Эсаул Георгий: другие произведения.

Я проститутка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гениальное переложение на бумагу рассказа одной девушки

  Эсаул Георгий
  
  роман, 2013
  
  
  Проститутку легко узнать по хриплому голосу,
  по манере поведения.
  Г. Лорка, писатель
  
  
  
  
  
  
  Левая грудь болела после объятий Сергея Валерьевича, поэтому я втирала крем осторожно, по часовой стрелке, как предписано в инструкции.
  Крем охлаждал кожу, возле соска пощипывало, словно брызнули раствором уксуса.
  Крем предназначался для кожи груди, а, если попробую втирать его в промежность?
  Я взяла на указательный пальчик горку крема, откинула дальше одеяло, намазала слева от пи...ы, и... тут вошёл, как всегда без стука, Бося.
  Он, как и я, обнаженный.
  Зачем утром накидывать халат, если всё равно придется его потом снимать?
  - Вика, что за крем? Диор, новая формула? - Бося сразу насторожился. Подошёл, взял баночку, поднёс к глазам поближе.
  Бося близорукий, и надевает линзы только перед выездом к клиенту.
  - Крем, как крем, - я с досадой, что не удалось побыть одной, отняла у Боси баночку. - Тебе не подойдет, он для увлажения кожи женской груди.
  Не трогай, крем дорогой, подарок.
  - Для женской груди? - Бося обрадовался. - Дай немного, у меня соски мягче станут, как у тебя.
  - Сказала, что не дам, крем дорогой.
  - Если для груди, то почему персик намазываешь? Занимаешься с собой любовью?
  - Сам ты с собой занимаешься любовью, - я села на кровати. - Бося, что у тебя, за выражения: "Занимаешься с собой любовью", "Персик"?
  Сказал бы - занимаешься онанизмом, мастурбируешь, а вместо "персик" - п...да.
  Мужик ты, или - баба раскисшая?
  Не часто, раз в два дня я позволяла подтрунивать над моим соседом.
  Бося очень обижался, когда я сравнивала его с бабой и говорила, что он не мужчина.
  Смешно: Бося голубой, нежный, как девушка, но на мои слова обижается.
  Вот и сейчас надул губы, заплачет.
  - Я пошутила, Бося, - я примирительно погладила Босю, как мать, по руке. Босе - двадцать два года, а мне - девятнадцать, ну и мать нашлась! - Тебе что-нибудь надо? - Я свернула разговор на другую тему, уводила подальше от своей шутки.
  - Вика, дай, пожалуйста, станок. У меня три волосинки на ноге выскочили, - Бося поднимает ногу и показывает мне легкий пушок на лодыжке. - Не знаю, что за лазерную эпиляцию сделал, но местами выскакивают волосы.
  - У меня только "Шик", - я протягиваю соседу розовый станок "Шик". - Не очень качественный, вчера я порезалась.
  - А "Жилета" нет? - Бося вертит в руках станок, разглядывает его, как щенок птенца.
  Бося боится порезаться моим станком.
  - "Жилет" - лучше для мужчины нет, - я вспоминаю рекламу станков для бритья "Жилет". Бося не понял тонкой иронии. - У тебя и на попе, под левой ягодицей два волоска.
  Лучше удали кремом для депиляции.
  - Где? - Бося обеспокоен, он слишком волнуется по пустякам, крутится, как макака перед зеркалом, пытается развернуть ягодицу, заглянуть под неё (на меня смотрит выбеленный, по последней моде, анус Боси). - Ой! Вижу! Спасибо, Викуша, а то я бы так и пошёл.
  Кстати, у тебя крем остался?
  - А как же? - я почти удивлена. Бося запасливый, а тут и станки у него, и крем исчезли. - Где ты видел проститутку без крема для эпиляции?
  Мне нравится в присутствии наивного Боси называть себя проституткой.
  Он сразу теряется, заглядывает мне в глаза, пытается понять, зачем я себя так называю.
  Но я проститутка, и почему не могу признаться в этом гомосексуалисту, мужскому проститутке?
  Бося поступает также, как и я: спит и с мужчинами и с женщинами, зарабатывает деньги, но проститутом себя не считает.
  - У меня остался только "Вельвет", а от "Вельвета" иногда краснеет кожа, - Бося продолжает себя рассматривать.
  Мы не стесняемся друг друга, потому что не интересуем в сексуальном смысле.
  У нас с Босей родство душ, и за то время, что мы живем в одной съемной квартире, у меня ни разу не возникло желание переспать с Босей, хотя мы видим друг друга голыми чаще, чем одетыми.
  Бося также относится ко мне, как к партнеру по съему квартиры.
  Нас интересуют только деньги, а секс - грязная работа для добывания денег.
  - Ногу "Вельветом" я смажу, но на попке "Вельвет" точно оставит красненькие пятнышки, - Бося вздыхает.
  Он не уверен, что я поделюсь с ним кремом для эпиляции. У нас строгое правило: что моё, то - моё, что твоё - то твоё, и попрошайничать мы друг у друга не любим.
  Сегодня исключение из правил, как в кино с Бельмондо.
  - Викуша, а французский крем у тебя остался? - Бося напряжен, словно готовится к прыжку через пропасть.
  Я догадываюсь, что он может сейчас от волнения разрыдаться, поэтому, забываю про шутки, и достаю из тумбочки тюбик с французским кремом для депиляции "Лав":
  - Только, чуть-чуть. Ты же знаешь, сколько он стоит.
  - Спасибо, Виктория, - Бося счастлив, он осторожно выдавливает на лопаточку немного крема, и смазывает проблемные места на коже, с волосками.
  Бося присаживается на пуфик, теперь осталось подождать десять минут, а затем смыть крем водой.
  Французский крем "Лав" в "Ашан"е стоит на сто пятьдесят рублей дороже нашего "Вельвета", но мы с Босей считаем каждую копейку (каждый для себя).
  - На яйца намажь крем, а то они у тебя волосатые, как и гориллы, - я позволяю себе шутку, потому что чувствую: сейчас можно шутить.
  - Яички?!! - Бося моментально раздвигает ноги, словно его укусила в мошонку пчела, руками хватается за полированные, без намека на волоски, яйца. Пять секунд тщательнейшего осмотра, как в тюрьме. - Шутишь? - Бося часто-часто моргает, как бабочка крылышками машет.
  Ресницы у Боси замечательные, длинные, загнутые - мне на зависть.
  Сосед смотрит мне в глаза своими голубыми глазками.
  - Шучу, - я смилостивилась. - Я же знаю, что яйца - твой рабочий инструмент, и ты к ним относишься, как автолюбитель к "Феррари".
  - Да, я тщательно слежу за яичками, - Бося широко, по-детски снова улыбается. - У меня замечательные алебастровые шарики.
  Даже Витюша на нашей последней встрече в прошлую пятницу похвалил.
  - Витюша? От него похвалы не дождешься, - я слегка удивлена, разговор медленно сворачивает к работе. - Ты спал с Витюшей?
  Но он же денег не платит?
  - Не платит, поэтому я ему отказываю, - Бося вздохнул с сожалением. - Мы устроили вечеринку в "Трех китах", тогда Витюша и видел мои яички.
  - Яички, яички, - я передразниваю Босю, хочу добавить, что мужчина должен выражаться грубо, но не произношу обидных слов.
  В нашей компании, почему-то грублю я, а Бося ведет себя, словно барышня.
  Бося поглаживает себя по члену, по мошонке, но он никогда не занимается дома онанизмом.
  Онанизм вредит работе проститута.
  Если женщина может, когда понадобится, притвориться желающей секса, то у мужчины всё видно.
  И, если дома, в свободное время мужчина проститутка расслабится, то тут же позвонит клиент, и предложит провести с ним время.
  Случится облом не только денежный, клиент может обидеться, что ему отказали, а в проститутках, как и в ФСБ, второй раз предлагают редко.
  Бося начинает в сотый раз рассказывать, как веселились в "Трех китах", но мне это не интересно, и я с ревностью к деньгам спрашиваю.
  - На сегодня заказы у тебя есть?
  - Почему сразу - "заказы"? - Бося встаёт с пуфика, он не любит прямолинейности. - Не заказы, а - предложения.
  Намечаются две встречи, но не знаю, насколько реальные.
  Антон, предприниматель, приглашает к себе в офис, посмотреть, как он работает.
  А вечером - ужин с менеджером из РЖД.
  Вика, а менеджеры РЖД - богатые?
  - Менеджер менеджеру - рознь, - я отвечаю банальщину, но Бося со мной соглашается. Он любит простые ответы. - Тачка у него, какая, модная?
  - Автомобиль у Алекса - "Ауди", последняя модель, - Босе не нравится слово "тачка", он предпочитает академические названия.
  - "Ауди" - хорошо, - я провела рукой под мышкой - гладко, депилировать рано. - Если РЖДшник расщедрится, то ты заработаешь и на крем "Лав" и на станки "Жилет".
  На сколько рассчитываешь? Вы не договаривались об оплате.
  - Нет, мы тему денег не затрагивали, - Бося почесывает яйца. - Алекс приглашает меня по любви, но я надеюсь долларов на двести за ночь.
  - Двести - маловато за тебя, - я выхожу из комнаты, направляюсь к ванной. - Возьми свой костюм матроса с окошком на попе.
  РЖДшникам нравятся матросы, потому что сами они - сухопутные крысы.
  - А, если Алекс не поймет? Он же на искреннюю любовь рассчитывает! - Бося задумался, потом спохватывается, словно я украла у него миску щей: - Вика, подожди, дай я смою депилятор.
  - Опоздал, Босенька, - я на замок закрываю дверь ванной, смеюсь.
  - Ну, Вика, ну, открой, - Бося канючит под дверью. - Я быстро раз-раз.
  У меня кожа начинает зудеть.
  - На кухне под краном смой, - я играю в нашу игру "Кто кого".
  Сегодня я выиграла. Обычно мы устраиваем шуточные потасовки из-за очереди в туалет или ванну.
  И ещё: я отомстила Босе за менеджера РЖД, лакомый кусок.
  На душе у меня стало легче.
  Завтракаем мы обычно вместе - есть повод поболтать, поделиться впечатлениями.
  Но каждый кушает своё. Так у нас принято, и так удобнее.
  Завтрак - время символичное, то есть приём пищи после подъема.
  Сегодня завтрак пришёлся на двенадцать часов.
  Бося торопится, он должен успеть к обеду в офис первого клиента.
  Мы сидим голые, каждый на своём полотенце, как нудисты на пляже.
  Но нудисты ловят кайф, оттого, что они голые, а мы так сидит и разгуливаем по квартире из удобства и рациональности.
  Бося пьёт чай с пятью кусками сахара - обычный завтра Боси, если он идёт на свидание.
  Дома много кушать нельзя, "друг", наверняка, угостит обедом или ужином в ресторане.
  На халяву полагается кушать много, но толстеть нельзя.
  Вот, Бося мудро экономит на еде дома, только запасается калориями, чтобы выглядел бодрым, веселым и хватило сил на секс.
  Я тоже слежу за калориями, но позволяю себе деликатесы: дорогие сыры, икра, балык, форель, но всё по минимуму, не больше ста грамм общего веса на завтрак.
  Бося начинает мечтать о деньгах:
  - Вика, как ты считаешь, если я сегодня неплохо заработаю, то куда вложить деньги?
  Доллары, евро, или оставить в рублях?
  Может быть, купить серебряную монетку или - золотую?
  - Не знаю, - я задумалась. Разговор всегда идёт в одном ключе, но никогда нам не надоедает, потому что речь идёт о деньгах, а ради денег мы работаем. - Доллар может упасть, или американцы перекроют доллар для всего мира, только себе оставят.
  Евро тоже ненадежные, передерутся Европейцы между собой, вот тебе и все евро.
  В Греции война идёт, какие уж там евро!
  - А золото, серебро? - Бося снова спрашивает.
  - Золото и серебро - надежные, но в Сбербанке слишком большая разница между покупкой и продажей.
  Дорого купишь, а потом не сдашь.
  И могут, как в Революцию, отменить приём золота и серебра, объявят - национализацию, а кто не сдаст - у того отнимут, а тебя расстреляют. - Я достаточно напугала Босю, но и сама каждый раз задумываюсь о хранении денег.
  Но, кажется, как деньги не спасай, всё равно, исчезнут.
  - Может быть, в юани? - Бося ерзает на стуле, словно на сене. - Я слышал, что Китай сейчас на подъеме.
  - Можно часть денег хранить в юанях, - я соглашаюсь, потому что и сама задумывалась о китайских деньгах. - Но Китай далеко - случится там заварушка, мы и останемся с юанями на руках.
  - Тогда деньги инвестирую в автомобиль! - Бося воодушевлен.
  Он много раз порывался купить машину, без которой в нашем деле проституток, очень сложно, но жалеет денег.
  - Давно пора, а то на такси больше тратишь, - я поднимаюсь со стула, убираю икру и рыбу в холодильник, сыр остается на столе.
  Бося в прекрасном настроении удаляется в свою комнату, я сижу одна на кухне, жду, когда он уйдет.
  У нас друг от друга секретов нет, особых секретов нет, но за компьютером я работаю одна, не люблю, когда Бося отвлекает, или, что ещё хуже, читает мою переписку.
  Тогда я кричу, чтобы он убирался к себе и не мешал мне кадрить женихов.
  Бося обижается, он очень нежный и утонченный, хотя и убийца.
  Родители Бориса (Боси) умерли, когда ему было шесть лет, Борис предполагает, что их убили.
  Жили они в Туркменабаде, втором по численности, городе Туркмении.
  Почему, русская семья не уехала из края, где русских, мягко говоря, не любят, Бося не знал.
  Возможно, родителей держали в Туркменабаде какие-то денежные дела.
  После смерти родителей Бориса отдали в детский дом в Ашхабаде.
  Маленький русский мальчик, с белыми кудряшками, голубоглазый, белокожий, сразу приглянулся всем.
  Бориса насиловали с первого дня нахождения в детском доме.
  Его часто сдавали в аренду, и это хоть как-то спасало Бориса.
  Дяденьки покупатели (иногда и тётеньки) относились к покупному мальчику хорошо, кормили, баловали, ну, и, разумеется, занимались с ним сексом.
  Борис несколько раз сбегал из детского дома, но убежать из Ашхабада - трудно.
  Мальчика ловили, отправляли обратно, и снова сдавали в аренду.
  Восток, как сказал герой фильма "Белое солнце пустыни" - дело тонкое.
  Чем старше становился Борис, тем меньше за него платили покупатели, и реже пользовались его телом.
  Это раздражало директора детского дома, и он часто не замечал, как Бориса избивают учителя и дети.
  Когда Борису исполнилось тринадцать лет, его продали в рабство обратно в Туркменабад.
  Борис работал на рынке, выполнял всё, что ему скажут.
  Однажды за небольшую провинность директор рынка и два его заместителя начали избивать Бориса, и так увлеклись, что не побоялись его убить.
  Тело Бориса завалили ящиками на заднем дворе рынка и отправились пировать до ночи, когда можно будет без опасений избавиться от трупа.
  Но Борис выжил, выбрался из-под баррикады, умылся, смыл с себя кровь, насколько мог, привел себя в порядок.
  Директор рынка Ажангельды и два помощника Бейларбей и Бекдурды в дирекции рынка по традиции, в честь окончания рабочего дня (избиение и смерть раба - не столь значительное событие, как конец торговли) пили араку.
  Борис спокойно зашел в директорскую, топором зарубил директора и двух заместителей, забрал деньги, сколько нашёл, закрыл за собой дверь на ключ, и пошёл к китайцам.
  Борису очень повезло, он без особых проблем добрался до Москвы, оставшиеся деньги закопал в железной банке под деревом в парке Кусково и пошёл в полицию просить убежища.
  Его определили в детский дом, и к удивлению Бориса, никто его не насиловал и не сдавал в аренду.
  В восемнадцать лет Борис стал работать проститутом или проституткой, но не по велению души, а из-за денег.
  Он сменил имя, стал называть себя Босей, и постепенно жизнь его налаживалась.
  Мечта Боси - накопить на двухкомнатную квартиру в центре Москвы, а дальше этой мечты он не заглядывал.
  В Босе сочетались детская наивность и прагматизм.
  Мы с ним снимали одну квартиру на двоих, потому что это нас устраивало.
  Для одного снимать квартиру в центре Москвы - дорого.
  Я не хотела снимать квартиру вместе с девушкой, потому что две змеи в одном гнезде не уживаются, а Босю устраивал любой вариант, лишь бы его дома не тормошили сексуально.
  Бося работал с женщинами и мужчинами, но мужчины платили больше, поэтому Бося делал ставку на них.
  По договоренности, мы никогда не приглашали в квартиру своих клиентов, только - на выезде.
  Если у клиента не хватает денег на съем приличной гостиницы для утех, то этот клиент не нужен.
  Машины у Боси нет, он на неё пока жалел денег, но понимал, что шикарному проституту необходима красивая машина.
  Чем дороже ты выглядишь, тем больше тебе заплатят.
  Часто, когда нам по пути, я довозила Босю до его клиента.
  У меня красный спортивный "Мерседес", далеко не новый, но выглядит впечатляюще.
  Ни один из моих "друзей" не расщедрился на машину, и пришлось покупать за свои деньги.
  Обошелся "Мерседес" в пятьсот тысяч, и за год я его окупила.
  Часто, когда нам по пути, я за деньги довозила Босю до его клиента.
  Больше двухсот рублей Бося не платил, поэтому далеко я его не отвозила.
  Когда подъезжали к месту встречи, например, Бося договаривался встретиться с "другом" в ресторане, я выходила из машины, Бося подъезжал к ресторану, показывал, что приехал на "Мерседесе", и парковал его недалеко от ресторана.
  Я забирала машину и ехала по своим делам.
  Если же ехать надо было далеко, или я работала, то Бося ехал на встречу на метро, и недалеко от места встречи выбирал красивое такси.
  О тяжелой жизни я задумалась на кухне, отщипывала от сыра кусочки, и тут забежал одетый Бося.
  - Далеко едешь? - я спросила, потому что Бося ждал этого вопроса, а перед его триумфом разочаровывать его не хотелось.
  - В Лианозово, - Бося скривился, словно произнёс неприличное слово, и словно в оправдание добавил. - Там офисы, дела всякие.
  - Лианозово - круто, - я согласилась. - Молоко Лианозовское.
  Может быть, твой друг окажется богатеньким фабрикантом.
  Но далеко, не повезу тебя.
  - Фабрикантом - это вторичное, главное, чтобы заплатил! - Бося засмеялся, пригладил волосы. Миленький мальчик - радость стареющих дам и пузатых мужиков. - Когда доберусь туда, возьму такси от метро.
  - РЖДшник в пролёте? - я поправила Босе голубой галстук.
  - Почему в пролете? - Бося взглянул на себя в зеркальце, вбил локоны. - И к нему успею, если надо.
  Это "если надо" означало: "если не получится с лианозовским другом".
  
