Ashiel Neronamyde: другие произведения.

Сон химеры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    После окончания мирового турне Виолетта путешествует по стране в компании любимого мужчины. Однако беззаботное времяпровождение прервано нападением обитателей Аида. Сможет ли девушка справиться одна, без помощи брата?

  
  
  
  
  За окнами проносилось миля за милей пустынное шоссе, с обеих сторон окружённое высоченными деревьями. Если не брать в расчёт периодически попадающиеся указатели, можно вообразить, что в этих местах и по сей день нет цивилизации. Лесные массивы походили на крепостные стены, и от этого, вероятно, всё здесь выглядело каким-то негостеприимным, а иной раз и враждебным.
  Виолетта дремала, откинувшись на пассажирском сидении и вытянув, насколько было возможно, ноги. За рулём тёмно-синего "Лэнд Крузера" сидел Клауд. Кажется, до ближайшего города - Даркмарша - около сотни миль. Мужчина, посматривая то на дорогу, то на экран GPS-навигатора, боковым зрением заметил, как на развилке что-то тёмное метнулось под колёса.
  Реакция у Клауда была хорошей, и затормозил он вовремя, однако это, похоже, не спасло ситуацию: чувствительный толчок ненавязчиво намекал на наличие пострадавшего. Эбони выскочил из машины и поспешил посмотреть, жива ли жертва собственного безрассудства, удивляясь попутно, что от такой встряски Нэйтан не проснулась.
  Каково же было удивление барабанщика, когда под транспортным средством, рядом с ним, на дороге или её обочине не обнаружилось не то, чтобы тела, но даже малейших следов столкновения! Клауд ещё раз хорошенько осмотрелся; удостоверившись в том, что у него, похоже, начала съезжать крыша, он вернулся назад. Девушка по-прежнему спала. Эбони соображал касательно дальнейшей дороги и этих проклятых галлюцинаций. Никакими веществами он не злоупотреблял, накануне вроде как выспался, а потому решительно не понимал в чём дело. Коснувшись кончиками пальцев ноющих висков, он запрокинул голову и прикрыл глаза, а после перевёл взгляд на дисплей навигатора. Тот погас и не подавал признаков жизни, хотя прежде был в полном порядке.
  - Клауд, ты - идиот! - прошипел Эбони и завозился с прибором. Толку от его манипуляций не было. Погода начинала стремительно портиться, а ночевать на шоссе музыканту не слишком хотелось. В конце концов, он обещал своей девушке удобную постель и нормальный ужин, а не ночёвку в машине под проливным дождём. Виолетте с утра нездоровилось, а потому предусмотрительный Клауд предпочитал цивилизацию лесным дебрям.
  "Лэнд Крузер" послушно завёлся, и мужчина отчего-то испытал облегчение, покинув злополучное перекрестье дорог. Однако минут через двадцать пути рассудок музыканта вновь сыграл с ним странную шутку: поражённый Эбони заметил указатель с надписью "Алазиф, 15 миль. Население 100 000 человек". Откуда?! Мужчина готов был поклясться, что никакого города тут не существовало. Однако дорожные знаки говорили об обратном, а с неба срывались уже не редкие капли, но тяжёлые дождевые струи. Окончательно уверовав, что с мозгами у него сегодня не всё в порядке, Клауд повернул направо, к Алазифу. Ну и название для небольшого городка!
  
  ***
  Алазиф был рядовым, ничем не примечательным городом. К его необычному названию подходили разве что кованые ворота, располагавшиеся на входе в какой-то парк - изукрашенные изображениями фантастических животных, точно только что поднявшихся из морских глубин. Всё же прочее не вызывало особого интереса: магазины, дома, конторы, офисы, снующие под зонтиками пешеходы... Клауд разглядывал сквозь пелену дождя яркие рекламные вывески и указатели, надеясь, что один из них будет содержать информацию о ближайшем отеле. Метров через пятьдесят движения Эбони свернул, заметив, наконец, нужный рекламный щит. С красно-золотистого прямоугольника жизнерадостная блондинка уверяла, что "Иттис" - лучший отель в Алазифе, и не слишком знакомому с особенностями города Клауду не оставалось ничего, кроме как поверить девице на слово. Разобравшись в ориентирах и указателях, мужчина доехал до высокого здания, терявшегося в грозовом сумраке. Отелю, судя по его виду и колоритным украшениям фасада, было не менее сотни лет. Странно, что такой памятник архитектуры не числится среди достопримечательностей штата. Пожав плечами, Клауд припарковался.
  Минут через пятнадцать Эбони, оставив машину на подземной стоянке, стоял у конторки портье. Улыбчивая рыжеволосая женщина вручила ему ключи от сто семнадцатого номера и спросила, не нужна ли его спутнице медицинская помощь. Клауд взглянул на Нэйтан, которую на время регистрации устроил на диване в холле, и согласился. Конечно, когда он вытаскивал её из машины и нёс сюда, девушка свои видом не вызывала никаких опасений, но днём-то было иначе. Администратор потянулась за телефонной трубкой и пообещала, что врач осмотрит постоялицу в номере. Худой, упакованный в униформу парнишка лет двадцати взял стоявшие на полу два рюкзака и повёл мужчину, несущего на руках Виолетту, по извилистым коридорам, болтая без умолку об истории отеля и о его неоспоримом преимуществе перед всеми подобными заведениями Алазифа. Клауду эта трескотня порядком действовала на нервы. Он пару раз намекнул сотруднику "Иттиса", что ему лучше помолчать, но тот оказался не из понятливых и продолжал свои словоизлияния даже после вполне конкретных замечаний. К счастью, мучения барабанщика продлились недолго. Провожатый, открыв нужную дверь, оставил багаж в номере, отдал постояльцу ключ и удалился.
  Эбони несильным пинком прикрыл дверь и осмотрелся. Из широкого небольшого холла вели входы в спальню и гостиную. Интерьер гостиничных апартаментов был с претензией на антиквариат и роскошь. Нарочитая патина на дверных ручках и вообще всех металлических предметах, резная мебель, барочные светлые обои неизменно навевали бы ассоциации с квартирой успешной певички из гангстерского фильма, если бы не доминирующие каштановые и тёмно-зелёные оттенки. Словом, как-то скучновато и чересчур консервативно. Пройдя в комнату, отделанную под спальню, он уложил Нэйтан на кровать. Она слабо заворочалась во сне и что-то пробормотала, но глаза не открыла.
  Решив не терять времени даром, Клауд заказал ужин в номер.
  
