Эсаул Георгий: другие произведения.

Хрестоматия по литературе сша! Экзаменационые сочинения по роману "Рэмбо, первая кровь!"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Идеальнейший роман из трилогии (Хрестоматия по литературе сша!, Хрестоматия по литературе Китая! Хрестоматия по литературе ЭРЭФ!") мировых школьных сочинений Эсаула Георгия! Необходим не только школьникам всех стран, но и интелигенции и тем, кто к интелигенству стремится!

  Роман "Хрестоматия по литературе сша! Экзаменационые сочинения по роману "Рэмбо, первая кровь!" написан Великим Всемирным Писателем Эсаулом Георгием (Эсаулов Юрий Александрович!) в городе Люберцы 23 апреля 2010 года!
  
  Американские школьники не знают своих героев в лицо, а также не пишут сочинения по истории родного американского края!
  Культуры школьных сочинений в сша не было до того момента, как я, Эсаул Георгий, решил помочь бедным американским школьникам!
  И вот, с моей помощью, ребятишки узнают больше о своей стране сша, о ее безкрайних просторах, по которым раньше бродили индейцы и бизоны!
  Я создал хрестоматию по литературе сша!
  Я научил американских школьников искуству писать сочинения!
  Поэтому ученые и школьники сша мне очень благодарны!
  
  Роман "Джон Рэмба! Первая кровь" - произведение многоплановое и многожанровое в духе и стиле свободолюбивого многострадального американского народа!
   Эпическо героический роман повествует о стремлении простых и богатых американцев к свободе, равенству и братству!
   Автор в лирико мелодраматической форме передает нам ощущения доброты и широты американцев!
  По своей значимости эпопею "Джон Рэмба! Первая кровь" можно поставить в один ряд с шедеврами мировой культурологии и литературы, героическими эпосами: "Калевалой", "Манасом", "Камасутрой", "Словом о полку Игореве" и "Витязем в тигровой шкуре"!
  На переднем плане в романе выступает простой американский парень, которому не чужды сострадание и боль!
  С первых же страниц многоуровневого романа мы окунаемся с головой в удивительный мир радости и печали американских тружеников!
  Простой американский парень спортивного телосложения, невысокий, худощавый, длиноволосый и смуглый в незатейливой одежде, с сумочкой на плече спускается с американской лесистой горы к обычному американскому поселку!
  Поселок раскинулся на берегу прекрасного огромного американского озера, в лесистой местности которого раньше оседло жили кореные племена индейцев; к ним с дружеским визитом захаживал Следопыт по прозвищу кожаный Чулок!
  Мы видим преемственость поколений: Индейцы, Чингачгук Большой Змей, Следопыт, Джон Рэмба!
  Лицо Джона Рэмбы смуглое с волевыми чертами, как у Абрама Линкольна, первого настоящего президента Америки!
  Левая часть лица Джона Рэмбы парализована на войне и не двигается, отчего мы проникаемся еще большим уважением к главному герою произведения и преклоняемся перед ним!
  С виду Джон Рэмба принадлежит к любой национальности: смуглые черты его лица говорят о возможной принадлежности к южным народам, к пуэрториканцам, мексиканцам, американским индейцам или доминиканцам!
  Автор произведения раскрывает нам секрет и говорит, что Джон Рэмба является представителем народности Итальянцев, тех Итальянцев, которые освоили Рим, развивали творчество и культуру в Европе, подарили миру гениальных зодчих, например Леонардо да Винчи и голых спартанцев!
  Джон Рэмба поэтому образ собирательный, каждая народность мира найдет в нем "своего парня"!
  Мы с замиранием сердца следим за тем, чтобы не чорный образ Джона Рэмбы не обидел кореных афроамериканцев!
   Чуткие и отзывчивые угнетеные афроамериканцы с душевной болью следят за появлением на страницах эпических произведений героев и отождествляют каждого героя с собой!
   Авторы произведений в свою очередь бережно чтут традиции и в каждом произведении обязательно помещают наряду с белокожими, жолтокожими и краснокожими героями чорнокожего американского парня или девушку!
   Джон Рэмба не похож по цвету кожи на угнетеного афроамериканца, но по духу, как мы видим из фабулы и сюжета произведения, по духу Джон Рэмба - типичный афроамериканец с чертами латинос, индейцев, японцев и итальянцев!
   Яркой красной нитью проходит по эпопее национальный вопрос американцев: Джон Рэмба бегает и раскрашивает лицо, как индеец; Джон Рэмба, как афроамериканец на равных разговаривает с афроамериканкой; Джон Рэмба строит ловушки и роет ямы, как вьетнамец и так далее!
   Образ Рэмбы - собирательный образ американского народа!
   Мы с почтением и с почитанием наблюдаем, как Джон Рэмба подошел к почти белому американцу и афроамериканке!
   Афро американец в типичной американской клетчатой рубашке и с типичным американским лицом ушел от Рэмбы, потому что чувствовал свою глубокую вину за то, что Джон Рэмба воевал, а он не воевал!
   Мы не знаем почему афро американец в клетчатой рубашке не воевал за свободу сша: может быть, он инвалид детства, или баптист, но ощущаем горечь этого человека, его никчемность и равнодушие к судьбам людей!
   Джон Рэмба тонкими фибрами души понимает, что простые американцы относятся к нему с недоверием, как к хипи, но Джон Рэмба не хипи, он ветеран войны во Вьетнаме!
  Джон Рэмба оправдывается перед работающей афроамериканской женщиной, говорит, что он в рабочее время не на производстве не потому что лентяй или репер, а отттого, что он ветеран войны и награжден медалью Конгреса сша!
  Афроамериканка поведала Рэмбе, что ее сын. Соратник Рэмбы по борьбе во Вьетнаме, погиб в мирное время!
  Но скончался не от обжорства, а от рака, потому что во Вьетнаме поливал вьетнамцев напалмом и другими ядовитыми хиВическими веществами!
  Кровь угнетеного афроамериканца пролита не напрасно в борьбе с вьетнамско-окупационым фашизмом на далеком континенте!
  Теперь его мама и брат или отец с уверенностью смотрят в будущее!
  Умерший от рака самопожертвованый афроамериканец своим героизмом сделал возможное, чтобы его друг Рэмба после войны в мирное время залечивал боевые раны!
  И отважный Джон Рэмба в свою очередь своим потом и кровью отстоял право на заслуженый отдых!
  Вражеский Вьетнам далеко от дружеской Америки, очень далеко, дальше некуда, но и в далеких точках планеты Джон Рэмба защищает свою Родину (сша, а не Италию!) от агресоров, от вьетнамско фашистких захватчиков!
  Афроамериканская женщина смотрит на Рэмбу с пониманием, с сочувствием, потому что знает: если Родина сша прикажет, то Джон Рэмба солдат Отечества без сомнения поднимется на борьбу с любым захватчиком америки!
  Джон Рэмба не пощадит ни чорного, ни белого, ни красного, ни жолтого, если он угрожает интересам сша!
  Мужественые черты лица Рэмбы говорят нам о многом!
  А миловидные черты личика старой афроамериканки говорят еще о большем, словно снимают угольный пласт за пластом историю угнетеного народа!
  В уголках глаз старой африканской женщины таятся добрые лучики!
  Нос на ее лице правильной формы, что говорит о веской антропологической культуре американских афроамериканцев!
  Женщина свободно изъясняется на американском языке, как на родном, четко выражает свои мысли!
  Каждая ее мысль находит подтверждение в уголках губ, в лучистых очах, в движении бровей!
  Мы не знаем имя афроамериканской женщины, но догадываемся, что ее зовут либо Пэт, либо Мэг или Лу!
  По исконым старым традициям для удобства произношений американские жители называют себя короткими именами, не более, чем из трех букв!
  Великую страну сша населяют представители разных народов и национальностей!
  Обширен состав и языковый барьер на безкрайних просторах сша, поэтому длиное имя и фамилия являют собой неуважение по отношению к кореным американцам!
  В сша нет места столь вычурным и труднопроизносимым именам, как Ингеборагйнене, Вильнюскаусейтене, Самбинсита и им подобным!
  Если добропорядочный американский парень в кафе Чикен фрай или в салуне спросит у положительной девушки как ее зовут, то девушка, согласно американским незыблемым законам и конституции сша отвечает свое имя и фамилию!
  Если девушка скажет, что родители ее нарекли и дали имя Альбертина Генрих фон Карояновна ибн Раджихасаудовна, то простой американский парень с открытой душой Пол Хам обидится, за оскорбление, потому что из всего имени он осознал, что девушку зовут Фон, а остальные имена она придумала в качестве издевательства!
  Высокие моральные принципы, стремление к самоусовершенствованию исчезают в сша рядом с длиными именами!
  Вот поэтому мы, по гениальному замыслу автора произведения "Джон Рэмба! Первая кровь", видим рядом с Джо Рэмбой настоящих американских парней с правильными именами: Вич, Вил, Энди, Дейв, Джо, Уарк!
  Сердце каждого американского гражданина преисполняется гордостью, когда он шепчет имя Дяди Сэма!
  Следует отметить, что появление главного героя Джо Рэмбы рядом с рядовыми американцами раскрывает не только гармонические, то есть позитивные, эстетические свойства их имен, но и негативные, дисгармонические, отраженые в категориях безобразного, низменого в именах вьетнамских, которые Джон Рэмба ненавидит всей душой, потому что вьетнамцы посягали на свободу америки, на ее безкрайние поля, по которым раньше бродили индейцы и бизоны!
  Мы внимательно следим по сюжету за развитием героического Джона Рэмбы, за ее широкой поступью, за движением глаз с лукавыми добрыми лучиками надежды, как у угнетеных афроамериканских женщин!
  Американский солдат ветеран Джон Рэмба в простой защитной куртке цвета хаки идет по дороге, символизирует фигурой и шагами мощь и неотвратимость бега американского времени!
  За могучей спиной славного Джона Рэмбы мы видим грузовик американского производства, мощный грузовик, из настоящей дейтройтской стали!
  Кабина грузовика окрашена в жолтый цвет, цвет золота и Солнца, которого так много в благославленой Америке!
  "Амэээрика, Амэээрика..." - у нас слезы наворачиваются на глаза, когда мы слышим потрясающий мощный гимн сша!
  Джон Рэмба не боится грузовика, не опасается, что грузовик его собьет, потому что Джон Рэмба у себя дома, в родной стране сша!
  Во Вьетнаме вьетнамский грузовик сбил бы Джона Рэмбу с ног, но Джон Рэмба ушел из Вьетнама, вернулся с победой, пришел за медалью Конгреса!
  И мы с наслаждением понимаем, что в эстетическом феномене американского солдата Джона Рэмбы, в процесе духовно практической деятельности каждого простого американца реализованы, как объективно материальные состояния окружающей американской действительности, так и свойства субъектов социальной жизни, например, Вича, Вила и бродяги Дейва!
  Хитрозадуманый сюжет переносит нас от главного героя, от Джона Рэмбы к понятию американского шосе, хайвея в жизни каждого американца!
  Джон Рэмба не просто ступает в холодный день по асфальтовой мостовой, не зазря меряет шагами бывшую землю индейцев!
  Нет! Джон Рэмба своей легкой походкой выражает увереность в завтрашнем дне сша, в том, что по знаменитым американским дорогам пройдут еще милионы счастливчиков, радостных и обнадеженых, отттого, что являются гражданами Великой Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика...!"
  
  По замыслу автора грандиознейшего произведения из поступи Джона Рэмбы по американской дороге вытекают идейно эстетические принципы американской культуры дорог: логичность формы хайвеев, гармоническое единство созданых путей сообщения, идеал прекрасной, облагороженой природы вдоль дорог, утверждение идеи государствености, идеального героя, то есть того человека, который шагает по американской дороге, решение конфликта между личным чувством пользователей автодорог и общественым долгом в пользу Государства сша!
  И только по американской дороге человек войдет в Город Надежды, куда и попадает Джон Рэмба!
  Автор мудро показывает американский автобус на заднем плане в Городе Надежды!
  Американские прочные автобусы исколесили всю Америку и являются неотъемлемыми символами сша наряду со скунсами и вымершими индейцами сиу!
  Степень драматического напряжения возникает в нашем мозгу, когда мы переживаем за Джона Рэмбу, что он попадет под американский автобус и обретет трагический конец в своей гибели!
  Но недаром Джон Рэмба прошел все пытки и муки во Вьетнаме, недаром поливал врагов вредным напалмом, от запаха которого скончался его боевой товарищ Делмор!
  Джон Рэмба находит в себе потенциальные возможности, силы, и не попадает под автобус, под колесо истории!
  В Городе Надежды автобусов много, потому что жители Города Надежды живут в Америке!
  
  "Амэээрика, Амэээрика...!
  Великая страна!"
  
  На первом плане в Городе Надежды выступает полицейский участок, как оплот мира в Северной Америке!
  Полицейские участки в мирное время заменили салуны и форпосты первых поселенцев в сша!
  Символ благополучия, доброй воли всех национальностей и оплот надежности - вот, что значит полицейский участок в сша!
  На первый взгляд в полицейских участках трудятся и работают особеные люди, люди отмеченые Даром!
  Когда мы приглядываемся ближе к настоящим американским полицейским, то видим, что они не более особеные, чем все другие американцы, потому что в сша царит равенство не только религий и цвета кожи, но и равенство професий!
  Обыкновеный рабочий с рыбокомбината приравнивается к полицейскому, а сантехник к Президенту Америки!
  Колорит природы сша отражается не только на окраске зданий и на цветах в горах в лесистой местности, колоритом пронизана вся жизнь американца!
  Система гармонических цветовых соотношений отражает красочное многообразие цветов кожи даже в обыденом полицейском участке Города Надежды!
  Из полицейского участка выходит оплот мира и добронравия - шериф Города Надежды Вил!
  Лицо Вила отображает окружающую действительность!
  Упрямое, слегка погрузневшее от американского пива Будвайзер, лицо с добрыми, но проницательными очами, непримечательным носом, широкими губами - не содержит в себе ни демонстрации изуверских пыток и способов убийства, ни грубой эротики, ни причуды сексуальной патологии, в отличие от лиц вьетнамских окупантов, которые пытали ни в чем неповиного американского солдата Рэмбу только за то, что он убивал вьетнамских граждан!
  Вил своей доброй улыбкой оказывает благотворное влияние не только на умы подчиненых полицейских в фирменой форме, но и на процесы развития культуры в Городе Надежды!
  Человеку, который ежедневно сталкивается с нарушителями Закона сша, не чужда вежливость и культура речи!
  Шериф Вил вежливо здоровается с рожавшей женщиной, не упускает из внимания и бродягу Дейва, когда советует ему помыться!
  Процес принятия душа в сша очень популярен среди молодежи, но не пользуется спросом у пожилых людей!
  Синьоры лучше искупаются в озере Виктория и в других Великих озерах сша, чем примут душ!
  Душ снимает с тела не только микробов, но и частичку америки!
  Феномен умывания оказывает огромное влияние: на духовную жизнь американцев, с каждым годом становится все более серьезным орудием мощного воздействия на личность эмигрантов, формирует как обществено политическое так и эстетическое сознание ветеранов войны во Вьетнаме!
  Вот почему в дальнейшем течении сюжета грандиознейшей эпопеи "Джон Рэмба! Первая кровь" мы наблюдаем процес умывания Джона Рэмбы в душевой комнате полицейского участка Города Надежды!
  Но до этого момента еще далеко, а мы наслаждаемся вместе с шерифом Вилом картинами горного города, незабываемыми пейзажами америки, шумом городского транспорта с комфортабельными, быстрыми, надежными и вместительными автобусами!
  Шериф Вил садится в полицейскую машину, не просто садится, а присаживается со значением, с осознанием того, что все, что он делает, все идет на пользу сша!
  Мощный мотор автомашины трогает автомобиль с места, разгоняет его до скорости, положеной для проезда в Городе Надежды!
  Дальше, согласно колизии роман, сюжету происходит незабываемая встреча американского героя войны Джона Рэмбы и блюстителя Закона и правопорядка шерифа Вила!
  Шериф Вил внимательно следит за соблюдением закона в своем городе, поэтому его пристальный взгляд останавливается на фигуре Джона Рэмбы!
  Шериф Вил увидел Рэмбу и охуел!
  Как человек наивный и не лишеный предрасудков, шериф Вил полагает, что Джон Рэмба - бродяга, потому что Джон Рэмба одет в зеленую куртку с американским флагом!
  Этот американский флаг ветерана войны во Вьетнаме противостоит обыденому мышлению, непониманию всего сущего, что творится в мире и вокруг него!
  Шериф Вил благородно подсаживает Джона Рэмбу в автомашину и распрашивает былого вояку о его планах на будущее, о его целях и стремлениях!
  Простой ветеран войны во Вьетнаме поведал блюстителю правопорядка о своих надеждах, связаных с походом на Север!
  Шериф мягко и в культурной форме подсказывает Джону Рэмбе, что Джон Рэмба ошибся, если полагает, что бредет на Север, потому что Джон Рэмба идет по дороге на Юг!
  Бывший солдат, а ныне заслуженый ветеран Джон Рэмба не соглашается с доводами шерифа Вила, потому что уверен, что в сша дороги не подведут и приведут туда, куда стремится душа простого американца!
  Мировозрение Джона Рэмбы и жизненая позиция шерифа Вила входят в противоречие друг с другом, являют собой образец мировой колизии!
  И шериф Вил и Джон Рэмба живут во благо Америки, но каждый подразумевает это благо по своему!
  Добрый старина Вил сражается против нелегальных эмигрантов и бродяг, а Джон Рэмба борется с жесткосердием, равнодушием, косностью мышления отдельно взятых личностей!
  Автор мудро открывает нам тайны межличностного общения и характеров двух главных героев!
  Несмотря на несхожесть жизненых оценок и нравственых позиций, шериф Вил и Джон Рэмба оказываются положительными героями, которые не отдадут врагам ни пяди родной земли, которая когда то принадлежала индейцам!
  Шериф Вил называет Джона Рэмбу бродягой, незлобно называет, как бы одобряет образ жизни американского парня!
  Джон Рэмба не обижается на "бродягу", отзывается на это популярное в америке прозвище!
  Оба главных героя знают и понимают, что "бродяга" по американски никак не связан с проявлением в солдате Рэмбе варварских животных черт, эгоизма, упования на грубую физическую силу, эмоциональную распущеность!
  Наоборот, слово "бродяга" в устах шерифа Вила звучит, как похвала, как раскрытие в Рэмбе символико романтического содержания!
  И венцом символизма отношений шерифа Вила и ветерана войны Джона Рэмбы является мост над бурной рекой!
  Шериф Вил советует Рэмбе, чтобы он шел дальше своей дорогой и не смущал жителей Города Надежды теорией об очеловечении природы!
  Могучий дух Джона Рэмбы не сломлен, а возвышен над лесами и горами!
  Джон Рэмба движением бровей, блеском выразительных глаз дает понять шерифу Вилу, что все в мире имеет свою высокую мисию, но имеет лишь в том случае, если мисия дает правдивое отражение реальности!
  Шериф Вил в легкой форме совершает обряд прощания с ветераном Джоном Рэмбой и уезжает через американский мост над бурной рекой, где индейцы, до их истребления, ловили рыбу!
  Джон Рэмба остается один на один со своим мировозрением, с ощущением правды, за которую погибли милионы американских солдат во Вьетнаме!
  И эта боль, невыразимое чувство невероятно преувеличеного возвышеного патриотизма к Государству Америка настолько наполняет Рэмбу внутреним содержанием, что Джон Рэмба стремится донести свои идеи до шерифа Вила!
  Джон Рэмба ступает на мост и идет обратно в Город Надежды, где живут славные парни с короткими именами: Вич, Вил, Дейв, Уарк, Джо, Пол, Хам и другие!
  Шериф Вил уверено ведет мощный автомобиль американского производства!
  Руки шерифа Вила покоятся на руле управления автомашины, а взор его устремлен в зеркало обзора заднего вида!
  Американские автомобили, как американская мечта, оснащены всем необходимым для безопасного вождения по дорогам сша!
  В свою очередь полицейские автомашины мощнее и лучше гражданских автомашин, потому что полицейский автомобиль вбирает в себя всю мощь и славу Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика...!
  Великая страна!"
  
  Шериф Вил с неподельным любопытством наблюдает за поведением Рэмбы и удивляется упорству невзрачного, на первый взгляд, парня, который путает направления с Севера на Юг!
  Блюститель законопорядка возвращается к Джон Рэмбе и просит у Рэмбы мандат на случай, если Джон Рэмба не ветеран войны, а шпион, засланый из Вьетнама с целью уничтожения Америки!
  Мы видим боль и страдания в очах солдата Рэмбы, когда он повинуется блюстителю порядка!
  Глаза Рэмбы, эти глаза, которые никогда не соврут, эти глаза как бы говорят шерифу Вилу:
  "От первого президента Америки Абрама Линкольна, который отменил рабство, до нынешних дней благополучного процветания страны, в нашем многонациональном государстве соблюдается закон и порядок!
  Закон и Порядок!
  Но, как мне больно, что меня по Закону и по Порядку принимают за вьетнамского шпиона!
  Вьетнамские шпионы не похожи на меня, они злые, недобрые, режут ножиком американских солдат только за то, что американские солдаты уничтожают вьетнамские деревни с женщинами и детьми"!
  Шериф Вил отвозит Джона Рэмбу в Город Надежды, обратно, туда, где Джон Рэмба видел американский автобус, автобус мечты!
  И перед нами открывается удивительнейший мир полицейского участка, открывается во всем его многообразии и совершенстве!
  Полицейские чины деловито снуют с места на место, являют собой образцы законости и трудолюбия!
  Бумаги, пишущие машинки, телефоны, компьютеры, - вот неотъемлемые атрибуты каждого полицейского участка в америке!
  Мы видим одухотвореные лица полицейских, ребят, которым не чужды сострадание и боль за переживание своих ближних американцев!
  На заднем плане в полицейском участке пробегает афроамериканский полицейский, что доказывает отсутствие расовых предрасудков в полиции сша!
  Афроамериканец на службе закона, на защите граждан и правопорядка чувствует свое возвышение с субъективно эстетическим переживанием!
  Возвышение афроамериканского полицейского противоречиво!
  В афроамериканском полицейском сочетаются ощущение исключительности воспринимаего мира (различные отенки удивления, восхищения, восторга, благоговеяния, преклонения, даже робости перед силами матушки природы с братцами Кроликами) и подъем, мобилизация всех сил и высших духовных потенций афроамериканца!
  В полицейском участке мы не замечаем на работе представителя кореного населения сша - индейца!
  Возможно, индейские племена, даже если и не состоят на службе в Государственой полиции сша, то ведут общественую работу за надзором за правопорядком, то есть несут бремя добровольных общественых дружин!
  В полицейском участке Джон Рэмба познакомился со многими интересными и любознательными гражданами сша!
  Офицеры и рядовые чины полиции задавали Рэмбу простые вопросы об его жизни, предлагали пути разрешения возникших колизий!
  Джон Рэмба с пониманием отнессся к словам сограждан, явил образец чуткости и терпения по отношению к более мудрым товарищам!
  Он даже продемонстрировал и отдал на временое пользование свой нож, неизменое оружие во Вьетнаме!
  Нож большой, с зазубринами и бороздкой для стока крови врагов!
  В полицейском участке работники проявили заинтересованость к холодному оружию и похвалили Рэмбу за мужество, что он без опаски носит огромный нож в американских джинсах, где и пипиське тесно, не то что дюжему тесаку из хромированой легированой дейтройтской стали!
  Худенький, потому что не доедал во Вьетнаме, Джон Рэмба обратил пристальное внимание на толстых полицейских, одобрял их выбор еды и правильного образа питания от которого мужчины прибавляют в весе, как американские бычки!
  Ни одна другая страна мира не может похвастаться обилием толстых, только сша, с ее могучими просторами, правильно поставленой Продовольственой програмой, что дает каждому американцу полноценую витаминую вкусную пищу!
  Американская еда вошла в мировую легенду наряду со звездами мирового балета: Нуриевым, Улановой, Захаровой!
  В любом уголке земного шара, в самой захудалой эскимоской лавчонке вы встретите баночку кока колы и гамбургер с маринованым огурчиком, котлетой из стопроцентной говядины и мягкой булочки!
  При посещении полицейского участка Джон Рэмба вел себя сдержано, сурово молчалив, потому что завидовал толстым американским парням у которых попы похожи на бигмаки!
  Джон Рэмба надеялся, что в скором времени, в ближайшем будущем овладеет искуством накопления жировых клеток в области брюшного преса и тогда вернется к нормальной форме обыденого американца!
  После предварительного разговора с Рэмбой умудреный жизнью полицейский по имени Уарк пригласил Рэмбу для снятия отпечатков пальцев!
  Каждый гражданин сша ежегодно дает в Центральную Резервную систему свои отпечатки пальцев на случай предотвращения непредвиденого терористического акта!
  Вдохновляя личность и масы на новые подвиги и на борьбу с тероризмом правительство сша играет огромную роль в жизни общества!
  Одной из важных форм воздействия на личность простых граждан является развитие героических традиций, связаных с переписью населения и снятием отпечатков пальцев!
  Джон Рэмба отлично понимает нужность дактилоскопии для сша, но противится самому процесу снятия отпечатков пальцев!
  В памяти Рэмбы еще свежи воспоминания о напалмовых пожарах в джунглях Вьетнама, когда полыхали деревья и фашистко вьетнамские повстанцы!
  Копоть и чорная гарь с жирами от сгоревших вьетнамцев, как в крематории, поднималась к небу, где кружил самолет с Рэмбой!
  Чорные пальцы, чорные лица, как афроамериканцев!
  Руками с остатками праха врагов не так уж и приятно кушать держать гамбургер с маринованым огурчиком!
  В полицейском участке Джон Рэмба естествено подозревал, что чернила, которые используют для снятия отпечатков пальцев, так те чернила изготовлены из праха вьетнамцев!
  Джон Рэмба мычал, но отпечатков пальцев не оставлял, следуя заповедям Абрама Линкольна, который уважал граждан с чорными лицами и чорными руками!
  Добродушные полицейские в огорчении не понимали мотивации действий поступков Джона Рэмбы, поэтому все сильнее и сильнее уговаривали его на сдачу отпечатков пальцев!
  Конфликт грозил перерасти в долгую дискусию о самых извращеных, антиэстетических вкусах!
  Пожилой мудрый полицейский Уарк увещевал Рэмбу, что американский образ жизни создает необходимые условия для снятия отпечатков пальцев, что находит свое выражение во всех проявлениях деятельности полицейских!
  В спор вмешался знающий шериф Вил!
  Он указал на неприятный запах от тела Джона Рэмбы, запах, который Джон Рэмба хранил еще со Вьетнама, как память о горячих днях!
  В вежливой форме полицейские работники повели Джона Рэмбу в сауну, которая находится в подвале полицейского участка!
  Легендарные автономные американские здания мобильные оснащены всем необходимым для нормального функционирования общества!
  В каждом доме независимый безперебойный источник электрического питания, автономная система подачи и подогрева воды!
  Джон Рэмба с пониманием и с внутреней борьбой принял предложение полицейских по поводу смывания с тела пахучих веществ, главным образом застарелого пота!
  Джон Рэмба раздевался перед душом медлено, со знанием дела!
  Он понимал, что за ним следят сотни пытливых глаз полицейских и старался не обмануть их ожидания!
  Работник правоохранительных органов сша Уарк, пожилой, знающий професионал, ударил Рэмбу резиновой полицейской дубинкой в область поясницы!
  Полицейский Уарк понимает полезность масажа перед душем, поэтому масирует дубинкой наиболее чувствительные участки тела прославленого воина!
  Джон Рэмба от восторга падает на чистый, вымытый эмигрантами, пол полицейского участка!
  Спина Рэмбы тысячами покалываний благодарно отзывается на удар полицейской дубинки!
  Масаж прошел на славу и под всеобщее одобрение!
  Дальше мы видим ладно скроеную фигуру Рэмбы, как и положено фигуре ветерана войны во Вьетнаме!
  Полицейские работники по достоинству оценили каждый шрам на теле Рэмбы, каждую родинку, каждый волосок!
  В глазах полицейского Вича мы отчетливо читаем восхищение телом Рэмбы, потому что тело ветерана войны для Вича - эстетическая категория, отражающая эстетическую ценость поступков простых американских граждан, действий и деятельности отдельно взятого ветерана Рэмбы, а также его соратников, имеющих большое значение для жизни американского общества, государства и даже всего человечества, за которое американцы в ответе!
  Полицейский Уарк отметил для себя, что голый Рэмба прекрасен, что он, как американец, отвечает задачам объективного исторического, прогресивного развития сша и требующих напряжения всех интелектуальных, нравственых и физических сил голого Рэмбы, отваги американского солдата во Вьетнаме, мужеложества, стойкости и даже самопожертвования во имя передовых общественых идеалов сша!
  Полицейские привели Рэмбу на обмывочный пункт и обмывали его мощной струей из шланга, то есть делали Рэмбе масаж душем Шарко!
  Обнаженый Джон Рэмба грациозно извивался в струях бодрящей воды, которую в америке для американцев не жалеют!
  Тощий зад Рэмбы вызывал у полицейских чувство эротического восприятия!
  Полицейские стояли молча, внимательно следили за телодвижениями обнаженого Рэмбы, и в душе каждого блюстителя закона загорался огонек!
  Полицейский Вич видел, как стекают мощные потоки воды с узенького Рэмбы, как блестят капли росы на упругих ягодицах ветерана Вьетнама!
  И в душе полицейского Вича пылал огонь эстетического функционирования в природе!
  Друг Вича, полицейский, имя которого нам неизвестно, невольно любовался чорными кудрями Рэмбы и пришел к мысли, что Джон Рэмба есть не что иное, как самопроизводство американца во внешних предметах и явлениях!
  Джон Рэмба для внимательных полицейских удваивает себя, особено в области парных ягодиц, очеловечивает свое тело, воплощает в изгибах талии свою родовую сущность!
  В сюжете с обмыванием бравого ветерана Джона Рэмбы мы отчетливо видим истиную свободу Америки, свободу, которой чужда не только расовая непримиримость, но свободу равенства взаимоотношений одинаковых полов, то есть свободу гомосексуальных связей!
  Во многих штатах сша приветствуются однополые браки, как отражение обыденой действительности, наподобие той, когда женщина премьер министр страны Исландия открыто живет в лесбийском узаконеном браке со своей подругой!
  И от осознания, что обнаженый Джон Рэмба рядом, что он купается не только в лучах боевой славы, но и в струях живительной воды из американских озер, от ощущения причастности к прекрасному моменту с обнаженым Рэмбой, полицейские обычного рядового полицейского участка сша стоят в минуте молчания, как в далеком Вьетнаме Джон Рэмба чтил память усопших товарищей!
  Трагедия смерти и ощущения новой американской мечты с обнаженым Рэмбой не покидают полицейских ни на минуту!
  Они после торжественого одевания Джона Рэмбы, отводят его в парикмахерскую, которая расположена рядом с сауной в полицейском участке!
  В парикмахерской полицейские уверяют Рэмбу, что без кудрявых волос он будет выглядеть лучше, как знаменитый известный американский киноактер Брюс Уилис!
  Джон Рэмба не согласен с доводами друзей полицейских, потому что под кудрями у него прячется череп некрасивой формы!
  Возникает оживленая дискусия по поводу бритья Джона Рэмбы!
  В ходе прений, согласно сюжету легендарного эпического романа, Джон Рэмба почти соглашается с добровольным подстригом, как подстригом в монахи!
  Но в чуткой и живой памяти Джона Рэмбы всплывают воспоминания о другой, о нестерильной парикмахерской во Вьетнаме!
  Вьетнамские парикмахеры не отличаются искуством наведения на голове порядка среди волос, то есть не эпатажные стилисты кутюрье!
  Джона Рэмбу во Вьетнаме подвешивали на палке, чтобы Джон Рэмба не дергался, когда его бреют!
  Джон Рэмба не внимал советам вьетнамских парикмахеров, противился их методам бритья, отчего парикмахер нечаяно порезал грудь Рэмбы длиной бритвой!
  Что происходило дальше в парикмахерской далекой окупационой страны Вьетнам простым американцам не известно, но Джон Рэмба вернулся домой и получил медаль Конгреса, а простые вьетнамцы так и остались в лесах, выженых напалмом, что замыкает круг всеобщего равенства и братства!
  В ходе поучительного разговора в парикмахерской комнате полицейского участка Джон Рэмба узнал очень много о полезности бритья против вшей и дурного запаха сальных волос!
  Джон Рэмба с чувством глубокой благодарности и внутренего удовлетворения ожидал процеса создания на его голове прически "а-ля Котовский"!
  Но в определеный момент герой войны во Вьетнаме Джон Рэмба осознал, что полицейские сша берутся не за свое дело, выполняют чью то работу!
  Родина сша не для того обучала высококвалифицированый персонал полицейского участка, чтобы работники ОВД Города Надежды в Америке выполняли функции простых парикмахеров, потому что парикмахерами в сша работают выходцы из неблагополучных стран!
  Джон Рэмба исправляет ошибку, извиняется, что не доставил полицейским удовольствие во время сеанса парикмахерского мастерства!
  Он мыслено доказывает бравым полицейским парням, что со времен Абрама Линкольна понятие подстригания чаще связывалось с эстетическим, с нравственым!
  Полицейские высоко оценили вклад Джона Рэмбы в развитие парикмахерского искуства, с той стороны, с которой это искуство возвышается до творчества!
  Джон Рэмба оценил, что полицейские оценили, поэтому взамен за несостоявшийся подстриг предложил полицейским несколько уроков рукопашного боя, которому обучился у знающих Вьетнамских партизан!
  В ходе урока по практическому применению силы, Рэмба вдруг осознал красоту окружающего мира, его хрупкость и безззащитность перед силами Природы и хулиганами!
  Непрошеные слезы нечаяной радости блеснули в уголках глаз просветленого Рэмбы!
  И он поделился своими мироощущениями, своими открытиями с товарищами по сша, согражданами полицейскими!
  Джон Рэмба показал, как разнообразен и обширен мир, как происходит общение не только в Америке, но и в далекой России, где по улицам бродят усатые медведи!
  Ветеран войны во Вьетнаме продемонстрировал не только русское рукопожатие, от которого полицейский Вич сложился пополам, но Рэмба показал Уарку растопыреные пальцы, как язык межличностного общения в России!
  Дружескому приему "пальцы веером" и "гнуть пальцы" Джон Рэмба научился у русских ополченцев во Вьетнаме!
  Полицейский Уарк с интересом воспринял урок "загибания и растопырки пальцев по русски"!
  Он почти не дышал, когда Джон Рэмба пятерней заткнул ему ротовое отверстие и носовые дырки!
  Покрасневший Уарк был близок к апоплексическому удару от восторга, но полицейский Вич, молодой, поэтому не опытный, попросил Джона Рэмбу, чтобы Рэмба и ему продемонстрировал загнутые пальцы и пальцы веером!
  Джон Рэмба никого не обидел, всех научил межличностному общению!
  Даже шериф Вил получил урок правильного дыхания свободными легкими!
  В ответ шериф Вич научил бы Рэмбу национальной американской игре "бег по пересеченой местности под пулями"!
  Но вьетнамский солдат Джон Рэмба внезапно почувствовал позыв к свободе, на природу!
  Свободолюбивый дух Рэмбы олицетворяет свободу для всех американцев!
  
