французском масле Коко!
  Каждый день - пица, гамбургеры, виски, автомашины, куриные окорочка!
  Никакой работы - только поездки на курорты, да шутки с пуками, попами и рыганьем!
  Не жизнь, а - малина!
  При демократии нет рабского труда, как в РФ!
  Крестьяне слушали, слушали негроида, а затем взяли вилы и пошли в поле ворошить сено!
  Негроид в недоумении вышел из деревни, а на околице встретил Ивана Петровича, который благодушествовал после дзэна!
  - В чем причина моего поражения у крестьян? - Негроид спросил Ивана Петровича с почтением, потому что в очах Ивана Петровича горели отблески дзэна!
  - Истиная причина вашего поражения кроется в дзэне!
  А настоящая причина - в трудолюбии!
  Да, да! Господин демократ негроид из сша!
  Вы слишком трудолюбив, как каторжник декабрист Рылеев!
  Ты заманивал крестьян по Карнеги, согласно искуству управлять людьми, менеджменту, ораторствовал, но переборщил!
  Перетрудился ты, господин негроид, перетрудился, демократ из сша!
  Если бы ты сказал, что при демократии крестьяне лежали бы на печи, да ели бы пироги, то тебе бы поверили, за тобой бы пошли!
  А ты посулил золотые горы - кто же тебе поверит?
  Трудолюбие хорошо в поле с вилами, но плохо в демократии!
  
  
  ПАТРИОТИЗМ
  
  В деревню приехал военый комисар из военкомата и опрашивал крестьян!
  Комисар Леонид Архипович подступил с вопросами к Ивану Петровичу,
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты бы за Родину жизнь отдал?
  - Отдал бы, Леонид Архипович!
  - А за свою деревню жизнь бы отдал?
  - Отдал бы! Леонид Архипович
  - А за одну единственую Анфису Васильевну жизнь бы отдал?
  - И за одну единственую Анфису Васильевну отдал бы жизнь, Леонид Архипович!
  Леонид Архипович задавал подобные вопросы и богачу Прохору Игнатьевичу, и бедняку Никодиму Макаровичу!
  Все отдали бы жизнь за всё!
  Леонид Архипович уезжал из деревни задумчивый, но торжественый и с гордостью за крестьян РФ!
  В трактире около уездного города Леонид Архипович выпил холодной водки, захворал, занемог, слёг, да и отдал концы!
  Перед смертью на губах Леонида Архиповича мелькала довольная улыбка и он выдохнул:
  - Патриотизм!
  
  
  ВЫГОДА
  
  Богач Прохор Игнатьевич на ярмарке накупил мешок добра и с поживой ехал до избы!
  Когда Прохор Игнатьевич на коне переезжал речку вброд, в мелком месте, конь споткнулся, словно выучил десятое правило дзэна!
  Богач Прохор Игнатьевич с добром свалился в воду, а быстрая вода понесла богача Прохора Игнатьевича с мешком за плечами в глубину!
  Богач Прохор Игнатьевич тонет, но мешок не выпускает, как родную жену!
  Мешок с добром намок и мертвым грузом тянет богача Прохора Игнатьевича на дно!
  На берегу стоит Иван Петрович, держит руки в карманах полосатых портков:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Я бы помог тебе, но дзэн не позволяет!
  Внутрений дзэн мне говорит, что в любом случает у тебя будет выгода, как у царя!
  Если не выпустишь мешок с добром, то утонешь и предстанешь пред Райскими воротами с мешком добра для архангела Гавриила и привратника Петра!
  Если бросишь мешок - то взамен в выгоду получишь жизнь и не утонешь, как танк ИС!
  Богач Прохор Игнатьевич выплевывал воду, барахтался тонул, тащился по дну по течению!
  Вечером, когда Иван Петрович встретил целого и невредимого богача Прохора Игнатьевича - никто друг другу ничто не сказал!
  Не вспоминали случай на реке!
  Богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович сели в горнице, пили водку и горланили до утра песни!
  
  
  СВОБОДОМЫСЛИЕ
  
  Иван Петрович и Анфиса Васильевна на лугу возле стога с сеном играли в умные слова - кто умнее и важнее скажет!
  Иван Петрович заранее праздновал победу, потому что верил в свой дзэн!
  Анфиса Васильевна красавица поправила кокошник с жемчугом на пышных волосах и произнесла:
  - Озарение!
  - Ендова! - Иван Петрович ответил с умным выражением очей!
  - Осмысление!
  - Ендовище!
  - Восторгание!
  - Расклоню в раскоряку!
  - Возвышеное!
  - Расклещю!
  - Прекрасное!
  - Расковырну! - Иван Петрович почесал кучерявую бороду мощной пятерней!
  Анфиса Васильевна прекратила игру в слова и с негодованием встала, словно кнутом по очам ударила:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Так - нечестно!
  Вы говорите гадкие слова, а за ними я подозреваю ваш злой пошлый умысел!
  - Что первым приходило в голову - то и говорил, как вещал бы трибун революции Жан Жак!
  Свободомыслие нравов! - Иван Петрович смутился не меньше, чем восхитительная Анфиса Васильевна!
  
  
  ОСТУЖЕНИЕ
  
  Зимой в мороз после дзэна Иван Петрович пошел в лес, за дровами, да обморозился, словно не в зипуне и в валенках, а голый в Коктебеле!
  Иван Петрович понял, что до избы не дойдет, не вернется, а спички потерял, как давным давно потерял голос!
  (А пел раньше, как итальянский соловей Робертино Лорети!)
  Иван Петрович узнал по дзэну, что замерзнет в лесу до смерти, поэтому лег на снег и смотрел в пасмурное небо, серое, как глаза дикой волчицы Динго!
  Мороз приятно усыплял, а ноги и руки окоченели, как в театре Го!
  Вдруг, в морозной мгле Иван Петрович услышал шаги, затем увидел над собой бородатое лицо бедняка Никодима Макаровича!
  Бедняк Никодим Макарович одет намного беднее, чем Иван Петрович: дырявый зипун, порточки с дырами на коленках, латаные лапти и вокруг головы повязана старая онуча!
  Никодим Макарович без рукавиц притоптывал на морозе, поздоровался, как полагает этикет крестьянской вежливости:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты тоже по дрова пришел?
  ОГОГО!
  Небушком любуешься, как Анфисой Васильевной в речке?
  Да! Сегодня небо прекрасное, потому что мороз не велик!
  Ну, Иван Петрович, до встречи у колодца!
  Бедняк Никодим Макарович ушел, а Иван Петрович застыдился:
  "Бедняк Никодим Макарович в драной одежонке рубит дрова и не думает о смерти, а я красиво лежу, жду смерть, словно мне в зад насыпали африканского гороху!
  Я уже и позу красивую принял посмертную!
  Думал, что придут крестьяне, встанут надо мной замороженым и слова молвят:
  "Красиво лежит Иван Петрович!
  Согнутый по дзэну!"
  А в реальности волки меня погрызут, как белка грызет орехи!
  Да и позорно помру, когда бедняк Никодим Макарович скажет, что тепло, не морозно, а Иван Петрович замерз, как дитя малое в Антарктиде с пингвинами неразумными!
  Иван Петрович с кряхтением вылез из сугроба, отряхнул сугроб с носа и сосульки с бороды, поплелся домой!
  Дома Иван Петрович сидел на горячей печи, пил чай с малиной и с удивлением вспоминал, как едва не помер в лесу от мнимого остужения!
  
  
  ПРЕМУДРОСТИ
  
  Иван Петрович после дзэна поехал на телеге на луг за сеном!
  Около колодца у телеги отлетело колесо, да ось упала, как звезда с неба на погоны генералу!
  Иван Петрович подлез под телегу и ладил телегу, как заправский автомеханик из автосалона рено на Волгоградском проспекте в Москве, где много дыма и свинца в легких граждан!
  К Ивану Петровичу подошел богач Прохор Игнатьевич, вежливо поздоровался и спросил с почтением:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Я сегодня ночь ворочался с боку на бок, размышлял о смысле Великого!
  Что представляет из себя Великое в масштабе деревни и Вселенной?
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Ну ка подсоби! - Иван Петрович с натугой ворочал телегу, как кит ворочает своё брюхо! - Стукни кувалдой по оси!
  Богач Прохор Игнатьевич стучал кувалдой, напрягался, краснел, задал новый вопрос:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А помимо смысла Великого я задумался о Значительном!
  Значительное приходит в старости или человек рождается уже со значительным в грудях?
  - Нут ко, Прохор Игнатьевич!
  Подставь плечо под угол телеги!
  Я пока ось налажу!
  Богач Прохор Игнатьевич подставил плечо, держит на себе телегу, как атлант держит на плечах землю с маркитантками в Греции!
  От натуги у богача Прохора Игнатьевича чуть не лопнула становая жила!
  Богач Прохор Игнатьевич напрягся пуще прежнего и спросил:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А вот ещё помимо тех вопросов меня мучает другой вопрос... - Богач Прохор Игнатьевич задумался, как невеста над рекой! - Забыл третий вопрос!
  Погоди ка!
  И про первые вопросы забыл!
  Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  О чём я тебя вопрошал?
  - Прохор Игнатьевич! Эх, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Телегу мы починили, а все твои вопросы - премудрости суетные!
  Ты сам на них ответил телегой!
  Премудрость хороша в праздности, а под телегой лучше - мощная спина!
  Иван Петрович поехал на телеге, а богач Прохор Игнатьевич долго стоял на дороге, чесал лоб и думал о словах Ивана Петровича!
  
  
  ЧАЯНИЯ
  
  Утром зимой после дзэна Иван Петрович пошел по сельской улице и встретил у колодца бедняка Никодима Макаровича!
  Бедняк Никодим Макарович замёрз изрядно, пританцовывал и похохатывал в окладистую бороду:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Пойдем в гости к богачу Прохору Игнатьевичу!
  У богача Прохора Игнатьевича сегодня праздник именин, словно он родился ради спасения РФ от узурпаторов!
  Может быть, богач Прохор Игнатьевич нальёт нам рюмочку своей знаменитой наливочки из сливы с черемухой!
  Иван Петрович почесал нос:
  - Никодим Макарович! Ах, Никодим Макарович, Никодим Макарович!
  До дневного дзэна ещё далеко, так уж и я выпью рюмочку наливки!
  Тем более, что сотоварища поздравим с праздником, как балерину Пустохватову поздравляли с именинами Императора!
  Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович зашли в горницу к Прохору Игнатьевичу, сняли шапки, перекрестились на образа!
  Бедняк Никодим Макарович низко поклонился Прохору Игнатьевичу:
  - Прохор Игнатьевич! А, Прохор Игнатьевич!
  Вот пришли... с именинами...
  Чаяния у нас на рюмочку наливочки!
  Богач Прохор Игнатьевич сидел за столом торжественый в новой косоворотке с красными петухами по белому полю!
  На столе стояла миска с творогом, баранки, да самовар с чаем!
  Ни наливки, ни кабана жареного, ни водки в ведре, ни растягаев, ни ухи со стерлядью, ни гусиных потрошков, - вообще, ничто порядочного на столе нет, словно не именины богача Прохора Игнатьевича, а похороны бедняка Никодима Макаровича!
  Богач Прохор Игнатьевич правой рукой пригладил осанистую бороду:
  - Спасибо за поздравления, гости дорогие!
  Прошу к столу диетическому!
  Я нынче вегетарианец, мяса не вкушаю от щедрот Природы!
  И водку не пью и зелье другое алкогольное не употреблю, будто я не богач Прохор Игнатьевич, а дух безплотный над морем Синайским!
  Богач Прохор Игнатьевич прихлебывал чал, смотрел на Ивана Петровича и на бедняка Никодима Макаровича чистыми трезвыми очами!
  Иван Петрович потоптался в горнице, поклонился, да вышел вон!
  За Иваном Петровичем выкатился бедняк Никодим Макарович без малахая!
  Шли по домам молча, только у колодца Иван Петрович поднял к небу указательный перст:
  - Паче чаяния наши не исполнены!
  
