Ева: другие произведения.

По дороге в легенду. Главы 4-6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжаем приключения. Если заметите глюки и очепятки в тексте - просьба указать на них в комментах. :))


Глава 4.

   Алессьер.
  

...Приплывал старик Кирдык...

из поговорок неудачников

   Я пришпорила Ночку, так, что из-под копыт лошади во все стороны полетели мелкие камешки с пыльной, иссушенной жарким летом глинобитной дороги. Честно говоря, я не думала, что получится так легко выбраться. Все же, маскировочный амулет пришелся как нельзя кстати - ленивые "стражи порядка" на этот раз заинтересовались необычным внешним видом моего спутника. Пусть он скрыл под глубоким капюшоном свои красноватые волосы, но глаза-то так просто не спрячешь. Меня-то признали сразу и никаких претензий не предъявили, но вот Джерайна все-таки попросили закатать рукава. Надежности ради еще и устроив крепкое воинское рукопожатие, когда пальцы смыкаются не на ладони сотоварища, а на запястье. Маскировка выдержала, и я чуть расслабилась. Не хотелось бы выметаться отсюда я боем, по ходу дела перебив стражу у ворот. Конечно, награда, которую, несомненно, назначили бы потом за мою голову, не сильно бы осложнила мне жизнь, но все-таки этот город чем-то мне нравился, и еще одна пометка "не возвращаться без острой необходимости" на моей личной карте была бы лишней. Да и кухня в "Голубе" замечательная...
   Примерно с такими мыслями я неслась вперед на галопирующей Ночке, несколько позабыв о своем спутнике, которому уже наверняка не понравилось подобное начало путешествия. Тираэль назначил встречу за одним из горных хребтов. Судя по всему, где-то там находился приключенец, два года назад посетивший "захоронение" Джерайна, и наверняка уворовавший оттуда Ключ д'эссайна, хотя по мне это было больше похоже на раскрашенное в красный и синий цвета куриное яйцо с золотой перемычкой посередине. Ну, вот, найдем приключенца - и спросим. Если надо - допросим, хотя я пытками заниматься точно не буду. Пусть д'эссайн сам ведет допрос, мне это как-то не с руки. Вернее, не с меча...
   Деревенька Вражий Путь, выросшая на нашем пути, никогда мне не нравилась. В первую очередь из-за названия. Поговаривают, что когда-то здесь был тракт, по которому орочьи партизаны перебирались через людские земли к горам. Зачем - никто толком уже и не помнит. Но название, коим метко окрестил сие место какой-то ушлый странник, прижилось, а когда вдоль тракта незаметно образовалась деревенька, ставшая перевалочным пунктом для идущих на север торговых подвод, то и ее поименовали Вражьим Путем. Ну и ладно. Главное, что в версте от нее уже начинаются скалы, изрезанные ветрами.
   Не помню, как их зовут люди. Знаю, что сидхе звали их Tier'Dallien, то есть "скалы тысячи пещер". Пещер там и впрямь много, не думаю, что местные жители исследовали хотя бы половину из них. Но мы с Тираэелем выбрали несколько из них, те, до которых добраться можно, только карабкаясь по отвесной скале. Даже левитационные заклинания не помогают - на полсотни саженей ни одна левитация не вознесет. А пользоваться телепортом слишком рискованно - чуть-чуть ошибешься с расчетами, и окажешься впаянным в камень. Потомки не найдут. Проверено.
   Я чуть пригасила рысь Ночки и обернулась к д'эссайну, молча скачущему вслед за мной.
  -- Эй, впереди первый привал! Деревню видишь? Там остановимся, к закату пойдем на встречу с Тираэлем, он как раз успеет. Вопросы? Нет? Тогда едем, лошадям тоже отдых нужен.
   Джерайн промолчал, только отрывисто кивнул. Я пожала плечами и пришпорила Ночку, которая и без того ускорила рысь. Почуяла возможность отдохнуть, паразитка...
  
   "Вполне себе естественная потребность."
   Слушай, Фэй, ты так чудесно молчал всю дорогу, а сейчас снова заговорил. И с чего бы?
   "Ну, мне показалось, что тебе стало скучно. К тому же, заметь, я честно не вмешивался в твои мечтания."
   Паршивец ты.
   "Ничего подобного. Просто у тебя воистину живое и красочное воображение. Прерывать настолько творческий процесс мне хотелось."
   Ну, ты... - Цензурных слов мне не хватило. Пришлось думать нецензурно.
   "Лесс, с каждым разом ты пополняешь мой словарный запас. Причем, как мне кажется, на трех языках сразу."
   Не оскорбляй меня. На четырех.
   "Полиглотка."
   Ничего, умнее будешь.
   "Запоминая матерные слова на четырех языках?? О да-а-а-а, Лесс, ты радуешь мою кристаллическую душу."
   У тебя нет души, ты всего лишь говорящая безделушка.
   "Я - произведение искусства артефактологии, а, значит, во мне живет частичка души моего создателя."
   Какой кошмар, у меня на запястье частичка души каннибала-извращенца...
  
   Фэй обиженно замолчал, а я проехала в покосившиеся ворота, которые не ремонтировали лет пять, как минимум. Дыра жуткая, никого в здравом уме и твердой памяти сюда по доброй воле не понесет, именно поэтому мы с Тираэлем выбрали именно это место, чтобы иметь возможность спокойно поговорить в одной из пещер, когда за одним из нас, а бывали случаи, что и за обоими, шла погоня. Только интересно, где он будет заседать на этот раз? Я знаю шесть труднодоступных пещер и еще столько же, куда добраться может только нечеловек с навыками скалолазания и хорошим снаряжением. Вот зуб даю, что на этот раз Тир полезет именно в одну из таких пещер. Потому что, как я подозреваю, на этот раз охотится за одиноким д'эссайном будут сидхе, а эти сволочи куда хочешь залезут. Если догадаются обзавестись нужным снаряжением.
   Добротная изба с кривоватой вывеской, буквы на которой уже давно стерлись, виднелась уже от ворот. Я усмехнулась и направила Ночку к единственному на всю деревню постоялому двору. Проситься на ночлег я не собиралась, но оставить на какое-то время лошадей необходимо - когда полезем в пещеры, лошади будут мешаться. Ну, сумку Джерайна можно засунуть в мой рюкзак, как есть - все поместиться, но мне надо лезть налегке.
  
   "И почему, интересно? Боишься надорваться?"
   Нет, просто я буду использовать оригинальный способ перемещения по скале, которым частенько пользуются сидхе.
   "Уже заинтриговала."
   Ты не видел дуэли, которые проводились с помощью наших приспособлений для лазания по скале.
   "А чем вы не сражаетесь, а?" - похоже, Фэй действительно заинтересовался.
   Сложно сказать. При необходимости можно использовать любой подручный предмет. Да, и подножный тоже.
  
   Толком прокомментировать это заявление Фэй не успел, потому что к нам подскочил бойкий мальчишка лет двенадцати, и с ходу выпалил перечень предоставляемых услуг.
  -- Уважаемая госпожа, оставьте вашу лошадь в нашей конюшне, и будьте уверены, что она будет накормлена и вычищена, и останется там же, где вы ее оставите. Всего серебрушка!
   Я усмехнулась.
  -- Ладно, лови, - две серебряные монетки описали в воздухе дугу и моментально оказались в ладони паренька. А ничего, шустрый малый. Далеко пойти может. - Последишь за лошадьми до завтрашнего утра. Если будут сыты и довольны - еще монетку получишь.
  -- Не сомневайтесь, госпожа, все будет сделано! - паренек сверкнул щербатой улыбкой и, подхватив наших лошадей под уздцы, увел их в конюшню.
  -- Угу, не сомневаюсь, - пробормотала я, провожая мальчишку безрадостным взглядом. Теперь проблема номер два - сделать так, чтобы Джерайн до заката "светился" как можно меньше, а в идеале - вообще из комнаты не выходил.
  
   "А ты ему девочку, похожую на себя, найди. Гарантирую - до вечера будет занят настолько, что к закату выгонять придется."
   Фэй, ты пошляк, в курсе?
   "Можно подумать, ты лучше."
   Мне можно.
   "Это еще почему?"
   Я все эти пошлости реализовать могу.
  
   Добротная дубовая дверь со стуком закрылась за нами, и мы с Джерайном оказались в небольшом зальчике с низким потолком и длинным столом, за которым стояли широкие лавки. За что не люблю это заведение - потому что приходилось есть за общим столом, а у меня на этот счет нехорошие воспоминания. Как-то раз меня пытались отравить как раз в подобной таверне, спасибо Тираэлю - он нашел отравителя в кратчайшие сроки и выбил из него противоядие. С тех пор за общим столом я не питаюсь ни под каким предлогом. Почти паранойя, но лучше я буду живой перестраховщицей, чем мертвой.
  
   "Лесс, теперь ты можешь не беспокоиться - я каждый раз проверяю твою пищу. А уж выявить яд я могу."
   И на этом спасибо. Но я все же по старинке.
   "Как хочешь, но проверять я все равно буду."
   Да на здоровье.
   "Твое."
  
  -- Господин желает комнату на двоих? - а я и не заметила, как к Джерайну подошел хозяин постоялого двора. Если этот мерзавец, не хозяин, д'эссайн, скажет, что да, то я его убью. Позже. Хотя... Хозяин тоже мерзавец. Интересно, он меня уже всю в мыслях раздел или пока только грудь?
  
   "Судя по взгляду - он тебя уже в какую-то позу ставит."
   Фэй, ты тоже мерзавец. Но тебе хотя бы нечем.
   "Если только морально."
   За это я тебя и люблю. Что только морально.
  
  -- Сколько?
   Я мило улыбнулась, и, не меняя лучащегося счастьем выражения лица, взяла Джерайна за руку. И впилась острыми ногтями ему в ладонь. Если не идиот, то поймет. К сожалению, сейчас конспирация - это наше все, а представить себе сидхе и д'эссайна, путешествующих парой, никому в дурном сне не привидится.
  -- Всего три серебряных монетки - и комната ваша до утра, - хозяин подобострастно склонился. Нет, я его точно убью. Теперь я про владельца таверны с сальными глазками. Но не сейчас. Когда уезжать буду.
  -- Пять - и комната наша до следующего обеда. И ни одна сволочь нас не беспокоит. Увижу - будете за свой счёт от стенки отскребать. Вопросы? Предложения? - д'эссайн дружелюбно улыбался, не размыкая губ. Из улыбки явно следовало, что никаких предложений он даже выслушивать не намерен.
  -- Да, конечно, господин. - Пять серебряных монет беспрепятственно перекочевали в карман владельца постоялого двора, а тяжелый железный ключ - в карман д'эссайна.
  
   "Лесс, не злись!!!! У меня сейчас синапсы перегорят!!!"
   Я? Злюсь?? Да ни в одном глазу. Я его просто сейчас в клочья порву. Совершенно беззлобно, нежно и ласково.
  