  ***
  Внимание мужчины привлёк глухой стук.
  Клауд, находившийся в это время в ванной комнате, поспешил в спальню.
  - Ты проснулась, котёнок?
  Виолетта сидела на полу перед широкой кроватью, согнувшись и обхватив голову ладонями. Прикрыв глаза, она морщилась словно от сильной боли, а по её губам и подбородку стекала тонкой струйкой идущая из носа кровь.
  - Н-не могу... Я... хочу открыть глаза... хочу проснуться. Отпусти... Отпусти меня! - содрогнувшись, девушка тяжко вдохнула.
  Эбони ощутил, как пальцы на руках похолодели, а сердце ухнулось куда-то в желудок. Кажется, у Виолетты был какой-то приступ... Раньше с ней никогда ничего подобного не происходило, а ведь он знал Ви не первый год. Да, у девушки были некоторые странности. Например, тонкий белый шрам, опоясывающий шею. Нэйтан никогда не распространялась об обстоятельствах, при которых получила его. Она становилась замкнутой, как только Клауд предпринимал попытки расспроса. В итоге мужчина отступил, решив, что не так уж нужно ему знать о событии, воспоминания о котором для неё болезненны. Клавишница по возможности прикрывала след старой раны шарфами, ошейниками, бархотками, шейными корсетами или воротниками-стойками. Эбони держал язык за зубами и дарил любимой девушке очередное украшение, прятавшее маленький изъян её внешности. Почему она не сделала пластическую операцию, для Клауда также оставалось загадкой. Наверное, к тому были какие-то противопоказания; музыкант в тонкостях медицины не разбирался, но пришёл к такому выводу из-за того, что Ви периодически беспокоили боли в области шрама. Иной раз они были настолько интенсивными, что Виолетта просыпалась по ночам со слезами. Анальгетики ей совсем не помогали; мужчина, устроив Нэйтан у себя на коленях, гладил её по голове и изувеченному горлу, пока та, наконец, не забывалась беспокойным сном.
  Однако сегодняшнее происшествие на обычную болезнь Виолетты никак не походило. Да что же делается-то?
  Подскочив к Нэйтан, он опустился рядом. Поддерживая её за плечи, Клауд мягко затряс девушку.
  - Ви! Очнись!
  Она ещё раз вздрогнула и открыла глаза.
  - Клауд... Как... мы... здесь... очутились?
  Он помог Виолетте подняться, объясняя себе всю эту катавасию кошмарным сном.
  - Я подумал, что нам пора сделать привал. Мы в Алазифе, - ответил Эбони, обеспокоенно глядя на любимую и увлекая её в сторону санузла. - Как ты?
  Утиравшая кровь с лица тыльной стороной ладони, Виолетта вдруг застыла, с ужасом глядя на буквально несколько минут назад принесённые горничной блюда, накрытые крышками.
  - Клауд... Ты... что-нибудь ел здесь?
  Клауд с недоумением покосился на девушку.
  - Тихо, милая. Сейчас тебе станет чуть лучше, и мы перекусим вместе.
  - Это нельзя есть, - она покачала головой.
  - Перестань, котёнок.
  Виолетта упрямо поджала губы:
   - Это истлело.
  - Ви, всё хорошо. Тебе просто приснился кошмар. Еду принесли свежую.
  Девушка, вывернувшись из рук мужчины с неожиданной для человека столь хрупкой конституции силой, толкнула столик:
  - Я покажу!
  Эбони осёкся, видя, как из серебряных блюд, на глазах покрывающихся зелёными пятнами, вываливаются на внезапно ставший прелым пол покрытые отвратительной слизью гнилые куски мяса, тёмные склизкие фрукты и черви.
  - Ты видишь? Теперь ты видишь? Ты не притрагивался к ним? - в голосе Виолетты звучала несвойственная ей паника, а кончики её пальцев слабо мерцали серебром.
  - Нет, чёрт возьми! - выпалил Эбони и уставился сначала на руки девушки, а потом и на рассыпающиеся прямо на глазах предметы мебели и декора. Да, проклятому отелю и впрямь было не меньше сотни лет! Кажется, где-то в начале своей карьеры он пережил разрушительный катаклизм, после чего ремонту не подлежал: ветхие стены с выцветшими кусками обоев, осыпающаяся с потолка штукатурка, выбитые дверные коробки, разбитые окна, истлевшие шторы, ржавая ванная... Метаморфозы были самые что ни на есть кардинальные!
  - Виолетта... что тут происходит?
  - Химера знает, что я смогла очнуться от её сна. Скоро тут будут слуги Танатоса. Нужно уходить, - она подхватила вещи. - Я спрячу тебя и найду остальных.
  - Химера? Танатос? - недоумевал музыкант. - Кого найти?
  - Всех, кто попал в ловушку вместе с нами.
  Хлипкая входная дверь задрожала, когда кто-то настойчиво затарабанил в неё.
  Клауд в оцепенении таращился то на дыру в стене, то на Виолетту, пытаясь переварить увиденное и сказанное.
  - Больше нет смысла скрываться. Они знают, - девушка говорила с холодной решимостью. - Клауд, закрой глаза, чтобы не ослепнуть.
  Мужчина ничего не понял, но послушался и зажмурился. Даже через плотно сомкнутые веки ему почудилось, будто где-то рядом взорвалось маленькое серебристое солнце. А ещё он как будто услышал, как за ветхими стенами кто-то пищит, с тихим шелестом сыплется вниз. Когда Клауд понял, что яркая вспышка угасла, он рискнул снова взглянуть на мир. В глазах ощущалась неприятная резь.
  В комнате Нэйтан уже не было; Эбони, испытывая самые дурные предчувствия, искал взглядом хоть что-то, что можно было бы использовать в качестве оружия.
  Раздался противный, режущий нервы скрип отворившейся двери, сменившийся тяжким мигом тишины. Тишина секунду спустя была разодрана кошмарным нечеловеческим воплем, от которого волосы на затылке барабанщика встали дыбом. Клауд схватил полусгнившую ножку стола и понёсся в холл, чтобы любой ценой убить монстра, покусившегося на его девушку... и чуть не упал на месте.
  Под порогом в зловонной луже гноя корчилось странное длинное существо, походившее на обтянутый кожей скелет. Пропорции твари имели самое отдалённое сходство с людскими, и можно было только догадываться, из какой преисподней вылезло чудище.
  Над поверженным монстром стояла... Виолетта? Создание в серебряной броне повернулось и подняло забрало шлема, показав своё лицо. Да, это была Нэйтан. Клауд не мог определить, что шокировало его больше - наличие чудовища или разительно преобразившаяся клавишница. Вместо прямых джинсовых брюк, подранных на коленках, чёрной майки с гитарой и терниями, кожаной куртки и ботинок на ней был надет какой-то странный фэнтезийный доспех. Удивительнее были только большие белые крылья за спиной Виолетты и бритвенно острый клинок в её руке. Мужчина хотел бы верить, что доспех, оружие и крылья - это хорошая бутафория, а происходящее - какой-то розыгрыш, да только сомнений в истинности предметов и явлений никак не возникало.
  - Ты... - он пытался найти нужные слова, но только запинался. - Это ведь...
  - Это всё настоящее. Я такой же нечеловек, как и умертвие, но ты не должен меня бояться. Я никогда не причиню тебе вреда. И больше не буду скрывать правду. Я расскажу тебе всё, обещаю. Только пойдём отсюда скорее.
  Она протянула ему левую руку, закованную в когтистую латную перчатку. Меч в правой сменился огнестрельным орудием, напоминавшим не то автомат, не то пистолет-пулемёт. Клауд не подозревал, как такое оружие может быть в реальном мире, а не в боевике.
  Несколько секунд Эбони стоял столбом, не зная, что ему делать. Происходящее пугало и шокировало его. Как могут все эти твари существовать на самом деле? Почему у Виолетты есть крылья? Она... ангел?
  Всё же барабанщику удалось сохранить остатки самообладания и способность худо-бедно соображать: решив, что Нэйтан, желай она убить его, сделала бы это в начале путешествия, а то и ещё раньше, мужчина подал девушке руку. Виолетта ободряюще улыбнулась и повела Клауда прочь.
  