  За Босей я закрыла дверь, присела к компьютеру и задумалась - с чего сегодня начать?
  Пойти вечером в клуб высиживать?
  Метод действенный, но дорогой и немного не по моим интересам.
  Возможно, что и облом случится, тогда потеряю зря время.
  А время - самое дорогое, что есть в жизни человека, особенно, немолодой девятнадцатилетней проститутки, которая стремится к большим деньгам.
  Ладно, посмотрю, что у меня с женихами.
  Я открыла почтовый ящик на гугле.
  Семь новых писем, из них две рекламы, и пять от моих женихов - не густо.
  Я сразу предупреждаю своих "друзей", что захожу в почтовый ящик не каждый день, а через скайпы и мейл агенты не общаюсь - жалко времени на болтовню.
  На самом деле, я просматриваю почту по три-четыре раза в сутки.
  Если письмо надо обдумать, ответить не сразу, например, я не могу приехать к "жениху", хотя он и просит, на то и придумала я, что "не часто заглядываю на почту".
  Подобная история и с мобильным телефоном.
  Но на мобильнике я без обмана, отключаю звук, или оставляю номера только любимых клиентов, чтобы новый жених не помешал общению с текущим женихом.
  Потом, я перезваниваю и оправдываюсь, что не смогла сразу перезвонить, люблю покой и уединение.
  Покой и уединение я придумала нарочно, потому что многим серьёзным мужчинам нравятся Тургеневские девушки.
  Открываю первое письмо, от Артура из Пятигорска.
  Артуру я отвечаю очень редко, из вежливости, но надо и вежливость забыть.
  Познакомились мы три месяца тому назад, как в страшном сне про любовь.
  Я тогда купилась на роскошный белый "Мерседес", на котором Артур подъехал к клубу "Норс Холл".
  Откуда же я знала, что Артур позаимствовал машину у богатых родственников?
  В ту ночь в клубе Артур проявлял щедрость, достойную калифов.
  Он обещал мне золотые горы, дом на побережье, самолет, вертолет и даже пароход.
  На пальце Артура - кольцо с бриллиантом в два карата, что несколько меня настораживало.
  Богатые мужчины не носят перстни, потому что даже самое дорогое кольцо - дешево для миллионера.
  Олигархи и простые богачи предпочитают дорогие часы, как символ власти и денег.
  Вроде бы не понтует кольцами, и часы нужны время узнавать, а то, что часы стоят под миллион долларов - видно каждому понимающему.
  Особых надежд на Артура, как на потенциального жениха, я не возлагала, но надеялась, что он, хотя бы мне подарит новенькую машину.
  Порядочный жених, если верить рекламе, сразу дарит девушке "БМВ", "ауди ТТ", или "Мерседес SLX".
  Но мне порядочных дарителей не попадалось, поэтому езжу до сих пор на своём бушном Мерседесе.
  Утром мы поехали в усадьбу Артура, на Рублевское шоссе.
  Когда я увидела огромный дом, сомнения стали разрывать меня на части, как сода соляную кислоту.
  Не ловушка ли для молодых дурочек?
  Как-то странно получается: богатый молодой красавчик, с деньгами, усадьбой, всем, чем положено для страниц глянцевых журналов, Артур, а бросается на меня, словно только что девушку увидал.
  Да, я красивая, шикарная, но не обольщаюсь, и понимаю, что ни одна биологическая красота не сведет мужчину с ума до последней стадии.
  Куда Артур меня везет?
  В пункт по продаже органов?
  В место переправки рабынь на Кавказ или в Турцию?
  На подпольную порно киностудию, где меня используют, а затем убьют, засняв ритуальную сцену убийства?
  Артуру, когда мы подъезжали к Усадьбе, я уже не верила.
  Но бежать уже не имело смысла, не получится.
  Охранник сразу не открыл ворота перед машиной Артура, а посовещался с кем-то по рации.
  Как я узнала через несколько часов: Усадьба, машина Артуру не принадлежали.
  Он - бедный родственник из Пятигорска, приехал к богатому стоюродному дяде погостить.
  Дядя, у которого подобных родственников - миллион - особо не возрадовался, но и виду, что не доволен, не показал.
  Артур похвастался перед дядей своей удачей - мной:
  "Смотри, дядя, у меня девушка - Орёл!"
  Нам милостиво выделили комнату, где Артур с извинениями, с таблетками виагры кое-как доказал себе, что и он орел в постели.
  Орлята учатся летать.
  Но так как секс меня не особо интересует - я ещё не нашла мужчину для секса, фригидная я - то чем быстрее, тем лучше для меня.
  Когда Артур ушёл в ванну, я осмотрела его перстень - фуфел - цыганская игрушка за десять долларов.
  С Артуром я быстро распрощалась, сослалась на занятия в институте.
  Он потребовал, чтобы я на каникулы приехала к нему в Пятигорск, он покажет мне горы, представит своим родным, его мама научит меня готовить национальные кавказские блюда.
  Я должна возрадоваться речкам, воздуху, свободе Природы Кавказа.
  Я поблагодарила Артура, и больше с ним не встречалась.
  Изредка я отвечаю на его письма, но только потому, что боюсь мести его дяди.
  Артур может пожаловаться дяде, что "Эта шлюха много о себе возомнила.
  Не хочет со мной встречаться, оскорбляет".
  Из осторожности, я не прерываю с Артуром почтовую связь, но отвечаю коротко, словно меня горячей сковородой подгоняют.
  Надеюсь, что Артуру найдут невесту в Пятигорске, как велят обычаи гор.
  "Артурчик! Очень рада твоему письму. Классно ты пишешь, что у вас горы, воздух, чистые реки.
  Потрясающе, я с удовольствием приехала бы к тебе, но дела не позволяют, и деньги надо зарабатывать".
  Последнюю фразу я написала из вредности, люблю издеваться над мужчинами.
  По идее, щедрый парень Артур должен написать, что деньги - не проблема, он даст, сколько я попрошу, лишь бы прилетела к нему в Пятигорск.
  Но Артур ни разу не заикнулся о деньгах, о том, чтобы меня спонсировать.
  В клубе он гулял за деньги, которые ему выделил дядя на отдых.
  Письмо отправлено, и могу отдохнуть от переписки с Артуром неделю.
  Следующее письмо от Атле, норвежца.
  Раньше, одурманенная рекламой, я верила в то, что норвежцы - самые богатые люди на земле.
  Якобы, в Норвегии, все - миллионеры, у каждого норвежца - яхта, несколько машин, квартира в Осло и дом на побережье.
  Собравшись с силами - не люблю заграницу - я накопила денег, купила визу в Норвегию, билеты и отправилась за легкими женихами миллионерами.
  Да, в Норвегии всё очень дорого, но богатых женихов нет.
  В Осло, на одного коренного белого норвежца приходится пять афронорвежцев и азиатов.
  Все белые мужчины норвежцы разобраны китайками, африканками и другими живыми эмигрантками.
  Белой русской девушке не сравниться по напору с невестами из Азии и Африки.
  Они так ловко и быстро обрабатывают флегматичных норвежцев, что те и не замечают, как ведут под венец очередную эмигрантку.
  С большим трудом мне удалось в баре подцепить холостого норвежца сорока девяти лет.
  У Атле воняло изо рта, волосы седые, рубашка мятая, ботинки подозрительные, но, возможно, так и должны выглядеть коренные миллионеры норвежцы.
  Атле весь вечер рассказывал, как его обманывают женщины, а под женщинами он понимал африканских эмигранток.
  Он каждый раз обжигался на очередной, приводил домой, и проститутка эмигрантка из Африки его обворовывала.
  Воровать у Атле, по большому счету - нечего, но девушки не гнушались и мелочами - мобильный телефон, кожаный портфель и т.д.
  Атле также жаловался на большую квартплату, на дороговизну, на ухудшающийся климат.
  У меня возникло подозрение, что Атле меня считает за богатую русскую, и хочет перебраться в Москву, ко мне жить.
  Примерно так и оказалось: Атле далеко не миллионер, у него жена и четверо детей на побережье, но он хочет жить один или с "Порядочной девушкой".
  Почему его жена, которая родила четверых детей, для Атле - не порядочная, я не поняла.
  Переписываюсь с Атле через гугл-переводчик.
  Переписка напоминает переписку с Артуром.
  Атле пишет о природе Норвегии, а кроме Природы, в Норвегии ничего нет, да и природа, по моему мнению - скудная.
  Холодно, куце, камни и редкие елки, вода и туман.
  Но настолько хорошо разрекламирована Природа, что все верят - это чудесно!
  Атле пишет про погоду в Осло, спрашивает про погоду в Москве, а затем осторожно забрасывает вопрос:
  "Когда мы встретимся?"
  "О, Атле! Ты супер! Ты так красиво пишешь про Природу Норвегии, что я влюбилась в твои слова и в неё.
  Я мечтаю встретиться быстрее, но должна зарабатывать деньги.
  Часть денег я высылаю маме, она болеет, так что пока я не могу".
  Насчет того, чтобы мне помочь крупной суммой, Атле молчит, как Артур.
  Но, если нет денег, то не переписывайся с порядочной девушкой, не трать время на расхваливание Природы.
  Почтовую связь с Атле я не прекращаю, потому что он - норвежец, вдруг, да через него познакомлюсь с Принцем Монако или нормальным норвежским миллионером.
  Где-нибудь в снегах, должен же остаться коренной норвежец с миллионами денег.
  А разговоры о природе я как-нибудь выдержу.
  У меня мелькает шальная мысль - познакомить Атле и Артура, пусть хвастаются друг перед другом Природой: один - красотами Кавказа, другой - фьордами Норвегии.
  Письмо отправлено, перехожу к следующему, как на станции пересадки метро.
  ООО! Давно не писал Игорь Вениаминович, или, как он называется в чатах - Барс ик.
  Барс ик относится к типу придурковатых мужчин.
  Осторожная вежливая девушка назвала бы их "чудаками", или "людьми со своим мировоззрением", но для меня они - придурки, и пусть радуются, что я в мыслях не называю их более грубо.
  Но, придурки или не придурки, а более перспективные для меня, чем Артур и Атле.
  Барс ик женат, но это никак меня не волнует, даже, наоборот, успокаивает: не надо волноваться, что Барс ика у меня отобьют и женят на себя китаянки или китайки.
  На второй день нашей встречи он подарил мне часики "Омега" за пятьсот тысяч рублей.
  Подарок щедрый с одной стороны, но что с ним делать - не знаю.
  В ломбардах барыги берут часы только на вес золотого корпуса (бриллианты на часах барыги не учитывают), то есть реально у барыг я могу получить за них десять тысяч рублей, ну и плюс пару тысяч за фирму.
  Максимально мне предлагали тысячу долларов, то есть - тридцать тысяч рублей.
  Второй вариант - сдать часы в комиссионку, или продать через интернет.
  Но этот путь опасен, и я могу остаться без часов.
  Полицейские ищейки на два счета мне докажут, что часы ворованные, поэтому подлежат конфискации.
  Как я ненавижу, когда мужчина дарит дорогой подарок, который нельзя перевести в деньги.
  Лучше бы Барс ик вместо полумиллионных часов подарил мне сто тысяч рублей наличными.
  Но деньги Барс ик не дарит, хотя я намекала недвусмысленно, что нуждаюсь в деньгах на новую машину.
  Подозреваю, что Барс ик бесплатно достал ящик дорогих часов, и также как и я, не может их сдать выгодно, поэтому раздаривает подружкам.
  Часы мне очень нравятся, и я уже передумала их сдавать даже за тысячу долларов.
  Они показывают новым моим женихам, что я не простая невеста, а - девушка с достатком.
  Вот только женихи не знают, что достатка иногда не хватает за квартиру заплатить, даже пополам с Босей.
  Барс ик сетует, что не может мне дозвониться.
  Что ж, я ему позвоню сейчас, это входит в программу охмурения женихов.
  По теории кадрения мужчин важно не только познакомиться и влюбить в себя мужчину, но и удержаться у него.
  Удержаться у мужчины, чтобы он не бросил - основная и наиболее трудная задача.
  С четырнадцати лет я изучала теорию общения с мужчинами, методы кадрения, и смело могу сказать, что знаю о кадрении мужчин всё.
  Я беру телефон, прилегла на кровать:
  - Аллё, Барс ик! Привеееет!
  Голос мой, грубый от природы, преображается.
  По теории кадрения я смеюсь просто так, без причины.
  Мужчины любят веселых девушек простушек. - ХА-ХА-ХА!
  - Добрый день, - Барс ик отвечает официально, значит, рядом жена или он на работе с коллегами. - Перезвони мне, или, лучше я тебе позвоню.
  У меня совещание.
  - Барс иииик, - я не соглашаюсь с мужчиной. Теория кадрения запрещает идти на поводу у мужчины, когда он пытается отделаться занятостью. - Я на минутку, приготовила тебе сюрприз.
  В трубке слышно сопение, Барс ик заинтригован, но не говорит ни "да, ни "нет", поэтому я продолжаю, как предписывают правила удержания у мужчины:
  - Я для разговора с тобой оделась специально.
  Удели мне три минутки, а затем возвращайся на совещание, - я снова смеюсь, смехом преграждая возможные возражения Барс ика.
  Барс ик - большой босс, ему пятьдесят два года, его трудно удивить и расшевелить, поэтому радуется каждой находке, вроде меня.
  - Сейчас, - коротко бросает Барс ик, и на время отключает телефон.
  Наверно извиняется перед собравшимися, что вынужден покинуть их на минуту.
  - И во что же ты одета? - Барс ик возобновляет разговор на новом уровне.
  Он один, может говорить спокойно, как в пустыне Сахара.
  Всё идет по моему плану охмурения.
  Нужно звонить мужчине не меньше трех раз в день, чтобы мужчина полностью попал под вашу власть.
  Он тогда будет думать только о том, через, сколько минут ты позвонишь, или - почему не позвонила.
  Это правило позволяет удержать мужчину, припаять к себе, только я часто нарушаю правило трех звонков.
  Барс ик не кажется мне мужчиной, который даст много денег, а без денег я и не очень стараюсь.
  - Я решила позвонить тебе, но не могу же я звонить, не одевшись соответственно для разговора с тобой, Барс ик.
  - Угу, - трубка сопит.
  - Для беседы я надела маленькое чёрное платье (штамп) от Шанель (я лежу голая, но фантазирую о платье за шесть тысяч долларов).
  Чёрные чулки в крупную клетку, и... порвала чулки в трех местах.
  - Зачем? Зачем порвала? - трубка хрипит голосом Барс ика.
  - Барс ик, мне показалось, что тебе нравятся готки, - я захихикала.
  Теперь Барс ик поверит, что готки ему по душе.
  Я нарочно придумала образ готки, потому что, обычно готки - молодые девочки, до семнадцати лет.
  - На мне черные кружевные шёлковые трусики, сидят плотно, чтобы никто под них не залез. НИ-НИ-НИ! Никто не доберется...
  - Я доберусь!
  - НИ-НИ-НИ! Лицо моё под густым слоем косметики, тени чёрные, губы - ярко алые, на щеках искусственный румянец.
  Я раскрасилась, как дешевая шлюха, а волосы на голове конским хвостом вверх, - я тороплюсь, потому что, по теории, надо заканчивать разговор. - Кручусь перед зеркалом, в туфлях на высоких каблуках и болтаю с тобой, Барс ик.
  Ну, всё, - я перехожу к завершению. - Тебя ждут, я понимаю, как тебе трудно, Барс ик.
  Устал? - я применяю правило охмурения "Родственная душа" ("Мы же - родственные души, и только я тебя понимаю". Когда наступит время ИКС, через год, или через двадцать лет, и мужчине понадобится новая женщина рядом, он вспомнит о "родственной душе", которая его "понимает").
  - Устал, - Барс ик вздыхает (наверно, потому что я резко оборвала сеанс).
  - ООО! Как я тебя понимаю! Мы же - родственные души.
  До свидания, Барс ик, просто хотела услышать твой голос.
  - Я позвоню, - Барс ик обещает и даёт отбой.
  Разговор длился четыре минуты и тридцать шесть секунд.
  Я уложилась до пяти минут, дольше - нельзя, так требуют правила общения с мужчиной по телефону.
  Барс ик понимает, что я играю, что мне нужны его деньги, но в душе каждый мужчина поддерживает искорку надежды, что найдется женщина, которая его полюбит ни за что, и задача женщины - не дать этой искорке погаснуть.
  Барс ика с плеч долой, до следующей встречи, звонка или письма.
  На следующее письмо, от Славы, я не отвечаю пока.
  Славе сорок девять лет, он сын академика, жил на Тверской, но жена выгнала его из квартиры, как лиса петушка из избушки.
  Слава приглашает меня погулять в парке.
  Ага, счас, размечтался.
  Гулять с дедом, слушать его умные речи, а парк он выбрал потому, что там деньги на меня не надо тратить.
  Если гуляешь по Москве, то кругом - рестораны, магазины, неудобно как-то ничего не купить девушке, никуда не пригласить.
  Последнее письмо - от Андрея.
  Андрей - модный художник, и деньги у него появляются крупные, время от времени.
  Но надо быть рядом с Андреем, когда у него деньги, иначе попадаешь на пустой карман.
  Полтора миллиона рублей Андрей умудряется спустить в компании за два вечера.
  Десять тысяч евро - ложа в клубе "Феймос" за вечер, плюс гулянка.
  Вот и все деньги, всё веселье.
  Хоть бы мне Андрей подарил десять тысяч евро.
  А то небрежно даст пятисотку (евро), Викуш, купи себе что-нибудь.
  Ладно, мы знакомы недавно, возможно, и миллион у него выпрошу на новую машину.
  "Вика, радость моя! - Андрей изъясняется коротко и ясно, оттого и прекрасно. - На выходные ты свободна?"
  Что он хочет предложить? Для больших денег я всегда свободна, а на творческую вечеринку, перерастущую в оргию, где за секс не платят, я не пойду, поэтому отвечаю нейтрально, не забывая о "родственной душе".
  "Привет, очень рада твоему письму, Андрей!
  Мы так мало общаемся, но мне кажется, что у нас много общего.
  Свободна ли я на выходные?
  Не знаю, сейчас тебе позвоню".
  Я набираю номер Андрея "Абонент временно недоступен", как и следовало ожидать.
  Дозвониться до Андрея также трудно, как и до меня.
  "Только что звонила тебе - ты недоступен, как медведи на картине Шишкина.
  Напиши, что будет на выходные, может быть, я освобожусь, попрошу меня подменить на работе".
  Письмо отправлено, насчет работы я пишу для солидности и для придания своему образу таинственной скромности: "Смотрите, красивая девушка, модель, а ещё и работает!".
  Дзиньк! Пришло новое письмо, опять от Артура из Пятигорска.
  Быстро же он прочитал моё послание и ответил!
  "Дорогая! Мой друг, Муса, едет из Москвы в Нальчик.
  Он подбросит тебя до Пятигорска.
  У Мусы минивэн "Газель", так что поедешь, как царица".
  Что? На минивэне, на маршрутке из Москвы в Пятигорск, чтобы повидать родню Артура и научиться у его мамы печь лаваш?
   Друг Муса, его телефон.
  Я представила, как кантуюсь на ящиках в "Газеле", как на каждом посту ДПС меня с подозрением рассматривают гаишники.
  Да, Артур, далеко ты мыслишь, если предлагаешь девушке подобное.
  На письмо я отвечать не стала, выключила компьютер, и тут же раздался звонок на телефон.
  Звонок разрешенный, значит, кто-то из моих нужных клиентов.
  - Алле, Агнесса. Очень рада слышать тебя, - я нежно смеюсь, потому что я - бейби, девочка в нашей лесбийской паре. - Сейчас? Да, смогу приехать, я свободна, занятия в Академии закончились.
  Я уже дома, отдыхаю. Оденусь и приеду.
  Как не надо одеваться? Да, я голая гуляю по квартире.
  Так голой и ехать? Ага! Круто! Попробую!
  И я тебя целую, любимая.
  Я лихорадочно бегаю по квартире, собираю вещи.
  Агнесса - приятная женщина сорока пяти лет.
  Она живет на Рублевке, далеко от меня, но очень удобная клиентка.
  Мой сеанс длится не больше тридцати минут, потому что Агнессе дольше и не надо (а мне - тем более).
  Агнесса расслабляется со мной, не занимается извращениями.
  Цена - двести долларов, как за час обучения русскому языку на Рублевке.
  Но двести долларов - хорошие деньги, особенно от Агнессы.
  Муж Агнессы - газетчик Абель, миллионер, но скряга.
  Жене выделяет пятьсот долларов в месяц на непредвиденные расходы, по которым Агнесс не отчитывается перед ним.
  За всё остальное она отчитывается, подает в письменном виде в конце месяца дневник выплат.
  На бензин до Усадьбы Агнессы я трачу туда и обратно около пятиста рублей, так что не двести долларов получаются чистыми, но всё равно - отлично.
  Агнесса всегда звонит сама, когда я понадоблюсь ей, я не должна звонить.
  И, когда она звонит, нужно выезжать сразу, потому что Агнесса рассчитывает всё до минут, чтобы мы в Усадьбе находились только вдвоём.
  Если я могу опоздать, то должна сразу предупредить Агнессу, а она посмотрит тогда - стоит ли мне ехать с опозданием.
  Агнесса внесла приятную корректировку в мои планы на сегодня.
  Я ношусь по квартире, как угорелая белка.
  В пакет бросаю вещи, которые понадобятся в клубе или в ресторане, в сумку от Диор забрасываю ВСЕГДА НУЖНЫЕ ДАМСКИЕ МЕЛОЧИ.
  Что одеть? Как прикинуться для лесбиянки?
  ОПС! Она же просила меня приехать голой! Что-то новенькое. Прихоть миллионерши, потянуло на дополнения к основному сексу.
  Не поеду я голой через всю Москву, но перед Усадьбой Агнессы придется раздеться.
  Не зря же она предупредила меня.
  На всякий случай я беру белое легкомысленное платьице.
  Чулки! Какие чулки?
  Для визита к Агнесс чулки не понадобятся, а в ресторан?
  Может быть, брючный костюм?
  На серьезные мероприятия, то есть на поиск достойного жениха, нельзя надевать розовое, белое и жёлтое.
  Я на случай ночного клуба (после визита к Агнесс) беру джинсы, футболку, а, если обломится ресторан - брючный костюм.
  Две пары туфель - танцевальные и на высоких каблуках.
  Вроде всё взяла для работы.
  Айяйяй! Забыла про депиляцию.
  Над Босей подшучивала, а о себе думала - рано ещё, вот мне и рано!
  Хорошо, что я без одежды - сэкономлю несколько секунд.
  Быстро смазываю французским кремом для депиляции проблемные места (Бося пощадил мои чувства, на себя мало крема потратил).
  Пока крем "работает" слегка подкрашиваюсь.
  Озорная мысль посещает мою светлую голову: если Агнесса требует, чтобы я приехала голая, то украшу себя кепкой и чёрными очками.
  Нудисты очень любят кепки с длинными козырьками и чёрные очки.
  Без штанов, но в шляпе.
  Кепка "Адидас" и очки "Поляроид" находят место в сумке "Диор".
  Бегу в ванну, смываю крем.
  Звонит телефон, подбегаю, мокрыми руками хватаю.
  Нет, не Агнесса лесбиянка.
  Козлик звонит, так я называю Владимира Александровича, профессора.
  Платит он по тарифу, и мощь его не сильна, что меня устраивает.
  - Здравствуй, котёнок, - я мурлыкаю в трубку, влажной салфеткой убираю остатки депилятора. - Рада тебя слышать. Да, очень рада, честно.
  ХА-ХА-ХА! Мы всегда поймем друг друга, мы же - родственные души.
  Да, я без лифчика, бегу, а грудки мои подпрыгивают, стыдно мне.
  Позвонил просто поговорить? - на секс по телефону я со старым извращенцем не подписывалась. У него мания величия. - Очень хочу с тобой поговорить, котёнок.
  Всё, котёнок, я перезвоню через пару часиков.
  Опаздываю на консультацию! УФ! Добежала до аудитории, целую!
  Я даю отбой, профессор всегда верит, когда я обрываю разговор, ссылаясь на учебный процесс.
  Наука превыше всего.
  На первой встрече, когда Владимир Александрович, узнал, что я - студентка, предложил мне заниматься с ним сексом за консультации по экономике.
  То есть час секса со мной он приравнял к часу своей высоконаучной болтовни, которую я могу найти в интернете.
  Я отказалась на эту систему оплаты, сказала, что рада бы получить консультации, но мне нужны деньги, и то я только с ним, и только тогда, когда захочу и смогу.
  Мне нужны большие деньги.
  Большие для меня - миллион долларов на квартиру в центре Москвы.
  А эти деньги можно выбить только из жениха или из мужа, пусть даже, из фиктивного уродливого старого импотента маньяка с ужасным характером.
  Стодолларовые встречи нужны мне лишь для оплаты квартиры, и поддержания себя в форме для поиска женихов.
  Я натянула на голое тело - всё равно через час раздеваться - беленькое платье, побрызгалась "Поизоном", под мышками - "Карл Лагерфельд", губы - "Клуб Монако", подхватила сумки и выбежала из квартиры.
  В лифте, недолго думая, натянула кепку - прикольно: кепка и платье, сняла кепку - не люблю себя чувствовать неуютно.
  В машине настроила навигатор на адрес Агнесс, включила планшет - посмотреть последние новости из мира женихов.
  Что у нас сегодня в моде, на что народ богатый сбегается?
  Караоке? Караоке уже не модно!
  Я, как лошадь Маяковского, косила правым глазом на планшет, перелистывала странички в интернете.
  Ещё совсем недавно олигархи развлекались песенкой "Буратино", но заменяли слово "Буратино" словом "Путин".
  Вошёл в моду аквабайк - не по моим деньгам.
  Ага, вот что, любопытно, хорошо забытое старое.
  Французы давным-давно придумали моду - во время секса напяливать на себя горилл, бегемотов и другую нечисть.
  То есть не напяливать, а рядиться под гориллу или под другое животное, так и совокуплялись под масками и в одеждах.
  А до нас дошло, но с изменениями - прикольность на вечеринках.
  Серьезные люди в своей компании оттягиваются с перевоплощением.
  Маски, ушки, рожки, хвостики, но, в основном - маски, как на маскараде.
  Два раза я ездила в Италию на Маскарад - ерунда.
  Все хотят на мне прокатиться бесплатно.
  Если праздник, и все радуются, то почему я должна бесплатно делать минет пьяному Пьеро или лизать промежность Мальвине?
  Для меня праздник там, где мне дают деньги.
  А ушки, хвостик - возьму на заметку.
  Не дорого, но прикольно, как кепка и черные очки на нудистке.
  Умно придумали банкиры на вечеринках - надевай маску поросенка или зайчика, а дальше - хоть блюй, хоть голым пляши по столам - лица не видно, поэтому не стыдно и не засветишься в жёлтую прессу!
  При въезде в закрытый посёлок "Солнечная поляна" шлагбаум, как граница между нищетой и богатством.
  Я подъезжаю осторожно, раздумываю:
  "Меня охрана должна знать, но, что, если охранники постоянно меняются, как госслужащие в управе социальной защиты населения?
  Вспоминаю - словно водой холодной из родника окатило.
  Госпожа Агнесса пожелала, чтобы я в автомобиле от дома до дома ехала голая.
  Притормаживаю, наклоняюсь, и ловко скидываю с себя платье, лихорадочно меняю туфли для вождения на туфли на высокой платформе и огромных каблуках.
  Довершают ансамбль автонудистки кепка и чёрные очки.
  В чёрных очках не так стыдно перед охранниками.
  Чувствую легкое сексуальное возбуждение, столь редкое для фригидной девушки.
  Все женщины - эксбиционистки, мы любим оголяться на публике, и это нас возбуждает.
  Природный древний стыд перед оголением на людях борется с желанием показать себя обнаженной, во всей красе, чтобы люди восхищались.
  Подъехала к шлагбауму - даже шлагбаум на Рублевке навороченный, с кривизной.
  Наверно, шлагбаум создан во Франции Пьером Карденом.
  К моему удивлению, палка поползла вверх.
  Агнесса предупредила охранников, чтобы меня пропустили беспрепятственно.
  Я въезжаю на территорию посёлка, если это место можно назвать посёлком.
  Дворцы, усадьбы, тишина.
  Стекла моего Мерседеса не тонированные, охранник с интересом меня разглядывает.
  Неужели, никогда не видел обнаженную красавицу модель за рулём бушного Мерседеса?
  Проезжаю по улице, навигатор пищит, что я уже достигла цели, но визуально я помню Усадьбу Агнессы и проезжаю дальше.
  Навигаторы часто врут, не знаю, в угоду кому.
  Розовый туман приятно кружится в голове: я прекрасна, изумительно сексуальна, умна...
  Но почему, достойные женихи не дают миллион мне за эти превосходные качества?
  У ворот Усадьбы Агнессы я сигналю, на всякий случай (возможно, охранники по видео от шлагбаума следят за мной, и неприятно казаться бедной голой родственницей, которую заставляют ждать у дверей).
  Через минуту ворота открываются, и я въезжаю во двор, на площадку для машин гостей.
  Если ворота открывали долго, то охранника, привратника в Усадьбе нет.
  Агнесса отпустила его погулять или выгнала на час в магазин?
  Любопытно, кругом - автоматика, скоро проститутки будут приезжать по вызову в полностью автоматизированный дом, где нет хозяина, а нужно трахнуться с роботом.
  Я выхожу из машины - обнаженная, с косой чуть ниже попы, в кепке, чёрных очках, в туфлях на высоких каблуках, взволнованная и зовущая к оплате за визит.
  Не знаю, идти ли в дом, или подождать около машины?
  Раньше Агнесса меня встречала у ворот.
  Мнусь у автомобиля, наклонилась, сделала вид, что рассматриваю себя в зеркальце - якобы делом занята.
  Да, приехала голая, для того, чтобы себя рассматривать.
  Вдруг, Агнесса пригласила меня не для себя, не для лесбийского отдыха, а - напоказ?
  Может быть, за мной по видео наблюдают сейчас её гости в гостиной?
  Глазки мои забегали, как у мышки.
  Я себя мысленно похвалила за то, что придумала на сегодня чёрные очки.
  Если за мной подглядывают, то надо принять выгодную позу, естественную.
  Вспоминаю, как девушки позируют на автомобилях.
  Рядом с машиной я голая ещё не фотографировалась (ну разве, только несколько раз, любительские кадры моих клиентов).
  На мотоцикле для интернет журнала - да.
  Я голая на мотоцикле "Кавасаки".
  Попа назад, спина прогнута, как у пантеры.
  Пятьсот долларов за сессию - достойная оплата, если учесть, что лицо моё скрыто под мотоциклетным шлемом.
  Я пытаюсь облокотиться на капот, но получается не натурально, вычурно, моя ягодица зрительно увеличивается в объеме, поза не выгодная.
  Я начинаю злиться, розовый туман постепенно выветривается из головы.
  Ну, где эта, чёртова Агнесса?
  Вот и она, моя заказчица появляется из беседки, словно лебедь белая.
  Идеально стройная (по другому на Рублёвке после процедур омолаживания, косметических операций - не получится) Агнесса абсолютно обнаженная, босиком направляется ко мне с двумя бокалами вина.
  Ага! Она устроила себе маленький праздник, вечеринку, где на закуску - я.
  Агнесса подходит медленно, любуется мной, кажется, на этот раз кепкой, чёрными очками и туфлями на огромной платформе я произвела на Агнессу большое впечатление.
  Плюс - она слегка пьяна, когда краски кажутся ярче, а эмоции - до слёз.
  Агнесса протягивает мне бокал с белым вином.
  Её не смущает, что я за рулём.
  Возможно, на Рублёвке все пьют за рулём, денег на штрафы хватает.
  Я молча принимаю бокал, подношу к губам, но не пью.
  Принципиально не буду употреблять алкоголь, пока не разбогатею.
  А потом, потом, также, как Агнесса, стану принимать в своей загородной резиденции проституток.
  Но Усадьба на Рублёвке - мечта далёкая, а ближайшая - квартира в Москве.
  Возможно, Агнесса, тоже работала охотницей на женихов, и ей повезло, она подцепила и влюбила в себя лося.
  Да, Рублёвка от меня далеко, я знаю.
  У меня нет природного наследственного шика, родословной, как у породистой собаки или князей.
  Мама - продавец в магазине, папа - никогда его не было, словно мама сама себя оплодотворила из пробирки.
  Манеры можно приобрести, но всё равно, не получится у меня легкости и грации, свободы и естественности, как у детей богачей.
  Ещё один недостаток - рабочие ладони, толстые пальцы.
  Я не обманываю себя, знаю все свои недостатки, стараюсь их не афишировать, а достоинства - преувеличиваю.
  Агнесса прижимается ко мне, тело её прохладное, словно только что из бассейна.
  Груди Агнессы ниже моих грудей, потому что у Агнессы рост примерно метр семьдесят три, а у меня - метр восемьдесят, плюс десять сантиметров платформа туфель.
  Бокал мешает Агнессе, она бросает его на траву - слуги потом уберут.
  Я не решаюсь последовать примеру Агнессы и отбросить бокал.
  Она - хозяйка, а я - рабыня на час, на полчаса.
  - Девочка моя, тебе лучше с распущенными волосами, - Агнесса целует меня в губы, её губы прохладные, как и тело.
  Она расплетает мне косу, и волосы водопадом падают ниже попы.
  Метр тридцать - длина волос, и я ею горжусь, как и цветом - крыло ворона.
  Никогдаа в жизни я не подстригалась, только подрезаю кончики волос, убираю сечености.
  Мама с детства мне твердила:
  "Вика! Красота девушки в её волосах.
  Девушка может быть уродкой, толстухой, кривой, но, если волосы у девушки падают ниже попы - то на эту девушку обязательно обратят внимание мужчины.
  Волосы - капитал женщины.
  Не потеряй их красоту, Викуша".
  За этими наставлениями мама обычно повторяет рассказ, какие у неё были длинные волосы, и все подружки завидовали.
  Мама руками показывает ниже попы - вот какой длины у неё были волосы.
  В семнадцать лет мама познакомилась с прогрессивным модным парнем Александром.
  Александр доказал маме, что длинные волосы давно вышли из моды, только деревенские простушки и дурочки путаются в своих волосах.
  Мама влюбилась в Александра, и в тумане любви отрезала, ему на угоду, волосы.
  Она подстриглась "под мальчика", потому что парни любят, когда девушки стригутся "под мальчика".
  Сначала мама чувствовала эйфорию: голова стала легче, не нужно волосы мыть, заплетать косу, расчесывать.
  Но потом запечалилась, к тому же, Александр относился к ней с холодком.
  Через два месяца, после отсечения волос, Александр маму бросил.
  С тех пор, по мнению мамы, ей не везло с мужчинами, потому что отреклась от себя, подстригла волосы.
  Однажды мама обронила фразу: "С короткими волосами я стала похожа на шлюху, - и добавила, - на дешевую шлюху. Дорогие шлюхи всегда длинноволосые".
  Потом, как мама ни отращивала волосы, они не вырастали ниже плеч.
  Я усвоила урок и считаю длинные волосы украшением девушки.
  Пару раз у меня возникало желание подстричься - девичий максимализм - но быстро затухало, как ветер в голове.
  
  Агнесса нежно погладила меня по попке, словно проверяла - не потеряла ли моя попа свежесть и упругость.
  Кожа у меня нежная, шелковистая, как шкурка у плюшевого щенка.
  Агнесса осталась довольна, ноздри её раздуваются, глаза закатываются.
  Мы пошли в беседку, обогнули изящный столик с вазой с фруктами.
  Хозяйка прилегла на легкую белую кушетку - даже на первый взгляд видна роскошь и дорогая кожа.
  Агнесса поёрзала, устраиваясь удобней (за деньги мужа надо получать радость по максимуму), расставила ноги, положила правую руку под голову и закрыла глаза.
  Я знала, что эта поза служит сигналом к старту, поэтому не медлила.
  Время для меня дорого, как вода в пустыне.
  Опустилась на коленки, как показывают в порно фильмах, откинула прядь волос с лица, провела пальчиками по внутренней стороне бедра Агнессы.
  Агнесса не застонала, она ждала, как солдат сражения.
  Большие половые губы хозяйки красные, наверно до моего прихода она ублажала себя, и не слабо.
  Меня пригласили на десерт, как оргазм для оргазма.
  Я поцеловала Агнессу в миленькую аккуратную п...здёнку и начала работать языком.
  Никаких особых приёмов Агнесса не требовала, никаких хитростей, а только - механическое исполнение любви.
  Для удобства я взяла ладошками ягодицы Агнессы, не прерывалась, лизала, всасывала, облизывала, проникала языком в глубину, играла с клитором.
  Через пять минут, или раньше, после начала моей работы, Агнесса изогнулась, застонала, правую руку положила мне на затылок.
  Оргазм средней степени.
  Агнесса открыла глаза, я смотрела на неё, не отводя взгляд.
  Когда делала куни, то заметила длинный светлый волосок на правой большой половой губе, и сейчас, расшалившись, я потянула за волосок.
  Агнесса заинтересовалась, как левретка зайцем.
  - Ой, Викуша, что это?
  - Тоненький маленький белый волосок. Один, как в поле воин! - я засмеялась - наполовину искренне, наполовину - потому что положено.
  Пожалуй, что искренности больше, потому что за три минуты, если не считать дорогу и время на беседу - ну, пусть, тридцать минут, я заработала двести долларов.
  - Волосок? - Агнесса округлила глаза, а затем махнула рукой: - Ну и фиг с ним.
  Мы засмеялись вдвоём, как подружки проказницы.
  По ритуалу Агнесса заказала меня на полчаса, а прошло только десять минут, и полагалось поговорить.
  Мы всегда беседуем, потому что так желает Агнесса.
  Я ждала, потому что хорошая проститутка - молчаливая проститутка.
  Клиенты устают от болтовни, и вправе покупать проститутку вместе с её покорностью и молчанием - не говорить, когда не спрашивают.
  - Расскажи о себе, Викуша, - Агнесса взяла виноградинку, вложила мне в рот.
  - О себе? - я удивилась, но вида не подала. Обычно Агнесса обсуждала со мной крема и притирания.
  Я неплохо разбираюсь в косметике, как, впрочем, и во всём остальном.
  Основная программа - оргазм хозяйке - закончена, теперь я расслабляюсь и присаживаюсь рядом с Агнессой.
  Целую её в губы, она слизывает с моих губ свой оргазм со вкусом винограда.
  - О себе - так о себе, - я соглашаюсь, начинаю придумывать историю, потому что всегда выдумываю сюжет для рассказа клиентам.
  Но вдруг сегодня, почему-то захотела рассказать правду, словно меня облаком по голове стукнули.
  - Родилась я в Молдавском городе Бельцы, - я поглаживала небольшую грудь Агнессы, она ласкала меня по внутренней стороне правого бедра, иногда касалась пальчиками моей киски. - Папы у меня, словно и не было.
  Мама о нём не рассказывала, а, когда я подросла, то поняла - папа обыкновенный - сделал ребёнка и исчез в мировом пространстве, словно его комары сожрали.
  Мама находила мужчин, сходилась, расходилась, но ничего серьёзного - не вышло.
  Мне исполнилось тринадцать лет, маме - тридцать два, но мудра, как аксакал.
  Жизнь научила её учиться у жизни.
  Звучит каламбурно, но так правильно, - я провела виноградинкой по соску Агнессы, словно ставила точку в конце романа. - Большую часть своих знаний я получила от мамы, и за это ей благодарна, как Энциклопедии.
  Без маминых советов - что где и как - я бы потерялась, как Неалиса в стране Нечудес.
  У меня уже больше года прошло с начала первых месячных.
  Мама объяснила мне, как ухаживать за собой, какие прокладки лучше использовать и другим мелочам.
  Но вместе с тем, мама посоветовала мне, не прямо, а как бы косвенно, чтобы я сама себя лишила девственности.
  С точки зрения ООН, Всемирной Организации по защите детей и других детских комитетов, совет мамы - чудовищный, преступный, и только за один этот совет её должны были лишить материнства, а меня отдать в детский дом.
  Но с подружками я не делилась мамиными советами, и никто не узнал, а, если бы на меня надавили, то я бы отказалась - потому что верила и верю маме, она для меня - всё.
  Мужиков она традиционно называла козлами, и всячески ругала, словно они отравили её жизнь, как колорадских жуков травят хлорофосом.
  "Вика, - учила меня мама, - все мужики - козлы!
  Они только и хотят, чтобы бесплатно воспользоваться женщиной.
  Денег нет, поэтому они придумали любовь.
  Когда девушка говорит мужчине: "Дай мне денег!", мужчина надувает губы, денег не даёт, и бурчит: "Ах, так тебе нужны мои деньги, а не моя любовь?
  Я думал, что у нас по любви.
  Ты разрушила мою веру в тебя!"
  Вика, невозможно полюбить жадного мужчину или бедного, - мама после этих слов задумалась, наверно, всё-таки, у неё была раньше любовь к бедному. - А богатого полюбишь сразу, потому что все богатые - умные, добрые, весёлые, лёгкие.
  Даже, если мужчина в годах, некрасивый, то в нём бушует пламя денег.
  Деньги помогут ему и на брачном ложе, - дальше мама обычно переходила к разговору о нашем городе, о нашей судьбе. - Особенно охочи мужчины до молоденьких девушек.
  И опять же, хотят получить всё бесплатно, а, если не выходит, то насильничают.
  Помнишь, Вика, фильм "Ворошиловский стрелок"?
  У девушки, хоть дедушка живой, который заступился за неё.
  А у нас с тобой никого нет, кроме тёти Светы, но и она бьется в Германии головой о лёд.
  Немцы жадные, им бы только пиво пить и танцевать в кабаках, как чокнутым.
  Что за смысл плясать в полосатых чулках? - мама отвлекалась, она умела перепрыгивать с темы на тему, как белка - с ветки на ветку, но затем возвращалась к основной теме, от которой пошло разветвление. - Ты девочка очень красивая, Вика, и не уберечься тебе от мужчин в нашем городе.
  Когда вырастешь, то уезжай отсюда скорей, словно тебя палками гонят в шею.
  Я тебя на ноги подниму, и пойду искать себе жениха богатого, но только не у нас, а где подальше.
  А тебе, Вика, не уберечься, не уберечься.
  Мужчины знают миллион хитростей: от заговаривания зубов, до подначивания и спаивания.
  Если коварный обольститель задумает, то обязательно исполнит задуманное.
  Ты же, Вика, видела в интернете, как это делается?
  Вот так и делается, а потом на тебя наплюют, будут над тобой смеяться.
  Ты - жертва, жалкая, а тот, кто тебя соблазнит - герой.
  Так не дай, Викуша, мужчине повод порадоваться, не дари никому свою девственность, сама себе её подари".
  Советы мамы действовали на меня, как вода на камень, и я в четырнадцать лет лишила себя девственности искусственным членом.
  Не люблю называть ЭТО фаллосом, или дилдоу, звучит коряво.
  Я не боялась, не стеснялась, а дефлорировала себя спокойно, как показано в интернете.
  Головку искусственного члена я смазала вазелином и осторожно ввела в себя.
  Член я позаимствовала у мамы, она его особо и не прятала.
  Трудно спрятать от подростка что-либо в однокомнатной квартире, где каждый угол известен до точечки.
  На следующий день я повторила игру, хотя следовало по теории, подождать.
  Не то, чтобы занятие с искусственным членом мне понравилось, я даже не помню ярких ощущений, а просто - как уборка класса.
  С тех пор я стала заниматься с игрушкой профессионально, как балерина.
  В интернете я прочитала о сексе всё, затем изучила психологию: что нужно говорить мужчинам, как следует поступать, ласкать, двигаться.
  Изучила и различные игрушки для сексуальных игр, просмотрела теорию секса с точки зрения французов.
  Материала по сексу не так много, всё повторяется, да и что тут придумать, если давно уже все придумано.
  Попутно я прочитала Дейла Карнеги "Как оказывать влияние на людей и завоевывать доверие".
  Больше всего меня вдохновили главы, где Карнеги учит нравиться людям: улыбайтесь, называйте людей по имени, искренне интересуйтесь людьми.
  Искренне интересоваться у меня не получалось и не получится, но маскируюсь я на отлично.
  Если можно сымитировать оргазм, то не трудно и сыграть роль интересующейся.
  Ещё я изучала моду, умение красиво одеваться, накладывать макияж, ходить завлекающе - всё по интернету.
  Конечно, денег на дорогие одежды у меня не было, да и не купишь платье от Кардена в городе Бельцы, но я запасалась знаниями на будущее.
  Ребенок остается ребенком, и исправить эту болезнь могут только года.
  Не знаю, догадывалась ли мама о моих упражнениях с каучуковым членом, смотрела ли ссылки в инете, куда я заходила, но я благодарна мамочке, что, если она и знала, то молчала.
  Через маму прошло много мужчин, она общительная и тонко чувствует, как левретка лису, ситуацию - когда можно заводить разговор на нужную тему, а когда следует подождать.
  И доказательством звериного чутья мамы послужило изнасилование меня.
  
