Ескевич Галина и Арк: другие произведения.

Большая игра (часть первая)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман-утопия, роман-гротеск. Мятежный генерал жаждет захватить власть. Продолжение следует...

Она безразлично закрыла глаза, когда вопли за бортом серебристого монолета стали слышнее стрельбы и взрывов. Вой огненных молний и дрожь металла охватили пленницу крепким кольцом страха. Неожиданность нападения позволила неизвестному противнику взять инициативу в свои руки... Какая казенная фраза для расстерянных охранников, которых убивали одного за другим! Только не стоит представлять кровь, не стоит думать о пулях, разрывающих тела... Немедленно закрыть глаза!

Остаток сил у ветоциклистов ушел на постыдное бегство. Через темное стекло девушка видела, как те исчезают среди неба, оставляя хозяйку одну со своей судьбой. А судьба давала мало шансов - бездействие ожидания в лоне нависшей над разрушенным городом машине. Что же, повстанцы выиграли немало. Им есть чем гордиться.

Дверца отъехала в сторону, и холодный весенний воздух проник в салон вместе с огромной черной тенью. Чьи-то голоса и гул моторов ударили по слуху визгом безысходности. Тень скользнула на сиденье. Ее голос был тихим и мягким, напоминающим мурлыканье кота, - полная противоположность недавней атаки.

- Вы спите? Прекрасно! - что-то щелкнуло. - Мы отправляемся!

Двигатель мелко задрожал, и нарастающие вибрации толкнули девушку вперед. Из под серебристого капюшона выбились пряди неухоженных волос, которые рука инстинктивно убрала за уши. Одновременно движению похититель издевательски продолжил:

- Я знал, что вы притворяетесь. Будем молчать... Или сегодня красноречие не в моде? Советую задуматься над моими словами. Мы на нейтральной территории. Никакие Войска не придут на помощь... Да, еще одно обстоятельство: как вы думаете, почему я похитил вас?

Девушка в ответ продолжила молчать, сотрясаемая внутренним страхом. Именно теперь меньше всего хотелось узнать "для чего?". В свои семнадцать она повидала столько, что не удивилась бы никакой причине.

- А говорить-то нам все равно придется. Просто сейчас я еще общаюсь на равных, дорогая императрица. Вы знаете, что я не сторонник пыток - это метод болванов. Но ради цели, - не унимался невидимый противник, - ради достижения желаемого, Сюззи, пойду по трупам. Вы же умная девочка, поймете меня...

Девушка наконец в испуге открыла глаза и забилась поглубже в угол салона - подальше от мира, катившегося в неизвестность.

- Что вам угодно? Вы хотите пакет, который я везу? - выдохнула она, облизывая пересохшие губы.

- О, не так много! Маленькое послание для известной вам особы, подпись - вот и всё!

Облака стремительно мелькали за окном, не в силах состязаться с машиной, мчащейся над домами в окружении десятка боевых велоцитов. Сюззи едва улавливала направление, утвержденное крепкой рукой похитителя, который то и дело поворачивался к девушке и улыбался. Из-за широкополой шляпы разглядеть черт было практически невозможно, но улыбка - хищная, холодная - могла принадлежать лишь одному человеку. А верить в совпадения как-то не хотелось.

- Вы узнаете меня? - вдруг спросили тонкие губы, обнажая хищные зубы.

Императрица отрицательно покачала головой, все еще надеясь на удачу. Нет, спрыгнуть не удастся - скорость монолета и расстояние до границы нейтральной территории слишком велики. Войска сюда не сунутся. Боже мой! Бандиты или повстанцы покусились на кортеж? А если бандиты? Те, что похищают людей, депеши, взрывают склады оружия, организуют теракты!

- Мне следовало сразу предупредить, не стоит делать глупостей. У меня отличная реакция... - собеседник надавил на газ, направляя машину все выше, где солнце до горизонта осветило серые полуразрушенные улицы - свидетельства недавней войны. - Кстати, вы с молодчиками опоздали. Я даже расстроился. Решил уже, отменили поездку... Не молчите, Сюззи, разговор все равно придется начать. Ведь моя просьба (а я буду называть ее именно так) вполне выполнима. - руки в перчатках крутанули в-образный руль направо. - Откажитесь от власти, сойдите со сцены! Власть мешает вам, Сюззи! Портит лицо... Ах, пустяк-пустяком... Пустяк!

- Э-э, куда хватили! - девушка истерично захохотала. - Майорот переходит лишь по наследству.

- Я знаю! Это не столь важно. Главное - отказ от власти!

- Мерзавец, да как вы смеете ставить мне условия?! Я не владею наследством. Оно мне досталось по доверенности...

- Ну, такую тупицу еще поискать! В третий раз повторяю, мне нужна лишь подпись!

- Сестра не одобрит подобной сделки. Я не стану ее предавать.

- Тогда, красотка, пригласи ее для дебатов на нейтральную территорию. - мягко согласился похититель.

- Ни за что! - взвизгнула девчонка, подскакивая на месте и вновь вжимаясь в кожаное сиденье под дулом старомодного пистолета, выхваченного мужчиной. - Не вмешивайте ее...

- Тогда я просто поджарю нежную кожицу на благоухающих щечках моей гостьи. - ствол скользнул холодом от виска к подбородку. - Думаю, мне понравится увидеть боль. А это печально.

- Вы не заманите сестру!

- Конечно-конечно, и ты, милая девушка, погибнешь, как героиня... Не теперь, после нашего близкого общения. Ужасная картина, прямо-таки страшная.

- Но я умоляю, поймите, закон не передает майорот. - Сюззи сглотнула горькую слюну и побледнела. - Чего вы ко мне привязались? Я лишь заменяю сестру, не обладаю законодательными правами.

- Дитя, разве я требую невозможного? Малость, такая малость... И мне вовсе не нужна ни ты, ни твоя жизнь... Росчерк на файлограмме, несколько строчек в сеть, и больше ничего! А ты водишь меня по кругу. Нехорошо.

- Вы клянетесь, что со мной ничего не случится?

- Будешь сидеть, как птичка в золотой клетке.

- Не такая уж дура моя сестра. Вы наивны, если считаете, будто она приедет сюда. И потом, Войска начнут облавы... Послушайте, - пленница сложила руки в мольбе, пытаясь разглядеть незнакомца во мраке. - Вы подвергаете меня наказанию, верной смерти. Несправедливому суду.

- Неужели? Какая новость! Ты либо делаешь, либо... - рука похитителя полосонула себе по горлу, издав якобы предсмертный вздох. - Выхода нет! Или ты, или она! Жизнь трудна, когда знатен и одинок или когда висишь на волоске от смерти, Сюззи. И сегодня в моей власти решить твою судьбу.

- Власть? Может, беззаконие?! - закричала девушка, сдерживая себя от отчаянного броска на обидчика. - Зачем вам это? В нашей стране титулованных богатых особ пруд пруди.

- За мелочевку меня принимаешь? Думаешь, ради денег? Нет, подружка! Здесь другое... Кстати, твоя любезная сестра одним письмом протеста разбомбила в пух и прах строительство сетевой станции, сославшись на экологические факторы. Завтра она пойдет выше... И ты мне будешь втирать, что деньги главное? А если завтра она кинет силки выше? Скажешь, пигалица не имеет влияния на политику государства? - голос незнакомца стал глуше и монотоннее. - Этакая вечно невинная душа вне дел... - ехидно закончил он, направляя монолет вниз, где виднелись бесконечные крыши покинутых домов.

Сюззи молча наблюдала за тенью, пытаясь вспомнить, где видела этого человека: его голос пропитал память каждым оттенком, его жесты отпечатались в сознании из дворцовой реальности, его улыбка... Дверь в ответ на терзания открылась. Свет на площадке незнакомого дома вернул истину, да будь она проклята. Истина вкупе с десятком вооруженных бандитов.

Главный похититель прислонился к капоту и мило улыбался императрице. Мягкие весенние лучи скользили по его лицу, знакомому с детства, заставляли вздрагивать от удивления, ирреальности происходящего. Неужели? Сюззи захотелось протереть глаза. Человек, который втерся в доверие семьи. Человек, который взлетел по служебной лестнице. Он - МЕРЗАВЕЦ! ОН... задохнулось сознание! Он смотрит на бывшую покровительницу с иронией и усмешкой. Он, которого сестра во всем поддерживала... Да, глаза не врут. И светловолосый мужчина, с выразительными чертами лица, гений интриг, теперь умиляется неизбежности, ведущей Сюззи к пропасти.

- Генерал Дерлинг?! - пленница ощутила, как почва уходит из-под ног, как все вокруг темнеет и исчезает за пеленой звездной бесконечности.

Она стала оседать, не в состоянии больше понимать и шепча:

- Олерго, но почему?

1

Солнце коснулось горизонта, окрасив развалины брошенного города красным. Олерго оторвался от чтения сетевых сообщений и просмотра голограмм и посмотрел на Сюззи. Его глаза, хищные, блестящие, расчетливые, вытянутые лисичьи щелочки, в зависимости от освещения меняющие оттенки, превратились в две черные ловушки. Ловушки напряженно вглядывались в спокойное дыхание пленницы и ждали, когда та наконец изволит очнуться от небытия. Светлые волосы мягко переливались при неярком свете допотопной лампы, обрамляя бледное узкое лицо, похожее на маску, которая отрицала все созидающее. Внезапно черные стрелы бровей сдвинулись, вернулись на свое законное место, тонкие губы сжались в ниточку, выражая пренебрежение. Затем мужчина отвернулся. Он ненавидел слабости людей, их вечные остановки, недоделанность, недостроенность. Гладкий высокий лоб поморщился - лоб, который служил исправно, часто отказывает придуркам, но не генералу. И прекрасно, что природа не обделила внешними данными. Что может быть экстравагантнее профиля, которым гордятся короли: высокие скулы, чуть удлиненный с горбинкой нос, острый подбородок, решительный и гордый. Олерго нравилось собственное лицо, нравился характер и ум. И самое страшное, это и было главным недостатком. Эгоизм, доведенный до совершенства. Эгоизм, стремящийся к полноправному единоличному правлению.

А у Сюззи, у глупой, недомытой, самодовольной дуры, есть майорот. Есть! Просто так... Губы дрогнули. Деньги ничего не стоят. Деньги не есть возможность прийти к цели. Цель, которая вполне реальна. Что же, первая ступень будет преодолена, когда состоится разговор с пленницей. Именно отсюда начнется восхождение, выношенное в голове, как великий и прекрасный ребенок. Сегодня Дерлинг может себе позволить рискнуть, сегодня у него есть слово в правительстве, есть деньги и связи. Сети оплетают страну, точно стальная паутина. Но майорот недоступен. Власть у вымирающего женского рода... И вряд ли так останется до конца этого месяца!

Тяжелый вздох Сюззи оборвал тишину: генерал резко обернулся и встретился взглядом с ненавидящими глазами соперницы. Девушка сидела на кресле-диване, скрестив руки на груди, демонстрируя фигуру в обтягивающем комбинезоне и свое королевское неповиновение обстоятельствам.

- Фи, какая конура! Куда вы меня завезли?! - тон, недавно испуганный, перешел на капризность. - Окон нет, старый хлам натащили. Да вы бандит, генерал!

- Конура? А впрочем такая красотка предпочтет светлые залы и штат слуг... Да, всякая тварь стремится к комфорту, никто не желает работать... Только веселиться, осушать чашу удовольствий! - Дерлинг усмехнулся, чем на короткое мгновение сконфузил вошедшую было в роль королевы Сюззи, и резко перешел на "ты". - Не так ли? Ты иного мнения?

- Вашу работу, работой не назовешь. Насилием, да! - огромные серые глаза девушки отобразили блеск угасающего мужества. По телу пробежали стада мурашек. - Я не желаю... - было начала она, кривя розовый ротик, но Олерго жестко оборвал пленницу.

- Не будем вдаваться в подробности. Отложим на потом. - ему внезапно пришла в голову мысль, что девчонка, с ее суетливыми движениями и мелкими чертами лица, похожа на полевую мышь. - Как вижу, ты вполне соображаешь и готова к тому, что метко назвала насилием. - Дерлинг достал из верхнего ящика стола местный передатчик связи. - Мое условие простое, как сама жизнь, - мягко начал он, поглаживая темную поверхность прибора. - Ты пишешь письмо и ждешь, когда я позволю вернуться через границу в основной город... За эту маленькую услугу ты получишь лет двадцать тюремного заключения, всего ничего. Но если ответ отрицательный, то... - генерал покачал головой, - мне будет жаль!

- Игра изначально обречена на провал. И отказ, и письмо - полная глупость. Сестра не поверит. Ее не взять на дешевые уловки. Зачем вы к ней привязываетесь?!

- До сих пор не могу уяснить, за кого ты больше переживаешь, за себя или нее?

- Ну, конечно, у вас же нет братьев, иначе не задавались бы подобными вопросами. - пробурчала Сюззи, собирая копну темных волос в узел. - Несколько раз ваша коммерческая шайка проигрывала. Теперь сбрендила окончательно. Не дождетесь, писать сестре не в моих планах. Лучше повеситься, чем бесчестье... Ведь она мне доверила майорот, а вы...

- Ты так уверена, что она не поверит? - ласково спросил Олерго. Глаза его прищурились. - Ты ошибаешься, милочка. Она прибежит ко мне!

- Послание вызовет подозрения. Сюда прибудут Войска!

- Справедливо, но ошибочно, если рассмотреть поправку. Сестра побоится за твою жизнь... Или не входит в расчет? Нет? Так вот, крошка, она придет одна. Одна, но со мной!

- Что вы задумали? - испуганно пропищала пленница. - Что вы хотите с ней сделать?

- Ты себе не представляешь, как я ненавижу капризы... Они вызывают гадливость. - генерал передернул плечами, избавляясь от назойливого запаха дорогих духов. - А все остальное тебя не касается. К огромной радости, ты лишь пешка в игре.

- Игра с огнем? - злобно поинтересовалась Сюззи, задетая словами генерала.

- А что если так? Не расправляй крылышек, если все равно не взлетишь... В любом случае пожертвую тобой.

- Вы издеваетесь надо мной?

- Конечно, а разве не видно?! - захохотал Олерго. На его лице вспыхнул довольный дьявольский румянец. - Когда я завладею майоротом, власть больше не попадет в руки таких болванов, как ты.

- Мерзавец, какой вы... - девушка задохнулась от возмущения и уже ничего не смогла придумать.

- Даже мерзавец? О-о, не ново! Следует придумать что-нибудь пооригинальнее. А то говоришь и догадываешься об ответах собеседников. Но в конце концов решение за мной. Зачем же терять время? Не легче ли просто...

- Не легче. Я не стану писать. - закричала девушка изо всех сил. - Не стану!

Тут же последовал щелчок. Олерго нажал на невидимую кнопку.

- Надеюсь, мы оба будем считать, что поступили в меру своих понятий и взглядов на мир. Я, право, не хотел выглядеть тираном, но слушать чушь не осталось сил. - и генерал извинительно вздохнул.

В следующий миг дверь распахнулась, и на пороге показался верзила, походящий на огромную страшную обезьяну.

- Вызывали? - громкий бас нового бандита привел Сюззи в оцепенение. Она во все глаза вперилась в преданное лицо этой горы мышц и мяса.

- Да, - подтвердил Дерлинг, - делай свое дело. Можешь не жалеть мерзавку, пока не согласится, - и повернулся к пленнице. - Я не хотел, но вынужден применить силу. - тяжелый вздох интригана казался искренне несчастным.

Верзила недоуменно посмотрел на Олерго, а потом на девушку, словно что-то хотел спросить. На круглом лице, покрытом веснушками, всплыло явное недоумение, которого опешившая от ужаса Сюззи не заметила. Ее била нервная дрожь, на лбу выступили капельки пота.

- Я не сторонник пыток. Знаешь, есть древнее средство: называется оно "испанский сапог". Так вот, это самое устройство достаточно быстро дробит кости ног. - монотонно продолжил генерал, безразлично рисуя на экране передатчика забавных чертиков. - Или электрический модулятор личности... Его возможности не ограничены.

- Замолчите, прошу вас! - прерывающимся голосом затороторила девушка, вскакивая на сиденье с ногами. - Вы не посмеете так поступить. Я особа королевской крови!

- Очень даже посмею. Разве трудно понять, что теперь все в моих руках? - ехидно заметил Олерго, раскинувшись на кресле и сдерживая нахлынувшие фантазии в узде. - Теперь поздно... если, конечно, ты... - он внезапно остановился под пристальным взглядом верзилы, внезапно указав тому на дверь. - Выйди на минуту, я позову.

Вслед за хлопнувшей дверью воцарилось гробовое молчание. Сюззи мучительно искала выход, но каждое решение разбивалось о непреодолимую стену холодных светлых глаз. Ощущение безысходности охватило пленницу волной, которая оборвалась словами генерала.

- Итак, каково твое решение, милашка? - на черном свитере Дерлинга лампа нарисовала паукообразное чудовище, которое убежало дальше по стене.

- Вы поступаете не по-человечески, вы преступаете закон...

- Не читай мне лекций по праву, я достаточно образован и еще помню, на что имею привилегии. Ну! Жду!

- Зачем вам это? Вы все равно ничего не добьетесь. - всхлипнула Сюззи, не в состоянии сдержать слез, которые покатились ручьем по пухлым щечкам. - Недавно мы были друзьями, а теперь...

- Теперь мы враги? Кажется так решила маленькая Сюззи? - поитересовался генерал как можно вежливее. - Нет, я вовсе не испытываю к тебе негативных чувств, но мне плевать умрешь ты или останешься паразитом на плечах великого государства. Ни для кого не важна твоя жизнь. Кто вспомнит о девчонке, получившей ни за что власть и положение? Сеть, в памяти которой ты посещаешь балы, меняешь наряды и любовников? А еще? Никого?

Сюззи беспомощно кивнула.

- А так ты перестанешь быть винтиком. Обретешь свободу, оставив себе богатство. И всё за одно маленькое предательство. Нужно только набрать письмо, которое я продиктую и послать под личным кодом. Видишь, как просто... - продолжал убеждать генерал. Его взъерошенные волосы упали на лоб золотой волной, плечи напряглись, как перед броском.

- Я не знаю. Я боюсь. - прошептала девушка и опустила голову, поминутно всхлипывая и обиженно дуясь. - Сестра никогда не простит. Она очень упрямая.

- Ты дорожишь ее уважением? Забавно! Ты, что все эти годы пировала, пила, устраивала дебоши, мелкие заворухи. Ты боишься несуразной сестры, отказавшейся от власти?

- Дорожу! И не вижу ничего смешного.

- Я не смеюсь над ней - скорее над тобой, - улыбнулся Дерлинг. - А если посмотреть вокруг, так и над кем угодно. Каждый умеет делать что-то особо хорошо.

- Что вы имеете в виду? - насторожилась Сюззи: багровые пятна пошли по юному личику и шее, исчезая в отороченном мехом вороте.

- А ты хочешь услышать? Тот факт, что у тебя за этот год сменилось больше двадцати любовников, устроит? - хитрые глазки генерала довольно сощурились. Мужчина закачался в кресле. - Могу предоставить сетевую запись. Или мало?

- Достаточно! - жестко согласилась пленница и утерла нос рукавом.

- С тех пор, как наши государства соединились и одной страной правят два правительства, невозможно соблюдать законы. Забудем обвинения и высказанное ранее недовольство... Ты - прежняя императрица, я - генерал. Что меняется? Будь я даже бандитом, а ты обыкновенной шлюхой... Какие факты всплывут при разборе нескольких лет нового майорота? Сестра не примет твоих оправданий, и суд неизбежен.

Сюззи вскочила, будто ее охватил огонь, и упала перед Дерлингом на колени.

- Молю вас, генерал, не губите меня. Она отберет прежние права. Она отдаст власть Милли. Милли недостойна! Не разоряйте... Не надо, прошу! Я ведь младшая, я ведь ничего из себя не представляю. Никто не должен знать о растратах, никто!- девушка обняла ноги Олерго. - Я не могу потерять все! Как же так?

- Хорошо, - слегка неохотно согласился мужчина. - Вот всегда одно и то же! Не нервничай, не лишишься денег, жалкая душонка. Садись за стол и пиши, что продиктую!

- Вы не обманете меня? Вы спасете меня? - моляще шептала Сюззи, продолжая ползать за похитителем, как за единственной надеждой.

- Нет, садись и пиши. - брезгливо морщась, Олерго оттолкнул пленницу и прошелся по комнате, словно не замечая, что та лежит распростертая на полу. - Давай, вставай, идиотка!

Дрожащей рукой девушка набрала код входа в сеть. Она была раздавлена, уничтожена и абсолютно одинока в борьбе с человеком, который еще недавно галантно целовал руку при встрече, с которым маленькая императрица позволяла себе кокетничать. А теперь... так низко пала. Мини-экран расплывался перед глазами, внутри клокотала буря. Даже свет казался чужим, бессердечным противником. Буквы хохотали над Сюззи, над бессилием и глупостью, подвергшимся боли падения с самой высокой лестницы в бездну. Низкий потолок давил на плечи, и темные стены упрекали в слабости. Но среди хаоса предметов лишь глаза победителя горели холодно и властно. Его голос звучал в ушах, как горное эхо, и в тихих мыслях возникал стальным лезвием каждый жест не человека, а сущего дьявола. Уже не верилось, не мечталось...

Олерго выхватил у пленницы передатчик, благодарно кивнул, пробегая написанное глазами и заверенное вензелями по бокам экрана, а затем сохранил в память - успеется послать.

- Можешь отдыхать, детка, увидимся мы нескоро. - сообщил генерал, засовывая сетевик в задний карман кожаных брюк и собирая остальные мелочи на столе. - Пока я задержу тебя здесь. Кстати, если чего-нибудь хочешь, скажи сейчас.

- Оставьте меня в покое. - Сюззи в иступлении бросилась на диван и ударила по нему бессильным кулачком.

-Сейчас-сейчас, еще минуточку! Ну вот! Оставляю в охрану пять человек. - суетливо сообщил Олерго, направляясь к дверям. - Что-то я еще хотел сказать. В общем, ладно!

- Почему вы не хотите меня отпустить?

- Ты же сестру побежишь предупреждать о письме и отказе от власти. К Войскам рванешь... Милочка, сейчас это не важно. Отдыхай. Клянусь, я еще загляну! - дверь закрылась и открылась опять. - Как ты сказала зовут среднюю сестру?

- Милли Линдер.

- Спасибо! Не скучай.

Клетка захлопнулась - все внезапно стихло. Сюззи лежала без движения, глядя в потолок и ни о чем не думая. Она видела сквозь время полный солнца сад, где две девочки играли в мячик. Воздух тогда дышал сладким, чуть горьковатым запахом цветущих яблонь. В их нежных цветах летала душа. Каким огромным казалось это слово, не ищущее славы и богатства. И Сюззи верила словам старшей сестры, ее юным мыслям о совершенстве человеческого духа. Да, в голове сияла чистота без фальши, чистота непонимания и веры одновременно. А потом мысли вернулись к Олерго, которого страшилось сердце. Казнить его, уничтожить - вот, что заслуживает мерзавец. Эту цену заплатила бы девчонка за всю власть мира.

Но генерал и не думал умирать. Он спокойно закрыл дверь и передал ключ верзиле, что уже минут пятнадцать ждал на лестничной клетке заброшенного дома, прислонившись к темно-синей стене, исцарапанной всякими пошлостями. На изуродованной щеке стража пробивалась щетина, глаза вопросительно уставились на начальника, который равнодушно оглядел солдата.

- Последи, чтобы ребята не слишком разговаривали с ней. - приказал Олерго, начиная подниматься по лестнице вверх. - Девчонка - хитрая бестия, если не боится. На тебя вся надежда. Ты умеешь выполнять поручения. - Дерлинг на мгновение обернулся. - Я должен успеть на собрание к девяти, могут заметить отсутствие. Все, вольно.

- Слушаюсь, генерал! - верзила проводил мужчину долгим взглядом, пока в проеме не исчезла черная тень и не смолкли последние отзвуки шагов. Противоречивые чувства боролись внутри. Только вчера Олерго обещал повесить солдата на первом столбе, а сегодня доверил охрану... И этот ключ - чем не признак доверия? Ключ к постоянному достатку, шанс достигнуть желаемого, выделиться из ряда простых смертных. Верзила усмехнулся, крепко сжав кусочек металла, и направился к остальной команде.

