Эсаул Георгий: другие произведения.

Стихи о любви и эротические после 45 лет!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шикарнейший мой сборник гениальнейших стихов для нужд влюбленых Бальзаков и ихних дам всего Мира! Пригодится и молодым людям в назидание!

  Роман "Стихи о любви и эротические после 45 лет!" написан Великим Всемирным Писателем Эсаулом Георгием (Эсаулов Юрий Александрович!) в городе Люберцы 15 апреля 2011 года!
  
  
  
  
  Снова обращаю своё достойнейшее внимание на стихосложение, как на Эйфелеву башню с прекрасной куртизанкой Отеро!
  Стихи намного проще, чем проза и выгоднее, чем романы, потому что в прозе в строчке около сорока пяти знаков, а в стихах - меньше!
  Стихи - отдых для пальцев рук!
  
  
  Чем мужчина становится старше,
  Тем нужна ему баба помладше!
  
  Эпиграф
  
  
  МАРУХА И СТАРУХА
  
  Маруха - хочет или не хочет,
  По воле своей или без воли,
  Но станет старухой, как кочет
  Медлено стареет в поле!
  
  Из марухи - старуха,
  Но никогда из старухи - маруха!
  
  
  МОГЛА БЫ
  
  Я бы мог,
  И ты могла бы,
  Если тонкой нитью в пыль
  Разбиваем мы ногами
  Бывших дней
  Седой ковыль!
  
  Но учёба и работа,
  А затем ещё труды!
  Нету времени в заботах
  Посмотреть на
  Знак Звезды!
  
  И прельщали твои груди,
  Стан обвитый золотой!
  Всё исчезло в мыслях будней,
  Как в Израиле изгой!
  
  Когда мог, хотел, любил -
  Нету времени и сил!
  Когда старый стал, как пень
  Вот жалею целый день!
  
  
  А ЖАЛЬ
  
  Искрами полета в наступившем дне
  Налетела радость первых встреч
  Надежных!
  А потом в сиянье, в череде, в беде
  Слетело всё с налетом
  Времен неотложных!
  
  Затупило чувства,
  Убрало улыбку с губ!
  На Вселенском страхе
  Ждет её сукуб!
  
  Голема хромого
  Вот бы ей в постель!
  Но обходит хату
  Даже коростель!
  
  
  ПРОБКА
  
  От гемороя в попе пробка
  Из одной свечи!
  На шосе Можайском робко
  В нимбах Москвичи!
  
  Златокудрая Олеся
  Изорвала голос
  В чорной бездне перелеска,
  Где светился колос!
  
  От жары в машине стонут,
  В пробке погибают
  Лучшие черты столетья,
  Как в кровати с баем!
  
  Когда кончатся заторы
  На шосе Московских?
  И поедут к бабам в гости
  Золотые горы!
  
  Вдруг, как в сказке подвенечной
  Молодой кудрявый,
  С чистым чубом волосистым,
  И спиною прямый
  На шосе возник красавец -
  Загляденье просто!
  Этого бы с сожаленьем проводил
  К погосту!
  
  Молодой и сильный парень
  Член свой разминает,
  А потом килдою мощной
  Пробку расчищает!
  
  Поднимает писькой дерзкой
  Баб в автомобилях!
  И звенят в его созвездьях
  Отголоски былей!
  
  Всю расчистил он дорогу,
  Членом исполинским!
  Я поехал понемногу
  В городок неблизкий!
  
  По пути мечтаний скользких
  Змеи бороздили
  Мои слабые мозги
  Вперемешку с пылью!
  
  Я мечтал о дне великом,
  Когда среди стужи
  Так же выйдет на дорогу
  Женщина,
  Которой
  Я бы стал так нужен!
  
  И в порыве звонкой страсти, на
  Изгибе лета
  Пусть грудями мне расчистит
  Шосе без билета!
  
  Без деньги, без кровососа, без
  Ума от счастья!
  Чтоб из пробки вытащила,
  Как из дна ненастья!
  
  
  ДУМЫ
  
  Былые думы вязкой тенью
  Волнами черноморскими
  Скользят, как волки по плетеню
  Шныряют отголосками!
  
  Про первый поцелуй в подъезде,
  Про невеселость свадебную,
  Когда в душевном равновесье
  Мир перевернуло кладезный!
  
  Затем страдания пустые на фоне
  Загоревших дней!
  Мечты о сиськах молодые,
  Старух ещё нетленый тлен!
  
  Промаячил годы, как в корыте
  С горы Новочулковской!
  И только мысли неумыты
  Водою родниковой!
  
  Так почему из всех счастливых
  Так гармоничных дней,
  Как перезревшие две сливы
  Всплывают бяки дней!
  
  Воспоминанья не о счастье,
  А о потереных деньках,
  Когда приятно так по грязи
  Идти с сияньем на щеках!
  
  
  РЕКА
  
  В жаркий полдень посредине лета,
  Когда кошки какают в траву
  Я с котомкой за спиной, поэта
  Шёл из Подмосковья в Кострому!
  
  Мои пальцы синими мослами
  Прорывали лаптей древнюю молву!
  А над выцветшими волосами
  Жаворонок возносил хвалу!
  
  На зелено3вкрадчивой лужайке
  Я увидел коромысла след!
  А за ним, как лебедь в белой майке
  Речка отражала свет!
  
  И купала в речке мелководной
  От жары упавшая, как сталь,
  Баба голая своё добро народное
  От которого я просто встал!
  
  Встал я за кустом, как враг народа,
  И подсматривал, буркалом глаз,
  Как размашисто свободно
  Баба тешится, как издревле, как встарь!
  
  Эксбиционизмом не страдаю!
  Я давно им мелко заболел!
  Но своё несчастное волненье
  Закрываю вереницей тел!
  
  Я глядел на девушку нагую,
  И мечтал не о соитьи с ней,
  Представлял, что в речку голубую
  Превратился, если б захотел!
  
  Чистой пеной водой ключевою
  Я бы прелести её обмыл!
  Каплею проточною росою
  Между ног струился и журчал!
  
  А по сиськам гулким барабаном
  Я потоком нерастраченой молвы
  Подзаборным хилым хулиганом
  Омывал бы груди, как штаны
  
  Последней в мире балерины!
  
  
  ЕВРОПА
  
  В самом закате молодости,
  Но ещё на расвете мудрости,
  Когда пенис в порыве бодрости
  Распевает песни июньские
  Я поехал в Европу жопную
  Думал - посмотрю, как из окон выливают помои,
  А затем по кабакам и борделям
  Пройду казачьим строем
  С воем!
  
  В Европе я видел обман цен,
  Негра с метлою угнетеного,
  А над Звездой Европейской, стоит дядя Сэм
  Как бык из Буфало недоеный!
  
  Я ждал разврата,
  Голых женщин с мужчинами на панели
  У реки!
  Но с каждой минутой росло моё удивление,
  Когда видел, как мужики
  
  Как мужики с мужиками целуются,
  Обнимают друг друга за волосатые зады,
  И без страха идут под ручку по улице
  Словно друг для друга рождены!
  
  Женщины, словно коровы на поле
  Быховском,
  Когда вокруг за сто миль
  Ни одного быка
  Так женщины без мужиков Европейские
  Вынуждены друг дружке целовать бока!
  
  Я встал на алее славы героев французских
  Разинул хлебало и водку пил!
  Я радовался, что я русский,
  Почти русский, хоть пьяный,
  Но не дебил!
  
  Наверно детство суровое
  Советскими буднями, как плугом платиновым
  Перепахало меня!
  
  Я не знал поцелуев мужских,
  Узких!
  И не заглядывался на круп коня!
  
  К сожалению, я не избалован
  Ни золотом,
  Ни личными машинами, ни
  Квартирами взлет!
  
  Но это счастье дало обратное
  От мужиков - поворот!
  
  От поздней любви мужчины к
  Мужчине широкозадому
  Я убежал в вереницу московских грязей!
  На попутке доехал до первой обочины
  И взглядом ласкал
  Большегрудых лесных снегирей!
  
  
  ЧИСТОЕ
  
  Чистой любви стакан неиспитый
  Пусть в трещинках он и
  Щербатый, как сто полководцев,
  Но родниковой радости неизбитой
  Пью я воду стаканами из колодца!
  
  Так быстрой любви вехи надломленые
  Трещинами стакана бегут к тараканам в гости,
  Но чистое, как бы не грязнили соплями
  Измотаными,
  Так и останется чистым,
  Даже, если за чистоту не бороться!
  
  С чистого, как с горки ледяной,
  Облитой рыбьем жиром усатого кита
  Скатывается порочное, даже
  Любовь порочная,
  Которую воспевает Амстердам!
  
  Чистоту любви никто не изгадит
  Лишь ты сам или ты сама!
  Когда в отречении сладком затвердеют соски,
  И по седевшим в углах усам
  Побегут мандавошек сплоченых полки!
  
  
  БРОШЕНЫЕ ГЕНЕРАЛЫ
  
  Он её бросил,
  Она его бросила,
  Как на свиноферме
  В момент опоросенья!
  
  Белыми звуками саксофона
  Упавшей осени
  Смыслом трепыхание сердца на
  Свидании скошеном!
  
  Через годы, через солдатские бани
  Любовь пролетала шагами
  Огромными по небу!
  А на лбу горела звезда генерал3маойра,
  Словно Птица Счастья с пробитым небом!
  
  Променял бы пушку генерал
  На дней в ситцевых платьицах череду!
  Но никто не предлагает ничто,
  Кроме войны,
  И сладких барышень чужих в меду!
  
  
  ТАНЦЫ НА СТОЛЕ
  
  Как Венера Милоская является вершиной
  В искустве скульптуры,
  Как Чорный Квадрат -
  Объект поклонения педерастов,
  Так танцы на столе, когда
  Танцует баба голая -
  Являются высшим искуством и
  Венцом счастья
  Для мужчин!
  
  
  ОФИЦИАЛЬНОЕ
  
  Официальной автомашиной балерин
  Большого театра является автомобиль БМВ,
  Но никак не автомашина Татра, или
  Эклипса красный блин на стене!
  
  Если балерина Большого театра
  Разъезжает на новом БМВ,
  То у неё любовник богатый,
  И эта девушка в цене,
  Как танцовщица, и как любовница!
  
  За темными стеклами со сталью вперемешку,
  Выкоряченые ноги подогревает в салоне авто
  Мчится к любимому на Барвихинскую плешку
  Танцовщица в собольем манто!
  
  Блеск завидущих глаз инженеров безропотных,
  А также зависть менеджеров среднего звена
  Провожает балерину за огнями БМВ нового,
  А ведь каждого охальника дома ждет жена!
  
  Кто продает молодость за три копейки медные,
  Кто дымом костров убивает старух
  На Огненой Земле,
  А балерина, как птица вдохновеная,
  Ягодицы масирует в голубом БМВ!
  
  Иду по грязи в башмаках хоть и новых,
  Но грязью заляпаных,
  Убегаю от быстрых дорогих автомашин,
  Подобные мне - серыми безвольными пятнами,
  Подметают улицу под сладкую песню шин
  Новеньких БМВ
  Балерин!
  
  
  ЛЮБОВЬ К МЕДСЕСТРЕ
  
  Старенький дедушка на приеме в поликлинике
  Полюбил молодую почти медсестру!
  Девушка в теле с сиськами клиньями,
  Под белым халатом чесала манду!
  
  Влюбленость старого деда - задача нелегкая
  На пути к процветания вряд ли застрянет она,
  Синими днями и ночами далекими,
  Тенью раздетой - вот вид из окна!
  
  Что предложил бы сестре милосердия
  Кроме обоев в квартире сырой?
  Тем более,
  Что девушка работает в прозекторской
  Ставит клизьмы
  И излечивает геморой
  Специальными гемороидальными свечками!
  
  
  ОСЕНЬ
  
  Падает лист, как падает пенис не вовремя,
  Склоняется также не во времени мурава!
  Падет снег, льется дождик слезами
  Говнеными!
  Напоминает надгробные слова!
  
  Падает всё, даже давление!
  В сердце, в руках и в мошонке, - везде!
  И тихим омутом бродят в загривке сомнения
  О возникающей боли в манде!
  
  Когда3то были мы молодыми
  С широкими
  Бедрами, бодрыми сиськами!
  А теперь только морды круглолицые,
  И морщины прикрытые по вые!
  
  Из теплой лужи сочится любви недошеной
  Мерзлый свет!
  Под песню свою умирает в саду коростель!
  
  Любви огорошеной где3то в столетии...
  Темный след любви
  Подслеповатыми дервишами вычищен добела!
  
  
  ЛЮБОВЬ ЯПОНСКОГО ГОРОДОВОГО
  
  Его любили гейши, но
  Не за широту души, а за взятки,
  Любили, как лицо официальное!
  Он понял, японский городовой,
  Что ничто не стоит теперь,
  Когда выгнали на пенсию с сумой овальною!
  
  С веткой цветущей сакуры в заду
  Не войдет больше в сад цветов,
  Где белокурых гейш тихая дрянь в саду
  С тоскливым взором сельских коров!
  
  Где в гамаках самураи качаются на ветру,
  Гибон ручной стучит в тамтам!
  Денег не хватит даже на песню тебе,
  Гейша, что без трусов по реке уплыла!
  
  В белом журчании дома терпимости
  Зависти синей змея проползла!
  
  Сидит под навесом, как
  Перец опущеный
  Японский городовой с мечом самурая!
  
  Убьет он себя, как горошек вылущеный
  Жует белым зубом русская Рая!
  
  Не нужны японскому городовому ни Хиросимы
  Стук,
  Ни воспоминания, как мать вела по мосту!
  Он вспоминает отца предсмертный пук,
  Который застал его на посту
  Служения Японии!
  
  
  РАЗНОЦВЕТНАЯ ЛЮБОВЬ
  
  Разноцветная любовь
  Не хуже и не постыднее,
  Чем любовь гомосеков на Красной Площади,
  Когда представитель одной кожи
  Раздирает в кровь
  Задницу представителя другой расы,
  Как ягодицы породистой лошади!
  
  
  СВЕТА
  
  Тихой доской лежала Света
  Под Гуталини афроамериканцем,
  А он радостный, что нашел дешевую бабу,
  До расвета
  Катал на Свете яйца!
  
  Мечтала Света, что в засушливом Занзибаре
  Она с Гуталини обретет любовь,
  А по утрам, когда зебры рокочут,
  Милый товарищ споет песню вновь
  Про широкие степи Африки!
  
  Но мечтам Светы
  Не суждено войти яркой косою в явь!
  В центре Москвы оставил одну, но с дитем
  Сын афроамериканского вождя!
  
  Уехал любимый -
  Может быть, затоптал его слон?
  Где же, ты, милый мой Гуталини?
  А может быть, ты Председатель ООН?
  
  В память о любви одноразовой
  В квартире Светы на улице Петровка
  Висят фотографии любимого безглазого
  Гуталини, который любит так ловко!
  
  
  ДЕНЬГИ
  
  За деньги золотые,
  За кирпичики серебра
  С оскалом молодой щуки
  Девушка себя продала!
  
  Дальше пошла любовь платная,
  За выслугу лет без надбавок!
  Только в дыму сигарет плавает
  Кольцо времени, словно удавка!
  
  Продажные женщины больше ценятся
  В мире нашем, потому что умелые!
  А сданая в эксплуатацию писька бездельницы
  Дополняет груди дебелые!
  
  Лучшие путаны - это королевы!
  
  Самые дорогие по цене женщины
  Почему3то безплатно идут налево!
  
  
  СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
  
  В далеких степях Ленинградских
  Метели без цели метут!
  Красотки с сумою солдатской
  На случку в казармы идут!
  
  Занесеные снегом лица красные
  Без накуреных зубов
  И без сияния глаз!
  В тусклом снежном подвале
  Детского садика,
  Как в казарме смолят "Партагас"!
  
  Средь белого тихо ветра
  Зимы гладкоствольной
  Снежная Королева плывет белым пятном!
  И кажется в мире заношеном, мягко
  Безвольном!
  За ней не угонится даже Гомор и Содом!
  
  Белые одежды кажутся шелками,
  Но на самом деле, голая,
  Как Камень
  Ледяной!
  
  Снежная Королева не болеет дурными болезнями!
  Бактерии сдохли при минус пятьсот!
  Но в ней разгорается пламень любви
  Белоснежной,
  В котором горит, не сгорая любовь!
  
  Безудержной страстью по венам
  Из поднебесья
  Заливистым ржаньем стекает любовь!
  В мерцании льдов на губах
  Белоснежных
  Любовника пылкого стынет покров!
  
  Трудно добиться любви девы Снежной!
  Труднее ещё её удержать,
  Как по равнине молочной безбрежной
  Идет умирать тяжко ранена блядь!
  
  И множество старых дедов,
  Догорая сознаньем!
  Находят приют в чистом поле любви!
  В последнем дыхании приобретают знанья,
  В замерзших очах стоят пузыри
  С водкой!
  
  Замерзшие умершие путники
  В поле снежном лежат штабелями!
  Думают милиционеры распутники,
  Что померли
  Эти бродяги сами!
  
  Но неведомо живым, чьи мысли только
  О пенсии,
  Как крепка последняя любовь,
  Как от жидкого азота дым,
  Любовь к Снежной Королевы песни!
  
  В истончающем желании поцелуй
  Снежной Королевы,
  Откроет ворота в мир иной!
  Но в тоже время путник замерзший и стылый,
  Понимает, что выиграл последний
  С любовью бой!
  
  Он умирает в объятиях хитрого снега,
  А сиськи Снежной Королевы скребут по щекам!
  От бедер её хладнокровная нега
  Морозным огнем звучит
  Поцелуй, как тамтам!
  
  
  ЛЮБОВЬ ТУНГУСОВ
  
  Лихим росчерком мочи
  На листочке снега
  Парень пишет Ябанчи
  Письмецо до неба!
  
  Жолтой краской письмена
  На снегу ваяет,
  Писькой водит, как стилом,
  И от счастья тает!
  
  Утром милая его
  Прочитает буквы,
  Что написаны мочой, после рыбы с кухни!
  
  
  ЛЮБОВЬ В КРЕМЛЕВСКИХ КОРИДОРАХ
  
  Специальные женщины
  Политически грамотные,
  Достигнув высот Кремлевских,
  На склоне лет, еще
  Не замараные
  Задумываются о любви тонкой!
  Но не с эстонкой!
  
  Деловая женщина политик после сорока
  Трудных горячих лет
  Ищет в Кремлевских кулуарах
  С парнем туалет!
  
  И в туалете звонко,
  Под
  Шум воды из унитаза,
  Скидывает с себя юбчонку,
  Дорогую, как СПИД зараза!
  
  И над толчком, где справляют нужду обычно
  Малую
  Или большую,
  Женщина политик страстно
  Целует платного парня шею молодую!
  
  После полового акта, как мимолетное
  Прозрение
  Наступает минута истины,
  Но она уже не будоражит мировозрение!
  
  Одернула юбку после полового сношения -
  Муж не узнает ничего,
  А, если узнает - то фиг на него -
  Женщина политик краем поля зрения
  Без сожаления провожает трахальщика своего!
  
  Всё забыто, всё забито!
  Лишь журчание бодрой воды
  В Кремлевском унитазе
  Смывает презерватив с запахом липовым,
  Полным тайной любви грязью!
  
  
  ЛЫЖНИЦА
  
  Её уверяли с молодости,
  Молодую лыжницу с сиськами упругими,
  Что половое сношение
  Перед соревнованиями укрепляет лыжникам
  Ноги!
  
  Она верила и неистово давала тренеру,
  Затем тренерам, всему тренерскому совету
  Своей любви громаду вспененую
  Что расходовала от заката до расвета!
  
  Правда или не правда -
  Про стимуляцию сексом спортсменов
  Не знает никто,
  Никто и не докажет!
  
  Но, когда вижу биатлонистку раскоряченую
  На огневом рубеже,
  То иногда от страсти плачу, что
  
  Я не лыжный тренер!
  
  
  БАБЫ
  
  В прекрасной юности безпечной,
  Когда о бабах не мечтал
  С котомкой рваною надплечной
  По берегам твоим Бежал,
  Русь!
  
  Искал я радость в рыбной ловле,
  В грибах восторги находил!
  И чистый воздух Приднепровья
  Меня на подвиги будил!
  
  Но вот пришла пора лихая,
  Когда отряды голых баб,
  Сознанье сиськой затыкая,
  Атаковали меня в зад!
  
  И стой поры, как пёс лохматый,
  Всегда я думаю о них,
  В мерцанье отблеска лопаты,
  Я вижу голой бабы лик!
  
  В полях, в лугах, среди дубравы,
  Ищу я взором голых баб,
  И речка Днепр величавый,
  Мечты мои сбивает в прах!
  
