Ева: другие произведения.

Чужой трон. Главы 13-16.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.85*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, вывешиваю продолжение. Заранее извиняюсь за возможные очепятки - главы не отбетенные, а система проверки на ворде соизволила вырубиться. Вы читайте, а я пошла сочинять финал. :))))


Глава 13.

   Ночь на опушке Заповедной дубравы прошла относительно спокойно - ни тебе нежить поблизости не шастает, в кустах только мелкая лесная нечисть изредка шебуршится. Красота, да и только. Вот если бы еще комаров поменьше было...
   Я, не открывая глаз, хлопнула ладонью по щеке, мечтая прибить мерзко звенящего гада. На несколько секунд воцарилась тишина, потом опять послышался до тошноты знакомый звук. Черт, как же мне они надоели! Такое ощущение, что спишь не в лесу, а, как минимум, у обширного болота! И откуда их тут столько взялось-то? И ведь магия не помогает толком - действует на часа полтора максимум, а потом все по новой. Я с легкой завистью покосилась на завернувшуюся в одеяло по самые уши полуэльфийку, которой то ли было начхать на местное комарье с высокой колокольни, то ли треклятые насекомые облетали ее стороной, предпочитая не связываться.
   Угу, при этом атакуя меня с удвоенным энтузиазмом!!
   Не открывая глаз, я пробормотала нужное заклинание, и тотчас комариный писк над ухом стих. Зато послышался приятный женский голос:
  -- Да уж, горазды вы спать, не добудишься.
  -- Значит, будить не надо, - машинально ответила я, толком еще не проснувшись и привычно отмахиваясь от голоса, который, как мне показалось, мне попросту приснился.
  -- Вот народ пошел, - в голосе прорезалось явное удивление, а до меня наконец-то дошло, что этот весьма содержательный разговор мне вовсе не снится.
   Я резко села, чуть не запутавшись в одеяле, и во все глаза уставилась на девушку, восседавшую на ближайшем пне напротив нашей стоянки. Интересно, как она к нам так тихо подобралась, что ее не уловил чуткий слух полуэльфийки, да и мой охранный круг, который я выставила на полянке, ее пропустил и никак не отреагировал на ее присутствие.
   Скажу только одно - девушки было много.
   Высокая, выше меня по полголовы точно, с короткими красноватыми волосами, стоящими чуть ли не дыбом, как будто их долго и упорно зачесывали стоймя, пользуясь воском, и круглым, правильным лицом, на котором блуждала чуть рассеянная, но на диво ироничная улыбка. Фигура, на удивление гармоничная и пропорциональная, несколько удивляла наличием двух "таранов" очень приличного размера и общей полноватостью, но все равно выглядела весьма привлекательной. Одета, вернее, завернута девушка была во что-то вроде расшитого розовыми и красными узорами одеяла, доходящего почти до пяток.
  -- Ев, это кто? - удивленно вопросила еще толком не проснувшаяся Вилька, выпутываясь из одеяла и сонно щурясь в первых солнечных лучах, падающих на поляну.
  -- Кажется, догадываюсь, - ответила я, сцеживая зевок в кулак и шаря в своей бездонной сумке в поисках фляжки с водой. - Святая Ринна, так?
   Красноволосая дева в расшитом одеяле широко улыбнулась и кивнула.
  -- А вы кого ожидали увидеть в Заповедной дубраве, а? Извините уж, записных красавцев для вас не подыскала, может, я на что сгожусь? - кокетливо ответила та, прижимая правую ладонь к объемной груди. Кажется, челюсть у меня отвисла до неподобающих пределов, а глаза Вильи расширились до размеров золотой гривны.
   Повисла пауза, выдержав которую, девушка, прозванная Святой Ринной, довольно расхохоталась.
  -- Девушки, да вы что? Я ж пошутила, а вы всерьез восприняли. Всевышний, и как вы вообще добрались до моего леса - ума не приложу. Кстати, как вас зовут-то? Меня, как вы уже догадались, Ринной. Можно без "святой" - это уже бездари придумали.
   Я облегченно выдохнула и, нашарив-таки флягу, принялась умываться, между делом пытаясь представиться:
  -- Еваника Соловьева, лесная ведунья. А там Ревилиэль сидит, моя лучшая подруга.
  -- Очень приятно, - Ринна соскользнула с пня и плавной походкой подошла к нам. - А теперь вопрос по делу - девушки, может, не пойдете к Алатырской горе, а?
  -- Почему это??? - в один голос воскликнули мы с Вильей, сворачивая одеяла и пытаясь упихнуть их а седельные сумки, стоявшие неподалеку на траве. Ринна вздохнула и негромко, словно обращаясь к самой себе, сказала:
  -- Ладно, пойдем по длинному пути... Итак, - возвысила она голос, внезапно наполнившийся невероятной глубиной звучания. - Алатырская гора - не место для слабых духом. Драконы не щадят никого, кто переступает границы их царства, посему прошу вас - покиньте пределы Заповедной дубравы. Возвращайтесь с миром в ваши дома, и да пребудет с вами милость Всевышнего...
   Ринну окутало розоватое сияние, словно преобразившее девушку во что-то неземное, фантомное. Ее голос разливался по рассветной Дубраве, как поток воды, разливающийся по руслу, заполняя собой каждую клеточку души. И где-то глубоко внутри я ей верила.
   Действительно, зачем идти к драконам, если можно отправиться домой? Там тепло, уютно, и под солнечными лучами сверкает поверхность озера. Метара печет оладья, она тоже, наверное, соскучилась, да и волхву Силантию без нас с Вилькой трудновато. Ветер перебирает разнотравье, растущее на лугах неподалеку от деревни, а старая ива шелестит серебристыми узкими листочками, словно шепча о чем-то ушедшем... Где летом идут проливные дожди вперемешку с солнечными лучами, а зимой завывает метель. Мороз разрисовывает оконце изумительными по красоте ледяными узорами, а в холодном воздухе по вечерам пахнет свежевыпеченным хлебом. И так здорово вбежать в прогретую горницу, скинуть теплую меховую дубленку, припорошенную снегом, на дровяной ларь в сенцах и протянуть озябшие пальцы к жаркому пламени в печи, улыбаясь потрескавшимися на морозе губами...
   Дом - там, где твое сердце. Где тебя ждут, несмотря ни на что...
   ...Возвращайся...
   Я вздрогнула, отгоняя розовый туман, плывущий перед глазами, и с удивлением обнаружила, что уже готовлюсь усесться на покорно опустившего голову к траве Тумана, в седле которого уже находилась Вилья, смотревшая прямо перед собой пустым, невыразительным взглядом. Интересно, а что видит она?
   До меня наконец-то дошло, кого из себя представляла Святая Ринна.
   Есть такой подвид магически созданных существ - лесные сирены. Это страж, охраняющий вверенный ему лес от чужаков. Пока все спокойно, лесная сирена словно растворяется среди деревьев, так, что частичка ее живет в каждом кусте, в каждом дереве и каждой травинке. Она может принять любой облик, встречая чужеземцев, рискнувших-таки нарушить границу. Ее магия - это гипнотизирующий голос, способный убедить практически кого угодно в чем угодно, причем магическим путем от этого голоса защититься не возможно, равно как нельзя заткнуть уши. Можно попытаться перебороть ее магию, но это у кого как получится.
   Лесная сирена умеет видеть самое большое желание в душе существа, подпавшего под ее чары, поэтому ее увещеваниям так сложно противостоять - это все равно, что бороться с самим собой. Ринна увидела, что больше всего я хочу обрести дом, из которого мне не захочется убежать, куда я буду возвращаться раз за разом, зная, что меня там ждут. Ждут всегда с радостью.
   Можно сказать, что Древицы практически стали для меня таким домом, только вот чего-то там все равно не хватало...
   Или кого-то...
   Я тряхнула волосами и взглянула в ироничные карие глаза лесной сирены. Ринна нарочито тяжело вздохнула и уселась прямо на траву, подобрав складки своего непонятного одеяния.
  -- Так, длинным путем ты тоже не хочешь... И что мне с вами обеими делать?
  -- Пропустить, - брякнула я, глядя на то, как розоватый туман, клубящийся в зрачках Ревилиэль, стремительно тает, словно зыбкая дымка над рекой под солнечными лучами. Полуэльфийка моргнула и удивленно посмотрела сначала на меня, потом на Ринну.
  -- Ев, я чего-то пропустила?
  -- Ага, наш стремительный отъезд до дома, до хаты! - Отозвалась я, приходя в себя окончательно. - За провал в памяти скажи спасибо вон той красноволосой лесной сирене. Ее работа. Кстати, за оружие можешь не хвататься, - предупредила я подругу, которая уже соскочила с коня и потянулась к мечу, висевшему у пояса. - Лесную сирену можно только магией одолеть. Или же попробовать договориться.
  -- Вот еще, договариваться, - буркнула Вилья, но ладонь от оружия убрала. Я вздохнула поспокойней и осведомилась у "смиренно" улыбающейся Ринны.
  -- Может, все-таки пропустишь к драконам, а? Нам ведь не просто так, а по делу.
  -- Всем надо не просто так, - пожала плечами сирена. - Только вот ушлые драконосеки, вообразившие себе, что смогут в одиночку проникнуть в Алатырскую гору, наворовать там драгоценностей полные пазухи, походя убить парочку драконов - так, чтобы было, чьи головы над камином приколачивать - и убраться восвояси, тоже по делу шли. Священному и неприкосновенному - усекновению чешуйчатых гадов.
  -- Твоих создателей, между прочим, - предположила я. К моему удивлению, я угадала - Ринна кивнула и улыбнулась.
  -- А ты все-таки посообразительней будешь, чем кажешься на первый взгляд.
  -- Вот уж спасибо, - закашлялась я, не ожидая от сирены подобного "комплимента". - И все-таки, к драконам у нас действительно дело. И, честное слово, это не кража сокровищ и попытка разделать тушу какого-нибудь дракона на составляющие.
  -- Верю, - подумав, отозвалась Ринна, разглядывая меня в упор. - Еваника, а тогда за каким айранитом тебя понесло через Заповедную дубраву?
   Всевышний, драконы что, айранитами ругаются, как люди - лешими и чертями, эльфы и орки - друг другом, а гномы всеми подряд?
   Н-да, все может оказаться серьезней, чем кажется на первый взгляд...
   Я уже открыла рот, чтобы ответить, когда поблизости что-то затрещало, земля под ногами чуть вздрогнула, словно по ней пробежала невидимая волна, и в двух десятков шагов от нас, на самом краю поляны полыхнул жаркий столб огня. Из него неторопливо выбралось непонятное существо, больше всего похожее на покрытого шрамами, согнувшегося в три погибели и вставшего на четвереньки человека. Ага, только у человека глаза не сияют расплавленным железом, да и трава не чернеет под неслышными шагами. Столб пламени опал так же быстро, как и появился, а непонятное существо повело мордой, отдаленно напоминающей лицо, искаженное в смертельной агонии, словно принюхиваясь, и уставилось на нас слепыми глазами, отбрасывающими раскаленный блеск из-под сморщенных век.
  -- Еваника, что это??? - слабо прошептала Вилька, машинально хватаясь за меч и не сводя глаз с уродливого существа, вышедшего буквально из-под земли в столбе пламени.
  -- Понятия не имею, - в тон подруге ответила я, делая шаг назад и перебирая пальцами в воздухе, готовя заклинание помощнее. Как мне кажется, с мечом против этой твари идти бесполезно, да и не настолько хорошо я им владею, чтобы рискнуть. Все-таки, магия надежней. - Впервые вижу, даже не могу определить, что это...
  -- Зато я могу, - тихим голосом, в котором ледяным ветром сквозила ярость, прошипела Ринна. - Это они проникают в Алатырскую гору! Ни разу не видела, как они появляются, но теперь-то я точно знаю! Будь прокляты айраниты, насылающие на нас этих чудовищ!
  -- Да причем тут айраниты?! - возмущенно возопила я, на миг забыв о непонятном существе, принюхивающегося всего лишь в нескольких саженях у края поляны.
   Зря забыла, как выяснилось.
   Потому что неизвестное существо припало к земле и молча, без единого звука, метнулась к Вилье. Полуэльфийка только успела соскочить с седла по другую сторону от атакующей твари, когда та на полном ходу впечаталась в бок жалобно заржавшего Тумана. Послышались леденящие кровь звуки ломающихся костей, и мощный рыцарский жеребец завалился на бок, суча ногами по земле и оглашая воздух пронзительным ржанием. Белая, как мел, Вилька уже поднималась на ноги, выставив перед собой меч, кончик которого предательски дрожал в напряженной руке полуэльфийки.
   Все случилось так быстро, что я даже не успела ничего сделать - просто смотрела на то, как тварь с огненными глазами неспешно, с какой-то жутковатой грацией слезает с уже затихшего коня, облизывая окровавленную морду и поворачиваясь в сторону бледной Вильки.
   Не успеет подруга уклониться, точно знаю, что не успеет!
   Мир в моих глазах на миг дрогнул, а потом проступил невероятно четко, словно сквозь магическое стекло. Только вот я уже знала, что не магия это, а вторая ипостась айранита, проглянувшая из моих глаз черным зеркалом. На секунду я оглохла - по крайней мере мне так показалось, а потом в крови сам собой вскипел жар, рванувшийся от сердца.
   Широкие темно-синие крылья развернулись за спиной, с треском порвав рубашку при трансформации, кончики пальцев словно закололо сотнями иголочек, когда ногти сменились голубоватыми заостренными когтями. А когда я рванулась на перехват, стремясь защитить все еще стоявшую столбом подругу, острые клыки во рту оцарапали нижнюю губу, пустив по подбородку тоненькую струйку обжигающе-горячей крови.
   Я все-таки успела. Сбила тварь прямо в длинном прыжке, полоснув по окровавленной морде когтями. Беззвучный вопль, кажется, услышала только я, когда он прокатился по мне мельничным жерновом, отбрасывая в сторону так, что я проехала по траве пару саженей, прежде чем остановилась. Спину саднило, но крылья, вроде как, были не повреждены - по крайней мере, они повиновались, когда я попыталась ими пошевелить.
  -- Еваника, в сторону!!!
   К сожалению, предупреждение запоздало, потому что я почувствовала, как меня мощным ударом неестественно вытянутой лапы припечатало в земле, начисто выбив весь воздух из легких. Человеку этот удар проломил бы ребра, я же всего лишь закашлялась и успела-таки ухватить тварь левой рукой за горло, не давая ей применить весьма впечатляющие треугольные зубы, растущие в пасти как минимум в два ряда. В голове мелькнула мысль, от которой сердце у меня подскочило, и, если бы руки у меня не были заняты удержанием невероятно сильной и какой-то верткой твари подальше от себя, я бы точно всплеснула ими.
   Я не могу колдовать в таком положении!!!
   Лежа на спине, да еще будучи придавленной этим ни разу не виданным существом, с руками, которые с трудом удерживали пышущую странным жаром пасть в двух вершках от своего лица, я была способна только на силовую волну, которая, как я уже точно знала, не принесет этому нечто никакого вреда. Даже не отбросит назад - только слегка подвинет в сторону, а меня это ослабит.
  -- Ева!!
   На хребет существа со всего размаху обрушился Вилькин меч, да с такой силой, что обычную нежить он рассек бы ровнехонько пополам, но неизвестная тварь только вздрогнула и тонко, протяжно взвыла, отпуская меня и нанося удар наотмашь. Вслепую, но который пришелся вскользь, но этого хватило, чтобы Вилька отлетела на полторы сажени в сторону и, прокатившись по траве, затихла лицом вниз...
   Кажется, в глазах у меня на миг потемнело, когда я увидела лучшую подругу, которая беспомощно распласталась на земле, и рыжие волосы рассыпались по траве огненным облачком.
   А потом у меня внутри словно что-то сломалось. Словно оборвалась какая-то нить, державшая на привязи что-то внутри меня...
   Я тихо зарычала и, мгновенно подавшись вперед, ударила скалящуюся тварь напряженно вытянутой ладонью в грудь, как копьем.
   Брызнула темная кровь, по лицу потекли обжигающие капли, а рука, которой я нанесла удар, прошла сквозь что-то, и сейчас ветер, касавшийся ладони, показался мне холоднее январского. Я вздрогнула и уставилась в потухшие глаза твари, которая воистину мертвым грузом обвисла на моей руке, по локоть ушедшей в иссеченное шрамами жилистое тело.
   Рука высвобождалась неохотно, сквозь промокший насквозь рукав что-то царапало кожу, и я старалась не думать, что именно - просто хотела избавиться от страшного груза как можно скорее. Наконец мне это удалось, и рука, по локоть покрытая темной, чуть дымящейся кровью, выскользнула с тихим звуком, больше всего напоминавшим всхлип, и тотчас из сквозной дыры в груди твари хлынул поток крови, заливающий траву на поляне и быстро впитывающейся в землю.
   Я посмотрела на то, что только что сделала с существом, которое не взял даже меч, голой рукой, и меня замутило. Я все-таки успела добраться до ближайших кустов, как меня вывернуло. Когда первый приступ прошел, я только бросила взгляд на правую руку, покрытую уже начавшей запекаться кровью до самого локтя, и все едва не пошло по второму кругу. Спасло только то, что было уже нечем, поэтому я поднялась с четверенек и, пошатываясь, выбралась обратно на поляну, где Ринна уже помогала Вильке подняться. Судя по всему, сломано у полуэльфийки ничего не было, похоже, подруга опять отделалась одними синяками, зато какими!
   Ринна и Вилья уставились на меня, выбирающуюся из кустов, как на привидение. Что думала лесная сирена, сказать было сложно, но вот подруга переводила взгляд зеленых глаз с моей покрытой кровью руки, украшенной когтями, на дыру в груди распростертой на земле неизвестной твари, и во взгляде этом впервые прорезался страх.
   Моя лучшая подруга, знавшая меня без малого с десяток лет, сейчас меня боялась!!
   Неудивительно, сейчас я боялась сама себя. Того, что, оказывается, я могу сделать, находясь в ипостаси айранита.
   Вырвать сердце твари, которой нипочем был меч из закаленной гномьей стали, голой рукой.
   Интересно, а что еще? Что, если мне дать в руки оружие и научить им как следует пользоваться? И это не считая моего магического дара. Что из меня получится?
   Аватар. Вот что из меня выйдет!
   Неужели, Данте чувствовал то же самое, осознавая себя как айранита? Пользуясь своей силой, не задумываясь, с каждым разом раскрывая в себе новые грани, которые могли напугать до тошноты, или с ужасом смотреть на деяние рук своих? Возможно, не спорю. Потому что сейчас, читая в глазах Ревилиэль страх, который вот-вот мог вылиться в приговор лично мне, я понимала, что мог чувствовать Данте, становясь на путь автара. Что, раз уж ты все равно вызываешь такой ужас, то лучше вызывать его у врагов. А друзья? А друзья и знать не будут, кто скрывается под маской и вороненой кирасой...
   Я бессильно опустилась на траву и тупо уставилась перед собой невидящим взглядом. Зря я осуждала Данте за его жестокость, за холодную невозмутимость в бою, за его сущность. Кажется, иначе попросту нельзя - я посмотрела на свою правую руку, окрашенную в темно-бордовый, почти черный цвет с густыми потеками и меня передернуло.
  -- Ев, - я подняла голову и столкнулась взглядом с бледной Вилькой, протягивавшей ко мне платок, смоченный водой из фляжки. - Ну, чего ты так? На, вытрись, у тебя все лицо грязное.
  -- Если бы только лицо, - тихо ответила я, беря платок и проводя им по лицу. Нет, платок тут не поможет - только "грязь" размажу. Надо найти речей какой-нибудь... - Виль, то, что я сделала...
  -- Было единственно возможным, - серьезно закончила за меня подруга, глядя мне в глаза. - Ты спасла меня. Так, как на тот момент это было возможно. Мне не в чем тебя упрекнуть.
  -- Но я же пробила ему грудь голой рукой!
  -- Так айраниты и не такое могут, - вставила свое веское слово подошедшая поближе лесная сирена. - Еваника, ты что, не знала возможности своего тела? Странно, в какой глуши тебя держали, что ты не знаешь о том, на что способны айраниты в ярости или отчаянии? Как же ты в Андарионе-то жила?
  -- Да не жила я там! - воскликнула я, поднимаясь на ноги и стараясь не касаться Вильки испачканной рукой. - Я меньше года назад обрела вторую ипостась!! И жила среди людей. И вообще - зачем тебе моя история?
   Ринна внезапно улыбнулась, тепло и задорно, как девчонка.
  -- Ну, должна же я знать, кого пропускаю к Алатырской горе.
  -- Пропускаешь? - изумилась я, откидывая длинную прядь синих с белыми кончиками волос с лица. - Но почему?
  -- Просто теперь я сомневаюсь, что этих существ подсылают айраниты, - Ринна брезгливо покосилась на распростершийся на земле труп, который под ее взглядом моментально оплели зеленые побеги, а земля словно превратилась в болото, затягивая его в свои недра так, что буквально через минуту о существе напоминало только пятно чересчур яркой и густой травы на краю поляны. - Значит, тебе надо все-таки поговорить с Аранвейном. Не знаю, пропустят ли тебя драконы, но это будет уже на их счету. Еваника, тебе все-таки надо привести себя в порядок. Идем, я покажу тебе небольшое озеро, где ты сможешь смыть кровь. Да, еще один совет - отправляйся к драконом в человеческой ипостаси. Тогда, возможно, вы успеете начать разговор.
  -- Спасибо, - тихо ответила я, наблюдая за тем, как Вилья с трудом отцепляет уцелевшую седельную сумку от лежащего на боку Тумана.
   Существо, возникшее из столба пламени, ударило коня с такой силой, что проломило ему ребра, которые сейчас торчали из страшной раны белесыми осколками. Ревилиэль наконец-то справилась с застежками и, взвалив на одно плечо небольшую седельную сумку, подхватила с земли мой бездонный артефакт и, наклонившись к лошадиной морде, что-то тихо прошептала по-эльфийски. Выпрямилась и подошла к нам с Ринной, глядя прямо перед собой.
  -- Идем?
  -- Идем, конечно, - несколько растерянно ответила я, пока не рискуя брать свою сумку, выглядевшую подозрительно тощей. - Виль, мне жаль, правда...
  -- Мне тоже... - Подруга сморгнула слезинку и внезапно улыбнулась. - Он спас меня, и я буду ему благодарна за это всегда. А теперь - вперед. Я хочу попытаться попасть к Алатырской горе к закату.
   Я только кивнула и застыла на месте, когда смена ипостаси накатила на меня, как горячий прибой, моментально захлестнув с головой, сдавив грудь и привычно вогнав между лопаток два раскаленных кинжала. Мир в глазах померк, а потом вернулся в норму, когда я взглянула на Вилью уже человеческими глазами и протянула к ней левую, не запачканную кровью, руку, лишившуюся когтей, чтобы забрать свою сумку.
   Лесная сирена, оглядев нас двоих, кивнула и пошла по небольшой тропе, вьющейся между деревьями, широкой, ровной и хорошо утоптанной. Странно, вроде бы ее тут раньше не было...
  -- Это - кратчайшая дорога к озеру, - не оборачиваясь, ответила Ринна. - Я создала ее специально для вас, чтобы вы не шли в обход. А теперь попрошу вас помолчать - в этой части Заповедной дубравы не любят человеческой речи...
   Мы с Вильей переглянулись и кивнули.
   Лучи яркого летнего солнца пробивались сквозь густую листву, разбиваясь на тысячи лучиков, пронизывающих лес золотыми стрелами. Вокруг царила тишина, такая, какая может быть только в живом лесу - сплетенная из пения птиц, шелеста листьев и порывов ветра, шевелящих макушки высоких деревьев, колоннами вставших по обе стороны от тропы, по которой вела нас лесная сирена - душа Заповедной дубравы, ее сердце и ее голос.
   Если бы кожу лица не стягивали потеки крови неизвестного существа, я бы улыбнулась.
  
