Ева: другие произведения.

Чужой трон. Главы 5-8.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.22*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просили - получите... :))))


Глава 5.

   Стук в дверь раздался на рассвете. Я, не открывая глаз, пробормотала что-то вроде "Идите на фиг все, кто там за дверью!", после чего повернулась на другой бок и попыталась все-таки досмотреть крайне интересный сон.
   Ща-а-а-аз! Наивна-а-ая...
   Стук в дверь усилился в арифметической прогрессии, да так, что даже одеяло, натянутое на голову, не спасало. Секунд через тридцать я окончательно озверела и, неимоверным усилием оторвав голову от подушки, рявкнула так, что небольшая вазочка с цветами на подоконнике жалобно звякнула:
  -- Слышь, дятел, прекрати в дверь долбить, а то сейчас встану, и клюв набок станет!!!
   С той стороны двери на несколько секунд воцарилась тишина, а потом неуловимо знакомый мужской голос ехидно поинтересовался:
  -- Простите, но ведунья Еваника здесь остановилась?
   Я, не выдержав, соскочила с кровати и, метнувшись к двери, распахнула ее одним рывком. "Дятлом", с видимым удовольствием долбившегося в мою дверь, оказался давешний знакомец Ритан. Сине-зеленые глаза с интересом обозрели мою хмурую и не выспавшуюся физиономию, стоящие дыбом короткие волосы и помятую мужскую рубашку, доходившую до колен, которую я обычно возила с собой вместо ночнушки, после чего он насмешливо приподнял левую бровь. Я же, и в обычном состоянии не являвшая собой образец терпения, сейчас являла собой просто само ехидство.
  -- Нет, она здесь не остановилась, но только что пролетала мимо на метле. Подите вон, авось догоните.
   На шум из соседней комнаты выглянул встрепанный Данте, без рубашки, но с обнаженным мечом в руках и, обозрев картину, представшую его глазам, поинтересовался:
  -- Так-так, и что у нас тут происходит?
  -- Мне дверь выламывали, - пожав плечами, хмуро ответила я. - Вот и пытаюсь выяснить, зачем.
   Данте чуть склонил голову к плечу, и поудобней перехватил рукоять меча. Ритан, сообразив наконец-то, что за полчаса до рассвета мы к шутливой перепалке не склонны, примиряюще поднял ладони и отступил от меня на шаг.
  -- Вообще-то я пришел сообщить, что вашу подругу, ту, с которой мы днем немного... поспорили, забрали блаженные идиоты.
  -- Кто-о-о? - одновременно выдохнули мы с Данте. Я моментально проснулась и уже более внимательно взглянула на незваного визитера. Тот пожал плечами и пояснил:
  -- Фанатики местные, поклоняются какому-то духу. Обычно тихие и мирные, но сегодня как с цепи сорвались. Вероятно, у них праздник какой-то был, вот они и шастали по улицам. И случайно наткнулись на вашу подругу. Не знаю, чего они там не поделили, но кончилось все тем, что Ревилиэль выбила зубы жрецу, после чего на нее просто навалились всем скопом, связали и утащили в свою общину.
  -- И ты что, не мог ей помочь? - поинтересовалась я, одергивая рубашку и подтягивая длинные рукава, которые все хотела обрезать, да как-то руки не доходили. Ритан пробормотал что-то неразборчивое, но я не стала вслушиваться. - Короче, сколько их было и где община?
  -- Человек десять, наверное... А община их находится недалеко от южных ворот...
  -- Десять человек?! - я тихо хихикнула и поинтересовалась. - Извини, Ритан, а ты рядом с Вильей не находился в момент захвата?
  -- Да нет, вообще-то. Я мимо проходил, и случайно увидел...
  -- Все ясно... - Я облегченно выдохнула и улыбнулась. - Данте, пошли спать, Вилька к утра сама припрется.
   Я уже прикрывала дверь, дабы вернуться к так некстати прерванному сну, когда заметила два абсолютно недоумевающих взгляда, направленных на меня. Пришлось притормозить у порога и снизойти до объяснения.
  -- Народ, Вилька состояла в корпусе элитных витязей Роси, к тому же, она полуэльф.
   Недоумение во взглядах только усилилось. А, ну да, это же я все Вилькины заморочки наперечет знаю, а ребята-то впервые сталкиваются с таким феноменом, как моя лучшая подруга. Пришлось опереться о дверной косяк и, сцедив зевок в кулак, пояснить еще конкретней.
  -- Короче, ей этот десяток фанатиков разогнать - как тараканов с печки шугануть. Она просто хотела выяснить, будешь ли ты, Ритан, ей помогать, или нет. Так что, зуб даю - она их там уже по стойке "смирно" ставит, так что волноваться нечего...
  -- Уверена? - С сомнением в голосе поинтересовался Данте, опуская меч и упирая его кончиком в доски пола.
  -- Абсолютно. Вилька и не из таких переделок выпутывалась...
   Я пожала плечами, и уже собиралась отчаливать в направлении вожделенной подушки, когда задумчивый голос Ритана заставил меня притормозить.
  -- Только вот в общине человек пятьдесят, не меньше... Там даже колдун, то есть, верховный жрец есть.
  -- Колдун, говоришь... - я задумчиво потерла лоб ладонью, собираясь с мыслями, и объявила. - Так, мальчики, спускайтесь-ка вниз, я сейчас быстренько соберусь, и пойдем, посмотрим, что за фанатики завелись в Лихостоях.
   Ритан озадаченно посмотрел на меня, а потом попытался оказать сопротивление:
  -- А я-то тут причем?!
   Я попыталась очаровательно улыбнуться, и, взявшись за ручку двери, донельзя милым голосом сообщила:
  -- Ну, ты же не думаешь, что мы за полчаса до рассвета пойдем отыскивать эту общину самостоятельно? Данте, проследи, чтобы наш доброволец не сбежал раньше, чем я оденусь. - С этими словами я закрыла дверь перед носом опешившего от такой наглости Ритана, и принялась собираться, надеясь на то, что я все-таки не переоценила Вилью, и с ней действительно все в порядке...
  
   Ритан вел нас такими закоулками, что я только диву давалась, какой же феноменальной памятью надо обладать, чтобы запомнить сей крайне извилистый путь, который, как ни странно, оказался самым коротким - до предполагаемого места обитания фанатиков мы добрались примерно за четверть часа, причем, как я и предполагала, шум стоял уже до небес. Со стороны небольшого двухэтажного здания, обнесенное крепким забором в человеческий рост, то и дело раздавались приглушенные ругательства и странный стук, как будто по ту сторону что-то весьма увлеченно выламывали.
  -- Интересно, а почему стража до сих пор не прибежала их утихомиривать? - ненавязчиво поинтересовалась я, подходя к забору. Вопли с той стороны стали громче, а стук - тише.
  -- Возможно, потому, что тут такое постоянно, - пожал плечами Ритан, а я уже примеривалась к забору, намереваясь перелезть на ту сторону. - Тебя подсадить? - иронично осведомился он.
  -- Нет, сама справлюсь, - не менее "вежливо" прозубоскалила я, и, пробормотав заклинание левитации, плавно перелетела через забор.
   Увиденное повергло меня в состояние, близкое к истерике.
   От смеха.
   Дело в том, что на крыльце общины, прямо перед толстой дубовой дверью, намертво заклиненную не пойми каким образом, сидела ехидно хихикающая Вилька, которая злорадно комментировала очередную попытку выбраться из стен родной общины. Как раз в этот момент с той стороны двери что-то глухо ударилось о доски (те и не подумали шелохнуться), раздался приглушенный мат, а Вилька громко отозвалась:
  -- Головами побейтесь, иногда помогает!
   В ответ раздалась куча "ласковых" пожеланий в адрес полуэльфийки, но та и ухом не повела, продолжая злорадно ухмыляться. После чего она наконец-то узрела мою не выспавшуюся физиономию, и радостно замахала рукой, продолжая восседать на крыльце:
  -- Ева, какими судьбами?
  -- Да так, мимо проходила, - усмехнулась я, подходя к подруге, которая заинтересованно смотрела на то, как через забор перемахивает Данте в компании с Ританом.
  -- А-а, так он вас все-таки позвал! - Вилька многозначительно смерила флегматичного "гонца" насмешливым взглядом и покосилась на меня. - Ну, надо же, и прийти не побоялся! Нет слов!
   Я только пожала плечами, присаживаясь на крыльцо рядом с Вилькой и глядя снизу вверх на подошедших "спасателей".
  -- Я же сказала, что надо было спать отправляться, - я посмотрела в розовеющее небо и тоскливо вздохнула. Нет, отосплюсь я только в гробу. Может, и впрямь завести себе один? Хотя, зная моих друзей, могу с уверенностью сказать, что они меня и там достанут...
   Вилька нехотя поднялась с насиженного места и, подойдя к двери, издевательски постучалась. С той стороны с снова послышался хор проклятий, но подруга привычно пропустила их мимо ушей.
  -- Короче, я пошла!
   Вой и стенания за дверью возросли на порядок.
   Вилька хищно улыбнулась и пояснила:
  -- Они меня вроде как в жертву принести хотели. Там у них изображение какого-то рогатого мужика стоит, кстати, очень похожего на нашего знакомого черта, ну, помнишь, с которым ты еще на брудершафт в Древицах в прошлом году пила.
   Я помнила, еще как. До сих пор удивляюсь, как же это меня на подобное пробило. А Вилья, не обращая внимания на удивленно приподнявшего бровь Ритана, продолжила свой душераздирающий рассказ о пребывании в обители "ужасающих фанатиков". Я уже не раз говорила, что у подруги актерский талант развит донельзя - обычное происшествие она расписала так, что впору на подмостках на главной рыночной площади Стольна Града выступать. Я застыла с приоткрытым от удивления ртом, слушая красочное Вилькино повествование.
   Если говорить вкратце, то из монолога подруги я выяснила следующее - Вилька действительно подралась с одним из зелотов, причем причиной стало то, что последний начал цепляться к полуэльфийке из-за того, что младшая княжна разгуливала по улицам с гордо поднятой головой и обвешанная оружием похлеще стражников у ворот, а по мнению многострадального фанатика, женщина, не важно какой расы, не должна отрывать кроткого взгляда от пыльной дороги и прочее. На что полуэльфийка с достоинством заявила, что даже у нее мужества и отваги раз пять в больше, чем у щуплого зелота в ярких одеждах петушиной расцветки. Фанатик, впоследствии оказавшийся одним из жрецов, обиделся, и попытался сбить с Вильки "спесь" путем пощечины...
   В итоге жрец лишился четырех зубов и сделался обладателем щербатой улыбки и фингала под глазом, а сопровождающие накинулись на Вилью. И вот тут полуэльфийка сотворила такое, что смысл ее поступка остался покрыт мраком даже для меня - она после недолгой борьбы позволила фанатикам себя схватить, после чего ее тихо, закоулками, потащили к общине. Подруга не сопротивлялась, но злорадно горящие зеленые глаза обещали зелотам устроить хорошую жизнь в ближайшее время, которое наступило тогда, когда полуэльфийку втащили в небольшой зал в подвале двухэтажного дома, где и попытались переложить на алтарь.
   И вот тут Вилька, уже давно аккуратненько и незаметно перепилившая метательным кинжалом путы на запястьях, со зловещим хохотом картинно разодрала надрезанную веревку. Дальше пошло веселье. Полуэльфийка, натренированная на кулачном бое, да к тому же обладающая неплохой гибкостью, минуты полторы увлеченно нарезала круги по подвалу, одаряя особо шустрых и настырных фанатиков зуботычинами и пинками, одновременно опрокидывая на своем пути все, что только можно было опрокинуть, превращая погоню в бег с препятствиями...
   Я лично не видела, что там Вилька натворила в "зале жертвоприношений", но могла поручиться, что после подруги там стоит первозданный хаос. А полуэльфийка, улыбнувшись, уточнила, что и замок на двери менять придется. Я присмотрелась, и заметила, что тяжелый амбарный замок, который Вилька умудрилась навесить на дверные скобы, был элементарно сломан - скорее всего, Вилья попросту пошуровала в замочной скважине своим метательным кинжалом, а уж в этом ей нет равных...
   Данте, внимательно прислушивавшийся к звуками с той стороны двери, внезапно насторожился и окликнул увлекшуюся рассказом Вилью:
  -- Слушай, а ты уверена, что они и впрямь никого вызвать не смогут?
   Реплика эта мне очень не понравилась, и мы с Вилькой, дружно замолчав, прислушались к тому, что происходило внутри. Вопли и проклятия сменились непонятными завываниями, в которых я, как ни странно, узнала сильно искаженное заклинание Призыва. Я чертыхнулась, и, встряхнув ладонями, сложила пальцы в защитном жесте.
  -- Народ, они и впрямь там кого-то призывают!!
  -- И что? - флегматично заявил стоявший поодаль Ритан, тем не менее, тоже поднимая ладонь в магическом пассе. Что, он тоже маг? Хотя, с такой мощной аурой это неудивительно.
  -- А то! - рявкнула я, напряженно вслушиваясь в завывания зелотов. - Читают заклинание они правильно, но вот построение у них ни к лешему, да и ограждающего круга у них наверняка нет! Какую-нибудь злобную тварь вызвать - раз плюнуть, да еще и при таком количестве вызывающих, но вот удержать ее под контролем у них не получится! Вопросы есть?!
   Вопросов не оказалось. Напротив, Вилька и Данте привычно встали с обнаженными мечами на шаг впереди меня, тем не менее, не заграждая обзор, дабы не мешать колдовать, а Ритан чуть шевельнул пальцами левой руки, выстраивая перед нами почти незаметный, но на диво мощный щит, мерцающий по краям зеленоватыми искорками. И вовремя - за дверью раздался вначале громкий хлопок, из небольших окон повеяло серой, а потом раздался громкий недовольный рев.
   Кажется, я чуток побледнела, но в руках у меня вспыхнула бело-голубая звезда боевого пульсара, чуть обжигавшая лицо жаром. Ритан, стоявший рядом со мной, чуть нахмурил платиновые брови, и между его ладонями проскочила ярко-красная дуга, сыпавшая искрами во все стороны. Господи, да что это за заклинание-то, если у меня только от ощущения мощи этой "дуги" волосы на затылке встали дыбом?!
   Тем временем за дверью раздался чей-то визгливый голос, наконец-то сформулировавший просьбу к вызванному существу:
  -- О, великий, ужасный и... (еще с десяток подобных подхалимских эпитетов), уничтожь нечестивицу, осмелившуюся осквернить твое святилище!
   Ответ поверг меня в состояние, близкое к нервно-истерическому. К тому же, густой бас был мне смутно знаком.
  -- Как же вы мне надоели со своими "осквернителями"! - после чего добротная дверь разлетелась мелкой щепой, а на пороге появился черт...
   Я же, только взглянув на высоченный рост обитателя Преисподней и янтарные глаза с вертикальными зрачками, тотчас впитала пульсар и замахала черту руками, впрочем, не торопясь срываться с места.
  -- Эй, привет! Какими судьбами?
   Черт удивленно уставился сначала на меня, потом на Вилью, после чего радостно взревел:
  -- Эге, так это вы напортачили у этих сумасшедших? Ведунья, как живешь-то?
  -- Да ничего! - Я наконец-то вспомнила, как этого черта звали. - Слушай, Зар, а ты-то тут зачем? Тебя случайно вызвали, или целенаправленно?
  -- Случайно, конечно. - Черт пожал плечами и приблизился к нам, обменявшись рукопожатием сначала со мной, а потом и с несколько опешившей, но быстро пришедшей в себя Вилькой, которая уже спрятала оружие и теперь широко улыбалась Зару. - Они вообще не пойми кого вызывали, я просто на тот момент крайним оказался, вот меня и попросили сходить и объяснить им, чтобы больше так не делали.
   У фанатиков, наблюдавших эту сцену, синхронно отвалились челюсти...
   Глаза Ритана сделались размером с золотую гривну, а Данте, уже видевший нас с Вилькой во время прошлой встречи с представителем адского населения, невозмутимо убрал меч в ножны и приветственно кивнул черту. Я же улыбнулась и поинтересовалась:
  -- И часто они вас так беспокоят? - Зар на несколько секунд замолчал, потирая когтистой рукой заросший жесткой щетиной подбородок, и ответил:
  -- Да нет, вообще-то. Главного вообще все это мельтешение забавляет, но мы - черти подневольные, иногда приходится выбираться сюда. Надо же им продемонстрировать, что есть дьявол на земле. Сама понимаешь, работа у нас такая.
  -- Я-то понимаю... - ответила я, когда Ритан наконец справился с удивлением, и, чуть пригнувшись, выставил перед собой руки, явно готовясь к нападению.
  -- Еваника, Ревилиэль, отойдите!
  -- Что? - мы с Вилькой одновременно повернулись к Ритану, причем на наших лицах явно прописалось удивление. Я растерянно переводила с черта на Ритана и обратно, Зар же флегматично оглядел беловолосого мага с головы до ног, и на миг его глаза полыхнули ярким оранжевым пламенем.
  -- Похоже, ты - истинный представитель своего народа, - черт криво ухмыльнулся. - По-прежнему делите мир на белое и черное. Хотя, как мне кажется, ты просто слишком молод, и поэтому глуп.
  -- Ты - зло в чистом виде! - прорычал Ритан, и глаза его на миг изменились - белки исчезли, а зрачки вытянулись, став вертикальными. Чужие, абсолютно нечеловеческие изумрудные глаза, холодные, как у змеи.
  -- Не совсем верно, - парировал Зар, осторожно отодвигая нас с Вилькой и вглядываясь в лицо Ритана. - Я - часть нижнего мира и темная его сторона - часть моей сущности, но истинное зло всегда копилось только в душах. Даже человеческая ведунья понимает, что мир не делиться на белое и черное, но тебя, по-видимому, слишком долго продержали в Горе, вот ты и не понимаешь, что подобного раздела на светлое и темное в этом мире попросту нет. Есть только балансирование между светом и тьмой. Сумерки есть в душе каждого, просто у кого-то это предрассветная мгла, а у кого-то - краткие мгновения сразу после заката солнца.
   Зар усмехнулся и легонько хлопнул меня по плечу, а я озадаченно смотрела на напряженно застывшего Ритана, глаза которого стали уже нормальными, человеческими, но подозрения в моей душе только укоренились. Интересно, кто же такой этот странный маг с плотной аурой и змеиными глазами? Тем временем черт покосился сначала на меня, потом на горстку фанатиков, пугливо выглядывавших из-за развороченного дверного косяка, и вздохнул:
  -- Похоже мне пора. К нам приглашать не буду, сама понимаешь, не все черти одинаковы. Еваника, если что, вызывай - не помогу, так хоть чего посоветую. А с этим, - он кивнул рогатой головой в сторону Ритана, - будь поосторожней. Его народ всегда мнил себя венцом творения, и из-за этого они зачастую чересчур щепетильны в некоторых вопросах.
   Черт сделал нам ручкой, и тотчас исчез в клубах дыма, в буквальном смысле слова провалившись сквозь землю. Я обвела взглядом место событий и внесла очередное предложение:
  -- Вы как хотите, но мне кажется, что пора нам отсюда убираться. Ведь если на вопли стража могла привычно закрыть глаза, то эффектное появление Зара точно не прошло не замеченным.
  