***

Дорога вспыхнула огнями, расплывшимися от сильного дождя, внезапно - впереди, словно из небытия, всплыли силуэты зеркальных зданий, стальных шпилей с маяками, изогнутых мостов, нитей воздушных дорог. Неровный многоугольник основного города казался таким недоступным, огненным и таким желанным. Но генерал верил, что однажды любой ценой покорит его бездушные стены. Что вот-вот настанет тот момент, когда у государства будет лучший, настоящий правитель, а не те, кому власть дана по праву рождения.

Монолет снизил скорость, пролетая над черной лентой реки, прошел сетевую защиту визирования, которая осталась позади, как зеленоватая дымка, и влился в мечущийся поток огней. Если бы не защитная тонировка стекол, световой поток ослепил бы водителя. Ведь здесь мир жил движением: медленно, как черепаха, двигался наземный транспорт, плавно скользили кабины лифтов-трансформеров, весело мигали прозрачные коридоры временных эскалаторов, бешено мчались снизу и сверху потоки воздушного транспорта. Олерго тоже стал частью города, неумолимо несомый к центру, где дворцы и дома уходили до небес, превращаясь в монстров.

В запасе у генерала оставалось не больше пятнадцати минут на расшаркивание в разных местах, ответы на звонки и подготовку к банкету, на котором истый политикан обязан появиться и по велению совести, и для создания алиби.

Влетев через распахнутое окно на монолете прямо в зал своего пятиэтажного особняка и затормозив у орехового шкафа с виртуозностью гонщика, мужчина покинул салон и, на ходу переодеваясь, побежал в кабинет, где разом подключил все видеофонные линии. Экраны вспыхивали один за другим, превращая стену в подобие витрины. Дерлинг плюхнулся в кресло, улыбнулся практически тысячи знакомым. Или сколько их там было? И завел быструю беседу, не позволяя собеседникам задавать вопросы. Через минуту опасный этап оправданности закончился... Люди помнят, что общались. Много. Сколько звонков - не пересчитать. Олерго закрыл глаза, вдохнул побольше воздуха и прошептал под нос:

- Я сильный человек! Да? Да!

Он медленно оправил белый костюм, скинул темные ботинки, заменив их белыми с лакированными мысами, и критично осмотрел себя в зеркале. Да, никаких синяков под глазами, легкая небрежность прически. Дьявол, а не мужчина. Итак, кто же сегодня у нас спутница? Посмотрим в записях. Понятно, очередная фифа.

Генерал сбежал вниз по лестнице навстречу очаровательной женщине, ждущей в гостиной у окна. Ореол духов вызвал короткий приступ тошноты, но пришлось быстро взять себя в руки. Кукла в леопардовом открытом платье с улыбкой хищницы шагнула навстречу Дерлингу и протянула руку в бриллиантах для сладкого поцелуя.

- Леонора, вы потрясающе выглядите. Шикарная женщина! - первая фраза прозвучала слащаво и напыщенно, но мужчина надеялся на амбициозность подруги и не просчитался. - Я заставил вас ждать, простите. Последнее время кручусь, словно белка в колесе. А сегодня у меня нестерпимо болела голова.

- Служащие посвятили меня в вашу беду. - женщина протянула Олерго уже вторую руку с бриллиантовым браслетом в палец шириною. - Не надо так много работать. Гениальному уму необходим сон.

Сон? Генерал про себя засмеялся. Не совсем то, милая дамочка. Сколько вас еще будет виться рядом по простой потребности в капле любви! Или просто забвения... Скоро ли увядает красота ваших кукольных лиц, изящных фигур, тоненьких голосков? Легко ли вы расстаетесь с очередными мужьями? Большие глаза, курносенький вздернутый носик, пышные волосы, большая грудь и длинные ноги - единственные достоинства? Но и в этой игре есть что-то увлекательное - желание самочки произвести впечатление на достойного кавалера. А Леонора стремилась сводить с ума мужчин, облеченных властью, стремилась к ним всеми фибрами молодой и взбалмашной души.

- Мы давно не виделись. Вы избегали меня. - красавица кончиком алого ногтя пробежала по рукаву смокинга. Заглянула в холодные глаза мужчины, показательно обошла вокруг кавалера.

- Неужели? Видимо, я трудоголик и ничего вокруг не замечаю. - рука об руку оба подхалима отправились к выходу. - Но теперь, - расстилался Дерлинг, - я наверстаю упущенное... Останется ли моя львица рядом, когда аристократы окружат ее благоволением?

- А вы хотите? - алые губы растянулись лениво и важно, глаза покосились на Олерго со снисходительностью. - Я не совсем доверяю вам.

- О боги, за что вы меня наказываете? Женщина, у которой я не достоин держать и шлейф платья... - игриво сокрушался мужчина, - отвергает ухаживания завзятого холостяка... Еще вчера я умирал, сегодня умер, а теперь вы заколачиваете мой гроб.

- Генерал! - возмущенно пискнула Леонора. - Ваши шутки кошмарны.

Она погладила его по плечу вместо наказания и, покачивая бедрами, зашагала на площадку перед особняком, где парочку ожидал серебристый везделет. Пожалуй, эта шикарная машина являлась воплощением мечтаний нахалки, так как Леонора с особым удовольствием и грацией села на бархатное сиденье и с умным видом внимательно рассматривала спутника.

- Надеюсь, мы прекрасно проведем время, - генерал, до того перебиравший в памяти события прошедшего дня, наконец посмотрел на Леонору с долей мужского интереса. - Неплохо отдохнуть от дел. - констатировал он уже суше, отмечая, что девица не совсем в его вкусе. - А чем занимаетесь вы, Леонора? В свободное время...

- Пишу, знаете ли, любовные романы. - не расстерялась спутница. - Историю изучаю...

- Достойное занятие. - подметил Олерго, добавив про себя "для скучающих вдов, которые целый день шляются по салонам". - И получается?

- Не знаю! Могу почитать при встрече...

- Привозите ваши вирши, устроим литературный кружок. - усмехнулся генерал, заводя везделет. - Я буду рад!

- Какой же вы все-таки милашка! А мой второй, умерший муж думал лишь о рыбалке.... Вы не такой. - тонкие руки обвили шею мужчины, губы приблизились к щеке, чтобы оставить ощутимый след старсти. - Не такой хам, как эти напыщенные аристократишки.

- Приятно слышать, Леонора. Что же, вы тоже заслуживаете большего, чем думаете. - последняя фраза прозвучала излишне резко, и Олерго пришлось исправиться. - Вы просто прекрасны!

- Да? Я знаю. - женщина поспешно поправила прическу, завораживающе улыбнулась, а к горлу генерала вновь подступила неприятная тошнота презрения. Нет, Дерлинг сдержался, чтобы не отвесить унизительную колкость по поводу распущенности светских львиц, а напротив, обнял ту за талию, тем более, что испытывал садисткое удовольствие от умения возбуждать эмоции и желания этих кошек. Леонора впредь будет называть Олерго милой овечкой, будет плакать и умолятьо прощении, если ее кавалера обвинят в похищении Сюззи. Будет... Внезапное желание задушить спутницу уничтожили позвякивания сережек с рубинами и бриллиантами.

- Мы на месте. Организаторы постарались на славу! - шепот донесся до взбудораженного слуха. Красавица потянула Олерго за рукав. - Свет и тьма - великолепно!

- Впечатляет. - в воздух взмыли фейерверки, которые не угасали почти двадцать секунд. - Теперь я знаю, на что вы похожи - на эту радугу, на королеву праздника.

- Прекрасно придумано. Я хочу быть королевой, несомненно!

Казалось, на площади перед центральным дворцом двух правительств слилась в экстазе влюбленная парочка, но девушка просто искала мужа, а мужчина - несомненного алиби на злосчастный и одновременно счастливый день. Десятки камер сети сняли момент их единения, десятки глаза на лестнице видели, как генерал прибыл на банкет, устроенный одним из миллиардеров. Весь отрезок времени, пока гости поднимались и фотографировались, Леонора висела на руке Дерлинга, и тот терпел неудобства. Терпел он и в зеркально-мраморном фойе, и в первом Золотом зале, и перед высокими дверьми, у которых все дамы с замирающим дыханием поправляли прически и принимали достойный вид.

- Вы готовы? - Олерго приостановился у очередного зеркала, в котором спутница критично разглядывала во всех ракурсах свою драгоценную персону. - Побыстрее, пожалуйста! Нас ждут!

- Вы очень нетерпеливы, генерал. Теперь я знаю, почему вы угрюмы. Никогда не влюблялись, никого не обожали. Хороша я! - дамочка поправила тонкие бретельки платья. - Теперь, мой король, в бой! - почти приказала она и взяла Дерлинга под руку. Желанные двери распахнулись, пропуская в мир богатых людей и оставляя за порогом остальное несовершенство.

- А сейчас рад вам представить, - заорал кто-то в динамики, - генерал Дерлинг, министр внутренних дел, почетный гость нашей компании и его дама, Леонора Силина, владелица шикарных отелей на побережье и всех коммерческих библиотек.

От вспышек трудно было удрать, но Олерго потянул спутницу вбок и вскоре скрылся за колонной, куда прессу уже не пускали.

- Вы очень нерасторопны. - язвительно заметил он богатой вдове.

- Напротив, завтра все порталы и голограммы будут пестрить нашими изображениями. Это хорошая реклама!

- Для вас. Не для меня. - Дерлинг потащил Леонору в тронный зал, по пути отмахиваясь от явных и неявных знакомых. Необходимо было избавиться от нахальной курицы, липнувшей к нему явно из каких-то корыстных целей, вникать в которые не имело смысла. Слишком затянулась приватная беседа. Пусть пообщается среди равных - жен миллионеров. Деловая, решила набить себе цену на публике. Черт, вечер не сулит счастья. Каким попугаем я смотрюсь среди этих напыщенных скотов?! Каким дураком!

Силком усадив спутницу с остальными дамами, генерал попытался раствориться в толпе. По пути он тянул из бокала вишневый пунш, улыбался, здоровался с нужными людьми и наконец столкнулся лицом к лицу с министром юстиции, милым старикашкой, получившим пост благодаря большой взятке.

- Генерал, давно хотел поговорить, - цепкие пальцы поймали Олерго в самом из лучших танцев - в бегстве от настойчивой женщины.

- Слушаю вас. - мужчина попытался высвободиться, понимая, что собеседник пьян. - Только побыстрее, меня ждет дама.

- Вас? Дама? Неслыханно! Не смешите меня, генерал. На прошлой неделе...

- Оставим! Отвяжитесь от меня! - зарычал Дерлинг. - Или я не ручаюсь за себя.

Ох уж энцинденты неожиданных встреч! Министр в испуге отпрянул, как марионетка, продолжая механически улыбаться.

- Извините! Извините! - шептал он, но генерал уже не слушал, широким движениями пересекая зал, в надежде покинуть банкет до столкновения с представителями Войск майорота.

В последний момент, когда камеры вновь настигли Олерго софитами и вопросами журналистов, из ниоткуда вынырнула Леонора, и вновь прильнула к своему прыткому кавалеру.

- Вы чем-то расстроены? - спросила она тихо, жеманно улыбаясь прессе.

- Нет, - натянутая улыбка вышла более или менее удобоваримой. Глаза недобро сверкнули. Что же, последний бал перед крахом империи вышел шикарным. Сильные мира сего на взлете волны, но им не дано знать о том, что и взлеты заканчиваются. И птицам предписано пасть под дамокловым мечом неизбежности. А блеск богатства подобен блеску нищеты.

- Генерал, прошу вас, - донеслось сквозь шум музыки и разговоров настойчивое щебетание Леоноры. - Давайте потанцуем.

Красавица протянула изнеженную руку.

- На белый танец...

Олерго вздрогнул. Его память на мгновенье вернулась в прошлое, нарисовав на лице легкий призрак боли.

- Что ж, если это просит королева... - согласился он, увлекая красавицу за собой, в бесконечное кружение. - Я готов.

Возможно, это был лучший из танцев в тот вечер. Возможно. Многочисленные каналы транслировали по сети, как двое - Дерлинг и Леонора - вальсируют среди гостей. Как их окружает ореол немыслимого, чудесного света, исходящего от многочисленных хрустальных люстр. Как отражаются в зеркальном паркете совершенные двойники... Вальс перед игрой, на которую Олерго положил бы жизнь взамен всему миру. Страсть, которую простому смертному не понять. Страсть, которая могла бы ослепить и уничтожить, горела в разуме мятежного генерала.

***

Утро, опьяненное и холодное, встретило Дерлинга в пути. Сперва он отправил опостылевшую новую пассию домой, затем добирался до особняка сам. Голова гудела не от выпитого - это мысли лавиной прокатились по сознанию, вызвав настоящую грозу.

Усталость сбивала с ног так, что генерал едва добрел до небольшого дивана в кабинете, упал и, закинув ноги на подлокотник, погрузился в безумие сна. Спать, спать, спать, требовали кружащиеся предметы комнаты вокруг. Спать, повторял монолет Сюззи. Спать, голосили раскиданные по полу вещи.

Разве я против? - возмущался мозг. Три дня ни минуты покоя. Три часа, чтобы очнуться. Сейчас включу внутренний таймер. И тогда никому не поздоровиться. Никому из Войск, никому из политиков, никому... Блаженная улыбка расплылась по расслабленному лицу, придав тому ангельское выражение. Дыхание выровнилось, рука упала и повисла беспечной птицей. Отключиться от просыпающегося города, от звона видеофонов, от криков во внутреннем дворе - сейчас я никто, а никому все равно. Райское блаженство подтолкнуло Дерлинга к радуге на короткий миг, а потом толчком вернуло к действительности.

Три часа с семи утра пролетели со свистом пули. Довольно! Олерго открыл глаза, то есть один глаз, прищурился. Рядом, на стуле, аккуратно сложенный лежал вчерашний костюм бандита. Бумаги, разбросанные в беспорядке, теперь были распределены по секторам. Бесшумная уборочка вышла. Генерал усмехнулся, потому что знал - в его комнаты доступ имеет только один человек, доверять которому вполне можно.

Потянувшись, мужчина неохотно встал, обыскал карманы кожаных брюк, из которых достал передатчик с письмом Сюззи. Распахнул автоматические темно-бордовые шторы и окна зала, где стоял присвоенный монолет. Холодный воздух моментально привел генерала в чувство, лишь темные круги под глазами да бледность говорили о недосыпании, но и эту оплошность легко исправить. Сложнее заставлять тело бодроствовать. Гул мотора скорее всего не услышал никто из домочадцев. Не составило особого труда завести машину в огромный гараж и укрыть темным брезентом. И сразу на душе полегчало. Опатичная улыбка сошла с полусонного лица, сменившись осмысленным выражением.

Олерго неспешно вошел в парадные двери, не заботясь о логике происходящего, и у порога столкнулся с управляющим, который нес кипу письмодисков в пластиковых пакетах. Высокий, темноволосый паренек с удивлением воззрился на хозяина, затем улыбнулся одним уголком губы и подмигнул. Мол, знаю, видел, но тайны только между нами. Дерлинг в ответ благодарно кивнул. Антон, однако, наделен умом от матушки-природы, - подумал мужчина и потянулся, пытаясь привести в норму затекшее от неудобного сна тело.

- Доброе утро, генерал. Вам звонили из министерства управления, передали, что ждут к четырем. - юноша предупредительно пропустил хозяина вперед и, заметив, что Олерго странно хмур, добавил тише. - Вечером я никому не позволил входить в ваши комнаты.

- Спасибо, ты правильно поступил. - Дерлинг похлопал мальчишку по плечу, продолжая неумолимое движение к столовой. - Завтрак готов?

- Да, я распорядился.

- Кто со мной связывался? - генерал плюхнулся в кожаное кресло во главе огромного черного стола, который занимал не менее огромную продолговатую комнату, и вытянул ноги, глядя как Антон прочитывает свой сетевой ежедневник.

- Ничего серьезного, лишь дамы. Имена и часы соединения введены в ваш видеофон. Депеши доставлены час назад. Они у меня во избежание просачивания информации. А то ведь и ваша вечерняя пассия проявила немалое любопытство.

- Неужели? Присаживайся. Не прочь позавтракать вместе?

Управляющий опустился на кончик соседнего стула, и собеседники замолчали, пока сервировали стол.

- Ну что же, приступим? - Олерго проводил взглядом обслугу, которая притворила за собой дверь. - Какие новости?

- Ничего интересного, за исключением взрыва на заводе цветных металлов. - Антон положил хозяину на тарелку овсяной каши с фруктами и налил ароматного кофе в фарфоровую чашечку. - Открыта тайна захоронений Севера. Произошло несколько похищений знатных особ... Не очень-то я верю сообщениям сети. Конкретика не в их компетенции.

Парнишка отхлебнул из своего бокальчика под пристальным взглядом Олерго. С некоторых пор даже хорошие служащие способны на предательство. Что стоит Антону сменить хозяина?

- У вас много врагов, - юноша улыбнулся, промокнул губы салфеткой. - Яд может оказаться медленно действующим.

- На такой я найду противоядие. - любезно согласился Дерлинг, радуясь проницательности мальчишки. - Не так ли?

- Я мог смазать вашу чашку прозрачным ядовитым гелем...

- Я поменял чашки, когда ты отвернулся...

Оба засмеялись. Оба принялись за еду с явным удовольствием, удовлетворенные приятным обществом. А для Олерго хороший разговор стоил миллиона, несмотря на то, что управляющий никогда не станет равным генералу.

***

К полудню совещания по видеофону закончились, и Олерго со спокойной совестью отправился к президенту первого из двух правительств многострадальной страны. Дворец-министерство встретил генерала торжественно, по-военному. Не стоит описывать величественность парадного фойе, мраморность и позолоченность широких коридоров, отметим лишь чрезмерную любезность министров и надоедливость распорядителей, которые встречали Дерлинга.

Генерал предпочел штатскую одежду (черный костюм, белая рубашка), холодное кивание (в сравнении с расшаркиванием подчиненных и правящих лиц) и ни минуты не пожалел о том, что отличается от остальных сильных мира сего: этакий вихрь, сносящий головы нерадивым, зажравшимся людишкам, которые подчинялись не только чинам, но и истинной силе. В первую очередь, данное утверждение относилось к президенту Крунду, засидевшемуся на посту первого человека по договоренности между упрямыми и жадными сторонами.

Президент встретил генерала недоверчивой улыбкой, своевременно отказавшись от остальных встреч.

- Вы звали меня? - войдя в кабинет в стиле авангард, где преобладала новая арт-технология производства мебели, Олерго почувствовал, как заражается инстинктом охотника, преследующего долгожданную дичь. - Еще вчера я стал нежеланным гостем на заседании вашего правительства. Неужели иссякли запасы идей и опять нужен кредит? - мужчина развязанно уселся в пластиковое кресло перед столом и уставился на растерянное лицо президента - тот выглядел больным: толстые щеки обвисли, сосуды в поросячих глазках полопались, кожа имела неестественно зеленоватый оттенок. Крунд и так походил на бульдога, а теперь, при видимом старании скрасить свое недомогание, и вовсе превратился в противную жабу в безвкусном дорогом костюме.

- Я запутался, генерал. Столько долгов еще не видело ни одно правление. Отчеты в Войска через месяц, а у меня - ноль на руках... Зажимают кредиторы, налоги выбить оказалось практически невозможно... Законы развалились на сотни бюрократических подсистем. Паника - вот что нас ожидает!

- Понятно! Ну, и что я, собственно, должен сказать? - генерал удивленно приподнял бровь, выражая полную наивность. - Ничем не могу помочь. Вы умело разграбили и использовали казну, средства, по мнению совета внутренних дел, пущены по ветру. И мы вас не станем прикрывать... Это же надо было додуматься закупать пустынные земли! Не знаю, может, там обнаружена руда? Нет? Неудивительно. Или построено что-нибудь? Тоже нет?

- Генерал, вы убиваете меня! Ведь месяц остался! Понимаете! Я все отдам, с процентами!

- Нет, Крунд, не уговаривайте. Вы могли прийти раньше, а теперь, когда у нас почти не осталось шансов прикрыть зад, режете себя на куски. Себя и своих министров. Одни хищения, никакого порядка... Решения, принятые прошлым летом, привели к печальному результату. А я предупреждал вас.

- Я пытался исправить, клянусь. Я даже просил отсрочки для отчета у Войск. - засуетился президент.

- А-а, значит, надежда у вас была? Не удалось? Забавно, вы думали, что правящая страной военная система Войск пойдет навстречу зажравшемуся миллиардеру в банкротстве? Страна, где армия не принадлежит правительству, а подчиняется майороту, где политики развратничают... так дальше продолжаться не может. - Олерго сделал знак, чтобы президент наклонился к нему поближе. - У некоторых кругов есть мнение, что пора заняться разработкой проекта на соединение империи в единую правящую систему, изменить устои... Знаете, что второе правительство снимает сливки с богатых районов, тогда как вы едва сводите концы с концами? Так вот, имей мы армию и майорот в своих руках... - голос генерала снизошел до едва уловимого шепота, и лишь последняя фраза дошла до слуха Крунда со всеми оттенками злобы и презрения. - Не ровен час, кто-то сможет захватить власть раньше, Крунд.

- Вы предлагаете принять меры?

- Да, и начнем мы с закрытия большей части продовольственных магазинов...

- Но это вызовет социальный взрыв, - испугался президент и отмахнулся от собеседника, как от дурного наваждения. - Я не могу...

- Мы перекинем вину на наших врагов. Ведь это они повысили налоги и начали игру. - Олерго даже языком прищелкнул от удовольствия.

Первая ступенька поддалась с легкостью и восторгом.

- Мы потребуем отмены некоторых пунктов в налогообложении, чем вызовем долгие споры партий, а там... Войска не должны быть на их стороне!..

Чем дольше слушал Крунд генерала, тем сильнее хотел заткнуть уши и прогнать мерзавца прочь, но деньги и власть ослепили жалкого бульдога радужными перспективами. Каких-то десяти минут хватило Олерго, чтобы убедить президента в правильность выбранного им пути.

***

"Труднее всего определить слабую сторону человека и умело ударить в тот момент, когда противник меньше всего чувствует опасность. Даже если точно подобрать время, даже если все условия благоприятны... - Олерго в задумчивости пересекал дворцовую площадь, за которой располагались взлетные площадки министерства. Он воссоздавал в памяти реакции президента на те или иные предложения, вспоминал ажиотаж в маленьких глазках при произнесении вслух кругленькой суммы за поддержку, сладко-кислую улыбочку, слабые трепыхания. Генерала тошнило от таких людей в оболочке мудрецов. - Он даже гаже Сюззи. Впрочем, жадность Крунда играет на руку партии промышленников и, соответственно, мне. Хапугу можно потерпеть до поры до времени. А вот чистюля президент из второго правительства вряд ли пойдет на переговоры. Не стоит пытаться лезть в бочку раньше времени. Если бы я решил проблему на банкете, когда мерзавец нажрался... Хотя вряд ли. Подумаем лучше о прекрасной, полупьяной Леоноре. Н-да! - часы на башне в такт шагам по мраморным плитам отбили два по полудни. - Как она смотрела на меня! У-у-у! Сладкие губки, просто пылающий вулкан! А я болван не уделил вдовушке должного внимания. Это же было вчера... Или позавчера! Черт! Если подождать еще немного, наша красотка запылится в библиотеке. И есть ее будет не так сладко!" - генерал остановился, улыбаясь возникающим фантазиям, как живому доказательству возможного секса. Ему было очень трудно отогнать естественные потребности на второй план и вернуться к событиям последних трех дней. Но политик и человек победил грубое животное.

Последний раз второй президент при встрече с Дерлингом проявил чрезмерную холодность, озадаченно твердил о нарастающих проблемах, сетовал на запущенность управления и отсутствие времени для разговора. А потом и вовсе выпроводил визитера за дверь. Но Олерго и тогда не отстал, вступив в опасный и очень извилистый диалог, который бы позволил выяснить некоторые первостепенные и второстепенные факты.

Да, президенту номер два не нравилось, что Войска имеют власть над двумя правительствами и парламентом в решающих направлениях, не нравилось, что Олерго принадлежит основная часть промышленности. Как он выразился "генерал держит страну на своем хлебном попечении"... Нелестные обвинения звучали для генерала мелкими уколами, другое дело - выстрелы по поводу оборудования, техники, оружия, которые полностью принадлежали майороту. Президентские заявления о существенной зависимости от армии, от Войск и их армии. Его неприязнь к тираническому контролю одной организации над всеми делами государств. Мнение, абсолютно согласное со всеми правящими элитами, которым страшно даже представить противостояние. Дерлинг два года бился через невидимую преграду, стоящую на пути... Черт, побери, этот разговор привел его в ярость - не изменилось ничего! Неужели никто не желает сломить Войска? Никто?