  
  СООТНОШЕНИЕ
  
  Анфиса Васильевна босая прекрасная шла по дороге, а за спиной ради экономии несла сапожки сафьяновые!
  На тракте Анфису Васильевну восхитительную догнали мужики на телеге и шутки шутили, как в театре Сатиры в городе Москва, где главный режисер пользует всех артистов, не взирает на пол и на возраст!
  Иван Петрович с телеги подъелдыкивал, говорил, что Анфиса Васильевна начапурена, как щеголь, да босая, как дервиш после дзэна!
  Богач Прохор Игнатьевич хохотал в бороду и намекал на красоту Анфисы Васильевны повсеместную, даже под сарафаном и на пятках!
  Бедняк Никодим Макарович тоненько хихикал и хвастался новыми лаптями, укорял Анфису Васильевну за жадность, что сапожки бережет, а кожу нежную на подошвах тратит!
  На развилке Анфиса Васильевна пошла в лес по грибы, а мужики на телеге поехали на озеро на рыбалку!
  Иван Петрович остановился смех, потер лоб и серьезно сказал Прохору Игнатьевичу и Никодиму Макаровичу:
  - Хохотали мы, хохотали, как оглашеные Новаки в Польше!
  Что мы имеем от смеха?
  Не выдержали мы соотношения!
  Не выдержали, мужики!
  И сколько не пытали богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович Ивана Петровича о неведомом соотношении, которое не выдержали, Иван Петрович отшучивался, но ясного ответа, как всегда, не дал!
  
  
  ОПУСТОШЕНИЕ
  
  Калика перехожий нищеброд Егор Аполинарьевич ночевал в стогу, да запалил стог вместе с собой!
  Сено сгорело, и калика перехожий Егор Аполинарьевич тоже сгорел, как и не жил на белом свете, словно и не выходил никогда замуж!
  Утром Анфиса Васильевна плакала, жалела сгоревшего калику перехожего Егора Аполинарьевича!
  Бедняк Никодим Макарович не плакал, утверждал, что калика перехожий нищеброд Егор Аполинарьевич не просто сгорел, а, согласно индийскому учению о переселении душ, воплотился в собаку, потому что, как индиец, сгорел в огне!
  Богач Прохор Игнатьевич цокал языком и сетовал, что калика перехожий Егор Аполинарьевич умер напрасно:
  - Вот, ежели бы калика перехожий нищеброд Егор Аполинарьевич сжег бы себя за идею, то не просто бы так умер, а помог бы трудовому крестьянству!
  Предупредил бы заранее, мы бы повесили ему на шею плакат "Протестую против угнетения крестьян! Больше дотаций в российскую деревню"!
  Затем бы мы послали фотографии в областную газету, устыдили бы городового Егора Кузьмича, авось и дотации бы тогда получили, как медаль с куста!
  А так - помер калика перехожий нищеброд Егор Аполинарьевич напрасно, зазря помер, как жил зазря!
  Пришел Иван Петрович и тоже смотрел на сгоревшего калику перехожего!
  Анфиса Васильевна шикарная, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич ожидали, что Иван Петрович скажет мудрость по дзэну!
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и процедил тихо:
  - Эх, калика перехожий нищеброд Егор Аполинарьевич, Егор Аполинарьевич!
  Смертью своей ты произвел два опустошения:
  Опустошил наш луг, потому что сжег наше сено и второе опустошение - сам помер!
  На твоё место придет другой калика перехожий нищеброд!
  И кто знает - будет ли новый Егор Аполинарьевич лучше тебя, старый Егор Аполинарьевич!
  
  
  ВОЗДАЯНИЕ
  
  Утром Иван Петрович после дзэна хмурый пришел в сарай, а в сарае калика перехожий нищеброд Семен Исакиевич залез в бочку с огурцами, да застрял в ней головой, как пенис аболициониста Джона Смита застрял в замке!
  Калика перехожий нищеброд Семен Исакиевич из бочки с солеными огурцами просит, чтобы Иван Петрович освободил его!
  Иван Петрович взирал на портки калики перехожего нищеброда Семена Исакиевича, но не помогал ему, а сам руки держал в карманах полосатых портков своих:
  - Калика перехожий нищеброд Семен Исакиевич! Эх, калика перехожий нищеброд Семен Исакиевич!
  Тебе застревание в бочке - воздаяние за твои прошлые дела!
  Но и мне также воздаяние, что я огурцы потерял!
  Ты застрял, но покушал моих соленых огурцов всласть, в волю волюшку!
  Я не застрял, но своих же огурчиков и не попробовал!
  И не знаю я, кому воздаяние крепче!
  
  
  ОСКВЕРНЕНИЕ
  
  На покосе бедняк Никодим Макарович забежал в кусты и справил в кустах большую крестьянскую нужду!
  А в этих кустах богач Прохор Игнатьевич как раз спрятал узелок с обедом!
  В рабочий полдень на обеде богач Прохор Игнатьевич пришел за едой, а узелок с провизией обгажен!
  Богач Прохор Игнатьевич поднял крик, ругает бедняка Никодима Макаровича на чем свет стоит, укоряет, что бедняк Никодим Макарович осквернил пищу из зависти, потому что у богача Прохора Игнатьевича в узелке поросенок запеченый, а бедняк Никодим Макарович на обед кушает похлебку из лебеды!
  Бедняк Никодим Макарович отговаривался, клялся, что не заметил узелка богача Прохора Игнатьевича!
  Иван Петрович стоял над спорщиками, держал руки в карманах полосатых портков, затем произнес:
  - Осквернение!
  Крестьяне согласились, что узелок осквернен фекалиями!
  Затем Иван Петрович сказал богачу Прохору Игнатьевичу:
  - Золото!
  Богач Прохор Игнатьевич услышал знакомое любимое слово "золото" и подобрел, как невеста!
  Бедняку Никодиму Макаровичу Иван Петрович ничто не сказал!
  
  
  ОЧАРОВАНИЕ
  
  Иван Петрович косил луговые травы, да, словно бы невзначай, подглядывал за купающейся обнаженой Анфисой Васильевной!
  Анфиса Васильевна на жаре плавала в кристальных водах белой реченьки, но на берег не выходила, потому что вода теплая, мягкая, как пух перо на кровати любовницы царя батюшки Ивана Васильевича!
  Иван Петрович вырезал из ивы дудку и играл на дудке, как конценртмейстер из дома музыки Гнесиных!
  Анфиса Васильевна в воде слушала чарующие звуки дудки, но из воды не выбегала и рядом с Иваном Петровичем не приседала на траву духмяную!
  Иван Петрович губы до крови на дудке сбил, но не достиг желаемого результата, Анфиса Васильевна шикарная не подошла с ласкою, не похвалила музыку, не показала телеса свои оголеные!
  Иван Петрович в сердцах сплюнул:
  - И дзэн пропустил!
  И траву не докосил!
  И губы сбил - а даже на голую Анфису Васильевну не посмотрел!
  Всё очарование искуства слетело с меня, как с белых яблонь дым лепестков весених!
  Дура баба!
  
  
  ВЛАСТЬ
  
  По деревне проезжал Иван Иванович, царский сын, сын царя Ивана Васильевича!
   Иван Иванович остановил карету у избы Ивана Петровича и потребовал,
  - Эй, мужик, мужик!
  Принеси мне квасу, да поросенка жареного!
  Иван Петрович после дзэна счастливый размореный вышел на крыльцо, но ни поросенка жареного, ни кваса с хреном царскому сыну царевичу Ивану Ивановичу не вынес, словно оглох!
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и ответил с достоинством:
  - Ой ты, гой еси, царский сын Иван Иванович, царевич наш родненький!
  Я бы вынес тебе квасу и поросенка жареного, да не уверен, что ты станешь царем!
  У нашего царя батюшки Ивана Васильевича помимо тебя множество деток престолонаследников!
  Так что же я? Понесу свой квас и жареного поросенка неизвестно кому?
  Царевич Иван Иванович осерчал, ножками в сафьяновых сапожках топает, ручками с золотыми перстеньками размахивает, как Дон Ки Хот перед мельницей в селе Сорочаны, где писатель Гоголь видел украинских чертей!
  Но ничто не поделал царевич Иван Иванович, потому что не верил в свою власть!
  Царевичей много - на всех не хватит жареных поросят!
  
  
  ОБМЕН
  
  Из соседнего села пришли мужики и привели с собой трех женщин для обмена, как когда то иудеи выменяли у индейцев за стекляные бусы остров Манхетен!
  Девушки ладные, шикарные, работящие, скромницы!
  Мужики предложили Ивану Петровичу, бедняку Никодиму Макаровичу и богачу Прохору Игнатьевичу обмен:
  - Мы отдаём вам трех наших баб, а вы взамен отдадите нам Анфису Васильевну!
  Уж больно она по сердцу нашему богачу Кузьме Егоровичу!
  Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич с радостью захихикали!
  Иван Петрович ещё противился, потому что дзэн не поощряет работорговство, но три бабы вместо одной успокоили даже дзэн!
  Ударили было уже по рукам, да богач Прохор Игнатьевич заартачился, как козел перед новыми баранами!
  Богач Прохор Игнатьевич отвел Ивана Петровича и бедняка Никодима Макаровича в сторону, к овину да шепчет:
  - Чую, что не обмен это, а - обман!
  Бабы ихние - наверняка подговорные!
  Только мы обменяем Анфису Васильевну на трех баб, как бабы от нас уйдут к себе в село обратно!
  А Анфиса Васильевна к нам не вернется, потому что в обиде будет на нас за обмен, то есть за предательство!
  После совета Иван Петрович подошел к мужикам из соседнего села и отказал в обмене:
  - Не согласные мы!
  Обмен хорош, когда собаку на корову меняют!
  А нашу Анфису Васильевну мы не отдадим!
  Ушли мужики и бабы не солоно хлебавши, разводили в дороге руками, не понимали страного отказа!
  А Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович и богач Анфиса Васильевна пошли на речку и из кустов подглядывали, как Анфиса Васильевна белье с мостков полощет!
  
  
  ИСПЫТАНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич пришел к Ивану Петровичу в гости и испытывал дзэн Ивана Петровича словами!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот, ежели бы ты нашел клад с золотыми монетами, то присвоил бы себе золото?
  - Вестимо, что не присвоил бы!
  Ах, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Пошто ты меня пытаешь в ерунде, словно я не мужик серьезный, а баба карамельная Чупа Чупсиха!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А, если бы тебя царем пригласили бы?
  Пошел бы ты в цари батюшки?
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич!
  Над РФ только один законый царь - Иван Васильевич!
  Для что ты меня спросил - в менты записался?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А, ежели бы ты проходил мимо бани Анфисы Васильевны прекрасной, а из трубы бани дымок тянется - заглянул бы в окошко бани Анфисы Васильевны?
  Иван Петрович ничто не ответил богачу Прохору Игнатьевичу, но так зыркнул глазом, что богач Прохор Игнатьевич крякнул и залпом враз выпил стакан водки!
  
  
  ПОЛЕЗНОСТЬ
  
  Иван Петрович после дзэна пошел на луг за луговыми грибами, а на лугу Иван Петрович увидел Анфису Васильевну шикарную!
  Анфиса Васильевна собирала луговые цветочки и пела песню про женитьбу, как актриса Ала Пугачева пела!
  Иван Петрович важно подошёл и спросил Анфису Васильевну:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Что важнее для девушки - собирание пустых цветочков или рукоделие, например, вышивание крестиком?
  - Крестиком, Иван Петрович!
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  А что важнее для тебя - печь хлеб в печи или пустое пение песен на лугу?
  От пения живот не насытится!
  - Печь хлеба в печи - намного важнее, чем пустое пение на лугу, Иван Петрович!
  - Вот то то и оно, Анфиса Васильевна!
  То то и оно!
  Иван Петрович ушёл довольный своей речью!
  А Анфиса Васильевна продолжала собирание луговых цветов и пение песен пустых!
  
  
  НЕБЫЛИЦЫ
  
  В деревню с войны пришел калика перехожий нищеброд Антон Порфирьевич!
  Мужики обступили калику перехожего нищеброда Антона Порфирьевича и вопрошали со страстью:
  - Калика перехожий нищеброд Антон Порфирьевич, а калика перехожий нищеброд Антон Порфирьевич!
  Что ты на войне видел?
  Что ты на белом свете видел?
  Мужики подносят Антону Порфирьевичу рюмку за рюмкой, угощают пирогами и жареной свининой!
  А калика перехожий нищеброд Антон Порфирьевич отвечает на вопросы:
  - В мире много того, что мало чего!
  На войне я видел, как бомба оторвала солдату голову, а солдат продолжал идти, идет, да стреляет из винтовки - так сорок три метра еще прошел и стрелял!
  - Ух! Ты! Вот это чудо чудное, диво дивное!
  - А ещё я видел в дальних странах людей диковиных: - одни толстые, как бочка, другие - тонкие, словно спицы!
  У одних людей ноги, как у коней с копытами, а у других людей - по три головы!
  - Вот это чудо! Диво!
  - А ещё я видел полюбовницу царя батюшки нашего Ивана Васильевича!
  Полюбовница выше колокольни, а голос у неё зычный, как у ста пушек с крейсера Авроры!
  Как полюбовница царя гаркнет - так сразу милион людей помирает!
  Иван Петрович с досады сплюнул:
  - Эх, калика перехожий нищеброд Антон Порфирьевич, Антон Порфирьевич!
  Небылицы твои никому не интересны!
  Кругом телевиденье, интернет, радиовещание, мобильная связь, а ты про людей с тремя головами небылицу плетешь!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Какая же это небылица, если я видел их!
  Вот, например, ты видел, как обнаженая Анфиса Васильевна из речки выходит?
  - Ну, видел!
  - А я не видел, к сожалению, как обнаженая Анфиса Васильевна из речки выбегает!
  Но я же не говорю, что обнаженая Анфиса Васильевна - небылица!
  Так и людей без головы и с тремя головами я видел, как ты видел голую Анфису Васильевну!
  - Знамо дело! Так, чудно!
  Видать, калика перехожий нищеброд Антон Порфирьевич, правда твоя!
  И люди о трех головах бегают!
  
