Есио Такихиро: другие произведения.

Funeral Rights

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый человек имеет право на достойное погребение (Из Декларации Погребальных прав человека)


  
   1. Яма, вырытая другому.

Последнее желание умирающего - закон.

Из декларации погребальных прав человека.


Весеннее кладбище. Пронизывающий ветер, новая зелень, на плитах кое-где - подгнившие цветы, У только что поставленной поминальной доски толпятся люди. Они окружают уже немолодого человека в траурном костюме.
- Примите еще раз наши соболезнования, Тэцуро-сан...
- Как жаль, как жаль, - всхлипывает кто-то, - вы были такой прекрасной парой...
- Если что-то будет нужно, звоните сразу, не стесняйтесь...
- Не могу поверить, что Наэко больше нет... Какой ужас...

В конце концов толпа разреживается, последние участники церемонии расходятся с кладбища. Уезжают от ворот сияющие-черные лимузины.
На скамейке, недалеко от засыпанной могилы, сидит темноволосый человек лет сорока, довольно хмурый, одетый в длинное коричневое пальто. Время от времени человек поправляет сползающие на нос очки. Он вспоминает.

Двое детишек возятся в песочнице.
- Наэко-тян, а давай строить крепость!
- А зачем нам крепость?
- А мы сделаем толстые-толстые стены, засядем внутри, и никто не сможет к нам попасть.
- Даже моя мама? - сомневается Наэко.
- Даже твоя мама. И мы сможем сидеть здесь до самой ночи. Потому что никто не заставит нас идти домой...
- Давай! Ой... а если мы здесь спрячемся надолго, и про нас забудут? И вообще никто-никто к нам не придет?


- Айтару-сан!
Мужчина оборачивается и видит девочку лет девяти. Она одета в аккуратную сейлор-фуку, но ее черные волосы в полном беспорядке. На руках и на лице - широкие, неприятные кровоподтеки.
- Ты ее знал?
- Дакко-тян, сколько раз тебе говорили - не гуляй здесь, когда похороны.
- А я и не гуляла, - заявляет девочка. - Эта тетенька пожаловалась Юкихито. Он сказал, будет ждать в конторе.
- Ну, пойдем, - поднимается Айтару. - Когда она успела, только похоронили...
- Ты давно здесь сидишь, - фыркает девочка.- Ты знал ее, да?
- Мы играли вместе, когда были маленькие...
Девочка вприпрыжку бежит по тропинке; потом забирается на одну из плит и начинает прыгать.
- Дакко-тян! Не прыгай на могилах! Это как минимум невежливо!
На Айтару оборачиваются старушки, ухаживающие за могилой неподалеку.
- Иди сюда. Дай руку.
- Меня не видно, что я прыгаю, - смеется девочка. - А кричать на кладбище точно невежливо! На тебя все смо-отрят!
- Пусть смотрят, - Айтару берет ее за руку. Он идет быстрыми шагами, наклонив голову и сам будто наклонившись вперед.
- А во что вы играли?
Он пожимает плечами:
- Я не помню...

\\\\

Контора "Funeral rights" в большом офисном здании в центре города. Она выглядит весьма унылой. Серые стены; на одной - черная доска с написанной золотом "Декларацией погребальных прав", рядом - часы из дорогого и тяжелого дерева, которые давно остановились. В кресле - забытый потрепанный мишка. На столе - фотография молодого светловолосого человека с открытым лицом, сидящего на траве у реки. Этот же молодой человек сейчас оседлал стул и в ожидании Айтару просматривает папку с документами. На его белой рубашке слева большое кровавое пятно, но ему это, по всей видимости, не мешает.
Он поднимает глаза и улыбается, увидев Айтару.
- Давно не виделись, - бурчит тот, запуская девочку в контору.
- Извините, Айтару-сан. Не мог раньше, никак. Дакко-тян хорошо себя вела?
- Избаловал ребенка вконец. По чужим могилам скачет - как это называется? Вот однажды кто-нибудь рассердится, и как схватит тебя за ногу, - с нарочито страшным лицом Айтару тянется к ребенку, делая вид, что хочет ухватить. Девочка с визгом убегает за стул Юкихито.
- Не пугайте ребенка.
- А никто и не пугался! - девочка показывает язык. Потом с деловым видом идет к столу, вытаскивает из ящика несколько листов бумаги, и, вскарабкавшись на стул, начинает их складывать.
- Всякий раз дивлюсь, как у нее это получается, - вполголоса говорит Айтару.
- Сам не знаю. Дети, у них... все не так...
- Это у вас с Айтару-сан все не так, - парирует девочка, не поднимая головы.
- Вот. Полюбуйся, твое воспитание.
Молодой человек не отвечает. Он поводит плечами; ему холодно. Айтару проходит к батарее отопления и выкручивает регулятор на полную мощность.
- Айтару-сан, - тихо говорит Юкихито. - Ну что вы опять...
Айтару молча бьет кулаком по батарее. Возвращается к столу.
- Что там у вас?
- Вот, - Юкихито протягивает ему папку с написанным на ней именем. Сейчас это "Тэцуро Наэко".
- Умерла в больнице от пневмонии. Перед смертью очень просила мужа, чтоб он позвал своего брата - если не проститься с ней, то хотя бы на похороны. Но тот даже звонить не стал.
- Ясно, - Айтару открывает папку. - Повестку уже послали?
Вместо ответа Дакко берет только что сделанного ею журавлика, подходит к окну и отправляет его в форточку. После чего отряхивает руки и чинно, этакой "маленькой женщиной" садится на краешек стула. Часы на стене вздрагивают, скрежещут и начинают идти, отмеряя мгновения громкими неприятными щелчками.
- Знаешь, - после паузы говорит Айтару. - Я иногда думаю - не слишком ли это все? Ну, не позвал он брата на похороны... Мало ли. В горе был, не подумал...
Юкихито острым подбородком указывает на "Декларацию" на стене.
- Мертвые наказывают смертью. А что мы еще можем сделать, Айтару-сан?
Айтару замолкает. В конторе становится очень тихо, только девочка негромко напевает песенку.

