Эшли Марина: другие произведения.

Очи черные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Бабушкины истории", 2-е место КСИ (Конкурс Святочной Истории от журнала Фома), 1-е место конкурса "Рождественская звезда" 2011

  Поцелуй еще горел на губах. Наташка впорхнула в дом и замерла, как вкопанная. Бабушка приехала. Сейчас начнет читать морали.
  - Где была? - устало улыбнулась дочке мать.
  - С кем? - сдвинула брови бабушка.
  О! Она всегда подмечала больше остальных.
  С кем Наташка была... Ей давно уже казалось, что Колюня затягивает "Очи черные" ради ее темных глаз. Но верить боялась. И хотелось, мочи нет, и боялась.
  Пошла она с гулянки домой, а Колюня догнал.
  - Наташка! - а сам в глаза смотрит.
  Сердце и замерло. Знало оно, что произойдет. Так и случилось. Колюня обнял и поцеловал. Наташка, глупая, вырвалась и убежала. Слышала, как Колюня запел "Очи черные". Да таким звонким от счастья голосом, что она чуть назад не вернулась. Пошла домой. Зря.
  - Хотя, чего я спрашиваю, - гремела бабушка, - и так известно, с певуном этим. Нашла с кем! Чего глаза свои красивые таращишь, не разжалобишь.
  - Мы с ним поцеловаться еще не успели, а нас уже парой заделали? Ну и люди! - совсем не жалобно уставилась на бабушку Наташка.
  - Уж люди-то про тебя саму наперед все знают, - проворчала мама.
  Бабушка рукой на нее махнула и повернулась к Наташке.
  - Поцеловаться, говоришь, не успели? Вовремя я приехала! Пока ты в этого охламона не втюрилась по самые уши! - бабушка выразительно показала рукой, как глубоко могла утонуть в своей любви Наташка.
  - Вот что, Наталия. Я тебе жениха нашла. Хороший парень. И зажиточный.
  - Нет! - вскрикнула Наташка.
  - За бездельника этого хочешь? - поинтересовалась бабушка. - У него ни шиша. У тебя кот наплакал. Как жить будете?
  - Как-нибудь!
  - Да если б он хоть работящий был, - покачала головой бабушка. - Только песни петь умеет. Взрослый мужик, а все еще в Колюнях ходит, - съязвила она.
  Наташка стояла набычившись.
  - Тебе про мать подумать надо! И про братика, - увещевала ее бабушка. - И я обеднела, после моей смерти вам много не достанется. И сейчас тебе выделить ничего не могу.
  Наташка молчала. Бабушка завелась на свою любимую тему.
  - Хватит, я одну уже отпустила по любви! Так и помирала за ним. За своим пьяницей! Все приданое пропил, все по ветру пустил, вас нищими оставил! И по пьяни утонул.
  - Он не по пъяни, он на работе! - топнула ногой Наташка.
  - Это мать у тебя работает не покладая рук, а батька - пьяницею был, пьяницею и помер!
  Мать зарыдала.
  - Зато какая любовь была! А за матерью такие женихи убивались. Сейчас бы как царица жила и горя не знала, - не могла остановиться бабушка. - Дура я, что разрешила. Больше такой ошибки не сделаю.
  Наташка знала, чем ее пронять.
  - И были бы у тебя другие внуки, а не мы с Виталькой, - сверкнула она темными, как у отца, глазами.
  Мать улыбнулась сквозь слезы.
  - Это точно, - притихла слегка и бабушка, - За что покойнику благодарна, Царство ему Небесное, внуков мне народил. Только до ума не довел.
  Наташка пошла искать на улице братика, домой уже пора. А бабушка сейчас еще поругается, мать порыдает, потом они обнимутся и вместе поплачут об ихней доле.
  
  Утром ее встретил Колюня.
  - Чего бабка приехала? Правду говорят, что тебя сватают?
  Мать права, люди наперед все знают. А она уже и забыла, с какой новостью бабушка приехала.
  Наташка кивнула.
  - Вот такая наша судьба, - Колюня пошел себе по улице.
  Наташка побежала за ним:
  - Колюня, посватайся. Бабушка только ругается, а сама добрая. И мама добрая. Они меня за тебя отпустят.
  Он остановился, кудри свои рукою пригладил:
  - И позориться не буду, не отпустят. У меня в кармане вошь на аркане, у вас мышь с голоду повесилась. Эх, Наташка-Наташка.
  Он пошел и загорланил "Очи черные". С надрывом. Как, наверно, и полагалось их петь. Второй раз его догонять Наташка не стала. И так народ на улицу высыпал, хватит с них представления. А хотелось ему сказать, что ничего, проживут как-нибудь.
  
  - Нет, - помотала головой Наташка.
  Мама испуганно смотрела на бабушку.
  - Наталия, - сказала бабушка, - твой Колюня даже не посватался.
  - Вы б отказали. Чего ему позориться.
  - Гордый какой. А поговорить со мною? Прийти, посоветоваться? Я что, кусаюсь? - бабушка встала и разве что кулаком по столу не стукнула. - Все, девка, не дури. Не то у вас положение, чтоб женихами перебирать.
  - И что, Колюне лучше станет, если ты ему в лицо скажешь, почему меня за другого толкаешь? - и Наташка встала. - А неволить будете - я под венцом "нет" скажу.
  - Так не пойдет, жениха позорить я не дам.
  
  Не стала Наташка "нет" говорить. Посидела, посмотрела в окошко. Окинула взглядом бедную их обстановку в хате, мать, вернувшуюся с заработков. Еще не старая, а выглядит замученной и поблекшей. Виталька заскочил и обедать спросил. Вот если б Колюня пришел. Но он так и не посватался.
  