  "Амэээрика, Амэээрика...
  Великая страна!"!
  
  В подвале душно, стены сковывают Рэмбу, хотя подвал с кондиционером самой лучшей американской компании по поставке кондиционеров!
  В конце лестничной клетки дверь, как колизия романа эпопеи "Джон Рэмба! Первая кровь!"!
  Читатель с волнением гадает, что скрывается за этой дверью?
  Что за чудеса и равны ли эти чудеса по значимости с чудесами Алисы в стране Чудес или зеленой дверью Герберта Уэлса!
  Но за дверью стоит простой американский полицейский, который знает чувство долга и свою ответственость перед гражданами сша, чей покой он защищает с оружием в руках!
  Полицейский находится на грани внутренего конфликта с самим собой!
  Его раздирают противоречия во время рабочего дня!
  Полицейский слышит крики из подвала, восторженые крики, наподобие тех, что слышны на коронации афроамериканских президентов!
  Любознательный полицейский наверняка закончил Оксфордский или гарвардский университет, поэтому очень впечатлительный и пытливый!
  Он распахивает дверь, дверь, как символ романа эпоса и лоб в лоб, глаза в глаза, пенис в пенис сталкивается с главным героем исторического романа Джоном Рэмбой!
  Движения Джона Рэмбы в этот момент плавны, блеск чорных глаз мягкий, приглушеный, но с задорными искорками в уголках глаз!
  Движения Рэмбы быстрые, слаженые, не лишены изящества, как у танцоров с Матхэтена в городе Нью Ойрк!
  Но каким бы великим героем Вьетнамской войны Джон Рэмба не был бы, он не отменит закон перехода кинетической энергии в потенциальную энергию!
  Внимательный читатель знает, что закон придумал Ньютон, предок первых переселенцев в сша!
  Джон Рэмба не отменяет закон, а с радостью его применяет, потому что чтит американских поселенцев!
  При столкновении Джона Рэмбы с полицейским происходит передача кинетической энергии движения от Джона Рэмбы к полицейскому!
  Рэмба остается на месте, не двигается, но теперь двигается ранее недвижимый полицейский работник правоохранительных органов сша!
  Полицейский герой с хохотом падает от воздействия кинетической энергии, а Джон Рэмба переводит свою полученую потенциальную энергию в кинетическую!
  Он набирает скорость, бежит через полицейский участок, бежит как лань, как лесной олень!
  Работники полицейского участка, наверняка, не знают знаменитую белорусскую песню про лесного оленя, но движения Джона Рэмбы завораживают их, наполняют внутреним светом!
  Вместе с тем нельзя не видеть глубоких различий между темами и восприятиями окружающего мира у полицейских и у Джона Рэмбы!
  Комфортность и эстетическая выразительность полицейского участка, мышления полицейских работников овд сша не заменяют собой искуства Рэмбы, с его специфическим отражением мира, идейно эмоциональной направленостью и обращеным к самым интимным и глубиным сторонам жизнедеятельности простых американских копов!
  Рэмба видит, что его тесак, огромный ножище с засечками не гармонирует с внутреней обстановкой полицейского участка, с теми фэн шуями, в которые участок погружен!
  Нож резко выделяется на фоне простых умиротворяющих бумаг и компьютеров с добрыми старыми американскими играми про Тома и Джери!
  Дизайн интерьера, внутренее убранство, как бы выкидывает нож из своей среды!
  Джон Рэмба соглашается с внутреними противоречиями в обстановке полицейского участка и забирает тесак с собой, неосторожно засовывает его в джинсы в то интимное место, которое так дорого каждому американцу и афроамериканцу, но не ценится в секте скопцов из Сибири!
  Нож приятно холодит гениталии Рэмбы, отчего наш главный герой устремляется с поющей душой к выходу из полицейского участка, туда, где гуляет горный ветер, где в обширных озерах плещутся русалки, а на дне озер лежат стариные скальпы индейцев!
  В прихожей полицейского участка Джон Рэмба ненароком сталкивается с простым полицейским курьером и нечаяно задевает его локтем в область глаза, веселого и лукавого глаза, который так внимательно следит за всем происходящем в мире!
  Полицейский курьер принес в участок коробку с цеными бумагами, досье на эмигрантов, он задумчив и спокоен, как всякий ответственый работник курьерской службы!
  Курьер невысокого роста, плотного телосложения, предпенсионого возраста!
  Красный цвет лица пожилого полицейского курьера говорит в первую очередь о безкрайних американских просторах, на которых разводят диких лошадей мустангов и лошадей Пржевальского!
  Наряд полицейского курьера строг и единообразен, подчиняется законам о ношении полицейской формы для всех участников деловых отношений в сша!
  Полицейский курьер тяжело переживает встречу с Рэмбой, обдумывает ее, лежа на полу!
  Толстая добротная американская куртка не пропускает холод от пола, поэтому мы с чувством глубокого удовлетворения оставляем полицейского курьера с его думами, а сами следуем по пятам за нашим героем, дух которого не сломлен!
  Джон Рэмба выбегает на свежий воздух, выбегает в одной майке и в штанах, а мы переживаем за физическое состояние Джона Рэмбы, за его здоровье, не простудится ли, не подцепит ли заразную болезнь менингит, потому что на американском дворе осень!
  Джон Рэмба заставляет нас поволноваться, когда в легкой одежде садится на мотоцикл американского производства!
  Мы с горечью в сердце сначала воспринимаем, что мотоцикл не американского производства, не фирмы Харлей Девидсон, фабрики первых мотоциклов в сша!
  Мотоцикл японского изготовления, японских машиностроителей!
  Через некоторое время к нам приходит понимание правильности появления в американском романе эпопее японского мотоцикла!
  Япония, страна, которая выступала в войне против грозных миротворцев сша, та Япония давно капитулировала, а теперь работает на благо и процветание сша!
  Все японские автомобили, вся мототехника за копейки или безплатно по бартеру в обмен на рис, уходит в сша!
  Потомки воинов войны во Вьетнаме, простые американские парни принимают японские автомашины и японские мотоциклы, как дань, как ясак, как налог с Японии в казну Государства Соединеных Штатов Америки!
  Бывший враг сша теперь стал ее поставщиком, дешевой наемной силой!
  
  "Амэээрика, Амэээрика
  Великая страна!"!
  
  Мотоциклист охотно сдал Рэмбе свой мотоцикл в аренду, то есть предоставил лизинговый безпроцентный кредит!
  Водитель мотоцикла, простой гражданин сша уловил в повадках Рэмбы суть движения американских защитников в войне с вьетнамскими фашистскими окупантами!
  Не каждый раз на улицах сша появляются бравые ветераны войны с медью конгреса за плечами!
  Джон Рэмба благодарен простому американскому парню за предоставленое транспортное средство, относится с пониманием к широкому жесту гражданина!
  Но по оплошности, опьяненый духом творчества и свободным полетом мысли на Природе Джон Рэмба также нечаяно, как и полицейскому курьеру в полицейском участке, задевает локтем по лицу арендодателя!
  Мотоциклист осознал, что Рэмба узнал, что его движения несогласованые, поэтому прилег на асфальт и задумался над судьей отдельно взятой личности Рэмбы в истории сша!
  Мы видим умиротвореного американца на американском же асфальте в Городе Надежды и верим, что счастье не минует его, как не миновало каждого американца!
  У нас возникает сходство духовной радости и удовольствия от причастности к судьбам героев романа эпопеи "Джон Рэмба! Первая кровь!"
  Мы понимаем, что только писатель, автор американец способен на поднятие огромной литературной нравственой темы, как восприятие эстетических идеалов природы Вьетнама по сравнению с природой великой Америки, социального бытия граждан сша, где девушки ходят в трусах в отличие от безстыжих европейских француженок, предметов культуры сша с одной стороны и восприятия искуства человеческого общения полицейских и Рэмбы с другой стороны!
  Все это вместе взятое духовно обогащает нас, как читателей, и способно пробудить наши творческие возможности, но только при одном условии - если мы являемся гражданами великих сша!
  Пока мы с восхищением упиваемся професиональными движениями Рэмбы на мотоцикле, из ворот выходит шериф Вил и направляется к полицейской автомашине с сигнальной лампой на крыше!
  Шериф Вил понял душевную радость и тревогу Рэмбы за окружающий мир, за сохранение природы и сопереживает вместе с главным героем!
  Вил погнался за Рэмбой, он хочет передать ему теплое белье, потому что в горах сша в это время года холодно!
  Но Рэмба уже далеко, лихо мчится на японском автомотоцикле, криками предупреждает прохожих об опасности столкновения с мототехникой!
  Случайные прохожие восхищаются мастерством езды Рэмбы, его умением, как автогонщика!
  Они любуются целеустремленым волевым лицом Рэмбы, и кто знает, возможно догадываются о его нелегком прошлом, героическом прошлом во славу Америки!
  "Амэээрика, Амэээрика..."!
  Рэмба едет с большой скоростью, но предельно осторожен, потому что не желает повредить конечности своим согражданам!
  Он несется на крыльях удачи туда:
  "Где гуляет лишь ветер, да я!"
  Джон Рэмба представляет, что он с вертолета Апач сбрасывает бочки с напалмом на деревни вьетнамцев, злые деревни, в которых сидят пособники вьетнамских фашистко окупационых партизан!
  За всеми своими страданиями, воспоминаниями, главный герой произведения не замечает доброты шерифа Вила!
  Шериф Вил не догоняет Рэмбу на узкой тропе, хотя очень старается, даже волнуется слегка, хотя в его возрасте волнения вредят организму!
  А Джон Рэмба попадает в сказку, ему чудится, что его преследует не полицейский шериф Вил, а зубастый зеленый троль из сказки американского автора Сэма Смита!
  Рэмба осознает трагизм своего положения перед тролем, незавидную судьбу американского героя в лапах троля, поэтому проявляет чудеса героизма и смекалки, когда уклоняется от прямого столкновения с автомашиной шерифа Вила!
  В горной и лесистой местности Джон Рэмба оставляет транспортное средство японского происхождения мотоцикл на склоне одинокого утеса!
  И бежит, бежит в поля, как в детстве бегал от забавной Хреногубки!
  Поля волшебным образом превращаются в горные леса с хвойными деревьями, под которыми живут скунсы и растет индианская трава!
  Занимательный и любопытный факт: индианская трава (так ее называют чехословаки), в реальности называется индейской травой и жалит всех людей, кроме афроамериканцев и индейцев!
  Джон Рэмба не принадлежит к категории афроамериканцев, но похож на индейца, а по духу - настоящий афроамериканец!
  Индейская трава щадит Джона Рэмбу, не стрекает его стрекательными клетками!
  Шериф Вил долго и с чувством глубокого волнения наблюдает, как Джон Рэмба бежит по индейской траве в горы!
  И нет преград этому смелому волшебному бегуну с летящими движениями, как у белки летяги!
  Шериф Вил понимает, что один не догонит Рэмбу, не вручит ему теплую одежду, поэтому вызывает помощь с вертолетами!
  Он знает, что герои войны во Вьетнаме обожают общение с друзьями нашими меньшими, поэтому вызывает и кинолога с собаками, чтобы собаки нашли Джона Рэмбу по неповторимому запаху баного мыла из полицейского участка!
  Когда собаки породы доберман пинчер найдут Рэмбу, то принесут на ошейниках для него теплые носки и мягкие индейские мокасины с мехом!
  Мы сопереживаем и Рэмбе в холодном лесу, и шерифу Вилу, который заботится обо всех, кого видит, но радуемся обилию взаимопонимания всех граждан сша!
  
  В это непростое для сша время, когда на нее точат зубы мировые терористы, Джон Рэмба выходит к заброшеной фабрике в лесах!
  Мощь и денежная финансовая база Америки настолько велика, что американские промышленики и предприниматели не останавливаются на достигнутом, не жалеют технику и подручные средства, а семимильными шагами идут вперед!
  Им не жалко, когда после выполнения трудного, но почетного задания Конгреса сша, когда они составляют, выкидывают строительную технику и материалы!
  Рэмба бродит по заброшеной величественой фабрике, выбирает себе нужные подручные средства, чтобы не замерз в горах!
  Он еще не знает, что заботливый шериф Вил вызвал почти половину полицейских Америки, чтобы они доставили Рэмбе теплую одежду!
  Среди дорогих брошеных строительных автомашин Бобкэт Джон Рэмба находит мешок из настоящей американской мешковины!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  И тут мы с умилением видим, как на наших глаза, буквально на наших глазах рождается шедевр американской легкой текстильной промышлености!
  Джон Рэмба ловко орудует американским ножом, которым умертвил больше сотни вьетнамцев, но теперь тесак в мирных руках!
  Джон Рэмба кроит и шьет себе легкое пончо, как у мексиканских индейцев, которые часто нелегально переходят границу сша!
  Своим поступком Джон Рэмба показывает, что не обижается на нелегальных эмигрантов, потому что нелегальные эмигранты из страны Мексика своим трудом и упорством поднимают экономику сша!
  Наконец пончо готово - любо дорого посмотреть!
  Рэмба надевает на себя американскую хламидо манаду от кутюр, почти от кутюр, хотя работа Джона Рэмбы намного выше, чем смокинги европейских модельеров!
  Герой войны во Вьетнаме подпоясывает мешковину американской самой прочной в мире пеньковой веревкой и...
  Образ национального героя сша прекрасен до невообразимости и соответствует канонам золотого сечения, где система пропорциональных отношений в теле Рэмбы идеальна!
  Мы понимаем, что простой американский парень является основой идеальной красоты и героизма!
  Для многих людей планеты американец Джон Рэмба - недосягаемая высота, прекрасное, материализуемое в простом воине, и это прекрасное органически связано историческим общественым идеалом сша!
  Джон Рэмба в новом шикарном наряде углубляется под сень Величественых лесов, мастерит первобытное оружие, с помощью которого еще далекие предки американского Джона Рэмбы вели общение с природой и дикими зверушками!
  Рэмба не обижает природу, когда изготавливает из веток лук, стрелы, копья, ловушки, он, наоборот, обогащает ее новым внутреним содержанием!
  Умелые руки, американский водопад, потрясающей красоты ущелье, - вот что рождает американского парня из легенды!
  Джон Рэмба слышит лай собак, шум мотора вертолета и бежит навстречу добрым людям!
  Он полон сил, надежды и творческой энергии, как бывают полны только настоящие патриоты сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика
  Великая страна!"!
  
  Мы в волнении поднимаемся вместе с Рэмбой к облакам, падаем с ним в ущелья, путешествуем по разлапистым лесам родного края!
  Рэмба с вершины самой высокой скалы смотрит на вертолет, американский вертолет серии Апач, названой в честь вымерших от истребления индейцев!
  Американский солдат вспоминает боевые деньки во Вьетнаме, вертолеты Апачи, ревущих вьетнамских детей!
  И сердце Рэмбы обливается слезами скорби, скорби горючей, как напалм!
  Джон Рэмба жестами показывает летчику в вертолете и полицейскому Уарку, показывает, чтобы глухонемые читатели романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" тоже поняли его, потому что на языке жестов, так Джон Рэмба говорит жестами, что Мир прекрасен, что Природа родной американщины вдохновляет на творчество!
  Пилот вертолета Апач полностью согласен с мыслями и жестами Джона Рэмбы, подводит к нему вертолет поближе, чтобы ветер от лопастей вертолета проветрил легкие Рэмбы!
  Полицейский Уарк высовывается из вертолета и приветливо машет Рэмбе винтовкой с оптическим прицелом!
  Душа Джона Рэмбы наполняется тем непередаваемым восторгом, который испытывают люди, когда встречают давно умерших друзей!
  От волнения Джон Рэмба срывается со скалы и чудом держится тренироваными пальцами за выемки и немногочисленые трещинки в скальной породе горного масива сша!
  Друг Рэмбы полицейский Уарк видит нравственые и физические страдания Рэмы, но преисполняется увереностью в завтрашнем дне, знает, что Джон Рэмба справится с посильной ношей, потому что также когда то во Вьетнаме лазил по пальмам!
  Для подддержки Джона Рэмбы полицейский Уарк, пожилой, с усами, умудреный жизненым опытом, все дальше и дальше высовывается из вертолета Апач и стреляет в сторону, Рэмбы!
  Уарк звуками стрельбы подбадривает солдата, потому что слов утешения и подддержки при работающем моторе вертолета не слышно!
  Джон Рэмба высоко оценил вклад Уарка в подержку его, Рэмбы!
  В свою очередь Джон Рэмба успокаивает полицейского Уарка, но успокаивает не словами, потому что ответных слов Рэмбы полицейский Уарк все равно не услышит, а успокаивает делами!
  Джон Рэмба говорит жестами, что человек, особено ветеран войны во Вьетнаме, не разобьется, если упадет со скалы, потому что американские граждане не только свободные, как птицы, но и летают, как птицы в полете!
  Высокая морально нравственая оценка полетов американцев находится в запредельной области, куда простым смертным из Ирана и Ирака путь закрыт!
  Джон Рэмба оттталкивается от скалы и прыгает в пропасть, он легок в полете, свободен как американский гордый орел!
  Своим поступком Джон Рэмба не только успокаивает полицейского Уарка, но и проводит паралель между войной в фашистко немецком Вьетнаме и свободной невоюющей Америкой!
  Джон Рэмба вспоминает, что во Вьетнаме также летали вьетнамские партизаны, летали, когда подрывались на американских минах!
  По пути к земле Джон Рэмба ударяется о ветки и сучья родной флоры!
  Он благополучно приземляется и дышит еловым воздухом, столь полезным при ожирении печени после поедания горы гамбургеров в Макдональдсе!
  С точки зрения Джона Рэмбы нормативное падение, зависимое в конечном счете от материальной жизни Рэмбы идеальные представления о полете человека птицы находятся в постояном развитии и многообразно отображаются в национальном американском искустве!
  Джон Рэмба смотрит на небо, а его губы шепчут, что скоро, очень скоро человек полетит к звездам, но к звездам полетит не просто человек, а человек американец, на груди которого сияет американский звездный флаг!
  В мыслях на небе Джон Рэмба видит американские Космолеты, а в реальности над ним кружится вертолет Апач с неугомоным весельчаком Уарком!
  Трагизм положения Уарка в том, что он забыл, что Рэмбе холодно, иначе скинул бы свой полицейский китель и презентовал бы ветерану войны во в Вьетнаме!
  Для подддержания боевого духа Джона Рэмбы полицейский Уарк дает салют из винтовки с оптическим прицелом!
  Рэмба в ответ шаловливо кидает в полицейского Уарка камешек, как когда то в детстве, в далеком детстве в американской Пенсильвании камешком в окно вызывал на свидание Ребеку Течер, дочку судьи!
  Боль об утрате детской любви красной нитью проходит через судьбу Рэмбы!
  Он помнит, что Ребека Течер не женилась на нем, потому что им мешали религиозно этнические принципы!
  Каждый американец свободен от радения, он спит с кем хочет и с ним спит тот, кто захочет!
  Но в процесе создания ячейки общества, то есть семьи, обязательно учитываются все нюансы, все эталоны совершенства и жизненого поведения согласно национальным традициям!
  Ребека не кушает свинину, а Джон Рэмба не любит рыбу фиш!
  Ребека Течер и Джон Рэмба могли бы жить в любви и согласии, рожать детей, любить друг друга без записи в акте гражданских браков!
  Но чистая совесть бывшего итальянского ребенка Джона Рэмбы и американской иудейки Ребеки Течер не позволяла им жить во грехе!
  Для свадьбы Ребеки необходим Рабе, а для женитьбы Джона Рэмбы - католический строгий священик в шляпе!
  Джон Рэмба знал, что через годы вернется и решит проблему мирного сосуществования с Ребекой, знал, что Ребека дождется его, сколько бы лет не прошло и какие лишения и трудности не выпали бы на ее долю!
  Но их счастливая свадьба в будущем, а сейчас Джон Рэмба упивается на страницах эпического литературно художественого произведения, упивается своим могуществом и свободой, он шаловливо кидает камушек в полицейского Уарка!
  Камень нечаяно попадает в лобовое стекло вертолета и оставляет на стекле затейливые трещинки!
  Закаленое стекло военого вертолета легко выдержало удар простого камешка и не разлетелось на мелкие осколки!
  К глубочайшему сожалению героев произведения "Джон Рэмба! Первая кровь" летчик вертолета дрогнул от стука камешка по стеклу!
  Мы даже подозреваем, что автор под образом летчика замаскировал Ребеку Течер в шлеме!
  Литературная фантазия автора посадила Ребеку Течер за штурвал вертолета Апач и привезла к Рэмбе!
  Ребека Течер за штурвалом вздрогнула всеми фибрами своей ранимой девичьей души и нечаяно дернула ручку вертолета!
  Полицейский Уарк, который высунулся из двери и увлечено развлекал Джона Рэмбу выстрелами из оптической винтовки, полицейский Уарк не выдержал внутренего напряжения, и упал с большой высоты на камни!
  Полицейский Уарк мертв, но память о нем навсегда останется в сердцах читателей замечательного историко народного произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!"!
  Дальше по ходу сюжета мы видим Джона Рэмбу у трупа полицейского Уарка, как Джульета стояла над мертвым любовником Ромео!
  Джон Рэмба не верит в смерть полицейского Уарка, потому что полицейские в сша не погибают!
  Смерть - удел солдат, но не всех солдат, а только тех солдат, которых американская армия мира поливает напалмом!
  Джон Рэмба поднимает полицейского Уарка, трясет его за плечи, разговаривает с ним!
  На лице полицейского Уарка обширная гематома от удара о скалы!
  А Джон Рэмба верит в сказку про железного Дровосека, который жил без ударов сердца, поэтому своими словами, своей любовью, которая брызжет из глаз, пытается воскресить друга!
  Высокохудожественые нравственые терзания главного героя, его подвиг в попытке оживления Уарка поднимают Джона Рэмбу на недосягаемую высоту!
  Сознание Джона Рэмбы преобразовывает, перерабатывает материал восприятий смерти Уарка, впечатлений от его падения, создает на их основе наглядные образы, в той или иной мере соотносимые с представлением Джона Рэмбы о прекрасной дружбе, возвышеной любви, совершеном теле простого солдата Рэмбы!
  Через треснутое окно Ребека Течер из вертолета наблюдает за главным героем, своим любимым человеком, самым любимым человечишкой и не скрывает слез траура и печали!
  Она видит возвышеную дружбу друзей даже после смерти одного из них, поэтому улетает до лучших времен!
  Джон Рэмба и полицейский Уарк, мертвый Уарк неразлучны, как сиамские близнецы!
  Они стояли бы так дни и ночи, недели и месяцы, годы и столетия, как символ великой американской дружбы!
  
  "Амэээрика, Амэээрика
  Великая страна!"!
  