   От чуть мутноватой воды небольшого озерца, больше похожего на купель, надежно скрытого между деревьями, поднимался легкий пар. Видимо, где-то ближе к середине бил горячий ключ, от которого купание напоминало плескание в самой настоящей бадье, наполненной теплой водой. Одинокий луч солнца, пробивающийся в небольшое "оконце" в зеленом своде, там, где деревья недостаточно тесно переплелись ветвями, ложился прямо на воду всего в паре сажень от меня, высвечивая золотистым блеском клубы пара, складывавшиеся в причудливые узоры.
   Я уже смыла с себя дорожную пыль и кровь, правда, чтобы отмыть последнюю, пришлось извести почти треть небольшого куска мыла, завалявшегося в моей сумке. Свернувшись, кровь неизвестного существа превратилась в черную корку, которая отмывалась с огромным трудом даже в горячей воде, но все-таки не могла противостоять усилиям двух девушек и капитулировала. Там, где я сейчас находилась, находилось что-то вроде небольшой каменной ступеньки, скрытой под водой так, что когда я на нее уселась, то на поверхности оказалась только моя голова. И сейчас эта голова была забита мыслями под завязку.
   Во-первых, совершенно точно, что я столкнулась с доселе невиданным существом, настолько странным, что я даже затруднялась определить его класс. Не нежить - точно, а остальное - без понятия. Надо будет проштудировать энциклопедию существ, не относящихся к классу нежити, но, тем не менее, опасных. В моей сумке лежала одна такая, взятая под честное слово у волхва Силантия, там были описания и иллюстрации всех известных видов опасных хищных тварей за последние пятьсот лет, в том числе и созданные магическим путем. Если этого существа не окажется и там, значит, это либо новый вид, что плохо само по себе, либо вид, который считался вымершим более пяти сотен лет назад, что также не вызывало энтузиазма. Вывод - прежде чем отправляться к драконам, надо полистать энциклопедию.
   Во-вторых, теперь хоть понятно, что айраниты тут не причем - существо появилось из-под земли в столбе пламени. Если это и телепорт, то в нем явно задействована огненная стихия, которой никто из айранитов попросту не владеет, все-таки, у них дар воздушной магии. Хотя... Я-то расшвыриваюсь голубым пламенем беспроблемно! Возможно, что кто-то в Андарионе тоже владеет магией огня, хотя вряд ли, только если это не полукровка, как я.
   Я тряхнула мокрыми волосами, облепившими лицо, и глубоко вздохнула. И почему я рассуждаю так, словно ищу подозреваемых в Андарионе? Да никому это не надо - это ж надо совсем головы не иметь, чтобы сознательно натравливать на родной город драконью армию! Скорее всего, кто-то втихую науськивает эту нечисть на Алатырскую гору, а все сваливает на Андарион, поскольку наверняка знает, что крайнего драконы непременно будут искать по соседству. И найдут ведь!
  -- Е-е-ев, хорош париться, голова болеть будет! Как тогда колдовать станешь? - Вилька, одетая в одну рубашку, доходящую ей до середины бедер, уже стояла на берегу, держа в руках полотенце. - Вылазь, солнце ясное, пора собираться.
  -- Все, все, сейчас соберемся, - ответила я, соскальзывая с импровизированной ступеньки и по мелководью добираясь до подруги, которая сразу же закутала меня в принесенное полотенце. - Только перекусим наскоро и двинемся в путь. Где Ринна-то?
  -- Там, колдует что-то, - Вилья махнула рукой в сторону ближайших деревьев. - Как я поняла, она собирается нам какого-то проводника дать, который поможет нам добраться до Алатырской горы кратчайшим путем. А то все тропы, которые находятся на виду, так петляют, что и за неделю до драконьего царства не доберешься.
  -- За неделю? - Я с сомнением покосилась в сторону величественной скалы, которую сейчас почти полностью скрывали кроны деревьев, но все-таки ее острая, как игла, вершина виднелась сквозь небольшой просвет между ветвями. - Да до нее рукой подать, все время ведь можно на нее двигаться...
  -- Думаешь? - Весело улыбнулась Вилья, подталкивая меня в сторону импровизированного лагеря, разбитого прямо в десятке шагов от озера. - Только вот я почему-то верю Ринне, когда она говорит, что без ее разрешения к горе не пройдет никто. Она ведь лесная сирена, душа Заповедной дубравы. Что ей стоит пустить тропу в сторону болота или же навести морок на путника? Раз уж захудалые лешие такое умеют, то про воплощение живого леса и говорить нечего.
  -- Ну, скажем так - на меня морок не наложишь, да и по ложной тропе не направишь. Я ж ведунья все-таки. - Улыбнулась я, усаживаясь на расстеленное на траве одеяло и роясь в сумке в поисках запасного комплекта одежды и книги под названием "Твари хищные, опасные". Тонкая полотняная рубашка и широкие льняные штаны немаркого коричневого цвета нашлись быстро, но вот неуловимая книжка отыскалась только после того, как я, ругаясь сквозь зубы, перевернула сумку вверх дном, вываливая все ее содержимое на одеяло... которого, как оказалось, было недостаточно, чтобы разместить все мои вещи, покоившиеся в недрах бездонной сумы.
   Разумеется, нужная книжка оказалась на самом верху горы барахла в два локтя высотой. Уж кто бы сомневался...
  -- Ев, и ты что, это все с собой постоянно таскаешь??? - изумленно вопросила Вилья, поднимая за крыло чучелко какой-то страховидной птицы сиреневого цвета. - Это-то тебе зачем???
  -- Не знаю, - выдала я после того, как добросовестно осмотрела Вилькин трофей и недоумевающе пожала плечами. - Наверное, выложить забыла. Можно подумать, мою сумку кто-то перед отъездом из Древиц перетряхивал на предмет лишних вещей.
  -- Нет, конечно, - улыбнулась подруга, забрасывая чучело обратно в сумку. - Мало ли, какие нужные тебе предметы там хранятся. Метара попросту покидала поверх того, что было, все, что сочла необходимым в дороге.
  -- Поэтому у меня теперь в сумке хранится сундук не пойми чего из разряда "на фиг надо, да выкинуть жаль".
  -- Тогда подари все ненужное драконам, - лихо предложила Вилька самый из радикальных путей. - То же чучело, например...
  -- Издеваисся, да? - передразнила я полуэльфийку, кидая в нее скомканными штанами, которые подруга ловко изловила на лету и тотчас принялась надевать. - На кой леший им такое барахло, если у них сокровищ больше, чем во всем Росском княжестве!
  -- Сокровища есть, а барахла-то как раз и не хватает! - усмехнулась подруга, помогая мне убрать все ненужное обратно в сумку, оставляя только сменную одежду, книгу и резной деревянный гребень, которым Вилька моментально принялась расчесывать мои все еще влажные волосы. Разумно не дожидаясь, пока они высохнут сами и собьются в такое воронье гнездо, что справится с ними уже не будет ни малейшей возможности.
   Мы успели перекусить и привести себя в порядок, когда у озера буквально из ниоткуда возникла Ринна, напугав меня до полусмерти своим неожиданным появлением у самого носа. Лесная сирена, вдоволь насладившись ошарашенным выражением моего лица, улыбнулась и, дождавшись, пока я смогу говорить исключительно цензурными выражениями, объявила:
  -- Итак, вижу, вы готовы. Еваника, Ревилиэль, позвольте представить вам вашего проводника до Алатырской горы.
   Мы заозирались вокруг, силясь увидеть вышеупомянутого проводника, но никого так и не заметили. Наконец я кашлянула и уточнила:
  -- Ринн, а где проводник-то? - Сирена оглянулась и тотчас уперла кулаки в бока, грозно нахмурив брови:
  -- А ну, прекращай дурака валять и показывайся! Иначе пеняй на себя - сотню лет будешь лягушек на ближайшем болоте охранять!
  -- Так бы сразу и сказала, - недовольно пробурчало что-то совсем рядом и в двух шагах от меня нарисовалось крайне странное существо, отдаленное похожее на человека, только меньше почти вдвое, и какое-то полупрозрачное, похожее на призрака.
  -- Что за холера?? - ошарашено пробормотала Вилька, прицепляя меч к поясу и отправляя кинжал в ножны. - Ринн, это что такое?
  -- Я не холера, - обиженно заявило существо, доходившее мне в лучшем случае до пояса. Я из народа дивьих людей! Нас и так мало осталось, а теперь еще и перевертыши всякие обижают! Вот не поведу вас к драконьему царству - узнаете!
  -- Поведешь, как миленький, - зловеще улыбнулась Ринна. - Самой короткой и удобной тропой, чтобы к закату они уже у подножия Алатырской горы стояли. А дальше пусть сами разбираются, примут их драконы или обратно пошлют - дело не мое будет.
  -- Ладно, ладно, неужто пошутить нельзя... - Человечек отмахнулся ручкой и посмотрел на нас с Вильей, уже упаковавших вещи в походные сумки и скромненько стоявших неподалеку в ожидании, когда лесная сирена "даст добро" на недальнюю, как я понадеялась, дорогу. - Меня Криличем зовут, я выведу вас к горе. Идемте.
   С этими словами он скользнул в ближайший густой кустарник, да так ловко, что ни один листик не шелохнулся. Мы с Вилькой переглянулись и полуэльфийка первой шагнула вслед за дивьим человеком, я же задержалась на несколько секунд, чтобы оглянуться. Там, где только что стояла лесная сирена, не было уже никого - только золотистый столб солнечного света косо падал на поляну, на которой в беспорядке кружил быстро разлетающийся рой розовых и пурпурных бабочек. Я улыбнулась и тихо шепнула слова благодарности на прощание.
   Возможно, мне показалось, но внезапно поднявшийся ветерок донес до меня тихий, бестелесный голос, в котором я с трудом распознала одно-единственное слово, сказанное мне лесной сиреной...
   Удачи...
   Я поправила на плече ременную лямку сумки и прошла сквозь густой кустарник, вступив на едва заметную тропку, почти бегом догоняя Ревилиэль, ни на шаг не отстававшую от Крилича, указывавшего дорогу к Алатырской горе.
  

Глава 14.