  Смотрю на рыбу - вижу бабу!
  На дереве ищу её!
  В грибных лесах о пень корявый
  С тоской чешу я естество!
  
  Остервененьем дико пылким
  Нигде вообще3то не страдал,
  И этикетку от бутылки
  Зубами грозно отдирал!
  
  Потому что думал,
  Что под этикеткой - фото голой бабы...
  
  
  ТЕЧЕНИЕ
  
  Мордой в снег - это грех!
  Старый грек - это грех!
  А похожденья за любовью
  Сильнее греческих утех!
  
  
  ТРУДНО
  
  Трудно любовь найти,
  Ещё трудней соблазнять,
  Но невозможно совсем
  Эту любовь удержать!
  
  Будь ты с короной Король,
  Или богатый мужик!
  Не удержит её и троль,
  Если у бабы бзик!
  
  Ни уверенья, ни деньги, ни ласок стоны
  Не удержат бабу, если она
  Как клювом чорно3белой вороны
  Решила уйти одна
  От тебя!
  
  
  ВОСПОМИНАНИЯ
  
  В очереди в поликлинике
  Уже седоватый мужчина
  Теребил корешок медицинской карточки,
  Как себя раньше теребил без причины!
  
  Сорокапятилетний вспоминал
  Свои ощущения двадцать лет назад,
  И мыслено тонко стонал,
  Ощупывая подвисший зад!
  
  Кто лучше были? и мысли о них:
  Гимнастки? Балерины? Инженерши МАИ?
  Медсестры, учительницы, или собаки сучки,
  Когда в тайге сводило ноги от голода к женщине,
  Словно матку той самой сучке!
  
  Сладостной пеной изо рта
  В поликлинике мужчина исходит
  Белой слюной воспоминаний!
  Пена изо рта на исходе!
  В голове полно о прошлом знаний!
  
  Но вдруг, гибкая, сильная, сиськастая,
  Как лоза на берегу Москвы реки,
  Девушка обдала мужчину счастьем
  Пота с запахом пахлавы:
  "Мужчина, пожалуйста, добренький папик!
  Меня пропустите без очереди!
  Я беременая, мне очень трудно,
  И не спала три ночи!"
  
  Глаза мужчины наливаются кровью!
  Он отомстит сейчас за свою
  Быстро пробежавшую юность,
  Как комисар Бутман с любовью
  Целует корову в её распростертую дряность!
  
  "Пошла ты в жопу,
  Девка несчастная!
  Без очереди трахайся по подворотням!
  Не пропущу,
  У меня морда красная!
  И иди ещё раз в ту же самую жопу!"
  
  
  ЧУВСТВА
  
  Чувства любви раней похожи
  На мягкие длани,
  Несуществующей перехожей
  Калики!
  
  В смирении бархатном сокрыта любовь первая,
  И не грохочет весений гром по её нервам!
  
  Кошачьими лапками нежно по крыше драной
  Идет любовь юная,
  Ослепительно рано!
  
  И сколько бы чорной краской
  Не замазывали позитив первой любви,
  Она пробивается, прекрасная,
  Как в ночи надрываются соловьи!
  
  Лучом тоненьким,
  На исходе сил
  Любовь трепещет на крыльях бабочки!
  И колышется в агонии трава девятисил
  От радости, что ещё не все испоганено!
  
  Не затоптано!
  
  
  ВНЕШНИЙ ВИД
  
  Попа моя похожа
  На бочку, в которой исландцы
  Хранят свою селедку
  Для увеличения рожи!
  
  По стеблям глаз
  Морщины разбегаются
  Испугаными пауками!
  А в глубине души на яйцах
  Плетут три феи оригами!
  
  Для девушек уже наш возраст
  Слегка зашкалил за разврат!
  И делают, пока не поздно,
  Подтяжки на лицо и зад!
  
  Смягчились тени,
  Краски стихли,
  Как сорок кошек у ворот
  В которые осел упрямый
  Копытом бьёт!
  Не членом бьёт...
  
  
  ПАСПОРТ ГРАЖДАНИНА РФ
  
  Наступил треклятый возраст,
  Когда силы ещё есть,
  Ноги ещё не трясутся,
  Губы шепчут тихо лесть!
  
  В сорок пять на новый паспорт
  Каждый гражданин РФ
  Клеит карточку пустую
  На белесый клей БФ!
  
  С этой карточкой посмертной
  Он пройдет через года,
  Даже если стукнет двести,
  То без смены,
  Как килда!
  
  Карточка сорокапятилетняя,
  Словно насмехательство над жизнью алой!
  Будет служить и двухсотлетнему,
  Как напоминание о падле!
  
  И рукой дрожащей лет в сто сорок
  Паспорт старый разверну навзрыд,
  На меня смотрю я с фото,
  Словно плесенью покрыт!
  
  Сорокапятилетняя карточка -
  Души воспоминаний темный след!
  Любви непрошеной стакан накапаный
  Яиц протухших гадостный омлет!
  
  
  ПУШКИН В ГРОБУ
  
  Он всех любил,
  Любовь уж не поможет
  Ему войти на ложе брачных дев!
  
  В гробу лежит,
  Навеки он положен
  Под стрекотанье и напев
  Машин!
  
  С тоскою смертною смотрю на лик
  Поэта,
  Держу я за руку живую плоть любви!
  Мне женщина, что простенько одета
  Дороже милионых лир
  Класиков!
  
  
  АМЕРИКАНСКАЯ ЛЮБОВЬ
  
  Ему сто лет,
  Ей около столетья!
  И поженились с хохотом они,
  Как насмехательство над красотой улетной,
  В которой плавятся любви огни!
  
  Не молодица, но и не индюшка
  Американской блевотный туман
  Её скрывает с глаз долой, как шлюшку,
  Которой сладостен обман!
  
  И жирный итальянский кабальеро
  Наденет чорные носки,
  Под рокот волн прощального Мольера,
  Под завывание живой тоски!
  
  
  ВСПОМНИЛ
  
  Я встретил её на улице,
  Когда шел с помоями снег!
  Почувствовал, словно любуется
  Мной набежавший век!
  
  По гладкой дороге она идет
  За сорокалетие переступив!
  Не виделись - сколько?
  Двадцать лет, как листья вялые библейских слив!
  
  Я помню, как любил её в школе безумствуя,
  Как пролив в тишине шелк слезы!
  И в сладостном мире родного безмолвия
  Не слышно грозы!
  
  Я не подходил к ней, потому
  Что труслив и нищий, как
  Собаки дерьмо!
  Словно распластаная по харе
  Коровья лепешка!
  Я ощущал свою низость и её тепло,
  И даже писал стихи понарошку!
  
  Может быть, если бы
  Был бы я смелее,
  Если бы вырос в раскрепощеной богатой семье,
  То всё пошло по другому бы,
  Как повешеный на рее
  Солдат из весны!
  
  За комплексами юношеской неполноцености
  В испуганом своём мирке
  Её тогда профукал я
  Безрадостный,
  По жизни дальше шёл я налегке
  Но один!
  
  И вот теперь, сквозь годы, как столетия,
  Я вижу дивное лицо,
  Не постарела вроде бы,
  Миледи,
  Но чувствую себя я подлецом!
  
  От жара бросило в штаны, как в юности!
  Любви горячий пламень возгорел,
  И золотым сиянием безпутности,
  К своё любви давнешней подлетел!
  
  Окутан чистотой её невиной красоты,
  Слюнявил пальчик, подбирал слова,
  Но испугался мимолетной высоты,
  Как опасался горного орла
  На Кавказе!
  
  Я не сказал ничто,
  Прошёл лишь мимо я!
  Лишь мельком заглянул в её глаза!
  Она узнала, птица сизокрылая,
  И в сердце лопнула гроза!
  
  Изогнутая удивлено бровь корытом,
  Она ждала и верила вполне,
  Но словно рыцарь,
  На коне побитом
  Ушёл я в странствия по голубой Луне!
  
  
  ПРОШЛОЕ
  
  Любили ли мы
  Иль не любили?
  В пыли ушедшего я не найду следа
  Кастрированой лошади в ковыле,
  С которой кажется беда!
  
  Быть может всё, что было -
  Того не было?
  И нет любви, как я не видел свет!
  В очках разбитых с мордой крокодиловой
  Бреду я в поисках любимых Свет!
  
  Неужели, не было её попы обнаженой,
  В которой отражался мир и свет дождя?
  И не ходил я прокаженый
  Любови хрустальной свет храня?
  
  И не смотрела мне в глаза
  Раскосыми
  Очами
  Девушка моя?
  Не целовал ночами над покосами
  Разливистую песню соловья?
  
  Я не любил?
  Меня вы не любили?
  И надрываю пальцами глаза,
  Чтобы они взглянули через годы,
  Где розовая стрекоза!
  
  
  МУДРОСТЬ
  
  В юности мы были глупее,
  Сейчас - даже очень мудры!
  Кефир заедаем репеем,
  Вельветовые наши штаны!
  
  Раньше - ведь столько ошибок!
  Сейчас нет ошибок вообще!
  По глянцевому бездорожью
  Полезных питательных щей!
  
  Мы стали богаче, чем были,
  Знатнее, крупнее, умней!
  И нет на ботинках уж пыли,
  И нет уже горестных дней,
  Когда нас посылали на х...й!
  
  Так почему же,
  Если я богат,
  И знатен после сорока пяти?
  Желание так бьет в бока?
  Желание - куда3нибудь уйти!
  
  Я выбежал бы в лес густой с деревьями,
  Рыдал бы над потухшим костерком,
  Катался по снегу и выл задиристо,
  Как кошка с прошлогодним молоком!
  
  Хочу безчестия, безденежья, безвластия!
  Хочу в бомжи,
  Хочу вонять, как скунс!
  Лишь дайте мне стакан надежды,
  Чтобы почувствовал опять любви я вкус!
  
  
  ПРЕУСПЕВАЮЩИЙ ЛОВЕЛАС
  
  Ему пятьдесят, у него много денег
  На книжке в Швейцарии!
  Нищие девы стонут под ним!
  
  Безоблачным порохом дальних аграриев
  Себе по понятиям
  Он Господин!
  
  Любая красавица, словно тряпица порваная
  Мечтает о ночи любви вместе с ним!
  Стоят бабы в очередь,
  Тихо постанывая!
  Для них - он богатенький господин!
  
  С утра - секретаршу,
  А ночью - любовницу!
  Под утро - жену!
  И хватает виагры на всех!
  
  Но почему?
  В уголках глаз распущеных
  Застыл безысходностью чорною смех?
  
  Нет радости!
  Нет счастья,
  Когда в руки всё падает само!
  Как говно!
  
  
  ЛЕДИ
  
  - Здравствуйте, леди!
  Позвольте я вас провожу до подъезда!
  Живёте далёко?
  - Замерзла пиз...а!
  Живу на Рублёвке,
  Как птица столетья!
  И отвечаю вам - "да"!
  
  Люби меня крепко
  Стареющий барин с сединами!
  С золотой цепью поперек пупа!
  Я леди кровная,
  Как голубой кобылы
  Глаза выцвели!
  Но ещё баба - хоть куда!
  
  Нам далеко за пятьдесят, мой мачо!
  Но в радости испытаной любви!
  Устроим мы пожар на даче,
  Чтоб померли от злости соловьи!
  Наша любовь!
  
  
  КОСМЕТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ
  
  Я отрежу яйца,
  Выщипаю бороду!
  Чтоб не трепыхаться,
  Заведу манду!
  
  Превращусь я в женщину
  На склоне своих лет!
  Буду выть по3бабьи,
  С омутом в клозет!
  
  Силиконом сиськи
  Увеличу я!
  Под лобком - расщелина!
  Нету ни х...я!
  
  Жил я жизнь мужчиной,
  Но и что теперь?
  Одинок, как шлюха,
  Грязная постель!
  
  Если стану бабой -
  То я - ОГОГО!
  Отгуляю сразу
  За все сто годов!
  
  С бритой ягодицей
  По пляжу пройду!
  Женщина? Годится!
  Почешу манду!
  
  С чувством превосходства
  Над дебелыми мужиками
  В женский туалет
  Я пройду с усами!
  
  Похоть битой птицей
  Прилетит мне в чресла!
  Буду колотиться
  Головой о кресло!
  
  
  СТАРЫЙ ОСЁЛ
  
  Старый Бен осёл!
  Борозды не портит!
  Старый он козёл
  Победитель в спорте!
  
  Старому ослу
  Не нужна ослица!
  Ему сена стог
  И воды напиться!
  
  Под сарая крышей
  В звонком поднебесье
  Старому ослу
  Запеваю песню!
  
  Про ослиц, про горы
  Пшена золотые,
  Про базарный день,
  Про муди наливные!
  
  Как гонял ослицу он по кругу звонко,
  Обвивал копытом
  Её стан с морковкой!
  
  Где ушли те годы,
  Когда старый пёс,
  Позабыв невзгоды,
  Кусал ослу хвост!
  
  УМНОЕ О ЛЮБВИ ПРЕКЛОНОЙ
  
  Престарелый Оноре де Бальзак
  На склоне лет над гробом с капиталом
  Поцеловал свой зад
  В сиреневых садах,
  Где муза без трусов витала!
  
  Как мадригалов хор среди пустыни дисидендов,
  Так попой выбиты слова
  Про жизнь, которая не связана с Планетой,
  С наглющим прозвищем Москва!
  
  К чему любовь посмертная на одре,
  Когда глаза в глаза глядят, тупой тоской!
  Колымской поступью с народной кровью
  Живая барыня идет с косой!
  
  Над поэтическим стихом в ботинках драных
  Любовь колдует страный стих,
  Как будто по щеке разбитой пробежала
  Она на всех
  Иль пара на двоих!
  
  
  ПЛОХО
  
  - Здравствуйте!
  - Да пошёл ты в жопу!
  - Почему грубите мне, мой Мойдодыр?
  - Да потому, что видел рваные окопы
  На забытой в похоти любви!
  
  Я имею право перед смертью,
  Перед будущим своим гробом
  Заколачивать слова в безсмертье
  Как по вислым яйцам
  Сапогом!
  
  Солдатским!
  
  
  СКОЛЬКО ЛЮБВИ
  
  Сколько осталось песен?
  Сколько нам ёще любви?
  Под ногами мир сломаный тесен
  С двухступенчатым переломом ноги!
  
  Красавица былая в подземелье
  Тугую нить плетет любви прошедших
  Лет!
  Змеёй индуской зеленой без проворства
  Ползет по тихой Наде иудей!
  
  Закрытые кувшины с древним джином,
  Ещё старей, чем наших губ полет!
  Но на вершине склона, на равнине
  В цветастом платьице весна любви живёт!
  
  
  ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ БАБЫ
  
  Все бабы относительны, как ведра из колодца!
  Одна старей другой, одна другой мудрей!
  При виде некоторых хочется мне уколоться,
  Чтобы забыть про вереницу голых дней!
  
  На негритянку после тридцати смотреть ужасно,
  Как будто гуталин давно протух!
  И с уважением я преклоняю чресла
  Пред чорными глазами трёх марух
  
  Тридцатилетних афроамериканских!
  
  Если ты нищая девушка,
  Да из голодной деревни,
  То красоты твоей не вьется стих годами,
  То к тридцати древней старухи древней,
  Как консервированая пыль ты под ногами!
  
  Мне жалко всех,
  Я проливаю слезы,
  Над девичьей ушедшей красотой!
  Идите вы скорее
  Под березы, чтобы годы вымокли росой!
  
  Но если барыня из большого города,
  Особеного города европейского,
  Где престарелый Жан любит
  Старого Жака в жолтый зад,
  То как ты выглядела в семнадцать, так
  Смотришься через года!
  
  На европейских королев нет времени управы,
  Они цветут, как мумии во сне!
  Слюнявой поступью державы величавой
  Любовники ползут к ним по стене!
  
  Как жалко, что одна - в сто сорок, словно девка,
  Другая - вымерла уж в двадцать пять!
  Шершавой кожей на большой тарелке
  Годами не раскусаная стать!
  
  
  ЖЕНСКАЯ СЛАБОСТЬ
  
  Смешные женщины, когда сильны собою,
  Когда их мускулы и свежи волоса,
  Подобны пчёл разнузданому рою,
  И сталью подкреплены голоса!
  
  Сильные женщины вызывают улыбки,
  И недоумения на лицах сильных мужчин!
  Кто сравнится с ними в питье вина из бутылки,
  Где законсервирован пучок дождевых червей?
  
  Из всех самых сильных
  Я выбираю самую слабую!
  Из самых умных -
  Возьму ту, что тупее всех!
  
  В догоревшем костре жизни безславной,
  В чорной зале раскорячен успех
  Долгой ночи, которая кончится!
  
  
  ЦИРКАЧКИ
  
  Мельканье ягодиц под куполом цирка
  Напоминает мне сдачу диплома в МИФИ!
  Формой груди циркачки напоминают пробирки!
  А глаз разнолесье - из сумрачных лет конфети!
  
  Может я глуп недостаточно,
  Чтобы овладел английским языком,
  Но любви циркачки непорядочной,
  Я добился булкой с молоком!
  
  Ей уже за сорок,
  Но старательно
  Языком выводит вензеля
  По листу моих забот касательных
  На горячей печке бытия!
  
  
  РАЗОЧАРОВАНОМУ СТАРОМУ ЛОВЕЛАСУ ИМПОТЕНТУ
  
  Ну всё! Пожар отгорел ниже пояса!
  Из ягодиц лишь струится лёгкий дымок!
  На глыбе лысины, где вши гуляют по проседи
  Пятна чернильного комок!
  
  Над тобой смеются юниоры,
  Когда голый на нудистком Пляже в
  Коктебеле,
  Пыжишь жирный живот в складках
  И маленький пенис!
  Под горой с Волошиным на горе!
  
  Уже стыдно показать залупу
  Кучерявой барышне с полей!
  Миска горькая с горохом супа
  Заменяет песню диких юных дней!
  
  Мой совет несчастным старым импотентам -
  Как водою ключевой в моче -
  Выберите бабу из кадетов!
  И на остров в солнечной воде!
  
  Выберите остров необитаемый
  С клюшками пожухлых лебедей,
  Где на раскаленых солнечных проталинах,
  Проведете лучшие из старых дней!
  
  На необитаемом острове никто не скажет,
  Что тело твоё похоже на губку,
  Что пенис маленький, поник,
  Как сто рублей!
  
  Для гордых чаек с незабудкой
  На необитаемом острове
  Ты - лучший из людей!
  
  А, если рядом
  Женщина сорокапятилетняя
  И больше на острове - никого!
  То мягкой порослью столетия
  Тебе покажутся все фильмы про одно!
  
  Вдвоём на острове необитаемом!
  Король! а она - королева красоты!
  И сколько бы лет вы там одиноко не шарили!
  Ты лучше всех,
  Ты - воплощение её мечты!
  
  Да и она тоже!
  
  
  НА КОГО ПОХОЖ МУЖЧИНА В СТАРОСТИ
  
  Мужчина в старости похож на три рубля,
  Что пропиты в столетье без остатка!
  По выщербленой коже старичья
  Ползет корявая заплатка!
  
  Мужчина в старости похож на кабана,
  Которого давно уже убили,
  И съели на закате сентября
  В разлапистых волнениях у ели!
  
  Мужчина в старости похож на ком дерьма,
  Что в радости и в горести воняет!
  Без темы злобный, как змея
  К тому же то говно ещё и лает!
  
  Мужчина в старости воняет, как ишак,
  Подмышками, зубами и ушами!
  Похож на чорножопый фак,
  Который смело реет над горами!
  
  Мужчина в старости противен и силён
  Заклятьем старых колдунов Магриба,
  Ослоподобный котильон
  Танцует в вихре высушеного гриба!
  
  Сморчок, строчок, но только не дрочок,
  Занюханый и жалкий, как полено
  Мужчина в старости похож на оверлок
  Судьбой забытый в куче тлена!
  
  
  СТАРОЕ ВИНО, КАК ПЕРДУН
  
  Я выпил старое вино
  С широкой проседью подвалов,
  И, словно мне напильник, как в кино
  Засунули в широкий зев,
  Как в подувало!
  
  Напившись допьяна дерьмового вина
  Страдаю истерической одышкой!
  Железной поступью идет твоя жена,
  С ненужной забракованой сберкнижкой!
  
  Чужой жены стан тонкий обовью
  Я пожилой рукою гармониста,
  Как в сладостном и радостном бреду
  Ей раскажу про свадьбу онаниста!
  
  Жена чужая на мою любовь
  Ответит так же пламено и рьяно,
  Что брызнет из десны поруганая кровь
  На чистый облак покрывала!
  