   Я все-таки выдержала, пока мы не дошли до указанной комнаты, и, стоило только толстой двери захлопнуться за Джерайном, я отпустила его руку и посмотрела на свои ногти, кончики которых были слегка окровавлены.
  -- У меня только один вопрос. Какого крайна?! Что, нельзя было взять две комнаты?! Или тебе опять приспичило потрахаться под моим чутким надзором?
   Джерайн широко зевнул, выставив напоказ коллекцию зубов, с которых я уже давно мечтала снять слепок, а ещё лучше - выдрать всю челюсть на память, и спокойно стёр остатки крови с заживших ранок на тыльной стороне ладони.
  -- Кто из нас сейчас боится групповой охоты сидхе? Знаешь ли, свободно путешествующую парочку, которая ночует в одном номере, из которого, обещаю, всю ночь будут издаваться очень и очень интересные звуки, вряд ли кто-либо в чём-либо заподозрит. Более того, угрозу от такой парочки может почувствовать только канонический Тёмный Властелин. Или у вас подобный таки завёлся? Кстати, царапать меня, право слово, не лучшая идея.
  -- Перебьешься, я не заразная, да и царапины уже зажили, - фыркнула я, уже остывая. - Кстати, раз уж заговорили об интересных звуках. Похоже, мне придется возвращаться через окно, поскольку ты намерен развлекаться всю ночь. Желаю приятно провести время.
   С этими словами я сбросила свой рюкзак на застеленную покрывалом широкую двуспальную кровать и начала ковыряться в нем, стараясь найти нужные вещи.
  
   "Тебе помочь?"
   Если можешь - то подсунь мне под руку здоровый моток веревки, черный сверток, перевязанный красным шнуром, и мои "когти". Они где-то на самом дне должны лежать...
   "Сейчас все будет, лезь правой рукой в рюкзак."
  
   Первым показался черный сверток, затем моток серо-зеленой эльфийской веревки, тонкой, легкой, но удивительно прочной, а в конце - мои стальные "когти" для скалолазания - нечто вроде железных сегментных перчаток, надеваемых на обычные, кожаные. Несомненным достоинством их были пятигранные когти на концах "пальцев" с вершок длиной, сделанные из особого сплава, благодаря которому они входили даже в прочную скалу, как нож в масло. У "когтей", помимо всего прочего, было еще одно достоинство - они фиксировались при определенном движении кистью, и тогда можно было повиснуть на скале, не боясь, что рука разожмется в самый ответственный момент. Поскольку разработчики оного "набора для скалолазания" предполагали, что "коготь" может заклинить в скале, то приспособление это на тыльной стороне ладони не было стальным, а держалось несколькими кожаными ремешками с хитрым замком, подцепив который, можно было легко снять заклинивший предмет.
   Под конец я выудила аналогичные "когти", которые крепились на обувь, и небольшую полотняную сумку через плечо, куда я обычно складывала свой "скалолазный набор". Ну, не пугать же, в самом деле, народ стальными когтями на руках и ногах. Да и ходить по горизонтальной поверхности в них неудобно...
   Тем временем Джерайн, видимо, наблюдавший за моими сборами, решил напомнить о себе.
  -- Ночью мы вместе бродить будем, и не надейся, что я тебя одну отпущу. Звуки же будут, естественно, отдельно от нас. Как и защита комнаты от любопытных. Про чистку стен я совершенно не шутил.
   Я взглянула на него, одновременно складывая "когти" и веревку в сумку.
  -- Вообще-то, о тех пещерах никто, кроме нас с Тираэлем не знает. Впрочем, не думаю, что ты сумеешь добраться туда без моей помощи. Хоть какое-то скалолазное снаряжение у тебя есть? На сложном участке залезешь по веревке, но ее длина всего в двадцать саженей, поэтому примерно столько же тебе придется лезть самостоятельно. Сумеешь?
  -- К вечеру снаряжение будет. Как и прочие "радости жизни", призванные услаждать слух и души тех, кто остановился в этом трактире.
  -- Ясно все с тобой, - я развернула сверток, в котором оказались узкие брюки с шнуровкой по бокам и нечто вроде короткой куртки. Все из плотной, хорошо выделанной черной кожи. - Ты соизволишь выйти к крайну из комнаты или же мне переодеваться в твоем присутствии?
  -- Переодевайся в моём присутствии. Во-первых, времени мало, а мне ковыряться в куче амулетов. Во-вторых, никакого крайна вне комнаты я не видел, уж извини, - д'эссайн сел за стол, на который выгреб из своего рюкзака кучку различных шариков, кристалликов, сколько-то цепочек и набор малопонятных инструментов, после чего снял маскировочный амулет и принялся что-то с ним делать.
   Я только пожала плечами. В конце концов, ванну в его присутствии я уже принимала.
   "Да к тому же он с головой ушел в работу. А когда он работает, то почти ничего вокруг не замечает."
   Ну и замечательно.
   Я скинула с плеч ножны с квэлями, отцепила набедренные перевязи с дротиками и принялась раздеваться. Через полминуты походная одежда уже лежала горкой на кровати, а я натягивала поверх белья тонкие кожаные брюки. Привычно затянула частую шнуровку по бокам так, что штаны обтянули мои бедра, как вторая кожа. Ничего лишнего - на скале ничто не должно болтаться или развеваться, зацепишься складкой за выступ - и привет предкам. Надев короткую куртку, я застегнула ремни так, чтобы она облегала меня так же плотно, как и брюки, и, заново вооружившись, вышла за дверь, оставив Джерайна наедине с его инструментами.
  
   "Тебе не кажется, что ты слишком вызывающе одета?"
   Не кажется. К тому же, это целесообразно - я могу быть уверена, что ничем не зацеплюсь на скале, да и кожаная одежда не скользит, даже если придется лезть по гладкой стене. И удобно - на меня ведь шили.
   о ты будешь привлекать излишнее внимание, разве нет?"
   А зачем я, по-твоему, плащ в руках держу?
   "Вопрос снимается."
   Я только вздохнула...
  
   На постоялый двор я возвращалась, уже порядком уставшая. Я успела навестить знакомого полугнома, которому Тираэль должен был отправить весточку для нас. Так и вышло. У Дара меня ждала записка с одной только строчкой - Грифонья Стая. Значит, Тир будет нас ждать в пещере почти у самой вершины, выход из которой заметен только на закате. Плохо то, что неподалеку от нее гнездились грифоны, но, эти твари возвращаются домой только с наступлением сумерек, так что если успеем добраться до пещеры до захода солнца, то все будет в порядке. Не хотелось бы лезть вверх по скале, когда над головой хлопают грифоньи крылья.
   На подходе к двери снятой Джерайном комнаты я уловила обещанные звуки, и вот тогда на меня накатило раздражение. Закат через два часа, еще до скалы пешком с версту идти... Нет, похоже, сегодня я полезу одна, ибо надоело.
   Дверь распахнулась и из нее выскользнула изрядно помятая черноволосая девица и, слегка пошатываясь, побрела мне навстречу. Я только вздохнула - похоже, д'эссайн испытывает слабость к брюнеткам. Хотя, вспоминая его поцелуй, девиц мне откровенно жаль.
  
   "И с чего бы так?"
   Вообще-то, человеческие женщины довольно хрупкие. Подозреваю, что ей сейчас идти довольно неприятно, если не сказать больно.
   "Вообще-то, Джер обычно сдерживает себя, чтобы не навредить женщине. Он же не садист."
   Ага, он всего лишь каннибал.
  
   Я подошла к двери и распахнула ее одним точным пинком. Д'эссайн, сидящий в расстегнутой рубахе у стола, поднял голову, отрывая взгляд от непонятного приспособления, издающего недвусмысленные звуки.
  -- Шоу на этот раз ты пропустила, впрочем, оно было не настолько познавательным. Звуковое сопровождение готово. Ловушка на двери готова и твое счастье, что я ее не включил. Выходить будем через окно, не волнуйся, там все равно никого нет и не будет. Приспособления для скалолазания готовы.
   Я только ухмыльнулась и, пройдя через всю комнату походкой "от бедра", давая д'эссайну оценить покрой моего костюма, изящно наклонилась, поднимая с пола сумку со снаряжением, и грациозно выпрямилась. Плащ соскользнул по черной коже, улегшись на полу темной горкой
   .
   "Лесс, у него сейчас глаза на лоб полезут. Он не был избалован подобными зрелищами."
   Пусть привыкает, ему придется подниматься вслед за мной.
   "Хм, я подозреваю, что ему что-то все время будет мешать при подъеме."
   Ничего, переживет.
  
   Я невозмутимо повесила сумку на плечо и направилась к двери, не меняя плавной походки и подставляя взгляду Джерайна свой тыл. За спиной раздалось сдавленное шипение, и звуки, издаваемые прибором, стихли, как только я распахнула дверь.
   "Лесс, а может, не надо? Пожалей ..."
   Ребенка? - я мысленно усмехнулась.
   Остановилась в дверях, коснувшись ладонью, затянутой в черную перчатку, косяка, оказавшись будто бы в раме. Обернулась через плечо.
  -- Как хочешь, но через окно я не полезу. Встретимся во дворе.
   "Лесс, ты жестока."
   Сам виноват.
   Из-за двери раздался какой-то стук, несколько тихих щелчков, тихий металлический лязг стук окна, щелчок, грохот ставен и затем - ритмичные щелчки. Джерайн ждал меня у выхода из трактира и ни словом не обмолвился об инциденте. Еще бы он обмолвился - называется, не будите во мне зверя. И не зайца, разнообразия ради. Сам виноват, не надо было меня провоцировать.
  
   "Знаешь, по-моему, он и сам не рад."
   Видно невооруженным глазом. Странно, я думала, что той девицы ему хватило.
   "Я подозреваю, что они его не сильно-то и удовлетворяют."
   Если ты мне сейчас станешь рекламировать своего бывшего носителя на предмет его мужеской силы, я найду способ тебя заткнуть.
   "Не буду. Просто раньше у него не было такой тяги именно на брюнеток."
   Значит, сейчас появилась.
   "Да, действительно, и с чего бы?" - ехидно промурлыкал Фэй и замолчал.
  