  ***
  Их путь по аварийному зданию был относительно спокоен только пару лестничных пролётов. Опасность провалиться в одну из многочисленных дыр в полу или получить по голове сорвавшимся бра не казалась пугающей рядом с перспективой попасться в когти очередному страшилищу.
  Виолетта шла впереди, держа наизготовку пистолет-пулемёт. Клауд двигался чуть позади и с левого бока - так, что щит, генерируемый кристаллом когтистой перчатки, защищал не только Нэйтан, но и его. Эбони сбился со счёта нападений, которые предпринимали местные обитатели: ходячие трупы разной степени разложения, бормочущие малопонятные из-за распада угрозы, уже виденные ранее тощие умертвия в долгих саванах, ламии - прекрасные ровно до тех пор, пока не показывали свои змеиные хвосты и не обнажали в оскале чудовищные острые зубы, эмпузы, быстро передвигающиеся на ослиных ногах, и прочие кошмары, названия которых мужчина знать не хотел. Мир сошёл с ума: книги по мифологии древности выпустили со своих страниц человеческие страхи в самом широком ассортименте.
  Из того, что по дороге успела рассказать Виолетта, складывался сценарий фантастического фильма, но никак не рациональное объяснение. Итак, все эти заполонившие разваливающийся отель уроды были слугами Танатоса - хтонического бога смерти... но только не из греческой мифологии, а из параллельного измерения. Когда-то Мать Сущего создала ангелов, чтобы те заботились о человечестве во время её долгого сна. Танатос был повержен во время Первой Великой Войны и изгнан, а между двумя пространствами естественную границу многократно усилили. Обитатели мира мёртвых не смели показываться на Земле, но ровно до той поры, пока творца Шассу не постигла беда, равно как и весь Эдем. С той поры завеса между Аидом и подлунным миром становилась всё тоньше и тоньше; оттого в определённые дни при определённых обстоятельствах чудовища могут проникать в мир людей и убивать, воскрешать умерших больше нельзя. Есть ещё химеры - громадные создания, веками спящие во владениях Танатоса; они навевают смертным кошмары и мысли о самоубийстве. Самые старшие из химер настолько сильны, что, накопив определённое количество энергии, могут прорываться на Землю вместе с окружающей их относительно небольшой областью Аида. Именно такая сущность подавила сознание Виолетты, когда она и Клауд оказались в зоне поражения.
  Танатос, паразит, занявший тело Шассы Офери, и Сатана, правящий Адом, - все они охотятся на Нэйтан: она - единственный оставшийся первозданным ангел и по совместительству - единственное существо, силы которого хватит на создание стабильных врат между мирами. Настолько больших, что можно провести целую армию.
  От такого объяснения музыканта едва не кипел.
  - Виолетта... Это получается, что Ал - тоже ангел? Или он на самом деле не твой брат? - шёпотом спросил Эбони, когда они пробирались к стоянке.
  - Ещё как мой. Только он - падший ангел. Падший - это тот, кто был низвергнут и лишён большей части своих ангельских возможностей.
  - А...
  Клауд умолк на полуслове, поскольку девушка резко оттолкнула его назад, к стене. В следующий миг всё завертелось бешеным круговоротом очередного сражения.
  Противостояло ангелу то, что Эбони, не будь он объят ужасом, непременно соотнёс бы со Сциллой, описываемой Гомером: громоздкое мускулистое тело, покрытое косматой шерстью, удерживалось на двенадцати лапах, из массивного туловища вырастали сразу шесть длинных гибких шей, увенчанных разверстыми клыкастыми ртами, довершал катастрофу длинный хвост с шипом на конце. Клауд не заметил у существа ничего похожего на зрительные органы, а потому предположил, что оно ориентируется на слух или тепловое излучение. Так или иначе, но Виолетту оно атаковало с завидной точностью.
  Первая очередь скосила две головы, повредила первое плечо сциллы и разъярила её. С лающим рёвом, от которого вполне можно было оглохнуть, уродина разом ударила оставшимися пастями. Вся мощь этого броска пришлась на выставленный девушкой щит. Его мерцающая поверхность осталась спокойной, но Виолетта под натиском сделала два шага назад и чуть присела. В то время как две головы с силой давили на щит, заставив девушку держать оборону, оставшиеся с яростным упорством продолжали обрушиваться на него.
  Нэйтан глухо вздохнула, шустро отпрянула назад и вправо, уходя от летящего к ней хвостового шипа. Сцилла провалиться в собственную атаку, теряя равновесие. Да, двенадцать лап делали чудовище устойчивым, но мало помогали против инерции, свойственной для такого тяжёлого создания. Выпрямившись и развернувшись, ангел снова вскинула оружие. Казалось, сейчас бой завершится, но в тот самый момент, как прогремели первые выстрелы, хвостовой шип твари достал девушку.
  Виолетта отлетела далеко в сторону и, проломив спиной стену, рухнула на пол вместе с многочисленными обломками. Сцилла стремительно приближалась, громко рыча. Бывшая на виду у барабанщика рука Ви слабо шевельнулась и сжалась в кулак, чтобы резко полоснуть по одной из шей подбежавшей твари призванным откуда-то из воздуха (хотя клавишница назвала это "из пятого измерения" или "из межпространства") мечом.
  Сцилла бесновалась и напирала так, что скорый конец Виолетты выглядел неизбежным: здоровенные лапищи прижимали девушку к полу. В этот момент страх за жизнь любимой пересилил страх за свою собственную и указания Нэйтан по поводу не соваться к монстрам. Подхватив увесистый камень, мужчина швырнул его в спину твари:
  - Я здесь!
  Он приблизился и бросил ещё один:
  - Иди сюда, сука!
  Сцилла была не самым умным существом, а потому развернулась и понеслась на Эбони.
  Клауд удирал без оглядки, ощущая на своём затылке обжигающее зловонное дыхание. Выдумка давно умершего грека настигала его. Эбони приготовился к тому, что сейчас ему в спину вцепится зубастая пасть. Снова по первому этажу раскатисто рявкнул пистолет-пулемёт, сцилла заверещала от боли. Она начала разворачиваться, но здесь, в одном из узких коридоров в который забежал человек, это было нелегко. Трещала и сыпалась кладка, замедляя движения чудовища и лишая его шанса на победу.
   - На пол! - расправив крылья, над сциллой взвилась Виолетта, вскинувшая пистолет-пулемёт . Монстр ревел, кровь хлестала потоками, одна за другой падали головы.
  Эбони сам не понял, как успел увернуться от очередного куска сциллы и очутился на полу. Тварь начала заваливаться на бок; человек уже было попрощался с жизнью, когда снова раздался шелест крыльев. Чьи-то руки подхватили его за плечи. Виолетта.
  - Я же говорила тебе не лезть! - девушка мягко приземлилась, поставив мужчину на ноги.
  - Но она бы тебя убила! - ответил Эбони, развернувшись к ангелу.
  - Я бы справилась! Меня создали для того, чтобы уничтожать слуг Танатоса. Пойдём скорее, - она потянула его за руку. - Мы почти пришли.
  Через десять минут пути и шесть застреленных умертвий человек и ангел оказались в гараже рядом с "Лэнд Крузером". После того, как Эбони уселся в водительское кресло, Виолетта осмотрелась ещё раз и, убедившись, что врагов поблизости нет, отозвала броню, оказавшись в привычной Клауду одежде и без крыльев - если не считать меч, по-прежнему поблёскивавший в её правой руке. Усевшись на пассажирском сидении, она надрезала себе левое запястье.
  - Что ты делаешь?! - оторопел барабанщик.
  - Создаю безопасное укрытие, - отозвалась Нэйтан, макая указательный палец правой руки в тёмно-красную кровь и рисуя на лобовом стекле какие-то знаки.
  - Этими... иероглифами?
  - Это - символы кода Божественного Волеизъявления.
  Мужчина удивлённо уставился на клавишницу, только отдалённо догадываясь о смысле и принципе работы упомянутого волеизъявления.
  - Кодом в полной мере пользуется только божество, поскольку на большую часть символов требуются колоссальные энергозатраты. Старшими символами могут пользоваться серафимы и херувимы, но вот Великие символы им неподвластны. Младшими символами способны оперировать архангелы и ангелы; старшим и Великим ангелов вроде меня просто не обучают. Это смертельно опасно для существ с таким относительно невысоким уровнем энергии. Конечно, этот меньший алфавит не даёт возможность развоплотить химеру, отделить душу демонического князя от его тела или осуществлять сложные манипуляции с материей. Но вот уничтожить мелкую нечисть, отпугнуть умертвий, сцилл, ламий, сотворить на короткое время эфирный щит или ещё что-то простое - возможно.
  Эбони кивнул и умолк, переваривая полученную информацию. Ви продолжала рисовать вязь Божественного кода, переместившись к боковым стёклам.
  - И ты в совершенстве владеешь младшими символами?
  - Нет, - ангел мотнула головой. - Моё обучение было в начальной стадии, когда грянула Последняя война. Во время боевых действий я старалась продолжить учёбу, но успела освоить гораздо меньше, чем положено знать. А там, куда я бежала, спасаясь от предателей, узнать про символы было не у кого.
  - Я не хочу, чтобы ты вышла одна против всех этих чудовищ, Ви.
  - Это самый практичный вариант. Я не смогу сражаться в полную силу и вызволить хоть кого-то из случайно попавших сюда людей, потому как буду занята исключительно твоей защитой. Тут нет монстров сильнее, чем сциллы или грендели - если не считать химеру. Но у химеры только одна приоритетная цель - это я. Здесь, под охраной младших символов и крови, ты будешь в безопасности. Я вернусь, когда справлюсь.
  Нэйтан закончила выводить очередную непонятную закорюку. Простым прикосновением к свежей ране уняв кровь, она собралась уходить. Эбони почти не изумился, когда в исходящем от ладони Виолетты серебряном свечении порез с поразительной быстротой затянулся.
  - Подожди, - Клауд притянул к себе ангела и поцеловал её. Ощущая сквозь одежду тепло её изящного тела, мужчина никак не мог увязать у себя в голове, как она носит доспех, массивное оружие и швыряет через себя умертвий. - Пообещай мне, что будешь осторожна. Если ты не вернёшься к утру, я, чёрт возьми, отправлюсь тебя искать.
  - Мы выживем, - Нэйтан погладила мужчину по разметавшимся волосам и коснулась губами его виска. - Я тебе обещаю.
  Отстранившись, девушка вышла из автомобиля и, захлопнув дверцу, быстро скрылась за углом. По слабому серебряному всполоху Эбони мог догадаться, что она снова облачилась в броню. Тяжело вздохнув, он опустил голову на руль и прикрыл глаза. Как осмыслить и принять случившееся?
  Он играл в группе, тексты песен которой были наполнены повествованиями об ангелах, демонах и прочих мистических существах, но воспринимал всё это не серьёзнее, чем детские сказки или фантастический фильм. В материальной вселенной Клауда Эбони всё зависело от людей и их поступков, а не от богов, духов или чертей. Да, читать мифы древних цивилизаций и средневековые опусы по демонологии было увлекательно. Но верить во всю эту чепуху в двадцать первом-то веке? Дурость же! Беды случаются по вине людской безалаберности, жестокости или глупости, но никак не вследствие одержимости или происков ведьм. Эбони понимал это очень хорошо и суевериям подвержен не был: жизнь заставила его рано повзрослеть и научиться полагаться только на собственные силы. Кто виноват в том, что его родители стали жертвами террористического акта? Дьявол? Колдунья? Снежный человек? Ни разу. Люди, самые обычные люди - пусть и одурманенные религиозными предрассудками - устроили взрыв. Не из-за одержимости, не под властью заклятья, нет. Единственной причиной было их тёмное, жуткое заблуждение о каком-то там боге, требующем войны с "неверными". И, пожалуй, деньги, поскольку любая война приносит определённым лицам прибыль. Но при чём тут некие сверхъестественные силы?
  Да при то же, что, скажем, черепаха. Потому в мире, в котором обитал Эбони, места всем этим иисусам-аллахам-кетцалькоатлям не было. Клауд ненавидел религию во всех её проявлениях, и ненависть эта не только отражалась в его творчестве, но и помогала ему выживать - с самого момента трагедии, погубившей его семью. Он пережил приют, не скатился по наклонной, получил образование и освоил ударные только благодаря упорству и старанию. Люди, люди и их стремления - вот двигатель истории, а не глупая Библия или Коран.
  Люди... и нелюди тоже. Совсем рядом - так, что можно прикоснуться - другая реальность. Эдем, Ад, Аид... Ангелы, демоны, боги... Правда, никто не требует никакого поклонения. Все они просто существуют. Существуют...
  Мог ли он предположить, что Аластэл - курящий по пачке сигарет в день, неустанно таскающий в койку девок, витиевато ругающийся, циничный Аластэл - падший ангел? Падший - само собой разумеется. Клауд, в конце концов, сам тоже не был пуританином. Но вот ангел... Да ни в коем случае! А Виолетта? Конечно, красивая, но неизбалованная девушка с хорошим характером была сущим ангелом - но в переносном, а не в прямом смысле! За всё время, что мужчина был близок с ней, он ни единожды не заподозрил её сверхчеловеческой сути. Да сколько же их - этих несказочных существ - бродит по планете?
  Эбони поднял голову и откинулся в кресле.
  И что теперь делать? Да, он отныне знает, что брат и сестра к человеческому роду никакого отношения не имеют. Но изменилось ли что-то на самом деле? Что, крылья у Ви появились пять минут назад? Или их наличие необратимо делает его любимую кем-то другим? Нет же. Виолетта была тем, кем есть, когда Клауд её впервые увидел на пороге студии. И когда они месяцев пять спустя после знакомства пошли на концерт вместе. И когда он рассказал ей, что совершенно ею очарован. И вообще всегда.
  - К чёрту. Нахер всё, - Эбони повернул ключ зажигания. Ну, есть у его девушки крылья. И что? Да хоть кошачьи усы, лапы и хвост! Разве это важно? Важно, что Виолетта задерживается. Часы, телефоны и плееры в этом странном месте не работают. Понять, какое на дворе время суток после срыва покровов, тоже нельзя. Необдуманно было называть время явки там, где времени нет. Как долго он ждёт ангела? Час? Два? Или целый день? А может, всего пару минут? Так или иначе, но ожидание стало невыносимым. Да, Ви говорила, что машину лучше не покидать. Но транспорт, к счастью, на ходу, а потому для того, чтобы выбраться из вшивого отеля, выбираться из авто совсем необязательно.
  