   Мы покидали Лихостои, когда солнце уже высоко стояло над горизонтом, а в воздухе лениво перекатывалась червеньская жара, которая на пыльной дороге, ведущей на север, грозила стать невыносимой. Я ехала на Белогривом позади Данте, и новенький, только из кузни, меч в наспинных ножнах, выглядывал из-за моего правого плеча. Ревилиэль задумчиво восседала на Тумане, машинально поигрывая тонким кинжалом, купленном накануне, и мрачно посматривала на стражников, поспешно распахивавших северные ворота, открывая нашим глазам узкую извилистую дорогу, убегавшую куда-то вдаль, к Гномьему Кряжу.
   По словам Данте, по ней мы будем ехать до завтрашнего вечера, а потом свернем на северо-восток, и по предгорным тропам доберемся до Андариона. На резонный вопрос младшей княжны, каким образом мы попадем в саму страну айранитов, которая, если судить по рассказам аватара, окружена такими скалами, что туда попросту не попадешь, не имея крыльев, Данте ответил, что "сюрприз потом будет". Нас с Вилькой подобный уход от темы не вдохновил, но делать было нечего - если аватар не ответил сразу, то продолжать спрашивать дальше, по меньшей мере, бесполезно - все равно будет молчать, как гном на допросе. Только нервы себе истреплем, а Данте будет хоть бы хны.
   Наконец-то стражники справились с тяжелыми дубовыми воротами, и мы, обменявшись традиционными вежливыми улыбками, выехали на дорогу, когда за нашими спинами послышался стук копыт и звонкое ржание. Мы с Вилькой синхронно обернулись, а Данте только пожал плечами и неохотно скосил глаза на проем между створками ворот, в которых незамедлительно возник Ритан верхом на кауром жеребце с узкой белой стрелкой на лбу.
  -- Тоже уезжаешь? - относительно дружелюбно поинтересовалась полуэльфийка, смерив беловолосого мага ироничным взглядом. Тот невозмутимо кивнул и улыбнулся Вилье.
  -- Вообще-то да. Что поделать, так сложились обстоятельства - мне сегодня утром доставили письмо из дома, где просили немедленно возвращаться. - Ритан пожал плечами и скользнул изучающим взглядом по Вильке, та чуть нахмурилась, и подозрительно вопросила:
  -- И где он, твой дом?
  -- По ту сторону Вельги-реки, - неопределенно махнул рукой Ритан, указывая в сторону даже не дороги, а хорошо вытоптанной тропинки в локоть шириной, убегающей куда-то за Лихостои на юг.
  -- В таком случае - удачного путешествия, - Вилья изящно склонила голову, (я удивилась, что подруга еще помнит этикет, который ей вдалбливали в княжеском тереме, с ее-то образом жизни) и вежливо улыбнулась. - Поскольку наш путь лежит на север, то попутчиками мы точно не будем. Поэтому...
  -- На север? - Ритан нахмурился и обвел величественную цепь гор Гномьего Кряжа, стеной вставших в указанном Вилькой направлении. - Но ведь там нет поселений, разве что...
   Внезапно маг осекся, и его зрачки на миг дрогнули. Взгляд Ритана моментально изменился, и рассматривал нас троих уже с холодной настороженностью и подозрительностью. Я почувствовала, как напрягся Данте, а Вилья машинально положила ладонь на один из кинжалов на поясе. В воздухе повисло молчание, которое с каждой секундой становилось все напряженнее и гуще. Я откашлялась и попыталась несколько разрядить атмосферу:
  -- Ритан, спасибо тебе за то, что предупредил нас о Вильке. Она у нас ходячая проблема с весьма специфическим чувством юмора... - Попытка была встречена скептическим вилькиным хмыканьем, но Ритан несколько расслабился, и, кивнув на прощание, направил своего коня вдоль частокола Лихостоев, направляясь к Вельге-реке.
   Мы с Вильей проводили его одинаково озадаченными взглядами, а потом Данте щелкнул поводьями, и Белогривый легкой рысью поскакал по дороге на север, к Андариону. Подруга верхом на Тумане вначале отстала, но вскоре нагнала нас, и поехала с нами бок о бок.
  -- Ева, а почему Ритан так насторожился, когда я ему сказала, что мы едем на север?
   Я помолчала, не зная, говорить ли о том, что я осознала всего несколько минут назад. О том, кто такой Ритан, и почему он был почти готов напасть на нас, узнав, куда мы направляемся. Вилья вопросительно приподняла рыжую бровь, а Данте, не оборачиваясь, ненавязчиво поинтересовался:
  -- Еваника, ты что-то знаешь?
  -- Можно и так сказать... - Я замялась, не зная, как сказать аватару, чья страна находиться на грани двух войн сразу, как с соседями, так и со своим собственным народом, кого мы встретили в Лихостоях, но потом все-таки решилась. Ладно, все равно до него рано или поздно дойдет. - Данте, помнишь, ты говорил, что у айранитов сейчас весьма напряженные отношения с драконами?
  -- "Напряженные" - не то слово, - аватар обернулся и внимательно посмотрел на меня через плечо. - Когда я уезжал из Андариона, Аранвейн прислал нам официальный ультиматум, в котором говорилось, что если драконы еще хоть раз выловят в Алатырской горе "наших шпионов", то это будет равносильно объявлению боевых действий. Самое непонятное во всей этой истории - Азраэл клянется, что никого не отправлял, и я ему верю. Принц совсем не дурак, ему война с драконами не нужна, потому что если на нас нападут объединенные силы Алатырской горы, то от страны айранитов останутся только дымные развалины. Ева, а ты это к чему спросила?
  -- Да все к тому же, - я вздохнула, а потом призналась. - Народ, Ритан - дракон-оборотень, принявший человеческий облик.
  -- Что-о?! - Вилька и Данте одновременно натянули поводья, кони, звонко заржав, нехотя остановились. Аватар повернулся в седле, чтобы видеть мое лицо, и внимательно вгляделся в глаза.
  -- Еваника, ты уверена, что Ритан - дракон?
  -- Да, - я вздохнула и принялась пояснять. - Дело в том, что я уже сталкивалась с драконами-оборотнями в их человеческой ипостаси - Вилька знает, я ей рассказывала - и уже примерно знаю, как их можно отличить от других существ. Наставник мне подробно объяснил, что драконы в человеческом облике обладают чрезвычайно мощной и плотной аурой, которая как бы показывает размеры его второй ипостаси. Я увидела именно такую ауру у Ритана, но вначале не придала этому значения. Позже, когда увидев Зара, он воспользовался весьма мощным заклинанием "алого сполоха", а такое заклинание могут использовать только существа, обладающие частичкой огненной магии в крови. То есть драконы, фениксы и еще воплощенные духи стихий. Но фениксы ипостась не меняют, а на духа стихий Ритан не похож. Остается дракон.
  -- Поэтому он так и завелся, когда увидел Зара - драконы и в самом деле очень щепетильны в отношении нечисти, - задумчиво произнес Данте, касаясь боков Белогривого каблуками, и пуская жеребца рысью по пыльной дороге. Вилька, находясь в состоянии глубочайшей задумчивости, ехала чуть позади, никак не реагируя на мои оклики. Ладно, пусть пока переварит информацию, потом сама оттает.
   Некоторое время мы ехали молча, а потом Данте тихо, почти неслышно сказал:
  -- Похоже, что война с драконами не за горами...
   Я не могла ни опровергнуть, ни подтвердить его слова.
  
   Солнце поднималось все выше и выше, когда дорога вильнула, и мы въехали в густой пролесок. Жара чуть спала, а над макушками деревьев виднелись скалы Гномьего Кряжа, в этой части горной цепи лишенные растительности почти полностью - только причудливые нагромождения камней, изрезанных хлесткими ветрами, снегом и дождем. Данте остановил Белогривого, и соскользнул с седла, несколько настороженно вслушиваясь в окружающую тишину.
  -- Что-то не так? - тихо спросила я, все еще восседая на коне и оглядываясь по сторонам. Айранит в ответ только неопределенно пожал плечами.
   Понятно, опять он что-то подозревает, но молчит. А может, просто привычка Ведущего Крыла, предводителя, который должен присматривать за теми, кто находится под его покровительством или командованием. Я вздохнула и выпустила несколько поисковых пульсаров, которые, вернувшись, сообщили мне о том, что явной опасности в радиусе сотни сажени нет, но в воздухе все равно стояло какое-то беспокойство.
   Слабые отголоски непонятной магии были рассеяны вокруг, но, как я ни старалась, не могла определить, что это такое. Я нахмурилась, но промолчала - в конце концов, это могли быть просто остаточный импульс какого-то старого заклинания, или еще чего-то в этом роде. Данте всмотрелся в мое лицо и без слов протянул руки, помогая слезть с Белогривого. Вилья, уже настороженно оглядывавшаяся вокруг, резюмировала:
  -- Как-то неуютно тут. Может, дальше проедем?
  -- Бесполезно. Тут везде такое непонятное ощущение, - пожал плечами Данте, отпуская меня и как бы ненароком поправляя перевязь меча.
  -- Как будто за тобой кто-то наблюдает... - тихо проговорила я, оглядывая притихший пролесок. Вилья только смерила меня тяжелым взглядом и принялась потрошить мою сумку в поисках провизии.
   Знаю, что провидица из меня никудышная, но вот накаркать очередную неприятность у меня получается лучше, чем у всех ворон Росского княжества вместе взятых!
   К сожалению, и этот случай пресловутым исключением из общего правила не стал...
  

Глава 6.

