Эсаул Георгий: другие произведения.

За двумя зайчихами!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грандиознейший роман о жизни и буднях простых культуристов! Роман о частном детективе, но не путайте никогда частного детектива с детективом по призванию! Потому что мой частный детектив работает на себя и для себя! Книга легкая, для воздушных умов!

  Роман 'За двумя зайчихами' написан Великим Всемирным Писателем Эсаулом Георгием (Эсаулов Юрий Александрович!) в городе Москва в 1983 году!
  
  
  ГЛАВА 1
   в которой: введение в мое детство6 юность и отрочество, о практической пользе девственности (для невест), мой первый труп
  
   Я не знаю зачем некоторые мужчины натягивают женские кружевные чулочки!
   Для чего прихорашиваются? (если скомканный парик, похожий на шкуру австралийского ягненка, можно назвать мужским украшением).
   Конечно, каждый человек, особенно, если он москвич и устремляется к милой даме, должен выглядеть аккуратно. Парадно!
   Но не в женской же шерстяной юбке, в каких молдавские девушки на Выхинском рынке продают жирный перец.
   Мужчину, настоящего МУЖЧИНУ, украшают колбасные мускулы и атлетическая фигура!
   Но, неужели, объект моего цепкого наблюдения, полагает, что выбирать девичьи колготки во второразрядном универмаге, более празднично, чем подтягиваться на турнике?
  
   Впрочем, я и раздумывал и фотографировал.
   Изображение ОБЪЕКТА перескакивало на пленку моего комиссионного "Кэнона".
   Скромный токарь завода "Фрезер" Петр Андреевич Сыромятников (а следил я именно за ним) почему то не обратил внимания на мой бронзовый (хотя я чаще употребляю эпитет "золотой") "Лэнд круйзер".
   Слоноподобный сверкающий автомобильный монстр стоял напротив дряхлого подъезда желтой пятиэтажки.
   Вокруг, ничего металического, кроме смятой ржавой урны, не было.
   Не увидеть мою уникальную машину мог бы только бедуин, который не замечает Звездолета, раздавившего его юрту.
   Я немного обиделся, отчего фотографировал Петра Андреевича еще яростней.
   Озабоченный Сыромятников (тогда я подумал, что он волнуется, потому что неуверенно шагал в туфлях лодочках на высоком каблучке), взметнув коричневые юбки, скользнул в подъезд сортир.
   Я медленно досчитал до десяти.
   Затем небрежно вывалил десять пудов своих стальных мышц из машины.
   Удовлетворенно заметил, как небритая мужская личина из форточки второго этажа хотел сказать (но побоялся) мне что либо недоброе относительно новых русских и насчет неправильной парковки.
   Я скользнул во влажный подъезд, более напоминающий тундру, чем Африку.
   Пропустил круглую женщину с плоским пуделем.
   Крадучись, ловко поднялся на третий этаж.
   Сейчас, думаю, позвоню в заветную квартиру номер одиннадцать.
   Петр Андреевич, должно быть, целуется с любовницей Машкой в тесной передней.
   Конечно, как еще доказать более крепкую любовь, если прямо с порога, будучи в девичьем парике, не облобызать возлюбленную.
   А вдруг, думаю, если он переоделся женщиной (или девушкой), то Маша напялила наряд пожарника, или, что хуже для меня - милиционера.
   Впрочем, меня интересует только то, что они вместе.
   Заказчица потребовала, чтобы я застал ее нелюбимого муженька Петра Андреевича с нахалкой любовницей.
   А какого пола любовница будет - на моем гонораре не отразится.
   Если мне сразу не откроют, я скажу, что шел за мужчиной... тьфу! какие сложности... за дамой (Петром Андреевичем)!
   У нее выпало... пусть радикюльчик.
   Они счастливые, разгоряченные обоюдной любовью, открывают!
   Я - фотографирую их фотогеничные лица.
   Любовники меня не побьют, потому что по весу один я равняюсь двум таким парам.
   Затем, отнесу фотографии заказчице - жене Петра Андреевича роскошной Зинаиде Афанасьевне.
   И... пожалуйте мой гонорарчик!
  
   Размышляя о денежных знаках, я наткнулся снайперским взором на туфли лодочки.
   Острые носки красных, явно дермантиновых, туфель почему то смотрели в разрисованный потолок.
   Я вспомнил, что еще недавно где то видел подобную обувку.
   Затем переместил взор дальше: на ажурные чулки, сквозь которые изредка предательски топорщились черные волоски.
   Я сразу понял, что передо мной НАСТОЯЩИЙ труп.
   И труп Петра Андреевича...
   Спокойно, потому что регулярные физические нагрузки способствуют укреплению организма, я залез в отопыренный карман мертвеца.
   Конечно, я по свежему следу, искал улики.
   И никто меня не осудит.
   Вдруг, над своей живой головой я услышал устрашающее клацанье зубов.
   Немного нервничая, посмотрел туда, где кончался сбившийся парик Сыромятникова.
   УУУХХХ! увидел ужасные оловяные глаза и двигающиеся жвалы неизвестного существа...
   - Помогите! Люди помогите, кто может! - я прошипел замкнутыми устами и в традиционном обмороке упал на труп...
  
   Теперь пришло время краткого рассказа о себе любимом.
   Родился я в небогатой семье московских интеллигентов, или правильнее сказать - мещан.
   Родительская четырехкомнатная сталинская квартира на Таганской улице не портила нам настроения в смысле жилищного вопроса.
   Отроческие годы мои прошли спокойно в окружении лучших друзей - книжек.
   Мама и папа стандартные работники вездесущих НИИ вели жизнь правильную и размеренную.
   Таскали меня по дешевым театрам.
   (Бутерброды в буфете вызывали у меня больше приязни, чем кривляющиеся актеры в звериных шкурах)
   Приучали к музеям.
   Конечно, я как посредственный ребенок, восторгался экспонатами зоологического музея.
   Даже мечтал, что, когда нибудь стану знаменитым дрессировщиком.
   Но не обыкновенных собачек или тигров.
   А выдрессирую змей!
  
   Но, как мальчик, я не проходил и мимо большого искусства - с интересом рассматривал картины с изображением древних голых розовых тетенек.
   Особых интересов я не проявлял ни к низам, ни к верхам.
   То есть не пил вино в элитных подворотнях.
   Но и не играл на скрипке, или чего хуже - не сочинял стихи.
   После школы я обыденно поступил в инженерно физический институт.
   И превратился бы, наверняка, в образцового очкастого сотрудника одного из жаждующих НИИ!
   Но неожиданно, взбрыкнулся.
   Как поговаривали иногородние сокурсники:
   "С жиру бесится!
   Живет и будет работать в МОСКВЕ.
   Не хочет? Так ему и надо, москалю кацапному!"
   Вообщем, я, сопровождаемый недоуменными, но счастливыми улыбками товарищей ("УУФФ! хорошо, что ты, но не я!"), добровольцем пошел в армию.
   Это, как я позднее осознал, была моя первая жертва во имя Родины.
   Любимая девушка не рыдала, целуя мою бритую головушку.
   Потому что и девушки, которая, согласно Уставу, должна ждать любимого, у меня не было.
   Но молодой воин обязан писать бравые письма любимой.
   Нас заставляли!
   Поэтому я переписывался с однокласницами односторонне!
   Потому что ответных писем не получал.
   Но там, именно в ненужной, как считают хиляки, армии, я нашел свое настоящее призвание!
   Понял для чего живет мужчина.
   Я начал качаться: вдохновенно и безоглядно.
   Мускулы мои росли быстрее, чем знания на политзанятиях.
   От родителей в наследство я получил атлетическую фигуру.
   Теперь только расширял грудь и наращивал свинцовые мускулы.
   Демобилизовался я в виде перевернутого треугольника!
   И по сей день занимаюсь культуризмом, соблюдая гимнастическую диету.
   Поэтому в тридцать пять пройденных лет, при весе в десять пудов, росте сто девяносто восемь не имею ни милиграмма позорного жира.
   Объем правого бицепса - пятьдесят три, левого - пятьдесят четыре!
   К тому же, лицо мое целеустремленное, с резким голливудским подбородком.
   Кудрявые русые волосы выгодно гармонируют с голубыми роговицами.
   Я знаю, что выгляжу необычайно мужественно, но...
  
   Очнулся на трупе Петра Андреевича, наверно оттого, что бабуся, которую я ошибочно принял за жвалового монстра, убегая наступила мне на правую руку.
   Бабушка выбегала из подъезда бесшумно.
   Справедливо полагала, что Россия - не Америка.
   И, что у нас вопить по поводу мертвецов, следует только тогда, когда надежно обезопасишь себя.
   Я боком пролез в дурандасные двери мышинного подъезда.
   И схватил убегающую за серенький пуховый платочек.
   Прижал (я умею и знаю как, потому что внимательно слежу за трюками кинокультуристов) судя по безумным очам - бывшую учительницу, к захарканной стене.
   - Не надо, женщина! Понимаешь, не надо!!! Тебе - жить! - я влево вправо, как снегоочистителем, поводил перед промокшим носом свидетельницы указательным пальцем (которым легко кручу верчу двухпудовую гирьку).
   Я знал, что следователь спросит бедняжку: "Видели ли вы кого нибудь?" А бабушка, наверняка, задаст себе исконно Русский вопрос: "Что я с этого буду иметь?".
   И ответит молча (научившаяся многому из Российских сериалов): "Что мне до чужого трупа?
   Я его и знать не видела живым.
   Труп есть мертвый!
   А убийца, здоровюга, живой.
   Если не надо мной снасильничает, так над дочкой.
   Да еще квартиру отымут".
  
   Когда я вошел в родимую квартирку, то не учуял запаха подгоревшей пищи.
   Значит, сестрички обед не готовили.
   Проницательный я угадал и на этот раз.
   - ... Оля и прибалдела, как африканское чучело.
   Говорит: выходила по большей любви, год назад, и за нищего лимиту.
   - Да ну! Иди ты!
   - Ее Степан тогда пробирки сливал в лаборатории.
   А недавно в Перми во время партийных разборок, начальника его папаши кокнули.
   Папаня сразу возвысился.
   - Классно!
   - Но и сам недолго танцевал.
   Утопили его в нефти.
   - Да ну! Врешь!
   - Слушай! А босс Аликперов говорит: нужны новые кадры, неизбалованные.
   И перетащил Степку в Пермь.
   - Не может быть!
   - НУУУ! А Олька мне звонит и жеманится.
   Говорит, что каждый раз боится на свой банковский счет взглянуть.
   Степка столько деньжищь туда переводит!
   - Во как бывает! А мы за богачами бегаем.
   Судьба! Олька вышла за нищего, но разбогатела!
   А, вдруг, мы найдем богатых, а они - разорятся! ХА ХА ХА!
   Вероника Таня и Анжелика Наташа раскраснелись.
   Нигде женщина так не отдыхает, как во время сплетничания о чужих женихах!
   Сестрицы на софе грызли мелкокалиберные сухарики.
   Удивительно, как некоторые женщины мало потребляют пищи.
   Но радуются от корочки хлеба с солью, как я ликую после пира с жаренным кабаном.
   Вероника Таня весело прощебетала мне:
   - А еда не готова! Принес что нибудь?
   Или в ресторан иди!
   Вероника Таня и Анжелика Наташа захохотали старой семейной шутке.
   А я еще раз отметил, что, несмотря на неправильную диету, зубы девушек подозрительно здоровые и белые, как из японского фарфора.
   - Джон мне подарил помаду "Эстер Лаудер"! - Анжелика Наташа продолжала бесконечную девичью предсвадебную беседу, прихлебывая из моего серебряного стаканчика:
   - Он, что думает, что, если русская, то можно всякий хлам подсовывать?
   Эта "Эстер Лаудер" у них на каждом углу по доллару продается.
   Вот, если бы Борька нам раскошелился на косметику, то - подвиг.
   А, когда американский миллионер...
   - Ну! у них не положено дорого одаривать... - Вероника Таня
   - Девки! если вы, необразованные, заламываете за себя миллионы долларов, - я отобрал у Анжелики Наташи свой полезный стаканчик, - то какая невеста достанется скромному мне?
  
   Вероника и Анжелика - мои неожиданные родные сестры, близняшки.
   Потому что папа и мама родили их через восемнадцать лет после моего явления!
   Девочки оказались диковиными красавицами и поразительными лентяйками.
   Как все прелестницы они быстро поняли, что хорошенькой девушке институты и академии - ни к чему.
   Если муж захочет, чтобы жена поумнела - пусть учит.
   Но до замужества - ни малейшей потуги.
   Однако, сестрички старательно и прилежно штудировали курс "Как найти богатого и выгодного мужа".
   Вероника выбрала профессию смутного загадочного менеджера.
   Вращается на иностранных выставках.
   Втискивается на собрания наших нефтяных дельцов.
   Анжелика работает экскурсоводом переводчиком, в основном на "Золотом кольце".
   Девочки даже имена сменили.
   Оказывается, избалованные высокосветские женихи - наши и инодержавные - (как доказали сами себе мои сестрички) предпочитают девичьи имена простые, полевые, чистые.
   Например, Таня и Наташа.
   Таким образом Вероника превратила себя в скромницу Таню.
   Анжелика живет под псевдонимом Наташа.
   Но есть у моих обольстительных сестриц, в дополнение к невинным именам, еще один магнит.
   Они - девственицы.
   Их непорочность исходит не от внутренних незапятнаных помыслов, но опять же с точки зрения выгодного замужества.
   Например, девчушки лениво смотрят крутую порнуху и переговариваются:
   - Ишь какой прыгучий! Красавец! Жеребец!
   Порвет тебя, переломает как соломку.
   Дальше - либо бросит, либо сама проблюешься от его нищеты!
   Ни фига с него толку нет!
   Лучше пузанчик, но миллионщик.
   Чем больше у мужика денег, тем он красивее и сексуальнее.
  
   На кухне я приготовил белковый коктейль "Мистер Мускул"!
   Выпил! Теперь должен начать качаться не позднее, но и не ранее, чем через сорок пять минут.
   По дороге в тренажерный зал забежал в "Кодак" на трех вокзалах.
   Хотя фотографии будут готовы только завтра, но здесь дешевле!
   В "качалке" с геркулесовым трудом отжал двести кг.
   - Ваня, что то ты сегодня слабоват! Перенапрягся? - Серега, чемпион Москвы, снял с меня горячее железо.
   По отечески заглядывал мощными зрачками в мои туманные глазки:
   - В нашем культуристском деле - не на войне!
   В бою еще можно все исправить.
   А у нас - дал слабину и... ПШИК...
   Иди в балет танцуй или книжки читай.
   На, выпей, новые белки!
   - Серега, сколько в жизни трупов ты видел? - я глотнул маслянистой жижи.
   Почувствовал, что организм доброжелательно перегоняет ее в мышечные волокна.
   - Ты, что замочил кого? - Серега ушел от лобового вопроса. - Поосторожней!
   Хиляки они везде лезут и суетятся.
   Я недавно одного в троллейбусе в толкучке чуть не задавил!
   Вхожу, напряг грудные мышцы...
   А они у меня сам знаешь...! ВОООО!!!
   Смотрю, придавил к дверям хлипкого волосатика.
   Он уже посинел, словно сто тонн железа перевернул.
   Я слушал железобетонные речи товарища и думал, что живое человеческое мясо выглядит более жизнерадостно, чем убитое.
   Но это не касается поджарки из животного.
   Потому что поджаренная сальная котлетка намного интереснее мычащей вегетарианской тупорылой коровы.
   Я хотел сделать два лишних подхода к штанге, но вспомнил, что сегодня по расписанию иду на прелюбодеяние к Ирине Плисецкой!
   А на нее потрачу ровно столько килокалорий, сколько отнимут два внеплановых подъема железа.
  
   Через сорок пять героических минут я стандартно целовал мою красавицу в положенной прихожей.
   От подготовленной Ирины пахло балтийской свежестью и тонким парфюмом.
   Не определю каким, ибо я не девушка и не стилист кутюрьерист.
   Духи могли стоить и тридцать рублей и триста долларов.
   Я, наполовину иммитируя бурную страсть, сломал замысловатую застежку на невесомом бюстгалтере.
   Конечно, бывшей балерине лифчик ни к чему!
   Но, как деревенские механизаторы обожают яркие галстуки, как грудастые толстушки изнывают под гнетом ведерных лифчиков, так и девчушки с прыщиками в области грудной клетки жадно тискают хлопчатобумажные чашечки.
   Иринка шуршала где то в области моих прямых мышц.
   Говорила ласково и уютно:
   - Что новенького? Где был? Побыстрей!
   Я тебе потом расскажу, как отводила Линду на случку к жениху.
   Сначала Линда (кошка) не хотела, шипела, затем они подружились.
   Да так крепко и часто! Жуть!
   Если бы люди так быстро находили понимание друг у друга...
  
   С Иринкой я познакомился девять месяцев назад.
   Хрупкая красавица рыдала над окровавленным мотоциклом.
   Оказывается, прекрасным майским днем ее бойфренд байкер Василий пригласил девицу на мотоциклетную прогулку.
   Может быть, автогонщик Шумахер и назвал бы сто киломметров в час по Рязанскому шоссе - увесилительной прогулочкой для замоскворецких институток, но Россия мать так не считала.
   Около деревни Дурниха дорога швырнула Василия на встречную полосу.
   Впрочем, пузатый Василий не очень огорчился.
   Он смотрел на катастрофу уже из потустороннего мира.
   Мотоцикл продолжал прямолинейное движение.
   А бывшая балерина Большого Театра планировала в кусты.
   Помогла ли многолетняя прыгучая подготовка, или свыше решили, что Иринка должна исполнить свою Земную миссию (например знакомство со мной), но девушка, как сказали бы в военных сводках, не пострадала.
   В тот день я досадно пропустил тренировку, но подкачал широкую мышцу, когда нес на коромысловых плечах "Хонду" Василия.
   Не знаю, поразила ли Иринку моя богатырская удаль.
   Или красавица бездумно заменила одного (уже мертвого) любовника другим.
   Но с тех трагически эротических пор мы встречаемся.
   И только по средам, и в семь вечера.
   Мой организм впрягся в новый режим недели.
   Поэтому я, не волнуясь, всегда расчитываю калории к заветной встрече.
   Девица Плисецкая несколько раз намекала на обоюдную любовь.
   Поговаривала о том, что "Все подружки по парам"...
   - Девочка, мы же геометрически не подходим друг другу! - я тогда осадил любимую девушку. - Мы же будем, как Пат и Паташон, как Минин и Пожарский, как Дед и Репка.
   Нет! мысль о семье с Иринкой меня не пугала и не озадачивала.
   Просто, наши размеры сатирически разнились.
   Все равно, как белокожая Москвичка нечаянно родит негритенка.
   Обожает его, сюсюкает, даже не замечает рассовых различий.
   Но на прогулке с сыном злобно смотрит по сторонам.
   Ощущает постоянный дискомфорт от молчаливых насмешек и укоров.
   Мы любовничаем, ничем не обремененные (правда, мои сестрички шутят, что девушка всегда надеется на свадьбу).
   Иногда я подумываю о том, что у Ирины на каждый день есть свой постоянный любовник.
   Такой же философский, как и я.
   Но подобные мысли меня не пугают, как пятидесятикилограммовая детская гирька.
   Ночью я вспомнил, что забыл дома белковый чай "Мистер Мускул".
   А утром, после подъема, обязан восполнить потерю белков.
   Чертыхаясь, я стал прощаться с обворожительной девушкой!
   Иринка понимающе зевнула!
   Казалось, что она ни капельки, ни граммулечки не расстроилась моему бегству.
   Но на прощание так соблазнительно вильнула игривыми попками, что я засомневался: "Не остаться ли?
   Заменю "Мистер Мускул" котлетой из парной говядины".
   Но решил, что если один раз дам трещину, то вскоре пойду ко дну.
  
  ГЛАВА 2
   в которой я узнаю, что кровать может визжать, а проявка пленки в "Кодаке" стоит две тысячи долларов
  
   До дома я добрел пешком.
   Надеялся, что хотя бы один киношный хулиган нагло пристанет ко мне и попросит закурить.
   Тогда я вырву ближайший столб!
   Или подниму чугунную урну.
   А потом долго буду бахвалиться перед друзьями качками.
   Пересказывать:
   "Надел я, значит, ее ему на башку!
   Столбом - в спину, по плечам, да по ногам".
   Но моя тень закрывала треть квартала!
   Так что, если кто из ночных гуляк и хотел закурить, то передумал.
   Дома я тихонько пробрался мимо комнат спящих сестричек.
   Девушкам снились богатые лысые женихи.
   В ночных грезах рыскали океанские яхты.
   Серебряные "Роллс Ройсы" давили случайных нищих пешеходов.
   В моей комнате неожиданно темно, как в голове после падения с турника.
   Окна зашторены, словно в гробу.
   "Наверно, Анжела постирала шторы и распрямила их по всему окну! - я раздевался, кидал одежду в направлении предполагаемого стула. - В прошлый раз тяжелые тряпки оборвали карниз.
   Но сегодня он держится.
   Даже карниз после тренировок укрепляется физически и... эмоционально".
   Я всунулся в дорогую кроватку.
   И... тут началось!!!
   Подо мной взвизгнула юркая волосатая кошка!
   Дернулась, высвобождая ливерное тельце из под десятипудового меня.
   Всадила сантиметровые когти в мою правую грудную мышцу.
   И завизжала человеческим голосом, словно я пригласил переночевать с собой пушкинского лукоморского кота.
   На этот раз я не потерял драгоценное сознание.
   Лишь пытался оглушить, или хотя бы придушить оборотня.
   Вдруг, вертолетные прожектора (так ярко светит люстра в абсолютно темной комнате) ожили под потолком!
   В дверях, почти голые, стояли сонные сестрички.
   К слову добавлю, что Вероника и Анжелика никогда не страдали скромностью и стыдливостью относительно своих нагих прелестей.
   Сестрицы девственицы фотографируют друг дружку в нагих искривленных эротических позах.
   Иногда запечатляются в прозрачных тряпочках, иммитирующих одежду.
   Новые Танечка и Наташенька уверяют меня (себе они уже доказали), что: "... фотографируются только для того, чтобы видеть себя со стороны.
   Ибо иногда девушка думает, что она хорошо выглядит и правильно располагается в кресле, а все женихи блюют от ее кривляний".
   Но я подозревал, что красавицы рекламировали себя в интернетовской службе знакомств.
  
   Я обнаружил себя возлежащим на сопящем существе женского пола.
   Тщедушная незнакомка, очевидно, обмерла от животного страха.
   К тому же, если бы не мягкая перина (культурист должен спать на прогибающемся, чтобы мышцы не слипались) я бы девушку раздавил (что мне льстило)!
   - Первой захохотала Таня. Она, как менеджер, обладала хватким быстрым мышлением:
   - Ваня, ты уже спариваешься? А почему у Крыси разрешения не попросил?
   Я соскочил с винительной кровати.
   Незнакомка, после слов шутницы Татьяны (а может быть, когда увидела меня во весь атлетический рост) пуще прежнего обомлела.
   Губы ее заметно посинели, словно мы разговаривали, а она макияж наводила.
   - Наверно, этот дурак прыгнул в кровать, не глядя! - Наташа, хотя и соображала медленнее, чем сестричка, но основательней.
   Потому что, будучи переводчицей, соблюдала дипломатическую осторожность в высказываниях:
   - Ваня, ну что ты притащился ночью?
   Тебя никто не ждал сейчас.
   Неужели, и Иринка прогнала тебя ТОЖЕ?
   - Во первых, ЭТО моя кровать! - я, хотя и нервничал, но как бы непроизвольно напряг правый бицепс (не напрасно же я качаюсь!):
   - Вы тоже, наверняка, не ощупываете кроватку, прежде чем уложить свои холеные тела!
   Во вторых, никто меня не прогонял ТОЖЕ!
   Разве, возможно меня выгнать?
   - Ничего страшного, с каждым может подобное приключиться!- гостья неожиданно проворковала музыкальным голосочком. - У нас в Донецке моя подружка Яна ждала жениха Степана из армии.
   Степан почти в каждом письме заверял Янку, что обожает ее.
   Но, если она к его демобилизации не подарит ему "Жигуленок", то Степан немедленно женится на Леночке.
   Хотя Ленка и некрасивая и не нравится ему, но у нее "Волга".
   Яна, если бы жила не в девичьем городке, то утопила бы письма Степана в сортире.
   Но у нас на каждого парня приходится десять девушек.
   К тому же, Степан удивительно не употреблял алкоголя.
   Поэтому Янка начала копить на "шестерку".
   Тут как тут Донецк посетили немецкие порнографы.
   Они снимали похабщину из жизни украинских поселянок.
   Платили красиво и честно.
   Шикарная Янка записалась на главную роль и пригласила гостей для съемок на свой хутор.
   Яниного гонорара аккурат хватило бы на новый "Жигуленок".
   Девушку никто (кроме Леночки) не осуждал.
   Наоборот, старики твердили, что она совершает героический поступок ради любимого.
   И вот, в самый разгар порнографического кина, Степан нежданно негаданно возвращается.
   И ненароком вваливается в Янкин хлев, где под светом юпитеров семь красавцев киногероев физиологически доказывали скотнице Оксане (Янина роль) свою любовь...
  
   Через час я уяснил: гостья приехала из Донецка.
   Сестрички познакомились с ней по интернету ("Откуда в Донецке интернет?")!
   И нашли общие интересы!
   Их переписка шла примерно в таком ключе:
   - Привет! Как там в Донецке? Уголь качают? - мои девушки.
   (Я подозревал, что Таня и Наташа, на всякий свадебный случай "прощупывали" угольные бассейны, которые находили на школьных атласах.
   Выискивали скромных угольных неженатых фабрикантов)
   - Здравствуйте! Я - Кристина! У нас цветет вишня, а угля нет!
   - Женихи есть? Богатые? - мои неугомонные.
   - Их нет и они пьяные и нищие! - страдающая Кристина.
   - Кого надеешься захомутать? И чем? Красотой? - Таня и Наташа.
   - Только богача! Бедняк мне за фигом не нужен! Пусть будет импотент, но не стреляет по подворотням на водку.
   К тому же у меня есть то, что выгодно отличает от других красавиц - моя непорочность!
   - Да ну? И ты тоже? Она у тебя не вшита хирургом? Может быть, ты уродина? А мы думали... - мои девицы взволнованы тем, что даже в Донецке понимают выгоду добрачного целомудрия.
   - Я симпатичненькая. Но лучше погибну старой девой, чем отдамся никчемному пройдохе, который утром даже не вспомнит о моей большей любви!
   - Ты желаешь миллионера? - сестрички встали в оборону своих виртуальных женихов.
   Но провинциальная Кристина восприняла вопрос, как москальскую шутку.
   - Нет! Но у него должна быть машина и квартира в Москве!
   После Кристининого наивного признания мои девушки почувствовали к ней теплую приязнь.
   Как сытая тетенька гладит бездомную голодную Жучку.
   Они пригласили, потому что обожали тягучие разговорчики, Крысю к нам.
   Пообещали: "Что и года не пройдет, а ты оженишься на Москвиче!
   А пока поживешь у нас! Найдешь приличную работенку!"
   Крыся приехала несчастным вечером!
   Мои гостеприимные девицы предложили ей:
   "Ложись на Борькину кровать!
   Он сегодня у зазнобы ночует!
   А завтра - разберемся!"
   Сейчас Танечка решила:
   - Если дуралей приперся!
   Все таки его, наверняка Иринка выгнала, или другой любовник ему по шеям надавал, то пусть дрыхнет на своей кровати.
   Жадина, эгоист!
   А ты, Крысечка бедняжка, со мной поспишь.
   Я смотрел на уходящих самок и раздумывал:
   "Почему девушки так естественно спят друг с дружкой?
   И не стесняются?
   И не чувствуют туманной неловкости?
   Если бы мне спортивный коллега Серега предложил переночевать в его кровати, то я от омерзения блевал бы три дня и три ночи".
  
   Утром сестры за меня все решили.
   Танечка, подозрительно ласковая, пододвинула мне котлетку (телятина тощая - двадцать грамм белка на сто г.) с зеленым горошком (двадцать три грамма (НО РАСТИТЕЛЬНОГО) белка на сто г.).
   - Ванечка! мы нашли тебе отличного помощника! Санчо Пансу, доктора Ватсона - обворожительную Кристину!
   Возьми ее на работу!
   Тебе, с твоей яркой огромной внешностью, трудно иногда оставаться незамеченным, неприметным.
   А Крысечка - везде проскочит, пролезет!
   Ее никто и не заметит, и не заподозрит.
   Как маленькая прелестная серая мышка...
   Если бы меня кто обозвал мышкой (даже десятипудовой), я бы оскорбился.
   Но Крыся приняла комплимент с довольной улыбкой.
   - Зарплату плати ей пока небольшую! Мизерную!
   Девочка будет работать на энтузиазме! - Наташа вплела колокольный голосочек. - Двести долларов в месяц.
   "Конечно, если я иногда месяц живу на пособии по инвалидности в сорок долларов!
   А Крысечка, - я невозмутимо пил молочный коктейль. Не показывать же Донецкой свою нищету, о которой мои сестрицы знали, - на загадочные двести долларов будет искать себе женишка.
   Сумма маленькая, но если учесть, что в Донецке люди зарабатывают по три доллара в месяц..."
   - Может быть, мы с Наташенькой скоро выйдем замуж выгодно.
   И уедем в свои имения! - Танечка не удержала молодежной иронии (которую Кристина сквозь радужные перспективы, не заметила, или не пожелала замечать):
   - А вы, сработаетесь и поженитесь!
   Вот тебе, милая Крыся, и квартира в Москве и жених завидный с двумя машинами!
   Мы же с сестрой не опустимся с высоты своих миллионов до низости деления имущества.
   Может быть, даже купим вам домик в деревне.
  