  Чужой жене не тридцать,
  Но не сто
  Плохих годков на сгорбленые спины
  Нанес ворюга ветер,
  Как в окно бросает листья отцветающей рябины!
  
  В прощальном поцелуе той любви
  Я вижу отголоски старой песни,
  Где обезвоженый один равин
  Не может вбить гвоздя,
  Хоть тресни!
  
  Мы разойдемся парусом во тьме
  Зеленых сполохов вторичного дыханья,
  Железной поступью на розовой стене
  Останутся следы и бормотанья
  О нашей бывшей любви!
  
  
  ЛЮБОВЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ
  
  После смерти,
  Когда в саване чорном, нестираном -
  Да кто его стирает, кому он нужен?
  Войду без ключа в твою квартиру!
  И приму облик твоего мужа!
  
  Помнишь, как ты меня гоняла?
  Не давала любви ровно сорок пять лет?
  Даже тогда, когда из подвала
  Я наводил на тебя пистолет
  
  Времен войны ушедшей?
  
  Сейчас отомщу я старухой дебелой,
  Которая думает, что если умер я,
  То больше не приду к ней!
  Призраком чорного мужа в рубахе белой
  Растелю бабушку на столе!
  
  Подумает она, что муж пришел с Собеса,
  Где в очереди не достоял!
  Подобно чуждой папуаской песне
  Про дикого собаки мадригал!
  
  Я отомщу любовью за безчестье,
  За свист в ноздрях,
  За колотье в спине
  За промерзание мошонки на насесте,
  Когда я караулил вас во тьме!
  
  Милая моя пожилая женщина!
  Тьфу!
  
  
  ВРАТЬ ИЛИ НЕ ВРАТЬ
  
  Что лучше?
  Если совру и скажу правду горькую?
  Или совру, но совру так,
  Что меня облобызают, словно после попойки
  Пришел разлюбезный народный мудак?
  
  Лучше соврать приятно и радостно,
  Чтоб защипало в уголках
  Утомленых глаз,
  Где прячется саван весны небывалой
  Похожий на стариной огранки алмаз!
  
  Соврите женщине, обманите женщину,
  Женщины любят, обожают, когда им врут!
  Тогда с песней безпечной,
  Но в любви обезпеченой
  Доставайте натруженый гнидостный прут!
  
  Пусть вранье не причинит вреда вам,
  Пусть оно колышет женщины усталую огромную грудь,
  Как над Рейхстагом флаг трепещет алый,
  На котором так просто легко уснуть!
  
  Обманите женщину сладким лжи ядом,
  Будет наградой послепенсионая любовь!
  По выпуклым глазам больной наяды
  Струится низменая кровь!
  
  И сами вы себя тогда обманете,
  Почувствуете целостным орлом
  Над тихим омутом любви оставленой
  Под синим искривляющим крылом!
  
  Лета!
  
  
  ДОЛГАЯ ЛЮБОВЬ
  
  Он долго любил, не покладая рук и ног,
  На склоне лет давно за шестьдесят
  Виагры принял пять таблеток -
  Больше он не мог
  Смотреть, как муди чорные висят!
  
  В рывке последнем после всех таблеток
  Взлетел на чистоту любви,
  Как майский шест,
  Как для прыжков беседка,
  В огнях запутаных опять же те огни!
  
  Он показал последнюю любовь затравлено
  Гордился от таблеток целый день,
  Пока отдачей в сердце забуравила
  Любви наследница
  На перекрестке дней!
  
  Конечно, старичок перетрудился в любви,
  Конечно, виагры много потребил!
  В походном саване в гробу
  Лежит раслабленый
  С улыбкой страной среди ив!
  
  
  В ОКНЕ
  
  Старая женщина за окном
  Смотрит подобно узнице
  В кузнице,
  Где волосатый гном
  Железо куёт для преступницы!
  
  За окном метель сменяет расвет,
  Под дождем пляшут пьяные девушки,
  А у пожилой женщины на сердце печаль, как кастет
  На виске невесты развенчаной!
  
  Старики - все омерзительны,
  А на молодых на юношей - где денег взять?
  Даже самый распоследний и никудышный
  Никуда не годится зять
  
  Эби его мать!
  
  Под подбородком кулак старой женщины,
  На лбу морщинок зататуированых рой
  Вспоминают песни Смоленщины
  И с полным набором медалей герой!
  
  В солдатских галифе, в гимнастерке покоцаной
  Пройдет по памяти старый солдат!
  И, словно Солнце раскосое с мордой японскою
  Осветит на подоконике с геранью сад!
  
  Воспоминания бальзамам на душу
  Прогреют старой кости остатки дней,
  По тихой заводи кожи замши
  Гудит стариных косяк лебедей!
  
  Не важно, что сейчас
  Для старой женщины,
  А главное - в былом
  С морпехом на груди!
  
  С обидой бесконечной подвенечною
  Другие хахали купаются во ржи!
  
  Ну чем они хуже?
  
  
  ТЕПЛОТА ДУШИ
  
  В мягком автобусе стрелою тонкой
  Сорокапятилетняя женщина прокладывает путь!
  С пионерской жолтою котомкой
  Продерется к счастью как3нибудь!
  
  
  ГДЕ ТА МИЛОСТЬ?
  
  Истомился пожилой поляк!
  Он красив, как три рубля на даче!
  А в седых роскошных волосах
  Блоха подкованая скачет!
  
  Поляк вспоминает паненку из дней своей
  Юности!
  Когда Красная Армия завоевала Польшу!
  
  Паненка из города Твери, где все целуются
  Но не допускают до свадьбы больше!
  
  Тогда поляк бросил русскую пани,
  Потому что она из России,
  А Россия полякам слишком бедна,
  Словно по суху из ноздрей капитанских
  Вылетает Гданьска сопля!
  
  Вот теперь, когда жена Эвка,
  А другая старая пани Эвка в любовницах
  Старый поляк над гужавой с тарелкою
  Подгоревших фляков
  Корчится!
  
  В памяти не стерты черты той Тверской
  Красавицы!
  Русской, да Россия с тех пор далеко ушла!
  И ничто в глазах не забавится,
  Нужно той лишь любви рожна!
  
  С воем собакоподобным
  Как пся крев
  Старый поляк бежит к телефону!
  Звонит в Россию за сто грошей в минуту,
  Как лев,
  И радуется телефоному звону!
  
  Нету в Твери больше той пани,
  Потому что молодость - не только время потерь,
  А жлобской инструкцией по фигурному катанию,
  Прокатывает в душе метель!
  
  Эвка, конечно, своя,
  Она лучше, русской!
  У Эвки много слов, и до конца своих дней она свежа!
  Но ностальгии убитой пся крев с жопой узкой
  Жарит помыслов ободраного ужа!
  
  Хиросимы колокол бьет над Гданьском!
  Где же та милость?
  В дне вчерашнем!
  
  
   ИСКУШЕНИЕ
  
   В поле по чистой слезе луговой
   С помыслом грязным иду!
   Солнце небесного дикий полет
  Я посылаю в манду!
  
  Не интересен я даже Судьбе,
  Так что с матросом пошла
  По городскому коню там, где
  Срывается струна!
  
  Трудно с медалями на грудях,
  Ещё труднее - без них,
  Словно из лифчиков вышитый флаг
  Стягом корёжит дни!
  
  Ну и в последнем угаре зла
  Вспомнил вдруг о добре,
  О деревенской песне осла,
  О дамах, сгоревших в копне!
  
  И ни разу не виданая мною Ванга,
  Которая умерла раньше века текущего
  Напомнила запах так же невиданого трепанга,
  Что выпал из Райской кущи!
  
  Свет доброты победил темноту,
  Болезней страх унёс,
  Как стареющий, весь в поту
  Безродный дворовый пёс
  
  Поднял хвост!
  
  
  НЕЗНАНИЕ
  
  Не понял я то и не понял это,
  Словно в звенящей тоске прошлых дней
  Шикарным золотым пистолетом
  Сорвался с крупа трех коней
  Летом!
  
  Когда жара била в глаза тухлой заводи тленьем
  Под свист зимнего снегиря я вспоминал,
  Как жил ВИ Ленин!
  
  Он умный, он лучше нас всех,
  Как книга мудрости, зачитаная до корешка,
  Словесной баталии немолодое поколение,
  Что деньги платит за фунт грешка
  С соломою Афганской, как девушкой партизанской!
  
  ВИ Ленин, впрочем я и его не знал,
  Не знал, как в сено летит троекратно Звезда,
  Он любил и нам в любви показал древние города!
  
  Узбекистана и Польши!
  
  Не могу больше, как путана!
  
  Любовь после сорока пяти лет - не опасная, но и
  Не заживающая рана!
  
  
  БЫХОВ
  
  В городе Быхове, где тысячу лет назад
  Поляки запасали воду,
  Затем пришли белорусы и жили также,
  Я гулял по городу, плевался в бороду и
  Чувствовал всех умерших загробные ажиотажи!
  
  На старом кладбище на вершине Днепра,
  Откуда смотрю на птиц сверху вниз,
  Сорок лет назад в могиле,
  Вырытой по форме рта
  Красавицы
  
  Бывший зэк Мэка
  Исполнял каприз
  Топтуньи - кому как нравится!
  Вокруг цветы петуньи!
  
  Вроде бы дурочка, как Страшила Мудрый
  Или дурочкой прикидывалась?
  Да кому она нужна, чтобы
  Люди думали о ней, когда у самих ворох
  Забот
  
  Топтунья охотно шла на призыв
  "Пей"!
  И по всякому поводу открывала рот,
  Словно Звезды с неба хватала,
  Подобно фабрике звезд,
  Где всегда
  Всего мало!
  
  У Топтуньи подрастали дети
  От неизвестных отцов,
  Как во все времена,
  Семени, разнесеные слова ветер
  Распыляет по границе следа
  Овна!
  
  И в свежевырытой могиле Мэка любил
  Топтунью страстно!
  Она не стонала, как положено в кинофильмах,
  А мычала,
  Словно корова породы
  Прекрасной!
  
  Могила - вроде бы символизирует смерть
  И всё, что с уходом в мир иной связано,
  Но, оказывается,
  В могиле тоже можно теперь
  И любить и жить разнообразно,
  Как Голандцы!
  
  И теперь, через сорок лет
  После
  Того случая,
  Когда Мэка в могиле Топтунью
  Сношал,
  Я не нахожу ничто лучшего,
  Чем в зеркале,
  Своего лица удивленого,
  Расплюшеный овал!
  
  Тогда была молодость
  Для всех!
  Даже для Мэки и Топтуньи,
  А я - мальчик
  В коротких штанишках!
  
  И теперь, засунув гордость,
  В потомков цветов петуньи,
  Думаю об излишествах
  Преклоного возраста!
  
  Если бы Мэка и Топтунья сейчас,
  Когда им под семьдесят лет,
  Снова залезли в могилу,
  Как в прошлый раз,
  И совершали бы любви обет,
  Но уже старые!
  
  Чорных зубов оскал не получится,
  Из дряблой плоти не выйдет звон!
  Даже в свежевырытой
  Могиле, наилучшей
  Для стариков,
  В любви получится облом!
  
  
  БЕЗ ЖОПЫ
  
  Отрезали парню жопу,
  Парню молодому цыганистому!
  Он волновался, но ещё молод,
  Без жопы, но осанистый,
  Как Президентша Отеро!
  
  Так ходил мужчина без жопы
  До пятидесяти светлых лет
  И понял,
  Словно напился масла жожобы,
  Что пора бы ему в декрет!
  
  Но никто не полюбит пятидесятилетнего,
  Если он без жопы!
  
  
  ЗАГРОБНАЯ ЛЮБОВЬ
  
  Есть ли любовь в загробном мире,
  Где тени, как пенсионеры в Собесе,
  Как сто девушек с именем Ира
  Стоят в очереди в общественом туалете?
  
  Скрежетом промышленого сверла по бетону
  И по зубам
  Особо провинившихся любовников
  Проходит красная нить
  Любви за гробом,
  Как по полю маковому идет блондинка с
  Товарищем подполковника!
  
  В загробном мире губ касание тайно
  Срывает покровы с той ночи, когда
  Я любил Её
  Необычайно,
  За то, что у ней,
  Скромная манда,
  
  Как у товарища Клары Цеткин!
  
  
  ПРИБАЛТИЙСКОМУ МУЗЫКАНТУ,
  ЗНАЕТЕ КАКОМУ
  
  В молодости он дудел на дудке
  И бряцал по пианине в ясной надежде на то,
  Что прославится, как Паганини
  В дубленке зэка
  Ила в норковом манто
  Балетной бля...и!
  
  Музыка - музыкой,
  Но артисту богемному
  Нужны любовницы с жолтой и тёмной кожей!
  С годами, когда сам музыкант стареет
  Бабы ему нужны помоложе!
  
  Аксиома!
  
  И на старости лет,
  С вислыми яйцами,
  Подобными стону воды в роднике,
  Старый артист организует хор мальчиков,
  С мыслями не о музыке,
  А о жизни налегке!
  
  Артиста поощряют старые товарищи,
  Сходные с ним в понимании одном,
  Что педофилия - конечно,
  Занятия гадостное,
  Но, если в европейском сейме этим занимаются,
  То, в принципе, можно,
  Кому положено по статусу!
  
  Как эму страусу!
  
  Я много не понимаю
  И не пойму сейчас,
  Словно мне раскаленой шпагой
  На спине вывели слово "дурак"!
  
  Неужели это истиная любовь
  Преклоного возраста,
  Любовь маэстро к хору мальчиков?
  Ну и разумеется, к стае собак!
  
  Потому что так модно,
  И сейму угодно!
  
  
  НАПЛЕВАТЬ
  
  В принципе,
  Мне наплевать на многое!
  Не колышат и не волнуют
  События в Алжире и в Египте!
  Жизнь марсианской крашеной треногой
  Ползет, несмотря, на телевизионые события!
  
  Раньше, тысячу тысяч лет назад
  Я чувствовал сопричастность ко всему,
  Что во Вселенной происходит!
  Теперь меня интересует только зад,
  Да и то, если -
  Девичий,
  Красивый,
  И мимо проходит!
  
  Под тусклыми чувствами, как стальная труба
  Под стекловолокном
  В изнеможении грызу оболочку,
  Как последыш, как пуповину,
  Как матку слона!
  И мечтаю лишь только об одном,
  Чтобы прошла мимо
  Единственая одна!
  
  От которой дух захватывает!
  
  
  СВЕЧА
  
  Про свечу многое поэты написали,
  Про свечу ходят скабрезные анекдоты,
  Ну и я, словно мне зад салом свиным смазали,
  Про свечу скажу поэтическим
  Своим
  Ротом!
  
  Свеча - как календарь с обратным отсчетом дней
  До смерти,
  Что, соответствено, и до конца любви!
  Тихой поступью грохочет по голове моей
  Свечи жук скарабей
  Приглушеной погони!
  
  Догорает свеча на столе,
  Скрывает огромными тенями,
  Двух потных тел судорожное дыхание
  По снегу пройду оголтелый,
  Скушаю жолтый снег
  Ради вечного бормотания!
  Любви!
  
  Догорела свеча,
  Много трудных и славных дел
  Ушли в темноту маленькими босыми ножками
  С мозолистыми пятками!
  А я, словно сто лет в тюрьме паханом сидел,
  Занят и мучаюсь опять
  Непонятками!
  
  Потерян давно орган любви в голове!
  Внизу всё нормально,
  Как в весеней слякотной молодости,
  Где в парке, в саду, на дорогах, - везде
  Лежали собачьи какашки,
  
  Но они нас не злили, тогда
  В молодости!
  Ах, молодость, молодость!
  Время, когда мы не замечаем говно
  Собачье!
  
  
  ТРУД
  
  Трудно девушке перед свиданьем,
  Если отключили горячую воду в кране!
  Греет на огне таз, вопит со стенаниями,
  Чтобы чистой выйти на деревенские лобызания!
  
  Прошло, проехало,
  Пришло и понаехало!
  
  Когда молодая - то легко,
  Птичьем перышком по ступенькам мечты!
  Кровь играет с молоком на задворках ненужной
  Красоты!
  
  А если уже за сорок, и даже за пятьдесят,
  То подготовка к свиданию
  Требует
  Времени немерено,
  Тихой запятнаной любовью тяжелый взгляд
  Немодного мерина!
  
  У молодых - ягодицы блестят сами по себе,
  Светом Лунным, даже в разгар
  Солнечного полдня!
  Пожилые - намазывают жопу жожобой
  Для кратковременого блеска
  После полудня!
  
  Ну и что?
  Жалеем ли мы себя?
  После сорока пяти и много старше?
  Семимильной змеёй
  Метровая змея
  Ползет по губам прошлогодней фальши!
  
  Нужно ли жалеть любовь в старости?
  Важно ли любить неистово, словно с копыт долой?
  Да! отвечу!
  Любите, пожалуйста,
  Любите и меня,
  Без любви - я засохший в пустыне для
  Верблюдов
  Водопой!
  
  
  ПРИШЛА
  
  Криками чорных камней в заполярье Тунгуском,
  Метеоритами взрывных роз из Болгарии!
  Пёс!
  Чистыми птицами буревесниками
  С широкими гузками!
  
  Поздняя любовь идет парией!
  Разрывает аорты текущих событий!
  Будоражит умы, когда все отдают
  За краткий миг, что дороже жизни,
  Что натужный, но столь необходимый
  Салют любви!
  
  
  РЫБА
  
  Любят ли рыбы?
  Любят ли рыбы в старости?
  Светом ивняка, что светится сам по себе,
  От набегающей весеней радости
  В разлившейся луговой волне!
  
  У рыбы век короче, чем у
  Макаки африканской!
  Поэтому думы тяжелой поднимаю флаг,
  За всех обезьян,
  Что с пристрастием,
  Стучат в кожаный барабан!
  
  Чисто, светло в горнице,
  Где стоит аквариум,
  Где птицы горлицы с рыбами амуры ведут розовые,
  В снах,
  В штанишках коротких с лампасами
  Генералов любви на бобах!
  
  Я люблю всё!
  В мире нет той безрадости,
  Которую я бы не полюбил в свете уходящего дня
  Морского побережья,
  Со стоном небрежным, провожающим меня!
  
  
  ВСТРЕЧА ЧЕРЕЗ СТО ЛЕТ
  
  - Привет, любимая!
  - Ты кто? Глаза мои тебя не видят!
  Мне уже больше ста, ну, а тебе?
  - Я твой жених из прошлого столетья!
  С усами мокрыми на белой бороде!
  
  Я бросил тебя после ночи пламеной
  Закатным петухами забив на клювы по три гвоздя!
  Ты провожала меня,
  С радостью,
  Думала, что приду вечером, а я пришел
  Сейчас!
  Через сто лет!
  Где тут у тебя туалет?
  У меня недержание мочи на старости лет!
  
  - Любимый! Неужели ты?
  Я тебя ждала все эти сто грызущих лет!
  Да пощупаю твои обожаемые черты!
  В конце огорода стоит туалет!
  
  Да, я ждала тебя, верила, что, если не вечером,
  То вернешься ко мне,
  Хотя бы через сотню лет!
  Я - невеста твоя!
  Неразвечная!
  Вечная!
  И не обманывала!
  Тогда дала же обет!
  
  Туалет?
  Ах, да - туалет!
  
  Послушай, милый, ты всё3таки пришел!
  Я была права!
  Теперь нам хорошо!
  Не имеет значения для меня взбесившейся,
  На сколько лет от меня убежал ты
  Давным3давно!
  
  Старой лестницей покосившейся
  Старым кино!
  
  Ну и что нам сотня лет раставания?
  Пустяк на фоне далеких Звезд!
  Главное - что мы были в начале,
  И будем вместе в конце
  Жизней наших, как безродный пёс
  На погосте поёт в куче вшей!
  
  Знаешь, после того, как ты бросил меня,
  Я родила от тебя
  Прекрасную дочку с небесными глазами!
  Она уже умерла в пятьдесят пять лет,
  Дочка, которую ты не видел и не знал!
  Но я расказывала о тебе
  Ей
  Голодными вечерами!
  
  У тебя подрастают внуки!
  Милый, как я рада, что
  Рядом с тобой умру,
  В ночи завывания,
  Под шум вьюги,
  На чистом покосе
  В медовом сосновом бору!
  
  Где стихают все звуки мягко!
  
  
  ПРЕДАТЕЛЬСТВО
  
  Ты предала меня,
  Но это ли предательство!
  Ведь Родину мы любим однозначно раком,
  В зеленой заводе стихов ненаписаных
  Белая3белая скачет по погорелью
  Пушистая собака!
  
  Нашей любви!
  
  Ну и что, что копытами выбита
  На розовых твоих ягодицах любовная догма,
  Пойдем, послушаем песни Баскова,
  Допьём всё, что не выпито,
  Ванильного в Белом Доме!
  Где заседает правительство РФ!
  