  
   Неприятности случились, как водиться, весьма неожиданно и крайне не вовремя - стоило нам с Вильей запалить небольшой костерок посреди поляны, как деревья, плотной стеной стоявшие вокруг, тревожно зашумели, а ветви заскрипели так, словно их выдирало зимним ураганом. Что самое странное - в пролеске не было ни ветерка! Получалось, что деревья шумели сами по себе, что ли?
   Белогривый и Туман тревожно заржали, правда, почему-то не пытаясь стронуться с места, а Данте вскочил на ноги, выхватывая меч из ножен и оглядываясь вокруг. Вилька, отступив от костра на шаг, положила ладони на рукояти метательных кинжалов, а я наколдовала несколько поисковых пульсаров, которые веером разлетелись от меня во все стороны.
   Деревья, деревья - и ничего больше.
  -- Ничего не понимаю... - озадаченно пробормотала я, оглядываясь по сторонам, и вслушиваясь в гневный, как мне показалось, скрип ветвей. - Там же нет никого.
  -- Ну, не сами же деревья так возмущаются! - в сердцах воскликнула Вилья, которую этот "древесный концерт" заметно нервировал. И в этот момент мне в виски настойчиво толкнулась чужая мысль, прилетевшая откуда-то из кроны высоченного клена, росшего на краю полянки.
  -- Потуши костер, ведунья!
  -- Что?! - я машинально коснулась левого виска ладонью, а Вилья и Данте одновременно повернулись ко мне, и на их лицах было написаны весьма противоречивые мысли. Похоже, им показалось, что я малость тронулась умом.
  -- Потуши костер!!!! - на этот раз в голове раздался не просто голос, а отчаянный крик. Я поморщилась и сделала пальцами правой руки незамысловатый пасс, от которого огонь моментально погас, выпустив напоследок чахленькую струйку дыма.
  -- Ева, а костер зачем потушила? - поинтересовалась Вилья, вглядываясь мне в лицо с подозрительной заботой. Я только неопределенно пожала плечами и пояснила:
  -- Меня попросили.
  -- Кто?
   Вместо ответа я подошла к тому самому клену и коснулась ладонью его шершавой коры, вслушиваясь в дерево.
   И почти сразу я уловила внутри клена отдаленные удары, похожие на стук сердца. Так, кажется, я поняла, в чем тут дело - передо мной стояло дерево, в котором находилась дриада. Дриады - девы лесов, духи деревьев, причем живут они не в каждом дереве, а только в особых "материнских древах", которые, собственно, внешне ничем не отличаются от обычных. Только вот если сделать на "материнском древе" дриады надсечку, то потечет не древесный сок или смола, а кровь. После чего из древа вылезет дриада, которой подчинена "зеленая", то есть природная, магия, и вот тогда горе-лесорубу придется несладко. В лучшем случае несчастный отделается царапинами, синяками и испугом, в худшем - тело не найдут никогда, потому что дриада может заставить землю поглотить того, кто покусился на целостность ее "материнского древа". К счастью, подобная мера применялась крайне редко, поскольку люди, да и не только они, были в курсе повадок дриад, поэтому заранее запасались амулетами, которые при приближении к "материнскому древу" начинали вибрировать, тем самым предупреждая лесорубов...
   Я склонила голову набок, словно прислушиваясь к чему-то, что находится где-то глубоко внутри, и тотчас услышала еще одно биение сердца внутри дерева - на этот раз в раскидистой липе, что стояла чуть поодаль от клена. И еще одно.. и еще... Получалось, что практически во всех деревьях, обступивших небольшую круглую поляну, были заключены дриады. Именно заключены, потому что "материнские древья" растут довольно далеко друг от друга, чаще всего на квадратную версту приходится только одно, максимум, два древа. Почему так получается - никто толком не знает, но не может быть так, чтобы на столь маленьком пространстве обитало сразу двенадцать дриад! Их что, засадили сюда насильно? Охранять что-то, или же еще зачем?
   Судя по всем, ловушка была поставлена еще несколько десятков лет назад, и это ее отголоски я почувствовала. Интересно, зачем кому-то понадобилось собирать вокруг небольшой полянки дриад? Да еще и заключать их в деревья? Чтобы они не погибли? Да нет, вряд ли. Дриады могут жить среди людей и других разумных рас довольно долго в образе лесных дев, им достаточно лишь раз в несколько месяцев на сутки возвращаться в материнское древо, чтобы продолжать свое существование.
  -- Ева? Что случилось? - Я вздрогнула и, отняв ладонь от морщинистой коры клена, посмотрела на Данте, который опустил меч, и теперь настороженно вглядывался в мое лицо. Полуэльфийка тоже несколько расслабилась, но убирать руки от пояса не собиралась. Пока. Я вздохнула и пояснила:
  -- Тут дриады. В деревьях. И они не могут выбраться, их кто-то держит здесь насильно. Конечно, они могут жить очень долго и в других деревьях, кроме своего "материнского древа", но без них нарушается природное равновесие. Они - духи леса, в рощу, где живет дриада, не забредет никакая нежить, потому что с подобными существами лесные девы расправляются весьма быстро и крайне эффективно.
   Я задумалась, и тотчас ветви клена дрогнули, и в шелесте листьев раздался слабый, но ясный женский голос:
  -- Помоги нам, ведунья. Выпусти нас...
  -- Как? - Изумилась я, поднимая голову и вглядываясь в резные зеленые звезды кленовых листьев, сквозь которые пробивался солнечный свет. - Тут непонятное заклятие, да и времени прошло много. У меня может не получиться определить, что это за заклинание, а без этого я не смогу его разрушить.
  -- Нас заключили здесь, чтобы питать Сторожа.
  -- Сторожа? - переспросила Вилья, подходя к клену. - А вот с этого места поподробней. Что за сторож и кого он, собственно, сторожит?
  -- Не знаем... Это что-то волшебное... древнее... злое... Не наше. Уничтожьте то, что охраняет Сторож, и мы будем свободны.
  -- А если мы не согласимся? - поинтересовался Данте, задумчиво поигрывая клинком, по темному лезвию которого пробегали солнечные блики.
  -- Тогда вы не уйдете с этой поляны... - Голос, раздававшийся из кроны клена, затих, а на смену ему пришел шелест листьев, который все усиливался, как накатывающий грозный вал, аккумулируя силу для того, чтобы ударить по нам в качестве демонстрации. Данте уже занес меч, чтобы начать планомерную вырубку несговорчивых деревьев, когда я, подорвавшись с места, едва успела перехватить его руку.
  -- Ты что, с ума сошел?! Это их территория, они у себя дома, хоть и заперты. Судя по всему, заключение на их магию не повлияло никак, значит, нам может прийтись очень туго! С двенадцатью дриадами я не справлюсь, а вы с Вилькой - тем более! Дриады могут объединять свою силу, поэтому способны на многое!
  -- И что ты предлагаешь? - скептически поинтересовался аватар, но меч все-таки опустил.
  -- Попытаться им помочь. Потому что несколько десятков лет заключения никого не радует, - ответила я и, повернувшись лицом к клену, чуть склонила голову:
  -- Я постараюсь освободить вас, но мне нужно знать все о Стороже и заклинании. Все, что вы знаете, иначе я не смогу вам ничем помочь.
   Шелест листвы моментально затих, и в голове у меня раздался тихий голос, который начал пересказывать мне все, что произошло здесь довольно давно. Дриады - существа хоть и обособленные, но могут соединять свои мысли в одно коллективное сознание, и вот сейчас я поочередно принимала образы от всех двенадцати дриад, а голос той, что находилась в клене, пояснял мне некоторые моменты.
   Когда я открыла глаза, в голове у меня сложилась довольно четкая картина произошедшего.
   Лет сорок назад на этой самой поляне проводили замыкающий Обряд Двенадцати - некроманты, собравшись в этом пролеске небольшим шабашем, решили коллективно захоронить на этом самом месте какой-то плод их совместных усилий, который никакого полезного практического результата не дал, но потенциально был способен смести с лица земли всю Рось. Поскольку пытаться уничтожить неизвестный дриадам предмет было чревато - а вдруг, сдетонирует ненароком - то некроманты решили тихо и мирно сбросить концы в воду, то бишь закопать результат в глухой чащобе, которой когда-то был этот лес. А чтобы на него ненароком не натолкнулся какой-нибудь шибко везучий путник, некроманты решили посадить на магическую "цепь" некоего Сторожа. Вот только для того, чобы этот Сторож не загнулся от недостатка подпитки извне спустя лет пять после проведения связующего обряда, некроманты, не долго думая, изловили дриад в окрестных лесах поодиночке, используя для поиска магию, и засадили в обережный круг в качестве подпитки как для Сторожа, так и для заклинания.
   Время шло, лес маленько поредел, и на поляну зачастили представители различных Разумных рас, только вот магов, способных разрушить заклятие и освободить дриад, среди них не было. А потом появились мы...
   Дриады сразу же учуяли, когда я выпустила первые поисковые пульсары, а уж когда я имела глупость откликнуться на их мысленный призыв, они посовещались, и решили, что лучше уж синица в руках, то бишь юная ведунья, чем гораздо более предпочтительный журавль, волхв посильнее и поопытнее, чем я. К тому же, пресловутого "журавля" можно было бы ждать еще не один десяток лет, а таким терпением дриады явно не обладали...
  -- Вот такие пироги, - резюмировала я, закончив краткий пересказ того, что тут случилось, своим друзьям. - У кого-нибудь есть конкретные предложения или идеи касательно решения данной проблемы?
  -- Послать все на фиг и уйти своей дорогой, - мрачно посоветовала Вилья, машинально крутя в пальцах тонкий метательный кинжал и нехорошо косясь на деревья.
  -- Не самый лучший выход. Дриады так просто не отпустят. Неужели ты рассчитываешь на то, что мы с Данте сменим ипостась и улетим, держа тебя под руки? - ехидно поинтересовалась я. Судя по моментально погрустневшему лицу Вильки - именно так она и думала. Пришлось взывать к ее врожденному чувству любви к братьям нашим меньшим, а конкретней - к нашим боевым скакунам.
  -- Виль, а коней куда? Их-то мы однозначно по воздуху не перенесем, как ни старайся. Предлагаешь бросить тут Белогривого и Тумана, чтобы обманутые дриады сорвали злость на них?
   Повисла тишина - похоже, друзья обдумывали сложившееся положение. Лично у меня вопрос стоял не "делать или нет?", а "как это сделать, чтобы никому потом плохо не было". Сторож не в счет. Как мне поведали дриады, Сторож - это непонятное существо, не живое, но и не мертвое, то ли нежить, то ли призрак... Непонятная тварь, короче. Дело в том, что в центре поляны находился довольно большой, хоть и низкий, плоский камень, заросший мхом и густой травой, да плюс ко всему еще и вросший в землю.
   Ну, за столько лет неудивительно...
   В общем, взрывоопасное нечто некроманты закопали аккурат под этим камнем, а Сторожа поселили внутрь этой серой глыбы. Причем вылезает он только тогда, когда кто-нибудь начинает целенаправленно ковыряться под импровизированной могильной плитой, или же пытается ее разрушить. Тогда из камня выползает какая-то темная бесформенная масса, принимающая облик особо жуткой твари, после чего незваному кладоискателю весьма доходчиво объясняют, что не нужно ковырять землю, где не надо. Как сообщили дриады, после подобного "увещевания" Сторожа не выживал еще никто.
   В общем, забавная зверушка. Добрая, главное. И самое смешное, дриады понятия не имеют, как с ним справиться. Единственное, что они сказали более-менее четко - то, что они привязаны к камню. Разрушить его - и они будут свободны. И вот тогда Сторож не устоит против разъяренных дриад. На мой вопрос, почему же они сами не раздолбали осточертевшую им за долгие годы каменюку, одна из лесных дев, та, что находилась в клене, пояснила, что они не могут причинить вреда ни Сторожу, ни припрятанному артефакту, ни самому алтарю - видимо, какая-то обережная магия. Но если я разрушу камень...
   Тогда дриады освободятся, и можно будет считать, что Сторожа в этом мире уже нет.
   Но до этого момента надо еще дожить...
  -- Ладно, - я поднялась с травы и, сняв с плеча свою бездонную сумку, закопалась в ней, звеня бутылочками с зельями. - Будем рушить заклятие.
  -- Интере-е-есно, - протянул Данте, до того подпиравший плечом ближайшую березу и молча выслушивавший наши с Вилькой препирания. - Ева, ты принципиально не хочешь добраться до Андариона в целости и сохранности? Почему ты влезаешь во все рискованные аферы, которые изначально не могут кончиться ничем хорошим, а?
  -- Ищу наиболее изощренный способ самоубийства, - буркнула я, вытаскивая из сумки несколько бутылочек из темно-зеленого стекла и скептически рассматривая одну из них на свет, пытаясь вспомнить, что же там находится. Дай бог, Метара все-таки налила туда то, о чем я думаю, иначе вся затея провалится с громким треском. - Виль, подержи их, а? Только осторожно, не разбей.
   Полуэльфийка с сомнением взяла маленькие пузатые бутылочки из матового стекла, и покосилась на меня.
  -- Ев, а что там?
  -- Ну... Честно говоря, я предполагаю, что там "сжиженный огонь", - ответила я, завязывая сумку и перекидывая ее через плечо.
  -- Поправь меня, если я ошибаюсь. Это что, взрывается? - На лице у Вильки прописалось желание выбросить бутылочки куда подальше, но я, перехватив этот взгляд, поспешила забрать их из рук подруги.
  -- Должно взрываться, - поправила я. - Если там то, о чем я думаю. Метара же никогда не подписывает свои снадобья, но по виду это то, что нам нужно.
  -- Ты не уверена?! - пораженно переспросил Данте, с сомнением косившийся на меня. - Ты хочешь сказать, что не знаешь точно, что там, но, тем не менее, хочешь рискнуть?!
  -- Да говорю, что это точно "сжиженный огонь"! - завелась я.
  -- Ну-ну, - скептически хмыкнул Данте, опираясь на двуручник и иронично приподнимая правую бровь.
   Вместо ответа я размахнулась, и первая бутылочка, описав в воздухе дугу, состыковалась с сероватым камнем в центре поляны. В ту же секунду прогремел взрыв, в воздух взметнулась каменная крошка, а потом раздался рев, от которого у меня волосы на затылке встали дыбом. Вилька выхватила меч, а Данте моментально заградил меня, выставив перед собой сверкающий темной сталью двуручник.
  -- Ева, если мы выживем после этого, я тебя лично прибью! - Рявкнула полуэльфийка, глядя на то, как из развороченного взрывом камня струится нечто, похожее на густой черный туман.
   Ответить я не успела, потому что непонятная тварь, принявшая облик огромной кошки с горящими рубинами глаз, тихо рыкнула и метнулась в мою сторону, да так шустро, что Данте едва успел оттолкнуть меня назад, принимая Сторожа на меч.
   И вот тут я не поверила своим глазам - лезвие прошло сквозь черное тело Сторожа, как сквозь туман, не причинив тому ни малейшего вреда. Айранит едва успел увернуться от когтей, полоснувших воздух совсем рядом с его лицом, и, кувырком уйдя в сторону, чуть пригнулся, готовясь к драке с тварью. К драке, в которой он не мог победить - да и как можно победить того, на кого не действует меч, а заклинания отскакивали от нечисти, как от зачарованной стены.
   Вилья рывком подняла меня с травы, и хорошенько встряхнула, выводя из ступора:
  -- Евка, сейчас не время витать в облаках!! Ты здесь ведунья, вот и сделай что-нибудь, а то одним проводником на этой поляне станет меньше!!
   Я тряхнула волосами и перевела взгляд на оставшиеся три бутылочки в моих руках.
   Призрачный Сторож отвлекся от Данте и, развернувшись ко мне, зашипел так, что мороз пробежал по коже. Я криво усмехнулась, глядя в горящие глаза твари, и метнула все бутылочки, что были у меня в руках, в камень.
   Грохотнул взрыв такой силы, что меня отбросило на землю, чувствительно приложив о выступающий из земли корень. Густой белесый дым заволок всю поляну, а в ушах беспрестанно звенело. Я моргнула, и попыталась подняться, но получалось у меня из рук вон плохо.
   И тут зыбкое ощущение обережного круга дрогнуло и пропало.
   Тотчас заскрипели стволы деревьев, выпуская из своей сердцевины торжествующих дриад, уже не связанных заклятием, источником которого был подорванный мною камень, и из клубов густого дыма раздалось недовольное шипение призрачной твари, переходящее в рев. Я вздрогнула и, перевернувшись на бок, с трудом приподнялась на локте, вглядываясь в белесую пелену медленно рассеивающегося дыма с запахом гари. Господи, да там же Вилька и Данте остались!!
   Страх за друзей подстегнул меня, и я, преодолевая звон в ушах и нешуточное головокружение, медленно села, намереваясь присоединиться к действию, развивающемуся на поляне, но тут из дыма, отчаянно кашляя, выбежала сначала полуэльфийка, а за ней - серьезный аватар с мечом в руках. У меня отлегло от сердца, поскольку никаких следов крови на друзьях не наблюдалось, а выметались из дымовой завесы они с такой проворностью, что становилось понятно, что они не пострадали, по крайней мере, серьезно, а в нашей компании синяки и ссадины уже давно перестали вызывать хотя бы малейшее беспокойство.
  -- Евка, ты в курсе, что нельзя быть настолько сумасшедшей? - накинулась на меня подруга, помогая встать и ругаясь скорее для проформы, чем всерьез. Я привычно пропустила мимо ушей половину словесного потока, извергаемого Вилькой, и покосилась на Данте, который, критически оглядев меня с головы до ног, убрал меч в ножны и безапелляционно подхватил меня на руки, поскольку шатало меня, как былинку в ветреный день.
  -- Жива? - К этому моменту звон в ушах у меня маленько поутих, и я смогла уже достаточно уверенно ответить.
  -- Вроде да. Но голова к вечеру болеть бу-у-у-удет...
  -- Это тебе урок - зачем надо было устраивать такой мощный взрыв?! Неужели не сообразила отойти подальше, чтобы тебя не так сильно взрывной волной снесло?!
   Вообще-то, он был прав, но не могла же я ему сказать, что, отойди я подальше, то могла бы элементарно не попасть по камню? Дело в том, что с метанием у меня было не просто плохо, а вообще никак! Нет, пульсарами и заклинаниями я расшвыривалась с потрясающей меткостью, но заклинания-то - дело другое, там не координация движений нужна, а способность мысленно направлять пульсар к цели. Когда-то давно Вилька пыталась научить меня метать кинжалы, но, спустя недельки две, махнула на это дело рукой, как на абсолютно безнадежное - я не то что в мишень, вообще не могла заставить кинжал воткнуться в цель. У нормальных людей, да и у представителей других разумных рас, если быть точной, кинжал летел, как полагается, острием вперед, но у меня он все время ударялся о мишень рукояткой, причем кинжалы были разные, но с идеальным балансом! Да и кидала я их, вроде как, правильно, но кинжалы все равно упорно летели к цели так, как им больше хотелось, но не так, как надо...
   Я потерла лоб ладонью, уже чувствуя, как звон в ушах утихает, плавно переходя в головную боль, и тяжело вздохнула:
  -- Народ, не пинайте инвалидку, пусть даже морально.
  -- Ев, да тебя не попинать - прибить мало! Особенно за тот шикарный взрыв, который ты устроила! - Фыркнула полуэльфийка, флегматично убирая меч в ножны и отчаливая в направлении нервно всхрапывающих коней, которые непонятно почему не сбежали, когда грохотнул первый взрыв. Я проводила Вильку взглядом и задумчиво пробормотала, глядя на медленно рассеивающийся дым:
  -- Интересно, а куда делись дриады?
  -- Думаю, что вскоре мы это узнаем, - Данте кивнул в сторону поляны, где из белесой дымки возникла тоненькая девичья фигурка, облаченная в непонятное одеяние из кленовых листьев.
   Дриада подошла к нам и замерла на расстоянии вытянутой руки, пристально рассматривая меня с головы до ног чересчур большими карими глазами. Я, в свою очередь, с интересом рассматривала ожерелья из желудей и тоненьких высохших стебельков, непонятные браслеты, сплетенные из веточек, и причудливый корешок, завязанный сложным узелком, висевшего на свитой из травы веревочке. Наконец, когда со взаимным разглядыванием было покончено, дриада чуть улыбнулась, продемонстрировав белоснежные зубы, и чуть склонила зеленоволосую голову.
  -- Благодарим тебя за нашу свободу, ведунья. Что ты хочешь взамен?
  -- Скажите, что вы сделали с артефактом, который хранился под камнем? Вы его уничтожили?
   Дриада слегка нахмурилась и подозрительно поинтересовалась:
  -- Неужели ты хочешь взять его в качестве платы за нашу свободу?
  -- Нет, конечно! - открестилась я, и тотчас буркнула в сторону. - Данте, поставь меня на землю, я могу стоять самостоятельно!
   Аватар спорить не стал, и, как только я коснулась ногами земли, я сразу же сделала шаг по направлению к дриаде.
  -- Просто хочу убедиться, что до него никто не доберется. В том числе и я. - Та несколько расслабилась, и, довольно улыбаясь, ответила:
  -- Я и мои сестры попросили землю поглотить эту вещь так глубоко, что ее никогда больше не найдут.
  -- Вот и ладушки! - Я устало улыбнулась и потянула Данте за рукав. - Пойдем отсюда. Найдем себе более подходящее место для ночлега. Тут мне как-то разонравилось...
   Айранит только кивнул и, склонив голову перед дриадой в знак прощания, широким уверенным шагом направился к Белогривому. Я старалась не отставать от него, когда меня окликнула лесная дева.
  -- Лови, ведунья! - Я обернулась, и чудом успела поймать скрученный корешок на травяной веревочке, летящий прямиком мне в лоб. И тотчас кончики пальцев кольнуло теплой силой, а во рту появился привкус сладковатой вешней воды и древесного сока. Корешок оказался довольно мощным амулетом, правда, с непонятным пока для меня действием. Я вопросительно приподняла бровь, но дриада уже исчезла среди деревьев.
  -- Вот так всегда - амулетом одарили, а как пользоваться - неизвестно, - сокрушенно вздохнула я, надевая подарок на шею, и тотчас меня мимолетом коснулась затихающая мысль лесной девы:
  -- Он защитит тебя, ведунья.
   Хм, как всегда - туманно и малопонятно. Зато хоть выяснилось, что магия защитная, а не атакующая, и это уже радует - хотя бы не буду пытаться использовать амулет в качестве магического снаряда. Я фыркнула, поудобней поправляя ременную лямку сумку, и подошла к Белогривому, на котором уже восседал Данте. Вилья как раз застегивала седельные сумки, и с улыбкой посмотрела на меня:
  -- Ну что, болезная, поедем дальше? Данте сказал, что скоро мы уже доберемся до Андариона.
  -- Скоро - это когда? - уточнила я, примеряясь к крупу жеребца, намереваясь вознестись на него с помощью левитации, когда айранит наклонился и безапелляционно втянул меня на Белогривого, усаживая перед собой.
   Боком, разумеется.
   Эх, не очень-то люблю я ездить по-женски - неудобно, да и постоянный риск вылететь из седла радости не добавляет. Да и не умею я боком кататься на лошадях, это тоже уметь надо, а меня и нормально-то толком не научили. Вилька повторно озвучила мой вопрос, поинтересовавшись у Данте, когда же будет пресловутый Андарион, о котором мы уже столько слышали, но вот видеть как-то не приходилось.
   Аватар только неопределенно хмыкнул, и вместо ответа направил Белогривого по едва заметной тропе, убегающей на север к Гномьему кряжу. Эх, темнит он чего-то. Впрочем, как всегда. Единственное, что нам удалось выудить из него, так это то, что к вечеру следующего дня мы уже будем в стране айранитов.
   И почему только у меня опять непонятное чувство, что Данте не просто умалчивает что-то немаловажное, а вокруг нас с Вильей закручивается какая-то непонятная интрига? Ладно, как говорит подруга - "поживем - увидим, прожуем и пойдем дальше".
   Данте хлестнул поводьями, и Белогривый перешел на галоп, и мне пришлось вцепиться в руку аватара, чтобы не вылететь из седла раньше времени.
  -- Эй, куда несемся?! Жить надоело или просто проверяешь мои нервы на прочность?! Так вот, даже и не пытайся, они у меня желе-е-е-езные! Ой, мама! Там же дерево-о-о-о!! - взвыла я, зажмуриваясь и кляня Белогривого, аватара и извилистую тропку на чем свет стоит.
   Айранит только ехидно улыбнулся, явно намереваясь устроить тихую месть за подначки, которыми я осыпала его с тех пор, как мы покинули Лихостои. Тема шуточек и подколов были разные, но чаще всего я язвила о том, что Ведущий Крыла не сумел распознать в Ритане дракона, то бишь потенциального врага своей страны. На этом месте Вилья обычно присоединялась, и в итоге мы сходились на том, что непонятно, как Андарион все еще стоит, если у него такие военачальники...
   И вот теперь мне пришлось хранить вынужденное молчание, поскольку после того, как я едва не прикусила себе язык во время очередного пируэта Белогривого, с ходу берущего небольшую высоту в виде поваленного бревна или чего поинтереснее, до меня дошло, что лучше немного помолчать здесь и сейчас, чем хранить вынужденное молчание остаток жизни из-за откушенного языка.
   Ничего, я еще возьму реванш!
   Вот на этой крайне оптимистичной ноте я и закончила самокопание и мысли плавно перешли на обдумывание ответной шпильки.
   А величественные скалы северо-восточной части горной цепи Гномьего кряжа были уже совсем близко...
  