- Лишь ради дня желанного, поверь,
Когда придешь ты,
возвратясь домой...
-

- Дакко-тян, - просит Юкихито.- Эту не надо...
Ребенок обиженно поджимает губы.

\\\

- Тэцуро-сан... Могу я вам быть чем-нибудь полезной?
Молодая служанка инстинктивно говорит шепотом. Кланяется глубже, чем обычно. В ее глазах жалость.
- Нет, спасибо большое... Я очень устал. Идите домой, наработались сегодня.
Он проходит к себе в спальню, где стоит двуспальная кровать - их с Наэко. Бросает пиджак на спинку стула и падает на спину поперек кровати. Закрывает глаза.
Пронзительная, навязчивая трель звонка. Еще одна. Еще. Тэцуро поднимается, нехотя, тяжело шагает к телефону.
- Слушаю...
- Каору, это я. Как ты там?
- Все хорошо, - утомленно говорит Тэцуро. - Насколько может быть.
- Я просто хотела спросить: может, мне приехать? Тебе сейчас нужен кто-то рядом..
Мне сейчас нужно поспать.
Подумав, он все же говорит:
- Хорошо. Приезжай. Только постарайся не привлекать к себе внимания.
Закончив разговор, Тэцуро собирается вернуться в кровать. Но вдруг замечает сидящего на подоконнике бумажного журавлика. Не понимая, берет его двумя пальцами и видит, что на бумажном крыле напечатано его имя. Тэцуро разворачивает бумагу машинально, почти против своей воли. Там написано следуюещее:

"Уважаемый г-н Тэцуро,
Сим доводим до Вашего сведения, что Вами был нарушен пункт 6-й Декларации погребальных прав человека в отношении Вашей покойной жены, г-жи Тэцуро Наэко. Извещаем Вас, что Ваша жена сделала заявление post-mortem в Комиссию по погребальным правам, дабы взыскать с Вас компенсацию за указанное нарушение. Если компенсация не будет произведена в течение семи календарных дней, начиная с настоящего момента, к Вам будут применены дисциплинарные меры в соответствии со ст. 25, п. 3 Кодекса мертвых.
По возникшим вопросам просим Вас обращаться к адвокату покойной Тэцуро Наэко по телефону..."
- Что за чушь! - Тэцуро отбрасывает бумагу на пол, как если бы она вдруг загорелась в его руках. - Кому это в голову пришло?
Замирает на миг.
- Ах ты... Ах ты с-с...
Кидается на телефон, жмет на кнопки так, будто хочет его проткнуть насквозь. На другом конце провода бодрое:
- Алло?
И, через паузу, нерешительное:
- Брат?

\\\

- Я не пойму, - качает головой Айтару. - Кто в наше время умирает от пневмонии?
Юкихито пожимает плечами. Он стоит у окна конторы, глядя вниз. Он часами может любоваться одним и тем же видом.
Видимо, смерть научила его терпению.
- В ее деле так написано, - говорит юноша.
- Тебя так долго не было, - Айтару поднимается, проходит через кабинет и останавливается за спиной Юкихито. Забывшись, кладет ему руку на плечо. От его прикосновения юноша бледнеет, странно серебрится, колеблется, как неисправное изображение в телевизоре. Но терпит, сомкнув губы.
Айтару замечает это и отдергивает руку:
- Черт! Черт, черт, прости...
Он проводит ладонью по воздуху, вдоль спины юноши, теперь уже не притрагиваясь.
- Все хорошо, - говорит Юки. - Правда...

Я все время забываю, что живое тепло причиняет тебе боль... Юки, мальчик мой... Я не могу обнять тебя, не могу согреть... Я упустил тебя, не защитил один раз - и ничего теперь не могу.
Живые почти никогда не понимают: одного раза хватает.