   Я вспомнил, что я не Байрон, я - другой, и что я даже не Шварцнегер.
   Принял на работу Крысю, потому что мне в последнее время многое стало безразлично.
   Наверно, наступила счастливая пора безмерной мудрости.
   Может быть, я хотел покрасоваться своими достижениями перед посторонними, особенно, если они - девушка.
   В обед, мы как и полагается крутым детективам, встретили новый, но знакомый труп.
   Труп экзотический, загадочный, выпендрежный.
   Самый не классический!
   Но до обеда...
  
   Обычно я хожу пешком, что не свойственно и не солидно для частного детектива.
   Но так дешевле.
   Сегодня я перед замерзающей восторженной Крысей открыл гараж.
   В лермонтовской задумчивости шевелил натренированными щеками:
   - Даже не знаю, какую машину сегодня взять?
   Хорошо, поедем на "Ниве"!
   Для конспирации и маскировки! - я красовался перед Кристиной и гладил чурбаного ротвейлера Арнольда.
   Его я приобрел не то, чтобы задаром и в "хорошие руки".
   Но хозяин еще доплатил мне двести долларов: "Пока приживется".
   Пес мне нужен не для души, но для солидности.
   Сколько раз я сверхмощный, якобы с трудом, вываливал стальные мышцы из "Лэнд круйзера"!
   За мной легко выпрыгивали восемьдесят килограммов живого собачьего устрашающего тела.
   На клиентов, особенно на клиенток, шоу действовало, но они почему то не спешили с заказами.
   Отличался Арнольд поразительной меланхоличностью или тупостью.
   Я не знаю: может быть под его пуленепробиваемым черепом гнездились китайские мысли собачьего философа.
   Арнольд не особо то меня признавал.
   На команды не реагировал.
   Но к счастью, не кусался (пока).
   И, чтобы не озверел в дальнейшем, я его угощал овсянкой и хлебом.
   В детстве я читал у Льва Дурова (когда мечтал дрессировать змей), что нельзя кормить хищника мясом!
   Вот и теперь: гнусная собака не обратила на меня должного подхалимского внимания.
   Но проявила бурную жениховскую радость к Кристине.
   Еще бы: девушка весила сорок пять килограммов.
   И пес справедливо принял ее за ротвейлериху.
   Арнольлд положил верхние (передние лапы) на карликовую девушку (метр пятьдесят пять) и счастливый приплясывал.
   Я с доброй улыбкой отзывал похотливую собачку, но понял, что Арнольд может на меня наброситься, как на конкурента.
   Поэтому я пролаял, как успокаивают собачники, когда их животное облизывает на улице случайного прохожего:
   - Арнольд знакомится. Не бойся, Крысечка! Он не кусается!
   - А я и не боюсь, что укусит. Вот вымажет меня, как бугай корову.
   (Сказывалось Крысино деревенское воспитание)
   Наконец, Кристина отлипла от удивленной собаки: "Сучка, куда же вы?"
   И с удивительным непотребством начала намекать, чтобы мы поехали на "Лэнд круйзере":
   - Крутой автомобильчик, словно его накачали!
   Никогда не швырялась в такой тачке.
   Ваня, давайте на ней!
   Покажите мне Москву.
   Я красиво, как в боевике, напружинил трицепсы.
   Откусил от сухого бутерброда с говяжьим языком:
   - Специфика действий частного детектива...
  
   Через три минуты мы катили в "Кодак" за следственными фотографиями.
   Мне оставалось предъявить заказчице Зинаиде Афанасьевне улики на ее неверного мужа Петра Андреевича, который к тому же переодевается ... переодевался в женское платье.
   Возможно, пикантность ситуации увеличит мой гонорар.
   Из финальных раздумий меня вывела встревоженная Кристина:
   - Ваня, не слишком ли лихо вы едете?
   Вы никогда не попадали в дорожно транспортное происшествие?
   Оно чревато несчастными случаями.
   Откуда скромница(?) из Донецка взяла эти угловатые фразы?
   Может быть, на Украине продаются специальные фразеологические словари "Як культурально мувить з москалями".
   - Кристина, - я снисходительно напряг красивый мускул на правой щеке (другим в данный момент я не мог похвастаться, потому что сидел скрючившись в коробочке "Нивы". руль прижат к атлетическому солнечному сплетению. салон машины (ЭТО автомобиль для НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНЫ? ХА ХА) трещал под моим могучим напором, словно я одел платье балерины Иринки Плисецкой):
   - Нет ничто важнее, чем правильное и своевременное распределение жизненных соков по организму человека.
   А, если он еще и атлет!
   Утром я заправил желудок определенным, точно расчитанным числом белков и углеводов.
   И, чтобы они не пошли в жировые складки, но в мускулы, я должен, ОБЯЗАН штангой перегнать белки и энергию в мускулатуру.
   Но не позднее, чем через сорок пять минут после принятия пищи.
   Конечно, тебе может показаться надуманным и странным мой режим.
   Но я же не судачу над вами, девушками, когда вы по два часа, пренебрегая работой и здравым смыслом, накладываете косметику.
   (ФФФУУЙ! Я тоже запутался в словоблудии)
  
   Добрая продавщица в магазинчике "Кодак" протянула мне два жалких футлярчика:
   - Извините, но у нас вчера работал стажер!
   Он нечаяно засветил пленочки, испортил!
   Не волнуйтесь, не только ваши. - девушка обворожительно наивно высчитывала:
   - Но денежки за проявку мы возвращаем... за вычетом трех рублей за оформление заказа.
   Итак: ваши семнадцать рублей минус три - тринадцать рублей.
   - Четырнадцать! - я машинально ласково поправил продавщицу (загляделся на шестой размер ее грудных мышц. чтобы мне иметь такие грудные мускулы потребуются столетия тренировок. а девиц природа щедро одаривает):
   - Извините, но я никогда не оставляю "на чай".
   Тот, кто раздаривает деньги - никогда не разбогатеет!
   А вы, красавицы, нищих не уважаете.
   Целую ручки. До свидания.
   Тут только осознал, что пропали доказательства моих следственных трудов.
   И Зинаиде Афанасьевне я представлю свой поучительный интересный рассказ частного детектива, но не цветные фотографии.
   Шутник стажер из "Кодака" обворовал меня на две тысячи долларов.
   Хотя приятная продавщица - не виновата, незабудковые глазки.
   Но я привык на добро отвечать добром, за нехорошее - бякой.
   Довольный собой, что сейчас не упал в обморок от ярости, я развернулся.
   На счастье, щегольские выходные двери оказались раздвижными автоматическими.
   Я ловко допрыгнул до зазевавшейся правой створки двери.
   И нечаяно открыл выломал ее на улицу.
   Но еще не прошел и трех шагов, как меня окликнул магазинный секьюрити.
   - ЭЭЭЭЙ! ЭЭЭЙ! - довольно тщедушный невысокий охраник раздумывал: не схватить ли меня за руку.
   Но заосторожничал, полагая, что я могу поднять руку вместе с ним болтающимся.
   - Я - не ЭЭЭЭЙ! Меня зовут иначе!- я начинал сердчать, потому что истекали сорок пять минут до качания штанги, а разговор с "Кодаковцами" мог затянуться:
   - Я заплатил за ВАШУ работу. Две пленки - одна дверь!
   Но секьюрити считал по другому.
   Он, наверно, хотел выслужиться, получить внеочередное звание, как у них там? старшего охраника?
   Поэтому я отжал охраника от своей груди, как родную штангу!
   Штанга иногда весит двести пятьдесят, а секьюрити - шестьдесят пять!
   Поэтому он и прошел, точнее - пролетел, согласно закону сохранения импульса, дальше, чем штанга.
   По пути он выломал оставшуюся створку двери.
   Я озадачился и испугался, но браво прокричал:
   - Ошибочка! Две пленки - две двери.
   А вы, сэр, овсянку по утрам едите, вернее - кушали?
   Мы с Крысей стартовали резво.
   Наконец, мелкая, но симпатичная девушка, проворковала:
   - Ты всегда так расплачиваешься в магазине?
   - Всегда! - я тоже пошутил, умею.
   - Если бы мы поехали на БОЛЬШОЙ МАШИНЕ, как я советовала ("ОГО ГО! я советовала!"), то возможно, мужчина за вами бы не выбежал.
  
   Я умолчал, что выкатываю "Лэнд круйзер" очень очень редко.
   Он не то, чтобы ворованый, но найденыш.
   Еще год назад я понял, что ни один клиент хорошо не заплатит, если не увидит, что сыщик хотя бы немножечко, но богат.
   Если я подкатывал на старенькой разбитой "Ниве", пережившей Куликовскую битву, то заказчики кривили губы и говорили, что пошутили насчет работы для меня.
   Однажды, я бездельничал в Хрипани, собирал грибы.
   Нежданно негаданно, как черт на табакерку, наткнулся на солнечной поляночке на сей автомобиль.
   Вокруг, ни живых, ни мертвых!
   Я затаился в кустах и прождал восемь часов.
   Ни хозяин, ни угонщики не приходили за добром.
   На другой день машина стояла там же и так же.
   Я не стал испытывать благосклонную (на этот раз (и ко мне)) судьбу.
   И присвоил, так необходимый мне, огромный "Лэнд круйзер".
   Я рассчитал, что если ездить аккуратно и крайне редко, только к заказчикам, то, возможно, цепкие стражи Российских дорог не скоро меня изобличат.
   А, если поймают, то скажу, что ничто не помню, ничего не знаю.
   Ибо инвалидность по нервам мне позволяет провалы памяти...
   Только один раз какие то бандиты осторожно поинтересовались у меня происхождением монстра.
   - Уважаемый, отличная "Лэха"! Сколько денег за нее выкинули?
   "Уважаемый" дико перепугался, поэтому ответил правду:
   - Нисколько! Я ее нашел!
   (Я бы немедленно отдал "Лэнд круйзер", если бы бандиты попросили)
   Мой ответ почему то понравился суровым людям без трудовых книжек.
   Может быть, сыграл свою последнюю роль мой пиджак (я тогда по долгу службы маскировался под интеллигента).
   Материя оглушительно лопнула в трех местах: на километровой спине, и, что поразительно, на ведерных бицепсах...
  
   Я оставил Кристину в "Ниве"!
   Конечно, приятно небрежно обмолвиться при заказчице: "Вот, что, помощница, блетай ка в авто, принеси..."
   Но сейчас заказчица будет со мной невероятно суровой: "Где же фотографии, улики?"
   Напрасно я не снял с мертвого Петра Андреевича дамскую дешевую туфельку.
   Впрочем, она бы ничто Зинаиде Афанасьевне не доказала!
   Зинаида Афанасьевна подозрительно долго не открывала ("Может быть у нее любовничек("А сама за мужем шпионит?")
   За дверью раздался загадочный грохот любимого железа, словно трамвай по комнате прошел.
   Наконец, дверь открылась под натиском шепелявого старичка.
   - Что вам надобно? Вы к кому?
   Я тогда еще подумал: "Не боится! Открывает без вопросов".
   Впрочем, икроножные мышцы дедушки довольно развитые.
   Пинок такой ноги проломил бы ящик из под киргизских яблок.
   - Я по делу! К Зинаиде Афанасьевне.
   - Проходите! Заходите! - старичок радушно пропустил меня в вонючий закуток, называемый некоторыми москвичами прихожей:
   - Зиночка, доченька моя, уехала в Рязань.
   К подружке.
   Они давно не виделись.
   - Не понял. А как же уговор? - я, хотя и без фотографий, но возмутился.
   Неиспользованные белки ударяли в мозг и нагло оседали на пояснице:
   - Мы же договаривались...
   - ААА! Вы наверно, Иван Поддубов, частный детектив! - старичок деликатно обрадовался.
   Зашелестел сухими ручонками, словно рубли пересчитывал:
   - Зиночка оставила вам гонорарчик. - А на словах передала благодарность.
   И что претензий к вам не имеет.
   Даже, если вы провалили расследование...
   - Странным кажется мне доброжелательность Зинаиды Афанасьевны! - я бесцеремонно заглянул в большую комнату - не прячется ли где скромная хозяйка!
   Но, ОО! ЧУДО! заметил красную снаряженную штангу:
   - Извините, дедушка. Можно я десяток разочков потягаю железо?
   А то кости срослись.
   Под одобрительный гул старичка, я поприседал со штангой на плечах.
   Ого! Она заставлена на сто килограммов.
   Затем, скинул пятьдесят, и отжал на бицепсы.
   Животные белки и углеводы заняли надлежащие им места в мышечных волокнах.
   К этому времени подоспел и охающий дедушка.
   Он протянул мне запечатанный конвертик:
   - Зинаида попросила передать вам гонорар.
   Я пересчитал деньги: вместо двух тысяч там ютились пятьсот долларов.
   "Не украл ли дедушка оставшееся? - я заподозрил ветерана в нечестности. Но догадался: конверт запечатанный, значит - дедуля не мог ничем из него поживиться!"
   Конечно, Зинаида Афанасьевна меня надула, но и я не передал ей нужные фотографии.
   К тому же, не поскандалишь. Заказчица, якобы уехала.
   По крайней мере двести я отдам в конце месяца Кристине, останется еще триста!
   На них можно полноценно питаться!
   Старичок интеллигентно выдавил меня из квартиры.
  
   Крыся после Донецка замерзла!
   Но, как юная помощница Московского частного детектива, стойко переносила колючие минусы температуры.
   Я выгодно раздувал грудную клеть, затем втиснулся в автомобильчик:
   - Крысечка, наверно, проголодалась?
   Поедем в "Макдональдс"!
   Там сейчас гамбургеры со скидкой!
   (Конечно, я шиковал, но не каждый же месяц получал гонорары!")
   В "Макдональдсе" я посоветовал Кристине, чтобы она почаще отжималась от пола.
   Или, хотя бы от дивана.
   Потому что ее пронатор удивительно слабый, практически не жизнедеятельный.
   Девушка почему то обиделась. Поэтому иронично вымолвила:
   - Вот, когда буду в мужней квартире полы мыть, тогда ручки и нальются силой.
   Кстати, Иван, ты недавно так спешил перераспределить белки.
   А сейчас беспечно добавляешь новые.
   Не пойдут ли они в жир?
   - Ты опоздала с шуточкой, - я примирительно улыбнулся тонким профилем.
   Даже девушка с подносом не упрекнула меня в том, что я занимаю два места:
   - На квартире я беседовал с очень мягким дедушкой.
   Он вежливо предложил мне воспользоваться штангой.
   Так что с балансом витаминов и питательных веществ в моем организме полная нормализация.
   - Пенсионер штангист? А откуда у него готовая штанга? - Кристина тайно торжествовала.
   Но, как целомудренная институтка, лишь покраснела холеными микроскопическими щечками:
   - Ты частный детектив, неужели не поинтересовался?
   Вдруг, за ЭТИМ кроется нечто большее...
   Я молча цедил ванильный коктейль (белая жижа - двенадцать грамм белка на сто г.)!
   Конечно, Крыся права в мыслях, но не в вежливости и в понимании жизни. Провинциалка!
   Не следовало бы ей так прямо говорить, что я, Иван Поддубов, частный детектив, сестры которого ее приютили, а их брат взял на престижную высокооплачиваемую работу, - медный дурак, набитый белковой соломой.
   Но с другой стороны, какое мне детективное дело до атлетического дедушки и его доченьки, которая меня обманула в деньгах.
   Вдруг, лучезарная сыщицкая идея озарила меня.
   Что, если я пойду к любовнице (бывшей) Петра Андреевича.
   И намекну ей о своем голливудском благородстве.
   Мол, следил по заказу за вашими сексуальными похождениями.
   Но из за благородства души, не показал заказчице ваши неприличные фотографии.
   За честность заказчица выплатила мне только пятьсот, вместо двух тысяч.
   Может быть, девушка, разжалобленная моими высокими порывами, компенсирует частично мои потери.
   Или хотя бы даст что нибудь, хотя бы тортик, на разживу!
   Кстати, если я что нибудь получаю взамен, хотя бы ручку или карандашик, то не считаю себя обманутым.
  
   Около пустынного дома любовницы я раздумывал недолго.
   Дело в том, что огромный я, как правильно сказали сестрички, очень приметен.
   К тому же, умные москвичи никогда не откроют одинокому атлету, пусть я даже представляюсь работником социальной сферы или сантехником.
   Девушка рядом со мной значительно ослабит интерес нежелательных свидетелей к моей горе мускулов.
   Поэтому я величественно предложил насторожившейся Крысе:
   - Пойдешь со мной!
   Постигай азы детективного дела!
   По крайней мере не замерзнешь в машине.
   Любовница вчерашнего трупа (врочем, он и сегодня тоже не живой) жила на третьем этаже.
   На лестнице не было даже и воспоминания о вчерашней крови.
   Отчего настроение заметно подпрыгнуло вверх.
   Я позвонил смело, хотя бы потому, что Кристина взирала на меня с надеждой.
   Замигал оживший глазок.
   Меццо сопрано из за железной двери прочирикало:
   - Кто там?
   Я помахал перед дверью промаслянной тряпкой (которую стянул с коврика соседней квартиры):
   - Что ж такое творится?
   Приходим, а с потолка водопады Ниагарские.
   Вы залили нам большую комнату.
   Я надеялся на то, что в московских домах хозяева знают только ближайших соседей по прилегающим этажам.
   Поэтому в нашем криминальном случае (с точки зрения любовницы Маши), кто нибудь из родственников со второго или с первого этажа радеет за испоганенную родительскую квартиру.
   - Вся кровать мокрая! Как же мы на нее ляжем? - Крыся вступила слабыми ножками на стезю частного детективства. - Вы не откроете?
   Может быть, не от вас утечка.
   Ай, да инодержавная девственица!
   И не покраснела при слове кровать.
   Маша поспешно открыла...
   И не оказалась Машей.
   Перед нами стоял вопросительный паренек.
   Скрестил тонюсенькие ножки.
   С такими неспортивными ляжками трудно ему придется в армии.
   - А где Маша? - от волнения я кхекнул, как старичок папа Зинаиды Афанасьевны.
   - Я не понял, вам Маша нужна или насчет затопления?
   "Юноша слишком наглый для своей весовой категории! - я проследил за Крысей, которая незатейливо отодвинула хозяина и прошла в ванную. - Вообще, каждый самец должен знать свое место, которое прямо пропорционально весовой категории".
   - Я ничего не нашла! - Кристина светилась непорочной радостью:
   - Может быть, нас залило через межпанельные швы?
  
  ГЛАВА
   науки юношей подпитывают, сколько Донецких красавиц помещаются на одной антрессоли? где найти жижу с витамином "Б"?
  
   Во дворе я закурил, отдыхал после "облома".
   Курю я крайне редко, и только для того, чтобы организм встряхнулся перед усиленной тренировкой.
   Пачка "Мальборо" внутри разделена на две комнатки.
   В одной я держу благородные сигареты, в другой - яву.
   Когда курю сам, то довольствуюсь явой, тем более, что по вкусу не различаю сигареты.
   Когда угощаю - выщелкиваю "Мальборо".
   Предложил сигаретку Кристине.
   Девушка потянулась к пачке, но вспомнила, что до свадьбы надлежит целомудреничать.
   Вздохнула и отказалась.
   Рядом на скошенном турнике подтягивался умный парнишка.
   Я расправил плечи и посоветовал:
   - Малец! Так подтягиваться - бесов тешить.
   Обезьяньими ужимками ты рельеф не заработаешь.
   Вот смотри, ухватись шире!
   Я бы показал, но сейчас физра мне пойдет не в толк.
   УУУГГГУ ГГГУ!
   Подтягивайся, пропуская планку за головой.
   Другое дело! Видишь, как широчайшая напряглась.
   Это тебе, не за девками бегать!
   Кстати, о них, ягодных.
   Ты почему вышел на занятия культуризмом в балахоне, в каком и бомж постыдится по помойкам рыскать.
   Штаны висят на тощей заднице, как у балерона.
   Физкультура - праздник не только мускулов, но и души.
   А вдруг, сейчас твоя длиноногая судьба рассыплет мандарины?
   Ты побежишь помогать собирать.
   А девочка взглянет на твои штрипки и лохмотья:
   "Да с, - скажет, - он не лорд и не джентльмен!
   С ним знаться - себя обмарать!"
   Знай, что многие, особенно девицы, занимаются спортом только для того, чтобы показать себя и свои сверх дорогущие спортивные костюмчики.
   Мальчик в изнеможении свалился на снег!
   Довольный, спросил меня, благодаря за науку:
   - Дяденька, вы такой громадный, как слон!
   А вы в нашем доме живете?
   Может быть, еще чему нибудь научите?
   Я б тогда до лета так раскачался и приоделся, что девки завянут.
   - Нет! Сейчас отплываем! Заезжали к знакомой Маше, но ее нет дома.
   Только братишка ее хозяйничает. Кстати дохлый и исхилевший, не тебе чета!
   (Я преувеличивал объемы моего ученика, но не могу же я уничижать своих)
   - Машка? С третьего? Моя соседка!
   Нет у нее никакого брата.
   Сама жаловалась: вот бы мне братишку, защитничка!
   Я посмотрел на Крысю, как курица на немца.
   - Удивительно, я тогда подумала, - Кристина откровенничала по дороге к подъезду, - почему у Машиного братца ногти наманикюрены.
   И на губах следы стертой помады.
   Но решила, что у вас, у москалей.. москвичей свои причуды.
   - Ты сыщик, поэтому должна была мгновенно среагировать! - я корил стыдливую помощницу. - А не на москвичей, кстати, сама сюда метишь, дивиться.
   - Я - только учусь! А ты, Иван - не прав.
   Дверь была прикрыта, но не заперта.
   Я боком протиснул литые мышцы в мелкокалиберную квартирку.
   Прямо у порога, среди разномастных тапочек лежал таинственный брат Маши.
   Его выпученные глаза, к сожалению, уже не отражали лицо убийцы - только мое каменное чело и побелевшую Крысю.
   Девушка к счастью не закричала.
   Прошла в комнату, присела на беленький кожаный диванчик (три тысячи долларов):
   - Моя мама работала на скотобойне! - прошептала контуженная девственица. - Я привыкла к лужам крови и охладевающим тушам.
   Я на всякий случай закрыл дверь на защелку.
   Наклонился над теплым мертвецом:
   - Его задушили. Шея взбухла! И след от тонкой удавки.
   Я недолго думая, стянул с трупа вельветовые желтые джинсы.
   Для верности, не веря (у некоторых мужчин, особенно у юношей, причиндалы петушинные) я ухватил (быстро, чтобы избавиться от неприятной догадки) мертвеца за лобок.
   Всевидящая Крыся хриплым донецким акцентом заметила:
   - Неужели, другим способом нельзя проверить пол человека?
   Или тебе так интересней?
   Ну и что там у НЕЕ в штанах!
   "Почему Крыся называет меня на "ты"?
   Либо она метит в мои жены, что исключено, хотя бы потому, что я нищий.
   Либо уже думает, что мы коллеги?
   Либо в Донецке нет "вы", но только "ты".
   И отчего панибратски поучает и позволяет...
   Неужели, все девицы нетронутые такие бойкие?"
   - Во первых, я рассматриваю труп.
   Не знаю заранее его пол!
   Во вторых, если такая прозорливая, сама копайся в чужих штанах!
   Там, кстати, что и должно быть у НЕЕ!
   Он не Машин брат. Это она - Маша!
  
   Мы озадачились, но не ослабли духом.
   Крыся даже пожелала высказать новую, несомненно полезную мысль, как, вдруг...
   Вдруг, в замочной скважине настойчиво заскрежетало.
   Кто то, недобрый (потому что испугал нас) открывал дверь.
   Не звонил, а именно открывал.
   Но кто? если хозяйка жилища мертвее мертвых всех.
   А ее бывший любовничек любовник Петр Андреевич умертвился еще вчера.
   По моим сведениям, больше в квартире никто не проживал.
   Может быть, ДРУГОЙ любовник?
   Эти мысли пробежали за две секунды.
   И я потерял сознание.
   Но не успел долететь до пола, как подпрыгнувшая Крыся больно ущипнула меня за правую щеку.
   И я снова ожил.
   Затем, не будучи оригинальным, я захотел спрятаться.
   Но моя фигура сама походила на шкаф.
   И никуда ее не втиснуть.
   А Кристину куда запихнуть?
   В последнем отчаяном порыве я распахнул дверцы антрессолей.
   К счастью, ящик оказался наполовину пустой.
   Я поднял взбрыкнувшуюся (еще бы! мужчина дотронулся до ее неопыленного тела) девчонку до потолка.
   И красиво засунул на антрессоли.
   Понятливая Крыся уже не дергалась, закрыла за собой дверцы.
   Я же вспомнил рассказы про хитрых героев любовников.
   Выбежал на балкон и взглянул вниз.
   Прыгать - высоко.
   Но если повиснуть на руках на перилах, то можно переждать.
   С улицы меня бы никто не заметил: плотная полоса заскорузлых дряхлых деревьев стояла между домом и кирпичной стеной пыхтящего заводика.
   Задумал - сделал.
   Уже когда держался за хлипкие деревяные перила, когда мои натренированные ноги искали хотя бы дряную опору, я подумал, что ТОТ, КТО ВОЙДЕТ увидит открытую дверь балкона.
   И, конечно, пойдет любоваться на меня.
   В висячем состоянии мои десять пудов литых мускулов окажутся менее полезными, чем вилка для солдата.
   Но я не успел додумать.
   Хлипкое предательское дерево, без объявления, лопнуло.
   И я с деревяшкой в мощных ладонях полетел к родной Земле.
   Но годы потрясающих тренировок обострили мои реакции.
   Я ухватился за санки на балконе второго этажа.
   Подпрыгнул на цветочном ящике с первого этажа.
   И упал в обсиканый снег.
   Цветник угрожающе свалился около моего правого круглого плеча.
   Я догадался, что парадное падение вряд ли останется незамеченным для скучающих пенсионеров.
   (Представил, как вчерашняя женщина с оловяными глазами вязала серенький шарфик, и снова увидела меня: "Опять этот УБИЙЦА.
   Нет, дорогие сограждане! Я не боюсь звероподобного бандюгу. Все расскажу милиции! ВСЕ!!!)
   Я завел мотор покрякивающей "Нивы"!
   За ее самоотверженность сменю масло.
   Но где же, Кристина?
   Если не придет через сорок пять секунд, то пойду на выручку.
   Но девушка обрадовала меня своим стремительным появлением.
   Я сейчас был рад Крысе, как кабан в свинарнике тешится тому, что пьяный ветеринар обошел его и не кастрировал.
   - Что, кто, как? - я допытывался у донецкой красавицы!
   Мы сворачивали на Таганскую улицу.
   Крыся задала встречный вопрос:
   - Не ушибся? Я думала: ты такой громоздкий, что свалился, как мешок с бужениной.
   Когда ты улетел, то скрежет в замке прекратился.
   А я смекнула, что неизвестный НЕ ОТКРЫВАЛ, НО ЗАКРЫВАЛ проклятую дверь.
   Он запирал нас, как Отелло Джульету.
   Для чего? Наверняка, вызвал, подонок, милицию.
   - Девице на выданье не стоит употреблять мужские словечки.
   - А меня сейчас никто из женихов не слышит! - Кристина подмазала губы фиолетовой помадой.
   Взбила черный паутиный локон.
   Продолжила, словно коровью жвачку жевала:
   - В Донецке, если крепко не обложишь матом приставучего пьяницу, так он тебя прямо всенародно изнасилует, - Кристина вздохнула (но не тяжело, потому что для полноценного вздоха человек должен иметь тренированную грудную клетку), - если сможет после беспробудных лет пьянства.
   Так вот, я еще вспомнила, что ты закрывал дверь на задвижку.
   Поглядела в глазок - никого.
   Глазок китайский на все стороны света.
   Если бы злодей спрятался даже на коврике под дверью, то я его бы заметила.
   Подергала - точно. Дверь заперта!
   Причем, замки на двери не защелкивающиеся автоматически.
   Значит, нас или кого нибудь другого, караулили.
   Дабы записать на приходящего дурака труп.
   - Мертвец никому не принадлежит! Значит необязательно его записывать на любого человека.
   Следовательно - нас, ты права, поджидали.
   "Но кто? и почему? - я откупорил баночку "Энерджи Мускул". - Кому я нужен? Во мне ничего выдающегося, кроме фигуры нет!
   Может быть, общество хиляков, страдающих комплексом физкультурной неполноценности, уничтожает силачей?"
   - У нас в Донецке ключи вешают в хлев, или на крыльцо, а москвичи ховают на тумбочках. Я посмотрела на полочках в прихожей и нашла ключик! открыла и выбежала - никто меня не видел. - Крыся протянула мне латуный простецкий ключ.
   Он маленький, но на девичьей недоразвитой ладони выглядел как молоток в моей атлетической руке.
  