  
  ПОТЕРЯ
  
  Иван Петрович возвращался с ярмарки из уездного города, как с войны с марсианами брел!
  Цыган Будулай обманул при торге, а дети цыгана Будулая опять кошель с деньгами украли!
  Около околицы Иван Петрович увидел Анфису Васильевну, а Анфиса Васильевна, дура, рыдала, что потеряла красную ленту для косы!
  Дальше - больше!
  Около колодца скакал на одной ноге бедняк Никодим Макарович, рыдал, что потерял свой лапоть ношеный!
  А из избы в это время выбежал богач Прохор Игнатьевич, рвал на себе окладистую бороду, вопил, что потерял состояние на бирже во время падения акций Газпрома!
  Иван Петрович засмеялся в лицо богачу Прохору Игнатьевичу:
  - Не велика твоя потеря, богач Прохор Игнатьевич!
  
  
  ЛЮБОМУДРИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич собирал на дальней заимке грибы рыжики и солил грибы в кадушках!
  Иван Петрович очень любил рыжики, но не находил рыжиков в лесу, словно на глазах Ивана Петровича пелена против грибов рыжиков!
  Иван Петрович задумал недоброе - хотел украсть у богача Прохора Игнатьевича кадушку с солеными грибами рыжиками!
  Богач Прохор Игнатьевич предвидел кражу, поэтому придумал любомудрие, обманул Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Грибы рыжики я не для себя храню, не для продажи и не ради выгоды!
  Я грибы отправлю солдатам нашим, славным солдатушкам ребятушкам в регулярную армию!
  Иван Петрович не украл грибы, потому что полагал, что грибы рыжики предназначены для солдат Отечества!
  Но богач Прохор Игнатьевич сам кушал грибы рыжики, а избыток грибов с выгодой продал на ярмарке!
  Иван Петрович ругал себя за доверчивость, а богач Прохор Игнатьевич нахваливал себя за любомудрие!
  
  
  ПОСТИЖЕНИЕ
  
  Анфиса Васильевна лежала на луговой изумрудной траве, жевала стебелек лугового щавеля и смотрела в небо синее на облака белые, да вопрошала Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Для что человек живет?
  - Постижение!
  - Для постижения?
  - Ты постигаешь!
  - Я постигаю что?
  - Ты постигаешь ответ на свой вопрос!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты что постигаешь?
  - Я постигаю твоё постижение!
  
  
  НУЖНОСТЬ
  
  Иван Петрович в городе на курсах сельхозников огородников постиг премудрость ремонта сеялки веялки!
  Иван Петрович после дзэна утром босиком вышел из города, а через три дня добрел до своей деревни, гордый, что нужен людям села, поможет крестьянам!
  У колодца Иван Петрович встретил опечаленую Анфису Васильевну!
  Анфиса Васильевна погружена в свои думы, как ведро погружено в недра колодца!
  Анфиса Васильевна посмотрела сквозь Ивана Петровича и пролепетала:
  - Эх, судьба моя горькая!
  Не нужна я никому!
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  А я нужен людям!
  Я приобрел мудрость ремонта сеялок веялок!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  В нашем селе давно нет сеялки веялки!
  Бедняк Никодим Макарович пропил её!
  Анфиса Васильевна пошла восвояси от колодца!
  Иван Петрович долго смотрел на ладную девичью фигуру, вздыхал:
  "Оказывается, что я никому не нужен без сеялки веялки!
  А Анфиса Васильевна нужна всем и всегда, потому что способна к деторождению!
  Эхма!
  Да не нужен я никому!"
  
  
  УНЫНИЕ
  
  Иван Петрович после дзэна лежал на луговой траве, да подстелил под себя дерюжку, чтобы удобно!
  По дороге в телеге катил угрюмый богач Прохор Игнатьевич, да вопросил Ивана Петровича с телеги:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Тебе не тоскливо?
  - Нет, Прохор Игнатьевич, не тоскливо мне!
  Лежу, да в небо смотрю!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  У на меня уныние нашло, еду в город на ярмарку развеять уныние!
  Через неделю богач Прохор Игнатьевич возвращается с ярмарки, в тоске пуще прежнего, словно в чан с фекалиями нырял в поисках золотой рыбки!
  Иван Петрович сидел на дерюжке у дороги и играл на балалайке!
  Богач Прохор Игнатьевич позавидовал Ивану Петровичу:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Вот я съездил в город, смотрел на балерин, пил водку с кокоткой Зизи, гулял в балагане, напивался допьяна в трактире, кутил, молотил, носился, а уныние не прогнал!
  Пуще прежнего я в унынии, а ты весел, хотя с кокотками не кутил!
  - Эх, богач Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Нет у меня уныния, потому что со мной мой дзэн!
  Богач Прохор Игнатьевич уехал, а Иван Петрович зло прикусил губу:
  - У меня нет уныния, потому что нет денег на кокоток для снятия уныния!
  
  
  СРАМ
  
  Богач Прохор Игнатьевич собрался за три моря в путешествие на курорт в Турцию, да Анфису Васильевну с собой позвал, чтобы скуку развеяла во время дороги!
  Анфиса Васильевна красивая отнекивается:
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич!
  Не поеду я в Турцию - там стыд и срам!
  - Ну, тогда поедем в Египет!
  - И в Египте стыд и срам!
  - Тогда в Бангкок приглашаю вас, Анфиса Васильевна!
  - В Азии сплошной стыд и срам!
  Одни ж...пы голые!
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Поедем в сша или в Европу!
  - В сша и в Европе стыд и срам!
  Содомиты с голыми задами и девки со СПИДом!
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Поедем в уездный город на ярмарку!
  - Прохор Игнатьевич! И на ярмарке стыд и срам!
  Царь батюшка Иван Васильевич непотребство в городе развел!
  Иван Петрович подошел, слушал, слушал, да удивился после дзэна:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  а где нет стыда и срама?
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Кругом стыд и срам!
  Противно даже!
  Анфиса Васильевна оставила Ивана Петровича и Прохора Игнатьевича в удивлении, пошла на речку, и в речке нагая плавала до вечера среди кувшинок, как русалка!
  
  
  МИРОВОЗРЕНИЕ
  
  Иван Петрович на телеге ехал с ярмарки, да спугнул калику перехожего нищеброда Игоря Алексеевича!
  Калика перехожий Игорь Алексеевич спрятался в кустах, словно дикий вепрь полосатый!
  Иван Петрович увещевал, успокаивал, выманил калику перехожего нищеброда Игоря Алексеевича из кустов:
  - Калика перехожий нищеброд Игорь Алексеевич, а Игорь Алексеевич!
  В чем суть твоего мировозрения, как бродяги?
  - Иван Петрович, ах, Иван Петрович!
  Суть моего мировозрения, как бродяги, идеологическая платформа - в трусости!
  Все бродяги трусы, хотя по жизни рождены храбрецами и жили до бродяжничества в храбрости и силе!
  
  
  ТЕЧЕНИЕ
  
  Анфиса Васильевна прекрасная переходила речку вброд, да намочила полы узорчатого сарафана!
  В негодовании Анфиса Васильевна пришла к мужикам и укоряла мужиков, что не построят мост через речку, потому что лентяи!
  Богач Прохор Игнатьевич отвечал, что речку всегда переезжает вброд: хоть и пять верст крюк вокруг села, зато надежно, и мост под кобылой не провалится!
  Бедняк Никодим Макарович сетовал, что на постройку моста в государственой казне нет средств: на кокотку Зизи есть деньги, а на постройку моста в деревне - золота нет!
  Иван Петрович после дзэна доказывал сумрачной Анфисе Васильевне, что течение времени, как и течение реки - вечное, а мост - преходящее, зыбкое и непрочное, как тонкие крылышки стрекозы над речной заводью!
  Анфиса Васильевна успокоилась от слов Ивана Петровича, а не от слов богача Прохора Игнатьевича и бедняка Никодима Макаровича!
  
  
  ПЕРЕМЕНА
  
  Иван Петрович утром после дзэна всегда пил чай с бубликом!
  Но сегодня Иван Петрович возжелал перемен, и, вместо чая с бубликом, откушал простокваши с водкой!
  Иван Петрович от утреней простокваши ослабел животом, пропоносился, словно запаленый поросенок цыгана Будулая!
  А от раней водки Иван Петрович оступился в сортире и провалился в выгребную яму!
  Иван Петрович пропустил дневной дзэн, пока отмывался от нечистот:
  - Наш век не требует перемен!
  Если я пил чай с бубликом, то ничто не заменит мне чай с бубликом!
  Даже простокваша с водкой не заменит!
  
  
  ПРЕЕМСТВЕНОСТЬ
  
  На сельском кладбище ухоженые могилки без памятников и крестов, но только на одной могиле стоит шикарный железный крест из нержавейки!
  Когда умирал очередной житель, то его хоронили запросто, просто, как американского президента!
  Ночью родственики усопшего выкапывали крест с чужой могилы и вкапывали на свежую могилу!
  Все в деревне делали вид, что ничто не замечают, потому что знали: дойдет очередь до этого креста и на их могиле!
  Иван Петрович поощрял движение креста по кладбищу и называл действие "Преемственостью"!
  
  
  ИНДУИЗМ
  
  Крестьяне соседней деревни назло богачу Прохору Игнатьевичу, Ивану Петровичу, Анфисе Васильевне, бедняку Никодиму Макаровичу и другим соседям приняли индуизм, поэтому сжигали своих покойников на кострах, но не хоронили в землю!
  Крестьяне соседней деревни ждали ждали, что Иван Петрович и другие крестьяне взбунтуются против индуизма!
  Но Иван Петрович, Анфиса Васильевна, богач Прохор Игнатьевич, бедняк Никодим Макарович и другие крестьяне молчали!
  Индуисты пришли в недоумении и с недоумением же говорили:
  - Мы, назло вам, приняли индуизм, поэтому сжигаем трупы, а остатки трупов спускаем вниз по реке!
  Неужто вас не пугает, когда мимо вас плывут наши трупы?
  Ить?
  - Мы с пониманием относимся к вашей вере, потому что она тоже дзэн! - Иван Петрович важно поклонился крестьянам из соседней деревни! - И дальше живите, как вам заблагоразсудится!
  Сжигайте трупы, бросайте их в реку - ни слова не скажем, потому что уважаем ваше прайвеси!
  Крестьяне соседней деревни ушли, покачивали в недоумении головами в армяках и в бурнусах, то есть в индуских чалмах!
  Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и плюнул вслед соседям:
  - Неучи!
  Индуизм выучили, а не выучили, что живут ниже нас по течению реки! - И зачем то добавил! - Плывите, вы, на х..., со своими трупами!
  
  
   ИСТИНОЕ
  
   Богач Прохор Игнатьевич пришел к Ивану Петровичу с новыми вопросами о Мироздании:
   - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
   Почему Солнце светит днем, а Луна - ночью?
   Иван Петрович! А, Иван Петрович!
   Отчего один человек имеет власть, а другой человек - красоту?
   Иван Петрович! А, Иван Петрович!
   Почему уединение не приводит к радости?
   Иван Петрович засунул руки в карманы полосатых портков и почесал кудрявую рыжую бороду, как у козлика Меки:
  - Прохор Игнатьевич! Ах, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  На все твои вопросы отвечу по дзэну:
  - Деньги!
  - Деньги, а причем здесь деньги, Иван Петрович?
  Но деньги - это хорошо!
  - Разве ты не про деньги спрашивал, Прохор Игнатьевич?
   - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А я уже не помню про что спрашивал, но деньги лучше любого ответа!
  - Вот то то и оно, Прохор Игнатьевич!
  То то и оно!
  Истина не в твоих вопросах, а в ответах, которые внутри тебя!
  