   Ну и крайн с ним, мне бы до скалы добраться, а там видно будет.
   К моему изумлению, до места мы добрались слишком уж быстро. По крайней мере, когда мы подошли к подножию испещренной ветрами и дождями скалы, солнце только-только коснулось краем горизонта. Значит, время у нас еще есть.
   Я откинула косу за спину и привычно закрепила "когти". Сначала сапоги, а потом и руки мои обзавелись хищно поблескивающими в лучах закатного солнца стальными когтями. Я картинно перебрала пальцами, любуясь бликами на отполированных гранях и улыбнулась донельзя мрачному Джерайну, стоящему рядом.
  -- Выше нос, сейчас полезем. Двигайся за мной, я уже здесь была. - Я подцепила одним из когтей на руках моток веревки и отрезала им трехсаженный кусок. - Слушай, сделай доброе дело - обвяжи один конец вокруг моей талии, а вторым обвяжись сам. Это так, страховка на всякий случай. Надеюсь, прочные узлы вязать умеем?
  -- Умеем, - д'эссайн обвязал меня веревкой. - Кстати, мои приспособления могут показаться тебе немного пугающими. Не удивляйся и не пугайся.
  -- Ничего, я тоже несколько нестандартно карабкаюсь.
   С этими словами я шагнула к скале и, не долго думая, вонзила "когти" на правой руке в трещину у меня над головой. Технология сидхе, воплощенная гномьим мастером, сработала, как всегда, безупречно. Фиксация, левая рука безжалостно вгрызается в тело скалы. Первый шаг вверх. Второй. Третий.
   Веревка натянулась, но тут же ослабла. Я услышала хруст камня, но поворачиваться, чтобы увидеть, как именно взбирается д'эссайн, было лень. Да и неудобно. Поэтому я продолжила восхождение, если его можно было так назвать.
   Мы прошли примерно половину пути вверх, когда показалась одна из пещер.
  
   "Лесс, там гнездо."
   Пустое хоть?
   "Да, но, похоже, оно жилое."
   Значит, все в порядке. Грифоны возвращаются в сумерках. Мы успеем.
  
   Я перелезла через чуть выступающий край пещеры и только тогда оглянулась на Джерайна. Подивилась оригинальной системе зацепов, а потом критически оглядела то, что еще предстояло пролезть. Дальше начинался гладкий участок, который Джерайну с его шариками и цепочками не пройти. Вернее, можно, но сложно. А зачем рисковать, если есть сидхе с "когтями"?
  -- Слушай, подожди здесь минут пять, я быстренько до следующей пещеры долезу и сверху сброшу тебе веревку.
   И, не дожидаясь ответа, отвязала страховочную веревку и шустро-шустро начала карабкаться вверх, до очередной пещеры, находящейся примерно в десятке саженей вверх и немного вправо. Закрепила оставшийся моток веревки и, свесившись сверху, махнула рукой ждущему меня д'эссайну.
  -- Лезь давай, а я выше. Тут немного осталось! - Веревка тотчас натянулась и я, убедившись, что мой горе-наниматель с гормональными бурями успешно поднимается, полезла выше.
   Мы уже почти добрались до нужной пещеры, когда в голове раздался ментальный вопль Фэя.
   "Лесс, у тебя за спиной!!"
   Я резко обернулась и едва успела убрать голову, уклоняясь от хлестнувшего по скале грифоньего хвоста. Острый костяной нарост выбил искры, а злобно клокочущий грифон ушел на разворот. Я вывернулась так, чтобы увидеть, как крылатая тварь, вернувшаяся в гнездо раньше обычного, собирается повторно атаковать. И ведь никакого мало-мальски приличного выступа нет, чтобы использовать мечи, а дротики прочную грифонью шкуру вряд ли пробьют.
   Про-о-о-о-оклятье!!
   "Ты с ума сошла???"
   Еще нет, но сейчас сойду.
   Я выдернула "когти" на ногах из скалы и, подтянув колени к груди, уперлась подошвами сапог в камень и замерла в таком положении на отвесной скале, выжидая.
  
   "Лесс, ты не допрыгнешь!!"
   Лучше подскажи, когда он будет на расстоянии примерно в две сажени.
   "Ненормальная-а-а-а-а!"
   Фэй, мать твою кристальную!!!!
   "ПРЫГАЙ!!"
  
   Земля и небо несколько раз поменялись местами, когда я прыгнула, делая сальто в воздухе. Успела увидеть удивленную морду грифона, явно не ожидавшего от меня ни такой неимоверной наглости, ни прыти - я умудрилась приземлиться ему на спину и, не долго думая, вцепилась в него всеми "когтями".
   Брызнула темно-красная кровь. Грифон заклекотал и свечкой взмыл в небо. Встречный ветер отбросил волосы назад, едва не сорвал меня с грифоньей спины, но я уже успела зафиксировать хват "когтей" так, что отодрать меня можно было только с нехилыми по размеру кусками мяса.
  -- Разворачивай, тварь!!!
   Я отцепила правую руку и вбила ее чуть выше, гораздо ближе к загривку. В ушах зазвенел вопль грифона и треклятая тварь завалилась набок, ввинчиваясь в воздух наподобие штопора. Вот уж когда я порадовалась, что вестибулярный аппарат у меня - дай всевышний каждому. Потому что подобные выкрутасы на неимоверной высоте переносить довольно тяжело. Если не сказать - невозможно. Честно говоря, даже я уже давным-давно свалилась, если бы не фиксаторы "когтей".
   Грифон яростно заклекотал, и по спине меня словно хлыстом огрело. Хорошо так, но прочная куртка выдержала и не разошлась. Впрочем, и этого удара мне хватило, чтобы на миг в глазах потемнело, а из легких выбило воздух.
   "Лесс, тебе ребро сломали!"
  -- Не мешай!!
   Плевать мне сейчас, что у меня там сломано, мне выжить надо! Сломанное ребро, если без смещения, срастется быстро, а вот если из меня получится мокрое пятно в ущелье...
   Я подтянулась, превозмогая стреляющую боль в боку и, отцепив левую руку, сложила пальцы щепотью, так, чтобы "когти" сложились в пятигранный "клюв", способный пробивать скалы.
   Что уж говорить о грифоньем черепе.
   Всего один удар в основание шеи - и тварь длиной почти в две сажени от морды до кончика хвоста, умерла, так и не закончив разворот. И, разумеется, камнем полетела вниз. Вернее, на скалу немного ниже того места, куда буквально прицепился д'эссайн.
   "Лесс!!"
   Знаю.
   До скалы оставалось всего ничего, когда я, выдрав окровавленные "когти" из тела грифона, прыгнула вперед, вытягивая руку в сторону Джерайна...
   Если не поймает...
   "Когти" обхватило сразу несколько стальных цепочек, рванувшие меня наверх, а потом на руке мертвой хваткой сжалась семипалая ладонь. Только вот выступ на скале оказался слишком близко - я и вскрикнуть не успела, как меня приложило ребрами о шероховатый камень.
   Вопли Фэя в голове потонули во тьме беспамятства...
  
   Джерайн Тень
  

Пришёл желанный, ушёл постылый.

Из курсовой работы "Особенности миграций д'эссайнов"

  
   Алессьер, конечно, лапушка и, по-своему, очень умная девушка. Проблема в том, что "по-своему". Хорошо, что я хоть предусмотрел подобное развитие событий - и захватов модели Хекса я сделал аж четыре штуки - по два на каждую руку. К сожалению, захваты пришлось сделать модификации "ЛЕ", иначе я бы ни за что не успел. Хорошо хоть у меня были заготовки.
   Захваты модели Хекса - или хексы, по-простому, представляли собой шары, с прикреплёнными к ним цепочками, заканчивающимися небольшими коготками. В названии модификации зашифровано количество оных цепочек, а так же метод крепления. ЛЕ - это захваты, которые крепятся на широкие браслеты при помощи цепей, или тросов высокой прочности. Таким образом, они могут быть использованы как в скалолазании, так и в боевых условиях. Кроме того, они являются незаменимым средством для любого приключенца, или расхитителя гробниц. Ладно, рекламу собственного мастерства провести я всегда успею.
   Сейчас же у меня почти что есть проблема. Почему почти что есть? Объясняю.
   Наша бесконечно обворожительная сидхе, стараниями которой я чуть не прорыл в скале борозду, при помощи откровенно выступающей части тела, явно не догадалась попросить свой многомудрый браслет-хранитель о помощи. Привычка самостоятельно разбираться со всеми проблемами - это конечно хорошо, но использовать вместо огнива при розжиге костра лупу - при наличии огнива перебор. Естественно, инструкцию от него запросить она не догадалась.
   В результате атаку птички-мутанта мы отбили, да, но отряд наш понёс потенциальные потери в пятьдесят процентов численности. Алессьер, вдоволь погеройствовав, шустрая, как крайн во время спячки, похоже, здорово разбилась. Я тоже хорош гусь - не успел грамотно стормозить. Нет, конечно, я-то стормозил, да. Но не падение, увы. И я не знаю, от чего я злюсь сильнее - из-за собственной беспомощности, во время атаки "птички", из-за дурацкого геройства сидхе, вполне достойного не менее геройской саги, или из-за того, что я за неё всё-таки волновался. И не разбилась она только благодаря грамотно подготовленному чуду.
   Я медленно полез вверх, надеясь на то, что конструкция выдержит. Должна выдержать. Двойной груз на три захвата. В пределы надёжности, конечно, влезаем, но с трудом. Какое счастье, что у меня очень гибкие суставы! Наверное, если бы кто-то посмотрел на нас со стороны, у него бы была истерика от смеха. Вертикально вверх по стене идёт человек, за которым волочится по воздуху девушка. Замечательно. Гениально. Ещё и распределение веса дурацкое! Хорошо хоть я на самом деле не человек. Человеку бы оторвало подобной тяжестью руку, или серьёзно вывихнуло сустав. Но я - д'эссайн, я, похоже, сейчас самый страшный из д'эссайнов, род их, а это что-то да значит! По крайней мере, тройной свой вес теоретически должен суметь протащить. Свой вес уже, как вижу, тащу. И не морщусь. Почти.
   Пещера мною была воспринята как спасение, так же, как вид спокойно курящего изящную трубку Тираэля острое сожаление о том, что его на части я разорвать не могу - потому, что у него есть нужные сведения. Нет, конечно, я могу его "съесть" и узнать информацию у покойника - но это не даст мне его смазливой рожи, которая может понадобиться для опроса лично знакомых с ним существ. Хотя, конечно, если чуть-чуть доработать маскирующий амулет? Стоит попробовать...
   За этими мыслями я умудрился не только вылезти на ровную поверхность, но и пропустить момент, когда Тираэль подхватил нашу геройскую сидхе на руки. Сделал доброе дело, называется. В сознание меня привёл вопрос, заданный этой наглой эльфийской мордой:
  -- Может, отпустишь девушку? Надо посмотреть, что с ней.
   Я недоумевающе уставился на обвитый цепями "коготь", с болтающимся рядом чуть раскрытым стальным шариком захвата и чуть сжал противостоящие пальцы. Цепи скрылись в гладко отполированном металлическом корпусе шара, сам же шарик притянуло к браслету.
  -- Это птичка-мутант постаралась. А так же неудачный полётный эксперимент. Медицину изучал?
  -- Все эльфы немного целители, - негромко ответил Тираэль, склоняясь над неподвижно лежащей сидхе. - Лесс, ну когда же ты перестанешь прыгать выше головы, девочка моя?
   Он ловко отсоединил "когти" от безвольно обвисших тонких запястий и легонько коснулся кончиками пальцев бледного лица. Ненавязчивый, но собственнический жест.
  -- Гмм... Может нежности потом?! Ты её за сколько времени при переломах на ноги поставишь? Кажется, я хруст костей слышал.
  -- Весь вопрос в том, как её со скалы спустить, - Тираэль вздохнул и принялся расстегивать ремни на груди Алессьер. - К сожалению, вас, молодой д'эссайн, ищут некие личности из столицы сидхе. Поэтому пришлось назначать встречу именно в столь труднодоступном месте.
   Куртка девушки разошлась, обнажив грудь, едва прикрытую полосками из тонкого белого хлопка.
  -- Между прочим, я даже не спрашиваю, что вы успели натворить за столь недолгое пребывание в городе, если подняли на уши всех тамошних сидхе. Вас узнали. Думаю, не стоит сомневаться, что вас буду искать, пока не найдут. И не убьют. А также всех, кто окажется рядом. Так, на всякий случай.
   Эльф стащил клинки и куртку с плеч сидхе, и перевернул девушку на живот, осторожно касаясь длинного, идущего через всю спину кровоподтека, похожего на след от удара хлыстом.
   Я вместе с ним склонился над Лесс. Так, два ребра сломано, фигня. Обширные кровоподтёки - неприятнее, с внутренними кровотечениями я ничего не смогу сделать. Почти ничего.
  -- Я не знаю, с чего жители ночи решили объявить мне K'yanse, но право слово, они первые напросились. Тем более, что наглые действия спецслужб на чужой территории, по-моему, крайне близки к объявлению войны - а ночные никогда не были готовы к серьёзной войне на истребление. По крайней мере, в моё время. Не то оснащение.
  -- А не понравились вы им, по-видимому, - качнул головой эльф. - А еще и Лесс у них как заноза в заднице последние шестьдесят лет. Просто получилось так, что именно вам двоим не посчастливилось оказаться в одном месте в одно время.
  -- А я у них заноза в заднице ещё со времен обучения, - раздался слабый голос пришедшей в себя сидхе. - Тираэль, перестань занудствовать и читать ребёнку нотации, лучше помоги.
  -- Лучше не шевелись и не комментируй процесс - здоровее будешь, - эльф легонько провел пальцами по затылку девушки и вдруг резко надавил на невидимую под растрепавшимися волосами точку на шее. Алессьер только вздохнула и сразу же обмякла. - Ничего, пока отдохнет, зато мешать не будет, а то так начнет комментариями сыпать, что не только вылечить - добить захочется.
  -- Добрые вы все, - вмешался я, - Тир, будь другом, глянь - не привлекло ли это представление с грифоном и сидхе в главных ролях кучу излишнего внимания к нашим скромным персонам? Спускаться вниз с раненой сидхе в общество падальщиков было бы весьма печально.
   Как только эльф отвернулся и отправился обозревать окрестности, я заслонил сидхе и браслет на её руке даже от его случайного взгляда. Пробежав пальцами по поверхности браслета, я резко ткнул средним пальцем прямо в нахально уставившийся на меня глаз. Подцепил там ногтем и вытянул несчастное око на пару сантиметров над поверхностью браслета. Затем выудил из-за пояса очень короткий - и очень острый ножик. Полоснул по коже Алессьер, прямо над треснутыми рёбрами. С помощью браслета сместил рёбра вместе и скрепил их. Теперь ещё часов восемь - и срастутся, в том числе и благодаря тому, что браслет должен чуть-чуть подкорректировать её обмен веществ. Оставалось лишь сместить края раны и капнуть туда немного моей крови. Зажило прямо на глазах, оставляя за собой лишь тонкий шрамик - как и рана на моей руке. После этого я вернул глазик на место и сел, как ни в чём не бывало. На всё про всё ушло две минуты, и эльф ничего не заметил.
  -- Всё чисто. Теперь же не отвлекай меня от этой беспокойной сидхе.
  -- Не отвлекаю. Впрочем, с ней всё не так плохо, как показалось на первый взгляд - рёбра всё-таки уцелели. Чудом, конечно. Спускаться когда будем? Нам до утра нужно вернуться в один маленький трактир - иначе количество любопытных идиотов грозит увеличиться выше всяких пределов. Уточню на всякий случай - любопытный идиот отличается от простого любопытного тем, что обычно он или увечный, или мёртвый. Так как я пообещал одному чересчур наглому трактирщику, что всякий любопытный будет размазан по стенке - деревню жалко.
  
