Эткин В. А.: другие произведения.

О недоказуемости принципа возрастания энтропии в рамках равновесной термодинамики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предложена альтернатива принципу возрастания энтропии, позволяющая устранить противоречие термодинамики характеру эволюции реальных систем

Введение. Известно, что все макроскопические системы, обладающие термической степенью свободы, стремятся к равновесию (где любые макропроцессы прекращаются). Чтобы найти математическое выражение этой закономерности [1], основоположник термодинамики Р. Клаузиус разбивает произвольный цикл тепловой машины рядом изотерм и адиабат на бесконечное число элементарных циклов Карно с температурами подвода и отвода тепла Т΄ и Т˝ и элементарными количествами подведенного и отведенного тепла δQ΄ и δQ˝. Выражая затем известным образом термический кпд цикла Карно через эти температуры выражением  ηtк = 1 - Т˝/Т΄ и полагая само собой разумеющимся, что термический кпд ηt любой необратимой тепловой машины ηt ≡ 1 - δQ˝/δQ΄ меньше, чем в обратимом цикле Карно ηtк (при тех же Т΄ и Т˝)1), он приходит к неравенству:

ηt ≡ 1 - δQ˝/δQ΄ <  ηtк = 1 - Т˝/ Т΄ .                                                       (1)

Отсюда следует, что δQ΄/Т΄< δQ˝/Т˝, т.е. сумма приведенных теплот δQ/Т в цикле необратимой машины меньше, чем в обратимой, где δQ/Т = dS = 0:

δQ/Т < 0.                                                                                (2)

Отсюда он делает вывод, что в необратимых процессах

dS > δQ/Т,                                                                               (3)

т.е. в изолированных системах (где δQ = 0) энтропия возрастает при протекании в ней любых необратимых процессов:

   dSиз > 0 .                                                                                (4)

Так возник принцип возрастания энтропии, без которого, по мнению многих "падает вся термодинамика" [2]. Не видя ограничений этого принципа, Р. Клаузиус не только возвел его в ранг 2-го термодинамики, но и экстраполировал на всю Вселенную. Ярче всего это проявилась в его крылатой фразе: "Энергия Вселенной неизменна. Энтропия Вселенной возрастает".

 Ввиду неприемлемости такого вывода, ведущего к выводу о неизбежной "тепловой смерти" Вселенной, данное Р.Клаузиусом доказательство этого принципа неоднократно подвергалось обоснованной критике. Особенно сомнительными казались рассуждения, основанные на "само собой разумеющемся" утверждении о том, что кпд цикла любой необратимой машины меньше, чем у обратимой. Действительно, если рабочий процесс тепловой машины представляет собой цикл,  т.е. процесс, в ходе которого рабочее тело возвращается в исходное состояние, то все необратимые изменения состояния происходят вне его. Для самого же цикла  круговой интеграл от любого параметра состояния, в том числе от энтропии dS, по определению равен нулю. Поэтому, разбивая этот интеграл на две части 1-2 и 2-1, в пределах которых тепло Q΄ подводится, а тепло Q˝ отводится, и обозначая температуру рабочего тела на этих участках цикла соответственно одним и двумя штрихами, мы и без рассмотрения цикла Карно получим, что

dS = δQ/Т =δQ΄/Т΄+ δQ˝/Т˝ = 0 ,                                             (5)

вопреки неравенству (2), если только понятие температуры рабочего тела сохраняет свой смысл. Следовательно, неравенства (2) могут возникнуть только тогда, когда под Т΄ и Т˝ подразумеваются температуры теплоисточника и теплоприемника в цикле Карно, что недопустимо. Если же считать необратимыми не процессы подвода и отвода тепла, приводящие к их отличию от температуры рабочего тела, а процессы адиабатического расширения и сжатия рабочего тела в цикле Карно, то становится невозможным само разбиение произвольного цикла на ряд элементарных циклов Карно, поскольку в этом случае эти адиабаты неэквидистантны.

Мы не имеем здесь возможности останавливаться на анализе многочисленных возражений против вывода неравенств (2), данного Р.Клаузиусом. Приведем лишь заключение на этот счет известного физика-термодинамика К.Путилова [3]: "В классических и позднейших произведениях по термодинамике мы не находим не подчиненного статистике безупречно строгого обоснования термодинамических неравенств...из невозможности "перпетуум мобиле" второго рода или из других достаточно широких формулировок второго начала...За исключением...доказательства Планка, они подчас оказывались настолько нестрогими, что многие авторы склонны были рассматривать в этой части термодинамики неисправимый логический изъян".