После молчания юноша решается:
- Вам к живым людям надо прикасаться.
Айтару вытягивает из кармана очки, нацепляет на нос.
- Заметь, она попросила позвать не своего брата, а мужнина, - он возвращается к бюро и садится за компьютер. - Что-то там наверняка нечисто.
- Я люблю вас, Айтару-сан. Но... сами видите. Вы же не сможете так - до конца жизни...
- Ты уже заводил этот разговор, - цедит Айтару. - Не надо больше.
- Вы заслуживаете нормальную семью, - юноша чертит по стеклу пальцем. - Живых детей.
Айтару поднимает голову от компьютера:
- И как ты себе это представляешь? "Извини, дорогая, мне позвонил мой покойный коллега, опять похороненные жалуются на плохое обслуживание, так что я одной ногой на кладбище - и домой..."
Юкихито смеется. Потом улыбка пропадает:
- Но почему же...
- Потому, что контору я бросать не намерен. В любом случае.

\\\

В опустевшем доме Тэцуро кричит в трубку:
- Вот что, братец. Ты меня ненавидишь - это дело твое. Но ее память ты, сволочь, мог бы уважить!
- О чем ты, Каору ? - замешательство на том конце провода. - Чью память?
- Сволочь. Я пришел с похорон, а тут...
- Каору. Подожди. Какие похороны? Как...
- По-твоему... - Каору осекается. - Ты что, не знаешь?
Молчание.
- Ты не знаешь? ... Наэко умерла.
- Как? - короткий вздох. - Отчего?
- Догадайся! - Тэцуро с размаху кидает телефон об стол. Взгляд его снова падает на прилетевшую "повестку". Он рвет бумагу в мелкие клочки, засыпая ими все вокруг, избывая свое бешенство.

\\\

В конторе было бы уютно, если бы не царящий здесь постоянно мерзкий холод. Сейчас включен верхний свет, чуть гудит компьютер.
- Г-м, центральный офис "Мацубара Ойл"... А муж ее - не бедный человек, оказывается. Неплохо...
- Он не позвонил, - говорит Юкихито. Он забрался с ногами в кресло и издевается над плюшевым мишкой.
- Такие не звонят, пока не припечет. Какая настоящая причина смерти?
- Наэко-сан мне этого не сказала.
Айтару вздыхает:
- Опять...
- Живые говорят с живыми. Мертвые - с мертвыми. Но даже они не говорят всего...
- Эти ваши отговорки... - адвокат вновь погружается в работу. - А брат его, смотри-ка, дело совсем другое...
Он читает с экрана:
- Тэцуро Рю, рок-музыкант, член группы "Сумасшедшие панды"... Ничего себе! Этот здорово оторвался от семьи... Типичный случай, кажется. Старший брат занимается делом, младший - ерундой. Что ведет к здоровой обоюдной зависти и не менее здоровой братской ненависти...
- Айтару-сан, - Юкихито поворачивает мишку мордочкой к адвокату. Пуговичные глаза смотрят с вопросом. - Почему вы так не любите этот мир?
Под долгим взглядом Айтару Юки сажает медведя так, чтоб прикрыть пятно на рубашке.
- Извини, малыш, - говорит наконец адвокат.
- Это вы меня извините... Я такой дурак. Я же думал... Я думал, смогу показать вам, каким он бывает прекрасным... А сам... Так вас подвел.
Юноша утыкается подбородком в медведя и замолкает.
Айтару отводит глаза. Он вроде бы смотрит на экран, но ничего не видит.

Он расхаживает по квартире - из комнаты в комнату, не в силах успокоиться. Квартира аккуратная - даже слишком аккуратная для холостяцкой, - небедно обставленная. Везде горит свет. Айтару сжимает в руке телефон. За окнами темень, на часах заполночь. Айтару в очередной раз набирает номер. Жизнерадостный голос отвечает:
- Добрый день! Вы позвонили Шиничи Юкихито. К сожалению, сейчас я не могу вам ответить...
Айтару со злостью жмет на кнопку.
- Придушу поганца...
Он бросает телефон на стол и уходит в кухню. Возится, наливая себе чай. Это уже далеко не первая чашка. Телефон вдруг начинает звонить; но это не та мелодия, которую ждет Айтару. Он встает в дверном проеме с чашкой чая, глядя на подскакивающий на столе мобильник. Потом аккуратно ставит чашку на стол и берет трубку.
Незнакомый женский голос:
- Танабе Айтару-сан? Инспектор полиции Накано Мидори. Прошу прощения, что беспокою вас в такой час, мне, право же, очень неудобно. Но дело в том, что нам, кажется, нужна ваша помощь...
Айтару молчит.
- Видите ли... Произошло несчастье. Убит человек. Мы нашли при нем только удостоверение личности и мобильный телефон. Удостоверение на имя Шиничи Юкихито. Ваш номер в списке "трех частых вызвов". И вы сейчас звонили ему... Скажите пожалуйста, вы хорошо знали этого человека?
- Я, - говорит Айтару. - Знал. Хорошо.
- В таком случае, не могли бы вы приехать на опознание? Поверьте, мне действительно очень неудобно...