  
   Узенькая тропка, больше похожая на звериную, лентой вилась между деревьев, ныряя в овраги, проскальзывая сквозь густой кустарник. Я так часто теряла ее из виду, что ориентировалась только по мелькающей впереди спине Ревилиэль, которая безошибочно следовала за практически неуловимым, то и дело становящимся полупрозрачным дивьим человеком. Я бы упустила его минут через пять такого шатания по лесу. Мало того - стремясь выполнить наказ Ринны вывести нас к Алатырской горе как можно быстрее, Крилич не давал нам ни минуты передышки, безостановочно следуя куда-то вперед. Хорошо хоть, что двигался он со скоростью нормального быстрого шага, иначе выдохлась бы я крайне быстро.
   Спустя часа два, я поняла, что окончательно перестала хоть как-то следить за дорогой, предоставив эту торжественную обязанность полуэльфийке, и теперь просто шла, постоянно глядя себе под ноги, чтобы не запнуться за очередной особо подлый корень дерева, выступивший из земли. Но на удивление, тропка шириной в две ладони максимум была удивительно ровной - словно ее специально для нас вытаптывали. Оглянувшись же назад, я с изумлением обнаружила, что дорожка буквально тает за нашими спинами - то ли моментально зарастая травой, то ли попросту исчезая, но результат оставался тем же - тропа пропадала, стоило нам пройти по ней.
   Выходит, она и в самом деле создана специально для нас. Интересно, а если драконы нас пошлют по известному адресу, то есть далеко и надолго, то как мы дойдем обратно? Сомневаюсь, чтобы Вилья запоминала, как нас ведут, к тому же, Заповедная дубрава могла измениться до неузнаваемости, так что обратно мы в случае чего будем идти о-очень долго, если только Ринна не сжалится и не отрядит нам еще одного проводника, чтобы вывести из леса.
  -- Эй, мелочь, долго нам еще до горы добираться? - поинтересовалась Вилька, пытаясь хоть что-то разглядеть сквозь ветви деревьев, шатром нависших над нашими головами.
  -- Смотря, как идти, переростки! - Буркнул Крилич, мстительно ныряя в острые кусты.
  -- Нам бы побыстрее и без лишних слов, - любезно пояснила полуэльфийка, останавливаясь на тропе и ласково так глядя на гибрид лешего с призраком. Тот только пробормотал что-то малопонятное, и махнул ладошкой вправо, туда, где в деревьях намечался просвет.
  -- Вам туда. Сами доберетесь, если глаза есть. Все, больше никогда никого вести не буду, наглые больно и неблагодарные, - напутствовал нас на прощание дивий человек и буквально растворился в воздухе.
   Я несколько секунд смотрела на то место, где только что находился Крилич, и поспешила за полуэльфийкой, которая уже бодренько двигалась в указанном направлении, туда, где деревья уже расступались, показывая кусочек серебристо-серой скалы.
   Алатырская гора, драконье царство!
   Вилька радостно воскликнула и махнула мне рукой:
  -- Ев, пошевеливайся! Мы уже почти пришли!! - С этими словами подруга опрометчиво покинула защиту деревьев Заповедной дубравы, ступив на открытое пространство.
   Почти сразу раздался ее вначале восторженный, а затем встревоженный возглас. Я выбежала из-за деревьев как раз для того, чтобы увидеть, как Вилька поспешно сигает за ближайший обломок скалы, лежащий на довольно обширной поляне у подножия Алатырской горы, а сверху на нее целеустремленно пикирует относительно небольшой дракон, покрытой ярко-красной чешуей с рубиновым отблеском. Зеленые глаза с вертикальными зрачками чуть сощурились, когда на камень, за которым укрылась полуэльфийка, обрушился вал жгучего драконьего пламени золотисто-оранжевого цвета.
   Шипение пламени смешалось с матерным семиэтажным воплем с Вилькиной стороны и возмущенным - с моей. Рубиновый дракон, выдохнув пламя, прянул кожистыми крыльями, изнутри оказавшимися багряными, и пошел на второй заход, закладывая вираж в воздухе и собираясь с силами для повторной атаки.
  -- Евка, где твой драконотушитель, чтоб тебя!!!! - Возопила полуэльфийка, выскакивая из-за почерневшего и малость оплавленного камня величиной с маленький сарай. - Значит, драконы без предупреждения не нападают? Вот теперь ему это и скажи, что они - разумные существа, которые прежде чем жечь все, что двигается, задумываются, на кой леший это вообще надо!!!
  -- Ложись! - вместо ответа заорала я, сигая за уже облюбованный раз камень и пережидая за ним, пока дракон не выдохнется и не отлетит в сторону. - Да что на него нашло?
  -- Вот это я пытаюсь понять, - съязвила Вилья, выглядывая из-за камня и тотчас ныряя обратно. - Вот зараза, он на третий заход идет.
  -- Между прочим, - задумчиво заявила я. - Кажется, это попросту предупредительные выдохи. Если бы он хотел нас испепелить, то ему было бы достаточно выдохнуть более мощное пламя, которое спалил бы нас ко всем чертям вместе с этим камнем!
  -- Предлагаешь выйти и сдаться? - поинтересовалась Вилька, приглаживая волосы, завившиеся на кончиках от сильного жара.
  -- Именно. В конце концов, мы пришли с мирными целями... - С этими словами я выскочила из-за камня как раз для того, чтобы увидеть снижающегося рубинового дракона с раскрытой пастью, готового к очередному огнеметанию.
  -- Сумасшедшая!!! - заорала Вилька, выбегая из-за камня и становясь рядом. - И я вместе с тобой!
   Дракон затормозил, когда до нас оставалось не больше сажени, уходя в сторону и, хлопая кожистыми крыльями, как курица, взлетающая на насест, приземлился на невысокую густую траву. Развернулся в нашу сторону, пристально разглядывая изумрудными глазами с вертикальным зрачком и, я готова была поклясться, в них мелькнуло узнавание! Кажется, шашлык из нас делать не будут, по крайней мере, здесь и сейчас, и я вздохнула посвободней, во все глаза разглядывая рубинового дракона, длина которого была саженей пять от чуть заостренной морды до кончика хвоста включительно. Чешуя играет на солнце всеми оттенками алого - от темно-бордового до ярко-красного, брюхо и внутренняя сторона крыльев багряная, а оскаленные клыки внушают уважение и трепет. Короче, дракон - он дракон и есть!
  -- Ой, красивый какой, - восхищенно выдохнула Вилья, разглядывая сие чудо природы с широко распахнутыми от восторга глазами.
   Дракон чуть склонил голову, словно прислушиваясь к полуэльфийке, а потом чуть подался назад, сворачиваясь во что-то наподобие клубка и закрываясь крыльями.
  -- Ев, а чего это он делает? - изумилась подруга, глядя на застывшего в столь занимательной позе рубинового дракона.
  -- Кажется, собирается измениться, - предположила я. Честно говоря, всегда мечтала посмотреть, как же драконы-оборотни меняют ипостась на человеческую. Когда я пыталась представить, как же из здоровенного дракона получается человекоподобное существо среднего роста, то фантазию безнадежно заклинивало. - Если не ошибаюсь, в Алатырской горе живут драконы-оборотни. К тому же, он, наверное, не может с нами разговаривать в драконьем обличии...
   Тем временем свернувшегося в клубок дракона окутало яркое, почти солнечное сияние, превратившее существо в шар сплошного света, в котором растворились все очертания, и почти сразу же сверкающая сфера начала переплавляться, принимая форму человеческого тела. Миг - и свет погас, оставив на месте дракона беловолосого мужчину в красно-коричневых свободных одеждах. Еще секунда понадобилась мне, чтобы узнать в нем того странного мага из Лихостоев, которого я справедливо заподозрила в принадлежности к роду драконьему.
  -- Ритан!! - возопила Вилья, возмущенно упирая руки в бока. - Ты что, нарочно меня спалить хотел, а? Или просто красовался??
  -- Скажем так - выполнял свои прямые обязанности, - спокойно ответил белобрысый нахал, пожимая плечами и подходя к нам поближе. - Кстати, если уж на то дело пошло, то позвольте преставиться - Иоррвитанн Малейса Двирра Арагрет, Страж Алатырской горы.
  -- КАК??? - воскликнули мы с Вилькой в один голос, даже не пытаясь запомнить полное имя иронично улыбающегося дракона в его человеческой ипостаси. До сих пор я наивно предполагала, что самые длинные, зубодробильные и языкозавязывательные имена у эльфов, но сейчас поняла, как же ошибалась. Ритан своим полным именем с лихвой переплюнул всех известных мне эльфов.
  -- Не, лучше я тебя Ританом звать буду, иначе останусь без языка, - подвела итог знакомству Вилька.
  -- Как пожелаешь, - склонился тот в легком поклоне, в котором сквозило превосходство. - Кстати, Еваника, разговаривать в драконьем облике мы умеем, только вот сомневаюсь, что вам доставил бы удовольствие трубный рев, складывающийся в слова. Теперь, когда всем все стало понятно, хочу задать вам один вопрос - зачем вы прибыли к вратам драконьего царства? Учтите, врать бесполезно, я все равно пойму, и попытка ответа у вас всего лишь одна. Итак, я слушаю вас.
   Ритан выжидающе уставился на нас сине-зелеными глазами и я почему-то сразу поверила, что ложь он учует моментально, после чего пинком выпрет подальше от Алатырской горы, и следующий прием будет еще менее радушным. Подруга посмотрела на меня, негласно делая меня крайним переговорщиком, поэтому я мысленно перекрестилась, глубоко вздохнула и выпалила на одном дыхании.
  -- Страж Алатырской горы. Мы - посланники доброй воли из Андариона, прибыли выяснить причину, из-за которой драконы угрожают нападением на страну айранитов.
   Ой, лучше бы я молчала про айранитов! Ритан нахмурился, и глаза его из человеческих превратились в ледяные изумруды с узкой щелью вертикального зрачка. Вилька машинально сделала шаг назад, и я едва не шарахнулась вслед за ней - остановило только осознание того, что я айранит, и от того, сумею ли я переубедить драконьего царя, зависит целостность белого города с острыми башнями.
  -- Назови свое имя, айранит, и прими свой истинный облик, - приказным тоном объявил явно ритуальную фразу Ритан, обманчиво расслабленно опустив руки вдоль тела.
  -- Мое имя - Еваника Соловьева, это имя, данное мне человеком, вырастившим меня, посему я считаю человеческий облик своим истинным. Но здесь я выступаю от Андариона, поэтому называю тебе, Страж, имя рода, признанного моим - Синяя Птица.
  -- Невозможно! - Ритан подошел вплотную, вглядываясь в мое лицо. - Род Синих Птиц прервался, их не осталось совсем, а побочные ветви недостойны носить это имя.
  -- Хочешь сказать, что я лгу? - холодно осведомилась я, переплетая пальцы в замок и несколько неприязненно разглядывая Ритана в развевающихся на ветру одеждах, чуть поблескивающих на солнце, словно ткань была прошита золотыми нитями.
  -- Хочу сказать, что ты заблуждаешься, но искренне веришь в свое заблуждение. Но если ты докажешь, что являешься Синей Птицей, то я отведу тебя на аудиенцию к нашему царю.
  -- Сам напросился, - буркнула я, снимая сумку и перевязь с мечом и отдавая их Вилье.
   Ритан невозмутимо наблюдал за этими манипуляциями, но, когда я принялась стягивать рубашку через голову, в глазах его мелькнуло удивление.
  -- Еваника, если ты решила попробовать меня соблазнить, то зря стараешься.
  -- А по наглой и самоуверенной драконьей морде? - осведомилась я, справившись-таки с рубашкой и запихивая ее в сумку.
  -- Ладно, признаю, заслужил, - кивнул тот. - Но зачем тогда это шоу с раздеванием?
  -- Затем. Потому что рубашек у меня не бесконечный запас!
   Итак...
   Глубокий вдох и медленный выдох...
   Ставший привычным уже жар пробежал по венам, мышцы скрутило болезненной судорогой, а в спину словно воткнули два раскаленных кинжала. И так каждый раз - сначала боль, до того острая, что невозможно дышать, как будто легкие забило хрустальными осколками, и ошеломляющий жар. А следом - невероятная легкость во всем теле и поразительная четкость восприятия...
   Я выпрямилась, отбрасывая с лица синие с белыми кончиками волосы и с хрустом потягиваясь всем телом, словно разминаясь после долгого сна. Широкие крылья за спиной чуть шевельнулись и плавно сложились, касаясь кончиками перьев плотной ткани брюк. Улыбнувшись моментально посерьезневшему Ритану, я продемонстрировала свой впечатляющий оскал, которому, впрочем, все равно далеко было до драконьей улыбочки, но что есть...
  -- Еще вопросы есть по поводу моего рода?
  -- Нет, Синяя Птица. Я сдержу свое обещание и отведу вас к Аранвейну. Следуйте за мной.
   Ритан круто развернулся и скорым шагом направился прямо к монолитной скале. Честно говоря, я ожидала, что он откроет какой-нибудь потайной вход, но Страж Алатырской горы попросту прошел сквозь камень, как привидение. Я изумленно застыла, перестав поправлять перевязь меча, чтобы она поудобней легла поверх "корсета" с открытой спиной. Дело в том, что я не ощущала никакой иллюзии, никакого замаскированного входа, хоть и проверила раз пять. Получается, что Ритан действительно прошел сквозь скалу...
  -- Эй, вы долго еще там стоять будете? Мне, между прочим, нелегко держать вход открытым! - приглушенно послышалось изнутри скалы.
   Я глубоко вздохнула и, прикрыв-таки глаза, шагнула сквозь камень, на миг ощутив его холод и шероховатость всем телом.
  