  В конце учебного года, восьмого класса, на Первое Мая я распила с подружкой Светкой бутылку шампанского.
  Помню, что шампанское - дрянь, но веселило, наверно, за счет димедрола, который обычно добавляют в алкоголь низкого качества.
  Мы гуляли, веселились, хохмили с парнями, но домой возвращались без кавалеров, как лошади без подков.
  Не получилось на этот раз, но, возможно, и по моей вине, потому что я мальчикам давала понять, чтобы они платили за дам, если хотят с нами гулять.
  Не много мы и просили: посидеть в кафешке, скушать шашлык, а парни предлагали с ними сосать пиво из горлышка.
  Глупцы, как бы круто было для них - сидеть в кафе с красавицами.
  Возвращались мы между восьмью и девятью часами вечера, как балерины с фуршета.
  Я проводила Светку до подъезда её дома (он рядом с моим), а сама, чуть покачиваясь, веселая и уверенная, что жизнь расстелется передо мной призовой дорожкой, шла к себе.
  Сбоку от нашего дома - детская площадка: грибок с песочницей, сломанные качели, скособоченная лестница.
  По традиции детская площадка утром и днём принадлежала детишкам, а по вечерам - молодежи.
  В клуб без денег не сходишь, а на детской площадке ребята оттягивались алкоголем, не хуже, чем в клубе.
  Меня окликнули, и я радостно пошла на зов, как курочка к петухам.
  Алкоголь играл в крови, хотелось праздника, продолжить веселье, поговорить, ещё раз услышать в свой адрес комплименты, что я красивая.
  Сергей Мамей, Лёшка Вагин, Андрюша Галкин и командир, атаман, душа компании - Серый - Сергей Иванчук.
  Ребята хорошо нагрузились и, не таясь, распивали очередную бутылку вина.
  Они также хотели общения, как и я.
  Общения, но у Серого другой взгляд на общение.
  - Витка, выпей с нами за праздник, - Серый налил в грязный пластиковый стаканчик вина и протянул мне.
  Я брезгливая: после других из посуды не пью, разве что, только после девушек.
  Зачем мне глисты парней?
  - Нееет, спасибо, мне уже хорошо, - я засмеялась, потому что по правилам общения, когда отказываешься, надо смягчать отказ шуткой, смехом, словно не хотела обидеть. - Ещё выпью - и проблююсь.
  Последнее сказано, чтобы влиться в беседу, как ручей вливается в грязную Москву реку.
  - Не проблюешься, зайка, ты девушка хоть куда, наша, - Серый назвал меня "зайкой", на правах командира обнял меня левой рукой за шею, а правой поднёс стакан к моим губам. - Пей, зайка, пей, красивая.
  Серый хрипел, словно ему на королевской охоте перебили кадык.
  Как я потом поняла, он ещё и накурился дури.
  Ситуация складывалась для меня неблагоприятно, я боялась, что Серый потащит меня за гаражи.
  Но тогда, я решила, закричу.
  Сейчас надо соглашаться, не злить Серого.
  Праздник у меня выветрился вместе с шампанским.
  Дядя Коля возился со своим стареньким "Москвичом".
  Я молила Бога, чтобы дядя Коля - ну почему он не напился? - пришёл к нам на площадку, отвлёк Серого, пил бы с ребятами, а я бы улизнула, веселая и лёгкая, как фея Винкс.
  Но старый "Москвич" затарахтел, и дядя Коля уехал с моей последней надеждой.
  Думала ли я о том, что ребята собираются меня изнасиловать?
  Нет, не думала, хотя читала много рассказов на эту тему.
  Просто я боялась силы, угрозы, исходящей от Серого, и никак эту угрозу не связывала с изнасилованием.
  Я выпила половину стакана, Серый за меня допил.
  Ко мне подошёл Лёшка и по-хозяйски схватил за грудь.
  Я взбунтовалась, как стрельцы во время смуты:
  - Эй, не лапай!
  Ребята засмеялись, Лёшка убрал руки, словно только что ласкал питона.
  - Слышал, Леший, что Виточка сказала, - Серый продолжал меня обнимать, - не лапай!
  И, когда у меня забрезжила надежда, что ребята шутят - с Лёшкой я до третьего класса сидела за одной партой, поэтому никакой подлости от него не ожидала - Серый добавил под натужный хохот друзей:
  - Не лапай, зайка сама разденется, она же умница.
  Да, зайка? - Серый поцеловал меня в щеку.
  Это был мой первый поцелуй.
  - Конечно, разденусь и не раз, - я засмеялась, потому что, по теории, нельзя биться, как рыба в сетях - не поможет.
  Мой ответ удивил бы Серого, если бы Серый не набрался, как осёл.
  - Трусики сними, зайка, - Серый схватил меня за лобок - больно.
  Я молчала, потому что онемела на время.
  Только улыбка застыла на моем лице, словно её приклеили эпоксидной смолой.
  - Виточка, не сопротивляйся, а то глаз выколю, - в руке Серого появился нож с длинным тонким лезвием, как скальпель.
  Острие коснулась моей брови, и я сразу расслабилась.
  Теперь от меня ничего не зависит, я - на буксире, как катер с отказавшим двигателем.
  Трусы я не сняла, потому что руки не слушались.
  Серёга Мамей дрожащими руками стал с меня снимать трусики.
  Трусиками я гордилась, они дорогие и напоминали мне о далеком мире французской моды.
  Возможно, что Мамей вспомнил кино про лихих парней, и разорвал трусы.
  Я вскрикнула - так жалко свою вещь.
  Ребята поняли мой крик в свою пользу.
  - Не ори, я не шучу про глаз, - Серый надавил кончиком лезвия на моё веко.
  Когда убедился, что я не сопротивляюсь, согнул меня, затем положил на песок.
  На ребятах - тренировочные штаны, только у Лёшки - джинсы, и он волновался больше других.
  Серый приспустил штаны и трусы, достал небольшой член.
  Член вялый и никак не напоминал монстров из порнофильмов.
  Серый несколько секунд потискал свой предмет, подергал, и член кое-как затвердел, словно в него налили пластилин.
  Если бы я была девственницей, то, возможно, Серый в меня бы не вошёл.
  Он бы разозлился, и - кто знает - пырнул бы меня ножиком.
  Но я уже готова к подлостям мужчин, широко развела ноги, приподняла попу, чтобы максимально облегчить парням их нелёгкий труд.
  Член Серого без труда вошёл в мою натренированную киску, словно готовился к подвигу всю жизнь.
  - Ты чё, не целка что ли? - Серый удивился, а я загадочно улыбнулась - Мона Лиза, которую трахают в песочнице.
  Друзья обступили нас так, чтобы, если кто и выглянул в окно, не понял, что творится на детской площадке.
  В мемуарах Ксавиеры Холанд я прочитала про хитрости проституток, как нужно повернуться, поработать мышцами, чтобы партнер быстрее кончил.
  С искусственным членом я практиковалась, но с живым - ни разу.
  Я сжала-разжала вагинальные мышцы, поиграла попой, и Серый кончил.
  - АААА! Бля! - Серый встал на колени, затем поднялся и быстро натянул трусы и штаны, словно нагадил в Кремле.
  - Меньше минуты, Сереженька, - я говорила серьёзно, настал час моего триумфа, если это можно назвать триумфом, когда тебя насилуют в песочнице.
  Но, благодаря совету мамы, я не доставила радость подлецу насильнику.
  Он не взял мою девственность и никогда не узнает, что до него у меня из мужчин был только искусственный член.
  - Ничего, Серёжа, в другой раз получится, - я не поднималась, не одевалась, потому что надо мной завис Мамей.
  Над Мамеем и Лёшкой я тоже иронизировала, но они не поняли иронии, а ещё люди говорят, что мужчина умнее женщины.
  Враки! Все мужики - глупцы.
  Андрюша не стал меня трахать: возможно постеснялся, или пожалел, или не поднялся у него.
  Но, ни в коем случае, его вина не меньше, чем других парней.
  И я его тоже считаю насильником.
  После группового изнасилования, я, как ни в чём ни бывало, словно каждый день принимаю участие в оргиях, беседовала с насильниками.
  Разговор не клеился, и держался только за счет моего искусства.
  Я не доставила насильникам радости первой брачной ночи.
  Любопытно: раньше для меня Серега, Серый, Лёшка и Андрюша были друзьями, "нашими" ребятами, а после Первого мая стали просто - насильники, ну и с добавлением: сволочи, подонки, отбросы, козлы.
  Дома, а удачно, что мама ушла на свидание с очередным лосём, я прыгнула в ванну, смывала, вымывала, спринцевалась, удаляла с себя и из себя грязь и гадость.
  Ненависть к насильником только сейчас вспыхнула пороховым огнём.
  Я никак не могла отомстить: ни милиция, ни друзья мне не помогут, словно дали обещание охранять насильников от девушек.
  А, если я пожалуюсь, то, возможно, меня найдут с выколотыми глазами в овраге, которых около Бельц множество.
  После Первого мая множество дорог, которые, по идее школьных учителей и идеологов из Кишинева, должны открыться перед молодыми людьми, слились для меня в один путь: использовать мужчин, брать у них деньги, жить красиво за счет мужчин.
  Но никогда, пока не разбогатею, не думать о любви и не водить дружбу с мужчинами, которые хотят без денег и называют это любовью.
  В семнадцать лет я переехала в Москву, поступила в Академию управления - девушке нужно образование, потому что солидные мужчины любят девушек с дипломом.
  На учёбу, на жизнь я зарабатываю проституцией, - я нечаянно сказала это слово. Агнессе могло не понравиться, что она использует проститутку, поэтому я смягчила: - Но много из жизни настоящих проституток я не приемлю: не пью в больших дозах, не курю, потому что не желаю превратиться в поношенную кошёлку.
  Следуя совету мамы, никогда не сплю у мужчин - сделала своё и - домой, либо - к другому предполагаемому жениху.
  Мужчина никогда не женится на девушке, которая осталась у него ночевать.
  Он потеряет к ней интерес, как в Антарктиде на морозе минус сто.
  Загадочность и таинственность слетит с девушки, как с белых яблонь дым.
  Будь девушка хоть сто раз проституткой, но, когда она уходит от клиента, он начинает фантазировать, представлять её в другом мире.
  - Как у тебя сложились отношения с теми ребятами, насильниками? - Агнесса посчитала, что я перешла на другую тему, а время нашего общения близилось к концу, как закат Солнца. - Городок маленький, вы постоянно сталкиваетесь лбами, как караси в банке.
  - Серый сначала вёл себя нагло, - я потянулась - хорошо здесь, но это не мой дом, и меня вышвырнут, как ненужную вещь. - Он, полагая, что все девушки должны лежать у его ног, предлагал с ним трахнуться.
  Я не отказывала Серому, соглашалась, но невозможность трахнуться здесь и сейчас объясняла неожиданными обстоятельствами.
  "Конечно, Сереженька, мы с тобой побарахтаемся, как ты говоришь.
  Позвони мне вечером".
  Серый звонил вечером, я отвечала, что обстоятельства изменились: приехала тётя, нужно к врачу, поднялась температура, сыпь на лобке и так далее.
  Серый сначала надеялся, потом обозлился на меня, и хорошо, что больше ножом в глаза мне не тыкал.
  Но потом его посадили в колонию за взлом магазина, и я стала дышать свободнее, как утка в проруби.
  Мамей, Лёшка и Андрюша ко мне не приставали.
  Я намекала, что у меня крутые покровители, которые меня трахают, и вскоре многие ребята поверили в эту легенду.
  - Значит, ты не отомстила насильникам? - Агнесса поднялась с ложа, её щель любви закрылась.
  - Как же не отомстила? - я вспомнила, что клиенты любят, когда рассказы проститутки заканчиваются счастливым концом.
  А счастливый конец этой истории, судя по сюжету, должен быть - "Справедливость восторжествовала", поэтому к своей правдивой истории я прицепила вагон-легенду: - Когда я купила билеты в Москву, и до поезда осталось несколько часов, я нашла Мамея и плеснула ему в лицо кислоту (я не знала, какую кислоту используют для этой цели маньяки - серную или соляную, поэтому сказала "кислоту", но без уточнения).
  Сергей Мамей упал, как подкошенный, кожа на его лице пузырилась, словно на разлагающейся медузе.
  Кислота слева проела щеку, и в дыру видны зубы.
  Затем я пошла в гости к Андрюше и захватила с собой Лёшу, сказала ребятам, что хочу групповуху.
  Я приковала ребят к кровати железными наручниками из секс-шопа, сказала, что так нужно играть в сексуальные игры с извращениями.
  Андрюша и Лёшка гоготали, как гуси в луже.
  Но им стало не до смеха, когда я закрыла в квартире окна, включила в квартире газ и зажгла на кухонной плите свечу.
  Я садилась в поезд и услышала взрыв гремучего газа: так я отомстила насильникам.
  - Ты умница, Вита, - Агнесса погладила меня по голове, прижалась.
  Умница, потому что рассказала интересный рассказ, или умница оттого, что придумала счастливый конец, или умница - потому, что просто умница.
  Агнесса со стула взяла изящную сумочку с эмблемой Диора, открыла, и протянула мне деньги:
  - Виточка! Здесь двести двадцать долларов, больше у меня нет наличных.
  Общение с тобой, поверь мне, стоит дороже.
  Но муж меня деньгами не балует, киска.
  
  Мне дают деньги, значит - я должна уходить!
  - Спасибо, я очень ценю общение с тобой, - я поцеловала Агнессу в губы.
  Наш поцелуй уже дружеский, без страсти.
  - Я позвоню, - ритуальной фразой Агнесса попрощалась и пошла в дом, не оглядывалась.
  Я отломила от кисти с виноградом веточку, как бонус за любовь, и быстро направилась к машине, словно меня подгоняли электрическим кнутом к гильотине.
  ("Дееевушка, что вы тут делаете голая на каблуках, в кепке и в темных очках?")
  Снова натянула белое платьице, потому что решила: заеду домой перед вечерней охотой.
  Ворота перед моей машиной открылись мягко, без звука, и я поехала от одних денег к другим деньгам.
  Агнесса забыта до следующего раза, если этот следующий раз будет.
  На нет и суда нет!
  Обидно, когда меня меняют на другую девушку, пусть менее красивую и умную, но преимущество другой в том, что она - новая.
  А за той новой - следующая новая, как новейшая история.
  Мы - тряпки половые. У кого деньги, тот и уборщик - меняет тряпки, когда захочет.
  
  На выезде из посёлка шлагбаум не поднялся, словно упавший осенний член пенсионера.
  Я удивилась - охранники обычно работают чётко, без накладок.
  Из стеклянной собачьей будки вышел охранник лет сорока и извиняющейся походкой торопливо побежал к моей машине, словно просил заказ на мытье стёкол.
  - Извините, девушка, - охранник, наверно, разочаровался, что я не голая. - Вы приезжали в гости, - и добавил просительно, - у вас закурить не найдется?
  Лицо охранника покраснело от волнения, как у хрюшки на мясобойне. - Я никуда с поста отойти не могу, а курить ужасно хочется, словно кошки во рту скребут.
  Я молча достала из бардачка пачку сигарет "Парламент". Не курю, но всегда вожу с собой сигареты для женихов.
  У моих клиентов, пусть даже богатых - хотя - чем богаче, тем реже курят - часто заканчиваются сигареты в нужный момент.
  Охранник принял сигарету, заложил её за ухо - деревня, ну деревня!
  Встречаются среди вертухаев деревни, но этот охранник - в сто раз деревня!
  Он отсалютовал мне, поклонился и нажал кнопку дистанционного управления шлагбаумом.
  Нет, не за сигареткой ко мне наведался охранник.
  Если бы возникло у него желание курить, то взял бы две сигареты, одну про запас, как белка-цокотуха коллекционирует орехи
  Думал, что, если я голая проехала в посёлок, то и возвращаться стану голой.
  Желал бесплатного зрелища, но пусть радуется, что посмотрел на меня обворожительную, хотя и одетую.
  Настроение моё улучшилось, вертухай - не жених, но что-то мужское в нём осталось.
  Не люблю, когда мужчина делает вид, будто не замечает женской красоты.
  Мысли мои вернулись на некоторое время назад, к началу моей работы проституткой в Москве.
  Чтобы освоиться и как-то продержаться первое время, я устроилась в массажный салон массажисткой.
  На самом деле - обыкновенная проститутка под козырьком массажного салона.
  Аренда площадей в Москве огромная, и ни один массажный салон не вытянет, если не станет оказывать услуги интимного характера.
  За два дня меня научили массажу, как профессии летчика.
  А остальное, я знала из интернета: как выходить к клиенту, что говорить, что нужно делать, чтобы понравиться.
  Все мужчины врут, ну, может быть, не всегда врут, но те, кто ходит к проституткам - врут всегда и обязательно, словно дали обет вранья.
  Первый мой клиент оказался старичок пятидесяти лет, плешивый и с грустными глазами, как у щенка бассета.
  Он выбрал меня, наверно, потому что - пузатый карлик, а я - высокая.
  Карлики обожают высоких девушек.
  Если в салон приходил азиат, или кавказец, я знала - выберет меня.
  Клиент не тратил время зря, и сразу начал рассказывать о своей, как он полагал, нелегкой жизни.
  Военный в отставке, якобы никому, после службы не нужный, работал охранником.
  Жена у него тяжело болеет, не может исполнять свои женские функции (даже руками?!!), поэтому он вынужден посещать салоны эротического массажа.
  - Я вас понимаю, вы страдаете, - я знала, что мужчины считают нас глупыми козочками (а мы их - козлами), и козочка никогда не дойдёт до иронии, потому что не поймет своим маленьким мозгом, как можно иронизировать. - Трудно, если вас не ценят на работе, а жена тяжело болеет.
  Вы поступили правильно, что пришли на массаж.
  После расслабления вам легче переносить тяготы.
  А сама подумала: "Старый козёл! Жена у него больная, страдает, видите ли он.
  Если бы говорил правду, и жена у него не ходячая, парализованная так, что не может даже ему вздрочнуть, то моментально избавился бы от своей жены.
  Больницы, госпитали, хосписы, дома престарелых, - всё для больных жен военных.
  Почему он жалуется, словно я у него украла пять рублей?
  Пенсия московского военного - двадцать тысяч рублей, или больше.
  Зарплата охранника - около сорока тысяч.
  Если жена больная, то она - инвалид первой группы с пенсией от пятнадцати тысяч, плюс он получает по уходу за женой - несколько тысяч.
  И это беда? Минимум три тысячи долларов в месяц, а на массаж пришел за полторы тысячи рублей, то есть, за пятьдесят долларов".
  Военных парней, которые воевали, подвергали свою молодую жизнь риску - я обожаю.
  Ни одна девушка не устоит перед парнем героем, защита Родины Отчизны - высшее призвание мужчины, и женщина, которая рядом с этим мужчиной, возносится на небеса.
  Но военный, который страдал, воевал за Родину, отличается от простого военного, и я их легко отличаю, как щуку от карася.
  - Интимные ласки заказываете? - я улыбнулась, и присела выгодно. - Тысяча рублей.
  Интимные ласки обычно стоят тысячу рублей, которые клиент дарит девушке.
  С этих тысячи рублей девушка хозяйке ничего не платит, это - дополнительный доход массажистки, по крайней мере, в нашем салоне.
  После оплаты интимных услуг клиенту разрешается хоть с головой погружаться в п...ду массажистки.
  Всеми частями тела, но не членом.
  Интим стоит дополнительных денег, ещё три тысячи рублей сверху.
  Рекламы массажных салонов строго предупреждают клиентов, что никакого интима - то есть трахаться - массажистки не оказывают, потому что трах запрещен законом.
  Но на самом деле, мы, массажистки, исполняем любую прихоть клиента.
  Разговоры о том, что в стриптизе нельзя заказать стриптизершу, что в го-го барах не разрешается трогать девушку - враньё.
  Всё можно, но только за дополнительную плату.
  - Интимные ласки? - клиент переспросил. - Хотелось бы (клянчит, поэтому ему разрешается меня погладить по киске), - но они дорого стоят.
  Я не могу себе позволить раскошелиться ещё на тысячу.
  Он горестно вздыхает, словно у него танк украли.
  Я приступаю к массажу, тонко, по льдине реки Невы.
  - Трудно вам! - не удерживаюсь от сарказма.
  Я в театре, и, если мужчина думает, что он зритель, то я считаю - наоборот.
  Я наслаждаюсь зрелищем, действием, как актер клиент "страдает", как я с ним играю в понимание, в сочувствие, в родственную душу.
  Клиент снова вздыхает, показывает, как ему трудно обо всех заботиться (и о массажистках, в том числе), расставляет ноги, чтобы я имела лучший подход к его яйцам.
  Я военных хорошо изучила, ещё в Молдавии, когда подрабатывала на рынке продавщицей.
  У военных, или бывших военных, нет точки равновесия.
  Они находятся либо в нижней точке, в печали, либо в высшей - в понтах.
  Печалятся военные по любому поводу "Мы Родину защищаем, а нас не ценят", "За нашу работу нам платят копейки", "Девушки меня не любят, потому что работа у меня разъездная".
  Понты и радость у военных обычно, когда он гуляет, или кадрит женщин.
  "Да, я военный! У меня денег - куча.
  Женщин много я поведал на своём веку.
  Плакали, да, они плакали, когда расставались".
  И из этой кучи военный редко выделит деньги на поход с девушкой в ресторан.
  Он может расхваливать себя, хвастаться машиной, дачей, квартирой (часто всё куплено на деньги жены), но очень жадный, когда дело доходит до подарков или ресторана.
  Женихи для меня из военных - никакие.
  Но всё же, в глубине души, как и любая девушка, я мечтаю о Настоящем военном, как в кино - красавце, умном, богатом, элегантном.
  Клиент лежит на животе, и моя задача, сделать так, чтобы он, как можно быстрее достиг оргазма.
  Программа рассчитана на час (классический массаж плюс эротический), но массажистка управляется за десять минут.
  Из классического массажа обычно - растирание спины, ягодиц.
  Эротический массаж - подуть на мошонку клиента (редко употребляю слово "яйца" (когда над Босей подшучиваю), пошлые слова делают девушку грубой, а я хочу витать в высшем свете), поёрзать грудями по клиенту, по его гениталиям, и дальше - просто - никак уже прилично не скажешь - дрочить ему.
  Всё, две минуты прошло массажа, нужно приступать к основному действию.
  Я прошу клиента перевернуться на спину, щедро поливаю его член маслом и начинаю дрочить.
  Ничего унизительного я в своей работе проститутке не вижу, даже оправдываться перед собой не хочется.
  Мне кажется, что мужчины сами придумали, что роль проститутки - постыдная, чтобы девушки валом не шли в продажные женщины.
  Если все девушки станут проститутками, любовь за деньги, то кто же работать на мужчин будет?
  Кто встанет за прилавок в магазине? кто утрёт сопли сыну? кто из девушек согласится на трах без денег, если за эти же телодвижения можно получить хоть что-нибудь?
  Мужчины ловко придумали, но только для себя.
  Они берут девушку "по любви", заставляют её работать, как ослицу (особенно на Кавказе), выполнять всю работу по дому, обхаживать детей, родственников мужчины, а по ночам бесплатно трахаться.
  И за эти труды мужчина иногда, по праздникам, награждает жену дешевеньким подарком, хотя сам на сторону тратит почти всю зарплату.
  Так кто же больше проститутка: жена, на которой висит вся работа по дому и удовлетворение мужа, или - свободная женщина (массажистка-шлюшка), которая выполняет лёгкую работу?
  Работать за прилавком, или на кассе, это в час обслуживать сорок-пятьдесят клиентов, при этом, обязательно с тобой поругаются.
  А проститутка - за час один клиент, и он старается тебе понравиться (если нормальный клиент).
  Наш массаж подходит к концу, клиент выгибается дугой, и я ловко подхватываю со столика влажную салфетку.
  Не люблю сперму, брезгую, хотя и привыкла.
  Военный удовлетворён, и я - тоже, как на супружеском ложе.
  Сеанс закончился быстро, у меня осталось свободное время сбегать в магазин, проветриться.
  Настюха ничего не говорила, значит, можно погулять рядышком с домом.
  Когда клиент приходит, или предварительно звонит, следует со всех ног бежать в салон.
  За неявку штраф - тысяча рублей.
  Клиент должен видеть всех девушек, и чем больше массажисток перед ним красуется (для выбора), тем лучше.
  Я ласково поглаживаю военного по животу, встаю, демонстрирую ему киску, за которую он не захотел заплатить лишнюю тысячу рублей:
  - Валера, в душ пойдешь?
  - Да уж, в душ, - клиент присаживается на кровати, а я заматываюсь в полотенце.
  Может быть, он недоволен, что так быстро кончил, но я ни в чем не виновата, наоборот - профессионалка, и никто меня (кроме клиента) не осудит.
  Военный удаляется в душ, а я заглядываю на кухню, где тусуемся в ожидании клиентов.
  Салон массажа - громкое официальное название.
  Все салоны эротического массажа (или почти все) располагаются по частным квартирам, или в офисах.
  Никаких вывесок, никаких указаний, что здесь находится эротический салон.
  Клиенты узнают о салонах из интернета и от своих друзей.
  На кухне вся бригада в сборе, я присаживаюсь за стол, наливаю чай с сахаром, люблю сладкое.
  - Клиент готов? - Светка, тоже молдаванка, но из Кишинева, зевает.
  - Жадина! - одним словом заучено отвечаю. - Бывший военный, травит байки, какой он нищий и несчастный, что у него жена больная.
  - Что-нибудь бы ещё придумали, а то у каждого второго жена больная, - замечает Леночка, из старого поколения, ей уже двадцать пять (ужас, какая старая), и по салонам она работает три года.
  Моим клиентом больше не интересуются, и Леночка возобновляет разговор, начатый до моего прихода, словно снег из холодильника достали: - Думаю, когда же надо канать с этой работы.
  Разговоры о том, "Эта работа - только на время", "Бежать надо с этой работы", "Платят здесь гроши", "Уйду, меня зовут" - вечные, как проституция и журналистика.
  В каждом офисе, в каждом магазине, на каждом рынке работники любят затягивать нескончаемую песню "С этой работы надо валить. Я здесь только на время".
  К этим стонам добавляются "Из этой страны надо валить".
  Куда валить? На какое время? Самообман.
  - Да, валить пора, - соглашаются мои коллеги.
  Я молчу, улыбаюсь - меньше слов, спокойнее, да и зачем молоть слова.
  О том, что моя мечта - выйти замуж за богатого и содрать с него деньги - я подружкам не плакалась в жилетку (откуда у голых массажисток жилетки?).
  Богатый любящий красивый муж - мечта каждой девушки, и повторяться на эту тему - себе язык тратить.
  Подружки считают меня скромницей, потому что я почти всё время молчу и улыбаюсь, лишь изредка поддерживаю разговор.
  Не пью, не курю.
  Сначала приходилось трудно, потому что нужно пить, когда все пьют, но я отстояла своё право на трезвость.
  Не хочу через пару лет разговаривать хриплым голосом - голоса всех проституток одинаково хриплые от бессонных ночей, сигарет, пьянок.
  Когда наседка - Настюха первый раз предложила (настаивала) мне шампанского я отнекивалась, говорила, что у меня непереносимость к алкоголю, но Настюха напирала, как Серый в Бельцах, и я сделала пару глотков сладкого шампанского "Надежда".
  Через две минуты я картинно захрипела, закатила глаза и сползла на пол по стенке, якобы у меня обморок от шампанского, как у Наташи Ростовой.
  Поднялась паника - не Скорую же помощь вызывать в бордель.
  Настюха ничего лучше не придумала, как вылить мне на голову кружку холодной воды.
  Я тут же "очнулась" - не хочу мокнуть, как курица в июльском парке.
  
  - У меня подружка, у неё жених француз, он любит дрочить на порнушку в компьютере, - Ирка из Беларуси плавно перевела разговор на женихов.
  Иметь жениха, особенно заграничного, считается почётным.
  Но для меня жених - пустой звук, если жених не платит деньги, не богат, и не зовет сразу под венец.
  Каждого клиента можно назвать женихом.
  Но своё мнение я держу при себе, одобрительно качаю головой при словах "жених француз".
  Вошла Настюха, наша атаманша, наседка, смотрящая за хатой.
  Любые темы можно поднимать при Настюхе, почти все, кроме одной "Валить с этой работы надо".
  - Вита, твой уже из душа вышел, - Настюха мне кивает, головой.
  Значит, я должна бежать к военному, проводить его до дверей.
  До дверей плестись и улыбаться клиенту - обязанность девушки, которую он снял.
  Встречает клиента мадам, а провожает его девушка.
  - Не уходи пока никуда, два лося позвонили, минут через двадцать приедут, - Настюха буркнула мне вслед.
  Голос у неё негромкий, но пробирает до костей.
  Облом с магазином и прогулкой, но, может быть, снова меня выберут, и подзаработаю.
  Мой клиент одевается, я слушаю его бред, качаю головой, вздыхаю, улыбаюсь, даже выражаю сочувствие - дотрагиваюсь успокаивающе до его руки, когда снова жалуется на свою жизнь, расхваливает себя, потому что несет подвиг ухода за больной женой.
  Может быть, у него и взаправду жена больная, неходячая?
  Нет, по глазам вижу, что врёт, как лошадь поручика Ржевского.
  Наконец Валера идёт к выходу из салона, я, как лакей открываю перед ним дверь, клиентам нравится услужливость.
  Большинство наших клиентов - ущемленные мужчины с комплексом неполноценности.
  Закрываю за Валериком дверь, щёлкнул замок, как зубы Щелкунчика.
  Вездесущая Настюха из кухни услышала, длинноухая, как эльф:
  - Виточка, девочка, пропылесось ковёр в коридоре.
  Убираться в салоне, выполнять всю работу - обязанность массажисток.
  Мы стираем, надраиваем полы, пылесосим, бегаем за продуктами, как простые горничные.
  Как сказал герой книги Аркадия Гайдара (Гайдара я читала из бабушкиной библиотеки) "Если не я, то - кто же?"
  Я забегаю в комнатку, надеваю рабочий костюм - кружевные красные трусики прозрачные и лифчик, убираю одноразовую простынь, тапочки клиента, поправляю покрывало, проветриваю комнату, затем из ванной выкатываю пылесос и включаю, как капитан управление кораблем.
  Обычный час из жизни проститутки массажистки.
  Иногда (я так подозреваю, что по заказу клиентов) мы выезжаем на "натуру", на Природу.
  Отдых, пикник, но явка обязательна, как в военкомат для парней.
  За "Природу" нам ничего не платят, пустая трата времени, но считается это пикником, корпоративом.
  На "натуру" подбираются массажистки с критическими днями - не в салоне же работать во время менструации.
  Нет, конечно, менструация не мешает трахаться, делать эротический массаж, но иногда муторно принимать дополнительные меры гигиены, когда можно этого избежать.
  Мы погрузились в микроавтобус, "Мерседес" - красиво живёт салон - и отправились на природу, по Киевскому шоссе.
  На этом направлении комаров и мошек меньше, что важно, и, возможно, клиенты попадутся богатые.
  Нас пятеро - работниц, и водитель, он же - охранник, квадратный Серёга.
  Серёга никогда не пристает к нам, даже похож на голубого, но мне это нравится, когда мужчина не смешивает работу с отдыхом.
  У Галки, Ксюши и Ленки менструации в самом разгаре.
  Заткнут свои п...ды, вставят колпачки для фотосессии.
  А нам с Машкой придется работать за всех, словно нас подписали на веселье.
  Нормальная дорога через час закончилась, поехали по лесной, значит скоро место "отдыха".
  Через двадцать минут тряски и качания, Сергей останавливает минивэн, красота, как в кино про Запорожскую Сечь.
  Тишина, воздух, птицы поют, будто из девятнадцатого века прилетели.
  Мы выгружаемся, весело болтаем, а Серёга начинает всё снимать на камеру, как оператор Бондарчук.
  Наверно, кто-то из богатеньких заказал фильм про отдых девушек на природе.
  Но разве нам откроют секрет: зачем мы здесь и сколько хозяевам заплатили за кино?
  Мы с сумками идём по тропинке, через некоторое время деревья расступаются, и мы оказываемся на берегу заросшего пруда с мутной водой и ряской, как на картине "Алёнушка".
  Сергей не прекращает снимать, а мы должны вести себя естественно, как дома.
  Сначала раздеваемся, остаёмся в трусиках, будто бы нам жарко, во Флориде.
  Появляются первые комары, и Галка с воплем "Блядь", хлопает себя по лбу, остается кровавое пятно от раздавленного комара.
  Я матом не ругаюсь, мне кажется, что от матерных слов женщины дряхлеют больше, чем от вина и сигарет.
  Накрываем поляну: шампанское, три бутылки (больше нельзя, после "Природы" - работа), огурчики, помидорчики, как в худших домах Лондона и Парижа.
  Ксюша бегает к машине, прикладывается к литровой бутылке пива "Оболонь", но так, чтобы Серега не заснял.
  Серёга относится к проблемам с пониманием, не его дело следить за тем, сколько мы пьем и где себе чешем.
  П...зда - приватная территория женщины.
  Ксюша похмеляется, она вчера с доходным клиентом напилась дешевого виски.
  Сценарий отдыха мы знаем, но "натура" расслабляет, и мы начинаем веселиться.
  Ксюша первая снимает трусики, хотя по плану ещё рано, чуть не упала: пиво на вчерашнее виски даёт знать, как Царь Колокол.
  Но Ксюша хохочет, а клиентам, в том числе, кто заказал фильм, веселые девушки (особенно, когда смеются голые) нравятся.
  Галка деловито переворачивает купаты на мангале, научились хозяйничать, как в ресторане "Максим".
  Пока сосиски жарятся, мы должны начать основную тему "отдыха".
  Ленка открывает бутылку шампанского, пена летит на Ксюшу и Галку, они визжат и хохочут.
  Теперь можно снимать мокрые трусики.
  Мы оголяемся, оставляем Ленку следить за поляной и купатами, а сами с сумками и шампанским направляемся к озеру, как четыре русалки.
  В лесу, но все мы в туфлях на высоких каблуках - обязательная рабочая форма любой девушки, даже, если девушка без одежды.
  Девушка без туфель на высоких каблуках - как мужчина без пениса.
  Галка расстилает пляжный коврик, Ксюша тотчас на него садится, широко расставляет ноги, хохочет, пьет из желтого пластикового стаканчика шампанское, словно в кабаке.
  Мы с Машей направляемся к большому камню у воды, он горячий, как Горячий Камень из повести Гайдара.
  Сдался мне этот Гайдар...
  Для зрителей должно всё выглядеть естественно: ну, пришли девушки на пикник, ну разделись догола - так жарко же, и девушки любят загорать голыми.
  А вот будут ли девушки дальше любить друг дружку? Зритель должен почувствовать интригу.
  - Классно здесь, - Машка потягивается, изображает на лице радость.
  Да, я согласна, здесь классно, но жесткий лишайник на камне травмирует кожу попы.
  Прилетели комары, несколько слепней кружатся.
  К п...зде подбираются суетливые муравьи, хотят из меня муравейник сделать.
  - Прикольно загорать обнаженной, - я с натугой улыбаюсь. Улыбка с детства приклеена ко мне, но искренне и радостно я улыбаюсь редко. - Вот бы так всегда отдыхать, словно в Раю.
  - В Раю отдохнуть всегда успеем, - Ксюша подходит, чуть пошатываясь, цепляется каблуком за жесткую траву, - Блин! Чуть не упала.
  Девочки, а, когда нас в Рай пригласят?
  Звучит двусмысленно, потому что "Рай" - элитный клуб в центре Москвы, и ложа на вечер стоит десять тысяч долларов.
  Мы хохочем, Ксюша делает шаг ко мне, хочет провести рукой по моим шикарным волосам (в которых уже запутались несколько гнусных мошек), но в очередной раз оступается, теряет равновесие и падает на Машку.
  Получилось естественно и мило, как неожиданный переход к ласкам.
  Маша принимает Ксюшу, приглаживает её волосы, чтобы они не загораживали лицо Ксюши от камеры.
  Мои подружки тянутся друг к дружке, как пятиклассницы, начинают нежно целоваться.
  Тут даже самый тупой зритель поймёт, чем закончится наш отдых на "натуре".
  Я, как скромница улыбаюсь, потому что отлично выучила роль "Я - скромная девушка, стеснительная и романтическая".
  Ксюша и Машка целуются, насколько я понимаю - Ксюша в эйфории от выпитого и получает кайф, а Машка пока - на "профессии", удовольствия не получает.
  Ну да, у неё же под попой жесткий горячий камень с муравьями и лишайником.
  Девушки обнимаются, поглаживают друг дружке груди, трогают за попы, но за киски не хватаются - ещё рано.
  Ко мне подходит Галка, сразу приступает к ласкам, словно три года без мужика жила.
  Глаза у Галки не горят огнём, значит - пока желание не пришло к ней.
  Я делаю вид, что ничего не остается, как покориться, и принимаю ласки Галки.
  От неё несет вчерашним перегаром, и никакие таблетки не убирают этот запах.
  Еще пару минут мы ласкаем друг дружку по парам, затем Ксюша становится на колени (на сухие колючие палки) и припадает губами к п...зде Машки.
  То, что у других девушек я называю киской, у Маши - п...зда.
  Несмотря на то, что Маша - блондинка, и у неё должно быть ТАМ розово и аккуратно - большие тёмные половые губы у неё выступают далеко за малые, свисают тряпочками.
  Маша постанывает, гладит Ксюшу по голове, поглаживает свои небольшие аккуратные грудки.
  - Хочешь, я тебе шампанское на попу вылью? - Галка отстраняется от меня, предлагает по сюжету.
  Я молча киваю головой, словно стесняюсь произнести "да".
  От шампанского попа слипнется, чем тогда подмываться: грязной водой из пруда или пивом Ксюши?
  Поворачиваюсь к камере задом, наклоняюсь, опираюсь ладонями на камень, прогибаюсь в пояснице, чтобы ВСЁ стало видно будущим кинозрителям.
  Рядом стонет Машка, и Серёга не успевает переводить камеру с её п...зды, с лижущей Ксюши, с раскрытых ягодиц Ксюши на нас с Галкой.
  Между ягодиц у меня струится шампанское, по попе покалывают пузырьки - необычное ощущение - не неприятное, но и не восхитительное.
  Галка начинает целовать меня в киску, увлекается, я не вижу её глаз, но чувствую, что Галка возбудилась.
  Через несколько минут Ксюша с Машей переходят на коврик, как говорят борцы - "в партер".
  Мы через минуту присоединяемся к ним, будто купили билеты на концерт американского певца Аналфака.
  Места на коврике всем не хватает, и мы с Галкой, как кошки около сыра, крутимся около резвящихся подружек.
  Ксюша делает Машке куни, Маша кричит, подрагивает - всё профессионально.
  Затем мы меняемся местами с Машкой, она поднимается к Галке, целуются, обжимаются, а Ксюша лижет мне.
  Я картинно вскрикиваю, ритмично двигаю бедрами - не прошли зря уроки по интернету.
  Но где же деньги за мой артистизм?
  Совершенно неожиданно Галка закричала в экстазе, хотя рано ещё по сценарию.
  - АААА! УУУУ! УУУФФ! Бляха! Классно!
  Ксюша отрывается от моих губ и обращается к Машке, как в полицию:
  - Что, кончила что ли, подруга?
  - Ага! - Машка обессиленно опускается рядом с нами, целует меня страстно, не для кино.
  Губы её трясутся после оргазма: - Галка мне супер сделала.
  Я отвечаю на поцелуи Маши, от неё перегаром не несёт, клиенты ночью попадались трезвенники.
  Ксюша снова пьет из моего источника, сзади Ксюшу ласкает Галка.
  Маша, хотя и получила оргазм, но от работы её это не спасает, как на рудниках Билли Бонса.
  Ещё пятнадцать минут мы возимся, охаем, вскрикиваем, но никто больше оргазм не получил (зачем?), и то у Машки он вышел случайно.
  Затем, когда все элементы программы исполнены, возвращаемся на нашу поляну и набрасываемся на Ленку.
  Массаж в восемь рук, поцелуи, высасывание самого откровенного.
  Ленка через пять минут кричит в оргазме, бьётся как кит на берегу.
  Не понятно: настоящий оргазм, или Ленка так иммитирует?
  По ней - не поймешь, занималась в драмкружке, актриса.
  Заканчиваем отдых обязательным куни по кругу: ты делаешь куни подружке, а тебе делают сзади, все при делах.
  Мужчины любят, когда девушки так ласкаются по кругу.
  Затем фото "для прессы": встаём спиной к камере, наклоняемся, выпячиваем попки.
  Стоим долго, примерно минуту, затем Ксюша засмеялась, и это смех, от которого я пытаюсь себя уберечь - с хрипотцой.
  - Девки, дуры, что стоим раком? Хватит уже.
  Все засмеялись, затем ложимся на покрывало, поднимаем ноги вверх, делаем гимнастическое упражнение "Велосипед".
  Ленка поёт хриплым голосом:
  "Я буду долго гнать велосипед.
  Куда-нибудь его остановлю".
  Потом поднимаемся, одеваемся, забираем с собой подгоревшие купаты.
  Недопитое шампанское, помидоры и огурцы сваливаем под куст - пусть муравьи радуются, забираемся в "Мерседес", как в космический корабль.
  Серёга прекращает съёмку, показывает большой палец:
  - Умнички, девочки.
  Он немногословен, Серёга, молчалив, как дикий кабан.
  Теперь можно расслабиться, мы кушаем, девушки допивают шампанское, болтаем о женихах, о том, что надо бросать эту работу, заняться чем-то серьёзным, вспоминаем подруг, которые нашли "женихов".
  - Привет, коллега! - Ксюша высовывается в окно и кричит придорожной проститутке, когда мы притормаживаем в пробке.
  Мы хохочем, как курицы на насесте.
  Худая девушка в мини-юбке, обтягивающим топике, на высоких каблуках стоит у дороги.
  Раньше проституток делили по разным категориям - от шмар, шлюх до элитных девушек.
  Но теперь, когда интернет связал все страны Мира, и невозможно узнать кто с тобой беседует по скайпу - шлюха придорожная или суровая девушка выпускница Института благородных девиц - все мы равны перед мужчинами.
  Спившаяся немолодая шлюха, благодаря своему опыту общения с мужчинами, может подцепить иностранца миллионера, который до конца жизни будет уверен, что познакомился со скромной Московской учительницы, имевшей секс только один раз в жизни, по недоразумению.
  