   Домой я приехал отутюженный нахлынувшими мертвецами.
   Кристина, вопреки моим злорадным ожиданиям, выглядела бодро.
   Она даже что то напевала на древнерусском, то есть украинском, языке.
   Я же раздумывал, куда бы себя приспособить.
   Сегодня дополнительная тренировка мне не положена.
   Остался бы дома, полистал пикантный журнальчик.
   Но мужчине моих лет и моего имиджа не положено по вечерам сидеть в квартире.
   Если здоровенный молодой красавец валяется на скрипучей тахте, то ЭТО попахивает извращением или болезнью дауна.
   Поэтому я оставил Крысю на попечение и на развлечение моим озабоченным сестричкам.
   С деловым видом выскочил за дверь.
   Около метро я натолкнулся на ледяную глыбу.
   - ВООО! - Сказала глыба. - Гора с горой сошлись.
   - Серега! - я пожал медвежью лапу. - Ты почему не на тренировке?
   Москва должна знать своих героев.
   - Пошутил? я из Лужников, прямо сюда.
   Качаюсь по семь часов.
   Я же профессионал, а кубок Москвы через месяц!
   Кстати, я тебя тоже записал!
   - Меня? Да на кой фиг мне это нужно?
   - Понимаешь, Ваня! Молодые силовики давят.
   Такое железо таскают - жуть.
   Но рельеф у них слабоват.
   А мы поднатужимся! Да не волнуйся.
   Мы же в показательных соревнованиях участвуем, как фигуристы! ГЫ ГЫ ГЫ!
   Кстати, кто тебя к щеке приложил? Пионеры герои?
   - Кристина ущипнула, когда я мимо нее падал!- ответил я весьма неосторожно.
   Но Серега понял по своему:
   - УХ, ТЫ! Круто! Во что играли?
   - В "Сыщик ищи вора".
   Мы с Сергеем зашли в ближайшую дешевую пивную.
   Потому что пиво содержит витамин "В"!
   И полезно, как до тренировки, так во время онной, так и после нее.
   В итоге, я пришел домой поздно, как полагается настоящему мужчине, что не стыдно, но почетно.
   Открыл дверь ванной (почему сегодня одни двери?)!
   ООО! Если бы я не находился с двумя литрами пива в желудке, то проигнорировал бы ситуацию.
   Пробормотал бы: "Дуры необъезженные".
   Но сейчас, в игривом настроении...
   Под душем стояла белая Крыся.
   Она увлеченно беседовала с Наташей, конечно же о женихах.
   Девушки накопили столько свежей информации, что не дождались, пока Кристина помоется.
   Да и зачем, если и в ванной беседа течет плавно.
   Я, как пуля в мишень, смотрел на иссиня черные лобковые волосики донецкой Крыси.
   То меня паталогически заинтересовало, что девица не подбривала лобок.
   И черный парик окутывал тайное место Крыси.
   Я же общался только с аккуратно подстриженными, либо с голыми девичьими причиными местами.
   И на картинках, и в кино - тому подобное.
   Позже Серега меня просветил: "Ваня, мы люди простые.
   А знаешь ли ты, что небритый, заросший лобок - высший писк моды.
   Дозволяется только скромницам и девственицам.
   В Париже нынче в моде абсолютно безволосые тела.
   Поэтому волосатые девки - в дефиците!
   И они куражатся.
   Своей бородой на ... как бы говорят: "Плевала я на твое импотентное мнение!"
   Я тренирую в закрытом клубе "АП энд АП"!
   Так там девки, которые цивильные, или хотят себя таковыми выставить, занимаются в полупрозрачных простых трусиках.
   Ленка Чигирева внучка депутата бедра качает.
   Ее охраники за ней перемещаются.
   А у нее - жесткие длинные волоски сквозь трусики пробиваются.
   И свисают по обе стороны полосочки, как усы.
   Раньше такое - позорно, а сейчас - почетно.
   Ты бы видел, как в восторге каменеют от Ленкиных зарослей мальчики из бомонда".
  
   Крыся, нимало не стесняясь, а даже, как бы гордясь, не скрываясь, сквозь водяные дырки прокричала мне:
   - Что нравится? Посмотрел и хватит!
   - Не беспокойся! Это всего лишь мой брат! - Наташка захохотала, полуобернувшись. - Ваня не опасный!
   Он только со штангой герой.
   Неожиданно, Кристина сказала добрые слова в мой адрес:
   - Иван, даже очень опасный, потому что мужественный.
   У него каждый день уйма трупов и приключений.
   Другой бы давно рассудок потерял, а Ваня хладнокровно расследует!
   (Предыдущее мое "расследование" было семь месяцев тому назад.
   Мне поручили найти собачонку Жизель болонку актрисы Величко из Ленкома.
   Я мучился три недели.
   Истаскался по собачникам и птичьему рынку.
   Наконец, не выдержал и подсунул Величко похожую псину.
   Нашел новую собачку в парке Победы.
   Конечно, актриса распознала подмену.
   Закатила театральную истерику: "Дайте воды! Воды!"
   Но к ужасу, оказалось, что подложная болонка принадлежала одному налоговому инспектору из Бирюлева.
   Инспектор (у него дурацкая фамилия Бриков) доказывал мне, что я украл у него собаку, когда он засмотрелся на делегацию зеленых)
   - Почему дверь не запираете? - я озлобился, но не грубо, а для порядка. Перевел стрелку девичьего внимания. - Лесбиянки девственицы!
  
   К ужину пришла Таня.
   И речь о предстоящих своих свадьбах и о приключениях подружек полилась в три счастливых голоса.
   Я поджаривал бараний шашлык (шестнадцать г. белка на сто г.)
   Варил овсяный (одиннадцать г. на сто г.) кисель.
   И слушал Кристину донецкую печальную байку о кознях хитрой Олеси жены Степана.
   - Степан Жбан! Неужто не слыхали?
   Вы, москвичи, что, неграмотные?
   Сам Солженицын рыдал на его плече!
   Правда Жбан пишет исключительно на родном украинском.
   Но учат же люди английский, чтобы Шиллера читать без словаря.
   И вы, ради его гениальных книг, учите украинский!
  
   Степан Жбан лентяй с детства, но не пил горилку, не курил дынные семечки.
   Поэтому, чтобы занять пустое время (не работать же!), начал писать любовные романы.
   Известно, что нет легче деятельности, чем писательская.
   Писаки окружили себя таинственностью, и никого не подпускают к выгодному ремеслу.
   Чтобы не было тотальной конкуренции! - Кристина иронично хихикнула.
   (Наверно, пробовала издавать свои стишки, но ее с позором освистали.
   И откуда она слова второразрядные знает?)
   - Жена Степана Олеся корячилась на трех работах.
   И обхаживала творческого муженька.
   Степан довольно труслив, поэтому просил Олесю, дабы она разговаривала с издателями.
   У него, якобы, ранимая поэтическая натура.
   Олеся покорно выполняла прихоти донецкого сочинителя:
   "Не пьет, не бьет - и ладно".
   Подружки даже завидовали "счастливой" Олесе.
   Но однажды случилось чудо: роман напечатали.
   Так как издатель знал только Олесю, то и подумал, что она сочинительница.
   Злые девки поговаривали, будто бы Олеся с издателем заключили полюбовный союз.
   Олеся ничто не сообщила Степану Жбану о напечатанной книге.
   Затем пошли в тираж другие Степановы книги.
   Тема полюбилась донецким читательницам.
   Жбан попросту переименовывал героев из иностранных любовных романов.
   Чужой быт и действительность переиначивал на украинский манер.
   Например, Барбара Стрейзанд пишет: "Из шикарного золотого лимузина вышла очаровательная ухоженная молодая девушка.
   Сэр Роберт в волнении сломал золотую зажигалку "Зиппо".
   Степан Жбан сочиняет: "С добротной телеги соскочила очаровательная румянощекая дивчина.
   Атаман Гринько от волнения выронил трубку (люльку) и огниво".
   Деньги за Жбановы романы текли полноводной рекой.
   Но он ничего не знал о своей славе.
   Тогда Олеся решилась на отчаянный женский поступок во имя спасения своей нравственности.
   ("НННУУ! куда загнула, Крысечка! Олеся - жертва мужского террора?")
   Она напоила Степана настоем белены.
   Муженек скоропостижно оглох и ослеп, как крот.
   Олеся стала хозяйкой положения.
   Степан печатал на компьютере вслепую.
   Любовные чужие романы помнил наизусть, поэтому писал, как и прежде.
   Олеся исправно кормила Степана галушками со сметаной!
   ("Крыся облизнулась! Мои сестрички скривили избалованные губки!
  Я вспомнил, что тесто галушек весьма вредно для организма.
   Забивает каналы для прохода белков".)
   И ублажала его, как и прежде.
   Но Жбан не ведал, что на его гривны за окном, на бывшем пастбище Олеся отсроила трехэтажную каменную хату.
   В ней сначала забавлялась с издателем.
   Затем устраивала оргии с парубками и девками.
   Кто же откажется от молодой красавицы да от дармовой выпивки.
   Олеся настолько обнаглела, что во время пира иногда не сама прелюбодействовала со Степаном, а подсылала ему девку.
   Случалось, что и парня!
   ("Крыся, Таня и Наташа заохали в восторге девичьими устами.
   Еще бы! Девушки обожают сцены из жизни гомосексуалистов".)
   Степан не замечал сексуальных подмен.
   Он полагал, что женушка, как и прежде, возвратившись с поля, из последних сил делает ему: калеке, одолжение.
   Но в один прекрасный майский день, первого числа, Олеся застыдилась.
   Неясная тоска охватила ее душу:
   "Что дальше?
   Как буду жить, бездуховная?
   Неужели обманом счастье выстрадаешь?"
   Олеся не выдержала бесчестья.
   Напоила Жбана лекарственными настоями.
   Отчего муженек и прозрел и стал слышать, как вождь апачей.
   Рассказала Олеся всю правду про себя и про обман.
   Ждала, что обманутый гений либо убьет ее (Верховная Рада оправдала бы Степана), либо выгонит с позором.
   Но Степан, как талантливый человек, пошел иным путем.
   Он не только простил заблудшуюся жинку.
   Но и бросил писательское ремесло.
   Объявил людям:
   "Если у меня такая прекрасная умница Олеська жена, то не потрачу ни минутки на иные дела.
   Буду только любоваться и миловаться с ней.
   И действительно, с тех нехороших пор, как ни зайдешь к ним в огромную хату, так они все время играются.
   Бегают по дому друг за дружкой без портков.
   Но у них ЭТО выходит естественно и не пошло.
   А деньги за изданные и переиздающиеся книги поступают на их швейцарский счет.
  
   - Все ваши рассказики, милые дамы, - я не выдержал молчания. Должен и мужчина когда-нибудь говорить, - имеют один сюжет "Бедная Золушка".
   И пересказываются просто: "Была нищая! Трум-Тум-Бум-Барам! Разбогатела! БАЦ-БАРАЦ! Нашла супер мужа".
   - А у тебя-то! Байки про мальчика. Жил-был худой паренек.
   Начал качаться - и на тебе! Выиграл конкурс "Мистер Мускул".
   Поехал в Америку и пожал руку Шварцнегеру! - Наташа с наигранным омерзением взглянула на мой белковый омлет (петрушка, говядина, свинина, баранина, треска, кусочки ананаса, - все щедро залитое яичным белком)!
   Но затем перешла к девичьим, более захватывающим проблемам:
   - Вчера возила группу американцев в Суздаль.
   Один бывший русский (так он себя назвал) просил, чтобы мы свернули в Рязань.
   Затем подкупал меня и водителя.
   Потом угрожал, но в конце-концов разрыдался.
   Я спрашиваю его: зачем тебе Рязань?
   Молокозавод не видел?
   А он слюни пустил.
   На полурусском, полуанглийском с негритянскими "р" отвечает, что там у него невеста.
   Точнее, женщина еще не знает, что она его невеста, вернее она его не знает совсем.
   И не слышала о нем никогда.
   Но он узнал об этой удивительной романтической даме из третьих рук, вернее из третьих языков! - Наташа засмеялась, показывая точеные алебастровые зубки. - Заочно влюбился.
   И за три океана приехал жениться.
   Я спрашиваю: Почему не поехал прямо к ней в гости?
   Зачем уехал в Суздаль, а оттуда пожелал в Рязань?
   Он отвечает, что в России кругом одни маньяки (что правда) и он никогда не возвратился бы из Рязани.
   Его бы изнасиловали на первом же полустанке.
   Я говорю: Взял бы напрокат машину или такси заказал бы.
   НЕЕТ! для него дорого!
   Приехал жениться, а ужимается, как гад.
   Да наши мужики напьются и последнее даме своей отдадут.
   А иностранцы сидят на мешках с золотом и жадничают.
  
   Я ушел в комнату.
   Включил телевизор.
   Ничего интересного, кроме фильмов про "нашу жизнь", с воплями и матом не нашел.
   Мне достаточно волнений в тренажерном зале и на работе.
   Почему так мало приятных, восхваляющих Россию, фильмов?
   Все они либо о прошлых временах, либо старые.
   Тут я вспомнил, что снова остался без дела.
   А работа частного детектива требует постоянной практики, иначе мозги отсыреют или засохнут.
   Внезапно, в мой дедуктивный мозг влетела идея о Рязани.
   Почему все упоминают патриархальный модный городок?
   Может быть и Маша и Петр Андреевич и Американец связаны одной нитью - Москва-Рязань?
   Но как я об этом узнаю?
   Что буду от этого иметь?
   Но, по крайнейй мере, расследование по Петру Андреевичу (переодетому в женское) и по его девушке Маше (облачившейся в мужское) еще не закончено.
   Перед сном я задумался о женщинах.
   Почему они меня не любят сексуально?
   Или любят, но не достаточно сильно.
   Где та страсть, которая описывается в (уже не дешевых) книжонках?
   Почему ни одна дева не пожертвует своим благополучием, или жизнью ради меня?
   По всем женским писаным законам я - красавец.
   Но вряд ли я поверю сам себе, если скажу, что девушки опасаются обжечься о мою неотразимость.
   Может быть, они боятся меня, моего атлетического роста?
   Или загадка кроется в моей нищете?
   Наверно, правы сестрички, когда говорят, что чем богаче мужчина, тем он красивее и приятнее, образованее и интелигентнее.
   Вряд ли кто назовет эстетом кандидата философских наук, который живет в однокомнатной квартире с мамой и поджаривает селедку с луком.
  
   Кстати, интересно, с кем сегодня ночует Кристина?
   С Наташей или с Таней?
   Или спит одна в отдельной свободной комнате?
  
   Проснулся я рано, в десять часов.
   Режим усиленных тренировок требует абсолютно спокойного непрерывного сна.
   Наташа уже ушла.
   Танечка в прихожей боролась с прической.
   Кристина нигде не объявилась, даже в ванной.
   - Где моя помощница? - я разбил седьмое яйцо в яичницу.
   Добавил зеленого горошка.
   Подсыпал сахара:
   - Не думает ли она, что я за прогулы буду платить ей двести баксов?
   - Деньги - дурь! - Танечка персчитывала рубли и подводила губы одновременно:
   - Деньги - не цель, но дорога к цели.
   И, вообще, чем меньше мужчина говорит о деньгах, тем благороднее он выглядит в глазах дамы.
   - Когда я окончил школу, то купил тебе красивые погремушки! - я по-эзоповски дал понять Танечке, что она, хотя и поучает меня, но должна помнить насколько я старше, значит мудрее.
   - Кристина - труженица! Она сейчас вернется! Побежала ранехонько купить "Из рук в руки".
   Хочет дать объявление насчет женитьбы.
  
  ГЛАВА
   ГРЯЗЬ НА ЗОЛОТОЙ ТАРЕЛОЧКЕ - ХОРОШО ЛИ это? Геракл, Психея и антиквар Павлик, Крыся стала более непорочная, чем прежде
  
   Кристина не дала мне повода сделать ей взыскание.
   Пришла морозная и счастливая.
   Еще бы! Дорогу к семейному счастью грудью прокладывает себе.
   За завтраком она, как истиная девственица скушала яичко и чашечку чая с лимоном.
   Но раскраснелась так, как я надулся, когда сожрал (потому что от жадности, но не для пользы) шестикилограммовую фаршированную индейку.
   Вопросительно ласково посмотрела на меня.
   Но меня последний раз девичий взгляд обманул в девятом классе.
   - Снова поедем к дедуле папе Зинаиды Афанасьевны.
   ("Если каждый раз я буду ездить на "Ниве", а не на метро бесплатно, то разорюсь, если не появятся новые заказы".)
   Я кое-что у него спрошу.
   Надеюсь, за ночь он не превратился в свежеубиенного мертвеца!
   На этот раз я захватил с собой Арнольда.
   Пес станет третьим собеседником.
   К тому же, он давно не видел мир.
  
   Звонил дедуле я долго.
   От досады даже нечаяно вдавил кнопку до упора.
   Она залипла, оттого звонок тренькал неприлично непрерывно.
   Пришлось вырвать кнопку с пожухлыми проводками.
   - Если нас обвинят, будто мы сломали, - я пояснял понимающей Крысе, - то скажем, - так и было.
   Минуту мы подпрыгивали около квартиры.
   Жильцы разбрелись по скудным работам, поэтому не донимали нас ненужными вопросами.
   - От трудов праведных не построишь палат каменных! - я ловко ковырялся в замке отмычкой.
   Зинаида Афанасьевна справедливо опасалась только бомжей.
   Догадывалась, что взломщик, если захочет, откроет любой запор.
   Или дверь вышибет во время очередного салюта (соседи не услышат грохота)!
   Поэтому замки подобрала простецкие.
   И закрыла дверь (или ее папенька затворил) на один верхний.
   Я смело вошел, пригласил улыбчивую Кристину:
   - Прошу! Чувствуй себя, как дома.
   Если кто-нибудь нас застукает, скажем, что дверь была открыта.
   Зашли к знакомой, а она - до свидания - отсутствует.
   Рассуждал я смело, но пройти по комнатам сначала опасался.
   Вдруг, из-под дивана высунутся старческие окоченевшие ноги?
   Или из петли на кухне выглянут синие очи висельника(цы)?
   Может быть, в ванне обнаружится утопленик?
   Мы совершили рейд и облегченно вздохнули: трупов нет.
   В углу комнаты сиротливо блестела шикарная штанга.
   - Крыся, как удачно! Мне сейчас пришло время подкачать рельеф икроножной мышцы.
   И бицепс правый нуждается во внимании.
   Я скинул куртку, схватился за железо.
   - Мой стартовый вес! Здесь проживает не хилый человечек. РРРРАЗ!
   Я знал, что Кристина заинтересовано смотрит на мои легкие уверенные движения.
   А если не интересуется, то она - гермафродитка или лесбиянка.
   Либо участок мозга, отвечающий за любопытство, у нее атрофирован.
   Потому что очень захватывающее зрелище, когда Геркулес лязгает железом.
   Но Кристина превзошла мои скромные ожидания.
   Наивная девственица даже пощупала (двумя руками, потому что одной не обхватила бы) мой правый надувшийся бицепс.
   Сейчас он походил на здоровенный кокосовый орех.
   Вымолвила:
   - ОГО-ГО! С твоими данными только в Голивуде сниматься.
   Я получил положенное внимание, поэтому деловито, перешел к обыску:
   - Мы ищем что-нибудь подозрительное, Крысечка.
   Но, в основном, все, что связано со словом Рязань.
   Осторожно пересматривали чужие вещи.
   Я скушал две говяжьи котлетки со сковородки.
   После штанги мне требовался комплекс белков.
   А хозяева навряд ли заметят пропажу.
   Кто считает котлеты?
   На тумбочке около телефона я нашел листок, исчерченный кривыми цифрами.
   Такие "записные быстрые книжки" есть в каждой квартире.
   На листе записывается информация, которую впоследствии никто не разберет.
   Или не определят чей телефон.
   Но на этот счастливый случай я нашел карандашную памятку: Недостоево, улица Двадцати шести бакинских комиссаров, шесть.
   - Кристина, уходим. Как же ты пропустила Недостоево?
   - Недостоево - не Рязань, - девушка с интересом рассматривала репродукцию "Купающаяся Сусана", - следовательно, я не обратила на него внимания.
   Честно говоря, я подумала, что Недостоево... оно звучит пошло, гадко... диагноз болезни!
   - Во-первых, для частного детектива любая, даже на первый взгляд ненужная запись, может впоследствии пригодится! - я поучал, потому что сам нашел нужное. Мы вышли из квартиры:
   - Во-вторых, если ты желаешь работать в Москве, то выучи сначала карты Москвы и области.
   Тебе пригодятся эти знания и для выбора богатого жениха.
   Например, кандидат скажет тебе, что у него домик в Барвихе.
   А другой щеголь предложит тебе жилье в поселке Октябрьском.
   Ты выскочишь замуж за Октябрьского, потому что звучит красивее.
   Но в Барвихе приусадебный участочек по крайней мере в десять раз дороже, чем в Октябрьском!
   - Лучше быть золотым колечком в грязи, чем грязью на золотой тарелочке! - Кристина ответила несуразицу, но чтобы последнее слово осталось за ней. И радостно добавила:
   - Частный детектив нашел улику, но оставил в чужой взломанной квартире куртку.
   Я мигом вернулся.
   Ругаясь, но не чертыхаясь (еще черта призовешь, затем от него не отвяжешься, не откупишься) вбежал в квартиру.
   Забрал курточку, и немного смущаясь, доел котлеты.
   Тщательно вымыл сковороду.
   Теперь хозяин(ка) может быть и не вспомнит о котлетах, подумает, что их и не было.
  
   В машине нас ждал благоухающий сюрприз.
   (По-видимому, дворовые мальчишки использовали старую шутку.
   Раньше хозяева запирали в машинах на ночь злобных псов, чтобы воры не взломали дорогой автомобильчик на который ушли все тещины сбережения.
   Весельчаки хулиганы ночью безбоязненно дразнили через стекло пленного пса.
   Собака честно брехала, отгоняя злодеев.
   Но при этом от досады и в азарте лапами драла обивку салона.
   Грызла грызущиеся детальки.)
   Арнольд, либо разозленный шутниками, либо осердчал на другое животное, но потрудился над задним диванчиком основательно.
   И обильно описал нашу механическую самоходную телегу.
   - Он протестует против насилия и тюрьмы! - сказала Кристина. - Собака подумала, что мы веселимся и объедаемся, а он охраняет и мерзнет.
   - Его работа - нюхать и сторожить! - я смотрел в тупую морду непонятного пса.
   У меня с ним взаимопонимания было не больше, чем у курицы и повара:
   - Если будет ущерб приносить, то я с него скальп сниму на новую обивку.
   - Ваня, ты не пробовал кастрировать его? - Кристина оценивающе смотрела на Арнольда.
   Собака испугано заскулила и лизнула левую руку деловой Крыси.
   Язык ротвейлера полностью накрыл Кристинину ладошку.
   - Крыся, тогда проституткам надо вырезать матки? - не совсем логично я выразил свое удивление.
   Кристина не слушала меня.
   Девушки обычно не слышат то, что не хотят.
   Она вытащила мятую бумажку, смутно мне знакомую.
   - Иван, пока ты выжимал белок из хозяйских котлет ("Заметила, а я так осторожничал".) я захватила листочки с тумбочки.
   Может быть, мы действуем грубо, грабительски, но ничего не теряем.
   Рядом с Рязанским Недостоево начерчен адрес некоего Павлика...
   Беговая улица сто сорок семь.
   Это в деревне?
   - Нет! Почти в центре Москвы. Заедем к Павлику.
   Под предлогом... ну хотя бы, - я посмотрел на вновь отупевшего Арнольда, - ООО! здравствуйте, вы Павлик?
   Зинаида Афанасьевна сказала нам, что вы ищете себе собачку, взрослого ротвейлера.
   Или: Здравствуйте, уважаемый!
   Маша подыскивала сторожевого пса, по просьбе Петра Андреевича.
  
   Но мои хитрые фразы не пригодились.
   Под указанным номером находился уютный частный особнячок.
   Охранялся он лучше, чем спальня президента Америки!
   За могильной оградой бегали свирепые черные товарищи Арнольда.
   Когда я позвонил в золотой звоночек три удивленные деревяные морды глянули, конечно не на меня, а на взволнованного Арнольда.
   Из динамика женский приятный голосочек пропел:
   - Слушаю вас.
   (Интересно, а что голос еще мог с нами делать через забор, если не слушать?)
   - Нам порекомендовали обратиться к вам! - Кристина как всегда проявила девственную простоту. - Маша, Петр Андреевич, Зинаида Афанасьевна.
   Крыся проговорила имена так быстро, что если бы спрашивающий затем усомнился, то Кристина ответила: ни про какую Зинаиду Афанасьевну я не упоминала.
   Дверь мелодично отъехала!
   Я оставил Арнольда снаружи.
   Помнил, что хорошо натренированные сторожевые собаки не признают никого, даже самку в течке.
   Бдительный секьюрити не уступал мне в габаритах.
   Мы сразу почувствовали себя друзьями, скованными одной штангой.
   Он проводил нас в хрустальный зал и вернулся к псам.
   Огромная комната заставлена и завешена стекляными блистающими штучками.
   И люстры, и столики, и фонтанчики, и загадочные шары, и миллион фигурок, и хрупкие зверушки, - все слепило, как маленькие Солнца.
   - Ну-с, я фас слушаю, чем могу быть полезен стол приятному обществу? - голосочек вырвался из искристого сияния.
   Атлетический я, хотя и с закаленным характером, опять едва не потерял драгоценное сознание.
   Все стекло бы перебил.
   К нам подошел невесомый холеный мужчина-юноша.
   Слишком правильные черты и идеальная кожа щек говорили о недавней пластической операции.
   Хозяин смотрел на нас деланно приветливо.
   Но по айсбергам в голубых глазках видно, что дикой любви к нам не испытывает.
   Еще бы! Одеты мы не для Кремлевских приемов.
   Я подбирал соответствующие выражения и мысли.
   Но вертлявая Крыся снова выдвинула свою кандидатуру на роль главной сыщицы:
   - Мы думали, что вы сами поможете! Мы еще новички, но стараемся...
   - А на какую сумму вы расчитываете? - эстет поинтересовался, как торговец в мясной лавке на Рязанском проспекте.
   Я сразу сообразил насчет денег:
   - Тысяч на двадцать долларов.
   (Угадал или не попал в точку?
   Может быть он пересаживает органы?
   Но и тогда двадцать - неплохая мзда для Москвы)
   - Прекгасно! - айсберги медленно таяли. - Тогда я бы посоветовал вам коллекцию!
   Зачем одиночные экземпляры? Хотя некоторые экспонаты стоят любой коллекции.
   - Он антиквар! Частный и богатый! - Кристина шептала мне в области лопаток. - Растягивай время.
   "Может быть, Крыся наметила антиквара в женихи?"
   Торговалась Кристина бойко и умело!
   Сказывалась тяжелая борьба за выживание на Донецком центральном рынке.
   Например, весталка соглашалась на сундучок.
   Затем придирчиво находила в нем эстетический изъян.
   Отвергала, вновь выбирала.
   Глиняные папуасы сменяли китайские залапанные веера.
   Чашечки с отбитыми ручками белели около золотых колокольчиков.
   Тетрадь Пушкина лежала на подвязках Екатерины Второй, все покоилось на кулибинском стульчике.
   Но антиквар, казалось, радовался продлению минут сладостной торговли.
   Он розовел с каждой архивной минутой.
   Наконец, торги завершились.
   Антиквар подсчитал (наверняка обманул, хотя обман в частной торговле понятие пустое).
   - Ровно девятнадцать шестьсот!
   Кристина, немного подумав, добавила к кучке хлама медного Амура с гипертрофированными причиндалами.
   - Редкая модель! - одобрил ухмыляющийся мужчина. - Для ценителей и знатоков.
   Ранняя работа Фаберже, еще до того, как он увлекся миниатюрами и яйцами.
   Но, господа, это превышает ваш кредит...
   - Амурчик - подарок от фирмы! - Кристина прошепелявила обиженно.
   И я и торговец поняли, что Амур решает судьбу покупки.
   - Ну хорошо! - натужно захихикал хозяин. - Для милой девушки.
   Вы - удивительная, я бы сказал штучная пара.
   Геракл и Психея.
   Давайте, скрепим покупку чашечкой мазильянского кофе.
   - Зинаида Афанасьевна очень вас хвалила! - я осторожно пригубил ароматный кофе, но отставил невесомую чашечку на нефритовый столик.
  (Среди явств: печений и пряничков, не было ничто подходящего для молодого физкультурного организма, ни грамма животного белка): - Похвала ТАКОЙ женщины...
   - Да! Знаете, она купила у меня ларец из дворца Петра Алексеевича.
   Очень тонкая женщина!
   Шкатулочка стояла довольно долго, ибо истинные знатоки, если и обращали на нее внимание, то не находили средств.
   - Сколько стоила... стоил ларчик? - Крыся прямолинейно перебила воспоминания уплывающего антиквара.
   - Вообще-то, это коммерческая тайна! - довольный своей таинственностью, антиквар погрозил Кристине шелковым пальчиком.
   (Я поклялся бы, что этот палец никогда не прикасался к гантеле)
   - Ну-с, скажем, около тридцати тысяч...
   ("Вот гадина! - я едва не прикусил губу. - Мне пятьсот долларов, а антиквару за барахло - тридцать тысяч!")
   - Деликатная образованная женщина! - антиквар закатил лазурные глазки и уходил от темы. - Если бы у меня была возможность, я бы предложил ей руку и сердце.
   А как она поет! Как поет!!! Дива!
   - Она замужем? - Кристина спросила правильно, потому что подобные вопросы, позволительны только от девушек.
   - Нет, одинокое хрустальное, что я говорю... алмазное сердце!
   - А вы? Тоже одинокая душа? - Крыся ерзала на подозрительно рваном пуфике.
   Наверно, пятнадцатый век.
   На сем седалище царствовал Емельян Пугачев.
   - Да-с! но я - гей! - антиквар признался гордо и естественно, как если бы я попросил Серегу: "Подвесь мне еще пару блинов". - Наш союз невозможен.
   Девушка, хотя вы необыкновенно привлекательная, но даже из вашей пары я бы выбрал Атланта.
   Я не знал, как реагировать на гомосексуализм прямой и открытый, но вспомнил, что дом тщательно охраняется.
   Произнес хрипотцей:
   - Мне нравятся балерины...
   - ООО! Балеринки тоненькие, без грудных желез.
   Очень похожи на мальчиков.
   Я бы сказал, они - первый шаг...
   - Давайте собираться! - Кристине не понравилось, что разговор ушел не только от ее фигурки, но и от девушек вообще:
   - Вечером, мы пришлем за покупками шофера.
   Он и деньги вам передаст.
   Может быть, я сама подъеду.
   А вы, милый друг, пожалуйста рассортируйте и упакуйте! - Крыся приказывала, как избалованная госпожа.
   - Но, пожалуйста, хотя бы какой-нибудь авансик! Задаток! - антиквар ответил нелюбезностью на резкость.
   - Мы не богачи! - Крыся постучала по фаянсу карточкой "Сити банка" ("Откуда она у бедной девственицы из Донецка"). - Вечером - все сразу!
   Мы забрали, истекающего слюнями Арнольда и поехали к родному (моему) дому.
  