  Но ход событий прерывает полицейский шериф Вич!
  С высоты птичьего полета он видит мертвого полицейского Уарка, и сердце шерифа Вича обливается кровью!
  Шериф Вил также понимает, насколько тяжело сейчас в эту трагическую минуту Джону Рэмбе!
  Джон Рэмба кричит снизу, что только смерть разлучит его с Уарком!
  Шериф Вил чуткой душой понимает стремление Джона Рэмбы уйти вместе с любимым другом, поэтому стреляет в Джона Рэмбу из автоматической американской винтовки, чтобы ветеран Войны во Вьетнаме Джон Рэмба не мучился от холода и голода, от укусов комаров и клыков диких зверей!
  Полицейский шериф Вил терзается внутреними противоречиями, но рука его тверда, как камень алмаз!
  Горе его безгранично, потеря друга невосполнима!
  Шериф Вил плачет сухими слезами, плач его подобен реву горного американского водопада Ниагара, глубина плача сопоставима с плачем Ярославны и горем Китайского народа на похоронах вождя Мао дзе Дуна!
  Шериф Вил стреляет в Рэмбу и кричит ему с высоты, что существо процеса высвобождения человека из под власти земных жизненых сил и утверждения силы смерти, разумности поступка умирания с другом в один день, красоты двух влюбленых мертвых тел в обнимку, свободы американской личности, единства мертвых людей и величественой природы лесов сша, гармонии телесного и духовного, чувственного в Рэмбе и интелектуального в мертвом полицейском Уарке было одним и тем же на различных ступенях становления американского общества!
  Джон Рэмба умилен словами полицейского Вича и спешит к нему не верх для выражения почтения и безграничной любви!
  Полицейский Вич на радостях вызывает вертолет с Ребекой Течер и полицейских собак, чтобы встреча с Рэмбой прошла в непринужденой незабываемой дружественой обстановке!
  На вершине горы Рэмба понимает, что появление, его приход к друзьям, но без подарка, без сюрприза - неэтично, непозволительно для американцев, которые всегда дарят друг другу подарки!
  Умелые руки Джона Рэмбы не дремлют!
  Он с вычурным мастерством изготавливает подарки для своих друзей полицейских, и раставляет подарки по всей територии необъятного американского леса!
  Затейливость и смекалка помогают Джону Рэмбе в его нелегком, но полезном труде!
  Джон Рэмба трудится на благо американского общества, поэтому его работа идет споро, без прикрас и без внутренего напряжения!
  Наконец, он в короткий срок заканчивает труд и приглашает полицейских, чтобы они взглянули на плоды его труда и по достоинству оценили инженерный гений бывшего солдата!
  Первое, что увидели бравые американские солдаты полицейские - чучело Страшилы Мудрого, правителя Изумрудного города!
  Полицейские едва не плачут от умиления, потому что сказка о волшебной стране Оз является национальным американским достоянием, изданом в СССР под заглавием "Волшебник изумрудного города"!
  Пугало из темноты таращит на полицейских пытливые очи и столько радости и понимания в стекляных глазах, что на очи полицейских навертывается непрошеная скупая мужская слеза!
  Полицейские от волнения и восторга стреляют по Страшиле Мудрому, по пугалу, как бы символизируя выстрелами праздник Куклуксклана в Алабаме!
  Страшила загорается от выстрелов и своим светом ознаменовывает новую эру в истории сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"!
  
  Полицейские разбредаются по лесу в поисках Рэмбы, они хотят ему воздать по заслугам, поблагодарят за Пугало, когда встретят, и столько нравственых мук и душевных исканий в телах скромных полицейских, что мы вместе с ними окунаемся в удивительнейший мир доброты и лесных духов американских гор!
  Полицейские сначала уходят от пугала, затем к нему снова возвращаются, как к символу спирали Вселенной, потому что все во времени движется по спирали!
  Полицейские работники американского ОВД премного благодарны Рэмбе за развлечения, жалуют его хвалебными эпитетами и предоставляют Джону Рэмбе встречу с друзьями нашими меньшими, то есть доберманами!
  То, что доберманы не американские собаки, а собаки европейские означает интеграцию Европы в Америку, как дружба с протянутой рукой!
  И американские бульмастифы и европейские болонки мирно сосуществуют в этом мире под охраной американской армии!
  Джон Рэмба тепло и дружествено встречает собачек, которые прыгнули к нему на грудь и на горло!
  Мы не видим колизии сюжета с доберманами, но опосредовано узнаем, что Джон Рэмба провел биологический осмотр собак и нашел у доберманов много неизлечимых болезней!
  С чувством глубокого трагизма в душе Джон Рэмба отправляет собак в мир иной, где уже очень много добрых зверушек!
  Рэмба убивает собак и огорчен не меньше, чем, если бы убил свою невесту Ребеку Течер!
  Отсюда мы видим и другое важное свойство характера Джона Рэмбы - умение воплощать в себе единство объективного и субъективного, рационального и эмоционального!
  После смерти четвероногих друзей Джон Рэмба удаляется в американскую лесистую горную местность, где на лоне природы предается скорби и унынию!
  Полицейские работники американского Города Надежды тщетно ищут Джона Рэмбу, заготовили в прок слова утешения!
  Но ни одно утешение не сгладит душевную рану Рэмбы: убивать собак доберманов для Джона Рэмбы намного сложнее и нравствено тяжелее, чем фашистко вьетнамских окупантов!
  Мы вспоминает вновь и вновь душераздирающую сцену со смертью бравого и отважного полицейского Уарка!
  Она тесно переплетается с действием, когда поцарапаный Джон Рэмба ниткой с иголкой зашивал рану на руке!
  Своя боль для Джона Рэмбы ничто не значит по сравнению с болью товарищей и собак!
  Джон Рэмба шьет руку (нитку и иголку достал из рукоятки универсального американского ножа!) и вспоминает добрые часы, которые он провел с полицейским Уарком!
  Мы внимательно читаем главу о высококачественых армейских ножах из высокопрочной дейтройтской стали и понимаем, что все в гениальной эпопее про Джона Рэмбу не случайно, все подчинено внутреним законам золотого сечения времени!
  И эти внутрение законы прекрасного толкают Джона Рэмбу на новые свершения во имя американской дружбы!
  Джон Рэмба видит, что полицейский Вич с усердием разыскивает его в Величественом американском лесу, где не какают, а под деревьями стоят голубые сортиры!
  Рэмба с чувством глубокого сожаления осознает, что у него нет подарка для доброго парня Вича, что в лесу подарки не валяются, как в ювелирном магазине!
  В этот момент светлая мысль навещает голову сообразительного смекалистого ветерана войны во Вьетнаме!
  Джон Рэмба вспоминает, каким взором смотрел на него Вич в сауне полицейского участка, как Вич внутрене переживал, когда обнаженый Джон Рэмба танцевал под струями серебряной воды!
  Несомнено, что Вич - гомосексуалист, что придает ему особеный неповторимый колорит национального меньшинства в рядах полицейских защитников сша!
  Работник американского ОВД Вич гордится званием гомосексуалиста и с гордостью несет его по стране!
  Огромное мужество, когда мужчина отказывается от голых женщин в пользу обнаженых мужчин!
  Рэмба вспоминает и решается на дорогой подарок для полицейского Вича!
  Всем известно, что ролевые игры для гомосексуалистов очень дорогие, стоят очень много денег в силу своей специфики и театрального действия!
  Если же ролевые игры с отенком садо мазохизма, то стоимость игры возрастает многократно!
  У Джона Рэмбы нет денег, мы умиляемся, что у американского ветерана нет денег на садо мазохисткие игры, Джон Рэмба предстает перед нами простым свойским парнем!
  Но у Рэмбы в голове присутствует солдатская смекалка, которая не раз выручала его в лесистой местности вражеского Вьетнама, когда Джон Рэмба минировал детские сады и школы фашистко-вьетнамских повстанцев!
  Джон Рэмба использует военый прием комбинирования ролевых игр и высококачественого гомосексуализма!
  Он соединяет, совмещает разнородные элементы садо мазохисткого театрального действия в новую художественую ценость - игру с полицейским работником американцем Вичем!
  Сначала затейливый Джон Рэмба прячется во флоре, затем тихонько выскакивает и всаживает нож в попу Вичу!
  Мы видим интеграцию ножа в полицейского, внутрение переживания Джона Рэмбы, что товарищу не понравится шутка!
  Но полицейский работник сша с должным пониманием принимает ролевую игру, сладострастно стонет от боли и падает с проткнутой окровавленой ягодичной мышцей!
  Джон Рэмба подарил ему незабываемые минуты садо мазохисткого наслаждения для гомосексуалистов, за что и полицейский Вич и его внуки будут благодарны Рэмбе в веках!
  Вич с тесаком в ягодице отчетливо понимает, что сексуальные игры, творческий процес с Рэмбой носит ирациональный неуправляемый характер!
  И хотя Джон Рэмба не дает Вичу познания сущности гомосексуализма и мазохизма (Джон Рэмба производит лишь видимость настоящей большой любви), все же игра оказала огромное воздействие на психику и настроение Вича!
  Полицейский Вич падает на родную американскую землю, а в уголках его шкодливых губ таится теплая дружеская усмешка!
  Джон Рэмба оставляет на время Вича вместе с его переживаниями, восторгами и устремлениями в счастливое будущее, где много вина Поль Масон, американского пива Будвайзер и настоящих крепких парней, которые не подведут ни при каки обстоятельствах!
  Мы видим обмен характеров, смену положений главного героя и его друзей из полицейского участка Города Надежды!
  Сначала Джон Рэмба лежал на мать сырой земле, затем полицейский Вич, как преемственость поколений, возлежит среди травы и листьев бука, несломимого дерева североамериканских убитых индейцев!
  Джон Рэмба углубляется под сень леса, где так отчетливо и настойчиво вспоминает стихи американских поэтов эпохи возрождения!
  Душе Джона Рэмбы не чужды тонкая лирика и возвышеный боевой пафос!
  За всеми своим думами добрый Джон Рэмба не забывает и о других полицейских, о мерах по всеобщему удовлетворению друзей!
  Джон Рэмба взбирается на очень высокое дерево и представляет себя двуглавым американским гордым орлом, которых истребили в начале двадцатого века!
  С высоты птичьего полета Джон Рэмба обозревает родную американскую возвышеность с редкими кустиками саксаула!
  И среди этого великолепия и разнотравья движется другой полицейский, целеустремленый, как рука статуи Свободы!
  Движения полицейского не столь слаженые, как у главного героя лирико эпического произведения, но закон помогает полицейскому в нелегкой прогулке по доброму американскому лесу!
  В американском лесу нет ни кикимор, ни леших, ни русалок, ни Баб Яг, ни кощеев Безсмертных, потому что америка - свободная страна без нечисти и без предрасудков!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Народ америки, первые поселенцы на материке изгнали из хвойных и буковых лесов всю нечисть, чтобы грядущие потомки, в том числе и бравый солдат Джон Рэмба, ходили по лесам без боязни, без страха, что угодят в лапы Бабы Яги, индейца или в объятия грудастой русалки!
  Джон Рэмба сидит на дереве и с легкой улыбкой, почти незаметной грустинкой в уголках лучистых глаз вспоминает про русских леших, которыми наводнены леса Вьетнама!
  И тут в творческом мозгу Джона Рэмбы возникает картина, которую он подарит бредущему полицейскому!
  Картина, театральное действие смысл которого заключается в том, что абстрактная мысль Джона Рэмбы о леших и Бабах Ягах выступит в форме конкретного образа!
  На короткое время Джон Рэмба перевоплощается в лешего, но безбородого лешего и с крепкой ветки величественого дерева прыгает на спину полицейского!
  Полицейский очень обрадовался новой игре, словно три года не ходил в театр!
  Лицо полицейского приобретает черты довольного жизнью американца!
  Мы видим полное волевое лицо, с острыми маленькими глазками, тонкими губами, красным ноздреватым носом и зубы, опломбированые у американского дантиста!
  Полицейский наслаждается с Рэмбой игрой в лешего и Бабу Ягу, затем падает на землю без сознания, потому что его мозг не перенес огромное количество положительных флюидов, которые выделил Джон Рэмба!
  Мы видим, что связь Джона Рэмбы и полицейского на земле не произвольна, она основана на том, что у всех американских граждан много общего, и это общее проявляет себя не только в форме гомосексуализма и колективного обжорства, но еще выявляется в конкретном единичном предмете, свойства, функции которого и служат средствами создания межличностного общения, а в нашем конкретном случае - любви Джона Рэмбы и полицейского!
  Характер Джона Рэмбы многогранен и разносторонен!
  Джон Рэмба даже в театральном действии с лежачим полицейским не забывает и про других полицейских, которым ночью в лесу страшно и неуютно!
  Джон Рэмба мастерит развлекательно веселую гигантскую прищепку с зубами!
  Прищепка с зубами призвана служить делу дружбы и взаимовыгодного сотрудничества между ветераном войны во Вьетнаме и полицейскими!
  Джон Рэмба вложил в игрушку всю свою фантазию с геной памятью от инков до японских эскимосов, от которых у Джона Рэмбы появился неповторимый колорит лица и волос на голове!
  Что же представляет собой гигантская прищепка с зубами и какова ее роль в развитии американского общества с зелеными доларами?
  Путь прищепки, эволюция прищепок подробно описан в трудах русского Великого Всемирного Писателя Эсаула Георгия!
  На американский язык работы Эсаула Георгия переведены неоднократно, поэтому вьетнамский ветеран Джон Рэмба знает что делает, отттого, что изучал науку "Прищепковедение" в казарме!
  Джон Рэмба изготовил зловещую, но в то же время американскую, поэтому миротворческую прищепку!
  Роль прищепки в жизни Джона Рэмбы огромна и трудно оценима!
  В эту прищепку попадает полицейский друг Джона Рэмбы!
  Сначала на лице работника американского ОВД появляется недоверчивая улыбка, смесь нечаяной радости и научного открытия!
  Полицейский работник ощущает зубья прищепки на своих ягодицах, в анусе, на мошонке и пенисе, но никак не поверил еще в свое счастье!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  В Америке все веселые шутки опираются на интимные темы и на тему попы!
  Нет ни одной американской шутки, где попа не выступала бы в главной роли!
  Мгновения летят, как пули у виска, и с течением времени полицейский работник американского ОВД осознает свою причастность к высокому искуству, к мечте, к безоблачному счастью, которому подвергаются все граждане сша!
  На лице простого американского парня в форме полицейского появляется сияющая, как над небом Арканзаса, улыбка!
  Свет внутреней истины озарил это уже не молодое, но не лишеное веры в науку, лицо!
  Полицейский работник американского ОВД вдруг осознает, что на его имя выпала огромная честь по защите прав и достоинству американского образа жизни с зубьями прищепки на мошонке!
  И славный ветеран Джон Рэмба тому виной!
  Непрошеная слеза радости скользнула по волевому подбородку полицейского работника американского ОВД!
  И столько в этой слезинке загадок, столько загадок на них, что мы невольно любуемся красотой момента, как наивысшей точкой в развитии американского общества!
  Первые американские, поселенцы убивали друг друга и индейцев из ружей и пистолетов, но не применяли в качестве средств убийства прищепки!
  Потомки первых переселенцев осознали свою причастность к Будущему Америки и с помощью Джона Рэмбы воплотили американскую мечту в жизнь!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Повествователно эпическое литературно художественое произведение "Джон Рэмба! Первая кровь!" раскрывает перед нами полную картину становления американского общества в годы после тяжелой, кровопролитной войны во Вьетнаме!
  Страна Амэээрика еще не оправилась после военых ран, еще слишком близка и глубока скорбь, еще очень горячи слезы радости американских ветеранов, которые получают медаль Конгреса за истребление фашистко вьетнамских захватчиков!
  На фоне мирового кризиса и становления и развития счастливого американского общества появляется супер герой Джон Рэмба с огромной прищепкой!
  Он пришел в назначеное время и в нужный час, когда его ждут, когда Джон Рэмба более всего необходим американской Отчизне!
  Зубья прищепки протыкают полицейскому мочевой пузырь, рвут на части мошонку, до неузнаваемости уродуют пенис!
  Благодарный полицейский работник американского ОВД на страницах эпохального романа шепчет слова любви радости, мы не знаем, но возможно он молча говорит:
  "Спасибо тебе, ветеран войны во Вьетнаме Джон Рэмба за твою заботу обо мне!
  Боль в мочевом пузыре, кровь вперемешку с мочевиной напоминают мне трагедию японцев а Перле Харборе!
  Нестерпимый зуд в порваных яичках говорит о безсмыслености истребления русскими варварами якутских повстанцев и ненецко тунгуских партизан!
  Мой искалеченый пенис напоминает о трагедии в Италии, потому что страна Италия, Итальянский сапог на карте мира, так похожа на мой пенис после проникновения в него зубьев прищепки!
  В замечательной задумке Джона Рэмбы запечатлен синтез, принцип яркой изобразительности американского искуства, что ставит его во главу прорыва к сознанию пространственой сущности американских безкрайних степей, что в свою очередь стимулирует мое высвобождение, высвобождение у меня гигантских мочевино каловых мас!"
  Полицейский не страдает, его муки возвышают его до творчества американских художников экспресионистов!
  Скромный полицейский работник американского ОВД благодарен Рэмбе за подарок, за наведение пространствено мысленых мостов между действительным днем и яркой безоблачной жизнью художников в Грин Виледж:
  "Моя боль от проникновения шипов прищепки в организм, от разорваных сосудов и капиляров, от порваной аорты, от прободения кишечника - ничто по сравнению с муками творчества художников и писателей, которые своим только одним существованием одухотворяют америку, как опыляют против колорадских жуков!
  Американский музыкант, на скрипке которого во время торжественого выступления в Карнеги Холе лопнула струна, этот музыкант испытывает муки, намного большие, чем мои!
  Моя боль намного меньше мук творчества американских зодчих, американских творцов и американских поэтов реперов!
  Слава Америке!"
  Джон Рэмба во время внутренего монолога полицейского работника американского ОВД сидит в кустах и посмеивается добродушно в несуществующие усы!
  В сша нет бородатых и усатых мужчин, кроме тех, кому религия не позволяет оголение лица!
  Усы и борода - пережиток прошлого и осуществимы только неграмотными европейцами, которые никогда не достигнут уровня североамериканской культуры!
  Джон Рэмба видит, что его затея с прищепкой понравилась полицейскому работнику!
  Полицейский работник американского ОВД радуется игрушке, как маленький ребенок из средней школы для особо одареных детей города Вашингтон!
  Ручьи крови стекают по жирным ляжкам взволнованого счастливого полицейского, а очищение крови, кровопускание - основные методы лечения в сша!
  Полицейский работник американского ОВД в те минуты, когда Джон Рэмба любуется закатом и его восторгами, ощущает, как самое большое, самое шершавое и самое толстое жало прищепки разрывает ему анус!
  От боли полицейский работник американского ОВД вскрикивает и в кровавом тумане вспоминает уроки истории, когда толстый пожилой учитель афроамериканец расказывал про пытки турок, когда турок сажали на кол!
  Разумеется, американские воины освободители помещали турок на колы, а никто иные, потому что только под руководством мудрого Конгреса сша, под неусыпным бдением всего Великого американского народа Громада армии сша способна на подвиги во имя сохранения Человечества на Земле!
  Полицейский работник американского ОВД вопит от счастья, потому что зубья прищепки исковеркали его внутренюю сущность, наполнили новым, деревяным содержанием кишки и мочевой пузырь, заставили сфинктер по новому взглянуть на вещи и на окружающий мир!
  К полицейскому подходит шериф Вил в шляпе и молча завидует нравственым и физическим мукам своего колеги по полицейскому участку!
  Между шерифом Вилом и его подчинеными нет недопонимания, потому что Америка - страна всеобщего равенства и братства!
  Шериф Вил долго любуется своим сотрудником, затем пожелал занять его место в прищепке!
  Шериф Вил тоже хочет стать национальным героем сша, богатырем Мансуром или Камильбеком, которые страдали за Родину!
  Но зубья прищепки плотно вошли в полицейского, не отпускают добычу, радуют его сильнее и сильнее!
  Шериф Вил видит, что прищепка смастерена умелыми руками Джона Рэмбы, что столько в прищепке любви к родной Америке, что этой любви хватит и на Вьетнамцев и на японцев и даже на мексиканцев, которые безплатно строят сша, строят на комунистических суботниках!
  Шериф Вил так и не разжал зубья прищепки, не залез в нее и не испытал сладострастных мук мазохизма!
  Мертвый полицейский работник американского ОВД Уарк испытал муки радости и боли, Вич тоже лежит с раной на ягодице, другой полицейский валяется с переломаным хребтом и радуется своей причастности к шуткам доброго ветерана Джона Рэмбы, еще один работник ОВД в прищепке, а он, шериф Вил, еще не удосужился внимания Джона Рэмбы!
  Шериф Вил восхищен умением и смекалкой Джона Рэмбы, и обещает, что приколет медаль конгреса к попе Рэмбы!
  Джон Рэмба слышит из кустов обещание шерифа Вила и очень польщен, потому что знает, что руки шерифа Вила умелые, ласковые и теплые, как у афроамериканской тетушки Мелоуз, матери братца Кролика и братца Лиса!
  Джон Рэмба представляет, как обнаженый снова обмывается на обмывочном пункте в полицейском участке Города Надежды, а на правой или на левой ягодице у него приколота медаль Когреса сша!
  Голый ветеран войны с медалью на попе - символично, веха истории сша!
  Джон Рэмба удаляется в лесистую местность, обдумывает подарок, которым наградит доброго шерифа Вила!
  Шериф Вил с пониманием отнесется к любому подарку, но особо его обрадует театральное действие в духе первых поселенцев сша!
  Ноги Джона Рэмбы шагают по богатому убранству государственого американского заповедника, где водятся индейки, которые кормили первых поселенцев сша!
  Мозг Джона Рэмбы отмечает разнообразие и единство природы родного края!
  В сознании Джона Рэмбы, когда он глядит на огромные скалы и безконечные дубы, рушится идея гармонии мира и представление о безграничных возможностях человека!
  Природа поражает, ослепляет Джона Рэмбу своей пышностью!
  Строгое чувство меры в очертаниях деревьев средней полосы сша сменяется фантастическим богатством и разнообразием фауны и флоры в лесистых горах!
  Криволинейные очертания старых хижин первых поселенцев в горах, асиметрия скал, усложненость композиции внутренего убранства леса, господствующая восходящая линия величественых водопадов, неясное членение пространства в ускользающем дне, - все это наполняет душу ветерана войны во Вьетнаме гармонией и песней в стиле фолк!
  Но Джон Рэмба не забывает и о долге перед простыми американскими полицейскими, о своей роли в развитии и становлении духа работников полицейского участка Города Надежды!
  Джон Рэмба акуратно привязывает свободного полицейского к шершавой коре векового дерева!
  К нашему глубочайшему сожалению, автор историко эпического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" не сообщает нам о породе и цености породы дерева, но мы догадываемся, что это одно из самых лучших деревьев Мира!
  Веревка изящно притягивает шею полицейского к могучему стволу дерева, под которым, возможно отдыхал Абрам Линкольн!
  Джон Рэмба доставил приятное полицейскому работнику американского ОВД и скромно удалился с места происшествия, ушел, как легендарный индейский вождь Чингачгук Большой Змей или, как легендарный герой сша Джеки Чан!
  К осчастливленому полицейскому подходит шериф Вил и долго любуется красотой момента, изяществом, с которым Джон Рэмба привязал полицейского к настоящему американскому дереву!
  Шериф Вил осознает, что великолепный Джон Рэмба в процесе связывания полицейского работника американского ОВД использовал богатое наследие, средства и достижения художественой истории американского народа, когда первые поселенцы связывали индейцев и укладывали их в резервациях штабелями!
  Джон Рэмба доставил полицейскому чину удовольствие, основаное на синтезе военого ремесла с другими искуствами сша и с богатым дизайном веревки и подручных средств!
  Ветеран войны, главный герой Рэмба задействовал весь арсенал своих богатых выразительных возможностей, располагающихся между двумя крайними полюсами - максимальной научной технологичностью ученых из Силиконовой долины и максимальной связи обнаженого полицейского с естественой американской природой!
  Слезы умиления орошают значительное лицо шерифа Вила, он украдкой смахивает слезы на листья бука и отправляется на поиски Джона Рэмбы для вынесения ему особой благодарности!
  В это же время Джон Рэмба терзается глубокими муками по поводу того, что осчастливил всех полицейских, а шерифу Вилу еще не доставил максимальное удовольствие!
  Джон Рэмба находится в творческом поиске, в глубином мешке сознания американского ветерана!
  Наконец светлая улыбка озаряет миловидное личико Джона Рэмбы!
  Человек дела, сын своей страны Джон Рэмба знает и понимает, что только шутка на базисе национального вопроса глубоко и всестороне удовлетворит шерифа Вила!
  Шериф Вил страдает, испытывает страшные муки отттого, что в поле его зрения давно не попадали афроамериканцы!
  Америка - свободная страна для всех граждан, поэтому каждый белый человек стремится к дружбе с афроамериканцами, ищет с ними встречи, постояно интегрируется в жизнь с угнетеным населением бывшей Африки!
  Джон Рэмба преподносит своему другу шерифу Вилу удивительный и трогательный сюрприз: он намазывает лицо чорной краской и становится похож, нет, не на типичного афроамериканца, а на итальянца с чорным лицом!
  Черты лица Джона Рэмбы не похожи на выражение лица кореных жителей Африки!
  Нос у Джона Рэмбы длиный, узкий и острый, как у американской кобры!
  В свою же очередь представители афроамериканских племен, населяющих свободную сша, основным фактором имеют на лице маленький нос, нос картошкой, как у далеких русских из загадочной Сибири!
  Шериф Вил видит Джона Рэмбу с чорным лицом и переполняется радостью!
  Встреча с афроамериканцем итальянского происхождения - что может быть важнее и величественее для шерифа Города Надежды!
  Шериф Вил радуется и афроамериканцам в лице Джона Рэмбы, и итальянцам и всему мировому сообществу, черты которого проступают на лице чорнолицего Джона Рэмбы!
  Джон Рэмба в этой знаменательной встрече предстает перед благодарными читателями в образе Медного Всадника, американского героя в виде памятника всем народам и концесиям!
  Слог, которым Джон Рэмба обращается к своему другу шерифу Вилу наполнен сложными синтаксическими конструкциями, вычурный, выспреный, с обилием мифологических гротескных образов!
  Солдаты великой армии сша перед вступлением в должность солдата сдают многочисленые экзамены, в том числе и экзамен по мировой словесности!
  Джон Рэмба уверяет шерифа Вила, что шериф Вил устал от хождения по горам, что ему трудно!
  Заботливый ветеран войны во Вьетнаме, наш главный герой просит, чтобы шериф Вил возвращался на заслуженый отдых в полицейский участок, принял дома душ и отдохнул после прогулки по лесистой местности!
  Для театральности действия и для снижения артериального давления шерифа Вила умелый Джон Рэмба прикладывает к его горлу свой знаменитый тесак, в котором отражена мудрость всех поколений итальянских мастеров эпохи возрождения сша!
  Холодная сталь благотворно действует на организм шерифа Вила, успокаивает его кровотоки, замедляет дыхание, что очень важно при заболеваниях центральной нервной систем и легочных отхаркиваниях!
  Шериф Вил в свою очередь молча восхищается слажеными действиями Джона Рэмбы!
  Он видит в сцене с добрым Рэмбой величие американского народа, сложность композиции встречи солдата и полицейского в дубовой роще, интонационое богатство речи Джона Рэмбы, драматизм ситуации, когда гибнут ливневые леса Ниагары, глубокое отражение мира человеческих страстей!
  С неизъяснимым чувством благодарности, с полным внутреним самообладанием и гордостью за славного солдата Рэмбу шериф Вил удаляется из под сени Величественого леса с белками и орехами!
  Джон Рэмба остается в лесу, тепло вспоминает каждую встречу с полицейскими чинами, желает счастья и благополучия покойному полицейскому Уарку на небесах!
  Рэмба радуется, что его окружают отзывчивые и добрые люди, которые всегда готовы прийти на помощь!
  Где то далеко, в глубине страниц грандиознейшего романа "Джон Рэмба!
  На берегу Великих озер вместе с Рэмбой переживает Ребека Течер, невиная невеста американского солдата Мира!
  В связи американских поколений через века, в умении любви на преодоление громаднейших пространств сша мы видим залог успеха каждого начинания Джона Рэмбы!
  