\\\

Тэцуро обедает в полутемном ресторанчике с симпатичной женщиной лет тридцати. На ней легкое пальто накинутое поверх белого халата.
- Вчера были похороны, а сегодня ты уже отправился работать. Тебе не кажется, что это немного слишком, Каору?
- Или ты спишь со мной, или я плачу тебе за консультации, - бурчит он.
У женщины расширяются глаза:
- Я не верю, что ты сказал это.
- Извини. - Он тянется за ее рукой, прижимает ладонь к своему лбу. - Это все последние дни...
- Ты очень плохо выглядишь, - женщина прикладывает пальцы к его запястью, щупает пульс. - И ты нервничаешь.
- Это из-за дурацкой шутки. Кому придет в голову шутить на похоронах?
Женщина смотрит на него с тревогой:
- О чем ты?
- А-а, забудь... Да еще этот придурок, мой... брат.
- Он так и не приехал, - осторожно говорит женщина.
- Вот именно! - озлобляется Тэцуро.

Он ждет, пока женщина выйдет из ресторана, а сам сидит еще минут пятнадцать, и только потом выходит сам.
- Тэцуро Каору-сан?
Он оборачивается.
- Простите?
- Меня зовут Танабэ Айтару. Я поверенный Вашей покойной жены.
Айтару с поклоном протягивает ему визитку черного цвета.
Тэцуро отшатывается.
- Вы ведь уже получили повестку, не правда ли?
- Что вам нужно от меня?
- Отчего-то я так и думал, что вы не перезвоните. Должен, однако, вам напомнить, что на полюбовное соглашение с покойной Тэцуро-сан у вас осталось всего шесть дней.
- Да что это за игра! - взвизгивает Тэцуро. Потом берет себя в руки. Говорит, тщательно произнося каждое слово. - Послушайте, э-э... Танабе-сан. Наэко мертва и похоронена, и я сомневаюсь, чтоб она могла нанять себе адвоката!
- В случае Тэцуро-сан адвокат post-mortem не нанимается, а предоставляется Комиссией по погребальным правам. Впрочем, это не важно...
Тэцуро вздыхает:
- Я ничего не имею против сумасшедших, пока они тихие. Но если вы продолжите мне угрожать, я вызову полицию.
- Не хотелось бы вас пугать, - размеренно говорит Айтару, - но угроза действительно существует. Если претензии покойной не будут удовлетворены в течение шести дней, ваше дело будет передано в менее благоволящие инстанции...
- Все! С меня хватит бреда.
Тэцуро с силой отталкивает Айтару и почти бежит к своей машине.
- Да, Тэцуро-сан! Ваш брат здесь совершенно не причем.

\\\

Вечером Тэцуро отпускает шофера и идет к своему дому пешком по длинной аллее. Но он устал и на полдороге вынужден присесть на скамейку. Вокруг ни души. Он сидит, прикрыв глаза ладонью, прислушиваясь к редким вечерним звукам. В воздухе разливаются запахи весны - далекий, южный аромат ветра и запах свежих цветов.
- Лишь ради дня желанного, поверь,
Когда придешь ты,
Возвратясь домой...

- М-м? - Тэцуро открывает глаза и видит Садако, которая прыгает по оставленным на асфальте "классикам", пинает камешек и напевает:
...Я остаюсь еще на свете жить,
Не забывай об этом никогда...

- Еще не поздно играть? - спрашивает он. - Тебя разве не ждут дома?
Девочка перестает прыгать и подходит к Тэцуро.
- Откуда ты? Ты здесь живешь?
Садако качает головой:
- Глупый! Как же я могу здесь жить, когда я умерла?
- Что за глупости, - бормочет Тэцуро.
Он приглядывается и видит безобразные синяки на ее коже.
- Эй! Кто это тебя так?
Девочка морщит носик:
- Мне уже не больно. У Наэко-сан были красивые похороны, мне понравились. Когда меня хоронили, никто не приезжал на черной машине. И цветов было меньше.
Тэцуро встает. Ему не по себе. Он идет дальше по аллее, чувствуя, как девочка смотрит ему в спину.
- Почему ты не сделал так, как она просила? - доносится до него детский голос. - Почему не позвал Рю-куна?
Тэцуро резко разворачивается; но позади никого нет.