   На исходе шестого дня, если считать с того момента, когда меня нагло уворовали из Древиц, наплевав с высокой колокольни на мое мнение относительно сумасшедшей идеи посетить страну айранитов, мы трое стояли у подножия высоченной скалы, про которую вполне можно было сказать, что вершиной она "царапает небо". Мы с Вилькой синхронно задрали головы, прикидывая на глаз высоту скал на протяжении нескольких десятков верст.
   Глазомер подвел даже Вилью, которая, вдоволь налюбовавшись на живописные трещины, безапелляционно заявила, что вверх мы черта с два залезем, поскольку не тараканы мы, и так высоко по отвесной скале не поднимемся ни при каких обстоятельствах. На что Данте, ухмыльнувшись, заявил, что поэтому-то Андарион и закрытая страна - подняться вверх могут только птицы или же айраниты.
  -- Интересно, и как же мы туда попадем, а? - саркастически поинтересовалась Вилья у аватара. - Ты что, хочешь сказать, что все товары, которыми айраниты закупаются в соседних государствах, вы перетаскиваете вручную? И лошадей тоже?!
   Я представила себе картинку, где айраниты, пыхтя и сдавленно матерясь, перетаскивают через скалы крупный домашний скот, и тихо хихикнула. У Данте с фантазией, судя по всему, тоже было неплохо, поскольку на предположение полуэльфийки о способе транспортировки айранитами крупногабаритных грузов через скальную гряду, он широко улыбнулся, но ответил, тем не менее, довольно серьезно:
  -- Нет, для этих случаев у нас есть так сказать, "черный ход". Его очень давно построили гномы, и как раз через него и происходит перевозка товаров.
  -- "Черный ход"? - Переспросила я, отходя от Белогривого и перемещаясь поближе к монолитной, на первый взгляд, скале. И далеко не сразу я обнаружила тонкую, чуть толще человеческого волоса, линию, слишком ровную, чтобы быть естественной прожилкой в камне.
   Гномы вообще мастера своего дела, могут спрятать в скале целые города так, что их будут искать целый отряд княжеских ведунов, и ничего не найдут. Поэтому выстроить ход в скале, да еще снабдить его малозаметными воротами, замаскированными под шероховатый камень, практически не отличающийся от поверхности горы дли них - дело совсем несложное. Только вот...
  -- Данте, а нам что, постучать надо? - Поинтересовалась я, все еще разглядывая "трещину" в скале, которая, если присмотреться, образовывала нечто вроде дуги-арки. - Или покричать?
  -- Нет, конечно, - улыбнулся аватар, откидывая прядь волос с лица. - Достаточно просто коснуться вот этого камня...
   Айранит шагнул к скале и надавил на чуть выступающий серый с блестящими прожилками камень. Тотчас в горе что-то еле слышно заскрежетало, словно заработали невидимые механизмы, и огромная каменная плита стала медленно уходить вниз, открывая вход в скалу.
  -- Данте, а ты уверен, что они тебя узнали? - тихо пробормотала я, попятившись от проема, в котором возникли аватары в вороненых доспехах и шлемах-масках, скрывающих лицо, сжимавшие в руках длинные двуручные мечи. - По-моему, они нам не очень рады.
  -- Меня - узнали, - тихо ответил мне Ведущий Крыла, коротким кивком приветствуя охрану Андариона. - Это вас так встречают...
   Мы с Вилькой озадаченно переглянулись, и одновременно шагнули назад, вставая спиной к спине, и готовясь к возможному бою. Аватары чуть пригнулись, раскрывая широкие крылья так, чтобы можно было моментально взлететь, и выставили перед собой клинки из темной стали.
   Эх, знала я, что поездка в Андарион была не самой лучшей идеей!
  

Глава 7.