  ***
  Даже если ты - самый настоящий ангел, ты не сможешь спасти всех. Виолетта это прекрасно понимала, но понимание не приносило облегчения. Сосредоточившись, она притаилась в укромном переулке и прислушивалась, стараясь уловить человеческие ауры тех, кто выжил среди тлена и смерти. Всего-навсего пять или шесть энергетических следов, принадлежащих живым людям. Не считая Клауда. "Или" - из-за того, что один из следов выглядит так, будто его обладатель тяжело ранен. Он может не дожить до того, как Нэйтан к нему доберётся.
  Клавишница пряталась совсем недолго, но вокруг уже прибавилось нежити: слуги Танатоса не могли чувствовать её ауру из-за медальона, но чувствовали запах. Интересно, как её вычислила химера? Или прорыв границы миров именно в этом месте и в это время всё же был случайным? Ведь Ви не снимала маскирующее её энергетический отпечаток украшение и была очень осторожна.
  Проверив оружие, девушка высунулась из своего укрытия. Её цель находилась метрах в пятидесяти на юг. Не стоило даже мечтать о том, чтобы пройти эти несчастные метры незаметно. Приметив пару гренделей - громадных, похожих на вековые деревья, нескладных - в нескольких десятках шагов от себя, занятых поеданием растерзанного тела какого-то несчастного, ангел тихо пересекла улицу, прячась за остовами автомобилей и грудами мусора. Нет смысла привлекать к себе внимания больше, чем уже есть. В конце концов, боезапас у неё ограниченный, а чудовищ в городе - несметные полчища.
  Финт с гренделями удался, но на полпути к нуждающимся в спасении людям ситуация радикально изменилась. Увы, гарпии, в отличие от гренделей, куда более внимательны. Три крикливые, уродливые твари, доедавшие очередного бедолагу, встрепенулись, заметив приближающегося ангела. С рвущими барабанные перепонки воплями они взвились в воздух и устремились к Нэйтан, растопырив когтистые лапы.
  Виолетта, передвигавшаяся пешком, чтобы быть менее заметной, невысоко взлетев, понеслась навстречу чудовищам. Ей нельзя было тратить время, когда от её быстроты зависели чьи-то жизни. Девушка ставила своей целью расправиться с гарпиями как можно скорее.
  Стая, по-видимому, не ожидала такого прямолинейного и агрессивного маневра от бывшего в меньшинстве противника: жуткие гибриды хищных птиц и человеческих женщин понесли потери при первом же столкновении. Одна из гарпий, лишившись крыла, рухнула на асфальт. Вторую ангел смела собственной массой, хорошенько разогнавшись в полёте. Удар о стену ближайшего здания на миг дезориентировал монстра. Клавишница, ни секундой не медля, вцепилась рукой в когтистой перчатке в горло гарпии.
  С клёкотом, похожим на орлиный, оставшаяся тварь спикировала на девушку. Птичьи лапы сомкнулись на её плечах, а кривой острый клюв готов был обрушиться на шлем Виолетты. Нэйтан пригнула голову, замахнулась клинком. Ауритовое лезвие легко рассекло и плотную ороговевшую кожу, и сухожилия, и кости. Заливая кровью броню беглой дочери Эдема, гарпия теряла высоту. Она уже не мечтала о лёгкой добыче, но ангел щадить чудовище не собиралась. Разрубив его, Виолетта опустилась на тротуар, где корчилась самая первая вестница северного ветра. Отрубив ей голову, ангел поспешила к убежищу смертных. Как хорошо, что выжившие собрались вместе, и ей не придётся носиться по мёртвому городу, одновременно обороняя одних и выискивая других. Всего-то нужно, что найти спасённых транспорт да вывести их из этого филиала Аида на Земле.
  Спустившись вниз по улице, Виолетта ещё раз прислушалась к многообразию сквозящих повсюду аур, а потом нырнула в подворотню, избежав столкновения с очередной сциллой. Оттуда, перелетев через сетчатое ограждение, она поспешила к полуразрушенному высотному зданию, об изначальном предназначении которого можно было только догадываться.
  Войдя в просторный вестибюль, Нэйтан уверенно проследовала вглубь помещений, пока не наткнулась на лестницу, ведущую в подвал. Осмотревшись и не заподозрив признаков присутствия нежити, девушка свернула налево. Подойдя к двери, табличка на которой из-за времени стала нечитаемой, она повернула ручку. Та не поддавалась. Клавишница нахмурилась под опущенным забралом и на миг замерла. Не придумав ничего лучше, ангел высадила дверь и очутилась в заваленной всяческой рухлядью большой комнате. Встречали её очень бурно и радостно: коренастый среднего роста парень с криком - не то гневным, не то испуганным - попытался ударить девушку прелым стулом. Увернувшись от прогнившего предмета мебели, Виолетта поймала за руку второго героя - высокого светловолосого мужчину, вооружившегося ржавой трубой.
  - Стойте!
  Смертные, оторопев, застыли на месте. Они смотрели на вторгнувшуюся в их убежище крылатую особу со страхом и недоумением, решив, по-видимому, что найдены одним из разгуливающих в округе ужасом. Ви слышала, как сердца людей отбивают бешеный ритм.
  - Я здесь для того, чтобы вас вывести.
  - Да? - недоверчиво спросил коренастый, опасливо отступая на два шага назад.
  Она утвердительно кивнула, отпуская блондина.
  - Я - ангел. Я не причиню никому вреда.
  В повисшей тишине две пары глаз таращились на мерцавшую беловатым светом фигуру, закованную в латы.
  - И я могу вылечить вашего раненого. Но нам надо спешить. Я видела поблизости сциллу.
  - Откуда ты знаешь про Стива?
  - Я его чувствую, - раздалось из-под шлема.
  - Сцилла - это дрянь, похожая на дерево? - откуда-то из-за нагромождений мебели донёсся взволнованный женский голос.
  - Нет, то был грендель, - покачала головой Нэйтан. -А сцилла -чудовище с шестью головами. Так вы позволите мне осмотреть пострадавшего?
  - Рик, пусть глянет, - заговорил мастер боевого обращения с трубой. - Если есть все эти сраные монстры, почему не быть ангелу, а? Ведь она, приспичь ей нас сожрать или убить, давно бы сожрала или убила. Силища у неё немереная!
  Тот, кого назвали Риком, пожал плечами и махнул рукой в сторону, испытывая, как и его товарищ, какое-то необъяснимое, возникшее совершенно внезапно расположение к странному созданию:
  - Чёрт с тобой, Мартин.
   Виолетта поспешила за груду барахла. Там над державшимся за живот парнем сидели молодая женщина и пожилой мужчина. В углу жался мальчик лет четырнадцати.
  - Можно мне взглянуть? - Нэйтан опустилась рядом со Стивом. Разодранный левый бок выглядел донельзя скверно. Чёрные струпья вокруг глубокой рваной раны выдавали работу гренделя, но заражение, к счастью, не приобрело необратимого течения.
  - Пожалуйста, отойдите, - попросила девушка. Поражённые люди послушно отодвинулись. Ангел возложила ладони на повреждённый живот жертвы гренделя, белый свет хлынул с её пальцев. Сначала как будто ничего не происходило; но вот струпья побледнели и исчезли, а края раны медленно сомкнулись, не оставив даже шрама.
  - Господи, спасибо тебе! - прошептал старик. - Ангел, истинный ангел!
  Считавшие себя приговорёнными к страшной смерти переглядывались и перешёптывались, называя увиденное чудом, а после начали опускаться на колени, молитвенно складывая руки.
  - Не надо. Ни мне, ни Матери Сущего не нужны молитвы, жертвы, благодарности. Лучше поспешим покинуть это место, - Виолетта встала, подхватив на руки только что излеченного.
  - Ваш друг какое-то время будет спать. Я понесу его. Но вы, - она кивнула в сторону Рика и Мартина, - должны будете готовы принять его у меня в случае опасности. Я буду защищать вас, пока не выведу из города.
  Воспрянувшие духом смертные торопливо следовали за нежданной спасительницей, оглядываясь по сторонам. И в глазах, прежде казавшихся пустыми из-за безысходности и ужаса, зажёгся огонь надежды.
  