Скорее всего, генерал единственный победил страх и решил сразиться с монстром, выращенным на дикой и плодовитой почве власти - власти превыше жизни. Он еще помнил головокружительные победы, верил, что логика делает из жалкого великого. Лишь бы судьба подарила шанс! А будет шанс - возьмем.

С тяжелыми мыслями, мужчина добрался до стоянки, где столкнулся с чиновником из отдела внутренних расследований. Человеком, посвященным во все преступные деяния, изучающим даже мелкие, казалось бы, безвредные преступления. Этот тощий мужичок воплощал в себе все черты пассивного маньяка. Этот человек благоволил Олерго.

- Сегодня утром мне сообщили совершенно секретно, что пропала фиктивная императрица Сюзанна Линдер. Охрана, уцелевшая при нападении, утверждает на допросах, что похищение разработал известный террорист Каразо, преследующий оригинальную цель уничтожения всех членов королевской семьи. Маячки машины заблокированы, личный маяк правителя тоже.

- А что Войска?

- Все случилось на нейтральной территории. - несчастный чиновник сжал голову руками. - Она не взяла с собой никого из Войск. След затерялся. Представляете пространство в триста тысяч квадратных километров. Наш отдел кипит.

- Ее намерены искать? - спокойно поинтересовался Дерлинг, доставая сигарету и закуривая. - У вас бледный вид...

- Я знаю, но в моем положении... - выдохнул тот. - На поиски уйдет по крайней мере месяца два.

- Сногсшибательно.

- Это не все! На замену намерены вызвать с Островов среднюю сестру Милли, но если случится непредвиденное... Генерал, я нахожусь на грани катастрофы. Войска еще ничего не знают, но сетевые блокаторы не вечны. Боги, мы тянем время, на что-то надеемся. Ждем условий от террористов, а их нет. Боюсь, избежать приезда Милли не удастся. Сюззи была девочкой, которой легко управляли... Милли - кот в мешке.

- А настоящая императрица - старшая сестра? Она не вернулась к власти?

- Она тоже не в курсе. Слава богу, вроде и не намерена претендовать на что-либо. После передачи прав наследства Сюззанне прежняя наследница в системе наблюдения занесена как обычный гражданин. Кажется, даже работает. О генерал, если мы не найдем Сюззи, начнется нечто невообразимое... Через месяц - отчеты. Заведены сотни уголовных дел на министров. Последняя капля слишком тяжела - мыльный пузырь лопнет.

- У вас намечались планы? До этого?

- Я человек, не без греха! - заметил жестко собеседник, заглаживая седые волосы. - Завтра нас ожидают беспокойства, завтра все заговорят, пойдут слухи... Какого черта Сюзанну Линдер дернуло лететь именно опасным маршрутом? Я проклинаю охрану.

- Успокойтесь, - мягко оборвал Олерго. - Еще не все потеряно.

- Что? Что вы можете предложить?

- Объявите о смерти девчонки, она вполне могла покончить жизнь самоубийством.

- Ничего себе! А откуда я возьму труп? - закричал чиновник, размахивая руками. - Не смешно! Кстати, вы ведь непосредственно находитесь над нами. Решение все равно принимать вам.

- Тогда объявите, что Сюззи Линдер покинула страну, отказавшись от правления... - Дерлинг нахмурился, желваки его задергались от напряжения. - Не все ли равно, кто будет фиктивно стоять у руля, Сюззи или эта...

- Вам плевать, а мне - нет! Милли специально отослали в заключение на Острова, чтобы лишить трона. А теперь вдруг она займется политикой. Хуже нет правителя, чем освобожденный раб! - и собеседник погрозил пальцем кому-то невидимому.

- А вы закружите ей голову удовольствиями, сделайте безразличной, в конце концов подсадите на иглу. Все останется, как прежде.

- Да ну вас в самом деле.

Мужчины переглянулись, обмениваясь тайными знаками, и разошлись в разные стороны. Задуманное осуществилось, фундаментизировалось безразличием и страхом министров потерять удобные кресла, а крошка Сюззи теперь в руках отъявленного мерзавца, у которого нет столь глубоких привязанностей к должности. Теперь город неизбежно захватит фатум, невидимо сострясет до основания столетние устои, встанет огнем над прошлым, а Олерго, вечный изгнанник без пристанища, обретет желанную силу.

***

Генерал возвращался домой, предоставив возможность выбора пути автопилоту. Везделет плавно скользил среди потока машин по воздушной дороге в обход светофорам. Из динамиков лилась сетевая электронная музыка. Ухоженные улицы верхних уровней города сияли чистотой. Прохожие исчезали в небытие искусными тенями жертв моды. Витрины и рекламные экраны - вспышками безразличия. Лишь деревья, первыми выпустившие липкие листочки, привлекали изможденный взгляд. Они вели в томные аллеи; они все, как один, напоминали сад, который обрамил особняк генерала чувственной зеленью.

Его дом - здесь нет болтовни, нет спектаклей и обмана. Можно победно улыбнуться, можно с шиком и гордостью выйти из машины, не скрывая в груди стихию со всеми вариациями сумасшествия и властности, сносящими напрочь возведенные мосты в прошлое. Можно не носить масок. Генерал приехал отдохнуть.

В таком вот настроении Олерго и застала неутомимая поклонница Леонора. Впрочем, предугадать появление недавней кошки оказалось не таким уж сложным расчетом. Странным показалось бы отстутствие вдовушки, которая впорхнула в логово хищника уже через полчаса после его возвращения. Блистая восточным нарядом, ярким макияжем, красавица гордо зашла в дом, откинула толстую косу - откровенную гордость - за спину, и соблазнительно улыбнулась, приводя в движение дневные мысли Дерлинга.

- Вы? Не ждал! - Олерго оглядел королеву ночного банкета с ног до головы, поражаясь эффектности красного и золотого. - Прошу, проходите! - он поманил ее к себе через всю гостиную, не удосуживаясь встать. - Как провели день?

- Как видите, - Леонора покрутилась, показав все детали божественной фигуры. - Гуляла по магазинам, потом играла в теннис... Вы любите играть, генерал?

- В другие игры, - вкрадчиво подтвердил Олерго, придвигаясь ближе к присевшей на край дивана красавице. - Стоит закрыть глаза и уснуть, как все теряет смысл.

- Вы очень умны, вызываете восхищение. - гостья обняла руками принесенную бархатную папку и посмотрела на Дерлинга, который без стыда коснулся губами оголенного плеча. - Я схожу с ума от скуки, и мне очень хотелось вас видеть...

- Мне тоже. Может быть, легкий ужин? - Олерго провел рукой по кудрявым волосам, всем существом улавливая скользившее между ними напряжение. Да, тело не способно противостоять искусам, особенно сегодня.

- Не стоит, если только чуть-чуть выпить.

- Прекрасно. А пока расскажите мне о себе. Обожаю ваш голос. - пальцы мужчины скользнули на тонкую талию.

- Генерал, вы меня смущаете невероятными комплиментами. - Леонора опустила ресницы, видимо, решив поиграть в скромницу. - Кстати, я привезла, как обещала, мой любовный роман. Лестно послушать мнение друга.

- Думаю, что роман не может быть хуже его создательницы. - губы Олерго прочертили влажную линию на плече гостьи, поднялись к шее, чуть коснулись уха. - Вы самая яркая звезда среди тысячи звезд, - горячо выдохнул мужчина. Его светлые волосы щекотали щеку Леоноры, которая замерла, не в силах сдвинуться с места, и затаила дыхание. - Блеск ваших глаз горит все ярче, и мир исчезает с ним вместе. - продолжил генерал, все настойчивее требуя взаимности. - Я таю от мечтаний, я растворяюсь... - внезапно легкий бриз любви перешел в холодный ветер, и мужчина отодвинулся прочь. - Но чувства смешны, чувства порождают желания! Вы хороши, Леонора, очень хороши...

- О чем вы, генерал? Я так долго ждала.

- Вы ждали, прекрасная? Чего? - жесткое лицо Олерго смягчилось.

- Вы знаете сами. - алые губы полуоткрылись, маня в омут неприкрытым откровением. - Быть с вами. Никаких подвохов.

- Со мной невозможно быть, только остаться в сердце, чтобы потом никогда не разделиться.

- О да! Как вы правильно сказали. Мне по душе. Пожалуй, я включу это в одну из следующих книг.

- Вы меня не поняли. - раздраженно прошептал Олерго, рывком поднимая Леонору на ноги. - Идемте, оставьте здесь свою папку.

- Куда?

- В столовую. Я голоден, а вы можете выпить - хоть вина. - ответил генерал, исключая всякие возражения. - Уже половина восьмого. Мы успеем еще близко пообщаться, - и потащил красавицу за собой.

Та спотыкалась, почти бежала за Дерлингом, но не протестовала, как всякая женщина сознавая, что чем-то разозлила холодного идола и должна вымолить прощение, пока ее не вышвырнули за порог.

Управляющий поприветствовал хозяина. Тот ответил коротким кивком, уже вталкивая Леонору в комнату и закрывая за собой дверь. Черт побери ее с дурацкими светскими церемониями! Немедленно сдвинуть красотку с места, заставить действовать по его правилам. Пусть поволнуется, прежде чем окажется в спальне.

Леонора ела плохо, как птичка, поглядывая на уплетающего Олерго испуганно и слегка настороженно, почти разочарованно.

- У вас плохой аппетит. Не выпущу из-за стола, пока тарелка не будет пуста! - внезапно заявил недавний обжора, допивая бокал сливового вина.

- Я не хочу! - надулась гостья, отставляя тарелку. - Здесь слишком много калорий.

- Скажите мне, Леонора, как на духу, без церемоний, вы меня любите? - взгляд Дерлинга стал темен и игрив, как у майского кота. Он до того смутил гостью, что та ничего не смогла ответить и лишь утвердительно кивнула, закрывая глаза. - Прекрасно! Великолепно! - генерал засмеялся. - Только не принимайте к сердцу, у меня в последнее время столько дел, что не до ухаживаний. Не хотелось бы тянуть резину, понимаете?

- Вы меня ошарашили, - сглотнула нервно красавица, откидывая салфетку. - Никогда не видела более мерзкого грубияна. Голова кружится и вообще... Пожалуй, я поеду домой. Я не привыкла к такому обращению, устала, я не позволю, в конце концов.

- Я предоставлю вам комнату здесь. - Олерго подхватил на руки едва поднявшуюся с места гостью, собиравшуюся бежать, и зашагал к лестнице. - Отнесу вас наверх, открою окна, уложу в кроватку...

- Нет, я не хочу. Не смейте! - глаза Леоноры расширились и тем не менее она продолжала обнимать генерала за шею.

- Вы останетесь - и точка. - отрезал Дерлинг, заходя в коридор второго этажа. Одной ногой он распахнул дверь, прошел через зал к спальне и аккуратно положил драгоценную оцепеневшую жертву на кровать. Впрочем, красотка нисколько не сопротивлялась, а только смотрела на соблазнителя с долей иронии.

- Спокойной ночи. - генерал направился к выходу, продолжая спектакль для светского общества и ожидая что-то вроде вздоха или знака, но гостья оказалась куда смелее, прямо как в дешевых любовных романах.

- Не уходите, прошу вас, - выдавила она, сдерживаясь, чтобы не закричать.

- Вы действительно этого хотите? - спросил Олерго поворачиваясь.

- Останьтесь, я не хочу, чтобы вы ушли. - Леонора скользнула к Дерлингу, прижимаясь близко-близко всем телом. - Не покидайте меня, я боюсь темноты. - сладкие лепестки коснулись сжатых губ Олерго, сложенных в маску улыбки. Но за мимикой скрывался настоящий зверь.

- Я не уйду, дорогая. Только не будете ли вы упрекать себя после?

- Нет, - голос отказал новоявленной актрисе, но руки... руки увлекали за собой...

***

Генерал проснулся от кошмара и ощутил, что спальня наполнена духотой и жаром. Предметы в темноте перемешивались, а глаза жгло от недосыпания и головной боли, служившей неприятным сигналом психического излома. Комната наполнилась шорохами, а голова - сомнениями в правильности выбранной стратегии, вносящими сумятицу в разум и чувства. Дерлингу стало страшно. Он нащупал выключатель: дрожащий свет ночника бледным пятном озарил спальню - этот крохотный кусочек от огромного мира.

Кажется, я схожу с ума, - выдохнул про себя генерал, поднимаясь и натягивая халат. - Нужно глотнуть воздуха, прийти в себя.

Без сил мужчина побрел на балкон, склонился через перила и вгляделся в сумрак парка. Ночная прохлада блаженством растекалась в крови. Ночная прохлада уносила от реальности, даря душе философию пессимизма. Казалось, эти темные призраки облаков похожи на самого генерала - их жизнь начиналась и заканчивалсь на небе, их смерть - низвержение и позор под ногами прохожих.

Как спокойно! - мужчина уловил вдали неясную тень человека, бредущего по дорожке. - Какой-то чудак гуляет! - подумал он вяло. - Не спит... И я... Отдыхать - немедленно. Взять себя в руки. О черт, совсем забыл. Здесь похотливая кошка... Красивая кошка... Или нет? А-а, все равно! Никто не способен сравниться с потерянной мечтой, которая выскользнула из рук, как золотая рыбка, и скрылась где-то среди многомиллионного города. С ней одной, невидимой, он терпеливо будет ждать встречи хоть целую жизнь. Увидеть на одну единственную минуту - счастье. Нет, он не выпустит счастье из объятий. Только нужно толкнуть пространство, перевернуть мир вверх дном.

Леонора вздохнула во сне, сбивая робкие надежды генерала с верного пути, и отвернулась, съежившись от холода. А Олерго еще долго сидел, не сводя печальных глаз с изящной линии тела чужой спящей женщины.

2

Двери воздушной электрички распахнулись, и народ хлынул на широкий подвисной перрон. Высокий мужчина, глядя поверх толпы, уловил неясную тень еще в проходе: джинсы старомодного покроя, черный пушистый свитер и белые кроссовки. Держа в руке кожаную сумку, это нелепое создание вылетело радостно на свободу и неторопливо побрело по ступенькам в такт с толпой, что раскачивалась из стороны в сторону. Несмотря на бесформенность одежды, конечно, никто бы не заявил, что видит мужчину. Это была девушка, причем, по некоторым меркам, прехорошенькая. Она оглядывалась, ища кого-то взглядом, красные пятна волнения ярко разгорались на пухлых щечках.

- Добрый день, - ласковые нотки голоса встречающего прозвучали где-то рядом, и незнакомка обернулась.

- Привет, Сверт, где ты прятался? Я не видела.

- Наблюдал, нет ли хвоста. Таковы правила безопасности. - с улыбкой объяснил тот, беря девушку за руку.

- Какая осмотрительность! - подразнила та и моментально нахмурилась, заметив, как исказилось лицо давнего и искреннего знакомого. - Что-то случилось? Вы вырвали меня из лаборатории во время важного эксперимента. Пришлось ехать через весь город... Говори, какого черта?

- Нас ждут в штаб-квартире, там все объяснится. - Сверт схватил недавнюю пассажирку за локоть и потащил вверх по дребезжащей двигающейся лестнице. Вслед странной паре - высокому брюнету в военной форме и маленькой девчонке из народа - смотрели удивленные глаза многочисленных зевак.

- Мне все же интересно... - на бегу требовала незнакомка, - какие такие обстоятельства вынудили Войска вернуться в мою жизнь? Как никак три года прошло! Я не желаю даже знать, что там у вас творится. Живу себе - никого не трогаю.

На румяном личике росло возмущение обидевшегося ребенка. Милые черты, словно сошедшие с иконостаса, обретали вредность чертенка, обнаружившего непрощенного грешника. - Вечно в нашем захолустье война! - в светло-зеленых глазах вспыхнул огонь. - Да не бегите так быстро, я устала и жду объяснений. В конце концов, я не спортсменка-бегун.

Офицер сразу сбросил скорость.

- Простите, не рассчитал, - иронично доложил он.

- Давай, не мудри, выкладывай начистоту. Чем быстрее я узнаю правду, тем скорее освобожусь. И начальник ждет, и служащие после ваших звонков косятся. Маршал Берди утром поинтересовался так ехидненько: "А не желаете ли вернуться к майороту?" - девушка нервно срывала с деревьев первые липкие листочки и подкидывала вверх. - Сверт, не молчите... Не молчите! Не смейте! Я ведь не за этим еду? Я не хочу возвращаться - только жить начала без всяких интриг, войн. Уши заткнула, дышать смогла полной грудью.

- Вы правы, - офицер опустил голову, как будто ощутил вину, и плотно сжал губы. Что он мог сделать для нее? Чем смел помочь? Лишь прикрыть грудью, но не уберечь от будущего.

Они уже покинули зону движения и вышли на улицу, где было особенно людно, так как квартал "В" предназначался для модных магазинов и развлекательных центров. Сверт крепко держал спутницу за руку и с благоговением рассмартивал лицо, которое нисколько не изменилось с их первой встречи. Все то же доброе, почти детское выражение светлых глаз, тоненький греческий носик, про который девушка всегда отзывалась с долей сожаления и с восхищением глядела на курносых красоток, чувственные лепестки невинных губ, румяные щечки ребенка, прелестное изящество движений, тонкий, но не раздражающий голосок.

Офицер с умилением вспомнил, как недавняя повелительница помогла ему продвинуться по службе и получить чин капитана. И тогда она не кичилась своим положением, и сегодня не скрывала отвращения к предназначенному судьбой и кровью.

- Ты так смотришь, что мне кажется, будто я надела свитер наизнанку.

- Просто залюбовался, - завороженно пробубнил Сверт.

- Чудесно! Видимо, ты пугол огородных давно не встречал. - тонкая рука дернула козырек на лоб нахалу. - Издеваешься что ли?

- Как можно!

- Тогда в чем дело? Я не понимаю! Куда ты меня ведешь? В салон красоты, на подиум последних сезонных показов? Сверт, я здесь! Очнись от экстаза!

- Маршал Берди так много говорил о вас...

- Опять - двадцать пять, меня не слышат. Мне нет дела до маршала, пусть со своей новой хозяйкой разберется. Сюзанна вполне подходит для его необузданного темперамента. - девушка внезапно остановилась и вскрикнула. - Смотри, автолеттер! Бежим, а то уйдет! - и бросилась наискосок движению через всю улицу прямо к г-образной остановке. Сверт, сбитый с толку, побежал за вполне реальным зайцем, а не бывшей императрицей. Какого черта? - теперь ругался он про себя. - Почему общественный транспорт?

Поток пассажиров в этот момент хлынул в полосатые двери воздушного лайнера, забивая салон до отказа студентками с покупками, их своеобразными кавалерами и другими богемными отрывающимися личностями. Девушка последней вскочила на ступеньку средних дверей, как юркий зверек вцепившись в вертикальные перила, и замахала руками проигравшему в спринте Сверту.

-Давай же, ты сможешь! - закричала она весело.

И офицер попытался, пока чужая рука не схватила его сзади за шиворот и не потянула обратно, на улицу. Наглый тип столкнул незадачливого провожатого, чтобы занять освободившееся место в хвосте салона и коварно хмыкнуть. Девушка с удивлением наблюдала за нахалом из-под опущенных ресниц, не вполне понимая, что же так удивительно знакомо в дорогом плаще. Может быть, его претензиозная простота? Или дело в шляпе, которая скрывает лицо до самого кончика носа? Странный тип - расплылся в коварной улыбке. Он сделал это для нее - девушка была уверена, а потому ответила тем же и тотчас отвернулась, вся вспыхнув от смущения. Что со мной происходит? Я, кажется, кокетничаю! - подумала она, еще несколько секунд недоумевая, но потом вскинулась, вздрогнула и пристально оглядела странного пассажира: он поднял голову навстречу солнцу, чтобы показать лицо в самом выгодном свете. Хитрые серые глаза, как глаза лисицы, усмехались, светлые волосы падали на высокий лоб. Он выставил надменный острый подбородок вперед, сжал тонкие губы...

Нет, головокружительной пассажирке не показалось. Встреча исключена. Не может быть.

- Олерго?! - тихо прошептала девушка и встряхнула головой, чтобы избавиться от наваждения. - Олерго Дерлинг?

Несколько пассажиров шарахнулись в сторону, разговоры в салоне поумолкли. Колыхание пола, блики солнца через стекла, сочетание света и тени - все смешалось в феерию магического огня, который трепетом прошел по шее, ключицам, по завиткам русых волос и попал в самое сердце: девушка ахнула, а генерал, расталкивая испуганных пассажиров, через весь салон направился навстречу судьбе, которую не собирался упустить. Его сильные руки через несколько мгновений крепко сжали худенькие плечи... Его существом завладело неописуемое волнение.

- Гонтранна, здравствуй! - чистый и звучный голос коснулся слуха девушки. - Как ты? Пять лет пролетело...

- Да, даже больше, кажется... - она недоверчиво обняла Олерго, как обычно обнимает сестра брата после долгой разлуки. - Ты так сильно изменился. Я сперва даже не поверила, - сказала малышка, а потом чуть побледнела.

Генерал, не скрывая страсти, приподнял лицо девушки за подбородок - она единственная, кто посмел сказать ему за последние годы "ты".

- А ты не изменилась. Постоянная, как все бесконечное. - руки Дерлинга дрожали, хотя голос остался почти спокойным. Сердце жгло каленым железом под пристальностью доверчивых глаз, без грамма косметики и наигранности,- глаз, какие бывают лишь у детей. Город исчез - осталась лишь минута блаженства, разлившегося по телу и выплеснувшегося через края души. Вот она - худенькая, хрупкая, но такая сильная, несмотря на внешнюю нежность. Она, отказавшаяся от власти, далекая, стоит рядом, близко, и можно даже услышать стук сердца. Почему он не может успокоить себя? Почему не смеет думать? Автоллетер раскачивался, а голова кружилась от движения и света, от тепла ее кожи, от пронзающего невыносимого беспамятства...

Внезапно Гонтранна отстранилась, провела рукой по его щеке.

- Ты очень элегантен. Не могла предположить. Женщины, верно, сходят с ума? - теперь она отступила, не замечая, что салон странно опустел. - Прости, что позволила себе вольность обнять тебя. Ты такой притягательный. - девушка смущенно вздохнула. - Подумать только, всего несколько часов назад я даже подумать не могла, что встречу тебя. Ты похож на сияющую фантазию... Еще раз, прости! - она пожала плечами. - Ну, прощай, мне выходить. - несколько шагов к выходу. Лестница с тремя ступеньками на узкий тротуарчик. Гонтранна на мгновенье замешкалась, переполненная бурей страстей, попыталась себя успокоить и сдержать слезы. Сейчас, сейчас она уйдет навсегда...

- Гонтранна, - крикнул гневно генерал. - Наша встреча не случайна. Я ждал тебя!

Девушка обернулась.

- Ты ждал?! Не верю ни единому слову! Это смешно.

- Пусть смешно, но я не намерен отпускать тебя так просто. - брови Олерго сдвинулись. Быстрым прыжком он настиг беглянку и схватил ее за руку. - Позволь мне тебя хотя бы проводить, несколько часов побыть рядом. Может, встать на колени для убедительности? - гневно предложил он.

- Я не знаю... хорошо... ты просишь...

Генерал бережно подхватил спутницу и вынес на узкий "П"-перрон, за которым лежала широкая улица с многочисленными кафешками и мини-магазинчиками, украшенными экзотическими вывесками и витринами.

- Если ты о прошлом, не стоит пенять на мальчишку и его глупые желания. Тогда мне хотелось всего и сразу. - улыбка искренности обескураживала.

- А теперь меньшего? Забавно узнать о резких переменах характера. - Гонтранна старательно отводила взгляд на дома, не желая видеть лица человека, когда-то изменившего ее жизнь, почти разрушившего хрупкую стену отчуждения. Он, как заноза, застрял в голове и сердце, которые пытались забыть, но никак не могли.

- Теперь я богат. У меня есть все!

- А я от всего отказалась. - загадочно пробубнила девушка. - И чем же ты занимаешься? Служишь? Создал компанию, как мечтал?

Прозвучавший вопрос очень удивил Олерго. Он даже закашлялся, оглядев собеседницу с легким недоверием. Не знать новостей политики, не смотреть сетевые новости - это могла только она. Или очередная игра?

