Ева: другие произведения.

Чужой трон. Глава 17-18.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.91*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Усе, родила я-таки финал, ловите, что есть. Похождения Еваники ПОКА ЧТО закончились, пошла я править текст...


Глава 17.

   Кто сказал, что путешествовать верхом на драконе - верх блаженства? Плюньте в лицо тому менестрелю, который посмел утверждать подобное, поскольку совершенно ясно, что врет он безбожно!!!!
   Ритан в очередной раз резко замахал крыльями, набирая высоту, и я опять почувствовала себя, как на взбесившемся жеребце - меня опять начало нещадно подбрасывать, одновременно вжимая в жесткий нарост на гребне за спиной. Нет, вру, на взбесившемся жеребце моей пятой точке было бы значительно комфортнее, поскольку бронированная чешуя на драконьем хребте намного тверже самого жесткого седла! Интересно, Вилья после приземления тоже будет с руганью слезать, или же ограничится убийственным взглядом? Честно говоря, мне и семиэтажных выражений маловато было бы...
   Несколько раз я пыталась докричаться до Вильи, но встречный ветер сносил слова в сторону, делая общение невозможным в принципе, так что я прекратила эти попытки и принялась рассматривать окружающее пространство. По мере приближения к Гномьему Кряжу летающей заразы, то бишь нежити, становилось все больше, но она благоразумно держалась подальше от дракона. Только один раз особо крупная и наглая горная выпена, тварь, смахивающая на выросшего до размеров василиска ужа, к которому кто-то шутки ради приделал две пары крыльев, рискнула подлететь слишком близко, и тогда Ритан, не размениваясь на мелочи типа предупредительного рыка, попросту плюнул в нахалку сгустком пламени. Выпена все поняла с первого раза, с диким воем шарахаясь в сторону, размахивая в воздухе слегка подпаленным хвостом.
   Н-да, непуганая здесь нежить какая-то, просто до неприличия охамевшая. Странно - и это-то после того, как здесь пролетел Аранвейн с армадой драконов?! Хотя, быть может, драконы столь величественно игнорировали нежить местного масштаба, что та возгордилась донельзя, и решила, что раз уж старшая раса не снисходит до того, чтобы ее шугануть, то им теперь все можно? А вот и ничего подобного!
   Я со злорадной ухмылкой проводила выпену ехидным и крайне "доброжелательным" взглядом, когда впереди, аккурат над одним из пиков Гномьего Кряжа в небо взметнулся столб зеленоватого света, разрезавший розоватое рассветное небо сияющим клинком, и почти сразу же опал, трансформировавшись в какое-то непонятное, едва заметное сияние, чуть выдававшееся из-за скал.
  -- Ритан, что это??? - во весь голос заорала я, пытаясь перекричать шум ветра. Дракон услышал и, чуть повернув к нам голову, украшенную небольшим гребнем, рыкнул так, что если бы я не слышала драконий голос раньше, то непременно свалилась бы вниз.
  -- Айраниты-таки поставили Щит. Значит, еще не поздно - пока наши вскроют магию Андариона, может пройти достаточно времени, чтобы мы успели.
  -- Успеть мало, надо еще умудриться убедить Аранвейна!!
  -- Это я возьму на себя, но вот разговаривать с айранитами придется тебе - к ним я не полечу. Даже близко подлетать не буду, потому что если твои сородичи в Андарионе заметят, что ты прилетела с драконом, то тебя даже слушать не станут - запишут в предатели своего народа, и тогда я не позавидую твоей судьбе.
  -- С какого перепуга они запишут меня в предатели? - изумилась я, уже привычно цепляясь за жесткий нарост перед собой, потому что Ритан начал снижаться к подножию горы, вершина которой окрасилась в зеленоватое сияние.
  -- Да потому, что если, как ты утверждаешь, айранит, позарившийся на чужеродную силу, занимает высокое положение в Андарионе, то кому, по-твоему, поверят? Тебе, пусть и Синей Птице, но прилетевшей на драконьей спине и пробывшей в стране айранитов всего несколько дней, или же тому, кого они знают долгие годы с лучшей стороны? Поэтому дальше лети сама, а о Ревилиэль я позабочусь.
  -- А меня кто-нибудь спросил??? - взвилась полуэльфийка, неосторожно привставая на драконьей спине и едва не соскользнув по чешуе вниз - спасло только то, что Ритан выровнялся, и Вилью качнуло обратно.
  -- Виль, а ведь он прав, - я коснулась ладонью плеча подруги, подавшись вперед, чтобы она лучше меня расслышала сквозь шум ветра. - Если будет жарко, то с Ританом ты будешь в гораздо большей безопасности, нежели чем со мной. Да и если придется спешно покидать Андарион, одной мне будет сделать это легче. К тому же, нужно, чтобы ты подтвердила слова Ритана, подтвердила нашу догадку.
   Подруга на несколько секунд замолчала, а потом развернулась ко мне, чудом удержавшись на спине дракона.
  -- Ев, я все понимаю, честно. Просто мы все время были вместе, как бы не было трудно, а теперь ты лезешь в самое пекло одна. Я понимаю, что в случае чего тебе одной будет легче - ты ведь магичка, да еще и айранит. Там, откуда ты сможешь убраться вовремя одна, со мной можешь завозиться и тогда у нас обеих будут огромные проблемы. Я полечу с Ританом, но только с одним условием.
  -- Каким?
  -- Ев, ты только уберись оттуда в самом деле, если все будет очень плохо, ладно?
   Я только кивнула, соскальзывая с драконьей спины и устремляясь к земле в свободном падении.
   Синие с белыми кончиками волосы хлестнули по глазам, когда я, перевернувшись в воздухе, распахнула широкие крылья, ловя воздушные потоки, и по широкой дуге устремилась к тому месту у подножия горы, где Данте показывал нам потайной вход в туннель. Если Ритан прав, и Андарион накрыт непроницаемым магическим куполом, то попасть обычным путем туда невозможно, но вот в чем я сомневаюсь, так это в том, что они и туннель заблокировали. Охрана там должна быть, безусловно, но с аватарами я как-нибудь договорюсь, в конце концов, не впервой.
   А вот и скала. Такая же высокая и неприступная, как и раньше, и ни малейшего следа от потайного входа, который должен быть здесь. Я нырнула вниз, рассекая воздушные потоки крыльями, в волосах запел ветер, а в глаза ударил солнечный свет, уже коснувшийся серой поверхности древнего камня. Подошвы моих сапог с еле слышным стуком коснулись каменной площадки.
   Я нахмурилась, припоминая, каким же макаром Данте открывал потайной ход. Вроде бы нажимал на что-то, но вот на что именно? Память молчала, как партизан на допросе, пришлось действовать наобум. Вот она тонкая, идеально ровная линия потайного входа, дугой очертившая каменную дверь, ведущую в Андариона, только на что же там Данте нажимал?.. Прикрыв глаза, я положила ладони на холодную, шероховатую поверхность, и попыталась восстановить перед глазами события того дня.
   ...Данте с чуть ироничной улыбкой на лице выслушивающий наши с Вилькой предположения о том, как айраниты транспортируют тяжелые вещи через скальную гряду, легкий наклон головы и черные пряди волос, развевающиеся на ветру. Он проводит ладонью по скале, и внутри нее что-то еле слышно скрежещет, отодвигая в сторону каменную плиту.
   Вспоминай же, а то опоздаешь, и тогда Ведущий Крыла останется только в твоей памяти!
   ...Небольшой камень с серебристыми прожилками, чуть выступающий из монолитной скалы, который Данте утопил ладонью, как скрытый рычаг...
   Я открыла глаза и, проведя рукой по скале, с силой надавила на камень с серебристыми прожилками. Несколько секунд он не поддавался, и я уже начала паниковать, что не смогу открыть вход, когда "рычаг" еле слышно щелкнул и подался вовнутрь. Заскрежетали заработавшие механизмы, отодвигающие тяжеленную плиту, когда из образовавшейся щели вылетели три тонких темных дротика, иглами прошившие воздух и со звоном стукнувшиеся о каменную скалу в ладони от моего лица.
   Вот зараза, а я и позабыла, что вход караулят аватары!
  -- Эй, не надо больше ничего метать, это Синяя Птица!!
   Плита окончательно ушла вниз, и из образовавшегося проема навстречу ко мне вышел пестрокрылый аватар в полном доспехе и шлеме-маске, скрывающей лицо, но я его все равно узнала.
  -- Лайлионн! Вот уж не думала, что удостоюсь подобной встречи, - мрачно проговорила я, глядя туда, где по идее должны были быть глаза аватара.
  -- С учетом того, что над Щитом кружат драконы - радуйся, что не убили сразу, - ровно ответил мне айранит, отходя в сторону и пропуская меня внутрь туннеля, залитого сиянием магических светильников. - Ты все-таки вернулась. Но у тебя не вышло убедить драконов.
  -- Если бы Шайджен не уничтожил драконью кладку, то все было бы нормально! -огрызнулась я, проходя мимо Лайлионна, когда он поймал меня за руку и резким рывком подтянул к себе. В прорезях шлема-маски мелькнуло черное зеркало глаз, когда аватар негромко сказал:
  -- Лжешь. Шайджен был одним из аватаров, но из-за ранения был вынужден покинуть службу. Он не мог пойти на подобное.
  -- Мог и сделал! - Возразила я, пытаясь высвободиться из железной хватки аватара. - Он умер на моих глазах, когда Аранвейн, обнаружив его посреди разоренной кладки, сломал ему позвоночник. Из-за Шайджена драконы горят жаждой мести, и я не могу их винить! Но есть проблема похуже.
  -- Что может быть хуже, если аватар подставляет свою страну под удар? - горько усмехнулся Лайлионн, отпуская мою руку и снимая шлем. Его темно-каштановые волосы растрепались, обрамив узкое лицо с черными зеркалами глаз, к которым медленно возвращался их человеческий вид.
  -- Только то, что сам принц направлял руку Шайджена, - тихо ответила я, глядя на аватара снизу вверх. - Он поддался силе темного пламени и...
   Договорить я не успела, поскольку сильный удар по лицу поверг меня на каменный пол. Из разбитой губы по подбородку потекла крупная капля крови, оставляющая горячий след, а в голове как-то непонятно шумело. Вот и довела айранита до ручки... Сильная рука вздернула меня с пола, и перед глазами возникло бледное лицо Лайлионна с глазами айранита.
  -- Лжешь, чужачка! Наш принц никогда не пошел бы на такое! Я знаю его дольше, чем ты живешь на этом свете, и говорю тебе - это невозможно!
  -- Если он впитал темное пламя, то это уже не Азраэл!!! - воскликнула, пытаясь отодрать пальцы Лайлионна от своих плеч, поскольку когти на его руках уже расцарапали кожу, медленно вонзаясь все глубже. - Да отпусти же ты меня наконец, времени в обрез! Если не успеем, то на месте Андариона останутся одни обгоревшие руины!!
  -- В таком случае я иду с тобой. - Аватар разжал пальцы и выпустил меня.
   Я открыла было рот, чтобы возразить, но вместо этого только выразительно потерла плечи, там, где остались небольшие царапины от когтей айранита, и без слов углубилась в туннель. Лайлионн бесшумно двинулся следом за мной, заставляя нервно вздрагивать на малейший шорох. Да, нервы уже ни к черту - раз шарахаюсь от любого мало-мальски подозрительного звука. На этот раз мы пересекли туннель гораздо быстрее, чем в прошлый раз, когда мы уходили отсюда с Вильей, а может я просто утратила чувство времени, погруженная в беспокойные думы о судьбе оставленных в Андарионе друзей, при этом за Вильку я совершенно не волновалась.
   Почему-то я была совершенно уверена, что Ритан не даст ее в обиду ни при каких условиях. И вообще - хорошо, что я последовала совету Стража Алатырской горы и отправилась в осажденный Андарион одна. Ведь действительно - одной смыться, когда будет совсем уж худо, намного проще, но все дело было в том, что сматываться я была не намерена. То есть совсем. Я соврала Ревилиэль, когда улетала.
   Не сбегу я из Андариона, даже если все будет рушиться. Данте ведь точно не сбежит, а я была не намерена больше оставлять его. В конце концов, он сказал, что последует за мной куда угодно. И сейчас я понимала, что я последую за ним точно так же. Даже за Грань...
   Впереди показался овал зеленоватого света, и мы вышли в долину, внутри которой располагался город.
   Вот я и вернулась, Данте. Как и обещала. И больше не уйду...
   Матовый зеленоватый Щит то и дело окрашивался рыжими разводами от драконьего пламени, а сами драконы темными чуть расплывающимися тенями мелькали с наружной стороны, методично обстреливая Щит короткими сериями огненных плевков. Странно, кажется, логичней было бы попросту дружно дыхнуть на купол долгими струями пламени, тогда он разлетелся бы вдребезги, но складывалось ощущение, что драконы попросту примериваются, словно выискивая слабое место.
  -- Тебе нужны доспехи, - подал голос Лайлионн, вместе со мной созерцавший Щит. - Драконы все равно прорвутся, а в твоем нынешнем костюмчике тебе раскатают по косточками прямо в воздухе.
  -- Да какие доспехи?? - взвилась я. - Где я их тебе возьму??
  -- В Храме хранились доспехи воительницы Таль, которые, если я хорошо помню, хотели вручить тебе. Думаю, что они и сейчас там. Пока еще есть время, тебе нужно в них облачиться. Все-таки твое подобие корсета не лучшая защита, если не сказать "никакая", - спокойно ответил аватар, скользнув взглядом по мне. Я попыталась возразить, но быстро сдалась. Что ни говори, а Лайлионн прав - сейчас у меня вся спина открыта, если в меня плюнут огнем, то это сразу в гроб, а доспехи аватаров дадут хоть какой-то шанс. Только вот где искать эти несчастные доспехи-то? Храм я видела только пару раз, да и то издалека.
   Последней мыслью я поделилась с аватаром, на что тот глубокомысленно заявил, что практически все жрицы сейчас в Храме, поддерживают Щит, быть не может, чтобы нам не указали дорогу к доспехам, которые принадлежат мне по праву.
  -- Слушай, а я так и не поняла, если все жрицы в Храме, то кто будет обеспечивать магическую поддержку защитникам Андариона? - задала я вопрос,у же взлетая над городом вслед за Лайлионном. Айранит пристально посмотрел на меня и ответил:
  -- На драконов обычная магия не действует, только очень сильная, на которую не все наши женщины способны. Те, кто не захотел укрыться или не в Храме, будут пытаться отразить драконье пламя от аватаров и защитников города, но не знаю, как это у них получится.
   Аватар замолчал и, поднявшись выше, полетел в сторону Храма, я же последовала за ним, стараясь не отвлекаться на окружающую суету.
   И безуспешно высматривая среди айранитов черные крылья Данте...
  