   Эльф бесстрастно - и как у него это получается - осмотрел сидхе. Потом посмотрел на меня, и во взгляде этом читалась смесь недоверия, удивления и насмешки над моими тайнами, приправленная толикой презрения и чувства собственного превосходства. Вот за это я и не люблю эльфов. Для того чтобы убедить хоть одного сына леса в том, что ты что-либо стоишь - требовалось держать на себе его внимание в течение пяти-семи лет. Для того, же чтобы на тебя обратила внимание вся их раса - нужно нечто из ряда вон выходящее, к примеру, в одиночку уничтожить такого противника, с которым бы не справилась эльфийская армия в полном составе.
  -- А теперь, по-моему, пора привести её в чувство, чтобы, наконец, ты мог рассказать нам то, за чем мы сюда лезли.
  -- Вообще-то, она с минуты на минуты сама очнется - все же, та точка на её шее отключает совсем ненадолго. Больше не выйдет, разве что прибегнуть к удару чем-нибудь тяжёлым по затылку.
  -- Ничего, Тираэль, я это тебе еще припомню, - подала голос Лесс, смотревшая на нас сквозь растрепанные пряди волос. - Ещё раз попытаешься - то при пробуждении я тебя прибью лично.
  -- Видишь, нужно не пытаться, а сразу бить так, чтобы она при пробуждении и слова сказать не могла, - надоумил я оторопевшего эльфа. Сидхе похоже сильно разозлилась и метнула в меня маленький плоский треугольник, причём неплохо заточенный. Треугольник этот успел срезать у меня прядь волос перед тем, как я зажал его между пальцев, попутно поймав руку сидхе в стальной "захват".
  -- Слушай, напомни - у нас в контракте не были упомянуты штрафы за нанесение вреда здоровью?
  -- Напоминаю, было. Так сколько ты мне за сломанное ребро должен? Так и быть, можешь вычесть из штрафа стоимость, в которую ты относишь ущерб, причиненный твоему здоровью остриженной прядью волос.
  -- И ещё рядом глубоких инфицированных ран, нанесённых одним представителем хищной двуногой расы? Кстати, о каком переломе ты говоришь? Я у тебя никаких переломов не заметил, хоть и смотрел очень внимательно.
  -- Предъявите товар лицом, то есть глубокие инфицированные раны, - "ласково" улыбнулась сидхе, перевернувшись на бок так, что её грудь едва не выскользнула из-за тонких полосок так называемого белья. - А перелом был зафиксирован одним из лечебных амулетов. Уверена, благодаря ему и моей повышенной регенерации там от перелома осталась в лучшем случае трещина, но активно двигаться это мне мешает. К сожалению, сейчас это можно квалифицировать как ограниченная дееспособность.
   Перевели дыхание, успокоились. Тихо жалею, что это подобие нижнего белья нам снимать так и не пришлось. Хотя, конечно, оно мало что скрывает, скорее подчёркивает. Я подумал и всё-таки отпустил захват.
  -- Ой, вы будете смеяться, но ни один суд не примет показания подобного "лечебного амулета", потому, что они корректируются очень легко - буквально несколькими нажатиями пальцев, если, конечно, знать, куда нажимать. К сожалению, судя по его показаниям, ограничения дееспособности касаются лишь некоторых двигательных функций, которые не являются абсолютно-необходимыми во время нашего похода. Кроме того, те же показания сообщают о том, что в течение суток повреждения, приводящие к нынешнему ограничению дееспособности. Впрочем, для того, чтобы ограничение дееспособности продлилось как можно меньшее время, я приму некоторые дополнительные меры.
   Я скинул с себя балахон, попутно убедившись, что мускулатура восстанавливается со скоростью, превышающей расчётную в полтора раза, и я уже могу поспорить силой со средним человеком. Рельефа пока недостаточно, чтобы он был заметен через свободную одежду, но он есть, что не может не радовать. Тем же окровавленным коротким ножиком я вырезал из ткани на груди широкую полосу - как раз, чтобы можно было наложить на грудь... Упс, на рёбра Алессьер тугую повязку. Из балахона же получится неплохой плащик. Теперь.
   Тираэль взял из моих рук полосу ткани и странным движением наложил повязку - и я не мог понять, оказывает ли он первую помощь, или же нежно ласкает чуть раздражённую сидхе. По крайней мере пахнет от неё сдерживаемой злостью... И страстью.
  -- Так с чего мы здесь собрались? Ёльф, ты, кажется, должен был что-то выяснить?
   Тот нахмурился, одновременно помогая Алессьер надеть слегка покарябанную на спине куртку, но все-таки неохотно начал выдавать информацию. С паузами.
  -- Два года назад в твоем "склепе" побывал один приключенец. К сожалению, не из наших. Из её, - Тираэль кивнул в сторону мрачнеющей на глазах сидхе, застегивающей ремни наспинных ножен. - И он забрал оттуда всего один предмет, который, как я слышал, зачем-то затребовали в столице сидхе. И, как я понял, в столице его получили. Правда, тот приключенец сам не знал, что именно уворовал. Просто стянул какой-то древний артефакт, напоминающий куриное яйцо, раскрашенное в синий и красный, с золотой полоской по середине. Куда девать - тоже не знал, вот и продал по принципу "нашёл что-то древнее, зачем и как работает - не знаю, продам по дешёвке, кому надо". Вот сидхе, по-видимому, интереса ради и купили. А большая часть исследований у них ведётся в столице.
  -- Прекрасно. Первое - где мы можем найти этого покойника? Второе - какая примерно численность сидхе у них в государстве и потеря какого процента их численности не будет воспринята как успешная попытка геноцида?
  -- Приключенца вы можете найти за этими горами в смешанном городе Иррестан, это дня два-три пешком через перевал, а вот про численность ничего сказать не могу. У сидхе есть несколько торговых городов на границе между человеческим государством и заброшенными землями. Но где расположена их столица, сколько там народу и что там вообще есть - только сами сидхе и знают. Если бы могли, эльфы бы уже давно её нашли, но ночные так хорошо спрятались, что у нас это так и не вышло.
  -- То есть о столице сведения есть только у сидхе, которые там родились?
  -- Да.
  -- Лесс?..
  -- Нету меня, - недовольно буркнула девушка, стягивая с сапог "когти" и укладывая их в сумку.
  -- Лесс?!!
  -- Что?
  -- Ты в столице сидхе была?
  -- Нет, не была. Я там целый век проживала. Так, совершенно случайно, - ехидно проговорила она, продолжая возиться со снаряжением и делать вид, что в данный момент её сумка - самое важное на свете.
  -- И сколько там народу живёт? Хоть порядок десятичный сказать можешь?
  -- Не могу. Много.
  -- Провести сможешь?
  -- Могу. - Алессьер откинула косу за спину и подняла глаза. - Но не стану.
  -- Почему? - я уже начал злиться. Впрочем, если сидхе ничего не скажет - придётся лишний раз пострадать гробокопателю, невелика потеря.
  -- Денег у тебя не хватит, чтобы я согласилась на долгую и мучительную смерть.
  -- Сколько?
  -- У тебя денег не хватит, и, даже если хватило бы, я всё равно не взяла бы. Мой ответ - нет. Я не поведу тебя в Seith'dar'Estell. Вопрос закрыт.
  -- Ладно, закрыт. Мы ночевать здесь будем?
  -- Предлагаешь лезть вниз в темноте? Без меня. Я наёмница, а не самоубийца.
  -- Ага, совсем-совсем не самоубийца. А ещё ты летать умеешь, так что для тебя спрыгнуть вниз - плёвое дело. Так? Мы хоть к утру в гостиницу успеем, если тут бездельничать будем?
  -- Успеем. К тому же, я не уверена, что нас будут искать на рассвете. - Сидхе мило улыбнулась. - Ведь развлекающаяся ночь напролет парочка проснется разве что к обеду.
  -- Это-то да, мне просто не хочется увидеть залитую кровью дере... А ладно, мне по барабану. Ладно, хоть одеяла кое-кто догадался взять?
  -- Не-а. - Лесс пожала плечами. - Я вообще собиралась нагреть камень одним из своих амулетов и спать под боком у Тираэля. Думаю, он против не будет.
  -- О моём здоровье никто, конечно же, не подумал. Кроме меня, конечно же, - я скинул рубашку и постелил её вместе со своим импровизированным плащиком у входа в пещеру. При помощи амулета вырезал в полу вокруг себя окружность и запустил туда кататься пару захватов - всего и требовалось, что чуть-чуть изменить их программу.
  -- Спокойной ночи всем, кому не повезло проводить ночь в столь некомфортных условиях. Приятных снов, если вы, конечно, намерены их смотреть.
  -- И вам того же, и вас туда же, - фыркнула Лесс, забираясь "под крылышко" к своему любовнику. Тот моментально накрыл её своим плащом и, судя по всему, прижал к себе. Вспоминая одеяние сидхе...М-да, будем надеяться, что выдержка у эльфа хорошая.
   Я провалился в сон без сновидений, прерываемый разве что чересчур громкими выдохами Алессьер. Похоже, что ей-то как раз эротический сон и снился. Завидую эльфу.