  В церкви было душно и тесно. Наташка чуть не сомлела. Она не помнила, говорила ли она "да", "нет", вообще говорила ли что-нибудь. Венец вот хорошо запомнила. Тяжелый, будто каменный. Голову он так к низу и клонил, и сжимал сильно, до боли.
  Девки загалдели. А! Наташка поняла, что им с женихом полотенце под ноги постлали. Раньше, на чужих венчаниях, ей тоже любопытно было, кто первый на полотенце наступит. Смешно же: тот головой в доме и будет, примета такая. А сейчас было все равно.
  
  Поехали гулять. За стол что-то долго не садились. Музыка, разговоры, бабы суетятся, накрывают. Наташку затормошили подружки, насилу вырвалась. Оглянулась. А который ее жених, Андрей? В церкви она его не рассмотрела. Кто-то из этих трех, разодетых, что гутарят. Один из них увидел, что она смотрит, подошел, вопросительно улыбаясь. Самый щуплый и неприметный.
  - Устала, Наташа? - дохнул бражкой. - Сейчас за стол уже сядем.
  Сам небольшой, а голос рокочущий, где только помещается.
  - Проголодалась? Съешь этот пирожок. Самый здесь вкусный.
  - Я знаю. Моя бабушка пекла.
  - Ну конечно, - он кивнул, улыбнулся и отошел.
  Наташка потихоньку выскользнула во двор и скормила пирожок собаке. Подружки ее хватились, со смехом вернули в дом.
  
  Андрея не видно и не слышно на свадьбе. Если только не отвечал кому, тогда голосом рокотал. Но он мало говорил, все больше кивал на поздравления да улыбался шуткам. А вот сестру его Татьянку нельзя было не заметить. Росточка небольшого, но до чего ж шумная, шустрая. Веселилась так от души, что можно было подумать, что это ее свадьба.
  
  Выпровадили последних гостей. "Молодые" пошли к себе. Наташка разделась, осталась в одной сорочке. Присела на краешек постели. Удивилась, какая у них громадная кровать. И пришло в голову, что не у них, а у нас. У нее мурашки по коже полезли в ожидании, что сейчас должно произойти. Андрей успел скинуть рубашку, хорошо, еще в портках был, ворвалась Татьянка. Обняла Наташку, прижалась щекой к щеке. Поцеловала смачно.
  - Вот уж не ожидала, что этот жук женится. Это все твоя бабушка. Сам бы Андрей ни за что.
  - Татьяна! - возмутился Андрей.
  - Ты зачем за него замуж вышла? Что ты в нем нашла? Он же скучный! - глаза у Татьянки смеялись, Наташка непроизвольно улыбнулась.
  - Мы с тобой подружимся? - спросила у нее Татьяна, тиская.
  - А ну брысь отсюда, - Андрей схватил сестру под мышки, оторвал от Наташки и вытолкал за порог.
  - Балованная она у меня, - извиняясь, пояснил Наташке, - Татьянка-то. Жалко мне ее. Батько помер, еще и десяти годочков ей не было.
  - И мне десять было, когда моего не стало, - вздохнула Наташка, - а Виталька совсем крохой был.
  - Я знаю. Мне ваша бабушка все про вас рассказала.
  Наташка опустила голову. Знамо дело, что бабушка могла рассказать про отца. Пропил, все что было пропил, пустил их по миру, а сам утонул. Андрей, небось, думает, что руку она ему целовать должна, за то что взял такую. Пожалел. А у нее батька хороший! Может он и пил, зато как смеяться умел. Истории забавные рассказывал так, что они с мамой животики надрывали. Повезло ей, она его помнит. И Татьянка своего наверняка помнит. А Виталька забыл. Малый еще был. Все что у него останется, это как они бедствуют. Интересно, мать его уже уложила? Как они там без нее ночуют? Ах, ну да, они ж сегодня у бабушки остались. Вот. Сейчас она и Витальке "все" про отца расскажет.
  - Наташа, ты утомилась? - услышала она тревожный голос Андрея. - Я тоже. И выпил. И голова раскалывается. Шумно слишком. Не думал, что жениться так тяжело.
  Он улыбнулся. Наташка не ответила.
  - Ты спи, если устала.
  Наташка, обрадованная, что сегодня ничего не произойдет, свернулась клубочком под одеялом и укрылась с головой.
  - Наташа, - позвал муж.
  Она замерла.
  - Мы слюбимся, - сказал он.
  Она сделала вид, что спит и не слышит.
  
  Она проснулась, чужой незнакомый человек смотрел на нее. С каким-то вопросом в прозрачных глазах. Наташка натянула одеяло до подбородка.
  - Ты меня узнала? - спросил Андрей.
  - Жених?
  - Муж, - он улыбнулся, протянул руку и погладил ее по щеке.
  Ладони у него были мелкие. Разве мужику можно иметь такие маленькие руки? У Колюни ладони крупные, пальцы длинные. Колюня. Наташка зажмурилась. Он ее поцеловал. А она, глупая, убежала. Поцелуй горел на губах. Колюня затянул 'Очи черные'. 'Колюня, любовь моя'. Она забыла и думать, что с нею Андрей.
  
  Он ей еще говорил что-то ласковое, благодарное, но Наташка отстранилась. Сжалась. Отвернулась. Вот и все. Пережила. Плакать захотелось, но не стала.
  
  За завтраком Татьянка попробовала пошуть. Брачная, мол, ночь, не притомились ли. Андрей зыркнул сердито, она прикусила язык. На пару минут. Перегодя уже смеялась: "И как вы, две таких рыбы, поженились?".
  
  Свекровь оказалась тихая. Богомольная. "Это мать такая после смерти отца стала, раньше веселая была", - шепнула Татьянка, поймав Наташкин взгляд.
  