    Рис.1. К доказательству    

      принципа возрастания          

         энтропии по Планку

В связи с этой "исключительностью" доказательства М.Планка рассмотрим его более подробно. Представим источник и приемник тепла как термически неоднородную и в целом адиабатически изолированную систему. Примем вслед за М. Планком, что температуры подсистем постоянны и равны соответственно T1 и T2 < T1, а количество отведенного от источника в процессе 1-2 тепла Q΄ равно количеству тепла Q˝, подведенного к приемнику в процессе 3-4, что выражается в равенстве площадей под линиями 1-2 и 3-4 (рис.1).

Учитывая, что теплоты Q΄и Q˝зависят только от разности энтропий в этих процессах, а не от их абсолютных величин, совместим для наглядности точки S3 и S2 , как это показано на рисунке. Тогда

Q΄ + Q˝= T1(S1 - S2) + T2(S4 - S3) = 0,                                            (6)

так что изменение энтропии системы в целом ΔS в результате необратимого теплообмена всегда положительно:

ΔS = Q1/T1 + Q2/T2  = Q2(1/T2 -  1/T1) > 0.                                 (7)

   Это обстоятельство обычно "наглядно" демонстрируется возникновением разности энтропий S4 - S1 на рис.1. Между тем "доказательство" Планка явным образом опирается на представление о теплоте Q как неуничтожимом флюиде, которого в эпоху господства теории теплорода придерживались Ж. Фурье и С.Карно. Чтобы убедиться в этом, представим выражение (6) в виде:

Q΄ + Q˝= S2(T1 - T2) + Us ˝- Us΄,                                          (8)

 

где Us΄=T1S1; Us˝ = T2S4 - связанная энергия источника тепла в начале и конце процесса необратимого теплообмена.

 Несложно заметить, что оба слагаемых этого выражения положительны, поскольку T1 > T2 и Us ˝- Us΄> 0 ввиду рассеяния части упорядоченной энергии термически неоднородной системы при ее термической релаксации в связи с превращением ее в связанную энергию. Таким образом, закона сохранения тепла Q΄ + Q˝ = const, подобного закону сохранения энергии, не существует. Это и послужило в свое время причиной крушения теории теплорода.  Таким образом, и это доказательство принципа возрастания энтропии является ошибочным.

    Особенно очевидным становится это, если теплоты Q΄ и Q˝ выразить через изменение внутренней энергии теплоисточника и теплоприемника ΔU1 и ΔU2 . Обозначая энтропии теплоисточника и теплоприемника через Sи и Sп  и учитывая постоянство их температур Tи =T1 и Tп =T2 , найдем, что в силу закона сохранения энергии

ΔU1 + ΔU2 = Δ(TиSи) + Δ(TпSп) = 0.                                                 (9)

Переходя в этом выражении для большей убедительности к понятию свободной энергии Гельмгольца, которая для теплоисточника и теплоприемника равна соответственно   Fи = U - TиSи  и Fп = U - TпSп, вместо (8) можем написать:

ΔFи+ ΔFп = 0.                                                                        (10)

Таким образом, "доказательство" М.Планка приводит к абсурдному заключению о сохранении свободной энергии Гельмгольца изолированной системы в процессе ее термической релаксации.

Далее, ошибочно и утверждение, что кпд любой необратимой машины меньше, чем у обратимой, если понимать под тепловой машиной все необходимые для ее работы элементы: теплоисточник, рабочее тело и теплоприемник. Представим себе, например, тепловую машину, в которой источником или приемником тепла служат резервуары, содержащие различные идеальные газы при одинаковой температуре. Пусть теперь в процессе работы такой машины мы допускаем смешение этих газов, которое, как известно, протекает изотермически. В таком случае термический кпд рассматриваемой тепловой машины не изменятся, хотя сам по себе процесс смешения в системе был необратимым. Точно так же не изменится этот кпд и при изотермическом дросселировании идеального газа, служащего источником или приемником тепла, хотя сам этот процесс необратим. Таким образом, к падению кпд ведет далеко не всякая необратимость, а лишь та, которая, как подчеркивал еще С.Карно, приводит к понижению температуры без совершения работы. Естественно поэтому, что потери при смешении или дросселировании газов, не приводящие к понижению температуры, не влияют и на термический кпд такой машины.