   Меня разбудили первые лучи солнца, ворвавшиеся в пещеру как незваные гости. Эльфы... То есть эльф и сидхе дружно спали в обнимку. Глядя на спящую Алессьер я бы и не поверил, что днём она такая стерва. Маленькая, нежная и беззащитная. Как бы её разбудить?.. Я поглядел на метательный треугольник, и у меня родилась нехорошая идея.
   Я кинул этот треугольник так, чтобы он срезал Лесс прядку волос, выбившуюся из-под одеяла. Шевелюра девушки пострадала ещё меньше, чем моя - кстати, прядка у меня уже отросла, и похоже, что всё совсем плохо - она не открывая глаз поймала несчастный треугольник, засунула его себе в наруч, буркнула что-то отдалённо напоминающее "Спсбо" и снова уснула.
   Гениально. Ещё идеи? Я задумчиво посмотрел в рюкзак. Затем на захваты. Затем на копию вчерашней записи. Жаль, что второй проигрыватель долго делать. Может ну этих эльфов? Может оставить им записку и свалить к крайнам? Я ещё раз осмотрел спящую парочку. На меня нахально уставился глаз браслета. Гмм... МЫСЛЬ!
   Я аккуратно коснулся кристаллом с записью поверхности браслета...
   И тотчас почувствовал, как на моём запястье сомкнулись тонкие белые пальцы.
  -- Слушай, чего ты ещё изобретаешь с утра пораньше? Не надоело? - Сидхе весело улыбнулась, открывая глаза.
  -- Не пораньше, а как раз вовремя. Идти пора, засони. Или, хотите - я вас в гости... В трактире подожду. Только тогда с вас - неустойка за задержку.
   Я иногда немного позер. А иногда - и не немного. Определённое позерство, как основа страха, свойственно всем д'эссайнам, без исключения. Я бы, конечно был рад выслушать возражения сидхе - тем более что слушать сидхе для меня - одно удовольствие. Но не слушать их - это удовольствие другое. Короче говоря, не слушая никаких возражений, я просто прыгнул вниз. Интересно, мне показалось, или Лесс действительно успела сказать "Лети, птичка"?
   К сожалению, вчера проверить надёжность летательного аппарата на основе балахона я не успел - и из-за этого мне пришлось вновь ковыряться с ручным амулетом браслета. И почему всё так сложно? Проще было бы убить девушку, эльфа, забрать у них что смогу и с полученной информацией сделать всё самостоятельно. Заманчивая идея, но... Я пока не то чудовище, которое является воином, даже оставшись в одиночку против армии. Помощь мне жизненно необходима.
   С подобными мыслями я преодолел примерно половину пути вниз - хорошо хоть скала была с отрицательным уклоном - после чего раскрыл импровизированные крылья. Меня резко рвануло вверх, материал затрещал, но выдержал. Прекрасно. Теперь у меня есть немного времени, чтобы полюбоваться окрестностями, рассветом, а так же тушей несчастной птички-мутанта, которую уже кто-то успел объесть. Приземлившись, я с трудом удержался на ногах - подобные устройства, увы, только гасят скорость падения, что, в будущем надо будет учесть.
   Теперь у меня есть, по крайней мере, две минуты на то, чтобы разобраться с покойной птичкой. Существо, несомненно, магическое. Фонит от него... Потрясающе. Правда потрясающе. Я смогу наполнить себя маной... Да, недели на две, при экономном использовании. Отдельный и крайне жирный плюс - душа птички всё ещё где-то рядом. Лучше и быть не могло.
   Д'эссайны хищники. Да, склонные к поглощению разумных существ - и разумные существа обычно думают, что дело тут только в физиологической стороне процесса. На самом деле физиологическая сторона - отнюдь не главное. Да, конечно мы предпочитаем мясо. Просто если э-э... Поглощать противника правильно - можно забрать его знания. Его умения. Его способности. Естественно за счёт его души. Нет, конечно, надолго душу своего противника никто задерживать не станет - среди нас никогда не было самоубийц, или любителей отдать своё тело и свою душу в чужие руки.
   Я вонзил эсси'д'шарме в череп несчастной птички. Взялся за рукоять обеими руками и ощутил поток силы, постепенно перебирающийся из мёртвого тела в моё. Живое. Уже живое. Почти полностью, еще максимум день - и я войду в полную силу сильнейшего д'эссайна. Затем я отрезал кусочек мяса - какое счастье, что ночью было холодно - и съел, для удержания эффекта. Ещё штук пять таких птичек - и мне не нужен будет компас. Прекрасно.
   Ожидание "длинноухой парочки" было не слишком долгим, но достаточным, чтобы я мог терзать себя вопросом "Чем это они там так долго занимаются?" и сожалеть о том, что оставил их наедине. Наверняка ведь ничего не было, просто Алессьер решила снова поиздеваться надо мной. Интересно, с чего я так на эти издевательства реагирую? Непривычно и немного неприятно. Она со мной играет, как кошка с мышкой - и, похоже, не осознаёт масштаба собственной игры.
   Когда они начали спускаться, я не смог сдержать вздоха облегчения - и не смог оторвать взгляда от Алессьер, заворожённый пластикой её движений. Да, сидхе красивы и ловки. Но лишь у Алессьер движения... Хищницы. Чёрной кошки-переростка. Поразительные движения, как её родной аромат ночи. Интересно было бы сразиться с ней. Пусть не на настоящем оружии - жалко девушку. Но... Сравнить её пластику - и мою. В темноте? Нет, при свечах. И чем больше свечей - тем лучше. Так, чтобы тени плясали на стенах и было бы невозможно различить тень и живое существо. Двух охотников.
   Что-то я окончательно размечтался и почти расклеился. Не так быстро. Лучше встретить поклоном спустившихся "ёльфов" и быстрее двинуться в направлении деревни, делая вид, что не обращаю внимания на взгляд Лесс, будто бы говорящий "И почему ты не разбился?"
   Спорить попросту некогда, поэтому я, дождавшись их спуска, чуть ли не бегом бросился к трактиру. То, что я собрал там шутки ради... Может быть просто перебором для этой деревушки. Особенно с учётом того, что подобные творения могут удовлетвориться малым количеством убийств лишь на короткое время. Остаётся надеяться, что на ночное шоу не сбегались толпу любопытных. Подбегая к трактиру, жестом попросил Лесс и Тира не приближаться. Захваты - к ставням, и вот уже я влетаю в комнату.
   Вещи - в порядке. Точнее - в том же беспорядке, в котором мы их оставили. Ловушка, к сожалению, сработала - об этом можно было судить по вмятине в противоположной стене. Я аккуратно отключил агрегат и проверил кристалл памяти - "самым невезучим" оказался трактирщик - он мало того, что подслушивал под дверью, так и часа в четыре утра попытался влезть в комнату - видимо решил, что если уж "молодёжь" так шумно развлекается, то на тихого вора внимания не обратят. Наивный. Нахала вышвырнуло из комнаты и с силой впечатало стенку - и уцелел он лишь благодаря орочьим предкам и переданному ими ему по наследству замечательному скелету.
   Впрочем, в каком-то смысле ему не повезло - мой прибор успел достаточно основательно поковыряться в его голове, чтобы скорректировать силу своего воздействия со следующим любопытным, да и слепок памяти получился занятный. Исследую на досуге, буде его должно быть много.
   Теперь мне оставалось лишь собрать остатки вещей и спустится вниз, попутно миновав трактирщика, замотанного в бинты по самые уши. Взгляд из-под повязок был полон гнева пополам со страхом.
  -- Я же предупреждал - если какая-то сволочь нас побеспокоит - отдирать будете за свой счёт. Впрочем, вы умудрились отклеиться до моего выхода - так что за свою дальнейшую судьбу можете не волноваться. На будущее же рекомендую трепетнее относиться к своим постояльцам. Они вам всё-таки деньги платят.
  -- Да как вы...
  -- Смею. Сдачи за ранний отъезд не надо. Потратьте эти деньги на лечение.
   И, с видом оскорблённой чести я вышел, к ушастой парочке, которая уже успела оседлать коней и вывести их из стойла. В моё отсутствие они о чём-то тихо спорили, замолкнув при моём появлении. Осталось лишь тронуться в путь. В горы. Через перевал и дальше - и я очень надеюсь, что информация, которую мы добудем от этого приключенца, меня устроит. Потому, что у меня пока ещё нету настроения для того, чтобы устраивать геноцид одной большой и очень гордой нации. Впрочем, ещё больше мне не хочется, чтобы они сделали геноцид мне, под предлогом освобождения мира от "древнего ужаса".
   Какое счастье, что люди достаточно заносчивы, чтобы сидхе при охоте на меня, приходилось соблюдать осторожность. Дипломатическую, конечно же. Потому, что воевать против двух рас сразу же - это самоубийственно для сидхе. Особенно с учётом того, что люди предпочитают воевать руками союзников, выставляя себя главными обиженными. И каким-то образом им это почти всегда удаётся. Даже странно.
   Ладно, Д'яр с ними, с людьми, с сидхе, с эльфами, с разумными и неразумными! Сейчас я хочу просто немного насладиться покоем - и да пожалеет тот, кто осмелится вывести меня из равновесия!
  