  Автор эпосного романа правдиво уводит нас от задумчивого Джона Рэмбы, приводит к могуществу и величию сша!
  К празднику жизни с полицейскими полицейского отделения ОВД Города Надежды присоединяются различные службы Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Никто не остается в стороне на празднике американской жизни с американским яблочным пирогом и яблочным сидром, разбавленым американским виски Бурбон!
  Перед нашими глазами проходит мощь, индустриализация, финансовые пирамиды, образчики высокой моды сша!
  На небольшой площадке около лесистой местности с задумчивым Рэмбой разбит палаточный городок!
  В палатках функционируют телефоны, телетайпы, выделенные линии американского интернета!
  Работники различных служб Великой страны деловито снуют по окрестностям и никто не толкает друг друга плечами, потому что в сша безгранично развит справедливый принцип прайвеси и личной територии!
  Американские женщины одеты так же, как и мужчины, ничем от мужчин не отличаются: ни в повадках, ни в стиле одежды, ни в словах и выражениях, ни в умении пить американское виски и курить американские сигары и сигарилы!
  На том и основан гигантский справедливый принцип американского равноправия, что все люди одинаковые, независимо от цвета кожи и пола!
  Женщины в штанах и в грубых армейских башмаках снуют около транспортного вертолета, в который погружают тело умершего полицейского работника Уарка и тела живых, раненых Рэмбой счастливых полицейских!
  Работники секретных служб завидуют раненым полицейским и тоже мечтают о незабываемой встрече с бывшим солдатом Рэмбой!
  Мы отходим от боевого транспортного вертолета Команч, названого в честь другого истребленого племени индейцев, то есть не Апач, и внедряемся в раскидистую палатку передвижного командного пункта, основаного на встрече с Рэмбой!
  В палатке на переднем плане наблюдаем картину взаимовыручки и братского сотрудничества полицейского шерифа Вила и его соратника высшего чина из пентагона!
  Полицейский шериф Вил облачен в новую полицейскую жолтую дубленку с белым мехом, что говорит не только о заботливости к полицейским чинам, но и о безграничных финансовых возможностях сша, когда взамен одной куртки на человеке появляется другая дубленка, к тому же еще и от кутюр и безплатно!
  Дубленка распахнута на широкой мужественой груди шерифа Вила, мы ощущаем в его мышцах скрытую мощь и непередаваемую силу американских напевов!
  Вокруг шерифа Вила и его друга из Пентагона стоит крепкая добротная американская мебель, которой нет сносу!
  Объектной основой американской мебели является ее стройность, порядок сколоченых перекладин, гармония ящиков и ножек, закономерность в структуре, обусловленая, как инженерной мыслью, так и гением всего американского даровитого народа!
  На одном из предметов шикарной американской мебели воссседает шериф Вил, прекрасный в своей доброте, а вокруг другого образчика мебели прогуливается друг Вила, важный чиновник из Пентагона, где кузница Мира во всем Мире!
  Чиновник тоже мечтает о дружбе с Рэмбой и просит, чтобы шериф Вил уступил ему встречу с Рэмбой, чтобы шериф Вил ушел на покой и со стороны посмотрел, как развлекаются Джон Рэмба и чиновники из Пентагона!
  Шериф Вил в корне не согласен с директивой чиновника из Пентагона и говорит, что Джон Рэмба это его парень, что он, шериф Вил, открыл в Рэмбе множество талантов и прикипел к нему душой и телом!
  Чиновник из Пентагона посмотрел на шерифа Вила умудреным взглядом, в котором сосредоточена мудрость всех военых чинов сша!
  Он понимал, что шериф Вил - основа основ американского мироздания, а Джон Рэмба - дух и плоть этого мироздания!
  И отъем Джона Рэмбы у шерифа Вила, отъем хотя бы на день глубоко и болезнено ранит чувствительного шерифа Вила с мягкими бровями и интересным лицом!
  Чиновник из Пентагона почти уступил Джона Рэмбу шерифу Вилу, на мгновение, как учат психоаналитики сша, отвлек свое внимание от личности шерифа Вила и перенес мысленый и реальный взор на принципы рационализма и железной логики армии сша!
  Чиновник из Пентагона понимает, что окружающая действительность с красивым солдатом Рэмбой носит только формальный характер!
  Стилизация, нетворческое отношение к наследию первых поселенцев сша, рабское подражание средствам и приемам фашистко вьетнамских партизан лишает многих военых армии сша художественой цености!
  В свою очередь Джон Рэмба вливает в солдат новый дух, задача Джона Рэмбы - возвеличивание нации, прославление воинских подвигов, что сказывается как в назначении лесных сюрпризов, которые Джон Рэмба устраивает своим колегам, так и в выборе средств самообороны и стругания стрел из сучков американских деревьев!
  
  Свободное радио и телевидение сша коментирует прогулку Джона Рэмбы по американскому лесу!
  Диктор центрального американского телевидения говорит в микрофон, что Джон Рэмба совершил то прекрасное, что до него не совершал ни один житель Города Надежды!
  Джон Рэмба внес новый дух, острые ощущения и желание жить в этой огромной, потрясающей и богатой стране, как сша!
  На диктора телевидения с благоговением взирает его асистентка с крашеными в белый цвет волосами!
  Асистентка ловит каждое слово своего колеги и сравнивает друга, бойфренда с Рэмбой!
  Сравнение, очевидно, не в пользу бойфренда, потому что Рэмбами не разбрасываются!
  Мы понимаем, что девушку гложут внутрение сомнения по поводу своего бойфренда и относительно ветерана войны во Вьетнаме!
  Красавица находится на перепутье, на развилке двух дорог, либо она убегает к Рэмбе и предается с ним свободной любви под разлапистыми кронами могучих деревьев, либо ставит своего бойфренда на путь Рэмбы!
  Наконец чистота помыслов и пуританство девушки берут ввверх, она остается с диктором телевидения, потому что видит в нем отдаленые искорки, черты Джона Рэмбы!
  Морально нравственый подвиг любовницы диктора телевидения не только в том, что она раздумывает, выбирает пути решения в любви, но и то, что она не бросает своего друга, а одержима идеей превращения его в солдата удачи!
  Асистентка расматривает бойфренда, с точки зрения американского безобразного, что означает, нечто оттталкивающее, вызывающее неудовольствие вследствие дисгармоничности, несоразмерности, непорядочности и отражает в нем невозможность или отсутствие совершенства, в отличие от Джона Рэмбы, который совершенен!
  В отличие от второго любовника асистентки, мужчины средних лет, который стоит с ней рядом, диктор телевидения представляет собой не простое отрицание американской красоты, но в негативной форме содержит мысль о положительном эстетическом идеале, таком, как Джон Рэмба, и выражает скрытое требование или желание возрождения этого идеала из безформеного куска мяса!
  Подвиг асистентки диктора телевидения в том, что она понимает связь безобразного диктора и величественого Рэмбы, связь, как представителей Великого американского народа, который истребил бизонов!
  Мы покидаем прекрасную даму, оставляем ее с ее двумя бойфрендами и мечтой о Рэмбе!
  Эпическо лирическое произведение "Джон Рэмба! Первая кровь" не упоминает о дальнейшей судьбе славной женщины, но мы понимаем, что она будет счастлива, как счастлив каждый американский человек, каждая американская женщина феминистка, которой не чужда любовь к женщине!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  На фоне любви, природы американского края протекает бурная стремительная река, как символ вечной жизни с перевозчиком Хароном!
  Горные реки пересекают эпический роман от завязки до кульминации!
  Реки питают американцев красной рыбой сальмоном, дают пристанище и убежище для американских бобров, становятся основным действием на пикниках студентов!
  Одного полустудента, полуполицейского мы встречаем на других страницах замечательного романа!
  Студент облачен в форму полицейского, на глазах у него темные дорогие очки, а на руках - изящные перчатки, как апофеоз момента!
  Мы видим, что новый полицейский является не абсолютным, а относительным гомосексуалистом полицейским и требует эстетической выразительности!
  Он говорит шерифу Вилу много слов, с чувством, с толком, с растановкой!
  Шериф Вил благосклоно внимает его речам, а значительный чиновник в чорной форме с неподельным живым интересом расматривает своих друзей!
  Потрясающая картина всеобщего национального единства в американской палатке с окнами!
  Окна в палатках - изобретение американских рационализаторов, чудо из чудес!
  Через окно шериф Вил наблюдает жизнь горожан вне палатки, любуется их чаяниями и устремлениями!
  В палатке уютно, и мы сопереживаем Джону Рэмбе, который один бродит по поэтическому лесу!
  Нет, мы не видим в лесу волшебного мальчика Питера Пена, национального героя сша, не встречаемся со Страшилой Мудрым и его подругой Эли; на страницах романа Джон Рэмба заменяет нам всех сказочных и исторических героев!
  Джон Рэмба наслаждается чистым воздухом осенего леса и с душевной теплотой вспоминает шерифа Вила:
  "Как там поживает старина Вил?"
  Старина Вил тоже скучает по Рэмбе и жаждет с ним встречи!
  Даже уютная обстановка палатки, настольная лампа модернистского вида, не отвлекают шерифа от дум о своем друге герое войны во Вьетнаме!
  Лампа в палатке символизирует свет очей Джона Рэмбы, тепло его сердца, жар его души!
  Светильник расматривается, как элемент американского прекрасного быта и интерьера, как контраст к жизни нищих зарубежных стран!
  В уютную атмосферу палатки заходит третье лицо, очень важное для развития лирико повествовательной фабулы!
  Мужчина худощавого телосложения, невысокого роста, начисто выбритый!
  В углах его рта и на кончиках ресниц таится задорная смешинка!
  Полковник Сэм, разумеется, как истиный американец, с коротким именем, своим появлением перекликается со светом настольной лампочки: и лампа и полковник живут и светят для сша!
  Полковник в мягкой повествовательной форме, без эмоций расказывает о своей связи с Рэмбой во Вьетнаме, где они прожили бок о бок, душа в душу три нелегких тревожных года!
  Полковник признается, что он по рангу отец Джона Рэмбы, а Рэмба для него по званию, как сын, американский сын полка!
  Шериф Вил с интересом и должным почтительным вниманием слушает неродного отца Рэмбы и исполняется по отношению к нему удивительнейшего внимания, как молодые солдаты, затаив дыхание, следят за танцем балерин в Карнеги Холе!
  Четверо мужчин, полковник Сэм, шериф Вил, чиновник в чорной одежде, молодой полицейских в щегольских очках затеяли занимательную познавательную беседу о роли Джона Рэмбы в возрождении сша и в поднятии уровня нравствености Города Надежды!
  Шериф Вил подчеркивал связь Джона Рэмбы с возвышеным духом лесного вымершего народа сша!
  Полковник Сэм, полемизирую я с ним, говорил, что предметом искуства сша должен быть не только Джон Рэмба с его идеальной красотой и шокирующим мужеством, но и все общеинтересное вокруг Джона Рэмбы!
  Мы зачитываемся умными речами полковника Сэма и хитроумными словами шерифа Вила, сравниваем двух героев, как на ярмарке в штате Вирджиния!
  Полковник Сэм облачен в легкий серый плащ свободного покроя, американский серый плащ!
  На голове полковника Сэма красуется изящная чорная беретка с подъемом, как у французских модниц!
  На груди полковника Сэма поверх рубашки повязан армейский галстук сша!
  От фигуры полковника Сэма веет увереностью в себе, надеждой на завтрашний день Америки, любовью к изяществу и к Рэмбе!
  В отличие от полковника Сэма шериф Вил облачен в элегантную рыжую дубленку с белым мехом!
  Под рубашкой шерифа Вила надета белая майка тениска, без галстука!
  Отсутствие галстука у шерифа Вила противопоставляется присутствию галстука у полковника Сэма!
  Автор, согласно класической американской теории одеваться, расматривал категорию галстуков в диалектической связи с другими американскими эстетическими категориями!
  Кто ближе Джону Рэмбе: полковник Сэм в галстуке, или шериф Вил без галстука, с учетом того, что Джон Рэмба в лесу не носит галстук и на голове его нет беретки!
  Ответ прост и вытекает из самой сущности эстетики оправдания прекрасного образа жизни американцев!
  И шериф Вил и полковник Сэм с точки зрения американской нравствености близки и милы сердцу простого ветерана войны во Вьетнаме!
  Главный герой Джон Рэмба сидит на дереве, одет в мешок, в руках его деревяный кол, но выглядит, как на балу у президента сша Барака Обамы!
  Под деревом, на котором комфортно разместился Джон Рэмба, бродит североамериканский кабан с рылом и копытами!
  Кабан символизирует собой мощь сша, ее неотвратимый бег в Будущее!
  Джон Рэмба с высоты дерева невольно залюбовался слажеными движениями, легкой походкой дикого свободолюбивого животного!
  Леса сша не безграничны, животных много, поэтому Джон Рэмба в целях сохранения экологического баланса американских буковых лесов, решается пойти на священую жертву!
  Он поднимается на сучке в половину своего роста, напрягает могучие бицепсы рук, лицо Джона Рэмбы становится сосредоточеным, более волевым и прекрасным, отливает внутреним блеском, как лампа на столе шерифа Вила!
  Бросок копья, мгновения на страницах эпического романа замирают, как мы замираем вместе с автором и главным героем!
  Попадет ли герой войны во Вьетнаме в американскую свинью, как с вертолета Апач во Вьетнама попадал напалмом на деревни вражеских вьетнамцев?
  Да, разумеется, Джон Рэмба попал в кабана и пронзил его гордое сердце насквозь!
  Трагедия кабана в том, что он недостаточно точно выразил свое я в тот теплый осений вечер!
  Если бы американская свинья не разгуливала под сенью бука, а спокойно возлежала бы на ложе из дубовых листьев, то не произошло бы конфликта между ней и Рэмбой!
  Джон Рэмба склоняется над тушей дикой алегорической свиньи и чувства его, переживания, горечь безвременой потери друга сродни тем, которые Джон Рэмба испытывал над трупом полицейского Уарка!
  Та же невыразимая боль в мертвых глазах, та же перекошеная маска смерти, та же невозможность идти в ногу дальше вместе со всем американским народом!
  Джон Рэмба быстро освежевал тушу дикого животного, использовал армейский нож с бороздками для стока крови врагов!
  Но сегодня армейский нож служит мирным целям, кровь стекает не вьетнамская, а американской свиньи!
  Джон Рэмба легко и проворно взваливает тушу освежеваного кабана на плечо и идет в сторону хижины, в которой, во времена постыдного для сша рабства, проживал афроамериканец дядя Том!
  Хижина несет не только физическую нагрузку в фабуле произведения, но является и входом в подземный рудник, где старательные американские рудокопы раньше добывали золото для подержания мощи американской финансовой системы!
  Около хижины герой войны с интересом ворочает железную бочку, осматривает ее на предмет нужности Государству!
  Кабан дожидается своего часа, Джон Рэмба наслаждается уединением в горной местности, а шериф Вил и полковник Сэм продолжают увлекательную беседу о проделках шалуна Рэмбы!
  Шериф Вил утверждает, что чувствительный Джон Рэмба должен отворачиваться от опустошающего душу содержания жизни американских отступников и обращаться к положительным людям, дающим свободный исход нематериальным устремлениям и исканиям жаждущей американской души!
  Полковник Сэм внутрене соглашается с шерифом Вилом, испытывает огромное удовлетворение от речи шерифа, но в свою очередь замечает, что Джон Рэмба полностью растворяет свое я, как ветерана войны во Вьетнаме, растворяет я в окружающей американской действительности, поэтому для создания полной гармонии в обществе, шериф Вил должен забыть о своей любви к Джону Рэмбе!
  Полковник Сэм обещает, что встретится с Рэмбой в Сиэтле и передаст ему весточку от шерифа Вила!
  Шериф Вил с негодование отвергает предложение полковника Сэма, как недостойное чести мундира полицейского!
  Шериф Вил столько незабываемых часов провел в думах о Рэмбе, что не в силах отпустить простого любимого американского парня в город Сиэтл, где повышеное автомобильное движение на автодорогах!
  Полковник Сэм в долгой и обстоятельной дискусии доказывает, что Джон Рэмба не пара шерифу Вилу, что Джон Рэмба воспитан войной во Вьетнаме и ему нужны более острые ощущения, чем размереная жизнь в Городе Надежды!
  Для Джона Рэмбы образом жизни является война с ее эталонами страха, любви и ненависти к врагам американского отечества!
  Только на войне во Вьетнаме, где американский солдат полностью защищен деньгами, броней и Евросоюзом, Джон Рэмба чувствовал себя, как дома!
  Он пытается, создает схожие образы и черты в Городе Надежды, в сша!
  Для увеселения Джона Рэмбы необходимы гробы, как говорит полковник и уверяет шерифа Вила, что шериф Вил ляжет в гроб на потеху Джону Рэмбе!
  Шериф Вил боится гробов, но одобряет политику Рэмбы, называет его действия верными и полезными для дальнейшего развития американского общества!
  Полковник Сэм представил, как по бурной американской речке сплавляют гробы с упокойными врагами Америки, и снисходительная ироничная улыбка скользнула по его гладко выбритым до синевы офицерским щекам!
  Шериф Вил приглашает полковника Сэма к автомобилю с мощной американской рацией, по которой слышен даже голос Америки для вещания в недоразвитых странах!
  По дороге к американскому автомобилю шериф Вил и полковник Сэм проходят мимо автомашины красного креста, как символа международного единства врачей доброй воли!
  Работники красного креста разъезжают по всему миру и вылечивают больных и страждущих!
  К сожалению, мертвого полицейского работника ОВД даже красный крест не воскресит в гробу!
  Как яркий художественый прием в романе эпопее мысли о реке и о гробах перекликаются с Рэмбой у костра, Рэмбой, который не гнушается свининой!
  Мы упиваемся сюжетом огня в темноте, искрами, которые гаснут в полете сами, как около повозок первых переселенцев в сша!
  Взор Джона Рэмбы спокоен, мысли уравновешеные, мечты призрачные, с отттенком безсознательного!
  Рэмба с пониманием дела армейским тесаком отрезает куски горячего мяса с вертела с шаурмой и отправляет яства в голодный рот!
  Возможно, главный герой обуреваем воспоминаниями о поедании свиньи во Вьетнаме, когда американские солдаты бродили по сгоревшим вьетнамским деревням и селам, собирали жаркое и куриц гриль!
  Нож отрезает, Джон Рэмба кушает, нож снова кромсает шаурму, Рэмба опять принимает пищу!
  Рэмба печалится, что кушает американского лесного друга свинью интелект которой выше интелекта горилы!
  Но голод - не тетка, даже для прославленого рыцаря вьетнамских лесов!
  Нравственые искания главного героя около шаурмы из убиеной свиньи сродни поиску смысла жизни у наиболее творческой части американской интелигенции!
  Огонь костра освещает шаурму, Рэмбу и камни у костра, камни, как залог высшего образования в сша!
  Джон Рэмба получил диплом о высшем образовании, поэтому с увереностью смотрит в будущее, не страшится задач, которые перед ним ставит общество и природа родного края!
  Джон Рэмба борется против перспективного видения предметов и мира, утверждает принципы плоскостного мышления в американском образе жизни!
  В это время, пока главный герой насыщает желудок и размышляет о судьбе своей Великой страны, шериф Вил и полковник Сэм стоят у дорогой американской рации, строение которой соответствует последним достижениям американских инженеров в области электроного приборомашиностроения!
  Молодой полицейский в темных очках и в изящных перчатках на тонких руках вещает в рацию слова, вызывает Джона Рэмбу на беседу!
  Но Джон Рэмба на другом конце электромагнитной волны находится в гармонии с природой, со своим душевным покоем!
  Он не нарушает единство тела и духа ответами на вопросы друзей по рации!
  Разговоры с друзьями возможны всегда, а незабываемые мгновения с шаурмой у костра мимолетны, как взмах крыльев североамериканской бабочки!
  Шериф Вил и молодой полицейский по очереди в рацию обращаются к Рэмбе со словами приветствия и дружеского пожелания доброго вечера!
  Джон Рэмба невозмутим в своей абстрактной красоте, он далеко, в американской шамбале, в мысленом полете на космолете Челенджер по пути к красной планете Марс!
  Марс - бог войны, а Джон Рэмба - герой войны во Вьетнаме, - вот что приближает Джона Рэмбу к богу!
  Джон Рэмба размышляет о деградации военой промышлености в недоразвитых странах, отчего клика военых в тех же странах потеряла популярность и уважение простых граждан!
  Шериф Вил никак не выведет Джона Рэмбу из состояния нирваны, за тяжелый, но ответственый труд берется полковник Сэм, он перехватывает рацию на мощном автомобиле американского производства и говорит в рацию кличку Рэмбы по войне!
  Джон Рэмба уже заснул, убаюканый шумом природы и голосом доброго шерифа Вила!
  Позывные полковника Сэма, стервятника, как называет себя полковник Сэм по военому, пробуждают Джона Рэмбу от мечты к реальности!
  Полковник Сэм, стервятник называет Джона Рэмбу Вороном, потому что так называли Рэмбу вьетнамские фашисты партизаны, от которых исходила угроза сша!
  Джон Рэмба вспомнил славные деньки с бочками напалма, свое потешное карканье, точь в точь, как ворон!
  Полковник ведет дискусию по рации, обменивается с Рэмбой мнениями и советами по текущему образу жизни!
  Во время беседы полковник Сэм пьет американский кофе, потому что настоящие американцы всегда пьют кофе или что то едят, даже во время умных культурных эстетических разговоров!
  Питие кофе в разгар рабочего дня олицетворяет свободу сша, когда человек поступает так, как ему заблагорассудится, как потребует желудок и долг гражданина!
  Вкус и цвет кофе напоминает полковнику Сэму его прошлое с добрыми солдатами афроамериканцами!
  На другом конце рации Джон Рэмба жалуется, что война во Вьетнаме не оправдала его чаяний и надежд, что вьетнамские окупанты злые и недобрые, потому что тоже иногда стреляли в ответ, хотя их аграрная страна не достигла высот американской экономики и культуры!
  Полковник Сэм успокаивает Джона Рэмбу и уверяет, что со временем оставшиеся в живых вьетнамцы примут американский образ жизни и станут полноправными поставщиками в сша продуктов питания и красивых девушек, как уже давно осуществляют Россия и Япония!
  Разговор продолжается в форме монолога на фоне горящих светильников в боевой палатке американской пехоты!
  Светильник на столе, светильник на крюке в палатке, - вот единство света и добрых намерений американского правительства, которое опирается на сознательность граждан, военую мощь Пентагона и на добрых полицейских из районых ОВД сша!
  Шериф Вил подходит к светильнику в палатке и снимает светильник с крючка, как снимает рыбу фиш!
  Мы с чувством неподражаемого удивления замечаем, что светильник горит, несмотря на то, что у него нет шнура, воткнутого в розетку!
  Чудо американских светотехников еще раз наполняет нашу душу радостью за передовые американские технологии, которые не только обогащают американское общество предметами быта, но и дают работу для стран третьего мира, где изготавливают светильники по заказу сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Со времен первых переселенцев в сша идет полемика между представителями различных направлений в науке и технике о том, является ли ношение светильников в руках художественым творчеством, то есть процесом управляемым, сознательным, или же оно обусловлено чем то находящимся за пределами сознания и может быть признано только безсознательным процесом по ношению светильников в руках!
  Человек безсознательно берет светильник и со светильником бродит по родному краю ночью!
  Шериф Вил со светильником и полковник Сэм без светильника идут к машинам, к американским машинам с мощными двигателями, а не к европейским машинам, изготовленым из тонкой железной фольги!
  Река, на которую смотрят шериф Вил и полковник Сэм несет свои бурные воды в места, где прогуливается Джон Рэмба!
  Повстанцы народного ополчения армии сша ищут Джону Рэмбе в густом лесу и по берегам рек!
  Ополченцы своим появлением на страницах романа символизируют единство Великого американского народа, его стремление всегда прийти на выручку товарищу!
  Они ищут Джону Рэмбе для спокойной и увлекательной беседы об американской природе и искустве!
  Главный герой произведения стыдится своей популярности среди простого населения Города Надежды, он стесняется, скромничает, в чем мы видим его неподдельную духовную силу и волю к победе над тщеславием и любоначалием!
  Солдаты идут с автоматами наперевес, в касках, идут по берегам шумной полноводной реки, в которой много лососей, вкусных лососей с красными боками и вдумчивыми глазами!
  Этой ночью Джон Рэмба соединился плотью с убитым кабаном, а утром вселяет в себя дух горного лосося!
  Единение с природой сродни индейскому разговору с духами леса!
  В Джона Рэмбу на мгновение перешел дух Чингачгука Большого Змея!
  Ополченцы не замечают подвига скромного Рэмбы и с чувством глубокого разочарования покидают берега быстротечной реки с хрустальными водами!
  Джон Рэмба вылезает из воды, его появление, мокрого, но счастливого символично!
  Автор гениальнейшего произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" проводит паралель между омовением голого Рэмбы в душе полицейского участка и купанием одетого Рэмбы в горной реке!
  Еще свежи в памяти Рэмбы взоры, которые в полицейском участке бросали на его обнаженую фигуру друзья полицейские!
  В даном сюжете, на новой стадии развития, автор заставляет нас, читателей задуматься, додумать самим, как Джон Рэмба купается в горной реке не в форменом обмундировании, а голый!
  Художественое воображение услужливо показывает вдумчивому читателю картины с голым купающимся Рэмбой и обнажеными друзьями полицейскими из ОВД, которые голыми руками с визгом и жизнерадостным хохотом ловят лососей в шумной хрустальной горной реке!
  Джон Рэмба с чувством глубокого сожаления покидает реку и камни у реки, камни, которыми облицовывают дома наиболее знатных, поэтому зажиточных граждан сша!
  Валуны большие, средние и малые поражают воображение хаосом и строгим порядком нагромождения!
  Автор передает величественую природу валунов с многофигурными композициями, где все находится в молчаливом статистическом покое, в необычайных ракурсах, с множеством мелких декоративных камешков!
  Джон Рэмба представляет себя Властелином не только медали Конгреса, но и Властелином Кольца из романа американского писателя про любовь к американским гномам!
  Напоеный счастьем, одухотвореный живительным родным воздухом, Джон Рэмба свободно и легко, в майке и штанах бежит под разлапистыми ветвями бука и саксаулов!
  Ни дурные мысли, ни отсутствие денег не сковывают мысли патриота сша!
  Джон Рэмба верит в свой полет, в свою мечту и свою звезду Конгреса!
  Джон Рэмба ощущает себя в процесе экстатического приобщения к миру лесных духов, и к единому абсолютному духу, который этими духами управляет!
  Джон Рэмба играет в прятки с самим собой, со своим я и с друзьями ополченцами, родными, родненькими согражданами!
  Внезапно полет Рэмбы обрывается на высокой ноте, на пронзительно звенящей струне!
  Прерваный полет, незаконченая песня американского дикого запада!
  Волшебный миг остановки сердца!
  За вековым дубом, среди зеленых листьев американского кустарника Джон Рэмба видит юношу, простого американского школьника переростка!
  Школьник одет изящно, со вкусом, как одеваются все американские школьники!
  На нем голубенькая теплая курточка с капюшоном, как у фотомодели Эвки Проскуриной!
  По голубому фону идут красные квадратики с чорной окантовкой, как убранство гробов, про которые шерифу Вилу упоминал полковник Сэм!
  На голове мальчика кепка с козырьком, как символ сша!
  В руках мальчика, уже не мальчика, но мужа, автоматическая американская винтовка М 16!
  Мальчик с винтовкой в руках играет в прятки с Рэмбой, ищет Рэмбу в глухом дремучем лесу североамериканского штата!
  Джон Рэмба первый нашел мальчика и, как положено в игре пятнашки, запятнал мальчика!
  Эту эпохальную встречу гениальный автор лирико эпического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" поставил во главу угла всего произведения!
  Преемственость поколений, передача боевого опыта от ветерана войны во Вьетнаме юному подрастающему школьнику, надежде сша!
  В то же время мальчик символизирует своей голубой курточкой причастность к свободе отношений между представителями сексуальных меньшинств!
  Ничто человеческое школьнику не чуждо!
  Джон Рэмба шутливо замахивается на мальчика огромным армейским тесаком и ложит школьника в кусты, на мягкую перину естественого американского мха!
  Школьник правильно и по достоинству оценил действия Рэмбы, трактовал их как то, что Джон Рэмба детерминирует природное творчество, воздействует на мальчика сверху, подсознательно!
  Глаза Джона Рэмбы в ответ блестят мудростью, как бы говорят:
  "Над собой, молодое поколение, ты видишь меня в форме военой воли, если бы тебя повалил на ложе из листьев шериф Вил, то это называется воля к власти, если бы тебе встретил покойный работник полицейского управления ОВД Уарк, то мы бы назвали картину - психологические комплексы, вытесненые в безсознательные сферы психики!"
  В очах школьника светится понимание, потому что он уже достаточно взрослый и не раз посещал кафе с обнажеными эмигрантками!
  Мы невольно любуемся образом школьника в кепке и в голубой курточке гея!
  У него правильный овал полного лица, как у настоящего сытого представителя Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  На ничем не примечательном спокойном лице небольшие глазки, нос пипкой и свисающий большой второй подбородок под скошеной нижней челюстью!
  Подросток абсолютно спокоен, потому что уверен в знаниях своего старшего товарища Рэмбы и полностью отдается на его усмотрение!
  Джон Рэмба американцу плохого не сделает!
  Ни одна мысль не находит отттенка на лице школьника, ни одно чувство волнения или безпокойства!
  Американский народ благодаря стараниям Рэмб давно живет без войн и катаклизьмов!
  Спокойная жизнь благотворно действует на простых американцев, оставляет отпечаток безграничного счастья на круглых лицах!
  Джон Рэмба пристально вглядывается в очи мальчика, долго долго смотрит на него склоненый к поверженому, губы Джона Рэмбы почти касаются губ школьника!
  Мальчик отвечает ветерану войны понимающим взором, в котором отражаются американские облака!
  Автор произведения "Джон Рэмба! Первая кровь" встречей двух героев показал нам обязательность отражения в дружбе двух поколений неосознаных форм физиологической и психической активности, как залога внутреней гармонии свободных американцев!
  Школьник влюблеными очами, с разрастающимися искринками радости предано смотрит в глубь Джона Рэмбы, вдыхает его взрослый солдатский пот, ощущает на своей грудной клетке биение сердца Джона Рэмбы!
  Джон Рэмба осознает важность момента и свою ответственость перед согражданами!
  Он не подарит свои чувства одному отдельно взятому школьнику сша, потому что национальный герой Джон Рэмба принадлежит всем американцам и американкам в равной мере!
  С сожалением и глубиными переживаниями Джон Рэмба слезает со школьника и бежит дальше по лесу, играет в прятки с ополченцами!
  Школьник быстро поднимается и не скрывает своей радости от волшебного духовного общения с Рэмбой!
  Толстый мальчик хорошо поставленым фальцетом расказывает ополченцам об исторической встрече с Рэмбой и указывает путь, которым Джон Рэмба убежал и в настоящее время спускается к ручью, где поет американский соловей, туда, где заросли гуще!
  Ополченцы завидуют школьнику и устремляются вслед Рэмбе для выражения своей любви, для благодарности за то, что Джон Рэмба, простой ветеран войны во Вьетнаме оказал им высокую честь и составил компанию в разлапистом лесу!
  Ополченцы бредут цепью и стреляют, потому что любят мальчишеские игры с автоматиками!
  Джон Рэмба с косичкой в смоляных волосах ускользает от ополченцев, потому что безпредельно скромный, как скромны все американские парни и девушки!
  Он скрывается в хижине дяди Тома и кокетливо выглядывает из проема двери!
  Лесная обитель легендарного дяди Тома, прообраза президента Барака, напоминает барак!
  Ополченцы залегли около хижины, потому что уважают отдых и прайвеси Джона Рэмбы!
  Они понапрасну не беспокоят героя войны, а только стреляют для потехи в его сторону!
  Джон Рэмба шутку оценил и стреляет длиными очередями в сторону ополченцев!
  Один из ополченцев после меткого попадания Джона Рэмбы в лоб, присоединяется к мертвому полицейскому Уарку!
  Ополченец лежит на спине и мертвыми хрусталиками глаз провожает в последний путь голубые облака!
  Ополченцы, кто живой, и Джон Рэмба отмечают в душе, что мертвый солдат выразительно смотрится на фоне увядающей лесной природы и гармонично вписывается в окружающий пейзаж!
  В это время, пока ополченцы и Джон Рэмба ведут дружескую беседу, перекидываются шутками и выстрелами ради шутки, шериф Вил и полковник Сэм идут к американскому мосту, на котором стоят американские автомашины!
  Снова летящая мысль автора возвращает нас к теме реки, бегущей воде, стремительному течению с вкусной питательной диетической рыбой, от которой в мозгу каждого американца прибавляется полезного фосфора!
  Автор указывает, что мост над быстрой рекой надежный, сделан из американских железных сплавов в городе Детройт, где трудятся представители почти всех национальностей земного шара!
  Автор как бы наводит мост между мостом и Рэмбой в хижине дяди Тома!
  Ополченцы переговариваются друг с другом, делятся впечатлениями от встречи с Рэмбой!
  Имена ополченцев граждан сша простые, как и положено именам в Америке, где все дружны!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Пиф, Буз - красивые имена, с которыми американские граждане и в Конгресе выступают и пьют виски в далеком салуне на севере необъятной американской Родины и громят врагов сша в далеких Иранах и Вьетнамах с Афганистанами!
   Ополченцы решают сложный и ответственый вопрос: кто пойдет на встречу с главным героем произведения, кто поклонится Рэмбе в пояс и предложит ему общение на дружеской ноге!
   Пиф и Буз скромничают, как и положено культурным американским ополченцам для которых важно не содержание, а внутреняя наполненость содержания!
  Наконец, лейтенант ополчения Пиф принимает правильное, и по настоящему, верное решение!
  Он просит своего подчиненого ополченца Буза пойти к мастеру Рэмбе на деловую и дружескую встречу!
  Опишем личность лейтенанта ополчения Пифа с точки зрения историко героического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!"
  С первых же упоминаний о лейтенанте Пифе мы узнаем, что ничто человеческое лейтенанту Пифу не чуждо!
  Образ лейтенанта Пифа гооврит нам о многом!
  Он, как и многие из его сверстников стремится к американской мечте: машина, деньги, слава, обезпеченая старость с молодыми девушками!
  Лейтенант Пиф предстает перед нами во всей своей красе офицера ополчения!
  Он собран, суров, по военому деловит, взгляд его и слова не расходятся с делом!
  В глубине добрых мудрых глаз лейтенанта Пифа спрятана задорная искорка костров первых переселенцев в сша!
  За плечами лейтенанта Пифа много дорог в науке и в технике, потому что у лейтенанта Пифа офицерское звание!
  В сша гордое звание офицера и почетное присуждают только интелигентным людям с высшим образованием не ниже Оксфорда или Военой Академии в штате Техас!
  Вот почему лейтенант Пиф значителен, фигура его подавляет наше воображение, а ум заставляет подражать лейтенанту Пифу в поступках и в словах!
  Полной противоположностью лейтенанту Пифу является ополченец Буз!
  Мы внутрене симпатизируем ополченцу Бузу, потому что он, как и лейтенант Пиф делают одно общее полезное дело для своей страны сша!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Личность ополченца Буза многограна, но граней в ней меньше чем в главном герое Рэмбе!
  Ополченец Буз получает от лейтенанта Пифа приказ, но у ополченца Буза имеется свое, особое мнение на интерпретацию приказов и на вступление в отношения с ветераном Рэмбой!
  На примере ополченца Буза мы видим, что каждый индивидуум в свободной стране Америке имеет право на свое мнение, как право на прайвеси!
  Ополченец Буз отказывается и не выполняет приказ лейтенанта Пифа!
  В любой другой стране ополченца Буза растреляли бы на военом трибунале за неподчинение приказу старшего по званию!
  В любой стране, но не в демократической сша, где каждый человек волен поступать так, как велит ему зов сердца, так, как он полагает нужным для осуществления американской мечты!
  Ополченец Буз мечтает о золоте, о грудах золота и блеск благородного метала отражается в его добродушных проницательных очах!
  Глаза ополченца Буза скрыты за стеклами очков, а под носом - развесистые рыжие усы!
  Автор легендарного произведения "Джон Рэмба! Первая кровь" косвеным образом, отвлечеными понятиями указывает нам на высокую интелигентность ополченца Буза, указывает очками и усами!
  В сша никто не носит бороды и усов, потому что у некоторых народностей, национальностей земного шара на лице не растут ни борода, ни усы!
  Если простой американец отрастит бороду и усы, то на него обидится другой простой американец, у которого не растут волосы на теле!
  А в демократической стране сша все равны, то есть никто не выделяется из толпы!
  Усы и бороды в сша разрешены только в исключительных случаях: национальный вопрос и отстаивание интересов сша в других странах, где борода и усы в почете!
  Усы ополченца Буза говорят нам о несомненой принадлежности Буза к научной интелигенции, которая часто выезжает за рубежи сша в Европу, где французы носят бороды и усы!
  Стекла очков ополченца Буза в свою очередь раскрывают смысл самого существования Буза, его мировозренческие позиции и идеалы, как человека и как гражданина сша!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  В руки столь ответственого человека Правительство соединеных штатов вложило гранатомет и доверило ему высокую мисию общения с героем войны во Вьетнаме Рэмбой!
  Ополченец Буз тщательно прицеливается из гранатомета в хижину дяди Тома, в которой времена обитает скромный американский легионер Джон Рэмба!
  Рэмба видит гранатомет и понимает шутку друзей ополченцев, которые гранатометом выражают дружеские чувства и в жесте доброй воле заключают в себе некоторую интерпретацию жизни в лесу!
  Джон Рэмба опускается в шахту, где раньше старательные рудокопы добывали для страны золото!
  Над Рэмбой гремит взрыв, потому что по хижине выстрелил ополченец Буз, в воздух летят бревна и камни, занимается огромный огонь, как в доменой печи дейтройтского сталелитейного комбината!
  Джон Рэмба внутрене благодарен ополченцам за приятный сюрприз, за напоминание о войне во Вьетнаме, где от выстрелов гранатометов также задорно и споро пылали хижины фашистко-вьетнамских окупантов!
  О чем думают в эти минуты разные герои высокохудожественого произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!"
  Лейтенант ополчения Пиф и ополченец Буз думают о дальнейшей судьбе Джона Рэмбы, о его роли в развитии патриотического движения в Америке!
  Ветераны войны во Вьетнаме, Афганистане раскажут молодому поколению национальных школ сша о своих подвигах, подвинут молодежь к свершениям, зародят в детях разных национальностей и народностей гордость за свою страну!
  Джон Рэмба после выстрела думал о другом, он размышлял о мире во всем мире, мечтал о том, как босиком пройдет по траве на своем ранчо в Мексике или в Парагвае, где все дешево, а слуги, желательно вьетнамские слуги, несут за ним кожаные мокасины!
  Высокий морально нравственый подвиг Рэмбы после взрыва в том, что Джон Рэмба обогатился всем новым, что принес ему очищающий огонь!
  Автор произведения сравнивает блеск огня с блеском золота на часах Ролекс и золотых доларов сша!
  Джон Рэмба, как выражение воли автора гениального романа, понимает, что идейно эстетическая целостность многонациональной американской культуры зиждется на единстве идейно эестетических принципов ее развития с шутками про голые попы и про пуки, на ее интернационалистической направленности и гуманистических основаниях, когда каждый американец друг американцу!
  С мыслями Джона Рэмбы перекликаются чаяния и мысли шерифа Вила и полковника Сэма!
  Рэмба в огне, а шериф Вил и полковник Сэм летят к нему на жолтом вертолете канареечного цвета!
  Символично, что автор эпического романа высокохудожествено перемежает огонь и воду, чорных и белых американцев!
  Огонь в лесу и жолтый вертолет над озером, огромным озером Вичиган, озером, по которому еще недавно плавали лодки каноэ с вражескими краснокожими индейцами, которые повсеместно истребляли белых переселенцев в сша!
  Шериф Вил и полковник Сэм с высоты полета обозревают красоты родного края, переполняются гордостью за свой полет, за родную страну сша, которая дала Миру отважного ветерана войны во Вьетнаме Джона Рэмбу!
  Кто же ведет американский вертолет канареечного цвета, кто управляет сложными механизмами мощной машины?
  Очевидно, что пилотом вертолета является либо афроамериканец, как требует политкорекность сша, либо Ребека Течер, нареченая невеста Джона Рэмбы!
  И тот и другой персонаж уместен и как нельзя лучше вписывается в канву патриотического произведения, на идеях которого воспитываются граждане сша!
  Афроамериканский вертолетчик или девушка вертолетчик в машине американского производства - отражение в повседневной жизни общечеловеческих ценостей на примере дружбы народов сша!
  Ценость культур афроамериканского вертолетчика или иудейской девушки Ребеки Течер, в том числе художественая их культура, проявляются не иначе, как в формах конкретно национального существования!
  Вероятно, за штурвалом вертолета, бок о бок сидит и афроамериканский вертолетчик и американская невеста Ребека Течер!
  Одной могучей рукой афроамериканский вертолетчик крутит штурвал, а другой рукой крепко обнимает Ребеку Течер за плечи, чтобы девушка не упала с его коленей!
  В этом эпохальном моменте: и стремление к братству, и желание взаимовыгодного сотрудничества и отражение эпохи дружбы народов всех штатов сша!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Вертолет прилетел на место хижины Дяди Тома, из вертолета медлено и величествено вышел Шериф Вил, а за ним легко и непринуждено выпрыгнул полковник Сэм!
  Каждый герой знает свое место в истории американского народа и занимает соответствующее высокое положение в свободном обществе равноправных граждан!
  Полковник Сэм и шериф Вил ответствено и добросовестно выполняют свою работу и получают за свои труды зарплату в доларах сша, что возвышает полковника Сэма и шерифа Вила в борьбе сша против фашистко вьетнамских захватчиков!
  Над руинами хижины Дяди Тома легкими струйками поднимается голубой дым, дым цвета равноправия сексуальных меньшинств в сша!
  Вместе с голубым дымом в воздухе таинственого леса плавает гордость за осуществление американской мечты в области свободы сексуальных излияний!
  На фоне развали и дыма мы видим наших старых знакомых - ополченцев национальной гвардии сша!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Вил, Буз и их товарищи делают фотографические снимки, увековечивают для истории свой подвиг и участие в дружбе с Рэмбой!
  К сожалению Джон Рэмба не принимает участие в фотосесии, так как далеко под землей, в катакомбах ведет подготовку к поиску золотоносных жил для нужд соединеных штатов!
  Ополченцы фотографированием несут не только культурный вклад в историю сша, но и показывают художественое творчество: фотография до взрыва и после выстрела из гранатомета!
  До выстрела на фотографии изображены ополченцы на фоне целой, не сгоревшей, не сломаной хижины Дяди Тома!
  После выстрела из гранатомета американского образца и американского производства ополченцы сфотографированы на фоне обломков хижины Дяди Тома!
  Автор увлекательнейшего историко эпического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" проводит черты между фотографированием солдат во Вьетнаме и в сша!
  Во Вьетнаме Джон Рэмба и его друзья также делали фотографические снимки на фоне вьетнамской деревни и на фоне джунглей!
  Затем, на других снимках, мы видим, как Джон Рэмба и его друзья сфотографированы на фоне сгоревшей вьетнамской деревни и на фоне джунглей без листьев, джунглей, спаленых напалмом!
  Фотографии на фоне - "до и после" несут в себе великие художественые цености американского народа, и заключают в себе содержание, имеющее общечеловеческую ценость!
  Пока его друзья фотографируются на память возле развалин дома предка американского президента, Джон Рэмба в глубоком подземелье, как партизан вьетнамец, из подручных материалов сооружает факел для ведения подземных изыскательских работ!
  Для устройства факела Джон Рэмба дополнительно разрывает на себе одежу из мешковины и смачивает каждый лоскуток мешковины горюче смазочной смесью!
  И интерьере подземного убранства старой шахты мы видим древние ведра, кастрюли, бочки, балки перекрытия, изготовленые из ценых пород американского дерева!
  Невыразительной обстановкой автор говорит, что так плохо жили американские граждане, пока испытывали гнет индейцев вьетнамцев!
  Но только после всеобщего освобождения, провозглашения равенства, братства и свободной любви граждане сша выбрались из подземелий к свету, к Солнцу, к огню!
  И огонь факела в руках Джона Рэмбы перекликается с Олимпийским движением, с олимпийским огнем и олимпийским факелом!
  Джон Рэмба преображается на наших глазах, превращается в национального американского героя спортсмена, героя победителя, героя чемпиона!
  Джон Рэмба гордо несет на лице отпечаток спортивной славы Америки!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Около Джона Рэмбы стоят древние ржавые лампы, символизирующие связь стран Америки с Восточными странами, откуда родом Аладин!
  Мы сопереживаем вместе с Рэмбой, отчетливо видим муки сомнения на его лице, он вот вот потрет лампу рукой и вызовет джина исполнителя желаний!
  Но Джон Рэмба превозмогает в себе желание легкой наживы, он не ищет простых путей, а надеется только на свои силы, силы американского патриота, героя!
  Джон Рэмба с ненавистью смотрит на восточную лампу, сжимает мощные кулаки, напрягает огромные бицепсы, накаченые на протеине американских бройлерных цыплят!
  Поза Джона Рэмбы, его порывистость устами автора как бы говорят:
  "Близок, близок тот день, когда знамя свободной сша взовьется над всеми странами Ближнего и Дальнего востока!
  Пусть не радуются восточные окупанты, восточно сибирские и восточно европейские враги, армия сша наведет порядок по всему миру!"
  Ведра вокруг Джона Рэмбы говорят о многом, говорят о воде, о золоте, о том, что американскую справедливость ведром не вычерпать!
  Джон Рэмба смотрит на ведра и мечтает о том часе, когда найдет золото, разбогатеет, купит себя красивую служанку из эмигранток, научит ее добру и национальной терпимости!
  С помощью служанки Джон Рэмба разнесет по всему миру весть о том, что каждая национальная культура сша представляет собой сложное диалектическое единство специфического и общезначимого, которое определяется американским уровнем жизни!
  Высоко над Рэмбой шериф Вил и полковник Сэм расссуждают о могилах, о могильном камне, который поставят на могилу Рэмбе, когда он умрет!
  Шериф Вил и полковник Сэм знают, что проживут дольше, чем Джон Рэмба, потому что Джон Рэмба наглотался вредных хиВических веществ во время войны во Вьетнаме!
  Полковник Сэм выдвинул идею, что на могиле Джона Рэмбы возникнет памятник с лирической трогательной эпитафией:
  "Здесь покоится герой войны во Вьетнаме, герой американец, а не герой вьетнамец!
  Джон Рэмба родился для подвига и подвиг получил!
  У Джона Рэмбы на груди медаль Конгреса сша!"
  Шериф Вил со слезами в уголках лукавых глаз одобрил эпитафию и выразил сомнение, что Джон Рэмба скончается быстро, потому что американская медицина способна на чудеса - и мертвого американца из могилы поднимет!
  Они прогуливаются вдоль руин под ручку и ведут мирные беседы на тему войны, геройства Джона Рэмбы, могил, солдатских останков, умершего полицейского Уарка, долга перед Отечеством!
  Затем шериф Вил и полковник Сэм переходят к обсуждению общенационального достояния сша - золота и национального вопроса!
  Шериф Вил утверждает, что человеку нужно и золото и политкоректность, что национальная культура североамериканских индейцев выработала по мере своего развития множество общечеловеческих элементов, способствовала процесу создания современой американской культуры, которая в свою очередь породила гого бары и героев войны во Вьетнаме!
  Полковник Сэм с пониманием сжимает свои волевые губы и добавляет к мысли шерифа Вила мысль о том, что в интернациональной структуре современой сша возникает благоприятные условия для развития интернациональных героев, которые пригодятся во время ближайших войн с ярыми врагами сша!
  Автор легендарного эпического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" на примере прогулок друзей около разрушеной хижины Дяди Тома гениально показывает нам суть американской мечты, американский образ жизни и стремление простых американских граждан к подражанию поступкам главного героя произведения - Джона Рэмбы, а также его близких друзей и соратников - полковника Сэма и шерифа Вила!
  