  
  СУТЬ
  
  Бедняк Никодим Макарович после дзэна зашел в гости к Ивану Петровичу и спросил с пристрастием, как в Кремлевских подземельях с пристрастием пытают государственых преступников:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  В чем суть крестьянской доли?
  Иван Петрович, Иван Петрович!
  Если земля принадлежит крестьянам, то почему землей владеют банкиры?
  Иван Петрович в ответ почесал заросшую выю, как у гусака!
  - Бедняк Никодим Макарович! Эх, бедняк Никодим Макарович, Никодим Макарович!
  На все твои вопросы отвечу одним ответом, как Александр Македонский президенту сша:
  - Жареный кабан!
  Ответил я на твои вопросы?
  - А я уже не помню про что спрашивал, но жареный кабан лучше любого ответа!
  Да! да, имено жареный кабан поднимает голодного крестьянина на недосягаемую высоту!
  - Вот то то и оно, бедняк Никодим Макарович!
  То то и оно!
  Суть не в твоих вопросах, а в ответах, которые внутри тебя!
  
  
  СОКРОВЕНОЕ
  
  Красавица Анфиса Васильевна пришла в гости к Ивану Петровичу, а Иван Петрович раскраснелся после дзэна и обленился!
  Красавица Анфиса Васильевна хотела задать Ивану Петровичу множество вопросов о женской доле, о Мироздании, о тайнах Вселенной, но Иван Петрович только рукой махнул, не дал Анфисе Васильевне слова!
  - Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Ах, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Не вопрошай меня без нужды, потому что я знаю твои вопросы и ответы на них!
  Пойди лучше на луг, присядь в духмяные травы, расплети косу русую длиную, да спой сама себе песню душевную!
  Вот тогда получишь ответ на любой свой вопрос!
  То то и оно!
  Сокровеное не в твоих вопросах, а в ответах, которые внутри тебя!
  Анфиса Васильевна пошла туда, куда посоветовал Иван Петрович, сделала то, что, Иван Петрович сказал и преисполнилась радостью летней, как птичка колибри на цветке сфагнума:
  - Хорошо-то как!
  Душа поёт, словно арфа Эолова!
  А пчелки луговые несут ответы на все мои сокровеные вопросы!
  
  
  НУЖНОСТЬ
  
  У колодца бедняк Никодим Макарович подошел к Ивану Петровичу и с дрожью в голосе проблеял:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Богач Абрамович купил остров около Ленинграда!
  А я лебеду без соли кушаю, как корова новозеландская!
  И сеялки веялки у нас в деревне нет, а ЭТИ - острова в собственость берут, как проституток заморских Зизи!
  Что же это за безззаконие - лучше бы богач Абрамович меня купил!
  - Никодим Макарович, а бедняк Никодим Макарович!
  Зачем ты нужен богачу Абрамовичу?
  - А зачем ему остров?
  - Остров богачу Абрамовичу нужен для удовлетворения своих амбиций!
  - Тогда и я нужен для удовлетворения его амбиций или своих амбиций - как пожелает!
  - Зачем богачу Абрамовичу ты?
  - А зачем богачу Абрамовичу остров?
  
  
  СОБЫТИЯ
  
  В Новогоднюю Ночь Иван Петрович, бедняк Никодим Макарович, богач Прохор Игнатьевич и красавица Анфиса Васильевна сдвинули жестяные кружки с водкой, поздравили друг друга с Новым Годом, а затем красавица Анфиса Васильевна спросила:
  - Крестьяне!
  Что каждый запомнил в прошлом году?
  Какое событие или воспоминание стало наиярчайшим для вас?
  - Я нашел на ярмарке кошель с серебряными полтиниками! - Богач Прохор Игнатьевич самодовольно причесал пятерней окладистую бороду, как у Карла Маркса - основоположника спонсорства! - Найденый кошель с серебром - самое яркое впечатление для меня в прошлом году!
  - А я вспоминаю, как ко мне в огород забежал кабан из соседней деревни!
  Я кабанчика убил, а мясо кушал досыта! - Бедняк Никодим Макарович выпучил маленькие глазки, тихо засмеялся, словно подавился куском кабанятины! - Праздник пожирания кабана - для меня главное в прошлом году!
  - А я вспоминаю весенюю зорьку, когда природа так затихла, что, кажется, я слышу пение звезд! - Анфиса Васильевна робко произнесла и покраснела до глубины души! - Рождение радости утреней песни - вот для меня самое запоминающееся явление ушедшего года!
  Анфиса Васильевна, бедняк Никодим Макарович и богач Прохор Игнатьевич с интересом посмотрели на Ивана Петровича, что Иван Петрович вспомнит выдающегося за прошлый год в своей жизни!
  Все ожидали, что Иван Петрович скажет про новый дзэн!
  Но лицо Ивана Петровича приобрело печальное и торжественое выражение, как у Царя батюшки Ивана Васильевича, когда он Кенигсберг брал:
  - Для меня сильнейшим впечатлением, душевным ударом прошлого года стали не деньги, не пища, не зорьки ясные, а то, что я узнал, что знаменитые артисты и публичные люди выбеливают анус!
  - ???
  - Да, да!
  Публичные люди на сцене и на пляжах носят стринги, а анусы у всех коричневые, либо красные - как у блондинок и павианов!
  Так публичные люди, чтобы пятно ануса не отвлекало от ягодиц, выбеливают себе анус!
  Ученые медики в косметических лечебницах проделывают операции по выбеливанию ануса!
  Не рак излечивают, не сердечные болезни, а выбеливают анус!
  Человечество в двадцать первом веке не освоило Космос, но выбеливает анус!
  Вот самое яркое для меня событие и потрясение Прошлого года!
  И я не отошел от этого воспоминания, и не знаю, отойду ли...
  
  
  ЕДИНСТВО
  
  Иван Петрович зимой бродил по лесу, ловил белку, да заплутал, словно чорт Ивана Петровича водил кругами!
  Иван Петрович опечалился, подумал, что замерзнет насмерть, да набрел на берлогу медведя, как на отель Хилтон с Пэрис Хилтон!
  Иван Петрович залез в берлогу, отогрелся рядом с жирным медведем, да ушел восвояси!
  - Единство лесных зверей и человеческой натуры!
  
  
  ЭХО
  
  Иван Петрович после дзэна и бедняк Никодим Макарович после покоса плавали в речке, ухали, дрыгали ногами, да нечаяно подняли со дна противокрейсерную мину времен Великой Отечественой Войны!
  Иван Петрович и бедняк Никодим Макарович мину не взорвали, но и не обезвредили!
  Они отправили её вниз по течению, где в пяти верстах стояла соседняя зажиточная деревня, как вызов революции!
  Через некоторое время в районе соседней деревни бабахнуло - очевидно, рыбак налетел на мину!
  К Ивану Петровичу и бедняку Никодиму Макаровичу подошел богач Прохор Игнатьевич, снял картуз и перекрестил лоб:
  - Братцы! Что это у наших соседей гремит?
  Рыбу динамитом глушат, ироды?
  - Нет, не рыбу глушат, Прохор Игнатьевич!
  Это эхо прошедшей войны!
  
  
  ПОТЕХА
  
  На масленицу за околицей разожгли огромный костер, да и прыгали через него, как американцы прыгают за жареными цыплятами табака!
  Сытый богач Прохор Игнатьевич легко перепрыгнул через пламя, как мальчик Огниво!
  Иван Петрович после дзэна с воодушевлением перепрыгнул через костер, будто ему дзэн в попу подддувал мехами!
  Красавица Анфиса Васильевна молодо одолела препятствие, как преодолевала все трудности в жизни!
  А бедняк Никодим Макарович в драных портках упал в середину костра и дико вопил, словно грешник в инквизиции!
  Бедняк Никодим Макарович выскочил из пламени, сел дымящейся задницей в снег и рыдал, как козел на воеводстве в селе Красное Одинцовского района!
  Богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович хохотали над вопящим бедняком Никодимом Макаровичем:
  - Глядь ка!
  У Никодима Макаровича жо...а горит!
  Потеха!
  Анфиса Васильевна не хохотала над бедняком Никодимом Макаровичем, а укоряла Ивана Петровича и богача Прохора Игнатьевича в озлоблении!
  Бедняк Никодим Макарович с благодарностью глядел на Анфису Васильевну, затем встал из сугроба!
  А попа у бедняка Никодима Макаровича красная, дымится, да с лиловыми и зелеными отттенками после пожара!
  Анфиса Васильевна как увидела голую попу бедняка Никодима Макаровича, так и прыснула в кулак от смеха:
  - Глядь ка!
  У Никодима Макаровича попа, как у обизяны!
  Попа, как у гамадрила!
  Потеха!
  
  
  СЫТОСТЬ
  
  Из уездного города в деревню приехали учителя лекторы с американским обрезанием!
  Учителя в избе богача Прохора Игнатьевича расказывали Ивану Петровичу, Анфисе Васильевне, Прохору Игнатьевичу, и бедняку Никодиму Макаровичу про мировую политику, про Всемирную историю, про экономику в мировом масштабе!
  Худые очкастые учителя учили учили, а крестьяне не внимали наукам!
  Наконец, доктор исторических наук Иван Егорович обозлился на крестьян и закричал и затопал ножками:
  - Что же вы, неучи, не внимаете наукам?
  Почему не учите то, о чем мы вам говорим?
  Неужели, вас не интересуют всемирные проблемы!
  В ответ богач Прохор Игнатьевич сытно рыгнул после обеда!
  Анфиса Васильевна сыто смотрела после чая с тульскими пряниками!
  Иван Петрович поглаживал себя по животу после дзэна с жареными карасями!
  Даже бедняк Никодим Макарович сыто щурился, потому что скушал ворованую козу богача Прохора Игнатьевича!
  А голодные лекторы учителя злобно взирали на крестьян и ждали ответа!
  Иван Петрович еще раз погладил себя по животу:
  - Не учим ваши премудрости не потому, что нам не интересна мировая история и политика, а отттого не учим, что сытое брюхо - к учению глухо!
  Сытые крестьяне пошли к колодцу за водой, а учителя отбыли в уездный город не солоно хлебавши!
  
  
  СПРАВЕДЛИВОСТЬ
  
  По деревне шел оборваный калика перехожий нищеброд Анатолий Степанович и вопил нещадно:
  - Люди, добрые!
  Да где же справедливость?
  И к царю батюшке Ивану Васильевичу я ходил за справедливостью!
  И к американскому президенту сша заходил за справедливостью!
  И посещал низы общества в поисках справедливости, но нигде не находил справедливость!
  Существует ли справедливость?
  На крыльцо вышел Иван Петрович после дзэна, засунул руки в карманы полосатых портков!
  - Эх, калика перехожий нищеброд Анатолий Степанович, эх, Анатолий Степанович!
  Сегодня терористы в сша опять взорвали Конгрес!
  Погибли триста людей, а ты живой!
  Вот где для тебя справедливость!
  
  
  ИСКОРЕНЕНИЕ
  
  Иван Петрович после дзэна задумал, что искоренит зло во всемирном масштабе!
  Иван Петрович сначала пошел на речку, выловил всех пиявок, дымом задушил комаров, отловил и поубивал злых гадюк!
  Дальше Иван Петрович зашел в лес дикий и боролся со злыми разбойниками!
  Потом Иван Петрович ушел в уездный город и искоренял казнокрадство, мошеничество, чревоугодие, хамство!
  Через год Иван Петрович оборваный вернулся в родную деревню, а руки Ивана Петровича по локоть в крови!
  Богач Прохор Игнатьевич, как увидел Ивана Петровича, так перекрестил лоб и спросил с опаской:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Искоренил зло?
  - Приумножил! - Иван Петрович зло сверкнул красными глазищами!
  