   - Откуда у тебя карта? - я догадывался, но решил пошутить. Надул трицепсы, как у правильного героя Шварцнегера из "Терминатора":
   - От Олеси и Степана Жбана?
   Или, украла у Зинаиды Афанасьевны?
   - Ошибаешься, Иван, словно ты не частный детектив, а древний Шерлок Холмс.
   Карточку, потому что она стала никому не нужной, я вяла у Маши!
   Подумала, что частный детектив иногда появляется в светском обществе, как например, сегодня у антиквара.
   Если нет денег, то надо хотя бы размахивать банковской картой, иммитирую богатство. - Кристина чмокала любопытными губками!
   Вспоминала "роскошь" антикварного дома:
   - Мазильянский кофе, он дорогой?
   - Пять тысяч долларов за килограмм!
   На высокогорьях Анд живут морозоустойчивые сурки.
   Они спускаются в жаркие долины за пищей.
   Воруют кофейные зерна с плантаций.
   Но подбирают не всякое, но избранные.
   Почему и отчего - не известно!
   Затем возвращаются в снега.
   И, извините, испражняются непереваренными зернышками.
   Вот они-то и называются мазильянским кофе.
   Эстеты говорят, что он собрал в себя энергию гор... и плоскогорий!
   Я ожидал, что брезгливая Крыся сморщит прекрасное личико и произнесет:
   - ФУЙ, какая гадость.
   Но донецкая девушка совершенно справедливо сказала:
   - Как бы я хотела быть богатой, чтобы каждый день пить мазильянский кофе... из шкатулки Петра Первого!
  
   Когда мы пришли домой, Наташа усердно, выпятив гимнастические ягодицы, калякала что-то на замаранном блокнотном листе.
   Она обрадовалась Кристине, как волк Красной Шапочке.
   - Крыся, как лучше: "Молодая очаровательная девственица ищет состоятельного москвича для вступления в брак".
   Или: "Без тебя мир мой пуст, как в пустыне розовый куст".
   Кристина восприняла девчачий бред с партийной серьезностью:
   - Первое - слишком сухо.
   Второе - чрезмерно романтично.
   Потенциальный жених не поймет что от него требуется.
   По первому объявлению позвонит бандит.
   По второму - нищий неудавшийся поэтишка.
   Давай! соединим два в одно!
   - Наталья, ты выходишь замуж по объявлению? - я несказанно удивился, потому что Наташа ярая стороница романтических встреч.
   При этом, Принц на Белом Коне должен учтиво прикадрить Наташку, когда она прогуливается по дождливой Москве.
   - Нет! Кристина дает объявление в "Из рук в руки".
   Неужели, на пятнадцать миллионов человек не найдется ни одного порядочного и обеспеченного?
   - А, если: "Жизнь без любви немыслима.
   Как фиалка мечтает о росе, так и я жду твоего понимания!
   Но помни: я - дорогой неопыленный цветочек, который нуждается в просторной оранжерее".
   Меня скрутило от Кристининой находчивости.
   Белки потекли из мускулов в желудок.
   Но довольные девушки радостно записали белиберду на отрывной бесплатный купон.
   Поцеловались, обмывая удачные фразы.
   Но тут вошла победительница!
   Молочное личико Татьяны от полноцветного восторга выпрыгивало из овала.
   Танька бросила жеманную сумочку на скомканную скатерть:
   - Думала, что перевелись настоящие джентльмены.
   Мы их выискиваем!
   Но, оказывается: они сами находят жемчужины в дерьме!
   Татьяна разожгла любопытство окаменевших подружек!
   И, наслаждаясь всеобщим вниманием, включила чайник.
   Молчание затягивалось, как петля на висельнике.
   Наконец, виновница торжества не выдержала словесного вакуума:
   - Он поклонился мне!
   Шаркнул ножкой!
   Причем одет безукоризненно!
   Костюмчик "Поло"!
   Лицо не мальчика, но мужа!
   Говорит, ООО! как шикарно он говорит, сразу видно - давняя выучка:
   - Красавица! Я долгое время следил за прекрасной вами!
   Но не находил возможности завязать незатейливое знакомство!
   Мне казалось, что любое слово, сказанное вам мужчиной, оскорбит нежные струны вашей музыкальной души.
   Но не сочтите за наглость мою смелость.
   Ибо, если бы не ваша жгучая красота, я бы никогда не решился на подобный отчаянный шаг...
   Наташа и Кристина застыли, как истуканы с острова Пасхи.
   Наталья спросила с надеждой:
   - Может быть, он нищий?
   - Бедняки не разъезжают в красных "БМВ".
   И не приглашают незнакомых девушек... прелестниц в ресторан "Максим".
   - Иди ты! - казалось, что мы выдохнули в три глотки.
   Девушки беспорядочно метались по кухне.
   Через два часа Наташа подошла ко мне с необычной просьбой!
   (Я как раз вытягивал широчайшую до положенного Голливудского рельефа.)
   - Ваня, как поживает твой Серега? Тот, который чемпион Москвы!
   Он сейчас тренирует в "Ап энд Ап"?
   - Положим! - я осторожно напряг литые бедра. - Ты от глубокого отчаяния решила выйти за него замуж?
   Но он почти импотент!
   Как все качки...
   ГМММ! Исключая меня...
   - Попроси Сережу, чтобы он хотя бы разочек дал потренироваться Крысе.
   Девочка, может быть, никогда не увидит столичного бомонда.
   Она позанимается тихонечко...
   - ХА! Я тоже наверняка, не встречу богачей.
   А Кристина за два дня покорит Москву?
   Клуб закрытый.
   И не Сережа пропускает в него.
   Охраники похожи на североатлантических белых медведей.
   - Ваня, а я тебе за ЭТО приготовлю жареного поросенка.
   Целиком!
   Через три минуты я звонил Сереге.
   Трубку подняли после седьмого гудка:
   - Ну бля, чуть не придавило. Перестарался! ААА! Кто там? слушаю! Алле!
   - Сергей, не хочешь ли чтобы мы вдвоем откушали печеную свинью? с пивом...
   Через час Кристина ушла в злосчастный "Ап энд Ап".
   Вернулась она утром, в семь часов!
  
   Я наполнял походную сумку высококалорийными бутербродами и белковой жижей.
   Причем каждый гамбургер содержал определенное количество жира и белков.
   В нарастающей прогрессии.
   Крыся свеженькая и похорошевшая заискивающе смотрела в меня:
   - Ваня, а куда мы сегодня поедем?
   - Не волнуйся, непорочная Крысечка! - я раздумывал: взять с собой двухпудовую гирю, или на месте найду культуристский снаряд.
   Затем решил, что гирька - черезчур для короткой поездки!
   Вот, если бы я летел во Владивосток или в Америку:
   - Отдыхай! Ты переутомилась ночью!
   Путь мой далекий и тяжелый! Перед ним следовало выспаться!
   Мне летучие мыши сегодня не нужны!
   Вдруг, опасность, а ты заснешь с пистолетом в лапках.
   - Не позволяй себе думать плохое о людях! - Кристина покрылась невинным красным цветом:
   - Конечно, ЭТО не твое дело, но все мужчины необычайно любопытны и ревнивы, когда касается их так называемой сексуальной чести, выгоды.
   Я ни с кем не переспала.
   И решения своего до богатой свадьбы не изменю!
   Но стала еще более непорочная, чем прежде.
   - Ты что, клеем "БФ" себе залила?
   Я неоправданно груб!
   Но Крыся ответила мне полноценной ляпой (оплеухой)!
   Что означало - временное примирение.
  
  ГЛАВА 5
   о просвящении Рязанского крестьянства, страна неограниченных возможностей - шофер судья, что можно найти в свинарнике?
  
   Через час я покупал билеты до загадочной Рязани.
   - Крыся, у тебя какая-нибудь льгота на проезд есть? - спросил, но одумался:
   - ОХ, досада! Ты же иностранка!
   Я сунул кассирше инвалидское удостоверение:
   - Один безденежный до Рязани.
   Кассирша с базарным удивлением читала про мою третью инвалидскую группу.
   Удивлялась, потому что я перекаченной спиной закрыл весь перрон.
   Наконец, вычитав, даже понюхав мое пенсионное, выдала нулевой билет.
   (Я отгораживал любопытную Кристину от окошечка!
  Еще не хватало, чтобы девчонка узнала о своем шефе частном детективе культуристе Иване Поддубовом, что он официальный инвалид)
   Я дал Кристине фальшивые корочки налоговой инспекторши:
   - Покажи и скажи в кассу: один до Рязани.
   Больше ничего не говори.
   Удостоверение налоговика вызвало бюрократическую ласковую улыбку на щечках довольно миловидной свежей билетерши.
   Кристина настолько осмелела перед скалообразным мной, что спросила:
   - А почему мы не поехали на машине?
   Я бы ответил:
   - Бензин нынче дорог!
   На лишние денежки я куплю новую штангу.
   Старая истерлась до скелета.
   Но вместо жалкого ответа молодецки напыжил необъятную грудь.
  
   В вагоне я откинул чужие сумки, освободил нам место.
   Поселяне не особо возмущались, потому что при желании, я движением левого плеча смял бы их войско в пареную репу.
   Кристина с интересом смотрела на серое подмосковье и подробно описывала ночное похождение:
   - Какая куриная разница кто он и откуда?
   Главное - человек хороший и приветливый.
   У него квартира в "Аллых парусах"!
   Дома, представляешь - каток!
   Дача за Никулиной горой, рядом с вашим кинематографистом, не помню его фамилии.
   Александр рассказывал про свою многострадальную жизнь!
   ("Как его в детстве травили черной икрой? и до одури катали в Американском "Дисней ленде?")
   Он необычайно ранимый молодой талант.
   В седьмом классе выделывал столь виртуозные трюки на любимой скрипке, что Игорь Полянский целовал его музыкальные пальчики.
   У Александра было все... кроме верного друга.
   Родители запрещали ему общение с низшими сословиями.
   А сверстники из высшего общества не желали дружить с эстетическим Александром.
   Потому что он не пил, не курил отраву, не кололся, не нюхал, не прелюбодействовал с животными.
   И вот, сейчас, Александр понял, что к внутреннему миру необходимо еще внешнее физическое совершенство.
   Он посещает физкультурные клубы и осваивает азы накачивания мышц.
   - Одобряю! Только зачем он открыл свою чувствительную душу незнакомой тебе?
   - Александр надеялся найти во мне нового друга!
   Не нашел и огорчился сверх меры.
   Но мы расстались добрыми товарищами.
   Наверно, я не достаточно образована для вдумчивого него.
   Из Кристининого рассказа я своим нечутким умом догадался, что Александр все-таки не лишил ее девственности.
   Виновата ли в ТОМ прелестная скромница Крысечка?
   Или у Александра не хватило мужской энергии?
   Я отвлекся от Кристининой половозрелой романтики на тщедушного мужика.
   Он запихивал мешок с картошкой на полку.
   Картофель весил не менее сорока килограммов.
   Мужик трещал, прогибался, но не осилил.
   - Эй, болезненый! - я с негодованием наблюдал, что никто не поможет труженику. - Почему ты неправильно поднимаешь груз?
   Так ты свернешь шею, или сместишь межпозвоночные диски.
   Присядь. Затем сделай выпад правой ногой вперед.
   И с прямой спиной рывком зашвырни мешок наверх.
   Извини, что не помогаю, но по режиму мне не положено сейчас растягивать широчайшую.
   Гражданин последовал моему тренерскому совету и... свалился с вонючей пыльной поклажей на захарканый пол.
   - Да я вижу, ты слабоват, дядя.
   Может быть, серьезно болен?
   Или ненадлежаще питаешься?
   - Щи да каша - еда наша! - мужик ответил довольно неприветливо.
   Но на большее не решился.
   Потому что боялся выйти на полном ходу через открытое окно:
   - Картошка, да овсянка!
   По праздникам щи с капустой и килька в томатном соусе!
   - НЕЕТ! товарищ! Так вы штангу не осилите. Я всегда удивлялся почему в деревне растут испитые хилые кадры.
   Где же настоящие богатыри?
   Ни свежем воздухе, да на натуральных харчах, вы должны жать от груди не меньше трехсот.
   А на бицепс - сотку.
   (На меня смотрели, как Ясир Арафат на Шамира Арона)
   Только не говори, что у вас нужда, и что я деревни не знаю.
   Все - от грязной крестьянской лени.
   Есть, например, бараны.
   Но, отчего ты на себя подумал.
   Овцы пасутся без хозяина и едят только травку.
   По осени собираешь скот, режешь - и богаче всех городских биржевиков.
   Когда несешь тушу овцы, то приседай на каждом шагу.
   Через двенадцать шагов-приседаний - отдыхай две минуты.
   Тогда раскачаешь бедра.
   А не так, как вы ходите - несетесь с тяжестью, пока не упадете.
   На завтрак употребляй говяжью вырезку со шпинатом и двести грамм йогурта.
   На обед - отбивные из курицы с подливкой из тушеной свинины, зелень по вкусу.
   На ужин - плов с бараниной до отвала и литр пива.
   Только ОЙ-ЙОЙ-ЙОЙ! не надо прибедняться.
   А вы, милые дамы, слушайте и на ус мотайте.
   Для вас гимнастическое тело намного важнее, чем для мужчин.
   Например, когда доите корову - садитесь на шпагат.
   Разрабатывайте икроножные и тазобедреные мышцы.
   Затем, выставляйте напоказ телеса упругие.
   Не скрывайте красоту под пальто из болоньи.
   Серенькие пуховые платочки замените на кокетливые береточки или на расписные оренбургские шали.
   Не смейтесь, я не придуриваюсь.
   Элегантные вещи стоят столько же сколько ваши серые тулупы.
   А час-другой на физкультуру всегда найдете.
   Только не врите самим себе.
   - Может быть, он и правду говорит! - статная поселянка с черными вороными бровями спрятала усмешку в густых волосах:
   - Почему бы не попробовать пожить для себя?
   Парень не зря языком болтает.
   Поди ж сколько ему лет, а гору свернет, хоть сейчас его в цирке показывай.
   И девушка моложе, но выбрала его.
   Богатырей и физкультурных все любят!
   Я так возгордился похвалой милой женщины (почему-то, когда человек тебя расхваливает, то становится краше лицом, а когда ругает, - похож на сатану), что едва не пропустил искомое Недостоево.
   Мы выскочили на морозном полупустом перроне.
   Немногочисленные сошедшие с электрички бегом растворялись в дымке.
   Спешили по домам, либо на неведомый автобус.
   - Сначала найдем город, затем улицу Двадцати шести бакинских комиссаров! - я оптимистично шагнул на тропинку и увяз по пружинную щиколотку.
   Сорок минут мы бродили между кособоких, кажущихся нежилыми, избушек.
   Мне стало стыдно перед украинской девушкой за подмосковную Россию.
   В начале кладбищенского поля я остановил грузовик.
   Шофер согласился на двадцать рублей.
   Деньги немалые, но не умирать же нам, будучи двадцать седьмым и двадцать восьмой комиссарами.
   Я занял положенные мне два места.
   Кристина не долго терзалась девичьем смущением и устроилась на моем правом колене.
   Я ощутил ее малообъемные, но упругие ягодичные мускулы.
   Я полагаю, что ни о какой сексуальной игре девушка не думала.
   Просто использовала меня как сиденье с подогревом.
   Я тоже особо не возбудился, потому что думал о том, что девушка, хотя и легонькая, но на холоде запросто отсидит мне галифейную мышцу.
  
   - А что вам надо у нас? - шофер полюбопытствовал и без спроса закурил вонючую "Приму".
   Я открыл окошко, чтобы табачный дым не закупорил фибры легких, что помешало бы обмену кислорода в организме.
   Шофер с удивлением смотрел, как Кристина покрывается инеем:
   - Девка из теплых краев в белокаменую пожаловала?
   - В шестом доме живет знакомая! - я хрустнул ледяным пронатором. Пропустил национальный вопрос:
   - Едем навестить.
   - ООО! Глаголева - деловая баба! Раньше дизайнером по интерьеру работала, сейчас делом занялась - свиней выращивает! - шофер удовлетворенно заерзал своими девичьими ляжками по масляному сидению. - Родственички ее?
   - Ага! - Крыся с восторгом смотрела в мое волевое лицо, на котором не дрогнул ни один выверенный мускул.
   - Она на пищеблоке работает.
   Так столько зерна и объедков хрюшкам уворовывает, что кабаны, как слоны.
   Их в Америку надо отправлять на выставку.
   - В Америку? - я прикрыл окошко, потому что попутным морозом сигарету шофера унесло.
   Спросил небрежно, лениво, выверяя каждую букву, как проверял силы перед рывком гири:
   - А, что, есть возможность в Америку, ей-то?
   - Кто их баб знает! Если мужик говорит про перед, то баба обязательно скажет про зад! - шофер проявил необычайную философскую эрудицию:
   - Переписывалась, перезванивалась с одним Американцем.
   Он ей про свою свиноферму что-то врал.
   А вчера приехал в гости.
   Передового опыта набираться что ли?
  
   От волнения я вспотел, что вредно на морозе.
   Нет ничто обиднее, чем перед предстоящим культуристским шоу застудить мышцу.
   Американец, про которого Наташа рассказывала, все-таки добрался до Рязани.
   Может быть, сегодня я найду связывающие звенья между Машей, Петром Андреевичем, Зинаидой Афанасьевной и американцем.
   Неужели, Зинаида Афанасьевна тайком от мужа выращивала в Рязани свиней?
   Через подставную работницу.
   Выманила у Американца деньги и купила на них шкатулочку у антиквара педика.
   Тогда и до разгадки убийств я дойду легко, как белковый коктейль из "Мистера Мускула" приготовить.
   Шофер не желал прерывать дорожной беседы:
   - Глаголева - интересная чудачка.
   У нее за огородом заросшее поле.
   Мы его Куликовым зовем.
   Кулики так и сигают, словно лоси.
   Так она ту пустошь себе заграбастала.
   Сначала ей не давали, в Земельном комитете ждали взятку.
   Да откуда у нее деньгам взяться?
   По моему разумению - сначала помоги человеку, затем он в благодарность тебя щедро одарит.
   А не принесет - так будет что у него конфисковать.
   Но Глаголева, сначала непутевая, поэтому подала в наш суд.
   В иске ей отказали.
   Но она уже понимала что к чему.
   Притащила судье огромную свиную тушу, как мзду за будущее положительное решение.
   Намекнула, что на новом поле свинок разведет еще больше.
   Наша Ваша Честь ужасно разобиделась.
   С позором выгнала Глаголеву, но не забыла дать ей визитку адвоката:
   "Идите в адвокатскую контору ПО ЭТОМУ АДРЕСУ.
   Вас там научат, что неприлично и опасно судье взятки давать.
   И, кстати, правильно составят исковое заявление!"
   Адвокат миролюбиво разъяснил Глаголевой, что по ее делу его одночасовое представление в суде стоит пятьсот долларов.
   Но тут же торопливо добавил, увидев, что клиентка свела очи на переносице:
   - Но с гарантией обязательного выигрыша.
   - А, если судья все-таки откажет? - Глаголева заранее жалела потерю.
   - Вам - да! Но с моей защитой - нет!
   Бывшая интерьериха свезла в Москву кабаниху.
   Продала ее за пять сотен.
   Денежки передала адвокату.
   Разумеется, выиграла дело, даже потом удивлялась, что: когда Суд удалился на совещание, то из судейской слышался смех и звяканье стаканов, но не перелистывание свода Законов.
   - Значит, адвокат попался хороший! - Кристина не к месту вставила свое иногороднее предположение.
   - Чего? - шофер едва не врезался в покосившийся столб:
   - Какой-сякой адвокат?
   Да я сам закончил в Москве юридический заочный.
   Думал, что стану судьей, деньги немеренно хватать буду.
   Правильно размышлял, но как сказано в Библии: "Приходящий от земли земной и есть и говорит от земли..."
   Мы в основном не законы штудировали, а высчитывали: сколько какое дело стоит.
   Пути и методы получения мзды в собственных интересах.
   Система отлаженная официальная и простая!
   В каждом суде есть адресочек юридического бюро, куда вам следует обратиться за составлением ПРАВИЛЬНОЙ бумаги.
   Там с вас за услуги берут нехилые деньги.
   Но не вздумайте воспользоваться ДРУГОЙ конторой.
   Затем судья решает в пользу вас, а адвокатишка с ней делится.
   Наиболее зажиточным клиентам контора предлагает абонемент: вы ежемесячно платите адвокатам за абонентское обслуживание.
   Глаголева дает натурой - каждый месяц судейским с поклоном приносит свиную голову!
   А они, в случае надобности, улаживают ваши делишки! - Шофер мечтательно смотрел глазами Сергея Есенина в Тургеневскую даль:
   - Но чтобы судьей стать, надо после окончания юридического пять лет в судебной канцелярии девочкой на побегушках работать.
   Я не выдержал...
   - Все вы врете! - Кристина закусила нижнюю золотую губку.
   ("Наверняка, у нее в родне кто-то судействует, но взяток ему не дают.
   Потому он и разглагольствует, что честный судия, оттого денег не берет... якобы".)
   Копчиком пережала мне тазобедренный нерв:
   - Вы страдаете комплексом неполноценности.
   Ваши однокурсники прошли практику и, наверно, сейчас работают судьями.
   А вы им завидуете!
   Народные заседатели денег не берут!
   - Конечно, вам хорошо, москвичкам!- шофер озлобился.
   ("Неужели, он не понял, что Кристинин провожатый не ватой набит?"):
   - Ножки свели-развели!
   И на квартиру заработали.
   А нам, даже с высшим образованием, положено навоз грузить!
  
   Слово стало за мной.
   Я подождал, пока грузовик притормозил (борцы за правду пешком не ходят) около подобия хутора.
   Прижал шофера бетонным плечом к пулепробиваемой двери:
   - Послушай, моих дам не оскорбляй. Здесь тебе не сеновал.
   А за проезд ты еще нам должен остался!
   Мы выслушивали тебя.
   Подобная услуга у психоаналитика дорого стоит!
   Но на первый раз прощаю.
   Если другой раз не остановишься, когда я проголосую, то грузовичок в кювет пинками загоню.
  
   Мы выскочили (Крыся выпала на мои руки) из грузовика.
   Машина обижено уфырчала вдаль.
   И сразу стало тихо и мертво.
   Мы стояли перед одиноким домиком, окруженным множеством сарайчиков, что, возможно и называлось частной свинофермой.
   Избушка выглядела заброшенной.
   Но не менее нежилой, чем нормальные Российские зимние деревни.
   Я потащил обмороженную Крысю в дом.
   Несколько минут: и Украина потеряет еще одну свою гражданку на чужбине.
   - Кто в тереме живет? - я спросил голосом доброго молодца.
   Но ни одна Василиса Прекрасная или Баба Яга не высунулась в окошко.
   Не раздумывая, я вошел в дом.
   Прошел через холодные сени в горницу.
   В избушке не теплее, чем на улице.
   Но около Русской печи лежала вязанка дров: березовых и дубовых.
   Посуда стояла так, словно хозяйка вышла на секунду за сахаром.
   Я не долго думал, засунул в печку дубовые дровишки.
   Но знающая Кристина ("Откуда в Донецке холода?") вытащила дубы, даже пошутила голубыми губками:
   - Всегда родственичков первыми норовишь пропустить.
   Затопила печку березняком.
   И в это время на дворе мерзко и страшно завыла собака.
   Мы с Кристиной переглянулись, словно в глазах искали ответ на наши немые вопросы.
  
   Крыся осталась у жаркой печки.
   Я выскочил на заснеженный двор.
   Густой снег заметал следы.
   Откормленная овчарка посмотрела на меня и перестала выть.
   Наоборот, завиляла хвостом-метелкой.
   Понимает: что новый друг лучше старых двух.
   Из ближайшего сарая послышался хруст и жизнеутверждающее похрюкивание.
   Я, как бульдозер, пробрался к предполагаемому свинарнику.
   Вошел, щелкнул огромным выключателем.
   В просторном сарае оказалась стерильно чисто, если можно подобное сказать о деревне.
   Как борзые кони, в загонах томились живые свиные окорока.
   Увидев меня, они радостно завизжали.
   Нетерпеливо бзырили: "ХРЮ-ХРЮ! Давай жрать! Да побольше!"
   Я едва не умилился от деревенской идили.
   Хотел позвать Кристиночку, пусть Донецк вспомнит.
   Но неожиданно увидел женские тренированные ножки.
   Они, обутые в изящные валеночки, лежали параллельно полу.
   Туловище хозяйки ног находилось где-то под жирным боровом.
   Казалось, что дама: либо сосет вымя у свинки, либо доит молоко.
   Но когда подошел поближе, то увидел картину, достойную фильмов ужасов, или "Садистских вестей с полей".
   Там, где у человека положено быть голове, а у женщины - изящной головке, у свинарки оказалось багровое месиво.
   Серо-красная жижа с осколками черепа!
   Я досчитал до десяти.
   Вспомнил, что когда-то читал в книге по киноисскуству (в детстве, также мечтал о карьере великого режиссера фантастических боевиков), что напугать человека очень сложно.
   Ужас требует определенного мастерства.
   Например, скрипящая дверь в темноте навеет больше страха, чем гора трупов.
   Вдруг, над смятой женской головкой засветились красные глаза, точь-в-точь, как тогда на лестничной клетке бабуся с оловяными очами напугала меня до обморока.
   Но сейчас я видел картину повторно, поэтому не потерял сознания.
   Огромная пикантная свинья рылась двудырочным рылом в чмокающих мозгах.
   Глазки добродушного непонимающего животного светились багровыми семафорами.
   Кабаниха как бы приглашала меня на свой пир:
   "Отведай! Как вкусно!"
   Вдруг, безглавый труп дернулся.
   ФФУУЙ! Всего лишь животное его подтолкнуло.
   Со свиного рыла свисала зеленая желеобразная бирюлька: то ли останки мозга, то ли свиные слюни.
   И тут мой атлетический организм включил защитную реакцию.
   Сначала меня вырвало.
   Затем я потерял сознание, словно Наташа Ростова, которой Пьер Безухов на балу сделал неприличное предложение.
   Очнулся, я как всегда быстро.
   К счастью, оттаивающая Крыся не видела моего позора.
   Отогнал недоумевающую свинью.
   И привычными движениями матерого сыщика, обыскал карманы задубевшего трупа.
   В нагрудном карманчике, на груди, на бывшей груди, нащупал упругий прямоугольник.
   Визитная карточка на английском и на русском языках информировала: "Леонид Айсман ("Интересно какую фамилию он имел до американизации? Ледовицкий? Ледяной? Снежночеловеков?"), фермер.
   Представительство в Нью-Йорке.
   Врайтон Бич авеню девяносто шесть".
   Неужели, американские фермеры имеют представительства в городе Большого Яблока?
   Но на самом деле круг замыкался.
   Талантливый я нашел очередную разгадку!
   Может быть, и до денег каких-нибудь скоро доберусь!
   Тогда издам журнал "Новости Культуризма".
   Буду печатать только свои фотографии.
   Может быть, еще и Серегу привлеку.
   И, Кристину, пусть в купальничке служит нашим антиподом, дабы читатели видели, какие бывают мелкие люди.
   Я мечтал и гордился собой, но на Глаголеву не смотрел.
   Все-таки нечаяно взглянул.
   И... на ее белом вывернутом запястье заиграл будильник механических часов.
   (Я вспомнил, что когда Зинаида Афанасьевна Сыромятникова обговаривала со мной заказ на Петра Андреевича, мужа, то ЭТИ часики меня заинтересовали.
   Довольная, что НАСТОЯЩИЙ мужчина залюбовался ее побрякушкой, Зинаида Афанасьевна охотно ответила, что часы дорогие, потому что штучной работы "Омега".
   Достались ей в наследство от дедушки.)
   Теперь я все понял!
   Американец убил Зинаиду Сыромятникову!
   Но опять остался вопрос: кто он, зачем убил, почему приезжал?
   Ну не на русских же свиней (животных) посмотреть!
   Пусть в эти сказки верят Донецкие девственицы и шоферы с высшим юридическим образованием.
  