 Все это объясняет, почему "в ряде солидных руководств отрицается возможность чисто термодинамического, не основанного на статистике, обоснования теоремы о возрастании энтропии" (К.Путилов). Чтобы сделать этот вывод особенно убедительным, придем к нему чисто математическим путем, не прибегая вообще к рассмотрению каких-либо конкретных процессов и устройств. Рассмотрим с этой целью произвольную термомеханическую систему, обладающую двумя степенями свободы: термической (обусловленной способностью к нагреву) и механической (обусловленной способностью к упругой деформации). Внутренняя  энергия такой системы U как величина экстенсивная является функцией двух экстенсивных аргументов: энтропии S и объема V, т.е. U = U (S, V). Тогда, рассматривая энтропию S как обратную функцию S = S(U, V), найдем, что в изолированных системах (U, V = const) энтропия в принципе не может изменяться, поскольку неизменными остаются все аргументы этой функции:

Sиз = S(U, V) =  const                                                     (11)

 Таким образом, общих доказательств принципа возрастания энтропии в рамках равновесной термодинамики не может быть по самому существу дела. Физически это довольно очевидно: в равновесной термомеханической системе не могут возникнуть процессы релаксации, приводящие к переходу упорядоченной энергии в хаотическую (к рассеянию энергии). Это обстоятельство указывает на необходимость явного учета неравновесности исследуемых систем с помощью специфических параметров пространственной неоднородности [4].

Что же касается упомянутых К.Путиловым статистических "доказательств" принципа возрастания энтропии, то следует заметить, то они относятся не к термодинамически, а статистически определенной энтропии, что отнюдь не одно и то же [5]. Кроме того,  подавляющее большинство их сводилось лишь к отрицанию неравенства dS < 0, т.е. касались доказательства невозможности убывания энтропии. Более того, до сих пор остаются неясными физические причины, приводящие к убыванию функции Больцмана, принимаемой за определение энтропии. В подтверждение этого приведем высказывание известного физика Р. Кубо [6]: "Если...мы скажем, что в обосновании статистической механики имеется много неясностей, то это может вызвать удивление и недоумение читателя... Но положение действительно таково... Суть проблемы состоит в доказательстве принципа равной вероятности состояний... Многих физиков не удовлетворяет доказательство эргодической теоремы... Одной из центральных проблем статистической физики остается проблема объяснения необратимой природы физических процессов. Эта проблема по сути дела эквивалентна следующей: как можно примирить обратимость микроскопических уравнений движения с кажущейся необратимостью кинетического уравнения?". Без ее решения этих внутренних проблем статистической механики "вопрос о физических основаниях закона монотонного возрастания энтропии остается... открытым [7].

2. Альтернатива принципу возрастания энтропии. Данный выше анализ подводит нас к неизбежному выводу, что принцип возрастания энтропии недоказуем без учета параметров состояния, способных самопроизвольно изменяться в процессе релаксации системы. Иными словами, нельзя учесть необратимость, не учитывая ее причины - неравновесности [8]. Такими параметрами являются, например,  степени полноты  r-x химических реакций ξr в химически реагирующих средах. При этом внутренняя энергия системы U становится функцией не только энтропии S и объема V, но и параметров ξr , т.е. U = U(S, V, ξr), а энтропия как обратная функция состояния системы принимает вид S = S(U, V, ξr). В этом случае изменение энтропии системы S при протекании в ней химических реакций (ξr const) в условиях постоянства U и V становится очевидным.

Столь же очевидным стало бы изменение энтропии в процессе релаксации пространственно неоднородных систем, в которых обобщенные потенциалы ψi = ψi(r), т.е. являются функцией пространственных координат. В таком случае состояние системы в целом зависит от моментов распределения Zi = Θiri экстенсивных переменных Θi. Эти моменты характеризуют отклонение распределения i-х экстенсивных свойств системы от однородного (внутренне равновесного), которое выражается в смещении ∆ri  центра величины Θi от его равновесного положения. Тогда и энтропия такой системы становится их функцией S = S(U, V, ξr, Zi), изменяясь в процессе релаксации системы [8]. Таким образом, необходимым условием для доказательства принципа возрастания энтропии является наличие среди ее аргументов параметров ξr и Zi, самопроизвольно изменяющихся при протекании в системе необратимых процессов. Однако тогда отпадает необходимость и в самом этом принципе, поскольку параметры ξr и Zi справляются с этой задачей более эффективно. Они в отличие от энтропии непосредственно указывают на конкретную причину необратимости и к тому же могут отразить не только приближение системы по каждой присущей ей r-й или i-й степени свободы, но и удаление ее от равновесия, что особенно важно для понимания причин эволюции систем, минуя состояние равновесия.