   Хэлириан приземлилась на козырек перед входом в Храм, нагруженная древними символами в тот момент, когда из купола выстрелил яркий столб света, разрастаясь в мощный Щит, накрывший всю чашу долины над Андарионом. Тотчас на город спустились зеленоватые сумерки, в свете которого Хэл увидела, как аватары, цепочкой выстроившиеся на скалах, взмывают к самой границе купола, а потом слаженно разлетаются туда, где в Андарионе были выстроены сторожевые башни. Правильно, кто кроме аватаров знает, как лучше организовать оборону, пока еще есть передышка...
   Над куполом с внешней стороны промелькнула огромная крылатая тень, и тотчас в том месте зеленоватое магическое "стекло" Щита окрасилось в ослепительно-рыжий цвет, как будто там зажглось пламя. Хотя почему "как будто" - драконье пламя и зажглось...
   Младшая жрица нахмурилась, переводя взгляд с купола на суетившихся между белоснежными башнями айранитов - кто-то оставался оборонять город, кто-то, в основном дети под присмотром женщин, спешили в подземные укрытия Темного Крова, когда на огненные цветы на Щите начали расцветать один за другим, перекрывая золотисто-оранжевым пламенем ровное зеленоватое свечение купола.
   Великое Небо, да сколько же там драконов???
   Тяжесть талисманов напомнила о себе, и младшая жрица метнулась внутрь Храма, чьи опустевшие коридоры говорили о беде лучше, чем что бы то ни было. Все жрицы уже должны были собраться в центральном зале под самым куполом, где своим магическим резервом они питают кристалл, защищающий Андарион. Правда, кто знает, сколько они продержатся...
   А когда Щит рухнет, то айранитам будет уже не на что надеяться, только если Еваника не объявится. Очень хотелось надеятся, что она окажется истинной королевой, потому что если она ошиблась, то шансов у Андариона уже не будет. Хэлириан не знала, что послужило причиной столь яростной атаки драконов на город, но ощущала, что на этот раз драконы просто так не улетят...
   Из бокового коридора выскочила Алартиан, едва не сбившая Хэл. Волосы Верховной Жрицы были растрепаны, белое покрывало с плеч куда-то подевалось, а в зрачках горело невиданное ранее оранжевое пламя, превратившее глаза Алартиан в колодца расплавленной лавы, а по ее крыльям словно пробегал огонь.
  -- Жрица, почему вы не в центральном зале вместе со всеми? - изумленно воскликнула Хэл, останавливаясь и удивленно разглядывая Алартиан. - С вами все в порядке?
  -- Конечно, моя дорогая, - отозвалась она, проведя кончиком крыла по лица, словно стирая что-то и, когда она убрала его, на Хэл взглянули серые глаза безо всяких оранжевых искр. - Сейчас в зале управляет моя заместительница, я же хотела отправиться за тобой, чтобы помочь тебе перенести священные символы в один из наших тайников. Но вижу, что ты сама со всем справилась. Ты молодец, Хэл. Идем со мной, я отведу тебя.
  -- Алартиан, я и сама прекрасно знаю, где находится Хранилище, мне кажется, что будет лучше, если вы присоединитесь к остальным жрицам, чтобы помочь им держать Щит.
  -- Присоединиться к ним, чтобы растерять всю мою силу, собранную с таким трудом во славу нашего принца? - по лицу Верховной Жрицы пробежала судорога, и Алартиан поспешно закрылась крыльями, словно огораживаясь от окружающего мира. Но, когда она вновь заговорила, ее голос показался смущенными и встревоженным. - Прости, Хэл. Честно говоря, я немного боюсь - ведь все равно драконы рано или поздно проломят Щит, просто так они не улетят - слишком уж они ненавидят нас. Пожалуйста, пойдем в Хранилище. Оставим там символы, и я со спокойным сердцем вместе с тобой вернусь в центральный зал, где мы попытаемся защититься. Хорошо?
  -- Конечно! - Хэлириан неуверенно улыбнулась и почти бегом последовала за Верховной Жрицей.
   Похоже, что ей тоже страшно, как и самой Хэл, но это ведь не повод, чтобы не доверять той, которая заменила мать...
   Коридоры привели их к Хранилищу, находившемуся под фундаментом Храма и надежно защищенному. Алартиан прошептала короткое заклинание, и тяжелые двери буквально растворились в затхлом воздухе подземелья, открывая вход в храмовую сокровищницу Андариона. Хэл, на ходу меняя ипостась, прошла внутрь, остановившись перед стойкой с темными доспехами аватаров, сделанные на женщину.
   Доспехами воительницы Таль Синяя Птица, которые защищала от разрушения тонкая серебристая пленка заклятия Безвременья.
  -- Верховная Жрица, я узнала, кто является истинным королем, - собравшись с духом, наконец-то объявила Хэл, не отрывая взгляда от доспехов. - Вернее, это не король, а королева.
  -- Да что ты говоришь, дорогая? - вкрадчиво проговорила за ее спиной Алартиан, подходя ближе.
  -- Это Синяя Птица. Еваника. Понимаете, когда я пришла за талисманами, то увидела, что их кто-то брал в руки безнаказанно, и этот кто-то не я. Значит, истинный король все это время был рядом. Я уверена, что это Еваника, только она из всех айранитов не знала, что только король или же Хранитель талисманов может коснуться священных символов, обретших силу, и не обжечься небесным огнем. Я чувствую, что Еваника скоро вернется, она поможет нам и...
  -- А кто тебе сказал, что я об этом не знала?
  -- Что?
   Хэл обернулась только для того, чтобы увидеть, как в грудь ей летит красновато-оранжевый огненный сгусток, отбросивший младшую жрицу в сторону. Сумка с священными символами упала на пол, и корона выскользнула наружу, еле заметно сверкая прозрачно-синими гранями камня в ярком свете Хранилища. Глаза Верховной Жрицы заволокло раскаленным блеском, превратив их в озерца расплавленного металла, а по лицу побежали мельчайшие шрамы, как от ожогов. Серебристо-сиреневые перья потемнели и утратили блеск, став грязно-серыми, словно припорошенные пеплом. Алартиан ухмыльнулась и взмахнула правым крылом в сторону тихо стонущей на каменном полу Хэл, на груди которой багровел ожог от огненного пульсара.
  -- Синяя Птица недостойна стать правительницей Андариона, только принц Азраэл может быть нашим королем! Когда Андарион победит драконов с его помощью, наш народ позабудет об истинном короле, оставившим свой народ в час нужды, и коронует Азраэла! Трон не достанется чужачке, пусть и избранной Небесным Хрусталем! Никто и не узнает, что была истинная королева, в Андарионе будет существовать лишь король!
  -- Но я буду знать... - тихо прошептала Хэл, неверяще глядя на изменившуюся Верховную Жрица, от которой веяло безумием и обжигающем ветром клокочущей внутри нее силы пламени, которой она попросту не может обладать.
  -- А кто сказал, что устранить тебя - проблема? Особенно сейчас? - зловеще улыбнулась Алартиан, и перед ней зажегся еще один огненный шар, только больше предыдущего.
  -- Я сказала! - раздалось от дверей и оранжевый пульсар, улетевший на звук голоса, был поглощен бело-голубым сиянием.
  