  Мы возвращаемся в родной массажный салон и снова приступаем к работе, как трудолюбивые пчёлки с менструацией.
  Ничего, кроме потери времени в выезде на природу я не вижу, но благоразумно не жалуюсь.
  Зачем, если ничего уже не изменить, как течение реки Волга.
  Через три месяца я покидаю салон, потому что чувствую - затягивает.
  Перспектив никаких в салоне не вижу, кроме одной - если усердно трудиться на износ, на себя не тратить денег, то лет через пять можно купить квартиру в Москве.
  Но в то, что на работе проституткой в салоне ничего со мной не произойдет за это время, я не верю.
  Надо искать богатого жениха, очень богатого, а на жизнь подрабатывать, но уже, как индивидуалка.
  Заработанных в салоне массажа денег, мне хватило, чтобы купить подержанный "Мерседес", компьютер, и на паях с Босей снять квартиру.
  И я героически вышла на сольную карьеру проститутки.
  Без поддержки, без организации одинокой проститутке трудно, но помогает большой город и интернет.
  
  Я снова вернулась в сегодняшний день, как на машине времени перелетала.
  Навигатор указывает, что впереди, через восемьсот метров съезд.
  Я кидаю машину в первый ряд, и вдруг наступает тишина, словно я сижу на саночках в усадьбе графа Шереметьева.
  Мотор заглох, "Мерседес" катится, словно издевается надо мной.
  Я в ужасе включаю габаритные огни, притормаживаю, меня пропускают, и я съезжаю в сторону, как побитая молью собака Баскервилей.
  Несколько раз пытаюсь запустить двигатель, но в ответ - спокойствие старой машины.
  Во рту пересохло: как можно планировать свою жизнь на несколько лет вперед (те, кто копят деньги), если неожиданности подстерегают на каждом шагу?
  Девочка Элли из сказки "Волшебник Изумрудного города" раздавала домиком ведьму, а ведьма надеялась прожить тысячу лет, и даже не подозревала, что на неё дом свалится.
  Вот и планы на вечер, вот и заработанные деньги, вот мне и поездки по клиентам.
  На такси до Агнессы (если она позвонит) ехать не выгодно, как на Луну за свой счет.
  Сохраняю спокойствие, или - не поддаюсь панике до последней степени - не рву на себе волосы, не воплю, не падаю в обморок, как графиня.
  Упасть в обморок для девушки - красиво и почетно, только никто не увидит, и нет кавалера, который поддержал бы за талию, когда я начну медленно оседать на шоссе.
  Переобуваюсь в машине, меняю туфли для вождения на туфли на высоченном каблуке.
  Проститутка всегда работает, даже, когда в тревоге стоит около своей сломанной машины.
  Белое платьице выгодно облегает, как прилипло.
  Знаток сразу определит, что под платьем нет нижнего белья.
  Ну, где тот кавалер, кто остановится и предложит бедной девушке свою помощь?
  Анекдоты про то, как у машины девушки спустило колесо, и все останавливаются, чтобы помочь - я читала, но жизнь - не анекдот.
  Ни кавалера Трех орденов Славы, ни Принца на белом коне.
  Машины проносятся мимо, словно все мужчины стали в один момент евнухами, или их поработили страшные жены грымзы.
  Перекидываю злость на страшных неопрятных девушек, которым удалось прикадрить миллионера.
  Охмуренные мужчины только одно и твердят: "Пусть она не красавица, но зато характер у неё добрый".
  Откуда у грымзы добрый характер?
  Накушается жульенов, устриц, сёмги, живот пучит, злость приходит - и где добрый характер?
  Добрых девушек не бывает, разве только что в фильме, об Алёнушке.
  Но доброту можно имитировать, делать из себя добренькую, а мужчины легко на эту уловку попадаются.
  И что это я накинулась на мымр?
  Они честно заслужили свой пирог, а я ещё нет.
  Десять минут стою у машины, никто не остановился, будто катятся в ад.
  Если разденусь догола, то остановятся, начнут снимать на видео, будут бибикать, как потерявшие разум.
  Но не дождетесь, нищие мужчины, гадкие и наглые, не разденусь за просто так.
  Но время, время дорого, за десять минут я в салоне обслуживала клиента.
  Возвращаюсь в машину, набираю в интернете "техпомощь рядом".
  Из всех предложенных отмечаю с рекламой "Для тех, кто будет обслуживаться у нас - диагностика и эвакуатор бесплатно".
  Сэкономлю деньги хоть на диагностике и эвакуации автомобиля.
  - Аллё, здравствуйте, у меня машина сломалась, "Мерседес".
  Нет, старенький, но в приличном состоянии, - зачем-то добавляю и чувствую себя неловко, что обманула ожидание техников. Они мечтали о дамочке на последней модели "Мерседеса", а тут - бедная девушка на бушной машине.
  Может быть, "Мерседесы" ломаются навсегда, и их не чинят?
  Девушка по телефону подтверждает, что выезд, диагностика и эвакуатор - бесплатно.
  Меня это успокаивает, потому что деньги не сейчас платить, а потом - как получится.
  Меня находят по навигатору, и через пятнадцать минут подъезжает элегантный длинный автомобильчик.
  Технический автомобиль красивый, но техник - бушный.
  Я сразу профессионально диагностирую: выглядит, на сорок лет, рыжий и пузатый - значит - член маленький, рожа красная - пьяница.
  Не рыцарь моей мечты.
  Он тоже меня сканирует взглядом, одновременно на предмет красоты и денег.
  Остался доволен, если растянутый рот можно считать улыбкой.
  Техник профессионал даже не притронулся к двигателю моего "Мерседес"а, только небрежно взглянул, как на столетний труп и чмокнул губами, как пукнул:
  - Движок менять надо.
  - Двииижок? - я, хотя и девушка, но понимаю, что замена двигателя старого "Мерседес"а обойдется мне дороже, чем новая отечественная машина "Лада гранта". - Но вы сначала проведите диагностику.
  - Так я и провел, - техник начал терять ко мне интерес. Он надеялся, что я сразу подарю ему десять тысяч долларов и спляшу голая на крыше "Мерседес"а. - Тут сразу видно - движок полетел, кольца, поршни, перегорел.
  - Но дыма я не видела. Как же он сгорел? - я обнаружила женскую мудрость.
  - Эвакуировать будете? - техник нагло меня рассматривает, как куклу в винном магазине.
  Нет уж: у меня свои понятия в жизни.
  Если хочет мужчина посмотреть на меня красивую, или на другую девушку, то пусть купит ей мороженое или подарит шоколадку.
  Погулять с шикарной девушкой стоит три тысячи рублей за два часа.
  Не дорого, многие неудачники, иногда приглашают с собой красавицу на встречу друзей (выпускников, пьянку и т.п.) и небрежно хвастаются:
  "Моя подруга".
  Через два часа девушка под каким-нибудь предлогом покидает компанию, а дух её и слава "её" мужчины остаются в компании.
  Если мужчина захочет эротический массаж - полторы тысячи рублей за десять минут плюс сорок минут разговора.
  Секс - шесть тысяч рублей в час.
  Остаться на ночь - я не остаюсь - девять тысяч рублей или триста долларов.
  Захочет, чтобы девушка родила от него ребенка - от пятидесяти тысяч долларов до ста тысяч.
  Ухаживать за ребенком, как мать - сто евро в сутки.
  И ещё дополнительные расходы на ребенка и на проживание с ним.
  Столько денег стоит женщина и её услуги, и мне жалко женщин, которых мужчины охмурили, используют за бесплатно, да ещё и издеваются.
  Да, кстати, издевательства, то есть садизм - по отдельной цене в семье.
  Если мужчина найдет средства и захочет жить с женщиной, то пусть платит по каждому отдельному пункту или сразу за всё оптом, как в Швеции.
  А тут, этот техник, бесплатно любуется моей красотой, как в музее изобразительных искусств имени Пушкина.
  Моя красота немалых денег стоит, стоимость золотой статуи.
  По статистике, на тысячу женщин (от одного годика до ста лет) приходится одна красивая, здоровая девушка.
  - Эвакуируйте, не на дороге же ей стоять, - я соглашаюсь, задумываюсь, как мне потом добираться за машиной до этих мест.
  Но техник не двигается, даже пустой затылок почесал, словно вошь ловит:
  - Шесть тысяч за эвакуацию и диагностику, наличными, сейчас.
  - Шесть тысяч?!! - я вскрикнула, начала дышать ровно, чтобы успокоиться. - Да у вас в рекламе написано, что диагностика и эвакуация бесплатно. - И девушка оператор мне подтвердила.
  - Информация устарела, - техник нагло улыбается и продолжает смотреть на мою грудь, видит, что я без лифчика.
  - Тогда зачем я на вас время тратила? Вызову другую техпомощь.
  - Вызывайте хоть сто техпомощей, но за диагностику заплатите - шесть тысяч, - техник почесывается (давно не мылся?). - Диагностика - шесть тысяч, эвакуация - бесплатно.
  Или, как пожелаете, эвакуация - шесть тысяч, диагностика - бесплатно.
  - Издеваешься? Совсем охренел? - во мне заговорила вульгарная проститутка. Все Карнеги, тренинги по психологии, тесты опустились под натиском древней ярости.
  Одна половина моего мозга пытается контролировать ситуацию (что, если я так на своего будущего богатого мужа накричу?), другая - бунтует - все мужики - козлы.
  Я всплеснула руками, как белая падшая лебедь.
  Техник испугался, наверно, думал, что я его ударю.
  А что, это мысль - шантажировать техника, что он хотел меня изнасиловать.
  Но кто я? Девушка без собственного места жительства в Москве и официально не работающая.
  Моя ярость имела успех, чёрный крузак - машина крутых парней - резко перестроился и остановился перед моей машиной в сотне метров.
  Из машины вышел мужчина в белой рубашке, галстуке, черном костюме - ковбой нашего времени.
  Он - защитник, увидел, что обижают несчастную молоденькую красавицу и идет ко мне жениться, и предложит в подарок квартиру, машину, дачу и яхту.
  Техник струхнул, возможно, подумал, что я вызвала ещё и своего ухажера.
  - Что случилось? - таинственный незнакомец (блондин, тридцати пяти лет (примерно), голубые глаза, высокий, подтянутый, ровный нос - значит член около девятнадцати сантиметров) спросил со сталью в голосе.
  Сразу видно, что привык командовать армиями женщин.
  Он почему-то обращался не ко мне, а к технику, как к судье.
  - Она платить не хочет... за диагностику и эвакуатор. Вызвала, а теперь отказывается, - техник на всякий случай отошел от Принца на расстояние дальше вытянутой руки - чтобы не получить кулаком в нос-картошку.
  - Ну не смогла я, не смогла! - я пошутила, преобразилась - рядом со мной Принц на чёрном крузаке, и я погрузилась в профессионализм.
   Улыбка, взгляд незнакомцу глаза в глаза, но не нагло, а наивно.
  Мужчины любят, когда девушка смотрит в глаза, и глазки её не бегают, как тараканы.
  Незнакомец шутку мою не оценил, наверно с юмором у него туговато.
  Подожду, когда он неуклюже пошутит, и засмеюсь, зайдусь в хохоте.
  Можно и за руку его взять во время смеха, якобы на ногах не устою - так смешно.
  - Обманывааааееет он! - я перехожу к делу, закатываю глазки. - У меня машина сломалась, а в сервисе сказали, что диагностика и эта... ну как её... эвка. Экваку... - девушка не должна показывать ум. Умные девушки кажутся мужчинам пресными, как Вологодские бублики.
  - Эвакуация, - подсказывает техник, он оживает, надеется получить деньги с Принца, если я не плачу. - Эвакуация и диагностика - шесть тысяч рублей.
  - Смотрите, их реклама и оператор подтвердила, что всё бесплатно, - я подсовываю Принцу телефон с объявлением техпомощи (он внимательно читает, как изучает труды Ленина). - К тому же, никакой диагностики не проводил, глаз-алмаз.
  Только посмотрел, даже руками не потрогал мотор (нарочно сказала - "мотор", а не "движок", потому что "движок" - мужское слово), и сказал, что надо менять мотор.
  - Подождите, я сейчас, - Принц уходит к своей машине, как в голубой туман моих надежд.
  Техник думает, что он пошёл за деньгами, а я - за кольцом с бриллиантом для меня.
  Принц вернулся с чёрным чемоданчиком (атомная бомба?), открыл, а там - провода, экран и отвёртки.
  Техник сразу приуныл, его улыбку ещё сильнее скосило, но он не уходил, останавливало любопытство, как у кошки перед дохлой мухой.
  Принц, без страха, что испачкает костюм и рубашку, подсоединил проводки от чемоданчика - как я полагаю - переносной авто компьютер - к движку.
  Диагностика началась, как в Первой Градской Больнице, куда меня привезли с травмой левой орбиты.
  Через пару минут Принц отвёрткой подкрутил, поскрёб и сказал мне:
  - Попробуйте, заведите машину.
  Я, как балерина на механического лебедя, плавно опустилась на сидение "Только бы не дать газ, не сбить Принца".
  Принц и Техник, словно прочитали мои мысли, благоразумно отошли с пути "Мерседес"а.
  Мотор работал, как и прежде, словно у него выдернули больной зуб.
  Ура! Шесть тысяч и ещё деньги на ремонт спасены на время.
  - Спааасибо огромное! А что это было? - я вышла и снова смотрела в глаза Принца. - Вы кудесник!
  - Ерунда, просто ерунда! - Принц ответом отмахнулся от объяснений, полагает, что я - в технике не разбираюсь.
  Значит моя роль - я наивненькая девушка - удалась.
  Техник вздохнул, понял, что ничто ему не обломится, пошёл к своей машине - за ерунду (которую он не распознал) ожидать шесть тысяч неразумно.
  Я стояла, как флаг, Принц собирал чемоданчик.
  Что мне предложит достойный мужчина? Купит новый "Мерседес"?
  Пригласит в ресторан для приватного разговора о нашей совместной жизни?
  Но чёрная действительность ошарашила меня, словно на голову упало гнездо с дикими пчелами.
  - До свидания! - Принц улыбнулся, сверкнул алебастровыми зубами. - Диагностика - бесплатно, а в эвакуации вы теперь не нуждаетесь.
  ("Нуждаюсь, нуждаюсь! Тащи меня, тащи, Принц"!)
  Про эвакуацию он пошутил, и мне следовало бы хохотать, как будто меня щекочут сто тысяч бабочек, но десятым чувством я знала - не надо смеяться.
  - До свидания, спаситель! - все мои таланты брошены на удержание богатого жениха. - У вас грязь на левом рукаве, испачкались о мотор.
  - Ничего страшного, куплю новый костюм, - Принц на прощание ещё раз сверкнул новыми зубами.
  Ушёл и уехал, как белый петух в черном вороне.
  Ещё минуту я стояла пораженная: ни мои таланты, ни красота, ни молодость не зацепили оленя.
  Теряю форму в девятнадцать лет?
  Что тогда будет в двадцать, когда проститутке пора на пенсию?
  Или дело в Принце, он - голубой?
  Не похож на голубого, и к тому же, почти любого голубого я смогла бы охмурить, заговорить его, найти "родственную душу".
  Может быть, он выгодный жених, и за ним невесты устроили гонку Формула Один?
  Современные методы охмурения включают все средства: от психотропных до нанотехнологий.
  Сначала выгодного жениха пасут частные детективы, собирают о нём информацию, как о военной тайне.
  Затем сыщики продают информацию девушкам (не за бандитами же следить сыщикам!).
  Охотница на оленя (богатого жениха) знает всё его привычки, недостатки, мечты.
  Затем за деньги она через посредника "подсаживается" к жениху (в лифте, в самолете, в кино, на конференции), и вступает в контакт.
  За дополнительную плату "невесту" "ведут", как Президента.
  В ухо охотницы вставляется микрофон, малюсенький, незаметный, а информатор, который находится неподалеку и видит пару, подсказывает "невесте", что нужно сказать в данный момент, когда засмеяться, когда пожать "жениху" руку.
  "Невеста" может в нужный романтический момент рассказать стих любимого автора "жениха", рассказывает по частям, с подсказкой информатора.
  Ну, как в эту девушку не влюбиться, когда она "своя в доску", умная, понимающая, эрудированная.
  Но, без микрофона в ухе девушка превращается в тряпичную куклу, что не так важно для оленя, он уже загнан.
  Информатор, подсадка к "жениху" стоят от четырех до десяти тысяч евро, без гарантии, что "олень" приручится.
  Членство в клубе невест, получение свежей информации также дорого: от четырех тысяч евро в месяц.
  До сегодняшнего дня я надеялась на свой возраст и красоту, обаяние и профессионализм, но теперь не уверена в своих силах.
  Не могу даже представить, что мужчина не пококетничал со мной.
  Принц наверняка знает и о методах охоты на оленей, и о клубах невест, и о том, как невесты работают на подсадке и с микрофоном в ухе.
  Он думал, что я устроила представление на дороге, чтобы его захомутать?
  Но тогда не останавливался бы, если боится, ехал бы своей дорогой, хоть на Олимп.
  Почему он возит с собой чемоданчик для диагностики автомобилей?
  Принц владеет автосалоном, стальными белыми конями?
  Я вытащила ключ - мотор заглох, снова вставила и завела машину - работает, не капризничает.
  - ХА-ХА-ХА! - я засмеялась. - Заработала на Принце! Проститутка!
  Нервы напряжены, настроение скачет, как давление у горнолыжника на высотном трамплине.
  Необходимо снять напряжение, иначе с "настоящим" женихом ляпну глупость или грубость.
  Я отъехала с сиденьем дальше от руля, из сумочки извлекла переносной миленький вибратор, напоминающий по форме тюбик с губной помадой "Диор".
  Развела ноги, влажной гигиенической салфеткой вытерла руки, вибратор и киску.
  Киска слегка взмокла, появилось предоргастическое желание.
  Можно начинать сеанс расслабляющего онанизма.
  Все женщины - эксбиционистки, а проститутки - так, вообще, не стыдятся наготы и прилюдных занятий сексом.
  Немного возбуждало, что мимо мчатся машины с Принцами и нищими, и никто не догадается, что девушка так бесстыдно онанизирует в красном бушном "Мерседес"е.
  Начала легко, без проблем.
  Я вводила вибратор в себя, массировала клитор, дотрагивалась до груди.
  Возбуждение нарастает, хорошо - ааааа - прекрасно.
  Ровно четыре минуты и я расслабилась, как кошка после обеда с уткой.
  А Принц? Про него уже забыла, как таблицу неправильных глаголов.
  У проституток, да и у любых опытных девушек, золотое правило "Если мужик - козёл, то брось его, забудь. Найдутся козлы получше".
  Тело звенит, всё прекрасно, как будто я только что развелась с арабским шейхом и отсудила у него все нефтяные вышки.
  В обратном порядке промокаю салфеткой, убираю вибратор, и бросаю в рот мятную подушечку "Орбит".
  Я проголодалась, и сейчас самое время выйти на послеобеденную охоту, заодно и покушаю.
  Меняю туфли, обуваю без каблуков, для вождения.
  Странно, что Принц и техник не обратили должного внимания на то, что я на высоких каблуках, не посмеялись надо мной, не поучали.
  Мысленно фотографирую Принца и техника, записываю всю дорожную ситуацию на листок в памяти, а затем фотографию и листок сжигаю.
  Нет, и не было Принца и техника.
  Этот психологический метод позволяет забыть неприятное, словно окунули в помои, а затем вымыли в ванной с шампанским "Клико"
  Направляюсь в кафе "Бриз" на Чистых прудах.
  Место проходное, мужчины забегают деловые и солидные, не подозревая, что на них в кафе ведут охоту проститутки.
  Да, в "Бризе" мы работаем под знаком "хорошая девочка".
  Пусть олень надеется, что девушка, как и он, зашла в кафе выпить кофе, отдохнуть, послушать хорошую музыку, да и только.
  Припарковать машину на Чистых прудах в это время - легенда, и я не верю в эти легенды, поэтому оставляю её во дворе дома около метро "Багратионовская".
  Дальше путешествую на метро, как самая демократическая проститутка.
  Белое платьице я не переодела, оно мне сегодня помогло душевно.
  В сумочке через плечо необходимый набор проститутки, или девушки, которая знает, что сегодня её обязательно будут ебать.
  В метро - обыкновенная толкучка, и мужчины стараются прижаться ко мне, глазеют, как бычки из Черного моря.
  Но общественный транспорт на то и общий, чтобы все тискались и обжимались.
  Без приключений, если не считать, что в метро бабка толкнула меня в спину, я добралась до "Бриз"а.
  В самом выгодном месте, под пальмой, как бродячая обезьяна, сидит проститутка, крашеная блондинка лет двадцати двух.
  Я её часто вижу в "Бриз"е, значит, она ещё не вышла замуж за Била Гейтса.
  Она проигрывает мне по красоте и по возрасту.
  Около окошка еще две знакомые личности - близняшки - серьёзная конкуренция.
  Мужчины любят близняшек, но зато обед с девушками обходится в два раза дороже.
  "Бриз" - только взлетная полоса, если мужчина решил на вечер поухаживать, он везет девушку в другое место.
  Близняшки умеют раскрутить мужика на деньги, работают в паре умело, как Багдадские воришки.
  Ещё одна конкурентка уплетает салат с морскими гадами - просто зашла покушать, или играет эту роль?
  Девушек много на единицу площади, но я сегодня не боюсь конкуренции, потому что заработала, норму выполнили, и женихам вечером позвоню.
  Я заказала жульен и апельсиновый сок.
  Раскрыла книгу Киндзабуро Момо "Осень сёгудая".
  Сценка с книгой - моё изобретение (по крайней мере, других проституток на работе с книгами в Москве я не встречала).
  Образ независимой, романтической девушки с книгой готов, подтягиваю платьице, чтобы жених подумал, что я так увлеклась чтением, что не замечаю, как п...зда оголилась.
  Нет, не заметит: столики не прозрачные, а тень от ляжек не позволит взору пробиться до самого сокровенного.
  Пусть тогда клиент фантазирует на тему голой п...зды.
  На охоту в "Бриз"е отвожу полтора часа.
  Время дорого, и, если здесь не обломится, то нужно перемещаться на цветочные поляны, где много оленей.
  Через полтора часа поток деловых клиентов схлынет, а простая шушера нищая мне не нужна.
  Десять минут, пятнадцать, я увлеклась чтением, как школьница перед экзаменом в Академию Судостроения.
  Раздался преувеличенно громкий смех одной из близняшек, значит - подцепили оленя.
  Поднимаю глаза от строчек "... в Киото он оказался без надобности, судьба забросила, словно сухой лист...".
  К близняшкам подсели два кавказца - самый невыгодный вариант.
  Клиенты громко разговаривают, размахивают руками, как Дон Кихоты, веселят девушек.
  На столе скромная бутылка "Советское" шампанского, закуски - ноль, кроме той, что близняшки заказали ещё до моего прихода.
  Близняшки не пойдут с Кавказом, это я знаю, тем более что женихи даже на шашлык жадничают.
  Наверно, приглашают к себе домой "отметить".
  Невыгодные женихи воруют время, и близняшки это прекрасно понимают.
  У близняшек два пути отхода: сказать, что они - проститутки и на работе, сразу предложить цену за общение, или сослаться на обстоятельства и уйти в другой лес, где много богатых оленей.
  Девушки в раздумьях, и тут у одной зазвонил телефон.
  Может быть, вторая близняшка незаметно позвонила, а первая делает вид, что им нужно срочно уйти по звонку.
  Мягкий уход кавказцев не должен обидеть.
  Но, судя по меняющемуся выражению лица, близняшке позвонил клиент, или сваха с предложением выезда к клиенту.
  Близняшка уточняет, сестричка подсовывает ей блокнотик и ручку.
  Адрес записан, можно двигать на работу, девушки повеселели, как караси в пруду после наводнения.
  Кавказцы, я и другая проститутка - стали грустными.
  Мы - потому что кавказцы теперь перекинутся на нас.
  Кавказцы - потому что зря потратились на шампанское в кафе.
  Но на наше проститутское счастье, женихи захватили остатки шампанского и последовали за близняшками.
  Номер телефона клянчат и договариваются о предстоящей встрече - не даром же девушек шампанским поили.
  Номер телефона близняшки не дадут (иначе пришлось бы каждый раз менять сим карту), но договорятся на встречу завтра, и, разумеется, не придут.
  Две конкурентки ушли, остались я, проститутка под пальмой и девушка-загадка, которая скушала салатик, а теперь кусает пирожное.
  С голодного Севера приехала в Москву?
  Что она, в кафе кушать пришла, что ли?
  Я опустила глаза в книгу, как раз дошла до интересного места, где ниндзя спрятался в нужнике сёгудая и поджидает его, чтобы убить.
  Вдруг, что-то кольнуло в левый глаз, словно мушка залетела с Венеры.
  Я моргнула, ещё раз, неудобство в глазу усилилось, защипало.
  Пришлось доставать зеркальце - точно - муха в глаз попала, как в капкан.
  Богатые женихи не попадаются, а гнус - попался.
  Я пальцами подогнала муху к краю глаза, начала извлекать, как бревно из глаза верблюда.
  - Девушка, почему вы плачете? Вас кто-то обидел? - надо мной завис густой голос, чуть шепелявящий, как у артиста театра и кино Никонова.
  Я не стала рассказывать про насекомое в моем глазу... любопытно, если глаза поэтически называются - очи, то один глаз - очко?
  Муха в очке? "Мужчина, не поможете мне? Муха в очко попала", - подумала я, но не засмеялась, потому что началась работа.
  Олень, прекрасный в своих деньгах, жирный, туповатый, подвыпивший олень.
  Член его, судя по носу и брюху - не больше десяти сантиметров.
  Он двумя руками облокотился о мой столик, чтобы не упасть - и где он так напился?
  На оргии царя Соломона?
  - Да, плачу! - я для начала попробую роль "бедная, несчастная девушка", которую никто не пожалеет. - Весь мир меня обидел! - а это я зря сказала - на обиженных воду возят и член кладут, поэтому поправляюсь. - Нет, о своём, о девичьем плачу.
  Машина у меня сломалась, в институт не на чем ездить и к маме.
  У мужчины сейчас два ответа на мой не вопрос.
  Первое предложение: он начнет успокаивать, что всё наладится в моей жизни, а для того, чтобы я не волновалась, предложит угостить меня.
  Второе: проигнорирует моё несчастье, значит - бедный, тогда придется напролом просить деньги, как у лесного чудовища.
  За бесплатно я психоаналитиком не работаю, а пьяные мужчины рады часами задаром красивой девушке изливать и изливать свои страдания.
  Но мужчина пошёл по третьему пути, как Троцкий.
  Мой олень не стал ни успокаивать меня, не жадничал, а удивил и сделал предложение, которого с трепетом ждут все романтические особы мира.
  Нет, он не предложил мне свидание под Луной, а бабахнул, как из пушки крейсера "Аврора":
  - А давайте, я вам новую машину куплю! - мой олень неуклюже присел на стул рядом со мной, подпер голову кулаком и смотрел мне в очи, как в книгу Мудрости.
  Организм мой от предложения встрепенулся - настал мой час, и сейчас важно не упустить момент, довести оленя до конца, как к подсаку на тонкой леске ведут восьмикилограммового карпа со свиным рылом.
  Что делать? Как отреагировать на предложение пьяного оленя?
  Скромно опустить очи - я же скромница - так он может разозлиться и выстрелить следующей фразой - "Не хотите - не надо!"
  Улыбнуться и поблагодарить? Тоже - не выход для меня.
  Ситуация может кардинально измениться - его другая охмурит, или он протрезвеет и передумает.
  Вон, как на нас жадно из-под пальмы глазеет проститутка номер два (если я - проститутка номер один).
  Хорошо, что она не слышит - надеюсь, что не слышит, а то подбежала бы и вцепилась когтями мне в лицо, а клиенту - в красную круглую физиономию.
  Но я недаром читала книги и изучала искусство общения с оленями рогатыми.
  - Ой, спасибо, дяденька! - я вскочила и бросилась с визгом обнимать оленя. - Спасибо огромное! Я так рада, так рада.
  Поедем, поедем! - хотела добавить - "купим мне машинку", но поостереглась проститутки, что настороженно на меня смотрела. Она не понимала, что за игру я затеяла.
  - А что - поехали! Сейчас покушаем... - олень не собирался подниматься со стула, ему и здесь хорошо.
  - Мы быстро слетаем - раз, два, а потом отпразднуем вместе! В ресторане! - я потянула клиента за рукав, не сильно, как-бы играя.
  Он потянулся за мной - пьяному дай только намёк на разгул, стоит лишь упомянуть про ресторан - и многие уже на подъёме, начинают веселиться.
  Вот, только, мне ресторан не нужен по полной программе.
  Проститутка под пальмой успокоилась - я косила взглядом на неё, бдила, как лошадь Маяковского.
  Наконец удалось вывести оленя на улицу, дальше от любопытных взглядов русалок и ушей эльфов.
  Теперь он меня повел, на элитную стоянку, по тысяче рублей в час, как за парковку Космолетов на космодроме Байконур.
  - Ты на машине? - я округлила глаза, но тут же замолчала.
  Дура! Конечно, он на машине: а как же иначе?
  И не стоит упоминать, что пьяный за рулём - к беде.
  Главное - доехать до автосалона, а потом пусть сам трезвеет, добирается до дома или до ресторана.
  Хотя, в ресторан я могу с ним сходить, оленя нельзя спускать с поводка, но интуиция мне подсказывает, что - не нужно сегодня с ним в ресторан.
  Я продолжала охмурять моего оленя, хотя он, преисполненный гордости, что - Принц, пока сидел плотно на аркане.
  У него оказалась Ауди, чёрная, красивая, блестящая, как мои волосы.
  Олень открыл передо мной дверь, как лакей, и пригласил:
  - Прошу вас, Королева!
  - Для Королевы я ещё слишком молода, и Короля своего пока не нашла, - я мило улыбнулась, как можно романтичнее.
  - Будет тебе песен, будет и король, - олень пошутил.
  А вот над этой шуткой я должна смеяться до упада.
  Так положено в кадрении и охмурении.
  - ХА-ХА-ХА-ХА! ХА-ХА-ХА-ХА! - я переломилась пополам, словно мне в живот воткнули иглу дикобраза. - ХА-ХА-ХА-ХА! Ой, не могу! ХА-ХА-ХА-ХА!
  - Ты что? - олень с улыбкой, но и с подозрением спросил, подозревая, что я смеюсь над ним.
  - Вы, выыы, вы - ююююморист! ХА-ХА-ХА-ХА! Ой, держите меня! - я делала вид, что слова мне сквозь смех даются с трудом. - Смешно сказали - будет тебе песен, будет и король.
  Ой, сейчас описаюсь от смеха, - словно бы оговорилась я.
  Теперь необходимо замолчать и покраснеть.
  Покраснеть не трудно, потому что я напрягалась, когда хохотала.
  - Ой, извините, вырвалось (я же скромная девушка).
  Олень остался доволен моей смешливостью и своим чувством юмора, словно только что его наградили в Одессе свиньей в шоколаде.
  Он улыбался, но со стоянки машину не выводил - это меня начало беспокоить.
  Не досмеялась бы я до поражения.
  - Можешь писать здесь, прямо в машине, - олень снова пошутил.
  Ну и шутки у него, как у душевнобольного робота.
  Чтобы так шутить нужно быть очень богатым.
  Надо раскрутить оленя по полной, можно, если осторожно.
  Следует мне и над этой шуткой посмеяться, но не взрывно.
  Я хихикнула в кулачок, словно не сдержалась, и посмотрела на оленя, словно говорила:
  "Шутка смешная, но для меня - непривычная".
  - Кстати, анекдот хочешь про короля?
  (Ловко олень панибратски со мной общается, словно знает, что я - проститутка.
  При других обстоятельствах, если я уж и начала играть роль "скромная девушка" - я бы повела себя по-другому.
  Но с пьяным спонсором надо быть ярче и острее).
  - Хочу, - я кивнула головой, поправила волосы, посмотрела в глаза оленя, и засмеялась: - ХА-ХА-ХА-ХА!
  Вспомнила предыдущую шутку.
  - "Вы, тот самый король Артур, который может вытащить меч из камня? - Олень включил музыку и продолжил рассказывать "смешной" анекдот. - Да, я король Артур, который вытащил меч из камня.
  - Очень хорошо, пойдемте, поможете вытащить нам УАЗик из камня".
  Олень замолчал, ждал моей бурной реакции.
  Ну и анекдот, особенно для девушек.
  Я помолчала секунд пять, словно догоняла анекдот, затем захохотала, но не так ярко, как в прошлый раз.
  Если начнется вечер тупых анекдотов, то закончится вечер надежд.
  - Мы не познакомились, - я улыбалась, словно отходила от анекдота. - Меня зовут Виктория.
  - Очень приятно, а я - Николай Петрович, - олень расстегнул ворот рубашки, спустил галстук, как на банкете в честь убитого Принца Фердинанда в Чехословакии.
  Очень официально представился, что - редко случается.
  Обычно мужчина, когда пьяный кадрит девушку, просит называть его уменьшительно-ласкательно, и при этом добавляет - так зовут меня друзья.
  Ритуальной фразы про короткое имя не последовало, но я не переполошилась.
  Николай Петрович, пусть - Николай Петрович.
  - Поедемте за машинкой! - я подталкивала словами оленя. - Мне не терпится!
  Очень захотелось в туалет, после сока, но я лучше обсикаюсь или - ещё хуже, чем оставлю оленя хоть на минутку в этой пьяной эйфории.
  Убежит, обязательно ускачет, олень рогатый.
  Пьяные мужчины - непредсказуемые во всём, кроме хамства и умения оставить бедную девушку одну.
   - А куда поедем-то за машиной? - олень зевнул, собираясь в медвежью спячку.
   Я секунды две размышляла: должна ли скромница девушка знать, где находятся автосалоны и сколько стоят машины?
   Автосалоны - допустим, может знать каждый, потому что они стоят открыто, а про машины - нет.
   Девичья глупость - наша сила.
   - На Волгоградке есть кругленький автосалон, - я намекнула про салон продаж "Мерседес"ов. - Он очень миленький, я часто мимо проезжаю, когда к маме езжу.
   Сейчас главное - врать, врать и ещё раз врать.
   - Мама одна живёт?
   - Одна, а я снимаю квартиру. Дорого (намёк, чтобы олень мне ещё и квартиру купил), но приходится.
   Мама хорошая, добрая, но часто пристаёт с разговорами, а я устаю: много занимаюсь.
   - Студентка? - олень бросает короткие фразы, и, по-моему, начинает стремительно трезветь.
  Возможно, что принял таблетку "антипьянка".
  - Да, второй курс Академии управления, - я начала беспокоиться, из-за того, что олень не переспрашивает, как доехать до автосалона на Волгоградке.
  Или выбрал направление, а потом спросит?
  Но, вдруг, он маньяк, и везёт бедную девушку в рабство?
  Прикинулся пьяным, усыпил бдительность проститутки.
  Я улыбнулась своим мыслям - для проститутки я слишком осторожная.
  Девушкам в каждом мужчине видится маньяк, а, когда она встретит настоящего маньяка, то, наоборот, принимает его за порядочного.
  - На Волгоградку не поедем, - олень бибикнул на старушку, которая, как у себя по квартире, спокойно шла через улицу, где нет пешеходного перехода.
  Злобная старуха остановилась и погрозила оленю кулаком.
  Ещё одна сумасшедшая, старики не умирают, живут до тысячи лет, но в пятьдесят лет уже сходят с ума.
  - На Волгоградке - салон "Мерседес", - автомобиль остановился на перекрестке.