В связи с эти возникает естественный вопрос: что же сделало энтропию "козлом отпущения" за "любые и всякие" потери работоспособности? Ведь энтропия заведомо не являлась единственным параметром, способным отразить самопроизвольное изменение состояния системы. Таким же образом ведут себя, в частности, числа молей Nk k-х продуктов самопроизвольных химических реакций и фазовых переходов, импульсы Мkvk k-х компонентов в процессе диффузии или затухании турбулентного движения, объем V системы при расширении систему в пустоту, параметры, характеризующие дефекты структуры материалов при их старении, а также все без исключения параметры неравновесности системы и ее пространственной неоднородности. Анализируя этот вопрос, мы вслед за А. А. Гухманом [9] приходим к выводу, что это случилось только в силу субъективных причин. Гораздо больше для этой цели подходила внешняя энергия системы Е, которая в соответствии с законом сохранения энергии

Э = Е + U = const                                                                (12)

переходит при необратимых процессах во внутреннюю энергию U, а также свободные энергии Гиббса G = U+pV - TS или Гельмгольца F = U - TS, которые переходят при этом в "связанную" энергию TS. В таком случае уже давно стало бы ясным, что рост энтропии - всего лишь часть изменений состояния, обусловленных диссипацией энергии, которая затрагивает все формы внешней и внутренней энергии U:

Wд = - ΔЕ = ΔU.                                                              (13)

Более того, стало бы ясным, что диссипировать может и связанная (с тепловым движением) энергия Us = TS. Весьма убедительным образом это было показано в экспериментах Л. Бровкина с рулонными материалами (бумагой, картоном, резиной), в ходе которых было обнаружено увеличение среднеинтегральной температуры в процессе релаксации термически неоднородной среды [10]. С этой целью перед свертыванием материала в рулон по всей его длине закладывался термометр сопротивления. После неравномерного нагрева плотно упакованного рулона внешним источником тепла система теплоизолировалась, и регистрировалось изменение сопротивления такого "рассредоточенного" термометра в процессе релаксации рулона. Эти эксперименты выявили значительный подъем температуры тела в начальный период релаксации, когда еще не начало преобладать остывание рулона как целого вследствие его недостаточной теплоизоляции. Для бумаги повышение температуры достигало 17,2%,  для резины - 36,4% в зависимости от степени неравномерности нагрева рулона. Это обстоятельство однозначно свидетельствовало о том, что и тело с единственной термической степенью свободы (U = Us = ТS) также обладает некоторой упорядоченной энергией, которая  в процессе термической релаксации превращается в неупорядоченную энергию, вызывая соответствующее повышение ее среднеинтегральной температуры:

dUs = ТdS + SdТ.                                                     (14)

         Этот результат показывает, что связанная энергия Us = ТS по своему физическому смыслу соответствует тому, что Р.Клаузиус назвал "полной теплотой тела". Как и последняя, она изменяется как вследствие подвода тепла извне δQ = ТdS, так и совершения внутри системы работы "дисгрегации" диссипативного характера δWд = SdТ, т.е. выделения в системе теплоты диссипации Qд = Wд  вследствие превращения в нее упорядоченной части внутренней тепловой энергии.  Это обстоятельство хорошо понимал еще С.Карно [11], утверждая, что "повсюду, где имеется разность температур, возможно и возникновение "живой силы", т.е. совершения полезной работы. При таком понимании теплоты существование ее экстенсивной меры Θs, определяемой делением Uна абсолютную температуру Т и эквивалентной понятию энтропии S

 

Θs = Us/Т = S,                                                                    (15)

становится совершенно очевидным. Становится ясной и причина, по которой Р.Клаузиус назвал параметр S энтропией, что означает "внутреннее превращение", поскольку в адиабатически изолированных системах (где δQ = ТdS= 0) она возрастает лишь вследствие совершения внутренней работы диссипативного характера Wд = Qд, т.е.  превращения упорядоченных форм энергии в неупорядоченные. Этим объясняются и сложности с доказательством существования энтропии в равновесных системах, где теплота Q являлась лишь одной из форм энергообмена (наряду с работой), а преобразование упорядоченной (внешней) энергии системы Е в связанную энергию Us исключалось. 