   Вот уж чего я не ожидала увидеть, так это Верховную Жрицу, уже почти поглощенную силой темного пламени. Похоже, что я все-таки ошиблась насчет Азраэла, и весь шум подняла именно Алартиан, стремясь возвести на трон именно принца, а не истинного короля. Я успела отвести оранжевый пульсар, метнувшийся в мою сторону в последний момент, выставив перед собой магический щит, который частично впитал энергию пульсара, так что в сторону скользнул уже почти безопасный тусклый светлячок, с треском разбившийся о каменную стену.
   Изменившаяся Алартиан медленно повернулась ко мне, и я, только взглянув в ее светящиеся недобрым огнем глаза, поняла, что сделать уже ничего нельзя - сила темного пламени, которую айранит держала в себе неизвестно сколько времени, уже прорвалась наружу сквозь заслоны ее разума и души и уже запустила свои когти в саму сущность Верховной Жрицы. Теперь Алартиан медленно растворяется в темном пламени, и рубеж, до которого еще можно было повернуть назад, уже ею пройден.
   Мне жаль тебя, жрица...
   Я не знаю, зачем ты пошла на это - от любви к принцу, который не получит трона, или же от зависти к истинному королю, а может, была какая-то другая причина. Теперь уже сложно сказать. Но теперь для тебя уже нет пути назад, но есть еще шанс освободить тебя... Шагнув вперед, я встала напротив Верховной Жрицы, от которой уже веяло жаром, как из кузнечного горна, и подняла левую руку, останавливая Лайлионна, с еле слышным скрежетом потянувшего из ножен меч.
  -- Здесь твой меч бесполезен - тут только магией справиться можно. Лучше позаботься о Хэл и Мицарель. Они остаются на твоем попечении.
   Меч аватара скользнул обратно в ножны, и я чуть посвободнее вздохнула.
   Мы встретили Мицарель, когда уже бежали по одному из коридоров Храма. Моя родственница как раз торопилась нам навстречу, по-видимому, собираясь то ли укрыться понадежней, то ли, что более вероятно, присоединиться к защитникам Андариона. Увидев меня в компании аватара Лайлионна, она поначалу застыла, так удачно прикинувшись статуей, что я всерьез испугалась, не наложил ли на нее кто из-за угла заклинание обездвиживания, а потом с возгласом радости повисла у меня на шее. Ну, если я раньше предполагала, что крыльями нельзя с силой обнимать кого-либо, то в тот момент я осознала, как я была не права. Мицарель меня едва не придушила!
   Подруга меня отпустила только тогда, когда Лайлионн прохладным тоном напомнил, что во-первых, мы торопимся, потому как враг уже у ворот, то бишь драконы над куполом, а во-вторых, еще полминуты - и одной Синей Птицей на этом свете станет меньше. Еще минута объяснений дала понять, что мы ищем доспехи воительницы Таль, которые, собственно, теперь уже мои, потому что лезть в драку в одном корсете без малейшей защиты, по меньшей мере, глупо.
   Вот тут-то Мицарель меня и удивила, сообщив, что она отведет нас в Хранилище. На мой вопрос, а откуда она, собственно, знает, как туда попасть, подруга, таинственно улыбнувшись, заявила, что до замужества она была жрицей в этом самом храме, причем занимала довольно высокий пост с перспективой должности Верховной Жрицы. Но тут грянула любовь, за ней - свадьба, а замужние уже не могут служить в Храме, поэтому Мицарель с легким сердцем покинула свою обитель, сняла жреческое одеяние и зажила счастливой жизнью любимой и любящей жены.
   До сегодняшнего дня.
   Но стоило мне только увидеть открытое Хранилище и голос Верховной Жрицы, в котором мне почудился треск пламени, как до меня дошло, что ошиблась я насчет принца. Правила бал Алартиан, засылая Измененных в Алатырскую гору...
  -- Ты все-таки вырвалась из Алатырской горы. - Ухмыльнулась Верховная Жрица, перекатывая в ладонях потрескивающий и разбрасывающий вокруг себя искр огненный шар, озаривший ее изменившееся лицо оранжевыми отблесками. - А я-то понадеялась на то, что после того, как Шайджен разнес вдребезги их грязное потомство, тебя там раздерут в клочья вместе с твоей подружкой-полукровкой. Кстати, а где же твоя ненаглядная полуэльфийка? Что-то я ее не вижу. Неужто ее драконы случайно по полу размазали?
  -- Вот уж и не надейся, - мрачно улыбнулась я, сверкнув клыками. - А вот тебя я сейчас точно размажу. Сила-то у тебя есть, а вот пользоваться толком ты ей так и не научилась. Что поделать - уворованная мощь, это не твоя собственная, в руки дается легко, а вот контролируется крайне неохотно.
   К сожалению, на этом месте обмен мнениями прекратился, поскольку Алартиан, не дожидаясь, пока я скажу еще что-нибудь, не менее "доброе и милое" язвительным тоном, запустила в меня пульсаром, который до того небрежно крутила в руках. Уклониться в сторону я не рискнула, помня, что за спиной у меня находятся Лайлионн и Мицарель, поэтому навстречу сгустку пламени рванулся мой собственный, бело-голубой.
   От столкновения двух пульсаров, благополучно развеявших друг друга, во все стороны плеснуло горячим ветром, прокатившимся по телу нагретым одеялом и взметнувшим волосы от лица. Краем глаза я заметила, как аватар вместе с Мицарель по широкой дуге огибают нас с Алартиан, приближаясь к неподвижно лежащей на каменном полу Хэл в человеческой ипостаси, и чуть-чуть расслабилась. Теперь можно было колдовать от души, не боясь зацепить друзей за спиной и не волнуясь за то, что их зацепит шальным заклинанием Верховной Жрицы, направленным на меня.
   Уже легче.
   Я сощурила глаза, отмечая, что мир вокруг в очередной раз приобретает невероятную четкость, и метнулась к Алартиан, разворачивая в руках бешено вертящуюся спираль заклинания Элариэль, которое я едва удерживала, не давая огненной волне разойтись во всю мощь. Верховная Жрица, едва увидев переливающуюся ослепительным бело-голубым светом спираль, выстреливающую в воздух жгучие плети огня, побледнела, и навстречу мне пролилась чистая сила рыже-алого пламени, не сформированная даже в хоть какое-то подобие заклинания, и от того еще более опасная.
   И уклониться я не успела, с головой ухнув в эту обжигающую силу, одновременно сбрасывая заклинание Элариэль на Верховную Жрицу, замкнув его таким образом, что пылающая жаром концентрическая огненная волна узким столбом закружилась вокруг Алартиан, обращая ее в мельчайший пепел. Не будет красочной битвы двух магов, потому что если сила обоих хлещет через край, то все обычно кончается быстро и жестоко. Только ученики или сражающиеся с явно уступающим противником волхвы могут позволить себе показуху в виде пляшущих в воздухе молний, громовых раскатов и прочих эффектов. Когда идет бой не на жизнь, а на смерть, то обычно все кончается крайне быстро - недолгая проверка мощи противника, оценка его способностей, а потом счет идет на секунды. Кто успеет быстрее сплести смертельное заклятие и метнуть его в противника, уничтожив последнего до того, как он успеет ответить тебе не менее мощным заклинанием, от которого ты тоже не уклонишься. Все просто и жестоко - кто первым успел, то и выжил. И оканчивается подобное меньше, чем за пять минут.
   Этот случай тоже не стал исключением, только вот я тоже не успела...
   Меня хватило только на то, чтобы окружить себя тончайшей серебристой пленкой защиты, которая таяла в коконе рыжего пламени быстрее, чем льдинка на червеньском солнце. Когда она исчезнет, то меня охватит огонь, и от меня останется горстка пепла в закопченном круге на каменном полу, вот и все...
   Я подняла глаза, и сквозь мечущиеся языки пламени заметила, что рядом с Хэлириан что-то сверкнуло голубоватым светом, и тотчас моя защита стала крепнуть, оттесняя и поглощая огненный кокон, да так быстро, что я только диву давалась. Еще несколько секунд красноватое сияние темного пламени вокруг меня сопротивлялось, а потом вдруг исчезло, а я обнаружила, что нахожусь в чем-то наподобие голубоватого кристалла с едва мерцающими гранями.
   Интересно, кто умудрился построить вокруг меня такую защиту, неужели Мицарель? Да нет, она тоже смотрит на меня округлившимися от удивления глазами, кажется, совсем забыв про Хэлириан, которая, лежа на коленях подруги, почему-то слабо улыбалась. Аватар вообще застыл неподвижной статуей неподалеку, положив правую ладонь на пояс, и взирая на меня с абсолютно непередаваемым выражением на лице.
   Я недоверчиво коснулась рукой прозрачных граней странного кристалла, выросшего вокруг меня буквально из ниоткуда, и он почти мгновенно осыпался тающими в воздухе сверкающими льдинками. Вот уж действительно - неожиданность за неожиданностью.