  ***
  Прежде, чем ангел и шесть смертных нашли бывший на ходу автомобиль, миновало примерно три четверти часа, запомнившиеся двумя нападениями. Впрочем, Виолетта особо не сетовала: досаждали умертвия да ламии. В обоих случаях она сумела разделаться с чудищами, не потеряв никого из своих новоявленных подопечных. Те слушались её во всём, не разбредаясь, исправно подхватывая находившегося без сознания молодого мужчину, когда Нэйтан требовалось вступить в бой.
  Самая сложная часть затеи была выполнена; ангел стояла с оружием наизготовку, пока люди усаживались в серебристый "Форд Мустанг".
  - У нас нет ключей, ангел, - пожаловался Мартин, роясь в отделении для перчаток.
  - Это не проблема, - раньше Виолетта не использовала символы кода Божественного Волеизъявления для того, чтобы завести машину, но не сомневалась, что справится. Склонившись над приборной панелью, она несколько секунд пребывала в раздумьях. Затем когтем прочертила несколько линий, сложившихся в знак. Тот вспыхнул и исчез. Секунду спустя послышалось урчание подавшего признаки жизни мотора.
  - Спасибо тебе за всё, - мальчишка впервые за всё время заговорил, и его слова подхватили остальные.
  Ви улыбнулась под металлической пластиной забрала.
  - Следуйте за мной, - Нэйтан захлопнула дверцу и расправила крылья.
  Впереди в низком бреющем полёте неслась Виолетта, вооружённая мечом и пистолетом-пулемётом. "Форд Мустанг" привлекал к себе внимание, как энергетические отпечатки сидящих в нём шести человек, а потому она не видела смысла скрываться. Чем быстрее смертные окажутся вне пределов вырванного из своего пространства куска царства мёртвых, тем будет лучше для всех.
  Процессия уже обзавелась шлейфом погони, но ситуация оставалась управляемой. Нэйтан не жалела патронов, и безобразные трупы один за другим падали на асфальт, оставляя лужи бледного грязно-зелёного или чёрного зловонного ихора.
  Ангел хотела было перевести дух, сочтя, что их путь больше ничем не осложнится; до злосчастного щита с вытертой надписью "Ждём вас снова!", за которым плотность энергий, характерных для Аида, резко падала, оставалось не более пары сотен метров. Чаяния покинуть злосчастный город без последствий рухнули, когда впереди показались громадные очертаний пяти гренделей. Ви опустилась совсем низко и легонько стукнула в боковое стекло. Мартин тот час опустил его.
  - Не сбавляй скорость и никуда не сворачивай. Мы пойдём на прорыв. Когда я устраню первого, ты должен успеть проехать. Как только пересечёшь черту города, можешь считать, что ты и твои спутники в безопасности. Но не останавливайся ещё километров пятнадцать - это будет пограничная зона между миром живых и миров нежити, - она говорила негромко, но человек как-то слышал её голос сквозь шум ветра и рык мотора.
  - Как мы можем отблагодарить тебя? - выкрикнул Рик, сидевший в переднем пассажирском кресле.
  - Просто выживите, - она резко подалась вперёд. Мартин видел, как она врезалась в похожую на дерево тушу, а та, покачнувшись, начала заваливаться. Дальнейшее походило на сон: выжимая из автомобиля максимум возможной скорости, они миновали монстров. Виолетта уже встала на ноги и вытащила меч из туши гренделя. Его собратья собрались было разделиться, чтобы достичь двух целей, но гренделям, несущимся за "Фордом", пришлось притормозить: Виолетта ушла от своих преследователей. Сменив меч на второй пистолет-пулемёт, она палила в них из двух стволов. Драгоценные секунды были потеряны, поскольку смертные оказались вне владений мёртвых. Вся ярость гренделей обрушилась на беглого ангела.
  Первому оказалось достаточно полученной порции испещрённого рунами свинца - он нелепо загрёб лапами, упал наземь, оставшись лежать неподвижно. Второй оказался проворнее; прыгнув на арочный свод, украшавший одно из ближайших зданий, он оттуда обрушился на Виолетту, сбив её на асфальт. Оружие выпало из когтистых пальцев, но сжатая в кулак рука резко вскинулась к боку чудовища. Блеснула нестерпимо ярко бледно-зелёная вспышка; опалённое ей колоссальное тело монстра почти полностью испарилось.
  Отпрянув в сторону от удара циклопической лапы одной из оставшихся тварей, Нэйтан оказалась прямо перед бегущим на неё вторым гренделем. К его вящему удивлению девушка осталась недвижима; с неожиданной силой она перехватила конечность чудовища и, чуть присев, швырнула его через себя на его сородича. Сорвавшись с места, Ви подхватила утерянное оружие. Развернувшись, она вскинула оба пистолета-пулемёта и открыла огонь.
  Когда чудища перестали шевелиться, она прислонилась спиной к стене, укрывшись за ближайшим зданием. Виолетта очень, очень устала. Выдерживать темп сражения ей становилось всё труднее. Аура химеры давила на неё: чем сильнее она становилась, тем хуже себя чувствовала Нэйтан. Увы, во времена могущества Эдема рядовым ангелам не приходилось противостоять таким опасным существам в одиночку. Передохнув пару минут, клавишница взглянула на камень в своей перчатке. Тот равномерно пульсировал, восстанавливая заряд.
  Ви взлетела, взяв направление к покинутому отелю, в котором она оставила Клауда. Осталось совсем мало до того момента, как сон химеры достигнет максимальной глубины, а сама она материализуется где-то рядом. Нэйтан хотела бы, чтобы в этот момент её и её мужчины здесь не было. А потом химера проснётся. Всё пройдёт.
  