- Что ты имеешь в виду? - поинтересовался настороженно генерал.

- Значит, ты не работаешь? Прости, я тебя смутила... В чем дело?

- Ни в чем, - моментально отреагировал мужчина. "Вот тебе номер! Кажется, у меня сейчас крыша поедет". - усмехнулся он про себя.

- Олерго, я обидела тебя? Я не хотела, клянусь. Извини, напряженные дни, я болтаю всякую чушь. Мысли только о работе, почти света не вижу, целыми днями в лаборатории. Разработка новых технологий, продукция конвейром выходит... испытания! А сроки поджимают проверку на безопасность. Нано-, про-, нейрокошмарики.

- Дурочка, я просто безумно рад тебя видеть, прийти в себя не могу. Растерялся. Пойдем, посидим где-нибудь? - Дерлинг внезапно заметил бледность и смущение Гонтранны, ее нерешительность, разделившие прошлое и настоящее.

Казалось, что не прошло никаких пяти лет, и перед ним все та же восемнадцатилетняя девчонка, которая открыла дверь и спросила: "Вы лейтенант Дерлинг?"

В тот момент жизнь изменила свой зигзаг навсегда.

- Да, - только и смог ответить он, когда из двери появилось нечто в лазурно-голубом платье. Господи, тот мальчик влюбился с первого взгляда. Он четко помнил, как пошел следом в небольшую квартирку, наполненную чужими запахами и ароматом праздника, как окунулся в работу охранника с головой истинного влюбленного... Охрана превратилась в счастье. Но пролетел год, прошло пять лет разлуки. На что смеет надеяться интриган, воротила бизнеса и политик от рождения?

Вот его царица сидит рядом за столиком в маленьком кафе, потягивая кофе глиссе со взбитыми сливками и шоколадом. Она смотрит исподлобья, смущенно, испуганно. А генералу остается только любоваться чудом, по воле провидения сотворенным женщиной.

- Ты изучаешь меня, как мошку, я знаю! - девушка не смотрела на Олерго, когда заговорила, полностью погрузившись в поглощение сладкого. - Ты думаешь, что я та же девочка, как и прежде, так?

- Нет, зачем себя принижать... Вкусно? - мужчина провел рукой по столу, не в силах избавиться от наваждения, в котором гладил Гонтранну по плечам. - Хочешь пирожных или мороженого?

- Нет, спасибо, - она задумчиво стучала пальчиками по стеклу чашки. - Нехорошие предчувствия. Вообще-то я должна посетить штаб Войск. Ты ушел оттуда, Олерго?

- Ушел. У меня появились другие планы.

- А я отказалась от майорота, теперь по-другому смотрю на власть. - собеседница напряженно приподняла брови, видимо, ожидая какой-то реакции.

- Гонтранна, - генерал внутренне уловил, что должен сказать правду. - Я знаю, почему тебя вызывают.

- Все, кроме меня, знают. - съехидничала бывшая императрица и порывисто вытерла губы салфеткой, моментально скомкав ту в бумажный шарик. - Зачем же?

Олерго достал из кармана сетевой передатчик и набрал ввод сетевой прессы.

- Читай, об этом только и гудят в новостях. - мужчина наблюдал, как равнодушие любимой сменяется волнением и бледностью. Он физически ощущал, как волна мурашек пробегает в воздухе и перекидывается на несчастную жертву.

- Сестра покинула страну!.. И я должна отдать власть Милли? - Гонтранна тряхнула головой, точно пытаясь избавиться от назойливого насекомого. - Но почему Сюззи мне не позвонила? Уехала... Ерунда какая-то! - она бросила "игрушку" на стол, точно гадюку, и пристально посмотрела генералу в глаза. - Только честно, что ты знаешь?

- Меньше твоего, - мужчина не видел иного выхода, как уговорить Гонтранну не ездить в штаб, иначе всплывет и то, кто он на самом деле. - Ты хочешь направиться к Войскам?

- Нет, меня уговорят вернуться к майороту. Я не поеду. Видишь, опять неприятности. Неприятности во всем! - Гонтранна удрученно вздохнула, достала из кармана носовой платок и высморкалась. - Маршал Берди - параноик. Его всегда окружают враги. Не удивлюсь, что первым подвергнется подозрениям один из новых промышленников империи, этакий фаворит правительств... Ты слышал о нем?

- Он и твой враг?

- Что касается проектов, некоторые весьма толковы, другие - опасны для государства. Мы уже были на грани захвата. А его нынешние планы, кажется поставили под угрозу безопасность. Впочем, я не вникала.

- Гонтранна, позволь разубедить тебя, ты ведь давно не занималась делами. Времена изменились, а маршал просто отсиживается в кабинете - ему выгодно, что нет единства. Не думаю также, что смелые проекты следует игнорировать, если они сулят развитие державы. И потом, почему и каким образом один человек может навредить тебе? Ведь Берди именно этим бьет?

- Пожалуй, да! Он утверждал, что мой промышленник - одновременно и генерал. За ним стоят не просто пешки. Если люди, имеющие власть, объединятся, наша семья лишится майорота. Я уверена...- но девушка не успела договорить, так как в двери показался Сверт. Лицо офицера не предвещало ничего хорошего: желваки дергались, губы сжались в линию угрозы, брови сошлись к переносице. Затерявшийся провожатый с ходу подбежал к столику и навис над ним, испуская то ли рык, то ли неразборчивые ругательства.

- Опять Войска! - генерал поднялся - Гонтранна, Сверт нас догнал.

- Сверт, немедленно прекрати, я приказываю. - быстро приказала девушка, видя что ситуация готова выйти из-под контроля. - Итак, откуда ты его знаешь? - обернулась она к Олерго. - В моем полождении я никому не доверяю, так что отвечай.

- Мои признания тебя не обрадуют. - генерал с остервенением посмотрел на грозного высоченного офицера, ожидавшего приказа хозяйки. - Я с ним действительно знаком.

- Это еще не все! - прорычал Сверт.

- Ты недоговорил, Олерго? - девушка взяла мужчину за руку.

- Не надо меня трогать, Гонтранна, испачкаешься, - Дерлинг вырвался, словно ошпаренный. - Опять из нашего разговора выходит чепуха. Я здесь, чтобы сказать правду, но не таким же отвратительным способом. Берди всегда удавалось сделать меня подлецом. Ты только что ругала некоего генерала и промышленника, так вот - этот генерал я, Олерго Дерлинг. Все, без продолжений. Я пошел. Мне надоело вечно оправдываться за чужую некомпетентность.

- Не кричи на нее, мерзавец! - заорал Сверт, все более походя на сторожевого пса, у которого встала холка и оскалились зубы.

- Перестаньте оба. - Гонтранна удержала генерала за рукав. - Неужели маршал сказал правду и ты желал мне смерти?

- Никогда, причина в правящей своре, с которой необходимо покончить... - заявил Олерго, нежно проводя пальцами по руке любимой и продолжая про себя фразу: "Тогда ты будешь моей!"

Офицер же, то ли не выдержав вранья, то ли от гнева бросился на мужчину с кулаками и, если бы генерал не увернулся, точно размозжил бы интригану челюсть, а так сам получил по зубам и отлетел на несколько шагов, при этом покачнув ближайший столик.

- Прощайте, счастливо оставаться! - генерал приподнял шляпу и повернулся к Гонтранне. - Позвони мне, я все объясню, - попросил он с надеждой на согласие, протягивая визитку, и широким шагом направился к выходу, переступив через распростертого Сверта. - Такую охрану я вздернул бы на веревку, идиот! - тонкие губы сложились в презрительный изгиб. - В следующий раз не попадайся мне на пути.

Олерго покачал головой и исчез за стеклянной дверью, даже не оглянувшись на недавнюю ошарашенную спутницу, которая сразу подбежала к накаутированному провожатому.

- Ушибся? Не стоило лезть в драку. - девушка помогла здоровяку сесть на стул и подала стакан воды, услужливо принесенный официантом. - Какая оса тебя ужалила? Ты потерял контроль над собой, пыхтел, словно бык. Потом полез с кулаками... Черт, ведь я не вмешиваюсь в твои дела... - отчитывала она офицера, потиравшего скулу. Бедняга даже не замечал, как кровь сочится у виска от удара об угол стола. В затуманенных глазах читалось недоумение и опозоренность, а руки плотно приобрели очертания кулаков.

- Я его!... Гад! - Сверт сжался в комок. - Простите! Берди убьет меня, если узнает.

- Да перестань, штабовая ты крыса. Кто ему расскажет? - дружеская женская рука легла на огромное плечо. - Право, как ребенок! Хочешь клятву молчания?

- Спасибо, я верю. Простите, что не сдержался. Никак не научусь контролировать эмоции. А мерзавец меня...

- Сверт, ты для меня лучший из друзей. Успокойся. Никто не хотел причинить мне вреда. - Гонтранна подмигнула офицеру, затаив в глубине души нескромное волнение о внезапном расставании. - Приходи в себя, а я пока расплачусь и попрошу пластырь. Иначе не выкрутиться перед маршалом... Подожди.

- Да, - тяжело вздохнул громила и покосился на любопытных завсегдатаев, что наблюдали со столика у окна. - Побыстрее.

Через несколько минут офицер и бывшая императрица уже садились в войсковой везделет, покрытый защитным нанослоем, почти не проронив ни слова. Гонтранна смутно видела темные силуэты небоскребов, нити воздушных дорог, пересекающихся в небе, как сверкающая паутина, маяки правительственных башен, построенных по эксклюзивным проектам. Как давно она испытывала чувство сильной, всепоглощающей тревоги, вызванной присутствием Олерго. Он здесь, в этом городе - почти осязаемый образ, огромным усилием воли выброшенный из сознания и вернувшийся в одно мгновение, чтобы растревожить сердце. Как стали холодны его глаза, какое отчуждение сквозило в резкости жестов. Он бросал на кон не слова, а настоящие булыжники, тревожа разум непреодолимой стеной необъяснимых, циничных вызовов. Нет, нечего сказать бывшим влюбленным, некогда искать близости, невозможно вернуть прошлого...

***

Кабинет маршала Берди утопал в цветах и тишине. Это помещение предназначалось для отдыха и приема императрицы, но применялось по мере надобности и для работы с сетевыми каналами. Именно здесь глава Войск мог беспрепятственно просмотреть секретные отчеты и сосредоточиться на основных делах без посторонних звонков. Погрузившись в мир цифр, Берди попутно прокручивал и стыковал последние депеши за неделю. Его темное загорелое лицо кипело от гнева, неумолимая решительность ледяным шквалом теребила разум - пора действовать. Но как, как можно решать без наследницы? Тупой закон! Связывающий! А опасность уже у ворот.

Темные глаза в который раз обратились к двери - не слишком торопится гостья посетить штаб. У нее упрямый характер, с которым нелегко справиться, но у маршала - упрямее. Не зря отец Гонтранны настолько благоволил и продвигал немногословного, лишенного каких-либо талантов фаворита.

Ну наконец-то: секретарь сообщил о приближении императрицы. И Берди сменил гневную маску на благожелательную, потому как лучше держать марку.

- Опаздываете, Гонтранна Линдер. Сегодня вы не так точны, как обычно. - маршал встретил девушку у порога широкой, несвойственной улыбкой. - Два часа пропало даром. Садитесь, прошу!

Они опустились в кресла напротив друг друга. Гостья закинула ногу на ногу, Берди вольготно откинулся на спинку.

- К сожалению, и у меня были дела! Не успела. - Гонтранна помолчала, наблюдая за нервно сцепленными пальцами недавнего друга, за его эмоциональным контролем над обуревавшими внутренними демонами.

- Узнаю мою королеву!

- Не смешно, Берди... Вы ведь пригласили меня не на чай. Как понимаю, скоро у нас появится новая королева. Вот ей и отвешивайте поклоны, сколько захотите. - фраза получилась довольно резкой и холодной, проявившей на лице маршала несколько глубоких морщин.

- Сверт уже доложил, не умеет держать язык за зубами...

- По-вашему сеть не действует, или я не читаю новостей? - усмехнулась девушка. - Не тяните резину - на трон я не вернусь. Сейчас есть другой вопрос: почему вы не ищите Сюззи? Куда она уехала?

- Правительство молчит, а я обязан ждать ваших, мадам, распоряжений. - Берди поцеловал кончики пальцев Гонтранны, хотя сдерживался от увесистой пощечины: наследница в ответ на грубую нежность поежилась. - Вы единственная, кому я подчиняюсь. Поэтому заменить королеву может только королева.

- Берди, не льстите себе. Лучше займитесь поисками и вызовите Милли с Островов. Я поговорю с ней. - девушка встала, боясь собственного раздражения, но маршал обнял ее и потянул к себе на колени. - Берди, что это значит? - спокойно спросила Гонтранна. - Вы забываетесь.

- Нет, это вы забыли о нас! О моей любви.

- Ко мне или к власти? - холодно поинтересовалась гостья, высвобождаясь и невольно вспоминая предательство и боль. - Лучше не трогайте меня, Берди!

- За что же немилость? Я испытываю искренние чувства...

- Да, я верю, конечно. - усмехнулась Гонтранна. - Но не доверяю.

- Почему? - маршал вопрошающе сощурился.

Девушка задумчиво приподняла брови, не в силах уяснить себе, почему самый близкий друг теперь стал чужим. Да, она эгоистично любила его когда-то и считала своей собственностью, так и не получив взаимности. Да, он оттолкнул ее и избегал после глупого признания в страсти. Но в конце концов, Гонтранна была ребенком, причем не самым милым и очень навязчивым, а Берди - властолюбивым юношей. Испытывая вину, девушка вновь села на кресло и отвела взгляд.

- Расскажите мне, как дела? - проигнорировала она вопрос с легкой заминкой. - Когда пропала сестра?

- День или два назад. Она летела через нейтральную территорию к горному району, потом связь прервалась.

- Думаете, правительство лжет? Или Сюззи внезапно поумнела и решилась сбежать? - задумчиво прошептала Гонтранна. Руки ее спокойно лежали на коленях.

- Поумнела?! Господи, да Сюзанна - обыкновенная психопатка. С ней никто не находил слада.

- Конечно, если рядом мошенники, которые готовы запустить руку в чужой карман.

- Вот почему я прошу вас перестать играть в детство и вернуться к майороту по завещанию отца. Будьте хозяйкой собственного дома.

- Если вы не перестанете...

***

В вечерней мгле не нашлось покоя. Гонтранна сидела у старенького видеофона, у которого сломался монитор и крутила визитку с золотыми буквами и цифрами, глядя в окно своего временного жилища в одном из самых бедных районов. Тысячи сомнений одолевали брошенную в пучину страстей птичку. Ну что? - спрашивали цветастые стены, - решишься ты наконец? Вслед им вторили колокольчики торшера и искры на тюлевых занавесках. Комната пульсировала от стука сердца и волновалась вместе с хозяйкой. Ты же хочешь знать правду, так звони. Рука потянулась к миниатюрным кнопкам, вышла в сеть и набрала волшебный код... Замирающий гудок. Тишина. Гудок. Может, положить трубку? По мебели пробежали шорохи, легкий ветер заколыхал штору, которая попыталась волной забраться на старенький зеленый диван. Неяркий свет из окна предупреждающе вздрогнул, освещая беспорядок на письменном столе и десятки рисунков на стене, и тут же в трубке раздался усталый раздраженный голос "Слушаю!"

- Добрый вечер, - сомневаясь в правильности решения, выдавила девушка.

- Это ты? Гонтранна! - счастливо и самозабвенно завопила трубка. - Я не надеялся, что ты позвонишь! Неужели свершилось чудо?

- Ты же просил, - Гонранна задрожала от напряжения, по ногам пробежали стада мурашек и исчезли где-то в области спины.

- Боже мой, у меня нет слов. После безобразной сцены в кафе, я думал, ты станешь меня избегать... И на тебе!

- Ты обещал мне кое-что рассказать. Я позвонила, потому что очень доверяла тебе, ты мне нравился...

- И ты мне. Поверь, это чудовищная ошибка заставила нас расстаться. Но теперь все исправиться, поверь. Мы разберемся, кто прав, а кто виноват. О, Гонтранна, скажи мне что-нибудь, не молчи, умоляю...

- Разве я молчу? Я так рада, что решилась. - Гонтранна с наслаждением пила сок голоса, льющегося через провода, почти потеряв голову от преждевременной мечты о любви. - Что ты делал сегодня?

- Думал о тебе.- откровенно и одновременно мурлыкающе шепнул мужской голос. - Я часто думаю о тебе, очень часто.

- Ты смущаешь меня.

- Я знаю, дорогая. И тем больше хочу повториться.

- Правда?

- Даже больше, чем правда. Бальзам на мое сердце.

- Ты обещал объяснить все, - не в силах продолжать выслушивать нежности, Гонтранна даже в безопасности квартиры забилась поглубже в угол дивана, точно Олерго может достать ее здесь. В ответ на ее предложение раздался бархатный, завораживающий смех собеседника.

- А ты, как прежде, шалунья. Перевела разговор на важную тему. Хорошо, сдаюсь на милость победительницы. Видишь ли, Гонтранна, это долгий разговор, и неприятный к тому же... Дело касается не только тебя, маршала, меня, - оно затрагивает всех. Не удивлюсь, что тебя уже попытались настроить против. Но ты ведь звонишь! Значит, готова к диалогу. Первое - я не желал тебе зла. Второе - я не претендую на занюханное кресло маршала, ты уж прости за грубость. Значит, я не имею желания навредить. Я - не зверь! Я лишь человек, которому необходимо доверие женщины, отказавшейся от власти... Женщины, которая на самом деле желает блага государству...

С произнесенными доводами бывшая императрица не могла не согласиться. А по словам генерала выходило, что Берди испугался давления правительства, в котором Олерго занимал не последнее место. Да, генерал вел борьбу, смеялся над политическим решениями, тонко намекал на несвоевременный уход девушки с правящей арены... При этом он перемежал речь комплиментами и ласковыми речами, выпрашивая телефон и прося продолжить приятную во всех отношениях беседу.

Гонтранна слушала. Гонтранна не могла отделаться от ощущения, в котором скрывалось нечто настораживающее, пугающее и отталкивающее... Голос, текущий через провода, целую ночь сопровождал измученное сознание, заставляя бродить по комнате до раннего утра и размышлять, какую ловушку подстроили проклятые власти обеих сторон и во что втягивают Войска неразумную политиканшу без опыта.

Конечно, встреча с генералом не случайна. А она, как сладкая дура, развесила уши. Любовь! Сантименты! Олерго и раньше пользовался ослепительными эффектами и элементами неожиданности: Потому дешевый фурор ослепил и отодвинул на задний план истину. Милый друг не хотел, чтобы она ехала в штаб, со страстью глядел в глаза, а потом ненароком сообщил об исчезновении Сюззи... Гонтранна выглянула в окно, с подозрением изучая двор. Нет, Олерго не так прост! Желает вести игру - пусть ведет. Теперь даже тайфун не сдвинет желанную для всех добычу с места, что бы не случилось. Девушка плотнее сдвинула шторы и направилась на кухню. Никто и никогда не заставит вернуться ее к политике, вновь повторила она, дрожа всем телом.

...Но и сон не принес облегчения... Доводы видений порой куда более кошмарны и немыслимы: они проникают в кровь ядовитыми цветами страха и вырастают при пробуждении. Поэтому утро лишь продолжило ночь. А Гонтранна едва поднялась от усталости, сковывающей тело, и недовольно поморщилась в отражение зеркала. Единственное неудобство жизни - утреннее пробуждение, вечная спешка в лабораторию.

Кое-как натянув черные брюки и ангоровый оранжевый свитер, наспех расчесавшись и умывшись, Гонтранна быстро проглотила зачерствевший кусочек хлеба и чашку кофе. Она вылетела на улицу в надежде купить что-нибудь съестное по пути. Но к немалому удивлению обнаружила, что магазинчик напротив закрыт. Еще большее удивление постигло бывшую наследницу, когда оказались закрыты все магазины квартала. Даже частная овощная лавка торговца с Ороноса. Какая-то сердобольная старушка, сидящая под зонтиком на лужайке небольшого коттеджика, рассказала девушке о слухе из сети - закрыты практически все магазины трех нижних уровней, выведена из строя половина продовольственных фабрик, а через два дня начнется настоящая революция... Эта фантастическая новость не вмещалась в голову никакими краями. Неужели оба правительства пошли на провокацию? Чего они добиваются сумасшедшими играми? На собственную голову бури? И так страна висит у порога восстания... И так позади уничтожительная, ввергнувшая в горе и страх война... Не дали, не позволили отдохнуть...

Откинув прежние планы, девушка бросилась к ближайшим автоматам сети и дрожащей рукой набрала код штаба, но не получила ответа. Более ждать не имело смысла. Спокойно! Утихомирь сердце, бешеная лошадка. Наследница трона ты или нет?

Гонтранна с пылающими щеками ринулась обратно, к гаражам, где держала старый велоцит. Так быстрее, думала она возбужденно. Успею. Машина, долго стоявшая без движения, с ревом пробужденного зверя, изрыгнула пламя, и помчалась по пустынной автостраде через весь город к зданию, давно построенному отцом. Прошлое, как ни ужасно, возвращалось на новом витке, и все так же Войска, которые обязаны защищать мир, бездействовали. Зачем же тогда так старался Лин Линдер, ее бедный император? Чтобы шайка воров творила на глазах темные дела? Чтобы она, наследница жестокой борьбы, молчала? Нет, им не удастся развязать бойню, стравить две половины города! Берди обязан предотвратить сопротивление. Он должен - он клялся отцу!

Гонтранна бежала по коридорам к маршалу, не разбирая дороги. Пусть у нее нет времени на размышления, беда скрывается совсем не в мыслях. Существует сознание величины происходящего. И за предательство придется ответить виновным.

Дверь в приемную распахнулась, и дорогу взбешенной наследнице преградил молодой военный секретарь.

- Вы куда?

- Прочь с дороги, мальчишка! - зарычала девушка, пытаясь оттолкнуть нерадивого служащего маленькими руками.

- Барышня, маршал не принимает!

- Ах вот как! - императрица схватила парня за грудки, практически повисла на вороте. - Эта сволочь прячется от меня и приходит в себя - приобретает, так сказать, равновесие.

- Вы что, ненормальная? Кто вас сюда... - возмутился секретарь, а гостья нырнула ему под руку и полетела к столам с видеофонами и сетевыми передатчиками. - Стоять! Что вы себе позволяете?

- Что? Ты это мне? - девушка нажала на внутреннюю связь передачи информации по всему штабу. - Эй, маршал, это говорит тебе Гонтранна Линдер. Я тебя повешу, если ты сейчас же не появишься.

Кабинетная дверь немедленно раскрылась, и Берди со зверским выражением на лице вывалился в приемную. Военный мундир очень шел к коренастой фигуре, хотя и был наполовину расстегнут. Широкие брови сошлись к переносице, темные небольшие глазки метали молнии.

- Что сие означает? Почему ты не пускал Линдер? - рявкнул он на секретаря, краснея до корней волос.

- Наследница... - парнишка отступил, потупив глаза.

- К твоему сведению, мальчик, не все ходят в дорогих костюмах с обложек модных журналов... - дрожащим от возмущения голосом пробурчала Гонтранна, быстрым шагом направляясь в приемную и слыша позади:

- Не беспокойтесь, я его накажу.

Голова кружилась от гнева, руки охватила лихорадка. Ни сесть, ни остановиться в бесконечном бегстве по комнате.

- Что-то случилось, дорогая?

Маршал наблюдал за девушкой, стоя у плотно закрытой двери с явным неодобрением.

Но императрица не отвечала, потому что не могла даже толком дышать. Пришлось выпить воды, чтобы наконец выдавить довольно нелепый вопрос:

- Кто этот болван?

- Март Вишель - стажер. - не обращая внимания на злость собеседницы, маршал наконец уселся в кресло и отключил экраны видеофонов. - Вижу, вы чем-то недовольны. Но если дело в костюме, то тут полностью ваша вина. - чопорно улыбнулся он. - Эти поношенные тряпки вызывают сомнения.

- Конечно, не то что новенький мундир! - тон в тон передразнила гостья. - Я здесь не для обсуждения моды. Дело в том, что я недовольна вами, Берди!

В двери показался злополучный стажер, доставивший столик с чашками и бутербродами. Понурый вид провинившегося и его умоляющие взгляды остановили тираду разгневанной тигрицы, которая до ухода сверлила несчастного глазами.