  Наташка в дом вошла, а у Андрея мужики сидят. Разговаривают. Наташка прислушалась, что ее муж говорит.
  - Я как думаю? Бог человеку помогает. Направляет. Только хорошо, когда человек прямо идет, прислушивается и не отклоняется. А когда его шатает то туда, то сюда, его Бог направляет, только человеку сложнее на прямой путь выбиться.
  Андрей своей небольшой ладонью сделал жест, туда - сюда, показывая, как человека шатает и он промахивается, не попадает на свою дорогу. Мужики засмеялись. "Тоже мне, вместо попа проповеди читать вздумал", - недовольно подумала Наташка.
  - Наташа? Хорошо, что пришла. Поставь угощение на стол, - Андрей посмотрел на нее.
  Ее смущал его взгляд. Как будто спросить что-то хочет. Наверно потому так кажется, что глаза у него такие светлые, аж прозрачные. Не поймешь какого цвета.
  Довольные мужики ушли, семья села за стол.
  - О чем вы говорили? - спросила Наташка.
  Прикусила язык, не ее бабье дело, но Андрей охотно ответил:
  - Пора и у нас в Кондратьевке церковь строить. Уговорил. Начинаем.
  Татьянка взвизгнула:
  - Ай, как хорошо!
  Наклонилась к Наташке:
  - Андрей давно затевается. К своему венчанию не поспел - я первая буду в новой церкви замуж выходить.
  - Я-те дам, замуж. Рано тебе еще, - проворчал Андрей.
  
  - Наташа, я в Пантелеймоновку еду по делам. Может и заночую. Хочешь со мной? Своих проведать.
  Наташа радостно подскочила. А с ней вместе Татьянка. И давай ее наряжать и собирать. Вот, неугомонная.
  
  Наташу ноги сами понесли на звуки пения. Ох, молодежь веселится. ...Колюня. Наташа все забыла, казалось ей, что замуж не выходила, все еще в девках, слушает своего Колюню. Кто-то ее за рукав тронул, она обернулась и вздрогнула. Андрей удивлено на нее смотрел.
  - Погуляй, - прошептал, - поздороваешься со всеми, поговоришь - приходи к своим, я туда же пойду.
  И ушел не оглядываясь. А Наташку слезы душить начали. Тихонько выбралась, чтоб Колюня ее не видел. Только подружки заметили, не отпускали, расхваливали как она выглядит, да какая на ней одежа.
  
  Дома Андрей игрался с Виталькой. Мать пришла одновременно с Наташкой. Ойкнула "дорогие гости" и начала на стол собирать. Андрей ее расспросил про то, про это.
  - Ну что ж вы, мама, как чужая. Вы не стесняйтесь. Мы всегда поможем. Одна семья. Вы сами говорите, что надо.
  
  Ночью Андрей попытался Наташу обнять. А у нее Колюня перед глазами. Сняла руку мужа со своего плеча. Он ничего не сказал и приставать не стал.
  Утром поехали обратно.
  - Хорошо у вас. Мне понравилось, - сказал Андрей.
  Как же, понравилось. Так она ему и поверила. Мать денег просила. Угощение скудное. Обстановка бедная.
  - А я здесь бывал. Шесть лет тому назад. Еще батька живой был.
  Он посмотрел на нее с немым вопросом.
  - Мой вон на той речке потонул, - показала Наташка.
  Андрей перекрестился и замолчал. А Наташка оглянулась. Колюня... Так она к нему и не подошла. Сердце переполнилось тоскою.
  
  - Ты торопишься! Еще только фундамент заложили, а ты колокол вздумал заказывать, - Татьянка и в эти дела сунула свой любопытный нос.
  - Пока отольют, как раз и здание построим, - махнул рукой Андрей, - ну мы с мамой поехали, Наташа.
  Татьянка собиралась шить, а потом ночевать у подруги. Села в телегу, чтоб брат подвез. Андрей тронул лошадь. Наташка смотрела им вслед, как от соседнего забора вдруг отделилась фигура.
  - Колюня! - ахнула Наташка.
  Сердце заколошматилось как бешено.
  - Может, в дом позовешь? - спросил ласково.
  - Проходи, - прошептала Наташка, дыхание у нее перехватило.
  - Я тут к другу заехал и тебя решил проведать, - Колюня зашел, огляделся, выбрал место и сел. - Как живешь, Наташка?
  Она ничего не сказала, глядела на него во все глаза. Он на нее. В дверь постучали. На пороге топтался Андрей.
  - Хорош я гусь, Наташа. Аванс дома забыл.
  - Родич Наташин? - протянул он руку Колюне.
  - Односельчанин.
  - Наташа, покорми гостя. Собери, маме что передай с оказией.
  Андрей взял деньги. Наташа пошла его провожать, оглянулась - Колюня ей усмехнулся.
  В телеге сидела, не поднимая головы, свекровь в своем темном вдовьем платке.
  - Благослови, что ли, Наташа, - попросил Андрей, - а то примета плохая - с дороги возвращаться.
  Наташка перекрестила его дрожащей рукой. И вышла за телегой на улицу.
  - А чего это Андрей не уехал? А я нитки забыла! - затараторила Татьянка.
  Тоже вернулась! Наташка вцепилась в нее:
  - Не уходи, Танюша. Останься дома.
  - Ты что, ночевать боишься? Думаешь, нечисть в окна лазит? - распахнула глаза Татьянка.
  Наташка закивала. И такая она бледная была, что Татьянка ей поверила. Проворчала:
  - Перекрестила бы все окна и двери, всех-то делов. Ну, ладно.
  
  - Это сестра мужа, - познакомила она Колюню.
  
  Он посидел немного, поднялся и ушел. А Наташка даже выплакаться ночью не могла - Татьянка с ней вместе легла, чтоб Наташке страшно не было.
  