  

Глава 5.

   Алессьер.

К Иррестану есть гора, самая высокая,

А под ней течет река, самая глубокая...

Из записок менестреля.

   Я плотнее застегнула теплую куртку, надетую поверх моего скалазного одеяния. Конечно, шерстяная рубашка, поддетая под него, помогала от ледяного ветра, бьющего в лицо, но не сильно. А Тир, сволочь такая, убедившись, что я знаю кратчайший и относительно проходимый путь через перевал к Иррестану, тотчас свалил на все четыре стороны, категорически отказавшись сопровождать нас. Мотивировал он это тем, что, во-первых, у него до сих пор не выполненный заказ подвисает, к тому же, в Иррестане он оставил о себе не слишком-то и хорошую память в количестве двух десятков убитых.
  
   "А по-моему, ему просто лениво."
   Не уверена. Лень и эльф - понятия не совместимые. Скорее всего, он чего-то задумал. Даже не "скорее всего", а наверняка. Подозреваю, ему просто доставляет удовольствие наблюдать за тем, как я сама со всем справляюсь.
   "Он, случайно, не твой учитель?"
   Честно говоря, что-то вроде. Собственно, благодаря ему я и стала наемницей. Он выходил меня после изгнания из столицы, помог как-то обрести себя.
   "И стал твоим любовником?"
   Фэй, а вот это уже не твое дело.
  
   Я досадливо хлопнула по браслету, сейчас скрытому за длинным рукавом теплой куртки, и сжала бока Ночки. Лошадь перебирала копытами вяло, словно ей уже успел надоесть и ветер, и холод, который не уходит с перевалов даже летом. Внизу, в долине, жарко, а здесь мне казалось, что мы шагнули в позднюю очень. Дополнительной неприятностью стало осознание того, что ночевка на перевале будет некомфортной.
   Мы взяли с собой теплые одеяла и еду, запаслись кучей амулетов, но при этом дружно позабыли хоть какие-то дрова для костра! И как, спрашивается, я уберегу своего горе-нанимателя от холода, а? Ну, скажем, камень я несколькими амулетами нагрею. Но всю ночь-то они работать не смогут, им же заряда не хватит!
   Я на несколько секунд задумалась, машинально прислушиваясь к ровной, пусть и усталой поступи Ночки. Подковы пора бы заменить, но до Иррестана отвалиться не должны...
  
   "Лесс, не отвлекайся."
   О, а вот и решение. Фэ-э-э-эй!
   "А что сразу Фэй?" - скороговоркой забурчал браслет, понимая, что крайний найден. И этот крайний - он.
   Ты можешь поддерживать температуру моего тела на нужном уровне?
   "Могу, вообще-то. Но оно тебе надо?"
   Что значит - "надо"?? Предпочитаешь, чтобы я замерзла насмерть?
   "По моим сведениям, ты замерзнешь, только проведя ночь нагишом в сугробе и при очень сильных морозах. В остальных случаях тебе просто слегка неуютно будет."
   Фэй, не зли меня!
   "Ладно, ладно, не кипятись. Все сделаю."
  
   Я передернула плечами и хмуро покосилась на тяжелые свинцовые облака, бегущие по небу. Дождь будет. Если не ливень. В этих горах грозы - частое явление, особенно летом и осенью. Причем льет как из ведра, не спасают даже зачарованные плащи. Как ни старайся - все равно вымокнешь, разница будет не сильно ощутимой. Если повезет - отделаешься влажной одеждой, нет - промокнешь до нитки.
   На лицо мне упала первая тяжелая капля. Где-то в вышине глухо пророкотал гром.
   Крайн! Точно гроза будет.
   "Не каркай, Лесс."
   А чего тут каркать, если и так все понятно.
   Я привстала в стременах, вглядываясь в затянутую легким туманным покрывалом тропу. Где-то здесь неподалеку должна быть пещера, которую мы с Тиром иногда использовали как укрытие от непогоды, особенно зимой. Вопрос в том, успеем ли мы до нее добраться.
   "А это уж как повезет", - ехидно пробурчал браслет.
   Я привычно огрызнулась и сжала бока Ночки посильнее, заставив лошадь перейти на рысь. Здесь тропа не опасная, лошадь может скакать рысью, не рискуя оступиться или сорваться в пропасть, но дальше такой радости уже не будет. Скорее всего, придется вести лошадей на поводу.
   Дождь усилился, грозя в ближайшее время перерасти в настоящий потоп, свинцово-серое небо то и дело прорезалось острыми стрелами молний, а гром грохотал, почти не переставая. Тропа намокла, и струйки грязной воды уже сбегали сверху, превращая дорогу в ручей. За спиной у меня послышался звук ссыпающихся вниз камешков, звонкое ржание лошади д'эссайна почти заглушилось очередным громовым раскатом.
   Я натянула поводья, останавливая уже едва бредущую по скользким камням Ночку, и обернулась, глядя на Джерайна из-под намокшего капюшона плаща. К счастью, ничего страшного - просто животное под ним поскользнулось. И только-то. Я взмахнула рукой, указывая влево, туда, где чуть в стороне от тропинки располагалась небольшая пещера с широким козырьком.
   "Слушай, мне здесь что-то неуютно..." - негромко пробормотал Фэй, но я не обратила на это особого внимания. Конечно, ему неуютно. Тут поблизости дибоги шныряют.
   Безобидные, в общем-то, существа, похожие на светящееся голубоватое облачко с множеством щупалец, вытягивающимися на приличную длину. Не кусаются, спать не мешают, одно неудобство - амулеты вблизи дибогов перестают работать. С другой стороны, магам рядом с дибогами отнюдь не весело, потому как эти непонятные тварюшки активно выкачивают ману, да вдобавок распространяют вокруг себя нечто вроде антимагического барьера. Короче, магией их не достать, только привлечь можно. Зато очень действенно серебряное оружие - с помощь одного лишь серебряного кинжала можно развоплотить или разогнать стаю дибогов.
   Но это мне легко. Я в обморок или ступор от прикосновения дибога не впадаю, поскольку магией не владею ну совсем никак. Но Тира как-то раз от стайки подобных "облачков" отбивала. Помню, как он потом целый день ходил, как после хорошей пьянки и хватался за дико болящую голову.
  
   "Чего-чего? Лесс, так тут дибоги водятся?!" - голосом, в котором прорезалась плохо скрытая паника, выдал Фэй.
   Ну, водятся.. местами. И чего? Ты же просто работать перестанешь. На время, пока не улетят. Если будут наглеть - то серебряное оружие у меня есть, отобьемся.
   "Лесс, ты не понимаешь, это тебе ничего, а вот д'эссайну это..."
  
   Фэй замолчал так резко, что я поневоле вздрогнула и недоверчиво задрала рукав куртки. Рубиновый глаз потускнел и теперь казался простой стекляшкой. Джерайн насторожился и потянулся к своему странному клинку. Полыхнула вспышка молнии, и я увидела, как с потолка над моей головой спускаются плавно извивающиеся щупальца дибога. Большого, зараза. Те, которые я видела раньше, не превышали по размерам небольшую подушку, а этот был с хороший гномий щит. И при этом переливался всеми цветами радуги. Я улыбнулась, глядя на цветное облачко, которое неохотно касалось меня тонкими светящимися щупальцами, словно убеждаясь, что здесь поживы не найдется. Понятное дело, что не найдется - откуда у меня мане взяться, если я не колдую? А вот то, что Фэй минут на пять замолчал - так это даже хорошо. Тихо у меня в голове... непривычно тихо.
   Дибог еще немного потыкался в мою куртку невесомыми цветными отростками и уже собирался, по-видимому, медленно выплывать из пещеры, как к "облачку" шагнул д'эссайн с занесенным мечом. Я уже хотела сказать, что не стоит, когда поняла, что что-то здесь не так.
   Джерайн словно натолкнулся на невидимую стену и упал замертво, а дибог радостно метнулся к неподвижно лежащему д'эссайну, опутывая его щупальцами с головы до ног, которые стремительно набухали, наливаясь яркими цветами.
   Кр-р-р-райн!!!! Что же этот придурок не сказал мне, что он маг?!
   Я выхватила пару серебряных дротиков из ременных петлей на правом бедре, и метнула их в дибога. Уже успевшее несколько разрастить облако недовольно задергалось, дротики повисли в радужном мареве, как в желе, а дибог все не отпускал добычу, хотя ранее было достаточно пары дротиков, чтобы "облако" развоплотилось.
   Квэли словно сами выскользнули из наспинных ножен мне в руки, вязь рун вдоль лезвий загорелась серебром. Быстрый шаг вперед - и часть щупалец, перерубленная, растворяется в воздухе, осыпаясь безвредной светлой пыльцой. Дибог отшатнулся, попытался подняться выше к потолку, но засевшие в его призрачном "теле" серебряные дроты сильно замедлили его перемещения, поэтому достать его в прыжке для меня оказалось плевым делом. Взмах меча - и разрубленное пополам "облачко" осыпается несколькими горстями белесой пыльцы.
  -- Тварь... - зло бросила я, убирая клинки в ножны и подходя к неподвижно лежащему Джерайну. Взяла его за руку, которая показалась мне неестественно холодной...
   Только бы не...
  
   "Я пытался предупредить... Д'эссайны не могут жить без маны..." - укоризненно пробормотал голос Фэя. Включился таки...
   И что теперь делать?
   "Ждать. Согревать. Как поступают с существом, у которого упадок жизненных сил."
   Приехали...
   Я провела кончиками пальцев по рубиновым волосам, в которых появились серебристые пряди. Тихо выругалась про себя. Не защитила. Не смогла...
   "Ты не знала..."
   Это не оправдание.
  
   Джерайн тихо закашлялся и попытался открыть глаза.
  -- Все... В порядке. Ненавижу... манососущих тварей... особенно так глупо... устроенных...
  -- Лежи давай... - я вздохнула и подсунула ему под голову сложенный в несколько раз запасной плащ, вытащенный из рюкзака. - Не мог сказать, что для тебя это опасно? Я бы его сразу выгнала...
  -- А я... знал... во что они... за это время... превратились?.. - голос д'эссайна был сух и холоден. - Раньше... никакого подавляющего поля... не было. - Он таки произвел над собой усилие, и пара рубиновых глаз уставилась на меня. Я только покачала головой, скидывая с плеч промокший плащ и закапываясь в рюкзак. Мрачно бурчащий Фэй помог найти широкое одеяло, которым я и укрыла своего горе-нанимателя.
  -- Теперь есть. - Я несколько секунд колебалась, прежде чем аккуратно отвести пряди волос от лица Джерайна. Коснулась кончиками пальцев прохладной кожи. - Слушай, ты холоден, как мертвец. Сейчас постараюсь тебя отогреть... Фэй говорит, что сильно пострадать ты не должен был...
  -- Не должен был. Но мог, - голос постепенно становился крепче. - Все-таки для нас... Мана... Важнее воздуха.
  -- Я не знала... - Моя ладонь задержалась на щеке д'эссайна. Все же, я отвечаю за него... - Я могу чем-то помочь? Что-то сделать?
  -- Здесь... Холодно. Очень. - Джерайн снова закашлялся. - К тому же... стараниями твари... я, похоже, поседел раньше срока... Придется восстанавливаться.
  -- Не нравится мне твой кашель, - хмуро проговорила я, устанавливая рядом с Джерайном несколько нагревающих амулетов, которые смогут прогреть камень под ним так, чтобы он не ощущал себя лежащим на ледяной глыбе.
  