  Я не предавал тебя!
  
  Ну кому я нужен?
  В грязных поносных носках чорно3белого цвета?
  Да, были интрижки, с женщинами,
  И с твоим новым мужем,
  Но это баловство,
  Шутейство книжное!
  
  Прости за,
  Так называемое предательство,
  Когда я бросил тебя одну с ясноглазым дитём!
  Нам шестьдесят!
  Давай начнём всё заново,
  И в поломаную койку вобьем
  Гвоздь!
  
  
  ТРАВЫ ЛУГОВЫЕ
  
  Бергамотом тянет резко от ванили голубой!
  В белом радужном подлеске
  Стонет квакша под лозой!
  
  Над широкою равниной
  Лес по облакам идет!
  И матроскою штаниной ветер
  Песенки поёт!
  
  Все знакомо в милом луге,
  В тихой травке на плечах,
  Заповедною занозой
  Вопят дятлы на печах!
  
  Здесь тебя сношал я в ж...пу!
  Под кустом любил до слёз!
  Обещал Звезду,
  Европу,
  Но их чорт с собой унёс!
  
  Без обещаных подарков
  По снегу бегу домой,
  Костыли стучат огарком
  Свечки чорной половой!
  
  Мне сто тридцать,
  Ты живая!
  Может снова всё начнем?
  Спелым блеском каравая
  Под окрашеным окном?
  
  
  ГЛУПОСТЬ
  
  Над полуденой дикой Москвой
  Дивный запах собаки плывёт,
  Умная, дохлая сука,
  Неприятных, но сладостных дней
  Патриотиха, с головы и до сука,
  Что болтается
  Под ней!
  
  Глупые очи мои повылезли,
  Из ушей глупость прет синей птицей,
  Необратимого моря брызги,
  Шепчут:
  "Не возвратиться! не возвратиться!"
  
  Море глупое!
  Оно ещё глупее меня, потому что,
  Если бы было умное,
  То в наступающем сумраке вечного дня
  Полюбило бы
  Безпутно,
  Словно безпутное!
  
  Влюбленое море выплеснуло бы на
  Берег Геленджика
  Ежевики куст, словно символ обломаной любви!
  И по сношающихся спинам мангуст
  Идет с котомкой, в которой
  Сапоги
  Скороходы
  Любви
  Моря к океану!
  
  Я со своей глупостью вышел на пирс,
  Брюхо почесал о поручень,
  Или,
  Как он по3морскому, называется,
  Яхты!
  
  В зеркале кривом увидел абрис,
  Хари своей непонятной
  И ахнул!
  
  Ну я глуп!
  Я не просто глуп!
  А глупее, чем пробочный завод,
  Что сам глупее пробки!
  По заснеженой памяти не алгоритм идет,
  А интегралиха с волнительной попкой
  Авроры!
  
  Даже афроамериканские негроиды русские,
  Что на берегу торгуют марихуаной,
  Выглядят намного умнее моего абриса,
  Словно я сам макака в анусе с бананом!
  
  И тут, представляете, господа и дамы!
  Вы не поверите в моё смятение!
  Подходит ко мне лик прекрасной дамы!
  Из прошлой любви волшебное виденье!
  
  - Здравствуй, Георгий!
  Вот мы и встретились?
  Отдыхаешь на побережье морском
  С обкакаными чайками,
  Которых воспел Ливингстон?
  - Ах! Охи, да ну, уж да!
  В смущении великом прячу бороду в карман, а
  Дырявого ботинка естество нужда,
  Для милых дам, представляющих
  Эротическое естество!
  
  Моя дорогая, моя любимая!
  Я её не видел тридцать девять лет!
  И теперь не приглядный, с глупою харею,
  Я даже не похож на след своих штиблет,
  Даже на кабриолет!
  
  В котором, по понятиям, должен бы увезти Её!
  
  И тут громада моей затаёной тупости
  Увидела свет,
  Вспорхнула бабочкой кастрированой,
  Как жеребец Пересвет -
  Вроде бы конь беговой, но уже с мордой сивою!
  
  Моя любимая под натиском глупости моей
  Ахнула!
  Разинула очи свои культурные умные!
  И мельтешеньем дней золотых аховых,
  Мыслено называла меня идиотом надуманым!
  
  Она уже сожалела, что подошла ко мне!
  Уже страх за безумства мои
  Поселился в её лазурных глазах!
  А я глупел, нес чушь,
  Становился безумнее,
  Словно на виселице вертопрах!
  
  Со стороны стоял я пугалом,
  Наглым, тупым,
  Нищим, как у бородатой чайки
  Пейсы!
  И ещё большую чушь городил языком,
  От которого флаг соленый на рее треснул!
  
  Моя школьная любовь попрощалась с пристрастием!
  Она покрутила пальцем у виска!
  И пошла в огромном счастье,
  Что удаляется от меня!
  
  И тут я превзошел пик своей глупости
  С тупой физиономией, в мире хуже
  Которой нет, как нет!
  Я догнал любовь свою школьную,
  Как гомосексуалист догоняет билет
  
  На голубую Луну
  
  К своему любовнику
  Гвардии полковнику!
  
  Преодолел я сопротивление
  Подруги моих пыльных дней!
  Я мял её с иступлением,
  Как тору мнет столетний иудей!
  
  В губы мокрые с запахом бергамота,
  Насильно целовал отбивающуюся женщину!
  Маньяком налетевшим с телом бегемота
  Я казался бабочкой зрителям очумевшим!
  
  Хватал её за жопу с остервенением голодным,
  Как на дискотеке школьник тискает школьницу!
  Мял губы трав, залезал в лифчик буздумно,
  Как годом
  Раньше с пьяными песнями целовал околицу
  Деревенскую!
  
  Почти что снасильничал над бывшей любовью,
  Словно слюнявил письмо из школьных лет,
  Где запах портфеля бил по ноздрям,
  Как в последствии по голове пистолет!
  
  Прибежали менты, отдирали меня от неё,
  Бумажной лентой липкой для мух
  Я представился!
  Всполошеный муж её с недоумением бил
  По щекам моим
  От которых годы,
  Словно отваливались,
  
  Как засохшее дерьмо от поручика Ржевского!
  
  Её отттащили,
  Меня - увели!
  
  И в последнем вздохе раставания
  Я видел слез её сигнальные огни,
  Как у проктолога дела анальные!
  
  И понял я, что своей глупостью
  И безцеремоным поведением
  Пробил толщу лет и оболочку накипи
  Культурности!
  Что моя любовь отныне, и до конца лет своих
  Будет грызть подушку
  В тяжком безмолвии
  И в воспоминаниях
  
  О взъерошеном глупом старом деде из юности!
  
  
  РАЗГОВОР С ТОВАРИЩЕМ ЖОПОЙ
  
  Женскую жопу на берегу морском
  Я повстречал голую3голую!
  И вспомнил, как из магазина молоко
  Воровал огромными бидонами,
  Как эти ягодицы!
  
  Вспомнил я и о разговоре поэта
  Маяковского, о его беседе с товарищем лошадью,
  И понял росистыми покосами,
  Что я лучше, поэтому заговорю с жопой,
  Девичьей, как на Красной Площади!
  
  - Послушайте, жопа девушки!
  Не надо!
  Не загорайте одна!
  Что вы думаете, что вы голых жоп мужских плоше?
  Жопа!
  Какого вам надо рожна?
  Если конечно овса - то ваша хозяйка - лошадь!
  
  Жопа не ответила мне,
  Лишь махнула ягодиц пушистым хвостом!
  И ушла, покачивая бедрами!
  Жопа на берегу морском!
  
  Я сидел в обнимку с бутылкой французского,
  Или итальянского, - не имеет значения,
  И удивлялся своей философии,
  Лени
  И разговору летнему!
  
  Надо же, трижды кандидат и пять раз
  Доктор наук,
  Всемирный академик,
  Познал тайну Звезд!
  А с жопой не договорился обо дном,
  Как не ладит с рябиной старый клёст!
  
  Мне стало стыдно, что предал я молодость!
  Что поступал не так, как следовало бы поступить!
  По прокаженой мыши безхвостой
  Прошла стальная раскаленая нить!
  
  Я предал себя,
  Предал себя в старости, когда завел
  Разговор с жопой чужой!
  Напился допьяна, так валялся бы один
  С радостью,
  Что хоть себе нужен!
  
  Заплакал один пьяный я
  На чистом берегу с консервными банками,
  А издали доносился хохот -
  Это жопа моя беседовала с лесбиянками!
  
  
  ЛЮБИЛИ
  
  Любили ли вы?
  Любили ли вы до рвоты?
  Чтобы скулы сводило лимоным соком любви?
  И в окно
  Голодные глаза чахоточных детей Боготы
  Кидали бы чорные огни?
  
  Любили ли вы, как МЧСники
  Любят деньги и половодье чувств ангольских дам?
  Любили ли вы, как ДПСники
  Обожают бензин и машин гам?
  
  Любили ли вы с отрывом печени?
  С отрешением от всего и отречением от Родины?
  Предавали ли от любви саму радость забвения
  С кривыми ногами общепризнаной уродины?
  
  Любили ли вы с пеной у рта,
  С головой в сортире?
  На виселице?
  Или в Кремле?
  Если не любили - то уже не полюбите,
  Как не полюбите гвоздь в стене!
  
  И я не любил до блевоты,
  До остановки сердца!
  А как бы хотел,
  Как бы хотел!
  
  Херца!
  
  Жаль! Жаль!
  А, может быть, всё ещё будет?
  
  
  ПУСТОЕ
  
  Чистой заводью в долине бурых вшей,
  Веществом расплавленым, как уголь
  Я шагал,
  Где гонят всех зашей,
  Разгоняя интернета гугл!
  
  Алой росыпью рябин в скрежете губ
  Пустота,
  По фанере цинковой стальных труб
  Красота!
  Если выпить ту бадью
  С краской синею,
  Обладать бы последнею
  Мать-Россиею!
  
  С этими мыслями тугими, как лук,
  Как сена пук!
  Зачем3то с думами, а не с дамами
  Я ворошил шелк тех же пропиленовых труб,
  Был груб!
  Себя тешил всласть
  Обманами!
  
  К чему суемудрие после войны
  И до неё?
  К чему любомудрие в эпицентр лихорадки
  В Африке?
  Когда льется стыд слов мумиё
  На раскормленую харю
  Паприкой?
  
  Так себя обманывал я долго3долго,
  Над широкой осетровой рекой Волга!
  Беседовал сам с собой,
  Сам себе противоречил,
  Как слон, беременый свинцовой картечью
  Номер сто!
  
  А, может быть, я боялся, что вспомню её?
  Тоже,
  Но на тысячу лет моложе,
  Когда также, до дрожи в бровях и в ногтях,
  Мы хлебали любви кашу
  В кожаных Советских лаптях?
  
  Если вся жизнь после первой любви -
  Только картинки
  С одной целью - забыть?
  И мчатся года в куриной крови,
  Стараясь из памяти
  Смыть
  
  Ту слишком ранюю и слишком медовую
  Первую любовь?
  Как над кастрированой рекой Волга
  Сельская новь!
  
  
  ИЗ ЧТО СДЕЛАН ЧЕЛОВЕК
  
  Голова, зубы, руки и ухи - фарфоровые!
  Задница - из свинца!
  Глаза - оловяные с примесью фтора,
  В животе - селеновая пыльца!
  
  Эхма, молодежь, молодежь!
  Не зарежешь вас, не убьешь!
  
  А мы - сделаны из кожи и мяса третьесортного,
  Которое тухнет из года в год по воле тепла,
  И синей чайкой бездомною красноголовою
  Чорных десен вылетают ошметки в
  Оба конца!
  
  Чем гордятся пенсионеры в Собесе
  При склоных годах в одночасье погаснув?
  Мясными котлетами на грудях своих,
  И туголесьем
  Мыслей в мозгах раздолбаных?
  
  И со всем этим грузом пенсионер живенький
  Подкатывает к молодой девушке,
  Предлагает себя за рубль!
  Она, фарфоровая и из Титана,
  Соглашается быстренько!
  Кто же больше даст?
  Если воздух в Москве так груб?
  
  Любовь старой плоти и жолтых костей
  К телу белому,
  Платиновых подвесок гудят
  Колокола!
  В липкой ночи в компании с бесами
  Смычка проходит от
  Старости
  До молода!
  
  Молодогвардейцы - они,
  Белогвардейцы - мы!
  Если уж так
  Друг другу суждены,
  То - снимай штаны!
  
  Об её мать,
  Любовь третьеразрядную!
  
  
  ПРЕВРАЩЕНИЯ
  
  Молодая девушка с годами превращается
  В мать детей своих!
  Молодой с годами становится всё старей!
  И унимая икоту в дебрях любви
  Анализ сдает по причине
  Тропических гонорей!
  
  Из молодости в старость - один шаг
  Опрометчивый,
  Как по деревяной лестнице с сотого этажа!
  Смеется в сортире шут гутаперчевый!
  В мошонке торчат два
  Выщербленых ножа!
  
  Материнство - мост
  На погост!
  
  Без материнства нет любви,
  Как без денег нет бубликов в сахарном сиропе!
  Из полыньи
  В замысловатом танце
  Выныривают ноги
  Опостылевшего, отмороженого,
  Засранца -
  Отца детей её!
  
  Красиво, когда мать молодая!
  Ещё красивей - когда много любви вокруг!
  От надрывного девок лая
  Вздыбливаются груди
  Кормящих матерей подруг!
  
  
  О ХОРОШЕМ
  
  Всё о плохом, да о плохом,
  Словно в сраке заведеный мотор от КАМАЗа!
  Неужели - жизни теплое молоко
  Похоже на голандского пидараса?
  
  Всё прекрасно! Даже звон золотых монет
  Поднимает тонус на небывалую высоту!
  За деньги я покупаю любви пакет
  Если не останется золота -
  То попрошу на плоту!
  
  Раньше, когда целовали друг друга с
  Покраснением щёк
  И жизнь казалась морем безбрежным Ещё,
  Не хватало денег на мороженого комок!
  Но хохотали и плевали
  Через плечо!
  
  Теперь ты богатая,
  По крайней мере так сама полагаешь,
  Потому что в газете написано!
  Бухгалтер, начальница, экономистка
  Раздетая
  На фоне задрыганого седого програмиста!
  
  Деньги ничто не решают,
  Но почему3то решают всё!
  Словно стекловолокно в мозгу!
  От отмороженых шаек
  Вчерашних бандитов в душе тепло
  На прокуреном берегу!
  
  Помнишь, далекая родная,
  Как в подъезде тайком прятались?
  Курили одну на двоих и пили из
  Горла одной!
  А теперь в полной радости завываю я
  И тайно лечу старческий геморой!
  
  Нет подъезда, но та же
  П...да!
  Есть месть,
  Но интерес унесли года!
  
  К нашим услугам любви сто квартир и
  На побережье Анталии дача!
  Виагра в кармане
  К бутылке Мартини впридачу!
  
  Но что3то вдруг
  Упало!
  Всего, что много
  Так оказалось мало,
  
  Чтобы мы взглянули друг другу в глаза,
  Через тридцать лет!
  Неужели не было и нет
  Любви,
  Как застрявшая в окупации вымершая коза?
  
  
  КЛАДБИЩЕ И ЛЮБОВЬ
  
  В Воскресенье сходил на кладбище,
  Плевал на могилы тех, кто при жизни
  Надо мной хохотал!
  
  Радости - никакой,
  Как печатью отмеченой
  По грани грозы плывет
  Океанский нарвал!
  
  Потуги, натуги, карьеры, мечты,
  Паче чаяния -
  Это всё ерунда из ерунды!
  
  Проходит по жизни колбасами пропечатаными
  К кладбищу дорога,
  Где в одну сторону ворота!
  
  Я, конечно, понимаю умом серым,
  Что не так важно то, что мы делаем!
  Но никак не поверю телом дебелым,
  Что и любовь умирает птицей белою!
  
  Неужели, любовь, как карьера милионера?
  
  Когда человек умирает,
  Тогда в гроб дешевый закатывают
  Не только мечты, но и вечной любви аспект?
  По чорной дороге с собакой адовой,
  Любовь убегает из светлых мест?
  
  Нет, я не в верю в похороны любви!
  Пусть засунут в зад негру, потому что негроиды
  Так любят,
  Отщепенцев философов тусклые огни,
  Да и остальных риэлтеров,
  Кто любовь не голубит!
  
  На кладбище зубами разрываю могилы,
  Перегрызаю корни сплетеных деревьев,
  Красным светом глаза мигают
  От воодушевления древнего!
  
  Пальцем протыкаю гробы
  И вижу скелеты трухлявые!
  Кто совсем разложился,
  Кого - едят червяки!
  
  Но поверьте мне, гандольеры бравые!
  Ни разу не видел в гробах
  Я любви!
  
  Значит, любовь не похоронишь?
  Значит, любовь безсмертная,
  Как крыло поднебесной вороны,
  Которую не заклюют воробьи!
  
  Умирают кольца, вещи, люди!
  Но любовь не умирает,
  Потому что я не видел любовь в гробах!
  Дергай за груди
  Девушку
  Раю,
  С хохотом раскидывая
  Нелюбви прах!
  
  
  СВАДЕБНАЯ КАРЕТА
  
  В свадебной карете невеста преклоных лет
  Дрожит от счастья и волнения!
  В руках измученых цветов букет
  В коленках - океанское брожение!
  
  Когда за сорок - легко ждешь любви,
  Как торт3мороженое из пицерии!
  И в свадебной карете по степям гони
  Хоть с выхухолями, хоть -
  С расщеперями!
  
  Пусть страх невесты тех преклоных лет,
  Её живот не будоражит!
  Кленовым отблеском лихой завет
  Ещё изменой
  Не обезображен!
  
  Счастье потоками светлого солнца Юпитерианского
  Льётся в оконца кареты
  Свадебной!
  Плачет невеста преклоных лет
  В обольстительном танце...
  
  И нет вас милей:
  Невеста и свадебная карета,
  В которой невеста в ней!
  
  
  СВАДЕБНЫЙ БУКЕТ
  
  На свадьбе гости растопырив хари,
  Под стол обеденый
  По нужде малой шли,
  Они с заигрыванием ожидали,
  Кокошников невесты
  В сумрачные дни!
  
  И вот невеста в белом,
  Ей за пятьдесят давно,
  В глазах - шикарнейших утех поля!
  И вытканым зеркальным полотном
  Ложится под ноги земля!
  
  Точеной попкой, как веретеном,
  Невеста встала к праздничной толпе!
  И свадебный букет,
  Как жирное вино,
  Вдруг полетел,
  Увидев Правды свет
  
  Комсомольской правды через сто лет!
  
  И букеты бросили подружки жениха,
  И женихи подружек, и вся рать!
  В надежде сладостной поймать,
  Как за бока
  Кота, решившего посрать!
  
  Если невесте давно за пятьдесят,
  То и гостям около также!
  Румяные линзы на попах блестят,
  Помадой и пудрой морщин рой приглажен!
  
  С кряхтением и стонами,
  Как цыгане под вагонами
  Гости стараются, к букету невесты наклоняются!
  
  Но у одного - радикулит старческий,
  Вперемежку с маразмом и болезнью Альцгеймера!
  Второй - слепой,
  Третий - молодцом кажется,
  Но одной ногой в могиле с сажею!
  
  Их подруги им подстать,
  Через жопу - и в кровать
  Больничную!
  Сколько лет - нам страх сказать,
  Неприлично!
  
  С кряхтением, сопением,
  С непроизвольным испусканием газов
  Из всех мест
  Гости ловили
  Букет
  Невесты!
  
  Кто3то поймал,
  Но про него забыли...
  
  Склероз, эби его мать!
  Как у курицы на насесте!
  
  
  ПРЕКРАСНОЕ
  
  Сколько дерьма вылито,
  Сколько выливают,
  И я выливаю,
  Потому что так принято,
  Как полуденый пёс Антипка в сарае,
  Харей своей всё пошлое вытер!
  
  Я раскажу про любовь красную,
  Любовь кнопочную, вечную, генеральскую,
  Про заразу, которая с мыслями басеными,
  Отлетает, если человек порядочный!
  
  Давным3давно, когда соломы пук,
  Крапивы заменял сто тон
  Сержант пехоты жевал лук
  У сельской старостихи под окном!
  
  Обоим по двадцать лет,
  Как хризантем распущеных злокудрый цвет!
  
  Они поженились в молодости,
  И никогда не жалели о содеяном
  В плевательском мире с наводнениями и ботинками
  Кирзовыми!
  
  Сплошным листом медным с песней навеяной!
  