   Крыся оттаяла у печки.
   С надеждой смотрела на спортивного меня:
   - Надеюсь, что сегодня трупов нет?
   Иначе тебе придется бросить частный сыск и открыть похоронное бюро.
   - Только один! - я ответил с улыбкой, чтобы Крысечка не испугалась.
   Нетренированные девушки легко теряют сознание.
   А меня нет с собой английской соли для нюханья и приведение в чувства благородных девиц:
   - Убита или умерла Зинаида Сыромятникова.
   Я разумно не добавил, что свинья отъела ее голову.
   Кристина стала похожа на Снежную Королеву:
   - И что нам теперь делать?
   ("Откуда я знаю? за последние дни я видел трупов больше, чем за всю жизнь.
   Может быть, Крыся притягивает чужие смерти?")
   И тут я догадался что же нам предпринять.
   Свинина очень дорогая.
   А свежие окорочка сверхполезны перед длительными тренировками.
   Свиной жир и белки благоприятно влияют на подкачивание икроножных мышц и трицепсов.
   Я вернулся в сарайчик, в дальний, от мертвой женщины, угол.
   Огляделся по зловещим сторонам.
   На счастье, в углу, как подставка под ведра, лежала деталька от трактора.
   Я поднял находку.
   Железо весило не меньше семи пудов, и приятно оттягивало сухожилия предплечья.
   Я подошел к ближайшему загончику, примерился.
   Здоровенный хряк умильно смотрел на меня!
   Жалостливо молча просил еды.
   Я размахнулся сплеча... и разом решил все проблемы голодающего свиньи.
   Железная дубина враз убила аппетитного кабанчика:
   - Извини, дружище! Но ты погиб ради жизни!
   Твои мясные волокна будут жить во мне.
   Животные в загонах заволновались.
   Почему-то свиньи предчувствуют беду, визжат и вырываются, а овцы - нет.
   Овечки умирают молча и спокойно.
   Не останавливаясь на достигнутом, я оглоушил другого хряка.
   Вытащил будущие эскалопы (одну тушу за другой) на двор.
   Тут же подскочил приветливый пес.
   Почуял нового хозяина.
   Вращая пуховыми мыщцами ягодиц, подошла Кристина.
   Она сначала удивилась моей затее и захотела взбунтоваться:
   - Человек умер! а ты у него свиней воруешь.
   Куда это годится?
   Неужели, все Московские частные детективы ТАКИЕ?
   Но непорочная красавица очевидно прочитала ответ в моих голубых глазах.
   Поэтому не захотела оставаться одна с мертвецом в непонятном русском Недостоево.
   Лучше кушать сало с луком в Москве и рассуждать о богатых женихах, чем сражаться за баланду в подмосковной тюрьме.
   Кристина в Донецке, очевидно, не только оттачивала свою девственность и читала Борхеса в переводе на украинский.
   Но получила кое-какие навыки в области ветеринарии.
   Вдвоем мы выпотрошили свиней за рекордное (как сообщила Кристина, а я ей поверил) время.
   - В квартире трудно будет приготовить настоящую ливерную колбасу и кровяные колбаски! - Крыся окровавленными дымящимися ладошками с видимым сожалением отбрасывала горячие потроха:
   - Поэтому внутренности оставим собачке.
   Сторожевой пес, забыв про хозяйку Зинаиду Афанасьевну, купался в куче печенок и кишок.
   Если бы люди так искренне радовались и печалились, как собаки, то на Земле наступила бы вечная Правда.
   Я сложил свинину в мешки из-под картофеля - дома мясо отмоем.
   Затем мы с Кристиной придумали план отступления.
   На деревенских широких саночках вывезли мясные изделия за пределы слепых домов.
   Пропыхтели еще километра три.
   Снег заметал наши упорные следы.
   Так что никто, кроме озлобленного шофера-судьи, не доказал бы наше пребывание в доме Зинаиды Афанасьевны.
   Около хилого лесочка стояла треугольная, потому что один угол осел до земли, избушка.
   Около нее бродил человек женского рода и пенсионного возраста.
   - Крысечка! Подожди меня секундочку! В частном сыске полагается опросить соседей наблюдаемого объекта. Обычно такие вот мухоморные бабки знают больше, чем Советская энциклопедия! - через снежные торросы я брел к бабусе.
   Снег доставал до ягодичных мышц.
   Наконец, мой спортивный взгляд наткнулся на вопросительный заиндевевший взор хозяйки:
   - Здорово живешь, бабушка! - я молодецки подпрыгнул.
   Потому что пожилые обожают смотреть на атлетические игрища молодых:
   - Хотим свинью купить! Нам посоветовали у Глаголевой!
   Не подскажешь, милая, кто она есть Глаголева?
   Не травит ли поросяточек американской подкормкой?
   - У кого за спиной фомка, тому не нужна подкормка! - почтеная женщина забормотала быстро, с наговорами.
   ("Еще не хватало, чтобы мы на деревенскую ведьму наткнулись".)
   Бабушка смело сыпанула замусореного снега в мое целеустремленное лицо:
   - Ты свинья, а не я!
   Пока молод, лезь к девке под подол, тогда не страшен вам холод.
   Лежит те дорога горя чрез три моря!
   В страну индейки-злодейки!
   А еще...
   - Послушай, бабуля! Я тебе, что: сват или брат? - я разозлился колдовским скороговоркам. - Замолчи, балясная! Иначе дом по бревнышкам раскатаю.
   Он же у тебя, как ящик со стеклом "Не кантовать".
   Бабуся сразу поумнела, по крайней мере закрыла рот.
   Вежливо поклонилась мне в пояс.
   Я вернулся к Кристине.
   Она иронично улыбнулась (не знаю, слышала ли мой позорный допрос).
   - Иван! Бабка много ценной информации предоставила?
   - Узнаешь, когда сама станешь бабкой! - я грубовато огрызнулся.
   Смягчая обстановку, продолжил рассуждения об убитой хуторянке:
   - Почему шофер назвал ее Глаголевой? - я успокаивал надувшиеся мышцы шеи. - Она же Сыромятникова.
   Может быть, псевдоним для свинарки?
   Со своим вопросом я ушел к гулу ближайшей трассы.
   Кристина мерзла с двумя свиньями под разлапистой шикарной елью.
   Слух не обманул меня.
   Я вскарабкался на оживленную государственную дорогу.
   Три минуты пролетающие автомобили не реагировали на мою перекаченную фигуру.
   Очевидно, водители полагали, что Русский Медведь вышел на большую дорогу.
   Но один жадненький притормозил.
   - В Москву, на Таганку? - я спросил просто, как на трамвае в Измайлово покатался.
   - Мне не по пути и что, я похож на негра? - водитель неудачно пошутил.
   Почему тот, кто считает себя хозяин положения, начинает острить, как папа Карло?
   И лицо у него, как говорил Серега: "Морда на лице".
   - Нет на негра ты не походишь! У них черная гуталиновая кожа.
   Носы приплюснутые.
   А мускулы, как трое нас! - я вздохнул и величественно предложил:
   - Я не деньгами отдам тебе за подвоз.
   Свиную ногу!
   - Ух ты! Что ж молчал! - водила хрипло крикнул.
   Зачем-то выскочил из салона и открыл передо мной дверцу.
   От волнения начал заикаться.
   Даже не испугался, когда я попросил его заехать в лес.
   Но когда увидел Крысю под елкой, то привычно заржал:
   - Девка - не свинья! Она же - телка!
  
   В ближайшем городке я зашел на почту.
   После некоторого препирательства с телефонисткой узнал телефон Недостоевской милиции.
   С трудом протиснул в телефонную кабинку мускулистую шею и коромысловые плечи.
   Другое не вошло:
   - Алле, милиция? Я дачник Иван Сидоров!
   На ферме Глаголевой лежит ее труп!
   Но это не главное.
   В сараях маются голодные свиньи.
   Жалко нуждающихся отощавших животных...
   - Я слышал, как дежурный неумело прикрыл трубку увлажнившейся (я услышал причмокиванье) ладонью.
   Он заорал:
   - Семенов, бла баба.
   На выезд! Глаголеву кокнули.
   Нет! экстренный случай!
   Всех свиней растащат, пока ты важность соблюдешь.
   Да возьми целлофана побольше.
   Сколько же там мяса, не уворовали бы без нас.
   Затем вспомнил обо мне:
   - Сообщите, пожалуйста...
   - Я тоже еду, там встретимся.
  
   Я выходил с почты, а красная возбужденная телефонистка уже названивала своему Петру:
   - Выкинь эти ящики! Да! Да! Свиньи.
   А может, менты застрянут в снегу.
   Какое мародерство?
   Если что, так и скажи: бездомные свиньи по полю бегали.
   А ты хотел потом часть мяса в детский дом сдать.
  
  ГЛАВА 6
   легко ли найти свинью в стогу сена?, сто тысяч долларов за совет, подглядывание в чужие окна - кино для нищих
  
   В Москве я догадался, что если шофер узнает, где я живу, то через него легко меня найдут.
   Вычислить Голливудского красавца культуриста на Таганке так же просто, как найти свинью в стогу сена.
   Придут за мной:
   - Извините, это не вы случайно, были в Недостоево на Бакинских комиссаров шесть?
   Не вы ли убийца?
   Из-за двух свиней женщину прикончили? - и зазвенят наручники, забряцают кандалы...
   А мы в это время кушаем поросятину.
   И капли жира, как обвинительные слова, падают на скатерть.
   БРРР! Ужас!
   - Теперь, на Солянку! - я просто подсказывал водителю.
   - Ты же говорил на Таганку! - шофер проявил необыкновенно цепкую, для людей его профессии, память.
   - На Солянку! Да лучше здесь высади. Тут недалеко!
   Мы вылезли на "Выхино", от которого до Солянки, как от Москвы до Киева пешком шагать.
   Шофер обнял заработанную свиную ляжку так крепко, что у меня зародились неприличные мысли: "Не зоофилист некрофил ли он?"
   В метро прошли беспрепятственно.
   Я тащил волоком мешки.
   Бурые кровавые пятна проступили сквозь исконно русскую материю.
   Крыся, помогая мне, уцепилась за дерюгу где-то сзади.
   Но контролерша, привыкшая к мешочникам, за лишнюю десятку пропустила нас, не останавливая.
   - Если и спросят, - в вагоне я с опаской смотрел на кровавые пятна, оставляемые нашей поклажей на полу, - то не трупы же мы везем.
   Отчего-то от этих слов и Кристина потускнела очами, и мне стало немного грустно, тем более я вспомнил, что сегодня истратил много сил, непозволительно много, но ни разу не поднял штангу.
  
   Сестричкам я сказал, что они обещали жаренного поросенка, но не я.
   А так как по доброте душевной я раздобыл пищу, то пусть они закупают пиво под парное свиное рыльце.
   Тяжелыми мученическими шагами я брел в тренажерный зал.
   Решил, что сегодня прокачаю как следует пронатор.
   Другие мышцы пусть отдыхают на вынужденных каникулах.
   Серега встретил меня с преувеличенным сочуствием:
   - Ваня, ну ты знаешь!
   Не хотел тебе говорить.
   Глаз - не видит: сердце - не болит.
   Но кто тебе, кроме меня скажет?
   Не у всех же людей такая воля, как у нас, культуристов.
   Все девки одинаковые.
   Вообщем, твоя Крыся... ну там, в "Ап энд Ап" Александра подцепила.
   И переночевала с ним!
   Но, не волнуйся, наверняка, он не смог!
   Он же природный голубой.
   - Кристина - мой товарищ по работе! - я сохранил гранитное спокойствие на литых мускулах лица:
  
   - И она мне сама рассказала про нулевую ночь.
   Кстати, завтра приходи есть обещанную свинью, свеженькую.
   - ГААА! Ты все знаешь! - Сергей перешел в нормальное свое приподнятое открытое настроение:
   - Побольше бы мне таких ТОВАРИЩЕЙ ПО РАБОТЕ, как твоя Крыся.
   Ты не переусердствуй на работе!
   Меня недавно пригласила одна избалованная богатая леди.
   Но не как самца, а как накаченный мячик для сексуальных игрищ.
  
  
  
   Тут как тут, как в дурном анекдоте, муж приехал.
   Ладно бы бандит качок, но муженек - банкир, шизик плюгавый.
   Розалия меня в шкаф прячет!
   - Милый, если муж застукает - убьет обоих!
   - Чем? чековой книжкой? - спрашиваю и поучаю:
   - Девочка (а в девочке девяносто три килограмма белков и углеводов), я на тренировке легко отжимаю двести шестьдесят.
   Мне ли по шкафам ховаться, как индейцу Чингачгуку в чуме?
   Скажу ему, что я твой домашний тренер по гимнастике.
   Но Розалия не слушает - втиснула меня громилу в теснотищу.
   Вздохнуть не могу.
   Ты же знаешь, что от стиснения аорта пережимается и белок из мышц может перекачаться в жир на брюхе.
   Я вздохнул полной богатырской грудью УУУФФ!
   И... ТРЕСЬК! вывалился в соседнюю комнату.
   Оказывается, в спальне в шкафу фальшивая стеночка из фанеры.
   Свалился я, словно Икар.
   Розалия в ужасе выбежала к мужу.
   Что то ему там наговорила так искренне, что он укатил. - Серега лицевыми мускулами переживал сказанное:
   - Ты качай! разгуливай пронатор, а я расскажу про Кристину и Александра!
   Твоя красавица девушка, то есть товарищ по работе! ГЫ ГЫ пришла вчера, точнее, я ее провел, как свою любовницу.
   Клуб у нас богато показательный.
   Девушки рядятся в одежонки, едва писю и сиси прикрывающие, но по тысяче долларов США одна тряпочка!
   Мужики - все сплошь нефтяные магнаты и другие миллионеры.
   Вообщем, клуб по интересам с показом дорогих спортивных костюмов.
   А Крысенька пришла в пикантной маечке матроске.
   В обтягивающих шортиках, причем на них написано "Яйм верджин".
   И нарисована та самая девственица.
   У прелестной Кристины либо лобковые волосы сверхкучерявые и пушистые, либо она специально подложила в трусики мочалку, но выпирало на лобке и под, как у мальчика.
   Публика у нас избалованная сексуальными извращениями.
   Женщинам сто мужиков в кровать подавай сразу, либо все они лесбиянки.
   Мужчины интересуются сильным полом.
   Кристина выставила свою худенькую мальчишечью задницу и тренирует икроножные мышцы.
   Так на ее выпирающий лобок и мальчишеское тельце сразу налетели и бабы и мужики.
   Джентльмены интересуются Крысей, как юношеподобной девушкой.
   Слабый пол любуется, как женоподобным юношей.
   Но Александр сразу застолбил Крысю.
   Виляет около нее худосочным задом.
   Подтягивает штанишки на кружевных бантиках.
   Дает Кристине полезные советы, как правильно поднимать ножку, чтобы промежность не разодралась.
   Шепотом уведомил каждого и каждую: "Мне скоро жениться! А я еще ни разу с женщиной не был!"
   - Александр, случайно не тот гей, который дает мудрые советы по дизайну? - я удивился Кристининому взлету.
   - Да! он, якобы тонко чувствует золотое сечение и красоту.
   Хотят, например строители, где нибудь в Москве среди дворов билдинг вставить - призывают Александра.
   Александр посидит на скамеечке, повздыхает, поохает, почешет муди, затем выдает совет:
   "Домик ставьте к лесу задом, к магистрали передом.
   Под углом сорок пять градусов к ВВОООНН той больнице.
   По крыше пустите рюшечки из желтого кирпича.
   Этажей пусть будет семнадцать".
   Строительная компания за добрый совет платит Александру не меньше ста тысяч долларов США.
   Но эти денежки они легко окупают, говорят клиентам:
   "Сам Александр эстетствовал над домом!"
   Радостные жильцы раскупают квартиры.
   Затем хвастают друзьям:
   "Мы живем в здании, которое построил Александр!"
   Может быть, он и дурак и притворяла, но в бизнесе главное - имя.
   Самое смешное, что гонорары в сто тысяч мальчик не считает за деньги.
   Его папа скромно качает нефть, что равносильно выкапыванию долларов США из земли.
   Александр вокруг Кристины и так и эдак.
   И она к нему благоволит.
   Все бы хорошо, но сегодня он приходит печальный!
   Рыдает, жалуется, как енот полоскун:
   - Нашел единственную любимую Крысечку!
   Но за что мне такое наказание?
   Не могу жениться на ней!
   Потому что она простолюдинка.
   Не породистая!
   А как дивно и трогательно и романтично все начиналось!
  
   Мы с Серегой похохотали.
   Он радовался тому, как складно рассказал!
   Я злорадствовал и над неверной Кристиной и над вечно голубым Александром.
   Если у тебя нет желания на женщин, то сколько пудов золота не привяжешь к причиндалам, желание в гениталиях не взыграет.
   После тренировки зашли в дешевую пивную.
   Обожаю такие местечки.
   Сюда приходит настоящий народ.
   Пролетарии, которые целый день занимаются низкооплачиваемым трудом, наливают одрябшие мышцы жижей с витамином "Б".
   Бандиты и крутые сюда не ходят - слишком унизительно для них.
   Воришки не шныряют, попробуй выкради у нищего последнюю десятку.
   Девушки добрые и приветливые, за скромную выпивку будут целый вечер расхваливать тебя.
   После третьей воблы Серега попросил меня:
   - Ваня, ты частный детектив!
   Следовательно, умеешь с людьми так и этак.
   Пройдешь там, где не пустят блатного.
   ("Мне польстили добрые слова, но я ждал с нетерпением окончания речи".)
   В прошлую субботу нечаяно зашел в Большой Театр на "Лебединое озеро".
   Провожал, как охраник, тетку из Моссовета.
   Все бы ничего, скукотища!
   Но скакала там одна лебедь прыткая.
   Вторая слева... ФЬЮИТЬ!
   Брюнеточка заманчивая!
   Прыгает, ножками шебутными сучит.
   И влюбился я в нее до беспамятства!
   С того культурного дня поджидал ее каждый вечер, но неудачно!
   Балеринка скок поскок, да в сразу в чей то серебристный "Мерседес" запрыгивает.
   - Серега, - я перебил товарища, пощупал ее левый бицепс:
   - ОГО ГО! Ты сегодня хорошо подкачался.
   Но вернемся к балетной девушке.
   У тебя шикарная машина есть?
   Дом в Барвихе?
   Квартира в "Аллых парусах"?
   Подушка, набитая баксами?
   Балетницы догадываются сколько стоит сантиметр их престижного тела.
   И дело не в красоте или притягательности балерины.
   Вот ты говорил: дом от Александра.
   Так все равно, что любовница из Большого Театра!
   Балерина знает, что в любом случае она окажется замужем за иностранцем с денежками.
   Зачем ей размениваться на возможный триппер с русским?
   Подожди, может быть, ее выгонят из Театра, например, за пьянку и разврат.
   Тогда хватай ее! Авось отдастся!
   - Ванюха, за что тебя люблю, так за непутевость! - Сергей воблой выгонял пузырьки из кружки пива:
   - Но, если меня зациклит, то ни о чем другом не думаю.
   Иногда иду в метро за красавицей.
   У нее и волосы до икроножной мышцы.
   И ягодицы вмеру натренированные!
   И идет, как пишет пятками историю мирового культуризма.
   Так меня сразу скрючивает.
   Забегаю вперед красотки и думаю только об одном:
   "Хоть бы уродиной на лицо оказалось.
   Хоть бы старая была".
   Тогда мне не обидно, что прелестница досталась другому, но не мне!
   Вот и на балерину бы ту мне взглянуть!
   Наверняка, в ней тонны изъянов.
   Да голосочек окажется сиплый!
   И ножки деформированные, как старый турник.
   Вот и успокоюсь, что не моя она! не моя!
   Я мыслями углубился в платонические проблемы Сереги.
   И согласился с ним.
   Чтобы вещь не понравилась, ее надо сначала заиметь.
   Вдруг, рука начинающего спортсмена потянула меня за куртку:
   - Дяденька, здравствуй! Не знал, что встречу тебя в столь злачном месте.
   - Привет! - я машинально расправил удалые плечи. Узнал подошедшего парня.
   Его, около дома Маши, я учил азам культуризма:
   - Почему ты не в школе?
   И что делаешь в пивной?
   Настоящий молодой организм не приемлет алкогольной продукции.
   Если начнешь сейчас пить, то никогда не достигнешь моих высот, тем более не добьешься славы Сереги.
   - УУХХ ТТЫ! - паренек с восторгом посмотрел на гору Сереги:
   - Не вы ли, Сергей Власов, чемпион Москвы?
   У меня есть фотка из журнала, где у вас на каждом бицепсе по девчонке сидит.
   - Я вижу, ты образованный малый! - Серега с явным удовлетворением принял приятные воспоминания:
   - Читаешь правильную литературу.
   Конечно, классика классикой.
   Но разве пригодится тебе в жизни инодержавный Байрон?
   А культуризм - основа эстетики. И очень практично.
   Только девочки те, - Серега приуныл от тягостного продолжения столь радужных воспоминаний, - посидели, посидели и с богатым педиком улетели.
   Уж не знаю, что он там с ними делал.
   - А я знаю! - похвастался парень. - И не из порнокассет, а из жизни.
   Маша, наша общая знакомая, - мальчик ободряюще похлопал меня по правом у предплечью, - что только не выделывала со своим дружком.
   У нас балконы рядом.
   Я перелазил и подсматривал за ними.
   Маша добрая была! - парень ловко отгрыз голову вобле, выплюнул чешую на захарканый пол. - Она часть заработаных денег детдому отдавала.
   Сирота бывшая.
   Другие по вокзалам марихуаной и бархотками торгуют.
   А она в люди вышла.
   Только с Сыромятниковым у нее любовь была...
   - Откуда ты знаешь фамилию ее любовника?
   - Они не просто сексом занимались, а извращениями.
   Хахаль слабоват был в мужском деле.
   Вот и придумывал всякие порнографические сказки.
   То он серый Волк, а Машка - Красная Шапочка, то в пиратов и заложниц играли.
   Я подсмотрел, когда они изображали учительницу и двоечника.
   Машка голая с указкой у стены стояла и позвала:
   - Сыромятников! Опять не выучил поэму "Мцыри"?
   К доске! И как начала его наказывать указкой.
   У ее дружка задница клочьями летит, но он от восторга хохочет и возбуждается.
   Сначала играли они в простенькие игры.
   Затем, когда он разбогател, стали целые костюмированные шоу устраивать, как Филипп Киркоров.
   - Ты рассудителен не по годам! - Серега подумал, но все таки не предложил парню пива. - Умен! Я даже временами не просекаю о чем ты говоришь.
   - На мне семья держится! - парень гордо выпятил развивающуюся грудную клетку. - Поэтому денег нет ни на дискотеки, ни на девчонок.
   Потому и подсматриваю за Машкой, как будто в бесплатное кино ходил.
   Теперь нет ни Машутки, ни Сыромятникова, ни кина.
   Машкин брат подружек не водит...
   - Ты же сказал, что она сирота! Откуда же братец? - я проглотил высококалорийный леденец "Дюшес" (триста на сто г.).
   Появился еще один неизвестный.
   И откуда у Сыромятникова боьшие деньги?
   Зинаида Афанасьевна внезапно разбогатела, затем он.
   Она давала ему деньги на любовниц?
   - Сирота то сирота! - озадаченый парень рыбьим хвостом почесал затылок:
   - У нас в первом подъезде тоже сирота жила.
   Горевала, что у нее никого нет родных.
   А как помирать стала, так понаехало родственичков со всей страны.
   Один даже из тундры приковылял.
   Угостил меня свежей треской.
   А Машка бедовая была! - паренек вытер нечаяную слезу. - Все мечтала, что разбогатеет и уедет в Америку.
   Жаловалась: "В Москве меня попользуют и выкинут.
   А там за те же телодвижения в сто раз больше платят".
   - Ты, парень, Родину люби! - Серега положил свою левую руку на правое плечо (рельс на шпалу) нашего общего знакомого:
   - Страна, она как девка, отомстит, если ты ее предашь...
   - К тому же ты - не девушка! - я добавил свое нравоучение. - Никого не заинтересуешь своими танцами.
   И не раздвинешь ноги лучше, чем негр.
   Мы рассказали пареньку про пару новых культуристских упражнений.
   Он вежливо поблагодарил, сказал, что надо работать и пошел вдоль пластиковых столиков.
   Его "работа" заключалась в том, что он собирал недоеденную воблу для своих голодных родственников.
   Мы добавили еще хмеля с витамином "Б".
   Я осмелел и пообещал Сереге, что завтра обязательно проведу его в Большой Театр, на смотрины к прыгающей Лебедь.
  
   Дома на кухне сестрички щелкали семечки и спокойно беседовали о свадебном платье, которое наденет Наташа, когда позавчерашний незнакомец поведет ее под венец.
   Кристина без стука зашла ко мне в комнату.
   Я в одних плавках перед зеркалом придирчиво оценивал каждый свой мускул.
   Немного ослабли трицепсы.
   В том виноваты убиеные кабаны, на которых я поратил ценную силушку.
   Я улыбнулся Крысе, напряг выигрышные грудные.
   Но девушка обратила на мое великолепие не больше внимания, чем я джентльмен на дамские валенки.
   Она протянула мне исчерченный листочек.
   На нем от кружочков с буковками к другим геометрическим фигурам: треугольникам и квадратам пролегли розовые ("Намалеваные губной помадой. У нас в доме ручки что ли нет?") стрелочки.
   - Американец влюбился в Зинаиду Афанасьевну! - Крыся игольчатым пальчиком водила по схеме, поясняла:
   - Но увидел Машу, любовницу Петра Андреевича!
   И воспылал страстью к Машеньке.
   На их пути встал Машин обожатель Петр Андреевич.
   На импровизированной дуэли Американец победил Сыромятникова!
   Но внезапно, он понял, что Зинаида Афанасьевна более близка ему, чем молодая девчонка.
   Маша не захотела упускать выгодного хахаля.
   Поэтому убила Сыромятникову Зинаиду.
   Американец отомстил Машеньке за смерть старой любимицы.
   По крайней мере моя версия объясняет почему у Зинаиды Сыромятниковой оказались большие денежки на антиквариат и другие безделушки.
   Американец ей дарил!
   А расчетливая Сыромятникова знала, что когда переедет к муженьку в Америку, то выгодно продаст там антиквариат.
   - Крысечка! ты знаешь что такое факториал? - я озлобился на Крысю за то, что дал ей возможность полюбоваться телом культуриста, а весталка даже не похвалила мою стать.
   - Не знаю, но догадываюсь! Пошлость! - Кристина покраснела от гнева.
   Готовила оборону своей моральной чистоты.
   Она, наверно, разложила слово факториал на "фак" и "ториал", что действительно, звучит двусмысленно.
   - Факториал - произведение всех чисел, составляющих данное число.
   Количество комбинаций!
   У нас четыре героя, следовательно один умножим на два на три на четыре.
   Имеем в детективном результате двадцать четыре возможные комбинации.
   Не исключаем и полюбовную связь американца (если он был) и Петра Андреевича Сыромятникова.
   Ты привела только один вариант.
   А, если добавим неизвестных лиц...
   Внезапно, нашу поучительную беседу прервал телефонный звонок.
   Я поднял трубку так, чтобы выгодно обрисовывался мой правый чугунный пронатор.
   Не успел ничего произнести, как из трубки выпрыгнули гнусные сюсюкающие звуки:
   - Привет, я твой Зайчик! Сразу понял, что мы сойдемся мировозрениями...
   Я не понял, какому полу принадлежал голос.
   Если звонит девушка, то получится глупо, если я нахамлю.
   Но, если мужик, то пусть ловит зайчиков в своих кальсонах.
   - Вам кого?
   - Ой! Я по повода цветочка неопыленного! - голос на другом конце провода трансформировался в нормальный мужской.
   - Три цветочка и все с пыльцой! - я удачно двусмысленно пошутил. - А я садовник!
   (Крыся напрягала остренькие ушки и серое вещество, подслушивала.)
   Обиженный весельчак бросил трубку.
   - Не мне ли звонили? - Кристина, словно уголь буром, буравила меня Донецкими глазками. - Может быть, выгодный жених по объявлению?
   - По газетным заявам ты попадешь либо к маньяку, либо в третьеразрядный публичный дом.
   - Ты завидуешь мне!
   ("Правда, неужели завидую?")
   Звонок снова бимбикал.
   Кристина, как сова, потому что ночь, выхватила у меня телефон:
   - Слушаю! Да! Конечно, я давала.
   Нет, понимаете, хорошего москвича найти трудно.
   Стерпится слюбится.
   В соседней комнате Танечка сняла параллельную трубку.
   Вдруг, моя сестричка не выдержала своего безмолвия.
   Третьей лишней вклинилась в разговор:
   - Задаром мы Крысечку не отдадим!
   Вы говорите, что богатый!
   А квартира где?
   ХМММ! Но это вы соврать можете!
   А машина? У этой марки сиденья какие?
   ГГГМММ! Это знает каждый механик.
   Когда вводите ПИН код в банкомат, то сколько цифр?
   Фигушки! Не угадали! Вы - нищий маньяк, а прикидываетесь богачем!
   До свидания!
   ЧТОООО? Да за такие импотентные речи мой брат с дружками вас блинами закидает...
   Я возгордился собой и друзьями.
   До полуночи звонили озабоченые романтические Москвичи.
   Даже, если что нибудь их смущало в Крысином происхождении и прописке, то они умно не теряли надежду с ней переспать.
   Обещали многое, но терялись всякий раз, когда Танечка или Наташка просили прислать за Крысей машину, дабы невеста осмотрела свои будущие владения.
   Впрочем, один, очевидно из первых звонящих, додумался, нанял в прокате иномарку с шофером.
   Но, когда Кристина вышла в моем сопровождении, заупрямился!
   У него даже очки запотели на хилом носу:
   - Мы так не договаривались! Оставь качка дома!
   Третий в любви лишний!
   - Боишься, что я не влезу в твою малокалиберную квартирку? - я снисходительно напряг левый лицевой мускул.
  