   "Мне тоже, но кого волновало мое мнение раньше?"
   Фэй, не умничай, а помогай. Ты лучше меня разбираешься в том, как лечить д'эссайнов в таких случаях.
   "А кто говорил, что провел юность за книжками об этой страшной расе?"
   Я знаю, как их убивать, а не как лечить! Это, согласись, немного разные вещи...
   "Вообще, он хищник. Живая кровь поможет ему восстановить силы и здоровье гораздо быстрее."
   Много крови надо?
   "Да нет, в общем-то... несколько глотков. Джерайн меру знает."
   Ну, если надо....
  
   Я уселась на уже теплый каменный пол, и с некоторым трудом переложила голову д'эссайна себе на колени. Несколько секунд внимательно смотрела ему в глаза, а потом задрала рукав куртки и начала неторопливо расстегивать наруч с метательными треугольниками. Высвободила один из них, положила кожаный "браслет" на пол, и, стиснув зубы, полоснула тонким лезвием по запястью, так, что кровь брызнула на лицо Джерайна. Поднесла руку, по которой уже крупными каплями стекала багряная с фиолетовым оттенком жидкость, к его губам.
  -- Пей... Пока я добрая.
  -- Спасибо... - д'эссайн коснулся моего запястья губами, сначала нерешительно, затем - уверенно, в каком-то странном подобии поцелуя, почти царапая кожу зубами. После трех глотков он остановился. - Спасибо. Очень... Признателен.
   Седина медленно начала отступать, волосы снова наливались рубиновым отблеском. Да и взгляд не казался больше мутным, хотя до обычного ему еще ой как далеко. Я со вздохом покосилась на порез, который благодаря стараниям Фэя уже больше походил на случайную, быстро затягивающуюся царапину, и коснулась волос Джерайна несколько ласкающим жестом. Как будто я гладила по гриве дикого зверя, который невесть почему не бросается на меня, а мирно лежит у ног. Пальцы мои зарылись в рубиновые волосы чуть глубже, касаясь гладкой кожи за ухом....
  
   "Вообще-то, д'эссайны в чем-то дикие звери."
   Фэй, ты это к чему?
   "К тому, что он от почесывания за ушком сейчас замурлыкает."
   Да ну?
  
   Впрочем, д'эссайн не замурлыкал, а лишь судорожно вздохнул, и вздох его был чем-то средним между стоном и ревом. Я испуганно отдернула ладонь, и попыталась максимально быстро переместить голову Джерайна обратно на кустарное подобие подушки.
  -- Извини, не хотела, как-то само получилось... Больше не буду, - попыталась как-то скомкано извиниться я, плотнее укрывая д'эссайна одеялом по подбородок, и закопалась в рюкзак, имитируя бурную деятельность. Фэй только ехидно хихикнул.
  -- А мне понравилось - Джерайн улыбнулся, точнее, попытался это сделать - улыбка вышла какая-то неубедительная. - Очень!
  -- Ага, невооруженным взглядом видно, - буркнула я, вытаскивая еще одно одеяло, намереваясь улечься рядом. - Как ты себя чувствуешь? Еще знобит? - Я взяла его за руку, но она все еще была холодной, как лед.
  -- А не чувствуется?.. Хотя конечно да. Не знобит - для моего состояния нужен другой термин. Пожестче.
   Я нахмурилась. Поскольку из-за нашей общей забывчивости дровами мы так и не озаботились, то придется по старинке... Разоружившись, я расстегнула свою плотную куртку, подхватила одеяло и улеглась вплотную к Джерайну, обняв его, ощущая, как он дрожит.
  -- Чувствуется. - Я прижалась щекой к его плечу, стараясь не думать о том, что руки д'эссайна сомкнулись на моей спине. Впрочем, судя по тому, как его трясет - на активные действия он не способен.
  
   "Ну-ну."
   Тогда буду надеяться, что хоть малая толика уважения ко мне у него наличествует.
   "На эту ночь - наверняка."
   Вот спасибо...
  
  -- Благодарю... Я... Очень тронут. - Казалось, Джерайн с трудом находил слова. Конечно, ему сейчас трудно говорить.
  -- Я виновата перед тобой... что не распознала опасность. Значит, мне и исправлять. - Я переместила руки так, чтобы продолжать согревать его, как почувствовала, что изнутри его куртка влажная. - Так ты еще и промок?!
   Ну, теперь понятно, чего его все продолжает трясти. Хоть камень уже и нагрелся, но все равно, лежать во влажной, настывшей на холоде одежде как минимум неприятно. Это у меня куртка непромокаемая, да еще и плащ плотный, а у Джерайна-то верхняя одежда не настолько качественной оказалась. Я высвободилась из кольца его рук и решительно начала его поднимать.
  -- Надеюсь, ты хотя бы сидеть можешь? С тебя надо снять мокрую одежду, иначе ты так и не согреешься.
   "Хм, похоже, еще неизвестно, кто кого домогается."
   Фэй, заткнись, а? - устало подумала я. - Какое домогательство, его бы переодеть и спать уложить...
   Браслет комментировать отказался, а я, выудив из рюкзака д'эссайна сменную рубашку и нечто вроде шерстяной куртки, стянула с него мокрую одежду, мимоходом отметив, что выглядит он гораздо лучше, чем при нашем знакомстве. По крайней мере, худощавое "теловычитание" смотрелось гораздо приличнее.
  -- Сидеть, конечно, могу... но одевать меня пока я не согреюсь... Неразумно. Чем меньше одежды - тем быстрее теплопередача. - Джерайн вяло улыбнулся. Я тяжело вздохнула.
  -- Без рубашки к утру ты банально окочуришься, поэтому надевай.
   На удивление, он подчинился. Даже не стал возмущаться по поводу того, что им командуют. Только вот на "подушку" он почти упал. Н-да, знала бы раньше, что ему так от дибога поплохеет...
  
   "То что? Добила бы?"
   Кого? Его или дибога?
   "А какой вариант тебе больше нравится?"
   Третий. В котором я скармливаю дибогу тебя.
  
   Я сняла с себя плотную шерстяную куртку с подкладкой и положила ее поближе к нагревательному амулету, рядом с вещами Джерайна. Подумав, стянула с себя еще и скалолазную и, поправив шнуровку льняной рубашки, скользнула под одеяло к д'эссайну, ощутив, как его руки моментально обняли меня за талию. Вздохнула и попыталась поудобнее устроиться на жестком плече.
  -- Надеюсь, так лучше? - Я прислушалась к нему, чувствуя, как бьющая Джерайна дрожь постепенно отступает, мышцы расслабляются, а дыхание становится все более ровным.
   Выздоровеет.
   "Не сомневайся."
  -- Лучше... Намного... Спасибо, солнце... - он крепко обнял меня и, уткнувшись лицом мне в макушку, моментально заснул. Почти отключился. Даже повозмущаться на тему "солнца" не получилось. Ну и ладно, больному простительно.
   Я с минуту вслушивалась в его дыхание, но потом сон сморил и меня, и я заснула чутким сном лесного зверя, который, как бы крепко он ни спал, просыпается за долю секунды. А в том, что в случае угрозы меня моментально разбудит Фэй, я даже и не сомневалась...
  
   Джерайн Тень.

Что было дальше - об этом знаю только Я.

Равен.