  Джон Рэмба, невзирая на злопыхательство заокеанских врагов, смело идет по подземелью, идет с Олимпийским факелом в могучей руке!
  И нет той силы, которая остановит прыть и пыл задорного американского воина!
   На Джона Рэмбу с потолка льется золотой дождь воды, под ногами лужи и моря жолтой воды, как жолтые воды рек Инд и Ганг до которых еще не добралась справедливая карающая десница сша!
  Джон Рэмба бредет по родному подземелью, ощущает себя первопроходцем в катакомбах вьетнамских фашистких окупантов!
  На пути Джона Рэмбы встречаются преграды из давно упавших бревен и валунов, но ничто не остановит молодого ветерана, ничто не преградит ему путь, если им движет жажда наживы, нормальная американская жажда и любовь к своему народу!
  Бревна и камни причудливо переплетаются, образуют незабываемый орнамент и придают подземелью волшебный колорит сказочного города подземных рудокопов!
  Джон Рэмба золота не находит, но мы видим золото его души, брилианты его глаз и медь его десен!
  Вот непоколебимый герой падает в воду, сверху вода, под ним вода, Джон Рэмба встает, а вода достает ему до колен, потом поднимается до яичек!
  В хрустальной американской воде нет пиявок, а в жолтой вьетнамской воде много пиявок и в этом отличие культур древнего Вьетнама и молодой, подающей надежды, сша!
  У Джона Рэмбы в подземелье болит раненая рука, а у полковника Сэма и шерифа руки не болят, потому что они не находятся в столь трудный час рядом с Рэмбой, но переживают за него на растоянии!
  
  Через час мы читаем о полицейском участке ОВД Города Надежды сша, где ярко и празднично, в отличие от темного подземелья, где Джон Рэмба добывает золото для страны Америки!
  На переднем плане в полицейском участке мы видим нарядную новогоднюю елочку и понимаем, что праздник Новый Год - праздник единения всех здравомыслящих американцев!
  На елке яркие круглые шары, как гранаты, которые отважный Джон Рэмба скидывал с вертолета Апач на вьетнамских окупантов!
  Недалеко от елки личный кабинет шерифа Вила, кабинет, на подоконике окна которого стоит чучело американского орла!
  Чучело гордо расправило крылья и готовится к полету в день Страшного Суда, как милиарды мертвецов ждут своего часа!
  На столе шерифа Вила оскаленая морда чучела снежного барса или белой рыси!
  Чорный афроорел и белая рысь - символы американской политкорекность среди живых организмов!
  Если в комнате находится чучело белого зверя, то рядом необходимо чучело афрозверя или афроптицы, иначе афро звери обидятся!
  Шериф Вил вспоминает Рэмбу и любуется чучелами, кажется, что его устами и молчаливыми мыслями говорит автор эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!":
  "Интенсивное эконоВическое и социальное развитие каждого из штатов сша ускоряет процес их всесторонего сближения на основе интеграции представителей одного животного мира в другой животный мир!
  Происходят расцвет и взаимообогащение фауны, формирование культуры разведения диких зверей в неволе, на их основе вырабатываются общие признаки интернационализма в мире животных!
  Этот процес идет так, как он и должен идти в свободной Америке: на основе равенства цвета всех животных в лесах и в озерах, братской любви между животными и добровольности животных по пересечению границ штатов сша!"
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Шерифу Вилу жарко, потому что он в дубленке в помещении, но шериф Вил не снимает дубленку в знак единения с животными, из шкур которых дубленка произведена!
  Шериф Вил скорбит о животных и жалеет, что рядом с ним нет героического отважного Джона Рэмбы для подержания разговора и скорби!
  Джон Рэмба в это многозначное время бредет о пояс в воде, ягодицы его мокрые, мошонка промокла, но Джон Рэмба не сдается!
  В одной из пещер, которая поражает нас богатым внутреним убранством, Джон Рэмба красиво изящно и артистично наклоняется, выгодно выгибает поясницу, а на его спину в это мгновение забираются подземные американские крысы!
  Джон Рэмба на миг забывает, что он в родной сша, ему кажется, что он в катакомбах Вьетнама, а на спине у него вьетнамские фашисты партизаны!
  Джон Рэмба страшно кричит, от его голоса дрожат своды подземелья и хвосты крысят!
  Герой войны скидывает крыс в воду и успокаивается, потому что американская крыса - друг человека!
  Из крыс в голодные годы национальные меньшинства сша готовили маленькие вкусные шашлычки, и шашлычками утоляли голод!
  Крыса внесла немаловажный вклад в историю и литературу родной Америки!
  Том Соер с крысой, танцоры танцуют рэп, созвучный с рэт, что переводится на малоизвестный русский язык, как крыса, и множество других немаловажных фактов по интеграции крыс в экономику и культуру сша!
  Крысы кружатся в задумчивом танце вокруг Рэмбы, набрасываются на его красивое, ладно скроеное молодое тело!
  В красных глазах крыс мы отчетливо читаем понимание текущего момента и важность взаимоотношений человека и крысы!
  Джон Рэмба нечаяно сбрасывает своих друзей в воду, крысы плавают в хороводе вокруг Джона Рэмбы, выводят на воде замысловатые художественые фигуры, как американские спортсменки по художественой гимнастике в воде!
  Долго, очень долго Джон Рэмба общается с крысами, проникается их чаяниями и заботами!
  Он выходит на чистую дорогу, без воды и без крыс, зажигает новый факел от старого огня - мы видим преемственость Олимпиад - и с чувством безвозвратной потери, что никогда больше не вернется к крысам в подземелье, бредет дальше по извилистым катакомбам и лабиринтам!
  В запутаности подземных ходов мы видим умелую игру автора произведения, его интригу для лучшего раскрытия характера главного героя, который не боится крыс!
  Автор эпического романа "Джон Рэмба! Первая кровь" использует особый американский литературный прием лабиринтов и Рэмбы с крысами для построения фабулы и сюжета, разворачивает действия, переплетает и сталкивает интересы героических персонажей!
  Произведение затрагивает чувствительные струны души каждого американца, колышет фабулу, как тростник качается на ветру на озере Вичиган!
  Снова и снова автор романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" удивляет нас контрастами, умелой игрой, интереснейшей интригой на радость всех американцев!
  Из катакомбов причудливые повороты сюжета переносят нас в простой заурядный американский кабак, равного которому нет во всем мире!
  В американских салунах американцы решают важные деловые вопросы, проводят встречи по интересам, справляют свадьбы геев и лесбиянок, устраивают девичники и мальчишники, напиваются для отдыха после работы, поощряют иностраных стриптизерок и стриптизеров, финансируют эмигрантов, и производят еще множество нормальных действий, свободных по духу и вольных по волеизъявлению!
  Автор недаром показывает нам американский кабак на фоне Джона Рэмбы и полковника Сэма с шерифом Вилом!
  Только через кабак, только через дружескую атмосферу видны, как сквозь призьму или в бинокль, настоящие патриотические черты каждого американца!
  За столиком сидит полковник Сэм без берета!
  Взор полковника Сэма смягчен, уголки губ подрагивают возле изящного пузатого бокала с виски!
  Посредине лба полковника Сэма пролегла задумчивая морщинка!
  Полковник Сэм пьет американское виски, потому что ему скучно без Джона Рэмбы, не с кем обмолвиться словом и не с кем обсудить проблему интуитивизма в практике американских командос!
  Полковник Сэм абсолютизирует интуицию американского народа, как момент непосредственого осознания в акте эстетического восприятия войны и эстетической оценки боевых действий во Вьетнаме, а также в деятельности творческой фантазии Джона Рэмбы, когда Рэмба между боев, украдкой писал стишки о любви к Родине в воено полевой блокнот!
  Полковник Сэм изящен в своих раздумьях, потому что в руках его не грубый граненый стакан с водкой, как у малых народов Евразии, а утонченый бокал, как у французских королей Бурбонов, по имени которых названо чудесное американское виски!
  На дальнем плане, за полковником Сэмом автор романа "Джон Рэмба! Первая кровь" показывает огоньки кабака, пеструю толпу настоящих американцев, стойку бара, степеных полноватых людей, которые обсуждают мировые проблемы и говорят о своих мечтах!
  Полковник Сэм значителен и знаменателен, он, богатый полковник американской армии, не гнушается, не стыдится, что находится в одном заведении с американским бродягой, американским геем проститутом, американским наркоманом, американским пьяницей, потому что важно не содержимое желудка человека, а его духовная составляющая и звание!
  Пьяница оказывается бакалавром биологии, наркоман - прославленый стоматолог!
  Каждый человек сша выбирает себе професию и хоби по своему усмотрению, не зажат в узкие тиски условностей и подражательства!
  За соседними столиками смеются американские женщины, смеются легко и безззаботно, потому что правительство сша несет на себе бремя ответствености за настроение каждого гражданина страны!
  Женщины с крашеными белыми волосами, потому что белый - цвет чистоты и непринуждености, цвет надежды, переосмысливания, нового рождения, художественых открытий!
  В свободно великой стране сша ("Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!") нет продажных женщин и мужчин, нет сексуальных рабынь и рабов!
  Каждая женщина и каждый мужчина выбирает себе объект любви на ночь или на час, выбирает без расссовых предразсудков, без ненависти и без предвзятости к полу товарища или подруги!
  И каждый американец волен или не волен, дает деньги или получает деньги за секс по своему усмотрению!
  Избавление от уз сексуального насилия и проституции подняло сша на недосягаемый уровень в мировой сексуальной культуре, которая находится в архаическом состоянии по отношению к сша!
  