  На пенсию он вышел в чине генерал3лейтенанта
  В погонах звездчатых,
  Как Звезды из любви прошедших лет!
  Махоркой ядовитой тихим росчерком
  На лбу жены оставлен поднебесный след!
  
  Под иконами, под образами,
  Затмевая воем паровозный гудок
  Локомотивами с хриплым породистым лаем
  Они сидят
  И жуют чеснок
  
  Против грипа!
  Потому что сияилис уже не досягаем
  И не подцепят трипер!
  
  
  СОБАКИ И БАЛЕРИНЫ
  
  После института я бежал в балет,
  Где садился на самые дешевые
  Места откидные,
  Как в привокзальный занюханый туалет
  На окраине города Киева!
  
  Балерины плясали, поднимали ногу,
  Красиво и недосягаемо,
  Как Кремлевских Звезд рубины!
  Я тащился и радовался понемногу
  От поднятой ноги балерины!
  
  Затем годы молодости в пьяных разгулах
  Безбашеных,
  С солеными слезами чистой хрустальной воды!
  И на столах моих с песнями безшабашными,
  Балерины плясали,
  Сняв символические штаны!
  
  Плясали и ногу поднимали!
  
  Потом, когда я стал депутатом пиздатым,
  Я понял, что в поднятии ноги балерины
  Сокрыто искуство!
  С другой точки зрения смотрел я усатый,
  Как балерины поднимают ноги ради
  Славы и денег капусты!
  
  И только на пенсии,
  Когда я встретил знакомую с молодости
  Балерину,
  Она опять подняла легко ногу,
  Словно копытом конь выколачивает
  Чорту перину!
  
  И что3то в поднятой ноге заколосилось,
  Загудела душа моя историческая!
  Я проводил паралель между тем и этим,
  Рыдал, как институтка истерическая!
  
  Оказывается, что собаки
  И другие скоты
  Тоже поднимают ногу и стоят в задумчивости,
  Словно ждут славы, или большой высоты
  Или подачки,
  Как балерина ждет богатого мужа!
  
  И эта паралель между балериной,
  Которая поднимает и вытягивает ногу,
  И собакой с поднятой ногой
  Начала сомнениями раздирать меня понемногу
  И выдавливать желчи гной!
  
  Теперь в балете, когда смотрю на так называемое
  Искуство танца балерин,
  Я сравниваю их поднятые ноги
  С поднятой лапой собак...
  
  Надеюсь, что один
  Я
  Некультуральный,
  Как марсианин на треноге
  
  Герберта Уэлса!
  
  
  ВОДОПРОВОДЧИКИ ЛЮБВИ
  
  Евстахиевы трубы,
  И маточные трубы
  Подобно линиям судьбы
  Бегут за горизонт!
  
  От послесловий грубых,
  От назойливых лиц голытьбы
  При делах,
  При поносе нещадном
  На покос берут старой заношеной
  Любви
  Пестрый зонт!
  
  С удовлетворительным выражением
  На испуганом старом лице
  С морщинками
  Сантехник, годами издержаный,
  Ржавчиной подержаный
  Вступает в закон брак с богатой ливийкою
  Или еврейкой - не важно,
  Потому что он
  
  Последний мужик в этом мире
  Менеджеров,
  Юристов,
  Милицейских работников,
  Програмистов3онанистов
  И даже защитников дикой природы
  Нечистых!
  
  Старый пропитой сантехник
  С голубым сияньем роковых ушей
  Обвиняется в любви не только
  К унитазам,
  А к богатым дамам,
  Щелкающим от скуки заграничных вшей!
  
  
  ВЛАСТНЫЙ БЕГЕМОТ
  
  Под сенью лихих закаблученых дней,
  С котомкой залатаной наскоро
  Генерал майор Министерства кислых щей
  Мочил усы в водке скоромной!
  
  Ни молодых секретарш обтянутые ягодицы,
  Ни даже ефрейторов и лейб лейтенантов
  Свежие лица
  Его не радуют
  Парадные!
  
  Генерал майор ищет развлечения,
  Но не в вине и в водке, как полагается
  Усталому военому,
  У которого половое влечение
  Исчезает согласно Уставу нетленому!
  
  Политику пробовал генерал -
  Забористая штука,
  Почти до оргазма доводит
  Кремлевский звонок
  Под Машуком,
  Где красное терпкое пьет
  Генерал
  Майор - хозяин золотых запонок!
  
  Припудреная любовь птицей неугасимой,
  Снарядом роковым с золотым пером
  Врывается в блиндаж старости,
  Как над Хиросимой
  Плавает в мутном зареве
  Общеевропейский дом
  
  Где одни гомики!
  
  Комики, паяцы,
  Что строевым шагом прошли мимо
  В мусорную корзину!
  
  А у Председателя Совета Федерации
  Мужика неизвестной нации
  Бывшего генерал майора
  Театрального режисера -
  Все прекрасно
  В жизни ясной!
  
  Все прекрасно у политика на
  Вершине холма Кремлевского,
  Но чистой заводит бешеный пес песню любви,
  Срывается в груди,
  И яркими, полудеными звездами
  Вспоминается первая любовь
  С разбитым носом,
  И губами в крови!
  
  Исправно Родине служил,
  Отчизны шайбой дорожил,
  И жил,
  Что даже не тужил,
  И много жил
  Он рвал!
  
  Он верно служил Отчизне,
  Никогда никого не предавал,
  Но в ясной политкоректной жизни
  Случился в теле его провал!
  
  Оказывается - предавал!
  
  Но слишком давно, как в кино!
  
  Но все же было,
  И не с сивой кобылой,
  Как принято во многих странах страных!
  
  И это маленькое давнее предательство
  По жизни катится снежным комом,
  И даже врач Кремлевский с глазами навыкате,
  Не уберет с сердца нахлынувшую глаукому!
  
  Все хорошо!
  Все в параше!
  
  
  РАЗМЫШЛЕНИЯ У РАЗБИТОГО ОКНА
  
  Окно разбито,
  До прихода мастера - ещё сто лет!
  На стуле сижу, как в корыте
  Корнет
  Оболенский!
  
  Жирный зад многотоной птицей
  По раскатистым песням
  Сломаного ивняка
  Разносится отголоском голосистым
  Ночного жара
  Бедняка!
  
  Раскачивания мои на стуле
  Кто3то назвал бы излишне эротическими,
  Если бы я не один качался,
  А вдвоем,
  С девушкой,
  Светлой, как миф эпический,
  Как в разрушеном доме чорный дверной проём!
  
  И какие могут быть воспоминания
  У разбитого окна
  Жиреющего мужчины?
  Под столом пылятся прошедшее знание
  И мыслей докучливых горбатые спины!
  
  Красивые воспоминания - только у богатых,
  У очень красивых и знатных,
  Например,
  У именитых балерин!
  А у крамольного парня,
  Которому за сорок -
  Разбитое окно,
  Да стул один -
  Под непропорционально безобразной бородатой попой!
  
  Мои воспоминания о том,
  Как меня кинули,
  Как предавали,
  Как на веревке за шею тянули в высь!
  Как таможеники неоднократно обворовывали,
  Как в ментовке глумились!
  
  Я не балерина с ногами тонкими,
  Я не красавчик менеджер среднего звена,
  Но всё же имею право на мысль об эстонке,
  Которая не знала меня,
  Но заочно прокляла!
  
  И я на стуле перед окном разбитым,
  Меняю ход мыслей,
  Как кондуктор меняет жену!
  И рыцарем парнокопытным
  Вливаюсь в небесную синеву
  
  По солнечному лучу!
  
  Я взлетаю в новых воспоминаниях,
  Дорогих, мною придуманых,
  Я - уже Принц на породистом белом Коне!
  Я - генерал армии на Красной Площади,
  Наполеон, вообщем - любой маршал на любой волне!
  Меня любят принцесы, королевы Марго и даже
  Английская уборщица Клара!
  Я весел, красив, остроумен, богат,
  По выщербленым плитам сифилисного
  Венского бала
  Пешком веду барышень
  На Арбат,
  Где мои особняки!
  
  И так на единственом стуле,
  Стареющий седой фавн,
  У окна разбитого мечтанием белых сердец,
  По фотоному мосту -
  От Москвы до Солнца
  Я убегаю
  В блеске небесных невест!
  
  
  ОДА ЛИСТУ БУМАГИ
  
  Передо мной чистый лист бумаги
  Из дерева - или не знаю, из чего их на
  Фабрике шьют!
  Лист в потной руке комкаю, как институтку
  Лапает старый индус!
  
  Для что этот лист безмозглый?
  Для сочинения стиха любимой девушке
  С косыми глазами?
  Или для написания доноса на соседа,
  Который с другом живет над нами?
  
  Или использую белый лист
  В качестве туалетной бумаги?
  Жесткая, но лучше чем ничто?
  И в брызгах жолтой зловоной влаги
  Наберу номер телефона твоего!
  
  Или из листа белого скручу самокрутку,
  Как в детстве,
  Набью сушеными листьями яблони и
  Древесной корой!
  И мелькавшими русалками в заводи илистой
  Всколыхнется давно забытый геморой!
  
  Я знаю, я придумал, потому что
  С двумя высшими образованиями!
  Конгениально умный,
  Со всем багажом познаний -
  Я на чистом листе напишу письмо
  Девушке неизвестной,
  Также, как я, стареющей и одинокой,
  Но в платье венском,
  Парящей над березами с соком!
  
  Моё письмо дойдет до адресата,
  Она прочитает в кромешном аду любви,
  И спелыми яблоками по крыше покатой
  Застучат приближающиеся шаги
  
  Моего вожделения!
  
  Но тогда, если я отошлю чистый лист
  С письмом,
  У меня не останется его -
  Этого листа бумаги!
  И не использую в дне морском,
  Как для подтирания зада,
  Как для самокрутки,
  Как для кляузы и доноса
  На распоясавшихся проституток!
  
  И вот я сижу, жалкий в своих обещаниях,
  В обнимку с чистым единственым листом,
  По морщинистому лбу катятся
  Потные слезы раскаяния
  Несостоявшейся жадной любви
  В облаченье нагом!
  
  
  
  
  
  ВЕСНА, КРАСНА, ЭБИТ ЕЁ МАТЬ
  
  Вот осень кровавыми пятнами
  Прошла через заразы Московские,
  Через скачки давления в пятках
  И даже через запоры на три недели,
  Как в городе Ростове пробки Ростовские!
  
  Осень, зима!
  По поликлиникам беганье
  В поисках потери потенции
  И куска хлеба!
  Стояние в очередях с пропержеными старушками,
  Лысыми, как одуванчики,
  На подмосковных опушках!
  
  И вот, ОГОГО,
  Да чуть не проглядел её,
  Весну3красну с потоками
  Льняных прелых запахов,
  С сильными токами чумеющей любви!
  
  И с вершины набежавшей весны,
  До которой многие не дожили
  С гемороями,
  Я сквозь слез опухшие полновесные дожди,
  Смотрю на шеренги с весеними героями!
  
  Аристотель сказал, что весна - это жизнь!
  Да что он видел в своей Греции долбаной?
  Где коз сношают вместо женщин,
  А вино подпольное, бадяжное,
  И готовят его в корыте раздолбаном!
  
  Не знал Аристотель весны настоящей,
  Когда по колено в собачьем дерьме,
  По жолтому снегу с тоскою щемящей
  К свету пробивается старый дед!
  
  Нахлынувшее вдруг намочило штаны,
  В груди пересохло ракообразными мыслями,
  И по идеально хрустальной дороге мечты
  Весна грохочет чортовыми копытами!
  
  Может быть, пока не поздно,
  Лучше весной умереть, не ожидая
  Зимы,
  Которая погасит все, все синие звезды
  Глаз твоих
  И ностальгических дней минуты злые?
  
  В чистой росыпи весенего молодого тумана
  Я возьму за руку любимую,
  Которая, наверно, давно умерла,
  И без самого главного - к себе обмана,
  Шагну в вечность
  Под сосулек звон разбитого
  Стекла
  
  Гусь3Хрустальновского!
  
  
  УСТАЛОСТЬ ЖОПЫ
  
  Всё!
  Устал я шагать в поднебесье
  В вывороченых дней изголодавшего ремесла,
  Тугими тропинками белорусского Полесья,
  Выковаными из пескоструйного стекла!
  
  Устал я любить сам себя и околицу,
  К животным любовь гаснет, подобно костру,
  Природа не радует, даже колышек
  В растянутом раскольничьем заду!
  
  Устал от всего:
  От гулянок с пьянками,
  От картинок с молодыми любовницами
  В адском саду!
  Устал от непонимания, от жира, от огня
  Адского
  С чорными глазищами
  Афроамериканского,
  Об его мать,
  Какаду!
  
  Брюзжание серости,
  Звон разбитых запахов,
  Томная ниточка из златокудрого серебра!
  Устал нелюбимым быть
  За одно только - пожалуйста!
  Лилово3багряного естества!
  
  Интересно, если бы та,
  Чьей любви добивался много3много лет,
  Вот она бы пришла сейчас и села ко мне
  На колени?
  Испытал бы я чувства, подобные,
  Как Весна
  Испытывает к гражданам
  С фамилией - Ленин?
  
  Проникло бы в меня любовное отравленое
  Зелье сто и двести головое?
  С выбитыми зубами старого фавна,
  В четвертом класе средней школы
  Который считал себя полиглотом?
  
  Неужели, старая любовь меня не возбудила бы?
  И я скинул бы её с коленей на пол?
  Топтал бы долго сапогами в полсилы?
  Потом бы убил её,
  И долго3долго плакал?
  
  Или дернули бы во мне
  Струны любви юной?
  С капелью златокудрых невест?
  Как по поднебесью Мира огромного
  Скачет оскаленый
  Древнегреческий лес
  С фавнами, фигами и другими
  Нечистями?
  
  Не знаю! Не знаю!
  Устал я от дум о возможном?
  Устал от дум о последствиях и о том, что
  Никогда не произошло!
  Пеной накипью сульфата натрия
  Застывший оскал пробил любви естество!
  
  
  ВОЗРОЖДЕНИЕ ЛЮБВИ ПОСЛЕ ПЯТИДЕСЯТИ ЛЕТ
  
  Угасли чувства,
  Как у шамана глаза,
  Погасли надбровий ресничные дуги,
  И с кашлем чахоточным
  Стрекоза
  Несет над болотом
  Корзину с любовью!
  
  Я закусил камышинку зубами давно
  Небритыми,
  Вставлеными за сто тысяч рублей,
  Как мыслей пустых самовар!
  Печною трубой над похотью
  Неизлеченой
  Струится каменой любви отвар!
  
  Чем возрожу интерес к любви?
  Да и нужен ли он?
  Если ушла любовь и возраст под сотню лет?
  Сизым облаком,
  Птицами перехоженый,
  Восхваляет потенцию
  Щербатый дед!
  
  Ладно, попробую оживление любви:
  Сначала - травки и таблетки виагры лосиной,
  В чистых родниках вечной осины
  Синие!
  
  Не помогают таблетки половому желанию,
  Не колышет любовь приворотная трава!
  Жадной росыпью икры жабьей
  Стелются мыслей дряблые слова!
  
  Не помогли таблетки, травки, втирания,
  Притирания пениса!
  С песнею новой несу себя
  К экстрасенсу!
  Бля!
  И экстрасенс не помог,
  Он импотент с детства,
  Когда единорог боднул его между ног
  В горячее сердце!
  
  Если прошлое всё не поможет,
  Если в возрасте погасли огни любви,
  То трамвайным депо скандал гложет
  Астматической любви!
  
  Может быть, молодые девушки проститутки?
  Или пожилые дамы из институтов?
  Или плетки, игры ролевые,
  В которых Она - пионерка, а я -
  Гриб?
  Или Магриб!
  
  Ни зоофилизм с белкой слегка пушистой,
  Как полыни росистый след,
  Ни садомазохистской с попой извилистой, с мозолями на пенисе
  и с пачкою в попе конфет!
  
  Ничто не помогло потенции, даже вуяризм,
  Когда подглядывал за английской королевой голой!
  На чистом поле куриный насест
  Она облагораживала игрой новой!
  
  Ни нарцисизм, ни другие увлечения,
  О которых так просто сказать - сгорю от стыда,
  Не вовлекают в жизни опавшей течение,
  Как шёлковая борода Карабаса Барабаса
  Или Карла Маркса!
  
  Неужели в любви всё?
  Неужели сгорел, как птичка борзая?
  Как спичка мерзлая?
  И Ашхабадский осёл
  С головою трезвою
  Больше ишак,
  Чем я без потенции зверской!
  
  Но однажды ночью я проснулся в холодном поту,
  Так возжелал, что одеяло прибило к потолку!
  Я вспомнил себя, когда тонул на плоту,
  В Краснознаменом полку!
  
  Воспоминания давно убитых лет,
  Вошли в меня, как стальной рог в нарвала,
  Забитыми расказами про сто котлет,
  О которых ты со мной мечтала,
  Когда мы голодали!
  
  Были молоды,
  Было холодно,
  Было голодно!
  Так вот оно - счастье3то!
  
  
  КАЛИКА ПЕРЕХОЖИЙ
  
  В старой шапке из крышки унитаза
  По духмяному полю русской лозы
  Перехожий калика тащился с заразой
  С тщетной надеждой понять азы
  Жизни
  
  Древнерусской!
  
  На дервиша сначала не похож,
  И на сподвижника от Карла Маркса
  Тоже,
  В густых усах поймал седую вошь
  С краснознаменой пьяной рожей!
  
  Татуировок чистый блеск души,
  Хрустальным звоном медного бокала
  О берег разбивал последние клочки
  Бетоного причала!
  
  Калику угостил я литром водки,
  Которую уже допить не в силах сам
  И голосом отвергнутой селедки
  Сношал пропойцу
  По заливистым зловоным волосам!
  
  Калика перехожий врал мне долго,
  Что сам узнал из стареньких газет,
  Которых прочитал так много,
  Что переполнен туалет
  Его души!
  
  Ещё мне расказал про демократию,
  Про Путина, про низкий взлет полей,
  Про балерин, про всех едреных матерей!
  
  Когда же я спросил с тоскою в голосе,
  Которой часто так завидуют
  Мне журавли:
  "Любил ли ты, салага, недоскошеный?
  Любил ли в зарослях травы?"
  
  Калика пожевал мошонку конскую,
  И честно выплюнул в мои глаза:
  "Любил ли я духмяными покосами,
  В которых светится слеза?"
  
  Да я любил,
  И песней восходящей
  Простил себе за молодость свою!
  Теперь со сракою пропащей
  Ищу я смерти полынью!
  
  Я от любви бежал на край земли,
  Где стонет жирный папуас,
  Как крокодил танцует в иле
  За жалкий сломаный компас!
  
  Ушел от денег, от богатств и славы я,
  Чтоб умереть, как бедненький еврей,
  В тени залупистой дубравы
  Под сенью старых егерей"!
  
  Я мудрость дервиша калики перехожего
  Не понял слабеньким умишком из3под щек,
  Но песни самолетной недолюбленой,
  Хотел затравлено ещё!
  
  Он уходил, нищее супер нищего
  По лезвию избыточных надежд!
  Я вслед рыдал, как птица туголесная,
  Вопил средь поля без одежд!
  
  
  ЛЮБОВЬ К ЛЫЖНИЦЕ
  
  Ты была спортсменка,
  А я - умный был!
  Вместе мы - отличная фигура!
  Среди чистых непорочных рыл
  Выгодно светилась моя дура!
  
  Через годы мы прошли не под руку!
  Променял тебя я на козу,
  Что с капустой тешится на облаке,
  Вспоминая ранюю лозу
  Белорусскую!
  
  Через два столетия мы встретились:
  Бывший умник, бывшая и ты!
  И не покорежили тебя столетия,
  Не убили милые черты!
  
  Та же улыбка мелом присыпана!
  Губы вразлет и жужанье пилы!
  Глаз остроухие помыслы лысые,
  И ощущение вечной весны
  Рядом с тобой!
  
  А я из умника превратился в склеротика,
  Который по утрам забывает, где член,
  И растленая супер эротика
  Кажется мне сучковатым
  Поленом!
  
  С годами ты стала лучше: умнее, красивее,
  А я всего лишь Дуче,
  На Итальянской рее!
  Простил бы всех да вот - загвоздка
  Между ног!
  Я простил всех, но
  Умного,
  Себя простить не смог!
  За так пусто прожитые инженерные годы!
  
  
  СВЕТА ГОЛЕВА
  
  Почему всё раздражает
  Старых пердунов?
  Словно Солнце возражает
  Тем, кто не готов
  
  Сойти в могилу
  
  С лицом далеко не милым!
  
  Она заканчивала техникум при МИДе
  Английских переводчиков вразнос!
  Ждала карьера секретарши дивной,
  Плюс заграничный
  Бос!
  