   Я перебрала пальцами в воздухе, словно наматывая на них невидимую нить, плетя канву заклинания, а Вилья выхватила из ножен меч и встала в боевую стойку так, чтобы можно было моментально нанести удар. Напряжение повисло в воздухе, и достаточно было одного неверного движения - и будет конкретная драка, в которой нам с младшей княжной может достаться капитально. Мы уже сталкивались с аватарами осенью, и некоторое время путешествовали с Данте, так что трезво оценивали свои и без того невысокие шансы. Но просто так сдаваться я тоже была не намерена. Судя по нахмуренным бровям рыжеволосой полуэльфийки - она тоже.
   Прохладный ветер взметнул мои короткие волосы, и тотчас очертания мира вокруг на миг смазались, а потом обрели невероятную четкость. Я вновь смотрела глазами айранита, и аватары, перекрывшие вход в Андарион, слегка расслабились. Данте, не вмешивавшийся в происходящее, чуть улыбнулся и пояснил:
  -- Что ж, думаю, вы убедились, что эта девушка - из нашего народа. Она - та самая Синяя Птица, за которой я отправился по просьбе наместника трона Азраэла. Если вы еще хотите нас задержать, я буду вынужден вмешаться как Ведущий Крыла, и поверьте, вам это не понравиться.
  -- Мы знаем, Чернокрыл, - один из аватаров опустил оружие и склонил голову, сложив за спиной крылья, отливающие на солнце бронзой и медью. - Но ведь воительница не из нас. Она не может пройти в Андарион.
  -- Что-о-о? - возмутилась Вилька, опуская меч и постукивая носком сапога по каменной дорожке перед скалой. - Ну, нет у меня крыльев, и что дальше? У меня острые уши есть - если постараюсь, то даже пошевелить ими смогу! Что за глупость - определять характер по какой-то физической особенности! Получается, если к вам придет айранит-полукровка с дурными намерениями, то вы его все равно пропустите, а если представитель иной расы - то завернете от порога?
   Полуэльфийка фыркнула и, одним движением закинув меч в наспинные ножны, сложила руки на груди, всем своим видом демонстрируя праведное возмущение. Я подумала, и, впитав неактивированное заклинание, положила ладони на плечи Вильи.
  -- Короче, вы как хотите, но без Вильки я никуда не пойду. Мы либо пройдем вместе, либо вместе отправимся домой. Данте, меня ты знаешь - я слов на ветер не бросаю. Без Вильки я в Андарион не пойду. Решение за вами.
   Данте задумчивым взглядом смерил нас с княжной с головы до ног, и внезапно широко улыбнулся.
  -- Я ручаюсь за них обеих. Слово Ведущего Крыла.
   Как мне показалось, Данте произнес какую-то ритуальную фразу, имеющую большое значение, поскольку аватары моментально убрали оружие и освободили путь, отойдя с дороги. Ведущий Крыла коротко, несколько отрывисто кивнул и, подойдя к Белогривому, взял его под уздцы.
  -- Девушки, за мной. Только просьба - пока мы не достигнем дворца, не отходите от меня далеко.
  -- Что, могут убить? - фыркнула Вилья, берясь за узду Тумана. Данте серьезно посмотрел на полуэльфийку и ответил:
  -- Нет, не убьют. Но чужакам нигде не рады, а пока вас официально не примет Азраэл, вы считаетесь чужими. Значит, к вам будут присматриваться с подозрением, наблюдать за каждым вашим движением.
  -- Паникеры вы, айраниты... - неуверенно буркнула подруга, следуя за Данте в темноту туннеля.
  -- Когда ваш народ будут преследовать только за ваш внешний вид в течение тысячи лет, тоже перестраховщицей и паникершей будешь, - не оборачиваясь, просветил аватар, шедший впереди. Вилька поняла, что сболтнула лишнее, и замолчала. А я, идя в хвосте нашего маленького отряда, с недюжинным интересом исследователя разглядывала прорубленный гномами туннель в монолитной скале.
   Начать с того, что стены и потолок туннеля был отшлифован настолько безупречно, что в мою голову закралось подозрение о сомнительной рукотворности этого прохода. Больше это было похоже на результат воздействия магии, которая, как известно, может пробить идеально круглый туннель с толще горной породы. Правда, даже самый сильный волхв расстарается максимум на три сажени "пробивной силы", а структура плетения заклинания не позволяла объединить силы, поэтому подобный способ постройки туннелей отметался напрочь. К тому же, гномы все равно не владели магией в принципе - разве что у редких полукровок время от времени прорезался довольно-таки слабенький дар, которого хватало максимум на левитацию и, быть может, на зашептывание ран средней тяжести.
   Правда, закон невозможности объединения сил для подобного заклинания действовал только у человеческих магов. Эльфийские волшебники запросто могли "слить" свою мощь в одного-единственного мага, сделав того кем-то вроде "фокуса", но это было чересчур опасно как для жизни эльфа, которого накачали силой, так и для окружающих. Дело в том, что объединенная эльфийская магия имела один недостаток - она срабатывала с большой погрешностью, хотя, чем опытнее "фокус", тем меньше разброс заклинания. Проще говоря - можно попытаться проделать туннель в скале, а в результате вся гора взлетит на воздух с большой долей вероятности...
   Эх, повезло людям, что эльфы объединяют силу только когда терять уже больше нечего... Иначе волхвы перестали бы котироваться как класс.
   Я перестала мысленно рассуждать о природе происхождения туннеля, и переключилась на разглядывание барельефов и узоров, покрывавших стены туннеля, благо зеленоватые камни, врезанные в потолок, излучали мягкое, приятное для глаз свечение. Интересное дело - практически на всех барельефах, призванных изображать сцены древних битв, присутствовали женщины-айраниты с крыльями на спине. Это что же получается, мои предкини "засветились" во всех крупных сражениях в летописях Андариона?
   Заинтересовавшись, я подошла поближе к картине, выбитой прямо на каменной стене, и, сотворив небольшой световой шарик бледно-желтого цвета, принялась разглядывать сие произведение творческого порыва, увековеченного на скале.
   Хм, интересно-о-о...
   На картине была запечатлена сцена битвы в небе - это я поняла по тому, что внизу были прорисованы длинные шпили башен, похожих на копья. Крылатая женщина в доспехах аватаров и маске-шлеме занесла меч над головой непонятной твари, больше всего смахивающей на помесь дракона и василиска. Странные существа, честное слово. Я присмотрелась к оскаленной морде твари, но так и не смогла понять, кто же это изображен. Возможно, мастеру, создававшему этот шедевр, захотелось маленько приукрасить действительность, вот он и добавил существу лишний ряд зубов и удлинил когти. Кто их знает, творческие люди - они такие...
  -- Это одна из первых битв при переселении айранитов на новое место, сюда в горы. - Голос Данте раздался над ухом настолько неожиданно, что я подскочила на месте и едва сдержалась, чтобы не запустить в источник звука пульсаром. Н-да, нервы лечить определенно надо. Только вот кто виноват, что при моей довольно специфической профессии ведуньи выработался подобный рефлекс? Ведь чаще всего со спины имеют привычку подкрадываться разные нехорошие существа, которые любят людей исключительно из гастрономических побуждений.
  -- Еще раз так подкрадешься - и я за себя не ручаюсь! - раздраженно буркнула я, отворачиваясь от подозрительно довольного моей реакцией айранита и вновь уставившись на картину. - Слушай, а что за битва-то была?
   Данте ответил не сразу - видимо, вспоминал уроки истории, но, когда он заговорил, то я поняла, что он просто стремился рассказать мне "о преданиях глубокой старины" так, чтобы рассказ не напоминал нудную лекцию. Что ж, таланта рассказчика аватару было не занимать - думаю, натренировался на речах, произносимых перед своим Крылом.
  -- Айраниты не всегда жили в горах. Когда-то давно, очень давно, мы жили там, где сейчас располагается Росское княжество и территория Серебряного Леса. Эльфы только-только набирали силу и выходили из непролазных чащоб на востоке, их нынешнее место обитания - это всего лишь бледная тень той тайги, из глубин которой пришли Перворожденные... В те времена люди еще были диким народом с крайне плохой организацией, но их уже тогда было слишком много, - Данте чуть нахмурился и коснулся кончиками пальцев четко выбитых линий каменной картины.
  -- Нас считали и посланниками Небес, и сподвижниками Преисподней, хотя мой народ не являлся ни тем, ни другим. Но разве людей хоть в чем-то убедишь? - Он криво улыбнулся уголком рта и серьезно посмотрел на меня. - Знаешь, против тебя лично я не имею ничего, но люди в общей своей массе всегда были весьма жадным до богатства и власти народом. Именно поэтому они и стали пытаться выжить нас с родных мест, вынуждая перебраться в закрытую долину в горах.
  -- Что, дикий люд сумел выгнать народ айранитов с обжитых земель? - Вилья, внимательно прислушивавшаяся к рассказу Данте, подошла ближе и задумчиво покосилась на картину. - Если айраниты всегда были такие сильные, то как вышло так, что слаборазвитый, пусть и многочисленный народ людей сумел выгнать вас в горы?
   Аватар глубоко вздохнул, и на его лице появилось выражение какой-то страшной усталости.
  -- Люди были не одни. Им помогли драконы.
  -- Драконы?! - В один голос выдохнули мы с Вильей и шумно потребовали разъяснений. Но Данте молчал, как гном на допросе, ограничиваясь только малозначительными фразами типа "незачем вам это" и "у драконов были свои соображения". Короче, дело было нечисто.
  -- Ладно, - наконец-то сдалась я, вконец отчаявшись выудить из айранита пояснения по поводу так заинтриговавшей меня фразы. - Но хотя бы расскажи, что за битва-то здесь изображена.
   Но, судя по всему, рассказчик в Данте до поры до времени заснул крепким и здоровым сном, потому что вместо красочного повествования аватар выдал нам ряд официальных сведений, после чего заявил, что нам пора идти дальше, иначе мы здесь заночуем.
  -- И вообще, если вам, девушки, так интересна история Андариона, спросите у принца, он ее знает лучше, чем я. Или же просто прочитаете в храмовой библиотеке, там есть тексты на старом Общем языке. Все, пошли, и так на добрых полчаса у этого барельефа застряли.
   С этими словами айранит подхватил Белогривого под уздцы и широким шагом направился в глубь туннеля, давая понять, что урок истории на сегодня закончен. Ну, и жаль. Ладно, спросим у принца, когда познакомимся... Я поправила ременную лямку сумки, висевшую на плече и устремилась вслед за айранитом, стараясь не сильно отвлекаться на очередной шедевр скального зодчества.
   Наконец впереди замаячил выход из туннеля, в котором был виден кусочек яркого вечернего неба, полыхавшего красками заката. Я, бормоча себе под нос, что туннель, в принципе, могли сделать не таким длинным, и вообще - там экскурсии проводить надо с группами желающих, а не торговцев водить, пыталась на ходу найти в сумке книгу по прикладной стихийной магии с пометками наставника, дабы она была под рукой - искать на ночь глядя неуловимую книжку мне не хотелось - когда я благополучно столкнулась с напряженной спиной полуэльфийки.
  -- Виль, ты чего? Ой...
   Я тихо ахнула и застыла в немом восторге - перед нами во всей своей красе лежал вечерний Андарион.
   Когда наставник впервые привез меня в Серебряный Лес, я, честно говоря, была поражена красотой и изяществом эльфийских построек, которые выгляди донельзя хрупкими и изящными, но, тем не менее, могли выдержать удар тарана. Но узрев Андарион, раскинувшийся внизу, в небольшой чаше долины, заключенной в кольцо скал с острыми, как пики, вершинами, я поняла, что эльфийский Серебряный Лес и рядом не стоял с этим чудом прикладного зодчества!
   Андарион походил на гигантскую искрящуюся всеми цветами радуги снежинку, которая не пойми как очутилась среди скал. Высоченные башни-шпили в центре долины с узкими стрельчатыми окнами, слишком большими и с небольшим козырьком, сверкали в последних лучах заходящего солнца. Спустя несколько секунд до меня дошло, что эти "козырьки" - не что иное, как посадочная площадка для крылатых обитателей Анадариона, а красивые арки, которые я изначально приняла за окна - это дверные проемы. Дело в том, что я умудрилась различить, как какая-то крылатая фигурка вышла из одной такой "арки" на площадку и, раскрыв руки-крылья, взлетела в небо...
   От центра долины высота башен постепенно понижалась, и на подходе к скалам уже были построены простые двухэтажные домики, какие можно увидеть в городах Росского княжества. Тихий голос Данте раздался прямо над моим ухом, но на этот раз я была настолько поглощена разглядыванием невиданного зрелища, что даже не вздрогнула и не попыталась в очередной раз возмутиться.
  -- Андарион построен в двух ярусах. В нижнем располагаются мастерские, рынки и прочая инфраструктура города, а в верхнем - жилые помещения. Те высокие башни - это наши дома. В них нет лестниц, и попасть внутрь можно, только взлетев до ближайшего портала-арки, так что бескрылому существу, если такие оказываются в нашей стране, появиться в доме айранита невозможно. Только если хозяин согласиться помочь подняться. Можно сказать, это одна из мер безопасности - все-таки, мы не очень доверяем пришельцам. Дворец - это во-о-он та снежно-белая башня, которая возвышается над остальным Андарионом. Собственно, туда мы и отправляемся.
   Я проследила взглядом в указанном направлении, и сразу же увидела башню, о которой говорил Данте - сверкающий своей белизной тонкий шпиль, который, казалось, пронизывает собою небо. И это - дворец?! Честно говоря, по сравнению с княжеским теремом Стольна Града, который был укреплен получше иной крепости, дворец в Андарионе выглядел до невозможности хрупким и воздушным. Казалось, что он рухнет от неосторожного удара, но я почему-то думала, что его не снести даже десятком осадных баллист.
   Вилька рядом со мной наконец-то вышла из восторженного ступора, и поинтересовалась:
  -- Данте, а я вижу на северной окраине какое-то скопление темных зданий. Вроде, они не очень высокие... Что это?
   Айранит на миг замолчал, но потом все-таки неохотно ответил:
  -- Вообще-то, это казармы аватаров. Там располагается мое Крыло, там мы тренируемся, набираем рекрутов, да и просто живем, - он невесело улыбнулся, глядя на сверкающий своей белизной Андарион, на фоне которого темные, почти черные шпили башен аватаров выделялись островком тьмы в царстве света. - В каком-то смысле это мой дом.
   Я оторвалась от созерцания города айранитов и покосилась на Данте. Серебристая прядь выбилась из хвоста, и теперь реяла на ветру, резко выделяясь на фоне черных волос, то и дело касаясь тонкого шрама на серьезном лице аватара. Да уж, тяжело, наверно, жить посреди такого великолепия, и при этом сознавать, что ты - всего лишь защитник и палач, которого опасаются собственные сородичи. И место твое - не снежная белизна жилых домов, а темные сумрачные казармы Крыла аватаров...
  -- Данте, а неужели ты не можешь жить вместе с остальными айранитами? - Он пожал плечами и коснулся кончиками пальцев моей ладони.
  -- Могу, конечно. Это не запрещено, но мое присутствие постоянно необходимо то во дворце, то в Доме Крыла. Или же где-то вне Андариона. Поэтому мне удобнее находиться ближе к своему Крылу. К тому же, простые горожане чувствуют себя весьма неуютно рядом с аватаром. Поэтому-то мы и носим маски, когда приходит время выполнять свой долг перед Андарионом.
  -- То есть получается, что никто не знает, кто входит в крыло аватаров?
  -- Знает только королевская семья и Верховная Жрица Храма. - Данте пожал плечами и глубоко вздохнул. - К сожалению, предыдущая Верховная Жрица погибла во время беспорядков, случившихся прошлой осенью, а новая Жрица Алартиан еще недостаточно опытна в делах Храма... Ладно, девушки, предлагаю спуститься вниз - я все-таки надеюсь представить вас принцу еще до сумерек.
  -- Стоп, а у вас нет никаких церемоний? То есть ты предлагаешь просто прийти и сказать "здрасьте"?! - Видимо, на моем лице, а заодно и на Вилькином прописалась такая степень изумления, что айранит даже остановился, озадаченно глядя на наши вытянувшиеся от удивления лица.
  -- А что, у людей принято создавать себе такую дополнительную кучу проблем, или же это традиция такая?
   Мы с Вилькой синхронно замотали головами и в один голос заявили, что нас устраивает неофициальное знакомство с лицом королевской крови. На самом деле, пока Вилья еще жила в Стольном Граде в качестве младшей княжны, к великому князю Владимиру без предварительной записи за месяц вперед было вообще не пробиться, поэтому-то нас так и удивило полное отсутствие дворцового церемониала у айранитов. Хотя, положа руку на сердце, я могла с уверенностью заявить, что так мне нравится намного больше!
   Подруга, судя по всему, тоже была приятно удивлена подобным оборотом дела, поскольку моментально улыбнулась и, подхватив Тумана под уздцы, изъявила желание идти немедленно. Данте только усмехнулся и первым начал спуск по широкой дороге, построенной, скорее всего, теми же гномами прямо по краю почти отвесной скалы, причем капитально и на долгие годы. Я вздохнула и последовала за своими спутниками, не переставая удивляться обычаям страны айранитов.
   Что ж, возможно, в Андарионе живется не так уж и плохо...
  
   У подножия горы Данте остановился, и тотчас из небольшого двухэтажного домика, стоявшего чуть поодаль от дороги, убегающей в сторону города, вышел гном. Наверное, челюсть у меня слегка отвисла, потому что я ожидала увидеть кого угодно, но не знакомого гнома в стране айранитов! Тот в свою очередь смерил меня взглядом, и, судя по тому, что его вечно прищуренный левый глаз широко раскрылся, он меня тоже узнал. Одноглазый Дариль когда-то давно и запускал нас с Лексеем Вестниковым в подземные копи под Гномьим кряжем с целью выселения горных духов, он же нас оттуда и вытаскивал, когда случился обвал штольни.
   Лексей как раз заканчивал с последним горным духом, когда что-то пошло не так, заклинание дало сбой и туннель начал обваливаться. К тому времени наставник уже уничтожил трех духов, но четвертый как-то умудрился перебить заклятие волхва, и все пошло наперекосяк. Честно говоря, я плохо помню, что там случилось, потому что пребывала в состоянии шока - на моих глазах духи затащили в камень двоих гномов-проводников, причем последние сопротивлялись до конца, поэтому скала затягивала их медленно, очень медленно... Тогда мне было десять, и наставник не успел сделать ничего, чтобы я не увидела того, что произошло с проводниками. Очнулась я уже на руках Дариля, в соседнем туннеле, а наставник намертво запечатывал обрушившуюся шахту. Мне почему-то врезалось в память посеревшее от пыли лицо волхва, напряженно дрожащие руки, когда он напевным речитативом читал заклятие Заточения... и седая прядь в волосах, которой раньше не было.
  -- Ванька!!! - Гном подковылял ко мне и заглянул в лицо, машинально оглаживая окладистую каштановую бороду с нитками седины. - Вот уж кого не ждал! Как волхв Лексей?
  -- Ну, я... - Я замялась, а гном уже взял мои ладони в свои заскорузлые от кузнечной работы руки.
  -- А ты выросла, девочка. Сколько лет-то прошло? Пять?
  -- Семь, кажется. - Я наконец-то справилась с удивлением, и чуть сжала широкие ладони гнома, который после того случая в шахтах Гномьего кряжа еще не раз навещал нас с волхвом Лексеем у Стольного Града. Именно Дариль и выковал мне клинок, который сгинул в катакомбах под Закатным пиком. Жаль, тот меч ковался специально для меня, Дариль даже отступил от своих принципов и сделал меч эльфийского типа, и то только потому, что я очень просила... - Ты очень давно не появлялся в избушке наставника.
  -- Что поделать, девонька, я тут, можно сказать, невыездной. Мне предложили работу кузнеца, причем с такой оплатой, что я согласился даже на условие не покидать Андарион. - Тут гном на миг замолчал, и окинул взглядом единственного глаза Вилью и Данте, которые деликатно молчали, не вмешиваясь в разговор. - Вань, а ты как здесь очутилась? Крылатые-то к себе мало кого пускают, разве что...
   Он замолчал, а я глубоко вздохнула и оглянулась на Вильку в поиске поддержки. Полуэльфийка еле заметно кивнула и, поудобней перехватив уздечку Тумана, потянула за собой Данте в сторону конюшен, стоявшие чуть поодаль от домика гнома. Эх, придется потом с Данте разбираться - судя по мимолетному взгляду, брошенному им в мою сторону, он весьма заинтересовался тем, что у меня знакомые находятся везде, даже в закрытом от посторонних Андарионе. Ну, что поделать, у ведуний жизнь насыщенная, а уж я вообще имею дурную привычку совать нос повсюду, особенно, если туда лезть не надо. А уж если при мне произносились слова типа "категорически воспрещено"...
   Я посмотрела на Дариля, который в свое время вытащил меня из-под камнепада, и внезапно решилась. В конце концов, скоро слух о моем происхождении разнесется по всему Андариону, или же я не знаю азы политики.
  -- Дариль, ты слышал о том, что объявилась Синяя Птица?
  -- Конечно, девонька, - пожилой гном пожал плечами, все еще непонимающе рассматривая меня. - Тут на днях Верховная Жрица Храма на пару с принцем объявила, что найден потомок рода Синих Птиц, пусть полукровка, но вторая ипостась у нее, как у истинной представительницы этого рода. Вроде бы это как добрый знак, что скоро и истинный король найдется.
   Дариль фыркнул и направился в сторону домика, жестом попросив меня следовать за собой.
  -- По мне, то вся эта шумиха только очередная попытка принца утихомирить народ. Тут ведь слухи ходят, что против нас драконы ополчились, крылатые совсем переполошились, грозятся двинуться в сторону Снежного Дворца. Вроде как, принц уже давным-давно знает, где истинный король, вот только трон отдавать не хочет. Интересно, а эта самая Синяя Птица вообще-то существует, или это очередная попытка Верховной Жрицы выторговать еще немного времени для принца? - Гном отмахнулся и покосился на меня. - Девонька, а ты, вообще-то, к чему это все спрашивала?
  -- Да все к тому же... - Я машинально провела ладонью по коротко остриженным волосам, едва прикрывавшим шею, и призналась - Дариль, я и есть эта Синяя Птица.
  -- Что? - Он сбился с шага и расхохотался. - Девонька, ты ж человек! Иначе Лексей знал бы, что ты айранит... - Тут он вгляделся в мои глаза и как-то тихо спросил:
  -- Вань, ты серьезно?
   Вместо ответа я только кивнула, глядя на то, как из конюшни выходят Данте и Вилья. Гном осторожно тронул меня за рукав, косясь на моих друзей.
  -- Как же так, девонька? И они тоже?
  -- Нет. Вилья - полуэльфийка. Дариль, это очень длинная история, а сейчас у меня нет времени. Но я обязательно навещу тебя, и все-все расскажу, обещаю.
  -- Да уж. Что-что, а слово ты твердо держишь, Ванька. И это не волхва заслуга, а твоя. Иди уж, за лошадками вашими я пригляжу.
  -- Спасибо... - Я улыбнулась гному и, сжав на прощание его жесткую ладонь, подошла к ожидавшим меня Вилье и Данте. Подруга только хмыкнула и от души хлопнула меня по спине, да так, что я закашлялась. Все-таки, тяжелая длань у полуэльфийки...
  -- Да, Еваника, везде у тебя знакомые найдутся. То в Преисподней, то в Андарионе... И как у тебя это получается-то?
  -- Феноменальное обаяние ведуньи и талант влезать во все сомнительные авантюры, попадающиеся на пути, - буркнула я, потирая слегка ушибленное ретивой подругой плечо. - Данте, вопрос на засыпку, мы до дворца пешком пойдем?
   Айранит только пожал плечами, машинально коснувшись кончиками пальцев пряжки на перевязи меча.
  -- А вам как больше хочется? Еваника, если бы мы с тобой были вдвоем, то я, без сомнения, предложил бы полететь, но, поскольку с нами Ревилиэль...
  -- Ты намекаешь на то, что я очень тяжелая? - вспылила подруга, моментально вставая в позу оскорбленной княжны и упирая кулаки в бока. - Да Евка меня от Рассветного пика до Серого Урочища на своих двоих... крыльях тащила, и ничего!
   Я решила скромно промолчать по поводу этого "ничего", на самом деле, на следующий день у меня плечи болели так, словно я сутки дрова перетаскивала или устраивала генеральную уборку на чердаке в доме волхва Лексея. Данте же и ухом не повел в ответ на нападки Вильки, только поинтересовался, действительно ли Ревилиэль хочет совершить перелет по воздуху до самого дворца. Лично мне такая постановка вопроса несколько насторожила, Вильку, судя по всему, тоже, но отступать было поздно - аватар уже насмешливо сложил руки на груди, ожидая ответа. Ну, нет, тут подвох какой-то есть однозначно, еще понять бы, какой...
   Но Вильку уже понесло. Кажется, она была согласна на все, в том числе и транспортировку во дворец по воздуху, что она не замедлила и озвучить. Данте ехидно поклонился и со словами "Ваше желание для меня закон", принялся расстегивать перевязь меча, дабы не испортить трансформацией очередную рубашку вместе с курткой. Я несколько секунд озадаченно наблюдала за спонтанным стриптизом, а потом вспомнила, что мне, судя по всему, тоже перекидываться придется, и принялась стаскивать с себя куртку, неловко цепляя ею за висящий за плечами меч. Ну, что поделать, не привыкла я к тому, что за спиной у меня висит клинок - в Древицах я превосходно обходилась собственными силами, то бишь магией, изредка арендуя холодное оружие у Вильки или же у любого, кто подворачивался под руку, и теперь меч мне только мешал.
   Пока я возилась с курткой, запихивая ее в свою бездонную куртку, и поудобней передвигала перевязь меча, чтобы он не мешал в полете, Данте уже неспешно прохаживался по дороге туда-обратно, помахивая большими оперенными крыльями угольно-черного цвета, словно разминаясь перед полетом. Я искоса глянула на аватара, глаза которого в очередной раз стали черным непроницаемым зеркалом, и тихонько вздохнула про себя. Нет, не могу я привыкнуть ко второй ипостаси Данте, хоть и понимаю, что она для него абсолютно естественна, как магия для меня.
  -- Ева, ну что ты возишься, а? - Вилька уже нетерпеливо притоптывала носком сапога, глядя на меня сверху вниз. - Сколько можно, а? Давай, отращивай себе крылья - и вперед! Уже ночь на дворе, а ты все копаешься.
  -- Все, все уже. - Я застегнула сумку и, забросив ее на плечо, поправила пояс топа с открытой спиной и сосредоточилась на той силе, которая текла в моих венах вместе с кровью.
   Магия Небесного Колодца, пробудившая во мне кровь Синих Птиц, полыхнула уже ставшим почти привычным огнем, мышцы скрутило мгновенно проходящей судорогой, и тотчас я почувствовала, как плечи чуть оттягивают полураскрытые крылья, синие, с белой кромкой маховых перьев. Данте скользнул по мне взглядом и, заправив за ухо серебристую прядь, деликатно подхватил Вильку на руки, предварительно вручив ей свою небольшую походную сумку с одеждой.
  -- Вилья, не дергайся, я тебя не уроню. Еваника, лети за мной и постарайся сильно не отставать.
  -- Ну-ну, ты ж не Ева, - буркнула подруга, прижимая к груди сумку аватара с вещами и морально настраиваясь на полет. - Та уронит и не заметит!
  -- Что-о-о? - Попыталась возмутиться я, но Данте с Вилькой на руках уже стрелой взмыл в темное вечернее небо, не давай нам развить очередную перепалку.
  -- Вот зараза, - буркнула я, ни к кому конкретно не обращаясь и, распахнув крылья, взлетела, стремясь как можно быстрее нагнать аватара.
  