  Вот так получается, олень начал срываться с крючка на аркане.
  "Мерседес" не подарит, а тогда что - подержанный автомобиль?
  Я сделала вид, что не заметила "жадности" клиента.
  - Ещё на Коломенской автосалон, около метро, - я мило улыбалась. - У меня подружка живет на Коломенской, мы часто в парке гуляем.
  Рядом - река, а чуть дальше - прекрасный парк, там дышится легко.
  "Ну, что же ты не даришь Тургеневской девушке карету, олень рогатый?"
  - На Коломенскую поедем, - олень согласился, но не понятно - легко, или через силу.
  Он больше не шутил, поэтому я не могла применить в очередной раз правило охмурения - "я - веселая девушка хохотушка".
  Но от других правил кадрения оленю не уйти, как от снежной лавины.
  - Николай Петрович, вы любите лето? - я чуть повернула к нему головку.
  Вопрос задала на первый взгляд глупый, якобы для поддержания разговора, как на светском приеме в Белом Доме в честь десятой жены президента.
  Но в простоте вопросов - сила кадрения.
  Во-первых, я мягко подвожу оленя к правилу, что мы - "родственные души".
  Лето нравится всем, поэтому у нас уже с ним общий интерес.
  Ещё одно правило охмурения - я интересуюсь мужчиной, об этом писал Карнеги и другие психологи кадрильщики.
  Не о себе рассказывать, а интересоваться другим человеком, вынудить его рассказать о себе, то есть, как говорят полицаи - войти в доверие.
  С другой стороны, девушки очень любят о себе болтать, но, надеюсь, что олень не заметит тонкой несостыковки.
  - Я более всего весну люблю! - Николай Петрович выдернул строчку у какого-то классика литературы.
  Что-то подобное я слышала, сейчас пригодился бы мне суфлер-инфторматор на расстоянии, и - микрофон в ухе, тогда я бы подхватила за оленем стихотворение, прочитала бы это и другое.
  - Души прекрасные порывы, - как последняя Тургеневская барышня я сказала и отметила, что олень глупо шутил, а теперь настроен на романтику, как баран на овцу.
  Я мягко внедрялась в его личное пространство, вела умные и глупые беседы, когда нужно краснела, смущалась, иногда хохотала, так налаживала мосты и не давала оленю передумать покупать мне машину.
  Разве веселой доверчивой девушке откажешь?
  В салоне автомобилей оказалось слишком много, и это - не очень хорошо для меня.
  Чем меньше - тем меньше выбора, и дело пойдёт быстрее.
  - Ой, какая красивая! - я остановилась около "инфинити".
  Мне главное - не красота машины, а её цена, чем дороже, тем лучше.
  Стоимость "инфинити" я знала - от полутора миллионов рублей и выше.
  С другими машинами в салоне - труднее - можно нечаянно выбрать какую-нибудь китайскую дешёвку.
  Надо держаться известных брендов и больших размеров машин.
  Мазератей, ягуаров и ферарей в этом автосалоне не продают, поэтому небольшие машины меня не интересуют.
  - Инфинити? - зачем тебе большая машина? - олень пожал плечами. - Ты девушка видная, высокая, но "инфинити" не для тебя.
  Олень за меня решил, за меня выбирает машину, но он же - хозяин положения, ему позволительно.
  Кто девушку платит, тот её и танцует.
  Но, кажется, он начал жадничать, как Карабас Барабас или - Карл Маркс.
  Сейчас скажет - я тебе по интернету дома подберу машину, или - в следующий раз.
  Может быть, он так веселится, шалун?
  Очень модно в последнее время наобещать девушкам, особенно по интернету, а потом, когда девушка поплывет - обрубить знакомство.
  Многие парни обещают золотые горы, но на ресторан денег жалеют, тянут девушек прогуляться на природе.
  Неужели, олень из этих, шутников?
  К нам, как саранча, приближался менеджер-раскрутчик, ещё на ходу, он, как капитан Немо, спросил:
  - Какой автомобиль выбираете? Семейный?
  Спортивный?
  - Спортивный, - я опередила Николая Петровича. Если он шутит, то я не намерена долго с ним тратить драгоценное время. - Мне хочется спортивную машинку, с двумя дверями, красную.
  И, чтобы блестела, - я улыбнулась менеджеру-раскрутчику.
  Он чуть не упал от радости - молодая любовница, или дочка просит спортивную машинку.
  Простор для накрутки денег, возможность для продавца заработать на нас на небольшую дачу за сотым километром от Москвы.
  - В пределах миллиона рублей, - Николай Петрович сразу сорвал все планы продавца-раскрутчика.
  Улыбка менеджера из искренней превратилась в дежурную, как у утки.
  Но профессионализм взял вверх, да и комиссионные, полагаю, у менеджера, останутся немалые.
  - Вот, то, что вам нужно, - менеджер, словно предлагал самое дорогое, что у него есть в жизни - свои гениталии - подвёл нас к опелю "Астра".
  Не люблю опели, не для шикарной девушки они, не для красавицы проститутки, которая ведет охоту на богатого жениха.
  Но машина трехдверная (две плюс одна), красная, как я и заказывала.
  Только она - не спортивная машинка, а - простой хэчбэк.
  - Спортивная машина как раз для молодой девушки, - продавец быстро посмотрел на Николая Петровича, проглотит ли мой папик слово "спортивная".
  Но Николай Петрович ничего не сказал, в его интересах купить мне дешёвку.
  На покупку квартиры Николая Петровича раскрутить намного сложнее, если он на машине для любимой девушки экономит.
  - Ой, какая красивая и спортивная! - я захлопала в ладоши, забралась в машину, попрыгала на сидении.
  Вспомнила, что я скромница - поправила платьице.
  Надеюсь, что Николай Петрович не увидел, что я без трусиков, Тургеневские барышни без нижнего белья не ходят.
  Или разгуливают? Но тогда так, чтобы никто не догадался, что на них нет нижнего белья.
  - Хатчбэк, - профессионально протянул менеджер. - Опель "Астра" нового поколения, он стал краше и больше по сравнению с предшественником, - продавец нахваливал, - кроме того, ВАША модель оснащена новым мехатронным шасси флексрайд (умные слова выгодно вставлять), эргономичными передними сиденьями...
  Девушка, чувствуете комфорт?
  - Ага! - я снова попрыгала на сидении, но чувствовала только запах денег! - Класс! - Я вспомнила, что играю роль "скромная барышня", добавила: - Я поражена до глубины души! Восхитительно, - и заранее - Николая Петровичу: - Спасибо огромное! - словно он уже купил мне хэчбэк.
  - Девушка, хотите пройти драйв-тест?
  - Нет, и так видно, что машинка - прелесть. НЮ-НЮ-НЮ! - я погладила руль.
  Время играет против меня, как на футбольном матче Сборной России.
  Пока я катаюсь, Николай Петрович передумает.
  - Адаптивные би-ксеноновые фары, - менеджер обращался к тому, кто платит, к Николаю Петровичу, продолжал умничать, - а также много других опций, которые ранее были доступны лишь в автомобилях классом выше.
  - Сколько денег? - Николай Петрович поинтересовался: ни эргономичные кресла, ни би-ксеноновые фары его не интересовали.
  У него "ауди", ему-то что, а бедная девушка пусть на "опеле" катается.
  - У нас сейчас проходит акция по этим новым автомобилям, - продавец врал, знал, что клиент понимает вранье, но не сказать про акцию не имел право. - Миллион триста на эту модель, в полной комплектации.
  Никакая это не акция, я поежилась, словно от холода.
  За эти деньги можно "инфинити" выторговать, или купить автомобиль классом выше "Астры".
  - Миллион триста за ЭТУ "Астру"? - Николай Петрович усмехнулся, хмеля в голове у него, как и не бывало.
  - Вы можете оплатить по частям, - продавец цеплялся за клиента, как и я.
  - По запчастям? - Николай Петрович пошутил, и я, обязана рассмеяться.
  - По запчастям? АХАХАХА! По запчастям! Ой, не могу. ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
  - Сейчас я спрошу у топ-менеджера, - раскрутчик ожидаемо позвонил.
  Старый, как мир, трюк, только в древние времена сотовых телефонов и автомобилей не было, а приказчик обращался к хозяину.
  Так пусть и говорил бы продавец, что позвонит хозяину, так солиднее, а не какое-то иностранное глупое обидное слово топ-менеджер.
  Топает, как мишка косолапый?
  - Рауль Хабибович, у меня покупатели на "Астру". Да! Да! За эту! Очень милые люди, - продавец со значением посмотрел на Николая Петровича, словно ждал чаевых за добрые слова. - Говорят, что больше миллиона не могут заплатить.
  Всё, спасибо, всё понимаю! Ок! - и отключил трубку: - В качестве исключения, почти себе в убыток, наш салон на Коломенском преподносит вам подарок.
  Прекрасная спортивная "Астра" за миллион восемьдесят одну тысячу рублей.
  Дешевле не можем, это нижняя цена, только для вас.
  - Оформляй за миллион пятьдесят, - Николай Петрович сказал своё последнее слово и сделал вид, что любуется вывеской магазина "Перекресток", рядом с автосалоном.
  Я от волнения вспотела, как кошка в корзине воздушного шара.
  Решается судьба машины и моя судьба.
  Если продавец не согласится скинуть тридцать одну тысячу, то я останусь без "опеля", который мне не нравится, но необходим.
  - Пройдемте! Нужен паспорт, водительское удостоверение, раскрутчик даже не позвонил топ-менеджеру за советом.
  - У меня с собой, - я поспешно достала из сумочки документы (проститутка всегда ходит с паспортом на случай встречи с полицией).
  Не хватало ещё, чтобы олень оформил машину на себя.
  "Витушка, вот тебе машина, но оформлена не на тебя!".
  Оформление заняло пятнадцать минут, за которые я чуть не упала в обморок.
  Карточка Виза Николая Петровича, моя подпись на договоре, поздравления.
  УУФФФ! Всё! Я богачка, статус мой повысился.
  Не "Мерседес", конечно, но первая ступенька к деньгам.
  Я, когда счет прошел, бросилась на шею Николая Петровичу, как в кафе "Бриз".
  - У меня нет слов, нет слов!
  Ура! Вы - настоящий мужчина! Принц моей мечты!
  (за миллион и пятьдесят тысяч рублей!)
  - Ик, - Николай Петрович икнул, и тут у него зазвонил телефон.
  Почему, столь богатому мужчине, до этого момента никто не звонил?
  Николай Петрович отключал телефон, чтобы звонки его не отвлекали от общения со мной?
  - Да, дорогая, прекрасно! - Николай Петрович удивил и ввел бы в краску и негодование Тургеневскую барышню, если при романтической особе назвал другую женщину "дорогая". Но я проститутка, и мне нужны только деньги мужчин. - Нет, только что с работы выехал.
  Я потом позвоню, а то за рулём, - соврал Николай Петрович ради моих нервов, и за это я ему, как Тургеневская барышня, благодарна.
  - Вас вызывают, Николай Петрович? - я спросила, когда мы вышли из офиса и направились к МОЕЙ машине, возле которой суетились два автомеханика, как гусеницы вокруг яблока.
  - Да, срочное дело! - Николай Петрович снова солгал, но на эту ложь я его подначила.
  - А как же отпраздновать? - я открыла ротик, сложила губки бантиком, округлила глазки, то есть привела их в состояние "очи".
  - Отпразднуем, отпразднуем, - Николай Петрович нервничал.
  Может быть, он уже сожалеет о своём поступке, что купил мне машину за миллион рублей?
  Пусть прочитает про знаменитых Королей, которые своим подругам дарят виллы и яхты, а тут какой-то дешевый "опель", хэчбэк, который мне всучили за спортивную машину.
  Я ждала приглашения на свидание, номер телефона оленя, и он обязан спросить мой номер.
  Николай Петрович молчал, пришлось мне говорить, потому что процесс кадрения требует течения разговора.
  - ВЫ мне позвоните?
  - Да, а как же (недаром же машину покупал)! - Давай запишу твой номер.
  У тебя Билайн, Виктория?
  - МТС, - я удивилась! Олень хочет сэкономить на звонках? - Продиктуйте номер своего мобильника, я вам позвоню, и мой номер отпечатается.
  - Я лучше запишу на бумаге, - олень снова меня удивил. Кто же при знакомстве записывает номера телефонов на бумажку?
  В моей практике это впервые, как и снег на голову летом, как и клиент, подаривший новую машину.
  Николай Петрович, наверно, опасается, что я ему позвоню, боится своих баб.
  Глупый! Мне наплевать, сколько у него жён и любовниц.
  Мне нужны деньги, а не отношения, не сюсюканье.
  Конечно, без телефона Николая Петровича я не смогу ему звонить по три раза в день, и кадрить методом трёх звонков ("Звоните каждый день минимум по три раза, максимум по пять минут на звонок").
  Возможно, что олень потеряет бумажку с моим номером, но тогда, если у него есть мозги под рогами, может приехать в этот автосалон и взять мои данные из договора купли-продажи на машину.
  Он наконец-то нашёл бумагу, записал номер моего мобильника, как поставил могильный крест на крышу дома своего.
  - Николай Петрович, если я сразу не подойду, то значит, у меня экзамены, или я занимаюсь.
  Очень часто я отключаю все звонки, кроме друзей, - я теребила в руках сумочку, как дохлую кошку.
  Олень должен попроситься в мои друзья, чтобы звонить в любое время, но вместо этого он выпалил:
  - Вика, почему ты чулки не одеваешь? - Николай Петрович проснулся.
  Олень вышел из зимней спячки с медведем, и потянуло на эротику.
  Я опустила голову, словно мне стыдно-стыдно, потому что я скромная девушка.
  - Я забыла или не подумала, Николай Петрович. Собиралась к маме (в обтягивающем платье, в красных туфлях на высоких каблуках, без нижнего белья), поэтому не натянула чулки.
  Вы меня смутили, мне стыдно, Николай Петрович. - я сделала шаг в сторону МОЕЙ машины, как в крепость.
  Пусть олень думает, что я ещё девушка, или очень неопытная в общении, ну, если меня и соблазнил когда-то злодей, то только один раз, и я жалею.
  Историй для мужчин, которые желают видеть в своей кровати почти девственницу, я знаю множество.
  Заканчиваются они примерно так:
  "Мы с ним были один только раз.
  Он лишил меня невинности, больше мы не виделись, потому что он - подлец".
  Значит, получается, что тот мужчина, которому я в постели эту историю рассказываю - не подлец, а я - жертва, почти девственница.
  При желании, если появится богатый жених и поинтересуется: девственница я или нет, могу сделать операцию.
  За деньги клиента, за большие деньги я вновь невинной стану.
  Мы распрощались, словно в грозовое облако попали.
  Николай Петрович уехал, даже не поцеловал меня, как скромницу курочку.
  Автомеханики хотели от меня на чай, но я сделала вид, что не поняла, и укатила из салона в новую жизнь.
  За сегодня я заработала миллион пятьдесят тысяч, плюс двести долларов от Агнессы и бесплатная диагностика моего "Мерседеса".
  Что с ним делать, с моим бушным кормильцем?
  Продавать жалко, да и не так много за него получу, себе в убыток продам.
  Но и оставлять - тоже убыток, как синий снег вместо белого льда.
  Бося, когда узнает, что клиент подарил мне новую машину, порадуется за меня, позавидует, но добро.
  Обрадуется, и начнет клянчить мой "Мерседес".
  Нет, пока не продам "Мерседес" про "Астру не скажу Босе.
  Как же могу не сказать, если она на виду, как голая танцовщица кабаре?
  Я задумалась, новая машина шла легко, я не чувствовала неудобства, которое должно было бы присутствовать первое время - всё же машина другая, как другая Отчизна.
  Наверно, к новым модерновым вещам сразу привыкают.
  Лучше бы я привыкла к "инфинити" или к новому "Мерседесу".
  Придумала, ах, я умница, ай да красавица прелестница.
  "Мерседес" поставлю на стоянку, самую дешевую, где-нибудь в ближнем Подмосковье, и по интернету, через салоны начну его продавать.
  Босе скажу, что уже продала "Мерседес", потому что у него появились проблемы с движком (что является полуправдой), добавила денег и купила новую "Астру".
  Хм! Купила опель "Астра", а, если попытаться его продать, пока новый?
  Я припарковалась за автобусной остановкой, достала договор купли-продажи, как международное соглашение о запрещении жадности.
  ААААХ, обожаю себя и начинаю уже любить машинку.
  - Аллёёёё! - я позвонила в автосалон, очень надеялась, что меня соединят не с менеджером, который раскручивал Николая Павловича. - Девушка (мне повезло - ответила женщина оператор), опель "Астра" хэчбэк сколько у вас стоит?
  Вопрос обыкновенный, оператор каждый день слышит подобные вопросы, потому что многие из потенциальных покупателей сначала обзвонят почти все салоны, выбирая самую низкую цену на автомобиль.
  - От семиста семидесяти тысяч, - мне ответил нежный голосок - наверно, тоже проститутка на проводе, только подрабатывает по выходным.
  Из-за цены голос мне через пять секунд показался противным, как пение кота кастрата.
  - Ой, как дешево! И это реальная цена?
  То есть, я могу приехать и забрать машину за семьсот семьдесят тысяч рублей, как на базаре?
  - Нет, вам придется доплатить за обязательные опции, - обрадовала девица, - минимальная цена, которую вы заплатите, это - восемьсот шестьдесят тысяч рублей, как в лучших домах Индонезии и Караганды.
  - Я приезжаю, оплачиваю ровно восемьсот шестьдесят тысяч, и ни копейки больше, пусть даже полкопейки?
  - Совершенно верно, мы даже дарим вам комплект зимней резины, - девушка говорила так, будто я обещала ей ночь любви с Принцем Монако.
  - Спасибо, девушка! У меня ещё вопрос! Если машина не понравится, то за какую цену я могу вернуть её в салон, только что купленную?
  - В течение двух недель, если автомобиль исправен, в состоянии нового, как при продаже, мы возвращаем вам полную стоимость автомобиля минус двадцать пять процентов от продажной цены, в случае с опелем "Астра" хэчбэком - от семиста семидесяти тысяч.
  Это общеизвестная практика в сфере услуг по продаже автомобилей.
  - Спасибо девушка, вы помогли мне, как на свадьбе с немцем, - я не отлипала, словно улитка от днища корабля. - Но продажная цена - восемьсот шестьдесят тысяч, почему же тогда считается от семиста семидесяти, как в морге?
  - Семьсот семьдесят - базовая цена, и, даже, если в договоре у вас стоит миллион или больше, то возвращаем мы семьсот семьдесят минус двадцать пять процентов, это где-то чуть больше пятиста тысяч.
  - Спасибо, вопросов, больше нет, - я дала отбой и выругалась.
  Продавец нас, то есть оленя моего обобрал, как на цыганской ярмарке.
  Мне, конечно, всё равно, но, если так они с ценами крутят, то, возможно было выторговать машину выше классом за тот же миллион.
  И сдать опель "Астру", только что купленную, я могу за пятьсот тысяч, то есть за полцены.
  Нет, меня это не устраивает, как поддельные монеты в Швейцарском банке.
  Сразу упавшая в цене машина, мне стала нравиться меньше.
  Что, если попробовать, вернуть через адвоката, в течение четырнадцати дней за полную стоимость?
  Нет! Не получится, даже, если и вернут все деньги, что - фантастика, то переведут их обратно на карточку покупателя, то есть - Николаю Петровичу.
  И не вернут деньги, как в аптеке, где продают наркотики.
  Деньги за билеты на самолет или на поезд тоже не возвращают в полной цене, так как удерживают комиссию на беременность диких обезьян в Бразилии.
  С двойственным настроением: и хорошее, и подпорченное - я подъехала к своему дому, в кино про Терминатора.
  Надеюсь, что Бося ещё не пришел с работы, где его в попу имеет офис-менеджер.
  Мои ожидания на этот раз не оправдались, как чаяния немцев под Москвой.
  Бося сидел на кухне, вид у него унылый, как у утлого челна на лице.
  Как всегда, Бося голый, чему я не удивилась, но ужаснулась от другого, словно меня кипятком ошпарили в нудистской бане.
  На спине Боси, на боках, на бедрах - на той части, что не занята сидением на табуретке, и на других местах - потертости, красные пятна, а где и четкие следы от пальцев.
  - Бося, что с тобой, милый мальчик?
  Слова не значат ничего, и мы с Босей запросто называли друг друга зайчиком, птичкой, дорогушей и другими ласкательными именами.
  - ООО! Викуша, радость моя.
  Я пострадал, - голос Боси упал, как монтажник с трехногой лестницы. - Никогда утром не догадаешься, что ждет тебя вечером, или после обеда.
  День начинался хорошо, а теперь мне место одно - могиле, посреди широкой Украинской степи.
  - Могила в Москве тебя не устраивает? - я подхватила игру про смерть.
  Когда кто-то жалуется на жизнь и ждёт от меня сочувствия, я, наоборот, предлагаю варианты человеку быстрее уйти из жизни.
  У жалобщика сразу возникает чувство противоречия, словно ему в анус залили горячее олово.
  Но, разумеется, мои шутки не относятся к клиентам, женихи - это работа, а на работе нужно поступать так, как хочет начальник.
  - В Москве могила дорого стоит, мне не потянуть, лучше уж - жить, - Бося встал с табуретки, как с электрического стула.
  Синяков и красных пятен на теле оказалось больше, чем я предполагала.
  На столе, вместо тарелок с едой, стояли банки с мазями, как в спальне Королевы Венеры.
  Бося заскочил в аптеку и сгоряча накупил лекарств против своих синяков, шишек.
  - Бося, тебя побили? - я задрожала от неприятного предчувствия.
  Боязнь быть побитой, избитой, покалеченной, изуродованной для красивой проститутки сильнее, чем для простой девушки аквалангистки.
  Если мне свернут нос, поставят синяк под глазом, покалечат, то я потеряю в деньгах, и, следовательно, надежду.
  - В том то и дело, что никто меня не бил, - Бося выдавили из тюбика "Скорая помощь" лечебный крем на указательный палец правой руки и смазал кремом между ягодиц: - Надо же, даже задницу разорвал, - Бося сказал больше с удивлением, чем с болью или негодованием. - На мне ты видишь следы любви, - и переключил на минутку внимание на меня: - Зайка, а ты вся светишься от счастья!
  Нашла жениха богатого с Коморских островов?
  Глаза сияют, хотя пытаешься напустить на личико суровое выражение.
  - Ничего особенного, Бося, - я стянула платье через голову, скрывая на мгновение своё лицо, которое, как заметил Бося, светилось от счастья, как у Мальвины на свадьбе у Пьеро. - Клиентка позвонила, я уже её навещала, как аквапарк.
  Хорошая женщина, с Рублевки, платит двести долларов - не много, и не мало.
  У неё муж жмот, даёт только на расходы по хозяйству, а потом требует отчет, словно он - Сбербанк или Главное Налоговое управление страны. - Я в костюме, как и у Боси, то есть обнажённая, подошла к плите, поставила чайник.
  Мне необходимо заняться чем-нибудь, двигаться, чтобы Бося не обращал больше внимания на моё приподнятое настроение.
  Скрывать от Боси то, что мне подарили машину, оказалось намного сложнее морально, всё равно, что отнимать у ребёнка бутылку с Кока Колой, и врать дитю, что Кола это - химия.
  - Так что же у тебя за любовь приключилась, с синяками?
  Нарвался на садиста?
  Он тебе заплатил за увечья?
  - Нет, не заплатил, но я сам виноват! - Бося вздохнул, осматривал следы пальцев под левым соском. - Антон, Антон Сергеевич, Антошка меня сразу предупредил, как перед боем.
  Он сказал, что я ему очень понравился, и он хотел бы со мной шуточно бороться.
  - А - борец! Тогда понятно! - я достала из холодильника сыр и помидоры, как в гостях у горца.
  Категория "борец" попадается редко, но метко, как в тире в Мытищах, когда подстрелили инструктора Козыбаева.
  "Борцом" может оказаться, как мужчина, так и женщина.
  Но чаще - мужчины с нарушением психики.
  "Борцы" заказывают шуточную борьбу, когда вы голые катается по ковру, по кровати или по мату, словно деретесь.
  Борьба возбуждает "борцов", но, почему-то, в большинстве случаев, заканчивать сеанс сексом возбуждённый борец не хочет.
  Либо клиент кончает во время шуточной драки-возни, либо уходит из салона возбуждённый, как медведь на рыбной ловле.
  "Борцы" сразу предупреждают (как и Босин друг), что хотят заняться с вами борьбой, и обычно цена превышает нормальную в два, три раза.
  Но правила игры строго оговариваются: никакой боли, никаких синяков и следов борьбы на телах.
  Я не люблю "борцов", потому что на "борце" потом не женишься - кому нужен муж, который дерется в постели?
  Может быть, я бы и согласилась за деньги выйти замуж за "борца", но страшно, боюсь, что в порыве "ласк" он придушит меня.
  Встречаются "борцы" и другого типа: не на деле, но на словах.
  Они любят беседовать, или, чтобы проститутка рассказывала "правдивые" истории из своей жизни, когда она кого-нибудь побила.
  Забавный клиент Замир Геннадьевич любил со мной бороться на словах, как дети в детской ракете на школьной площадке.
  Замир Геннадьевич пенсионер, и не знаю, почему он предпочитал сказки сексу: из-за того, что импотент (но в наше время нет импотентов, лекарства поднимут член у любого задохлика), или беседа его возбуждала сильнее, чем борьба с голой девушкой.
  За встречу я брала с Замира Геннадьевича, как за полчаса работы эротической массажисткой.
  Подозреваю, что Замир Геннадьевич долго откладывал деньги, пока не накопит на проститутку пятьдесят долларов, прятал от пенсионерки жены, которая бьёт его скалкой и авоськой с картошкой.
  Но не моё дело, откуда клиент берет деньги, главное, чтобы меня не покалечил, как на войне с китайцами.
  Я рассказывала, а Замир Геннадьевич потел от волнения, возбуждался слегка (видно через брюки, Замир Геннадьевич никогда не раздевался во время сеанса со мной).
  Рассказы шли двух типов: первая категория - Замир Геннадьевич сидел и слушал, задавал вопросы, вторая - он как бы сам вел рассказ, а я должна следовать сюжету, как лиса за колобком.
  "Знаете, Замир Геннадьевич, я на недельку летала в Грецию, отдохнуть! - я начинала рассказ, закидывала ногу на ногу.
  На мне кружевные трусики, прозрачные и красная ленточка по грудям, как у выпускницы школы. - После нашей последней встречи, взяла билет на самолет - и в полете, как птица чайка Чехова.
  В аэропорту Греции (не обязательно останавливаться на деталях, что за город, какой курорт, "борца" эти мелочи не возбуждают) таможенник выбрал меня из толпы приезжающих и отвёл в комнату для досмотра, как на приём к гинекологу.
  Он выбрал меня, потому что я ослепительно красивая (Замир Геннадьевич согласно кивает головой, на лбу у него выступил пот).
  На мне длинное чёрное платье (описание одежды очень важно в рассказах для "борцов", а также - описание ваших чувств, эмоций мыслей), красные туфли на высоком каблуке, запомни, Замир про туфли (он снова кивает головой, губы его пересохли, изо рта нехорошо пахнет), на руках - перчатки до локтя, на голове - шапка с вуалью и пером.
  Вуаль ниспадает на лицо, но через неё видны мои правильные нежные черты.
  В отдельной комнатке таможенник объясняет, что должен меня проверить на предмет провоза контрабанды на теле.
  Таможенник пузатый, усы у него длинные, как у Тараса Бульбы на картине.
  Он заметно волнуется, а я - холодна, как Снежная Королева.
  - По какому Международному праву вы собираетесь меня обыскивать? - я отстраняюсь от таможенника, перехожу на другую сторону стола, как улетаю за границу.
  - По решению Гаагских и Венских Конвенций, - таможенник догоняет меня, пытается сорвать с меня платье.
  Я сопротивляюсь, отталкиваю таможенника руками в грудь.
  Он тяжело дышит (описание борьбы очень важно для клиента, который заказал рассказ, подробности обязательны), не отпускает меня, лапает за грудь:
  - Я проверяю, не спрятали ли вы в лифе наркотики, - таможенник оправдывается.
  - Если вы заметили, то я без лифа под платьем, у меня корсет.
  Шляпка падает на пол, я отвешиваю таможеннику пощечину, он мне отвечает двумя пощечинами ("Двумя пощечинами!" - Замир Геннадьевич, шепчет вслед за мной, тыльной стороной руки вытирает пот со лба. Он возбужден, как кенгуру во время весеннего национального гона).
  В самый разгар борьбы в комнату заходит женщина таможенница, а с ней - начальник таможни (присутствие высокого должностного лица приветствуется в рассказах для "борцов", мог зайти и Президент, и Королева, и Принц, "борец" всё "проглотит").
  - Что здесь происходит? - таможенница бесится, она, как я узнала потом - невеста таможенника, который со мной боролся.
  - Меня пытались обыскать странным образом, - я привожу себя в порядок, поднимаю шляпку с пола.
  - Но вас имеет право обыскивать только женщина, - таможенница говорит мне, но гневно смотрит на своего жениха.
  Он под её взглядом потух, сделался меньше ростом, словно собрался получить гражданство гномов, и выскользнул за дверь.
  Мне приносят официальные извинения, и я выхожу из комнаты для осмотра, как после театра голых.
  "Мой" таможенник стоит у стойки и опасливо на меня косится, как на помесь ежа с гадюкой.
  Я делаю вид, что не замечаю его, прохожу к выходу, но около таможенника, словно бы нечаянно, оступаюсь, и со всей силы, с налета, с нажимом наступаю ему тонким каблуком-шпилькой на ступню.
  Раздается дикий вой, словно иголками протыкают последнего уссурийского тигра.
  Из туфли таможенника хлынула кровь (можно добавить, что брызнула фонтаном), каблуком я сломала ему несколько тонких косточек, разорвала вены, порвала сосуды.
  - Извините, я нечаянно, - улыбнулась таможеннику и покинула задние аэропорта, к которому уже приближалась машина греческой "Скорой помощи".
  Я очень боялась, что меня засудят, но, наверно, таможенница сказала, чтобы меня не преследовали, я отомстила её жениху.
  После таможни я полетела на знаменитый остров Лесбос, где с давних времен обитают лесбиянки.
  Греческие лесбиянки очень воинственны (добавляю, чтобы поддерживалась тема "борьбы"), дерутся, как камышовые коты.
  Приняли меня в отеле хорошо, потому что я красивая, молодая и богатая.
  Я разместилась и пошла на пляж, на дикий пляж.
  На острове Лесбос первозданные пляжи, не испорченные причалами, лодочными прокатами, киосками с продажей сахарной ваты.
  (Я импровизирую, не знаю, что и как на самом деле на острове Лесбос.
  Когда я охмурю богатого клиента, когда выйду за него замуж, когда раскручу на деньги, когда получу с него миллион долларов и куплю для себя лично, для одной, квартиру в центре Москвы, тогда мы с ним на яхте поплывем на загадочный остров Лесбос, на отдых.)
  На прогулку я облачилась в платье невесты, белое и просвечивающее.
  Со стороны, кажется, что просто белое роскошное платье, но я его заказывала в свадебном салоне "Амур" на Таганке, специально для поездки в Грецию на остров Лесбос.
  На ногах - белые туфли на высоких каблуках, в руках букет незабудок (Замир Геннадьевич кивком головы оценил незабудки, чем женственнее и нежнее описываю себя до драки, тем лучше результат рассказа).
  На душе светло, в сердце поют птички и хочется взлететь обнаженной в облака (обнаженность полная не нравится Замиру Геннадьевичу, я перестаралась, поэтому чуть торопливо продолжаю дальше от место моей осечки).
  Прихожу на пляж, волны ласково приглашают к купанию, как в молоке ослиц, когда принимала ванны Царица Клеопатра.
  Перед тем, как раздеться, я присаживаюсь на камень, приятное тепло входит в мои ягодицы.
  И, когда я полностью расслаблена, когда Солнце вошло в душу и матку, я слышу вдруг над собой властный голос, словно с Олимпа:
  - Это моё место, бейби. Я никому не позволяю отдыхать на моём пляже! - говорили по-гречески, но я идеально знаю родной язык Афин (враньё, но клиент никогда не проверяет правдивость рассказа, это не по правилам игры).
  Поднимаю голову, надо мной зависло белое личико с веснушками, обрамленное густой копной рыжих волос.
  Девушка, которая говорит, что она - хозяйка пляжа, одета очень вызывающе.
  На ней - черный кожаный лиф с железными заклёпками, как у Зены, шорты из того же комплекта - черные кожаные, со множеством кармашков, ремешков и заклёпок.
  На ногах властной девушки высокие, чуть выше колена, черные сапоги на длинных каблуках.
  В руках девушка держит плётку семихвостку, а к бедрам прицеплен эбонитовый фаллос на ремешках (в конце рассказ, в кульминации нужен экстрим).
  Протезный член покачивается у моего лица, как волшебная палочка дорожного регулировщика.
  (Замир Геннадьевич в восторге, он сучит ножками, как ребенок, которому хочется в туалет)
  - Уходи немедленно, оккупантка моего пляжа, - воительница повторяет, и угрожающе размахивается плёткой.
  Я поднимусь с камня, словно собираюсь покинуть пляж, и неожиданно для рыжей, вцепляюсь ей в длинные волосы.
  - ААААА! - вопит воительница, и в свою очередь хватает меня за шикарные длинные черные лоснящиеся блестящие волосы.
  Мы падаем и с криками катаемся по гальке, как две собаки.
  Рыжая кусает меня за ухо, как боксер Тайсон укусил боксера Холифильда за ухо, я щиплю ей за попы.
  Мы кричим, рычим, словно две тигрицы в одной клетке, перекатываемся, будто перекати-поле.
  Камушки впиваются нам в тела, но мы пока не замечаем боли со стороны.
  Зена разрывает на мне платье, и через мгновение оно остается на камнях, мы перекатываемся ближе к морю.
  Я сорвала с обидчицы кожаный топ и ущипнула её за левый сосок.
  Мы кричим от боли и обиды.
  Она исхитрилась, уселась на меня и мутузит, как Тузик грелку.
  Я осталась в белых трусиках невесты и прозрачной кружевной маечке.
  Искусственный член больно тычется в меня: в пупок, в бок, чуть не врывается в моё лоно.
  Я изловчилась, изогнулась, встала на "мостик", потому что занимаюсь йогой, и скинула обидчицу с себя, как татаро-монгольское иго.
  Штанишки на Зене лопнули, искусственный член отвалился, как ветка у высохшего дуба.
  Я исхитряюсь, поднимаю фаллос и с силой загоняю его Зене между ягодиц, в попу.
  Она кричит, закидывает голову, и мы перекатываемся в воду, на мелководье.
  Борьба продолжается, член остается между ягодиц Зены, не выпадает, но в воде наш пыл затихает, как огонь в реке.
  Наконец поверженная соперница просит пощады.
  Я милостиво отпускаю её, она убегает, почти нагая, с фаллосом между ягодиц, издали грозит мне кулаком, кричит, что завтра отомстит за обиду и обязательно меня поборет!"
  