  Красивая и ладная девчушка,
  Как Буратина среди ста Мальвин,
  Но непонятки двигали немножко
  Её понятия,
  В которых славянин
  
  Не особо разбирается!
  
  Вообщем, как переводчикам с английского
  Полагается,
  Должна сношаться весело
  И часто!
  На вечеринках миру улыбается
  Проказница Москвичка без оглядки!
  
  Для цели выбрала Алешеньку МИФИста,
  С ним погуляла двадцать раз,
  И девственость ему оставила,
  Как выполненый Родины заказ!
  
  И разошлись, спокойно, без напряга,
  Как в Куликовской битве мужики!
  По социальной лестнице на красном
  Цветут зеленые деньки!
  
  Она его бросила, потому что
  Физик не перспективный
  Никому не нужен!
  
  Особено переводчице с ярко-красными губами
  И умением себя вести в шведской бане!
  
  Алёша долго не страдал,
  Он на волненья не способен,
  Пахал на физику, пахал,
  Пока позволило здоровье!
  
  А Света Голева потом,
  Когда ей стукнуло за сорок,
  Устала в шведской бане вдруг,
  На перемолотом погосте!
  
  Алешу встретила в метре,
  Под отзвук копыт ушедших чаек,
  И целка рваная вполне,
  Как в молодости
  Зазвучала!
  
  А триста сорок шесть мужей,
  Которых Света поимела,
  Забыта напрочь,
  Как ужей
  В болоте сгинувшее дело!
  
  Алеша с возрастом мудрел,
  Матерей становился,
  Круче,
  И по шикарной бороде бежали
  Сполохи в онучах!
  
  Восоединилась бы она,
  Светлана с бывшим ухажером,
  Но выпита любовь до дна
  Заезжим Гиви гастролером!
  
  В Её глазах огонь любви,
  В его - смешинки про пингвинов,
  Горчичной пудрой корабли,
  Ломают
  Спины!
  
  Алеша с шутками ушёл,
  Повиливая толстым задом,
  А Света Голева ещё
  Кормила мысли мармеладом
  
  О несбывшейся свадьбе с Алексеем Богдановым!
  
  
  ЗЕРКАЛО ПОГАНОЕ
  
  Вновь с волнением и дребезжанием губ
  К зеркалу подхожу со сморщеной залупой
  И сизым носом дневной суп
  Я риздираю Козалупой!
  
  Я тщетно в облике своем
  Ищу потрясные черты!
  Передо мною - старый гном
  Не со следами красоты,
  А с ужасной внешностью,
  Ничем не измереной,
  Но потешной,
  Как выступление сивого перина
  
  В Цирке на Воробьевых горах!
  
  Если бы я сделал косметическую операцию,
  И синий нос баклажаный пьяницы
  Превратил бы в орлиный,
  То всё равно на черте моего лица
  Не появился бы свет
  Красоты дивной!
  
  И губы если бы подправил в ниточку,
  И роговицу бы украсил цветными линзами,
  Брови свел бы в калиточку,
  Подтянул бы морщины, как поэт Гойя,
  Или как на сыре пармезане Гойя,
  То и тогда не вышел бы из ужасного
  Состояния тела
  И души!
  
  Если бы живот накачал мышцами в качалке,
  Если бы руки напряг при помощи гантелей,
  Если бы ягодицы уплотнил,
  Как асфальт в Анголе,
  То все равно не полетал бы красивой птицей!
  
  Не спасет меня парик и усы накладные
  Даже пейсы бутафорские меня не спасут!
  И по диким степям радиоактивной России,
  Мне подобные старые деды идут!
  
  А как бы хотел бы я, чтобы тело
  Вновь молодое,
  Покрытое коркой веснушек влет,
  Совершило бы скачок из старости моря,
  Маленький
  В ностальгию полёт!
  
  Но с кряхтением поднимаю с кровати тушу,
  С разными запахами,
  Хуже чем в курятнике,
  Я даже в гомосеки не годен,
  И струшу,
  На первом попавшемся Любви
  Празднике!
  
  И столь безобразный,
  В драной одежде,
  Я выхожу на улицу и иду сторонкой,
  Чтобы своим видом отвратительным
  Не испугать школьниц девчонок!
  
  Я напомажен, напудрен,
  Духами столько напрыскан,
  Что похож на олицетворение
  Давно умершего народного артиста,
  Который играл Ленина!
  
  И стыдливый,
  Скромный,
  Презирающий свою старую внешность,
  Ползу в милый
  По парому,
  Который увозит мою надежду!
  
  И вдруг, на вершине улицы,
  Где целуются цветы с грядками
  Я увидел свою любовь школьную
  С подкрашеными прядками!
  
  Она сейчас шикарной ланью,
  Красивая -
  Почему её годы не берут?
  К Солнцу воздвигла белые длани,
  Без морщинок лицо,
  Стянутое в жгут!
  
  Ладная,
  Овеяная дорогими масажами с притираниями,
  В богатейшей одежде,
  Рядом с автомашиной БМВ,
  Моя школьная любовь
  С повышеным вниманием
  Остановила взгляд свой шикарный
  На мне!
  
  - Юра? Георгий?
  Неужели это ты, как самородок в оси телеги?
  Что ты делаешь в этой глуши, грязи?
  Ой, извини, наверно живешь здесь!
  Я безцеремоная, как печенеги!
  
  Юра, ты помнишь меня, красивую?
  - Конечно помню, моя дорогая! -
  От удивления песок Хиросимы сыплется из меня,
  От края до края!
  - Да, Татьяна, конечно помню!
  Ты всё так же красива - я не шучу!
  
  Словно диких степей духмяные волны
  Скачут по солнечному лучу!
  
  В тебе собрана вся яркость Вселенной
  В надменом крике железных губ,
  Звездным дождем по изломам коленей
  Падают искры квазаров
  И труб
  Свадебных!
  
  - А я искала тебя, Юра!
  Много лет ищу, даже сбила ноги!
  За тридцать лет на юру,
  Я поняла, какая была дура!
  
  Ведь у нас вместе
  Всё получалось!
  Нас обманули карьерами и вечной молодостью!
  Вот я перед тобой, офигеная,
  Склоняю голову перед твоей гордостью!
  
  Возьми меня обратно,
  Забери с собой
  Пеленой дождя,
  За которым - росы!
  Я буду лаять,
  Как пёс изгой
  У синагоги проливает слезы!
  
  Только не бросай меня сейчас
  На краю жизни,
  Только лепет мой прими за кристальной воды алмаз,
  И по струне спаяной,
  Выгнув спины,
  Мы пойдем вместе,
  Стуча в барабан!
  
  Я сомкнул веки над её словами,
  Будто выпил сто литров водки и
  Не поперхнулся!
  Неужели правда?
  Что она в запале?
  Неужели можно на мне свихнуться?
  
  Я не поверил в слова бывшей любви
  Своей,
  Как не верю в конец света
  Две тысячи двенадцатого года!
  
  Не полюбит старого и страшного нищего
  Даже перхотный зверь
  Из самого последнего адского рода!
  
  А она - Ангел!
  
  Я молча развернулся и пошёл от неё
  А она кричала в спину, что я самый красивый и
  Самый желаный!
  Я проклинал своё драное тряпье,
  Прятал сизый нос в воротник драный!
  
  И затем, в конце улицы,
  Где помойки художествено сливаются
  С обсикаными гаражами,
  Я вымазался в грязи, в дерьме,
  Как курица,
  Которой жизнь надорвали!
  
  Я выл в потусторонем мире снега с солидолом,
  Надо мной проплывали бомжи с миазмами,
  И нерасплесканое дневное горе
  Зачеркнуло меня
  Бурыми красками!
  
  
  ПЕНИС НА ПЕНСИИ
  
  Синенькие глазки -
  Под цвет ягодиц,
  Бровки, словно в сказке
  Полет браных птиц!
  
  Груди - совершенство
  Белыми снегами
  Стелются волшебно
  Ковром под ногами!
  
  Фурнитура тела,
  Связки, живот, ухи,
  Ничто не выдавало
  Во внешности старухи
  Молодую девушку!
  
  Эти наблюдения умные
  Совершал старичок с сединой в ребре,
  Целыми днями безлуными,
  Он во дворе на скамье
  Радуется, что тепло!
  
  А пенис его давно на покое,
  Как кудесница в средней школе Великого
  Китая
  Со стеной Шанхайской,
  В рубахах где бегают,
  Китайские нанайцы!
  
  Пенис на пенсии мягко трется
  О кильсонов плоть
  И с замиранием пещеристого тела,
  Которое у него - душа,
  Вспоминает молодость,
  Когда без кальсон по морозу
  Гулял его хозяин у пруда!
  
  Пенис на пенсии радуется,
  Что не занимается физкультурой!
  И, что не развлекается с подружкой
  Хозяина - дурой!
  
  Пенис на пенсии ездит по санаториям,
  Но не бегает по консерваториям!
  В санаториях пенису дышится легко,
  Хозяин иногда протирает молоком!
  
  Все довольны,
  И Хозяин доволен,
  Что пенис больше не пригоден,
  Как Кремлевской звезды свет
  После распада СССР
  Тех лет!
  
  
  СТАРЫЙ СКРИПАЧ
  
  Старый скрипач на пенсии
  Пообтесался, усох!
  Сизыми каплями песни
  Мимо текут между ног!
  
  С бороды величавой
  Больше кокотки не пьют
  Сахар кубинский!
  Дичалый
  Обвивается жгут!
  
  Он оглох на одно ухо, окривел и потускнел,
  Даже древняя старуха
  Не является во сне!
  
  Но подруг опять же сотни
  Батальонов перед ним,
  Как из грязной преисподней
  Поднимается жених!
  
  Женщины хотят любви и тихой жизни
  Со скрипачом!
  На околице тризны - им всё нипочем!
  
  В чорно3белом волнении скрипач не сипит,
  По заезженым норам,
  Его скрипка летит!
  
  Он не пашет, не сеет,
  Не строит, не жнёт!
  Он со скрипкой старой
  Целуется в рот!
  
  Воспоминаний консерваторский едкий дым
  Сознанием
  Полуденым
  Стучит в окно за ним!
  
  И если дальше звуки
  От скрипки унести,
  То мерзкие старухи
  Числом до десяти
  
  Придут жениться на старом импотенте скрипаче!
  
  
  НОГИ СОБАКИ
  
  Я наблюдал за ногами собаки,
  Долго3долго один наблюдал,
  Как в послеегерской драке
  Побежденый самосвал
  Стихов любви!
  
  С детства меня приводили в удивления
  Растановки ног собаки,
  Даже на уроке пения,
  Когда все слушали в кипеже
  Сказание о граде Китеже!
  
  Волнистыми кудрями пелена воспоминаний
  Прошла по годам сапогами в носках,
  И велиречивым полуденым знанием
  Ворвался в голос мой охры срам
  И ног собачьих осознание!
  
  Ноги собаки вертятся и крутятся так и этак,
  По смыслу слов я знаю даже вершину гор,
  На которых Араратским летом
  Изучают страный метеор
  Цвета гончих собак!
  
  Икают трубы, гремит пила столетий,
  А ног собачьих та же строганина
  В невесты платье
  Под созвездьем
  Собачьих ног
  Проходит мимо!
  
  Прошли года,
  Я вспоминал, что было!
  То так, то этак,
  Да в суме - и ничто!
  Покрашеной предпразнечной кобылой
  Собачьи ноги мне стучат в окно!
  
  Забыл я имя девушки любимой,
  Забыл старушек вислый стыд,
  Но ног собачьих звучные посылы
  По3прежнему
  Всё так же вызывают ик!
  Иканье судорожное!
  
  
  ТАНЦЫ В САНАТОРИИ
  
  На танцах в санатории в свою судьбу глядят,
  Сто сорок тысяч девушек и сотня их внучат!
  На танцах в санатории всего три мужика!
  Один - мудак без пениса,
  Ещё - два ишака!
  
  Два старых деда плисовых танцуют невпопад,
  На них с надеждой фиговой
  Старушечки глядят!
  
  Смотрю я на них и завидую,
  Из терема мыслей тугих,
  Широкою лентой навеяной
  Проходит по жизни жених
  Для них!
  
  Напились деды старые и в унисон пердят,
  Вот отомстят товарами за прежненький разврат!
  За годы суемудрые,
  Когда старухи те,
  Их посылали в жопу
  В последней красоте!
  
  Танцует бабка с бабкою
  На иглах родника
  И сивенькою травкою стучит звон родника!
  
  Кому бы не досталась
  Любви последней капля,
  На танцах распласталась
  Материи бешеной скачка
  Каплан, и другие бабки,
  Похожие на водокачки!
  
  В осенем танце последнем
  Сливается синева
  Чорного белого неба
  Из Ашхабада осла!
  
  Мы продали чувства за деньги,
  Отдали любовь за рубли,
  Под смиреное майское пенье
  Уже не трендят соловьи!
  
  Зачем по дороге танцпола
  Бредет Дед Мороз без мешка,
  Под красною шубой он голый,
  Но парализована рука,
  
  Которая раздает подарки старушкам
  И трем дедам!
  
  
  СУДУК МЫСЛЕЙ
  
  Что храню я в сундуке желаний?
  Мыслей звон или посуды стон?
  По протравленной лисицей дали
  Скачет пьяный
  Аккордеон!
  
  В сундуке последнего мгновенья
  Чистого дыханья суеты
  Я храню любимые творенья голых баб
  Последней красоты!
  
  Из него, из сундука большого,
  Что подобен Этне под землей,
  Фудзиямой голубого гнома
  Поднимается дымок рябой!
  
  Воспоминанья журавлиным клином
  Выйдут и войдут в него опять,
  Словно под поломаной рябиной
  Отдыхает медленая бля...ь!
  
  Я сожгу сундук былых мечтаний,
  Мне насрать на птицу с высоты,
  Если за убитым телом лани
  Обо не вспомнишь ты!
  
  
  АРМИЯ ПОСЛЕ ПЕНСИИ
  
  Я пошел на службу из3за тебя!
  Ляляля!
  Оторвали член мне почем зря!
  Из3за тебя!
  Ляляля!
  
  Новый член мне прилепили,
  Яйца гвоздиком прибили,
  Ля3ляля!
  
  Каждый год я член меняю
  И тебя я вспоминаю!
  Моя бывшая краля!
  Ляляля!
  
  
  ПУСТОТА
  
  Что вы скажите, мадам, по этому поводу?
  По поводу того, что я вас любил?
  Или укушеный майским обсиканым оводом
  Сон мне приснился про то, что я гамадрил?
  
  Не высказаных чувств ручьи
  Текут волнами по овалам щёк,
  И гроздьями пустых монет
  Сбегают в радости костер!
  
  Нахлынувшей любви коса
  Перекосила естество,
  Как мимолетная гроза проходит
  Дом насквозь!
  
  Дом терпимости!
  
  И что же, подлец?
  Наверно я - конец
  Начал своих суровое желанье!
  Под подвенечном платьем прячется жених
  В надежде на огромное приданое!
  
  Ну, если - и ничто!
  То будет пусть - ничто!
  От скомороха грязь летит комками в рот!
  Заляпаным судейским полотном
  В нарядных сапогах идет
  Пустота!
  
  
  СКРОМНОСТЬ СТАРОГО ЛЮБОВНИКА
  
  Всю жизнь забитым комом я страдал,
  Боялся я всего, что движется
  И голубым нарвалом самосвал
  Прошел по жизни моей книжице!
  
  Совершал ли я подлости в жизни своей?
  Да совершал!
  Даже больше, чем требуется!
  И в прощении настигающих дней
  Стареем вместе с Землей,
  Нашей нахлебницей!
  
  Я нищ, а нищие всегда подлы!
  Полны страданий
  И мешки с дерьмом!
  От нищих нищая волна
  Проходит сладостным огнём
  По богатым!
  
  Только богатые и красивые люди
  Никогда не совершают подлостей
  ,потому что любая подлость - это
  прелюдия
  к дальнейшей жизни без колкостей!
  
  То, что я полагаю за подлость,
  Богатые и красивые называют - полумерами!
  Разинутый рот зубами исколот
  Лжи податливой химерами!
  
  Бросил любимую?
  Я называю это подлостью!
  Они - принятыми мерами в рамках
  Сложившихся обстоятельств!
  
  Предательство
  Я называю предательством!
  А они - гибким лавированием
  Опять же - в сложившихся
  Обстоятельствах!
  
  Вот так и выходит по жизни, что одни
  Вещи
  Мы называем разными именами,
  Как Олег Вещий,
  Обруган варягами лгунами!
  
  А знаете?
  На шестом десятке лет я на всё плюнул!
  Так же лавировал понятиями,
  Как самокатом в детстве!
  И получил - жизнь не надломленую
  Без своих подлостей
  И предательств!
  
  Я делал гадости, но себя оправдывал
  Сложившимися обстоятельствами,
  В мою пользу!
  Красным рябчиком в штанах краповых
  Я влился в ряды богачей однополых!
  
  Совершал подлость,
  Но теперь не подлость она,
  А - отклик любви на забытый закат лет!
  В изношеном сюртуке заплёваном
  Иду по жизни без конфет!
  
  Меня хватило лишь на два десятка подлостей,
  Которые я затушевал и приписал в свою пользу!
  Которые выгородил, якобы это не мои подлости,
  А так нужные всем колокольцы
  Правды!
  
  Затем в старости прокуреной таблетками
  С никотином, с валидолом, с цитрамонами
  Я почувствовал всем сердцем,
  Я падаю в страну молодости!
  
  Я вернулся к прежнему: к самобичеванию!
  Не оправдываю себя, а иногда даже слишком
  Строг к себе!
  И теперь лавиными воспоминаниями
  Доброта пошла мягкой Вангой
  По душе
  
  Осипшей от холодного пива!
  И меня полюбили!
  
  
  ОБМАНУТЫЙ МУЖ
  
  Побитой собакой среди весених луж
  Идет старый пенсионый,
  Побитый событиями и жизнью,
  Старый муж
  С обидой затаеной!
  
  Пятьдесят лет назад они поженились,
  Затем выросли дети в карете Солнца,
  Потом - приватизация трехкомнатной
  Квартиры,
  Что расколола семью на Луну и Солнце!
  
  Как3то вышло легко и случайно,
  Что жена на себя зарегистрировала квартиру,
  А муж, словно посол чрезвычайный,
  Бомжем оказался, бомжем любимым!
  
  Они жили дальше,
  Даже любви видимость вроде бы не угасла,
  Но если бы появился в жизни жены Гиви,
  С мордою красной,
  То всё пошло бы по3иному, напрасно!
  
  А так - ручка за ручку,
  Душа в душу,
  Живут по3прежнему,
  В любви и согласии,
  Как Чемберлен и его Королева Английская,
  Бывшая коронованая пасия!
  
  Но она - владелица квартиры,
  Он - как бы бомж,
  И, если он, или его бросит,
  Останется нищим,
  Как песнь воробьиная
  На пиру скоморошьем!
  
  Так и живут!
  И непонятно - то ли любовь у них,
  То ли сожительство по обстоятельствам!
  Она - барыня!
  Он - старый приказчик
  С постепено взором угасающим!
  
  Птицей красно3белой
  С раскосыми глазами чорными
  Приходит осень с телом дебелым,
  С манерами озорными, проворными!
  
  Двух лиц слияние в душе напоминает
  Сон про выпитую чашу без остатка!
  Широкой заводью звучит акордеон
  Под развалюхи трепет жаркий!
  
  
  ЛЮБОВЬ В РЕАНИМАЦИИ
  
  Они встретились в реанимации!
  Её привезли на каталке под простыней!
  Он - тоже в прострации,
  От разрезов почти живой!
  
  Зеленых рук одно касание
  Безлюдным грохотом морей!
  С каталки свесил длань
  И грудой лобызаний
  Струится свет закинутых дверей!
  В мир иной,
  Но не твой!
  
  Обезсиленой рукой он берет
  За руку старушки молодой!
  На каталках песенку поёт
  Капельниц веселый разнобой!
  
  Под капельницами,
  Над ночными горшками,
  Как в заводи последние журавли!
  Одна рука пожимает другую,
  Следом ногами
  Восторгов плывут корабли!
  
  В пожатии рук в реанимации
  Возникает любви реинкарнация!
  
  
  ДУРАК ЛИ Я
  
  На склоне лет, на глубокой пенсии
  Я проверяю - не дурак ли я!
  И затрапезной овсяной кашей в поднебесье
  Ползет Китайская Змея моих сомнений!
  
  Я же не ВИ Ленин!
  
  В детстве, вроде бы, я слышал про себя
  "Дурак", чаще обычного!
  немного драк для мальчика приличного,
  Но всё же - в детстве - дурак,
  Потому что так!
  