         С другой стороны, становится совершенно ясным, что было бы противоестественным ожидать роста энтропии, когда упорядоченная энергия превращается не в тепловую, а в другие формы неупорядоченной энергии, скажем, в потенциальную энергию, зависящую от кристаллической структуры материала или от свойств его поверхности. Известно, например,  что при резании металлов количество выделяемого тепла диссипации Qд  часто оказывается меньше затраченной работы за счет того, что при этом часть упорядоченной энергии источника переходит во внутреннюю энергию стружки. То же наблюдается в процессах дробления тел с кристаллической структурой, когда часть затраченной энергии переходит в поверхностную энергию порошка. Этот факт подтверждается экспериментально по разности изотерми­ческих теплот растворения исходного и деформированного материала[1]. В технике это учитывается введением "коэффициента выхода тепла", меньшего единицы. С этих позиций сама идея Р.Клаузиуса и его последователей описать все процессы диссипации параметром лишь одной (термической) степени свободы выглядит по меньшей мере странной. 

Однако существующая теория необратимых процессов (ТНП) [12...14] игнорирует это обстоятельство. Она не только исключает возможность возрастания в необратимых процессах "неэнтропийных" составляющих внутренней энергии, но и некорректно учитывает возрастание самой связанной энергии системы ТS подменяя в (15) слагаемое SdТ уравнением баланса энтропии, предложенным И. Пригожиным [12]:

dS = dеS + diS ,                                                           (16)

где dеS = δQ/T <> 0 - так называемая "обратимая" часть изменения энтропии, обусловленная внешним теплообменом δQ; diS = δQд/T > 0 - необратимая часть изменения энтропии, обусловленная выделением в системе тепла диссипации Qд =Wд.

        При таком подходе энтропия S и ее "производство" diS/dt превращается в универсальную меру "любой и всякой" необратимости. Между тем части dеS и diS не являются полными дифференциалами энтропии. Это противоречит методологии термодинамики, математический аппарат которой базируется, как известно, именно на свойствах полного дифференциала термодинамических параметров и их функций. Отсюда и ограниченность существующей теории стационарных необратимых процессов (ТНП), важнейшие понятия которой - термодинамические  силы Хi и потоки Ji - находятся из выражения "производства энтропии" [13,14]:

diS/dt = Σi Хi Ji  > 0,                                                       (17)

        Поскольку diS/dt > 0, сформулированный таким образом принцип возрастания энтропии предписывает неизбежную деградацию живой и неживой природы, что приводит к "вопиющему противоречию термодинамики с теорией биологической эволюции" [15]. По той же причине ТНП исключает возможность протекания в них наряду с диссипацией процессов "самоорганизации", в которых произведение Хi Ji  отрицательно. Таковы, в частности, процессы "восходящей диффузии" (переноса вещества в сторону возрастания его концентрации), явления "сопряжения" химических реакций (протекания реакций в направлении возрастания ее сродства), "активного транспорта" (накопления в органах веществ с большей энергией Гиббса) и т.п. Между тем именно эти процессы и обусловливают кругооборот вещества и энергии в природе [16]. Не способна ТНП отразить и колебательные процессы в природных и технических системах, при которых произведение Хi Ji периодически изменяет свой знак. С ее позиций изолированная система, сохраняющая неизменной энергию, массу, объем, заряд, импульс и его момент, может быть только стационарной. Тем самым в ТНП отрицается существование систем, в которых протекают "противонаправленные" процессы, т.е. одна их область или степень свободы приближается к равновесию, в то время как другая - удаляется от него. Это резко ограничивает возможности приложения термодинамики к проблемам эволюции, делая ее в этом отношении тормозом на пути научного прогресса.