  
  ДОБРО
  
  По деревне шел калика перехожий поп растрига Инокентий Иванович!
  Иван Петрович подошел к Инокентию Ивановичу и поклонился в пояс, как матери земле:
  - Инокентий Иванович, а Инокентий Иванович!
  Желаю добрых дел!
  Как я сделаю людям добро?
  Инокентий Иванович посмотрел на Ивана Петровича проницательными добрыми очами, в уголках которых плавали задорные искорки доброты и ответил с тем непередаваемым воодушевлением в голосе, которое свойствено только людям с наивысшим полетом души:
  - Иван Петрович! Эх, Иван Петрович!
  Ты укради из амбара богача Прохора Игнатьевича мешок с зерном, да принеси зерно мне!
  Вот это и будет добро!
  Иван Петрович поступил так, как велел ему поп растрига Инокентий Иванович: украл у богача Прохора Игнатьевича зерно, принес зерно попу растриге!
  Калика перехожий нищеброд поп растрига Инокентий Иванович сердечно поблагодарил Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты сделал добро, потому что я отнесу зерно в соседнюю деревню бедной вдове Ане Евдокимовне, а бедная вдова Ана Евдокимовна накормит зерном своих голодных детишек, из которых вырастут космонавты и летчики космонавты!
  Инокентий Иванович отнес мешок с зерном в соседнюю деревню бедной вдове, которая зерном накормила голодных детишек, как из рога изобилия накормила!
  Иван Петрович обрадовался, что сделал добро, а вечером к Ивану Петровичу пришел в смятении богач Прохор Игнатьевич:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Кто то зло совершил - украл у меня из амбара мешок с зерном!
  А я бы это зерно отнес в соседнюю деревню бедной вдове Ане Евдокимовне, а бедная вдова зерном накормила бы своих голодных детишек, которые с годами освоили бы професию космонавтов!
  А из за зла я не отнесу зерно Ане Евдокимовне, детишки останутся голодные и не вырастут в космонавтов Земли!
  Зло!
  Богач Прохор Игнатьевич ушел, а Иван Петрович сел на печку в великой кручине:
  - Поп растрига калика перехожий нищеброд Инокентий Иванович сделал добро, потому что отнес мешок с зерном бедной вдове и её детям, как гуманитарную помощь сша в Мексику отнес!
  Вдова Ана Евдокимовна тоже совершит добро - накормит зерном своих деток малых, что вырастут в космонавты!
  Богач Прохор Игнатьевич тоже сделал добро - приготовил мешок зерна для бедной вдовы!
  Из всей компании только один я сделал зло - украл мешок с зерном!
  Что же это получается?
  Без моего зла не получилось бы добра?
  
  
  ЗАТЫКАНИЕ
  
  Иван Петрович в красной рубахе косоворотке возлежал на берегу речки и совершал дзэн, как хан Батый совершал омовения в струях реки Мисисипи в сша!
  В речке шумно плескалась обнаженая красавица Анфиса Васильевна!
  Иван Петрович думал о дзэне, но отвлекала блестящая белая нагая красота Анфисы Васильевны!
  Иван Петрович не выдержал и крикнул в сердцах, как милиционер в мегафон:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна прекрасная!
  Твои белые нагие телеса отвлекают меня от дзэна Отрешения!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты закрой глаза!
  Иван Петрович закрыл очи, но слышал, как пляшется вода между грудей и ягодицам совершеной Анфисы Васильевны!
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Я очи прикрыл, не вижу твоей наготы отвлекающей, но слышу твоё фырканье и шелест воды по нежной коже!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А ты закрой ухи!
  Иван Петрович закрыл ухи: теперь не видел нагую Анфису Васильевну, не слышал её фырканья и плеска воды по белому телу!
  Но Иван Петрович живо представлял в воображении купающуюся обнаженую фыркающую Анфису Васильевну:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Я тебя не вижу и не слышу, но воображаю!
  В ответ Иван Петрович ничто не услышал, потому что заткнул ухи!
  Иван Петрович не слышал, что охлажденая Анфиса Васильевна кричала ему:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович! Закрой свой рот!
  
  
  ПЕЧАЛЬ
  
  Анфиса Васильевна прекрасная с корзинкой шла за грибами, как в магазин Ашан!
  За околицей Анфиса Васильевна прекрасная увидела Ивана Петровича, который безудержно хохочет, словно в попу вставили доильный апарат!
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Посмотри, как потешно отлетело колесо у телеги Прохора Игнатьевича! - Иван Петрович армяком вытер слезы от смеха! - Богач Прохор Игнатьевич тужится, тужится, а колесо катится, катится!
  Ой, не могу!
  Ой, хохотушки хохотушки!
  Анфиса Васильевна с укоризной смотрела на Ивана Петровича, а Иван Петрович говорил сквозь смех:
  - Эх, Анфиса Васильевна, Анфиса Васильевна!
  Мне для дзэна нужна печаль, хочу быть в печали с утра, а хохочу, словно меня черти за пятки щекочут!
  Где же печаль?
  - Иван Петрович! Ах, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Посмотри, вон калики перехожие идут!
  У одного калики перехожего нет ноги, другой - без глаза, третий - без рук!
  Разве это не печально?
  Разве сердце твоё кровью печали не обольётся?
  - ХА ХА ХА! ХО ХО ХО! - Иван Петрович снова засмеялся пуще прежнего, даже подпрыгивали, словно резиновый мячик на Масленицу! - Без ноги идет, без рук - приплясывает, без глаза - головой вертит!
  Смешно то как!
  Анфиса Васильевна склонила головку в глубокой скорби за хохочущего Ивана Петровича, а Иван Петрович долго долго смеялся Анфисе Васильевне вслед!
  
  
  СЕРЬЕЗНОСТЬ
  
  В избе богач Прохор Игнатьевич угощал бедняка Никодима Макаровича и Ивана Петровича водкой!
  Пили водку втроём молча, со значением!
  После ведра водки богач Прохор Игнатьевич спросил Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А что представляет из себя серьёзность по сути?
  - Серьёзность - это, когда мы много водки выпили и серьёзно смотрим друг на друга!
  
  
  ОТГОВОРКИ
  
  Богач Прохор Игнатьевич пришел к Ивану Петровичу в избу, а Иван Петрович злой после дзэна рукой доставал из трехлитровой банки соленый огурец!
  Богач Прохор Игнатьевич перекрестился на образа, затем с дерзостью спросил, как в НКВД на допросе:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Рамсят люди, что никакого дзэна у тебя нет!
  Что ты, якобы, употребляешь заумные слова к месту и не к месту!
  Премудрствуешь, отговорками от нас отговариваешься, а по существу ни разу не ответил, словно ты тупой неуч!
  Умный ты, Иван Петрович, или не умный?
  Правду нам говоришь, или отговорками отговариваешься, а затем хохочешь над нами, дурнями?
  - Ты сам сказал! - Иван Петрович ответил и полез на печь с соленым огурцом!
  
  
  ДОБЛЕСТЬ
  
  Через деревню шел отставной солдат Егор Панкратович с деревяной ногой китайского производства!
  Русские деревяные ноги неудобны, тяжелы, да и дорого стоят!
  Американские и японские протезные ноги легкие, подвижные - для балета даже, но русскому человеку не по карману!
  Отставной солдат продавал богачу Прохору Игнатьевичу деревяную ногу за бутылку водки!
  Богач Прохор Игнатьевич деревяную ногу не купил, но за бутылку водки выторговал у отставного солдата Егора Панкратовича его единственую медаль "За доблесть"!
  Отставной солдат Егор Панкратович ушел пьяный восвояси, а богач Прохор Игнатьевич надел медаль "За доблесть" и расхаживал с медалью по деревне!
  Анфиса Васильевна укорила богача Прохора Игнатьевича за то, что чванится чужой медалью, которую сам не заслужил!
  А Иван Петрович после дзэна похвалил богача Прохора Игнатьевича:
  - Доблесть в том, чтобы в наше время носить медаль!
  
  
  ПОКРОВИТЕЛЬСТВО
  
  По деревне шла бывшая, но ещё молодая, балерина Ирина Васильевна и искала богатого покровителя!
  Ирина Васильевна зашла в гости в избу к богачу Прохору Игнатьевичу!
  Богач Прохор Игнатьевич прогнал балерину Ирину Васильевну, даже ногами топал от возмущения:
  - Ты всё пела - лето красное пропела!
  - Я не пою, я танцую! - балерина Васильевна ответила с достоинством и с правильной осанкой тела!
  - Так иди ка ещё попляши!
  Ежели мне нужна баба для плясок, то я еду на ярмарку в балаган!
  А от тебя, балерина Ирина Васильевна, мне нет проку - объешь только меня!
  Балерина Ирина Васильевна в смятении пошла к Ивану Петровичу!
  Она сначала полагала, что деревенские богачи с радостью примут её в содержанки, накормят, напоят, спать с собой уложат!
  Богач прогнал приму балерину, как шмару!
  А Иван Петрович даже дверь не открыл балерине Ирине Васильевне, после дзэна показал через слюдяное окошко фигу, как знак безконечности в дзэне!
  Иван Петрович давно затаил злобу на балерин, когда балерина Коко променяла его на цыгана Будулая!
  Огорошеная балерина Ирина Васильевна пошла за покровительством к бедняку Никодиму Макаровичу - больше не к кому!
  Бедняк Никодим Макарович украл у балерины балетную юбку и тапочки, затем выгнал балерину Ирину Васильевну взашей, потому что балерина Ирина Васильевна неосторожно скушала корочку хлеба, которую бедняк Никодим Макарович приберег себе на праздники!
  Балерина Ирина Васильевна от горя пошла и прыгнула в омут с головой, как в аквапарке в Дании, где много гомосексуалистов в трусах стрингах!
  Иван Петрович за волосы вытащил балерину из омута, сделал ей искуственое дыхание изо рта в рот и посоветовал:
  - Ирина Васильевна, эх, Ирина Васильевна!
  Иди в город к покровителям, потому что в деревне покровителей нет!
  Где родилась - там и пригодилась!
  Балерина Ирина Васильевна послушала мудрого совета Ивана Петровича и ушла в город к купцам!
  Вскоре Ирина Васильевна нашла богатых покровителей и снова гордо танцевала на сцене Большого Оперного Театра РФ!
  И опять балерина Ирина Васильевна свысока смотрела на крестьян и крестьянство!
  
  
  УМ
  
  Иван Петрович за околицей беседовал с дворовым псом Шариком!
  Богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович шли мимо за хворостом и вопросили Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты беседуешь с псом, потому что тебе так велел дзэн?
  Что тебе пёс Шарик говорит умного?
  Богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович ожидали, что Иван Петрович ответит мудро, загадочно, но Иван Петрович встал, в недоумении почесал затылок:
  - Никак не пойму, почему собаки не разговаривают по человечьи!
  Ума у них нет?
  
  
  КАСТРАТ
  
  Иван Петрович купил на ярмарке справного мерина, и на кастрированом коне катал красавицу Анфису Васильевну по деревне!
  Бедняк Никодим Макарович позавидовал Ивану Петровичу и злобно крикнул:
  - Люди добрые, смотрите на потеху!
  Кастрат везет Анфису Васильевну!
  Иван Петрович после дзэна благодушный, поэтому ничто не ответил бедняку Никодиму Макаровичу!
  На следующий день Иван Петрович отвел мерина на ярмарку и задешево продал цыгану Будулаю!
  
  
  ОГОЛЕНИЕ
  
  На ярмарке после дзэна Иван Петрович вопрошал цыгана Будулая:
  - Цыган Будулай! А, цыган Будулай!
  В чем правда цыганского народа?
  Цыган Будулай понуро наклонил голову, словно привязал к шее кастрированого коня Сивку:
  - Эх, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Нет правды цыганского народа!
  Есть только общая Голая Правда!
  Иван Петрович задумался над мудрыми словами цыгана Будулая, всю дорогу до деревни думал!
  Когда Иван Петрович пришел в родную избу, то заметил, что шёл голый, отттого, что всю одежду его украл цыган Будулай во время философской беседы!
  Голая Правда!
  
  
  НОВИЗНА
  
  Из уездного города приехал бойкий журналист Альфред Николаевич в клетчатых штанах и в кепке, как у гражданина сша!
  Журналист постучал в слюдяное окошко избы Ивана Петровича и спросил:
  - Крестьянин! А, крестьянин!
  Что нового в современой деревне РФ?
  Что новенького на ниве колхозного движения?
  - Сеялку веялку третий год не починим! - Иван Петрович таращил на кореспондента очи!
  - Крестьянин! А, крестьянин!
  Так ты мне в прошлый год про эту сломаную сеялку веялку расказывал!
  А нового то что у вас?
  - Вот это и новое, что сеялку веялку не починим!
  Абсорбция сознания и естества!
  