  ГЛАВА 7
   обратитесь ли вы к сыщику по фамилии Козлов? что творится за кулисами Большого Театра? все же "Европа - жопа"?
  
   Мы отключили телефон.
   Крыся заметно приуныла.
   Раздумывала: "Не снизить ли на себя цену?
   Не отбросить ли половину требований к будущему жениху?"
   Но Наташа ее успокоила:
   - Крысечка! Ты хочешь за один вечер найти порядочного мужа?
   Подожди! Мы вместе пойдем по приличным местам!
   Посмотрим товар лицом.
   Выбор муженька - тяжелый бизнес.
   Это тебе не с парнишей в подворотне перепихнуться.
   Пардон, не на сеновале с парубками кататься.
   Одна моя знакомая Сонечка искала супруга на... кладбище!
   Расчетливая Соня бродила между могил и присматривалась.
   Если безутешный вдовец рыдал над свежим холмиком, то значит - у кандидата доброе сердце, чувствительное.
   Но самое главное, нищий не поставит дешевый памятник бывшей жене.
   Посещала Сонечка исключительно престижные кладбища.
   Не бомжихинский заповедник мертвых тел.
   Наконец, на Ваганьковском встретила приличного пожилого человека.
   И надгробие жене (бывшей) он соорудил шикарное, дороже чем трехкомнатные хоромы на Тверской.
   - Тверская - это область в дальнем подмосковье? - Крыся показала зачатки подмосковной географии.
   Я обрадовался: значит девушка по моему совету начала изучать Московские карты и обычаи.
   - Тверская улица упирается в Кремль! - Наташа продолжила подвенечное повествование:
   - Сонечка, конечно подвернула точеную ножку около этого господина.
   Он разволновался, пытался сам вправить лодыжку.
   Но затем на руках донес девушку до лимузина.
   Соня притворно рыдала, говорила:
   АХ! оставьте! грусть моя по бабушке так велика, что перебивает боль.
   Лучше я умру, чем уйду с кладбища.
   Расстроганный джентльмен отвез Соню к себе на дачу.
   Вызвал личного доктора.
   И вскоре сделал Сонечке предложение руки и прединфарктного сердца.
   Оказывается, он депутат, защитник бедных слоев населения.
   Социальный правозащитник.
   Дочь отправил жить в Америку.
   Сын его получил разрешение правительства ЮАР на добычу алмазов.
   Депутат с Соней перебрался в Израиль!
   Изредка муженек летает в Кремль на депутатские собрания!
  
   Девушки, завороженные новой, но очередной сказкой про Золушку, пошли спать.
   Причем Танечка взяла Крысю себе в постельку, чтобы Кристина не рыдала по поводу сегодняшней неудачи с женихами.
   Я смотрел "Мускул Шоу" и раздумывал над своей нищей, но благополучной судьбой.
   Кристина не знает у кого работает помощницей.
   История моей работы совпадает с историей болезни.
   В армии я упал с турника.
   Получил загадочное сотрясение мозга и ущемление межпозвоночного нерва.
   Сотрясение прошло, нерв достали, но с того спортивного раза я приобрел стойкую падучесть.
   Я теряю сознание от неожиданности.
   От громкого хлопка, от резкой вспышки, от страха, от бодрого оклика товарища.
   За свою болезнь я получил инвалидность, которой хватает на белковую культуристскую диету.
   Физически я более, чем здоров, но потери сознания...
   Я искал подходящую работу, но отовсюду вылетал с треском.
   Работодатели с восторгом брали сверхмощного меня.
   Но в казино (я трудился крупье) упал от радостного вопля клиента, на кухне (в ресторане готовился на повара) от грохота разбитой посуды рухнул между сковородок, на пароходе - затуманил взор после резкого пароходного гудка.
   Наконец, я выдумал себе занятие - частный сыск.
   По крайней мере никто не следит за мной, только я шпионю за другими.
   И мои обмороки не тревожат товарищей по работе (потому что сослуживцев у меня нет, сейчас появилась Кристина).
   Время от времени я даю объявления, предлагаю услуги частного детектива.
   Но обычно знакомые подкидывают мне недорогую, но и несложную работу: найти кошечку или собачку, выследить, кто по ночам царапает машину.
   Никакой лицензии я не получал.
   Тружусь нелегально!
   Товарищи предлагали мне устроиться в милицию на розыскную работу.
   Но я отговаривался, врал, что паталогически обожаю частный сыск, потому что от природы гений, потомок Шерлока Холмса и господина Путилина.
   По паспорту я Борис Козлов.
   Но кто обратится к сыщику по фамилии Козлов?
   Если бы Козловский...
   Например, никто не купит торт у кондитера Жопова, никто не пойдет к врачу Грязнорукову, никто не выберет в депутаты господина Уворуйко.
   Для работы я выбрал псевдоним рекламу: Иван Поддубов.
   Поддубный - было бы слишком нагло.
   Особых чаяний и устремлений не имею, кроме одного розового желания: Пожать руку рельсу Арнольду Шварцнегеру.
   Это не то, чтобы фанатское желание, но определенный свет в конце культуристского тоннеля.
  
   Я послушал, как хохочут три девственицы.
   ("Чем они там занимаются? В щекотку и царапку играют?")
   И заснул крепким здоровым сном честного человека, который каждый день видит новый труп.
   На следующий день я дал Кристине выходной.
   Встретился с Серегой, и мы покатили на встречу с его танцевальной грациозной мечтой.
   Пятнадцать минут мы топтались вокруг Большого Театра пока не узнали, где отдел кадров.
   Кадровика звали, судя по золотой табличке, Гульфиков В.А.
   Господину Гульфикову В.А. я соврал, что нет для нас большего желания, чем устроиться на подсобные работы в Большой.
   Хотя бы унитазы зубными щетками драить.
   Гульфиков с подозрением посмотрел на наши крейсерские плечи:
   - Наверно, балерин будете щупать во время работы?
   - А как же! - мгновенно среагировал Серега.
   - Вы не слушайте его, - я трещал выгнутыми трицепсами, - если Сергей дотронется до хрупкой балеринки, то нечаяно переломает ей все хребты.
   Ему бы только на носорогихе жениться.
   Гульфиков с туманным восторгом смотрел сквозь нас.
   В его глазках загорался голубой огонек.
   В.А. долго с нами торговался, словно на Марс запускал.
   Но я предоставил кучу поддельных справок, будто бы мы мастера на сто специальностей.
   Гульфиков удовлетворил бюрократический голод, но еще затребовал трудовые книжки, аттестаты и всякую сопутствующую макулатуру.
   Я заверил кадровика, что завтра все принесем, иначе пусть свалимся в оркестровую яму.
   - ГГММ! еще бы нам справочку, что имеем перспективы на работу у вас, - я, словно Штирлиц на приеме у Бормана, самое важное (для нас, а для кадровика - ерундовое) оставил напоследок.
   Гульфиков В.А. легко выдал бумажку с фиолетовой печатью Большого Театра.
   Мы с Серегой вошли в Театр.
   Я бахвально махнул паспортами и печатью перед носоглоткой зевающего секьюрити:
   - Здравствуйте, мы с вами скоро будем работать вместе!
   Товарищ Гульфиков В.А. направил нас во владения господина Басова А.К.
   (То, что Басов ответственен за хозяйственную часть, я вычитал из театральной инструкции)
   И вот! Сам удивляясь, я шел с Серегой по бульварам Большого.
   Мы мудро удалялись в сторону грязи и пыли, полагая, что там меньше всего любопытного начальства.
   - Как мы ее найдем, лебедь мою? - одиннадцать пудов Сереги заметно испугались.
   - Даже, если нас выгонят взашей, то мы ничего не теряем! - я впихнулся в узенький корридорчик.
   (Деревяные полы трещали под нашими мускулами)
   Мимо прогарцевала обыкновенная девушка.
   Серега приободрился, хрюкнул.
   Я же поучал:
   - Не отыщем ту лебедиху, найдешь еще краше.
   Они по Большому стаями бродят!
  
   В одном зале тренировались интригующие девушки.
   Они, облаченые не в балетные юбочки и чулочки, но в тренировочные костюмчики, выглядели на редкость убого.
   Конечно, я обожаю и уважаю девушку в любой одежде, но когда ожидаешь, например невесту в кружевах, а выходит дама в тулупе...
   И фигуристыми балерин не назовешь.
   Прыгучие куриные окорочка.
   Возможно, красота балерины в танце, когда ты любуешься образом, но не источником.
   Вдруг, я услышал знакомый тембр приятного голоса.
   Эти интонации и звуки по средам, после семи часов вызывали у меня прилив сексуальной энергии.
   От неожиданности я проглотил две пачки гематогена, вместо одной.
   - Доктор, я извращенец лесбиян! - захлебываясь, невидимая Иринка рассказывала невидимой (для нас) подружке:
   - Врач спрашивает:
   - Как вас понимать, молодой человек?
   Почему вы называете себя лесбияном?
   - Потому что я девушек люблю!
   - Я тоже обожаю дам! - эффектно задев дребезжащую колонну, я вышел пред очи моей любовницы ("Я ее называю любовницей, а как она для себя величает меня?"):
   - Иринка! Привет! - я, якобы ненароком, оголил правый пронатор (не зря же я его вчера раскачивал):
   - Ты не поможешь? Мой знакомый ищет девушку своей мечты!
   - Я рассказывала про него! - Ирина Плисецкая почему то повернулась ко мне точечной спинкой.
   Говорила своей черновласой свеженькой невысокой подружке:
   - Посещает меня по постным средам!
   Культурист, красавец, частный детектив, но без особой цели в жизни...
   Его легкая жизнь проста...
   - Как простатит! - Серега пошутил из за моего перекаченного правого плеча.
   Затушевал неприятную девичью философскую беседу.
   - Вы кто, забавный богатырь? - черновласая балеринка с жареным интересом откровенно разглядывала Серегу.
   Возможно, как все дохленькие девушки, она мечтала о мужчине скале.
   Поэтому раззадаривала Серегу:
   - А вы, сможете подкову разогнуть?
   - Не пробовал! Но кобылу подниму! - Серега заалел, как героинов цвет.
   Набрался атлетической храбрости и... поднял черновласую на левой вытянутой руке к потолку.
   Девушка притворно завизжала, хотя по долгу балеронной службы, наверно, на руках партнера за день не раз подлетает.
   Я понял, что внимание, как всегда в дамской компании, почему то соскользает с меня:
   - Серега! Пойдем, у тебя же дело было...
   - Нет дел величественнее, чем насущные. Мне уже никуда не надо идти!
   Я снова обратился к интригующей Иринке:
   - Ты уже не танцуешь в Большом! Зашла навестить подружку?
   - А ты друга балерона подкарауливаешь? - Иринка начинала дерзить.
   (Впрочем, я на красавиц не обижаюсь.
   Потому, что полагаю, что девушка имеет право делать все, кроме половой измены.)
   - Ваня! Мы с девочками завтра улетаем в Нью Йорк! - Иринка взмахнула тонкими до голубизны ручками.
   (Я отметил, что командировочные, которые часто бывают за границей Родины, не называют страну, куда выезжают.
   Но упоминают место, или город.
   Вот и сейчас, изъезженная Иринка сказала: в Нью Йорк, но не в Америку.)
   - Иван! Я снова выступаю! иногда.
   А я понял, что согласно моей теории, которую я доказывал вчера Сереге, Иринка отдалилась от меня на несколько миллионов долларов.
   На моей тренированной душе стало так мерзко, как в тягучем сне ужасов.
   Однажды мне приснился я на Мировых состязаниях культуристов.
   За сценой, в живых джунглях бегали слоны и негры.
   Я напряг накачанные канатные мускулы.
   Вдруг, как черт из табакерки (может быть ЭТО И БЫЛ он) из публичного дома выскочил голый черный карлик.
   И костяной иглой проткнул мои мышцы.
   Цепенея, я сдувался до тех кошмарных пор, пока не стал похож на Ивана Талмудова студентика филологического факультета МГУ.
  
   Я выслушал обожаемую Иринку Плисецкую и... закатил бабий скандал.
   Мы препирались уже сорок минут, когда я вспомнил, что мне ТОЖЕ надо в Нью Йорк.
   Скромный москаль частный детектив Иван Поддубов запросто летит в город Большого Яблока, чтобы допросить предполагаемого убийцу!
   Круто! Как будто триста кг. от груди отжал!
   Через час Иринка и Маруся (так удивительно звали сразу любимую девушку Сереги) доставили замызганного слесаря блондина.
   Девушки нудно объясняли блондину, как выгодно ему остаться в Москве, но не плутать по Нью Йоркам.
   И сколько деньжищ ему даст сей культурист, когда вернется.
   И как важно, если я воспользуюсь его визой и паспортом.
   - Мы тебя не забудем, парень! - Серега дружелюбно расправил самоварные плечи.
   (Марусю он давно опустил на театральную Землю)
   Слесарь от радости едва не дал мне денег на американскую жувачку.
   ОН, ДИТЯ ФИЛЬМОВ ПРО РУССКУЮ МАФИЮ, "догадался", что мы обыкновенные Московские перекаченные бандиты.
   Едем с девочками балеринами посмотреть Нью Йорк и прилегающие Лас Вегасы.
   По возвращению наградим его чемоданом долларов.
   И примем в свою бандитскую шайку.
   - Не обманете? - он судорожно, на всякий лживый случай, спросил.
   С фотографией в паспорте проблем не возникло.
   Черно белый слесарь выглядел, как и милиарды его собратьев: те же уши, те же очи, тот же нос.
   Довольные друг другом, мы обменялись фронтовыми рукопожатиями.
   И разошлись: он в грязную будку к пыльным проводам, я - в атлантический (я тоже Атлант!) город, навстречу вящей славе частного сыска!
  
   Вечером мы кушали жареную свинью.
   Все были счастливы (кому сколько счастья полагается).
   Серега радовался, потому что нашел ту, которую искал (даже потом Серега мне не признался была ли ЭТА балерина ТОЙ желанной балеринкой, или он ухватился за первую попавшуюся).
   Его Маруся весело полагала, что Серега достаточно значителен (потому что чемпион, к тому же легко проникает в Большой Театр, и потому что у него друзья (я) имеют "Лэнд круйзер" стоимостью в квартиру).
   Иринка Плисецкая плыла от восторга, потому что снова начинала новую жизнь.
   Мои сестрички радовались, ибо их братец водит дружбу с балеринами.
   Крыся обмирала от счастья (я полагал), наблюдая столько жизнерадостных физиономий.
   А я? я предвкушал встречу со Шварцнегером ("Не он ли убил Глаголеву?"), но почему то радовался недостаточно бурно.
   Серега делил поросятину:
   - Кристиночке, нашей худенькой украинской девушке, - сальный бочок, чтобы Крыся поправлялась.
   Наташеньке - свиной язык, потому что она язычком с иностранцами болтает.
   Танечке - свиные мозги: менеджеры должны много думать.
   Ириночке - задние ножки, чтобы скакала выше и дальше.
   Мне, обаятельному чемпиону - свиные мускулы.
   А нашему частному детективу Ивану - свиное пропеченное рыло, потому что он все вынюхивает и вынюхивает по долгу службы!
   - Я расскажу вам про вынюхивальщика и шныряльщика Игорька Зайцева! - Танечка первая, к общей зависти других прелестниц, обратила на свои слова внимание. - Игорек работал полевым менеджером.
   Бегал по Москве!
   Во все организации засовывал свой дырявый нос и предлагал совершенно неходовой товар: мазут в поллитровых баночках.
   Мы предлагали Игорьку сменить продукцию.
   Москва сожрет любую гадость, кроме мазута в малой таре.
   - Он бы еще неграм продавал гуталин! - Серега сострил и напружинил правый пронатор.
   Я обеспокоился, потому что в МОЕМ доме только я демонстрирую девушкам атлетизм.
   Танечка взмахнула метровой косичкой:
   - Игорек, в дополнение к мазуту, имел внешность не менеджерскую.
   Отрастил козлиную бородку и сверкал толстенными очками.
   Лицо имел не хохочущее, как полагается менеджеру, но вдумчивое.
   Товарищи справедливо полагали, что Игорек либо сдохнет с голоду, потому что ничего не зарабатывал, либо уедет в Израиль.
   Но, девочки ОООЙЙ! не могу... встречаю недавно его.
   Точнее, он сам меня заметил.
   На Калининском останавливается жирный "Мерседесик".
   Шофер в ливрее с галунами, как селезень тихвинский, распахивает дверцу.
   Ко мне выходит меланхоличный Игорек.
   Он поправился килограмм на тридцать.
   Поэтому по дружески поучал меня:
   - Танечка, радость моя, как ты похорошела, девочка!
   Но почему столь обворожительная красавица пешком ходит?
   ("Девушки дружно завистливо вздохнули".)
   Игорек меня подвез, по дороге поведал свою историю.
   Но я вам ее пересскажу, как сама для себя поняла.
   Оказывается, этот Дуремар не зря мазутом торговал.
   Он шлялся по офисам, выискивал невесту, да побогаче!
   Дамы умилялись Игорьковой скромности и наивности.
   Тем более, он строил из себя поэта.
   И вдруг, управляющая филиалом "АБС" банка Софья Ильинична взгрустнула: "Кругом одна бездуховность! Юные поэты торгуют мазутом.
   Но истиный талант все таки найдет дорогу к Славе!"
   Софья Ильинична оженила Игорька на своей племянице, тоже не из бедных!
   После свадьбы Игорек открыл издательство.
   Но печатает только свои книги!
   Стиль потрясающе оригинальный.
   Его романы разлетаются быстрее ветра.
   - Унесенные ветром книги! - я сказал, заранее зная, что красавицы обвинят меня в зависти к цельным натурам.
   - Он мне подарил последний свой шедевр, с автографом! - Танечка длиными изящными пальчиками выхватила из мятого рваного пакета издание в твердом переплете "Европа - жопа".
   - Как он подписался? От автора или от Жопы? - Серега снова пошутил.
   После чего девушки потеряли к нам интерес, показывая, что приличные дамы с охальниками не разговаривают.
   Мы с Серегой начали пересчитывать съеденные белки в количество жимов двухсоткилограммовой штанги.
   Девушки затронули тему цивильности.
   Иринка и Маруся с сожалением констатировали, что поторопились расставаться с девственностью.
   Но наши невиные цветочки со смехом уверили балерин:
   - Мужиков так легко обмануть!
   В крайнем случае, вшейте себе искусственную целку...
   - Десять долларов за квадратный метр! - я не удержал балаганной шутки.
   - Прекрасные девицы посоветовали мне заткнуть пасть новым свиным рылом.
   Вечер закончился весело.
   На прощание Серега в прихожей пожал мне руку:
   - В Америке от себя пожми Шварцнегеру руку.
   А от меня... дай ему в лусало!
   Да так, чтобы кровь из носа!
   Скажи: ЭТО тебе от Сереги!
  
  ГЛАВА 8
   в Америке верят в НКВД, поздравление от Шварцнегера, отчего лоснятся Иринка и Маруся? что есть жизнь?
  
   Аэроплан Финских эйрлайнз мягко скользил над ФИНСКИМИ БОЛОТАМИ.
   Но почему то ИХ болота казались более обжитыми и окультуреными, чем наши!
   Затем последовало еще одно большое теплое болото под скромным названием Мировой океан.
   А дальше - та же Москва, только более теплая.
   Я догадывался, что все города похожи друг на друга, как Петрушка на петрушку.
   Но чтобы так...
   На сабвее я спокойно доехал до "Брайтон бич авеню".
   Нашел искомый дом, с подозреваемым.
   Хижина, хотя и в городе, но деревенская двухэтажная.
   В малюсеньком огородике копался господин средних лет явно славянско еврейской наружности.
   Труженик не отличался геркулесовскими формами.
   Икроножная мышца явно дряблая, наверно от отсутствия пеших прогулок.
   Он обрезал идеально ухоженные розы.
   Впрочем, почему бы цветам не быть гладенькими?
   Готовые растения продаются в магазине.
   Огородник задешево покупает их, высаживает на грядку.
   Влажный теплый атлантический климат ласкает шипы и розы!
   Я сорвал бутон, величиной с яблоко.
   Предотвращая вопль хозяина, сверился с визиткой, найденной у убитой Глаголевой.
   Выкатил вперед грудные мышцы.
   И зачем то сказал крестьянину, словно новый климат подарил мне залихватское мышление:
   - Здравствуйте, уважаемый Леонид Айсман! Обрезание РОЗОЧКЕ делаете? А я за вами приехал!
   Привет из России и из КГБ.
   Не вы ли убили гражданку Глаголеву из Недостоево?
   Как бы ответил нормальный Россиянин, если его с порога обвинят в преступлении?
   Однозначно - отрицательно!
   Россиянин выпучит честные глаза щелочки и, в зависимости от вашей ширины плеч, обмолвится насчет битья в морду или про олигофрению.
   Российский суд, как украинское дышло, куда повернул - так и вышло!
   В Москве судили чеченского боевика Муртаза Дасаева, когда он закладывал бомбу под женское общежитие пединститута.
   К тому же, оперативники достали видео кассету с тем же Муртазом.
   В документальном кино Муртаз лихо воюет против улепетывающих федералов.
   Но Муртаза освободили в зале суда, признав невиновным.
   "Люди другой национальности всегда кажутся на одно лицо! - доказывал адвокат Муртаза Дасаева Иван Сидоров. - Если вам, незнакомый негр плюнет в ухо.
   А затем суд присяжных попросит вас на очной ставке назвать ТОГО негра из двенадцати. Отгадаете ли вы?
   Поэтому Муртаз в кине - он ли?
   Ну борода, ну ермолка, ну глаза, ну епанча - те же самые!
   Но не он! Никто же его за руку не схватил!
   И бомбу он не закладывал под девок! А надо было бы!
   Герой Муртаз шел к любимой невесте Нине, или Варе, фиг с ней!
   Увидел боеприпас: "ВВАААХХ! Ктой то на моих девушек покушается!"
   И поднял мину, хотел ее в милицию отнести - пусть там взрывается.
   Значит, Муртаз Дасаев - герой, но не террорист!"
   Муртаз Дасаев тут же в зале суда передал государству мешок с долларами, которые он нашел на Большой дороге.
   Противоположный пример: Прохор Мельников лежал в Склифософской с двумя переломанными ногами.
   Но судьи и почерковеды доказали, что в ЭТО же время ОН был в Магадане, где подделывал банковские чеки.
  
   Леонид Айсман, наверно, забыл Российские традиции.
   Он не послал меня к американскому черту.
   Не вызвал полицию, хотя в Америке поднимают в ружье бригаду девять один один даже по поводу кухонного таракана.
   Леонид Айсман присел около желтой розочки, цветочка разлуки.
   Чмокал посиневшими губами.
   Хрипел, словно черноморская медуза.
   Но все таки вспомнил что то из Российских обычаев.
   - Не зайдете ли ко мне, молодой человек?
   Пообедаем, чем Бог послал!
   Таки поговорим...
   Я ложками жрал высокобелковую красную икру (двадцать семь г. белка на сто г.).
   Затем опомнился, как мышь в булке:
   - Леонид (я не мог грубить человеку, который меня накормил, приютил, пусть даже из корыстных соображений)!
   Дело прежде всего!
   Не подскажете, где ближайшая штанга?
   Мне надо белки разогнать...
   - Может быть, девочек? - Айсман неправильно понял "разогнать белки". - Хотя В ПРОКЛЯТОЙ АМЕРИКЕ женщины, - Айсман пугливо осмотрелся (в своем доме!), - отвратительные люди.
   У них одно на уме - как бы подловить мужчину и отсудить у него деньги.
   Вы таки не представляете, что сумасбродные бабы засудят вас даже за неосторожный взгляд на них.
   А сами - жирные, неуклюжие, квадратные, эмансипированные.
   Проститутка в публичном доме может вас обвинить, что вы ее изнасиловали, если ты сношался не по правилам!
   Она спросит вас: "Чем могу помочь? Кэн ай лэлп ю? Хочешь ли меня?"
   Ты обязан ответить: "Если вы не против, то Мейк ми! Сделайте меня".
   Я слушал Леонида Айсмана убийцу, как курочка внимает петушку.
   - Молодой человек! На улицах выбирайте выражения! Афро американцы, - Айсман снова осмотрелся. Сказывалась школа Московского подпольщика, - знают, как на всех языках звучат оскорбления в их адрес.
   И упаси Боже, чтобы сочетание ваших звуков приблизилось хотя бы к одному "обзывательству".
   Например, "Снежок", "Снежинка", "Черный", все производные слова негр, "Шахтер", "Уголек", "Обезьяна", - страшные ругательства.
   Забудьте эти слова в Америке.
   Я робко, хотя и очень интересный рассказ, перебил Леонида:
   - Леонид, как случилось, что Глаголева, извините, погибла от вашей руки...
   - Не убивал я ее, поверь мне! - Айсман осмелел. Он понял, что я его в интерпол не потащу. Не за этим приехал, но за правдой. - Я вам все по порядку выдам, попозже.
   А сейчас пройдемте в Русский тренажерный зал.
   Мы шли по улице с нашими буквами.
   В киосках продавали "АиФ".
   Нищие пенсионеры, здесь они назывались ЭСЭСАЙЦЫ, бурчали на бедность.
   Спортзал не удивил меня.
   Те же озабоченные спортсмены!
   Самцы обсуждают те же темы: где работать, чтобы не работать, но деньги огромные плыли в ленивые тренированные руки.
   ООО! ЧУДО! американские сто и двести килограмм железа оказались значительно легче наших!
   Айсман, внимательно наблюдавший за моими вздувшимися стальными мускулами, пояснил:
   - Пища! В Америке пища более честная!
   Даже икра, которую ты ел, рождена свободным Американским лососем, но не тщедушным дальневосточным.
   И, действительно, колбасы болоньи на Брайтоне я съедал меньше, чем на Таганке, но чувствовал, что более сыт, чем от нашей буженины.
   Торт, вообще, не осилил.
   По дороге домой к Айсману, я едва не опозорился.
   На углу, около русскоязычных китайцев, упала бабушка.
   Она вопила и страдальчески протягивала прохожим костяную руку: "Помогите, поднимите, русско американцы!"
   Но злые люди, наоборот, отпрыгивали от бабки, как от Бабы Яги.
   Я бросился на социальную помощь.
   Но неспортивный Айсман повис на моем левом трицепсе:
   - Ни в жизнь! Ты что, захотел ей платить?
   Она же скажет, что таки ты ее уронил, хулиган.
   А сама получит денежки: и за падение, и за болезнь (придумает сотрясение иссохших мозгов).
   В своем миниатюрном домике Леонид Айсман жил один.
   - Дети и жена бросили меня. Уехали в Алабаму! - Айсман разлил кошерную водку в пластиковые стаканчики. - Мария сказала, что я не обеспечиваю семью, как надо.
   А как надо?
   Ели, пили, жили в своем доме, гуляли, блядовали.
   В Алабаме вышла замуж за афро американского адвоката.
   У него фамилия из двадцати трех букв!
   Дети на праздники присылают мне открытки со своими новыми автомобилями.
   В ЭТОЙ Америке развод происходит стремительно.
   Утром встанет жена и огорошит: "Я тебя больше не люблю".
   И как пальцы не заламывай, эти слова не пробьешь.
   Поэт в России больше, чем поэт!
   В Штатах женщина больше, чем женщина.
   - Про девушек поговорим через пятнадцать минут! - я рассматривал плюгавую шоколадку, но на ней до милиграммов расписаны белки, жиры, углеводы, витамины:
   - Что же случилось с Глаголевой.
   Не убила ли ее любимая свинья... копытом?
   - История эта поучительна и весьма назидательна для потомков! - Леонид Айсман соорудил себе гамбургер из кошерных огурцов и свиной вырезки:
   - Мой друг лоер Савицкаускас рассказал, что на стодвадцать пятом году жизни скончалась некая Алла Фридман.
   Она завещала свое, хотя для Американской женщины небольшое, но для эмигранта мужика из России - огромное состояние два миллиона двести тринадцать тысяч родственникам.
   Родственички нашлись в России! - Леонид Айсман заметно опьянел.
   Еще бы! столько алкогольных килокалорий и без выхода на штангу.
   Но докладывал четко, словно килограммовую гантельку поднимал:
   - Будущая миллионерша в Iедостоево свиней разводит!
   Совицкаускас немедленно, как завещала Фридман - сначала без оформления бумаг, выслал счастливице сто тысяч долларов на карточке Ситибанка!
   ("Вот откуда у Сыромятниковой денежки!
   Но почему карточка оказалась у убитой Маши?
   Не причастен ли к делу Петр Андреевич Сыромятников?")
   Ум у меня быстрый!
   Срочно отослал свинарке письмецо, что узнал про вас и ваше хозяйство от добрых людей.
   Якобы я фермер из Оклахомы, тоже выращиваю тупорылых свиней.
   Жди меня в гости, родимая, так жажду передачи опыта и свадьбы, что вылетаю немедленно.
   Знаешь, а женщина она оказалась знатная! - Айсман панибратски хлопнул меня слабой рукой (бицепс тридцать два) по могучей ладони:
   - При других обстоятельствах, я бы...
   - Дальше я почти все знаю! - я отведал фисташкового мороженого из двухлитрового ведерка:
   - Ты, опасаясь Российских неприятностей, поехал в Суздаль.
   Надеялся, что нищий водитель заедет в Рязань!
   - Гидиха такая фешенебельная Фея!- Айсман перебил меня эротическими воспоминаниями. - Наташа великолепная.
   Словно ее на компьютере моделировали.
   Как вы не сходите с ума, русские мужики, когда видите на улице подобных русалок...
   - Наташа моя сестра, девственица! - все таки я похвастался. Сила требует выхода через физические нагрузки. Эмоции вылетают через хвастовство. - Отдаст свою невиность только в первую брачную ночь.
   Кстати, вторая сестричка Таня не менее обворожительная.
   И к ним приехала подружка из Донецка тоже кобылица необъезженная Кристинка.
   Общесоюзный съезд девствениц.
   - Не может быть! - Леонид Айсман подавился бужениной. Едва не облобызал мою мозолистую правую ладонь:
   - Иван, пригласи меня в гости. Посмотреть. Поговорить.
   На эту тему даже книгу автобиографическую можно написать, с картинками "Ценные природные ресурсы России".
   Уже цитирую "... не нефть и газ привлекают в Москву взоры иностранцев.
   Но невиданная непорочная красота Русских девушек, пропахших натуральной мятой и горечью полыни..."
   - А почему ты НЕ ПОЗОВЕШЬ их к себе погостить? - я отбросил приличия культурного разговора. - Опасаешься, что объедят?
   Да мы сами гамбургеров накупим! Деньги есть!
   - АЙ ЙЯЙ ЙЯЙ! Как нехорошо таки думать! - Айсман закурил настоящий "Мальборо":
   - Девушка, пусть даже самая приличная в России, здесь преображается в сволочь.
   Верь мне! Я знаю!
   Она немедленно тебя предаст ради богатого!
   Того дурачка тоже раскрутит и бросит, чтобы найти еще богаче.
   А сношаются: словно им в промежность бензопилу вставили.
   Скромная Нина в Москве не давала даже близким друзьям.
   В Нью Йорке перетрахала весь Гарлем.
   Лена Циммерман работает посудомойкой, но с работы возвращается с холенными ухоженными ладошками.
   Преуспевающая блондиночка в "Го го" баре получает до двух с половиной тысяч за вечер!
   А ущипнуть ее нельзя! НИ НИ!
   Так и твои красавицы, как только приедут, бросят чемоданы и пойдут прошвырнуться по городу.
   А встретим мы их года через два, где нибудь в яхт клубе.
   Ты будешь драить сортиры, а я - продавать хот доги.
   А твои сестрички и Кристина пошлют нам пару дохлых воздушных поцелуев с борта своей шикарной яхты.
   - Вернемся к нашим баранам, точнее к овцам! - я отжимался от пола.
   Загонял белки в трицепсы:
   - Что дальше произошло на свиноферме?
   Извини, Леня, но я должен зарабатывать свой хлеб, потому что я не красавица в Америке.
   - Чо? Чо! - Леонид ответил как то по родному, по вологодски. Он напился до водочного безобразия. - Через плечо!
   Побежал я в магазин за три километра за хлебом.
   Что ни сделаешь ради женитьбы на миллионерше.
   В России, если в доме нет хлеба - хуже войны.
   Сошли с ума на дрожжевом тесте.
   По дороге рассчитал:
   Завтра вылетаем в Нью Йорк.
   В среду официально женимся.
   В четверг я нанимаю Савицкаускаса, чтобы он хитро перевел женины денежки на меня.
   Но Бог решает по своему, по справедливому!
   Когда вернулся - любимая лежала в свинарнике, в загончике с разбитой головой.
   Я дико перепугался.
   Не столько трупу, но что меня уведут в НКВД.
   Через вечные снега побежал, бежал, бежал!
   И прилетел в родной Нью Йорк.
   А тут ты свалился со своей армейской шуточкой, шуточкой, шуткой!
   Леонид Айсман неожиданно заснул: крепким сном честного человека, исполнившего гражданский долг.
   Я вышел из дома прогуляться по набережной Атлантики.
   Вдруг, Айсман крикнул мне вдогонку: наяву или во сне:
   - В кабаке с дамами не разговаривай!
   У них работа - болтать с клиентом!
   За разговорчики - заплатишь втридорога... ХРРР ХРРР!
   Довольный собой и своим гениальным расследованием, я выгуливал мускулистое тело.
   Соленые брызги массировали каучуковую кожу.
   На углу улицы я увидел заляпаный магазинчик со странными рекламками:
   "Пожелания вам и вашим родным!
   От Вуппи Голдберг, Синди Кроуфорд, Силвестра Сталоне, Майкла Джордана, Арнольда Шварцнегера..."
   Еще от тысячи знакомых и незнакомых (мне) личностей.
   Заинтригованный, я зашел к деловому человеку.
   - Что значит пожелание и сколько денег? - я скрыл смущение за раздувшимися бицепсами.
   - Я вижю, вы недавно из Москвы? Интересуетесь знаменитостями? Для любимой девюшка? - лицо кавказско американской национальности бодро придвинул мне каталог:
   - Пожелания подлинные!
   Время от времени актеры, для саморекламы, посылают наугад ситизенам поздравления ко дню рождения...
   ("Я вспомнил, что и В Москве подобное практикуется с успехом.
   Особенно перед постоянными выборами".)
   Ну что, будете заказывать? Вам они пришлют... за тридцать долларов.
   Вообще то Знаменитости высылают открытки бесплатно, но чтобы вам наверняка - платите.
   - А сейчас нельзя получить готовое пожелание? - я знал, что в Америке хороший продавец вам всегда предложит товар, никогда не откажет.
   - По факсу ("Я представил, как на другом конце факса жена торговца малякает: "Дорогой Иван Поддубов, поздравляет таки тебя Арнольд Шварцнегер".), либо возьмете готовое?
   Как вас зовут, Иван?
   Шикарно! Не желаете для Ивана поздравления от порно Звезды Сары Янг?
   Исключительно от Арнольда? Пожалуйста.
   Со скидкой. Всего двадцать пять.
   Дрожжащими чугуными мускулами я взял фотокарточку Шварцнегера, прочитал по английски рукопись, как неграмотный Филиппок:
   "Хэппи берсдей, Иван. С наилучшими пожеланиями Арнольд Шварцнегер!"
   И подлинная подпись!
   Я доказал себе (зачем думать о плохом, когда мечтаешь о счастье?), что Арнольд подписался сам, потому что буквы вдавлены в бумагу.
   Так нажимает только тренированная ладонь коллеги культуриста.
   В лучезарном настроении я вышел на улицу, то есть на авеню и вспомнил...
   Леонид Айсман не назвал возлюбленную по имени, фамилию не сказал.
   Нормальное словотворчество, потому что мужчины, когда упоминают о женщинах, обычно произносят "жена", "супруга", "моя".
   Но для частного сыщика Ивана Поддубова важно, почему Сыромятникову Зинаиду Афанасьевну называли Глаголевой.
   Айсман возжелал жениться на богатой наследнице Сыромятниковой Глаголевой?
  