   Вели нас долго. Настолько долго, что в мою голову закралось вполне обоснованное подозрение, что ведут нас не куда-нибудь, а в темницу, дабы запереть и забыть о нашем существовании раз и навсегда. Вилья мрачнела с каждой минутой, упорно не признаваясь в том, что ей крайне неуютно среди грубо высеченных прямо в скале лабиринтов тоннелей, из которых сами мы точно не выберемся, а Ритан невозмутимо шел на пять шагов впереди нас, освещая дорогу красноватым светлячком пульсара.
   С того момента, как мы переступили незримую границу, отделяющую Алатырскую гору от внешнего мира, Ритан не проронил ни слова, предпочитая либо отмалчиваться, либо ограничиваясь нехитрыми жестами. В конце концов, я начала думать, что нас специально запугивают и водят кругами, дабы мы осознали величие драконов и свою собственную ничтожность по сравнению с ними. Да и то, что в туннелях не было ни единого источника света за исключением пульсара Стража драконьего царства, действовало на нервы, медленно, но верно раздражая.
   Наконец впереди забрезжил мрачноватый багрово-красный отблеск пламени, который мне очень не понравился. Ритан же погасил свой пульсар, и туннель погрузился в красноватые сумерки, в котором даже мое обостренное зрение айранита не позволяло разглядеть детали - лишь смутные, чуть шевелящиеся тени.
   А потом в коридоре вспыхнул свет. Все того же мрачного красного цвета, он вспыхнул прямо под ногами, словно в каменном полу были встроены магические светильники, да судя по всему, так оно и было. Светильники сложились в одну торжественную дорожку через коридор, ведя куда-то вперед, когда Вилья коснулась моей руки чуть повыше локтя.
  -- Ев, ты только посмотри, что они в нишах вдоль стен понаставили!
   Я пригляделась - и ахнула! Свет, идущий от каменного пола, освещал рыцарские доспехи, выставленные в ряд, но какие доспехи! Все, как один - со следами, оставленными драконом. Отметины от когтей, зубов, копоть и оплавленный под воздействием драконьего дыхания металл - вот чем притягивала взгляд эта несокрушимая с виду броня. Да уж, если драконы хотели произвести впечатление, выставляя на обозрение то, что осталось после незадачливых драконосеков, то у них это, безусловно, получилось. Впечатление было.
   Но, боюсь, не то, на какое рассчитывали!
  -- Ев, нет, ну ты посмотри на этот доспех! - возмущенно разглагольствовала Вилья, обличительно тыкая пальцем в нагрудник с серебряной насечкой, исполосованный драконьими когтями буквально до дыр так, что металл разошелся рваными краями. - Ты глянь на сплав, неудивительно, что он драконьих когтей не выдержал! Тут же кузнецы сталь не пойми с чем намешали, вот и результат! А как они дополнительные защитные пластинки наклепали - курам на смех! Слишком узкие - под них когтем подденешь, и в сердце! Да что когтем - бронебойным болтом можно!
  -- А на этот посмотри, - указала я на соседние доспехи, на первый взгляд не поврежденные, но с огромным пятном сажи посередине груди. - Зуб даю, что они, хоть и огнеупорные, но очень тонкие. Рыцарь банально спекся!
  -- Никудышные кузнецы, ой, какие никудышные, - покачала головой подруга, тщательно осмотрев еще парочку наиболее занимательных экземпляров. - Или рыцари дураки - поверили на слово, а доспехи не проверили. Или торопились очень - кто их знает. Все-е-е, теперь броню буду только у знакомых кузнецов заказывать, иначе вот так впросак попадешь.
  -- Вы закончили? - послышался впереди голос Ритана, в котором проскальзывали нотки раздражения. Надо же, довели мы его-таки! - Тогда идем дальше.
  -- Ага, можно подумать, мы его сильно разочаровали, - шепнула мне на ухо Вилья, когда мы все-таки двинулись вслед за нашим провожатым.
  -- Еще бы! Нас этими бренными останками напугать хотели, а мы принялись кузнецов вместе с рыцарями хаять! Кстати, можешь не шептать - у драконов слух получше, чем у эльфов, он все равно каждое наше слово слышит.
  -- Что ж ты сразу не сказала? - усмехнулась Вилья, перейдя на привычную для меня громкость и сверля взглядом спину Ритана.
  -- Ты меня не спрашивала!
  -- Прошу вас соблюдать тишину, поскольку приемный зал - за этим поворотом, - не оборачиваясь, произнес Ритан, и мне показалось, что он уже далеко не рад, что не сжег нас еще на поляне, пока была возможность.
   Оказывается, что пока мы с Вильей беззлобно перебрасывались традиционными шпильками, Ритан вывел нас к огромному залу. Настолько огромному, что два мощных магических светильника, вделанных в пол, не могли осветить потолок, терявшийся где-то в темноте. Зато превосходно освещал все остальное.
   Два опаленных, художественно изодранных знамени, висящие на задней стене - одно бордовое, другое - небесно-голубое с серебристой полосой. Знамена, принадлежащие неизвестным государствам, некогда существовавшим, а ныне не существующим, хотя... На голубом знамени я увидела вышитый серебром символ, который я встречала в Андарионе над каждым входом в башню - причудливые линии и завитки, складывающиеся в узор распростертых крыльев. Получается, что голубое знамя, над котором явно висела туманная дымка заклятия сохранности, это знамя айранитов тысячелетней давности?
   Азраэл рассказывал, что тысячу лет назад драконы уже атаковали Андарион, почти смели его, но все-таки айраниты выстояли. И не потому, что драконы оказались слабее, чем крылатый народ, нет. Просто война грозила затянуться настолько, что потери с обеих сторон грозили стать катастрофическими. А драконы слишком ценили свое племя, слишком тряслись за каждого из них. Потому что дети у них рождаются крайне редко, как и у всех долгоживущих, практически бессмертных существ. Вот драконы и оставили в покое наполовину разрушенный, чадящий густым черным дымом Андарион. Потому что не было смысла в уничтожении айранитов полностью. Не стоило это жизней многих драконов, попросту не стоило. Вот война и закончилась. Не миром, но и не победой. Просто обе армии свернули знамена и без лишних слов разошлись в разные стороны жить своей жизнью.
   До нынешних времен. А поскольку драконы живут крайне долго, могу предположить, что я могу встретиться с теми, кто лично атаковал пламенем город айранитов в прошлом тысячелетии. От этой мысли мне стало как-то неуютно, особенно потому, что сейчас я стою посреди огромного зала в драконьем царстве, находясь в облике айранита. Синей Птицы, настолько похожей на картины, изображающие воительницу Таль, что меня не раз принимали за нее, только приглядевшись, можно было увидеть разницу. Интересно, а какая будет реакция старого дракона, узревшего перед собой призрак синекрылой воительницы, которая помогала оборонять Андарион в той давней битве, причем она наверняка совершила что-то из рук вон выходящее, раз уж ее запечатлели на каменных картинах...
  -- Аллейра Ясилонна Рейла Аранвейн, правитель Алатырской горы! - звучно провозгласил за нашими спинами Ритан, делая шаг назад, ко входу в зал, а я изумленно оглянулась, не в силах понять, где же вышеупомянутый правитель с таким именем, что проще повеситься, чем выговорить его без запинки.
   Оказывается, правитель все это время, пока я таращилась на голубое знамя, находился здесь, в этом зале. Под покровом невидимости.
   Когда Ритан объявил его полное имя, Покров начал эффектно таять, так, что громадный серебряный дракон с черным острым гребнем вдоль хребта словно возникал из ниоткуда. Светильники с полу загорелись на порядок ярче, освещая правителя во всей его красе - на серебряной чешуе чем-то вроде сверкающей всеми цветами радуги краски были проведены невероятные по красоте узоры, подчеркивающиеся невесть как державшимися на драконьей шкуре пластинками из червонного золота с непонятными символами, похожими на древние письмена. Честное слово, я себя почувствовала маленькой и убогой по сравнению с таким великолепием, хотя умом понимала, что, скорее всего, на такой эффект и было рассчитано.
   Наверное, мне надо было выдать какое-нибудь заумное приветствие, но я, как на грех, не имела ни малейшего понятия о драконьем этикете, что сочтут за оскорбление, а что - нет, поэтому просто прибегла к классическому поклону, которому научила меня Вилья, показывающий уважение к собеседнику, но не пресмыкание. И плевать мне, что драконы по праву считают себя самыми древними и могучими существами в мире, это не повод, чтобы ползать перед ними на карачках!
  -- Приветствую тебя, повелитель драконьего царства! - я все-таки не сдержалась от легкой нотки иронии, проскользнувшей-таки в моем голосе, ибо в холодных прозрачно-серых, как озерный лед, глазах дракона с узкой щелью вертикального зрачка мелькало презрение. Потому, что перед ним сейчас стоит айранит? Возможно. Примерно такое же выражение я иногда ловила в глазах Вилькиного деда, когда к нему приезжали парламентеры (читай - просители) из дальних южных земель и вели переговоры о ненападении. Князь Владимир снисходительно выслушивал их доводы, но в глазах мелькала скука и превосходство - действительно, что ему горстка каких-то южан с их так называемыми правителями, если войско Росского княжества больше раза в два как минимум ...
  -- Так все-таки, Азраэл рискнул, так? Он прислал тебя, чтобы ты убедила меня в его невиновности? Думал, что если пришлет ко мне невесть где найденную Синюю Птицу, то я размякну и на все соглашусь? - Вот теперь я поняла, почему Ритан не стал с нами разговаривать в драконьем облике. От слов Аранвейна, произнесенных глухим, пробирающим до костей, низким голосом, больше похожим на рык, по всему залу прошло эхо, а Вилья, обладающая чутким слухом, бессознательно прикрыла уши ладонями. Серебряный дракон обнажил впечатляющий оскал великолепных белоснежных клыков длиной почти в два локтя, зловеще поблескивающих в красном свете магических огней, и наклонился так, что чуть вытянутая морда на гибкой шее оказалась в сажени от моего лица. - Что, уже жалеешь, что прилетела сюда?
   Я помедлила с ответом, прикидывая, сразу меня пополам перекусят, или же подождут немного, но потом решила, что двум смертям не бывать и улыбнулась, глядя в льдистые драконьи глаза:
  -- Есть немного. Столько времени в пути - и такое разочарование. Ожидала увидеть величественное драконье царство, а мне демонстрируют узкие туннели и склад дешевого металлолома, в который превратились плохо скованные доспехи. Тоже мне, нашли, что послам показывать - кузнечный хлам и неосвещенные коридоры, так вас вообще уважать перестанут.
   Вилька за моей спиной сдавленно закашлялась и ощутимо дернула меня за левое крыло, едва не выдрав пучок перьев. Я уже и сама поняла, что малость перегнула палку, но, что самое смешное, я говорила от чистого сердца и правду, а, как мне показалось, драконы ценят это превыше всего. В прозрачно-серых глазах Аранвейна мелькнуло изумление, как вдруг одна из золотых пластинок, украшавших его переносицу, соскользнула по серебряной чешуе и со звоном ударилась о каменный пол. Я с огромным трудом удержалась, чтобы не хихикнуть, взирая на то, как драконью морду наползает страдальческое выражение пополам с желанием придушить незадачливого мастера, криво налепившего взбунтовавшуюся пластинку. Похоже, ничто человеческое драконам не чуждо, но, тем не менее, приходилось делать вид, что все так и задумано.
   Когда на пол упала вторая пластинка, побольше и помассивнее первой, я все-таки хихикнула.
   Пафос с Аранвейна скатился, как с гуся вода, и дракон, вздохнув, отодвинулся, обратившись к застывшему аки каменное изваяние Ритану:
  -- Опять клей не доварили! Ритан, сделай одолжение - на обратном пути загляни к тем халявщикам, что сидят в сокровищнице, и объясни им, как не надо себя вести, если отвечаешь за внешний вид царя Алатырской горы! - Еще одна оторвавшаяся с хвоста Аранвейна пластинка поставила звонкую точку в распоряжении правителя, и Ритан скрылся в коридоре с феноменальной быстротой, после чего серебряный дракон обратился уже к нам, тихо загибающимся от рвущегося наружу хохота. - Ладно уж, вас все равно этими цацками не впечатлить, поэтому смейтесь, иначе лопнете до того, как расскажете, зачем пришли. Честно говоря, я сам считаю, что это совершенно не нужная традиция, но отменить мне ее никак не дают.
   Правитель щелкнул хвостом, и освещение сменилось с красного на более приятный для глаз золотистый, а к тому моменту, когда мы с Вилькой все-таки отсмеялись с высочайшего соизволения правителя, вспоминая отрывающиеся бляшки, дракона перед нами уже не было. Честно говоря, я пропустила момент превращения, но сейчас с интересом разглядывала Аранвейна-человека.
   Свободные серебристо-серые одежды несколько странного покроя, какие-то летящие, а при каждом движении казалось, что полы вот-вот превратятся в крылья, ниспадали почти до пола, впрочем, не скрывая ладного телосложения. В образе человека Аранвейн оказался высоким, выше меня почти на голову, коротко остриженные каштановые волосы волнами ниспадали почти до плеч, но глаза на правильном лице так и остались льдисто-серыми, проницательными настолько, что делалось как-то не по себе.
  -- Полагаю, что вы голодны после долгого пути, поэтому приглашаю вас поужинать со мной, заодно все расскажете. Между прочим, - драконий царь улыбнулся, - возражения не принимаются, поэтому следуйте за мной, иначе потеряетесь. Кстати, Ритан так и не удосужился сказать, как вас зовут.
  -- Меня - Еваника, а мою лучшую подругу - Ревилиэль, - ответила я, складывая крылья за спиной и пытаясь улыбнуться так, чтобы не показать удлиненные клыки. Аранвейн эту мою слабую попытку отреагировал соответствующе, то есть попросил улыбаться так, как мне угодно, потому что подобными мелочами его уже давно не смутить, а я себя буду ощущать, по меньшей мере, неуютно, если не глупо.
   Эх, а ведь он прав.
   Мы вышли из приемного зала через малозаметную дверь под знаменами и оказались в совершенно другом месте, по крайней мере, мне так показалось. Коридор был залит солнечным светом, не пойми как оказавшимся внутри горы, сквозь хрустальные окна была видна Заповедная дубрава, а легкий ветерок, сквозняком скользивший вдоль стен, приносил аромат луговых цветов.
  -- Это и есть настоящее драконье царство, выстроенное внутри горы еще нашими предками с помощью древнего волшебства. Именно здесь и живет мой народ, - с нескрываемой гордостью и восхищением в голосе негромко произнес Аранвейн.
   Я бы тоже гордилась таким народом. И такими предками.
  
   Дверь в противоположном конце коридора распахнулись, и на пороге появилась высокая, стройная девушка с золотистыми волосами, доходящими почти до колен, в темно-фиолетовом, почти черном платье. Ее чуть миндалевидные глаза светло-карего, почти оранжевого цвета, расширились, когда она увидела меня, стоящую за спиной драконьего царя, и зрачки моментально сузились до тонкой щели.
  -- Аранвейн, кого ты привел сюда?! Айранита!! Не ты ли клялся, что ни один крылатый выродок не переступит порог Алатырской горы, пока ты жив и сердце твое бьется! И сейчас за твоей спиной скрывается один из них! До чего дошел их так называемый правитель, не носящий короны - присылает к нам мальчишку в надежде разжалобить тебя!
  -- Я такой же мальчишка, как и ты, - буркнула я, выдвигаясь из-за широкой спины Аранвейна, чтобы неизвестная пока еще девушка сумела убедиться в моей принадлежности к "слабому полу". Блондинка замолчала почти моментально, глядя на меня так, словно запоминая мое лицо до мельчайших подробностей.
   Ага, с таким выражением рассматривают лицо жертвы, чтобы всадить ей нож в спину в темном переулке.
  -- Йергаль, иди, мы поговорим с тобой позже. Сейчас меня ждет серьезный разговор, - спокойно глядя на девушку, негромко сказал Аранвейн, но та вздрогнула так, словно он гаркнул ей в самое ухо. Медленно поклонилась и без слов вышла за дверь. - Она одна из моих советчиц. Юная еще совсем, и восьмисот лет не исполнилось, но очень бойкая и преданная. Одна беда - несдержанная еще, обычно вначале говорит, а потом думает, но со временем это пройдет, - извиняюще пояснил драконий царь, обернувшись к нам.
   Интересно, если для Аранвейна восьмисотлетняя драконица - юная девочка, то какие же младенцы в его глазах мы с Вильей? М-да-а, лучше не заострять внимание на этом, иначе самооценка сползет ниже половиц. Тем временем дракон раскрыл одну из боковых дверей и жестом пригласил нас внутрь.
   Вот уж где было самое настоящее чудо!
   Стол был накрыт прямо посреди солнечной поляны - в траве, абсолютно реальной на ощупь, стрекотали кузнечики, ветер шевелил листья на березах, стеной окруживших небольшой лужок. Я не удержалась и, подойдя поближе к одной из берез, закрыла глаза и коснулась ладонью там, где по идее, должна быть стена. И, к моему удивлению, я ее почувствовала - ощутила кончиками пальцев прохладный шероховатый камень, чуть царапающий кожу.
  -- В Снежном Дворце точно такая же иллюзия есть, - тихо сказала я, убирая руку и открывая глаза. Не знать, что здесь стена - ни за что не догадаешься. - Только там ощущение, будто бы ты находишься высоко-высоко над землей, паришь в облаках. А здесь - поляна. Такое ощущение, что одни и те же мастера поработали.
  -- Это невозможно, - пожал плечами Аранвейн, отходя к небольшому столу, сервированному на троих. - Этому залу слишком много лет, он гораздо старше Андариона, а секрет подобного волшебства уже давно утерян даже нами.
  -- Ты просто никогда не видел тронный зал Снежного Дворца, - улыбнулась я, усаживаясь по правую руку от драконьего царя, с трудом разместив крылья так, чтобы они не мешали. Аранвейн заметил эту заминку и поинтересовался:
  -- Странно, но мне почему-то кажется, что твоя естественная ипостась так же неудобна для тебя, как для меня - человеческий облик, который я принял, чтобы нормально поговорить с вами.
  -- Правильно кажется, - наконец-то высказалась молчавшая до сих пор Вилья, с интересом глядя на возникшее прямо на белоснежной скатерти блюдо с горячими закусками. - Она меньше года назад в это крылатое недоразумение превратилась, а до того была почти нормальным человеком.
  -- То есть как - превратилась? - заинтересованно спросил Аранвейн, разглядывая меня так, словно я была ранее не виданным существом. - Я думал, что айранитом надо как минимум родится.
   Я посмотрела в его внимательные серые глаза, потеплевшие и больше не напоминавшие о сковавшем озеро льде, а наводящие на мысль о полированном серебре, и почему-то мне захотелось рассказать ему свою историю. Рассказать все, начиная с того момента, когда я увидела Хэлириан на пороге дома наставника, и заканчивая сегодняшним днем.
   Драконы умеют слушать, как никто. Слушать так, что у тебя нет ощущения, будто бы твоя история невзрачна и не нужна никому, кроме тебя. Аранвейн прервал меня только один раз, когда спросил, кто являлся моим наставником. Имя Лексея Вестникова несколько озадачило его, но не удивило, словно он уже слышал о нем. Когда я наконец-то выдохлась, он тепло улыбнулся и легонько коснулся моей узкой ладони своей, слишком теплой для человеческой, словно под кожей текла не кровь, а живой огонь.
  -- Теперь понятно, почему ты не такая, как все айраниты. Ты просто не принадлежишь их народу. И понятно, почему ты так похожа на Таль... - он еле слышно вздохнул и печально улыбнулся.
  -- Ты знал ее? - изумилась я. Всевышний, сколько же ему тогда лет-то??
  -- Знал. Мы познакомились еще до того, как вспыхнула война. Вы с ней чем-то похожи, не только принадлежностью к одному роду, но скорее взглядом на окружающий мир - свежим каким-то, непохожим ни на чей. Таль была как свежий весенний ветер, врывающийся в затхлую пещеру, свободная и независимая, как небо, но с характером, подобной вершине непоколебимой горы.
  -- Но грянула война... - не спросила, а уточнила я.
  -- Да, грянула война, - согласился дракон, и его глаза чуть потемнели, словно он ушел в воспоминания тысячелетней давности. - В то время я еще не был коронован, поэтому был командующим лишь небольшой эскадрильи. И еще я не знал, что Таль - айранит, иначе дважды подумал, прежде чем напасть на ее дом.
   Я вспомнила одно из изображений Таль - синекрылая девушка в вороненых доспехах аватаров, заносящая меч над существом, отдаленно напоминающим дракона с серебристой чешуей. Кажется, до меня дошло...
  -- Так это с тобой в последней битве за Андарион сражалась Таль Синяя Птица?! - изумленно воскликнула я, не веря своей догадке.
  -- Верно. Со мной. Я узнал ее только потом, когда главнокомандующий эскадрильей драконов, давний друг моего отца, скомандовал отступление. Адарион была наполовину разрушен, а девушка-аватар с синими крыльями, забрызганными кровью, единственная, рискнувшая кинуться на меня в одиночку, вооруженная всего лишь мечом, сняла шлем. Я никогда не видел Таль в ипостаси айранита, но сразу же узнал ее лицо в обрамлении точно таких же, как и у тебя, волос - синих, с белыми кончиками. И такая ненависть была в ее глазах, что я не нашел в себе сил рассказать ей о том, кто только что чуть не уничтожил ее народ.
  -- Как понимаю, вы больше не виделись? - поинтересовалась подруга, отпивая из бокала с легким золотистым вином. - Потому что она, скорее всего, тоже понятия не имела о твоей второй ипостаси.
  -- Какая проницательность, - едко отозвался Аранвейн, откидываясь на спинку кресла. - Разумеется, не виделись.
   Над столом, с которого уже исчезли все приборы, кроме бокалов с золотистым вином, повисла тишина. Тягостная, как и воспоминания, о которых хочется забыть, но что-то не позволяет. Я кашлянула, и, добившись таким образом внимания Аранвейна и Вильи, поинтересовалась у драконьего царя:
  -- Так что за существа, из-за которых весь этот сыр-бор начался? Которые драконы постоянно приписывают айранитам?
  -- Мы никогда и никому ничего не приписываем! - возмутился Аранвейн, чуть подаваясь вперед. - Эти непонятные твари сами кричали, когда гибли в нашем огне, что Андарион еще отмстит нам за них всех.
  -- Мало ли что они орут. Им могли банально приказать, - фыркнула я. - Это не доказательства.
  -- Еваника, существа были чересчур примитивны, чтобы лгать, да еще и на пороге смерти.
  -- Чем примитивнее существа, тем легче им внушить практически все, что угодно, с помощью магии, - возразила я.
  -- Утверждаешь, исходя из собственного опыта? - язвительным тоном поинтересовался Аранвейн, приблизив свое лицо к моему. - Часто подобным занимаешься?
  -- Не занималась ни разу, но знаю о подобном. Если есть знание, что такое возможно, то не теряешься в ситуации, подобной этой и не делаешь ложных выводов, - парировала я, не сдвинувшись ни на вершок.
  -- Хочешь сказать, что драконы ошиблись? - тихо прошипел правитель, и зрачки его на миг дрогнули, вытягиваясь в узкую щель.
  -- Хочу сказать, что вас ввели в заблуждение, сыграв на том, что вы до сих пор тихо ненавидите айранитов, да вот только чувство собственного достоинства не позволяло вам напасть на Андарион просто так, за здорово живешь, без соответствующей причины. Вам эту причину подбросили, и вы заглотили наживку вместе с крючком! Вилья, перестань пинать меня под столом, я правду говорю! - возмутилась я, глядя на подругу, внутренне готовясь к тому, что сейчас меня вышвырнут за пределы Алатырской горы, и навсегда запретят появляться в здешних местах под страхом смерти.
   Но, как я уже поняла, на дипломатию драконы в лице своего правителя Аранвейна плевать хотели с высокой колокольни, равно как и на мнение всех остальных. Выслушать - выслушают, но решение будут принимать, основываясь исключительно на собственных мировоззрениях. Я же надеялась только на то, что Аранвейн знаком с поговоркой "Устами младенца глаголет истина", и хотя бы попытается прислушаться и не торопиться с выводами относительно Андариона.
  -- Аранвейн, - обратилась Вилья к задумавшемуся царю драконов. - А как выглядели существа, которых вы вылавливали в Алатырской горе?
  -- Похожи на человека, если того долго пытать раскаленными прутьями, а потом еще и влить в жилы колдовское пламя. Шустрые невероятно, а от беззвучного вопля каменные стены трескались. Самое непонятное, что никто из драконов не сумел вспомнить, что когда-нибудь видел подобных тварей, выходит, что они либо недавно появились и еще попросту не успели нигде расплодиться до такой степени, чтобы стать заметными, либо просто хорошо скрывались.
  -- Не привлекать ваше внимание довольно легко, - фыркнула я. - Достаточно ни на что не претендовать и тихо-мирно жить в лесу или под землей. Можно подумать, вы внимательно смотрите на все, что у вас под крылом. Ладно, хватит язвить - дело в том, что я тоже понятия не имею, что это за твари, хоть и честно проштудировала свою память и книги наставника. Знаю только, что появляются эти существа в столбе пламени из-под земли. И еще - мечи против них бесполезны.
  -- Зато когти айранитов в самый раз, - еле слышно произнесла Вилька, но я все равно услышала.
  -- Не смешно, Виль. Получается, что эти твари вылезают только в пределах Алатырской горы, вот что странно.
  -- А, по-моему, как раз все понятно, - возразил Аранвейн, переплетая изящные пальцы. - Их кто-то направляет.
  -- Да, но только тот, кто обладает огненной магией. А у айранитов, насколько я знаю, в ходу только воздушная магия.
  -- Еваника, а ты сама-то чем чаще пользуешься? - ни с того, ни с сего задал мне вопрос дракон, так что я ответила, не задумавшись:
  -- Огнем.
  -- Вот тебе и ответ на вопрос. А ты ведь айранит.
  -- Но я не смогу вызвать такую тварь!! И заставить ее подчиняться тоже не смогу, а все потому, что сил не хватит! Вот драконы смогли бы вызвать таких существ десятками, если бы захотели! - выпалила я прежде, чем сообразила, кого я обвиняю. Глаза Аранвейна в момент превратились в два куска льда, перечеркнутых ровной трещиной зрачка, и он резко встал, кажется, едва сдерживаясь, чтобы не рявкнуть на меня.
  -- Вам покажут ваши покои. Когда я приму решение, которое вы сможете донести до правителя Андариона, я призову вас. Идите.
   Прозвучало это как "Вон отсюда, и чтобы ноги вашей здесь не было!". На краю "поляны" буквально из ниоткуда возникла темноволосая девушка, оглядевшая меня с презрением во взгляде, и молча сделала знак следовать за ней. Пришлось подчиниться, отвесив на прощание Аранвейну по поклону.
   Кажется, я в очередной раз все испортила...
  