  ***
  Не так далеко оставалось до развалин "Иттиса", когда умопомрачительно громкий утробный вой потряс всю округу, вспугнув гарпий, устроившихся на крыше полуразрушенного театра. Виолетта невольно поморщилась. Для неё сей звук был дурным предзнаменованием, поскольку означал явление химеры.
  Земля в нескольких десятках метров от девушки вспучилась. Здания рушились, будто карточные домики, хороня под своими обломками ламий и прочую нежить помельче. С поразительной быстротой из тёмного провала возникло большое червеобразное тело - столь чёрное, что даже бездна Тартара казалась в сравнении с ним более жизнерадостной. Химера смотрела на подлунный мир множеством красных глаз, самый большой из которых помещался под разверстой для очередного страшного вопля пастью. Множество тонких рваных отростков, напоминавших паучьи лапы формой, выходили из её спины, непрерывно колыхаясь, ощупывая всё, до чего могли только дотянуться.
  Нэйтан попыталась уйти незамеченной, но несколько зрачков уже сфокусировали на ней свой взгляд. Щупальца, вспоров воздух и подняв тучи пыли, устремились к ангелу.
  Ви пришлось обороняться. По правде говоря, положение её было из категории хуже некуда: нечего было думать противопоставлять в поединке один на один ангела тринадцатого поколения в доспехе-прототипе и могучую химеру, только что прорвавшуюся из Аида.
  Вот пара щупов опутала ноги Виолетты, подтягивая её ко рту монстра. Изогнувшись, ангел клинком отсекла остальные, устремившиеся было к её рукам, а затем высвободила ноги. Ничем более не удерживаемая, она отлетела подальше, проскакивая между раскинутыми чудищем конечностями. Отступая, девушка то отстреливалась, то пускала в ход меч, когда щупальца монстра оказывались совсем близко. Количества пуль, попавших в вязкое тело химеры, хватило бы для полного упокоения двух десятков гренделей. Но жуткое существо, обитающее на границе яви и сна, накопило за многие сотни лет столь большую силу, что выдерживало руны кода, начертанные на пулях.
  Что можно было сделать против чудовища, которому нипочём ни ауритовый клинок, ни пули? Открыть врата в Аид прямо под мерзкой тушей химеры, чтобы та провалилась прямёхонько туда, откуда вылезла? Но что, если на это рассчитывает король мира мёртвых? Тогда Виолетта не только не избавится от одного монстра, но пустит на Землю полчища ему подобных, тем самым сделав то, чего так страстно желает Танатос.
  Чудовищу же, в свою очередь, порядком надоело тягаться со слишком ловким противником лоб в лоб. Что такое вмятины на броне ангела, если ту надлежало захватить и доставить в угодья немёртвых? Огласив округу жутким рёвом, монстр всплеснул щупами, точно кнутами. Под их неукротимым натиском рушились здания, трескался асфальт, ломались фонарные столбы. Нэйтан едва ориентировалась в этом хаосе обломков, грозившем смести её и похоронить в своём тёмном нутре. Всё, что ей оставалось - это бежать; убрав оружие в межпространство, краткими перебежками или перелётами девушка с попеременным успехом спасалась от туч строительного мусора, от стегающих щупалец. Это не могло продолжаться долго: наконец, один из массивных бетонных блоков врезался в Виолетту, сбив её.
  Ви не успела опомниться, как сверху обрушилось что-то ещё, погребя её под своей огромной массой.
  