\\\

Очень прямой Айтару шагает по коридору морга. За ним семенит инспектор Накано - молодая, но очень усталая женщина в плаще, который ей велик.
- Все началось с банальной домашней сцены... Отец бил ребенка, соседи в конце концов нам позвонили. А потом... Вы говорите, Шиничи-сан был социальным работником? Тогда все логично. Как показали свидетели, он пытался защитить девочку. И получил ножом в сердце. Ч
то за мир...
- Что с ребенком? - резко спрашивает Айтару.
- У нее множественные травмы... Врачи борются за нее, но... прогноз плохой, скажу вам честно. Последний звонок на мобильном Шиничи-сан - с ее телефона. Видимо, девочка пыталась позвать на помощь. Прошу прощения... вы знали эту семью?
- Да, - ровно говорит Айтару. - Мы с Шиничи-сан пытались добиться, чтобы отца лишили родительских прав. К сожалению, суд нас не послушал.
Инспектор замолкает.


\\\

В эту ночь Тэцуро спит один. Вернее - не спит. Он ворочается в постели; встает, идет в рабочий кабинет и смотрит почту в компьютере; пытается перебирать бумаги, но скоро забывает об этом занятии и начинает бродить по опустевшему дому в поисках сигареты.

В больнице Тэцуро сидит у постели жены. Медсестры время от времени заходят в палату, возятся с приборами и капельницами; они привыкли к Тэцуро и уже не замечают его.
Он всматривается в лицо Наэко.
Она выглядит так, будто уже умерла.
И ее забыли похоронить...
Мумия на постели открывает глаза. Пальцы мумии трогают его руку.
- Каору... - шелестит Наэко. - Каору... Пожалуйста... Позвони Рю-куну... Я хочу его видеть...
- Так тебе не хватило Рю-куна, - говорит он. - Тебе нужно еще...
Наэко в таком состоянии, что уже не слышит его. Или не придает значения его словам.
- Пожалуйста... Позвони ему. Пусть придет...
- Наэко, не надо разговаривать, - просит он. - Отдыхай.
Обессилев, она закрывает глаза
.

\\\

Тэцуро сидит в конторе. Видно, что ему здесь нехорошо и неудобно; он ерзает и не прикасается к поставленной перед ним чашке чая. Айтару пьет кофе.
- Я очень рад, что вы нашли время встретиться, Тэцуро-сан, - оглядывается на часы, которые громко, почти вызывающе тикают. - Поверьте, это в ваших интересах...
- Я нанял частного детектива, - обрывает его Тэцуро.
- Ах вот как? - удивления Айтару не выказывает.
- Он сообщил мне, что в детстве вы жили рядом с семьей моей жены. Вы дружили.
- И теперь вы думаете, что я маньяк, сохранивший любовь к ней с детского сада? - ухмыляется Айтару. - Нет, все не так, Тэцуро сан. Но она в самом деле была моим лучшим другом в пять лет.
Тэцуро молчит, смотрит в чашку с остывающим чаем, будто надеясь прочесть там предсказание.
- В Праздник девочек она была в кимоно с узором из хризантем, с подкрашенными бровями. Лучше любой О-Хими-сама. Простите меня, я отвлекся.
Каору по-прежнему смотрит в чашку.
- Но как, объясните мне, как я могу оправдаться перед... перед мертвой? Ведь уже поздно! Ничего не вернуть.
- Это в самом деле очень сложно. Именно поэтому просьбам умирающих и обряду их погребения придается такое значение. Чтобы избежать неувязок в посмертии.
- Если вы ее адвокат, Танабэ-сан, значит, она сказала вам, как это можно исправить!
- Она не скажет, - говорит девочка, вдруг возникшая посреди комнаты. - Мертвые не говорят с живыми. Если это обычные мертвые.
- От... откуда она здесь? - заикается Тэцуро. - Это... ваш ребенок?
Девочка выжидающе смотрит на Айтару.
- Мой, - говорит тот. - Дакко-тян, ты прекрасно знаешь, что тебе не разрешается играть здесь, когда я встречаюсь с клиентами.
- Это вы нанесли ей такие травмы? Я обращусь в полицию! Вы ответите по закону!
- Здесь другой закон, - тихо отвечает Айтару. Девочка вскарабкивается к нему на колени, втискивает мордочку в его плечо. Айтару обнимает ее, рассеянно гладит по растрепанным волосам.
- Наэко-сан сейчас очень грустная, - говорит она, оторвавшись от адвоката. - А когда эти часы опять остановятся, она будет мертвая. И тогда будет поздно.
- Она права.У мертвых другая логика, - говорит Айтару. - Наказание с того света непредсказуемо и необъяснимо. Вам лучше исправить ошибку, пока ваша покойная супруга еще не спустилась окончательно в царство мертвых.
- Да что ж мне ее, раскопать и второй раз похоронить?! - срывается Тэцуро.
Садако громко хохочет.
- Вам следует подумать, зачем она звала вашего брата? Что между ними было? Может быть, она хотела его о чем-то попросить?
Тэцуро вскакивает:
- Это возмутительно! Вы влезаете в чужую личную жизнь!
- Тэцуро-сан, - говорит ему в спину Айтару. - Осталось всего четыре дня...