   Замир Геннадьевич доволен рассказом, на который ушло двадцать пять минут (чем нелепее концовка, чем ярче - тем правдивее она кажется слушальщику "борцу")
  Клиент переходит ко второй стадии нашей встрече - он задаёт вопросы.
  - Вы (он называет меня только на "вы", без имени, без имен зверюшек), любите драться?
  - ООО! Я обожаю драться, - закатываю глаза к потолку, - без драки я не могу прожить и дня.
  - А как бы мы с вами дрались? - Замир Геннадьевич, старый пердун, от нетерпения похлопывает себя по ляжкам, под мышками у него мокро, как в Мещерском болоте. - Если бы мы встретились в кафе, в открытом летнем кафе, - клиент дополняет, причмокивает плотоядно, - вы бы сидели в шикарном дорогом белом платье от Кардена, любовались закатом, а я бы проходил мимо и нечаянно пролил бы на ваше платье красный соус, кетчуп "Хейнц" ("Извращенец, в летнем кафе заказывать кетчуп").
  Как бы вы поступили: заплакали бы от обиды, что я испортил ваше дорогое любимое платье? - глаза клиента в тумане, он в эйфории.
  Я знаю, что ответить "борцу".
  - Нет, я бы не заплакала, я бы грязно обругала вас матом, как грузчики в порту ругаются, как матерятся сапожники на подмастерьев (где сейчас найти сапожника с подмастерьями?).
  А затем я бы встала из-за своего столика, взяла бы оставшийся кетчуп и намазала бы вам на лицо.
  - Даа! Это правильно! - Замир Геннадьевич соглашается, облизывает губы, как крокодил Гена облизывает Чебурашку. - Но я бы тогда в ответ назвал бы вас дрянью и ударил бы ладонью по щеке.
  - А я бы, - как в детской склоке отвечаю, - схватила бы с жаровни горячий шашлык или колбасу гриль и засунула бы вам в штаны.
  - Я бросился бы душить вас! - Замир Геннадьевич благодарен мне до слёз за помощь в рассказе.
  - А я бы схватила со стола бутылку с шампанским и разбила о вашу голову! - отвечаю заучено, шампанское, бутылка об голову - штамп, но всегда выигрывает, как в кино, так и в рассказах для "борцов". - Вы бы упали, я бы села сверху и стучала бы руками вам по лицу, - нельзя говорить больше трех предложений в диалоге, "борец" должен чувствовать равновесие в словесной борьбе.
  - Я бы лежа подхватил стул и ударил вас по голове.
  - Я бы на миг потеряла сознание, а затем бы вскочила и начала прыгать на вас, как на батуте, - я поднимаюсь с кресла, время клиента истекло.
  Словесная "борьба" меня утомила, и в конце я готова была в реальности избить Замира Геннадьевича, наверно, поэтому мои последние слова о том, как бы я его топтала, прозвучали с энтузиазмом.
  Замир Геннадьевич понимает, что время закончилось, благодарит меня, целует на прощание ручку, он - любезен, как учитель эстетики.
  - Благодарю вас, Виктория! Вы - гений! - он удаляется, как корабль в прорубь.
  Я знаю, что я гений в общении с мужчинами, но из гениальности пока не получаются миллионы денег.
  Что же нужно добавить в коктейль общения, чтобы старые пердуны с благодарностью переписывали на меня квартиры в Центре Москвы?
  
  Отголоски случая "борца" даже сегодня, когда Агнесса захотела, чтобы я наказала своих обидчиков из рассказа, то есть поборола бы их, хотя бы в сказке.
  "Борцы" наступают, вот и Босе досталось, как первокласснику на Первое Мая в две тысячи первом году.
  Он начинает грустным голосом свой рассказ, и я слушаю, как борец Замир Геннадьевич, который заказал историю.
  - Прихожу в офис, очень миленький, без наворотов, но чувствуются деньги, - Бося вздыхает, ещё раз переживает встречу. - Секретарши нет, Антон её отпустил на два часа, потому что он - начальник, - снова вздох, как у палача перед трудной работой. - Мы договорились на борьбу...
  - Сколько денег? - профессиональный интерес, деньги для меня важнее всего.
  - Сто пятьдесят долларов, - Бося прикладывает пластырь к царапинке на левой ягодице.
  - Почему так дешево за борьбу? - я спрашиваю, потому что должна спросить.
  Ответ Боси предугадываю: когда долго нет клиентов, но пора платить по долгам, то и за рубль согласишься на "борца".
   - Хоть что-то, - Бося мямлит, смотрит мне в глаза голубенькими глазёнками битого Ангела. - Раздеваемся догола, укладываемся на спортивный мат.
  Антон в офисе держит мат, возможно, что и для утех с девушками.
  Хотя нет, - Бося призадумался, закинул ногу на ногу. - С девушками Антон, навряд ли.
  Слишком он погряз в мальчиках, как УАЗик в трясине.
  - Мне рассказывали сегодня анекдот про УАЗик, тупой анекдот, - я улыбнулась, вспомнила Николая Петровича и его подарок - красненький "спортивный" опель "Астра".
  Но Бося не просит пересказать анекдот, и я начинаю подозревать, что у него что-то расстроилось в мозгах.
  Когда человек не реагирует на очевидное, не задает вопросов, которые должен задавать - значит, голова "поплыла".
  Может быть, мне пора задуматься о том, как найти другую квартиру, жить одной, а то компаньон - слишком опасно для проститутки.
  - Мы начали бороться, - Бося не замечает перемены моего настроения, и мне уже немного жаль, что я плохо о нём подумала. - Всё по плану: нежные объятия, перекатываемся, один встаёт на четвереньки, а второй сзади пытается его перевернуть на спину, как в греко-римской борьбе.
  - Интересно, а сами спортсмены возбуждаются, когда борются на соревнованиях? - я задала вопрос, который давно меня мучил. - Если наши клиенты возбуждаются во время шуточной борьбы, то, может быть, настоящие борцы спортсмены, тоже возбуждаются.
  - А как же! - Бося даже и не сомневался. - Иначе, зачем бы они стали заниматься борьбой?
  У них каждый прием - эротический, - и продолжает свою печальную повесть, как Ромео о Мальвине: - Антон вошёл в раж, возбудился.
  Ну и я возбудился, - Бося добавляет, словно виноват перед Конгрессом США за то, что назвал негра негром.
  - Наши гениталии вошли в контакт, мы тремся в борьбе друг от друга, так стало приятно, - Бося на секунду замолчал, а я поняла, в чём дело - Бося нарушил правило проститута-проститутки "Нельзя получать удовольствие от контакта с клиентом".
  - Антон сделал мне стальной зажим, моя щека трется о его ягодицу, и Антоша шепчет:
  - Ты можешь меня ущипнуть, сильно-сильно, до синяка, разрешаю.
  Я ущипнул его за ляжку - желание клиента - закон.
  Антон вскрикнул, ясное дело "борец-мазохист".
  Начал я его пощипывать, как гусь собаку, постукивал, сжимал кожу, выворачивал руки.
  - Можно, я тебя ущипну слегка? - Антон просит.
  Я бы не согласился, но уже возбужден, и мне стало любопытно, к тому же, не хотел обидеть Антошу, он очень милый.
  - Ущипни меня за левое яичко, - я попросил.
  Он ущипнул нежно-нежно, как пиявка сосет кровь.
  И знаешь, зайчик, - Бося криво улыбался, - так хорошо мне никогда не было.
  - Ты влюбился, Бося. Ты пропал, - я сказала с жалостью, подошла и погладила Босю по голове.
  Он неожиданно заплакал, понимал свою участь, в какой медвежий капкан загнала его судьба.
  Но я жестока, не пытаюсь скрыть правду:
  - Нельзя влюбляться в клиента, нельзя, Бося.
  Ты потеряешь в деньгах, а потом начнешь подрабатывать, чтобы заказывать себе те услуги, которые сам оказываешь.
  Если проститутка влюбляется, содержит альфонса, то - выходит из игры, я много девушек встречала, когда парни их охмуряли и жили с ними бесплатно.
  Пока не поздно, забудь, и не посещай Антона.
  - Но он меня уже пригласил на вторник, - Бося выпил воды, и я моя жалость ушла, как вода из стакана.
  Дальше я слушала Босю с равнодушием, только из профессионального интереса.
  - Ну, и пошло у нас, как у диких зверей.
  Мы кусались, брыкались, дрались, почти по-настоящему.
  Я видел, что небезразличен для Антона, и это усиливало мой жар.
  Мы кончили почти одновременно, в борьбе.
  - Круто, Босенька, ты умничка (я расхваливаю только тех людей, которые стали для меня пустым местом, со своими позволяю расслабиться, поругаться).
  Босю предупредила об опасности любви для проститутов, да он и сам знает.
  Я захватила сыр и направилась в свою комнату.
  Семь часов вечера, пора работать.
  Немного грустно, что Бося, который с трудом добрался до Москвы и удержался в ней, потерял себя.
  Дальнейшее для него - печально: скурится, сопьется, потеряет себя.
  Может, конечно, выстоять, если найдет силы, и друзья помогут.
  Но у меня на Босю нет сил и времени, я сама на острие атаки, на переднем плане борьбы за деньги.
  Сменю квартиру в ближайшее время, не хватало ещё, чтобы Бося устроил здесь притон для своих дружков.
  А это случится очень скоро: сначала будут приходить клиенты, за деньги, затем обоснуются красавчики, которым нечем платить за квартиру и за траву.
  