  Андрей со свекровью вернулись - Татьянка вокруг брата запрыгала.
  - Подарки!
  - Тебе? Забыл, - Андрей развел руками. - Да у меня и времени не было.
  - Мама! - топнула ногой Татьянка.
  - Нам не до того было, - свекровь сказала так серьезно, что и Наташка поверила.
  - Ну вот, - Татьянка вздохнула огорченно.
  - Разве что это, - Андрей достал синий шелковый платок.
  Татьянка завизжала от радости. Свекровь улыбнулась бледной свой улыбкой.
  - А это тебе, - Андрей протянул Наташе красный платок, с кистями.
  Татьянка бросила свой, схватила смотреть Наташкин.
  - А мне такой же не купили? Наташечка, можно я твой разочек надену?
  - Бери себе, если нравится, - сказала Наташка.
  Андрей растеряно повертел котомку, перестал вынимать свертки, положил на пол:
  - Ну, сами разберетесь, кому что.
  - Этот точно тебе, - Татьянка с сожалением вернула красный платок Наташке. - Ты ж у нас темноокая. Тебе пойдет.
  
  - Не умею я подарки выбирать, - пожал плечами Андрей, укладываясь в постель.
  - Хорошие, - возразила Наташка.
  - Иди ко мне поближе, - позвал муж.
  Наташка придвинулась. Подавила вздох. Колюня...
  
  - Андрей дома? - заглянула бабушка.
  Убедившись, что нету, пригрозила Наташке пальцем:
  - Смотри у меня, девка! Слышала я, что кто-то зачастил в Кондратьевку. Не дам мужа позорить. Задушу тебя своими руками!
  - Теми руками, что замуж выдавала? Души! - с вызовом посмотрела на на нее Наташка.
  Колюня приезжал всего три раза, включая тот, когда Андрей вернулся за деньгами. Во второй приезд Наташка встретила его на улице. Перекинулись словами и обменялись взглядами. И все! В третий раз Наташе сказал кто-то, что Колюня собирается в Кондратьевку. Она просидела весь день дома. Удерживала рядом Татьянку, а то вдруг опять Колюня к ним домой пожалует. Боялась его увидеть. Хотелось очень. Только зачем себя так дразнить.
  Но чтоб она бабушке правду рассказала да после таких слов?
  
  Пришел Андрей, увидел, что они поругались, надувшись сидят. Послал Наташу в погреб.
  - Очень я женой своей доволен, - услышала она его рокочущий голос за спиной.
  Тоже мне заступник нашелся. Одна ругает за зря. Второй не знает в чем дело, за что бабушка на нее взъелась, но мирить берется. А! Не все ли равно. Судьба ее горькая. Наташка села на нижнюю ступеньку лестницы и заплакала. Наверху показалась Татьянкина голова:
  - Наташка! Тебе помочь? Посветить?
  - Иду уже, - Наташка вытерла слезы, взяла варенье и полезла наверх.
  Нигде ее в покое не оставят! Родился бы у нее ребенок, может легче бы стало...
  - Бить тебя некому, Наталия, - проворчала на прощание бабушка. - И не смотри на меня так своими глазищами.
  
  - Татьяна! Ты никуда сегодня не идешь! - оторвался от ужина Андрей и посмотрел строго на сестру.
  - Я уже с подружкой договорилась, - подбежала и приласкалась к нему Татьянка.
  - Сядь, - Андрей тарелку отодвинул. - Зачем ты нас позоришь?
  - Я с подружкой...
  - С каких пор Павел тебе подружка? - устало вздохнул Андрей.
  Наташа охнула.
  - И что с того? - Татьянка глядела вызывающе.
  - А не рано ли тебе с парнями целоваться? Да вообще, прилично ли это? До свадьбы, - в светлых его глазах не гнев сквозил, а удивление.
  - Наташа! Скажи ему, а? Вот ты - целовалась до свадьбы?
  - Один раз, - ответила Наташка.
  - Вот видишь! - победно заключила Татьянка. - Даже Наташа целовалась! А я всего на год ее моложе.
  - На два, - поправил Андрей, посмотрел на жену с застывшим вопросом в прозрачных глазах.
  Но задавать не стал.
  Он молчал. Татьянка заелозила на месте.
  - Павел хоть сейчас свататься придет. Я его не пускаю. Не те у него сейчас финансы, не для серьезных разговоров, - она явно повторяла чьи-то слова.
  Андрей ничего не сказал.
  - Ну хочешь, он завтра придет? - не выдержала Татьянка.
  - Пусть погодит немного. Я сам скажу, когда я с ним говорить буду, - Андрей встал из-за стола. - А ты чтоб дома сидела.
  
  - Наташечка, - обняла ее и зашептала на ухо Татьянка, - замолви за меня словечко. Уж как мы с Пашей любим друг друга.
  
  Андрей разделся, а не ложился. Сидел, запустив руки в волосы. Небольшой, щуплый, однако жилистый, крепкий.
  - Кто этот Павел? - спросила Наташка.
  - Нездешний, - Андрей вскинул на нее глаза. - Из погорельцев. Детей в семье мал мала меньше. Батька на заработки подался. Павел тоже, он старший. И еще один брат. Остальные все - рты.
  Наташа представила себе: ни имущества, ничего. Даже у них с мамой лучше дела шли. Это ж совсем с нуля семья жить начинает после пожара. А тут еще дети.
  - Он парень работящий. Плотник. На все руки мастер. Нанялся дом строить. Остался церковь возводить, - рассказывал Андрей.
  - И? - улыбнулась Наташа.
  Что ж он в этом плохого находит?
  - Он старший в семье. Батька помрет - ему кормить всех. А он что делает? На строительстве ему хорошо заплатили. В Кондратьевке никто больше не строится. И что Павел? На возведении церкви много не заработаешь.
  - Богоугодное дело.
  - Богоугодное. Но ему восемь ртов кормить надо, а он за копейки тут вкалывает.
  - Он ради Татьянки остался! - ахнула Наташка.
  - А голова у него есть на плечах после этого? Ничего бы не случилось, поедь он дальше зарабатывать. Никуда бы Татьянка не делась, если у них такая любовь. И дело после этого богоугодным не выглядит! Согласись.
  У Наташки сердце заныло. Счастливая Татьянка. Ее вот так никто не любил... Даже Колюня...
  - Наташа, что мне делать? - жалобно спросил Андрей.
  На него и не похоже было. Такой растерянный.
  - Поговори с Павлом.
  - Не могу, - Андрей на ноги подскочил. - Ты понимаешь, я его заранее не люблю. Я его не видел, а уже осуждаю. Он же Татьянку нашу от нас забрать хочет. Я не смогу сам решить, подходит он Татьяне или нет. Ох, и молодая она еще.
  