Глава 15.

   Отведенный для нас с Вильей комната больше походила на камеру для особо почетных гостей - вроде бы все удобства присутствуют, даже шелковые покрывала на кроватях наличествуют, но дверь захлопнулась с подозрительным скрежетом, таким, что я, коснувшись мореного дуба, поняла, что самим нам ее не открыть ни за какие коврижки. А все потому, что едва мы вошли внутрь комнаты, как моя магия перестала существовать, словно я опять находилась в гномьих катакомбах под Закатным пиком. То же странное и страшное ощущение, словно ты теряешь кусочек своей души, как будто неотъемлемая часть тебя, всегда бывшая рядом, вдруг перестала существовать.
  -- Нет, кто бы подумал! Они нас заперли! - возмутилась Вилья, для пробы пару раз подергав за ручку двери с нулевым эффектом. - Похоже, что тут банально на засов закрыли. Евк, колдани что-нибудь так, чтобы эта дверца с петель соскочила, ну, или хотя бы засов отдвинулся.
  -- Не могу, - безрадостно отозвалась я, оглядывая комнату. Интересно, куда предусмотрительные драконы заныкали димеритовую друзу, раз уж она так удачно приглушила мои магические способности, а? Как говориться, лучше всего прятать на самом виду - там, где будут искать в последнюю очередь.
  -- То есть как - "не могу"? - переспросила Вилья, отлипая от неподатливой двери и глядя на меня так, словно я совершила внеплановую смену ипостаси.
  -- Молча и скрипя зубами! - Недовольно отозвалась я, в наглую разваливаясь на широкой кровати, почти полностью укрыв ее развернутыми крыльями. Эх, а ведь все-таки удобно вот так лежать на животе, раскинув крылья на манер пришпиленного булавкой мотылька. Моему пофигистичному взгляду на ситуацию не дала развиться Вилья, усаживаясь рядом со мной. Спасибо хоть, что правое крыло додумалась сдвинуть в сторону, а то ведь могла прямо на него усесться, а проверять на прочность свои оперенные конечности с помощью подруги мне пока что не улыбалось.
  -- Ев, может, хватит меня нервировать, а? Что значит - не можешь?
  -- То и значит, - пояснила я, зарываясь носом в мягкую подушку и глухо вещая уже оттуда. - Тут в комнате драконы где-то димеритовые кристаллы запрятали, а они, как знаешь, гасят любую магию в радиусе пятнадцати шагов точно.
  -- Вот гады чешуйчатые! - Эмоционально высказалась подруга, впрочем, не опустившись до уровня, когда приличными в высказываниях становятся только предлоги и знаки препинания.
  -- Ну, по правде говоря, я поступила бы точно так же. В конце концов, мы с тобой представляем Андарион, который сейчас не в лучших отношениях с Алатырской горой. Чего странного, что нас деликатно заперли, чтобы мы не шастали, где попало? Аранвейн все-таки не дурак, поэтому он проявляет разумную осторожность. К тому же, разместили нас со всем возможным комфортом, так что тебе вообще грех жаловаться.
   В ответ Вилька только пробормотала что-то маловразумительное и отошла к туалетному столику, где принялась разоружаться. Лично я предложила бы пока отдохнуть, ибо справедливо подозревала, что советоваться драконы могут до-о-о-олго. Самое главное - что нас выслушали, вроде бы даже местами поверили, так что теперь остается только ждать.
   Тьфу, ненавижу неизвестность, которая действует на нервы похлеще засады на кладбище, когда упорно выслеживаешь нежить, а она вместо того, чтобы вылезать из-за могилы, кидается на тебя из ближайшего оврага! Вот и сейчас - сиди тут, как на иголках, и смиренно ожидай своей участи, когда правитель драконов соизволит сочинить что-нибудь умное и желательно устраивающее обе стороны. Ладно, это я так, опять размышляю на отвлеченную тему из-за вынужденного безделья.
   Звук отодвигаемого засова всего через час после того, как нас сюда привели, взбодрил нас вернее ледяной ключевой воды, выплеснутой в лицо. Вилька машинально потянулась за кинжалом, а я приподняла голову с подушки, взирая на драконьего царя, заявившегося в нашу "темницу" самолично. Аранвейн уселся на единственное в комнате кресло, безжалостно измяв серебристые одежды, и неожиданно улыбнулся, глядя на мою недовольную физиономию, обрамленную встрепанными синими с белыми кончиками волосами.
  -- Еваника, и все-таки, ты странная девушка, смелая до глупости. До тебя еще никто не рискнул обвинить драконов в подобной авантюре в присутствии хоть кого-либо из нашего народа. Тем более, меня. Обычно нас обругивают и обвиняют во всем и сразу втихомолку и за спиной, а вот высказать в лицо рискуют немногие.
  -- Ага, и эти немногие входят в подавляющее число драконоборцев, - фыркнула я, поднимаясь с кровати и складывая крылья за спиной так, чтобы можно было усесться с относительным комфортом. Аранвейн с затаенно улыбкой в глазах наблюдал за тем, как я пытаюсь пристроиться на уголке кровати так, чтобы широкие крылья не мешали, но последние никак не желали складываться. Наконец мне надоело показывать драконьему царю "балаган одного айранита" и я попросту встала, подперев спиной ближайшую стенку.
   В льдистых глазах драконьего царя мелькнула озорная искорка, а улыбка стала чуть шире. Я с трудом удержалась, чтобы не изобразить реверанс, но отсутствие подола как такового меня остановило. Вилья несколько секунд в упор разглядывала правителя Алатырской горы, а потом спросила:
  -- Простите, Аранвейн, и к какому выводу вы пришли, выслушав нас с Евой?
   Дракон задумчиво перевел пристальный взгляд на полуэльфийку и, выдержав небольшую паузу, ответил:
  -- Я считаю, что следует повременить с объявлением ультиматума Андариону, равно как и с развязыванием военных действий. По крайней мере, пока все не будет выяснено окончательно.
  -- Живем, - непроизвольно выдохнула я, и тотчас осеклась под чуточку насмешливым взглядом Аранвейна. А ведь его глаза могут напоминать не только лед, но и озерную воду в разгар весны.
  -- Вот уж точно - живем, - усмехнулся дракон. - Честно говоря, меня тоже не радовала идея войны с айранитами. Не спорю, у нас были разногласия в прошлом, но, согласись, это не повод, чтобы развязывать кровопролитие.
  -- А все потому, что неизвестно, кто победит, - ляпнула я, и тотчас осеклась под пристальным взглядом ледяных драконьих глаз, которые на миг перечертили трещины вертикальных зрачков, в котором мне почудилось испепеляющее драконье пламя.
  -- Не совсем верно, Еваника. Неизвестно, с какими потерями мы победим. - Негромко уточнил правитель таким тоном, что я почему-то сразу ему поверила. - Понимаешь, дети у нас рождаются редко, да и каждая драконица в состоянии отложить не более пяти яиц за всю жизнь. Конечно, это правило относится только к чистокровным драконам, поскольку полукровки утрачивают возможность смены ипостаси - как рождаются в человеческом виде, так в нем и живут. Долго, очень долго, наследуя нашу магию, но не наш истинный облик. Поэтому мы не считаем таких существ за драконов. Они наши младшие родственники, но не равные нам.
  -- Поэтому вы так трясетесь за каждого дракона? - поинтересовалась я.
  -- Поэтому и трясемся, - подтвердил Аранвейн. - Пока нет смысла в войне, мы не нападем.
  -- Хоть что-то обнадеживает, - улыбнулась Вилья.
   Честно говоря, я вздохнула с облегчением. Значит, к нам прислушались и война откладывается. Не отменяется полностью - сомневаюсь, что такой исход дела сможет хоть кто-то гарантировать, но, по крайней мере, мы получили передышку. Теперь осталось только выяснить, что это за непонятные существа, возникающие в столбе пламени, и откуда они вообще берутся. Я оглядела своих собеседников - оба сидели молча, думая о чем-то своем. Вилька машинально вертела в руках метательный кинжал - привычка, которая осталась у нее еще с тех пор, когда она служила росской сотне и обучалась метанию кинжалов. Тогда подруга постоянно крутила в ладонях затупленный нож, добиваясь гибкости и ловкости пальцев. Сейчас необходимость в подобных "тренировках" отпала, но привычка осталась, и теперь Вилья постоянно так поигрывает кинжалом, вводя в состояние нервного тика всех слабонервных, не знающих, что сие действо - это не акт устрашения, а привычка. С другой стороны - когда полуэльфийка думает о чем-то серьезном, но у нее выражение лица становится из разряда "не подходи - убьет!".
   Драконий царь непринужденно откинулся в кресле, вытянув ноги в мягких сапогах из серой замши с высокими голенищами, а волнистые каштановые волосы наполовину скрыли задумчивое, неподвижное лицо, на котором жили лишь глаза, а точнее - зрачки, постоянно меняющие форму от круга до вытянутой узкой щели. Да уж, если задумчивый дракон заставляет чувствовать себя по меньшей мере напряженно, то что же будет, если вывести Аранвейна из себя? Не та кратковременная вспышка, которую он позволил себе в обеденном зале, а полноценная ярость дракона, о которой слагают легенды только те, кто находился в нескольких верстах от места событий. Поскольку те, кто подпадал под "горячую руку" этой ярости обычно ничего рассказать уже не могли, даже некромантам - кучки пепла, равно как и обугленные скелеты уже никому и ничего рассказать не могут.
   Прикрытая Аранвейном дверь с грохотом распахнулась на всю ширину, ударившись о стену, и на пороге появилась встревоженная, если не сказать - разъяренная блондинка, которая уже повстречалась нам в широком коридоре, поймавшая на лету кинжал, который метнула Вилья и небрежно отбросила его в сторону.
  -- Аранвейн, они опять здесь! И утихомирь своих гостей, - последнее слово она словно выплюнула, глядя на подругу так, что та неосознанно подалась назад.
  -- Где? - Дракон одним слитным движением поднялся с кресла, стремительным шагом подходя к девушке. - Йергаль, где они?
  -- Недалеко от Пещеры Жизни.
   Лицо Аранвейна исказилось скрытой яростью, и глаза перестали даже отдаленно напоминать человеческие - две льдины, перечеркнутые трещиной зрачка, словно дракон рвался наружу сквозь человеческую оболочку. Вот вам и дракон в ярости. Правда, это еще терпимо, поскольку правитель еще находился в человеческой ипостаси, но от ощущения моментально уплотнившейся ауры вокруг Аранвейна у меня по коже пробежал мороз. Ощущение скрытой силы от этого дракона было таким, словно меня окунули в ледяную воду, а потом выставили на обжигающе горячий ветер. Я вздрогнула, но все-таки нашла в себе силы спросить:
  -- Аранвейн, можно пойти с тобой? - Два раздраженных драконьих взгляда - льдисто-серый и оранжево-желтый - скрестились на мне, но я все-таки продолжила. - Я все-таки ведунья, могу помочь.
  -- Да что ты, жалкая ведьма, сможешь сделать там, где могут оказаться бессильны драконы? - фыркнула Йергаль, но Аранвейн уже выходил за дверь, бросив нам одно-единственное слово:
  -- Идите.
   Вилья подхватила свой меч, и выбежала за дверь вслед за драконами, я же пошла, вооруженная лишь тем оружием, которым меня наградили природа и вторая ипостась, оставив дверь открытой...
  