  Я закрыла дверь за собой в комнату, накинула халатик, натянула трусики: перехотелось, после слёз Боси, расхаживать перед ним голой, словно с меня соскоблили верхний слой кожи.
  Настроение упало, работать не хочется, но надо себя перебороть, а то скоро - зрелость, а там - каждый шаг в сторону богатого жениха дастся с трудом.
  Вхожу в интернет, и тут посыпалось на меня.
  Мужички истосковались по разговорам с красивой умной девушкой.
  Я чувствую себя на перепутье, как богатырь перед камнем, только у Ильи Муромца три пути, а у меня предложений - ОГОГО!
  Сначала надо отсеять просто болтунов, ненадежных и гиблые варианты, как трясина в Гонолулу.
  Понтовщики, нищие обычно, как я знаю по опыту, сразу начинают врать про свои богатства: предлагают подарить айфон, прокатить на "инфинити".
  Но, если ты богатый, то почему у тебя нет девушки?
  Кроме меня в Москве тысячи охотниц.
  Настоящие Богатые в интернете более осторожны, они не затрагивают сразу тему секса, не хвастаются миллионами, а любят долго, растянуто умно беседовать.
  Но, конечно, и здесь риск ошибиться велик, можно наткнуться на школьного учителя из Сызрани и потратить на беседу с ним драгоценное время, предназначенное для охмурения миллионеров.
  Появляется настырный Артур, замаскированный под снежного барса.
  Артур негодует - а как же - надо показать, что он горячий парень, спрашивает, почему я не позвонила Мусе.
  - Зайка, Муса ждёт, я ему сказал, а ты меня подводишь.
  Позвони Мусе немедленно, он тебя хоть сейчас подберет и довезет до меня.
  Я негодую "позвони немедленно".
  Артур либо держит меня за дурочку (возможно, ему попадалось много дурочек), либо уже считает меня своей и удивляется, что я не прыгаю от радости и не мчусь к нему на минивэне.
  Муса доставит Артуру Викторию шлюху из Москвы, бесплатную.
  - Артурчик, Милый! Не звонила не по своей вине.
  Мне нужно сдать хвосты в Академии, а то отчислят.
  Мама болеет, я подрабатываю, вот и запустила учёбу.
  - Купи экзамены, подмажь препов и приезжай! - "мой мужчина командует".
  - Подмазка стоит тысячу долларов, - я отправила послание и пожалела, что не увеличила сумму.
  Вдруг, Артур расщедрится, и вышлет мне деньги или передаст с Мусой?
  Как тогда отговориться, чтобы не ехать?
  Можно будет сказать, что деньги потратила на лечение мамы, как в колодец бросила.
  - Неужели не заработала ещё? - Артур негодует, но денег не предлагает. - Пообещай преподавателям, приезжай ко мне, а когда вернешься - заработаешь.
  - Спасибо за совет, Артурчик! - я усмехнулась, надеюсь, что Артур не поймёт иронии в моём послании, а, если и поймёт, то пусть бесится. Надоел без денег и с мудрыми предложениями - куда мне поехать, и что мне делать: - Поступлю, как ты скажешь, но сначала заработаю деньги, чтобы оплатить экзамены, лечение мамы.
  И к тебе нужно приехать с деньгами: не с голыми же руками я поеду?
  Подарки твоим родственникам, тебе! - Всё! Я записываю Артура в "чёрный список", а компьютер покажет Артуру, что я в офлайн.
  Теперь его послания не потревожат, как лиса журавля.
  Просматриваю клиентов, кандидатов в женихи
  Подмигивания, с "фразами - а во что ты сейчас одета?" и другие глупости, удаляю.
  Всё равно остается много желающих, со всеми не справлюсь, как Брюс Ли с монахами из Шао-Линя.
  Бося расхаживает по квартире, но в мою комнату зайти не решается, что для меня необычно.
  Забываю про Босю и набиваю в "ворде" текст
  "Ой, привет! Очень рада, что ты сейчас в онлайне.
  Как настроение?", и второй текст "Много пропустила в Академии.
  Нужно сдавать экзамены: либо за деньги - две тысячи долларов, либо - зубрёжкой.
  Мало сплю, ни с кем, кроме тебя, не общаюсь.
  Мама заболела, на лечение нужны лекарства, подрабатываю".
  Первым прощупываю Сергея Ивановича, он в Ногинске шишка в администрации, женат уже двадцать лет, двое детей, пора ему жену менять, как старый автомобиль.
  Я - прекрасная кандидатура, но подходит ли Сергей Иванович мне по деньгам?
  Может быть, он - подпольный миллионер?
  Или - нищий Госслужащий, который и взяток не берёт?
  После пяти минут разговора (знакома с Сергеем Ивановичем, уже два месяца) он осторожно спрашивает,
  - Киска? В гости ко мне приедешь?
  - А жена? - жёстко спрашиваю.
  - Уехала на курорт.
  - Соседей, что меня увидят, не боишься?
  - Не боюсь, киска, мы будем в загородном доме! - осторожничает госслужащий Сергей Иванович.
  В принципе, неплохой вариант, но сразу надо пробить на деньги, засылаю второй текст:
  - Я бы с удовольствием, котик (котику пятьдесят семь лет), но "много пропустила в Академии.
  Нужно сдавать экзамены: либо за деньги - две тысячи долларов, либо - зубрёжкой.
  Мало сплю, ни с кем, кроме тебя не общаюсь.
  Мама заболела, на лечение нужны лекарства, подрабатываю".
  Если "котик" намёк поймёт, то предложит хоть сколько-нибудь денег.
  - Знания нельзя купить, можно только получить трудом, - "котик" поучает меня, как Артур.
  - Да, я знаю, Сергей Иванович, - иронизирую, - просто так про деньги написала, у нас многие девушки сдают экзамены за взятки.
  Но я не из ТЕХ.
  До свидания! Очень хочу с тобой поговорить, но нужно конспекты переписывать.
  Чмоки-чмоки!
  Закрываю окно общения с Сергеем Ивановичем: старый козёл из Подмосковья.
  За что тебя полюбит молодая красавица, как не за деньги?
  За твой ум, за красоту, за остроумие, за твою любовь и преданность жене?
  Следующий жених сорока двух лет, считает себя юношей.
  Тоже мне, нашёлся - мальчик, вытаскивающий занозу.
  Игрек, так он обозвался в переписке, хвастается своей мужской силой, деньгами, рассказывает, что он богат, у него много поклонниц.
  Хочется сказать, чтобы шёл он к своим поклонницам, но нельзя озлобляться на моей работе.
  Злобная проститутка сразу превращается в дешевую шлюху, падает, как на рельсах имени Анны Карениной.
  Если девушка идет по улице, стройная, недоступная, высокомерная красавица, и вдруг ножка её подвернулась, и она грохнулась в грязь, растопырила пальцы, как обезьяна, раскинула ноги, как утопленник.
  Девушка сразу становится смешной, жалкой, теряет всё своё достоинство, как с груши упала.
  Так и проститутка, что опустится с клиентом до пошлости, оскорблений - выбывает из игры за богатого жениха.
  Я забрасываю Игреку тексты один и два, как удочку в пруд с золотыми рыбками.
  Игрек слишком легко соглашается, что даст мне денег.
  - Сегодня можно я заеду за деньгами? - я спрашиваю в лоб, слишком велика вероятность нарваться на болтуна и хвастуна.
  Сидит где-нибудь в сарае в Урюпинске, а делает вид, что пишет из хором в Центре Москвы.
  - Я в командировке, в Англии, - Игрек врёт. - Приеду - дам денег.
  Если бы командировал в Англии, то написал бы название города, а не просто - Англия.
  - Но тогда переведи по карточке, одна минута, - я тоже не глупенькая.
  Заминка, Игрек пытается выпутаться, как рыбак Мангус из сети.
  Игрек не может сказать, что у него нет кредитной карты, у каждого богатого несколько карточек.
  - А вдруг, ты не та, за кого себя выдаешь? - Игрек находит ответ. - Может быть, ты - парень, или - дед, сидишь за компьютером, играешь в девушку?
  - Включи скайп, - я не отступаю, клиента можно дожать. - Увидишь меня.
  Мы рассматриваем друг друга, как рыбы в аквариуме.
  Игрек - обыкновенный мужчина, на фоне древнего серванта, Игрек старается, чтобы в кадр не вошла обстановка квартиры, но не может закрыть всего, как объять необъятную пустоту.
  - Ты мне нравишься, - Игрек пытается уйти от темы денег. - Давай просто поговорим.
  - Это - не Англия! - я обрываю тему, и порчу ему настроение, намеренно, он же хотел меня обмануть. - Ты очень остроумный, хороший и приятный мужчина, Игрек.
  И насчет денег я пошутила, чтобы проверить тебя.
  Не нужны мне деньги, у меня их навалом, как цветмета.
  Я бы с удовольствием с тобой пообщалась, но ты меня обманул, жестоко и нагло.
  Зачем ты сказал, что ты в Англии в командировке?
  Обманувший один раз, кто тебе поверит?
  Игрек смущён, и я его ставлю в игнор.
  Не везет с женихами, пока одни пустышки попадаются, как в лотерее Спортлото.
  Неужели очередная комета их напугала?
  Следующая кандидатура в женихи - Игнац - очкастый дедушка с розовыми щечками и взглядом младенца, словно только что вчера родился, и - сразу по бабам пошёл.
  Игнац - немец, я на его щедрость не очень рассчитываю, но не отпускаю на всякий случай, как рыбак не выкидывает ерша.
  Отправляю Игнацу текст номер один, как письмо с почтовым голубем.
  Игнац радуется (а кто же мне не рад?), искренне счастлив или - по-интернетному - не узнаю.
  - Виктория (оказывается среди женских немецких имен есть и Виктория, но только Викуши, Витточки, Вики нет), ты не представляешь, как я безмерно рад, что могу с тобой переписываться.
  Ты очень умная девушка, как Юнгфрау.
  - Мне нравится всё, что связано с Баварией и баварцами, - начинаю охмурять Игнаца.
  Мы переписывались коротко пару раз, и наверняка, я произвела на него огромное впечатление своей красотой (по фотографии) и эрудицией, как Библиотека имени Ленина.
  Секрет моей эрудиции по интернету прост, как способ изготовления сахарной ваты.
  С каждым женихом во время переписки я не ленюсь открывать дополнительные окна-шпаргалки.
  С Артуром - окна про Пятигорск, поэзию пятигорских поэтов.
  С Игнацем - историю Баварии.
  Переписываемся с ним через гугл переводчик, вставляем туда тексты, как начинку в пирожок.
  Сначала я пишу по-русски, затем через гугл переводчик перевожу на немецкий.
  Возможно, что сразу можно посылать, а письмо дойдёт на другом языке, но я не знаю как это сделать, а изучать компьютер мне нет времени, которого не хватает даже на обязательный обзвон-охмурение прежних женихов.
  - В Розенхайме сегодня праздник, день деревянной игрушки! - Игнац пытается соблазнить девушку далекими немецкими праздниками, когда немцы в кабаках в полосатых чулках пляшут со своими фрау, пукают, напиваются, а затем едут на общую квартиру, где устраивают вас ист дас немецкую оргию.
  - Классно, Игнац! - я набираю в поисковике гугл "город Розенхайм, Германия". - Розенхайм - мой любимый город в Баварии.
  Я много о нём слышала от подруг и читала, как сказки про Буратино.
  Что же ты раньше не сказал, что ты живешь в Розенхайме? - Интуиция мне подсказывает, что нельзя сразу бросать пятидесятишестилетнего немца жениха.
  Его манера вести беседу - старомодна, законсервирована, и я должна попробовать раскрыть этот сундук мертвеца, если, конечно, в нём много денег.
  Пока Игнац печатает ответ, быстро пробегаю глазами писульку про Розенхайм.
  "Город Розенхайм находится в Баварии, на месте слияния рек Мангфаль и Инн.
  Он служит административным центром району Розенхайм, но сам к нему не относится.
  Население города насчитывает около шестидесяти тысяч человек, а если считать с прилегающими к нему районами, то - более ста двадцати пяти тысяч".
  - Я приятно удивлён, что русская девушка знает про наш город, - приходит ответ. - Но я живу не в самом Розенхайме, а в пригороде, как мальчик Кай.
  - С пригородами ваш административный центр насчитывает сто двадцать тысяч человек, мне так подруга сказала, а я запомнила.
  - Не сто двадцать тысяч, а сто двадцать пять, - олень Игнац попался на аркан, и гордо поправляет меня с немецкой пунктуальностью.
  Он хвастается лишними пятью тысячами человек, и кому хвастает? Девушке из города в двадцать миллионов.
  Наверно деньги также считает, но я ему помогу в подсчете денег.
  А, если без денег, то пусть любуется своим Розенхаймом без меня.
  - Я основное время живу в Берлине, а Розенхайм - моя родина, где мой родовой замок.
  В Берлине делаю деньги, а в Розенхайм заезжаю на отдых, к себе домой, - изливает душу Игнац.
  Ему больше не с кем поговорить?
  Насчет немецких замков я наслышана.
  Русские, прельстившись малой ценой за немецкие замки, сначала скупали их, как водку в магазине в период застоя.
  Но оказалось, что купить замок - не проблема, беда - платить за него, за свою собственность.
  Деньги за землю, за постройки, за историческую ценность - огромная сумма ежегодно и ежемесячно, как наливать дорогое вино в дырявую бочку.
  Но для Игнаца, возможно, налоговые льготы, как для баварского пузатого немца.
  По теории охмурения я должна прийти в восторг от слова "замок", но не в сильный, потому что Игнац ожидает восторга.
  Осторожно порадуюсь, но не за сам замок, а, за замок, как историческую ценность.
  - Мне нравится, когда люди сохраняют свою культуру, - вру дальше. До культуры Баварии мне нет никакого дела, если только часть культуры в виде золотых монет не перетечет в мой карман. - Ты поддерживаешь семейные традиции, сохраняешь родовое гнездо - замок! Он находится далеко от озера Кимзее, где прекрасные острова Фрауэнкимзе и Херренкимзе? - я откинулась от компьютера.
  Бося затих, может быть ушёл по-английски, или обиделся на меня, за то, что не болтаю с ним по пустякам.
  Пусть залечивает раны, завтра новые шишки набьёт.
  - Рядом с озером! - Ты по-настоящему любишь наш край, Виктория! - Игнац восторгается, как мышь, убежавшая от кота. - Острова Фрауэнкимзе и Херренкимзе, как мы с тобой.
  Я призадумалась, почему олень сравнивает нас с островами, но через секунду догадалась - немецкий я чуть-чуть знаю, в пределах общения с баварскими оленями в ресторанах.
  Остров Фрауэнкимзе - связано с фрау, женщиной, а - Херренкимзе - мужчиной.
  Старый баварец начинает меня издалека кадрить, как кот обхаживает кошку?
  Радует, что сразу не попросил выслать фотографию, где я голая.
  - Возможно! - я осторожничаю, немца ловлю на романтику. Полагаю, что проститутки его не интересуют, он сыт проститутками, как баварскими сосисками.
  Немцы - большие любители ездить в секс туры, а на старости лет их тянет на романтику, как кастрированных жеребцов. - Хотела бы я посмотреть на дворец Херренкимзе и на женский монастырь на женском острове, читаю дальше из интернета и впечатываю.
  Надо закруглять исторические ценности, пора переходить к деньгам.
  - Я с удовольствием покажу тебе острова, Виктория. Мне очень приятно, когда русская девушка так много знает и хочет в Баварии, - переводчик Игнаца не совершенен, переводит двусмысленно, но и мой гугл переводчик, тоже, наверно, кренделя выписывает, как пьяный лавочник.
  Главное, чтобы смысл не исказился, поэтому надо писать короткие предложения, как выстрел из автомата.
  - И мы бы вместе кушали форель! Но, дорогой Игнац, - я вставляю текст номер два. - Много пропустила в Академии.
  Нужно сдавать экзамены: либо за деньги - две тысячи долларов, либо - зубрёжкой.
  Мало сплю, ни с кем, кроме тебя не общаюсь.
  Мама заболела, на лечение нужны лекарства, подрабатываю.
  - У тебя мало денег? - Игнац показывает удивительную проницательность, мудрец, и добавляет с немецким удивлением. - Но молодая девушка должна веселиться, ходить с подружками на гулянья, много путешествовать, красиво одеваться.
  - На модную и красивую одежду я зарабатываю, Игнац, - хочется добавить "козёл".
  Баварский расчетливый немец, а заливал про Дворец и красоты родного края с квашеной капустой и дурацкими деревянными башмаками.
  Сейчас начнет учить меня, как зарабатывать деньги.
  Не дожидаясь ответа Игнаца, отправляю следующее письмо:
  - На гулянки я не хожу, потому что - скромная девушка, - я пишу со злорадством, с сарказмом. - Я храню невинность до свадьбы, подарю её только любимому человеку, как Джульетта Ромео.
  - Я очень удивлен, Виктория, - Игнац отвечает молниеносно, как почтальон Печкин. - Не думал, что сейчас встречаются романтические девушки, которые хранят себя для мужа.
  Как возможно девушке в мире соблазнов сохранить девственность?
  - Долгое время я жила в лесу, - я уже вычеркнула Игнаца из женихов (старый болтун - деньги давай), переписывалась из злорадства, выплескивала яд сарказма. - У папы был хутор в Белорусском Полесье, - я вспомнила песню "Живет в Белорусском Полесье, кудесница леса - Олеся. Считает года по кукушке".
  У оленей непередаваемая тяга к девушкам из леса или одиноким романтическим натурам, о чем даже песни сложены.
  Мужику, когда он потрясает мудями, хочется невинную девушку, но не просто невинную, а так, чтобы она до встречи с ним ни с парнями, ни с мужиками не общалась.
  Вот только - он пришел, она в него и влюбилась!
  Где же достать эту одинокую романтическую красавицу, нетронутую кавказцами и шестидесятилетними соблазнителями?
  В лесу, конечно, или в городской квартире, но так, чтобы девушка никуда не выходила, а до совершеннолетия читала книжки и отращивала волосы.
  Песня про Алису, "Ах, Алиса, вот бы нам встретиться, вот бы нам поговорить обо всём".
  - Удивительно, восхитительно! - Игнац поражен моей невинностью (что-то он слишком эмоционален для немца, опять - шутка интернет-онаниста, и со мной беседует не немец Игнац, а какой-нибудь польский нищий?).
  - Игнац, извини, мне нужно готовиться к сдаче зачетов, - я обрываю разговор, и уже готова записать Игнаца в игнор.
  Но снова экспрессом приходит письмо:
  - В России, говорят, всё покупается. Твои экзамены можно купить?
  - Можно, я же писала. Но что из того? - отвечаю не в своей манере, грубо.
  Надо смягчить, но подставной немец, а я уже уверена, что никакой он не баварский немец, а, даже, если не врет, то всё равно, жадный мне не нужен.
  Пусть своим Замком заманивает других охотниц, олень.
  - Сколько стоят экзамены? - Игнац практичен, значит - немец.
  - В евро - две тысячи за этот семестр. Но мне ещё нужно работать маме на лекарства. Доктору мы задолжали три тысячи евро. - Я снимаю трусики, в них неудобно сидеть.
  - Виктория, ты не можешь выслать мне несколько своих фотографий? - Игнац спрашивает и тут же указал свой емейл.
  - Почему бы нет, Игнац? - что-то удерживает меня оттого, чтобы его сразу послать в игнор.
  Для женихов этого типа у меня имеется романтическая подборка.
  Я посылаю ему фото во весь рост, словно отправляю привет пьяным инопланетянам.
  На первой фотографии я позирую около Академии - цивильный вид, косички, белые носочки туфли (на высоком каблуке - от высокого каблука никуда не денется даже Тургеневская девушка), юбочка-шотландка чуть ниже колен, белая блузочка "Зола".
  На второй - романтика, мост через речку, я на мосту в профиль: попка очерчена под джинсами, грудь под белой маечкой играет, длинные волосы - водопадом.
  Третья карточка, я рядом с лошадьми (боюсь лошадей, ненавижу их зубастые пасти), но вынуждено сфотографировалась ради романтики для женихов.
  На дальнем плане - коровы (фото сделано, когда мы выезжали на натуру с тремя клиентами, клиентов и Ленки со Светкой, разумеется, в кадре нет).
  Я уже без трусиков, но на фото этого пикантного факта не видно, фото по пояс, майка с цифрой девять, словно я нападающая опальной сборной России по футболу.
  - Шикарные фотографии! - Игнац отвечает стандартной чатовской фразой, из которой не понять - понравились или нет.
  Впрочем, мои фотографии (или я на фотографиях), фото красавицы молодой - обязаны нравиться всем мужчинам.
  - Если я вышлю деньги тебе на экзамены и на лечение мамы, ты приедешь ко мне, Виктория, покушать форели?
  - Обязательно приеду, Игнац! (куда ж я без озера Кимзее). - Не пойму к чему клонит олень. - Мы обязательно посетим с тобой музей реки Инн и музей деревообработки, - снова беру из интернета.
  Лимит времени на жениха исчерпан, но он первый сегодня вечером - если не считать Николая Петровича - ХА-ХА-ХА-ХА! - кто из женихов заикнулся о деньгах.
  Мои фотографии смотрел не зря, проверял - настоящая ли я или поддельная.
  Но как же он неосторожно переведет деньги?
  Неужели так на него подействовало упоминание о моей девственности?
  Хочет купить мою лесную невинность за пять тысяч евро?
  - И сходим на Макс-Иозеф-плац, Виктория.
  Ты - необыкновенная девушка, я думал, что ВАС не существует, - и сразу к делу: - Виктория, скажи мне номер своей карточки, я сделаю перевод немедленно, чтобы ты завтра расплатилась с долгами и вечером смогла улететь ко мне.
  - Конечно, Игнац! У нас с тобой много общего, обо всём лучше поговорить в Розенхайме! - я отослала письмо, сбегала за карточкой Виза и переслала номер Игнацу.
  Теперь проверим - шутка, или - всерьёз.
  Примерно через минуту пришла смс на мой телефон, я дрожащими руками открыла уведомление от Сбербанка: операция по зачислению двухсот шестнадцати тысяч семидесяти шести рублей произведена успешно.
  Баварский немец, швабский их данке шуле немец не оказался жмотом.
  Моё искусство охмурения помогло мне подняться на новую высоту.
  Когда густо, а когда и пусто, но теперь - густо.
  Может быть, после подарка Николая Петровича, вокруг меня возникла аура денег?
  В жизни так: одному ничего, а другому - всё.
  Деньги липнут к деньгам, и с этого момента я - на подъеме, как на горнолыжном лифте.
  - Не подумай плохого, Виктория, - Игнац словно бредет босиком по осколкам бутылок из-под пива "Жигулевское". - Но нет ли у тебя фотографии в купальнике?
  - Ты меня смущаешь Игнац! - усмехаюсь я, вспоминаю, как голая танцевала на столе в ресторане. - Конечно, нет гадких фотографий! Я же не из ТЕХ девушек, - и перехожу на другую тему: - Благодарю вас, Игнац, за деньги!
  Завтра я заплачу за экзамены и отдам долг за лечение мамы.
  Мне очень приятно, что вы не только приятный мужчина и умный собеседник, но и понимающий, вникающий в проблемы других, - я засмеялась.
  Вспомнила, как эмигрантка ехала по шоссе в Германии и увидела на дороге сбитого ежика.
  Ежик ещё живой, но покалечен.
  Она отвезла его в ближайшую ветеринарную клинику, сказала, что подобрала ежа на хайвее.
  Девушку выплатили сто евро за милосердие, не она заплатила, а - ей, и ежа понесли на операцию.
  У огромного немца ветеринара чуть слезы из глаз не катились от жалости к бедному животному.
  - Виктория, ты завтра вечером можешь вылететь в Мюнхен? - Игнац перешел к практической части соблазнения невинной девушки. - Я могу взять тебе билет на самолет.
  Из Розенхайма я улетаю через четыре дня, и до моего отлета хотелось бы встретиться с тобой, посетить острова, поговорить.
  И ещё, но этот разговор позже: мне нужна хозяйка в замке, которая будет следить за ним в моё отсутствие.
  - Думаю, что ничто не помешает мне вылететь завтра вечером, - я оплывала, как свеча под градом информации.
  Олень берет меня в экономки? Сначала лишит невинности (в сумму входят деньги на проезд от Москвы до Розенхайма, Игнац знает, что я живу в Москве), а затем возьмет на работу, как жену графа Льва Толстого.
  Велик ли замок? С веником носиться по этажам, казематам, подвалам - не для меня.
  Германия меня не радует, но возможно, я охмурю деда, раскручу их данке дойче оленя на деньги.
  С моим-то талантом, с моим опытом и теорией кадрения и удержания у мужчин, я горы сверну, как Геракл.
  Любопытно, что Игнац, как зажравшийся европейский олень, даже не подозревает, что русским свиньям не так-то просто попасть в Европу, нужна Шенгенская виза.
  Процесс оформления визы унизителен для гражданина страны, которая спасла Европу от фашизма и победила Германию.
  Но я в политику не лезу, ведь я - проститутка, как в песне поется, только я - не фея из бара, я не летучая мышь.
  Виза в Европу куплена на год, заграничный паспорт в порядке, как усы у товарища Сталина.
  Каждая Московская проститутка сидит на загранпаспорте и визе в Европу на случай, как у меня, когда жениху ударит сперма в голову, и он пожелает немедленно видеть русскую девушку.
  Многие иностранцы приглашают нас в гости, обещают проживание бесплатно, но это мужики за бесплатно, которые играют на романтику.
  Я через романтику хочу денег, поэтому просто за жилье не останусь.
  - Вышли мне данные твоего паспорта, - просит Игнац, и добавляет, как для дуры, - они нужны для оформления билета.
  Я фотографирую разворот загранпаспорта. Пусть олень видит год моего рождения, что мне ещё девятнадцать, я его не обманула.
  На подданство Молдавии, он не обратит внимания, а, если заострит внимание, то напомню, что Молдавия - часть бывшего СССР, а СССР для немцев - Россия.
  Паспорт выслан, от Игнаца нет вестей в течение пяти минут, наверно билет оформляет для меня.
  Приятно, когда о девушке заботятся, пусть даже с корыстной целью, лишить её невинности.
  Невинность я сделаю за полчаса, вместе с осмотрами гинеколога и послеоперационным наблюдением - два часа.
  Знакомые проститутки (почему у меня все знакомые - проститутки?), рассказывали, что ерунда, безболезненно и практично, как сумку зашить.
  Гименопластика - как называют это чудо эстеты - не только развлечение, когда толстая рожавшая мамаша делает пучеглазому очкастому супругу сюрприз.
  Я, на всякий случай, задумывалась о новой девственной плеве, и этот случай наступил: олень возжелал девственницу из леса.
  Открываю страничку (пока жених колдует над билетом для меня), читаю:
  "Во время операции выполняется полное, то есть анатомическое восстановление девственной плевы. Гинекологи во время осмотра не могут определить, была ли нарушена девственность или нет.
  Девственная плева формируется заново из слизистой оболочки.
  Так как ткани после операции полностью восстанавливаются, "девственность" гарантирована до следующей дефлорации.
  Если бы Наташе Ростовой восстановили девственность, то её жених князь Андрей остался бы жив".
  Коротко и ясно, оттого и прекрасно!
  Тургеневская девушка за одиннадцать тысяч рублей плюс полторы тысячи за консультацию.
  Записываю адрес клиники, телефон: утром - девственная плева, вечером - восторженный немец жених.
  Завтра много дел: нужно пристроить машины на стоянку, как в Сбербанк России.
  Опель придется определить на платную стоянку, дорого, но олень Игнац заплатит, он за всё мне заплатит, за слезы невест, которые не вышли замуж за богатого.
  "Мерседес" перегоню к дому, поставлю на прежнюю стоянку.
  Что сказать Босе? Скажу, что уезжаю на случку с немецким женихом, а про предоплату незачем упоминать.
  Не друзья мы с Босей больше, не друзья.
  Открывается дверь, и входит без церемоний голый побитый Бося.
  Неужели, не понял, что я специально закрыла дверь от него, как от мальчика с дудочкой?
  Я редко закрываю дверь, что-то это должно для него значить?
  Злость переполняет меня, но профессионально улыбаюсь, тем более что Бося сразу подходит к компьютеру:
  - С кем переписываешься, милуша?
  - Бося, не мог бы ты подождать меня на кухне, в раздумьях? - я едва успеваю закрыть страницу про восстановление девственности, улыбаюсь, как можно дружелюбнее, как хохочет щенок терьера. Сейчас Босю нельзя огорчать: - Я показываю клиенту себя по видео, и он не обрадуется, когда за моей спиной увидит обнаженного юношу, поглаживающего гениталии.
  Бося округляет глаза, прикладывает указательный палец к губам и направляется к двери, будто гестаповец юморист.
  Затем останавливается, смахивает невидимую пылинку с моего плеча и уходит, как водолаз на небо.
  Только дверь захлопнулась, звякнуло письмо от Игнаца:
  - Билет на завтра, в одиннадцать ночи, Виктория. Для тебя не поздно? - Игнац играет в заботливого папика. - Дай адрес своей почты, я скину электронный билет.
  - Спасибо, Игнац, ты очень заботливый, как кайзер, - я кидаю адрес, и получаю на него электронный билет. Эконом класс - унизительно, но олень экономит МОИ будущие деньги. Дорога в Розенхайм открыта. - Вот мой номер телефона, он в роуминге. - Написала и сама не возрадовалась, за допущенную ошибку, словно разведчик Штирлиц обмишурился.
  Разве Тургеневская девушка должна подключать роуминг просто так?
  Но Игнац, ослепленный любовью или скотским желанием овладеть девственницей, или желанием быстрее найти хаусвайф, домохозяйку, не обращает на мою промашку внимания.
  - От Мюнхена до Розенхайма идёт экспресс. Посмотри в интернете. Я встречу тебя на вокзале, Виктория моя.
  Высылаю тебе, на всякий случай, мой подробный адрес и номер телефона.
  - Спасибо, Игнац, ты очень заботливый (почему бы тебе не встретить меня в аэропорту?).
  Дальше разговаривать, вроде бы, не о чем, но олень купил моё время, и я, как проститутка, обязана его веселить и охмурять.
  Минут десять мы обмениваемся любезностями, как кошка с котом.
  Я делаю вид, что огорчена, что не посещу в Мюнхене Немецкий Музей науки и Техники и Английский парк, прилетаю ночью.
  - Виктория! У тебя вся жизнь впереди! - Игнац выразился непонятно. - Очень важно, что ты ещё девственница.
  Может быть виноват переводчик, а Игнац сказал "у НАС вся жизнь впереди"?
  Через десять минут Игнац вежливо откланивается, так как я все же мягко дожала, что мне нужно завтра с утра много побегать, чтобы к нему приехать без забот.
  - Ты мне обязательно позвони из аэропорта в Москве и в Мюнхене! - Игнац напоминает романтической девушке.
  - Позвоню! До встречи в Розенхайме, Игнац.
  
  Дело сделано, и я выключаю компьютер, как обрываю связь с Луной.
  Деньги, деньги не уплыли с моего счета?
  Проверяю баланс: деньги на месте.
  Можно проигнорировать предложение Игнаца, я со своей новой аурой, в Москве лучше устроюсь.
  Но, вдруг, не получится в Москве?
  Я же не дешевая шлюшка, я - проститутка в поисках богатого оленя.
  Чем сегодня заняться? Поход в ресторан на посиделки отменяется, потому что - неизвестно чем может закончиться, как война Миров Герберта Уэллса.
  Рисковать не стоит, как в Райфайзен банке.
  Может быть, заняться машинами, чтобы не тратить на них время утром?
  Я быстро одеваюсь: джинсы, маечка до пупка, заплетаю косички.
  Для авто подбираю туфли на низком каблуке, но профессионально захватываю и на высоком.
  Пусть туфли лежат в сумке, но с ними мне спокойнее, как с полными кислородными баллонами в бассейне.
  Бося грустит в своей комнате у телевизора, смотрит любимую передачу "Как стать миллионером", повтор.
  - Бося, ты умница, красавчик и очень тонкая натура, - я посылаю товарищу воздушный поцелуй. - Раны зарастут быстро, и ты - снова на коне!
  - Ты так считаешь, Виктория? - Бося вскакивает, подбегает ко мне, заглядывает в глаза (я снова жалею его, наверно, просыпается материнский инстинкт). - Твоё мнение очень важно для меня.
  - Всё будет отлично! - я обещаю и обманываю: - Срочно нужно съездить на встречу с клиентом.
  - Будь осторожна, - Бося бросает слова мне вслед, обязательное предупреждение проститута проститутке.
  Осторожность для проститутки - метод, как и для сапёра.
  