  
  ОПУСТОШЕНИЕ
  
  Кореспондент уездной газеты Антон Евграфович долго распрашивал Ивана Петровича про крестьянский быт, а Иван Петрович в ответ только про дзэн отвечал!
  Кореспондент Антон Евграфович опечалился, что не насобирал материал для очерка и пошел на площадь, к колодцу!
  У колодца Анфиса Васильевна набирала воду в ведро, как на войну!
  Кореспондент Антон Евграфович подкатил к молодой девице:
  - Крестьянка! А, крестьяночка!
  Я вот всё распрашивал крестьянина Ивана Петровича про деревню, а крестьянин Иван Петрович мне про дзэн отвечал!
  Крестьянка! Раскажи мне про село!
  Анфиса Васильевна в ответ конфузливо прыснула в кулачок, закрыла личико шалью и убежала к себе в избу, крепко накрепко двери закрыла!
  Кореспондент Антон Евграфович тогда постучал в избу богача Прохора Игнатьевича:
  - Богач! А, богач!
  Я распрашивал Ивана Петровича о деревне, спросил девицу у колодца - не получил ответа, словно вы зомбированы в Первом Московском Медицинском институте!
  Богач, а, богач!
  Раскажи мне про вашу деревню!
  Богач Прохор Игнатьевич в ответ пальнул кореспонденту белоруской солью из тульского ружья в русские ягодицы:
  - Убирайся, ворюга городской в штиблетах итальянских!
  Кто у меня мешок с зерном спёр?
  Не ты ли?
  Кореспондент Антон Евграфович со стенаниями, окровавленый, подбежал к колодцу, омывал ягодицы студеной водой, а на кореспондента Антона Евграфовича с пониманием и сочувствием смотрел бедняк Никодим Макарович!
  Кореспондент Антон Евграфович обрадовался:
  - Деревенский бедняк! А, крестьянский бедняк!
  Я ничто не понял, что сказал ваш Иван Петрович о деревне, а другие крестьяне - вообще тупицы!
  Раскажи мне про вашу деревню!
  - Ить! Ась!
  Ярыжка!
  Опустошение по сути!
  
  
  НЕРАВЕНСТВО
  
  У богача Прохора Игнатьевича умер любимый гусь!
  Богач Прохор Игнатьевич ходил по деревне, переживал за смерть гуся, расказывал крестьянам, как он жалеет гуся, какой гусь рос умный, да пригожий!
  - Каждое живое существо хочет жизнь, даже гусь пернатый, не говоря уже о млекопитающихся! - Богач Прохор Игнатьевич умно говорил!
  От печали по гусю богач Прохор Игнатьевич устроил по нему поминки, как по лорд канцлеру сша!
  Богач на поминки гуся зарезал поросенка, трех курей и двух гусей!
  Иван Петрович после дзэна пришел на поминки по гусю, кушал жирного поросенка руками, чавкал, да вздыхал горестно:
  - Неравенство!
  
  
  НАЦИОНАЛИЗМ
  
  Раним утром в избу Ивана Петровича постучал калика перехожий Сигизмунд Павлович!
  Иван Петрович после дзэна развеселился, привечал калику нищеброда Сигизмунда Павловича, да об его житии вопрошал!
  Сигизмунд Павлович отвечал степено, но с болью на сердце:
  - Иван Петрович! Ах, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Всё у меня было, даже трёх балерин Большого Театра в полюбовницах держал!
  Да сгинуло всё в одночасье, как с белых яблонь лешие!
  Сидел я в кабинете в Кремле, а ко мне пришла американская делегация и докладывают, что в сша избрали нового президента!
  А я и пошутил:
  - Мне то какое дело до сша?
  Воля ваша - избирайте хоть обезьяну на столь высокий пост!
  Американская делегация ушла с обидой и подала на меня жалобу в Гагу и в Думу РФ!
  Меня обвинили в национализме, потому что тогда избрали президентом сша негроида, а он очень похож на обезьяну, вот, как ты Иван Петрович, похож на лошака!
  - Национализм!
  
  
  БАСНИ
  
  Богач Прохор Игнатьевич рылся в навозной куче и искал жемчужное зерно, как петух из басни баснописца Крылова!
  Иван Петрович после дзэна потешался над богачом Прохором Игнатьевичем:
  - Богач Прохор Игнатьевич, эх, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Так в басне петух в навозной куче рылся и нашел жемчужное зерно!
  А ты не нашел зерно и ты не петух?
  Или ты петух, Прохор Игнатьевич?
  Богач Прохор Игнатьевич насупился:
  - А ты, Иван Петрович, козёл!
  За петуха ответишь!
  - А ты, Прохор Игнатьевич, за козла ответишь!
  Целый год Иван Петрович и Прохор Игнатьевич в соре друг на друга ходили, только водку каждый день вместе пили, но молча, с холодком!
  
  
  ЛИКБЕЗ
  
  Из уездного города в село прислали американского учителя Абрама Вашингтоновича!
  Абрам Вашингтонович обучал крестьян американскому образу жизни и американскому языку в рамках програмы по передаче культурного наследия!
  Крестьяне в отместку послали в уездный город Анфису Васильевну, чтобы прекрасная Анфиса Васильевна обучала американское посольство живому русскому языку!
  Через три месяца Абрам Вашингтонович пил водку ведрами, как мужик, танцевал Комаринского, плясал Барыню и воровал в соседней деревне курей!
  Анфиса Васильевна приехала на телеге из города, ничто не говорила, как учила американцев русскому живому языку, но под Новый Год сказала только:
  - Тяжелый для американцев наш язык то!
  Как мы в обучении только дошли до буквы В - вавакнул, варея, варазгаться, вдушевлять и тому подобное - так американцы все померли от воспаления мозга!
  
  
  НЕМЦЫ
  
  Иван Петрович после дзэна по утрам часто думал о том, как американцы померли во время изучения русского языка!
  На Майские праздники Иван Петрович задумался и над поговоркой:
  "Что русскому хорошо - то немцу смерть!"
  Иван Петрович пригласил в гости немца и ставил над немцем опыты, как в биологическом класе средней школы!
  Например, Иван Петрович выпивал стакан водки, вытирал усы, закусывал квашеной капустой и говорил:
  - Хорошо!
  Затем наливал немцу Иогану Себастьяновичу стакан водки, как любимому другу наливал!
  Иоган Себастьянович выпивал водку, закусывал квашеной капустой, но не умирал, а тоже говорил:
  - Хорошо!
  Так Иван Петрович экспериментировал с немцем три недели, затем прервал эксперимент, потому что водка закончилась!
  
  
  ЧРЕВОУГОДИЕ
  
  Крестьяне после покоса затеяли крестьянскую уху на берегу речки!
  Бедняк Никодим Макарович наловил сопливых ершей и бросил рыбу в общий котел!
  Анфиса Васильевна добавила в котел луговой лук, а богач Прохор Игнатьевич добавил в уху соли!
  Иван Петрович после дзэна разозлился на события, понял, что ничто оригинального в общий котел не внесет, как не внесет уже в науку балета!
  Иван Петрович сбегал домой, зарезал поросенка, прибежал на речку, затеял свой костер и жарил поросенка над огнем на вертеле, словно французский партизан Жан жарил Жака!
  Богач Прохор Игнатьевич, бедняк Никодим Макарович с завистью смотрели на Ивана Петровича и румяного поросенка, словно три дня не кушали лебеду!
  Простодушная Анфиса Васильевна засмеялась:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Мы уху затеяли, а ты поросёнка на вертел посадил, словно бабочку лесную с глазами и хоботком!
  Чудно это как то!
  Бедняк Никодим Макарович всё же посетовал:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Не выделялся бы ты из толпы!
  Богач Прохор Игнатьевич укорил с пристрастием:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Чревоугодие у тебя!
  - А вы имейте смирение, смиритесь с ухой из ершей! - Иван Петрович ответил и погрузился зубами в плоть свиньи!
  
  
  БАХВАЛЬСТВО
  
  Иван Петрович и богач Прохор Игнатьевич поехали на ярмарку за лошадьми!
  Богач Прохор Игнатьевич купил задорого нескладную кобылку, что похожа на свинью!
  А Иван Петрович приобрел задешево шикарнейшего жеребца, словно только что с английского Дерби, где королева в общем туалете сидит в большой шляпе!
  Всю дорогу назад Иван Петрович бахвалился жеребцом, подтрунивал над богачом Прохором Игнатьевичем, словно не Иван Петрович после дзэна, а - школяр!
  Богач Прохор Игнатьевич завидовал молча, только сопел в бороду и в усы, краснел, словно маков цвет на груди молодой девицы Анфисы Васильевны!
  Когда подъехали к родной деревне, шикарный жеребец Ивана Петровича споткнулся, шумно выпустил газы из ягодиц, и сдулся - превратился в худую старую изможденую клячу, как Баба Яга Костяная Нога!
  Иван Петрович соскочил с жеребца, осмотрел его, как доктор гинеколог осматривает Королеву, что десятый год не родит престолонаследника!
  Оказывается, цыган Будулай, который продал жеребца, надул старого сивого мерина соломинкой в зад, и вставил лошадке между ягодиц пробку из травы!
  Ещё: цыган Будулай закрасил седины жеребца краской для стареющих дам!
  Будулай приклеил на пластилин коню белые зубы из осколков фарфоровой вазы!
  А у деревни жеребец устал молодиться, словно он не старый конь Сивка, а молодой гусарский жеребенок под поручиком Ржевским!
  Сивка старик вздохнул, посмотрел на Ивана Петровича слезливыми старческими конскими очами и испустил дух из всех отверстий!
  Иван Петрович горевал и сокрушался о потере, ругал цыгана Будулая на чем свет стоит, а богач Прохор Игнатьевич хохотал во всю глотку, словно сам надул жеребца соломинкой в зад!
  Через три недели лошадка богача Прохора Игнатьевича родила потрясающего родословного жеребца!
  Богач Прохор Игнатьевич снова бахвалился перед Иваном Петровичем, а Иван Петрович ругал богача Прохора Игнатьевича за бахвальство!
  
  
  ЖИЗНЕЛЮБИЕ
  
  В деревню пришел старый отставной солдат Егор Денисович с деревяной ногой!
  Егор Денисович расказывал о своих похождениях на войне, о доблести, о храбрости и о жизнелюбии!
  Иван Петрович налил солдату Егору Денисовичу ведро водки, да и сам пил водку с Егором Денисовичем, будто воевал с немцем!
  Егор Денисович поведал, как в плену сидел в яме в зиндане, а немецкая девочка Клара Цеткин вызволила его из плена!
  Егор Денисович убежал, а командир полка остался в яме, потому что толстый!
  Иван Петрович возразил на последние слова солдата Егора Денисовича:
  - Командир полка не сбежал, отттого, что у него нет жизнелюбия, а ты, солдат Егор Денисович, в сердце своем жизнелюб, поэтому и сбежал!
  
  
  БОГАТСТВО
  
  Богач Прохор Игнатьевич подобрал на ярмарке трехцветную кошку белодушку и привез в избу, как мешок с деньгами!
  Богач Прохор Игнатьевич доказывал, что трехцветная кошка приносит деньги!
  Иван Петрович смеялся над наивностью и предразсудками богача Прохора Игнатьевича, приводил в пример дзэн, который каждому воздает по заслугам, а не из за кошки!
  Но - чудо!
  С того дня, как трехцветная кошка пришла в горницу богача Прохора Игнатьевича: приход богача Прохор Игнатьевич увеличился втрое!
  И рожь на его поле втрое урожаистее, чем у других крестьян, и корова рожает трех телков, а не одного, и водка бродит до ста градусов, а не до тридцати, как у Ивана Петровича!
  Иван Петрович после дзэна вышел на поле, засунул руки в карманы полосатых портков и так объяснил завидущему бедняку Никодиму Макаровичу и удрученой красавице Анфисе Васильевне:
  - Не кошка трехцветка приносит богачу Прохору Игнатьевичу излишние барыши, а само богатств приносит ему деньги!
  Деньги идут к деньгам!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Небось в трехцветке внутри и заложены деньги! - Бедняк Никодим Макарович чинил лапоть!
  - Да! В кошке трехцветке по сути заложены деньги от рождения!
  Суть сути - суть!
  