   Изысканные коридоры всего лишь через два пролета сменились огромными туннелями, выбитыми прямо в скале, которые выходили в пещеры соответствующих размеров - таких, что дракон в своем истинном облике чувствовал бы себя здесь более, чем комфортно. Я прикинула размеры самой Алатырской горы, сопоставила их с габаритами пещер и справедливо заподозрила, что тут что-то неладно - изнутри драконье царство оказалось гораздо больше чем снаружи. Похоже, что драконы при постройке своего дома использовали магию, аналогичную той, что использовал Лексей Вестников при постройке избушки, в которой я прожила почти до двадцати лет. Тот домик неподалеку от Стольна Града снаружи казался крошечным, но, тем не менее, внутри он был довольно просторным, а уж сколько там вещей хранилось, вроде бы не занимая много места, но в совершенно невообразимом количестве. Вообще Алатырская гора напомнила мне бездонную сумку, с которой я шлялась по трактам и лесам - вроде небольшая, но сколько же в нее влезает!
   Стоило нам только вступить под своды очередной огромной пещеры, освещаемой лишь золотистым светом магических светильников, как впереди послышался трубный драконий рев, многократно отразившийся от стен, следом - гул пламени и какой-то визг, едва слышный, но почему-то пробирающий до костей так, что у меня волосы на затылке встали дыбом.
   Аранвейн и Йергаль без слов окутались плотным, стремительно разрастающимся мерцающим облаком, и, спустя несколько мгновений, вперед устремились два дракона - серебряный с черным гребнем и тускло-оранжевый с золотистой изнанкой крыльев - почти сразу же скрывшись в соседнем зале, откуда доносился шум битвы.
  -- Виль, догоняй, я - за ними! - Последние слова я прокричала, уже находясь в воздухе, взмывая почти к самому потолку.
   Шум драки становился все сильнее, впереди плеснуло отблеском огня, пахнуло горячим ветром, и сразу же у меня заломило зубы от вопля тварей, которых в зале собралось, как мне показалось, как минимум два десятка. Я поднялась выше, закладывая круг над местом событий.
   Небольшой фиолетовый дракон прикрывал собой небольшой овальный вход, поливая перед собой огнем, худо-бедно отгонявший шустрых приземистых тварей с телами, словно покрытыми шрамами от страшных ожогов. Аранвейн и Йергаль пытались расчистить дорогу, пробиться на помощь к прижатому к стене дракону, но вспыхивающие в разных местах столбы пламени указывали на то, что дело серьезнее, чем казалось на первый взгляд. Такое ощущение, что кто-то открыл прямой канал телепорта между Алатырской горой и еще чем-то, откуда эти скалящиеся твари лезли в немереном количестве. Всевышний, да откуда их столько???
   Я спикировала вниз, пронесясь прямо перед мордой ошалевшего от такой наглости фиолетового дракона, который едва не спалил меня прицельно пущенным сгустком пламени, больше похожим на огненный плевок, но тут его внимание отвлекли те самые твари, пытавшиеся прошмыгнуть в овальный проем. Я раскинула руки и прямо в воздухе начала зачитывать заклинание Зингары, окутавшее меня сеточкой изумрудных молний.
   Вот когда я поняла, что читать подобные экзорцизмы в воздухе - дело не просто рискованное, а совершенно сумасшедшее. Я была вынуждена спуститься ниже, поскольку все еще не умела плести прямо в полете такие заклинания, и вот тогда мне пришлось несладко - прямо подо мной полыхнул столб пламени, и вышедшая из него тварь без долгих раздумий сиганула в мою сторону, пытаясь достать когтистой лапой, похожей на страшно деформированную человеческую руку.
   Почти достала, почти дотянулась - но в момент, когда тварь должна была сбить меня, я дочитала заклинание, и экзорцизм Зингары заработал на полную катушку. Кокон изумрудных молний спалил существо прямо в воздухе, да так удачно, что на каменный пол пещеры упал уже желтоватый костяк, рассыпавшийся на кусочки при падении. Я приземлилась следующей, и, едва подошвы моих сапог коснулись твердой поверхности, экзорцизм словно взбесился, выстреливая во все стороны изломанными короткими стрелами изумрудных молний, обращая беззвучно вопящих существ в наборы для выставления в музей. Вокруг гудело пламя фиолетового дракона, отгонявшего тварей подальше и от входа, и от меня, когда заклинание выдохлось вместе с двумя третями моего резерва. Последняя изумрудная молния сбила появившуюся из столба пламени тварь раньше, чем та успела осмотреться, а я с трудом подавила желание усесться прямо на закопченный пол.
   Черный гребень серебряного дракона светился в отблесках пламени и сиянии магических светильников, и я почувствовала, как он "запирает" зал от любого вторжения извне магическим путем. Волна исходящей от Аранвейна силы валом прокатилась во все стороны, распространяясь не только на конкретную пещеру, но и на всю Алатырскую гору, закрывая драконье царство мощным куполом защиты. Правда не думаю, что он продержится долго, но вот разобраться с происходящим мы успеем...
   Вилька, возникшая неожиданно, как леший из кустов, встряхнула меня, приводя в чувство. Узкое лицо полуэльфийки с миндалевидными глазами было перепачкано копотью и еще чем-то темным, но зловещая улыбочка меня как-то успокоила - выходит, подруга в полном порядке, если так скалится.
  -- Ев, хорош спать на ходу! Ты вот скажи мне, когда ты начнешь думать головой, а? Колдовать такие штуки в воздухе - это ж совсем мозгов не иметь надо! Спасибо Аранвейну - тот почуял, что ты там плетешь что-то аховое, и прикрывал тебя пламенем, иначе тебя достали бы до того, как ты закончила колдовать.
  -- Прикрывал? - Честно говоря, не заметила я этого. Хотя со стороны виднее - я была поглощена плетением заклинания и тем, чтобы не сверзится на каменные плиты пола, а уж определять, кому принадлежит пронесшаяся рядом струя пламени, было как-то недосуг. В любом случае, спасибо ему. И только сейчас я обратила внимание на то, что меч Вильи светится каким-то красноватым светом сквозь потеки черной крови на лезвии. - Виль, а что с твоим оружием, а?
  -- Да это Ритан подсуетился, - улыбнулась подруга, опуская меч и оглядываясь, чем бы вытереть кровь на лезвии. Ничего подходящего не нашлось, поэтому подруга использовала завалявшийся в кармане штанов носовой платок. - Он тут до сих пор где-то в человеческой ипостаси ошивается...
  -- Он тебя хоть прикрывал? - поинтересовалась я, подходя к одному из скелетов и пиная оскаленную черепушку носком сапога. Черепушка подобного издевательства не выдержала и изволила рассыпаться каким-то странным белесым песком.
  -- Спрашиваешь! Ритан поначалу хотел меня послать куда подальше, едва завидел, куда я собралась влезть, вооруженная простым мечом, но потом понял, что проще помочь, чем тратить время на уговоры или же попытки отослать назад. Вот, зачаровал мне меч, чтобы он тех тварей рассечь мог, а сам куда-то в самое пекло бросился... А, да вон он стоит!
   Я обернулась в указанном направлении и действительно увидела Ритана, склонившегося над одним из трупов напавших тварей с рассеченной грудью. Белые волосы Стража Алатырской горы растрепались и в художественном беспорядке обрамляли узкое лицо, испачканное сажей и еще чем-то. Серебряный дракон заинтересованно наклонил голову, увенчанную черным гребнем, и в пещере раздался шипящий голос Аранвейна-дракона, который пробирал до костей вернее, чем его же трубный рев. Все-таки дракон есть дракон, и когда он начинает говорить на понятном человеку языке, это все равно получается немного жутковато.
  -- Ритан, сколько еще можно терпеть этих выродков в нашей горе? Ты их нарочно пропускаешь, или как?
  -- Прощу прощения, мой правитель, но я не в состоянии закрыть всю Алатырскую гору от магического проникновения на долгий срок. А если объединить силы, то неизвестно, чем это обернется.
  -- Ладно, я понимаю, - Аранвейн нетерпеливо отмахнулся когтистой лапой. - Я в курсе, что драконы не могут объединить свою магию с кем-то из своего рода, иначе результат будет абсолютно непредсказуем. На такой риск мы пойти не можем...
  -- А я вот никак не могу понять, чего им надо - вроде бы эти твари ничего серьезного сделать не могут, так, мешаются просто... - вставила свою реплику я, и тотчас осеклась под яростными взглядами двух драконов в разных ипостасях.
  -- Еваника, поясняю, как недалекому айраниту - драконам эти существа не опасны абсолютно, но вот нашим еще не родившимся детям... Еще есть какие-либо гениальные комментарии? - едко поинтересовался Ритан. Я стушевалась и решила больше не влезать, отойдя в сторонку поближе к Вилье, когда фиолетовый дракон у овального входа вдруг взвыл так, что я шарахнулась в сторону, запнулась о валявшийся на полу скелет и, неловко взмахнув крыльями, безуспешно пытаясь удержать равновесие, хлопнулась пятой точкой на каменные плиты.
   Вой-рев длился еще с секунду, а потом Аранвейн сорвался с места и, на ходу окутываясь сверкающим облаком, метнулся ко входу в пещеру, скрываясь внутри уже в образе человека в серебристых одеждах. Я вскочила и рванулась вслед за драконьим царем, краем глаза заметив, что Ритан и Йергаль, уже успевшая сменить ипостась, с донельзя обеспокоенными и ошарашенными лицами торопятся в ту же самую пещеру.
   Я вбежала в пещеру - и замерла у входа, так и не найдя в себе силы пройти дальше.
   Поравнявшиеся со мной Ритан и Йергаль застыли рядом...
   Драконья кладка была уничтожена. Повсюду была разбросана прочнейшая скорлупа, расколотая на мелкие кусочки, что случилось с еще не рожденными драконами даже и гадать не приходилось - у самого разрушенного гнезда из-под крупного обломка выглядывал кончик неподвижного нежно-розового хвостика, еще не покрытого чешуей. Йергаль за моей спиной закричала, и в крике этом слышалась боль утраты, смешанная с невероятной яростью и болью. Неужели среди разоренного гнезда были и ее дети??
   А я смотрела на неестественно выпрямленную спину Аранвейна, а когда он обернулся, то с трудом подавила желание бежать без оглядки.
   На мертвенно-бледном лице драконьего царя застыла холодная ненависть, расчетливая и безжалостная, а льдисто-серые глаза, взгляд которых был устремлен в мою сторону, не выражали ровным счетом ничего. Сейчас Аранвейн мог убить меня или Вильку спокойно и без эмоций, точно так же, как люди, не задумавшись, прихлопывают обнаглевшего комара, после чего продолжают заниматься своим делом.
  -- Синяя Птица, и ты еще смела утверждать, что твой народ здесь не при чем? - Драконий царь чуть посторонился, и я увидела, что среди разоренного гнезда лежит кто-то с неестественно выгнутой спиной - похоже, Аранвейн сломал несчастному позвоночник, но обостренным слухом айранита я уловила еле слышный стон. Неужели жив?
   Я медленно подошла к гнезду, и в глаза мне бросились безжизненно раскинутые крылья пепельного-серого цвета и разметавшиеся по камням коротко остриженные седые волосы. Ледяной голос Аранвейна доносился как издалека, я же смотрела на распростертого на дне развороченного гнезда айранита, которого я видела всего дважды в Снежном дворце.
  -- Шайджен...
  -- Так ты знала его, Синяя Птица? - презрение Аранвейна, сочившееся в голосе, можно было собирать ладонями. Я только покачала головой, опускаясь на колени рядом с айранитом и убирая седые волосы с окровавленного лица. Он с трудом приоткрыл глаза и уставился на меня так, словно увидел привидение.
  -- Шайджен, зачем ты это сделал? - тихо шепнула я, стараясь не смотреть на осколки скорлупы, разбросанные вокруг и что-то влажное и тягучее, пропитывающее штанину. Айранит только усмехнулся, и я вздрогнула, увидев зубы, залитые кровью.
  -- Теперь-то драконы тебя точно убьют. Ты недостойна... Умрешь... как и остальные...
  -- Чтоб тебя, ты что несешь?? - я встряхнула айранита, но было уже поздно - глаза его закатились, и он сразу как-то обмяк.
   Я отпустила его и медленно поднялась. Безумно хотелось сменить ипостась, чтобы не стоять здесь олицетворением врагов драконьего рода, представителем народа, посланец которого поднял оружие на самых беззащитных и самых ценных жителей Алатырской горы - не рожденных драконов, которые не могли никак себя защитить... Дети, которые появляются у драконов так редко...
   К горлу подкатил ком, а глаза защипало от слез...
  -- Ты плачешь? - раздалось над ухом шипение, в котором угадывалась едва сдерживаемая ярость. - Да как ты смеешь плакать, айранит?!
   Нечеловечески сильная рука ухватила меня за горло так стремительно, что я даже не успела отпрянуть в сторону или хотя бы защититься. Миг - и я уже болталась, как белье на прищепке, так, что ноги не касались каменного пола. Аранвейн держал меня на вытянутой руке, медленно сжимая ладонь, слегка придушив меня ровно настолько, что я не могла выдавить ни слова - только цепляться за его руку, оставляя на ней царапины голубоватыми когтями.
  -- Я сейчас мог бы сломать тебе шею одним движением, но я чуял, что ты не лжешь, когда говорила о том, что айраниты не желают нам зла. Все верно - они желают нам смерти. Возможно, ты не знала об этом, и тебя прислали сюда, чтобы ты своим искренним незнанием пустила мне пыль в глаза. Я не могу винить тебя за это. Но то, что сотворил твой народ... - Рука на моем горле чуть сжалась, и я судорожно вцепилась в нее, болтая ногами в воздухе.
   Где-то далеко-далеко кричала Вилья, то ли отбиваясь, то ли о чем-то упрашивая, а я все смотрела в ледяные глаза Аранвейна с вертикальной щелью зрачка, читая в них ярость, смешанную с болью...
  -- Будь проклят род айранитов, - сквозь зубы процедил драконий царь, брезгливо отбрасывая меня в сторону так, что я чувствительно ударилась о каменный пол, прокатилась по нему пару саженей и осталась лежать лицом вниз, пытаясь восстановить дыхание.
  -- Евочка, ты живая? - Вилька осторожно перевернула меня и положила мою голову себе на колени. - Солнышко, да пошли они к лешему все эти драконы и айраниты с их разборками. Давай вернемся домой...
  -- Домой? - Недобро улыбнулся Аранвейн, глядя на нас сверху вниз. - А кто сказал, что я вас отпущу? Нет уж, придется вам задержаться в Алатырской горе на некоторое время... пока Андарион не будет полностью уничтожен.
  -- Что?? - Я умудрилась-таки сесть, потирая горло ладонью и сверля взглядом напряженно выпрямленную спину драконьего царя. Тот, не оборачиваясь, махнул в нашу сторону ладонью.
  -- Ритан, отведи их куда-нибудь и запри понадежней. А потом труби общий сбор - пусть драконы готовятся к наступлению. Я сам поведу наш народ на врага.
   Я хотела возразить, но почувствовала, что не могу не только сказать ни слова, но даже и пошевелиться. Судя по тому, как Вилья застыла в неудобной позе, у нее возникли те же проблемы. Йергаль подошла ко мне вплотную и хищно улыбнулась, многозначительно перебирая в воздухе чуть светящимися кончиками пальцев.
  -- И не надейся.
   Да я уже и не надеюсь - мне хватило десяти секунд, чтобы понять, что на нас с Вильей наложили мощное, но недолговременное заклятие обездвиживания. Мило, очень мило. Теперь я в течение получаса и пальцем пошевелить не смогу, не говоря уже о том, чтобы расколдоваться. Если бы было использовано понятное мне заклинание, распространенное среди человеческих и эльфийских магов, то мне и не понадобились бы руки, чтобы сотворить пасс - я и так бы сняла заклятие за минуту, если не раньше. Но расплести канву заклинания, использованного Йергаль, я не смогла бы, потому что ощущалось оно как частая перекрученная сеть из красноватых нитей, едва улавливаемая магическим зрением. Такие "сети" расплетаются удивительно легко - достаточно знать, за какую "ниточку" потянуть, и заклятие тут же распадается, но я не знаю, где эта "ниточка". Поэтому если я попытаюсь что-то сделать, то может стать только хуже...
   Ритан подхватил Вилью под руки и потащил куда-то в сторону выхода, а потом я ощутила, что и меня кто-то довольно грубо вздернул на ноги и, закинув на плечо, понес вслед за Ританом. Синие с белыми кончиками волосы полностью занавесили обзор, а я все пыталась осознать, может ли быть еще хуже.
   Оптимист во мне радостно заявил, что хуже может быть всегда...
  
   Аранвейн сосредоточенно измерял шагами свой рабочий кабинет, который он часть использовал, находясь в довольной неудобной для себя человеческой ипостаси. Пятнадцать шагов в длину, интересно - это много или мало для помещения? Кто разберет этих людей с их привычками - за полторы тысячи лет своей жизни дракон уже притерпелся, но так и не привык существовать в своей второй ипостаси, непонятно зачем дарованной драконам Создателем. Спрашивается, зачем нужно драконам такая слабость, как превращение в человека? Понятно, что это дает больше возможностей для использования магии, но в остальном-то зачем?
   Драконий правитель глубоко вздохнул, пытаясь утихомирить клокочущую внутри ярость, смешанную с ненавистью и болью потери, и только осознание того, что он - царь Алатырской горы, не дало ему прямо сейчас сбросить с себя шелуху человеческой оболочки и, выбравшись на волю, взмыть в прозрачно-синие небеса серебряным драконом, оглашая окрестности разъяренным ревом, призывающим к войне. Эмоции будут потом, сейчас ему нужно как можно скорее поставить на крыло эскадрилью драконьего царства, сотню драконов, сильных волей и духом, способных спалить своим огненным дыханием все живое на своем пути.
   Весь этот треклятый город айранитов!
   Аранвейн тихо рыкнул и массивный позолоченный кубок в его руке смялся, будто бы сделанный из тончайшего пергамента...
  