  Они легли.
  - Знаешь что, Наташа? Я бабушку твою попрошу разузнать, что за семья. И про самого Павла расспросить. Что люди про него говорят. Она у тебя наружу ругается, а сама добрая. Хороший человек.
  Андрей нашел решение и успокоился. Велел уже весело:
  - А Татьянку взаперти подержи пока. А то она балованная, если ей чего невтерпеж, то и до греха может дойти.
  Он обнял жену и прошептал страстно:
  - Наташа.
  Она ему сказала о поцелуе, а он даже не спросил ничего! Он только о сестре и думает. Наташа с обидой отвернулась.
  
  Татьяна сначала пошумела, а потом и в затворничестве нашла веселую сторону:
  - Пускай Павел помучается без меня!
  Однако долго не выдержала, к вечеру упросила Наташку сходить на строительство церкви, передать, что у них тут произошло.
  Наташке и самой было любопытно взглянуть, кого Татьянка приворожила.
  
  С лесов к ней спустился пригожий, кудрявый парень. Больно только молодой. Узнал, что Татьяна под замком, пожал плечами, усмехнулся, пробасил солидно:
  - Так я и думал.
  Остановил Наташу:
  - Вот, это ей. Чтоб не скучала.
  Достал из-за пазухи деревянного голубя.
  - Какая работа! - восхитилась Наташа, - Сам делал?
  - Нет. Я еще так не умею.
  
  Наташа несла голубка, а по щекам катились слезы. Он теплый был. Видать Павел его целый день за пазухой проносил. Ей никто в целой жизни таких подарков не делал.
  
  - Тьфу, ненормальный! Я что, ребенок? - возмутилась Татьянка, а глаза засверкали при виде голубя.
  Повесила к иконам.
  
  Бабушка рассказала, что семья хорошая. Только уж очень несчастья притягивает. Второй раз погорели. Подумать только! Второй раз! Про Павла никто ничего плохого сказать не может. Но уж такая голытьба, что и описать страшно.
  
  И вот этот Павел сидел у них в гостях и старался есть не спеша. И рассказывал про свою жизнь.
  
  Кем он только не работал сызмальства. Плотницкое ремесло у него лучше всего получалось. Решил в этом "совершенствоваться".
  - Правильно, - кивнул Андрей.
  
  Но с "финансами" у них в семье плохо.
  
  Наташка улыбнулась про себя, вот оно откуда у Татьянки такие мудреные словечки появились.
  
  Ничего, плотники в цене. Зимой, правда, сложнее работу найти. В прошлом году от нужды хотел крепильщиком на шахту устроиться. Мать не пустила. Верная смерть, говорит, в этой яме, нам таких ихних денег не надо.
  
  Татьянка завздыхала сочувственно. Она бы обняла его, но при брате побоялась.
  
  - Что вы, Андрей Иванович, решили? - Павел так солидно пытался выглядеть, что Татьянка с Наташкой прыснули.
  - Думаю, вам годок обождать не мешает, - сказал Андрей.
  Татьянка всплеснула руками.
  - Или хотя бы до Рождества. А тебе, Павел, на ноги стать, - продолжил Андрей. - Но вы ж не выдержите. Гуляем свадьбу осенью.
  "После Успения," - прошептала Татьянка Наташке на ухо.
  - Может, сразу после Успения? Чего тянуть, - улыбнулась Наташа.
  - Можно. Несите, мама, икону, благословим.
  Татьянка заверещала и запрыгала по комнате.
  - Таня, будь серьезней, в жены тебя беру, - пробасил Павел.
  Татьянка замерла, руки в боки и пошла на него:
  - Ах, в жены берешь! А я за такого не пойду!
  Павел растерялся. Даже слезы на глазах выступили.
  Татьяна захохотала и давай его целовать:
  - Ладно, так уж и быть, пойду. Только не плачь.
  Наташа с Андреем переглянулись, Андрей головой покачал.
  
  Готовили свадьбу. Наташа по всем углам натыкалась на милующуюся парочку. Уж совсем откровенно обнимались и целовались.
  - Татьяна, - пристыдила Наташа, - подождала бы до свадьбы. Стыдно перед людьми.
  - Не у всех вода течет, как у вас с Андреем. Никогда на шею ему не кинешься, не обнимитесь, - насмеялась над ней Татьяна. - Удивляюсь я, как это вы до свадьбы поцеловаться сподобились.
  Наташа ночью разрыдалась.
  - Наташенька, Наташенька, - повторял над плачущей женой Андрей.
  - Что? - спросила с тоской.
  - Ничего. Спи, Наташа.
  
  Свадьба была шумная. Одним днем дело на закончилось. Праздновали неделю. Музыкантов зазывали. Плясали. Наташа смотрела на "молодых" и радовалась. Но уже устала от веселья. Андрей, похоже, тоже. Но не запретишь же Татьянке. Всего раз в жизни бывает такое "событие", как называл свадьбу Павел.
  