- В каком смысле вы недовольны? - маршал застучал пальчиками по столу. - Я как никак подчиняюсь законной императрице, и пока ее не найдут, и пальцем не пошевелю. - с необычайной мягкостью закончил он, жестом предлагая Гонтранне присоединиться к завтраку.

- Это шутка? Неужели вы не видите, что происходит?

- Гонтранна, не будьте наивны, спуститесь с небес. - злобно засюсюкал Берди. - Вчера вы вновь отказались от власти. Был шанс. А для меня действие без приказа, - он скривился, как будто откусил лимона, - и под суд!

- Вы же умный человек. Если Сюзанна не найдется, Милли не приедет раньше, чем через неделю. - огромные зеленые глаза наполнились какой-то страшной догадкой. - Вы хотите переворота?

- Я слышу пустые речи девчонки из нижних кварталов, которая ни за что не отвечает.

- Тогда катитесь вы! Не желаю более предупреждать!

- Очень театрально! - маршал возмущенно разломал бутерброд, словно разорвал на части саму императрицу. - Только придется принять и мою точку зрения. Вы обыкновенная взбалмашная девчонка!

- Прощайте, Берди. Сообщите, когда приедет Милли, я передам ей власть. - девушка прекратила бесполезное метание по кабинету, в котором не хватало ни воздуха, ни места, и вылетела за дверь, а маршал вслед недавней фурии недовольно сощурился. Лучше будет, подумал он, если Гонтранна не примет участия в войне, так как ставка слишком высока. Пусть сегодня императрица оскорблена, но зато защищена от нападок. Он тяжело вздохнул и нажал набрал код вызова.

- Сверт, это я. Последи до конца недели за Гонтранной. Только, чтобы она не заметила. Боюсь, наша упрямица во что-нибудь впутается. И докладывай обо всех контактах с... знаешь сам.

Маршал закрыл глаза, вспоминая, как грубо вел себя по отношению к дочери почившего императора. Но как иначе остановить безумную, решительную дурочку? Простые объяснения? Гонтранна пошлет куда подальше, лишь бы помочь... Беззащитная, она нуждается в поддержке сама. В крепком плече и в любви. А происходящее слишком для тонкой натуры. Что бы ни делал Лин Линдер, ему не удалось превратить наследницу в послушного исполнителя, а тем более в хозяина империи. Девочка выросла изящной, ранимой, слишком подверженной преувеличениям, с глупыми фантазиями о справедливости в голове. Как подобное создание могло царить на троне? Никак не могло. Впрочем, ведь Гонтранна и не хотела. Вернуться - равносильно смерти. Так было сказано несколько лет назад. Вернуться и к власти, и к единственному другу, который хотел помочь решить возникшие проблемы. Из-за кого? Из-за мерзавца Дерлинга, хитрого похотливого пса. Пса, который всегда готов к атаке...

***

Гонтранна шла по дороге, давая себе зарок никогда не вмешиваться в политические дела и коря себя за трусость. Обвинения Берди справедливы! Она не ответственна. Но с другой стороны, если рассуждать здраво, это имеющие власть люди преследуют ее, это жадность преследует ее, а не страх. Не он, конечно, - успокаивала девушка совесть. - Так и сестра исчезла. Где она теперь? Жива ли? Или умерла? Нет, не хочу. Вот я отдам майорот, и что - последует смерть? Свора набросится на меня, чтобы уничтожить всякий намек на прошлую династию. Неправда? Тогда почему приходится бежать? - наследница подняла глаза к небу. Тучи низко прислонились к зданиям, облепили город сплошной пеленой, будто пытались повторить настроение путницы, окруженной движущейся толпой горожан, спешащих по свои неотложным делам. Еще шумели и мелькали картинки в рекламных щитах, гудел транспорт и слышался смех - город не воспринимал тонких щупалец запущенной игры, не ощущал, как они затягивают равновесие в пучину мрака и беспорядка, и первый попавшийся, несчастная Гонтранна, старшая дочь великого завоевателя, создавшего огромное государство, которое присвоила теперь по частям куча жуликов с громкими именами и жалкими душонками, не знала, что предпринять.

Наследница в задумчивости села на скамейку - лишь тысячи ног мелькали перед глазами да слышался гул разговоров. Наследница глубоко вздохнула, понимая, что не у кого спросить совета. Тогда, в детстве, отец помогал принимать решения. Потом Гонтранна верила Олерго. Солнечный образ на мгновение заслонил всю память. Мягкие губы зашептали о любви. Было ли то чувство обманом, неважно: главное - оно изменило жизнь. Оно полностью перевернуло понимание власти.

Гонтранна уже хотела встать, как вдруг поняла, что находится на островке, единственном, освещенном солнцем, разорвавшим тучи. Его свет ответил на самый важный вопрос, и сказал, что никому и никогда не стоит верить. Да, мечтать, слишком большая роскошь. Девушка встала - сегодня в планах шефа значилась проверка заводов "Сульяма". Непростая работка, если учитывать сетевые технологии. Но она справится. А за государство ответит Берди... Хотя, пожалуй, снимать с себя ответственность, наследница престола тоже не собиралась. Не дождутся.

3

Разговор с Гонтранной вызвал у Олерго приступ беспокойства. Генерал бродил по комнатам, перебирая в голове все, что успел солгать, и находил, что был слишком многословен - не такая уж наследница дура. Она способна распознать обман и улизнуть из рук, как иногда просачивается песок сквозь пальцы. Другое дело, если упрямая девчонка засомневается. Всякому сомнению нужны дополнительные ответы. Загадки - вот оружие, перед которым не устоит ни одна женщина. А та, у которой отнимают власть, - тем более. Генерал задумчиво подошел к видеофону, продолжая взвешивать все "за" и "против". Если сейчас, сию минуту запустить огромную машину уничтожения, бури не остановить. Но сомнения тоже ведут в никуда. А потому... рука сама набрала номер второго министра, которому следовало дать распоряжение о начале настоящей политической войны.

- Закрывайте продовольственные магазины.

Да, именно сегодня свершится месть, заполыхает пожарищем проклятый город, сгубивший немало судеб, выжавший кровь и огонь из сердца Дерлинга. Исчезнет наконец призрак ненавистной империи и начнется совсем другая история.

Генерал порывисто вышел на балкон и с блаженством вдохнул вечерний воздух. Чего стоит город без денег? Ничего. А значит мир наконец принадлежит ему - не Берди, забитому до основания мозгов военными постулатами, - настоящему хищнику, способному уничтожать без зазрения совести, не оглядываясь на ошибки и не вспоминая невинных жертв. Единственное препятствие - его самка, женщина, сидящая в сердце, как пуля, и так долго морочившая мозги, - должна подчиниться и сдаться победителю. А для этого он разорит ее город, изничтожит проклятый майорот, изгонит Войска.

- Генерал, к вам Леонора Силина. Просит принять, - Антон подошел неслышно, заставив Олерго вздрогнуть и очнуться от сладостных мыслей.

Мужчина раздраженно оглянулся на слугу.

- Прогнать? - мальчишка понимающе пожал плечами.

- Нет, пригласи. Проводи ее в гостиную. Я скоро спущусь. - таинственно улыбнулся Дерлинг. - Курочка пришла в логово тигра.

Генерал облокотился на перила и посмотрел вниз, где на площадке алел монолет гостьи. Достал сигареты и долго курил, пуская дым в прозрачный, полный предчувствий воздух. Сегодня это еще воздух, принадлежащий Гонтранне. Не завтра. Наслаждение и боль пронзали мысли, а потом наступила тишина равнодушия. Ведь должно быть хорошо даже такому существу, как жестокий тиран? И прочь сомнения о мечтах.

- Леонора, какими судьбами?

Олерго с вполне обоснованной гордостью вошел в гостиную и застал там свою новую любовницу, которая картинно возлежала на подушках из бархата в окружении принесенных и зажженных свечей и благовоний. Соблазнительная картинка для возбужденного и утомленного страданиями мозга, принять которую не стоило никаких усилий: открытое сиреневое платье, распущенные кудрявые волосы, лицо, запрокинутое к потолку в любовной тоске. Соблазнительница богатых мужчин знала, чем играть, но и Олерго понимал, чем готов пожертвовать ради нескольких недель утехи.

- Я соскучилась. - темные глаза призывно махнули ресничками. - Идите ко мне, генерал.

Дерлинг неохотно вошел в круг света, вздрагивая от нахлынувшего волной возбуждения, которое томилось зверем весь суматошный день с незабываемого мига, когда Гонтранна коснулась его руки. Теперь ноги сами отправились к ловушке плоти.

- Я обещал, что позвоню, когда смогу...

- Но не позвонили, и я приехала сама. - Леонора потянула мужчину к себе, поцеловала и улыбнулась с тайным желанием.

- Теперь я должен обрадоваться.

- Зачем? Немного любви, генерал. - женщина подняла с пола полный бокал и подала Дерлингу - Выпейте со мной.

- Прекрасно, - руки потянулись к желанному предмету, а Леонора была именно предметом. - Тогда нам лучше подняться наверх.

- Наверх? Так сразу? А-я-я-й, как быстро!

- Или мне поступить по-грубому, - Олерго склонился к маленькому ушку, пытаясь преодолеть инстинкты. - Выкинуть тебя за порог?

- Зачем же? Я уйду сама!

- Именно это тебе следует сделать, потому что я немного занят. И ты мешаешь мне думать. Некогда играть в любовные игры. Просто пойдем ко мне. - коварная кровь загоралась сама по себе, лишая всякого соображения. Чертовы гормоны! - Сейчас же! - мужчина с силой поднял гостью с пола, а та шарахнулась прочь, словно разглядела в колеблющихся от света чертах нечто ужасное.

- Нет, - покачала она головой, - я... - шаг назад и падение на низкий диванчик закончилось громким вздохом.

- Сантименты, дурацкие сантименты. - Олерго зло засмеялся. - Буду откровенен, хорошо? Знаю, ты гоняешься за любовью или деньгами, не это важно. Сейчас мне нужна содержанка, которая будет всегда под рукой. Ты согласна пойти на такие отношения? - лицо Дерлинга утратило последнюю человечность и напоминало ледяную маску: губы сжались, щеки побледнели. Он не хотел подходить ближе, так как понимал, что напугал нахальную и настойчивую "рыбачку" своим всплеском эмоций. Но как иначе повлиять на чрезмерную уверенность? Возможно, Леонора хотела отказаться, убедившись в неуправляемости выбранного кандидата, но надежда на большой куш и похоть мелькали в ее расширенных восхищенных глазах. Согласный кивок головой, и вот уже успокоение разливается по внутренностям, как будто наступает новая, полная удовольствия эра.

- Отлично, тогда осваивайся. Веди себя, как дома. По всем вопросам обращайся к управляющему. Да, еще одно немаловажное условие - теперь ты не можешь выйти за пределы парка, а тем более говорить по видеофону. Я - политик. У меня должна быть уверенность, что ты ни с кем из оппонентов не имеешь сговора...

Здесь мы делаем небольшой пропуск, так как остальная часть ночи вообще к делу отношения не имеет.

***

Сон Олерго был тревожным и мучительным, до болезненности чутким. Снились тысячи комнат без выхода, с миллионами отражений, в которых мелькали лица тех, кто покинул мир с помощью генерала, и ни в одном не угадывалось прощение. Темнота сгущалась, а мужчина все бежал... бежал... бежал. И вот внезапно во мраке вспыхнул свет, разорвавшийся на миллионы звезд, среди которых мелькнула фигура Гонтранны, манившая рукой в образовавшуюся черную дыру...

Генерал открыл глаза и понял - сегодня многое изменилось. Прошлое неминуемо обязано уйти прочь, открыв дорогу для него, а остальное - дело сильной руки и острого ума. Сожаления, совесть, надежды и мечты пусть принадлежат глупцам, никогда не ставившим на карту жизнь. А сны - фантазия перевозбужденного сознания, насыщенного недавней эротикой и страхом потери.

С легким сердцем Олерго летел на заседание двух правительств, получив еще ранним утром результаты своей махинации с магазинами. Город нервничал, но Войска молчали, играя равнодушием на руку оппозиции, хотя причина скрывалась всего лишь в отсутствии императрицы. И растущая суматоха, и демонстрации протестов радовали глаз. Да, генерал не ошибся - маршал не станет действовать до появления новой наследницы, а чтобы уговорить Гонтранну надо иметь недюжее терпение. Слава богу, малышку ничто не изменит. И тем ближе долгожданная, почти недоступная цель - майорот Лина Линдера. Что может быть лучше, когда две части города сцепятся и не пойдут на компромисс. Они ввергнут страну в гнусные выяснения отношений, в поиск виновных, в многочисленные разбирательства. Хватит небольшого камня, заброшенного в толпу чиновников, чтобы навсегда разрушился союз. Невыносимые условия управления одной частью города первым правительством уже повлекли хитрости и ущемления со стороны другого... Верхушки кипят и делят пирог. Им не до торгового бунта, не до чаяний народа. Пусть болваны спорят до осуществления революции... тут-то... Но генерал не спешил заглядывать в будущее, заняв выжидательную позицию. Дураки сделают грязную работу за него.

Зал шумел, но шумел бестолково. Олерго даже заулыбался, заметив что темы у политиков многочисленные, но не касающиеся главной опасности. Речи велись лишь о дележе власти, о упущенных возможностях, но никак не о майороте. Взгляд генерала скользил по трибунам, полукругом уходящих вверх, в ожидании, когда же наконец появятся два президента и закончится суматоха. Он весь превратился в слух, пытаясь понять настроения зала до заседания, и сознавал, что от сегодняшнего выступления зависит, выберется ли страна из искусственного кризиса. Олерго рассчитывал силу удара по экономике, надеясь на молчание Войск, которые вот уже много лет не подчиняются государству. Владеть армией значит ставить любые условия. Именно так поступил Берди Антуф - человек, который стоял на пути перемен, препятствуя всем начинаниям генерала, и продолжал дело, воплощенное умершим императором.

Когда заседание началось и были выдворены журналисты сети, все смолкли. Первый президент, истинный политик, вышел на трибуну и сухо объявил о положении страны. Несколько раз Олерго казалось, что тот намекает и о его причастности. Он обвинял второе правительство в провокации социального скандала, на что Крунд потребовал выполнения условий по отношению к налогообложению с бедных и промышленных районов. Сторонники партии консерваторов напали на либералов, и зал потонул в шуме и спорах. Ни один из выступавших не убедил большинство и не предложил достойного плана.

На протяжение трех часов генерал слушал, не вмешиваясь в нарастающую войну, но когда дело дошло до предела, попросил слова.

- Мне хотелось бы сказать, что происходящее намного сложнее, - голос Дерлинга заставил бущующий зал затихнуть и обратить взоры к трибуне, на которой белоснежный мундир, вышитый золотом, горел, как яркое пятно. - Начну с того, что пока, к сожалению, мы не в состоянии объединиться из-за законов, которые разработал Лин Линдер. Из-за этого и идут разногласия. Все-таки производство, фермерство, технологии принадлежат разным государствам, как бы мы не называли наши правительства. Мы разные страны на одной территории, объединенные общей армией, в буквальном смысле тормозящей наши отношения. Даже если исходить из простых расчетов, то на данный момент споры привели к плачевным результатам: повысился налог на землю, и, соответственно, на проживание во всех районах города. С каждого отдельного участка взимают больше, чем тот стоит, и естественно, что наша земля пустует. На 20 процентов упало производство продуктов питания гигантов нижнего уровня, хотя фермеры стали получать больший доход за меньшее количество поставок. И это лишь единичный пример разрозненности политик правительства. - генерал сделал непродолжительную паузу. - На грани закрытия сетевые станции - наша внешняя защита. Поставщики металлов отказываются торговать по оптовым ценам с основным галактическими партнерами из-за налогов. Падает курс валюты в сравнении с туманностью Аалы. В одной авиации простаивает до 500 космических лайнеров. К концу месяца нас ожидает экономическая блокада со стороны фермеров-переселенцев и основных партнеров. Но самое необратимое то, что если мы не выберем оптимальный вариант развития внутренних связей, то задушим друг друга непомерными ставками на монопольные производства. Надеюсь с этим, господа, вы согласны? Что же, будем считать так! И второй вопрос, очень важный - вооружение! Развитие оборонных предприятий. Мы не способны защититься от самих себя, не говоря уже о других империях. Наши враги не дремлют, а потому правительства обязаны пересмотреть госбюджет, тем более, что только на производство военной техники потребуется 36 миллиардов, но в течение года эти расходы возрастут, так как нужно принимать и конверсионную программу для формирования фонда заработной платы оборонных заводов, обеспечения перестройки гражданской продукции на военную...

***

Олерго, изрядно вымотанный за день, приехал домой лишь к вечеру, мечтая о горячем душе и теплой постели, как о манне небесной. Устали, казалось, не только мышцы, но и кости, и кожа, и все клеточки мозга, пульсирующие и болезненные.

- Что делает эта? - спросил мужчина, поднимаясь по лестнице, после приветствия Антона, который ждал наверху у парадного входа. - Она заходила в сеть? - непослушные ноги сделали усилие для преодоления последней ступени.

- Заперлась в библиотеке, не выходит, - улыбнулся парнишка, открывая дверь и пропуская хозяина в холл. - Приказать сделать вам ванну?

- Пожалуй, прикажи. - не оборачивая отозвался генерал. Он чувствовал - еще мгновение , и тело откажется действовать. Но показать слабость слуге слишком великая честь.

В кабинете горел свет, тускло мерцал глаз автопочты. И тишина... Блаженная тишина! Мужчина непроизвольно сел за стол и набрал код входа. Что же за сведения пришли? Экран замигал и покрылся золотистыми кубиками, разворачивая содержание, как выпуклую картинку. "Милли Линдер, - запищала машина осиным голосом, выстукивая светящиеся буквы на правительственной подложке, - средняя дочь Лина Линдера. Покинула страну в десять лет. По указанию отца поселена в колонии Острова, принадлежащих королевской фамилии. Находится там до сих пор. Получила гуманитарное образование. Художница. Считается незаконной дочерью, так как год рождения совпадает с годом рождения наследницы".

Олерго закрыл глаза и долго-долго не шевелился, пытаясь собраться с мыслями и отогнать головную боль. Когда-нибудь мигрень погубит его. Подумать только, в полном расцвете сил, такая ужасная каверза судьбы иметь микроскопическую трещину в мозге и вечно находиться на грани между сумасшествием и гениальностью. Вот сейчас мир стал огненным, ярким, как взрыв, тело не подчинялось и перед глазами мелькали картинки заседания. Генерал поморщился, сдерживая стон.

Он должен позвонить Гонтранне - он обещал... Сейчас нельзя терять связи с реальностью. Перебороть боль. Напряженная рука набрала номер любимой: в тишине видеофон щелкнул, переходя в голосовой режим, и почти сразу послышался гудок.

- Да.

- Как дела, Гонтранна? - генерал сел на стол, свесив ноги и одновременно заглатывая три таблетки, которые скребли горло, словно бронетанки.

- А-а, это ты, Олерго, - девушка замялась и бодрее добавила, - сижу, скучаю.

- Забавно, я тоже, - генерал начал изучать затуманенные импульсом предметы, утопая в образе девчонки-императрицы. - Прости за нескромный вопрос, не хочешь ли провести со мной вечер? Я, конечно, не настаиваю...

- У меня масса свободного времени, Олерго.

- Значит, ничто не мешает мне пригласить такую очаровательную девушку на свидание. - улыбнулся мужчина, глаза его загорелись от предвкушения. - Я заеду?

- Нет, - Гонтранна замялась, будто боялась чего-то. - Через два часа на площади Стенского моста тебя устроит?

- Мне кажется там слишком много праздношатающихся? - обольстительно заметил Олерго. - Лучше нам встретиться в более уютном уголке. Знаешь кафе у Верхнего моста, найти друг друга там проще. - он прижал ладонью пульсирующий болью висок. - Жду не дождусь заглянуть в твои прелестные глаза.

- Ну, хорошо. - смущенно согласился синий экран без изображения. - Приду.

- В таком случае, моя ненаглядная, до встречи. - мужчина нажал на блок и еще минуту не шевелился, прогоняя неугомонную болезнь, которая начала отступать стремительными волнами океана. Неплохо, - генерал вскочил. - Либо таблетки дали знать о себе, либо я хочу чего-то большего... да, целовать ее губы, сжимать ее в объятьях, ласкать ее дрожащее тело. О силы небесные! Дерлинг направился в ванную и вышел оттуда абсолютно обновленным, осознающим и свою привлекательность, и обаяние. - Да, мужчина моего типа обязан сражать, - подумал Олерго, выбирая костюм. - Пожалуй, серый и в меру прост, и в меру неофициален.- генерал критично осмотрел себя в зеркале: костюм-тройка, отливающий стальнымм, был шикарным и полностью соответствовал запросам миллионера, но и это Олерго не считал главным, - блеск глаз, выражение лица - Гонтранна обязательно отметит, насколько хорош избранник.

- Ты уходишь? - отражение Леоноры влезло в самый разгар страстной фантазии. Дерлинг резко обернулся.

- Да, - отрезал он холодно. - Извини, я спешу. - генерал посмотрел на часы. - Важная встреча. Если хочешь пообщаться, подожди до завтра.

- Ты оставляешь меня одну? - надула губки красавица, в глубине ее огромных глаз отразились обида и ревность, коими так грешат женщины. - Мне очень скучно.

- Ты забыла, что я не домосед, что у меня компания и дела. - Олерго махнул рукой и вышел, даже не оглянувшись. Черт побери навязчивую идиотку. Вполне возможно, она хороша в постели, но излишнее любопытство куклы портит настрой.

Везделет взмыл с широкой площадки и набрал скорость, унося Дерлинга все дальше в темноту. Загорались и гасли маяки небоскребов, сияла в темноте полоса дороги. Как никогда сегодня город покорился чрезмерно реальным фантазиям.

А если взглянуть на Леонору с другой стороны - размышлял мужчина, раскуривая очередную сигарету. - Допустим, она шпионка и решила спутать мне карты... Забавный же спектакль ей приходится тогда разыгрывать! Опасный, черт побери! Войска не могли послать вдову-миллионершу. Ну, пусть покопается в письмах, вскроет кодовые сообщения, и что дальше? Остались только старые соглашения. Потешится себе, а потом ответит перед штабом... Жестоко раскаявшись в выборе. Потешно. - генерал начал снижаться к Верхнему мосту, окутанному голубым сиянием. Здесь бывало особенно красиво по вечерам, когда высокие витые железные столбы с прожекторами освещали округу лунным сиянием, а река отражала черный город. Сколько раз генерал назначал свидания именно здесь! Но разве он тогда волновался? Возможно, весна пронзила сердце, возможно голова кружилась не от холодного воздуха. Ветер трепал волосы... Тень лежала на асфальте черным полотнищем желания. А внутреннее желание расползалось вокруг в поисках любимой. Нет, нельзя надеяться! Впереди столкновения и смерть, где место у любви на последнем плане. - встряхнулся Дерлинг. - Кстати, я забыл о послании Сюззи, оно лежит в халате...

Мягкое прикосновение заставило Олерго вскинуть голову. Гонтранна в простом трикотажном платье и куртке стояла перед ним, продолжая оставаться каким-то потусторонним существом, которое четко отпечаталось в памяти, но никак не умещалось в рамки реальности.

- Точна, как королева, - рука нерешительно коснулась пальцев девушки. - Пойдем! Поужинаем и поговорим...

- Я не против, - глаза - листья летом - лучисто улыбнулись. - Ты говорил про кафе.

Они крепко сжали пальцы соединенных рук.

- Да, - Дерлинг терялся в радости и свете, а, может быть, то сверкали лунные фонари? Впрочем, имеет ли ночь значение, если рядом она, такая красивая. Генерал потянул подругу за собой.

- Здесь недалеко, пять минут ходьбы. Расскажи, что сегодня делала? Я скучал.

- Ничего особенного, - девушка пожала плечами, пытаясь поспевать за широким шагом генерала. - Лучше ты говори. Что слышно в правительстве?

- Милая, готов поведать тебе все тайны, но молю не надо о работе. Твои тревоги, конечно, справедливы, - медленно произнес мужчина. - Город стоит перед развалом, но сегодняшний вечер не омрачай политикой.

- Я хуже министров или тебя смущает отказ от власти? - усмехнулись розовые пленительные уста.