         Понимание этого обстоятельства побуждает к отказу от энтропии как критерия необратимости и к переходу к более общим "энергетическим" критериям, позволяющим проследить за эволюцией каждой  i-й степени свободы системы в отдельности. Такая возможность давно стала реальностью в связи с введением теорией необратимых процессов в термодинамику изначально чуждого ей понятия силы Хi как причины возникновения нестатического (протекающего с конечной скоростью) векторного процесса переноса и преобразования соответствующей формы энергии. Следующие шаги в этом направлении сделала термокинетика [8] позволившая находить эти силы на более общей основе

dE/dt =  Σi Хi Ji  > < 0,                                                       (18)

а затем и энергодинамика [16], придавшая этим силам единый смысл отрицательных градиентов потенциала ψi любых (скалярных и векторных, короткодействующих и дальнодействующих) полей (Хi = - Ñψi). При этом основополагающее для ТНП понятие потока Ji также приобрело единый смысл произведения переносимой величины Θi  (массы вещества М, его заряда З, энтропии S, импульса Мv и т.п.) на скорость ее переноса vi . Благодаря тому, что эти потоки отражают обобщенную скорость i-го процесса не зависимо от того, чем он обусловлен (релаксацией или совершением полезной работы), появилась возможность исследовать реальные процессы, не исключая из рассмотрения какую-либо (необратимую или обратимую) их часть. Стало возможным отразить не только эволюцию системы в целом, но и каждой ее степени свободы в отдельности, причем как приближение системы к равновесию i-го рода

 ХiЈJi > 0,                                                             (19)

так и удаление от него

ХiЈJi < 0.                                                             (20)

Благодаря этому удается показать, что процессы самоорганизации, казавшиеся противоречащими классической термодинамике, являются на самом деле её следствиями. Поэтому нельзя не считать паралогизмом то обстоятельство, что достижение энтропией максимума до сих пор используется исследователями в качестве единственного критерия эволюции, равновесия и устойчивости термодинамических систем. Достойно сожаления, что и спустя почти четверть века после того, как были предложены эти критерии [4,17], исследователи делают вид, что альтернативного классическому пути исследования проблем эволюции не существует.             

                                                                      Литература

 

1.      Klausius R. Die mechanishe Wärmetheorie. Draundschweig, Bd.I, 1876

2.      Планк М. Термодинамика. М. Л.: ГИЗ, 1925.

3.  Путилов К.А. Термодинамика. - М.: "Наука", 1971.

4. Эткин В. А. Термодинамика неравновесных процессов переноса и преобра­зования энергии. Саратов: Изд-во СГУ, 1991. 168с.

5.  Эткин В.А. Многоликая энтропия. //Вестник Дома Ученых Хайфы, 2007.Т.11, с.15-20.

6.   Кубо Р. Термодинамика. М., Мир, 1970.

7.  Ландау Л., Лифшиц И. Статистическая физика. М.: Наука, 1964.

8. Эткин В. А. Термокинетика (термодинамика неравновесных процессов переноса и преобразования энергии). Тольятти, 1999. 228 с.

9.   Гухман А. А. Об основаниях термодинамики. Изд. 2-е. - М.: Энергоатомиздат, 1986.

10. Бровкин Л. А. Об эффекте роста измеряемого теплосодержания твердых материалов // Инж.-физ. журнал. 1960. Љ5; 1962. Љ6.

11. Карно С. Размышления о движущей силе огня и машинах, способных развивать эту силу // Второе начало термодинамики. М.: Гостехиздат, 1934. С. 17-62.

12.  Пригожин И.  Введение в термодинамику необратимых процессов. - М.: Изд-во иностр. лит., 1960, 128 с.

13.   Де Гроот С. Р., Мазур Р. Неравновесная термодинамика. М.: Мир, 1964. 456 с.

14.  Хаазе Р. Термодинамика необратимых процессов. - М.:  Мир,  1967, 544с.

15. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986.

16. Эткин В.А. Энергодинамика (синтез теорий переноса и преобразования энергии). СПб, Наука, 2008, 409 с.

17. Эткин В.А. Эксергия как критерий эволюции, равновесия и устойчивости термодинамических систем. // ЖФХ, 1992. - Т.66. -Љ 5. - С. 1205...1212.

 


1) Правда, как показал позднее А.Гухман (1947), результат рассмотрения работы двух сопряженных тепловых машин вообще не изменится, если вместо постулата Р.Клаузиуса будет использовано обратное утверждение.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"