  Они втроем в доме находились. Наташа с мужем и свекровь где-то у себя. Молодежь укатила гулять куда-то.
  "Очи черные," - донеслось с улицы. Голос, до боли знакомый.
  Наташа иголкой палец уколола. Но не заметила. Бросила вышивку и как на крыльях полетела во двор. Распахнула двери улыбаясь. Все забыла. Все.
  И осеклась. Пел незнакомый цыган. Татьянка с Павлом пригласили цыган, что табором стояли за Кондратиевкой. Опять затевалась музыка и танцы. Наташа осела по косяку на крыльцо. Андрей, оказывается, вышел за ней. А! Все равно.
  Он сел рядом. Смотрели на чужое счастье.
  
  - Хоть бы забеременеть, - сказала Наташа ночью.
  - Зачем? - ей показалось или Андрей, и правда, спросил.
  
  Андрей загрустил. Это потому, что Павел увез с собою Татьяну, думала Наташа. Церковь почти достроили. Павлу предложили "хорошее дело", Татьянка увязалась за ним мир смотреть. Своим домом они собирались осесть, как денег подкопят. Без Татьянки стало грустно.
  
  - Наташа, я поехал на заработки, - сообщил в конце осени Андрей.
  Сидел за столом и головы на нее не поднял.
  - Зачем? - удивилась Наташка.
  - Поиздержался с Татьяниной свадьбой.
  Она плечами пожала, решил, так решил, ему виднее.
  Собрала в дорогу.
  
  - Наташа, - он перед прощаньем посмотрел так, как будто спросить что-то хотел.
  Не спросил, попросил:
  - Не обижай без меня маму и Татьяну.
  - Да ты что такое говоришь.
  - Я знаю, ты, Наташа, хорошая. Даже если со мной что-нибудь случится, ты их не обидишь.
  - Да что ты такое говоришь, - только и повторила Наташа.
  - Будь счастлива, - он повернулся.
  - Андрей!
  Он обернулся, с этим своим вопросом немым. Ну что он спросить-то хочет?
  - Давай я тебя благословлю, - Наташа перекрестила, сказала:
  - С Богом!
  Он кивнул и ушел.
  
  Один раз она встретила Колюню.
  - Скучаешь? - спросил вкрадчиво.
  - Нет, - и пошла.
  Он, наверно, выглядел как-то болезно или просто по-другому. Потому что "Очи черные" в ней отдельно жили от этого вот Колюни. Она глаза закрывала, он был другой. Без усмешки. Любимый образ. Но без усмешки.
  
  Церковь освятили. За Андреем оставили место в приходском совете. Куда же без Андрея Ивановича. Когда он вернется? Наташа не знала. Деньги присылал.
  
  Бабушка слегла. Наташа ее проведывала.
  - Где Андрей?
  - На заработках.
  - А где на заработках?
  - Я не знаю.
  - Жена и не знаешь, куда муж поехал? - бабушка слабая совсем была, но тут уж постаралась крикнуть.
  
  Перед самым Рождеством приехали Татьяна с Павлом. Дома праздник справлять. В новой церкви.
  - Когда Андрей приедет?
  - Я не знаю.
  Она, наверное, осунулась, потому что Татьяна ее обняла и с жалостью по голове погладила.
  
  Бабушка умирала. Наташа зашла проститься. Сидела у кровати, слезы глотала. Бабушка металась.
  - Наталия, это ты? - схватила она Наташу за руку. - Едь быстрее, проси у него прощения. Скажи, бабушка просит прощение.
  - За что? - как в тумане спросила Наташа, недоумевая.
  - За тебя, за Наташу.
  - У кого?
  "Неужели у Колюни", - удивилась Наташа про себя.
  - У Андрея, - прохрипела бабушка. - Едь скорее, а то поздно будет.
  
  Заплаканная Наташа шла домой. Жалко бабушку. Она хоть и ругалась часто, но добрая была.
  - Померла бабка?
  Наташа вздрогнула, так ее оклик напугал.
  - Колюня?!
  - Ничего, Наташка! Теперь мы заживем! Скоро! - он ее за плечи обнял и встряхнул немножко.
  - Колюня, милый, не подходи ко мне, - отстранилась Наташа.
  - Точно, - согласился Колюня, лихорадочно блестя глазами, - рано еще. Чтоб люди чего не сказали. Это ты хорошо придумала. Не надо нам разговоров.
  Наташа посмотрела на него, как на умалишенного.
  
  Татьяна встретила ее зареванная.
  - Да скажи же ты, наконец, Наташе, - возмутился Павел на жену.
  - Андрей... - она заплакала.
  - Что случилось? - Наташе казалось, что сегодняшний день ей приснился.
  Что происходит?
  Вместо Татьяны ответил Павел:
  - Его в шахте засыпало. Я не знаю подробностей. Андрей Иванович зачем-то на шахту нанялся работать. Сообщили только, что он при смерти.
  Наташа села и засмеялась. Татьяна испуганно смотрела на нее. Когда Наташа захлебываться начала от смеха, Павел догадался что с ней истерика и брызнул в лицо водой.
  Она вскочила и начала собираться. Где это находится? Ага. Доберусь. Сала шматок? Взяла. Что еще надо? Деньги, конечно же. Нет, не надо со мной ехать! Ничего не забыла?
  - Ты куда? Под Рождество? - вышла свекровь. - Андрей, наверно, скоро приедет.
  - Он не приедет, - не выдержала Татьяна и зарыдала.
  - Он заболел, - обняла свекровь Наташа и бросила строгий взгляд на Татьяну. - Ничего страшного. Я его привезу.
  
  Наташа взяла грех на душу - не осталась на бабушкины похороны. Бабушка сама ей велела спешить. Простит.
  Отпевать бабушку должны были в новой церкви. Вот ведь как жизнь поворачивает. Они все смеялись, кто там венчаться будет, а первая треба вышла - отпевание. Бабушкино...
  
  Сочельник Наташа провела в дороге. Так случилось, что и в храм Божий ночью попала. Поняла, что в праздник никто ее не повезет, зашла согреться и подождать попутчиков.
  