- Нет, Гонтранна, - Олерго понял скрытый намек. - Только я не способен делиться тайнами на свидании с женщиной. Кто-то начал игру, кто-то ее и закончит.

- Отсутствие власти ведет за собой анархию, переворот!

- К сожалению, замечают происходящее немногие. - ласково заметил генерал, добавив про себя "только тебя никто не слушает, а я играю".

- Войска обязаны обеспечить порядок до появления наследницы, - девушка вздрогнула, вспоминая утренний разговор с Берди, его малодушие и грубость. - Иногда я в полном ужасе. Спрашиваю, почему допустила, чтобы правительства зашли так далеко?

- Я думал, что невозвращение к майороту - решенное дело. Возможно, чувство личной вины сильнее амбиций. - Олерго обнял Гонтранну за талию и притянул к себе. - А теперь ни слова, дорогая, прошу. Мы пришли и должны, просто обязаны... - недоговорил он нежно, хотя выражение лица ответило на незаданные вопросы любимой. Да, генерал мечтал о ней, ждал ее, жил ее телом, ее дыханием...

Девушка кивнула, не в состоянии противиться и отгоняя от сердца тревогу. Мало значит сумбур жизни, когда есть ночь, вернувшая радость и печаль прошлого, запахи любви и картины блаженства. Судьба страны? Майорот? Она - женщина, он - мужчина, - и не надо слов. Отбросить ослиное упрямство, поцеловать вечность хоть в последний миг перед концом, чтобы навеки унести в голове чарующий образ.

Гонтранна вошла в кафе следом за генералом. Села за выбранный столик у окна. Тусклое освещение, наносвечи и музыка из сети создавали завораживающий эффект. Девушка склонила голову набок, наблюдая, как над ними плавают разноцветные голограммы рыбок, и слушая, как Дерлинг делает заказ. Она не могла понять, почему не забыла его, почему живет несбыточным?

- Я не извинился за ту драку. - внезапно вспомнил Олерго. - Думаю, что пора искупать вину.

Глаза мужчины, потемневшие огни в сумраке, следили за лицом собеседницы, в котором читалось и недоверие, что просило о поддержке, и сомнение, не разрушенное чьими-то чарами. Как хотелось генералу, чтобы избранница сердца забыла о майороте, забыла, что он ее враг, когда-то добивавшийся руки наследницы из корыстных побуждений. Пусть сегодня Гонтранна отдохнет, впитает заботу...

Вот на столе появилось и первые угощения - закуски, салат, а потом принесут мясо в винном соусе, напитки, десерт, почти все из скудеющего ассортимента.

Дерлинг следил, чтобы гостья вечера не скучала, чтобы ощутила свободу, от которой отзывалась с трепетом, ведя непринужденный разговор о душе. Мужчина улыбался с особым очарованием каждому сказанному слову, впервые дыша свободно, спокойно и легко. Воистину Гонтранна осталась императрицей души генерала. По-моему, я хмелею от чувства, - смеялся он про себя. - смотрю, а наглядеться не могу.

- У тебя усталый вид, - девушка погладила руку Олерго, и он тотчас накрыл ее другой.

- Ты ошибаешься, я смотрю на тебя и теряю связи с реальностью. - губы прижались к теплой, пахнущей молоком, коже. - Гонтранна?!

- Да.

- Нет-нет, ничего, - Дерлинг мотнул головой. - Время оказалось бессильно. Я... я пришел сюда, а ты как будто и не исчезала.

- Исчезала. Изменилась, хотя продолжаю идеализировать людей. Им кажется, что я стою на месте, а сама ухожу очень далеко и в чувствах, и в мыслях. - девушка засмеялась то ли от выпитого, то ли от горечи. - Меня мало воспринимали всерьез в детстве, а теперь и вовсе записали в чудачки.

- Презабавно, - длинные пальцы генерала водили по маленьким пальчикам. - Они не знают тебя. Ты, как незажженный маяк, о который разбиваются сердца. Если удастся зажечь, то увидишь вечность. Великая награда согреться у огня, дать путь кораблям идей, которые бы возвеличили государство. Ради подобной цели стоит совершить лучший поступок и перевоплотиться в героя.

- Нет, - девушка замотала головой.

- Почему же? Ведь я не лгу. - Олерго потянулся к собеседнице и прошептал той на самое ухо. - С самого начала я жаждал раскусить тебя, как орешек, насладиться сладким содержанием. Я проиграл тогда. Кусался, словно щенок, но я любил тебя. Мечтал испить нектар!

- Ты не представляешь, как был близок к цели, - Гонтранна заглянула в сощуренные щели глаз, исполненных неги. - Я была виновата! Да и на самом-то деле, - усмехнулась она, - за границей моей души ничего нет, ты найдешь там пустоту.

- Фантазерка! - дыхание генерала опаляло кожу. - Ты отлично понимаешь меня! Знаешь, чего добиваюсь, и врешь. Ложь! Ненавижу ее. - он сжал тонкое запястье. - Пойми, пути назад никогда не было. Познать суть, выпить до дна, я хочу... хочу тебя! Иначе нельзя!

- Скорпионы никогда не упускают шанса вонзить жало поглубже?

- Дурочка, есть люди, похожие на хамелеонов, и я из них. Ради цели, жажды, перевоплощусь во всех тварей: в льва, в тельца, в рыбу, в водолея...

- Но останешься самим собой. Шипы, будь они шипами и розы, не утрачивают яда.

- Пока ты не принадлежишь мне, но ведь вечер - не конец света? Потом...

- Потом тебя ждет разочарование и пустота. - возразила Гонтранна. Тень огромной синей рыбы проплыла по ее румяному лицу. - Не надо, не хочу слушать. Не разыгрывай спектаклей!

- Что?!

- Олерго, ты так и остался сердцеедом. - она опустила голову. - И как бы мне не нравилось участвовать в главной роли, нахожу, что совершу тем самым ошибку.

- А почему бы не сдаться судьбе, отбросив гордость?

- Смешно, другие говорят, что у меня вовсе нет гордости. Я не горда, просто привыкла жить одна.

- Ты хочешь, чтобы я согласился с глупыми заблуждениями? - Дерлинг приподнял бровь. - Но я не согласен. Я твердо убежден, что мы подходим друг другу. Ты не просто нравишься мне. Я не лгу!

Взгляды их скрестились, как шпаги противников. Олерго открыто улыбался, Гонтранна нервно кусала губы. Она не верила, потому что считала генерала способным на изощренные действия, за которыми скрывался холодный и расчетливый ум. Как утверждал умерший император, всякий способен достичь малой и большой выгоды в зависимости от настойчивости, но не всякий может управлять - эта сила присуща лишь психологам, равным злу и добру одновременно.

- Ты не веришь мне? - Олерго настойчиво требовал откровенности.

- Не верю...

Ночь спустилась на призрачный город, а неугомонная парочка все не прекращала своей идиалистической ссоры, не замечая ничего вокруг. Лишь Сверт, который сидел в глубине кафе, мог заметить, как сверкают их глаза, как оживлены лица, как переплетаются в одно руки, как откровенно близки губы, готовые слиться в поцелуе.

4

Великан не хотел, чтобы его королева доверчиво склонялась к монстру. Как смел мерзавец искушать саму беззащитность, каждый волос которой капитан ценит на вес золота?

Сверт боялся за Гонтранну, боялся упустить момент, когда встреча двух сил достигнет опасной близости. И одновременно удивлялся. Лицо Олерго... его лицо смягчилось. Глаза наполнились нежностью, губы сладко улыбались. Генерал гладил руку бывшей наследницы, почти касался лбом выбившихся из прически локонов, а ведь Гонтранна раньше никогда не завивалась... Боже, это продолжалось два часа! Два часа сомнений перед звонком Берди. Но ведь иначе нельзя поступать.

Засвидетельствовав личность касанием пальца к экрану, новый "шпион" Войск вышел на канал связи и сразу же попал на недовольный и ленивый голос Берди, почти моментально переросший в ярость.

- С кем она?! - маршал сглотнул, сдерживая эмоции в рамках приличия и напоминая себе, что давно перерос возраст мальчика. - Говорит с Дерлингом? Два часа? Ты меня слышишь, Сверт? Ну так вот, немедленно разгони их! Как? Это не мое дело! Исполняй!

Маршал бросил трубку и нервно прошелся по кабинету, уверенный, что волнения, происходящие в империи и в правительственных кругах, прямо относятся к встрече Гонтранны и Олерго. Пять лет назад мерзавец уже пытался занять кресло маршала, теперь же он обладает реальной силой, возглавляет многочисленных промышленников и занимается политическим интригами в новом, правящем качестве. Генерал вновь пытается встать на пути! Мутит воду, как при прежних хозяевах... Воистину, надоедливая мошка для майорота. Мошка способная, которую нельзя не учитывать в решении проблемы законным путем. А законный путь возможен лишь через истинную императрицу, которая сидит в кафе с волком. Непростительная ошибка!

Берди обязан привлечь несчастную заблудшую овцу на сторону Войск, доказать, что маршал стоит того, чтобы ему доверяли, а дурочка вновь, после бесконечных промахов льстивого подлеца, дарит свое доверие незаслуженно. Кошмар да и только! Спокойно, прежде чем паниковать, необходимо просчитать последствия.

Антуф еще раз просмотрел последние данные военных о процентности вероятных волнений и после недолгих размышлений ударил кулаком по столу.

- Идиотка! - единственное слово, прозвучавшее в пустом кабинете громом, покатилось в пустоту, звучащую отголосками войны. Берди протер уставшее лицо широкими ладонями и поднялся из-за стола. Гонтранна обязана вернуться к власти, обязана править, обязана идти туда, куда не хочет возвращаться. А потому он положит жизнь, лишь бы наследница выбрала истинный путь, так как власть - последняя надежда, ключик к закону о Войсках, гласящему, что никто, кроме наследника майорота не имеет права направлять армию. И надежда ускользает к мошенникам! Да, Берди сомневался лишь несколько минут, но после... Вверх взмыли несколько военных везделетов.

***

Ничего не подозревающие Гонтранна и Олерго встретили шум с недоумением, хотя реакция генерала все-таки отличалась быстротой и сноровкой. Он схватил девушку за руку, увлекая к стойке, за которой предположительно находился запасной выход, и уже поднял ту на руки, собираясь перепрыгнуть через небольшую стойку, когда путь преградил Сверт.

Ну, с тобой разговор короток, - усмехнулся про себя генерал, ставя похищаемую наследницу на пол и бросаясь в драку. Огромный кулак пронесся мимо челюсти со свистом и ударил по стене позади - ничего себе начало! Вспышки прожекторов осветили внутренности кафе, в которых, длинные тени сцепившихся врагов метались из стороны в сторону. Однако преимущество было все же не на стороне Войсковых ставленников.

Гонтранна даже не успела понять, когда генерал, только что уничтоживший добрую половину зала и исколошмативший несчастного капитана войсковой охраны, оказался перед ней опять.

- Мне кажется сюда пожаловал маршал, - девушка указала генералу на улицу, где приземлялись один за другим черно-серые везделеты. - Уходи один. Не рискуй, а я их задержу.

- Сначала ты должна мне пообещать. - потемневшие глаза манили и звали в путешествие за собой, дыхание прерывалось и сглатывало звуки. - Пообещать, что не поддашься на уговоры...

- Обещаю! - Гонтранна подтолкнула Дерлинга к выходу, постоянно оглядываясь на движение на улице. - Иди, пока не поздно.

Мужчина извинительно пожал плечами.

- Все время нам мешают! - торопливая рука провела по шелковистой щеке наследницы, приподняла подбородок. Теплые губы Олерго коснулись на мгновенье кожи. - Я не прощаюсь и надеюсь на скорое свидание. Наша беседа не закончена. Согласна?

Гонтранна без слов кивнула. Она еще несколько секунд смотрела на захлопнувшуюся дверь, ведущую в кухню, а потом повернулась навстречу неизбежной судьбе в лице военных, ворвавшихся в кафе. И до того разоренное, теперь уютное гнездо влюбленных парочек напоминало аквариум, заполненный игрушечными солдатиками.

Берди вошел последним в опустошенный и теперь безжизненный зал, как тень правосудия, не заставшая преступления. Он увидел на полу скрюченного Сверта, пытающегося подняться, разбросанные в спешке стулья, несколько поломанных столов и опрокинутых ужинов и полное отсутствие гражданских лиц.

- Ну? - вопросительное междометие маршала, высказанное капитану, которого усадили на стул, звучало почти скорбно.

- Ушел! Он ушел! Я не смог...

Группа захвата молчала и ожидала приказа. Берди склонился к Сверту.

- Такому идиоту, как ты, наверное, давно следовало назначить военный суд. Где Гонтранна Линдер?

- Я следил за ними, я не хотел...

- Понимаю! - маршал дружески потрепал капитана за плечо и внезапно ударил кулаком в живот. - Сукин сын! Ты понимаешь, что это значит?

- И что же? - наследница, прятавшаяся за колонной, выступила из темноты, горя от гнева. - А вы еще хуже, чем я представляла! Берди - мерзавец. Кто бы подумал раньше? Или я не права?

Солдаты напряженно всматривались в девушку, которая впрямую вызывала маршала на бой, но и Антуф также уставился на обнаружившуюся беглянку, которая выглядела действительно так, словно пришла на свидание.

- Вы здесь?

- Увы, на самом деле не доставляет особого удовольствия наблюдать сцены воспитания мужества у нерадивых исполнителей. Кстати, Сверт виноват по вашей указке. Какого черта Войска взялись следить за моей личной жизнью, тогда как в правлении ни черта не делают?

- Ваша жизнь принадлежит майороту, - процедил маршал, делая знак окружить здание, чтобы девчонке не пришло в голову улизнуть.

- Я давно отказалась от наследства.

- Но теперь вернетесь. Вас заставят, - он сделал шаг вперед и приказал. - Взять наследницу под стражу и доставить в семейный особняк под домашний арест до приезда второй сестры Милли Линдер. По закону именно вы являетесь императрицей до прибытия претендентки на трон.

- Прекрасно, Берди, с таким же успехом я вас сейчас арестую. - зарычала Гонтранна. - Вы испортили мне вечер.

- Вечер с генералом Дерлингом?! С этим мерзавцем?

- Да, именно так. Я свободная женщина и спутников выбираю сама.

- Но не на троне власти. - заявил маршал, продолжая грозно приближаться. - Никто не отпускал вас и никогда не отпустит. Теперь, когда мир под ногами рушится, вы разводите шашни с врагами государства и ставите под сомнение репутацию империи и ее безопасность.

Девушка опустила голову. Конечно, Антуф прав! Прав, что она безолаберно относится к праву управлять, что смешно ведет себя...

- Иначе говоря, вы ждали поддержки? - промямлили внезапно оробевшие губы наследницы. Ну вот, она сейчас начнет винить себя. Низко получается, выгодно для Берди и невыгодно для себя.

- Я и теперь не теряю надежды, что вы одумаетесь и прекратите играть в детство. - широки плечи всплыли из темноты, большая рука вцепилась в руку Гонтранны. - Вчера я выгнал вас, не отозвался на призыв и робость, побоявшись нарушить устоявшийся покой, но сегодня положение дел в городе изменилось. Лишь Войска способны вернуть порядок.

Затянулось молчание. Тишину нарушали лишь звуки сетевой песни и скольжение рыбок, продолжавших свой волшебный полет.

- Хорошо, Берди, убедили. Действуйте от моего имени. - Гонтранна сжала губы и наконец прямо взглянула на маршала, глаза которого пожирали ее. - Что я должна подписать?

- Декларацию и вернуть себе военный код.

- Прекрасно, тащите сюда все ваши документы.

От солдат отделился военный врач, который сделал девушке быструю инъекцию с поисковиком в руку. Другой военный адвокат развернул на столе прозрачную сферу, в которую были введены все параметры принцессы и вновь проведена идентификация как первичного правителя. Все процедуры Гонтранна стойко вытерпела.

- Все? - спросила она у маршала, закатывая рукав и утирая глаза, с которых сосканировали сетчатку. - Тогда убирайтесь! - она решительно шагнула к выходу, но внезапно обернулась. - И еще, Сверт поедет со мной! Так что, до свидания.

***

Девушка закрыла за великаном дверь и включила автоматический свет во всей квартире, потому что боялась всевидящего ока, прячущегося в темных углах.

- Вот и моя крепость, - немного иронично похвасталась императрица, пропуская капитана вперед, в комнату. - Храню верность дурацким убеждениям, что человек способен быть счастливым, если и не очень богат.

- Забавно, но мне нравится.

Сверт оглядел домашнюю, во всех проявлениях женственную обстановку - цветочки, кружавчики, рюшечки - деревенский стиль.

- Можно присесть? - поинтересовался он застенчиво, кладя фуражку на низенькую полочку с другими шарфами и разноцветными шапочками.

- Даже обязательно. Располагайся, - Гонтранна уступила гостю диван, а сама со вздохом уселась в древнее, с деревянными ручками и вохристой обивкой, кресло. - Нравится мое убранство... Не смейся, действительно успокаивает после города.

- Что вы, - смутился капитан, продолжая улыбаться обилию засушенных цветов в вазочках и цветам на обоях. - Даже оригинально.

- Как ты себя чувствуешь?

- Лучше, чем час назад! Проголодался... И синяки беспокоят, но заживет, как на собаке.

- Значит необходимо поужинать. Ты у нас находка для экспериментов неопытного кулинара. Пойду, посмотрю, что осталось после разорительного продовольственного бунта. - Гонтранна отправилась на кухню, предварительно похлопав Сверта по плечу. На самом деле хозяйка выбранной в бытность хибары неплохо готовила, хоть и привыкла питаться всухомятку. Исключения составляли неожиданные гости, а потому услужить приятному и безобидному Сверту было особенно приятно.

- Ну вот и я, - девушка внесла в комнату поднос с картофельными котлетами и мясом под томатным соусом. - Ешь на здоровье и не лезь больше в драки... - она потрепала кудрявую макушку и включила наноигрушку, превратившуюся в виртуальное ралли во всю комнату. Гонки успокаивали и отвлекали от тяжелых мыслей. А жевание за спиной расслабляло.

- Послушай, Сверт, можно задать тебе несколько вопросов, - управляя воображаемым монолетом, Гонтранна делала забавные манипуляции в воздухе, вызывая у гостя и восхищение, и смех.

- Конечно! Сколько угодно. - поднос переместился на стол с бумажками.

- Ты ведь приближен к Берди... и при моей щекотливой ситуации должен знать некоторые детали.

- Смотря какие. Знаете ли, маршал не очень-то болтлив, отдельные части, конечно, доверяет, но подводных камней слишком много. Я слышал, что государство трещит по швам, намечается переворот.

- А Берди?

- Он намерен арестовать зачинщиков. Главное - найти всех виновников. С вашим возвращением у Войск развязались руки. Правительства оказались в неловком положении, когда и отступать глупо, и дальше не сдвинуться.

- Согласна, правительства зашли далеко, а я вела себя, как психопатка, когда отказалась помогать Антуфу сразу. Были причины не доверять. Власть портит людей, заставляет их идти на преступления.

- Именно, наши политиканы трясутся за кошельки и теплые места. Все-таки деньги текут и с колоний, и с торговых путей. Как не испугаться за махинации и воровство.

- Не неси чепухи. Здесь ситуация сложнее. Кто-то начнет игру, кто-то закончит, - девушка даже не заметила, как повторила фразу Олерго, так как мчалась по кругу вместе с остальными гонщиками на огромной скорости.

Играла ли роль гонка? Пожалуй. Воображение нарисовало ясную картину стадиона: в лидерах оказалась красная машина маршала, за ним - генеральская зеленая. Оба претендента жадны и опасны. Только Антуф - сторож, а Дерлинг - вор. Именно так выглядит ситуация. Где же ты сама Гонтранна? На задворках власти! И неважно, кто победит, потому что ситуация не изменится. Только при одном исходе город падет, а при втором - сохранится.

Что же, лучше спасти от падения детище отца и довериться маршалу, который вцепился в кресло власти и глядит на людей через кривое зеркало жадности. Его несомненное преимущество - настойчивость и хватка, так присущие военным. Его сильная сторона - честолюбие и желание вернуть городу прежнюю стабильность, прочное убеждение в правильности личной позиции. Да будет так, мы спасем империю вместе. И нечего сторониться друга отца, человека, которому должно доверять заблудшей, своенравной императрице.

***

Маршал созвал военный совет ночью, дабы разъяснить обстановку и план действий до утра. Теперь он сидел во главе стола в зале заседаний штаба с тремя генералами, которые имели доступ к секретной информации и управляли многочисленными сетями военных разработок империи. Место, выбранное для разговора, специально разработал Лин Линдер, позоботившийся о безопасности: оно находилось в полуподвальном помещении, отделенном от внешнего мира автоматическими жалюзями из непробиваемой стали, толстые стены не пропускали ни звука, двери запирались на секретный замок. Посередине стоял круглый стол из специального пластика, к которому невозможно было прикрепить жучков, такими же специалисты сделали стулья.

- Что же скажут господа? - Антуф закурил длинную сигару, откинувшись на вертящееся кресло, когда генералы просмотрели трансляцию записанного в сети балагана из правительственного заседания.

- Пропажа Сюзанны Линдер не просто совпадение. Правительства развязывают войну специально. Это цепная реакция, истоки которой необходимо расследовать. - один из генералов откашлялся. - Разведка доложила, что акция протеста на правительственной площади, которую своевременно прекратили Войска, тоже не последняя - через сеть продвигаются крамольные идеи, которые мы всегда пресекали. Я не исключаю, что поверженная пятнадцать лет назад Лига намеренно устраивает провокации, нарушая контакты, игнорируя документы, подписанные при заключении мира.

- Это и дураку ясно, - вставил другой генерал. - Поставки прекратились в тот же день, когда объявили о исчезновении выбранной наследницы. Ведь куда не загляни - высшая власть по соглашениям и у них принадлежит императрице из семейства Линдер.

- Сколько можно ходить вокруг да около? - устало покачал головой Берди; непослушная челка упала на лоб, как продолжение черных мыслей.

- Есть запасной вариант, - третий генерал склонился над столом и активизировал миниатюрную карту города, - взять под контроль стратегические объекты, чтобы избежать дальнейших беспорядков. Сложнее контролировать колонии и Лигу. Уверены ли мы, что она не скрывает свои военные формирования на планетах третьего мира?

- Мысль не нова, - заметил первый генерал, - но и это не главное. Следует установить контроль за каждым гражданином, врубить систему визирования на территории империи, чтобы пресечь противоправные действия. А также контролировать политические процессы среди наших врагов.

- Вы предлагаете закрыть город? - усмехнулся второй, чуть сощурившись. - Несомненно гражданские лица будут недовольны.

- Перестаньте спорить, - Берди неуверенно поерзал на кресле. Первый раз он обязан принять решение без Лина Линдера. - Хоть у нас и развязаны руки после возвращения Гонтранны, но она должна выступать и как политическое лицо.

- Должна! - согласились коллеги.

***

И вот настало утро. Утро, когда вышел декрет о введении военного положения в империи, ошеломивший оба правительства и прижавший их голодные амбиции.

"Объявляется комендантский час, - вещала сеть через динамики, - с девяти вечера и до шести утра. Частному транспорту запрещается без соответствующего кода Войск покидать пределы города. Виновники подвергнуться аресту и суду. Все заседания правительства объединенной Империи и правительства Лиги, запланированные на месяц, отменяются до выяснения обстоятельств произошедшего конфликта. Также правительствам выносится предварительное предупреждение в организации опасного сговора с возможным созданием собственной армии, которая грозила бы Империи и правящему клану майорота... - и так далее бесконечное число пунктов, запретов, ограничений, обязанностей.

Маршал даже улыбнулся, когда увидел на лицах некоторых чиновников из высших кругов недовольство вкупе со страхом. Вот вы у меня где сидите! - подумал он с ненавистью, идя мимо по огромному коридору штаба. - Наглые зажравшиеся ублюдки!

Однако не только чувство эйфории бурлило в душе Антуфа: его снедала тревога, казалось, абсолютно безосновательная... Подобные казусы случались, когда на маршала накатывали неумолимые в своих проявлениях высшие сферы космоса. Не может пройти даже жесткое давление без каких-нибудь недосмотров, обязательно существует неуловимая и опасная лазейка для врага. Как говорил Дерлинг тогда, у кабинета Лина Линдера, при зачтении завещания? "Ты проиграешь, Антуф, не торопись к падению... Умные не спешат..." Возможно, хитрый лис прав. За видимым благополучным исходом скрыта суть, отвлекающая внимание. Тем не менее Берди гордо вскинул голову, не желая верить обманчивым нашептываниям интуиции. Время не ждет! Вперед! Несмотря на то, что кто-то приковал железными обручами к земле. Вперед! Пусть иногда разум ошибается... Ошибается разум, но не Олерго!