  Да и сам себя умным в детстве не считал!
  Полагал свое место
  Между железнодорожных шпал,
  По которым невеста Каренина
  Бежит к Евгению Онегину!
  
  Ну и кто после этого я, как не дурак в детстве?
  
  В юности отроческой в последнем издыхании
  Любви,
  В нахлынувших понятиях эротики,
  Когда друзья мои пекли,
  Я воровал
  Засаленые лохмотья!
  
  И часто в юности меня называли дураком,
  И ещё более рифмоваными словами,
  Которые белым Вселенским молоком
  Пробивают путь по оригами
  Звезд!
  
  Значит - и в юности я - дурак!
  Пусть будет так!
  
  Потом - зрелость без денег!
  Не везет дураку!
  Дети меня называют идиотом промозглым
  С дыркой на заледенелом боку
  С сиянием в глазах поздним!
  
  И мои дела, моё творчество,
  Иначе, как дурацким не назвал никто!
  А мне не много,
  Мне мало хочется,
  Похвал, как удара по пальцам
  Золотым молотком!
  
  И в старости над сундуком с разбитыми
  Воспоминаниями
  На калькуляторе я провожу итог!
  Попутно тряпочкой я протираю пыль
  Под пирогами,
  Похожими на смог!
  
  Много раз - дурак,
  И ни одного раза - умный?
  Складываем: к милиону прибавляем ноль!
  С нечищеными волосами ночью безлуной
  Я понял, что всё же я дурак,
  Как генерал де Голь!
  
  До утра я сшил флаг дурака из
  Дурацкой материи!
  Раскрасил стяг в дурацкий цвет
  И с мордою дурацкой жизни подмастерья
  Пошел по жизни в туалет!
  
  Прошел под знаменем я дурака немного!
  Ведь дураки далёко не зайдут,
  Я возвратился в мелкую берлогу,
  И затаился, как последний жгут
  Любви!
  
  Ах, как я мечтаю об уме!
  
  
  БОЛЬ ЛЮБВИ
  
  Волосатой дверью прищемили пенис
  Девушке,
  Которая поёт!
  В уголках просторнейшей пещеры
  Прячет свое счастье Эль Койот!
  
  В старости любовь ещё мудрее,
  От любви седеют волоса,
  И повешеным матросом с гонореей
  В горнице кривляется коза
  Недоеная!
  
  Боль любви нахлынет пятым чувством,
  Захлестнет отвисшие соски,
  И в межягодичный город
  Принесет сто килограм тоски!
  
  Влюбленые под большим и толстым покрывалом
  Шкур протухших освежеваных зверей
  Завывают также с жаром,
  Как в болото загнаный зверь!
  
  И от боли сердце рвется в клочья
  Милых обездоленых степей,
  Где под синими глазами ночи
  Волком воет Курский соловей!
  
  
  СТРАХ ЗА СЕКС ПОСЛЕ ШЕСТИДЕСЯТИ
  
  Неужели получится?
  А, если получится, то понравится ли?
  Как в море песочном идут корабли верблюдов!
  Вдали!
  
  А, если на минутку поднимется,
  Но с грохотом потом опадет,
  Как по кривой надгробной лестнице
  Дервиш безногий ползет!
  
  Если нечаяно произойдет прободение кишки
  На старости лет?
  Или во время позы из Камасутры
  Лопнет шейка бедра,
  С выстрелом,
  Как пистолет
  Стреляет в кучу добра
  Виртуального?
  
  И будет ли так хорошо, как сто лет назад?
  Или секс пройдет с кряхтением и разочарованием,
  Что потускневший обвисший зад
  Вызывает не восторги, а только рыдания!
  
  И полной тоске любовники хрюкают
  В последних ночах угасающих лет!
  Звездой пьяной порваных брюках
  Проходит забытый забитый миньет!
  
  
  МОЯ КРАСОТА
  
  Я красоты своей не брошу никогда,
  Хоть шпалерами бейте,
  Хоть пытайте!
  Напильником Дзержинского в опухшие глаза
  Не голубые, а глаза нанайца!
  
  Не отрекусь я от своей любви,
  Пускай воровка, пусть убийца даже!
  Пусть утопила человечество в крови -
  Она моя, никто ничто не скажет
  Что не моя...
  
  Свою любовь в могиле не предам
  Я с вырваными в корне волосами!
  По шепелявым беленьким словам
  Проходит молодость с годами!
  
  Пускай она убила Президента,
  Или даже короля культурального коронованого,
  Я взойду на эшафот в середине дня,
  Рядом с моей любовью окровавленой!
  
  И райскими птицами в облаках
  Понесутся строчки мятной розы,
  Стихами звонками на ягодицах щёк
  Напишут новенькие прозы
  Палачи!
  
  Зачем?
  Я много отрекался от любви,
  Пока я не пришел к простому
  И понятному решенью:
  Уж лучше без яиц к монголам,
  В муравьи,
  Чем без любви,
  Или предавшим счастья мешанину!
  
  Пускай закрутит вьюга павших дней
  Бураными поющими ночами
  Клочок любви, что балериньими ногами
  Придет
  Ко мне!
  
  Жизнь раскатистым громом
  Сносит крышу с седой головы,
  И хохочут щербатые гномы
  Над тычинками талой любви!
  
  Я не брошу своё, что родное,
  Что в надежде на старость сберег!
  Полноценым отважным героем
  Клитора я целую берез!
  
  Красота подождет и в темнице!
  Гильотина склонится над ней,
  Краснозадой задумчивой птицей
  Я хлебаю раздора кисель!
  
  Моих исконых лет тригонометриеческие
  Страданья
  Напоминают туалет
  В минуты первого свиданья!
  
  Красивая!
  Тебя я не предам!
  Я в сотый раз всё это повторяю!
  Как будто бы себе не верю сам,
  Расматривая вас в окно трамвая!
  
  
  ЩИПАНИЕ СТУДЕНТОК ЗА ЗАД
  
  Из робкого десятка, с умом
  Сталелитейным,
  По косогорью трав хмельных,
  С наколкою нательной!
  Несостоявшийся жених!
  
  Сначала Андрюша закончил ПТУ,
  Потом осилил института рябь,
  Но в диком разъедающем поту
  Боялся девушке, как
  Курочек Ряб!
  
  Сначала думал:
  "Деньги получу,
  Куплю квартиру, дачу, а
  Потом -
  На новоселье девку приглашу,
  Пусть с рудиментом,
  Пусть с хвостом"!
  
  Но нет квартир, машины, дачи нет,
  Струится слабый горнолыжный спуск
  По тени злачной, как тогда расвет
  Ракеты термоядерной на "Пуск"!
  
  Но стал професором Андрюша невзначай,
  Возглавил кафедру,
  И с высоты орла,
  На лекциях тихонько дул на чай,
  Учил студентов: Бла3бла3бла!
  
  Когда ему пришло за пятьдесят
  Окреп в страданиях
  И возвеличился в оси,
  Вокруг которой пляшут сто внучат,
  Пусть не рожденые,
  Но скоро будет на сноси
  
  Девушка,
  Которую Андрюша выберет!
  
  А пока осмелел,
  Расхрабрился во славе лет!
  Щиплет девушек за мягкие ягодицы!
  Кто сказал, что в одну сторону билет
  Падает в росу,
  Чтобы вновь возродиться?
  
  Девушки строят професору глазки,
  Иногда негодуют, плюются вслед,
  Но про щипки ещё ни одна не дала огласку,
  Что её щиплет
  Старый дед!
  Професор!
  
  Так в обоюдоострой любви -
  За щипки - пятёрки -
  Движутся Андрюша и его студентки в науку!
  И не вдомек професору истории штука,
  Что от щипков не рождаются дети,
  А только - виртуальны недоумки!
  
  
  ВСПОМНИМ МОЛОДОСТЬ
  
  Сполохами огня боевого
  Синим камнем на белой стене
  Выгребает из тяжелого длительного подполья
  Чорный рыцарь на Белом Коне!
  
  Из соленой воды поднимается пепел страданий
  Всех девушек тех, которых любил,
  Но не поцеловал,
  И на вершине оборваных злачных искусаных знаний
  Пляску зубовную гном с бородой танцевал!
  
  Теплой водой смыты воспоминания
  О юге в молодости и об ошибках
  Наших!
  Вся молодость - совершение ошибок в назидание
  Поедателям каши,
  То есть - старым пердунам!
  
  И я неловко -
  И она не ловка,
  От взаимной неловкости возникает недоверие,
  Сизой сливой с монгольского лотка
  Падает в друг друга неверие!
  
  И мы растаемся, чтобы
  Встретиться с такими же,
  Но на новом витке спирали,
  Как с жителями града Китежа!
  
  Мудрость не прибавляет ума,
  Знания - слабость, а не сила!
  Лучше целовать в рыло дикого кабана,
  Чем перелистывать могилы!
  
  Синебрюхим годом месяц катится
  По заснеженой путаной пыли,
  Лет грядущих многорукая каракатица
  Зубы скалит,
  Похожие на Корабли
  
  Инопланетные!
  
  В жизни много того, что много,
  И много того, что мало!
  Выбираем из малого понемногу,
  Чтобы не доставало
  
  В старости!
  
  
  ЛЮБИМАЯ ЖЕНЩИНА В ГРОБУ
  
  В гробу катится его любимая женщина,
  С восковым носом и щеками напудреными
  В последний раз!
  Словно невеста
  В саване подвенечном,
  С умиротвореным выражением закрытых глаз!
  
  Её похоронят сейчас
  Или сожгут в гробу -
  Нет никакой разницы
  Перед смехом Звезд и урчаньем Вселенной!
  Она умерла,
  А твоя задница,
  Словно вылеплена из глины нетленой!
  
  С этой женщиной уйдет пласт времени,
  Что прожили вдвоем мы, пусть
  Даже в ненависти ледяной,
  Колючими кустами барбариса не остановить времени,
  Что мы заплатили за звук пустой,
  
  Который некоторые называют жизнью!
  
  
  ЖАЛОБА СТАРОГО ПЕРДУНА НА ОБМАН
  
  Обманывали: сначала БАМом,
  Затем Обамой!
  Но Обамой не нас,
  Но сейчас!
  
  Обманывали демократией,
  Гомосексуализмом
  И полнокровной технократией
  С дешевым блеском наивного лиризма!
  
  Обманывали все:
  Особено девушки!
  Затем - женщины,
  Потом - бабушки,
  А в конце концов - старушки!
  
  И самое, что главное в полосатой жизни,
  Что за обман не брали даже хлеба
  Горбушку,
  Которой так часто закусывали зэки
  После политзанятий и чифира!
  
  Ума - раньше были палаты,
  А теперь - ума - квартира!
  Обманули, да так ловко,
  Хоть головой не вылазь из сортира!
  
  Жизнь также обманывает,
  И здоровье,
  Когда раньше выпивал водки три литра сразу,
  А теперь - только кефир и пиво,
  Но от кефира в животе заводится зараза
  Говорящая!
  
  Ноги обманывают,
  Обманывает зрение,
  Обманывает слух!
  Сердце прихрамывает,
  Хотя раньше работало за двух!
  В Польше
  С паненками
  Польскими и
  Немками!
  
  Что же не обмануло?
  Может быть, любовь?
  Может быть та, которая обещала
  И клялась в вечной любви?
  
  Говорила, что будет ждать вечно,
  Пока реки не скроются под огненым льдом,
  А моря потонут в крови?
  
  Я осторожно узнал, про неё,
  Про ту, которая обещала!
  От информация ум превратился в кровь,
  А сердце - в потрёпаное мочало!
  
  Она была жената шесть раз,
  Три раза за неграми,
  Три - за турками!
  А я помню, что говорила, как сейчас,
  Что никогда не сведет судьбу с чурками!
  
  Вот это да!
  
  Вот изменение мировозрения,
  Вот построение нового мира,
  В котором нет места мне,
  Моим идеям,
  Воспоминаниям обо мне,
  Как о прорваной трубе из сортира!
  
  От волнения накапал десять капель йода на
  Стакан воды,
  Выпил настойку боярышника!
  Пусть расцветают павианов зады
  На огородах предавших барышень!
  
  И даже в ночи Солнечной,
  В обнимку с тунгусом печеным
  Своих идеалов бусы
  Я не променяю на снег чорный!
  
  А она променяла,
  Она забыла,
  Она - Ангел?
  Или кобыла!
  
  Я сморщил потный лоб с остатками песни,
  По Красной Площади прошел без трусов,
  И с обидой за прошлую любовь,
  За голубую плесень,
  Назло ей целовал псов!
  
  
  ТЁПЛОЕ И ТЁПЛЫЕ
  
  Теплое воспоминание о твоих грудях тёплых!
  От их одуряющего запаха,
  Как от ностальгии по Киеву,
  Городу мне не родному,
  Но в нём цветут каштаны и бродят мысли
  Нагие!
  
  Ещё я вспоминаю тёплые глаза твои!
  Вроде бы должны покрыться коркой
  Антарктического льда!
  Как две золотых гинеи твои мозги,
  Тоже тёплые!
  А манда...
  
  
  ЖИЗНЬ ВОЗРОЖДАЕТСЯ
  
  В голубых ожогах ожогового центра,
  В Полесье с вшивыми зубрами
  Жизнь зарождается обнаженой песней
  С ветреным голосом
  И очами безумными!
  
  Жизнь зарождается и внутри горы Фудзиямы -
  Китайского символа с японским блеском!
  И от нарождающейся,
  Как из пламени
  Вылетает Феникс
  С погребальной песней!
  
  В очищающем пламени Крематория
  Нарождается жизнь загробная с професорами
  Московской академической консерватории,
  Далекой, как любимая за горами!
  
  В поле, на лугу свежевырытом,
  В заводе с пиявками и
  Хламидомонадами,
  Жизнь зарождается человеческая
  Невиданая!
  Жизнь богатырская
  От случки лешего с наядами!
  
  На облаке, среди самолетов и остатков
  Пищи космонавтов
  Жизнь зарождается в летнем лёгком
  Сарафане!
  Жизнь зарождается и в тюрьме,
  Особено после общей бани!
  
  Даже в тифозном бараке чахоточного
  Лепрозория!
  Жизнь зарождается с разлеплеными веками!
  В море безбрачного горя здорового,
  Мы зарождаемся человеками!
  
  В старости тоже жизнь зарождается!
  Жизнь после смерти,
  Любовь - после жизни!
  Рука об руку с потеряными невестами
  Жизнь зарождается
  После пятидесяти!
  
  
  ЛЮБОВЬ, КАК СМЕРТЬ
  
  Ищу женщину, похожую на смерть!
  Чтобы красивая,
  Чтобы ликуя,
  Мог бы на неё смотреть,
  Размахивая зеленым ху...м!
  
  Или смерть, красивую,
  Как самая красивая из невест3женщин
  Живых!
  Почему смерть рисуют безобразной?
  Пусть будет притягательная, как
  В песне жених!
  
  Для каждого женщина3смерть - своя!
  Каждому она видится по3своему,
  Как в хрустальных водах звенящего ручья
  Бьется головастик лицом
  О мертвого овода!
  
  Колоколом красота смерти,
  Вылитой, вылепленой из
  Обаятельной женщины,
  Бьется о Царь Рыбу безсмертия
  В красоте пеной
  С Леной обвенчаной!
  
  Жизнь ещё краше, чем смерть!
  Жизнь - более притягательная,
  Но жизни не видно
  Из3за ослепляющей её красоты,
  А смерть можно потрогать,
  И потрогаешь обязательно!
  
  Рука об руку с мечтами по колодезным журавлям,
  По Руси обезображеной страшным смехом клоуна
  Иду с потребительским отношением в штанах,
  Хоть староват я,
  Немного изношеный,
  Но
  Сам чорт не страшен
  И смерть краше!
  
  
  ВЧЕРА
  
  - Послушайте, нимфа, не вы ли вчера...?
  Выли в подворотне заплеваной окурками астры?
  - Нет не я! И не вчера!
  Зачем это вам,
  Педерасту?
  
  
  ВЧЕРА ЕЩЁ РАЗ
  
  - Девушка! Вы вчера...
  - Что вам нужно, человек немолодой?
  Во3первых, вчера было тогда,
  Когда ходили вы не с седой головой!
  Да, я помню прекрасно, ваше вчера!
  Вчера ваше - сорок лет назад!
  
  И зачем вы вспоминаете, кобель, престарелый
  С глазами, смотрящими на собственый зад?
  
  Вы тогда меня выслали,
  Тогда ещё молодой,
  Как театр с артистами!
  Вы послали меня легко и торжествено,
  Словно я Страшила из сша,
  А не Русская женщина!
  
  А теперь подошли в штрипках оборваных,
  С сизым носом
  И с подозрительным звуком в штанах,
  Словно по канату над Сорбоною
  Лезет перепуганый монах!
  
  Вы шли куда3то, мужчина,
  Шли сорок лет без меня!
  Идите дальше по дороге накатаной!
  На ней встретите, даже с рогом коня,
  Но не повстречаете меня в кровати вашей!
  
  
  СТАРЫЙ ЛОВЕЛАС СОБИРАЕТСЯ НА СВИДАНИЕ
  
  Да, я иду на свидание с женщиной!
  Я ещё хоть куда, даже рылом в сапог!
  И на торт, вчера только
  Выпеченый,
  Падает мыслей моих густой смог!
  
  Я горд, раскажу потом пенсионерам,
  Как на свиданье ходил,
  Как катался в потной любви,
  И своим старческим любовным примером
  Зажгу в сердце многих
  Огни!
  
  Что одену я на свидание?
  Что возьму с собой на всякий случай?
  Будто в Антарктиду плыву без сознания
  В надежде на поцелуй со змеей гремучей!
  
  Возьму виагру одну таблетку!
  Нет - лучше две, или даже три!
  Чтобы не опозорился,
  Как на сломаную ветку
  Не садятся второй раз снегири!
  
  Возьму валидол, корвалол
  Для сердца,
  Которое всполошится после ночи половых сношений!
  Ещё захвачу полотенце - для вытирания пота,
  После любви с обворожительной женщиной!
  
  Возьму фталазол - против поноса!
  Вдруг понос прохватит, и я опозорился бы!
  Возьму слабительное против запора,
  Как ракеты берет броненосец!
  
  Для освежения дыхания - жувачку и брызгалку!
  Презервативы не нужны - никто не родит от меня!
  Для ролевых игр - кнут кожаный
  И замызганый
  Труп молодого коня!
  
  Одеколон - для брызганья на тело,
  Дезодорант - для подмышек!
  Освежитель воздуха - между ягодиц
  И духи в область мошонки!
  Все будет не лишним!
  
  Одел бы я туфли модные,
  Но модные жмут,
  А в ботинках "Прощай молодость" - в самый раз,
  Как на последнем в жизни плоту
  Последний плывет пидарас
  В разрушеный Гондурас!
  
  Одел бы я джинсы, они стройнят!
  Но джинсы в яйцах жмут и
  Останавливают ток крови!
  Лучше надену провереные тренировочные
  Штаны,
  Которые выкрал у мертвой свекрови!
  
  Надел бы тениску, чтобы живот в обтяг!
  Но тениска жмет, как испанский сапог!
  Лучше бы голый пошел,
  Как Крейсер Варяг,
  Сражался против
  Японских врагов!
  
  Вместо тениски - рубашка в клеточку,
  Теплая, просторная, нигде не жмет!
  И даже очень выгодно,
  Как снег розетку,
  Закрывает живот!
  
  На голову - старую добрую кепочку мягкую -
  Чтобы ветер не дул,
  И солнце не обожгло!
  Вроде красавец я
  В лазурном безсмертии!
  Но ещё нужно корове седло!
  
  То есть инвалидную коляску
  Или костыли!
  Эб их мать!
  
  БЫЛО3НЕ БЫЛО
  
  Мне говорили в детстве, что урод я!
  Мама не говорила, но молча намекала!
  И так рос я цветком сорваным
  Среди гусиного едкого кала!
  
  Я одевался, как получится,
  Или как оденут для смеха!
  В песне горлицы,
  Если помучится,
  Слышно будет адское эхо!
  
  Но все равно, как гриб шампиньон среди
  Навозных куч,
  Я пробивался к свету, где люди в панамках,
  Грозовыми всполохами между белых туч
  Летели насмешки,
  И недоумение мамки!
  
  Как она, супер красивая, родила уродца!
  
  Года выправили вроде бы спину!
  Очки на харе кажутся модными,
  А не потешными канализациоными люками!
  Зубы прибавили уверености в дне завтрашнем,
  Пальцы украшены драгоцеными перепонками!
  
  Медленой птицей тягучий склероз
  Наползает,
  Как фабричный чорный пёс
  Жопой лает!
  