  С машинами я разобралась за два часа, как жена Шумахера.
  Нет, подруга Кляйна, фамилия Игнаца - Кляйн, потешно, не русский что-ли?
  Я улыбаюсь древней шутке.
  Опель "Астру" поставила на стоянку около Мытищ - не далеко и не близко, зато цена приемлемая - три тысячи рублей в месяц, как один раз трахнуться на пять минут.
  Я заплатила за один месяц, узнала, что можно перевести деньги на карту и продлить, если не смогу подъехать.
  "Мерседес" пригнала к нашему дому, ему и здесь уютно, как в немецкой колыбели.
  Вернулась в квартиру, Боси нет, наверно, ушёл на блядки.
  Кто его возьмет, побитого?
  Побитый проститут похож на бомжа наркомана, асоциальную личность, и приличные господа и дамы сторонятся подобных мальчиков.
  А, может быть, Бося в магазин ушёл - мне же спокойнее.
  Я обзваниваю своих женихов, играю в "родственную душу", хихикаю, спрашиваю о здоровье, предупреждаю, что в следующий раз не знаю, когда позвоню, потому что уезжаю в Германию в гости к подружке.
  - Да, милый, ты же меня понимаешь. Мы - родственные души.
  Мне нужно продолжать обучение, а без европейского диплома девушке в наше время трудно пробиться наверх!
  Конечно, зайка, ты у меня один, и что бы ни произошло, я всегда с тобой.
  На обязательный дозвон женихов ушло больше часа.
  Игнац Кляйн, конечно - цель, но и остальных мужчин нельзя со счёта сбрасывать, как породистых коней, тем более что они у меня на аркане, кони с рогами - олени.
  Порадовавшись за сегодняшний день, я легла спать, как принцесса на двух горошинах.
  У романтической девушки должен быть цветущий вид и розовые поросячьи щечки.
  Утром в восемь часов я проснулась, немного волновалась: как пройдёт операция?
  А, если мне откажут?
  В восемь тринадцать я позвонила в клинику, не надеялась на ответ в столь ранний час:
  - Аллё! Мне нужно восстановить девственность, - я сказала шёпотом, чтобы Бося не услышал, если пришёл домой и не спит.
  - Приезжайте, мы вас ждём, - милый женский голос без хрипотцы, значит - не проститутка. - Наш адрес знаете?
  - Адрес в интернете, на Курской?
  - Совершенно верно! Только, девушка, когда будете входить и выходить - осторожнее!
  Ступенечка сразу после входа, многие спотыкаются с непривычки.
  Здание комфортабельное, а ступенечка неприятная.
  Да, девушка, паспорт не обязателен, мы работаем на условиях анонимности.
  - Спасибо огромное, уже мчусь к вам! - настроение у меня улучшилось. Как это я сразу не подумала, про то, что жених может устроить расследование и по паспорту найдёт девушку.
  Хотя, в моем случае с оленем из Германии, расследования не будет, то же мне, комиссар Мегре, Эркюль Пуаэро и Агата Кристи в одной постели.
  Боси дома ещё или уже не было, значит - на работе.
  Можно порадоваться за парня, если работает за деньги.
  А, если договорился с "борцом" по любви, и сейчас с эрекцией катаются с дружком по полу, мутузят друг друга, как резиновые зайцы?
  На ходу дожевываю кусочек сыра и выскакиваю из подъезда, как кукушка из гнезда вороны.
  Завтра в это же время позавтракаю в Розенхайме форелью и мидиями.
  В роскошной клинике меня встретили приветливо, поставили на конвейер, как бычка на бойне, или курицу на птицеферме.
  Большую часть времени занимали финансовые вопросы, чем медицинские.
  Меня осмотрела врач-гинеколог высшей квалификации.
  Голос у тетеньки не хриплый (не проститутка); она своё дело знает, поэтому разговаривала со мной мягко, но в то же время, как с пациенткой, а не с человеком: я выйду за дверь, и обо мне забудут, как о рваном плюшевом Мишке.
  Но на это я и рассчитываю, девственная.
  После краткого осмотра врач поставила диагноз:
  - У вас вторая категория сложности, девушка.
  - Вторая, а что это значит?
  - Ваша... слишком разработана.
  Чуть больше работы нам только и всего.
  И оплата, соответственно увеличится до восемнадцати тысяч, вместо одиннадцати, оплаченных ранее.
  - Восемнадцать, так восемнадцать, - я проявила небывалую щедрость. - При других обстоятельствах, я бы сначала узнала ценовую политику по всем подобным операциям в Москве, выбрала бы наименее дорогой вариант.
  Но выбора у меня нет, и результат нужен незамедлительный, как глоток воды карасю в пустыне. - Меня изнасиловали в школьные годы, вот почему у меня ОНА разработана.
  От врача гинеколога (она посочувствовала мне, когда услышала про изнасилование) меня направили дальше по конвейеру, к кассе, я доплатила семь тысяч.
  Деньги Игнаца таяли, как растает моя девственная плева после ночи любви с ним.
  Через пятнадцать минут (после оплаты) операция началась, и оказалась почти безболезненной, даже - забавная.
  Проститутка, когда кто-то лезет к ней в п...зду, не паникует.
  После операции меня проводили в комнату с телевизором и журнальчиками моды, словно приглашали подождать в приемной Министра Культуры.
  Через два часа, когда я уже изнывала, меня снова осмотрела гинеколог:
  - Прекрасно, отличная девственная плева, без сучка без задоринки, - врачиха похвалила работу коллег.
  Поздравляю вас девушка, приятной дефлорации.
  Даже, если ваш жених захочет, чтобы вы в его присутствии проверились у гинеколога, гинеколог ничего не заподозрит.
  - Когда можно уже... того... дефлорироваться.
  - Хоть сейчас! - врач улыбнулась дежурной улыбкой. - Приходите ещё.
  У нас некоторые девушки по много раз приходят.
  Даже после родов женщины восстанавливают девственную плеву.
  - Спасибо большое! Обязательно приду в следующий раз. - То ли в шутку, то ли всерьёз я пообещала.
  На улице, вроде Солнце светило как-то по-особому, словно - для невинной девушки.
  Мне сейчас следовало облачиться в сарафан с васильками, побежать босиком по лугу.
  Теперь я и перед Николаем Петрович предстану в обворожительной невинности, пусть мне квартиру покупает.
  Да что там, Николай Петрович, других желающих на умную Тургеневскую девушку (все Тургеневские девушки - умные) найдутся не меньше миллиарда.
  Мои ироничные грёзы прервал голос, который ворвался в моё личное пространство, как игла.
  - Девушка, извините, можно вас на минутку? - Ко мне подошёл с широченной улыбкой красавец блондин с голубыми глазами.
  Мент? Нет, волосы длинные, а у ментов длинных волос не бывает, как у лысых гномов.
  По всякому может маскироваться полицейский, работающий на доверие, под прикрытием, но ни одного длинноволосого полицейского в Москве я не видела.
  Клиент? Жених? Любитель девушек с восстановленными девственными плевами.
  Я бы прошла мимо, но моя профессия - охота на оленей.
  Никогда не знаешь, откуда выскочит выгодный олень.
  - Сто тысяч! - красавец объявил и ждал моего вопроса. Что это за сто тысяч и в какой валюте?
  - Сто тысяч рублей за лишение девственности? - я ухмыльнулась, словно проглотила кусок арбуза.
  Я умная девушка, интуиция плюс опыт развиты выше ватерлинии, тем более, когда дело касается мужчин.
  Все мужчины хотят одного - женщину ниже пояса, а потом - поговорить.
  - Вы очень проницательная, - блондин смотрел на меня с уважением, как на компьютер нового поколения с глазами и сиськами.
  - Значит, вы подлавливаете девушек после операций и предлагаете нам сделку?
  - Не всех девушек и не всегда, - альфонс не опровергал мои слова, словно доил корову на Кузнецком мосту. - Наш клиент (слово "клиент" резануло мне по ушам), пожелал невинную девушку.
  Книжка у вас есть?
  Ах, да, книжку мы вам дадим.
  "Бежин луг" и "Записки охотника".
  - Книга всегда со мной, - я с вызовом посмотрела на альфонса. - Но японского автора, Япония сейчас в моде.
  - Приятно иметь дело с умной девушкой, - блондин аккуратно взял меня за локоток. - Работы на час, клиент сегодня улетает по своим делам, а пока деньги есть, решил расслабиться.
  Сто тысяч рублей вам за час работы.
  - Сто тысяч рублей - большие деньги, - я начала загибать пальцы на левой руке, словно хотела сломать фаланги. - Но, давайте, посчитаем.
  Операция обошлась мне в восемнадцать тысяч рублей - раз.
  После вашего клиента нужно повторить операцию, это снова восемнадцать тысяч или - тридцать, если окажется, что у меня уже не вторая, а третья категория.
  За осмотр гинеколога - тысяча сто.
  Выходит, что мои расходы - пятьдесят тысяч.
  - И пятьдесят у вас ещё останется, - альфонс радостно закончил высшую математику любви к невинной девушке.
  - Сто пятьдесят тысяч, - я подняла планку.- Вчера я бы согласилась на сто, но сегодня - только сто пятьдесят.
  - Понимаю вас. Жених приезжает, - блондин переступал с ноги на ногу, словно давил виноград с глазами итальянских мертвых крестьян. - Но сто тысяч я не с потолка взял.
  Раньше девственность стоила тридцать тысяч долларов.
  Да, да, верьте мне!
  Потом - инфляция, целку зашивали мигом и с гарантией, и девственность сильно подешевела, как избы в Сибири.
  Клиенты либо знают, либо догадываются, что девственность не настоящая, но играют, и за театр платят.
  Поверьте, девушка, больше пяти тысяч долларов сейчас уже не предлагают.
  - Пять тысяч, это значит, что вам, как посреднику, остается пятьдесят тысяч рублей, - я подсчитала. - Не так уж и много.
  Но я рискую, не знаю, как пройдет дефлорация.
  Может быть, после дефлорации мне сразу не сделают операцию, придется подождать, пока воспаление пройдёт, а целка мне необходима сегодня.
   Сто пятьдесят тысяч рублей и ни копейки меньше.
  - Жаль! - сутенер развел руками.
  - Но, почему, вы не делаете подобные предложения девушкам из салонов?
  - Предлагаю и им, но когда нужно срочно, как назло, никого не найдешь, или уже штопаны-перештопаны по десять раз.
  Спасибо, девушка, извините, что задержал вас.
  - Что вы, я понимаю, это ваша работа! - я крикнула вслед блондину.
  Он увидел новую кандидатку - блондинку на высоких каблуках, как на ходулях.
  Девушка только что вышла из клиники.
  - Девушка, можно вас на минутку? - блондин арканил жертву.
  Он подошёл к ней, как трехногий конь к жертвенной мышке.
  Я раздумывала: правильно ли поступила, когда отказалась от ста тысяч рублей?
  А, если бы открылось кровотечение?
  Прощай Розенхайм, прощай жених с Дворцом.
  Блондинка, неожиданно для меня, и ожидаемо для сутенера, отвесила ему звонкую пощёчину, и пошла с ускорением, как комета Галлея.
  - Накладка вышла, - блондин вернулся ко мне. - Она пришла сдавать кровь в клинику.
  Случается и подобное!
  А вы, не передумали, девушка?
  Может быть, сто пять тысяч?
  - Нет, не передумала, - я засмеялась искренне и свободно, потому что я на коне, при деньгах и богатом папике, а сутенеру нужно отрабатывать свой хлеб. - Сколько же вы пощечин получите, пока договоритесь с новоиспеченной девственницей?
  - Не больше трех, - блондин ответил серьёзно и пошёл в сторону клиники: белый на фоне чёрного асфальта.
  Я же загуляла по бутикам, дисконтам, развлекалась по магазинам.
  Для девушки нет лучше театра, чем магазин.
  В одиннадцать часов я из самолета звоню Игнацу, как мужу:
  - Игнац, встречай меня, я в самолёте, лёгкая, словно птичка.
  - АХ-АХ! КО-КО-КО! - Игнац кудахчет, как курица с золотыми яичками. - Моя девственница прилетает, как Белоснежка (почему не добавил "к гному"?).
  - ОХОХО-ХО-ХО! - я бросаю несколько дежурных фраз для обработки жениха.
  Что-то он часто повторяет про мою девственность?
  Не хочет ли принести меня в жертву сатане?
  По телевизору показывали, как немцы-каннибалы поедали друг друга.
  Игнац - каннибал из Розенхайма?
  Звучит по литературному: каннибал из Розенхайма.
  Игнац Кляйн - каннибал из Баварии.
  БРРРРР! Страшно, но, если подозревать дедушку в каннибализме, то в проститутки лучше не ходить.
  Я засмеялась, подумала, что, если пересплю с Игнацем, то он станет моим первым мужчиной, мужчиной, который лишил меня девственности.
  Первый раз я потеряла невинность от самой себя.
  Получается, что я реальная девственница для Игнаца, не искусственная, не поддельная, как бревно подделывают под Буратино.
  В самолёте половина мест пустовало, наверно потому, что рейс - ночной, как спутник Луны.
  Я присела у окошка, книжку японца Юкио Мисима "Мчащиеся кони" положила на колени, как приманку для оленей.
  Хотя я и еду к жениху, но попутно поймать пару оленей богачей - не мешало бы, на запас в берлогу.
  Олени неплохо клюют на девушку романтика с русской книжкой, но также и с японцами.
  Испанские авторы не так возбуждают оленей.
  Полет до Мюнхена - три часа десять минут, и нужно начать кадриться, охмурять, прямо со взлетной полосы.
  Я открыла книжку на яркой алой закладке-липучке - омерзительная книга, отвратительная, но куплена на распродаже за тридцать рублей, и это меня хоть немного успокаивает, как кость - собачку.
  Зачем издавать дурацкие книги, тем более - переводить японцев, когда у них вся литература построена на сумасшествии?
  Главный герой, обязательно - пессимист сумасшедший, маньяк, который любуется испражнениями, подсматривает за писающими и какающими дамами, обожает кишки, и приходит в восторг от самого себя с маленькой пиписькой.
  У японцев нет моральных норм, так зачем же нам эта ерунда, как тухлые бананы?
  "Юкио Мисима, настоящее имя - Кимитакэ Хираокэ (огромная разница, и разве это важно для читателя из Самары или Москвы?), - читаю предисловие японоведа. - Умер в 1970 году (блин, мне старье подсунули).
  В романе "Мчащиеся кони", который входит в тетралогию "Море Изобилия", Юкио Мисима вплотную приближается к своему собственному идеалу - сознательной гибели во имя прекрасной и возвышенной цели.
  Вот она, истинная революционная романтика. "Мчащиеся кони" - это книга о маниакальном поиске чистоты, о бескомпромиссности, которая в реальном мире влечет за собой лишь смерть".
  У меня зубы заскрипели от злости, как у раздавленной кошки.
  Ну и ерунда, ну и чушь!
  Не хотела бы я встретиться с читателями этой книги в темном пустынном переулке.
  Все они, в том числе и автор предисловия - маньяки.
  Наверно, переживания отразились на моем восхитительном личике, и дядька в соседнем ряду заерзал в кресле, словно редиску проглотил целиком.
  Первый кандидат в полёте!
  Но, если летит эконом классом, то - бедный, а бедные мне не нужны.
  Бедный, или - скряга, расчетливый, экономный, как дядюшка Скрудж?
  На других местах подходящих кандидатур, на первый взгляд нет.
  Два парня лет под двадцать пять увлечены беседой на немецком языке, вымирающем под давлением американского.
  Слишком молоды, им только бесплатный или за бутылку их данке дойче секс подавай.
  Дама высокомерная - гиблый вариант.
  И ещё пара седых затылков, но дедушки, кажется, находятся при смерти.
  Чувствую взгляд дядьки через проход, бросаю на него театрально любопытный взгляд, и, как скромница опускаю глаза.
  Так положено в игре "я скромная девушка".
  Самолет набрал высоту, можно отстегнуть ремень и начать кадриться по-настоящему, охмурять буржуазных мужчин.
  Я сделала вид, что углубилась в потрясающую книгу, но только прочла пару строчек - и в глазах потемнело, словно в туннеле.
  Нет, если продолжу чтение бреда, то сойду с ума, или у меня вырастет длинная седая борода, как у старика Хоттабыча.
  Закрываю книгу, ерзаю в кресле, пытаюсь удобнее расположиться, вытянуть свои изумительные ножки.
  Для встречи с женихом я долго обдумывала наряд, как в последний бой.
  Вызывающе одеться, как проститутка - исключено, как и не стоит перегибать в сторону детства.
  Не пойдут сейчас детские косички, белые носочки, клетчатая юбочка, сандалики и белая блузочка с зеленым пиджачком.
  Слишком театрально, хотя, ослепленный любовью, Игнац, может принять меня любую, как тюленя на берегу.
  Я выбрала (после нескольких часов мучений) платьице нежного пастельного тона, с рюшечками, оборками и кружевами.
  И... как ни крути - туфли на высоком каблуке.
  От них ни романтической девушке, ни проститутке никуда не деться, как в грозу в начале Мая.
  Без высокого каблука даже в шахматы не играют.
  Волосы я перехватила белой ленточкой с цветочком, получилось - мило и соблазнительно.
  Платье длиной - до коленочек, так что при желании его можно истолковать, как платье смелое, или, наоборот, - скромное.
  Нарочно роняю книжку к окну, наклоняюсь, долго вожусь, даю оленю рассмотреть свою правую оголенную ляжку.
  - Девушка, я могу вам чем-нибудь помочь? - на ломанном русском спрашивает меня олень, который оказался тут-как-тут, около моей ножки.
  Я распрямляюсь, как пружина затвора автомата Калашникова, поправляю платьице, но не отвечаю: "нет".
  На "нет" и суда нет, поэтому олень, если очень стеснительный, может убежать в бурелом, потом его оттуда трактором "Беларусь" не вытянешь.
  Я смущенно улыбаюсь и хихикаю.
  Мой молчаливый ответ олень воспринимает, как непонимание вопроса, поэтому повторяет на немецком, столь же корявом, как и русский.
  - Лучше, говорите по-русски, я - русская, - хихикаю, умно втягиваю оленя в дружбу.
  Не отказала, но и не прогнала, как лиса петушка из лубяной избушки.
  - Я заметил, что вы читаете "Мчащиеся кони", это одна из моих любимых книг.
  Обожаю Юкио Мисима, - олень закатывает глаза, чмокает, словно сожрал Юкио Мисиму.
  Я в недоумении: он умело кадрит меня, говорит про книгу, знает, что к девушкам надо подольститься, или - на самом деле - маньяк, любитель японских книг?
  Круглое лицо со свиными щеками, красный нос, уверенный острый взгляд голубеньких льдистых глаз.
  Мне пора вызывать лётную полицию, но я мило улыбаюсь и иронизирую, не отказываю себе в моменте поиздеваться.
  - Мне нравятся книги о маниакальном поиске чистоты, о бескомпромиссности, которая в реальном мире влечет за собой лишь смерть, - повторяю слова из предисловия.
  И тут оленя понесло по кочкам.
  Он пустился в рассуждения о японской литературе, о неожиданных поворотах сюжета.
  Нет, это не профессионал-кадрильщик, это - лох.
  Теперь остается выяснить - богатый ли лох.
  С трудом пробиваюсь сквозь его словесный понос, интересуюсь работой - менеджер, но это мне ничто не говорит.
  Менеджеры высшего звена - миллионеры и щедрые дедки.
  Его родители - выходцы из Украины, а сам он - человек Мира, разъезжает, делает деньги (сколько может), но в основном - любитель культуры.
  От культуры у меня сводит скулы, я неосторожно зевнула.
  Ах, оплошность.
  Олень замечает мой зевок, но я его сдабриваю хихиканьем.
  - Шампанского? - олень спрашивает больше для себя, чем для меня.
  Шампанское поможет ему расслабиться, смелее кадрить меня и развязать мне язык.
  Но, может быть, олень выбрал меня, как девушку для беседы?
  Тогда - другое дело, беседа с красивой молодой девушкой, особенно на темы японской литературы, дорого стоит.
  - Нет, спасибо, я не пью шампанское, - улыбка, смущение.
  - Ром, виски, пиво, водка? - олень разошёлся, мне знаком этот размах, но в определенный момент клиент спрячется в свою раковину или скорлупу.
  В аэропорту Мюнхена его наверняка ждёт жена со скалкой.
  - Я вообще не пью алкоголь, - отвечаю и заливаюсь хохотом, подол платья чуть поднимается.
  - За знакомство? - олень настаивает, он чувствует себя Гераклом.
  За знакомство лучше денег дай, и болтовню оплати!
  Мне всегда любопытно, когда в ночных клубах девушки раскручивают оленей на еду и выпивку.
  Грохот музыки, полумрак, алкоголь, дым сигарет и болтовня оленя, а самое главное, что на это уходит уйма драгоценного времени.
  Так можно всю жизнь по кабакам прошляться, как вечной проститутке.
  Лучше бы клиент предложил проститутке в ночном клубе:
  "Салат - четыреста рублей, бутылка французского шампанского - три с половиной, горячее - тысяча, коктейль - пятьсот, мороженное - четыреста.
  Вы, девушка, будете кушать ВСЁ это, если я вас угощу, или возьмёте деньгами, и мы просто поговорим в спокойной обстановке, например, на скамейке на улице?"
  Я отказалась от алкоголя, и олень пришёл в смятение.
  Без бухла он не знает, как охмурить девушку.
  - Прогуляюсь по самолёту, разомну ноги, - двусмысленно улыбаюсь, и встаю с кресла. - Любопытно, как летят люди первым классом.
  Никогда не летала бизнес классом.
  Говорят, что на некоторые рейсы билеты стоят больше пятнадцати тысяч евро, - я протискиваюсь к проходу, задеваю коленями колени соседа.
  Пусть поймет слово "деньги", если ещё не догадался.
  Молоденькая глупенькая девушка мечтает лететь бизнес классом, а никто ей не предлагает, так просто тогда полюбуется.
  Днем в инете посмотрела, что полет в Мюнхен из Москвы через Эмираты - четырнадцать часов, стоит пятьсот двадцать шесть тысяч рублей.
  Остальные, с пересадками в бизнес классе места - доходят до ста тысяч.
  Любопытно посмотреть бы на чудаков, что летают за эти деньги.
  В нашем самолете, компании "Люфт Ганза", бизнес класс стоит тысячу евро.
  Олень не понимает меня, или делает вид, что не понимает насчет денег, что молодую девушку надо кормить не пирожными с вишенкой, а - деньгами с портретами американских президентов.
  Шампанским хотел отделаться, олень рогатый.
  Я мило улыбаюсь, пошла, покачиваясь на высоченных каблуках, в носовую часть, где отгорожено занавесочками.
  Бизнес класс, дорогой, но место его у параши - прискорбно.
  Не тороплюсь, спешить на свою свадьбу не стоит.
  Ах, как я хороша, девственница красавица!
  Настроение у меня отличное, сияю, и это сияние должно притягивать богатых оленей, как кормушка с сеном из Алтайского села Сростки.
  В бизнес классе только один пассажир, но олень класса Ричарда Гира.
  С сединой, подтянутый, деловой, в костюме и с настороженным бизнес-взглядом на жизнь.
  Миллионер - трудяга, не счастливчик, не сын миллионера, которому деньги пришли по наследству, а - всего добился своими мозолями на попе.
  Бизнес человек взглядом скользнул по мне, как по новой марке компьютера, и снова уставился в ноутбук.
  Дяденька, за ноутбуками всю жизнь упустишь.
  Даю рассмотреть себя (если подглядывает), иду медленно, затем останавливаюсь около двери в туалет.
  Можно входить, как в страну Солнца.
  В туалете мне делать по нужде незачем, но на всякий случай, пописала, через силу.
  Припудриваю носик, любуюсь собой в зеркало, кручусь-верчусь, как рулетка у знатоков.
  Пора выходить, а то мои олени - те, кто меня видел - подумают, что я пошла в туалет по "большому", или меняю прокладки.
  И то и другое подрывает авторитет романтической девушки из села Тургенево.
  Выхожу из туалета счастливая и полная надежд, так должно казаться оленю из бизнес класса.
  Почему к нему не сделали "подсадку"?
  Обычно подобных оленей "пасут", узнают, когда и куда они летят, и подсаживают к ним девушку - кандидатку в любовницы.
  Может быть, олень уже проверенный "подсадками" и записан в категорию "безнадежный"?
  Около оленя делаю вид, что оступилась, хватаюсь за кресло, но не падаю на оленя, как снежная баба.
  Деловые мужчины не любят, когда девушки валятся на их ноутбук, в котором миллионеры хранят свою девственную финансовую честь.
  - Вы не ушиблись? - олень спрашивает на американском.
  Американский отличается от английского, как чукча от прибалта.
  Знать английский и американский - обязанность каждой проститутки.
  - Спасибо! - отвечаю, и чувствую, что олень "уплывает", теряет ко мне интерес.
  Почувствовал подвох, "подсадку"?
  Придется применить кардинальный метод охмурения, я же ничего не теряю, кроме своей девственности (за восемнадцать тысяч рублей).
  Я начинаю хохотать, делаю вид, что не могу остановиться от смеха.
  С Николаем Петровичем помогло, за смех я получила опель "Астру".
  Сгибаюсь, чуть ли не на пол оседаю от смеха.
  Реакция у оленей почти всегда одна, можно диссертацию писать на тему "Олень и истеричный смех девушки".
  Сначала олень думает, что хохотушка обкурилась или напилась, затем природные инстинкты берут своё, олень вспоминает, что существуют ещё романтические девушки "Олеся, Алиса, дети леса", чистые и наивные, как тростинка на папуасе.
  - Лучше, сядьте, поговорим! - Олень исполнил мечту любой "подсадки".
  Неужели заарканился на мой неистовый смех?
  Надо обратить внимание на этот метод кадрения мужчин, сделать напор.
  Как это я раньше не дошла до столь простого и эффективного метода?
  Конечно, я охмуряла и хохотала, но не выделяла метод "смейтесь до упаду" в особую категорию кадрения.
  А теперь, после успеха с Николаем Петровичем и оленем из бизнес класса, начинаю чувствовать его силу.
  - Сесть? Но у меня место там, - я махнула рукой в сторону хвоста самолёта.
  Олень должен был вскинуть золотые рога и предложить последовать до моего места.
  - Полагаю, что никто вас не прогонит, - олень пообещал, но я не поверила.
  Если так можно - купить один билет в бизнес класс, а затем подсаживать к себе знакомых, то зачем тогда бизнес класс нужен.
  Хотя, в нашем случае, когда летит один пассажир, стюардессы могут и "не обратить внимания" на хохотушку.
  Нет, проститутка проститутку видит издалека.
  Лучше сказать про стюардессу - свысока.
  Олень потянул меня за руку, осторожно, как налим наживку, и мне пришлось присесть рядом с ним.
  Опытный олень, его так просто не раскрутить на огромные деньги, но зато он знает, сколько стоят услуги девушек и, как и сколько надо платить за разговоры.
  - Вы одна летите? - олень кидает пробный вопрос-шар из серии "вы одна отдыхаете?", "вы одна путешествуете?", "вы одна загораете?".
  - К дяде, в гости! - я смеюсь. Не уточняю, что в Розенхайм.
  Олень верит мне наполовину: сейчас многие молодые проститутки летают к любовникам.
  - Дядя в Мюнхене живет? - олень кадрит не по правилам, что снижает его рейтинг, но дает мне возможность охмурить.
  Мужчина, который кадрит, не должен уходить в сторону от прямой линии кадрежа, как матрос Железняк.
  - А зачем вы спрашиваете? - вопросом на вопрос отвечаю, как наивная девушка, которую родители предупредили "не рассказывай о себе незнакомым дядям".
  - У вас удивительное платье, красивое и нежное. Сами выбирали? - олень вернулся на линию кадрежа и сыплет вопросы из пособия "Как прикадрить девушку".
  Глава "Задавайте вопросы девушке об её одежде, спросите: сама ли она выбирала одежду, а затем похвалите девушку за отличный вкус, даже, если она носит мешок от пугала".
  - Нравится? - я тереблю оборочку. - Да, в ЦУМе (если олень знающий, то ЦУМ - самый дорогой универмаг в Москве, значит, и в России), - и неожиданно для клиента, спрашиваю: - Правда, что в бизнес классе бесплатно подают чёрную икру?
  - Хотите чёрной икры? - олень не обеспокоился, по крайней мере, на лице не отразилось волнение.
  - Нет, ненавижу её с детства, папа литровыми банками привозил из Астрахани.
  Спросила ради любопытства.
  - Бутылочку Моёт, пожалуйста, - олень остановил проводницу и принял решение за нас.
  Я хотела сказать, что не пью алкоголь, но, вдруг, олень заказал для себя, а я - опозорюсь, как гусыня на оргии?
  Он же мне не предлагал шампанское.
  Или олень настолько уверен в своих деньгах, красоте и обаянии, что не спрашивает у девушек их согласия?
  Не на ту нарвался, не на простую проститутку.
  Стюардесса приносит бутылку Моёт, ноль триста семьдесят пять миллилитров и два бокала.
  Теперь знаю, шампанское Моёт в бизнес классе этого рейса - только за деньги.
  Сто двадцать евро за бутылку - ОГОГО!
  В магазине эта бутылочка стоит чуть меньше двух тысяч рублей.
  Олень расплачивается кредиткой и вкладывает в руку стюардессы пятьдесят евро, за понимание.
  Стюардесса кивком благодарит оленя, колюче быстро смотрит на меня и удаляется, как спутник в стратосферу.
  - За знакомство! - олень разливает шампанское, один бокал протягивает мне, как на плаху.
  - Что вы, я не пью алкоголь, - я беру бокал, не знаю, куда его поставить, чтобы не пролилось на брюки оленя.
  - Вы не пейте, только пригубите, почувствуйте аромат, - змей соблазнитель.
  Я молчу, как пчела без жала.
  С одной стороны, можно гнуть дальше линию "я - романтическая девушка непьющая", с другой - поддержать оленя.
  - Ой, холодное и с пузырьками, - глупые слова, но так необходимы, чтобы усыпить бдительность оленя. Делаю маленький глоточек.
  Зависает пауза, как акробат в цирке на Ленинских Горах.
  Девушка пьет, теперь надо следить за результатом.
  - У меня для вас подарок, - олень делает загадочное лицо и раскрывает тонкий кейс.
  - Для меня? Почему для меня? - округляю глаза.
  Дай денег, ну дай же денег.
  - Золотое колечко с бриллиантом, - олень извлекает из кипы бумаг тоненькое колечко без бирки, но с веревочкой и пломбой.
  Жёлтое золото, примерно полтора грамма, бриллиантик в одну сотую карата.
  В магазине безделушка стоит - три, четыре тысячи, то есть сто долларов с небольшим или - сто евро.
  Но я могу у знакомого барыги купить эту вещицу до двух тысяч.
  Бриллиант этого размера не оценивается, и идет, как бесплатное приложение к золоту.
  Оленей, которые отделываются от девушек, небольшими подарками - много.
  Колечко с бриллиантом - звучит, а три тысячи - мелочь для девушки, которая носит платьица за десять тысяч.
  Так что, выгодно дарить подарочки, как в Новогоднюю ночь.
  Олени запасаются сувенирами и "щедро" одаривают девушек.
  Богатые олени делают подарки дороже, но тоже из "заготовленных".
  Могут подарить часы за пятьсот тысяч рублей, но не деньгами.
  Часы достались оленю либо по дешевке, как бартер, либо за уплату долгов, либо разбоем - таможня.
  Девать часы - некуда, сдавать барыгам - копейки, а девушке сделать щедрый подарок - в самый раз.
  Олень бизнес класса ждет моей реакции на кольцо с бриллиантом.
  Я делаю испуганно-восторженное лицо:
  - Мнееее? За что? Почему?
  - Подарок красивой девушке!
  - Ой, спасибо, это так неожиданно! - натягиваю колечко на средний палец, идёт с натугой, пальцы у меня толстые, некрасивые, крестьянские.
  Нельзя клиентам показывать мои пальцы, они - единственное, чего я стесняюсь в своей внешности.
  Подружки меня успокаивали, когда я жаловалась на некрасивые пальцы, говорили, что - ерунда, это не заметно, нормальные пальцы, но, если я себе в голову вбила, то трудно выкинуть, как старое одеяло.
  Когда разбогатею, когда безумно разбогатею, сделаю операцию по уменьшению толщины пальцев.
  Сжимаю руку в кулак (так несовершенство моих пальцев почти незаметно):
  - Изумительно! Я пойду? - ставлю бокал на столик, пытаюсь приподняться.
  Жду, что олень подарит свою визитку, тогда можно ему названивать, обрабатывать, как "родственную душу".
  Он молча берет мою левую ладошку и уверенно, с нажимом прикладывает к штанам.
  Я чувствую, как напрягается его небольшой член.
  Извращенец, тихий извращенец, купил лапанье молодой девушки за колечко, то есть за две тысячи рублей.
  Но олень так не считает, и мне не стоит паниковать.
  Все миллионеры - извращенцы, и проститутка, которая выдержит ерунду, получит приз.
  Мне необходимо покраснеть от неожиданности, стыда потому что я - невинная девушка.
  Но руку убирать не стоит, даже самая невинная девушка - любопытна, как котёнок.
  Прикусываю нижнюю губку, словно в волнении, да, эротический массаж за три тысячи рублей.
  Не знаю, что думает олень, наверно, что он - супермен, но усиливает нажим, у него уже окреп, но не железобетонный, а - как у старичков.
  Я, словно пытаюсь удержать равновесие, сжимаю с силой гениталии, отворачиваю от оленя лицо, якобы в стыдливости, и он дернулся, как от стрелы в печень.
  Под моей ладошкой намокло, словно в вагинарии.
  Оргазм за несколько секунд?
  Выгодный олень, очень удобный для проституток.
  У дедушек оргазм происходит быстро, иногда достаточно только поцеловать член, а этот мачо и без поцелуя обошелся.
  Я встаю, не оборачиваюсь, ухожу.
  Надеюсь, что олень найдет меня в салоне и даст визитку.
  Прохожу на своё место, улыбаюсь: я прекрасна и молода, желанна и восхитительна, как Царица.
  Мужчины от меня кончают сразу.
  Олень, что подсаживался ко мне в начале полета, встречает меня с немым вопросом: почему так долго?
  Я не отвечаю, не разговариваю: этот олень даже до колечка не снизошёл.
  Когда выходим из самолёта, олень решается:
  - Девушка, если нужна помощь, совет, поговорить о литературе, вот мой телефон, - он протягивает салфетку с написанным от руки номером телефона, как в древние времена Штирлиц Юстасу.
  - Обязательно позвоню! Мы - родственные души! - я обнадеживаю оленя, и знаю, что позвоню.
  Моя работа - обзванивать мужчин и пытаться раздеть их на деньги.
  В коридоре меня догоняет олень из бизнес класса и протягивает свою визитку, молча, как в гробу.
  Я улыбаюсь в ответ, быстро опускаю взгляд на штаны: пятно оргазма чуть виднеется.
  Два оленя за один раз, круто! Виктория, ты на подъеме, как подъемный кран.
  До Розенхайма добираюсь без проблем, в экспрессе меня никто не трахает в туалете, а - зря.
  В порнофильмах я видела, как любят заниматься сексом в огромных туалетах европейских экспрессов.
  Да, туалет комфортный и огромный, но без клиентов.
  Немного волнуюсь, когда подъезжаю к Розенхайму.
  Вдруг, жених умер от старости или от радости, что меня увидит?
  Или забыл, склеротик, что я приезжаю.
  Можно поехать тогда по адресу, но, а, если нет дома, то есть в замке?
  Но волнения мои рассеиваются, когда навстречу столь красивой русской девушке семенит жених.
  Вельветовые коричневые брючки, удобные ботиночки "прощай германская молодость", белая рубашка: праздничный наряд Игнаца или - повседневный?
  Я встала в выгодную красивую позу - носки чуть внутрь, жду.
  Олень наконец добежал до меня, как паровоз до финиша.
  - Виктория?
  - Да! Здравствуйте! Игнац?
  - Я! Я! Я! - жених не сводит с меня восхищенного взгляда.
  Я, кажется, его поразила, как ножом в печень.
  - Вы очень прекрасны, вы превзошли все мои самые смелые ожидания, - Игнац берет в свои руки мою ладошку, которая ещё недавно лежала на гениталиях другого оленя. - Поедемте?
  - Куда? - я улыбаюсь.
  - Как куда? Ко мне! - Игнац ничего не понимает.
  - Я лучше остановлюсь в отеле, Игнац.
  Вы мне очень понравились, как я вас и представляла.
  Но я боюсь ночевать с мужчиной в одном доме, это неприлично, что люди скажут? - я растягиваю улыбку, боюсь переиграть.
  Жених волен сказать:
  "На "нет" и суда нет", развернется и уйдет в свой и мой замок.
  - Я приготовил комнату для вас, - Игнац через некоторое время понял, что я сказала, и удивлен, но не испуган, а скорее - восхищен - старый олень.
  Про комнату для меня врёт, но приготовит.
  Наверно для нас приготовил свадебную постель и кнуты с плётками, как положено у немецких извращенцев.
  - Но прилично ли? - я кокетничаю, насколько позволяет знание немецкого языка.
  - Обещаю, Виктория, что не обижу вас, - Игнац подталкивает меня к выходу с вокзала.
  Я сделала своё дело, всё сказала, показала, а дальше, что бы ни произошло, не моя вина.
  Я - бедная овечка девственница.
  Через пятнадцать минут мы на Мерседесе Игнаца подъезжаем к его замку.
  Он похож на конюшню в Пятигорске, только одна круглая башня говорит, что передо мной замок.
  Небольшой, у нас особняки в Подмосковье намного богаче и больше по площади, как Солнце и Луна.
  Комнаты старомодные, словно из кино про восьмидесятые годы СССР.
  Игнац проводит меня в комнату для гостей, или для шлюх.
  Спрашивает, не голодна ли я?
  Отвечаю, что нет, не голодна, только приму душ, и мы побеседуем о Баварии, о культуре городов.
  Перед поездкой я выучила несколько статей из туристического справочника по Германии.
  В душе я провела минут двадцать, надеюсь, что у оленя здесь камеры, и он подсматривает за мной.
  В халате, приготовленном для меня (или для других шлюх), выхожу.
  Игнац не знает, что делать: наброситься и изнасиловать меня, или беседовать о культуре?
  Лучше побеседуем, потому что Тургеневская девушка не отдается на первом свидании.
  Разве что только за хорошие деньги...
  Мы расходимся по разным спальням друзьями непорочными, а на следующий день Игнац начинает атаку, как акула на морского ежа.
  Он кадрит неуклюже, но с немецкой непосредственностью.
  Мы гуляем по городу, Игнац много пьёт и рассказывает о достопримечательностях, вплетает в рассказ комплименты мне и подначки, что девушка не должна бояться близости с мужчиной, особенно, если мужчина имеет на неё большие виды.
  Я намекаю, что отдамся только после свадьбы, Игнац намекает, что свадьба - не главное, главное - "родство душ" (пособий по кадрения начитался?), а, если нужна свадьба, то, если я соглашусь, то потом, как-нибудь справим.
  Этот день прошел без особой эротики, но дома Игнац осмелел и учил меня целоваться.
  Изо рта у него не воняло, терпимый запах, как в общественном туалете.
  Но на следующий день после поцелуев, Игнац предложил:
  - Целоваться можно не только в губы, но и туда.
  - Куда? - я округлила глаза.
  - Все тело человека - орган любви, губы, - Игнац поправился. - И если девушка целует мужчину туда, то это прекрасно, как подарок от Снежной Королевы Каю, - он спустил домашние штаны до колен и показал, куда надо целовать.
  Учит проститутку делать минет.
  Член небольшой, вялый, Игнац не проглотил виагру, не надеялся, на то, что я так быстро соглашусь.
  Кончил Игнац на второй минуте, как футболист, хотя я и имитировала неопытность.
  Все дедушки одинаковые, как мячи.
  Остаток дня он находился в воздушном настроении, мы поужинали в ресторане и улеглись спать в одну постель, потому что Игнац продолжал совращать меня.
  - Когда мужчина и женщина спят вместе, - он учил Тургеневскую девушку, - то между ними проскакивает искра взаимопонимания.
  Утром мы проснулись рано, завтра Игнац уезжает по делам, делать деньги.
  Мне сегодня пора дефлорироваться, чтобы крепче удержать оленя
  Я играла свою роль прекрасно, много хохотала, радовалась лучам солнца.
  В обед Игнац собрался с силами, принял виагру и пошёл в атаку, как танк Круппа.
  - Игнац, ты меня любишь? - я делала вид, что сдаю последнюю линию обороны.
  - ЙА! ЙА ЙА! Люблю!
  - А беречь будешь?
  - ЙА! ЙА! ЙА! Буду.
  - Я верю тебе, Игнац, - я вздохнула и закрыла глаза.
  Он возился долго, подрачивал себе, наконец, сто таблеток виагры чуть укрепили его член, и он дефлорировал меня.
  Наконец-то, а теперь - о деньгах.
  Остаток времени до отъезда Игнаца мы провели в любви и согласии.
  Простыню с кровавыми пятнами я разумно спрятала: если дойдет дело до суда, предъявлю, что меня Игнац изнасиловал.
  Расчетливый немец оставил мне на расходы карточку с двумя тысячами евро, пообещал, что будем перезваниваться, сообщать друг другу, как дела.
  - Обязательно, любимый! Не простудись в дороге.
  Я сделала ему минет, который лишил старичка последних сил.
  - Игнац, дорогой! Поспи пару часиков, я тебя разбужу, тебе необходимо отдохнуть, олень мой, наливаю ему полный стакан водки.
  Он машинально залпом выпивает и одуревает, как хомяк.
  Надеюсь, что он - в беспамятстве!
  - Вас ист дас "олень"?
  - Олень, это по-русски - очень любимый мужчина.
  Когда мой жених, от которого особых благ я уже не ждала, поняла за три дня, что он - скупердяй - заснул в спальне, я прошла в его рабочий кабинет.
  Не всё время мы держали друг друга за руки, Игнац ещё и работал на компьютере, как летучая мышь.
  Сняла свои шпионские камеры (установила в первую ночь, когда Игнац спал) с потолка и с боковой панели старинного шкафа, подключила к своему компьютеру.
  Да, в магазине "шпионские штучки" в Москве не обманули.
  Видно чётко, да к тому же, Игнац повторял вслух цифры и буквы пароля.
  На видео чётко отразилось каждое движение жениха, и экран компьютера.
  Из-под вазочки я достала ключ от стола, открыла второй сверху ящик, взяла флэшку с электронным паролем и подписью.
  "Баден-Вюрденбергише банк", вхожу с компьютера Игнаца, подсматриваю за страничками, окошками, паролями - на своём.
  Всё просто, как в купальне с карасями.
  Игнац на видео вставляет флэшку безопасности, и я вставляю, он набирает пароль по запросу, и я набираю (он бормочет цифры, повторяет, но и по пальцам видно, куда нажимает).
  Вход выполнен, на мобильный телефон Игнаца приходит смс с запросом подтверждения пароля, подтверждаю, затем стираю смс.
  Вот и цифры - остаток на счету Игнаца шесть миллионов сто сорок две тысячи триста сорок евро.
  Перевожу на свою карту в Москве один миллион двести тысяч евро.
  Я не жадная, мне нужна квартира в Центре Москвы.
  Банк просит подтверждение перевода, следую за видео с Игнацем, подтверждаю, на мобильнике снова ввожу код доступа. Прошла и электронная подпись с флэшки.
  Всё, операция прошла успешно!
  У Игнаца осталось четыре миллиона девятьсот сорок тысяч с еврокопейками, не обеднеет.
  Со своего счета в Сбербанке перевожу все деньги дальше, в ВТБ банк, чтобы не арестовали счет в Сбербанке, если что-нибудь случится.
  Теперь у меня несколько дорог: бежать подальше от Игнаца: Европа, Азия, Америка Южная.
  Но я хочу в Москву. Бежать в Москву?
  А, зачем бежать? Разве, красивая умная молодая девушка не сможет доказать полиции и сыщикам, что Игнац соблазнил меня, заплатил больше миллиона за девственность (вот и простыня с кровавыми пятнами имеется, и свежие следы дефлорации - завтра схожу к гинекологу, расскажу про дефлорацию, возьму мази, немецкий гинеколог - лишний свидетель моей невинности и её разрушения Игнацем).
  А то, что потом пошёл в отказ, то я не виновата, лишил девушку девственности, напился до беспамятства.
  Отблагодарил миллионом, а когда протрезвел - деньги пожалел.
  Сумма переведена с его компьютера, с его кодами и паролями, из его дома.
  Отпечатки пальцев я стираю только с флэшки, хотя Игнац её заляпает, он же флэшку с собой возьмет.
  И Игнацу буду доказывать, что он сам в пьяном угаре перевел деньги.
  Переводил же он мне четыре тысячи евро, значит потом, когда обалдел от моей красоты, миллион добавил с небольшим.
  А разве я стою меньше?
  Будем считать эти деньги авансом за мою красоту, ум, молодость проститутки, которая охотится на богатых оленей.
  
  Я измельчила шпионские жучки (завтра выброшу останки в озеро), и в одних туфлях на высоком каблуке, прекрасная в своей блестящей наготе, улыбнулась и направилась на крыльцо СВОЕГО замка.
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Флат "Хранитель дракона" (Попаданцы в другие миры) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Мур "Мой босс - демон!" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Новогодний диагноз" (Короткий любовный роман) | | Е.Васина "Ева для Инквизитора" (Приключенческий роман) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"