  Пения не слышала. Твердила про себя: "Господи, только бы живой, Господи, только бы живой. Любого выхожу, абы живой".
  
  Больше всего ее почему-то печалило, что не поцеловала Андрея на прощание. Она его окликнула, он обернулся, она перекрестила и не поцеловала. Слезы душили Наташу.
  
  Служба шла к концу. Молодые супруги с младенцем засобирались домой. Наташа попросилась к ним в сани. До поселка они ее не довезли. Свернули раньше.
  - Не могу помочь, - кивнул на задремавшую жену муж, - ребенок маленький, утомились. Но тут недалеко. Прямая дорога. Вот он, Рудыч.
  Наташа поблагодарила и быстро зашагала в сторону темного терикона. Светало.
  "Только бы живой, только бы живой".
  
  В больничном бараке не смотря на раннее утро и праздничный день сидел заспанный фельдшер.
  - Андрей Иванович? А его тут уже нет.
  Пол зашатался под ногами, а в голове зашумело. Наташа не сразу поняла, что ей еще говорят.
  - У нас завал произошел. Андрей Иванович в другую смену работал. Вызвался людей откапывать и простыл - в шахте жарко, а на поверхности мороз. Вроде и не серьезно, а все никак не выздоровеет. Как бы не помер.
  "Андрея не засыпало!"
  - Где он? - выдохнула.
  - Он угол в пятом доме снимает. Отправили его туда. У нас места нету.
  Наташа бегом побежала искать пятый дом.
  - Андрей Иванович, к тебе жена приехала, - отдернула занавеску хозяйка.
  Одни глаза на осунувшемся лице. Исхудал. Зарос бородою.
  И голос изменился. Не рокотал.
  - Наташа?
  Наташа проглотила комок в горле.
  - Сегодня Рождество? - спросил слабо.
  Наташа кивнула, прошептала:
  - Рождество, Андрюша.
  - Ничего, - сказал он, - я тебя освобожу. Уже скоро уйду.
  Наташа скинула котомку, опустилась на колени у его топчана:
  - Куда это ты собрался, Андрей Иванович?
  - Помирать, - спокойно ответил.
  - Не отпущу! - она обхватила руками его голову, прижала к груди, к мокрому от снега тулупу. - Я тебя больше никуда не отпущу, Андрюша.
  Поцеловала его в щеку. В губы поцеловала.
  - Колкий.
  - Борода?
  - Нет, борода у тебя мяконькая, - погладила по щеке Наташа. - Губы колкие. Порепалися.
  И еще раз поцеловала. Подскочила, сняла тулуп.
  - Где тут у вас вода, печка? - звонко спросила у хозяйки.
  Днем Андрею стало хуже.
  - Ты меня узнала? Ты меня узнала? - метался он в бреду.
  - Узнала. Муж мой, - успокаивала его Наташа, поила отваром.
  Травы бабушка еще сушила, хорошо, догадалась их взять. Ветки смородиновые наломала у хозяйки в огороде. Бабушка научила ее так делать.
  Андрей заснул, наконец, спокойно. Наташа почувствовала усталость, она вторые сутки на ногах. Села на стул рядом и сама задремала.
  Очнулась - Андрей смотрит на нее. Она засуетилась. Поменяла мокрую рубаху на сухую. Постелю бы поменять. Ничего, простяня не сильно влажная.
  - Ты пей, пей.
  У него зубы стукнули об кружку. Глотнул.
  - Как там наши, Наташа?
  - Хорошо, все хорошо.
  Не будет она его сейчас расстраивать. Потом про бабушку расскажет. Наташа украдкой вытерла слезу.
  - Татьяна с Павлом мирно живут?
  Наташа кивнула, мирно.
  - Племяшкой не собираются порадовать?
  - Я не знаю, не успела спросить. Я к тебе спешила.
  Наташа взяла его за руку. Рука висела безжизненно.
  - Разве я тебе нужен, - еле слышно сказал Андрей.
  Боже мой! Наташа поняла, что он замыслил. Бабушка откуда-то знала это еще раньше, что и пыталась ей сказать. И он ей давеча дал понять. А она догадалась только теперь.
  - Андрей, ты что, смерти искал? - спросила испуганно.
  Какой тут может быть ответ. Он молчал.
  - Андрей? Из-за... меня? Андрей, я ни в чем перед тобой не виновата, я тебя не позорила, верной женой была, - заговорила она быстро.
  - Я знаю, Наташа, - он с трудом языком ворочал. - Но лучше помереть, чем видеть, как ты маешься. Я не смог сделать тебя счастливой. Пусть другой сделает.
  - Нету другого! Нету и не было! Это мечта была. Искушение какое-то. Я не знаю что. Ну как будто нравилось мне, что вот я такая несчастная. А что такое настоящее несчастье поняла, когда сказали, что ты при смерти. Разве я смогу без тебя жить? Ты - мое счастье! Андрюша, - с наслаждением позвала его так, ласково.
  Он молча смотрел. Глаза прозрачные, кажется, что спросить что-то хочет.
  - На небе звезд, наверно, высыпало. На Рождество, - сказал наконец.
  И улыбнулся. И она заулыбалась.
  - Я сегодня не видела. А вчера точно, полное небо, одна за другой выскакивали, пока я к тебе шла.
  - Ты пешком добиралась, - огорчился он.
  - Нет, подвозили добрые люди. Совсем немного прошла. До Рудыча прямо никто не ехал.
  - Ты же устала. Ложись, отдыхай, - он подвинулся на топчанчике.
  Наташа скинула юбку, стянула чулки, забралась к нему. Обнялись. Она его гладила.
  - Отощал. Одни кости торчат. Ничего, нарастим мясо. Я сало привезла. Курку у хозяки купила, завтра супчика сварю. Нарастим мясо.
  Они засмеялись.
  - А из шахты днем звезды видно? - спросила Наташа.
  - Нет. Я тоже так думал раньше. Может и видно, но клеть закрывает, небо не разглядишь. Я не разглядел. Не смог.
  - Ну если Андрей не разглядел, то значит и не видно. Андрей-то уж разглядит, - Наташе весело стало, говорила всякое, лишь бы говорить.
  - Это который Андрей? - подхватил так же весело Андрей. - Который Наташин? Наташин Андрей?
  Они рассмеялись. Так им весело было.
  Наташа погладила его по голове.
  - Наташин. А знаешь, какой Наташки? Андреевой. Андреевой Наташки!
  - Как же я соскучился, - колол губами ее губы Андрей.
  Топчан скрипнул.
  Они опять рассмеялись.
  - Побудим всех в доме, - прыснула Наташа.
  - Пусть их. Должны понимать. Жена приехала. Любимая.
  Каждое его слово сладко отзывалось у Наташи в сердце.
  - Хороший мой. И был такой. С первой ночи, - шептала ему Наташа.
  - Я тебя тогда не обидел?
  - Ты? Да ты такой ласковый, - она поднесла к губам и поцеловала его небольшие ладони. - Насмешил только. Спросил "Ты меня узнала?".
  - А ты меня узнала? - прошептал Андрей. - Я ж к вам приезжал. С батькой. Царство ему Небесное. Вот тоже на Рождество.
  - Не может быть, - удивилась Наташа, - чтоб мы виделись.
  Она посмотрела, родное лицо, глаза светлые, прозрачные.
  - Мы с тобой в снежки играли. Шесть лет тому назад, - улыбнулся Андрей.
  Рассказал:
  - Мне разговоры надоели, подряды да заказы. И это в праздник. Я вышел на улицу, там ребята снегом бросались. И девчата. И тут ты подошла и в меня снежок запустила. Первая.
  - Я тебе шапку сбила! - ойкнула Наташа.
  - Помнишь? - загорелись у него глаза.
  - Как же не помнить. Первое веселое воспоминание после смерти отца. Мама воет целыми днями, Виталька маленький, орет. Денег нету. В пору самой топиться. Так несколько лет и жили. И праздники не в праздники, - рассказывала Наташа, Андрей жадно слушал.
  - И вдруг - как от сна проснулась. Жизнь же кругом. Рождество. Ребята вон в снежки играют. Весело. И я бросила. В того, что на крыльце появился.
  - Это был я.
  - Ты меня в отместку закидал просто, - она засмеялась. - И что, ты меня с тех пор заприметил?
  - Нет, что ты. Глаза твои запомнил. Разве такие забудешь. Я тебя в церкви на нашем венчании сразу узнал. И так обрадовался.
  Теперь Наташа жадно слушала.
  - На тех снежках мое детство закончилось. Через неделю батько возьми да помри. И я вдруг старший. С одной стороны похороны, а с другой работа не закончена. У батьки кипело все в руках, но помирать же не собирался, запутанных дел много оставил. Все его заказчики ко мне. "У нас был контракт, плати неустойку." Какой контракт? Да на словах. Кому верить? "Контракт? Значит я работу и сделаю. Погодите с неустойкой".
  - Какой ты у меня. Со всем справился, - поцеловала его Наташа.
  Конечно, ее Андрей справился. Он такой.
  - Обобрали маленько. Не без этого, - признался Андрей. - Мне шестнадцать годков исполнилось, мало что понимал. Бабушка твоя вступилась. Она ругаться умеет.
  Наташа прижалась к нему.
  - Ее боятся, за характер, но она добрая. Я ей сватовство и доверил. Она в людях разбирается. Как же обрадовался, что тебя Наталией зовут. Знак просто. День ангела - на Наталию и Адриана, а у меня день рождения. А уж как в церкви увидел и узнал...
  