  И в склерозе пыльном,
  С голосом замогильным
  Я плаваю в своих ощущениях
  По разносторонему течению воспоминаний,
  Как грек Онаний!
  
  И с ужасом ощущаю на дне приличия,
  Что не знаю - был ли я когда3нибудь раньше,
  Или забывчивой
  Бреду клячей!
  
  Были ли у меня родители?
  Смеялись ли надо мной в детстве?
  В медалях отлитых из
  Тугоплавкого приличия
  Бреду без ног по пояс в тесте!
  
  Может быть, я Принц
  И провел детство во дворце падишаха?
  Может быть, я женщина,
  Прооперированая в мужчину в Амстердаме?
  И в голове, полной серебряного страха,
  Лягушками квакают обрывки
  Чужих знаний!
  
  Я вспоминаю, но мои ли это воспоминания?
  В памяти проходит отряд красивых девушек!
  Мои ли они?
  Знали ли меня?
  Или я - воробей,
  Который западает только на хлебушек?
  
  Чужой памятью живу?
  Или своей?
  Впрочем,
  Какая разница!
  На бурный табун блатных коней
  Садится старческая моя задница!
  
  Главное - не то, что было,
  И не то, что будет!
  Было3не было!
  А будет - могила!
  Но в череде якутских яранг
  Самое важное - текущие будни!
  
  Я люблю здесь и сейчас!
  Люблю истино всеми пальцами!
  Словно музыкант в огне угас,
  А скрипка догорает рядом со стариными
  Пяльцами!
  
  На которых мастерица шила приданое!
  
  
  О ЧЁМ ГОВОРЯТ СТАРИКИ НА СВИДАНИЯХ
  
  - Здравствуйте, дедушка!
  - Здравствуйте, милая!
  Как себя чувствуете?
  - Как из могилы я!
  А ты, старый пердун?
  Захотел меня сладенькую?
  - Да иди ты на х...й, старая баба!
  Кушай сено в заказнике!
  - Вы, старый козёл!
  - Вы - дубина женского рода!
  - Импотент!
  - Женщина с сиськами царского рода!
  Впрочем, вы дамочка ещё хоть куда!
  Бровь колосится, и даже ман...а,
  Не раздражает блеск моих глаз с катарактаю!
  
  - Если ты так, то поцелуй меня в жилу,
  Порадовал!
  Вы тоже, сударь,
  Хотя и преклоного возраста!
  Но со стальной прожилкой
  В дребежжжащем голосе!
  
  - Вы - женщина моей мечты!
  - А вы - мужчина супер!
  - Вы - Королева Красоты!
  - А вы - мой скутер!
  
  Может быть завтра умрем от старости!
  Или сломается шейка бедра!
  Так давайте,
  Сегодня порадуемся!
  От ночи до утра!
  
  
  ЛЮБОВНЫЕ ПИСЬМА
  
  Старый пердун на досуге
  Выкинул письма своей юности,
  Когда вел любовную переписку
  С девушкой из мечты Диониса!
  
  Почерк письма - мелких губ дрожание,
  От строчки к строчке текут
  Полноводными реками
  Чувства,
  В письме отражаемые,
  Любовь, достойная
  Человека!
  
  Буквы наклон говорит о многом,
  Как оскал Рэмбы из сша!
  Слеза в конце строчки
  Светлой дорогой
  Из прошлого идет
  В никуда!
  
  И эту ностальгию,
  Эту любовь, с перепискою
  Старый пердун выкинул
  В порыве ярости после каши с касторкой!
  Мутными мыслями в новопостроеной
  Жизни
  Теперь забавляется, лось недоношеный!
  
  Вместе с письмами и любовью
  Выкинул всё, что тебя связывало
  С садом вишневым,
  С полуденой кровью
  Под голубыми вязами!
  
  Расссердился?
  Считай теперь, что не было у тебя ни что:
  Ни рождения, ни детства, ни любви!
  А только что ты родился
  Старым пердуном!
  
  
  МАКДОНАЛЬДС РАЗДОРА
  
  В тролейбусе номер шестьдесят три,
  Где катаются невесты с голыми немцами,
  Что приехали дня на три,
  Чтобы совершить секс с экселенцами,
  Ехал бородатый дед!
  
  Он похож на ёлку и палку,
  Дней огни изъедены рейками,
  По степеному челу катятся
  Морщины с виртуальными канарейками!
  
  Дед в тролейбусе встретил
  Девушку своей мечты,
  Девушку из прошлого столетия,
  Которую потерял ты!
  
  Девушка - в душе, конечно, старушка!
  Девушке тоже около ста лет,
  Но над лысой её макушкой
  Пушкин стихами поджег туалет!
  
  Дедушка и бабушка мило переговариваются!
  Дед воспоминаем былым,
  Старается понравиться!
  
  Ракитным голосом старушка приняла
  Бы его ухаживания,
  День3ночь,
  Водкой сглажены
  Вечеринки в Люберецком строительном ПТУ,
  Жизнь в поту,
  Вода из крынки!
  
  За много лет дед должен сказать ещё больше,
  Чем ВИ Ленин написал тезисов
  В Польше кудрявой,
  Где на гулянках - по польских - забавах,
  Жизнь пробивала ростки
  В неизвестном направлении!
  Но это оставим ВИ Ленину!
  
  Старик в тролейбусе - не Ленин,
  И даже не Карл Маркс!
  Он говорил глупости, про былое,
  Но не говорил умное про прошлое,
  Словно в саду его жил
  Гном с носом гнойным,
  А во рту накакали кошки!
  
  Дедушка поступал неправильно,
  Потому что говорил то, что говорят все
  Деды с гемороями красными!
  Он ругал Макдональдсы, обзывал
  Ядом гамбургеры,
  И называл жизнь не прекрасной!
  
  И бывшая его любовь юности,
  Даже если имела виды на этого деда!
  Молча плюнула слюной гадостной невидимой,
  И расталась с ним,
  Как с гвоздем в ягодицах
  Растается непоседа!
  
  Неужели жизнь и любовь,
  Что надрыве звенела,
  Нужно вот так убивать
  Через сто милионов лет!
  Ну до Макдональдса
  Какое деду дело?
  Если рядом сидит в спокойную старость билет -
  
  Седая старушка -
  Любовь его молодости!
  
  
  УМИРАНИЕ В ГЛУШИ
  
  У окна старушка -
  Зрелище печальное!
  На краю горбушка
  Обручальная!
  
  День за днем родимая
  Бабушка в окно
  Прозябает, милая,
  С жизнью за одно!
  
  Не поедет в Турцию,
  В Египет не летит,
  На цветок настурцию
  Не тянет апетит!
  
  Когда её заграничные сверстницы
  Летят через океан в Пакистан,
  Где за долар занимаются сексом,
  С полинезийцами,
  Затем стучат в кожаный барабан
  На пьяной вечеринке,
  Тогда и до этого
  И после того
  Старушка в Сезенево
  Смотрит в окно!
  
  Нет мыслей,
  Желанья исчезли горячими печками,
  И над коромыслом в сенях,
  Тараканы спят,
  Убаюканые уздечками
  
  Коней, которых нет уже много лет!
  
  Ни о чём не думает старушка!
  И не вспоминает ни о ком!
  Был3не была любовь?
  К чему всё?
  Дни проходят пеным молоком!
  
  Если вдруг появится из прошлого,
  Друг, жених или любовник в сапогах,
  Бабушка старушка лишь моргнет в ответ
  Квасом хлебным на больших ногах!
  
  И не отзовется, ни отплачется,
  И слезой не взмутит мыслей дань
  Девушка в наивном легком
  Платьице,
  Девушка по имени
  Печаль!
  
  
  МЫСЛИ ПОСЛЕ СЕМИДЕСЯТИ ЛЕТ
  
  Закрываю глаза,
  И проносятся пошлостью
  Воспоминания клочками ржавых газет!
  Что3то забыл,
  Ну, а что3то припомнится,
  Как мордой в разбухший солдатский клозет!
  
  В молодости, когда закрывал глаза -
  Либо сон,
  Либо эротические видения!
  С подозрением на психопатизм!
  Теперь - лишь сумрака в пиве одни
  Откровения
  С лапами чорными бешеных птиц!
  
  И непонятные картины вновь
  В мозгу замшелом оживают,
  Как первобытная любовь
  Страдает в синеньком трамвае!
  
  Проходят дамы чередой,
  Гусей полетом одиноким,
  Над крышей старости родной
  Скулит собака с поворотом
  Зубов!
  
  Страстным лепетом в сознании -
  То ли гуси, то ли снегири!
  И от мелкого в ногах дрожания
  Опускаются на пол сомненья мои!
  
  Вдруг сломаю шейку бедра,
  Как сломал свою жизнь где3то в средине,
  И тогда - расклешаная матросня
  Зубы оскалив
  В Петропавловском равелине
  
  Надо мной смеется!
  
  Ну а пока, чистой любовью взахлеб
  Сам обожаю себя - больше некому!
  И по3стариковски хлебаю похлебку
  С кусочками хлеба мелкого!
  
  Все чаще не хочется,
  Но можется!
  Или ржавым топором по загривку Судьбы?
  Над разбитой стекляною рожицей
  Светят вставные глаза
  Твои!
  
  Что всколыхнет?
  Что поднимет стать души?
  Про тело - молчу!
  Оно уже в гробу воспоминаний,
  Как по рояле дивному
  Над токарным станком
  Стучит боярин сапогами!
  
  И в розовом хлеву - оса,
   В музыкальном салоне - оса!
  Все вперемешку,
  Всё внакладку!
  Неужели бой часов
  Позовет меня в зарядку
  Робокопов
  Цепных псов?
  
  Вдруг одно воспоминанье...
  Нет... это звуки из окна!
  Тихим солнечным мерцаньем
  В памяти прошла она!
  
  И согреты злые члены
  Уже полдником твоим,
  Твоих губ игра безцена,
  Одна случка на двоих!
  
  Я не плачу,
  Но в фонтане
  Пегих сумрачных берез
  Тихо с хохотом роняю
  Гроздья наболевших слез!
  
  
  ВОСПОМИНАНИЯ О ДАМАХ МОЛОДОСТИ
  
  Пожилой мужчина с чистой харей
  Золотым концов в маразме
  После пьянки тихо вспоминает
  Тех, кого любил с заразой!
  
  Но в одно переплетенье змей,
  В глянцевый клубок желаний
  Занесло его,
  Как Галилей
  Землю разворачивал на грани
  Сознания!
  
  "Я не помню - вроде бы была!
  Девушка - царица из Египта!
  Вроде из Истории она?
  Иль из жизни?
  Память позабыта!
  
  Или та, которая поёт!
  Пугачева Алла!
  Я любил её?
  Как Пушкин посредине бала?
  
  Или дочь посла?
  Или хвост осла?
  
  Мерилин Монро!
  Любил ли я её?
  Были вместе
  Или только кажется?
  По сокровищам кино
  Сладкий хохот молока размажется
  
  Сгущеного!
  
  Или королева всех полей?
  Спал я с ней?
  Нет... Вроде кукуруза это!
  Светлым полднем на закате дней
  Тлеет в Космосе большая сигарета!
  
  Или Дон Жуан?
  Нет! Он мужик!
  Мужиков я не любил...
  Напрасно?
  Модно в Дюсельдорфе средь могил
  Гомосечить с дедушкой прекрасным!
  
  Вот Джульета?
  Я её эбал?
  Или мне приснилось в Закарпатье?
  Или слон?
  Иль караван
  Королев в цветастых платья?
  
  Я не помню всех, кого любил,
  Кого тискал,
  А кого возненавидел
  За отказ
  На грани высших сил,
  В тихой заводи моя обитель,
  
  Как у лешего!
  
  
  ЛЮБОВЬ СТАРОГО ГЕНЕРАЛА
  
  Он вспоминает молодость,
  Когда в огне горел,
  Коленопреклоненый Киев,
  Вели команду на растрел,
  И сапогами в темя били!
  
  На фоне ужасов войны
  В Австралии и в Закарпатье
  Любил тогда,
  Когда снимал штаны,
  Не девушку в цветастом платье,
  А любил свой танк
  Т 34!
  
  Он с танком спал,
  В него ходил с мечтами,
  Ему стихи он посвящал,
  И майскими осеними ночами,
  Мечтал,
  Чтоб танк ожил!
  И оживал!
  
  В стремленьях бурной молодости четкой
  С огромным бердышём
  Танк
  Т тридцатьчетверка,
  В котором прыгал голышом
  
  Будущий генерал!
  Родоначальник шпал!
  
  Даже, когда в минуты затишья,
  Приходила в гости медсестра!
  Он эту девушку сначала тискал,
  Затем попутно и сношал!
  
  Радовался и входил в сознанье,
  Он любовался лишь одним -
  Своей танкеткой,
  Без сознанья,
  Что лишь осознаный жених!
  
  Ни медсестра,
  Ни пани Эвка,
  Его не проняли насквозь!
  
  Любил лишь танк,
  Как та конфетка с виагрой,
  Делает любовь!
  
  На пенсии старый генерал
  Вспоминал с тоскою душевной теплой
  Полный бак, и дуло,
  Танка трал
  По нему, как лазил очень бойко!
  
  Дуло, башня,
  Гусениц краса
  Возбуждают громче,
  Чем марухи,
  Солидола крепкая слеза
  Омывает старческие руки!
  
  Умер танк,
  А с ним ушла любовь
  Молодости безвозвратной,
  Больше не волнует кровь
  Ничто!
  Даже зад развратный
  
  Голой девушки из Коктебеля!
  
  
  ЛЮБИЛА ЛИ ТЕБЯ СТАРУХА
  
  - Милая!
  С тобой прожил неполных сотню лет!
  Любила ль ты меня?
  - Нет!
  
  
  ЛЮБОВЬ ИЛИ ТОЛЬКО КАЖЕТСЯ
  
  Любовь?
  Или цветные миражи
  С катарактой на стеклах
  И глаукомой в очах!
  
  Жизни мост ещё не прожит,
  Он является концом начал!
  
  Волшебным сном воспоминаний
  Окутана моя любовь,
  Суровых губ
  Отменое дыханье
  Над ботаническим прудом!
  
  По кромке снега над весной страданьем
  Ведут на каторгу
  В ботинках соловья!
  Солдатской кашей не наполнится
  Любви прошедшей полынья!
  
  Была любовь?
  Или всего лишь кажется,
  Что грохот роз
  Ломает кромку в пыль?
  По интегрированой книжицы
  Ползет со скрипом дуб горбыль!
  
  Мираж?
  Или в снегу предсмертная
  Тоска со Снежной Королевой в песнь,
  Тягучим посохом безсмертия
  Ломает мастерски камедь!
  
  Ни ивы стон,
  Ни плачь садовой яблони,
  Когда махровый яблонь дым цветов
  Меня любил
  За кудри мои рваные,
  За выбеленую седь усов!
  
  А может быть, не важно нам,
  Не умно так,
  Что миг любви пронессся сквозь окно,
  И не оставил чистый гам
  Козы опухшей
  Веретено?
  
  Может быть, не нужна она любовь?
  А?
  Нахрена она нужна, если денег нет!
  Если после сладостного рожна,
  Покупаешь платный туалет?
  
  Или мы от жира бесимся?
  
  Нам любви исчадье подавай,
  Чтобы так мы из Москвы,
  По золоченой лестнице,
  Гордые попали прямо в Рай?
  
  Может выдумали мы страдания?
  Нет любви?
  Или она во всех?
  Как в пустыне Гоби в назидание
  Выпал мартовский Московский снег!
  
  
  СОБАКИ МЫ
  
  Все мы собаки,
  И любим по3собачьи!
  
  И лаем по3собачьи среди зимы!
  
  Мы злые, как собаки,
  Голодные,
  Как собаки,
  Клыки желты,
  И подняты хвосты!
  
  Любовь собачья грязным пензенским уездом
  На вид поставила дыханье фонарей!
  Воспоминания собачьей жизни
  Становятся ещё милей,
  
  Когда любимая сучка рядом!
  
  
  ПАДЕНИЕ
  
  Падение нравов,
  И с моей кошки волосы падают!
  Индекс Доу Джонса, как х...й
  Упал!
  
  И одно лишь после пятидесяти радует,
  Что себя обосрал!
  
  Плыву один,
  Ненужный,
  Безшабашный!
  Мороженое тает на губах!
  Я вспоминаю день вчерашний,
  И в памяти всплывает - Бах!
  
  На скрипке фрезерного станка,
  В бетоне нот и рифм забудем,
  Как нас любили,
  А пока -
  Мы всё же будем!
  
  Мы будем подниматься из пыли,
  Хотя приятней лежа
  И спокойней,
  Миньетом заливают соловьи
  Хрустальный звон стариных колоколен!
  
  Не только встану сам,
  Но и с собой возьму,
  Сундук окованый воспоминаний
  Про ароматную пи...ду,
  Вершину институтских знаний!
  
  Как бы низко мы не падали,
  Но наверх поднимает любовь,
  Даже из последней
  Зоофилисткой некрофильной падали
  Возникает
  Потуга к жизни!
  
  Любовь поднимет даже после шестидесяти,
  Даст новую жизнь с ромашкой в цвету!
  И Царями громовержцами
  Скачем в яростном поту!
  
  Пусть морда обвисла и похожа
  На лужицу сик в туалете Таганском,
  Пусть тело одрябло и
  Скукожено,
  Словно половая тряпка!
  
  Но любовь очистит,
  На крылья возьмет!
  Даже если умер, когда упал,
  Даже, ели ты национальности РФ,
  Всё равно
  На залысинах трав
  В мученьях родовых
  Возникнет золото оправ
  Любовных игр
  Стариных и смешных!
  
  
  ВСЁ ВСПОМНЮ
  
  Я вспомню всё хорошее,
  Что произошло со мной!
  Плохое тоже вспомню -
  Это жизнь моя!
  
  Лесистой белой полосой
  Я набросаю план ручья
  Моей жизни!
  
  Как шар по жизни катился!
  Где3то ударялся о столбик,
  А где3то огибал!
  Предавал немножко,
  Был побитым,
  И никогда не унывал!
  
  Это не значит, что с красной рожей
  Хохотал, когда видел расвет!
  Это не значит,
  Что, как индеец Чингачгук краснокожий
  Снимает скальп свой на могиле лет!
  
  Просто, когда уныние
  Серой птицей входило в меня,
  Садился на скамейку
  И наблюдал сияние
  Любого,
  Пусть сумрачного дня!
  
  Что ещё было?
  Было в моей жизни всё!
  Кроме тех мелочей, которые не в зачет!
  
  Не был гомосексуалистом,
  Богатым не был,
  И танцевал один ещё!
  
  На преклоной горке,
  За которой тянется
  Жизнь прекрасная, чем была,
  Я с поклоном непробудным
  Пьяницы
  Вас благодарю за все дела!
  
  Я благодарю не только тех, кто меня любил!
  Может быть, меня любили немногие,
  Или никто не любил!
  
  Благодарю вас,
  Кланяюсь в ноги тем,
  Кого я люблю и кого любил!
  Это мне придавало
  И придает сил!
  
  Сентиментальности возрастная слеза
  Прячется в полынье моей любви!
  Я вас люблю, голосую ЗА,
  За вас,
  Люди моей Земли!
  
  
  ЛЮБОВЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ ОДНОЙ
  
  - Здравствуй, любимый!
  Не ждал? А я пришла!
  Твоя Нина!
  
  - Нина? Ведь ты умерла,
  Много лет назад!
  Я за гробом шёл,
  И срывал
  Воспоминаний мягкий шёлк!
  
  Тебя похоронили,
  Величественая и мила,
  Ты ушла в могилу посредине села!
  
  - Да, любимый!
  Я умерла давно!
  Но разве это имеет значение?
  Как в чорно3белом кино
  Все равно чорное кровотечение,
  А не красное!
  
  Я умерла, но с того света
  Пришла к тебе, но не за тобой!
  Давай будем жить,
  Как прежне,
  В начале того лета,
  Когда возникла меду нами любовь!
  
  Разве моё мертвое тело через годы
  Охладит твой юношеский пыл?
  Мягкой поступи природы
  Над волненьем молодым?
  Будем мы любить,
  Как прежде,
  Словно я не выпита до дна,
  И в последней праздничной одежде
  Не сходила в гроб
  Одна!
  
  Мы возьмемся за руки,
  И в танце,
  Побежим в раскосые луга,
  Ты - живой,
  Я - мертвая,
  Но Солнце
  Ведь ни умирало никогда!
  
  И ведь жили так!
  Он - старый,
  Она молодая, но мертвая,
  Потому что умерла молодой
  С гитарой!
  
  
  
  ..................................................................... Продолжение романа готово и ждет издания на бумаге за Ваш счет!..................................................................................................
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"