  "Амэээрика! Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Раскрепощеные американцы за спиной полковника Сэма пьют виски и пиво, а полковник Сэм духовно спокоен и внутрене собран, потому что знает, что в любой момент найдет себе любовь на час или сама любовь подойдет к нему!
  Но вместо любви к полковнику Сэму подходит шериф Вил в дубленке, которая разительным образом стройнит его по отношению к растолстевшим согражданам за соседними столиками!
  За спиной шерифа Вила медлено потягивает пиво или виски рабочий к синей клетчатой рубашке, скромный пожилой человек, который всю жизнь и все свои силы отдал на благо страны!
  Плечи старичка в клетчатой рубашке полуопущены под гнетом цельно прожитых лет!
  Во всей фигуре американского синьора читается возвышеная мораль и дань отходу от европейских монархических наслоений и раскрывается подлино народный американский смысл!
  Пожилой синьор в кабаке является символом безбедной спокойной американской старости!
  Шериф Вил просит у полковника Сэма разрешения, чтобы присесть к его столику!
  Эпизод, часть романа, когда шериф Вил, оплот закона в Городе Надежда, стоит, а полковник Сэм сидит умилительным образом говорит нам о культуре работников американских ОВД!
  Полковник Сэм с радостью позволяет своему другу, даже почитает за честь, что шериф Вил почтил его своим присутствием в то время, когда полковник Сэм размышлял о Рэмбе и об американской мечте!
  В веселых очах полковника Сэма искорками пробегают маленькие молнии!
  Шериф Вил добродушно сжимает свои миленькие губки, наполненые ботексом!
  Встреча друзей состоялась, а Джону Рэмбе холодно в подземелье с золотом!
  На столике стоят пустые рюмки, как символ поминания товарищей по войне!
  Сколько рюмок - столько национальных героев Америки погибло со времен первых переселенцев в индейские штаты Америки!
  Около шерифа Вила и полковника Сэма, мимо пустых рюмок проходят американские дамы и пронзительно заразительно смеются!
  Смех - неотъемлемая часть свободолюбивого американского народа!
  Шериф Вил отмечает, что формы ягодиц женщин трактуются как высшие формы, противоположные интелекту!
  Полковник Сэм соглашается с другом и добавляет мысль, что то или иное строение женского тела обусловлено утилитарными потребностями американок, ягодицы женщин смоделированы по аналогии с инертными материальными вещами и поэтому схематичны!
  Автор романа лирики на страницах своего романа показывает не только простоту американских женщин, но и их сложные внутрение терзания, например, когда женщина по рождению является мужчиной!
  Неизвестно, какого пола женщины в кабаке, женщины около шерифа Вила и полковника Сэма, потому что в свободной стране сша каждый гражданин сам выбирает себе пол - мужской средний или женский!
  Возможно, что смеющаяся американка - бывший мужчина после операции по изменению пола, или наоборот, хохочущий свой в доску парень - женщина с пришитыми мужскими гениталиями!
  Безкорыстное мистическое созерцание женщин или мужчин не уводит шерифа Вила и полковника Сэма от мыслей о полном слиянии со специфическими объектами, о возможном динаВическом и духовном единстве на основе жизненых порывов и длительности человеческих взаимоотношений в рамках одного отведеного часа!
  Женщины проходят мимо столика, мысли и чаяния шерифа Вила и полковника Сэма устремляются к Рэмбе: как он там? как его дела? не болеет ли в холодных норах подземных рудокопов? много ли золота для страны и для себя добыл?
  Но размышления шерифа Вила и полковника Сэма прерывает расторопная официантка в голубом насисьнике!
  Образ веселой официантки не случаен и дан автором романа эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь" в связи с недавней встречей Джона Рэмбы с мальчиком в голубой курточке!
  Автор снова гениально проводит мистическую связь между сюжетом в лесу, когда Джон Рэмба с ножом склонился над покорным школьником и появившейся официанткой!
  Официантка одета в подобие одежды, потому что в кабаке тепло и присутствует напринуджденая атмосфера взаимопонимания!
  Голубой насисьник, не розовый, а голубой олицетворяет единство женщин и мужчин в сша, их равенство, право на труд и понимание Президентами!
  Взгляд девушки доброжелательный, на пухлых губках, наполненых самым лучшим американским ботексом, блестит лучик электрического зайчика!
  Зубы официантки ровные, белые и свидетельствует о высоком качестве и уровне стоматологии в стране!
  Волосы на голове девушки собраны в конских хвост, как у коней мустангов, на которых по прериям сша, еще до прихода переселенцев, скакали вымирающие племена индейцев!
  Хвост девушки кокетливо свисает сбоку головы, что говорит о мастерстве американских стилистов и визажистов, которые придали официантке неповторимый облик простой американской девчонки со своими стремлениями в жизни, чаяниями и надеждами!
  Конский хвост на голове жизнерадостной девушки говорит нам о многом и открывает новые, ранее неведомые странички американской истории, когда индейцы снимали с поверженых врагов скальпы, то есть кожу головы вместе с волосами на голове!
  Затейливый хвостик на голове официантки притягивает взоры многочисленых посетителей, которым не чуждо стремление к красоте, молодости и нормальному удовлетворению естественых потребностей!
  Но сам факт наличия конского хвоста свидетельствует о принадлежности официантки к групе иностраных поддденых рабочих, эмигрантов, возможно, что нелегальных эмигрантов!
  Пышная растительность на голове присуща представителям Европейских стран и некоторых государств Средиземноморья, в то время как у граждан сша, этнических и официальных, волосы на голове растут скудно, жидкие и слабые, как у младенца!
  Американские поддданые отбрасывают понятийное осмысленое и предметное восприятие причесок на голове, с тем чтобы передавать свое интуитивное восприятие стремительного потока американского образа жизни сочетанием чистых, материальных форм причесок путем коротких стрижек, что являет собой линии и краски на деформированых и гладких черепах!
  В пользу идеи о принадлежности официантки к эмигрантским кругам говорит и то явление, что девушка широко и светло дарит улыбку полковнику Сэму и шерифу Вилу!
  Но американские женщины и девушки не смеются лучезарно и открыто, потому что знают цену своим улыбкам, улыбкам, как произведениям высокого искуства!
  Улыбки простых кореных американок значительные, с глубокой внутреней мудростью, например, как у мамы Делмора, той знаменитой афроамериканской женщины, к которой герой романа "Джон Рэмба! Первая кровь" Джон Рэмба подошел на первых страницах этого увлекательного правдивого произведения!
  Официантка в свою очередь улыбкой поведала о своем неамериканском происхождении, о принадлежности к слоям европейского населения, где культивируется дисонирующие акорды и шумы в музыке, ворцизм, параксизм, динамизм, симультизм, поэтизм и другие европейские самобытные явления, которые чужды американскому фольклору и национальному образу жизни граждан сша!
  Проницательный шериф Вил сразу опознал в улыбчивой официантке эмигрантку, но шериф Вил не подал виду, потому что высококультурный, образованый, этичный и последовательный работник правоохранительных органов сша!
  Шериф Вил понимает что без эмигрантов жизнь в сша сойдет с налаженых рельсов, потому что кто то должен строить дороги и разносить пиво в кабаках!
  Налаженая система поставки в страну нелегальной рабочей силы умиляет шерифа Вила, рука которого тянется к бокалу с виски!
  Но шериф Вил в очередной раз превозмогает желание выпить глоток алкоголя, потому что он находится за рулем служебной автомашины, и ему предстоит трудная рабочая неделя!
  Высокий долг шерифа Вила толкает его на борьбу с самим собой, в результате этой борьбы шериф Вил выходит победителем и не пьет алкогольное виски!
  Полковник Сэм в свою очередь закончил трудовые будни, поэтому раслабляется, как положено рядовому простому американцу с чистой душой!
  Полковник пьет виски бокал за бокалом и также не обращает внимание на девушку эмигрантку, потому что от эмигранток нет вреда, девушки эмигрантки редко становятся международными терористками!
  Эмигрантка официантка осталась на заднем фоне литературного произведения, как девушка с самодовлеющим формотворчеством!
  Однако в целом творческая работа красивой иностраной эмигрантки далеко не ограничилась только в поиске в области женихов американцев, девушка с самого первого дня пребывания в сша выступала за полезность простого труда, без экивоков и обиняков!
  Не последнюю роль в эпизоде с красавицей эмигранткой сыграли ее большие выдающиеся груди!
  Груди эмигрантки выпирают через тонкую полупрозрачную ткань вечернего платья, как у невесты!
  Девушка не стыдится своего изумительного тела, потому что ее тело является неотъемлемой составляющей американского искуства!
  Автор произведения подчеркивает величину груди официантки, но не указывает внимательным читателям на естественое или искуственое происхождение этой груди!
  По давно сложившейся американской традиции все американки накачивают в грудные железы силикон - для увеличения груди!
  Женщины с силиконовыми грудями - национальная гордость американцев!
  Без правильного ввведения в груди должного количества силикона американская индустрия развлечений погасла бы на корню, как японский кинематограф!
  Искуственое моделирование формы и размера груди у американок характеризуется признанием традиций в американской культуре, апологией техники и урбанизма, отдании высокого уважения традиционым вкусам индейцев, шокирующим эстетизмом, принятием всего предшествующего художественого опыта!
  На фоне огромной груди простой девушки эмигрантки мы читаем страницы о других посетителях кабачка, потому что их одежда, разговоры, мысли, чаяния и устремления тесно связаны с главной нитью романа "Джон Рэмба! Первая кровь" и непосредствено с главным героем Рэмбой!
  Второстепеные герои произведения в кабаке одеты в кожушки и в клетчатые рубашки, как положено в американском трактире!
  Клетчатая рубашка напоминает звездно полосатый американский флаг, на который смотрят граждане сша и у них щемит в груди, а на глаза наворачиваются слезы!
  Почтеная публика в безрукавках и в клетчатых рубахах отражает целостную американскую культуру и выполняет еще одну функцию - комуникативную, набор комуникативных функций, так как без клетчатой рубахи американец не имеет право на кружку пива в кабаке и общение с девушками в стриптиз барах, где танцовщицы танцуют без рубашек!
  При этом характер общения пожилых людей в клетчатых рубахах и в безрукавках, общение деловое или дружеское, служебное или развлекательное, определяет разные комуникативные функции простых американских парней и девчонок!
  Ярким положительным дисонансом в форму и цвет одежды вливаются серые пятна служебных мундиров шерифа Вила и полковника Сэма!
  Два главных героя одеты с иголочки и не стремятся в даный момент к клетчатым рубашкам, потому что еще не выполнили свою мисию!
  Шериф Вил трактует свою служебную форму работника американского ОВД, как форму - яркий носитель социальной информации, поэтому форму шерифа Вила можно назвать познавательно идеологическим вицмундиром!
  Военая форма полковника Сэма в свою очередь принадлежит к предметной среде, окружающей полковника Сэма в кабаке!
  Его форму можно назвать практической или социально организующей формой американского военого полковника!
  Третий вид формы, которую мы видим в американском салуне - хлипкое платьице официантки эмигрантки!
  Ее платье носит комуникативные функции, которые переводят официантку из ограниченого в общекультурный контекст!
  И, наконец, эстетическая функция безрукавок и клетчатых рубашек на старичках фиксирует общечеловеческий, антропологический аспект американского счастливого образа жизни синьоров!
  Клетчатая рубашка воздействует на американских пенсионеров в целом, в единстве всех сторон жизнедеятельности американского гражданина!
  Выставка рубашек и другой униформы в общедоступном салуне илюминируется большим количеством огней и огоньков различной мощности, цвета и периода мигания!
  Автор лирико эпического произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" с чарующей откровеностью погружает нас в мир звуков и красок американского кафе!
  Мы упиваемся безграничными ресурсами великой страны, которая не жалеет сил и средств для развлечения своих граждан и освещения мест их досуга!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Автор недаром показал огни большого кафе, писатель с поразительной точностью и интуитивным вымыслом переводит внимание читателя с огней кафе на свет, который льется на голову Джона Рэмбы!
  Джон Рэмба смотрит на небо и видит свет, как свет своей души!
  Рэмба медлено поднимается по старой истлевшей лестнице к свету, к свету неба и свету ночного города с увеселительными заведениями!
  Мы с замиранием сердца следим за манипуляциями главного героя, когда он балансирует на непрочном сооружении!
  Перекладины лестницы устарели, вот вот сломаются, а наш любимый главный герой с криком упадет в пропасть, назад в рудник, где давным-давно подземные американские шахтеры давали уголек или золото на гора!
  Руки Рэмбы напряжены до предела, на руке мы видим кровь и переполняемся болью вместе с Рэмбой!
  Кровь на бицепсе символизирует в лице Джона Рэмбы мощь и отвагу американского народа в войнах в средней Азии и во Вьетнаме!
  С нижнего ракурса автор исторической эпопеи описывает круглый зад Джона Рэмбы на фоне свинцового неба!
  Около ягодиц, на бедре Рэмбы в ножнах болтается огромный нож тесак, как гарант безопасности ветерана войны во Вьетнаме!
  Функциональный характер кинжала замечен нами и участниками эпического произведения, замечен и оценен по достоинству!
  Однако в эстетических упоминаниях о тесаке выявились только некоторые его функции, как правило те, которые были близки эстетическим позициям Джона Рэмбы!
  Что касается полного применения кинжала, то для этих случаев характерна тенденция к разрыву между социальной, культурной и эестетической функциями искуства ведения рукопашного боя в условиях мирного существования граждан сша!
  Если мы расмотрим ту роль, которую играет тесак Джона Рэмбы в обществе друзей Рэмбы, то окажется, что они аналогичны, а иногда даже дублируют другие формы контроля, как, например, во Вьетнаме, когда по тесаку стекала кровь вьетнамских окупантов, поэтому оригинальность и самостоятельность роли тесака при правильном подходе автора романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" выявляется во всей своей красе!
  Мы наблюдаем безполезность ножа, как орудия для подземных рудокопов, как инструмента для добычи золота, потому что Джон Рэмба не добыл золото в шахте!
  Но с помощью тесака настоящий ветеран войны найдет золото, добудет его и принесет в Форт Нокс во что бы то американскому солдату это не встало!
  Около тесака автор недаром поместил светомаскировочную майку Джона Рэмбы!
  От майки Джона Рэмбы к вицмундиру шерифа Вила и воено полевой форме полковника Сэма тянется недвусмысленая нить понимания и родства!
  Защитная майка Рэмбы гармонирует с окружающей средой векового индейского леса не меньше, чем сюртук полицейского или костюм военого!
  Своей майкой Джон Рэмба как бы бросает вызов врагам сша, международным терористам, их пособникам и наемникам!
  Джон Рэмба молча без слов доказывает, что он, с огромным тесаком, в защитной майке американского военого неуязвим как для внешних врагов за океаном, так и для внутрених отступников, которым по той или иной причине чужд американский стиль и образ жизни!
  Роль майки Джона Рэмбы в истории повстанческого движения в сша огромна и непередаваема!
  Майка отражает жизнь и деятельность Джона Рэмбы в нераздельности его природных, социальных и личностных моментов, когда Джон Рэмба с надеждой задумывается о свадьбе с Ребекой!
  Отсюда вытекает многообразие функций майки Джона Рэмбы по отношению к отдельно взятому Рэмбе, а через него - к американскому обществу в целом!
  Многообразие функций свойствено майке Рэмбы в целом, но на его теле она получила более всесторонюю принадлежность в силу ее способности к светомаскировке!
  Снова Джон Рэмба в лесу, как в родном доме, потому что лес для американца является домом, как по существу, так и по форме!
  Лес холит и лелеет своих американских детей, сыновей и дочерей, которые несут мир и радость остальному миру!
  В лесу Джон Рэмба наблюдает не только растительную жизнь, но и с интересом смотрит, как солдаты национальной гвардии бродят по лесу в поисках его, Джона Рэмбы!
  Джон Рэмба счастлив и гордится своей мисией в истории сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Американские ополченцы обретают большую ценость в глазах Рэмбы, задействованы они, потому что обращены к конечной, а не к промежуточной цели своего существования, а имено к дружбе с Рэмбой, красивым и добрым статным парнем ветераном!
  Так общечеловеческий аспект ополченцев противопоставляется их социальному функционированию: что без остатка поглощает любовь Джона Рэмбы!
  Способность ополченцев увидеть единство Рэмбы и леса объясняется присутствием в образовании ополченцев широкого курса лекций диалектики в анализе социальных явлений сша!
  Джон Рэмба еще раз с любовью окидывает взором ополченцев и устремляется к американской дороге, американскому шосе, краше и прочнее которого нет шосе во всем мире!
  Главный герой произведения "Джон Рэмба! Первая кровь" на шосе видит вереницу тяжелых американских грузовиков, предназначеных для перевозки военой техники и военого снаряжения!
  Все это должным образом вызывает у Джона Рэмбы чувство глубокой гордости за сша, за могучую державу, которая не только поставила на поток автомашины с большим объемом двигателя, но и приспособила эти автомобили для нужд военой монополии!
  Джон Рэмба затаился в кустах и с приглушеным дыханием любуется мощью американской техники цвета хаки!
  Когда появился последний автомобиль с брезентовым тентом, Джон Рэмба не выдерживает переполнявших его чувств и, как лесная американская белка, в стремительном полете прыгает на крышу брезентового кузова грузовика!
  Героический подвиг Джона Рэмбы в том, что он не разделяет личное и общественое, не смешивает в сознании пункты нематериального бытия и действительности окружающего мира лесов и степей сша!
  Дальнейшие действия Джона Рэмбы лаконичны, внутрене очерчены, схематичны и безгранично правильные, потому что в душе простого американского ветерана войны во Вьетнаме живет, зиждется свет добра и веры в американскую мечту!
  Джон Рэмба с помощью акробатических трюков бросает свое спортивное тело в кабину автомашины!
  Мы невольно стараемся подражать действиям Рэмбы, так умело описаным на страницах гениального романа "Джон Рэмба! Первая кровь!"!
  В просторной кабине военой автомашины мы наблюдаем толстого, упитаного американского парня, простого парня, который по вечерам пьет пиво в салуне и хлопает в ладоши, когда на сцене раздевается очередная танцовщица эмигрантка!
  Взор ополченца прекрасен и устремлен на американскую дорогу, как в будущее, которое придет по американскому хайвею!
  Черты лица ополченца правильные, не без внутреней красоты!
  Второй подбородок выражен не явно, щеки круглые, белые, похожи на вату!
  На лице ополченца не отражаются пагубные привычки, но он курит американскую сигарету!
  Из вышенаписаного в эпическом произведении "Джон Рэмба! Первая кровь!" нам становится ясно, что американские сигареты не столь опасны для здоровья граждан, как сигареты из других стран земного шара!
  Американская асоциация курильщиков тщательно следит за курением сигарет и делает все возможное, чтобы концентрация вредных веществ в сигаретах не превышала предельно допустимую норму для граждан сша!
  Недаром сигареты для нужд американцев и сигареты на экспорт из сша отличаются по качеств и по запаху!
  В страны Европы идет табак более низкого качества, чем для внутренего потребления!
  Сигареты с повышеным содержанием никотина и вредных смол для европейцев - кара за неправильный образ жизни и за очаги подготовки терористов!
  Рэмба смотрит на курящего ополченца и видит его системообразующее начало, в котором собраны многие функции ополченца!
  Джон Рэмба любуется товарищем и отмечает, что имено в начале и в систематической функции национального гвардейца выражается та неразрывность содержания и формы духовного и материального, без которой не может быть сша и ее граждан!
  Рэмба всей душой болеет за пехотинца, осуждает его пристрастие к табакокурению, поэтому предлагает своему другу, ополченцу, прогулку на свежем воздухе!
  Ополченец отказывается, сссылается на то, что он уже достаточно погулял по лесу, когда искал Рэмбу!
  Рэмбу отказ национального гвардейца огорчает до мельчайших фибр души!
  Джон Рэмба внутрене переживает, и это переживание находит отражение на мужественом лице Рэмбы!
  Ополченец успокаивает Рэмбу, объясняет, что везет в автомашине не золото для страны сша ("Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"), а перевозит винтовки М 16 для нужд американской военой системы!
  Сам факт наличия винтовок в грузовике автомашины свидетельствует о невозможности оставить машину без бразд правления!
  Рэмба в свою очередь демонстрирует национальному гвардейцу огромный тесак с выемкой для стока крови!
  На языке жестов иносказательно Джон Рэмба объясняет ополченцу, что нож и винтовка произведены из стали, что роднит их, как роднит Рэмбу и ополченца!
  Национальный гвардеец понял основную мысль Рэмбы, что все американцы - братья по оружию, поэтому открывает дверцу автомашины и выпрыгивает на американскую обочину, по которой пешком ходят только эмигранты!
  В вечерний час на лесной дороге нет эмигрантов, поэтому национальный гвардеец армии ополчения сша лениво перекатывается, следует закону сохранения и переходу кинетической энергии в энергию качения!
  Дух гвардейца не сломлен, наоборот, гвардеец крепчает и доброй душой устремляется к далекому Рэмбе, он хочет выразить Джону Рэмбе свою благодарность и признательность за вынужденую прогулку по обочине лесной дороги!
  Ополченец на мгновение уединяется в лесу, наверняка, по малой или по большой нужде!
  Он выходит из леса одухотвореней и напоеный живительными соками американской природы!
  Ум национального гвардейца свободен, чистые неприхотливые мысли шутят с гвардейцем, возвышают его над индейским лесом с прихотливыми индейскими травами!
  Автор произведения правдиво повествует о причастности всех героев романа "Джон Рэмба! Первая кровь" к лесу, лесным прогулкам и наслаждению природой леса с ветвями и стволами деревьев!"
  В душе каждого американца играет ветер леса и народная фольклорная музыка сша!
  Национальный гвардеец вышел из леса обновленый, со знанием своей причастности ко всем делам великого американского общества!
  Он ощущает степень соответствия своего Я эстетическим вкусам и потребностям остальных американцев, меру активного включения в жизнь широких народных мас Айдахо и других штатов сша!
  С мыслью о добре и безграничном уме Рэмбы, который является воплощением американского леса, национальный гвардеец выходит на шосе, бежит, переполненый радостью и энергией, скачет по дороге и руками совершает полезную дыхательную гимнастику!
  К ополченцу подъезжает полицейская американская автомашина с мигалкой!
  Национальный гвардеец присаживается в автомобиль и расказывает полицейским о свои приключениях в волшебном лесу, где кабаны и скунсы и повествует о широкой душе Джона Рэмбы, ветерана войны во Вьетнаме!
  Причудливая затейливая фантазия автора эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" вновь переносит нас в полицейский участок Города Надежды!
  Вновь автор гениально проводит паралель между полицейской машиной с национальным гвардейцем и полицейским участком, с тружениками американского РОВД!
  В полицейском участке доброжелательная атмосфера, рождественская радость и переполнение значимостью всех работников ОВД!
  Мудрый полицейский в рабочее время пьет кофе, не в ланч пьет, не в обед, а в рабочее время, что показывает широту американской демократии, ее внедрение во все слои общества!
  Свобода мысли, вероисповедания, действий, сексуальных игр и пития кофе в рабочее время поднимает американскую гордость на недосягаемую высоту!
  Автор произведения чашечкой кофе проводит границу между професиональной свободой полицейских работников и непрофесиональным волеизъявлением!
  Далее идет потрясающее по своей литературной правдивости описание женщины на заднем плане в комнате полицейского участка!
  Скромная полицейская женщина работница ОВД изо дня в день делает свою работу на благо сша, не гнушается перекладыванием листов бумаги с одного конца стола на другой!
  В рабочем подвиге полицейской работницы сокрыт огромный смысл всего существования свободного американского общества!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Автор даже не описывает формы скромной полицайки, как описывал формы эмигрантки официантки!
  Для читателя не важна оболочка американской женщины, главное, что она - здоровый винтик в огромной махине американского механизма!
  На передний план полицейского участка выплывает полицейский работник в жолтых американских ботинках!
  Ноги полицейского работника заботливо лежат на столе, как полагается в свободном обществе!
  Ноги на столе - национальная черта и гордость американских мужчин, трактует об их внутреней свободе и душевном комфорте!
  По форме и цвету ботинок полицейского мы понимаем, что перед нами полицейский гей, полицейский с однополой сексуальной ориентацией!
  Гей полицейский не стыдится своей принадлежности к гомосексуалистам, напротив, он выставляет напоказ свое второе я, как символ свободы американской любви!
  Читатели невольно любуются ботинками и стройными ногами работника полицейского ОВД!
  Широко распространеная в американском обществе продукция для геев правдиво и глубоко отражает интересы сексуальных меньшинств во главе с гомосеками!
  Полицейский гомосексуалист слышит по радиву информацию о путешествии Джона Рэмбы!
  Новость о том, что Джон Рэмба катается на американском автомобиле и приближается к Городу Надежды возбудила полицейского!
  Он бежит к шерифу Вилу и делится с ним радостной вестью, вестью, которая подарит настоящий праздник Городу Надежды!
  Шериф Вил в восторге от прогулки Рэмбы по ночным дорогам, он сравнивает неугомоного красавчика Рэмбу с синтезом пластических американских искуств, потому что в основе Рэмбы и хореографии лежат те реальные процесы человеческой жизнедеятельности - труда, быта, общественых событий, для протекания и эротического обрамления которых создаются вечеринки в Городе Надежды!
  В это время главный герой эпическо исторического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" Джон Рэмба с ножом в руке рулит тяжелым автогрузовиком!
  Мы восхищаемся многосторонему таланту Рэмбы, его причастностью к любому делу, даже к вождению грузовика!
  Джон Рэмба замечает, что к его автомашине стремительно приближается полицейский американский автомобиль с полицейскими и национальным гвардейцем!
  На лице Джона Рэмбы появляется понимающая улыбка, отсвет дружбы и доброты!
  Джон Рэмба понял, что полицейские предлагают ему игру в догонялки, американские догонялки, а не в примитивные русские салки!
  Нога Джона Рэмбы мужествено нажимает на педаль, мы видим акуратный ботинок на ноге Джона Рэмбы!
  Армейский ботинок Рэмбы перекликается с жолтыми ботинками полицейского, который положил ноги на стол в РОВД Города Надежды!
  Связь ботинок, мужская связь намного важнее и значимее для американцев, чем женские туфельки и женская связь!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Полицейские заметили увеличение скорости на автомобиле Джона Рэмбы и открыли дружескую стрельбу по Рэмбе, как по зайчонку в тире!
  Выстрелами полицейские выражают симпатию к мирному населению, а к Рэмбе, так уж больше, чем симпатию - любовь!
  Джон Рэмба по достоинству оценил любовь к нему простых полицейских и ополченца национальной гвардии сша!
  Рэмба округляет глаза, потому что большие глаза нравятся полицейским работникам!
  Он старается, он хочет дружбы с полицейскими!
  На большой скорости Джон Рэмба нечаяно врезается своим грузовиком в полицейскую машину, словно сравнивает крепкую мужскую дружбу с дейтройтской сталью!
  От удара полицейская автомашина с полицейскими и национальным гвардейцем переворачивается и взрывается с огромным пламенем!
  Пламя говорит нам, читателям гениального романа, о могуществе нефтяной державы сша, о ее достояних, о щедрости, с которой Конгрес сша и лично господин президент финансируют снабжение полицейских участков!
  Полные баки военых и полицейских автомашин - залог успеха сша, гарант стабильности и процветания!
  Форма усовершенствованых бензобаков полицейских автомашин выступает перед нами, как эстетически ценая качественая новизна американских приборостроителей и энтузиастов рационализаторов, говорит о самобытности американской автотехники, неповторимости творчеств американских инженеров, их особый вклад в процветание великой страны!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Когда Джон Рэмба понял, что его друзья полицейские и национальный гвардеец в полицейской машине сгорели заживо, то не огорчился, потому что американский стиль жизни, торжественое отпевание в американской церкви с последующим препровождением покойников на американское кладбище является символом новой жизни, жизни после смерти, жизни в небесной Америке!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Джон Рэмба вытер слезы умиления с красивых длиных загнутых ресниц и увидел мост, а на мосту заслон из полицейских автомашин!
  Полицейских автомобилей много, хватает на каждого полицейского работника, потому что сша - богатая страна!
  Американские полицейские радушно встретили Джона Рэмбу молниеносными залпами из автоматических винтовок!
  Полицейские демонстрировали Рэмбе свое умение, как бы говорили, что их професиональынй навыки не хуже, чем у ветерана войны Рэмбы!
  Джон Рэмба с пониманием отнессся к дружеской встрече и продемонстрировал друзьям полицейским крепкие пуленепробиваемые американские стекла на автомашине!
  Пули отскакивали от автомашины, как американские бобы от американской сковородки в национальном ресторане сша!
  Джон Рэмба отметил, что каждому стреляющему полицейскому свойствена относительная оригинальность в способе стрельбы, каждый автор выстрела выполняет свою работу в неповторимом решении, преломляя через оптический прицел свой эстетический идеал!
  Джон Рэмба и полицейские добродушно помахали руками в знак солидарности, после дружеских объяснений полицейские предложили грузовику Джона Рэмбы проверку на прочность!
  На дороге установили, поперек американского шосе, заслон из полицейских автомобилей, дополнительный заслон!
  Джон Рэмба не сплоховал, проехал на автогрузовике по крышам полицейских автомашин, смял их всмятку!