  -- Хэл! - Я подбежала к лежащей на полу подруге и осторожно отвела крыло Мицарель в сторону, которым она закрывала обширный ожог на груди младшей жрицы. Беглый осмотр показал, что опасности для жизни нет, да и для здоровья как-то тоже - с регенерацией айранитов от этого повреждения у Хэлириан и следа остаться не должно... Если, конечно, мы переживем всю эту катавасию с драконами. - Жить будешь подруга.
  -- Но не хорошо и не долго, - слабо отозвалась Хэлириан, потом помедлила и склонила голову, все еще располагаясь на коленях Мицарель. - Ваше величество...
  -- Хэл, тебя что, еще и по голове стукнуть успели? - изумилась я, но осеклась, глядя на то, как аватар Лайлионн торжественно опускается на одно колено, склоняя темноволосую голову и прикладывая правую ладонь напротив сердца. Мицарель, сидевшая рядом с Хэлириан, тоже склонила голову, не поднимая на меня глаз. - Народ, вы чего, сдурели????
   Честно говоря, я перепугалась. Ладно, Хэлириан раненая, мало ли что ей почудиться могло, ну, может, Мицарель ей подыграла, чтобы больная не волновалась почем зря, но вот чтобы аватар по доброй воле преклонил передо мною колени... Я повторила попытку разъяснить, в чем же дело, протянув руку к Хэл, как к первой поднявшей эту тему, и легонько взъерошив черные волосы, в беспорядке обрамлявшие побледневшее лицо с чуть заострившимися чертами, отчего огромные зеленые глаза казались еще больше. Так, теперь главное говорить ла-а-а-а-а-асково...
  -- Хэлириан, солнышко, что это все означает? А то тетя Ева ни черта не понимает.
  -- Еваника, подай мне, пожалуйста, вон ту корону, - вместо объяснения попросила Хэл. Ну, желание больной закон, поэтому я, оглядевшись, подобрала с каменного пола тот самый венец из темного металла с прозрачным синеватым камнем и протянула его Хэлириан.
  -- Вот эту?
  -- Еваника, - торжественным тоном объявила Хэл, даже слегка приподнявшись на локте, но бдительная Мицарель уложила ее обратно. Правильно, нечего вставать с такими ожогами. - Ты держишь в руках корону истинного короля Андариона. К твоему сведению, взять эту корону в руки могут только два айранита на свете - Хранитель, которым являюсь я, и тот, кого Небесный Хрусталь сочтет достойным того, чтобы править, то есть истинный король. Остальных обожжет небесный огонь, то есть корона попросту раскалиться добела.
   Мамочки, и ЭТО я надевала на голову???? Как только шевелюры не лишилась вместе со всем остальным...
  -- Еваника, - подключилась Мицарель. - То, что ты спокойно держишь эту корону в руках означает, что ты... вы и есть наша истинная королева, которую мы искали. Поэтому вам все-таки стоит принять это, поскольку только вы сможете пробудить древнюю силу священных символов и сохранить Андарион.
  -- Так, у меня с вами крыша поехала, - тяжело вздохнула я, машинально прислоняясь лбом к прохладному металлу короны, все еще зажатой в руке. - Не могу я быть королевой, ошиблись вы.
  -- Тем не менее, это так, ваше величество, - тихо ответила Хэлириан, но умолкла под моим мрачным взглядом.
  -- Если еще хоть кто-нибудь из присутствующих назовет меня на "вы" или "ваше величество", то я все бросаю и лечу разбираться с Аранвейном, как есть, а вы ищете своего истинного короля в другом месте. Ясно?
   Молчание - знак согласия, поэтому я, довольно небрежно положив корону обратно на пол, встала и, подойдя к аватару, несильно потянула его за краешек доспеха, вынуждая подняться на ноги, и уже хотела попросить помочь мне отыскать доспехи Таль, когда снаружи что-то басовито загудело, словно толстая струна, а потом раздался несильный хлопок и тотчас здание Храма содрогнулось, словно в него попали чем-то крайне тяжелым.
  -- Все. Щита больше нет. - Как-то обречено пробормотала Хэлириан и вдруг посмотрела на меня с таким выражением, что мне стало не по себе. В светло-зеленых глазах подруги плескалась безумная надежда, что я каким-то чудом все исправлю, что все будет хорошо, потому что сейчас истинная королева воспользуется силой, заложенной в священные символы, и с Андарионом будет все в порядке.
   Да, еще знать бы, как этим всем пользоваться - судя по всему, инструкции к талисманам явно не прилагалось...
   Снаружи опять что-то прогрохотало, и я обратилась к Мицарель.
  -- Так, где у нас доспехи моей предкини? Просто лететь на битву в моем нынешнем виде - сами понимаете...
  -- Да вон они, - подруга махнула крылом в сторону матово-черных доспехов, разложенных на специальной подставке, серебристое сияние вокруг которых почти сразу потухло. - Только тебе поторопиться надо.
  -- Да знаю я! Лайлионн, помогай облачаться, а то я сама с этими железками провожусь невероятно долго - Андарион успеет в руины превратиться, а я только буду застежки прилаживать!
   Ой, лучше бы я ЭТО не надевала!!!
   Когда на меня споро натянули нечто вроде стеганой плотной куртки черного цвета, завязывая шнурки на шее и у крыльев, я перенесла это нормально, но Лайлионн принялся возиться с нагрудником с явно женскими очертаниями - вот тогда-то я и забеспокоилась. Шум снаружи тоже подгонял, поэтому я нервничала, все время порываясь плюнуть на обмундирование и немедленно лететь к драконам, но аватар очередным рывком останавливал меня, сосредоточенно прилаживая все застежки на доспехе. Особенно долго он возился там, где нужно было прикреплять отдельную пластину между крыльями, защищавшую спину. Наконец он от меня отстал, и я принялась самостоятельно прилаживать поножи из того же темного металла, который был легче обычной стали раза в три. Когда же дело дошло до наручей, аватар помог мне затянуть только правый, а левый остался лежать на подставке.
  -- А с левым что не так? - поинтересовалась я.
  -- Полагаю, что тебе следует надеть другой, - он кивнул в сторону Хэлириан, которая вытащила из сумки, валявшейся рядом с ней широкий браслет, нет, наруч с причудливыми узорами. Кажется, его я видела вместе с остальными символами в той самой нише.
  -- Но он же мне безнадежно велик! - попыталась слабо возмутиться я, но браслет взяла.
   Оказывается, в доспехах воительницы Таль двигаться было довольно удобно, правда, поначалу мешала непривычная тяжесть на плечах, но вскоре я перестала ее замечать, занявшись тем, что пыталась застегнуть тяжелый браслет на левой руке. Мне это благополучно удалось, и вот тогда-то я и удивилась по-настоящему - казавшийся чересчур большим браслет оказался как отлитым на меня, принеся с собой какое-то непонятное успокоение.
   Я глубоко вздохнула и покосилась на шлем, покоившийся на поставке.
  -- Ну уж нет, это ведро я на голову ни за какие коврижки не надену!
  -- А тебе и не надо, - усмехнулся аватар. - Короны будет вполне достаточно.
  -- Убить бы тебя, да некому.
  -- Не получится.
   Вот уж точно - не время...
   Я потянулась за своим мечом в наспинных ножнах, который сняла перед тем, как надевать доспехи, но рука застыла на полпути. Рядом с Хэл лежал другой меч, наполовину выскользнувший из старых, потертых ножен, притянувший мой взгляд идеальным темным лезвием, отполированным до зеркального блеска, по которому вилась тончайшая гравировка-перо. Неужели это тот старый меч с иззубренным и потускневшим клинком, который я видела?
  -- Это твой меч, Еваника, меч истинного короля.
  -- Глупость какая, - рассеянно ответила я, берясь за оплетенную кожей рукоять, которая легла в ладонь, как влитая.
   Ладно, леший с вами, но меч и впрямь хорош!
   Аватар сноровисто подобрал с пола ножны и прицепил их к моему поясу, а я все смотрела на свое отражение в темном лезвии. Синие с белыми кончиками волосы, бледное лицо, огромные глаза. Будто бы я, и одновременно кто-то еще...
   Снаружи раздался очередной взрыв, что-то загрохотало и все Хранилище сотряслось до основания. Кажется, в Андарионе что-то рухнуло...
  -- У нас нет времени, Синяя Птица. - Серьезно напомнил Лайлионн, выпрямляясь рядом со мной и глядя на меня сверху вниз.
   Я кивнула и, подняв корону с пола, надела ее на голову так, что изгиб обруча с прозрачно-синим теплым камнем пришелся аккурат между бровей. Почти неощутимый венец, напоминающий о себе только легким, покалывающим теплом.
  -- Мицарель, позаботься о Хэл.
  -- Да, моя королева... Еваника.
   Аватар выскользнул из Хранилища и я, закинув новообретенный меч на ножны на поясе, поспешила вслед за ним, туда, где танцевало драконье пламя, и слышались взрывы и грохот падающих белых башен...
  