   Андарион с высоты птичьего полета казался еще более фантастическим, чем мне показалось вначале. Башни-шпили переливались мириадами огоньков, словно они состояли из ограненных кристаллов, сквозь которые проходит магический свет. Благодаря зрению айранитов я могла различать мелкие детали далеко внизу, крылатые фигуры, сновавшие в нижнем ярусе города, рисунки и барельефы на жилых башнях, причем у центрального входа-арки каждого дома айранитов был выбит какой-то странный символ. Я хотела было поинтересоваться, что это за знак, но, подумав, решила, что разговаривать на лету не очень-то и удобно, к тому же встречный ветер все равно уносил все слова. Лучше поинтересуюсь на месте...
   Из раздумий пополам с восторженным разглядыванием ночного Андариона меня выдернул властный окрик. Оказывается, увлеченная собственным рассуждениями, я не заметила, как мы подлетели к самой высокой башне, кажется, она и называлась Снежным дворцом, и Данте уже шел на снижение к ближайшему козырьку у входа-арки. Правильно сделал, что окликнул, иначе я так и полетела бы дальше. И уже снижаясь, я внезапно осознала, что постепенно начинаю привыкать к своей крылатой ипостаси - я уже не задумывалась о полете, как о чем-то, где следует контролировать каждое движение, словно крылья становились неотъемлемой частью меня.
   Вот только моя человеческая сущность словно отодвинулась на второй план...
   Когда я коснулась подошвами туфель мраморного козырька перед узкой аркой входа, задрапированного бледно-голубыми занавесями из тяжелого бархата, идея приехать в город айранитов уже не казалась мне такой хорошей. Вилька со вздохом невероятного облегчения соскочила на козырек и тотчас нырнула в арку. Секунду спустя оттуда раздался громкий девичий визг, и мы с Данте, не сговариваясь, вбежали вовнутрь, едва не сорвав занавеси.
   Увиденная картина заставила меня моментально впитать зарождающийся в ладонях голубой огонь и, тихо хихикая, сползти по ближайшей стенке на пол, покрытый узорчатым зелено-голубым ковром.
   Оказывается, Вилька столкнулась с Хэлириан, которую мы с ней не видели с осени, и услышанный переливчатый вопль, сделавший бы честь любой психической атаке, был воплем радости. И сейчас полуэльфийка радостно обнимала явно смущенную таким бурным проявлением эмоций младшую жрицу, которая казалась какой-то повзрослевшей в светлом платье до пола, темными волосами, уложенными в сложную прическу с обилием драгоценностей ... и все-таки непривычными крыльями вместо рук, которыми Хэл несколько неловко обнимала Вильку.
   Наконец Вилья чуточку успокоилась и развернула раскрасневшуюся Хэл ко мне лицом. Я, все еще сидя на полу, помахала ей ладошкой, одновременно борясь со смехом, рвущимся наружу.
  -- Еваника? - Прозрачно-зеленые глаза Хэлириан непроизвольно округлились, когда она увидела меня, да еще и в компании с аватаром.
  -- С утра была ею, - наконец-то сумело ответить я, все еще улыбаясь во все тридцать два зуба, шесть из которых отличались характерной для айранитов остротой. - Привет, Хэл! Как ты тут? Не скучала?
  -- А ты еще спрашиваешь! - Наконец-то с нее слетела вся патетика, и я узрела ту самую крылатую девушку, с которой осенью мы прошли через пол-Роси по пути к Небесному Колодцу. Хэл метнулась ко мне и тотчас какая-то сила деликатно подняла меня с пола и поставила на ноги. Я озадаченно посмотрела на жрицу и, заметив, что кончики перьев у нее светятся, поняла, в чем дело.
   У женщин-айранитов нет рук, поэтому они с рождения учатся пользоваться магией для того, чтобы и рукокрылыми быть в состоянии делать все, что нужно. К примеру, вот сейчас Вилья бы просто подняла меня с пола, дернув за шкирку, тогда как Хэл воспользовалась телекинезом пополам с какой-то воздушной магией. Что ж, придется привыкать...
  -- Еваника, ты все-таки вернулась к нам! - Хэл порывисто обняла меня теплыми, чуть щекочущими кожу крыльями, и широко улыбнулась. - А я уж и не надеялась, что ты нас посетишь! Может, и совсем останешься...
  -- Хэл, я... - Я попыталась возразить, но жрица только чуть качнула головой, и несколько камней в волосах вспыхнули разноцветными огоньками в мягком желтоватом свете магических светильников, развешанных вдоль стен.
  -- Ева, ничего не говори сейчас. Судьба сама распорядится, а нам нужно только идти по дороге, которая предназначена для нас.
  -- Хэ-э-э-эл, - страдальчески простонала Вилья. - Не озадачивай на ночь глядя философией, пожалей несчастных уставших путников, а? Нам бы сейчас только принцу на глаза показаться - и спать.
  -- Ой, и впрямь! Время-то позднее! - Хэл совершенно человеческим жестом всплеснула крыльями и вздохнула. - Совсем я замоталась с этими поисками. Уже ум за разум заходит. Конечно, идем, Азраэл уже ждет вас.
   Тут она как-то приосанилась и уже более сдержанно поклонилась Данте, который ответил ей легким кивком.
  -- Аватар Чернокрыл, принц ожидает и тебя. Он надеется услышать из твоих уст подробную историю об этой поездке.
  -- Как скажете, жрица Хэлириан, - Данте чуть иронично улыбнулся и, взяв из рук Вильи свою сумку, выжидающе посмотрел на Хэл. - Ты сама нас отведешь, или как?
  -- Уж тебе ли не знать, где тронный зал Снежного дворца - ведь ты бываешь там чаще, чем я.
   Я озадаченно посмотрела на них, а потом ненавязчиво поинтересовалась:
  -- Народ, мне кажется, или вы слегка не ладите? - Ответили мне незамедлительно и в один голос:
  -- Кажется!!
  -- Все, больше не влезаю. - Я пожала плечами и напомнила собравшимся. - Так, нас ведь вроде ведь принцу представить хотели?
   В ответ Хэл только кивнула и, сложив крылья по бокам тела, скорым шагом направилась по коридору. Мы с Вилькой переглянулись и поспешили за ней, стараясь не сильно отставать от жрицы, но при этом глазея по сторонам.
   Нда, что тут можно было сказать...
   Дворцовые коридоры отличались от ранее виденных мною тем, что были довольно узкими, но с очень высокими потолками, украшенными какой-то резьбой и узорами, состоявшими из переплетения непонятных символов, а так же минимальным количеством народа, а конкретнее - полным его отсутствием. В княжеском тереме Вилькиного деда мы бы уже раз двадцать столкнулись с кем-нибудь их придворных или охраны, но дворец айранитов словно вымер. Это меня заинтересовало донельзя, и я уже открыла было рот, чтобы задать мучавший меня вопрос вслух, когда взгляд мой натолкнулся на необычную картину, врезанную в белую мраморную стену.
   При более детальном рассмотрении выяснилось, что картина эта "нарисована" мельчайшими драгоценными и полудрагоценными камнями, выложенными на манер мозаики прямо на стене и изображала уже виденную мной сцену, только на этот раз в цвете - синекрылая женщина в вороненых доспехах аватаров заносит меч над головой серебристого существа, похожего на дракона, а под ними белеют шпили Андариона...
   Картина была выполнена с таким мастерством, что я проторчала у нее довольно долго, а когда наконец-то очнулась, то выяснилось, что друзья уже ушли куда-то вперед, и где их теперь искать - неизвестно. Чертыхнувшись, я побежала по коридору, надеясь их догнать.
   Щаз! Держите карман шире, девушка!
   Коридор оканчивался развилкой, и в какую сторону свернули друзья, было совершенно непонятно. В левом коридоре вдоль стен висели картины, подобные той, у которой я застряла на неприлично долгое время, а в другом виднелся ряд дверей из светлого дерева с серебристыми ручками. Я подумала, и пошла налево - не найду своих, так хоть картины поразглядываю. А в том, что меня еще разыщут, я не сомневалась - слишком уж часто я так "пропадаю"...
   Галерея притягивала к себе взгляд, как магнит, каменные картины, "нарисованные" на белоснежном мраморе вызывали чувство восхищения, как музыка эльфов или же гномьи статуи из металла и оружие.. Я остановилась перед очередным образом кого-то из Синих Птиц - девушка, чем-то похожая на меня цветом волос и крыльев, в вороненых доспехах. Синие с белыми кончиками волосы закрывали ее лицо, а руки лежали на эфесе длинного серебристого меча с причудливо изогнутым лезвием. И, как мне казалось, художник запечатлел в мозаике камней ее печаль, словно девушка на картине тосковала о чем-то несбывшемся...
  -- Эта одна из основательниц рода Синих Птиц, Таль. Она помогала оборонять Андарион, когда айраниты только-только переселились в эти горы.
   Я вздрогнула от неожиданно раздавшегося над самым ухом голоса и резко развернулась на месте. Полночно-синие крылья с шелестом раскрылись за спиной, а я чуть пригнулась, словно готовясь к бою. Нарушителем моего уединения оказался айранит в простой темной одежде с крыльями цвета пролитой крови - темно-бордовыми, отливающими в магическом свете малиновым отблеском. Он улыбнулся, сверкнув клыками, и откинул с лица пепельно-русые волосы, доходившие до середины спины.
  -- Я не хотел вас напугать, Синяя Птица. Прошу прощения. - Он склонился в изящном поклоне, и я невольно улыбнулась в ответ.
  -- Да ничего страшного. Это у меня, так сказать, рефлекс. Просто не люблю, когда подкрадываются со спины.
  -- Клятвенно обещаю больше так не делать! - Он сверкнул улыбкой, и в его карих с прозеленью глазах мелькнули золотистые искорки. - А вы...
  -- Ева, вот ты куда делась! - Мы с айранитом обернулись одновременно, и увидели возмущенную Хэлиран. Но, стоило только жрице увидеть, кто стоит рядом со мной, как она расплылась в улыбке. - Вижу, ты уже познакомилась с Азраэлом.
  -- С Азраэлом? - переспросила я, глядя на улыбающегося кареглазого айранита. - Так ты... вы - и есть принц Андариона?
  -- Честно говоря, да, - он вновь поклонился и, взяв меня за руку, прикоснулся губами к тыльной стороне ладони, на миг задержав внимательный взгляд на светлых шрамах от ожогов, полученных мною еще осенью. - Позвольте представиться - наследный принц правящей династии Закатных Небес, Азраэл. Я счастлив приветствовать вас, Синяя Птица, в Андарионе.
   Он посмотрел на меня долгим взглядом каре-зеленых глаз, в глубине которых мерцала золотистая искорка, и тихо добавил:
  -- Вы несете с собой надежду...
   Я беспомощно оглянулась на Данте, который неподвижной статуей застыл у стены, совершенно не зная, что сказать.
   Но зато мне было совершенно ясно, что затеряться в толпе на этот раз не получится...
  

Глава 8.