  
  ИЗМЕНА
  
  Богач Прохор Игнатьевич съездил на ярмарку и приехал измененый, как фашист Гитлер!
  На ярмарке богач Прохор Игнатьевич выгодно продал урожай, а затем кутил с французскими кокотками Коко и Зизи!
  Коко и Зизи укоряли, что от богача Прохора Игнатьевича дурно пахнет:
  "Богач Прохор Игнатьевич, а богач Прохор Игнатьевич!
  От вас, русских купцов - воняет, а от французских шевалье приятный запах духов!
  Мы, французы, не моем тела, а запах горелого пота перебиваем духами, а вы, русские неучи, каждый день ходите в баню!"
  Кокотки Зизи и Коко дали богачу Прохору Игнатьевичу духи для духмянинья!
  Богач Прохор Игнатьевич приехал в деревню, поздоровался с крестьянами и гордый, благоуханый заморскими французианскими духами, пошел к себе в избу!
  Навстречу хозяину выбежали три русских псовых борзых с длиными зубами и хвостами!
  Собаки сначала радостно подбежали к богачу Прохору Игнатьевичу, затем озверели, как шведы в Полтаве, гоняли богача Прохора Игнатьевича по деревне, чуть до смерти не разорвали!
  Иван Петрович после вечернего дзэна смотрел, как собаки изголяются над хозяином, посмеивался, держал руки в карманах полосатых штанов:
  - Ах, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Ты не только изменил запах тела, но и совершил измену в отношении трудового крестьянства, как крестьянин Иван Ефремович, что ушел в город!
  Собаки тебя признавали по запаху, а теперь ненавидят, потому что ненавидят французов, как врагов под Бородино!
  Измена - она и для собаки измена!
  
  
  ЛЕНЬ
  
  Весной, когда в организме не хватает витаминов, Иван Петрович после дзэна обленился и лежал на печи долго долго, как полено!
  Богач Прохор Игнатьевич в своей горнице тоже обленился: лежал на полатях, из избы не выходил, а предавался блаженой лени!
  Красавица Анфиса Васильевна в своем доме тоже ленилась, возлежала на пуховых подушках, кушала яства и пела песни!
  Даже бедняк Никодим Макарович ленился: с утра до вечера играл на дудке, но в поле не выходил, словно у него украли вставные зубы и деревяные ноги!
  Жизнь в деревне замерла, но Иван Петрович говорил, что это и есть настоящая деревенская жизнь без суеты и хлопот, то есть жизнь идет полным ходом!
  
  
  МАВРЫ
  
  Из американского цирка, что давал представления в уездном городе, сбежал раб мавр!
  Американцы ловили раба с собаками, а мавр спрятался в деревне, в бане Анфисы Васильевны и играл на губах замысловатые мелодии!
  Крестьяне недовольны мавром, хотели его выдать американцам плантаторам циркачам!
  Но Анфиса Васильевна защищала мавра, говорила, что он тоже человек, только дивный, потому что заморский!
  Бедняк Никодим Макарович воставал против мавра, говорил, что все беды в РФ от мавров!
  Богач Прохор Игнатьевич опасался, что мавр украдет из амбара добро!
  Иван Петрович ничто не говорил напрямую против мавра, но скрипел зубами, особено тогда, когда слышал хохот мавра и Анфисы Васильевны из избы Анфисы Васильевны!
  Наконец, мужики изгнали мавра из деревни, а хозяева поймали с собаками мавра в лесу и наказали его изрядно, по американски - лишили на неделю гамбургеров!
  Иван Петрович успокаивал Анфису Васильевну, увещевал, что люди с чорной кожей не нужны в Российской деревне, что от них беды и неприятности!
  Но, когда Иван Петрович доказывал, в деревню прибежала беглая негроидка шикарная фигуристая, молодая, многообещающая!
  Негроидка сказала, что сбежала из посольства сша, где её били, потому что она рабыня из Африки!
  Били, как Сидорову козу!
  Негроидка попросила в деревне убежища, Анфиса Васильевна негроидке отказала, словно сердцем чуяла недоброе!
  Иван Петрович раскатал губу, переменил мнение насчет мавров и приютил девушку с чорной кожей!
  Через три недели мавританка уничтожила все съестные запасы Ивана Петровича!
  А хозяева из посольства сша нашли её и оштрафовали Ивана Петровича за укрывательство собствености сша на сто рублей золотом!
  Мавританку посадили на цепь и повели в посольство сша, как цепного пса!
  Иван Петрович смотрел вслед мавританке, чесал затылок, глупо улыбался и повторял, как пружина в часах Брегет:
  - Не все мавры плохие!
  
  
  АВИТАМИНОЗ
  
  Бедняк Никодим Макарович к весне времено свихнулся без витаминов и от голода, поэтому копал на своем огороде яму, говорил что бурит скважину, ищет нефть!
  Бедняк Никодим Макарович надеялся, что продаст нефть, разбогатеет и купит свинью, как поступает милиардер Рокфелер!
  Ещё бедняк Никодим Макарович надеялся, что если и не нефть, то найдет клад с золотом, или старые подвалы с вином из Греции!
  Иван Петрович каждый раз после дзэна приходил к бедняку Никодиму Макаровичу, ревностно следил, что найдет бедняк Никодим Макарович!
  Иван Петрович не желал, чтобы бедняк Никодим Макарович обогатился, тогда бы нарушился дзэн в деревне!
  Однажды, когда яма достигла апогея, Иван Петрович после дзэна принес бедняку Никодиму Макаровичу лука и хлеба для еды!
  Бедняк Никодим Макарович покушал, авитаминоз вылетел у него из головы, бедняк Никодим Макарович забросил поиски нефти и золота, лег на печь и пел песни весны и труда!
  
  
  ДОБРОТА
  
  В конце весны Анфиса Васильевна пошла на луг за молодым щавелем для щей с яйцом и солониной!
  Анфиса Васильевна в цветастом сарафане ладная, румяная, налитая, как московское яблочко, собирала щавель, а к Анфисе Васильевне подошел Иван Петрович после дзэна и медовым голосом увещевал:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Небось, устала от хлопот, словно американская кинозвезда от съемок кино!
  Вода в речке уже теплая, словно парное молоко!
  Иди, искупайся в полезной теплой водичке!
  Анфиса Васильевна сердечно поблагодарила Ивана Петровича, но подумала, что вода ещё холодна!
  Иван Петрович ушел, а к Анфисе Васильевне подошел богач Прохор Игнатьевич и почесывал бороду:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Что же ты не купаешься?
  Вспотела, небось?
  Водичка в реченьке же теплая, летняя, как молоко коровы!
  Анфиса Васильевна также сердечно поблагодарила богача Прохора Игнатьевича за заботу, но опять подумала, что вода ещё холодная, весеняя!
  Богач Прохор Игнатьевич ушел, а к Анфисе Васильевне подошел бедняк Никодим Макарович и тоже увещевал, как кот масляный:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Взопрела, небось в сарафане то?
  Скинь одежды, да искупайся в реченьке быстрой!
  Водичка теплая, как молоко матери, потому что я давно другого молока не пил!
  Бедняк Никодим Макарович ушел, Анфиса Васильевна удивленая с теплотой подумала о мужиках:
  "Добрые они!
  Ах! Доброта спасет деревню!
  Обо мне заботятся!"
  Анфиса Васильевна подошла к речке, скинула сапожки, кокошник, сарафан узорчатый и нагая пошла к воде!
  Вода ледяная, словно из холодильника Стинол!
  Анфиса Васильевна обнаженая в недоумении долго стояла на берегу, но не заподозрила в крестьянах злой умысел:
  - Наверно, водичка охладела, пока я собирала щавель луговой!
  А Иван Петрович в кустах вздохнул, почесал выю, и сказал бедняку Никодиму Макаровичу и богачу Прохору Игнатьевичу:
  - Анфиса Васильевна очень добрая!
  Она не заподозрит в нас злой умысел!
  Доброта не каждому дана!
  
  
  ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ
  
  Через деревню шёл калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич!
  Калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич украл в уездном городе кошелек с золотом, поэтому радовался, пел песни и целовал солнце!
  Богач Прохор Игнатьевич узнал, что калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич при деньгах, так предложил бедняку купить у него ворованый паспорт!
  Калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич сначала отнекивался от паспорта, говорил, что нищему бродяге паспорт ни к чему, но затем согласился, потому что надеялся, что с паспортом его примут на работу в милицию!
  Иван Петрович не одобрил действий богача Прохора Игнатьевича и калики перехожего нищеброда Василия Ананьевича!
  - Ежели человек без паспорта, так и пусть без паспорта ходит!
  У каждого свой дзэн!
  А отождествление - порочно!
  Калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич не послушал мудрости Ивана Петровича, купил ворованый паспорт и ушел в уездный город на работу в милицию, как Иуда Искариот!
  В уездном городе калику перехожего нищеброда Василия Ананьевича не приняли на работу в милицию, а посадили в тюрьму и отправили на каторгу на урановые рудники, потому что паспорт принадлежал известному беглому разбойнику банкиру Семену Исаковичу!
  Семен Исакович уже пятый год в розыске!
  Сколько калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич ни увещевал милиционеров и судей, что он - калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич, а не банкир Семен Исакович - ему не поверили, потому что при нем был паспорт Семена Исаковича!
  На рудниках, среди проникающей радиации калика перехожий нищеброд Василий Ананьевич вспомнил страшное предостережение Ивана Петровича - Отождествление!
  "Меня отождествили!"
  
  
  ЕСТЕСТВЕНОСТЬ
  
  Красавица Анфиса Васильевна на лугу подошла к Ивану Петровичу и спросила с дрожью в голосе:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Всё ли в жизни естественое, или мы совершаем иногда противоестественое и сами того не ведаем?
  Иван Петрович после дзэна ничто не ответил Анфисе Васильевне, но так пристально и проницательно, по дзэновски, посмотрел на Анфису Васильевну, что Анфиса Васильевна со смущением и стыдом убежала, закрывала лицо ладошками!
  
  
  УВАЖЕНИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович третий день безпробудно пили водку в горнице Прохора Игнатьевича!
  На третьи сутки богач Прохор Игнатьевич спросил:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Ты меня уважаешь?
  Иван Петрович после водки и дзэна честно ответил:
  - Эх, богач Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Я тебя уважаю!
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  А какова степень твоего уважения ко мне?
  Вот можно уважать пса одной степенью, красоту Анфисы Васильевны - другой степенью, Царя Батюшку - ещё другой степенью уважения, кокотку Зизи - иной, но тоже степенью уважения!
  А какова степень уважения тебя ко мне?
  - Наивысшая, Прохор Игнатьевич!
  Но сейчас!
  
  
  ВЕСЕЛИЕ
  
  Вечером после заката бедняк Никодим Макарович задудел на своей бедняцкой тростниковой дудке, как кларнетист Филимонов дудит в постели любовницы виолончелиста Петрова!
  Бедняк Никодим Макарович старался, надувал щеки, поэтому дудка дудела громко, будила крестьян в избах!
  Крестьяне пришли и просили, чтобы бедняк Никодим Макарович не шумел, не мешал спокойному крестьянскому сну!
  Бедняк Никодим Макарович не внял уговорам, а дудел и играл, как проклятый ночной музыкант!
  У Иван Петрович не выходил сон и дзэна, из за шума бедняка Никодима Макаровича!
  Иван Петрович с досады на Никодима Макаровича, достал балалайку и бренькал очень очень громко, чтобы бедняк Никодим Макарович взвыл от ужаса!
  От звука балалайки и дудки красавица Анфиса Васильевна не спала, она спросонья, назло мужикам среди ночи запела очень очень громко душевные песни про женихов и невест!
  Богач Прохор Игнатьевич от песен, дудки и балалайки обезумел, поэтому достал гармонь и растягивал мехи гармони, наяривал Мужика Комаринского!
  Крестьяне, злые друг на друга, играли и играли до одури!
  По деревне ночью проезжала царская свита с царем Иваном Васильевичем!
  Царь Иван Васильевич слышал музыку из каждой избы и умилялся, что крестьяне живут зажиточно и весело:
  - Веселие!
  
  
  ИСТИНОЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич выменял свою самую жирную и толстую свинью на тонконогого английского скакуна!
  От английской лошади богачу Прохору Игнатьевичу проку никакого: конь не тянет плуг, не возит телегу, словно в заднице у лошади заноза из железа город Магнитогорск!
  Крестьяне хохотали над ненужной лошадью, а богач Прохор Игнатьевич бахвалился, словно не лошадь купил, а приобрел певичку Жозефину!
  Богач Прохор Игнатьевич бахвалился английским скакуном, выехал на луг, а английская лошадь спотыкалась о каждую нору луговых мышей!
  Бедняк Никодим Макарович и Анфиса Васильевна потешались над богачом Прохором Игнатьевичем и английским скакуном, а Иван Петрович после дневного дзэна засунул руки в карманы полосатых портков и произнес со значением:
  - Истиное!
  Лучше бы богач Прохор Игнатьевич на жирной свинье по лугу промчался - истинее бы вышло!
  Истиное всегда себя выдаст!
  