\\\

- Как я и думал, это была не пневмония, а СПИД, - говорит Айтару. - Но в ее истории болезни - ничего похожего. Хорошо, Садако у нее спросила...
- Ага, - говорит девочка. Она танцует с куклой посреди конторы, кружится, так что школьная юбка взлетает и опадает. - СПИД. Так Наэко-сан сказала. А чего это такое?
- Этого тебе знать не надо.
Юкихито тепло улыбается:
- Видите, Айтару-сан. Вы справляетесь все лучше. Скоро я стану вам не нужен.
- Что это еще - не нужен? Дакко-тян! У меня голова от тебя кружится. Лучше бы игрушки убрала. И откуда у тебя их столько?
- Девочки из школы приносят на могилу, - объясняет Юкихито.
- М-м... У тебя хорошие подружки.
- Хорошие! - фыркает девочка и послушно лезет под стол за медведем. - А когда я была живая, никто со мной не играл!
- Этот Тэцуро... Мне его жаль.

\\\

Праздник ханами. Импровизированная эстрада в парке под цветущей сакурой. На эстраде - человек, одетый щеголевато и необычно: красная кожаная куртка, рваные джинсы, темные очки с фиолетовыми стеклами. Волосы его собраны в не очень аккуратный хвост. Он поет:

- Лишь ради дня желанного, поверь,
Когда придешь ты,
возвратясь домой...-

- Мне нравится твой брат, Каору, - говорит нарядная Наэко. Она во все глаза смотрит на эстраду. - От него будто пахнет дальними ветрами...
- В основном от него пахнет травой, - поджимает губы Тэцуро. - Сумасшедшая панда, одним словом.
- Каору... Почему ты так плохо умеешь радоваться? Почему ты так плохо умеешь жить?


\\\

Ночью Тэцуро просыпается от кошмара, вскакивает, путаясь в простынях. Диким взглядом смотрит в темноту, не узнавая комнаты. Он ночует не у себя дома - в гораздо более скромной квартирке. Рядом с ним - женщина, с которой он обедал.
- Каору... что...
Обнимает его:
- Тише. Тише, это сон...
- Я все для нее сделал, - глухо говорит Тэцуро. -. Она разваливалась у меня на глазах, разрушалась... А я оставался с ней до последнего. Хотя и все знал. Всегда все знал.
Женщина молчит.
- Разве я не выполнил свой долг? Разве ей есть, за что на меня злиться? Ты знаешь, что это такое - когда человек разрушается у тебя на глазах?
- Каору, - говорит женщина. - Я
знаю.
- Да, верно, - он поднимается, наливает себе воды.
- У тебя жар, - мягко укоряет женщина. - Ты совсем себя довел, Каору. Давай я запишу тебя на консультацию?
- Забудь, - бормочет он. - Все это нервное.
- Ты уверен? - она смотрит на него так, будто хочет что-то сказать, но в конце концов не решается.
Его взгляд становится жестким:
- Уверен.

\\\

Городской парк. Весна, солнце перемешано с ветром; кто-то еще в куртке, кто-то уже в майке. Айтару сидит на скамейке с ноутбуком, бросив пальто рядом.
- Экран отсвечивает, - морщится он.
- Все равно здесь лучше, чем в конторе, - говорит Юкихито. - Вам надо дышать воздухом, Айтару-сан. Будете сидеть там все время - станете совсем таким, как мы...
Он стоит, склонившись, за спиной Айтару. Время от времени его взгляд уходит вдаль, с ностальгией пролистывает страницы чужой жизни: бегущие по дороге дети, парочка, которая остановилась посреди тропинки, чтоб поцеловаться, усевшиеся кружком работники какой-то фирмы.
- Посмотри только на этого Тэцуро. Первый в своем выпуске, один из первых в университете, вовремя женился, вовремя сделал карьеру... Все так правильно. И тут такое... унижение. Как он только сумел скрыть это от прессы... А появись брат на похоронах - еще как бы все заговорили.
- Айтару-сан. Не забывайте, кого вы защищаете.
- Я не забываю. ...Конечно, любовницы в этой схеме быть не должно.Значит, Араши Мицуко... Из тебя выходит хороший частный детектив, Юкихито, когда ты не артачишься...
- Просто иногда нам в самом деле больше видно, - говорит юноша без улыбки.
- Тридцать три года, врач "Скорой помощи". Странный выбор... Такие, как он, обычно просто ходят в чайные дома. Для завершения портрета, так сказать.
- Шиничи-сан! - доносится до них вдруг. Девчушка-подросток слегка готического вида бежит к ним со всех ног. - Шиничи-сан! Ой, как я рада вас видеть! А нам сказали, что вас убили! Ой, как я рада!
Тормозит, стеснительно зыркает на Айтару.
- Здравствуй, Ри-тян, - мягко улыбается Юкихито. Он стоит за спиной Айтару, и девчушка не видит пятна на его рубашке.- Давно не виделись, правда.
- Ой, а я все хотела вам спасибо сказать, - тараторит Ри-тян. - Вы тогда все правильно говорили, новые родители, они такие классные!
Внезапно она замирает. Несколько нерешительных шагов назад.
- Ну... Я пойду... Меня ждут, Шиничи-сан...
Он кланяется. Девочка отступает, пятясь; потом разворачивается и быстро уходит - почти убегает.
- Она...
- Завтра, - говорит Юкихито. Он зябко втягивает голову в плечи. Прихватывает у горла воротник рубашки. - Или... уже сегодня. Можно, я пойду, Айтару-сан?
- Подожди, - адвокат складывает ноутбук, поднимается. - Я с тобой. Хоть проводишь меня до конторы.
Они выходят из парка, Идут, постепенно углубляясь в узкие, не слишком оживленные улочки.
- Юки-тян, - говорит Айтару. - Она видела тебя потому, что скоро умрет. А не наоборот.
- Я знаю. Зачем вы мне это говорите?
- Затем, что ты расстроен.
На переходе через улицу красный свет, но дорога пуста. Айтару собирается перейти, но Юкихито хватает его за рукав:
- Стойте.
- Так никого же... - начинает адвокат. В это мгновение из-за угла вырываются несколько мотоциклов и на дикой скорости проносятся по улице.
Айтару оглядывается на Юкихито. Тот баюкает руку и морщится.