  Из приведеного сюжета гениального эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" следует что мощь армии, армейская техника сша намного превосходит по прочности полицейские автомашины, потому что задача полицейских автомашин - наведение мира внутри сша, где все спокойно, а военые грузовики действуют в условиях враждебно настроеных слоев населения отдаленых стран и континентов!
  Разнообразие критериев, которыми пользуется Джон Рэмба в оценке качества военой техники армии сша приводит к вариантности качественых оценок, с которыми Джон Рэмба сталкивается в ночном Городе Надежды!
  Джон Рэмба в ночном городе осознал себя частью Вселенной, частью Мироздания, которым правит сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  И, как часть Галактики, Джон Рэмба пробует на прочность американскую бензоколонку!
  Американская бензоколонка не выдерживает столкновения с тяжелым армейским грузовиком и отдается на милость победителя!
  Автор во всей красе раскрывает перед нами образ бензоколонки, ее хрупкость и безззащитность по отношению к проявлению агресии!
  Но бензоколонка не в обиде, он выступает одушествленым существом, потому что олицетворяет дух нации!
  Джон Рэмба вылезает из грузовика и поджигает бензоколонку и грузовик, зажигает факел надежды в отдельно взятом Городе Надежды!
  Пусть все жители маленького спокойного городка насладятся величественой картиной ночного огня, как символа Мощи сша в веках!
  Для великой страны потеря пары бензоколонок и военого грузовика - не потеря, если она служит на благо обществу, как в Городе Надежды!
  За спиной Джона Рэмбы пылает Олимпийский факел, как горел факел в его руке, когда Рэмба шел по подземелью рудокопов!
  Автор эпически героического романа указывает простым американским читателям на важность момента, на взаимодействие фабул и структур в художественом произведении, объединеном лесом и огнем!
  Пылающая бензоколонка в огромной степени совершена в своей американской красоте, является значимым явлением и предметом окружающей Рэмбу действительности!
  Джон Рэмба удовлетворен делом рук своих, уворачивается от осколков и летящих кусков автомашины и бензоколонки!
  Взрывом бензоколонки Джон Рэмба также желает привлечь внимание широкой обществености к проблеме национального единства!
  И единство американцев укрепляется на глазах!
  Полицейский в полицейском участке подбегают к окну и любуются завораживающим зрелищем ночного костра!
  Они вспоминают детские годы, скаутство, американского орла и песни у скаутского костра, возле которого зарождаются судьбы нации!
  Джон Рэмба понимает, что доставил радость полицейским друзьям, развлек их, отвлек на минутку от трудовых встреч и тяжелого будня!
  Он улыбается, читает вывески, светящиеся рекламы, на одной видит слово Турбо, вспоминает про турбосамолеты над джунглями с фашистко вьетнамскими захватчиками!
  Красивое лицо Джона Рэмбы озаряется улыбкой воспоминаний!
  Во Вьетнамских джунглях по ночам так же светло от пылающего напалма, так же тепло, как и возле горящей бензоколонки!
  Автор гениальнейшего произведения мастерски связывает незримой красной нитью фашистов Вьетнама и миротворцев сша, противопоставляет их друг другу для контраста, акцентирует внимание вдумчивых читателей на противостоянии добра и зла!
  Снова взрывы яркими карнавальными фейерверками озаряют смуглое чело Рэмбы!
  Он шевелит губами, читает новую вывеску, но вывеска разбивается сильнейшей ударной волной!
  Немногочисленые прохожие празднуют победу света над тьмой!
  Полицейский шериф Вил в полицейском участке присоединяется к торжеству, расхваливает развитый вкус Джона Рэмбы!
  Шериф Вил подходит к столу, бережно берет фалический микрофон, а все в полицейском участке фалическое, что говорит о мужествености простых работников американского РОВД!
  Шериф Вил подносит фалос микрофона к мужественому рту и просит граждан, чтобы они пошли домой, так как в семейном кругу, через чистые американские окна сильнее ощущается городской праздник, его дыхание и идейно эстетическая направленость, как гарант преемствености поколений американцев!
  Законопослушные американцы побежали по домам, туда, где их ждет запеченая свинина, гамбургеры, Кока Кола и ячменое пиво Будвайзер!
  Преемственость во всем: в духовном, в физическом и в еде, - вот базис на котором сша уверено стоит и смотрит в будущее!
  Вперед, к новым Свершениям!
  Да здравствует миролюбивый американский народ, народ победитель, оплот демократии и Мира во всем Мире!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  На улицах Города Надежды мигают светофоры, людей нет, а светофоры регулируют движение граждан и автомашин!
  Лукавые подмигивания светофоров напоминают нам красным светом воспаленые утружденые глаза шерифа Вила, который дней и ночей не досыпает, все печется о благосостоянии и спокойствии своих подопечных!
  Красные очи - символ неусыпной бдительности сша и Конгреса!
  Шериф Вил красными воспалеными глазами с прожилками смотрит в Будущее, и это будущее Америки прекрасно!
  Американское завтра диференцируется, по понятиям шерифа Вила, соответствено двум смысловым значениям: в первом из них подразумевается обобщеное асбстрагированое от конкретных личностей творцов представление о роли шерифа районого ОВД на том или ином этапе общественого развития и сознания граждан сша; во втором случае имеется более конкретный образ определеной индивидуальности, например - ветеран войны во Вьетнаме Джон Рэмба!
  Между шерифом Вилом и Рэмбой существует тесная связь!
  Автор гениального романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" потрясающе точно передал образ светофоров около полицейского участка с задумчивым шерифом Вилом!
  Диаметрально противоположное контрастное расположение фонарей в светофоре диктует повествованию новую идейно сюжетную фабулу!
  Светофор, как маяк, как разрешающий и запрещающий символ одновремено!
  Фонари в светофоре расположены согласно закону золотого сечения, которому подчиняется и фигура обнаженой безрукой Венеры Милоской!
  Лучики из глаз шерифа Вила пересекаются с лучами светофора и пляшут в затейливом искристом танце, как на карнавале в китайском городе Пекин!
  Фабула золотого сечения светофора перекликается с золотым сечением шкафа с оружием, к которому в полицейском участке подходит шериф Вил!
  Оружие в секретном железном шкафу стоит строго по ранжиру и радует глаз!
  Шериф Вил невольно любуется строгостью форм и золотыми сечениями в шкафу!
  В этот трогательный миг уединеный кабинет шерифа Вила посещает полковник Сэм!
  Доброта и надежда теплится в улыбке полковника Сэма!
  Его спортивная фигура излучает свет понимания, его руки в карманах плаща полны изящества и грациозности!
  Полковник Сэм и шериф Вил затеяли беседу о своем друге, о главном герое романтическо повествовательного литературно художественого произведения, о Рэмбе!
  Шериф Вил стремительно делится впечатлениями о посещении Рэмбой Города Надежды!
  Работник американского отделения РОВД повествует полковнику Сэму об удивительном человеке Рэмбе, о его особом отношении к действительности!
  Рэмба, по словам шерифа Вила, в процесе познания Города Надежды раскрывает и выявляет меру целостности предметов, явлений и ситуаций американской действительности, проявляет и переживает развитые в себе способности и возможности активной военой деятельности, которые обрел на войне с фашистко вьетнамскими захватчиками!
  Рэмба, в понимании шерифа Вила, оценивает степень совершенства американской природы и других явлений действительности, как степень гармонии ветерана войны и окружающего его мира!
  Полковник Сэм слушает взрывы за окном, взрывы, которые произвел Джон Рэмба, и дополняет, соглашается с шерифом Вилом и дополняет сказаное, выявляет мысль о том, что Джон Рэмба использует два принципиально различных подхода к военым играм в мирное время!
  Согласно идеалистическому подходу Джон Рэмба ищет свое я и золото в мире объективного американского духа, где изначально и независимо от американцев живет в индейцах идея совершенства и красоты нагого женского тела, идеал прекрасного, или в человеческом духе, в его способности проникать в женщину, придавая ярким американкам эмоционально эротические характеристики!
  С другой стороны Джон Рэмба, по мнению полковника Сэма, опирается на американскую мечту, материальную мечту, он старается найти объективную и абсолютную основу войны во Вьетнаме в конкретных материальных свойствах американских конкретных предметов и явлений (золотоносная шахта, кабан на вертеле, мост над быстрой рекой, полицейские автомашины, взорваная автоколонка, армейский грузовик)!
  Высшее достижение Рэмбы, по словам полковника Сэма, в решении проблемы внедрения воено патриотического воспитания в повседневную жизнь горожан на основе концепции русских революционых демократов, которые подошли к пониманию общественой обусловлености эстетического чувства и приятного отношения к войне за демократию во всем мире!
  После беседы полковник Сэм и шериф Вил внимательно посмотрели друг другу в глаза, вдохнули воздух свободы!
  Автор гениального произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" потрясающе точно раскрыл картину окружающего мира, когда показал тень Рэмбы на ночной стене!
  Тень Джона Рэмбы выступает в роли алегории, ее смысл заключается в том, что абстрактная тень или ее наложение на стену выступает в форме конкретного образа Рэмбы!
  Тень движется, тень устрашает, тень живет своей жизнью, как душа убитого ветерана!
  Замысел автора поразительно точно раскрывается через тень!
  Писатель показывает неразрывную связь Джона Рэмбы с японским театром теней, театром Кабуки!
  Как и в театре Кабуки тень Рэмбы является самостоятельным саморазвивающимся организмом!
  Американская тень - символ эпохи и победы американского оружия в войне против японско фашистких захватчиков!
  Рядом с тенью мы видим американскую лестницу, которую автор романа не зря поместил на своих страницах!
  Крепкая железная лестница из дейтройтской нержавеющей стали!
  Лестница - не просто лестница, а лестница ввверх, лестница с перилами и поручнями, лестница в небо!
  Джон Рэмба и его тень появляются около лестницы, как Солнце встает над Землей Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Мы невольно любуемся описанием тени: ее соразмерностью, пропорциональностью, симетрией, гармонией, золотым сечением, с образной линией спины!
  За тенью гордо выступает главный герой романа Джон Рэмба!
  Он встает в эфектную и эфективную пользу, но встает не ради красного словца, не ради вычурной показухи, а потому что так его учили инструкторы во Вьетнаме, где Джон Рэмба проходил нелегкую школу жизни!
  Полковник Сэм и шериф Вил продолжают увлекательную долгую беседу о достоинствах Рэмбы, о его назначении и месте в Городе Надежды!
  Полковник Сэм с ностальгией замечает, как скучает по ценостным ориентациям Рэмбы, по его эстетическим идеалам и военому мировозрению!
  Шериф Вил признается, что Джон Рэмба внес в его жизнь оригинальность, которая выражается в новизне действий и дерзкой манере говорить о войне во Вьетнаме!
  Полковник Сэм и шериф Вил сходятся во мнении, что Джон Рэмба носит легендарный характер и был порожден верой американских людей в особый дар влияния американской мечты на демократию во всем мире!
  Шериф Вил и полковник Сэм уверены, что Джон Рэмба обладает даром пророчества и предвидения, что причисляет его к передовым слоям американского общества, где господствуют идеалы балета с Нуриевым, народная свобода лесбиянок, гуманизм индейцев!
  В то время, когда шериф Вил высказывал открытие, что Джон Рэмба ветеран войны Джон Рэмба погружен в сферу индивидуалистических переживаний и причастен к жизни и тревогам американского народа в целом, в это непростое время пожарные около огня обнаружили, что у них не хватает воды для тушения пожара!
  На страницах эпического романа мы обнаружили пожар в Городе Надежды, как когда то горела далекая Москва!
  Явственно ощущается связь между огнем в бензоколонке, Олимпийским факелом и сетью пожаров в Исландии после извержения вулкана!
  Автор произведения косвено утверждает, что Джон Рэмба и есть тот светлый вулкан, который не только сам пробуждается к жизни, но и возрождает дух нации сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Автор гениально вставил сценку про пожарных без воды, словно раскопал золотую жилу на руднике в штате Вашингтон!
  Отсутствие у американских пожарных воды - метафора, иносказание для привлечение внимания широкой обществености к проблеме загрязнения естественых водоемов и горных рек!
  Мы вспоминаем широкие струи Ниагарского водопада, безкрайнюю реку Мисисипи, реку, по которой плыл Том Сойер со своим рабом негром Джимом!
  Перед нашим мысленым взором пробегает озеро Онтарио с индейцами и следопытом кожаным Чулком!
  Вот о чем нам говорит автор, когда вкладывает в уста пожарных фразу об отсутствии воды в пожарных машинах!
  Огонь пылает, полицейским работникам и сотрудникам городской пожарной дружины жарко, нестерпимо жарко, но они не уходят с боевого поста, не убегают, как не убежал бы Джон Рэмба, потому что закалился в огне напалма, огне, который полыхал в джунглях, в трех километрах над которыми пролетал отважный бомбардировщик с Рэмбой!
  Полицейский работник вещает шерифу Вилу, сообщает через американскую безотказную рацию, в которую вложена глубиная идея межчеловеческого общения на растоянии!
  Через рацию мы узнаем или вспоминаем американского изобретателя Томаса Эдисона, который изобрел электричество и перенес идею рации у русского изобретателя радивы Александра Попова!
  Полицейский работник ОВД смело говорит в микрофон рации, и ничто не остановит полицейского ратника: ни огонь далекого пожара, ни Джон Рэмба с автоматом американского производства!
  Мужественые губы работника ОВД стиснуты в упрямой американской гримасе, глаза сияют добротой и неподкупностью, посредине лба проложена бороздка тяжелых дум!
  Мы невольно любуемся отвагой и напряженой фигурой гордого и смелого полицейского работника Города Надежды!
  Снова причудливая талантливая мысль автора эпического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" перебрасывает незримый мостик между пожаром на бензоколонке и полицейским участком!
  Один конец моста зиждется на взорваной бензоколонке, а другим концом мост упирается в Новогоднюю елочку в полицейском участке!
  Относительная оригинальность сюжетного поворота характеризует процес становления характера автора романа выступает в различных проявлениях на разных страницах эпоса о Рэмбе!
  Мимо елочки шериф Вил направляется к лестнице на крышу!
  Мы попутно знакомимся с чудом американского дизайна - выдвижными спускными лестницами, которые намного облегчают задачу по подъему на чердаки и на крыши!
  Выдвижная лестница не занимает полезную жилую площадь в американских домах, но исправно служит, опускается, когда в ней возникает естественая надобность!
  Шериф Вил умелыми быстрыми движениями активирует лестницу, опять же лестницу на небо!
  Снова и снвоа автор замысловатого потрясающего романа удивляет нас творческими новинками в области литературы, а имено - паралельными сравнениями!
  Мы фибрами души ощущаем связь лестницы, мимо которой прошла тень Рэмбы и лестницы в полицейском участке!
  Обе лестницы алегоричны и затрагивают внимание сильнее, чем, если бы автор поместил на страницах романа сцену с обнажеными танцующими эмигрантками!
  Шериф Вил споро справляется с лестницей, и она отдается на милость победителя, падает в руки шерифа Вила!
  Увереными спортивными шагами шериф Вил поднимается на крышу полицейского участка Города Надежды!
  На крыше полицейского участка на переднем плане мы видим треугольник стекляного дормера!
  Через стекляную мини лже крышу в полицейское отделение днем попадает свет Солнца, а ночью видны другие светила небесные!
  Кроме эстетической категории стекляная башенка на крыше носит и отвлечено финансовый аспект!
  Она акцентирует наше внимание на экономии электроэнергии в отдельно взятом РОВД американского Города Надежды!
  Днем Солнечный свет через стекляное окошко падает в ОВД и освещает столы и лица ответственых полицейских работников!
  Шериф Вил на крыше своего личного полицейского участка выполняет непростую задачу по игре в прятки с главным героем Рэмбой!
  Шериф Вил прячется, а Джон Рэмба ищет шерифа Вила, ищет по всему городу!
  Для успешных поисков Рэмбе необходима темнота в Городе Надежды, потому что Джон Рэмба готовит сюрприз для своего друга шерифа Вила!
  Идеологический смысл игры в прятки между шерифом Вилом и Рэмбой открывается нам через разнообразие колизий!
  Шериф Вил играет роль доброго духа сша, а Джон Рэмба выступает в роли всего окружающего мира сша!
  Игра в прятки отразила осознание естественой органической связи между шерифом Вилом и Рэмбой, человеком и американской природой в лице Рэмбы, и является первым выражением осознания шерифом Вилом причиной связи между работником полиции и ветераном войны во Вьетнаме!
  Автор тонко намекает на зооморфную и антроморфную связь между главными героями романа, связь, которая раскрывается через характер шерифа Вила, который похож на характер Джона Рэмбы!
  Шериф Вил со своим характером и винтовкой с оптическим прицелом ночного видения затаился на крыше полицейского участка, а славный ветеран войны с фашистко вьетнамскими окупантами Джон Рэмба в этот исторический момент растреливает рекламный щит и трансформаторную будку!
  По опыту войны во Вьетнаме Джон Рэмба знает о необходимости первоочередного выведения из строя наиболее важных объектов в тылу врага, например уничтожение вьетнамских деревень, сжигание лагерей повстанцев, поливание напалмом госпиталей с вражескими окупантами!
  Оригинальность мышления Джона Рэмбы мыслено возносит его на вершину Статуи Свободы с олимпийским факелом в медной руке!
  Джон Рэмба воспаряет к невиданым американским высотам, планирует к красоте душещипательных американских пляжей с обнажеными американками!
  После победы Рэмбы над трансформаторной будкой, мы осознаем ту мощь, которую вложила сша в руки простого ветерана войны, ветерана с медалью конгреса!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Джон Рэмба отключил свет в Городе Надежды, как подарил гражданам новую Надежду, надежду на еще более глубокую и осуществимую американскую мечту, чем была мечта прежде!
  На фоне ночного города ярко сияют огоньки зданий и сооружений, оборудованых автономной системой подачи электроэнергии!
  На переднем плане автор произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" показывает нам публичный дом с полной илюминацией!
  Публичный дом выступает среди темного города, как корабль Титаник с пасажирами на борту!
  В более широком понимании литературного произведения публичный дом - не обитель порока и разврата, а - оплот мирной семьи, символ свободы сша, ее финансового благополучия!
  В публичном доме равны между собой и политики и демократы и рабочие рудокопы, которые торжествено принесли деньги в казну публичного дома, что выплачивает налоги в Конгрес сша!
  Джон Рэмба опьянен американской мечтой, американским счастьем, поэтому стреляет по витринам публичного дома и по витринам других зданий и сооружений!
  Стекла падают, как вехи прошлых лет, как воспоминания о Делморе, о его маме!
  Около публичного дома Джон Рэмба вбирает в себя практическое и познавательное начала, в то же время освобождается от условностей, от скованости вьетнамских ночей с местными продажными девушками, и эта внутреняя и физическая свобода Джона Рэмбы проявляется в его суровом взгляде на вещи, блеске очей, улыбке проституткам, в диалектике активно эмоционального и созерацтельно незаинтересованого характера публичных переживаний!
  Мы видим, как Джон Рэмба склоняется головой в память о девушках, которые умерли от СПИДа!
  Джон Рэмба скорбит о всех, потому что и девушки эмигрантки, которые в основном работают в публичных домах, тоже являются песчинками в фундаменте сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Рэмба с пониманием смотрит на растреляные окна публичного дома и детерминируется не только объективной ситуацией с обнажеными растреляными проститутками, но и несет на себе следы социальной позиции, как ветеран войны: характер и содержание Джона Рэмбы меняются, существено отличаются от внутренего мира антагонистических класов вьетнамских окупантов!
  Из публичного дома никто не выбежал с распростертыми объятиями, поэтому Джон Рэмба меняет свою участь на поход в оружейных магазин, где продают не только оружие, но и другие, полезные в быту и на производстве горожан, товары народного потребления!
  В хозяйственом оружейном магазине на передний план выступают медведь и летучая мышь, мастерски описаные автором эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" на страницах литературно художественого произведения!
  Медведь с оскаленой злой пастью символизирует русскую угрозу!
  Джон Рэмба догадывается, что Российская Федерация более сильная страна, чем Вьетнам, сильная до Перестройки!
  И методы борьбы с другими фашисткими окупантами возможно будут отличаться от военых действий во Вьетнаме!
  На всю Российскую Федерацию у сша не хватит напалма, и не эфективен напалм в условиях Крайнего Севера, где много снега!
  Джон Рэмба прошел мимо медведя, но его образ запомнил на долгие годы, чтобы не обознался на улицах Москвы, когда столкнется с русским медведем нос к носу!
  Чучело летучей мыши в оружейном магазине не столь однозначно, как чучело русского медведя, но Джон Рэмба понимает смысл зубастого летуна и его роль в истории сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Летучая мышь - символ непобедимости американского народа, неуклоного и последовательного борца за Мир, равенство, братство и справедливость во всем мире!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Диалектико материалистическое понимание образа Бетмена, летучей мыши и его результата основано на признании американской мечты в качестве исходного и единствено верного начала, ее накопление в умах американцев, осуществляемое в процесе многообразных форм взаимодействия американца со своими согражданами и величественой природой Северной Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  В оружейном магазине мы наблюдаем все ту же простоту и свободу, как и в другом месте американского городка!
  Ружья, патроны, пистолеты, - все лежит свободно, без сейфов, без кодовых доступов, - бери, не хочу!
  Все происходит, потому что каждый человек в сша доверяет другому человеку, все американские люди - братья!
  Джон Рэмба внимательно перебирает патроны в коробках, ищет подарок своему любимому другу шерифу Вилу!
  Качество исполнения некоторых коробок не устраивает Джона Рэмбу, он ищет новые пути к другим коробкам!
  В процесе познания патронов Джон Рэмба нечаяно ломает и обрушивает стелаж с хозяйствеными вещами!
  Стелаж падает с изяществом, присущим тяжелым вещам!
  Неугомоный дух иследователя Рэмбы не успокоен, Джон Рэмба ищет другие, более совершеные патроны, как когда то Магелан искал пролив и путь к сша!
  Пытливый взор Джона Рэмбы натыкается на шкаф с закрытым замком!
  Сам факт замков вызывает в Рэмбе правильный гнев!
  Ни во Вьетнаме, где одни соломеные хижины, ни в маме Делмора замков нет, потому что замки олицетворяют жадность, скаредность и плохие деяния!
  Чистый душой американец не закроет дверь на замок, потому что его мысли, действия и мечты не несут в себе ничто дурного, всегда открыты обществу, как красивой девушке на нудистком пляже во Флориде нечего бояться!
  Замки, в понимании Джона Рэмбы, разрушают американскую мечту, ставят ее на одни рельсы с предательством, подонками и безобразным, что возможно во вражеском фашистко вьетнамском Пхеньяне, но никак не применимо к сша, где родники, где воздух чист, где в самом сердце сша, в Капитолии лежит эталон и залог демократии во всем мире!
  Джон Рэмба не строит свои подозрения на безпредметной основе!
  Он видит перед собой ярко выраженый замок с неистребимыми чертами лицемерия, унылости и голых фактов!
  Замок вызывает в Рэмбе чувства отказа от внешнего мира!
  Вот поэтому главный герой эпическо лирического произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" так яростно сражается с замком, как в далеком Вьетнаме сражался с малолетними вьетнамско фашисткими партизанами!
  Американский механизм прочного замка долго сопротивлялся усилиям и страданиям Джона Рэмбы, но в конце концов раскрылся, сломался, как благодарная девушка ломается перед богатым покровителем!
  Нет, Джон Рэмба не нашел за потайной дверцей ни Буратину, ни золотой ключик от автомашины Бентли!
  Джон Рэмба обнаружил за закрытыми дверями большие американские банки с порохом!
  Опять автор бестселера проводит паралель, красную нить от банок с порохом к взрывному характеру настоящего американца Джона Рэмбы!
  Порох и черты характера Джона Рэмбы подвержены легкой воспламеняемости, горению Олимпийского огня в душе на природе!
   Автор неоднозначно указывает дотошливым вдумчивым читателям на необходимость охраны окружающей среды и пороха для нужд американских потомков и опят же опять красной нитью символично связывает порох в ружьях и пистолетах первых поселенцев в сша, порох на войне с фашистко вьетнамскими захватчиками, которые пороха не нюхали и порох с минутами быстротекущих современых дней!
  Первый порох в сша выполнял функции познавательные, научно технические и нес на себе бремя ответствености первых поселенцев за здоровье индейцев и их подопечных диких бизонов!
  Первые поселенцы в сша проявляли чуткость и необычную заботу о людях, когда знакомили индейцев с принципами работы пороховых ружей и пороховых пистолетов!
  Индейцы хорошо усвоили уроки порохового дыма и больше не испытывают на себе воздействие горячего метала, разогнаного с помощью подоженых пороховых мас!
  Порох во Вьетнаме нес похожую функцию, но с небольшим отличием: во Вьетнаме не бегали дикие бизоны, их скушали пятьсот лет тому назад!
  Джон Рэмба во Вьетнаме, за отсутствием бизонов, как мишеней, демонстрировал радостным фашистко вьетнамским терористам действие пороха на отступниках, показывал на людях, которые идут против своего вьетнамского народа!
  Весь вьетнамский народ понял миролюбивую политику сша, ее судьбоносное значение для жителей Средней Азии, весь народ, кроме кучки отщепенцев, которые пороха не нюхали!
  Рэмба продемонстрировал на преступниках действие пороха, как в ливневых лесах Бразилии рубил лес для нужд сша!
  В мирное время порох служит гражданам сша для охоты на крупную и мелкую дичь, разрешеную к истреблению многочислеными охотниками!
  Конгрес сша осознает свою задачу по постояному подержанию боевой готовности мирного населения!
  Мужчины, чтобы не отвыкали от оружия, поголовно зачисляются в охотники и отправляются на охоту в разные уголки необъятной Америки!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Если же лицензий не хватает, то демократические слои охотников сша посещают с дружескими визитами зарубежные страны, где успешно охотятся на скотов!
  Внимательно наблюдая и изучая охотников, Джон Рэмба создает свой стиль охоты, стиль, который несет в себе не только большую эстетическую американскую мечту, но и выполняет познавательные функции!
  Охота, согласно теории ветерана Рэмбы, праздник, который в душе!
  После охоты американские охотники на привале делятся впечатлениями и охотничьими байками, поминают индейцев, расматривают добычу и сравнивают убитых птиц и зверей с картинками в атласах и учебных пособиях по охоте, пособиях, которые заботливо издаются в типографии Конгреса сша с одобрения Пентагона!
  Автор исторического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!" мастерски создает картину Рэмбы в оружейном магазине, призывает нас к любованию этого неоднозначного главного героя!
  Автор описывает ладный зад Джона Рэмбы, зад, который скрывается за толстыми армейскими штанами!
  Мы проникаемся доверием к заду Джона Рэмбы и жалеем, что Джон Рэмба - не женщина, тогда бы назначение и формы его ягодиц имели бы другую, более тонкую и эстетическую структуру, что привело бы читателей к погружению в мир прекрасного в мир, где бродит Страшила Мудрый в соломеной шляпе и Железный Дровосек!
  Автор умело переводит наше внимание от созерцания ягодиц Джона Рэмбы к банкам с порохом!
  Джон Рэмба легко вскрывает банки и высыпает на пол!
  Но ветеран войны во Вьетнаме Джон Рэмба не сыплет порох абы как, как насыпал бы индеец или вьетнамец, Джон Рэмба расыпает порох дорожкой, имитирует скоростные автодороги и другие магистрали сша!
  Порох дорожка - символ взрывоопасного американца, надежда на скорейшее урегулирование мира во всем мире!
  По пороховым дорожкам не пройдут наркоманы, даже незваные эмигранты с Олимпийским факелом в руке не пробегут по пороховой тропинке!
  Джон Рэмба сотворил самую современую пороховую дорожку, самую искусную и функциональную со времен первых поселенцев в сша!
  Герой войны ветеран любуется делом рук своих радуется, что сделал доброе дело для горожан Города Надежды!
  На лице Джона Рэмбы отражаются внутрение чувства, чувства, которые обуревают Рэмбу со дня его рождения, чувства любви к сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Автор значительного эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" указывает читателям на соответствие мимики Рэмбы внутренему содержанию каждого американца, озареного американской мечтой!
  Возможно, ветеран Джон Рэмба, в минуту, когда стоял с поникшей головой над пороховой дорожкой, в эту минуту вспоминал о своем детстве или о минутах душевной близости с полковником Сэмом, о братских крепких рукопожатиях с афроамериканскими друзьями из штата Нью Джерси!
  Автор нарочно не расказывает нам о внутрених диалогах Джона Рэмбы над пороховой дорожкой, автор предлагает вдумчивому читателю самостоятельную работу по оценке чувств и переживаний Джона Рэмбы!
  Наконец, Джон Рэмба отрывается от своих мыслей по поводу отражения в его душе прекрасной дорожки, которая вобрала в себя все принципы касающиеся диалектики объективного и субъективного в познавательном процесе американских школьниц и ветеранов войны во Вьетнаме, активности отражающего сознания Рэмбы, его избирательности, способности к абстрагированию в минуты разговора с шерифом Вилом, обобщению пройденого жизненого материала, что соответствует оригиналу лица полковника Сэма, лица, еще не прооперированого, после стычки во вражеском Вьетнаме, стычки с древесными кровососущими пиявками, что приводит к невозможности выяснения специфики эстетического сознания полковника Сэма, когда он с лучиками лукавства наблюдает за купающимся Рэмбой и пробует на вкус вкусы Рэмбы, его идеалы и эстетические чувства, навеяные мирным временем!
  После глубоких раздумий Джон Рэмба решается на действие!
  Он внимательно и тщательно целится из американского автоматического оружия в конец пороховой дорожки!