   Я бежал к дому, размышляя, как лучше отрезвить Айсмана - нахлестать стальными ладонями по щекам? или засунуть его в ледяную ванну?
   Но мои методы не пригодились.
   Потому что... труп не очнется, даже от пощечин культуриста.
   Леонид Айсман главный свидетель по моему расследованию, не заплатив мне ни цента, погиб от руки неизвестного(ной).
   Он лежал около лестницы.
   Вывернутая шея сместила голову от надлежащего положения.
   Стекляные глаза смотрели в неотремонтированный потолок.
   Я молниеносно представил себя на месте тогдашнего Айсмана в Недостоево, а теперешнего Айсмана - как Глаголеву(?) с пробитым черепом.
   Поэтому ретировался так быстро, насколько позволял сабвей.
   Из Америки выпускают всех.
   Проблем на паспортном контроле не возникло.
   Но в "Шереметьево" девушка пограничник удивилась слегка:
   - Летали в Нью Йорк на один день?
   - А что я там еще не видел такого, как у себя на даче? - загадочно ответил я шатенке красавице.
   Расправил тугие налитые плечи (после обеда в самолете - через сорок пять минут на тренировку).
   Пошуршал в кармане туалетной бумагой, словно пачкой долларов.
   Девушка зарделась (аленький неопыленный цветочек) ожидала приглашения в ресторан на ужин.
   Но с моими пятью долларами я даже не сходил бы в привокзальное кафе с местной бомжихой.
  
   В качалке Серега не удивился моему раннему прибытию.
   Но объяснил по своему.
   - Правильно, что так быстро! Готовься к соревнованиям!
   Я бы на твоем месте ноги укачал.
   А то подпрыгиваешь как балерина на своих соломинках. - Воспоминания о балерине Марусе омрачили ясное чело Сергея:
   - Девки наши, когда вернутся?
   - Один Русский Американец сообщил мне, что наши девки к нам не возвратятся! - я выжал сто семьдесят. - Америка - мышеловка для баб. Баболовка.
   ("Через два месяца я получил письмецо от Иринки Плисецкой.
   Она врала, что в Америке им с Марусей приходится тяжело, натужно.
   Чужая земля, но... плодородная!
   Прислала фотографии из "натужной" жизни.
   Она и Маруся в купальничках стоят на идеально чистом океанском пляжике.
   Я бы поверил, в то, что нищим девушкам негде помыться, поэтому они намыливают друг дружку в океане.
   Но пальма справа и чугунная загородка слева предательски поведали мне, как проницательному частному детективу, что красотки находятся где то во Флориде, на чьем то частном пляже.
   Я представил, как голые балерины из Большого танцуют перед американским Компьютерным гением.
   Хотя - навряд ли! Возможно, они невестятся, выбирают из миллионеров достойного непьющего, некурящего, с чувством юмора мужа.
   На другой фотографии Маруся и Иринка лоснились.
   В кадр нечаяно влезла фуражка, какую обычно носит американец владелец яхты.
   Мне стало непоправимо грустно.
   Наверно, потому, что под той фуражкой не моя голова!
   Печаль не рассеял даже рывок двухсотшестидесяти килограммов".)
  
   - Одна радость - слесарь из Большого нас не найдет! - я успокоил Серегу. - Будет ждать, когда эмиссары из мафии его деньгами наградят.
   Может быть, он хороший парень, но стремится к легкой наживе и не качается.
   А таких наказывают рублем!
  
   Сестры, казалось, не заметили моего отсутствия.
   Особенно, когда я сказал, что ничего никому не привез!
   Кристина тоже раздула чмокающие шикарные губки.
   Одинокий (уже) я мог бы подумать, что Кристина питает ко мне чувства, большие, чем сестра к брату.
   Поэтому я не обратил бы внимания на разницу в весовых категориях и физическую подготовку.
   Но, оказывается, в мое короткое отсутствие к Крысе приходили одиннадцать потенциальных женихов.
   Наташа и Таня всех отбраковали: один говорил, что Москвич, но жил в Жуковском.
   Другой - в однокомнатной квартирке ютился с любимой мамой.
   У третьего машина - шестерка восьмидесятого года.
   От четвертого разило "Жигулевским" пивом.
   Пятый - не поцеловал девушкам ручки.
   Шестой - не снял ботинки в прихожей.
   Седьмой - не принес цветы и шампанское.
   Восьмой - курил "Яву".
   Девятый - не выгладил брюки.
   Десятый - похабно зыркал глазками на девичьи коленки.
   Одиннадцатый - ему просто не повезло, потому что предыдущие женихи утомили комиссию из строгих девствениц.
   Я слушал девушек и думал, что может быть, они более правы, чем я.
   Ищут продолжения рода.
   А я мучаюсь с чужими тайнами, за которые, к тому же не получаю ни ломаного цента.
   - Раньше, когда цвела вишня, девушки и парни гуляли по благоухающим садам! - Крыся маленький жеманый кулачок уперла в правую опорную щечку. - Теперь дивчины говорят о бухгалтерии.
   Парни пьют свекольное пиво и хвастаются: кто сколько угля добыл к Первому мая.
   Что есть жизнь?
   Мои сестрички и Крыся едва не зарыдали от нахлынувшей безысходности.
   Я плюнул (мысленно) и пошел вычислять: сколько надо скушать говядины, чтобы на соревнованиях выглядеть мощнее, чем Шварцнегер.
  
   Утром я не знал, что сказать Кристине по поводу расследования.
   Дело закольцевалось.
   У меня не было морального стимула и материальной поддержки для дальнейших поисков убийцы.
   Но как я скажу Крысе о провале операции и об отсутствии других заказов?
   Кристина, как заказчица наймет меня, чтобы нашел ей богатого москвича для женитьбы?
   А расплатится со мной банкой черешневого компота?
   Нежданно негаданно, позвонил праздничный Серега:
   - Иван, ты готов? накачался протеинами?
   Я жду тебя на Спортивной!
   Возьми шикарные плавочки.
   Приз не выиграешь, но...
   - Какие соревнования дурандасные?
   Ты же сказал, что через две недели.
   Я еще не иссушил себя.
   - Сегодня показуха. В плавках постоишь за главными героями.
   Для атлетического фона! Снимают "Культурист шоу".
   - Онанист гоу! - я кое как пошутил, потому что привык, чтобы в ситуациях, когда выгляжу дураком, хотя бы последнее слово осталось за мной.
   В спорткомплексе "Олимпийский" придирчивая комиссия ощупывала и осматривала кандидатов.
   Особенно отличался оператор в кружевном жабо и розовой кофточке.
   Он мял слоновьи бицепсы моих товарищей по штанге.
   Наконец, добрался до меня перенакаченного.
   Я строго смотрел на тщедушное мужское существо.
   Оно с придыханием чмокнуло жвалами:
   - Апполон! Пойдете в первую линию второго плана.
   Стоять будешь левым боком в камеру.
   Чтобы выделялся волевой голливудский ("Заметил!!!") подбородок и ягодица шикарная...
   Оператор ущипнул меня за острый зад.
   Я спортсмен спокойный.
   Никода не конфликтую.
   Полагаю, что каждый волен делать то, что хочет.
   Но сегодня, наверно, повлияла русско американская аклимматизация.
   Добавилась ушедшая к миллионеру (или милиардеру) Иринка.
   Многотрупное сыщицкое дело завяло, как банан в Антарктиде.
   И из меня повеяла серая пустота:
   - Товарищ, что есть жизнь? - я гордо расправил летящие плечи и пошел к дверям.
   (Шел мимо девушек культуристок. Молодцы девчата!
   Конечно, сексуального восторга они у меня не вызывают.
   Но заставляют уважать свои перекрученные канатные мускулы)
   - ООО! Ты философ! - оператор зазывал в мой упругий след: - Я переставлю тебя на первый план!
   Наденешь шляпу с перьями и синий макинтош...
  
   Серега догнал меня у выхода:
   - Ваня, я тоже подумал, мы же качаемся для себя, а не для педиков.
   Сначала пусть заплатит, затем щупает. Хитрый!
   Я помахал перед Серегиными запотевшими очами поздравлением от Шварцнегера:
   - Серега! В Америке каждый может получить автограф у Арнольда.
   А за десять тысяч долларов - бей Шварцнегеру лусало!
   Терминатор только подхалимски засмеется!
   Все ЭТО тебе дозволяется, если ты... жеманная афро американская вдова Вуппи Голдберг! Шутка!
  
   В ближайшей пивнушке, мы пили дешевое пиво.
   Не закусывали - слишком дорого.
   Жижа вымывала белки из натруженных бицепсов, но сегодня позволительно.
   Серега справлял тризну по безвременно ушедшей от него Марусе.
   А я пил за все хорошее в будущем.
   Как назло, удивительно, почему сейчас, телевизор над белой стойкой передавал новости культуры.
   В Нью Йорке плясал наш Большой балет.
   - ОООО!
   - УУУУУУ!
   На заднем плане прогарцевали изящные Иринка и Марусечка.
   Подрагивающими лодыжками они посылали нам воздушные поцелуи.
   - Серега, мы не имеем права огорчаться! - я завистливо смотрел, как в углу два иностранца афро американца (но не исконно русские мы!) жрали салат из крабов:
   - Христос сказал: "До Моего прихода вы могли огорчаться, потому что впереди была смерть, ничего.
   А сейчас: нет смысла в вашей печали, потому что жизнь бесконечна".
   - Эта гениальная мысль совпадает с моими рассуждениями о колбасе! - Серега недобро смотрел на афро американцев ("После поучения Айсмана насчет рассовых различий, я автоматически не произносил "негр"):
   - Мы с тобой, если по своему достатску купим ломоть тухлой колбасы протеиновой и бутылку витаминного пива, то - радуемся!
   Для того, чтобы, например, эти двое, - Серега неприлично показал на американцев, - получили такую же порцию радости им надо сожрать по килограмму черной икры и по пуду крабов.
   Милиардеру Гейтсу для того же счастья надо ухватить один, два милиарда.
   Нашим балеринкам... бывшим нашим... надо хорошо покадриться с заманчивым американским ковбоем.
   А, например, привокзальный бомжик, если добудет бутылку пива ("Чем недалеко ушел от нас!"), то станет счастливее всех нас вместе взятых!
  ГЛАВА 9
   "Давно не бывал я в Донбассе...", как девушке надо вести себя на улице, чтобы милиционеры признали в тебе москвичку, едем накрывать "малину", три подхода по семь на бицепс
  
   Назло жующим афро американцам мы с Серегой запели "Давно не бывал я в Донбассе..."
   Музыкальные гости Столицы не выдержали нашего фальшивого пения.
   В отместку заказали себе по два шашлыка с подливкой из осетровых голов.
   Мы проиграли!
  
   Кристина дома жаловалась сестричкам, что каждый милиционер проверяет у нее паспорт, как у иногородней.
   - И выгляжу и одета, как москвичка!
   Но почему из толпы выхватывает именно меня?
   Я и так и этак кручусь, но не помогает.
   Вас часто проверяют?
   Сестрички переглянулись невинными озерными глазками.
   - Меня - ни разу! - честно прошептала Наташа.
   - И меня - тоже! - вторила обворожительная Танечка.
  
   Тогда длиновласая Наташа начала учить Кристину, как надо себя вести на улице, чтобы милиционеры признали в тебе москвичку.
   - Крыся, как увидишь мента, так и иди на него, словно слон на ананас.
   Пусть посторонится и пропустит.
   Как только опустишь глазки, или дрыгнешь телесами - значит виновата перед законом!
   Со мной работала Оля Рыба красавица из прелестниц! - Наташа заморгала часто часто, показывая, что словами не выразишь красоту Оли Рыбы. - Оленька невинна и чиста, как мы!
   ("ОГО ГО! Наташенька и девушки создали партию "Невинные и чистые"?)
   Около нее всегда множество ухажеров.
   Но, почему то никто не хотел брать Оленьку замуж.
   Мужики твердили, что она шлюха из шлюх.
   Что блядство у Оленьки на личике написано.
   Когда мы заступались за Ольгину девственность, то мужики пошло хохотали, не верили ни на грамм.
   Оля отчаялась и взяла справку у гинеколога, что она вирджин.
   Но женихи твердили, что справка поддельная.
   К защите самцов, скажу, что Оленька, действительно, имела на личике этакую печать непристойности.
   Как в кино - актриса играет цивильную невесту, но единым жестом да и выдаст, что сегодня корячилась нагая под юпитерами с тремя ассистентами.
   Блудство светилось на Олином обворожительном личике.
   Оленька не выдержала насмешек недостойных мужчин и... дефлорировала себя вибратором: "Ни жениху, ни другому гаду. Пусть моя девственность достанется мне самой!"
   ("Девушки заохали, заахали, словно свежемороженые курицы".)
   Затем продавалась за деньги по объявлениям!
   За год так навострилась в сексе, что могла переплюнуть любую итальянскую порнодиву.
   Но, что удивительно, Оленька Рыба приобрела на лице печальную загадочность.
   ("Наверно, постоянно думает, не заразилась ли от клиента?")
   Физиономия стала цивильная цивильная.
   И женихи почуяли сладенькое: "Вот настоящая девственица!"
   ("От слова девственица у меня начало сводить спортивные щеки".)
   Оленька удачно вышла замуж за богатого лоха.
   В первую брачную ночь дико вопила, якобы от страха перед актом прелюбодеяния.
   Затем побрызгала на простыню куриной кровью.
   Муж утром хвастался, что у него непорочная, но офигительно темпераментная жена!
   Еще...
   ООЙ, девочки! - Наташа почему то умоляюще посмотрела на меня. - Сейчас жених придет в гости. Мой!
   Посидим для приличия, потом поедем в "Националь" ужинать.
   Я рассказывала: статный интеллигентный красавец богач. - Наташенька пододвинула мне белковый коктейль (пятнадцать г. белка на сто г.):
   - Ваня, ты не пойдешь сегодня к Иринке? Извини!
   Она же уехала и... отлучила тебя от своего гибкого тела!
   Или погуляй с Серегой!
   На худой конец посиди в гараже с Арнольдом!
   Мой жених ничего не имеет против атлета братца.
   Но мужчина всегда себя привольнее чувствует, когда он один самец.
   Я быстро собрал расслабившиеся мышцы!
   Сестрички мне всегда помогают, когда я для клиентов иммитирую в квартире офис частного детектива.
   Долг платежом красен.
   Впрочем, я и так бы помог, просто.
   Крыся собралась идти со мной.
   Ее позвала в путь солидарность частных детективом (я так полагал).
   Одетый, я открывал дверь, когда раздался подлый звонок.
   Наташенька взвизгнула, но приобрела на личике торжественно скучающее выражение.
   Я открыл дверь!
   - Петя! Здравствуй! - Наташенька вспушила волосы! Из за моей богатырской спины ворковала. - Извини, у нас неприбрано!
   Я, по привычке, сначала оценил икроножные мышцы незнакомца - плоховаты, но спортивные.
   Средняя фигура скрывалась под модным шерстяным пальто.
   Шея и лицо...
   Тут я упал в нервно паралитический инвалидский обморок!
  
   Когда очнулся, то сначала увидел озабоченное лицо Крыси.
   И гневную физиономию Наташеньки:
   - Ваня, что на тебя нашло? - Наташа не знала: закричать на меня от злости, или разрыдаться, как полагается приличной невинной красавице:
   - Не мог потерять сознание в другом месте?
   Жених, как увидал тебя, эпилептика (эклиптика), так и убежал, словно ему авиамотор в мошонку вшили.
   Наташа не стесняла в груди бранных слов.
   Но Танечка заступилась за меня:
   - Почему Иван в своем доме не имеет права упасть в обморок?
   А твой жених Петька - дурак.
   Зачем тебе нужен мужлан, который убегает, не объяснившись?
   Но странно, Ваня, отчего ты перепугался?
   - Во первых, жених - Петр Андреевич Сыромятников!
   У него была любовница Маша - убита в родной квартирке!
   Жена его Зинаида Афанасьевна - убита в свинарнике!
   И сам он - убит на лестничной клетке дома номер девяносто по Саянской улице.
   Труп узнал меня, поэтому удрал.
   Крыся, почему не остановила его?
   - Я же его никогда не видела!
   И как схвачу бугая?
   - Соблазнила бы, пока я лежал в обмороке! - сказал я, чтобы опять оставить за собой последнее слово.
  
   Через пять минут мы с помощницей частного детектива Ивана Поддубова Крысей ехали к предполагаемой "малине" Сыромятникова.
   - Если Петр Андреевич жив, то почему я видел его убитым? - я не старался казаться перед Кристиной слишком проницательным:
   - Он меня не должен знать!
   Я за ним следил, а не он за мной!
   Понял! - я хлопнул себя стотонной дланью по темечку.
   Голова загудела, как колокол на пожаре:
   - В квартире Зинаиды Афанасьевны я общался не с ее отцом, а с ЖИВЫМ ПЕТРОМ АНДРЕЕВИЧЕМ!
   Он переоделся в старго пердуна, потому что все убитые и живые в моем расследовании загадочно переодеваются, словно в театр играют.
   До моего прихода ОН работал со штангой!
   Когда я звонил в дверь, то слышал звон железа, словно трамвай громыхает в Сокольниках.
   Сыромятников меня обдурил!
   Если мы застанем его живым, то, возможно, узнаем все секреты.
   Кристина восторженно слушала мои честные, потому что запутанные, но правильные, оттого, что профессиональные, рассуждения.
  
   Мы подъехали к дому Сыромятникова.
   Под есенинским опавшим заледенелым кленом маячил красный "БМВ"!
   Судя по словам Наташи, машина Сыромятникова!
   Крыся трусливо - все же девушка, а мы ловим убийцу - подпрыгивала на льду.
   Я оставил Крысю в машине:
   - Сиди, если Сыромятников выбежит один, значит - он меня убил! ХА ХА ХА!
   Так приободрив Кристину, я вбежал в подъезд.
   Запоздало вспомнил о своих непроизвольных обмороках.
   Но решил (и напрасно), что на сегодня одной потери сознания достаточно!
   Осторожно подошел к стальной двери квартиры.
   Указательными и средними пальцами обеих чемпионских рук взялся за краешек двери.
   Родное железо, словно узнало во мне хозяина, и не подкачало.
   Я напряг широчайшую и пронаторы!
   И рванул, как олень карибу за оленихой.
   В замке звякнуло, хрустнуло.
   Отжатая дверь открылась.
   Не теряя завоеванного времени, я вбежал в квартиру.
   Петр Андреевич стоял спиной ко мне.
   Начал разворачиваться.
   - Здравствуйте, дедушка! Как поживает ваша дочка Зинаида Афанасьевна? - я не дал Петру Андреевичу высунуть руки из ящика стола.
   Вдруг там пистолет зловещий?
   Закатил Сыромятникову такую оплеуху, которой сам Атлант позавидовал бы.
   Петр Андреевич под торжественный грохот ящиков улетел в комнату и затих.
   Я двинулся за ним и...
   Увидел ее! Мою родимую! Ту, которая никогда не предаст.
   Старая знакомая штанга стояла и манила, как бедуин за стакан воды соблазняет верблюда.
   Тотчас мои нераспределенные белки взыграли.
   Потребовали, чтобы я их разгнал по мускулам!
   И я не выдержал! (зачем себя мучить, если убийца в обмороке?)
   Три подхода по семь раз на бицепс.
   Два подхода по шесть - трицепс.
   Приседания - шесть по семь - на ноги.
   Петр Андреевич зашевелился.
   Приподнял тыквенную голову.
   И ... в его очах загорелся ужас!
   Мистический мезозойский страх!!!
   Паника на генетическом уровне!
   - Неужели, я настолько огромный и страшный? - я пошутил, прислушиваясь к движению взбудораженной крови в сосудах.
   Но лучше бы, если бы я прислушался к посторонним звукам.
   Я осознал, но поздно, что Петр Андреевич смотрит не на спортивного меня, а ЗА МЕНЯ!
   И тут, красивый профессиональный удар в безмускульный затылок, выбил из меня сознание.
   Перед затуманиванием я подумал: "Если штанга брякнется мне на ноги..."
  
   Снова я увидел Крысю!
   Она, нет, не вела, а подталкивала меня к выходу из подъезда.
   Усадила в "Ниву", и лихо вырулила на шоссе.
   Через триста метров припарковалась в захламленном дворике.
   В такие закутки обычно заходят дамы, с надеждой, что их изнасилуют.
   - Никогда не водила машину! - Кристина призналась ошеломленному мне!
   - Тогда я смогу родить! - я потрогал шишку с застывающей жижей крови на затылке. - Кто меня стукнул?
   Сыромятников убежал?
   - Сыромятников уже далеко! На том свете! - Кристина аккуратно, не карикатурно и не кощунствуя, перекрестилась. - Его застрелили.
   - Но на грохот выстрела сбежался бы весь сношающийся, потому что ночь, дом!
   - Они и прибежали, но после нас!
   Сначала я услышала грохот упавшей штанги.
   Сразу побежала тебе на выручку.
   ("В маленьком хилом тельце бьется отважное сердечко Донецкой невинной героини".)
   Когда ехала в лифте, то услыхала выстрел, словно жбан с квасом лопнул.
   Затем: ты в бессознательном состоянии вытаскиваешь свою тушу на лестничную клетку, а в квартире, я заглянула, лежит свежезастреленный Петр Андреевич.
   Нам повезло, что лифт еще не ушел.
   Потому что соседи уже хлопали дверями.
   Или дверьми? Как по русски говорится?
   - Так же, как и по украински!
   Ты убийцу видела?
   - Спаси Бог! Если бы увидала, то ночью бы не спала.
   А, разве ты не знаешь, кто тебя стукнул по головушке?
   Крыся, неожиданно для меня, и, наверно, для нее самой, поцеловала меня в правый висок.
   Белки, жиры и углеводы в моем упорядоченном организме забеспокоились.
   - Крыся, я думаю, что убийца, кто бы он ни был, появится на квартире Маши, либо в Недостоево! - я пересел за руль. - В Недостоево нам ехать не выгодно!
   Бензина на миллион потратим.
   И свиньи украдены.
   А усопшую Машутку (Кристина снова перекрестилась) навестим.
   Я думаю, что ее таинственный братик, которого и быть не должно, все же существует.
   И он убил всех! всех!! всех!!!
  