\\\
Женщина в белом халате идет, опустив голову, по коридору больницы. Вздыхает, остановившись перед дверью. Медлит некоторое время, потом заходит.
- Как же так получилось, Араши-сенсей ? - профессионально-мягкий голос.
- Я не знаю... Это было... года три назад. К нам поступил пациент со СПИДом, я взяла пробирку с его кровью, хотела отдать на анализ... И она... она лопнула у меня в руках.
- Араши-сенсей, ради Бога! Вы же врач, почему вы не обратились к нам сразу? Вы прекрасно знаете инструкцию...
- Я... сперва было некогда - очень занятое дежурство. Потом я подумала, что подожду... А потом... У меня ведь не было симптомов. Никаких.
- Нет, в самом деле...
- Я знаю. - Мицуко поднимает глаза и смотрит прямо.- Я боялась.
Вздох:
- Как оказалось, не зря...

\\\

Тэцуро возвращается домой с работы. Услышав, как он кашляет, служанка торопится приготовить ему чаю.
- Подхватили вы грипп, Тэцуро-сан... Кажется, идет эпидемия. Уже пол-города болеет...
Тэцуро выпивает чай и смотрит на часы.
- Почему они так громко тикают?
Служанка смотрит странно. Потом спохватывается:
- Да это у вас голова разболелась от гриппа! Вот и кажется, что громко...

"Тэцуро-сан. Осталось всего четыре дня..."

"Почему ты не сделал так, как она просила? Почему не позвал Рю-куна?"

" Вам следует подумать, зачем она звала вашего брата? Что между ними было? Может быть, она хотела его о чем-то попросить?


В гостиной темно. Тэцуро не включает свет, он проходит к алтарю Наэко и зажигает свечу, Перебирает положенные на алтарь цветы. Он смотрит в глаза фотографии, почти ожившие от отблесков неровного света.

Зачем ты звала его, Наэко?
- Тэцуро-сан... Ваш брат вас спрашивает.
- Легок на помине... - Тэцуро машинально берет трубку.
- Каору?
- Что тебе нужно?
- У тебя какой-то больной голос. Слушай, я не хочу ссориться.
- Рю, мы ссорились в детстве. Детство прошло.
- Это... Ты... один сейчас, брат. Прошу, забудем старое. Я бы хотел приехать.
Каору смотрит на часы.
Щелк.
Щелк.
Щелк..
"Если компенсация не будет произведена в течение семи календарных дней..."
Он молча вертит головой.
- Тебе нечего здесь делать. Или ты считаешь, что только твоей свечки и не хватает на ее алтаре?
- Черт, Каору. Ты не устал еще делить? Ты и ее труп делить будешь?
- Ты мог бы не делать ее трупом, - Тэцуро с размаху бросает трубку.
На фотографию Наэко падает тень. Кто-то стоит у Тэцуро за спиной. Он медленно поворачивается.
- Ты всегда любил ее, да, Каору? Не переставал любить... Несмотря на нас... несмотря на все...
- Я ее ненавидел, - говорит Тэцуро. - Что ты здесь делаешь? Лучше нам пока здесь не встречаться..
- Я должна сказать тебе кое-что, - говорит Мицуко. - Каору, я ... у меня...
Ей не хватает сил выговорить. Она опускается на пол и тихо плачет.