***

Генерал покинул Гонтранну в спешке, пересек чистенькую кухню с надрывающимся от любви и ненависти сердцем и выбежал во внутренний дворик с небольшим заборчиком, за которым после удачного прыжка оказалась узкая улочка с выходом на площадь. Его еще преследовал свет военных машин, еще настигали гул моторов и шум голосов, которые заполняли уютное гнездышко недавнего свидания. На небе мелькали тени "воронов" Войск, по площади бежали испуганные парочки, в надежде спастись в подземном тоннеле. Некоторые забирались в личные монолеты и взмывали к воздушной дороге, которая белым змеем вилась и исчезала далеко за башнями. В общем, милый вечерок наполнился паникой.

Дерлингу ничего не оставалось, как покинуть проклятую площадь и, подняв в воздух свой везделет, полететь подальше от разгневанного зверя, что ворвался в кафе. Мужчина не боялся за спутницу, так как не сомневался в сумасшедшей привязанности Берди к наследнице, но исключительное посягательство на свободу дочери императора говорило о многом. В запасе на осуществление плана осталась одна безумная и многообещающая ночь. Несколько часов, которые изменят судьбу государств и закрепят уверенность в победе. Ночь не для слабаков, - усмехнулся генерал темному засыпающему городу. И оказался прав.

Когда взъерошенный, невменяемый Дерлинг вбежал в дом, оттолкнув с дороги Леонору и прокричав "Пошла прочь!", часы пробили полночь.

В кабинете генерала вспыхнули экраны выхода в сеть, цифры знакомых секретных замков заплясали красными молниями, преобразуясь в полисистемный моноканал, связывающий с генеральской охраной, наемниками и еще множеством подозрительных во всех отношениях лиц, которым взволнованный интриган давал короткие засекреченные распоряжения, в переводе означавшие лишь одно - активизация управляемых бомб, которые заложены на стратегических объектах города и в штабе Войск. Вот тебе и подарочек! - тонкие пальцы напряженно выстукивали кодовые послания. - Подавись, мой сладкий!

Олерго скинул пиджак, утер лицо от выступившего пота и, взмахом руки уничтожив недавнее преступление, вновь спустился вниз, чтобы до утра покинуть дом и вернуться с успокоенной и довольной улыбкой на губах.

- Все кончено! С ними все кончено! - сообщил Дерлинг задумчиво управляющему. - Осталось чуточку подождать!

Парнишка недоуменно кивнул генералу, который, насвистывая, тем временем поднимался по лестнице.

Неважно, что голова раздувалась, как шар, от напряжения - сладкое, упоительное вино близкой победы кружило голову сильнее. Подключенные все это время каналы связи вспыхнули, опознав руку хозяина. Послушно устремились в бесконечность, вихреообразно пересекая город через подпространство, и вдруг послышались неясные голоса, которые с каждой секундой приобретали и смысл и интонации, - это прокручивалось тайное заседание Берди Антуфа, записанное через тонкий шнур сети, вмонтированный в стену.

- Я все учел! Бедняга маршал! - захохотал генерал. - Жаль, что наш глупец так и не оценит красоты хода!

За одну ночь город превратился в настоящий вулкан, стоило только щелкнуть пальцами; а сознание, что военная техника, тайно производимая несколько лет на местных заводиках по отдельным деталям стоит наготове, восторгало сердце. Игра продолжалась, но мужчина не торопился - ведь самое главное не прибрано к рукам. Сперва Войска исчезнут без следа: их щупальца не смогут задушить изощренную сеть и армию Олерго. А после... Но генерал не загадывал, он просто завалился спать, погружаясь в сладостные мечты, в видения будущего и плач прошлого.

***

Управляющий, дав утренние распоряжения обслуге, уже намеревался отправиться к себе, когда увидел Леонору, которая пальчиком поманила парнишку из двери гостиной. Лицо у новой пассии генерала было очень таинственным и странным, вызывающим ответный приступ любопытства, на который нельзя не откликнуться. Антона не то чтобы развлекала затеянная беседа, скорее позы и манерность, коими обладают не все особи женского пола. Во-первых, девчонка действительно волновалась, а театральные закидывания рук появились от заученности в общении с мужчинами. Во-вторых, она сходила на такой писк, что могла поспорить с некоторыми цыплятами по противности. В-третьих... не станем перечислять все несуразности во внешности и прочих своеобразных проявлениях.

Леонора усадила Антона рядом на диван и закатила глаза.

- Ты давно служишь у генерала? - спросила она с предыханием, чуть наклоняясь вперед, чтобы яснее вырисовывалась грудь в круглом вырезе красного платья.

Парнишка икнул от изумления - ничего себе выходки!

- Давно, а что, хотите переманить?

- Послушай, если по секрету, не кажется ли тебе, что Дерлинг груб, жесток и невоспитан? Он вообще платит слугам?

- Обижаете... Не спорю, что хозяин живет в напряженном графике, - управляющий посмотрел на часы, которые пробили без четверти одиннадцать, и подумал, что Олерго еще видит десятый сон. - Но на самом деле он ангел во плоти, справедливый и редко вспыльчивый.

- Да? Не верится.

- Зря! Послушайте, если у вас есть какие-то просьбы...

- Нет, но мне необходимо знать, кто еще близок с генералом... - Леонора надула губы и вздохнула. - От этого зависит, когда я выйду замуж.

- Не знаю, - парнишка сдержался от смеха, который оскорбил бы настойчивую невесту. - Кажется, ему нравилась секретарша Натали, но она сейчас уехала куда-то по делам хозяина.

- Она красивая? - пассия схватилась за рукав и стала трясти управляющего, который внезапно потерял интерес к беседе и уставился в окно с открытым ртом.

- Что ты там увидел? - Леонора приподнялась, выглядывая через плечо в парк, по которому бежали солдаты и над которым висели везделеты Войск. - Какой ужас! - только и смогла выдавить она. - Что за наглость?

- Мне необходимо разбудить генерала, - Антон сорвался с места, полыхая от предчувствий, что ядовитыми змеями кусали пятки. - Немедленно!

Темная дверь спальни встретила управляющего смятенным спокойствием, которому недолго осталось кружить над единственным убежищем генерала от беспокойной реальности. Прислушиваясь к нарастающим вибрациям, Антон нажал на код вызова, и начал нервно прыгать на месте.

- Заходи, - микрофон не передал оттенков усталости в тихом разрешении, дверь автоматически открылась. - Что случилось? - генерал приподнялся с кровати, потирая лоб и нахмуренно озираясь. - Никакого покоя! О черт! - он вновь упал на подушку, сжимая зубы от головной боли и чувствуя, как из носа тонкой струйкой стекает кровь. - Принеси скорее воды и таблетки! Быстрее!

Антон не медлил: он намочил носовой платок, который сразу оказался в руках хозяина, запрокинувшего голову, отыскал среди таблеток те самые важные и подал стакан воды. Какое-то время генерал практически не шевелился, лишь вяло держал руку у носа, борясь с красными кругами перед глазами, но когда боль прекратила наступление, прошипел:

- В чем дело? Только не говори, что перепутал двери!

- Везделеты Войск в парке, - Антон поменял примочку, откашлялся с важностью приближенного к тайне.

- Отлично! Маршал Берди быстр! - генерал удовлетворенно улыбнулся, продолжая не шевелиться. - Иди, встречай гостей, я сейчас спущусь.

- Вы уверены, что сможете? - вопрос абсолютно не праздный прозвучал в висках у Олерго кононнадой импульсов, которые прокатились до кончиков пальцев.

- Да, не волнуйся...

- А солдат впускать? - недоуменно спросил Антон.

- Конечно, иначе они войдут сами! Беги же наконец, болван! - Олерго открыл глаза и поднялся, хотя ему стоило немалых усилий преломить спазм. - Не бойся оставлять меня одного, я не ребенок.

- Я... - было пробормотал парнишка, продолжая сидеть рядом и преданно заглядывая в глаза, но генерал оттолкнул его в растущем раздражении.

- Я в порядке! - бескомпромиссно процедил он, провожая нерадивого слугу взглядом до двери, и когда тот пристыженный вышел, добавил. - Ну, Берди, ты восхитителен, как никогда. Начать с меня - это что-то новенькое.

***

- Господа, чем обязан? - генерал спустился в холл с самой милой из своих масок, не дрогнув ни одним мускулом при виде солдат. - Я весьма удивлен! - он осмотрел захватчиков с подобострастием, вычисляя главного и нашел его очень скоро - молодой лейтенант выступил вперед.

- Что случилось? - генерал указал на пакет в руках юноши. - Вижу у вас какой-то приказ.

- Так точно! - юноша покраснел до корней волос. Вот кого теперь набирают в Войска. - По приказу штаба особняк берется под охрану.

- Что? Не понял. Кого собирается охранять маршал Антуф? - с ехидцей поинтересовался мужчина.

- Вас, генерал! Приказано, чтобы вы не покидали пределы дома. - лейтенант тупо уставился на будущего пленника. - Наш отряд расселится на первом этаже. Вы - на втором под домашним арестом.

- Под арестом? И где приказ?

- Вот! - лейтенант протянул Дерлингу бумагу с печатью маршала.

- Прекрасно! Ну-с, молодой человек, вы и ваши подчиненные могут убираться, - мужчина стал рвать документ на мелкие кусочки прямо на глазах у онемевших зрителей. Лейтенант тоже не смел пошевелиться.- Я подчиняюсь лишь правительству первого государства Лиги, а не майороту. Эта бумага ничего не стоит. И передайте, что если нападки продолжатся, то я использую статус неприкосновенности. Так и скажите Берди, - продолжил генерал, наступая на юношу. - Одно резкое движение, и я включу кнопку защиты особняка. Так что катитесь ко всем чертям, - тихо шептал Олерго, зловеще крутя в кармане сетевой передатчик. - Доложите маршалу также, что он полный болван! А теперь кругом, шагом марш отсюда!

Лейтенант с солдатами вылетели за дверь и тотчас из-за угла выглянуло бледное лицо управляющего, а за ним и удивленное лицо Леоноры, которая сгорала от любопытства.

- Они вас не тронули? - срывающимся голосом поинтересовалась она и поправила на груди платье. - Какие мерзавцы! Я думала вас убьют.

- И была бы рада, - Дерлинг оттолкнул красавицу, попытавшуюся его обнять, и направился к столовой, поманив обоих свидетелей утреннего неудачного ареста, как обыкновенных собачек. - Кстати, любезная, я должен задать тебе несколько вопросов. - он резко обернулся, многозначительно приподнял бровь и, не обращая внимания на подаваемые Антоном знаки, добавил. - Ты завтракала?

- Еще нет.- Леонора потупилась под пристальным взглядом, сменившимся равнодушием, когда наконец накрыли стол.

- Очень сожалею, что ты не ушла. Право, не ко времени я решился принять тебя... не ко времени...

- Мне уехать? - с обидой прошептала Леонора, едва держа чашечку с кофе в руках и картинно положив ножку на ножку.

- При данных обстоятельствах...

- Тогда я ухожу.

- Ты не можешь покинуть мой дом, не теперь. Недавно ты рылась в архиве. Что ты искала? Отвечай честно, иначе мне придется применить силу. - когда Олерго задумчиво приподнял красавицу за подбородок, то понял, что она не понимает вообще ни слова из угроз. - Но ты такая красивая, доступная... Поклянись, что больше не осмеешь совать свой маленький носик в мои дела.

- Я искала чистый лист, я ничего не читала, а в сети просто играла, - Леонора вырвалась и встала, тяжело дыша от возмущения. - Вы все время меня подозревали? А я, как дура, думала, что нашла любовь. Теперь довольно, ни минуты не останусь...

Она резко шагнула прочь к дверям, но Олерго схватил красавицу руку и усадил к себе на колени.

- Ты не врешь?

- Я никогда не вру! - прорычала Леонора, пытаясь встать. - Пустите меня!

- Ну извини, крошка, я не хотел. - Олерго поцеловал ее. - успокойся.

- Смеетесь?

- Прошу тебя, я сглупил. Вижу во всех шпионов. Не злись на бедного замученного человека.

После недолгой борьбы Леонора сдалась на милость победителю и быстро забыла о недавней размолвке, когда Дерлинг волшебным взмахом руки извлек из кармана колье-безделушку, взятую из шкатулки на всякий случай еще утром. Теперь в его кармане остался лишь сетевой передатчик с письмом Сюззи, до последнего момента хранившийся в небольшом сейфе после поручения Антону.

Необходимость отдохнуть толкнула генерала обратно в спальню. И что бы не говорила пассия, важнее споров небольшая передышка. Три таблетки прокатились в пищевод и отдались взрывами короткой боли в желудке. Другие взрывные устройства мигали кнопкой одного управления на небольшой булаве, приколотой к костюму. Лишь на двух заводах агенты Олерго не успели осуществить активизацию бомб, так что необходимо было выбраться в город. Вряд ли это возможно, когда маршал объявил войну. Значит нужно отправить кого-то незаметного. Кого-то, кто не занят в подготовке к перевороту. Антон? Ему генерал доверял. Не то, что наемникам. Антон - символ преданности и дружбы.

Генерал нажал кнопку вызова и облегченно вздохнул, поняв, что решение найдено. Попытался расслабить все мышцы и ровно дышать.

- А-а, заходи, - поманил он из уютного кресла мальчишку, что нерешительно топтался в дверях.

- Вы звали меня.

- Да, присаживайся. - Олерго медленно оторвал взгляд с экрана видеофона, где красные сигналы передавали последнюю зашифрованную сводку. - Есть дело рискованное и важное.

- Я весь внимание, если оно стоящее.

- Вполне, нужно совершить противоправное действие, понимаешь? - генерал включил карту города на левом экране. - Через полосу слежки пробраться незамеченным и установить вот эти штучки на указанных объектах.

- Согласен! - Антон взял две маленькие коробочки и лучезарно улыбнулся. - Будьте уверены.

- И еще, активизируй письмо в передатчики через уличную сеть. - Олерго с легкой заминкой отдал свое сокровище.

- Будет сделано.

- Я надеюсь на тебя, - генерал похлопал парнишку по плечу.

5

Утро. Лучи танцевали на лице Гонтранны, которая всю ночь пыталась уснуть, ворочаясь на кровати и не находя покоя от мыслей и волнения. Плечо после укола болело и пульсировало - передатчик никак не желал стыковаться с организмом. По коже бегали волны мурашек то ли от лихорадки, то ли от сознания, что майорот придавил наследницу железным башмаком. К тому же, вопросы, прокравшиеся во время сна в голову и основательно разбередившие душу сомнениями и прочими гадостями, не давали ни секунды для расслабления.

Опустив ноги на холодный пол, девушка еще минуту сидела, покачиваясь из стороны в сторону, и с недоумением разглядывала сопящий бугор на диване. То, что здесь ночевал Сверт, не сразу доходило до утомленного, болезненного "я".

Кто этот солдат? Друг или враг? Кто ты сама? Что есть государство? - вопросы, на которые никогда не будет ответа. Не правда, истина слишком умозрительна - почти также, как бледное отражение зеркала, похожего на бесконечное одиночество в пустом и засоренном городе? Гонтранна вздрогнула, увидев себя так - как будто впервые: волосы опутали лицо ветвистыми зарослями, большие глаза темны и напряженны, как буря, плечи ссутулены. Почему она похожа на привидение? Почему другие могут выглядеть, точно красотки из сетевой рекламы? Сегодня же следует избавится от комплекса неполноценности. Рука потянулась к щетке, а потом на мгновение отбросила ее прочь. Любовь? Ты влюблена в Олерго, хотя скрываешь от себя правду. Чувства лишают тебя индивидуальности, заставляют следовать законам привлекательности... А ты, ты способна... Способна казаться королевой хотя бы на несколько коротких, как счастье, дней, чтобы испытать водопад нежности и страсти.

Голубое платье с широкой юбкой, широким поясом и круглым вырезом переместилось из шкафа на тело девушки. Волосы, зачесанные в изящную прическу с локонами, удивительно преобразили лицо. Лицо, на котором поставили эксперимент по макияжу, странно изменилось. Гонтранна и сама не верила глазам. Чтобы повторить подобное превращение из сумасшедшей девчонки в принцессу ей пришлось немало потрудиться, но результат говорил за себя.

Сверт, который в последний момент волшебства вышел из комнаты, даже остановился на пороге с открытым ртом.

- Вы собрались на свидание? - спросил он, еще не вполне сознавая, что неземное существо в коридоре, уже не прежняя немощная тень. - Хорошо, что не ушли, потому что теперь ваша безопасность на моих плечах.

- Тебе удалось меня задержать. - Гонтранна улыбнулась. - Завтрак на кухне, и поспеши - сегодня я очень спешу, друг-телохранитель.

Страшная догадка капитана о любви росла снежным комом и била колотушкой по мозгам. Наблюдая из-за стола за манипуляциями императрицы, Сверт находил, что совершенно не знает Гонтранну в образе женщины, хотя... он ведь и так...

- Ну, поел? - ход мыслей прервал торопливый вопрос Гонтранны. - Время позднее. Пойдем скорее.

- А куда? - Сверт сделал еще один глоток кофе, рукой расчесал кудрявые непослушные волосы.

- На завод. С очередной проверкой. Я должна была еще вчера, но не успела. - туфли на высоком каблуке завершили образ явно не походящий для простого инженера.

- Маршал не одобрит таких дел. Вы подписали соглашение, а теперь... - Сверт выдохнул, когда девушка закрыла ему рот рукой и подтолкнула к двери.

- Забудь! - примирительно потребовала она, скидывая в сумку ключи и прочую дамскую мелочь. - Ты ведь должен за мной следить, вот и сообщи, что я непослушная девчонка. Кстати, посмотри, что творится снаружи, - рука указала на улицу, где по двору прошел небольшой патруль. - Наш маршал быстро действует и, кажется, включил механизм защиты.

- Да, действие террором в стиле Берди. - протянул великан.

- Иногда он агрессивен, но на этот раз все правильно. Берди, Берди, - Гонтранна покачала головой, - домашние считали его мягким и добрым ребенком. Его обожал мой отец, ему доверяли практически все...

- А вы?

- Я? Конечно, - императрица скрыла иглу сомнений в груди. - А вчерашнее... к лучшему! Оно поставило каждого на прежние места. Открыло глаза и вынудило жить по законам.

- Вы не задумывались, что так продлится лишь до приезда Милли? Что маршал лишь запугивает правительства, но не обладает реальной силой?

- Задумывалась, Сверт... Конечно. Ты прав, но ничего не исправить, если мир должен измениться. Мы не сдадим его без борьбы. Так хотел отец.

- Ваша сестра не решит проблемы. - Сверт открыл дверь и пропустил императрицу вперед. -Мы не знаем, какая она, не представляем, чем обернется приезд новой наследницы.

- Милли - достойная замена. - твердо оборвала Гонтранна. - Если бы я не доверяла выбору, который делаю, то никогда не согласилась бы на подобную авантюру, зная, что Сюззи улетела без предупреждения. Моя сестра - жертва отца. Она могла в детстве все - играть на фортепиано, танцевать, ездить в театры. Могла жить иначе, чем будущая правительница. Дурное влияние свободы мешало мне учиться, так сказал отец, который отправил Милли на Острова. Ему было наплевать, что мне интереснее читать книжки, играть в саду и просто болтаться по порталам сети. Я - феномен! Я - царица! Но не девочка с ветром в голове! - девушка вышла на улицу, где вчера Сверт припарковал военный везделет и со вздохом села в него. - Знаешь, как я мечтала поехать в город игр... Впрочем, тебе не понять...

- Прошу, продолжайте, - великан набрал код взлета, с легкой небрежностью наклонил градус полета по касательной и вновь кивнул спутнице. - Я ожидал услышать что-то подобное.

- Ожидал?

- Ваш отец был жестоким человеком?

- Нет, он только казался таковым. Я любила его больше всех на свете, - горько усмехнулась Гонтранна. - А он взял и умер, прямо перед моим днем рождения, и люди сразу изменились. - глаза ее лениво следили за проплывающими мимо улицами, зеркальными шарами спутников-сетевиков, которые вели постоянное наблюдение за спокойствием в городе, мимо огромных зеленых парков. - Я сразу оказалась у власти майорота, обескураженная, испуганная. Вот тогда и появился наш маршал Берди. Поверишь, я была околдована им, лишилась всякой логики, вбиваемой отцом годами, влюбилась. Неотразимый Антуф, сильный Антуф, настоящий защитник... Обманка для девочки, оставшейся наедине с империей. Но, Сверт, подростки ошибаются слишком часто: мой кумир стремился лишь к неограниченной власти, а я в прямом смысле путала ему планы и создавала слишком много проблем. Боже, я называла Берди другом, верила, что нашла любовь. - Гонтранна удрученно покачала головой. - И самое смешное, едва не вышла замуж...

- Вы? За него?

- Да, серьезно, - засмеялась императрица, прикрывая ладошкой рот. - К счастью, мы серьезно поругались из-за оформления брачного контракта. А потом случилось невероятное... Я встретила человека, открывшего мне истинную красоту чувства, заставившего цвести душу. Да, я знала, он тоже ищет власти... не скрывается за маской лести, а прямо говорит, что готов на многое. Глупый мальчишка!.. Презирал Берди за его высокомерие. Утверждал, будто империя - фикция, которую искусно построили на обмане. Но мне он не казался таким уж революционером, скорее - фантазером, максималистом... Мальчиком, которому можно отдать себя без остатка. А потом дружба прервалась. В охрану пришел ты, а через месяц я отказалась от власти. В общем, все остались довольны. Берди получил послушную наследницу, я - свободу, а...

- Да, очень лаконичная история! - Сверт сделал круг над площадью и начал снижаться. - А кто был ваш охранник?

- Лейтенант, как и ты. Он появился на пороге в день рождения...

- Вы так его больше и не встретили?

- Почему? - Гонтранна лукаво покосилась на великана. - Только боюсь тебя шокировать.

- И кто же?

- Генерал Дерлинг! Прежде, лейтенант Дерлинг.

Повисло тяжелое молчание.

- Он ваш друг? - наконец выдавил Сверт вяло, расширенными глазами ориентируясь на посадочную полосу. - Вы шутите?

- Нет, не шучу! Теперь я и сама не очень-то верю, что прошлое реально. Он жил со мной рядом, в доме, мы часто гуляли вместе... Странно, что все так быстро изменилось.

Огни над сетевой площадью радугой отражались в военных патрулях,которые все чаще встречались на пути у двух путешественников. На нижнем шоссе Гонтранна разглядела цепочку броненонов, а на воздушной дороге - велоцициклистов, которые изредка тормозили машины и обшаривали салоны.

Девушка замолкла, наблюдая за тем, как один из военных отсалютовал Сверту и дал сигнал пропустить их монолет через стеклообразный мост, за которым располагалась аллея, ведущая к центральному входу в здание Сети.

Она ничего не хотела понимать - ее пугало сознание, что Берди пошел на террор. Ее мучили видения, в которых отец предупреждал о том, что нельзя ни в коем случае возвращать Милли с Островов. Холодные мурашки пробежали по спине, провожая ужас в тайники сознания. Император не просто так предупреждал Гонтранну о смертельной опасности, скрытой в сестре, но разве теперь не настал час собственной смерти? Какое зло встретит императрицу в лице неизвестной, неведомой сестренки? Ведь память практически стерла образ из далекого детства... или это постарались психологи?

Опустившись на площадку для недорогих машин, которая предназначалась для персонала, везделет прикрепился в темному металлическому шасси. Двери автоматически отъехали в сторону, и Гонтранна вышла на ступеньки, спускавшиеся на электронную площадь с проверочными встроенными импульсаторами. Для безопасного пересечения пришлось использовать личный корпоративный номер, и только тогда Сверт смог последовать за императрицей по внутреннему периметру. Огромная скала, а не человек, выдало сознание - этакая огромная тень, что никогда не отстает. Девушка взяла капитана за руку, словно искала в том защиту, но на самом деле лишь желала обезопасить телохранителя от нежелательной парализации лучом.

Гонтранна вставила узкую карточку в щель двери и подняла глаза на скрытую камеру.