Глава 18.

   Кажется, дела обстояли даже хуже, чем я предполагала - когда я вылетела вслед за Лайлионном из Храма, мне поначалу показалось, что я попала в какое-то другое место, явно отличающееся от Андариона. Черный дым, столбами поднимающийся от двух горящих сторожевых башен и десятка жилых башен поменьше, кое-где мелькали оранжевые сполохи выдыхаемого драконами пламени, а в небе постоянно мелькали то небольшие крылатые фигурки айранитов, то проносились драконы, поливающие пламенем все внизу.
   Страшно сознавать, что война пришла в твой дом и сейчас крушит все, что тебе дорого.
   На несколько секунд я зависла в воздухе, хлопая крыльями и пытаясь хоть как-то осмотреться, когда сильный толчок в плечо сбил меня в сторону. Возмутиться я даже не успела, потому что на том месте, где я только что довольно беспечно находилась, оглядываясь по сторонал, прошел обжигающий вал драконьего пламени, который испепелил бы меня, несмотря ни на что. Потому что это был не предупредительный огненный плевок, а полноценный боевой выдох, после которого не остается ничего живого. Лайлионн, так удачно выбивший меня из-под обстрела, встряхнул меня за плечо и проорал в лицо, перекрывая грохот рушащихся построек:
  -- Еваника, хватит считать драконов - их и так слишком много! Не зевай, королева у нас одна, и она позарез нужна Андариону!
  -- Все, хорош на меня орать!!! - рявкнула я в ответ, только что клыками не щелкнув, разозлившись и на себя, и на окружающих.
   Лайлионн скептически ухмыльнулся - шлем он оставил где-то в Хранилище - и склонил голову в знак повиновения. Да пошло все куда подальше, мне это надоело!!
   Я круто развернулась и, выхватив полыхнувший серебристым отблеском темный клинок, скользнула вниз, сквозь черный дым и воздушные потоки, огибая горящие башни и поминутно облетая аватаров с мечами наголо и айранитов, спешащих то ли в убежища, то ли на уцелевшие сторожевые башни. Внезапно из дымного облака прямо на меня вылетел изумрудно-зеленый дракон и сразу же распахнул пасть с внушительным набором клыков, вбирая воздух для огненного выдоха. Щаз, разбежался!
   Уклонившись в сторону, я перехватила меч, идя на таран, набирая все большую скорость, словно собираясь влететь дракону прямо в пасть. Тот, по-видимому, решил точно так же, но с сумасшедшими айранитами спорить - себе дороже, поэтому он попросту гостеприимно распахнул пасть еще шире, и навстречу мне ринулась струя голубоватого пламени, окрасившееся в ярко-желтое только при соприкосновении с каменной стеной невысокой башенки, находившейся аккурат за моей спиной. Башня весело заполыхала, а я, успев в последний момент подняться над пламенем, нахально пролетела аккурат над драконьей головой, на прощание снеся ему полгребня древним мечом. Как ни странно, гребень, который обычно не поддавался хорошо заточенному топору из гномьей стали, отлетел, как миленький, обеспечив изумрудного дракона на ближайщие двести лет оригинальной новомодной стрижкой. К сожалению, клиент моих стараний не оценил и, прикинув ущерб, оскорбленно взревел и попытался выловить меня, клацнув челюстями, как собака. Не поймал, разочаровался еще больше, и пришел к выводу, что столь наглые айраниты не имеют права на жизнь. Вообще-то, он мог меня поймать, да только падающая башня помешала. Я-то успела пролететь под ней, когда она уже опасно накренилась, а дракон нет. Не знаю уж, что ему там прищемило обломками, но завывал он так старательно... Разворачиваться и смотреть, что там стряслось за моей спиной, я не стала - мне нужно было найти кое-кого в этом полыхающем аду, а если по дороге я еще наткнусь на Аранвейна, то это вообще будет замечательно!
   Впереди, на одной из уцелевших сторожевых башен мелькнули багряные крылья - неужто, Азраэл? Теперь, когда выяснилось, что темным пламенем была поглощена именно Алартиан, мир ее праху, можно не волноваться из-за принца. Я сложила крылья, по широкой дуге уходя вниз, туда, где айраниты под руководством Азрала наводили огромный арбалет с полуторасаженными болтами в сторону одного из драконов, в этот момент воодушевлено поливающего огнем город с высоты драконьего полета. Ой, а достанут ли?
   Подлетев ближе, я с изумлением рассылашала, как Азраэл, перекрывая грохот сражения, раздает приказы направо и налево, а потом уловила занимательную фразу:
  -- И где же ваш истинный король, которого вы так ждали? Сейчас, когда необходима сила древних талисманов? Судьба так и не привела его в Андарион в час нужды, а когда он придет, то от нас могут остаться всего лишь воспоминания и остывшие руины!
  -- Азраэл, успокойся. Мы выстоим, или же уйдем с честью, но не проклиная того, кто не знает о своей судьбе.
   А вот второй голос я узнала бы из тысячи, различив даже сквозь рев пламени и боевые кличи, сквозь войну.
  -- Данте-е-е-е! - Не своим голосом закричала я, пикируя прямо на площадку и привлекая к себе всеобщее внимание.
   Не знаю, что подумали айраниты, когда на них с диким воплем понеслось нечто в доспехах с растрепанными синими волосами и с короной истинного короля на голове, но аватар с черными крыльями вздрогнул, как от удара, и едва успел подставить руки, чтобы изловить меня по приземлении, поскольку эту процедуру на большой скорости я так и не освоила. Не помню, в какой момент приземления я успела забросить меч в ножны на поясе, помню только, как я обняла Данте, все еще находясь у него на руках, тихо шепча только два слова.
   Я вернулась...
   Ведущий Крыла наконец-то поставил меня на каменную площадку и сорвал шлем, изумленно вглядываясь в мое лицо. Его взгляд скользнул по короне, каким-то чудом удержавшейся на моей бедовой голове во время всех пируэтов в воздухе, по поблескивающему наручу на левой руке, по рукояти древнего меча, находившегося в ножнах на моем поясе... и вдруг Данте опустился на одно колено, склоняя голову. Я вздрогнула и подалась назад.
  -- Королева...
   Я беспомощно оглянулась назад - айраниты на смотровой башне склонили головы, только Азраэл смотрел на меня черными зеркалами айранитов, в которых невозможно было прочитать ни единой эмоции. И ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он медленно, словно через силу, поклонился мне, опираясь на странное оружие, похожее на алебарду.
   Так, пора брать дело в свои руки. Я откашлялась и возвала:
  -- Данте, прекращай эти церемонии, не до того сейчас. Азраэл, продолжай командовать, у тебя это прекрасно получается, и вообще - вы в военном деле лучше меня разбираетесь, поэтому продолжайте в том же духе, а я полетела!
  -- Куда? - спокойно поинтересовался Данте, поднимаясь с колена и все еще держа шлем в руках.
  -- Как обычно - в самое пекло, - охотно ответила я, выхватывая меч из ножен и тряхнув волосами, отбрасывая их с лица. - Найду драконьего царя и немного пообщаюсь с ним - мы один разговор еще в Алатырской горе не закончили.
  -- Значит, я с тобой, - пожал плечами Ведущий Крыла, вытаскивая их ножен свой неизменный двуручник.
   Черные с серебром глаза чуть озорно блеснули, когда аватар улыбнулся, сверкнув клыкастой улыбкой. Я не замедлила ответить ему тем же и, отсалютовав клинком айранитам, уже возившимся с арбалетом, взлетела с башни как можно выше, выискивая в клыбах дыма и отсветах пламени серебристый отблеск драконьей чешуи.
  -- Думаешь, он захочет с тобой разговаривать? - Данте, занявший позицию слева от меня, настороженно огляделся по сторонам, и его глаза в прорезях шлема-маски вновь затянуло вселенской тьмой.
  -- Ему придется, я буду очень настаивать, - мрачно ответила я, уходя в сторону от прошедшей совсем рядом обжигающей струи пламени. - Все, надоело мне это!! Данте, держись подальше, не знаю, как и что сработает, и сработает ли вообще, но я не хочу тебя задеть!
   Я взвилась еще выше, держа меч над головой и чувствуя, как стремительно нагревается Небесный Хрусталь, врезанный в корону из переплетенных металлических перьев. Ну же, королева я или нет? По крайней мере, сейчас узнаем... Я раскрыла крылья и краем глаза успела заметить, как по синим перьях пробегают сотни голубоватых искорок, несколько секунд - и крылья оделись бело-голубым пламенем, не обжигающим, а приятно согревающим и придающим какую-то невеороятную уверенность в себе. Рукоять меча в руках нагрелась, а само лезвие заполыхало так, словно отражало свет солнца. В глазах на миг потемнело, а потом я увидела все словно сквозь воду - очертания мира расплылись и одновременно все вокруг замедлилось, словно само время приостановило свой ход.
   Я глубоко вздохнула...
   И с головой окунулась в древнюю силу талисманов, которая уже ворочалась у меня внутри, словно разбуженный зверь, которого стоит только спустить с цепи, дать ему свободу - и тогда будет возможно все...
  