\\\

Тэцуро стоит посреди офиса. На нем марлевая маска.
- Возможно, я буду болен некоторое время, - говорит он подчиненным. - Постараюсь вернуться через неделю. Но в любом случае, досье "Арима" должно быть готово до конца месяца. Поэтому я хотел бы на время передать свои полномочия господину...
Когда Тэцуро выходит из офиса, секретарь в приемной говорит ему:
- Тэцуро-сан, к вам пришел адвокат. Ему не было назначено, но он сказал, что подождет в коридоре...
Тэцуро выходит, не слушая ее.
Айтару ждет в кресле для посетителей, разглядывая сухие цветы в напольной вазе. Увидев Тэцуро, он поднимается.
- Я должен был повидать вас. У вас еще есть время, Тэцуро-сан. Я не оставляю надежды все уладить мирным путем. Возможно, вы уже догадались, чего ваша покойная жена хотела от вашего брата. Возможно, вы знаете...
- Я сейчас позову охрану, - сипло и сухо говорит Тэцуро. И идет мимо по коридору, не обращая больше внимания на Айтару.
- У него есть два дня, - говорит юноша в белой рубашке. Он стоит у автомата, выдающего шоколад и кофе. - Он может одуматься. Хотя я боюсь... Он такой...
- Черный внутри, - помогает ему девочка в сэйлор-фуку. - Хочу шоколадку.
- Этот автомат сломан, Дакко-тян, - ласково говорит юноша. - Давай в следующий раз.
Айтару вздыхает.

\\\

Автомобиль Тэцуро везет его к дому. Тэцуро пытается смотреть в окно, но не может: глаза слезятся.
- Останови, - просит он вдруг шофера. Тот послушно останавливает.
- Пойди покури.
- Тэцуро-сама, - гудит шофер, - давайте я вас домой довезу. А то лучше - к доктору...
Вместо ответа Тэцуро дает ему сигарету из дорогой пачки.
Оставшись в одиночестве, он на минуту закрывает глаза руками.Снаружи часы на правительственном здании начинают бить. Тэцуро морщится. Переждав, он вытаскивает из кармана мобильник. Набирает номер.
- Это... Каору? Что, брат? Я слушаю...

"Она будет мертвая. И тогда будет поздно".

"У мертвых другая логика..."


Тэцуро открывает рот.
Ты знаешь, что это такое - когда человек разваливается, разрушается живьем?
Может быть, ты узнаешь.
Может быть ты почувствуешь.
-
- Я слушаю...
С короткой кривой улыбкой Тэцуро захлопывает телефон и кладет обратно в карман. Стучит в окно:
- Поехали...

\\\

Беспощадно светлый больничный коридор. Пустая стойка ночной сестры. В конце коридора, у окна, стискивая руки, стоит Мицуко. По коридору к ней быстро шагает человек в блестящей черной куртке. Хвост черных волос беспокойно мотается при ходьбе.
- Сэнсей? Я Тэцуро Рю, брат Каору. Я только прилетел... Что с ним?
Мицуко медленно поднимает на него глаза.
Он выглядит потрясающе здоровым...
- Это началось с обычного гриппа, - говорит она голосом, лишенным эмоций. - Но болезнь очень быстро прогрессировала. Это очень странно. Я впервые вижу такое. Чтобы инфекция... развивалась так быстро...
- Инфекция?
- Вам лучше поговорить с его лечащим врачом. Я не его врач.
Рю вздергивает брови.
Она резко отворачивается к окну. Там темно. Глядя на свое отражение в стекле, она повторяет:
- Я не его врач...

\\\

Ночь. В конторе зажжена только небольшая настольная лампа. Вещает маленький портативный телевизор, поставленный на стол:
- Тэцуро Каору, финансовый директор центрального отделения "Мацубаро Ойл" скончался сегодня в больнице "Саппоро Идай" от осложнений, вызванных гриппом. Это первый летальный случай гриппа в нынешнем году. Врачи предупреждают о начавшейся эпидемии...
Айтару заснул в кресле; очки съехали ему на кончик носа. Часы у него над головой перестали идти.
- ... возможно, что пик эпидемии придется на начало следующего месяца...
Юкихито появляется в бюро, останавливается над креслом. Выключает телевизор, снимает с Айтару очки, кладет на стол. Сейчас он в другой одежде - в тех же футболке и джинсах, что на фотографии.

Только так ты можешь чувствовать меня. Только так, во сне, на грани, за которую ты все время пытаешься заступить. Я приду к тебе, и ты не обожжешь меня, и не отшатнешься от моего холода, и от меня не будет разить могилой...

Юкихито опускается на колени возле кресла.
Думаете, мертвым уже не бывает тоскливо?
- Юки, - бормочет адвокат и открывает глаза. Беспомощно улыбается: - Малыш...
- Домой спать вы теперь вообще не ходите?
Айтару вглядывается в него, в обстановку вокруг, которая стала расплывчатой, странно светящейся.
- Ты опять снишься...
- Я делаю, что могу.
- У тебя руки ледяные, - Айтару сгребает его в объятия, вжимает в себя, отогревает его пальцы своим дыханием.

Думаете, мертвым уже не бывает больно?
Может быть.
Если это обычные мертвые.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"