  
  ПОСЛЕСЛОВИЕ
  
  Зимой Анфиса Васильевна на салазках съезжала с горки, хохотала, как дитё малое!
  Затем снова и снова съезжала, находила радость в катании на салазках с ледяной горы!
  Иван Петрович с неодобрением после дзэна смотрел на увеселения Анфисы Васильевны, держал руки в карманах полосатых портков и укорял Анфису Васильевну:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Зачем катаешься, как ребенок?
  В чем смысл то?
  Безсмыслено твое катание, как не имеет смысла толочь воду в ступе!
  Анфиса Васильевна подошла к Ивану Петровичу, заглянула ему в очи, да с хохотом потрепала за кустистую рыжую бороду:
  - Иван Петрович! Ах, Иван Петрович, Иван Петрович!
  Ничто ты не узнал про жизнь, даже дзэн тебе не помогает, как витамины Ревит!
  В каждом вине важен не вкус, а важно - послевкусие!
  В книге важно не предисловие, а важно в книге - послесловие!
  Так и моё катание с горы важно не само по себе, а важно катание с ледяной горы на санках - послесловием!
  
  
  УВЕСЕЛЕНИЕ
  
  Мужики сидели на лугу, на берегу речки и пили водку в рабочий полдень, как американские братья по крови индейцы Чингачгуки!
  К мужикам подошла Анфиса Васильевна шикарная и укорила:
  - Эх, мужики, мужики!
  Всё вы водку пьете, как индейцы или балероны, тьфу на них!
  И не стыдно вам?
  Неужели, вы только в водке увеселение находите?
  Анфиса Васильевна ушла, а мужики допивали водку в задумчивости словно в первый день войны с французами!
  Когда водку допили, бедняк Никодим Макарович пошел к рыбацким сетям, да запутался в сетях, словно муха в паутине паука Шерхуна!
  Бедняк Никодим Макарович вопил в сетях, катался по земле, стонал и причитал, как девица после свадьбы!
  А богач Прохор Игнатьевич и Иван Петрович хохотали над бедняком Никодимом Макаровичем, вытирали от смеха слезы:
  - Не только в водке мы находим увеселение!
  
  
  ЛЮБОМУДРИЕ
  
  Богач Прохор Игнатьевич услышал на ярмарке незнакомое иностраное слово "сиеста" и приехал в деревню в глубочайшей задумчивости, словно совершил акт содомии с французианским философом Жаком!
  И у бедняка Никодима Макаровича, и у красавицы Анфисы Васильевны и у Ивана Петровича богач Прохор Игнатьевич спрашивал про значение слова "сиеста", но никто не знал, словно слово "сиеста" пришло от чорта!
  Богач Прохор Игнатьевич ходил в унынии, по расеяности утопил ведро в колодце, затем утопил второе ведро, взял взаймы ведро у Ивана Петровича и утопил также ведро Ивана Петровича!
  Иван Петрович после дзэна обозлился, что богач Прохор Игнатьевич утопил ведра:
  - Эх, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Сиеста, сиеста!
  Не сиеста, а твоё любомудрие тебя погубит!
  
  
  ТОЖДЕСТВО
  
  Иван Петрович купил в соседней деревне самую захудалую старую клячу!
  Иван Петрович перекрасил животное в бодрый молодецкий цвет, как жеребца царя батюшки Ивана Васильевича!
  Затем Иван Петрович после дзэна надул скотину через попу и соломинку и повел клячу в уездный город на ярмарку на продажу!
  Богач Прохор Игнатьевич одобрил действия Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Бизнес затеял?
  Бывших в употреблении кляч продаешь, как новых?
  - Нет, Прохор Игнатьевич!
  Я блюду мировое равновесие!
  Осуществляю тождество!
  Цыган Будулай мне продал надутого перекрашеного старого жеребца, а теперь я подсуну цыгану Будулаю старую надутую клячу!
  Вселенная любит тождество!
  
  
  ИНОЕ
  
  Бедняк Никодим Макарович прознал, что в Ленинградской области местные культурные деятели искуств собирают поганые грибы, а затем употребляют грибы, как наркотики и водку!
  Бедняк Никодим Макарович пошел в лес, набрал мухоморов и бледных поганок, сварил, как Баба Яга, из поганок зелье и понес на продажу в уездный город!
  В уездном городе бедняк Никодим Макарович с выгодой продал наркотическое зелье деятелям искуств из театра!
  Деятели искуств попробовали грибочков от бедняка Никодима Макаровича и все померли в одночасье, как кобылы на лугу!
  Бедняк Никодим Макарович испугался и спрятался в избе Ивана Петровича, а Иван Петрович после дзэна поучал бедняка Никодима Макаровича:
  - Не лезь не в своё дело, бедняк Никодим Макарович!
  Всё иное - иное!
  В Ленинграде - иные люди, иные грибы!
  Лучше бы ты продал деятелям искуств свою знаменитую древесную водку!
  Водка для нас - не иная!
  
  
  УНЫНИЕ
  
  Красавица Анфиса Васильевна уныла и сидела в избе, как птичка певчая канарейка в золотой клетке!
  Мужики опечалились, что Анфиса Васильевна не ходит на речку и не купается нагая в воде!
  Иван Петрович после дзэна пришел в избу Анфисы Васильевны и выгнал Анфису Васильевну на речку:
  - Анфиса Васильевна! Ах, Анфиса Васильевна!
  Вы не имеете право на уныние, потому что уныние в деревне уже есть!
  
  
  ПОШЛИНА
  
  Богач Прохор Игнатьевич съездил в город на ярмарку и приехал невеселый, словно окунулся в чан с дерьмом!
  Управник Анатолий Алексеевич придумал в уездном городе таможню, поэтому собирал с въезжающих и выезжающих крестьян таможеную пошлину!
  Богач Прохор Игнатьевич заплатил деньги, и в досаде поставил на дороге в деревне полосатый таможеный шлагбаум!
  - Вот ужо поедет через нашу деревню управник Анатолий Алексеевич, а я с него таможеный налог сниму, как в Центробанке РФ!
  Через три дня через деревню поехал управник Анатолий Алексеевич, но не дал богачу Прохору Игнатьевичу таможеный налог, а дал богачу Прохору Игнатьевичу кулаком в лицо!
  А Иван Петрович после дзэна стоял около своей избы, держал руки в карманах полосатых портков и потешался над богачом Прохором Игнатьевичем:
  - Ах, Прохор Игнатьевич, Прохор Игнатьевич!
  Ты только что своей мордой заплатил пошлину управнику Анатолию Алексеевичу!
  
  
  ПРЕДНАЗНАЧЕНОЕ
  
  Бедняк Никодим Макарович в глубоком задумье вопрошал у Ивана Петровича:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Почему у всех людей всё разное?
  Например, про меня говорят, что я ржу, а про богача Прохора Игнатьевича - что он хохочет, а про Анфису Васильевну - что она заливисто смеется?
  Или, например, у меня - жопа, а у Анфисы Васильевны - попка!
  У меня харя, у богача Прохора Игнатьевича - морда, а у Анфисы Васильевны - личико?
  - Эх, бедняк Никодим Макарович, Никодим Макарович!
  Каждый человек имеет своё предназначение!
  И каждый орган в человеке предназначен для особого!
  Например, личико девичье - для поцелуйчиков, а харя - для ударов в харю!
  Попка девичья - для любования, а твоя жопа - для поротья возжами!
  Предназначение, Никодим Макарович, предназначение!
  
  
  ТОЛСТОВЩИНА
  
  Иван Петрович прочитал у писателя Льва Николаевича Толстого о смирении!
  Однажды на ярмарке Иван Петрович после дзэна вввязался в драку с цыганом Будулаем, а цыган Будулай ударил Ивана Петровича по щеке!
  Иван Петрович вспомнил слова Толстого и подставил вторую щёку!
  Цыган Будулай ударил Ивана Петровича по второй щеке!
  Иван Петрович с позором и горящими щеками пошел с ярмарки и всю дорогу размышлял о дзэне толстовщины!
  
  
  СВОЁ
  
  В деревню приехали туристы из сша и Франции, хохотали, гоготали, разговаривали на своих языках непонятные речи и тыкали в крестьян наманикюреными пальцами!
  Крестьяне не понимали иностраного языка и не знали: хорошее или плохое про них говорят иностранцы, как магнитофоны!
  А иностранцы потешаются пуще прежнего:
  - Иваны! А, Иваны!
  Вы должны учить наши языки, иначе вы - неучи - не понимать нас, культуральных!
  Анфиса Васильевна в смущении шептала Ивану Петровичу:
  - Иван Петрович! А, Иван Петрович!
  Может быть, охальники на своём языке ругают тебя, а над моими прелестями надсмехаются, говорят непристойности?
  Иван Петрович после дзэна обозлился на иностранцев и перешел на родную свою речь:
  - Анфиса Васильевна! А, Анфиса Васильевна!
  Клин клином вышибают!
  Инда не иностранцы это, а размахоли чумазлайские!
  Не культуральные они, а - дрянца с пыльцой да маламзи в натуре!
  Чтоб им на пику сесть!
  Босомыжники ветрогоные, захухряи!
  Иностранцы от этих слов непонятных затаили зло на Ивана Петровича, ушли из деревни и подали жалобу в ООН!
  В ООНе Ивана Петровича оправдали, но отняли у деревни сломаную сеялку веялку, как штраф!
  
  
  ПОЗНАНИЕ
  
  В деревню пришел отставной солдат Игорь Селиверстович и просил милостыню!
  Крестьяне угостили отставного солдата Игоря Селиверстовича кто чем мог и уложили спать в овин!
  Игорь Селиверстович ночью в овине закурил, да поджег овин!
  Богач Прохор Игнатьевич выскочил со стенаниями и укорял отставного солдата Игоря Селиверстовича за пожарище!
  Игорь Селиверстович смотрел на полыхание, курил солдатскую трубочку и посмеивался в гусарские усы:
  - Э, крестьянин, ты, крестьянин неразумный!
  Твой овин - ничто!
  Видел бы ты, как полыхают на поле боя танки с боеприпасами!
  Танк с боеприпасами полыхает, как десять овинов!
  К Игорю Селиверстовичу после дзэна подошел обозленый Иван Петрович:
  - Солдат Игорь Селиверстович!
  Спасибо тебе за познание!
  Теперь мы познали, как полыхает на поле боя танк с боеприпасами, как десять овинов полыхает!
  А ты познал от нас гостеприимство!
  Познай и горечь разлуки!
  Уходи из нашей деревни!
  
  
  ПУСТОТА
  
  Иван Петрович на ярмарке нашел чемодан с бумажными деньгами асигнациями!
  К Ивану Петровичу подошел урядник Ефрем Борисович и потребовал, чтобы Иван Петрович сдал деньги в казну Государства, потому что Государство заботится о крестьянстве, то есть об Иване Петровиче, в том числе!
  Но тут подбежал американский посол Пол Хам и приказал, чтобы деньги сдали в посольство сша, потому что сша - гарант мира во всем мире, а за гарантии надо платить деньгами!
  Иван Петрович, Ефрем Борисович и Пол Хам тянули чемодан с деньгами каждый к себе и вопили!
  Иван Петрович понял, что проиграет Государству и мировому сообществу, поэтому облил деньги керосином и поджег, как Герострат поджег свою десятую жену!
  Деньги сгорели, а Ефрем Борисович и Пол Хам укоряли Ивана Петровича в неразумности!
  Но Иван Петрович после дзэна развеселился:
  - Всё пришло из пустоты, в пустоту и уйдет!
  И деньги уйдут в пустоту, и государство наше уйдет в пустоту, и даже сша уйдет в пустоту!
  Так нет же печали о пустоте!
  
  
  БЛАГОЛЕПИЕ
  
  После дзэна Иван Петрович лежал на сене на лугу и подсматривал, как обнаженая прекрасная Анфиса Васильевна омывает прекрасное тело в быстрой речке!
  К Ивану Петровичу подошли богач Прохор Игнатьевич и бедняк Никодим Макарович с ведром водки!
  Пили свежую водку, ярко светило жолтое Солнышко, в небе пел невидимый далекий жирный жаворонок, Анфиса Васильевна на берегу нагая, как нимфа, обтирала тело махровым полотенцем с цветами и, якобы, не замечала красных мужиков!
  Иван Петрович откинулся на мягкое, как перина с гагачьим пухом, ложе из золотой духмяной соломы:
  - Благолепие!
  ..................................................................... Продолжение романа готово и ждет издания на бумаге за Ваш счет!..................................................................................................
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическая фантастика) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Ю.Риа "Демоны моих кошмаров" (Приключенческое фэнтези) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"