   Невероятный, невозможный танец на лезвии меча. Когда жизнь и смерть разделяются лишь тонкой гранью силы, на острие которой ты и балансируешь. Один неверный шаг - и дальше только долгое падение в небытие, а следом за тобой обрушится и освобожденная магия, которую некому будет контролировать. Как зверь, лишившийся любимого хозяина, она будет крушить и уничтожать все вокруг, пока не выдохнется и не уйдет туда, откуда была призвана. Но пока существует зыбкая нить, связавшая душу заклинателя с призванной силой, она будет служить верно. Преданно. Неистово.
   Я простерла руки над бесконечной синевой этой беззвучной, безмолвной силы, погладила ее призрачными пальцами, давая ей привыкнуть ко мне, к моей душе, чтобы она отозвалась на мой зов сразу же, без промедлений.
   Туманное озеро всколыхнулось, пошло неощутимой рябью.
   "Я здесь и я призываю тебя."
   Призрачная синева забурлила, поднимаясь вверх толстыми жгутами силы, свивающихся в нечто огромное, пока еще бесформенное, но ждущее.
   "Ты избрала меня своей хозяйкой и сейчас я прошу тебя прийти по моему зову."
   Озеро силы словно вздохнуло, обволакивая меня успокивающим теплом, уплотняясь и одновременно уменьшаясь в размерах, становясь похожим на меня.
   "Пусть тьма и свет, живущие в моей душе, станут твоим светом и тьмой."
   Развернулись синие крылья за спиной, искры пробежали по очертаниям тела. Прозрачная рука потянулась ко мне, раскрыв ладонь. Короткие волосы танцевали в безветрии, как живые , закрывая ЕЕ лицо.
   "Пусть уйдут за грань восставшие против нас."
   Тонкие, но ощутимо сильные пальцы переплелись с моими. ОНА подняла голову, вглядываясь в меня синими озерами вместо глаз.
   "Я - твой друг и твой враг. Я - твое благословение и твое проклятие. Я - твоя свобода и твои оковы."
   Я вздрогнула, но не отступила, глядя на НЕЕ. А у НЕЕ было мое лицо, словно я смотрелась зеркало, отразившее меня саму до мельчайших деталей.
   "Мы - едины, и ныне я призываю тебя освободиться и восстать из мрака забвения!"
   ОНА подалась вперед, обнимая меня за плечи...
  
   Мир в моих глазах словно подернулся голубым полупрозрачным льдом, в котором застыли черные клубы дыма, драконы и айраниты, полыхающие башни и зеленоватые разряды молний и защитных куполов. Я огляделась, изумляясь своему спокойствию, если не сказать бездушности, и взгляд мой, как магнитом, притянуло к одной-единственной цели - серебряному дракону с черным гребнем вдоль храбта, зависшего над Снежным дворцом.
   Голубоватый лед подернулся частой сетью трещин, хрустнул и осыпался невидимыми осколками. Время потекло своим ходом, только вот теперь по рукам моим, сжимающим древний меч, стекали яркие капли бело-голубого сияния. Краем глаза я увидела, как Данте подался назад, и тотчас камень в короне вспыхнул ослепляющим светом.
  -- АРАНВЕЙН!!!!
   Крик раскатился над чашей чадящей горной долины, пробежав удушающей лавиной по каждому живому существу в Андарионе. Серебряный дракон, уже готовый выдохнуть пламя на крышу Снежного дворца, развернулся в воздухе и прянул широкими кожистыми крыльями, словно отшатнувшись.
   Увидел, узнал и скользнул ко мне серебристой тенью, кое-где украшенной темными росчерками крови - похоже, кто-то из аватаров успел обзавестись заговоренными клинками. Но, честно говоря, я бы не стала обольщаться на этот счет - мелкие царапины разве что раззадорили драконьего царя, но никак не ослабили.
  -- Синяя Птица! - рык был достойным ответом моему усиленному магией голосу. - Вот уж не подозревал, что ты выберешься из Алатырской горы. Похоже, на этот раз я ошибся- ты хорошо замаскировалась, королева, даже я купился.
  -- Я не маскировалась, я и сама не знала, - ответила я, опуская сверкающий меч и зависая в воздухе, размахивая крыльями с удвоенной частотой. Конечно, зависнуть неподвижно было бы намного эффектней, но на такой высоте левитация не сработает. - Аранвейн, останови свой народ, прекрати войну! Я нашла виновную, и она понесла достойное наказание! К чему дальше проливать кровь? Вы же мудрый народ, зачем и дальше уничтожать невинных?
  -- Остановить мой народ, чтобы ты, спустя время, овладела всей силой истинной королевы и ответила на удар ударом?
  -- Я так не сделаю! - возмутилась я.
  -- Что стоит слово айранита? - рыкнул Аранвейн, закладывая круг в воздухе вокруг меня, как хищник кружит вокруг беспомощной жертвы. Замерзшие озера серебристых глаз, перечеркнутые трещиной вертикального зрачка, уставились на меня. - Истинная королева может быть только одна...
  -- Но драконий царь тоже только один... - тихо ответила я, поудобней перехватывая меч.
  -- Тогда к чему разговоры?
   Я едва успела выставить перед собой меч, располовинивая сплошной поток драконьего пламени, обогнувший меня с двух сторон взбесившимися реками огня. Тоненькая, словно хрустальная пленка окутала меня мерцающим коконом, отражая жар пламени, когда поток оборвался так резко, словно его преградили плотиной. Я открыла глаза, которые замурила, чтобы не ослепнуть от яркого сияния и с изумлением ставилась на пустое пространство перед собой. Дракона там не было. Куда он деться-то успел?
   Ответ пришел сверху - вначале на меня упала тень, отбрасываемая драконом, а следом за ней на меня спикировал и сам хозяин этой тени, крайне гостеприимно распахнув пасть и скаля клыки явно не в радостной улыбке. Я метнулась в сторону, уходя из-под удара, но все-таки шипастый кончик драконьего хвоста чиркнул по доспехам, выбив искры и оставив на темном металле глубокую царапину, к счастью не сквозную.
   Клинок в руке ощутимо завибрировал, словно недоумевая, почему хозяйка никак не пустит его в ход. Небесный Хрусталь нагрелся, расплескивая лучистое сияние, и атакующий серебряный дракон словно натолкнулся на невидимую стену, беспомощно раскинув в воздухе широкие кожистые крылья. И я знала, что стоит мне захотеть - и купол вокруг дракона сожмется, перемолов тому кости в щепу, раздавит и отбросит в сторону, как тряпичную куклу.
  
   ...Если война - то без правил. А если победа, то любой ценой.
   Но любой ли?...
  
  -- Хватит! - Я тряхнула волосами, опускаясь на мощеную площадь перед устояшим-таки дворцом, и утягивая за собой Аранвейна, заставляя того приземлиться.
  -- Ты действительно наша королева! - Над моей головой раздалось хлопанье крыльев и рядом со мной опустился Азраэл. Доспехи принца, равно как и его глефа, были покрыты темной кровью с резким, характерным для драконьей, запахом. - Посмотри наверх!
   Я послушно задрала голову, и увидела, что битва остановилась - драконы перестали жечь все вокруг, тревожно кружа над дворцовой площадью, не нападая на айранитов, но и не давая им приблизиться к себе. В глазах пойманного в магическую ловушку серебряного дракона полыхнула ярость, но он не шевельнулся. В самом деле - зачем мучаться? Минут через пять заклинание уже не сможет его удержать, так что если что-то делать, то делать сейчас.
  -- Убейте его, королева, и драконы проиграют. Без своего царя они какое-то время будут беспомощны.
  -- Азраэл, не замечала я за тобой раньше такой кровожадности, - холодно ответила я, подходя к спеленутому заклинанием Аранвейну и, убрав меч в ножны, постановилась рядом е удлинненной драконьей мордой, заглядывая в его глаза. - Ну, и до чего мы с тобой докатились? Я понимаю, тяжело потерять детей, но это не повод, чтобы убивать невинных. Вы, драконы, олицетворение мудрости и справедливости... Да, есть закон ока за око, но не пора ли остановиться и оглянуться по сторонам? Виновные наказаны, что дальше? Может, все-таки договоримся?
   Аранвейн шумно вздохнул и опустил голову.
  -- Попробуем, - буркнул он.
  -- Попробуем, - согласилась я, развеивая заклинание.
   Айраниты, столпившиеся за моей спиной, в едином порыве подались назад, когда дракон с хрустом потянулся, раскрыв кожистые крылья и звучно клацнул зубами. Оглядел площадь свысока и вдруг запрокинул голову назад, издавая утробный рев, от которого содрогнулась мостовая, а где-то в горах, если судить по звуку, сошла лавина.
   И драконы, кружившие над Андарионом, принялись разлетаться, один за другим скрываясь за горными хребтами. А я наконец-то разглядела так и не пожелавшего улететь рубинового дракона, который продолжал нарезать круги над городом.
  -- Ритан!!! Вилья!!! - радостно заорала я, стрелой взмывая в небо под сдавленный смешок Аранвейна, различив на драконьей спине машущую рукой полуэльфийку. Ну, теперь-то можно успокоиться - раз уж они живы и невредимы, значит, все точно наладится!
   Кажется, я уже не раз говорила, что накаркать неприятности у меня получается, как нельзя лучше. Этот раз тоже не стал исключением - из клубов дыма от все еще горящей башенки прямо на меня почти бесшумно вылетела драконица, чешуя которой сверкнула в лучах утреннего солнца начищенной до блеска медью. Мелькнула раззявленная пасть, плеснуло потоком горячего ветра... и что-то с силой ударило меня в плечо, убирая с пути разъяренной драконицы.
   Данте!
   Он успел ускользнуть от прокатившегося в воздухе вала огня, но драконица, извернувшись, хлестнула тяжелым чешуйчатым хвостом, как плетью, с силой ударив про жалобно заскрипевшим доспехам аватара так, что его отбросило на несколько саженей в сторону.
   Я с ужасом проследила за тем, как Данте, кувыркаясь в воздухе, как птица с подбитым крылом, рухнул вниз, откуда до меня донесся звон доспехов, ударившихся о камень мостовой. Я не могла даже толком закричать, так и зависнув в воздухе и не имея мужества, чтобы приземлиться и проверить, что с ним...
   Одно черное крыло под неестественным углом торчало вверх, словно бросая вызов небесам, второе же безжизненно распласталось по мостовой. Доспехи аватара на спине, там, куда пришелся удар драконьего хвоста, были пробиты насквозь, и острые края разошедшегося металла острой кромкой поблескивали на солнце. Длинные черные волосы, спутавшиеся и кое-где слипшиеся от крови и пота, полностью закрыли лицо так, что непонятно было, жив ли он вообще.
   После удара драконьим хвостом и рухнув с высоты в полдесятка саженей?
   Нет.
   Я медленно, как во сне, спустилась вниз, приземлившись в десятке шагов от неподвижно лежавшего Данте, так и не решившись подойти ближе. Я просто стояла и смотрела, как свежий ветер шевелит кончики перьев на изломанных крыльях, играет черными, чуть отливающими синевой волосами. Глаза нестерпимо защипало, а потом щекам стало горячо от обжигающей влаги, стекающей к подбородку...
  -- И все-таки, из тебя вышла ничтожная королева, - раздался за спиной голос Азраэла, а мгновением позже грудь пронзило резкой, ошеломляющей болью.
   Во рту моментально появился соленый привкус крови, чуть отдающий железом, и я изумленно уставилась на кончик лезвия глефы, пробивший насквозь добротные доспехи и хищно поблескивающий окровавленной темной сталью, смахивающий на изогнутый нарост, невесть как появившийся у меня на груди. Кончики пальцев моментально онемели, а попытка вздохнуть отозвалась режущей болью, словно легкие набили битым хрусталем. Колени у меня подкосились и я рухнула на мостовую, отрешенно взирая на происходящее.
   Какие-то крики, смешанные с ревом и глефа, со смачным чавканьем выдернутая из моей груди.
   Рваный, клокочущий хохот и полыхнувшая вспышка пламени.
   А потом все отодвинулось куда-то далеко, словно отгородившись прочной стеной. Кто-то перевернул меня на спину так, что перед глазами у меня возникло невыносимо яркое, бесконечно далекое небо, все еще затянутое остатками дыма, который ветер уже сносил в сторону. Мелькнули льдистые драконьи глаза с вертикальным зрачком на человеческом лице, а потом я увидела...
  