- Прошу, вас ждут, - раздался металлический голос. - Идентификация проведена, заказ на предъявителя...

- Этот со мной! - девушка махнула в сторону на капитана, не заметив, что рядом стоит еще один человек, который вошел следом в распахнувшиеся двери, зафиксировавшие трех инженеров из аварийной компании. Третьим был Антон... Управляющий Дерлинга долго ждал, когда кто-то захочет пройти внутрь, и вот операция успешно начата. Хрупкая шатенка и офицер войск - наилучшая комбинация для обмана машины. Проводив парочку взглядом до самого лифта, Антон медленно отправился за ними, изобразив, что слегка замешкался. Встал рядом, не желая вызывать лишних подозрений.

- Молодой человек, - внезапное обращение девушки на мгновение вызвало приступ нервной дрожи, которую мальчишка скрыл под маской любезности. - Вы не подскажите, на каком этаже найти руководителя системного контроля?

- Понятия не имею, - парнишка открыто улыбнулся, и все трое вошли в распахнувшиеся стеклянные двери.

Сегодня каждый из них имел свое представление о долге: Сверт оберегал жизнь Гонтранны, Гонтранна собиралась устранить неполадку связи, Антон затягивал петлю на шее наследницы майорота. А по каналам сети петляло и спешило письмо похищенной Сюззи.

6

После того, как управляющий отправился на опасную операцию по поручению Олерго, генерал вернулся в кабинет, чтобы изучить ночные труды Антуфа. Кубики экрана преобразовались в точную трехмерную мозаику города. Признаться, демонстрация силы Войск выглядела внушительным театральным действием, этакой демонстрацией силы, которая должна была подействовать на нерадивых политиков и революционеров. Но на Дерлинга не произвела особого впечатления.. Его забавляло игрушечное превосходство, наивная вера во всесильность, в отрицание другой, не менее опасной армии, которая способна разорвать город на мелкие кусочки.

Зазвонил видеофон, отвлекающий от развернутой панорамы действий, и генерал недовольно нажал на соединение, удивляясь тому, как стал неосторожен, не проверив источника сигнала. На экране справа возник президент Крунд - кого-кого, а его здесь не ждали.

- Доброе утро, - Олерго улыбнулся с ангельским спокойствием, отмечая, как нервно ходят желваки у этого толстого бульдога, как капля пота скатывается по желтоватому, морщинистому лбу. - Что-нибудь случилось?

- Случилось?! - тот едва шевелил губами. - Наше здание окружено!

- Да, я знаю, но это лишь мера предосторожности - до приезда новой наследницы, а потом все войдет в свое русло.

- Вы не представляете, в каком я неловком положении после вашего предложения... Каждый день - новость! Я должен был отказаться...

- И разразился бы скандал! - спокойно парировал Олерго, одним глазом следя за движением на улицах. - Военный переворот сокрыл грешки нашего любезного Крунда.

- А нельзя ли замять?..

- Нет, механизм запущен, - извинительно развел руками Дерлинг. Президент на экране поморщился.

- Генерал, прошу вас, сделайте хоть что-нибудь. Остановите Войска. Они же разнесут ко всем чертям половину столицы... и убьют меня!

- Зачем так фатально. Послезавтра обстановка кардинально изменится.

- Вы обещаете? - Взмолился Крунд, его полосатый галстук попытался вылезти из пиджака.

- Я говорю обоснованно, - улыбнулся Олерго и отключил связь. - Как он мне надоел.

Мужчина уже собирался встать, но настойчивый президент снова появился на экране.

- Я совсем забыл, генерал, вы должны сейчас же приехать ко мне. Здесь вас кое-кто ждет. - Крунд странно побледнел и задыхался, словно несколько минут бегал по коридорам в поисках сортира.

- У меня нет времени на свидания. - Олерго подозрительно сощурился. Вполне возможно Войска решили устроить засаду. Нет, скорее так и есть, вы только взгляните на заторможенного, обескураженного бульдога на той стороне. Но риск - благородное дело. Испробовать свои силы в неравной схватке куда интереснее распущенных слюней испуганного идиота. - Хорошо, я сейчас буду. Ждите!

Генерал несколько минут сидел неподвижно, размышляя над тем, как лучше оградиться от неожиданностей. Конечно, в подобной ситуации лучше надеть защитный костюм, чем брать оружие, которое даст повод для ареста и создаст ненужные преграды. Тем более, что развитие событий настолько легко предположить, что это вызывает гомерический хохот. А потому вперед - без сомнений и страха! Испытаем разработку техников, так сказать новейшее изобретение для услады отдыха миллионеров. Вот будет забавно, если оно пригодится. Итак, бирюзовый костюм с микросекретом? ДА! Ничего себе яркое пятно на фоне вооруженных солдат!

А даже если Крнуд и задумал отомстить, то у меня сто шансов из ста, что президента легко обвести вокруг пальца. Хотя вернее факт присутствия Войск, и нашему бойцовому политику необходима поддержка! Войска! Вероятно там окажется Берди с шайкой генералов. Что же, прекрасный шанс доказать ослу, что он осел. Я предоставлю зрителям немало удовольствия, я не жадный.

Генерал летел к ловушке на огромной скорости, наперерез военным везделетам, практически под их носом, петлял между узкими пространствами небоскребов, отражающих в зеркальных стенах серебряную точку монолета то взмывающего ввысь, то исчезающего среди облаков.

- Я сумею доказать... Бедняга Берди. Ты проиграешь и на этот раз, но окончательно. Что бы мне не стоило, Гонтранна навсегда исчезнет из твоей жизни, жалкой и убогой, а ты упадешь с вершины в самую грязь. - Олерго улыбнулся сам себе. - Именно так и будет.

Улицы казались непривычно пустыми. У здания правительства разместился небольшой войсковой патруль и часть боевых велоцитов и монолетов. Солдаты сидели в бездействии, что не предполагало никакого захвата. Но разве можно верить глазам?

Машина медленно опустилась на площадку, и Олерго вышел из салона, ощутив как тяжелое огненное внимание окружает его со всех сторон. Огромных усилий стоило пройти короткий путь до подъезда без единого страха в лице, пересечь полное солдат фойе и войти в лифт, ведущий наверх, к кабинету Крунда. Второй, третий, пятнадцатый, сотый этаж - пустой белоснежный коридор с круглым потолком и красная дверь в конце. Тишина. Она зверем крадется по нервам, возбуждая все инстинкты. Олерго даже расслышал удаляющееся эхо шагов, совсем не существующих в реальности. И он разом возненавидел гнетущую неизвестность, что напряжением расползалась по пространству и разрядами тока ударяла в виски.

Электронная дверь кабинета Крунда распахнулась. Тот сидел за столом... Дерлинг вошел, стараясь не делать резких движений, так как все и так прояснилось. И чем ближе, тем сильнее отражался ужас в глазах опешившего правителишки. Он, как в замедленной съемке, махнул рукой, приглашая сесть, и вновь замер, даже не моргая.

- Что-то не так? - скрывая охватившую тело лихорадку, спросил Олерго, вплотную приближаясь к Крунду.

- Я стар, я хочу уйти, я устал...

- Очень интересное замечание, а дальше? - Олерго ощущал движение за спиной, но продолжал не подавать виду. - Какое я имею к этому отношение?

- Вы должны мне помочь! - президент поморщился, потеребил бриллиантовые запонки.

- Даже так! Не ломайте комедию, Крунд!

- Но мне нужна помощь! - взвизгнул несчастный, - Я не хочу страдать из-за вас.

- Из-за меня? Это еще лучше! - движение в другом конце кабинета усилилось. - Тогда давайте поговорим с вашими обидчиками. - и Олерго резко развернулся. У дверей стоял Берди - этот толстенький коротконогий боровичок, которого генерал ненавидел каждой клеточкой организма. Напротив, у окна, сидел широкоплечий тип, направивший на пленников сетевой отражатель, способный распылить любого на атомы. Несколько вооруженных солдат закрыли запасные выходы.

- Премилая встреча! - Олерго откинул назад волосы. - Сам маршал наградил меня своим вниманием. - и мужчина нахально оскалился.

Берди молча прошелся по кабинету и остановился против света, сложив руки на груди, метая глазами молнии. Золотые погоны парадного мундира переливались в весеннем солнце - вот и вся бравость. В ответ вызову Олерго широко расправил плечи, с кошачьей грацией облокотился на стол. Противники еще некоторое время рассматривали друг друга, словно выискивая недостатки, скрывая нервозность, зло улыбались и поджимали губы.

- Вы не подчинились приказу. - констатировал Антуф с легким недовольством. - Теперь приказ об аресте подписан правительством.

Олерго раздраженно обернулся на президента, который беззащитно пожал плечами.

- Они заставили меня, генерал... - пробормотал Крунд, доставая из кармана платок и громко сморкаясь. - Я оказался в ловушке!

- Прекрасно, - зашипел Дерлинг в ответ и вернулся взглядом к Берди. - Вы хотите лишить меня свободы...

- Да, с большим удовольствием! Я обвиняю вас в кризисном положении страны, в измене государству и посягательстве на спокойствие граждан.

- У вас нет доказательств. Вы не имеете права вмешиваться в дела моих фирм, так как я являюсь представителем Лиги, с которой у вас договор о дипломатических отношениях и неприкосновенности их представителей. Я требую адвоката. - холодно парировал Олерго, искоса рассматривая кнопки на столе. - Вы всегда останетесь тираном, Антуф! Ваши обвинения нелепы!

- Не пререкайтесь с ним, генерал, - взмолился президент, дрожа всем своим мягким телом в дорогом атласном костюмчике. - У него оружие.

- Впрочем, я вижу, все хотят моего послушания. - издевательски продолжил Дерлинг, игнорируя Крунда. - Я еще могу послушать писки...

- Кусаетесь, но недолго осталось, - маршал покачал головой, продолжая разглядывать генерала. - Вас ждет суд! Справедливый... не надейтесь сделаться мучеником...

- Перестаньте кривляться. Каждая собака знает, что такое "справедливость" для вас, маршал. - Олерго поморщился. - Или не так? Помнится, год назад вы отдали приказ поджечь колонии с детьми-сиротами... Или вспомнить дело об отравлении посевов для большей прибыли...

- Знаете, Дерлинг, не в ваших интересах разбрасываться непроверенными фактами в присутствии свидетелей. - отчеканил Антуф, пряча за холодом черных глаз настоящую грозу. - А вы все такой же горячий! Закончится злость - закончится и свобода.

- В таком случае я не перестану вас ненавидеть.

- А я позабочусь о том, чтобы вы лежали где-нибудь за воротами кладбища - это лучшее место для подлецов.

- Подлецов вроде вас, - добавил Олерго смиренно.

- Впрочем, больше нам не о чем говорить. - Берди печально покачал головой. - Надеюсь, это наша последняя встреча. Взять его! - приказал он.

Солдаты кинулись к Олерго, но произошло нечто неожиданное: до этого безучастно сидящий в кресле президент внезапно нажал на какую-то скрытую кнопку. Генерал буквально моментально оказался зажатым между столом и ниоткуда возьмись взявшейся стеной, за которой раньше находилась большая часть кабинета. Позади облегченно вздохнули.

- Что это? - Олерго едва устоял на ногах и обернулся, медленно осев прямо на лежащие стопочкой диски.

- Это? Тайная комната. Мы поднялись на этаж выше, - наивно улыбнулся Крунд. - Я так испугался! Они ведь и меня арестовали за сговор с вами.

- А раньше никак в голову не пришло воспользоваться? Где здесь подключается внешняя связь?

- На все здание? Вот! - президент с легкостью надрессированной обезьянки набрал личный код, и стена стала прозрачной, то есть она показала недавно оставленную ловушку, да и самого Берди, который носился из стороны в сторону и непристойно ругался.

- Говорите, будет слышно, - прошептал Крунд, добавляя звука у панели передачи. - Я попробую пока наладить обратную связь.

Генерал вновь с вопросом посмотрел на президента, который манипулировал со своей "игрушкой" и спросил:

- Почему вы меня спасли?

- Вы мой друг! - некрасивое опухшее лицо на мгновенье преобразилось. - Это судьба.

- Ты меня слышишь, маршал? - Олерго наблюдал, как Берди вскинул голову и огляделся. - Да, это я говорю, ты угадал. А знаешь, почему у тебя ничего не получается? Потому что ты всегда был самонадеянным ослом. Так что прекращай рыпаться и катись куда подальше. Я ясно выражаюсь? Или проще? У тебя ничего не выйдет, так что сойди с моего пути!

- Ах вот как мы запели! - Антуф побагровел от ненависти. - Ты ведь слышишь меня, жалкий жулик? Я покончу с тобой, и случится это быстрее, чем ты предполагаешь. Можешь заказывать гроб.

- Как страшно! - захохотал Олерго, упиваясь внезапной свободой, и дерзко добавил. - Ты хоть что-нибудь кончал? Не бохвальствуй.

- Ты и твой Крунд взлетите на воздух. Без всякого блефа. - противник саркастически помахал черным передатчиком в руке. - А ты, обыкновенный мальчишка, попробуй обойти оцепления вокруг района или вообще из здания правительства. Счастливо оставаться! В запасе у тебя, герой, всего-то... как жаль!.. пять минут! - маршал сделал знак солдатам отправиться к лифтам. - Достойный конец! Прощайте, генерал.

- Катись! - Дерлинг прикусил губу и задумчиво посмотрел на президента, который сидел ни живой ни мертвый.

- Я знал, что он нас прикончит! - пробормотал несчастный.

- Да, это на него похоже! Вот почему в коридорах никого не было... Что будем делать, мистер умник, время пошло? Кстати, здесь можно выбраться на крышу? Черт побери! Выключите вашу игрушку! - и олерго ткнул пальцем в панель управления. - Как говорится из огня да в полымя!

- Есть один выход. Я им, правда, не пользовался. - неуверенно прогнусавил Крунд, неуклюже поднимаясь из-за стола, тогда как Олерго ринулся к задней двери.

- Давайте быстрее. Время -деньги! Ну!.. Ну!..

- А как мы выйдем из здания?

- Это моя забота, поторопитесь. - Олерго подтолкнул президента, выглядывая в темный коридор. - Скорее же!

Пленники побежали в неизвестность, ведущую к смерти или к жизни: впереди - Дерлинг, а следом, пыхтящий, как паровоз, Крунд, постоянно пытавшийся зацепиться за руку генерала.

- Направо! - прокричал президент, едва они достигли перекрестка. - Там запасной лифт.

Громкое эхо топота по лестнице, прерывистое дыхание, шорох материи - оставалось три минуты. Двери лифта захлопнулись, и Олерго напряженно остановился, слушая сквозь легкую вибрацию стук собственного сердца. Успеть, во что бы то ни стало! Назло судьбе выжить. Головная боль внезапным толчком разорвалась в висках, повторяя каждый эпизод поспешного бегства, а механизм, тащащийся наверх, вроде бы и не сдвинулся с места, усугубляя ожидание конца. Господи, помоги! Чердачное помещение. Генерал и Крунд взбежали по лестнице к люку на крышу и, поднажав, сдвинули тот с места. Холодный воздух ударил по лицу Олерго с неожиданной мощностью - темные облака просто коснулись головы с разметавшимися светлыми волосами.

- Что дальше? - Крунд подбежал к краю и посмотрел на мир, как на огромный муравейник. - Мы погибли! Слышите, мы мертвецы! - он забегал из стороны в сторону, не переставая боромотать и ругаться на выбор пути.

- Перестаньте визжать! - Олерго раскинул руки. - Должно получиться!

Костюм треснул - за спиной генерала появилось огромное крыло, напоминающее бумеранг, а через секунду - второе. Ветер почти сразу подхватил мужчину и понес к пропасти с искуссностью борца.

- Быстрее, цепляйтесь за шею. Держите трос, обматывайтесь! А то оставлю вас здесь!

Крунд округлил глаза, но все же беспрекословно выполнил команду, дрожа, как маленький кролик.

- Я боюсь высоты. - пролепетал он, когда крепежная система стала практически металлической и притянула президента к себе.

- Зажмурьтесь, болван! - и Олерго кинулся вниз.

Потоки ветра не сразу подхватили новоявленных летунов, сперва система не сработала, и парочка стремительно полетела вниз. Прошло несколько секунд, прежде чем был определен вес и градус взлета. В эти секунды Крунд мертвой хваткой держался за Олерго и что-то причитал в ожидании бесславной кончины. Но вдруг наступило облегчение - волны подхватили огромные бумеранги, которые понеслись вверх, все плотнее сливаясь с небом, зданиями и превращаясь в невидимки. Парочка промчалась над кварталом, огибая небоскребы, витиеватые здания больших компаний, пролетая над жилыми массивами, больше похожими на сказочные дворцы. Оба героя переполнялись с каждой минутой эйфорией неожиданной победы: они летели прочь от смерти, были так далеко от нее - целых полмили между концом и началом. Этакая ангельская версия спасения! И пусть Берди взорвет хоть весь город! Взорвет, но не он.

Огненная вспышка озарила улицы: взметнулись осколки стекол, бетона, зеркал, пластика вместе с пеплом и дымом. Хороший получился фейрверк! Ударная волна слабо коснулась крыльев, покорежив их на долю градуса, но те снова выровнялись, снижаясь к далекой от войск части города, подальше от ловушки маршала, объявившего тайную войну генералу Дерлингу.

- Крунд, мы прибыли. Да отпустите же меня! - Олерго вырвался из рук президента, едва механизм расцепил трос и исчез в волокне костюма. - Откройте глаза.

- Я жив! - тот ошарашенно оглядел на пустынную улицу третьего уровня, предназначенную для складов и многочисленных предприятий. - Вы спасли мне жизнь!

- Спас? Нет, оплатил за спасение, если его так можно назвать. По вашей вине, у Берди есть приказ о моем аресте с вашей подписью. - мужчина недовольно поморщился и отряхнулся6 чтобы уменьшить давление нанотехнологии после долгого воздушного путешествия. - Помогите сложить крылья!

Президент суетливо запрыгал вокруг мужчины.

- Я ничего не подписывал. Он лгал вам. Он хотел вас убить.

- Значит очередной блеф? Премило.

- Конечно, а вы должны доверять партнерам, генерал. - спутник уже сложил одно крыло и принялся за другое. - Они ворвались, заставили меня позвонить вам. Я растерялся...

- Уже слышал,- генералу надоело выслушивать оправдания союзника, словесный понос которого становился все более утомительным. - Куда вы сейчас?

- Ну, не пряники есть. Думаете, я оставлю так дело? Ваши партнеры по заворушке должны быть в курсе. Предпринять решительные шаги для защиты от майорота.

- Прекрасно, наконец я слышу речи настоящего патриота. - Олерго одобрительно похлопал Крунда по плечу. - Советую начать с Совета безопасности колоний. Это самое слабое звено в броне Войск. О результатах доложите вечером.

- Где?

- На банкете у Слива... Там собирается светское общество, более безопасное при нынешних играх.

- В такое время - банкет? - президент удивленно приподнял брови и понимающе кивнул.

- Надеюсь, мы найдем друг друга... - недоговорил Олерго, надавливая на желтую плиту у тротуара, служащую для вызова такси. - До встречи, друг.

Генерал спешно оставил спасенного и побежал к подземке, которая по расчетам находилась за углом. Да, жизнь развела мосты, но теперь прошлое можно исправить. Лишь следует преодолеть страх. И не надо высоких слов о смысле жизни, ответов для минутной радости. Сегодня уничтожить мир - значит приблизиться к женщине, которую любишь. К единственному ценному человеку. Убийство - выход из пустоты... Уничтожение - спасение от гложащей боли. Разорение - истинное "я" среди других масок и ликов бытия.

Олерго свернул на бульвар, и мгновенно влился в поток людей. Возможно именно тогда он впервые познал смысл победы над настоящим НИЧТО.

7

Марк задремал у дверей пленницы. Ему снились родная земля, голубое небо, поле белых ромашек и мама. За дверью не раздавалось ни звука. Сюззи сидела, подперев голову руками, и с дрожью вспоминала о вынужденном предательстве. Как могла она ради себя обмануть сестру? Как посмотрит в глаза Гонтранне? Как объяснит страх потерять наследство?

Обильная краска на лице уже давно смылась - девчонка вновь стала подростком, испуганным, загнанным обстоятельствами в надежную клетку обид и разочарований. Немытые волосы заплела в тонкую косичку, одежду сменила на оставленный потрепанный халат. Девушка судорожно пыталась воспроизвести в голове разговор с Олерго, возвращаясь к диалогу сотни раз на дню. Еще недавно генерал заигрывал с ней, играл в саму вежливость. Сегодня прежнюю симпатию сменили горечь и обреченность, и Сюззи глядела на потолок глазами запуганного ребенка. Сколько минуло дней? Сколько осталось часов в заключении? - спрашивала она себя и не находила выхода.

- День добрый, крошка моя, - голос пронзил всю сущность девушки. Сюззи вскочила, отпрянула от генерала в странном, светящемся костюме, а тот схватил ее за руку и потянул к себе. - У меня плохие новости, - хитрые глаза Дерлинга сощурились, улыбка мелькнула на лице. - Все считают Сюзанну Линдер мертвой. Ну, не вырывайся: я хочу обнять тебя покрепче, или моя шлюшка забыла, как бывают грубы эти руки? Не рвись! - Олерго толкнул пленницу на пол с откровенной ненавистью, так, что та упала и, взвизгнув, стала отползать прочь. - Ах, какие мы недотроги! - он одним шагом приблизился, присел и сжал Сюззи за голову. - Мы боимся меня! Почему мы молчим? Где смелые речи?

- Подлец! - слезы озерами стояли в испуганных глазах, увидевших в похитителе звериную оскаленную морду. - Вы обещали мне! Вы говорили...

Генерал сделал шаг к девчонке, навис над ней презрительной глыбой.

- Я говорил. Да, я говорил! Я всегда много и красиво говорю, малышка... Иди же сюда, я тебя поцелую... на прощанье! - и он тихо засмеялся, и вновь потянулся к Сюззи.

- Мерзкий человечишка, вы обещали мне...

- Какие обещания? - наивно вопросила маска злобы и веселья. руки рывком подняли пленницу на дрожащие от страха ноги. - Разве я не выполнил всего, чего бы ты не пожелала? Я не сказал сестре о похождениях принцессы, оставил тебя на время, вернулся, как обещал. - генерал поцеловал пленницу в губы с унизительной грубостью и удержал, когда Сюззи вновь попыталась вырваться.

- Пустите меня! Пустите! Вы обещали, что я вернусь домой! - закричала девчонка иступленно.

Дерлинг разжал объятия, и Сюззи отскочила прочь, как ошпаренная. Руки ее так и чесались расцарапать красивую физиономию гада.

- Какая нервозность! - задумчиво приподнял бровь Олерго. - Что с тобой, моя крошка? Чем ты недовольна?

- Я не желаю вас видеть. Оставьте меня! - истерично закричала та, отступая в глубь комнаты.

- О да! Оставлю тебя! Но сначала... - генерал скинул пиджак. - Я позабавлюсь с моей девочкой.

Сюззи издала душераздирающий вопль, полный неприкрытого ужаса и отвращения, и тотчас оказалась на полу, отчаянно сопротивляясь поползновениям подлеца. Силы их были неравны с самого начала, но это не мешало девчоке кусаться, царапаться и кататься из стороны в сторону. Дерлинг срывал с жертвы одежду без всякого сожаления, все больше входя в раж.

- Ах, ты шлюха, - звонкая оплеуха огненным лезвием ударила по щеке Сюззи, затем последовала вторая, третья - без числа. Кулаки ударили по животу, под ребра, а голос мужчины продолжал проникать в самую сердцевину мозга. - Скотина, мерзавка... Ну, давай! Давай, кричи!

- Ублюдок!..

- Неужели, моя милая?! Неужели ты считаешь это правдой?

И боль...боль... боль... Мир захлебнулся в боли. Так кричали тысячи голосов, просящих о пощаде, но не получивших ее.

Олерго наконец отпустил свою жертву: глаза его, опьяненные восторгом и силой, горели, как драгоценные камни, а другие, глаза ребенка, смотрели обреченно и уничтоженно, в молчаливом согласии на смерть.

- Вставай! - Дерлинг привел себя в порядок и твердо указал лежащей пленнице на дверь. - Пошли.

Девушка послушно поднялась. Избитая, уничтоженная, шагнула на лестничную площадку, слыша, как за спиной взводится курок и как громко в груди стучит несчастное сердце...


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"