  Хозяйка не выдержала, к полудню откинула занавеску.
  - Что же это вы днем спите?
  - Сейчас, - подхватилась Наташа. - Уже день, да? Я кушать сготовлю.
  - Я вас покормлю, не суетись, - хозяйка разглядела ее, посмотрела на Андрея. - Сказано, жена приехала. Сразу, Андрей Иванович, ожил. Может, за стол сядешь?
  - Нет-нет, пусть отлеживается, - забеспокоилась Наташа.
  Ой, худой какой. Ничего, она сало привезла. Откормит.
  - Лежи еще, не вставай, - сказала строго.
  Андрей улыбнулся.
  
  Через две недели она решила, что можно уже и домой. Андрюша доедет. Им обоим уж очень хотелось. Ну и что, что мороз. Укутались, человека наняли, чтоб довез.
  Возница весело на них поглядывал.
  - Ничего, Наташа, мы летом в монастырь поедем, сорокауст закажем, - взял ее руку в рукавице Андрей.
  Откуда он мысли ее читает?
  - Как ты знаешь, что я про бабушку думаю?
  Она ему уже рассказала, что произошло.
  - У тебя складка между бровей, когда ты про нее говоришь. Или думаешь.
  Наташа прижалась к его плечу. Вскинулась:
  - А может я не смогу поехать в монастырь летом. "Обстоятельства".
  Господи, как же Павловые словечки прилипать умеют.
  Он сжал ей руку.
  - Правда?
  - Я не уверена, мне так показалось, - растерялась Наташа.
  - Ох, заживем, Наташа. Знаю, какие глаза у дочи будут.
  - У сына!
  - Всех нарожаем. Всех, кто попросится.
  Они рассмеялись.
  Возница обернулся.
  - Молодожены, как я погляжу?
  - Можно и так сказать, - ответил Андрей, - еще года нет как женаты.
  - Деточек-то собираетесь заводить? - уставился возница на Наташу.
  Ответил Андрей. Солидно так.
  - Собираемся.
  Собираемся!
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"