   ... Мальчик лет двенадцати, сосредоточенно читающий какую-то старинную книгу. Темно-русые, коротко остриженные волосы, карие глаза, простое, но вместе с тем запоминающееся лицо. Косой луч солнца лежит на полированной крышке стола из светлого дерева, отбрасывая на стену солнечный зайчик. Одежда на мальчике темная, но свободного, струящегося покроя, который принят у эльфов.
   Ребенок вздрогнул и, оторвавшись от книги, внимательно посмотрел на меня...
  
  -- Еваника, не смей уходить, слышишь!!
   А зачем оставаться? Ведь мне уже совсем не больно... Только холодно...
  
   ..Сумрачная, укрытая туманным покрывалом Грань между жизнью и смертью. В первый раз я попадаю на нее, в первый раз вижу ее границы так четко. И озеро, подернутое прозрачным льдом - или же это такая гладкая поверхность? Кто знает? Легкий призрачный ветер взметнул волосы, захватил их в прозрачные ладони и тихонько погладил. Неощутимо почти. Словно зазывая вслед за собой.
   Плеснуло золотом, мелькнула льдистая поверхность завораживающих драконьих глаз. Туман над озером возмущенно всколыхнулся, свиваясь в причудливые петли, как не вовремя разбуженная змея, только что не зашипел. Туманные нити потянулись к моим ногам, обвивая и утягивая за собой в озеро. Я не сопротивлялась, поглаживая так и льнущий к полупрозрачным ладоням туман, как верную собаку.
   Бестелесный, но невероятно звучный голос, принадлежащий кому-то еще, чьи глаза напомнили собой бесконечное звездное небо, разлился над озером, всколыхнув беззвучную поверхность и разогнав туман всего лишь одним-единственным словом.
  -- Возвращайся...
   Вернусь...
  

Эпилог.