   Мы ехали по мигающей Москве.
   Кристинина кругленькая, похожая на гирьку, головка упиралась в мой правый локоть.
   И тогда я подумал ("Наверно, после удара по голове".): "Почему бы мне не жениться на крохотной Крысе?
   Она, хотя и маленькая, но удаленькая.
   Бойкая, как праздничный базар.
   А в сексуальной совместимости что нибудь придумаем!
   Сделаю счастливой провинциальную девчушку!"
   - Ваня, ты отличный друг! - Крыся словно прочитала мои мысли, но наоборот:
   - Как хорошо, что наша дружба не перерастет во что то большее.
   Между мужчинами и женщинами всегда существует недопонимание ("Откуда она знает, каменно угольная девственица?")!
   Сексуальный барьер.
   Девушка всегда настороже, ожидает от кавалера нетактичности и сексуальной агрессии.
   А партнер, даже если не хочет и не может, обязан продемонстрировать интерес к даме.
   За счет эротического недопонимания снижается производительность труда!
   Мне с тобой легко и просто... старший брат!
   И по годам мы слишком далеки друг от друга, и по внешности.
   Моя подружка Наташа Ростовцева выдвигала жесткие требования к жениху: он должен быть старше ее ровно на два года, весить - на тридцать килограммов больше, рост - на двенадцать сантиметров выше.
   Ты, бедненький беленький, Иван Поддубов! Девушкам нравятся черноволосые красавцы со смуглой кожей... АААХХИ ААХ!
   - Крыся, ты, по ночам читаешь книги по сексопатологии? - я обозлился.
   Но вспомнил, что негативные реакции снижают кровообмен!
   Медленно успокаивался, как тульский бронированый самовар.
   - Я в школе на уроке полового воспитания делала доклад на тему "Любовь и дружба. Аспекты прелюбодеяния".
   - Хорошая девочка! Сейчас я расскажу то, о чем думают нехорошие мальчики.
   Мужская точка зрения полностью противоположна женской.
   Посему поучаю: чем мужчина старше, тем больше интереса он проявляет к молоденьким самочкам.
   Обратно пропорциональный интерес.
   Также: различие в весе, росте, толщине и строении тел (мужчины и женщины) возбуждают мужчину сильнее, чем самка, похожая на него.
   Мой друг словак Зорко Сокол борец тяжеловес, говорю твоими словами, предъявлял к невестам дикие требования: девушка должна весить не более сорока двух килорамм.
   Зорко Сокол подстерегал красавиц около диетического диспансера для дистрофиков.
   Знакомился с пациентками, которые почти летали по ветру.
   И еще добавлю от себя: между мужчиной и женщиной никогда не бывает дружбы без того, чтобы мужик, хотя бы мысленно не раздевал ЕЕ.
   И не слишком ли ты усердствуешь, расхваливая свою невинность.
   Словно она - ось, вокруг которой Земля вертится...
   - Как ты смеешь! - Крыся закусила нижнюю велюровую губку.
   Сдерживала зимние слезы. - Как не стыдно! Я не ожидала, что ты ТАКОЙ!
  
   Девушка, в ситуации, когда не знает что делать или говорить - всегда обвиняет мужчину.
   Мы припарковались около дома, в котором жила Маша.
   Я молча вылез из авто и вошел в подъезд.
   Трупами не пахло.
   Дверь квартиры Маши была закрыта, но НЕ ЗАПЕРТА!
   Я резким борцовским движением распахнул дверь!
   На всякий случай ударил правой ногой в пустоту!
   И присел, спасаясь от виртуального ножа или пули.
   Но опасность на этот раз прошла мимо.
   В нежилой квартире - покинутое жилье пахнет одиночеством - никого нет.
   Я даже посмотрел за балкон: не висит ли кто нибудь.
   Заглянул на антрессоли.
   Затем вернулся к Крысе:
   - В квартире пусто, как в холодильнике у пингвина.
   Но кто то приходил до нас, потому что дверь не заперта.
   Что ты думаешь на это, помощница?
   Неопыленная девушка ничего не ответила.
   Но вышла из машины и коротко загадочно гордо произнесла:
   - Подожди, пожалуйста, мне надо в туалет!
   (Девушки почему то любят кокетничать перед парнями: "Хочу сикать", "Пойду в туалетик".)
   Крыся скрылась за коробками железных гаражей.
   Через тридцать секунд - примерно столько требуется девушке, чтобы присесть и спустить штанишки - из за ближайшего домика для автомобиля выскочила вопящая Кристина.
   Она на ходу натягивала чистенькие джинсы "Вранглер" Донецкого производства.
   (Добавлю, что приемлю для девушки любой наряд, пусть самый дешевый, но чтобы одежда была новенькая)
   - На меня напали! - Крыся, как деловая помощница смекалистого сыщика, в боевой ситуации, говорила быстро и четко.
   - Ты молнией зажала трусики, розовые...
   - Сумасшедшая тетка с палкой! - Кристина машинально залепила мне оплеуху, легкую. Продолжила скороговоркой:
   - Точнее, хотела наброситься, но я хитрая, заранее убежала.
   Толстая дура в цветастом платке, кого она подстерегает?
   Я выскочил из "Нивы", широкой морской грудью раздвинул гаражи.
   В черных кустах никто не прятался.
   Насильница могла уйти и через дырявый забор.
   Но была ли она?
   Или Крыся хотела показаться беззащитной слабой девушкой?
   - Я никого не встретил! - протянул Крысе успокаивающие белковые пилюли (по доллару за штуку).
   Кристинка машинально разжевала желтенькую.
   Брезгливо выплюнула:
   - Что за гадость, вы, культуристы едите?
   Воняет, как козье дерьмо.
   Сказывалось деревенское Донецкое воспитание.
   - Крысечка, ты уверена, что на тебя налетела дама?
   Зачем ты ей понадобилась? Канибалке на съедение?
   Или она лесбиянка?
   Крыся молчала полторы минуты.
   Но затем физиологические потребности пересилили:
   - Я еще не пописала. Не успела.
   Где здесь ближайший туалет?
   За домом, метрах в пятидесяти сиял огромный универмаг "Столичный".
   Я остановился около помойки.
   Крысечка выскочила, словно бежала на свидание к любимому.
   И, чтобы я не радовался, пропела в окошечко:
   - Возможно, я задержусь ненадолго.
   Надо купить кое что маме.
   И себе - женское!
   Я закаменел волевым лицом!
   Напружинил правый бицепс и дал Кристине сто долларов:
   - Крыся, возьми аванс. В магазине есть обменный пункт!
   Девушка (в двух пониманиях этого слова) так на меня посмотрела, что я простил ей все, даже растянутый акцент.
   Оказывается, нет ничего приятнее, чем дарить красавице деньги!
   Кристина взвизгнула и побежала в хрустальные двери.
   Я приготовился долго ждать.
   Надеялся, что до возвращения помощницы разгадаю тайну бродячих трупов.
   Через две минутки в окошко справа робко постучали.
   Наверно, бомж или охраник побирушка!
   Но беспокоила меня женщина.
   Она шепелявила и картавила:
   - Молодой человек! Вы - душка.
   До "Шереметьева" подвезете?
   ООО! я заплачу за срочность!
   Дочка прилетает из "Америки", а я опаздываю на встречу.
   Я обдумывал достойный ответ, но ничего остроумного в мой контуженный мозг не приходило.
   Нахалка открыла дверцу и показала мне сто долларов!
   Деньги умеют упрашивать!
   Я подивился редкой клиентке.
   Немедленно стал рассчитывать время до "Шереметьева".
   Получалось, что, если удачно сгоняю, а Кристина задержится около парфюмерного киоска, то состыкуемся.
   В крайнем случае девушка подождет!
   А я отработаю ее аванс.
   Донельзя довольный собой, я улыбнулся пассажирке.
   Цветастый платочек, знакомые черты, где я ее видел?
   Когда о ней слышал?
   - АААА!
   Только не надо сейчас терять сознание.
   Но все же, провалился в обморок, как Папанин под льдину.
   Очнулся я от ноющей боли в затылке, словно кто то штопором открывал мою голову.
   Дама сидела на заднем сидении!
   - Нервишки у тебя слабые для частного детектива! - Зинаида Афанасьевна Сыромятникова сказала голосом Зинаиды Афанасьевны Сыромятниковой.
   Она ковыряла в моей окровавленной голове холодной железной палкой, наверно, пистолетом:
   - Ты, езжай! Не умничай, иначе быстро окажешься на том свете.
   Скорее, чем надо... мне.
   - А вы оттуда недавно?
   - Замолчи, гаденыш.
   Не знала, что ты что нибудь соображаешь в сыске.
   Обычно, красавцы атлеты непробиваемо глупы!
   - Спасибо, что назвали меня красавцем и силачом! - я искренне обрадовался, и, понукаемый постукиванием пистолета по затылку, выворачивал на шоссе. - Но ошибаетесь, называя меня сыщиком.
   У меня нет таланта к расследованиям.
   Ваше дело и то я провалил.
   Поэтому ничего не знаю и не хочу знать о ваших делах.
   Давайте, отвезу вас в аэропорт.
   Вы заплатите мне обещанный стольник, и разбежимся.
   Или разлетимся, как вам больше нравится.
   - Ты слишком много знаешь, красавчик!
   - Я глуп, как пробка! Я даже вас не знаю...
   - Ты бы помолился, сынок! До твоей могилы не больше двадцати минут езды.
   Не дури! Вдруг, тебе повезет!
   И ты выживешь после пули в затылок! ХА ХА ХА!
   Зинаида Сыромятникова направляла меня в сторону "Шереметьева".
   Но, как истинная Русская женщина, не могла сдержать потока слов.
   Я был прекрасной губкой для впитывания ее исповеди.
   Убитая в свинарнике в Недостоево Зинаида Афанасьевна и рассказывала! и рассказывала!! и рассказывала!!! какая она хитрая и умная.
   Будущему покойнику можно доверить сокровенные тайны, выговориться.
   Но мои десять пудов играющих мышц мертвыми себя еще не ощущали.
   К сожалению, я не мог выпрыгнуть на полном ходу - мешали огромные плечи, которые неминуемо застряли бы в карликовой дверце.
   Также невыгодно врезаться в пост ДПС.
   Малютка машина зажмет меня, как устрицу.
   Я с тоской посмотрел на Кристинину сумочку.
   Девушка забыла свою вещичку.
   Напрасно я поругался с Крысей, сожалею, что не был сегодня добр с сестричками, жаль, что не покачался до отупения!
  
   Через пятнадцать минут Сыромятникова, излив потрясающую историю, приказала:
   - За постом ГАИ есть выход на деревенскую дорогу.
   Свернешь туда, может быть я тебя помилую!
   - Конечно, помилуешь, красавица! - я цеплялся за жизнь недозволенными способами:
   - Теперь, когда ты неимоверно богата, тебе нужен красавец качок любовник.
   Чем мы не пара?
   Особенно, когда познакомились так близко...
   - Ты блондинчик, а женщинам нравятся смуглые черноволосые красавцы! - Зинаида Антоновна, словно помогала Крысе писать доклад на сексуальные темы. - Зачем мне бойфренд, который в любой момент сдаст меня полиции?
   Я лучше найму себе скромного шикарного негра.
   - Афро американца! - я машинально исправил рассовую ошибку необразованной Зинаиды Афанасьевны.
   Вдруг впереди светящаяся фигура взмахнула полосатой палочкой.
   Вторая накачанная личность угрожающе раскачивала автомат Калашникова.
   Я с двумя знаками вопроса в глазах смело обернулся к Зинаиде Афанасьевне.
   - Остановись! Проверка на дорогах, - Сыромятникова опустила пистолет (а может быть, и нет пистолетика то?), - иначе не отстанут.
   Расстреляют из автомата.
   А ты, если что скажешь, застрелю, как... мужа.
   Меня оправдают! Я сумасшедшая!
   - Меня тоже оправдают, посмертно...
   - ААА! - сказал милиционер и просунулся в окошечко. Я понимаю, что он волнуется, но лучше сказал бы что нибудь.
   Неужели, в школах милиции не проходят русский язык для экстремальных ситуаций?
   Вдруг, за моей спиной загрохотало, зазвенело, завизжало, зашумело!
   Я пупырчатой кожей ждал пулю.
   Напряг мышцы шеи и широчайшую.
   Надеялся на культуристское чудо: может быть, пуля отскочит от стальных мускуов?
   Рассчитывал (даже пообещал себе, что если останусь жив, то буду лечить нервы... где нибудь на Ямайке), что сейчас не потеряю сознание от перенапряжения.
   Но ошибся, как Наполеон в Бородино.
   Провалился в холодный мрак, и не понял: то ли в обморок упал, или убит наповал!
  
   Почудилось мне, что я Иван Поддубный!
   Великий русский силач.
   Выступаю в императорском цирке.
   Зрители гудят и подбадривают меня.
   Царевна Софья (с лицом Кристины, с ножками балерины Иринки Плисецкой) уронила к моим рельефным ногам батистовый платочек.
   Сыщик Путилин закрутил левый гусарский ус и подмигнул мне.
   Я с достоинством округлил правый бицепс.
   Поиграл выпирающей грудью.
   Взыграл левым трицепсом.
   Зрители от восторга ревели, словно стая холмогорских койотов.
   Я небрежно приподнял орловского жеребца.
   Поставил его на круп ахалтекинского скакуна.
   Надо было наоборот.
   Поэтому скакун не выдержал, свалился с кровавой пеной на морде.
   Но я продолжал культуристское представление.
   Размял плечи и вытолкал ариканского, точнее афро американского слона с арены.
   На сладенькое я приготовил зрителям сюрприз.
   Жонглирование десятипудовыми бочонками!
   Поднатужился! приподнял первую бочку.
   И... сила начала выходить из меня.
   Я вопил, извивался, но худел, как дизентирийный раб.
   Наконец, я стал маленький и тщедушный, как Крыся.
   Зато Кристина налилась чугуными мускулами.
   И смотрела на меня сверху вниз, поигрывала арбузными бицепсами...
  
  ГЛАВА 10
   ИСХОД, про жемчужину непросверленную и про кривду, пуля в спину, за что красавицы любят (и не любят) культуристов
  
   Вечером я пил чай в уютной компании домашних девствениц.
   Я относительно выздоровел после досадной контузии.
   И смог (конечно, приукрасив) рассказать о наших с Кристиной подвигах.
   Девушки чесали языки о зубы - так им хотелось поболтать о женихах.
   Но моя история оказалась более жизненной и реальной.
   Я смешал повествование Зинаиды Афанасьевны со своими сыщицкими открытиями:
   - Зинаида Афанасьевна Сыромятникова - новая русская Золушка - однажды узнала, что американская тетушка оставила ей значительную сумму.
   Причем, первую подачку Сыромятникова получила сразу - сорок тысяч долларов.
   От радости купила у антиквара безделушку - шкатулочку за тридцать тысяч!
   Скромная жена, щадя сердце родного муженька, ничего ему не рассказала о наследстве.
   А так, как муж - подлец, хам, гад, бабник, то решила с ним развестись, чтобы он не претендовал на деньги.
   К тому же, он устарел и неинтересен для миллионерши.
   Сыромятников очень гордился собой, что приносит в дом хлеб (иногда).
   Потому удивился, когда жена подала на развод.
   "Почему она отказывается от кормильца? - самодовольный Сыромятников удивился. - Малопьющий, редко бьющий.
   Неужели, нашла хахаля?
   Впрочем, кому она нужна?
   ("При этих словах сестрички и Крыся недовольно забурчали невинными губками, что мол, неприлично и не по джентльменски так говорить о женщине.
   Приличная дама всегда в цене".)
   А, если нашла все таки, лимиту безродного иностранца Советского?
   Пропишет его в квартире.
   Отпишет донжуану имущество..."
   Петр Андреевич так разволновался, что отказывался от развода.
   Сыромятникова могла развестись и без его согласия.
   Но ветеранская совесть ее бы замучила.
   ("Я вспомнил, как совестливая женщина приложила меня пистолетом".)
   Зинаида Афанасьевна наняла меня частного детектива, чтобы уличить муженька в измене.
   Я прекрасно справился с работой.
   ("Зачем говорить девушкам, что снимки запороты.
   На следующие слежки надо будет брать два фотоаппарата, а пленки сдавать в различные пункты приема".)
   Но события уже поплыли без меня.
   Петр Андреевич узнал, что его жена уедет (и не возвратится, конечно) в Америку за наследством.
   Тогда, полусумасшедший (ООО! сколько пива и колбасы он купил бы на два миллиона долларов) Сыромятников разработал душещипательный план.
   Кстати, он украл у жены карточку "Ситибанка", чтобы показать любовнице Машеньке, что Америка действительно близка.
   Крыся потом конфискует ЭТУ карту.
   Он находит брата Зинаиды Афанасьевны.
   Братец Вова не знал еще, что он ТАКЖЕ является наследником Аллочки Фридман.
   Вовочка начал трудовую деятельность в колонии общего режима за полярным кругом.
   Затем усроился гей официантом в Московский чешский клуб "Пича" ("Персик").
   Но сестрица Зинаида Афанасьевна любила Вовочку и поделилась бы с ним портретами американских президентов.
   Посему Петр Андреевич пригласил Вовочку, якобы на встречу с собой!
   Но на квартиру... Машеньки.
   Сыромятников на пальцах объяснил невинной Машеньке, что если все получится прекрасно, они купят домик во Флориде.
   Но тропинка к домику ведет через УБИЙСТВО!
   Девушка никогда не откажется от богатого предложения, даже, если ей придется для этого придушить сто старушек инвалидок. - Я с иронией подмигнул девушкам мускулистым правым веком.
   Но красавицы обошли меня (как всегда) должным вниманием:
   - Радостный Вовочка бежит к любимому другу... Петру Андреевичу!
   Распушился, нарядился девственицей!
   ("Ропот среди слушательниц".)
   Но на лестничной клетке сталкивается с Машенькой: "ФУЙ! Девчонка! Как противно!"
   Машенька, с мечтой о Флоридском пляже, убивает Вовочку обыкновенным кухонным ножом.
   Наверно, слабая девица представляла, что она разрезает ананас.
   В это злополучное время Сыромятников на родном предприятии пьет водку с сотоварищами.
   Обеспечил себе супер алиби.
   Я не разглядывал труп, потому что был уверен, что убит именно Сыромятников.
   Милиция не заподозрила Машеньку, потому что: мало ли геев бродят в женском белье по подъездам?
   До получения наследства остается крошечный кусочек времени.
   Поэтому время скручивается.
   События спрессовываются.
   Петр Андреевич узнает, что жена уехала в Рязань.
   Зачем? Конечно, же к любовнику!
   Каждый нормальный мужчина, если его дама задержится хотя бы на пятнадцать минут (время стандартного полового акта) заранее ревнует.
   "Плохо, что измена, но прекрасно, что в Недостоево!" - Сыромятников уже все решил.
   Откуда то он узнает про частного детектива Ивана Поддубова.
   Возможно, Маша ему рассказала, что около Вовочкиного трупа вертелся культурист.
   Маша услышала про меня от женщины с оловяными глазами.
   Либо Сыромятников находит у Зинаиды Афанасьевны упоминание про сыщика Ивана Поддубова.
   Не столь важно откуда приходит информация.
   Мы в магазине спрашиваем чья колбаса, но не выпытываем у продавца где паслась корова.
   Вообщем, Петр Андреевич не забыл и про меня.
   Сыромятников аккуратно гриммируется в старика.
   Зачем он комедь ломал? Потому что хотел, чтобы я в дальнейшем не разоблачил его, не мешался в работе.
   Петр Андреевич, молодец - гирю ему на могилу, качает штангу.
   В Нью Йорке надо выглядеть спортивно!
   Я позвонил в дверь!
   Сыромятников гремит штангой - я слышал.
   Но подумал, что в квартире грохочет трамвай.
   Петр Андреевич в образе папы Зинаиды Афанасьевны выпроваживает меня. Затем летит в Недостоево Застоево.
   Подкрадывается к ферме Глаголевой, аки вепрь Отелло.!
   "Ага! Вместе с подружкой свинаркой устроили публичный дом!" - Петр Андреевич свирепеет.
   Налитыми кровью глазгами, взирает, как его жена и Американец - я узнал, как его зовут... звали Леонид Айсман - держатся за ручки.
   Ахают и охают. Протяжно вздыхают, словно не на свинаферме, а в коровнике.
   Вскоре Айсман отправляется в сельпо за хлебом.
   Русская романтика.
   Зинаида Афанасьевна скрывается в сарайчике.
   Обезумевший Петр Андреевич вбегает за ней!
   Не тратя драгоценного времени на переговоры, колошматит женушку топором по голове.
   Превратил ее череп в томатную пасту.
   Перетаскивает тело в загон к главной свинье.
   И удрал по снегам, как тамбовский волк.
   Наверно, говорил, рубя сплеча: "Все равно тебя надо было убить.
   И братца твоего вертлявого.
   Теперь денежки мои! Я имею на них право!"
   И он получил бы деньги, если бы...
   Если бы не повстречал нашу Наташу.
   Красивая юная белая непорочная - то, что необходимо будущему миллионеру.
   И Наташенька так считает!
   Сыромятников на деньги жены красиво одевается.
   Как известно, не человек красит место, а место облагораживает человека.
   В дорогих шубейках он выглядит, и говорит, как джентльмен.
   Наташенька не отвергает притязания "богатого" жениха.
   Поэтому он, уверившись в своей мужской значимости, подумал: "А зачем мне устаревшая Машенька!
   Она стала опасной! Слишком много знает! ГА ГА ГА!"
   Не мучаясь сомнениями, задушил милую любовницу.
   Теперь ничто и никто ему не угрожает!
   Чистое поле!
   Петр Андреевич отдыхает душой и телом.
   Серега рассказал, что изнеженные мальчики из "Ап энд Ап" обсуждали некоего господина (по фотографии ребята опознали Петра Андреевича), который, вероятно недавно разбогател, и, конечно же пошел к девкам.
   Взял пять штук!
   Девочки потом хихикали: "Зачем ему пять? Ему, хотя бы одну осилить!"
   Наверно, сказывались годы пьянства и поступательные движения руки с напильником.
   Весьма довольный собой, он приходит к Наташеньке, и... БЕДА! сталкивается со мной!
   Паникует, убегает, как Бальзаминов от Мордюковой.
   Я настигаю бандита в логове.
   Но тут появляется заводная Зинаида Афанасьевна! ЖИВАЯ!
   Интрига в том, что в Недостоево... жила сестра Зинаиды Сыромятниковой Варвара Глаголева.
   В молодости сестрички не поделили выгодного жениха - механизатора Степана.
   С тех пор виделись крайне редко.
   Ездила в гости только Зинаида.
   Она не рассказывала мужу про то, что у нее есть сестра.
   Причина проста, как любые девичьи дрязги.
   До замужества Зинаида слыла в Рязани "Сахарницей", "Малинкой".
   Переспала с тысячью и одним парнем.
   Последний ОДИН и был Петром Андреевичем.
   Зинаида познакомилась с ним в Москве.
   И в Рязань ни разу не приглашала - Вот позор был бы!
   Выгодный, потому что не пьет, жених Сыромятников не раз спрашивал Зинаиду: честна ли она, девственна ли?
   На что Зинаида, ощупывая истертые половые губы, отвечала: "Конечно! Я чистая! Жемчужина непросверленная!"
   Тогда Сыромятников женился на "невинной" красавице.
   Зинаида в первую брачную ночь лихо и непринужденно обманула мужа.
   Покричала для порядка и тайно выплеснула на простыню ложку говяжьей крови.
   Сыромятников до самой смерти был уверен, что у Зинаиды был первым.
   Злая завистливая Варвара пугала сестру: "Найду твоего муженька! Всю правду ему в глаза поведаю!
   Обманом, кривдой замуж выскочила, Зинка!"
  
   Зинаида Афанасьевна, узнав про наследство, не захотела делить деньги с Варварой: "Варька всю жизнь мне беды желала!
   А теперь разбогатеет и будет жить на соседней даче в Малибу?
   Фиг ей, скотнице!"
   Зинаида едет в Недостоево убивать сестру Глаголеву Варвару Афанасьевну.
   Но опаздывает.
   Сыромятников снял с совести жены один труп.
   Сам Петр Андреевич пребывал в счастливом тумане, думая, что зарубил ЖЕНУ.
   Зинаида мудро, но сама не зная зачем, нацепила на руку мертвой сестры свои часы.
   По которым я ошибочно опознал Сыромятникову.
  
   Зинаида Афанасьевна на обратном пути заехала к подружке в Жуковский!
   Немного по бабьи погуляли, выпили ликерчика.
   Вообщем, возвращается Сыромятникова в Москву прямо к нашему мужскому разговору с Петром Андреевичем.
   Обезумевшая алкоголичка видит меня и Сыромятникова: "Да они в сговоре! А теперь, наверно, не поделили мое добро, ругаются!"
   Убивает меня!
   Но, к счастью, некоторые женщины не ходят в тренажерные залы.
   Трицепсы Сыромятниковой обвисли от неминуемой старости.
   Поэтому удар значительный, но не смертельный для атлета.
   Пока я лежал, Зинаида стыдит мужа за убийство Глаголевой.
   Честная! А сама зачем ездила в Недостоево?
   Затем хвастается, что с любимым братиком семейно обоснуется в Америке.
   А Петр Андреевич сдохнет без домашних котлет в серой Москве.
   Уязвленный Сыромятников ("Я вспомнил про вкусные котлеты".) проболтался, что братца Вовочку убили.
   "А у нас с Машкой есть твоя карточка! Ситибанка! УЛЮ ЛЮ!"
   Женщина канибал обезумела от горя по брату и по деньгам.
   Она, воспитаница Сберкассы, забыла, что для получения денег по карте нужно знать код.
   Тем более, Сыромятникова немедленно могла бы заблокировать карточку.
   Впрочем, там оставались гроши!
   Банк ждал перевода основного наследства.
  
   У Зинаиды в детстве случалась падучая.
   Затуманеные мозги (тем более я лежал под ногами окровавленный, "убитый") посылают импульс правой руке.
   Сыромятникова застрелила мужа.
   Не теряя времени, помчалась к своей машине.
   Но вот, облом!
   Какая то мелкая... ХМММ! миниатюрная красавица выводит живого атлетического Ивана Поддубова из подъезда.
   Сумасшедшая больная Зинаида Афанасьевна убеждается, что трупы делаются легко.
   И никто не докажет ничего!
   Сыромятникова нас преследует, не знает, что делать.
   За гаражами набрасывается на Кристину, которая... дышала ночной Москвой.
   Затем похищает меня около магазина.
   Угрожает расстрелом.
   Откуда у Зинаиды Афанасьевны пистолет?
   Не поверите! Ей, вместо сдачи за шкатулочку, всучил предприимчивый антиквар.
   "Милочка, вы знатная барыня!
   Если на вас нападут, чем защитите свою честь?"
   Кристина побежала в магазин, но вспомнила что забыла в машине сумочку.
   Возвращается и видит, как меня насильно увозят.
   Под дулом страшненного пистолета.
   Крысечка не расстерялась, сообщила об угоне человека в милицию.
   Наши защитники сработали четко.
   Вычислили мою "Ниву" с преступницей и остановили!
   Но... если бы в пистолете остался хотя бы один патрон...
   Зинаида Афанасьевна не подозревала, что пистолет надо заряжать, когда патроны кончаются.
   Невезучая женщина полагала, будто боеприпасы никогда не закончаются, как в кино.
   Недавно в лесу Сыромятникова привыкала к оружию, семь раз пальнула в сосну...
   Вообщем, ОМОНовец вытаскивал Зинаиду из "Нивы", а недобрая женщина нажимала! и нажимала!! и нажимала!!! на курок.
   Целила в мою тугую спину!
   Удивлялась, почему не слышно выстрелом, не заржавело ли?
   Вот и все: были три наследника Аллы Фридман, братец и сестрички.
   Вовочка Афанасьевич Быков, Глаголева Варвара Афанасьевна и Зинаида Афанасьевна Сыромятникова.
   Не осталось никого!
   Потому что Сыромятникова скончалась от радости, когда адвокат объяснил ей, что она, благодаря опекунству и судейским вывертам, все таки получит наследство!
   Все я выведал из протокола допроса раскаявшейся Зинаиды Сыромятниковой.
  
   Попутно погибла Машенька!
   Не увидела домик во флоридской деревне!
   Ее смерти спасибо скажут жильцы, вселившиеся в освободившуюся Машенькину квартиру.
  
   Остался неудавшийся жених из Америки, Ромео, Айсман Леонид.
   Но я думаю, что он упал и нечаяно свернул шею.
   Если бы тренировал широчайшую, то шея окрепла бы и не вывернулась, как у цыпленка табака.
   Еще один вопрос: что я с ЭТОГО всего имею?
   Даже нет денег на белковый набор "Мистер Мускул Чемпион".
  
   На другое утро я встал в положенные десять часов.
   В доме тихо, как в пробитой голове.
   На кухне подозрительно молча завтракали сестрички.
   - А где Кристина? Опять у жениха гея ночует?
   Одухотворяется физиологически?
   - Уехала обратно в Донецк! - Наташа вычесала из шикарных прядей невидимую соринку:
   - Сказала, что ты хиляк, импотент и нищий.
   - Ничего не говорила ТАКОГО! - Таня просматривала фотографии с кривляющейся собой:
   - Соврала, будто мамочка нуждается в ее уходе!
   Говорила, что скоро весна, а черешня не готова к опылению...
  
   В качалке отдыхал озабоченный Серега.
   Он пинал обиженную штангу.
   - Иван, вчера меня ОО ЙЙОЙ ЙОЙ какая красавица полюбила.
   Я спрашиваю ее: за что?
   Что ты во мне нашла?
   Отвечай честно!
   Я думал, что она скажет: "Сергей, вы сочный мужчина! Культурист! Гора мускулов, чемпион".
   А она отвечает:
   - Мой муж - подлец и бабник. Худой, как бразильский павиан.
   Вот я и наставила ему рога.
   Сняла на видео, как мы с тобой барахтались.
   Если муженек будет кичиться, покажу ему, что есть иные, мускулистые...
   - Серега, ты что хотел, чтобы тебя дамы обожали за ум?
   - Ваня! всегда хочется того, чего нет.
   Ты сегодня вечером что делаешь? Качаешь ляжки? ..................................................................... Продолжение романа готово и ждет издания на бумаге за Ваш счет!..................................................................................................
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | Я.Зыров "Твое дыхание на моих губах" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"