   Азраэл вел меня по длинному и прямому, как стрела, коридору, ненавязчиво рассказывая об истории Андариона. Мои друзья следовали за нами настолько бесшумно и в полном молчании, что я даже несколько раз обернулась, чтобы удостовериться, что они никуда не пропали, а все еще идут следом, поотстав на полдесятка шагов. Наконец наследный принц остановился у высоких стрельчатых дверей из светлого дерева с золотыми узорами и, толкнув одну из створок, посторонился, пропуская меня вперед. Я, недолго думая, проскользнула в помещение и тут же застыла с полуоткрытым от изумления ртом, созерцая сей шедевр искусства. Потому что назвать тронным залом это чудо просто язык не поворачивался!
   Высокий потолок был выложен мозаикой из драгоценных и полудрагоценных камней, призванной изображать эпизоды из истории Андариона, а стены были искуснейшим образом зачарованы таким образом, что казались сотканными из облаков и тумана. То есть казалось, будто бы ты стоишь на облаке, а вокруг тебя звенят вольные ветра, а над головой - прекрасная мозаика из радуги. Я подошла к одной из стен и недоверчиво коснулась пушистого "облака" ладонью.
   По правде говоря, я ожидала, что почувствую холодный мрамор под искусно наведенной иллюзией яркого голубого неба и облаков, но кончики пальцев ощутили только прохладный влажный туман.. словно и впрямь коснулись настоящего облака! Азраэл за моей спиной пояснил негромким голосом, в котором проскальзывала явная гордость:
  -- Этот дворец создали наши древние мастера, можно сказать, что это единственное, что осталось у айранитов от прежних времен. Во время переселения айранитов в эти горы и последующего за ним нападения драконов, Снежный дворец оказался одним из зданий, которые уцелели после боевых действий. Можно сказать, что Андарион пришлось отстраивать заново. У Небесного Храма сохранилось только святилище, все остальное пришлось перестраивать... - Азраэл еле слышно вздохнул и продолжил с какой-то грустью в голосе.
  -- По правде говоря, боюсь, что на этот раз и ему не устоять. Аранвейн грозит нам войной, а народ раздирают противоречия и сомнения. Половина Андариона считает, что мы с Верховной Жрицей нарочно не ищем истинного короля, чтобы трон достался мне.
  -- А разве ты не хочешь править? - Поинтересовалась я безо всякой задней мысли и, только спустя несколько секунд, до меня дошло, что именно я сказала! Н-да, недаром мне говорили, что язык мой - враг мой... Я попыталась спасти положение, пока было возможно, и, развернувшись лицом к Азраэлу, уже открыла рот, чтобы извиниться, но айранит только пожал плечами.
  -- Я солгал бы тебе, Синяя Птица, если бы ответил, что нет. Я действительно желаю править Андарионом, поскольку это моя страна и мой народ, и кому, как не наследнику нести за нее ответственность, но само существование истинного короля говорит о том, что существует айранит более достойный, чем я, иначе он не был бы избранником Небесного хрусталя. - Азраэл склонил голову, и длинные русые волосы скользнули по плечам, наполовину укрыв чуточку узковатое лицо с волевым подбородком. - Но когда король появится, я без колебаний исполню волю талисмана и народа.
  -- Он появится, не волнуйся. - Хэлириан коснулась плеча принца кончиками перьев на правом крыле. - Я как хранитель Небесного хрусталя могу с полной ответственностью заявить, что король существует, а значит, мы найдем его! Да и Еваника поможет - она вообще что хочешь отыщет, лишь бы ее это заинтересовало!
  -- Ну, Хэл... - я чуть покраснела под заинтересованным взглядом принца, который явно прикидывал, как бы меня втянуть в дело отыскания короля, но, слава богу, вмешалась Вилья. Полуэльфийка со свойственной ей прямотой бесцеремонно влезла в разговор, намереваясь все-таки выбить для нас заслуженный отдых.
  -- Азраэл, а до завтра это все не подождет? Просто мы с Евой и Данте целый день в дороге, и заниматься сейчас вашими внутренними проблемами нам как-то не с руки, веришь?
  -- Верю, конечно! - Принц сверкнул белозубой улыбкой, но от впечатляющего "оскала" айранитов нам с Вильей было уже ни горячо, ни холодно. - Синяя Птица, я нашел твою дальнюю родственницу, одну из потомков твоего рода, правда, из очень дальней ветви, но это не столь важно. Она позаботится о тебе и твоей бескрылой подруге, а сегодняшнюю ночь прошу вас быть моими гостями в Снежном дворце. Свиррелл покажет вам, где вы можете отдохнуть и набраться сил.
   С этими словами Азраэл склонился в глубоком поклоне, показывая, что аудиенция окончена, и мы с Вильей, переглянувшись, отправились к двери. Хэелириан отправилась за нами, а Данте остановился, едва услышав негромкий оклик принца:
  -- Чернокрыл, прошу тебя, задержись.
   Я остановилась у дверей, но аватар уже усаживался рядом с принцем на мраморные ступени у небольшого изумрудно-зеленого трона с высокой спинкой, который я не заметила, занятая разглядыванием внутреннего убранства зала. Похоже, разговор у этих двоих будет крайне долгим - судя по всему, Азраэл настроен выслушать подробный отчет о прошедшем путешествии.
  -- Ева, идем!
   Голос Хэл выдернул меня из размышлений, и я выскользнула вслед за младшей жрицей в коридор, где нас уже дожидались Вилья и незнакомый айранит в темно-зеленых одеждах, чьи седые коротко остриженные волосы обрамляли молодое лицо с невероятно старыми глазами. Он коротко кивнул нам в знак приветствия и жестом попросил нас следовать за ним, после чего моментально развернулся и широким скорым шагом двинулся куда-то вдоль по коридору, даже не удосужившись убедиться, следуем мы за ним или нет. Мы с Вилькой переглянулись и рванули вслед за Свирреллом почти бегом. Хэл какое-то время пыталась идти с нами шаг в шаг, но в длинном платье у нее это получалось крайне плохо, и она сдалась уже через два десятка шагов, успев сказать, что навестит нас утром. Я только кивнула на ходу, стремясь не отстать от серокрылого айранита...
   Н-да, интересно, айраниты все такие недружелюбные, или просто мне крайне "везет" нарываться именно на таких?
  
   Побудка случилась рано. Очень рано. Когда меня наконец-то растрясли, то первое, что я увидела - это розовые солнечные лучи, падающие в высокое узкое окно, ставни которого, сделанные из цветного стекла, были распахнуты настежь.
   Рассвет, чтоб его! И почему меня по жизни будят в такую рань-то? Видать, судьба такая...
   Я перестала натягивать тонкое, но довольно теплое шерстяное одеяло на голову и наконец-то посмотрела на того, кто сегодняшним утром "удостоился чести" разбудить меня спозаранку и, соответственно, быть обруганным на орочьем языке - росский я почему-то на рассвете вспоминала не сразу. "Будильником" оказалась довольно симпатичная кареглазая айранит с крыльями нежно-сиреневого цвета, по перьям которых уже пробегали розовые искорки. Так, похоже, что еще чуть-чуть - и меня поднимали бы с помощью левитации. Что ни говори, а проснуться я решила-таки вовремя. Я хмуро оглядела девушку с головы до ног и машинально провела ладонью по встрепанным волосам, пытаясь хоть немного их пригладить. Айранит страдальчески вздохнула и чуточку печально улыбнулась:
  -- Вот уж не думала, что единственная наследница рода Синих Птиц окажется столь тяжелой на подъем. И столь острой на язык. Меня зовут Мирра, я прихожусь тебе очень дальней родственницей. У меня самой Синие Птицы в роду были где-то три поколения назад, но все-таки... - Девушка склонила голову в знак приветствия, и заколки в ее каштановых волосах сверкнули гранями драгоценных камней в утренних лучах солнца.
  -- Еваника Соловьева. - Привычно представилась я, выползая из-под одеяла и улыбаясь настолько дружелюбно, насколько это было возможно для меня в столь ранний час.
  -- Соловьева? - переспросила Мирра, несколько озадаченно глядя на мое человеческое воплощение.
  -- Да. Мне дал такую фамилию наставник, когда взял на воспитание. А что? - я с хрустом потянулась и прошествовала в дальний угол комнаты, где стоял кувшин с водой для умывания, и лежало аккуратно сложенное полотенце.
  -- Ты ведь Синяя Птица... - задумчиво ответила Мирра, присаживаясь на краешек разобранной кровати. - Слушай, я никак понять не могу, почему ты спишь в этой неудобной человеческой ипостаси? И называешься чужой фамилией?
   Полотенце выпало у меня из рук. Я изумленно воззрилась на Мирру, которой, судя по всему, так и не удосужились рассказать историю того, как я стала Синей Птицей. Похоже, Азраэл об этом либо сознательно умолчал, либо попросту не успел ввести мою невесть откуда взявшуюся родственницу в курс дела. Что ж, похоже, все, как обычно, придется рассказывать самой. Я присела на кровать рядом с девушкой-айранитом и, положив ладонь на кончики сиреневых перьев, начала свой рассказ.
   Странно, обычно меня никогда не тянуло рассказать о себе кому-то, да еще и той, кого я знаю всего несколько минут, но Мирре почему-то я захотела рассказать многое. Не все, но больше, чем стандартную биографию лесной ведуньи.
   Айранит слушала, не перебивая, не задавая ненужных вопросов и не встревая с восклицаниями типа "Вот это да!". Она просто постаралась выслушать меня и, возможно, воспринять такой, какая я есть. Как айранита, желающего остаться человеком. Как человека, мечтавшего летать в небе, подобно птице... Я замолчала, а Мирра, склонив голову к плечу, пристально смотрела на меня теплыми карими глазами, в которых, как ни странно, я увидела понимание.
  -- Выходит, поэтому ты и спишь в образе человека, потому что, в сущности, человеческий облик и есть твое естественное состояние, - она покачала головой и вздохнула. - Трудно тебе придется среди нас, девочка. Знаешь, Азраэл просил меня попытаться уговорить тебя остаться с нами, в Андарионе, и я, честно говоря, поначалу согласилась попытаться. Но теперь я понимаю, что это бесполезно. Ты все-таки не айранит, ты - человек с ипостасью айранита, а это большая разница. Мы осознаем себя крылатыми с рождения, ты же обрела это способность в двадцать лет, когда твое мироощущение окончательно сформировалось. Да, ты готова к переменам, возможно, ты сама их ищешь, но в глубине души ты все равно останешься человеком.
   Мирра коснулась моего лица кончиком крыла, отводя назад короткие спутанные после сна волосы, и тепло улыбнулась.
  -- Еваника, ты сама найдешь свое место, и никто, кроме тебя, не сможет сделать этот выбор. Захочешь остаться - страна айранитов примет тебя с радостью. Уйдешь к людям - мы пожелаем тебе удачи в дороге. Ты свободна, Ева. Лети на крыльях ветра или же иди по дороге - но это будет только твое решение, и ничье больше.
  -- Спасибо... - Я искренне улыбнулась ей, и с трудом сдержалась, чтобы не обнять. Мирра поняла меня почти сразу, и одобрила мой выбор, мое стремление идти своим собственным путем.
   Да, есть Судьба, и есть Предназначение.
   Но к ним ведут тысячи дорог, длинных и коротких, извилистых и прямых, как стрела, а свою дорогу я выберу сама...
  -- Ева, и все-таки я рекомендую тебе принять обличие айранита, - с улыбкой заявила Мирра, протягивая мне сверток светло-голубого цвета. - Все-таки так тебе будет удобнее перемещаться по городу - ведь лестниц в человеческом понимании у нас нет. Да и это платье я для тебя сшила, как на Синюю Птицу с крыльями на спине.
   Я машинально кивнула, принимая сверток, а потом вдруг переспросила:
  -- Стоп, ты сказала, что это платье?!
  -- Ну, да. А что в этом такого? - Мирра удивленно посмотрела сначала на сверток, а потом на мое выразительно скривившееся лицо. М-да, похоже, Данте не успел ей сообщить, что платья я не признаю, как одежду, в принципе. Особенно с длинным подолом.
   Дело в том, что с длиннополой одеждой у меня взаимная нелюбовь, начиная лет с тринадцати. Тогда Вилька притащила мне свой княжеский сарафан, из которого она выросла, и совместно с наставником попыталась в него меня упаковать. Провозились где-то с час, а когда я все-таки предстала пред их критическими взглядами, то младшая княжна в один голос с наставником сообщила, что княжеское одеяние сидит на мне, как на корове седло, так что не фиг позорится, юная ведунья. Я смертельно оскорбилась, и попыталась, как обычно, загнать Вильку за печку, но наступила на длинный подол и бесславно рухнула на пол. По правде говоря, позже я еще несколько раз пыталась носить платья, но попытки эти неизменно оканчивались провалом. После того, как Вилья на пару с волхвом Лексеем забраковали даже эльфийские наряды, я плюнула на стремление выглядеть, как красивая девушка, и в дальнейшем одевалась соответственно своей профессии ведуньи.
   И вот теперь мне опять предлагали вырядиться в платье, да еще и, судя по всему, длинное...
   Когда я завершила красочное повествование "байки о платьях", Мирра внимательно посмотрела на меня, а потом неожиданно предложила все-таки его примерить. Не понравиться - она без проблем сыщет мне мужскую одежду, благо вся она делалась с прорезями, и найти на меня костюм, рассчитанный на тщедушного юношу, будет делом двадцати минут, не больше. Я подумала и согласилась. В конце концов - чего я теряю?...
   Ревилиэль, как всегда, без стука ввалившаяся в отведенную для меня комнату, оборвала приветственную речь на полуслове, и уставилась на меня с отвисшей челюстью, словно впервые увидев. Я же задумчиво рассматривала свое отражение в огромном зеркале, врезанном в стену комнаты и ранее скрывавшегося за отодвигаемой деревянной панелью.
   И как ни странно, отражение это мне впервые нравилось, несмотря на то, что отражалась в нем синекрылая девушка-айранит с волосами цвета вечернего неба. Белые кончики, уже успевших чуточку отрасти, волос едва-едва касались открытых плеч, а ниже шло воздушное бледно-голубое платье с длинными полупрозрачными рукавами и подолом, скроенного таким образом, что снизу получались как бы заостренные клинья. И все это бледно-голубое великолепие сидело на мне как нельзя лучше, делая меня какой-то до невозможности хрупкой и воздушной.
   Неземной, как сказал бы поэтичный Алин...
   И только широкие синие с белыми кончиками крылья немного нарушали этот хрупкий образ - слишком уж они выглядели мощными, не узкие и изящные, как у ласточек или стрижей, а словно предназначенные для длительного парения, чтобы потом в крутом пике ударить противника, да так, чтобы он, оглушенный, упал на землю. Крылья хищника, как у сокола или орла.
   Или как у аватара Чернокрыла.
   Вилька наконец-то обрела дар речи и, настороженно косясь на Мирру, которая в этот момент пыталась сотворить хоть что-нибудь с моими короткими волосами, тихо сказала:
  -- Ну, Евка, может, это и к лучшему, что ты теперь айранит. Ты только на себя-то посмотри - любую эльфийку в два счета за пояс заткнешь!
  -- А если улыбнуться? - продемонстрировала я свой впечатляющий набор заостренных зубов, сделавших бы честь любой упыреподобной нежити. Вилья же только отмахнулась и ответила, прикрывая за собой распахнутую настежь дверь:
  -- А это даже экзотично смотрится, если привыкнуть. Да что ты у меня спрашиваешь - вот пойди, разыщи Данте и поинтересуйся его сугубо мужским мнением. Вот увидишь - он в восторге будет.
  -- Н-да? - С сомнением переспросила я, отчаянно борясь с румянцем, который уже предательски заливал щеки. Честно говоря, у меня самой уже не раз мелькала подобная идея, но я ее отгоняла, как чисто женскую. И вот теперь еще и Вилья...
   Мирра наконец-то сдалась, оставив мои волосы в покое, так как из них невозможно было соорудить хоть что-нибудь, напоминающее классическую прическу, принятую у прекрасной половины общества айранитов, и попыталась нацепить на меня нечто вроде диадемы. Я, к счастью, сумела от нее откреститься, заявив, что волосы у меня и так хороши, хотя бы из-за оригинальности цвета. На том и было заключено перемирие, и Мирра наконец-то отпустила меня.
   Я со вздохом облегчения уселась на краешек разобранной кровати, кое-как подобрав крылья так, чтобы они не мешали сидеть. Эх, долго придется привыкать - все-таки, мебель в комнате, хоть и была рассчитана на крылатую ипостась, то есть отличалась зауженными спинками, чтобы можно было удобно разместиться с крыльями на спине, но мне это все еще было в новинку. Пока я застегивала ремешки белых сандалий на мягкой кожаной подошве безо всякого намека на каблук, Мирра уже успела познакомиться с Вильей, и теперь полуэльфийка и айранит негромко беседовали о каких-то малозначительных, с моей точки зрения, вещах. Я успела только краем уха уловить, как Вилька начинает распространяться о неправильной организации политической системы в Андарионе, а Мирра утверждает, что, поскольку система работала в течение тысяч лет, менять ее не нужно. После чего диспут пошел по второму кругу.
   Какое-то время я вяло прислушивалась к их разговору, но потом мне это надоело, и я решила устроить себе самопроизвольную экскурсию по Снежному дворцу. В конце концов, куда бы я ни зашла, в ипостаси айранита меня можно будет почувствовать, так что найдут в любом случае, даже если заблужусь невесть где. С этой крайне оптимистичной мыслью я и вышла за дверь, причем в душе крепла уверенность, что Вилья точно знает, где меня, в случае чего, надо будет искать - достаточно просто спросить у кого-нибудь, где Данте...
  