  -- Ну, дурында, перепугала ты нас тогда! - хмыкнула Вилька, помогая Мицарель натягивать на слабо сопротивляющуюся меня платье, предназначенное для коронации. Я страдальчески вздохнула, предпочитая поменьше шевелиться и молясь, чтобы весь этот бардак поскорее закончился.
   Когда я потеряла сознание, Аранвейн отогнал от меня всех желающих помочь, и занялся мною вплотную. Не знаю, чего он там умудрился наколдовать - все-таки, в драконьей магии я полный бездарь, но результатом сего действия стало то, что рана у меня затянулась в кратчайшие сроки, не оставив на память о себе даже шрама, что и к лучшему. Правда, Вилька говорила, что он костерил меня так, что окружающие только диву давались, а пока он возился со мной, Ритан, сменив ипостась на человеческую, занялся Данте, который оказался очень даже жив, все-таки ипостась айранита сделала свое дело - у аватара было сломано крыло и несколько ребер, но в целом он был в относительном порядке.
   Аранвейн и Ритан улетели неделю спустя, когда я уже мало-мальски поправилась, и у нас состоялся серьезный разговор с драконьим царем, по завершении которого был подписан мирный договор между Андарионом и Алатырской горой, а Вилька, присутствовавшая на процессе, с ходу предложила нам с Аранвейном еще и побрататься, так, до полного счастья. Как ни странно, но мы это все-таки сделали, таким образом упрочив начало добрососедских отношений между айранитами и драконами. Конечно, пройдет еще немало времени, прежде чем и те, и другие смогут нормально относиться друг к другу, но время, говорят, все лечит. Проверим.
   После наведения относительного порядка в городе, растянувшегося на два месяца, которым мне пришлось руководить, постоянно советуясь с новой Верховной Жрицей, которой стала Хэлириан, последняя все-таки настояла на официальной церемонии коронации. Я долго отнекивалась, ссылаясь на общую загруженность государственными делами по самое не балуйся, и прочие важные и не очень дела, но все-таки оппозиция в лице Хэлириан, Вильи и, как ни странно, Данте, который тоже настаивал на официальном мероприятии.
   И вот теперь я со страдальческим выражением на лице созерцаю собственное отражение в огромном зеркале, мрачно комментируя очередную попытку Мицарель сделать меня хоть отдаленно похожей на прекрасную правительницу Андариона. Щас вам, не дождетесь! Из зеркала на меня угрюмо смотрела синеволосая девица в длинном, до пола, белом платье с богатой вышивкой по лифу и подолу, с уныло опущенными крыльями, кончиками перьев подметавших ковер на полу.
  -- Народ, оставьте меня в покое, а? - жалобно заныла я, устав стоять столбом и ждать неизвестно чего. - Может, ну ее к лешему, эту церемонию?
  -- Ни за что! - фыркнула Ревилиэль, критически оглядывая меня со всех сторон. Я страдальчески вздохнула и отошла от зеркала, проверяя удобство официального наряда.
   А ничего. Платье хоть и длинное, но с глубокими разрезами по бокам, из которых выглядывают серебристые свободные штаны, традиционно поддевающиеся под верхнюю женскую одежду. Зачем - гадать не приходилось. Потому что взлетишь в простом платье - и рано или поздно неимоверно порадуешь окружающих чудесным видом, сверкающим под юбкой. Красота, да и только...
  -- Виль, об Азраэле ничего не слышно? - попыталась я перевести тему на деловой лад. Подруга чуть нахмурилась и покачала головой.
  -- Нет, как тогда пропал в телепорте, так до сих пор о нем ничего выяснить не удается.
  -- Не пропал, - поправила я. - Перенесся, причем - руку даю на отсечение - в безопасное для него место.
   Вилька скорчила непередаваемую гримасу и выдала длинное и, по большей части, непечатное мнение относительно опального принца Андариона, которому жажда власти совершенно выела мозги, причем окончательно и бесповоротно.
  -- Вообще-то, если быть точными, то крыша у него поехала из-за силы темного пламени, - наставительно пояснила я, отогнав от себя Мицарель с непонятной бирюлькой, которую она так и норовила нацепить мне на шею. Хватит, и так скоро буду не пойми на кого походить! - Маги могут дольше простого человека сопротивляться чужеродной силе, а Азраэл, насколько я знаю, магией от рождения не владел вообще - вот у него крыша поехала с удвоенной скоростью.
  -- Тут уже не только крыша, а весь верхний этаж сполз, - буркнула Вилья, протягивая мне древний меч в ножнах и помогая закрепить изящный пояс, отделанный серебром и илкари, поверх парадного платья. Вообще-то, изначально предполагалось заменить и ножны, но я уперлась рогом, не желая втискивать меч в что-то еще, поэтому пришлось ограничиться поясом, но вот тут-то Дариль оторвался по полной программе, стачав такой пояс, что эльфов с ихними завитушками в два счета за пояс заткнуть можно было. - Данте, пока ты без сознания была, отходя от раны, нанесенной тебе Азраэлом, поклялся, что принца этого он, если понадобится, из-под земли достанет, и тогда я Азраэлу не позавидую - уж слишком страшные глаза у твоего хахаля были.
   Вилька, зараза, таки не удержалась от подколки!
  -- Уж чья бы корова мычала! - Сладеньким голоском пропела я, беря с подставки на туалетном столике браслет истинного короля, который все еще сохранял форму боевого наруча, и застегнула его на левой руке, бросив мимолетный взгляд на правое запястье, где поверх узкого длинного рукава платья свободно болтался серебряный браслет, подаренный Данте еще по пути в Андарион. Прошло-то всего ничего, а кажется, что почти вечность. - Солнышко, когда Ритан собирается к твоим родственничкам в Столен Град со сватами нагрянуть, а? У меня он уже твоей руки попросить успел, так я беззастенчиво его к твоему деду направила. Но от меня он разрешение получил!
   Полуэльфийка покраснела, как маков цвет, и едва не набросилась на меня с кулаками, возмущенно вопя на тему "Как ты могла послать его к моему деду???!". Положение спас Данте, которому вход в мои покои как Ведущего Крыла был дозволен в любое время дня и ночи - я нахально спряталась за широкую спину аватара, а тот, моментально проникнувшись ситуацией, грозно распахнул широкие крылья, став еще внушительнее в своих доспехах. Вилька еще с полминуты безуспешно пыталась достать меня в обход Данте, но проще было с разбегу на высоченный ясень залезть, чем дотянуться до меня, когда я под защитой аватара, после чего плюнула на это дело и мрачно отчалила в дальний угол комнаты, где демонстративно принялась оправлять собственное светло-зеленое платье. Я вздохнула посвободнее и прислонилась лбом к новехоньким доспехам аватара.
  -- Данте, знал бы ты, как мне это все надоело...
  -- Догадываюсь. - Он сложил крылья и, повернувшись ко мне лицом, ласково пробежал кончиками пальцев по моему лицу. - Не волнуйся, скоро все закончится.
  -- Но там еще гостей немерено! - Страдальчески простонала я, машинально проводя ладонью по расчесанным волосам, моментально нарушив слабое подобие прически.
  -- Справишься. Если что - мы всегда будем рядом, можешь на нас рассчитывать...
   Я улыбнулась и, встав на цыпочки, легонько коснулась его щеки целомудренным поцелуем - все-таки, королеве следует соблюдать хоть какие-то приличия, пусть и на глазах близких друзей. Данте тепло улыбнулся мне, не миг задержав мою ладонь в своей руке, и неохотно отпустил, но в его глаза мелькнула какая-то тревожная искорка. Даже не тревожная - печальная.
   Беспокоится о чем-то?
   Ну, если бы было чего серьезное, то он сразу бы сказал. Значит, спрошу после церемонии...
  -- Евка, то есть, ваше величество, - влезла в раскрытую дверь Хэлириан, уже облаченная в парадную одежду Верховной Жрицы. - Короче, нас уже все ждут в тронном зале. Корону не забудь, чудо в перьях! - напомнила она мне.
   Я скривилась, но венец все-таки надела, бросив мимолетный взгляд в зеркало, стоящее в комнате, в котором каким-то невероятным образом отразилась статная крылатая королева. Синяя Птица, но уже не Еваника Соловьева. Не лесная ведунья, ищущая свое место в жизни.
   Двери королевских покоев с тихим стуком закрылись за моей спиной, словно окончательно отрезая меня от прошлого. И, положа руку на сердце, я не сильно-то и жалела об этом...
   Оказывается, тронный зал был буквально забит народом, который моментально приутих, когда я торжественно ступила на зеленую ковровую дорожку, ведущую к массивному трону. Чужому трону, который достался мне вопреки всему и по весьма странным обстоятельствам. Айраниты, да и не только - у самого трона я заметила Лексея Вестникова, обряженного в свою обычную потертую мантию пепельно-серого цвета. Наставник опирался на длинный ясеневый посох с причудливым навершием, похожему на зверски перекрученный корень дерева, его волосы совсем поседели, но карие глаза все так же молодо сверкали на исперещенном морщинами лице. Я шла по живому коридору, образованному айранитами и, поравнявшись с наставником, застыла. На глаза сами по себе навернулись слезы - ведь я так давно его не видела - да и карие глаза Лексея Вестникова как-то подозрительно блестели.
   Несколько секунд я смотрела на него, а потом, наплевав на весь церемонил, шагнула к нему и порывисто обняла, пряча слезы в складках пепельно-серого плаща наставника.
  -- Вы все-таки приехали...
  -- Ну, будет, Ванька, будет. Вытри нос - все впечатление смажешь. - Он отстранил меня и легонько подтолкнул к трону. - Ну, не бойся, девочка. Я горжусь тобой. Иди.
   Я смогла только кивнуть и, смахнув слезы, дошла-таки до массивного изумрудно-зеленого трона и, поднявшись по ступенькам, повернулась лицом к собравшимся. Чуть склонила голову в знак приветствия и уселась на довольно жесткое сиденье, с трудом пристроив меч, висящий на поясе. Снять его я так и не додумалась, поэтому пришлось элегантно умоститься на троне боком, сидя на самом краешке и натянуто улыбаться, рискуя в любой момент позорно сверзиться с высокопоставленного седалища.
   Вилья встала за спинкой трона слева, Хэл на правах Верховной Жрицы заняла свой пост справа, моментально начиная толкать в массы какую-то высокопарную и прочувствованную речь, в отдельные слова которой я не вслушивалась, а Данте так и остался стоять посреди ковровой дорожки в двух шагах от меня, глядя на меня снизу вверх.
  -- А теперь пусть вассалы принесут клятву верности своей королеве! - Пафосно заключила Хэл, чуть склонившись ко мне и еле слышно шепнув мне на ухо. - Ев, сейчас тебе надо вытащить меч из ножен и каждого, кто принесет тебе клятву, коснуться кончиком лезвия правого плеча. Это означает, что ты принимаешь клятву в обмен на свое покровительство.
   Елки, а я-то думала, зачем мне на церемонии меч на поясе...
   Данте, и так уже стоявший передо мной, опустился на правое колено и, дождавшись, пока мое величество соизволит подняться (я только чудом не запуталась в длинном подоле, надеюсь, этого никто не заметил!), извлечь меч из ножен и принять подобающий такому торжественному моменту вид, и заговорил, медленно и тщательно подбирая слова.
  -- Я, Ведущий Крыла аватаров, Данте с родовым именем Чернокрыл, приношу клятву верности Еванике Синей Птице, обязуясь охранять и защищать ее любой ценой, в том числе и своей жизнью, следуя ее путем, поддерживая клинком, словом или делом...
   Дальше я уже не вслушивалась в слова, просто глядя в его черные с серебром глаза и каким-то шестым чувством улавливая, что он со мной... прощается? Иного я просто подобрать не могла, машинально касаясь его плеча кончиком своего меча, принимая клятву. Данте поднялся и, склонив голову, занял позицию за спинкой трона, как и подобало Ведущему Крыла, охраняющему свою королеву...
   А дальше пошла вереница айранитов, вначале аватаров из Крыла Данте, потом все влиятельные жители Андариона. Каждого я должна была выслушать, царственно кивнуть, принимая клятву, а потом все начиналось заново. Честно говоря, когда мне позволили наконец-то усесться на место, я вздохнула с неимоверным облегчением. Хэл опять начала что-то говорить, но я умудрилась-таки выделить из потока велеречивых слов только несколько, возвещающих об окончании официальной части и приглашения гостям последовать в другой зал для праздничного банкета.
   "Кто куда, а у королевы перерыв!" - подумала я, поднимаясь с трона и, уже привычным царственным тоном сообщив, что присоединюсь к празднику чуть позже, удалилась через небольшую боковую дверь в отдельные покои, совмещающие в себе функции гардеробной, будуара и рабочего кабинета. Там я наконец-то отцепила меч и, положив его на стол, упала в кресло, вытянув ноги и блаженно прикрыв глаза.
   Дверь еле слышно скрипнула и я, открыв глаза, узрела Данте, который невыносимо официально встал на пороге, склонив голову. Свободно ниспадавшие черные волосы скользнули по доспехам, укрыв их шелковистым пологом, когда я ненавязчиво поинтересовалась:
  -- Ну, и долго ты будешь стенку подпирать? Официальная часть церемонии окончена. - Я встала с кресла и подошла к нему поближе, стараясь заглянуть ему в лицо.
   Аватар поднял глаза и вдруг шагнул ко мне, сгреб в охапку и так крепко прижал к себе, что я только охнула. Последовавший за объятием чувственный поцелуй окончательно выбил из колеи, но прежде, чем я успела хоть как-то собрать разбегающиеся мысли, Данте отпустил меня и церемонно поклонился.
  -- Это в последний раз, моя королева, когда я касаюсь вас подобным образом.
  -- Что? - кажется, до меня до сих пор не доходило, и я попыталась хоть как-то прояснить ситуацию. - Данте, что ты несешь?
  -- Я принес вам клятву верности. Я буду защищать вас, я отдам за вас жизнь, я всегда буду с вами рядом, но не смогу быть с вами в качестве возлюбленного.
   Лучше бы он меня ударил. Я протянула к нему ладонь, но он перехватил руку за запястье, удерживая меня на расстоянии.
  -- Вы - королева, я - Ведущий Крыла. И этим все сказано.
  -- Ты меня не любишь?
  -- Я отдам за тебя жизнь и никому не позволю даже косо посмотреть на тебя... - Печально улыбнулся он. - Но есть закон, которому должна подчиняться даже королева. Аватар не может быть королем, я не имею права на тебя. Это мой долг.
  -- И ты молчал?? - взвилась я, выдрегивая ладонь. Он даже и не попытался ее удержать, отступив назад, к двери. - Чтоб тебя, почему ты раньше не сказал??
   Молчание. Такое густое, что ложкой зачерпнуть можно.
  -- Ты знал... - как-то обреченно прошептала я, обессиленно опуская в кресло. - Знал и не сказал...
  -- Ты бы отказалась.
  -- Да.
  -- Вот и ответ, - у него хватило наглости или же жестокости пожать плечами. Почти небрежно... Но лицо так и осталось неподвижной маской.
  -- Уходи.
  -- Ева...
  -- Оставь меня!! - Я все-таки сорвалась на крик. Как только не запустила чем-то тяжелым...
   И только оставшись одна, я позволила себе тихонько расплакаться.
   И к чему мне корона, приносящая с собой одиночество?
  -- Еваника! - Дверь приоткрылась и в проеме показалась Хэлириан. - ты где застряла, иди, покажись народу!
   Я только кивнула, величественно поднимаясь с кресла и возвращая древний меч себе на пояс.
   Королева Синяя Птица.
   Мне придется научиться улыбаться...
  

Оценка: 4.91*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"