  ***
  Клауд понимал, что рядом с химерой (а кем ещё могло быть самое большое из всех виденных им чудищ?) и размахом учинённого ею разрушения он - что червь пред ликом Апокалипсиса. Но, раз тварь, охотившаяся за ангелом, ныне находится здесь, то его Виолетта тоже должна быть рядом. Эбони не представлял, как помочь клавишнице, но уйти тоже не мог. Он, приникнув к боковому стеклу, пытался увидеть девушку сквозь пыльную завесу.
  Совсем недалеко - метрах в десяти - задвигались обломки. Через несколько секунд это нагромождение расползлось, как если бы кто-то прорывался с нечеловеческим усилием наружу. Мужчина увидел свою возлюбленную. Та выпрямилась в своём покорёженном доспехе, как-то неестественно свесив правую руку, а крылья за её спиной были алы от крови; сквозь перья и обрывки плоти выпирали белые обломки костей. Стоило предположить, что такой ущерб был нанесён не столько камнем, сколько конечностями химеры.
  Задохнувшись от ужаса, Эбони выскочил из "Лэнд Крузера". Да, он не мог защитить Виолетту от такого врага, но должен был увести её отсюда как можно дальше. Не чуя под собой ног, он добежал к ангелу, подставив ей плечо, чтобы она могла опереться на него.
  - Т-ты... с ума сошёл? - едва слышным, вымученным голосом произнесла девушка. Клауд готов был поклясться, что в нём слышатся слёзы. Страшно было представить, какую боль испытывает Виолетта, получившая эти жуткие раны.
  - И давно, - буркнул Эбони. - Держись, милая. Ещё немного.
  Уже знакомый вой раздался рядом. Клауд инстинктивно обернулся. Виолетта тоже обернулась; нависая над двумя маленькими в сравнении с ней фигурками, в нескольких шагах от них высилась химера, подобравшаяся с невообразимой для существа таких размеров бесшумностью. Самый большой её глаз - он же её ядро и, выражаясь образно, её сердце - ярко пульсировал, напоминая этим кристалл в перчатке Ви, когда тот работал в режиме излучателя.
  В ситуации, казавшейся абсолютно безнадёжной, девушка приняла единственно верное решение - выставила вперёд вытянутую левую руку, активировав энергетический щит за секунду до того, как всё потонуло в красной вспышке.
  