   ...Принц драконьего царства закладывал очередной вираж над чадящим обширным городом, в центре которого гордо возвышалась белая башня-шпиль, кое-где закопченная, с оплавившимся флюгером, но все еще целая. То и дело мелькали зеленоватые вспышки молний, сменявшиеся ревом золотисто-рыжего пламени. На оборонительных башнях крылатые фигуры, с такой высоты кажущиеся крошечными, спешно разворачивали в его сторону огромный арбалет, стрелявший калеными болтами, способными пробить прочнейшую драконью шкуру и принести немало неприятностей.
   Если бы серебряный дракон мог улыбаться, то он непременно сделал бы это, но на узкой морде лишь слегка обозначился внушительный оскал. Слишком далеко арбалет, болты не долетят - аватары зря стараются, пытаясь организовать айранитов на оборону и заставляя жриц выкладываться до конца в магических поединках. Андарион обречен, и он, Аранвейн, сейчас им это докажет.
   Серебряный дракон стремительно скользнул в крутое пике, прижав широкие крылья к блестящим бокам, уже кое-где потускневших от разрядов молний, зацепивших его на излете, и мстительно полил ближайшую башню огнем. Та запылала, словно восковая свеча, и медленно завалилась на бок, продолжая гореть каким-то чересчур ярким желтым пламенем. Аранвейн распахнул крылья, взмывая в небо, затянутое тучами и дымом пожарищ, закладывая круг над горящим Андарионом.
   Внезапно клубы черного дыма прошила тоненькая крылатая фигурка в вороненых доспехах, направлявшаяся прямо на дракона, кружащего над разоренным городом. Потускневшие крылья резали глаз полночной синевой, но белоснежная каемка на них даже не испачкалась, словно бросая вызов разрухе и пожарам своей чистотой. Аранвейн усмехнулся про себя, разворачиваясь в небе, готовясь встретить отчаянного смельчака, или же глупца, что более вероятно, нацепившего на себя доспехи аватара, когда...
   Шлем-маска был нетерпеливо сорван, и синие с белыми кончиками волосы заполоскались на ветру рваными шелковыми знаменами, что реяли над уцелевшей башней, открывая выпачканное сажей и потеками крови девичье лицо с черными зеркалами глаз. Ненавистные глаза айранита на знакомом до боли лице...
   Таль...
   Девушка выставила перед собой вымазанный темной кровью по самую рукоять меч, словно собираясь идти на таран, и ринулась к нему. И Аранвейн попросту улетел, ушел в сторону, скрывшись в клубах дыма, не желая сражаться с той, которая стала ему другом, а если бы у них было чуть больше времени - то могла бы стать и его судьбой...
   Командующий эскадрильей проревел отступление, и драконы все, как один, покинули разоренный город. Айраниты, уставшие после битвы, кружившие над руинами, даже и не пытались их преследовать, да и не было смысла. Одна только Таль зависла в воздухе, тяжело хлопая синими крыльями, которые почему-то росли у нее на спине, а не заменяли руки, устало опустив меч, и серьезно и чуточку грустно глядя вслед улетающим драконам.
   Узнала? Почувствовала?
   Он этого так и не узнал, навсегда запечатлев в своей памяти ее именно такой, какой увидел в последний раз - серьезную девушку-аватара с человеческими карими глазами на измазанном кровью и сажей лице, к которому прилипли тонкие пряди синих волос с белыми кончиками. Не сразу, но он узнал-таки ее полное имя.
   Таль Синяя Птица...
  
   Аранвейн вздрогнул, когда дверь с шумом раскрылась и на пороге появилась Йергаль. Недовольно покосился на остатки кубка в своей руке и неспешно разжал пальцы. Не глядя на юную драконицу, тихо спросил:
  -- Эскадрилья готова?
  -- Да, мой правитель, - Йергаль неловко склонилась в поклоне. Нервничает, оно и понятно - в первый раз идет в бой, но ведь в той разоренной кладке был и ее нерожденный сын. Кто знает, когда она сможет вновь попытаться продолжить род? - Сейчас командующий отдает последние приказы...
  -- Я сам поведу мой народ в бой. - Аранвейн стряхнул с ладони остатки кубка, и золотистый бесформенный комок тихо звякнул о полированную поверхность стола.
  -- Но...
  -- Я здесь царь! И пока что мое слово здесь - закон, - не повышая голоса ответил дракон, выходя в дверь мимо остолбеневшей Йергаль. - Синюю Птицу и полуэльфийку не трогать до тех пор, пока я не вернусь. Так и передай Стражу.
   Туннель стал шире, впереди показался тусклый овал света...
   Серебряный дракон, все еще окутанный призрачным сиянием, с ревом вылетел из Алатырской горы, направляясь на север. А полминуты спустя небо запестрело от ярких красок, переливавшихся на чешуе драконьей эскадры, последовавшей за своим правителем...
  

Глава 16.

  
   Я со злостью одарила запертую дверь последним вялым пинком и устало опустилась на пол, прислонившись спиной к стене. Синие с белой каймой крылья распластались по пушистому бордовому ковру, оттягивая плечи, но у меня не было ни малейшего желания сложить их как-то поудобнее или же сменить ипостась на человеческую. Первоначальная ярость, жгучее желание выбраться на волю из шикарной тюрьмы, в которую нас заперли вместе с Вильей, сменилась какой-то апатией. Димеритовые друзы, врезанные, скорее всего, прямо в стены, не давали воспользоваться магией, а добротная дверь, равно как и стены, были способны выдержать не только айранита, но и разъяренного дракона.
   Вилька, сидевшая у дальней стены комнаты, пока я честно пыталась выбить дверь, увидела, что я уже успокоилась, и подошла ко мне, присев рядом на корточки. Я взглянула на нее сквозь спутанную челку и вдруг уткнулась ей в плечо, тихо хлюпая носом. Подруга осторожно обняла меня, гладя по спутанным волосам узкой ладонью, не говоря ни слова, а я просто выплакивала ей свое отчаяние.
   Нам не успеть предупредить айранитов, драконы попросту сметут их. Конечно, аватары успеют выставить первые заслоны - Данте не зря является Ведущим Крыла, он сумеет организовать оборону, но что потом?
  -- Виль, что нам делать? - всхлипнула я, безуспешно пытаясь нащупать в кармане штанов хоть какое-то подобие носового платка.
  -- Ничего, Ев, - тихо ответила полуэльфийка, прижимая меня к себе и укачивая, как маленького ребенка, который боится темноты. - Не думаю, что мы можем сделать хоть что-нибудь. Сейчас от нас уже ничего не зависит...
  -- Как же так?... - Я отодвинулась от подруги и оглядела комнату в поисках своей сумки - я бросила ее здесь, когда выбегала вслед за Аранвейном.
   Пожитки нашлись довольно быстро - на полу у кровати. Пришлось встать и, подняв их с ковра, вытряхивать на пол все содержимое. Вилька некоторое время озадаченно наблюдала за тем, как я роюсь в куче барахла, разгребая в разные стороны ворох одежды, книги, мешочки с травами и прочие мелочи, которые завалялись в моей бездонной сумке.
  -- Ев, ты что делаешь? - ненавязчиво поинтересовалась подруга, вероятно полагая, что подобная тараканья деятельность у меня прорезалась исключительно из-за нервного потрясения.
  -- Ищу. - Кратко ответила я, не вдаваясь в подробности и продолжая перебирать небольшие пузырьки из темного стекла.
  -- Что ищешь-то? - Теряя терпение, уточнила Вилька, подходя ко мне ближе, переступая через одежду и книги, разбросанные по полу.
  -- Виль, ты Метарино зелье помнишь, которым мы камень разносили по пути в Андарион? - вопросом на вопрос ответила я, забрасывая ненужные и уже осмотренные вещи обратно в сумку, дабы не перебирать все по второму кругу.
  -- Помню, конечно...- неуверенно ответила младшая княжна, а потом схватилась за голову. - Ев, ты что, рехнулась?? Хочешь попробовать вынести эту дверь с помощью взрыва?!
  -- А что, вполне может сработать... - Пожала плечами я, помогая вещам перекочевывать с пола на законное место.
  -- Извини, солнышко, а я могу поинтересоваться, от нас-то что-нибудь в таком случае останется? - язвительно вопросила Вилья, подсаживаясь рядом.
  -- Останется.. наверное.
   Вилья так и застыла. Правда, не надолго.
   Потому что следом полился прочувствованный монолог на тему, что мои последние мозги потерялись еще на пути к Алатырской горе, если я собираюсь подорвать дверь, мало беспокоясь о том, что случиться с теми, кто находится внутри, то бишь с нами. Я даже перестала рыться в вещах, вслушиваясь в речь Вильки и в очередной раз задумываясь о том, что в подруге гибнет смертью храбрых гениальный оратор, способный задеть за живое. Наконец полуэльфийка выдохлась и нормальным тоном поинтересовалась:
  -- Ев, а как ты думаешь, из какой преисподней вылезли те твари, что мы видели в Алатырской горе?
   Из преисподней??
   В голове словно что-то щелкнуло и все встало на свои места.
   Существа со шрамами от ожогов по всему телу, с пламенным отблеском в глазах, сыплющий колючими искрами, словно в них горело адское пламя, слепая, безудержная ярость, проявляющаяся во всех действиях этих существ... Лексей Вестников рассказывал о них, мало, но все-таки рассказывал. Это рожденные в подземном огне существа, даже не рожденные, а преобразованные. Существа, вылепленные с помощью темной магии пламени из тех, кто попадал в руки подземных жителей вроде Зара. Проще говоря, в ад. Страшно подумать, кем могли быть эти твари до преобразования - человеком, эльфом или кем-то еще. Но у него должен был быть разум и душа, иначе подобное невозможно...
   Но призывать их могут только владеющие силой темного пламени, иначе Измененные рано или поздно выйдут из-под контроля и с легкостью обратятся вначале против своего хозяина, а готом против окружающих. И будут уничтожать до тех пор, пока сами не будут убиты. Потому что у Измененных всего лишь одна цель существования, закладываемая их создателями при "втором рождении" - убивать. Уничтожать все живое вокруг себя, оставляя за спиной безжизненные тела, которые может поглотить мрак.
   Но кто в Андарионе может повелевать Измененными? У кого может быть достаточно сил, чтобы натравить тварей из темного пламени на драконье потомство? Да и зачем - чтобы уничтожить население Алатырской горы? Да нет, вряд ли - взрослым драконам Измененные не настолько опасно, но вот для малышей...
   Я схватилась за голову, пересказывая Вилье свои доводы и лихорадочно соображая, кто же в Андарионе может быть наделен подобной силой. То, что это был кто-то из айранитов, не вызывало сомнений - перед глазами все еще стояло ухмыляющееся лицо умирающего Шайджена, который знал, для чего его отправили в Алатырскую гору, отправили с помощью магии, которая позволила обойти заслоны драконов...
  -- Да кому могло в голову прийти такое, а? - пробурчала Вилья, мерившая шагами комнату. - Да ведь истинного короля у айранитов нет, а Азраэл не сможет править - все-таки, айраниты ждут чуда, и для них принц останется всего лишь наместником, как бы он не старался... Как они будут обороняться-то?! Хэл рассказывала, что истинный король смог бы воспользоваться древней магией, вложенной в символы власти айранитов, а так-то у них нет шансов!
  -- Только если Азраэл не сможет отбить нападение драконов с минимальными потерями... - тихо пробормотала я, не доверяя собственной догадке. Да быть не может, чтобы принц Андариона специально науськивал Измененных на Алатырскую гору с целью спровоцировать нападение на собственную страну.
   Или может?
   Я вспомнила карие с прозеленью глаза айранита, в которых нет-нет, да и вспыхивали золотистые искорки. Возможно ли, чтобы это было отражением частицы темного пламени, которое невесть как подчинилось принцу Андариона, желавшему власти?
   Если бы я догадалась прощупать его с помощью магии, то я знала бы ответ, но я не догадалась, даже и не предполагая, что подобное возможно. Но одними Измененными нападение драконов отразить не удастся - слишком уж этого недостаточно... Только если у Азраэла нет других способов. Природа темного пламени непонятна до сих пор, только существа вроде Зара могут свободно им владеть, не опасаясь за себя.
  -- Ев, надо предупредить драконов. - Неожиданно серьезно сказала Вилья, останавливаясь посреди комнаты и глядя куда-то перед собой. - Ни они, ни айраниты не виноваты в том, что один-единственный жаждущий власти заполучил неслыханную силу и теперь играет ею, не задумываясь о последствиях.
  -- Как предупредить? - Отозвалась я, закрепляя меч в наспинных ножнах поверх "корсета" так, что он удобно улегся на спине между крыльями.
  -- На это есть Страж, - фыркнула полуэльфийка, подхватывая мою сумку с пола и надевая ее через плечо. - Нужно только позвать.
  -- Зови, - скептически отозвалась я, упирая руки в бока и наблюдая за подругой.
   Ой, зря я ей это поручила...
   От какого-то странного, вибрирующего вопля полуэльфийки у меня засвербело в ушах, и я поспешно прикрыла их ладонями, но это мало помогло. Зато засов на двери с той стороны заскрежетал, выходя из пазов, и на пороге нарисовался малость встрепанный Ритан, выставивший перед собой светящуюся недобрым алым светом ладонь. Увидев Стража, Вилья поспешно закрыла рот и ласково так улыбнулась беловолосому магу, который уже опустил руки и хмуро взирал на подругу сверху вниз с высоты своего не маленького роста.
  -- А я-то уж подумал, что к вам каким-то образом нежить пробралась или еще что похуже. Но раз уж вам ничего не грозит... - Ритан уже повернулся, чтобы уйти, когда подруга остановила его возгласом:
  -- Ритан, если не хочешь, чтобы твой народ уничтожили, то выслушай нас.
  -- Это угроза? - недобро сощурился он, и глаза его превратились в изумрудную драконью зелень с узкой вертикальной черточкой зрачка.
  -- Это желание помочь, - поправила я, включаясь в переговоры.
  -- Ладно, слушаю. - Милостивым тоном заявил драконий маг, прислоняясь к косяку прикрытой двери с абсолютной уверенностью в глазах, что мы не попытаемся сбежать.
   Не попытаемся, конечно. Потому что знать нужно, куда бежать, а в данном случае нам нужна еще и помощь дракона. Мы с Вильей переглянулись и принялись высказывать свои предположения...
  
   Младшая жрица Хэлириан устало приземлилась на небольшую украшенную узорами площадку и с облегчением сложила крылья. Кажется, все в порядке - Верховная Жрица Алартиан недавно успела сообщить, что Синяя Птица достигла пределов Алатырской горы и, вроде бы как, ее впустили. Значит, выслушают. А насколько Хэлириан знала Еванику, то все могло и обойтись. Конечно, ведунья, ни с того, ни с сего обретшая вторую ипостась айранита - девушка крайне взбалмошная и с трудным характером, но когда дело доходит до чего-то важного, то становится серьезной, так что есть надежда на то, что она хоть драконов не засмеяла. С нее-то станется отколоть язвительную шуточку и перед Аранвейном...
   Хэл подняла голову к рассветному небу, уже окрашивающемуся в розовые и багровые тона и еле заметно улыбнулась. Похоже, сегодняшний день будет ярким и солнечным - как раз время, чтобы привести в порядок хранилище в Храме и наконец-то вытащить доспехи воительницы Таль из саркофага, окутанного заклятием Безвременья, сохранившего броню в том же состоянии, в коем они и были тысячу лет назад. Младшая жрица усмехнулась, представив, как вытянется лицо Еваники, когда ей торжественно преподнесут вороненую кирасу аватаров, в которой сражалась ее предкиня, да еще наручи с поножами, "изукрашенные" царапинами от ударов клинком. Конечно, доспехи были очень легкие для айранитов, но Ева-то их вообще не признает, полагаясь на собственную магию... Впрочем, вряд ли ей придется их носить - так, померит один раз и с легким сердцем сдаст обратно на хранение в Храм, если захочет, а уж в том, что Ева постарается избавится от доспехов как можно быстрее, Хэлириан даже не сомневалась.
   Тревожный, пробирающий до костей, звон разлился над Андарионом, как волна прибоя. Хэл вздрогнула и посмотрела в сторону Снежного дворца, чей длинный серебряный шпиль на крыше вибрировал, издавая тягучий, высокий звук, проникающий в самое сердце. Жрица побелела и, раскрыв крылья, взмыла в небо, направляясь к дворцу, краем глаза успевая заметить, как на смотровых башнях поднимается суета, все еще далекая от паники.
   Серебряный шпиль на самой высокой башне Андариона звенит, когда враги у ворот, а в данном случае - на подлете к чаше долины, где и располагался город. Это знак для аватаров, что пора браться за оружие, готовясь отразить нападение. Выстоять те первые минуты, пока жрицы Храма с помощью своей магии не накроют город непробиваемым щитом, который будет держаться до тех пор, пока у жриц есть силы его поддерживать. Но у населения Андариона будет время, чтобы организовать оборону, вооружиться и быть готовыми встретить врага, когда Щит падет.
   Но если к Андариону приближаются драконы, то Щит долго не выстоит пред их мощью. Хэлириан читала в древних манускриптах, что тысячу лет назад драконы раскололи защитное заклинание всего лишь на несколько минут - тогда аватары только-только успели вывести на охранные башни огромные арбалеты, способные сбить даже дракона, когда щит лопнул.
   Младшая жрица обогнула одну из башен, подлетая к Снежному дворцу. Мимо нее пролетели три аватара, уже в полном боевом облачении, взмывая над городом, к границе гор, где уже выстраивалась цепочка Крыла, готовая встретить врага. У Темного Крова мельтешили айраниты, устанавливавшие огромные арбалеты прямо на площадках, а над Храмом уже разливалось еле заметное зеленоватое сияние - значит, жрицы уже собираются в центральном зале, где находится особый кристалл, способный собрать магическую силу жриц и выстроить над Андарионом непроницаемый Щит. Еще несколько минут - и концентрация силы достигнет своего предела, и заклинание активируется. Но нужно успеть перенести символы королевской власти из дворца в Храм - там они будут в большей безопасности, Храм слишком хорошо защищен. В крайнем случае, можно будет спрятать талисманы в подземных галереях под Храмом, куда не доберутся даже драконы.
   А вот и дворец. Хэл опустилась на площадку перед входом и вбежала внутрь, путаясь в полах длинного жреческого одеяния. Сколько раз она уже проходила по этим коридорам, казалось, ей здесь знаком каждый уголок, но сегодня она едва не заблудилась, свернув не в тот пролет и столкнувшись с кем-то на повороте.
  -- Хэлириан! - Чья-то сильная рука подняла Хэл с пола и легонько встряхнула. - Что ты здесь делаешь, ты должна быть в Храме!
   Азраэл, уже облаченный в темные доспехи и серебряной насечкой, пристально вгляделся в зеленые глаза девушки. Русые волосы принца были убраны в короткую косу, а в левой руке он держал глефу - похожее на алебарду оружие, с длинным древком, но более узким и изящным изогнутым лезвием. Оружие, используемое в королевском роду айранитов. Тяжелое, смертоносное, его удары сложно отразить мечом, но очень легко пропустить. Вот уж действительно - коса Смерти...
  -- Я пришла, чтобы переместить принадлежащие истинному королю символы в Храм. Там безопаснее...
  -- Принадлежащие истинному королю символы... - задумчиво повторил Азраэл, и на миг в его зрачках зажглись странные заолотисто-оранжевые огоньки, словно искра далекого пламени. - Иди, но постарайся как можно быстрее вернуться в Храм. Ты должна сохранить талисманы любой ценой.
   Принц отпустил Хэлириан и скрылся за поворотом коридора. Младшая Жрица только кивнула, бегом направляясь в комнатку, где хранились символы...
  