  Автор легендарного эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" указывает нам, успокаивает нас, что конец пороховой дорожки выведен далеко за пределы оружейного магазина!
  Джон Рэмба - професионал подрывного дела, поэтому подготавливает акт взрыва со всей тщательности, с точными расчетами, для осуществления которых нужна трезвость мысли и душевная печаль от неизъяснимой любви к родной Америке!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Палец Рэмбы нажимает на курок, оружие стреляет в конец пороховой дорожки!
  Умелый и опытный воин Джон Рэмба с первого раза попадает в пороховую дорожу, без дополнительных выстрелов!
  Помогают в этом нелегком, но ответственом деле смекалка, твердая рука и годы боевого опыта во вражеском Вьетнаме!
  Джон Рэмба понимает, что промах по пороховой дорожке не ознаменовал бы приближение ужасной смерти, как произошло бы во Вьетнаме!
  Но сам факт промаха пагубно отразился бы на душевном здоровье Джона Рэмбы, заставил бы на секунду усомниться в армейских специфических навыках медалиста Конгреса!
  Синие язычки огня вместе со всполохами огня бойко побежали по пороховой дорожке к месту, где скопился большой объем пороха и порохосодержащих веществ, то есть в оружейный магазин!
  Смекалистый Джон Рэмба понял, что ожидается мощный взрыв, ошеломляющий и яркий, как карнавал во Рио де Жанейро, на котором Джон Рэмба присутствовал, как почетный гость, потому что американец с деньгами!
  И грянул гром!
  Автор поэтически лирического эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь" недаром написал "И грянул гром", потому что взял эти слова из фантастического романа Рея Бредбери, талантливого, потому что американского, писателя!
  Красная нить паралели связывает выстрел из ружья в романе Рея Бредбери и выстрел из автоматического оружия в эпопее "Джон Рэмба! Первая кровь!"
  Выстрел из американских видов оружия несет в себе демократию в отличие от стрельбы из других видов оружия, что называется тероризмом против сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  В оружейном магазине врыв являл собой живородящее начало!
  Джон Рэмба убегает от магазина, лавирует среди летящих пуль из оружейного магазина, потому что огонь не пощадил даже охотничьи патроны!
  В полете бега Рэмба счастлив, что стрельбой, взрывами приносит очищение Городу Надежды!
  Своими домыслами, открытиями Джон Рэмба стремится поделиться с полковником Сэмом и шерифом Вилом!
  За спиной Джона Рэмбы вылетели двери из оружейного магазина, выпрыгнули языки пламени, как из пасти американского национального героя!
  Но отважному ветерану все ни почем, как американской легенде - Бобу Губке!
  Его дух опережает его тело, его мысли слиты воедино с американской мечтой о деньгах, о золоте, о доступных дешевых девушках эмигрантках со счастливыми лицами и отменым здоровьем!
  Еще взрыв, еще и еще, много взрывов, очень много взрывов!
  На фоне ночных сполохов, как полярного сияния в американском штате Аляска, Джон Рэмба увидел на крыше здания полицейского участка безззащитную голову шерифа Вила!
  Чувство огромной радости взорвало нутро Джона Рэмбы!
  Наконец то! Наконец то он встретил своего друга, отыскал его среди сполохов и карнавальных фейерверков!
  Автор гениального произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" с тонким художественым вымыслом опосредовано показывает чувство восторга Джона Рэмбы!
  Джон Рэмба от счастья стреляет длиными очередями по окнам заведения и по синей вывеске, где на четком американском языке написано слово "шериф"!
  Одни творческие люди выражают свои чувства через стихи, другие - через музыкальные произведения, люди попроще - через смех, а Джон Рэмба - через прицельную стрельбу по вывескам и по витринам!
  В свое время американский киногерой Брюс Ли сказал, что кирпич не отвечает на вызов!
  Но ветеран войны во Вьетнаме Джон Рэмба опровергает слова Брюса Ли, опровергает с тем достаточным самопожертвованием, которое свойствено только истино американским смелым натурам!
  Джон Рэмба стреляет по стеклу и по кирпичам, а осколки от стекла и от кирпичей летят в сторону Джона Рэмбы и мелкими бисеринками, жаркими искорками ранят его измученое тело!
  Джон Рэмба не ропщет и не корит судьбу за порезы на коже, он стойко переносит удары стихии и бичевание судьбы!
  В этот момент все американские читательницы озаряются единым мнением, что Джон Рэмба - не просто отважный воин и герой сша, но еще и завидный жених, от которого вырастут крепкие, жизнестойки, целеустремленые американцы!
  Тема женитьбы не проскакивает явно на страницах эпическо исторического романа "Джон Рэмба! Первая кровь!"!
  Автор только намекает на холостяцкую сущность Джона Рэмбы и без слов предлагает девушкам вступить в борьбу за завидного жениха!
  Распространеный в сша прагматизм, как веха в истории женитьб красивых девушек на ветеранах войны во Вьетнаме, является философско идеалистическим учением, которое провозглашает пользу женитьбы, как единственую американскую истину, а веру в личных успех во время свадьбы - как единственое руководство по достижению американской мечты!
  При этом сознание богатой невесты американки расматривается исключительно как инструмент к достижению заветной американской мечты!
  Джон Рэмба только на секунду увидел белобрысую милую голову шерифа Вила, а у всех американских невест читательниц "Джон Рэмба! Первая кровь" возникло подозрение и естественая зависть к шерифу Вилу, что Джон Рэмба его любит, любит мужчину, а не их, девушек!
  Возникновение тесных незримых связей между Рэмбой и шерифом Вилом господствующим образом связано с товарным фетишизмом, то есть обменом майки Джона Рэмбы на рабочую одежду работника ОВД шерифа Вила!
  В то время, как действия невест по отношению к Джону Рэмбе не уникальны, основываются на многократных повторениях, пропагандируют стандарт в отношениях между мужчиной и женщиной, в это время отношения между шерифом Вилом и Рэмбой претендуют на новизну и открывают нам новые двери в мир неизведаных ощущений и страданий!
  Джон Рэмба в задумчивости идет в полицейский участок, но на ходу не забывает о стрельбе!
  Он прицельно стреляет по окнам, по зданию и сооружениям внутри здания!
  В полицейском участке ОВД темно, потому что Джон Рэмба отключил свет во всем квартале Города Надежды!
  В темноте на Джона Рэмбу нахлынули воспоминания о днях прошедших, о лучших годах в его жизни!
  Он вспоминает, как во Вьетнаме после боя также на ощупь пробирался к своей американской койке!
  Товарищи заботливо оставляли в изголовье кровати пакет с едой из Макдональдса, а под одеялом разогревала матрас пленая вьетнамская партизанка, которой некуда больше идти, потому что ее деревня сгорела в напалме, а партизанский отряд уничтожен бактериологическим оружием, партизаны погибли, как колорадские жуки!
  В то же время отважный Джон Рэмба сравнивает темноту в полицейском участке с первородной темнотой Вселенной, темнотой до Большого Взрыва!
  После Большого Взрыва возник наш Мир, а из первородной темноты полицейского участка появится Новое Американское мировозрение с американской мечтой!
  Возможно, после ночного карнавала в Городе Надежды мама Делмора возглавит национальный джазовый фестиваль, а город превратится в Центр Развлекательной индустрии сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Темнота полицейского участка вызывает у Джона Рэмбы потребности, но потребности ни низшего биологического свойства, а потребности героя, как биосоциального американского существа в оптимальной и гармонической деятельности всех его уровней и систем творческой деятельности в Карнеги Холе!
  Джон Рэмба горд собой, горд своим предназначением, поэтому реализует себя во всех формах бытия!
  Он понимает, что его появление в Городе Надежды исторически обусловлено развитием общественого производства в этом отдельно взятом городе с подземным золотоносным рудником, культуры шерифа Вила, особеностями географической среды с озером, на берегу которого живет афроамериканка!
  Отсюда на лице Джона Рэмбы ясно высвечивается мысль о его характере, о его роли в обществе полицейских Города Надежды!
  Джон Рэмба чувствует мозгом, как вступает на новую ступень развития, с которой возможно видеть определеные факторы общественой жизни горожан, и влиять на формирование мировозрения местных официанток!
  Ум Джона Рэмбы охватывает все сферы деятельности этого удивительнейшего героя, не дает возможности соскучиться и отойти в мир иной без успокоения!
  В полицейском участке черты мужественого лица Джона Рэмбы смягчаются и обретают плавные очертания, которые свойствены полностью удовлетвореным высокообразованым личностям!
  Герой войны понимает, что обрел покой в полицейском участке, покой не вечный, но душевный, как в колыбели родной матери!
  Все в полицейском участке до боли знакомо, все радует глаз в сумрачной темноте, все окутано воспоминаниями, столь яркими, как только бывают воспоминания о красивой невесте или о теплых дружеских чувствах с работниками полицейского ОВД!
  Джон Рэмба бредет по полицейском участку, осматривает до боли знакомые родные вещи, возвращается в страну воспоминаний, как в страну ностальгии детства!
  Джон Рэмба по отечески жалеет своих друзей полицейских, которых мыслено сравнивает с добродушными спящими медведями и первобытными людьми, что ни в коей мере не снижает ценость, духовный богатый потенциал работников американского ОВД!
  По мнению Джона Рэмбы потребность в дружбе, деньгах и любви полицейских со времен первых поселенцев тесно связана с другими - материальными и духовными потребностями!
  Эта потребность реализуется в трудовой деятельности работников правоохранительных органов сша ("Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"), быту полицейских (встреча шерифа Вила, полковника Сэма и красивой эмигрантки официантки), различных формах общественой жизни (разговор шерифа Вила с покойным Уарком) и духовного производства (личностные переживания шерифа Вила по поводу безвременой кончины собак)!
  Джон Рэмба понимает, что шериф Вил для реализации удовлетворения своих американских потребностей использует различные способы, в том числе и трудовую деятельность в полицейском участке!
  В быту и на производстве работников правоохранительных органов много подводных камней!
  Так у шерифа Вила больше возможностей для встреч с Рэмбой, чем у рядовых сотрудников американского ОВД!
  Трудящиеся масы полицейских лишены возможности для полноценого развития и удовлетворения своих симпатий к Джону Рэмбе!
  Только после возможной смерти шерифа Вила в полицейском участке создаются условия для полноценого развития и удовлетворения дружеских отношений полицейских работников с ветераном войны во Вьетнаме!
  Но Джон Рэмба не расматривает смерть своего друга шерифа Вила в качестве отправной точки, вехи для своего всесторонего и гармонического развития на благо американского народа и для радостей полицейских чинов в частности, потому что условия и формы жизнедеятельности всех американских людей одинаковые или схожи по назначению!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Джон Рэмба ласково окидывает взглядом стол, за которым сидел ныне покойный полицейский работник Уарк!
  Ветеран войны во Вьетнаме вспоминает пушистые задорные рыжие усы Уарка, его светлую улыбку, искрометный юмор и крепкую дубинку, которой полицейский Уарк делал Рэмбе масаж почек!
  Вот стол, на этом столе лежал тесак Рэмбы!
  Вот другой стол, на другом столе лежали ноги полицейского представителя сексуальных меньшинств!
  Вот Рождественская елочка, а за елочкой сидела эмигрантка женщина и увлечено перекладывала бумаги с одного угла стола на другой угол!
  Вот кабинет любимого шерифа Вила, богато украшеный и заполненый чучелами скотов!
  Дальше идет коридор прихожей, в котором Джон Рэмба столкнулся с полицейским курьером, сбил его с ног и уронил его на пол!
  Вот дверь на лестницу в подвал, к душу и парикмахерской, где заботливые работники ОВД предлагали Рэмбе пройти курс парикмахерского искуства и водной терапии в качестве душа Шарко!
  Джон Рэмба неимоверными усилиями воли и физических мышц поборол в себе желание спуститься в душ и припасть губами к родному шлангу для подачи воды!
  Сцена в душе оставила глубокий отпечаток в сердце Джона Рэмбы, борозду гораздо большую, чем взрывы бомб во Вьетнаме!
  Джон Рэмба не кинулся стремглав вниз по лестнице в душ, не побежал в золотоносную шахту подземных рудокопов, не ушел на берег озера или бурной реки!
  Он остался перед дверью и минул ее, не открыл, как открыл бы любопытней Мальчик Буратина или любознательный Правитель американского Изумрудного Города Страшила Мудрый!
  Джон Рэмба сосредоточил свое внимание на лестнице на чердак, на американской лестнице на американский чердак!
  Автор эпического произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" провел черту соответствия между чердаком, дорогой наверх и подвалом - дорогой в душ!
  Путь в душ ведет к ностальгии, к воспоминаниям о встрече с Вичем, Уарком, Энди!
  Дорога на чердак - аналог лестницы из золотоносного рудника подземных американских рудокопов!
  Что выберет Джон Рэмба? Что ему подскажет сердце и душа?
  В подвале, в обмывочной комнате витает дух воспоминаний о купании под хрустальными струями из шланга!
  Всплывают в памяти восторжено сосредоточеные лица друзей полицейских!
  Но пойти вниз, прикоснуться к прошлому означает - уход от шерифа Вила, который сидит на крыше с винтовкой, отход от прежних позиций, от американской мечты с золотыми жилами в шахте с рудокопами!
  Если же Джон Рэмба взойдет по лестнице на крышу к шерифу Вилу, то обнаружит там не мальчика, но мужа!
  Лестница на крышу символизирует выход первых поселенцев рудокопов к свету, с полными карманами золота, к американской мечте!
  Американскую мечту не предают, к ней стремятся, ее лелеят и облагораживают дыханием, мыслями, упорным трудом на благо сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Но внизу, в подвале - тоже американская мечта с безграничной верой в руку товарища, в его взгляд и помыслы!
  Духовная мечта вошла в конфликт с мечтой материальной, мечтой о золоте и крепких мужских объятиях!
  Сплетение мечт, их переплетение, как переплетаются американские полезные змеи во время случки, обогащает одну мечту другой и вносит в ее форму новое осмысленое содержание!
  Джон Рэмба с радостью и полной причастностью к американской мечте соединил бы их воедино: и чердак и обмывочную комнату в подвале полицейского ОВД!
  Но Абрам Линкольн сказал, что никто не обнимет необъятного!
  Слияние крыши и подвала невозможно по техническим причинам!
  Сфера духовного производства полицейского участка никогда не сольется с материальной сферой крыши и духовной сферой шерифа Вила на крыше!
  Образ шерифа Вила на крыше тесно переплетается с европейской личностью - Карлсоном, который живет на крыше!
  Но духовная личность шериф Вил намного выше своего европейского прототипа как по форме, так и по содержанию!
  Шериф Вил вобрал в себя все то, чем обогащено человечество!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Автор историко эпического произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" не случайно подробно описывает личность шерифа Вила!
  Автор на его фоне показывает характер Джона Рэмбы, его сущность в отблеске пламени и сияния шерифа Вила!
  Только высококультурная американская натура шериф Вил позволяет полностью и в равной мере раскрыться Джону Рэмбе!
  Шериф Вил своим появлением характеризует повышение материального и духовного уровня Рэмбы!
  Поэтому, как процес игры, так и все выстрелы в сторону Рэмбы направлены на все возрастающие потребности Рэмбы, в том числе и воено технические потребности!
  Шериф Вил не видит Рэмбу, потому что сидит на крыше, а Джон Рэмба терзается сомнениями под крышей, в здании полицейского участка!
  Но шериф Вил фибрами души ощущает вибрацию мозга Джона Рэмбы, его нерешительность в выборе похода на чердак или в темный душ!
  Нравственые терзания героев говорят нам о многом!
  Перед принятием основного, единствено верного решения, Джон Рэмба прощальным взглядом окидывает здание полицейского участка, дверь в обмывочную комнату подвала и находит третий путь!
  Путь свершений и великих побед!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Легендарная смекалка ветерана войны во Вьетнаме и на этот раз не подвела Джона Рэмбу!
  Он понимает, что процес поиска шерифа Вила, в том числе поиска и там, где нет обмывочной комнаты, направлен на удовлетворение все возрастающих потребностей!
  Для контакта с шерифом Вилом характерно превращение боевых действий с игрой в прятки в средство развития личности Джона Рэмбы, в средство формирования ее духовных, нравственых и эстетических качеств, ярко выраженых в каждом американце!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Взгляд Джона Рэмбы падает на потолок, возносится под небеса!
  Мы невольно любуемся упрямыми скулами Джона Рэмбы, его непоколебимыми чертами лица, красивой линии надбровных дуг!
  Джон Рэмба осуществляет мероприятия по созданию оптимальных условий труда в полицейском участке, наряду с техникой безопасности, гигиеной труда, эргономикой и технической эстетикой!
  На основе всех вышеперечисленых фактов Джон Рэмба решается на крайние меры и красиво стреляет из автоматического оружия американского производства, стреляет в потолок!
  Своими выстрелами в небо Джон Рэмба символизирует безграничную веру американца в американскую мечту, которая свободно парит под облаками, как гордый американский орел кондор!
  Автоматными очередями главный герой произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" Джон Рэмба вычерчивает на потолке круг правильной формы!
  В изящных линиях круга воплощены черты художественой правды, творческого замысла автора и военого умения Джона Рэмбы!
  Внутренее содержание Джона Рэмбы говорит нам о многом!
  Как ростки прекрасного, как семя из земли, пули Джона Рэмбы окружают шерифа Вила, он стоит в мистическом круге, нарисованом автоматными очередями из автоматической американской винтовки Джона Рэмбы!
  И от щемящей красоты, от технического совершенства и дерзкого исполнения задуманой американской мечты Джона Рэмбы, круг проваливается под ногами полного шерифа Вила!
  Шериф Вил вместе с кругом летит вниз, туда, где их с распростертыми объятиями ожидает ветеран войны во Вьетнаме Джон Рэмба!
  Полицейский работник падает к ногам Джона Рэмбы, своим падением и безззащитной позой как бы говорит:
  "Я в вашей власти, мой друг Джон Рэмба!
  Я всю жизнь отстаивал свободу американской личности, проповедовал культ американской фантазии и американских истино крепких братских чувств!
  В вашем лице я вижу овеществленые плоды своего труда!
  Стремление к охвату мировых универсальных проблем породило в моем воспаленом мозгу обилие иносказательных, символических американских героев, например, человека Паука!
  Но вы выше всех похвал, выше всех мечт!
  Вы выразились, как трагедийная тема в моей судьбе, вы воплощение животрепещущего образа героя ветерана войны, вы не гибнете в борьбе с врагами сша, а возрождаетесь, как феникс из пепла!
  Джон Рэмба! Я люблю вас!
  Люблю, как отец!"
  Джон Рэмба понимает душевные переживания своего друга шерифа Вила, находит к ним пути деятельного подхода!
  Он высоко оценил подвиг шерифа Вила, что шериф Вил так просто спустился с небес на землю, почти долетел до обмывочной комнаты в подвале здания!
  За все заслуги Джон Рэмба награждает шерифа Вила благодарным взглядом и шутливо приставляет дуло американской автоматической винтовки к разгоряченому прекрасному полному лицу шерифа Вила!
  В этот момент на сцену в литературно художественом произведении появляется полковник Сэм!
  Он недавно вернулся из кафе, где пил виски в компании прекрасной бедной эмигрантки!
  Полковник Сэм, как опытный военый, оценил дислокацию и понял смысл встречи Джона Рэмбы и шерифа Вила!
  Укол ревности холодной змейкой заполз под воротник фирменого кителя полковника Сэма!
  Но полковник Сэм оказался выше предрасудков и кляуз!
  Он взял себя в руки и попросил, чтобы Джон Рэмба на время оставил шерифа Вила, потому что шериф Вил в этот момент похож на большого американского жука скарабея (лежит на спине и сучит лапками!)!
  Полковник Сэм осознает, что шерифу Вилу необходимо время, чтобы он вернулся к окружающей американской действительности, пришел из мира грез и розовых снов!
  В это время шериф Вил грезит о всем великом и прекрасном, что сотворила Великая Америка!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Физически Джон Рэмба рвется к шерифу Вилу, но душой остается с полковником Сэмом!
  Возвышеный пафос их встречи трудно переоценить!
  Полковник Сэм смотрит в очи Джона Рэмбы своим мягким ласковым бархатным взглядом от которого на душе Джона Рэмбы теплеет и теплеет!
  Старый военый полковник Сэм выражает благодарность молодому ветерану Джону Рэмбе за тот вклад, что внес Джон Рэмба в празднование дня Города Надежды!
  В мягких выражениях на литературных страницах произведения "Джон Рэмба! Первая кровь!" полковник Сэм увещевает Джона Рэмбу, предоставляет ему информацию о разрушеных зданиях и сооружениях в черте города!
  Джон Рэмба скромно молчит, потому что устал, он хочет сна и покоя, хочет душа, теплых взоров Вича и покойного Уарка с пушистыми усами!
  Неподалеку в блаженстве возлежит шериф Вил, он полон американских гуманистических идеалов и мечт о мешках с золотом, ищет вне современого окружения выхода к другим Мирам, мыслено проповедует уход в прошлое к первым поселенцам и гогочущим индейцам со скальпами на шляпах, грезит о создании в сша экзотического нового штата (на основе присоединеных мексиканских земель), штата, где мечты и фантазии каждого полицейского работника обретут реальное воплощение!
  Джон Рэмба и полковник Сэм догадываются о грезах шерифа Вила и не мешают ему в его нравстеном и физическом поиске!
  В порыве патриотического восторга Джон Рэмба берет из шкафа еще одно автоматическое ружье американского производства!
  На груди Джона Рэмбы патронташ с боевыми патронами против вьетнамско-фашистких пехотинцев, врагов сша!
  Мужественый облик Джона Рэмбы отчетливо встает перед нами, сходит со страниц эпическо лирического повествования "Джон Рэмба! Первая кровь!"
  Олицетворение мужества, красоты, силы, нежности и интелигентности Джон Рэмба не сломлен духом после войны во Вьетнаме, а полон сил и творческих военых фантазий!
  Автор рисует нам образ Джона Рэмбы, как положительного героя, но мы, вдумчивые читатели американцы, понимаем, что Джон Рэмба не просто положительный персонаж, литературный герой, а персонаж - сверх положительный, выходящий за рамки обыденности и простых житейских истин об идеальном человеке!
  Джон Рэмба - герой нового времени!
  Он - патриот своей страны, знаток традиций и чаяний народных!
  Джон Рэмба разбудил дремлющий дух некоторых американцев, возродил власть нации и Конгреса над умами сомневавшихся американцев!
  Автор легендарного эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" не показал Джона Рэмбу со знаменем свободы в руках!
  Но мы домысливаем, дорисовываем в могучую длань Джона Рэмбы звездно полосатый флаг, как оплот мира и взаимовыгодного сотрудничества американцев!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Полковник Сэм отлично осознает роль Джона Рэмбы в истории сша, придает этой роли все более и более героические отенки!
  Он не без глубокого внутренего удовлетворения расматривает чумазое лицо Джона Рэмбы и его грудь под широкой лентой с патронами!
  Полковник Сэм уверяет Джону Рэмбе в его исключительной роли в истории сша, говорит о культе внутренего мира Джона Рэмбы, культе, который не только вызывает тенденции субъективизма и индивидуализма Джона Рэмбы, но и порождает необычное многообразие и развитие форм тела Рэмбы, столь лиричных форм, которые некоторые мужчины трактуют, как совершеные формы американского военого ветерана!
  Джон Рэмба не скромничает, он знает о своей высокой мисии и отвечает полковнику Сэму, что величайшей своей заслугой перед американским отечеством считает в возрождении национальных традиций, в обращении к старым рудникам первых золото добывающих переселенцев, в пропаганде здорового и свободного образа жизни!
  Джон Рэмба скромно отмечает, что в ряде социальных отношений с полицейскими работниками ОВД предвосхитил реализм межличностных отношений ветеранов и молодых полицейских и исторически нередко переходил в него в качестве героя войны во Вьетнаме!
  Полковник Сэм полностью и безоговорочно согласился с Рэмбой и добавил, что Джон Рэмба не только расширил познавательные возможности военого искуства, раздвинул его горизонты далеко за пределы сша и развил художественую стрельбу по вывескам в ночном городе!
  Джон Рэмба внес в военое искуство новые идейные проблемы по отстрелу полицейских собак, которые неизлечимо больны и темы захватывающие живое воображение здорового мужчины: тему межличностного общения в обмывочной комнате полицейского участка!
  Джон Рэмба не умаляет свой вклад в жизнь Города Надежды в сша в целом!
  Джон Рэмба восхваляет свое страстное чувство, бурную динамику и патетику, говорит, что обогатил язык полицейских работников многими выражениями из лексики ветеранов войны во Вьетнаме!
  Пафос американской свободы, протест против несовершенства Вьетнама, защита американских граждан обусловили исторически непереходящее значение многих поступков Джона Рэмбы в лесу и в полицейском участке!
  Полковник Сэм заверил Джону Рэмбе, что его идеи и деяния не забудутся жителями Города Надежды, а унаследуются потомками афроамериканца Делмора и обретут реальные черты, претворяясь на новой идейно социальной основе свободного американского общества!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Лицо Джона Рэмбы в ответ на увещевания полковника Сэма, озаряется светом неподражаемой внутреней доброты!
  Рэмба садится на пол, прислоняет спину к холодному шкафу и обличает вредных фашистко вьетнамских окупантов и всех врагов сша!
  Джон Рэмба расссуждает о военой агресии Вьетнама и других стран Азии по отношению к сша, о все нарастающей экспансии гонки вооружений, о нависающей милитаристкой угрозе, о эскалации гонки косВических вооружений вражеской Российской Федерации!
  Полковник Сэм и Джон Рэмба осуждают вредоносные немирные действия вьетнамской военщины, амбициозных чинов других Социалистических стран!
  В конце беседы полковник Сэм и Джон Рэмба на жизнеутверждающей ноте приходят к единому мнению, что сша даст отпор любому агресору, что сша - мирная страна, но ее бронепоезд стоит на запасном пути!
  Шериф Вил в мире грез и фантазий не слышит речей своих друзей, но духовно находится с ними поблизости, внедряется в душу Джона Рэмбы и полковника Сэма!
  Мы переживаем за наших главных героев: волнуемся, что шериф Вил лежит спиной на холодном полу, что в его возрасте несомнено приведет к застуживанию внутрених органов!
  Ветеран войны во Вьетнаме Джон Рэмба также не бережет свое здоровье, столь нужное нации, его спина охлаждается о шкаф, но Джон Рэмба не думает, о себе, он думает об американском народе, о все возрастающем повышении уровня жизни, об исполнении американской мечты для каждого гражданина в отдельности!
  Зубы Рэмбы жизнеутверждающе блестят в темноте полусумрака американской ночи, ночи, где нет слез, а господствует радость!
  Мы невольно любуемся блеском белых зубов Джона Рэмбы и в который раз на протяжении прочтения великого эпоса "Джон Рэмба! Первая кровь!" отдаем себе отчет о могуществе и професионализме американских стоматологов и протезистов!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Рэмба с зубами, в игривых наручниках и в плаще на обнаженые плечи, величественый в своей красоте выходит под ручку с полковником Сэмом, они исходят из полицейского участка, растреляного ради шутки, как вьетнамская деревня!
  Поступь Джона Рэмбы могучая, но в то же время легкая и скользящая, как полет американского лосося!
  Взор Рэмбы прямой, гордый, целеустремленый в будущее сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Нос Рэмбы и сердце Рэмбы говорят читателям о нежном сердце простого американского ветерана войны, сердце, не испорченом цивилизацией и мерзостями!
  У Рэмбы честь не поругана, но он страдает за свой народ, страдает, как чистое возвышеное существо, является жертвой войны во Вьетнаме, войны с дерзкими и агресивными фашистко фьетнамскими окупантами!
  Рэмба и полковник Сэм вышагивают на фоне идилической природы Города Надежды, ни сословные предрасудки, ни человеческие испорчености не прилипают к Рэмбе, потому что его путь благословлен Конгресом сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Рэмба в плаще идет мимо санитарной американской машины, оснащеной всем необходимым оборудованием, медицинскими препаратами и инструментами, которые спасают жизнь американских граждан!
  Около медицинской автомашины Скорой Помощи стоят носилки с удовлетвореным шерифом Вилом!
  От капельницы к шерифу Вилу, к самым закромам его организма, к вене тянется длиная гибкая трубка, как символ изменчивой жизни американского народа!
  Шериф Вил телом с другом Рэмбой, но душой давно в просветленой сша, сша, которая правит не только странами и Континентами, но и взяла под свою могучую стопу Вселенную!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Джон Рэмба невольно любуется шерифом Вилом, затем продолжает свое триумфальное шествие по Городу Надежды!
  Граждане Города Надежды, пожарники, полицейские работники ОВД возлагают на Рэмбу свои большие надежды и чаяния!
  Они смотрят на него большими вдохновлеными очами, в которых мы видим отблески мира и взаимовыгодного сотрудничество на благо простых американцев!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Джон Рэмба отвечает согражданам волевым взором, живет со своими людьми одним дыханием, одним шагом, великой поступью!
  Как когда то проходили колоны индейцев мимо первопроходцев сша, так и Джон Рэмба идет сквозь строй алчущих, обожающих его, голов!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  В душе Рэмбы зреет и рвется наружу, на волю песня о сша, песня, в которой упомянут каждый гражданин, каждый кустик и каждый подвиг ветеранов сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  В песне обозначены поиски нового миросозерцания!
  Она идеализирует национальное прошлое сша ("Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"), дает каждому право на осознаность возвращения исторического прошлого с реальными воплощениями вечной женствености в статуе Свободы!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Джон Рэмба мыслено поет, его американские сограждане мыслено подхватывают песню о сша!
  
  "Амэээрика, Амэээрика!
  Великая страна!"
  
  Роман "Джон Рэмба! Первая кровь!" говорит нам о многом!
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"