  ***
  Какое-то время Виолетта ничего не видела, не слышала, не ощущала. Оглушённая, она неподвижно лежала на спине среди обломков, точно мёртвая. Сознание возвращалось к ней медленно, малыми частями: сначала появилось онемение в левой руке, потом боль, соперничающая с болью в руке правой. Миг спустя о себе напомнили поломанные крылья. Затем было осознание собственного дыхания, сопровождавшееся острым уколом под рёбра. Ангел не успела ни подумать о своих повреждениях, ни предпринять попытку встать, а во внутреннем динамике шлема уже звучал холодный спокойный голос:
  - Обнаружены множественные повреждения корпуса, плечевых сегментов брони. Запуск энергетического щита невозможен. Запуск энергетического щита невозможен...
  - Причина невозможности запуска? - мысленно спросила клавишница, едва не проваливаясь в забытие снова.
  - Аварийное отключение системы.
  Нэйтан закрыла и открыла глаза:
  - Причина отключения?
  - Перегрузка основной нейроцепи.
  Девушка всхлипнула и постаралась сосредоточиться на ментальном диалоге с искусственным интеллектом брони.
  - Состояние?
  - Основная нейроцепь выведена из строя. Перезапуск невозможен.
  - Резервная нейроцепь?
  - Перегрузка резервной нейроцепи. Возможен перезапуск после восстановления системы. Запустить восстановление системы?
  - Да.
  - Произвести активацию энергетического щита после восстановления системы?
  - Нет. Начать зарядку излучателя "Сияние Алголь".
  - Команда принята. Запуск восстановления системы. Оценка времени восстановления системы. До окончания восстановления системы осталось семь минут сорок четыре секунды...
  Виолетта болезненно вздохнула. Семи минут у неё не было. Не было даже двух.
  - Ви, Ви, очнись! - Клауд склонялся над ней совсем близко. Щит и доспех спасли ей жизнь, но энергетический удар химеры всё же нанёс вред.
  - Н-не могу пошевелиться... - слабо шепнула Нэйтан. - Клауд, уходи. Я не смогу... тебя защитить.
  - Ты уже сделала это, - он кое-как поднял девушку и, ухватив её под грудью, потащил прочь как можно аккуратнее. Клавишница отозвала всё, что отличало её от смертной, в пятое измерение. Эбони, больше не испытывая неудобств от большой тяжести доспеха, равно как от громоздких повреждённых крыльев, подхватил Нэйтан на руки. К его вящей радости, химера была медлительна. Орудие, циклопическим красным глазом горевшее у неё под пастью, слабо мерцало. Считая, что едва живая Виолетта и её смертный компаньон не денутся, чудовище изрядно угомонилось.
  - Она не даст мне уйти... пойми. Она перестала атаковать... только потому, что ей велено... доставить меня живой. Она понимает, что для нас... всё кончено.
  - А я не отдам тебя ей, - упрямо процедил музыкант, глядя, как рана на плече девушки медленно заживает. Он спешил затеряться посреди руин.
  - Как ты? Когда, - он на секунду умолк, стараясь подобрать слова для такого непривычного явления, - твои крылья не видно... тебе больно?
  Она поморщилась и кивнула.
  - Послушай. До машины недалеко. У меня есть предложение, - он выглянул за угол и тот час спрятался вновь. Эбони прислонился спиной к стене и удобнее перехватил девушку. Осознание того, как мало он может помочь ей, приносило страдание. - Мы доберёмся до неё. И постараемся уехать.
  - Не получится. Она... будет преследовать. Настигнет... нас, - слабо шевельнулась Ви. - У меня... замысел лучше.
  - Какой?
  - Просто... не сопротивляйся.
  Это случилось прежде, чем мужчина успел что-либо понять. Взметнулись чёрные щупальца, и ангел была вырвана из его рук, а сам он - отброшен в сторону.
  
  ***
  Она снова призвала доспех, но не спешила вырывать из межпространства ни меч, ни пистолеты-пулемёты. Безвольно повиснув в уносящих её щупах, Ви слушала лишённый эмоций голос:
  - "Сияние Алголь". Статус: функционирование на резервной нейроцепи. Работа в режиме излучателя будет возможна через десять... девять... восемь...
  Ангелу оставалось уповать на то, что химера не заметит равномерного сияния кристалла. И на то, что орудие будет заряжено до того, как чудовище поглотит её.
  - ...одну секунду. Излучатель полностью заряжен.
  Находясь почти у самого рта химеры, Виолетта материализовала свои изломанные крылья. Взмахнув ими и взвыв от боли, она придала себе необходимое ускорение. Тварь слишком поздно поняла смысл такого рывка. Вложив последние силы в удар, девушка погрузила руку в ядро существа по самый локоть и мысленно отдала одну-единственную команду.
  Широкий бледно-зелёный луч пробил громоздкое тело насквозь. Химера издала пронзительный вопль и растеклась большой вязкой лужей, выпустив ангела. Неуклюже всплеснув крыльями, та упала вниз.
  
  ***
  Она очнулась, поскольку кто-то, сняв с неё шлем, гладил её по волосам. Было уже не так мучительно ощущать своё тело - регенерация делала своё дело, по-настоящему значительный дискомфорт причиняли лишь крылья. Виолетта открыла глаза, встретившись взглядом с Клаудом. Тот сидел рядом - бледный, с болезненным видом, но вполне живой.
  - Как ты? - мужчина склонился и поцеловал Нэйтан в висок.
  - Уже гораздо лучше. Я очень испугалась, когда химера оттолкнула тебя.
  - Я легко отделался, Ви. Кажется, сломал руку.
  - Дай-ка я взгляну, - ангел села и обнаружила, что вокруг нет никаких развалин. Редкий лес выглядел совершенно безобидно. Она не ощущала никакого постороннего присутствия. "Лэнд Крузер" стоял неподалёку - с высаженными боковыми стёклами, помятый.
  Ви приняла обычный человеческий вид, после чего принялась осматривать левое предплечье Эбони.
  - Ну как? Я буду жить?
  - И даже снова играть на ударных. Буквально прямо сейчас, - от пальцев девушки, касавшейся руки мужчины, лился мягкий беловатый свет. Эбони прислушивался к своим ощущениям, уже нисколько не удивляясь такому способу лечения закрытых переломов. Боль медленно растворялась в волнах тепла, струившихся от Ви, отёк спадал.
  - Вот так, - Виолетта устало улыбнулась.
  - Спасибо, - Клауд пошевелил рукой, будучи не в состоянии привыкнуть к столь скорому выздоровлению. - А теперь давай уберёмся отсюда. Я душу продам за удобную кровать и приличный ужин. Ты тоже - голову даю на отсечение. Можешь идти?
  Девушка кивнула. Он помог ей подняться и повёл её к машине.
  - Только поосторожнее с обменом души на провиант, - Ви, прищурившись, снова улыбнулась, - демоны ведь тоже существуют.
  - К чёрту бы их. И всех этих умертвий с гренделями и химерами. Мне, пожалуйста, одного совершенно конкретного ангела.
  
  
  


Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"