   Я с выражением крайнего скептицизма наблюдала за тем, как Ритан пытается связаться с Аранвейном то ли с помощью телепатии, то ли еще как-то, но, судя по всему, получалось это у него крайне плохо. Наконец Страж сдался - красноватое сияние вокруг него благополучно потухло, и он устало объявил:
  -- Не могу до него достучатся. То есть он меня вроде как слышит, но игнорирует напрочь - слишком уж он занят собственными размышлениями.
  -- Ну да, ушел в себя, вернется не скоро, - съязвила я, отклеиваясь от дверного косяка, к которому прислонилась, наблюдая за попытками Ритана передать своему упрямому правителю нужную информацию.
  -- Не смешно, - мрачно ответил маг, стряхивая с ладоней последние капли сияния. - Аранвейн закрылся полностью, отрезав от себя все и вся, и теперь будет действовать, не оглядываясь ни на кого.
  -- Вот что бывает, когда правители слишком заняты собой и не прислушиваются к окружающим, - резюмировала я, наставительно подняв кверху указательный палец. Ритан несколько секунд пристально смотрел на меня, а потом тихо поинтересовался:
  -- Еваника, а вот представь, что в вашем народе дети рожаются раз в две сотни лет. Насколько же ценными они становятся для всех драконов - ты и представить не можешь. А тут практически на глазах Аранвейна уничтожена целая кладка - пойми же, я удивился, что он сдержался, чтобы не убить тебя прямо там, не говоря уж о том, что он приказал не казнить вас без суда и следствия, а попросту запереть.
   Честно говоря, мне стало стыдно, и я, скомкано пробормотав извинения, уткнулась взглядом в носки собственных потертых сапог.
   Что там сейчас происходит? Если драконы успели добраться до Андариона, то... Не хочу думать, не хочу осознавать.
   Возвращайся...
   Я вскинула голову и решительно посмотрела на Ритана. Глубоко вздохнула и сказала:
  -- Летим в Андарион. Сами. Немедленно. Потому что если у кого-то из айранитов проклюнулась сила темного пламени, то могут погибнуть и айраниты, и драконы, а это никому не надо.
  -- Но зачем уничтожать айранитов-то? Если хозяин тех тварей - айранит, то он не будет уничтожать своих. - Возразила Вилья, подходя ко мне и кладя ладонь мне на плечо.
  -- Виль, ты не понимаешь, - вздохнула я. - Я сомневаюсь, что айранит сумеет удержать контроль над силой темного пламени. А бесконтрольность этой силы приведет к тому, что будут огромные потери с обеих сторон. Темное пламя выжжет все, до чего дотянется, а уж если оно выйдет из-под контроля... А оно выйдет, потому что такая сила постепенно подтачивает волю и разум своего носителя.
  -- Ев, и откуда ты это все знаешь, а? - поинтересовалась Вилька, вглядываясь мне в глаза. - Неужели тебе это все наставник рассказал?
  -- Скорее жизнь, - вздохнула я. - Если сила не врожденная, то она рано или поздно выходит из-под контроля. И последствия всегда непредсказуемые, но обычно разрушительные.
   Как-то раз я видела, как молодой ведун, не желавший копить собственную силу годами, собирая магию по крупицам, решил увеличить свою силу путем очень опасного обряда. Не некромантии, а темной силы самой земли. Обряд прошел удачно, ведун всего за месяц набрал силу, которую обычно собирают за десятки лет, но спустя полгода избыток магии подточил его разум. Когда я видела его в последний раз, это был человек с запавшими глазами, в которых светился красноватый отблеск украденной силы, худой, как скелет, и совершенно не воспринимавший окружающий мир. Ведун стал всего лишь сосудом для силы, клокотавшей внутри его тела, существом злобным, лишенным каких-либо эмоций, кроме ненависти ко всему... Не я проводила обряд заточения силы, заключая спятившего ведуна в подобие магической клетки, которая вытягивала чужеродную магию из ведуна по крупицам, это сделал Лексей Вестников, но то, что я увидела, запомнилось мне на всю жизнь - перед тем, как молодой ведун погрузился в долгий, очень долгий сон внутри "клетки", он посмотрел на меня глазами, в которых уже не было прежнего безумия - лишь невероятное облегчение и благодарность...
   Айраниты - не люди, они могут гораздо дольше удерживать в себе чужеродную магию, но рано или поздно даже самое сильное духом существо сломается. Потому что невозможно вечно бороться с самим собой - в конечном итоге маг все равно уступает зову силы, и тогда начинается долгое падение в безумие, из которого уже почти невозможно выбраться.
  -- В таком случае - летим, - вздохнул Ритан, раскрывая дверь настежь, и первым покидая столь "гостеприимное" для нас место.
  -- Летим? - переспросила Вилья, бесцеремонно выталкивая меня из комнаты и выходя следом. - Ритан, если ты до сих пор не понял, то летать можете только вы с Еваникой, меня крыльями ни природа, ни магия не наградила! Конечно, я могу попробовать ушами помахать, но вряд ли я от этого взлечу! А Евка меня так долго тащить не может по воздуху - проверено!
  -- Я - могу, - невозмутимо отозвался Страж Алатырской горы, повернувшись к нам спиной и бодренько так зашагав в ему одному понятном направлении. - Дракон гораздо быстрее айранита, я долечу гораздо быстрее. А вас к себе на гребень посажу, только учтите - будете ерзать или попытаетесь сесть на шею, стряхну без лишних разговоров.
  -- Добрый ты, совсем как я, - фыркнула Вилья и улыбнулась, созерцая драконьего Стража. Тот внезапно остановился, да так резко, что подруга, не успев затормозить, стукнулась носом ему между лопаток.
  -- Ревилиэль, если б ты знала, как редко драконы бывают кем-то вроде транспортного средства, то поняла бы, что я действительно добрый.
  -- Сколько пафоса, сколько трагедии! Н-да, а ведь гордыни и высокомерия у драконов больше, чем у Перворожденных.
  -- Вилья, а ведь, вообще-то, драконы на самом деле - самая древняя раса, в свое время мы встречали эльфов, выходящих из лесов и учили их, как разговаривать с природой. Эльфы - наши младшие братья, сколько бы они не говорили о своем старшинстве. Просто мы не афишируем свое происхождение так, как эльфы, - усмехнулся Ритан, глядя на полуэльфийку сквозь тонкие белые пряди, выбившиеся из причудливого переплетения косы. - Все и так знают, что драконы - Старшие, даже твой народ.
  -- Ребята, конечно, ваша дискуссия крайне интересно, - не замедлила встрять я. - Но, может, мы все-таки поторопимся, а?
   Ритан только фыркнул и взмахнул засверкавшей алым цветом ладонью.
   Тотчас по полу пробежала едва ощутимая дрожь, и левая стена попросту медленно растворилась, впустив внутрь Алатырской горы первые розовые лучи восходящего солнца. Ритан первым шагнул в раннее утро из каменного коридора, и, протянув руку, стянул с кончика белой косы тонкий кожаный шнурок так, что освобожденные пряди белым пламенем заполоскались на ветру. Страж горы обернулся к нам, и сквозь упавшие на лицо волосы я увидела изумрудно-зеленые драконьи глаза с вертикальным зрачком.
  -- Отойдите! - и голос был уже не человеческим, а с какими-то глухими рокочущими нотками.
   Мы с Вилькой одновременно шагнули назад, и тотчас Ритан окутался ярким светом, словно на каменном парапете зажглось еще одно солнце. Свет разросся, испуская жар...
   С шумом развернулись широкие кожистые крылья, рубинами блеснули в лучах восходящего солнца бронированные чешуйки на драконьей шкуре, золотом оделся узкий острый гребень вдоль хребта. Зеленым огоньком полыхнули драконьи глаза на узкой вытянутой морде, оскалившейся тремя сотнями идеально ровных перламутровых зубов и Ритан улегся на каменную площадку, громоподобно проревев:
  -- Залезайте на спину.
  -- Как залезать-то? - отозвалась Вилья, разглядывая драконью тушу, покрытую скользкой, идеально подогнанной чешуей. - Евка-то взлетит, а мне как? Я же не ящерица, по такому гладкому боку ни в жисть не влезу!
   Вместо ответа Ритан только приблизил к Вилье узкий хвост с острыми шипами на кончике. Полуэльфийка, не долго думая, взгромоздилась на него, держась за шипы руками, и дракон аккуратно поднял ее до уровня спины и, дождавшись, пока Вилька умоститься на ней, усевшись между двумя наростами гребня, выжидающе посмотрел на меня. Я кивнула и, раскрыв крылья, взлетела на спину дракона, усевшись за Вильей.
  -- Готовы? - Ритан изогнул гибкую шею и, критически осмотрев пассажирок, то есть нас, пошел на взлет.
   Вернее, захлопал крыльями, словно разминаясь, а потом попросту шагнул вперед с обрыва, уходя в свободное падение. Не знаю, что подумала Вилька о таком способе взлета, но я вцепилась в драконий гребень перед собой, на секунду забыв, что у самой есть крылья за спиной, выразив охватившие меня эмоции в одном единственном прочувствованном вопле, которому вторил музыкальный голос Вильи, поднявшийся на невероятную высоту. Ритан распахнул кожистые крылья, ловя воздушные потоки, и по плавной дуге поднялся ввысь, направляясь на север в сторону Андариона, куда в предрассветной мгле вылетела драконья эскадрилья во главе с Аранвейном.
  -- Ритан, сколько нам лететь? - попыталась Вилья перекричать встречный ветер, сносивший слова куда-то вдаль, но дракон все равно ее услышал.
  -- Если будем лететь очень быстро, то часа за три доберемся.
   Три часа. С учетом того, что мы вылетели позже Аранвейна.
  -- Так мы не успеем нагнать драконьего царя и его эскадрилью прежде, чем они достигнут Андариона? - заорала я, пытаясь докричаться до Ритана.
   Дракон не ответил, только чаще замахал крыльями, но я и так все поняла.
   Нет, не успеем. Остается только надеяться, что опоздаем мы не слишком сильно.
   Я сжала жесткий гребень побелевшими пальцами, украшенными голубоватыми когтями, и уткнулась в него лбом. Синие с белыми кончиками волосы полоскались на встречном ветру, хлестали по щекам, выбивая слезы, а в душе засела ледяная стрела. Успеть до того момента, после которого торопиться будет уже некуда и незачем.
   До того, как аватары вместе с Ведущим Крыла погибнут, отражая слаженную атаку драконов на Андарион.
   До того, как несущий в себе темное пламя айранит окончательно утратит контроль над обретенной силой.
   До того, как возвращаться мне будет не к кому...
   Ритан скользнул в воздушный поток и понесся вперед, туда, где на фоне рассветного неба темнели острые пики скал Гномьего Кряжа.
  
   Темное помещение озарилось тусклым фиолетовым сиянием светового пульсара, когда Хэлириан открыла тяжелую дверь, ведущую в небольшую залу, где хранились символы королевской власти. Младшая жрица глубоко вздохнула, снимая с плеча довольно объемную сумку, которую она прихватила по пути сюда и подошла поближе к нише, скрытой бордовой занавесью. Конечно, рискованно было появляться здесь в человеческом облике, но с помощью левитации священные предметы не поднимешь, а крыльями это как-то неудобно - если корону и браслет еще как-то удастся переместить с подставок в сумку, то вот снять древний меч с держателей и запихнуть его в наспинные ножны, лежащие под нишей, однозначно не получится.
   Снаружи разлился протяжный звук серебристого горна, и Хэл заторопилась, одним рывком отдергивая занавесь...
   И останавливаясь в невероятном изумлении.
   Корона была сдвинута с места, положена на подставку кое-как, не второпях, а просто неловко. Получается, что корону, в которую она самолично несколько месяцев назад вставила Небесный Хрусталь, кто-то брал в руки, более того, судя по всему, талисман не обжег того, кто решился взять его. Хэл несколько секунд неверяще смотрела на венец из илкари, в центре которого Небесный Хрусталь из ярко-голубого стал прозрачно-синим с едва заметным фиолетовым огоньком в глубине камня, а потом бережно взяла корону из переплетенных серебряных перьев в руки и осторожно провела про ней ладонью, чувствуя, как по щекам стекают слезы облегчения.
   Значит, истинный король все-таки нашелся. Только он мог безболезненно коснуться короны, только благодаря ему колдовской камень поменял цвет...
   Но как же вышло так, что айраниты пропустили его появление? И почему он ушел, так и не заявив о своих правах на трон, если каждый айранит в Андарионе знает о том, что к священным предметам с момента обретения Небесным Хрусталем силы могут прикоснуться только Хранитель и сам истинный король?
   Получается, что сам король не знал о том, что он - король?
   Хэлириан только недоверчиво усмехнулась. Да уж, это только Ева может по незнанию залезть в Колодец, более того - выйти оттуда живой и невредимой, правда, с неким дополнением в качестве второй ипостаси, которая ей нужна, как жрице меч. Кажется, она - единственная из всех айранитов, которая чихать хотела на все священные предметы, вызывающие благоговейный трепет и уважение у жителей Андариона, обзывая Небесный Хрусталь "невзрачным стеклом", а также на все звания и положения, ругаясь на все лады с Ведущим Крыла, которого большая часть Андариона втайне боится или, как минимум, опасается, подкалывая принца по мелочам и споря с Верховной Жрицей по поводу абсолютно ненужных ей доспехов.
   А что, если?...
   Хэл тихо ахнула, едва не выпустив корону из рук. Айраниты искали короля, но не королеву. Потому что слишком давно род Синих Птиц ушел в небытие, слишком давно не появлялись на свет женщины-айраниты, способные держать в руках меч и становиться на путь аватаров. И когда пришла Еваника, которая по чистой случайности оказалась далеким потомком кого-то из Синих Птиц и, благодаря магии Небесного Колодца, обретшая силу крови вместе с второй ипостасью, никто даже и не подумал проверить ее хотя бы потому, что Ева первая высмеяла бы подобных энтузиастов.
   Неужели айраниты пропустили истинную королеву, которая все это время находилась рядом, только потому, что никто не догадался осмотреться вокруг повнимательнее? И куда Алартиан направила ее!! К драконам, которые сейчас летят к Андариону явно не с мирными намерениями. Получается, что Ева так и не смогла убедить их, а это может означать все, что угодно...
   Хэл с отчаянием вгляделась в глубину Небесного Хрусталя, но тот оставался неизменно прозрачным. Выходит, Еваника, если она действительно истинная королева, еще жива, иначе талисман потускнел бы, стремительно утрачивая свою мощь. Значит, надежда еще есть!
   Младшая жрица решительно положила корону в сумку, туда же последовал и широкий, массивный браслет, больше похожий на боевой наруч с тонким узором, вьюнком оплетавший темный металл илкари, и потянулась к тяжелому мечу, висевшему в глубине ниши. На удивление, меч словно стал легче, как будто приспособившись под чью-то руку, в когда Хэл поманила к себе светлячок пульсара, дабы осветить нишу полностью - все-таки, поиски ножен от древнего меча могли занять больше времени, чем она могла себе позволить.
   Ножны нашлись быстрее, чем она рассчитывала - было достаточно попросту приподнять угол драпировки, за которым они и были скрыты, но, когда Хэл провела краем бархатной занавеси по лезвию меча, чтобы смахнуть с него хотя бы тонкий налет пыли, ее ожидало еще одно открытие. Клинок изменился, став уже и изящней, лезвие, когда Хэл провела по нему тяжелой тканью, оказалось выправленным, без малейших следов зазубрин или царапин, сверкающее под тусклым фиолетовым сиянием светового пульсара темным зеркалом...
   Хэлириан выскользнула из Снежного дворца, летя несколько неровно из-за непривычной тяжести клинка, покоившегося за ее спиной в старых, потертых ножнах, и, несмотря на царившую вокруг тревожную суету, она улыбалась, неся в Храм радостную весть.
   Истинная королева нашлась, и скоро она будет здесь.
   Талисманы не ошибаются, а они уже ждут ее, готовясь, когда она возьмет их в руки...
  
  

Оценка: 7.85*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"