   Нет, ну кто архитектор этого дворца?! Убила бы за столь буйную фантазию, которая вместо дворцовых переходов сподобила наваять самый что ни на есть натуральный лабиринт! Вернее, сначала бы заставила провести перепланировку, а потом только убила... С другой стороны, мне тут не жить - к сегодняшнему вечеру мы с Вилькой перемещаемся в дом к Мирре, а там-то точно подобного лабиринта не будет. Как она мне сказала, в доме живут пока что только они вдвоем с мужем, детей у них пока нет, так что мы их совершенно стеснять не будем. Только вот Вилья уточнила, а не затеряемся ли мы в их особняке, на что Мирра ответила, что дом у них двухъярусный, так что места хватит всем, к тому же там даже есть лестница, по которой полуэльфийка сможет попадать внутрь без посторонней помощи.
   Вот примерно такие мысли и роились в моей бедовой голове, когда я шла по дворцовым коридорам, уже совершенно не соображая, где я нахожусь относительно своей комнаты или тронного зала. Хотя, я всегда могла вылезти в одно из окон, и, облетев вокруг башни, найти-таки собственную комнату, но к такой мере прибегать пока не хотелось. Просто тогда Вилька сразу же начала бы хохмить по поводу того, что хоть я и айранит с обостренным чувством направления, но все равно могу заблудиться в трех соснах, было бы желание.
   А ведь и правда - хоть бы повесили стрелочки, или, на худой случай, план дворца с жирным красным крестиком и надписью "Вы находитесь здесь". Ага, чтобы в случае захвата башни враги точно знали, в какую сторону пилить до тронного зала...
   Я вышла из-за угла и неожиданно уперлась в тупик. Вернее, не совсем в тупик - коридор заканчивался массивной дверью из светлого дерева, украшенного серебряными узорами. Закономерный вопрос - что делать дальше? Поворачивать обратно не хотелось, а, подергав за ручку двери, я убедилась, что та заперта. Эх, ничего не попишешь, придется возвращаться...
   И тут я ощутила отголоски какой-то непонятной магии, шедшие из-за закрытой двери. Ладони сами легли на светлое, чуть теплое дерево, а заклинание, позволяющее открыть любые механические замки, я произнесла машинально. Секунду ничего не происходило, а потом раздался тихий щелчок, и дверь с едва слышным скрипом приоткрылась...
   Погубит тебя когда-нибудь любопытство, Ева, ох, погубит...
   Я скользнула в полутемную комнату, потолок которой терялся во мраке, и аккуратно прикрыла за собой дверь. Глаза постепенно привыкали к темноте, к тому же, благодаря ипостаси айранита, я могла видеть, как кошка, может, даже и лучше, поэтому разглядеть овальную нишу в стене, занавешенную темной тяжелой занавесью с бахромой, для меня не составило труда. Заинтригованная, я приблизилась, и, создав небольшой световой пульсар, осторожно отодвинула бархатную ткань.
   По правде говоря, я была разочарована.
   В нише скрывались всего-навсего три предмета, разложенные на небольших подставочках. Длинный меч, похожий на тот, что таскал с собой Данте, только чуточку поуже и покороче, с длинной рукоятью, оплетенной черной кожей. Ни единого украшения, а лезвие потускнело, и было покрыто зазубринами и царапинами. Похоже, это меч был какой-то музейной реликвией, только этим можно было объяснить, что превосходный клинок из темной гномьей стали вот так пылился на подставке. Хоть бы протирали его иногда...
   Вволю налюбовавшись на меч, я перевела взгляд на две оставшиеся подставки. Украшения. Простые украшения из какого-то темного, почти черного металла, отливающего серебристым блеском. Широкий чеканный браслет и какой-то обруч. Наверное, чернененое серебро, или как там это называется, или же банально потускневшее от времени.. Не, ну, как же так можно обращаться с предметами старины?! У них что, музейного смотрителя нету - хоть бы тряпочкой изредка протирал, что ли.
   С этой мыслью я взяла с одной из подставок нечто, напоминающее диадему из причудливо переплетенных перьев, изготовленных из какого-то непонятного сплава - то, что это не потемневшее от времени серебро, я поняла почти сразу же, слишком уж легкой оказалась эта корона. Светлячок пульсара, повинуясь моему мысленному зову, подлетел поближе, освещая обруч.
   Все-таки корона. По крайней мере, искусно сделанные металлические перья какого-то дымчато-серого цвета, переплетаясь между собой, создавали нечто вроде венца, да и бледно-голубой камень, врезанный в середину обруча и искрящийся в свете пульсара сотнями граней, добавлял сходства. Я небрежно крутила ажурный обруч в руках, и вдруг мне страшно захотелось его примерить, пусть даже он наверняка окажется мне велик.
   Воровато оглянувшись на прикрытую дверь, я, не долго думая, нацепила корону на голову, и, к моему глубочайшему изумлению, она оказалась мне в самый раз, словно на меня ковали! Но ведь, когда я держала ее в руках, я готова была поклясться, что она явно мне велика. Н-да, подвел меня глазомер, ой, подвел... Жаль, под рукой зеркала не оказалось - вот было бы интересно посмотреть на себя со стороны. Корона чуть изгибалась книзу, так, что камень приходился аккурат в центр лба, а темные металлические перья, образовывавшие обруч, почти сразу потеплели, поэтому почти не ощущались. Так, теперь не забыть бы снять ее перед уходом, а то так и уйду в короне, а по дворцу потом будут искать вора, умыкнувшего национальное достояние.
   Я уже собиралась было снять обруч и аккуратно водрузить его на подставку, как вдруг дверь распахнулась, и на пороге возник Азраэл. Увидев меня в короне у ниши, он застыл с таким неописуемым выражением лица, что я всерьез испугалась, как бы его удар не хватил. Ой, наверное, я кощунство какое-нибудь совершила, может, нельзя было эти раритеты трогать...
   Моментально сдернув с головы обруч, я кое-как положила его обратно, и, задернув нишу занавеской, повернулась к принцу, который продолжал смотреть на меня округлившимися глазами, по-прежнему не двигаясь с места.
  -- Слушай, извини, пожалуйста! - Я скорым шагом подошла к айраниту и легонько тряхнула его за плечо, выводя из ступора. Тот моргнул и посмотрел на меня уже более осмысленно и, слава богу, без каких-либо признаков ярости. Отлично, значит, убивать на месте за осквернение национального сокровища меня не будут. Крайне ободренная этой мыслью, я зачастила:
  -- Извини, что вот так вторглась сюда, наверное, нельзя было, но я же не знала! Честное слово, я просто заблудилась, и оказалась у этой двери... И вообще - любопытство мой порок, но я постараюсь больше не вскрывать запертые двери и не совать нос, куда не следует!
   Азраэл наконец пришел в себя от изумления, и, машинальным жестом проведя ладонью по пепельно-русым волосам с золотистым отблеском, прокашлялся и, взяв меня за руку, склонился к моей ладони.
  -- Синяя Птица, ничего страшного. По правде говоря, нет ничего страшного в том, что вы находитесь здесь. Сюда могут входить все айраниты, так что никаких правил вы не нарушили. А заперто было скорее по привычке - вроде как, раритеты... - Принц широко улыбнулся и потянул меня вслед за собой, уводя из полутемной комнаты. Светлячок пульсара растаял в воздухе, и помещение погрузилось во мрак.
  -- Знаешь, позволь мне все-таки засомневаться. - Я сложила руки на груди, с улыбкой глядя на то, как Азраэл возиться с безжалостно взломанным мною замком, пытаясь его закрыть. Немного помучавшись, он все-таки его закрыл, и обернулся ко мне, отводя назад бордовые крылья.
  -- В чем засомневаться?
  -- Ну, у тебя такое лицо было, когда ты меня увидел... Честно тебе скажу - такого изумления я еще не разу не наблюдала. Да, и называй меня, пожалуйста, на "ты" и Евой, а то я к имени Синяя Птица никак привыкнуть не могу - чужое оно для меня какое-то...
  -- Как пожелаешь. - Азраэл пожал плечами и чуть склонил голову в шутливом поклоне. - Тебе виднее.
  -- И все-таки, ты мне не ответил, - напомнила я, направляясь по коридору вслед за принцем и следя за тем, чтобы ненароком не наступить на подол платья. Тот сбавил шаг, а потом и вообще остановился, всматриваясь в мое лицо.
  -- Честно говоря, мне показалось, что ожила легенда. Легенда о Синей Птице с именем Таль. Эта наша древняя воительница, благодаря которой Анадарион устоял во время столкновения с другими расами. - Он коснулся пальцами моей щеки, провел по пряди синих с белыми кончиками волос, и убрал ладонь прежде, чем я успела хоть как-то отреагировать. - Это была одна из моих любимых легенд в юности. Ты сейчас очень похожа на одну из картин, которые выложены на стенах галереи Снежного дворца. Я даже предполагаю, что Мирра сшила для тебя это платье, как на картине, специально.
  -- Но зачем? Я ведь не Таль, я - Еваника.
  -- Ты - Синяя Птица, а народу нужна ожившая легенда, чтобы он вновь обрел веру.
  -- Разговариваешь сплошными загадками, - вздохнула я, шагая по коридору и останавливаясь у высокого окна-арки с небольшим козырьком. Зеленоватые шторы чуть колыхались под порывами утреннего ветерка, и мне почему-то захотелось выбежать из этого коридора, и взмыть в утреннее небо, все выше и выше, над башнями-шпилями Андариона, над горной стеной - к солнечному свету и вольному ветру...
  -- Хочешь полетать? - Кажется, Азраэл не спрашивал, а утверждал. Впрочем, у меня лицо всегда отличалось живейшей мимикой...
  -- Честно говоря, очень. - Призналась я, выходя на залитый солнечным светом козырек. - Никогда не любила замковые коридоры, какими бы красивыми они ни были.
  -- Тебе больше по душе просторы, так ведь?
  -- Именно.
   С этими словами я раскрыла крылья и сделала шаг в сверкающую пустоту. Мелькнула мысль, что я, как обычно, сначала делаю, а потом думаю, но потом крылья поймали воздушный поток, и падение превратилось в плавное скольжение. Я раскинула руки, купаясь в солнечных лучах, а встречный ветер отбрасывал синие с белыми кончиками волосы назад, выбивал невольные слезы.
   Несколько мощных взмахов - и башни-шпили Андариона значительно уменьшились, а весь город оказался виден, как на ладони. Я улыбнулась, и тотчас краем глаза увидела рубиновый отблеск на чьих-то крыльях, мелькнувших слева от меня. Миг - и Азраэл поравнялся со мной, ухитряясь как-то лететь вровень со мной, не отставая, но и не вырываясь вперед. Сквозь шум ветра в ушах я все-таки уловила его слова:
  -- А я-то хотел представить тебя народу более официально, но ты, похоже, сделала это за меня!
  -- Что?
   Вместо ответа он указал вниз, на Андарион. Я проследила за его ладонью, и чуть не упала, от удивления на миг забыв, как махать крыльями. Казалось, весь город поднялся в воздух - так было много айранитов. Они кружили над башнями, и в общем шуме я, кажется, уловила имя Синей Птицы, распространявшееся в толпе, как круги по воде от неосторожно брошенного камня. Н-да, похоже, они по ошибке приняли меня за Таль Синюю Птицу, и теперь народ страстно желает полюбоваться поближе на ожившую легенду тысячелетней давности. Или сколько там? Хэл как-то упоминала, что Андариону как стране айранитов в горах примерно десять тысяч лет, и, если Таль жила во времена его постройки...
   От общей массы отделилось несколько крылатых фигур, которые и устремились к нам. Почти сразу же я различила блеск вороненых доспехов, и еле слышно вздохнула - к нам спешили аватары, судя по всему, личная охрана королевской семьи. Все правильно - пусть и гражданская война отменилась, но недовольные есть, и кто знает, насколько они недовольные. К тому же, как я поняла, "живую легенду" хотят узреть многие, а это вполне может вылиться в то, что кто-то захочет оставить себе что-нибудь "на память". Н-да, без аватаров не обойтись.
  -- Ева, не бойся, они не причинят тебе вреда. Спускайся ниже, ко дворцу - оттуда удобней с народом общаться.
  -- А я и не боюсь! - Возмущенно отозвалась я, следуя за Азраэлом к пятерке аватаров.
   Блеснули в лучах утреннего солнца черные широкие крылья с синеватым отливом, а за плечом одного из закованных в вороненую броню аватаров я увидела рукоять до боли знакомого мне двуручного меча.
   Данте!
   Я метнулась к Ведущему Крыла, когда меня неожиданно закрутил боковой порыв ветра, отбросивший меня в сторону, и я состыковалась с доспехами Данте на полном ходу. Аватар, уже привыкший к моим подобным выкрутасам во время совместных путешествий, невозмутимо подставил руки, смягчая удар, но я все-таки чувствительно приложилась локтем о его кирасу.
  -- Ева, похоже, что ты одинаково неуклюжа что на земле, что в воздухе, - чуть ироничный голос Данте звучал несколько приглушенно из-за шлема-маски, но темные глаза его смеялись. Я попыталась упрямо скрестить руки на груди, но в воздухе у меня это получилось крайне плохо, пришлось озвучивать словами:
  -- А ты одинаково хорошо ловишь меня и там, и там. Молодца. Возьми с полки пирожок, сотри пыль и положи обратно!
  -- Язва, - беззлобно отозвался аватар, начиная снижение. Я заметила, что остальные аватары последовали за ним, не дожидаясь приказа или знака. Азраэл летел вровень с нами, и по его бесстрастному лицу невозможно было прочитать хоть что-нибудь.
  -- Вся в тебя, - отправила ответную шпильку я, косясь на несколько озадаченный, но все равно радостный народ, круживший вокруг Снежного дворца.
   Данте приземлился на козырек, на котором уже стояла Вилька в компании Мирры, Хэлириан и какой-то незнакомой рукокрылой девушки с серебристо-серыми в черную крапинку крыльями, похожими на крылья сокола. Я уже привычно слезла с рук аватара и улыбнулась подругам. Вилья невозмутимо подошла ко мне и легонько хлопнула по плечу.
  -- Ев, с каждым днем ты удивляешь меня все больше. То по лесам носишься, то в колодцы всякие падаешь, то теперь возвращаешься с почетным эскортом аватаров... Тихо завидую белой завистью.
  -- А почему же тихо? - язвительно поинтересовалась я, складывая крылья за спиной и с интересом глядя на то, как аватары вместе с принцем приземляются на тот же самый козырек, на котором места стало явно маловато для такой кучи народа. Нет, "посадочная площадка" для айранитов не обрушилась, но вот как-то тесно на ней стало.
   Ответить Вилья не успела, потому что ее оттеснила та самая незнакомка с соколиными крыльями, которая бесцеремонно выпихнула меня на передний план, прямо под взгляды айранитов, нарезавших круги около дворца. Ее звучный, удивительно красивый голос, видимо, усиленный каким-то заклинанием, моментально перекрыл шум.
  -- Жители Андариона, позвольте представить вам последнюю Синюю Птицу, которая призвана возродить утерянный древний род!
   Что-о-о-о?! Когда это меня успели записать в торжественные возродительницы этого рода?!
  -- Азраэл, - тихо прошипела я, обращаясь к принцу. - Мы так не договаривались! Кто это вообще такая?
  -- Алартиан, Верховная Жрица Храма, - раздался рядом со мной все тот же красивый голос, только уже гораздо более тихий. Я заглянула в прохладные серые глаза, в которых было только легкое любопытство, и поняла, что на этот-то раз я точно влипла. Подобный взгляд я видела у Вилькиного деда, когда тот в очередной раз подбирал для полуэльфийки максимально выгодную, с его точки зрения, конечно, партию для продолжения княжеского рода.
   Азраэл укоризненно покосился на невозмутимую Верховную Жрицу, и тихо сказал уже мне:
  -- Еваника, не волнуйся, я все улажу.
  -- Уладишь ты, как же, - скептически буркнула полуэльфийка, складывая руки на груди и настороженно поглядывая на стоявших рядом аватаров. - Прям как мой дед уладишь.
  -- Все, мне это все надоело. Сами разбирайтесь с вашими легендами и возрождениями древних родов! - С этими словами я круто развернулась и направилась в дворец. Один из автаров, высокий, с крыльями какого-то светло-бежевого цвета, попытался преградить мне путь. Это-то меня и достало.
   Я нахмурилась, и в глазах моих замерцали зеленые ведьминские огоньки. Айранит я там, или нет, но я по-прежнему ведунья, и никакие смены ипостаси, как выяснилось, на мою магию не влияют.
  -- Прочь с дороги.
  -- Пропусти ее. И никогда более не задерживай, - голос Данте прозвучал ровно, безо всякого намека на приказной тон, но аватар, пытавшийся остановить меня, моментально отодвинулся в сторону. Н-да, вот это авторитет у Ведущего Крыла...
   Азраэл как раз начинал обращение к народу, живенько напомнив мне росского князя Владимира, и я поспешила удалиться. Плевать мне, что он им там наболтает, в конце концов, это его обязанность, как временного правителя Андариона, вот пусть сам и разбирается. Но если я еще хоть раз услышу про "возрождение рода Синих Птиц" с моим непосредственным участием, то в этот же день я покину страну айранитов! Ибо не фиг из меня племенную кобылу делать, я не для того столько лет у волхва проучилась!
   С этими мыслями я скрылась в арке, и зеленая занавесь отделила меня от айранитов плотной бархатной стеной...
  
  

Оценка: 5.22*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"