   Спать рядом с красивой девушкой, пусть даже одетой, пусть даже и одетым, пусть даже полумёртвым - это всё-таки удовольствие и немалое. Ради такого удовольствия можно даже немного пожертвовать собственным здоровьем и не расходовать огненный амулет. Живое тепло... Несоизмеримо приятнее любого искусственного.
   Проснулся практически так же, как и засыпал - вот только Лесс прижалась ко мне ещё сильнее. Благо я наконец согрелся, а нормальная температура тела д'эссайна где-то на градус выше человеческой. Я тихо любовался безмятежно спящей сидхе. Да, она проснётся в случае любой тревоги. Но всё равно... Спит как ребёнок.
   Девушка пошевелилась во сне, видимо, ощущая, что я проснулся, но глаза открывать не торопилась, что и неудивительно - опасности вокруг никакой. По крайней мере, рядом не был никого опаснее меня... Или самой сидхе. Вздохнула, утыкаясь носом в моё плечо... Я прижал её к себе, может чуточку сильнее, чем нужно. Несмотря на то, что обычно сидхе выглядела очень сильной, сейчас у меня было ощущение совершенной её беззащитности. Пусть и неправильное, но всё равно...
   Всё равно хотелось убедить её... Да и себя, в том, что всё хорошо, всё спокойно. И ничего плохого просто так, внезапно, не произойдёт. Можно просто отдохнуть. И ни о чём не нужно беспокоиться. Не нужно волноваться.
   Сидхе заёрзала и вдруг забавно шевельнула кончиком носа, так, как делают лесные зверьки, принюхиваясь к окружающему миру. Я мягко замер, как будто ничего не случилось и ничего не происходило. Очень не хотелось её будить... И прекращать процесс любования. Даже улыбнуться, умиляясь, я позволил себе лишь кончиками губ. К сожалению, это не помогло - Лесс таки приоткрыла один глаз и посмотрела на меня.
  -- Слушай, я впервые вижу, как ты НЕ ехидно улыбаешься... Доброе утро, кстати. Как ты себя чувствуешь?
  -- Доброе, - я улыбнулся шире, - ты просто не присматривалась особо. - И ещё шире, с трудом удерживая смех. Фуф, отпустило. - Самочувствие в пределах нормы.
  -- Твоей или общепринятой? - Алессьер лениво потянулась, убирая руки с моих плеч. - А вообще на будущее всё-таки сообщай мне о подобных.. особенностях твоего организма. Мне, конечно, не жалко при необходимости поделиться с тобой кровью в разумных пределах, но превращать это в ежедневную привычку мне не хочется..
  -- Д'эссайновской. И мы не вампиры - так что кровь свою, право слово, можешь оставить при себе, - я снова улыбнулся, может чуточку довольно. - Хотя я крайне признателен тебе за поддержку. Правда. Вчера ты меня удивила. Как минимум дважды.
  -- А почему дважды? - Алессьер села и потянулась к своему арсеналу, начиная неторопливо вооружаться.
  -- Первый раз - когда поделилась кровью. Второй же... - я сделал почти театральную паузу, увы, сидхе решила, что подыгрывать мне - это ниже её достоинства, так что мне пришлось продолжать так, без её вопросов, - это когда ты меня... За ухом чесала. Очень понравилось, - и я смущённо замолк, осознав, что сморозил глупость. Совсем расклеился видать. Хорошо хоть упадок сил покраснеть не даст. И то завтрак.
  -- Э-э-э-э.... - Сидхе пробормотала что-то неразборчивое явно на своем родном языке, но потом перешла на общий. Это она вовремя сделала, иначе бы мне пришлось спешно осваивать их диалект, что в моём состоянии было бы крайне неприятно. - Ну... у сидхе это вроде как жест поддержки... сложно объяснить, не могу подобрать нужных слов на общем. А что, тебя никогда за ухом не чесали?
  -- Не чесали. Никогда и не разу.
  -- Правда? - Лесс задумчиво поскребла кончик носа, который непроизвольно шевельнулся. - Джер, извини, если лезу в твою личную жизнь, но быть может тебе стоит выбирать любовниц... э-э-э... для более долгих игр? Чтобы было время, чтобы женщины догадались, где и как приласкать можно?
  -- Для этого нужно иметь на них время, - я философски пожал плечами. - И помнить о них... То есть вспоминать, более-менее регулярно. С учётом того, что работа моя творила с моим временем те ещё шуточки, да и природный образ жизни к порядку не призывает - то, что секс у меня был чаще, чем новый год - это уже достижение.
  -- Но сейчас у тебя время есть, разве нет? - Алессьер поднялась и принялась прикреплять на бедра дротики. - Не моё это дело - давать тебе какие-то советы, но... В Иррестане мы, скорее всего, задержимся. Может, стоило бы выкроить для себя не час-другой, а целую ночь?
  -- Может быть, и стоило бы. Остаётся лишь разобраться в собственных психофизиологических проблемах, связанных с моим состоянием - чтобы и иметь возможность... Немного отдохнуть.
   Так... Захваты - в потолок. Поднимаюсь. Неторопливо и аккуратно. На ногах стою, давление в пределах активной нормы. Шевелиться могу, и достаточно шустро. Прекрасно.
  -- Вроде стоишь и не шатаешься, - отметила Лесс, надевая свою чёрную скалолазную куртку поверх льняной рубашки. - Правда, как мне кажется, тебе лучше не торопиться с боями... Кстати, готова поспорить, что есть ты хочешь.
   С этими словами девушка выудила из своего небольшого на вид рюкзака холодное жаркое, кажется, из свинины, и, нарезав мясо толстыми ломтями, выложила его горкой на походной тарелке.
  -- Премного благодарен, - я улыбнулся, взяв себе пару кусков - Леди, только не надо недооценивать боеспособность д'эссайна. Мы, конечно, не вампиры, чтобы сражаться, будучи разорванными на части, но составить конкуренцию в подобном состоянии... С учётом, как вы сказали, моей уникальности... Да. Теоретически я способен сейчас сразиться с бойцом вашего уровня и выжить в битве.
   Что-то мясо подозрительно быстро кончается...
  -- Если бы ты сейчас не был болен, я бы сочла это приглашением на поединок, - улыбнулась сидхе, выуживая из рюкзака кусок копченого окорока и овощи. Сама же уселась на нагретый каменный пол и довольно захрустела яблоком.
  -- Если мне всерьёз захочется убить тебя - я тебе об этом обязательно скажу! - радостно пообещал я. - Но сейчас это просто констатация факта. Сколько времени назад... Ты видела д'эссайна? Не считая меня, конечно, - вид пищи настраивал меня на совершенно благостный лад. И... Не только благостный, если честно. Так что за насыщением придётся следить... Чтобы не совершать несвоевременных и необдуманных поступков.
  -- Тебе честно? Они, вообще-то, вымерли с пять веков назад. Тираэль... По слухам, он - видел. А что? Намекаешь на то, что я против тебя ничего не стою? - осведомилась сидхе, поудобнее усаживаясь на расстеленном на каменном полу пещеры одеяле, вытянув длинные ноги.
   Я чуть не подавился. Всё-таки Алессьер крайне обольстительна. По крайней мере, на меня её вид действует совершенно однозначным образом.
  -- Я сомневаюсь, что ты готова сражаться с антропоморфным противником с совершенно не антропоморфной пластикой движений, - да уж, а пластика движений Лесс вообще выше всяких похвал... Вот при восхождении... Так. Не отвлекаться! - Для большинства воинов ноги, которые отрубают по самые уши, благодаря тому, что кисть и ладонь гнутся ну совсем по другому, являются очень неприятной потерей.
  -- Ну, если твоя пластика переплевывает движения рептилий типа водяных змеев - то тогда да... - Лесс задумчиво затеребила кончик длинной косы, отливающей синевой. - А так.. опыта мне хватает. Не спорю, что это был бы трудный бой.. но...
  -- Переплёвывает. У рептилий суставы жёстче. Или скованы они в движении ещё чем-либо. - Я машинально провёл рукой по волосам, рассыпая их по плечам. Кажется, что уже по лопатки, хотя... Да. Чуть ниже середины спины. Похоже, что я восстанавливаюсь даже быстрее, чем ожидал. Естественно, оценивал длину волос я, всего лишь, проведя по ним рукой - одним плавным движением. - Но мне было бы крайне сложно драться. По крайней мере "честно", если учитывать то, что под этим понимают люди.
  -- И что за тему мы подняли с утра пораньше? - Лесс откинулась на одеяло, вглядываясь на выбоинки и трещины в потолке пещеры. - Если придётся столкнуться в нешуточном бою, пощады не будет ни тебе, ни мне... Так какая разница, кто сильнее и ловчее? Судьба все скажет за нас...
   Я машинально уставился на её грудь, после чего, может быть чересчур поспешно, откинулся рядом.
  -- Судьба не любит говорить за кого-то. Обычно за судьбу говорят те, кто лучше подготовился к встрече. Или те, кто может выдержать любой удар - я слегка коснулся своими пальцами её пальцев...
  -- Не уверена... - Лесс повернула голову и взглянула в мои глаза. - Не думаю, что ты был готов к тому, чтобы проспать больше тысячи лет... Вот тебе и слово судьбы... К которому ты не был готов.
   Мои рубиново-красные, я был уверен что мои глаза именно этого цвета, глаза уставились в её тёмно-синие, практически чёрные... Глубокие-глубокие... Отставить плавание!
  -- Если бы я совершенно не был готов к такому повороту событий - то и проблем у меня было бы на порядки больше. А так - всё, что можно - находилось в тех условиях, при которых время не имеет значения... К сожалению, этого нельзя сказать про живых.
  -- Нельзя... - Девушка задумалась, и взгляд её чуть потускнел, словно она ушла в своих раздумьях куда-то далеко. Правда, на "грешную землю" она вернулась довольно быстро. - Джер, ты как, идти сможешь? Мы примерно половину пути прошли, но дальше труднее будет.
  -- Я обогнал твоё время, Лесс, и обогнал сильно... - я перестроился на новую тему - Да, конечно смогу. И идти, и бегать, и ехать. Просто с несколько меньшей самоотдачей. Но пройти оставшуюся половину пути мы должны без особых проблем.
  -- Тогда предлагаю завершить завтрак и собираться в путь. - Девушка протянула д'эссайну небольшую кожаную флягу. - Держи, там красное вино. Оно не такое крепкое, чтобы ты умудрился захмелеть, но для крови полезно...
  -- Спасибо... Но алкоголь на меня плохо действует - другая структура крови. Хотя, конечно, лёгкий горячительный эффект будет. Что полезно. - Я отхлебнул из фляжки и вернул её Лесс. Девушка, затыкая горлышко пробкой, продолжила.
  -- Если бы я решила тебя споить, то предложила бы орочьей спотыкаловки, которая сбивает с ног даже троллей и эттинов, - хмыкнула Лесс. - А еще Фэй говорит, что спаивать тебя вредно, тебе может понравиться.
  -- Он знал, он знал! - я не смог сдержать улыбки, подмигнув заодно глазу на браслете. Прекрасно, гормоны чуть отступили. - А спотыкаловке до яблочной укипаловки... Как отсюда до тролльего дедушки, - и снова улыбка стала ещё шире. Похоже, я не только сытый и относительно довольный, но меня ещё чуть-чуть и на хаха пробьёт.
  -- Угу, он вообще такой.. всезнающий. так и норовит рассказать твои физические параметры от и до, да и вообще ненавязчиво так тебя .. рекламирует. Ты в него программу сводничества не встраивал, нет?
   Сидхе повернулась на бок и приподнялась на локте. Заколки и бусинки в тоненьких косичках звякнули, ударяясь друг о друга. Я повторил её движение, застыв на некотором удалении от неё, в зеркальном отражении. Синее и красное, её голубоватая кожа - и постепенно смуглеющая моя... Красиво. Жаль со стороны посмотреть пока не удастся. Кстати, заметка на ближайшее будущее - устройство связи с браслетом стоит изготовить как можно скорее.
  -- Нет, не встраивал. Это у него инициатива такая. Твоими усилиями ненаказуемая. Кстати... Насколько это он мои... физические, - я сделал лёгкое ударение на этом слове, - параметры рекламирует?
  -- Если наденешь себе на руку - будет рекламировать мои, - девушка чуть улыбнулась. - Все же, меня он давно рассмотрел во всех подробностях. Более того, он критикует всех представителей мужского пола, оказавшихся от меня на расстоянии вытянутой руки. Кстати, сейчас он возмущается, что я не ценю своего счастья.
  -- Допустим, надевать не обязательно... - срочно делать устройство связи! - Тем более, что твои параметры я сам рассмотреть успел. Пусть и не в таких подробностях... - так, срочно менять тему! - А какого счастья ты, по его мнению, не ценишь?.. - я улыбнулся в ответ
  -- Ну, в первую очередь, то, что я, вместо того, чтобы выбирать себе... э-э-э.. партнера, руководствуясь его советами, делаю всё сама. Вроде как, ему виднее. ну... а остальное - личное, слишком уж часто Фэй лезет в моё воображение. - Алессьер принялась задумчиво водить кончиком косы по шее, как кисточкой.
   Я машинально провёл пальцами по своей шее тем же жестом.
  -- Он от физиологического наслаждения патрона просто балдеет. Кайф ловит. Чего уж говорить о всяких желаниях уровня "себе признаться боязно"? Так как в его компетенцию оные вопросы попадают... Короче говоря, от удовлетворения подобных желаний он удовлетворяется не только твоим наслаждением, но и от хорошо сделанной работы. Так что его советы с точки зрения физиологии и одной из ветвей психологии крайне полезны и действенны... Но...
  -- Что "но"? - подняла глаза сидхе, продолжая теребить кончики волос, правда, теперь уже о куртку в районе груди. - Кстати, я не знала, что ему тоже.. так сказать, приятно бывает... Рука... вернее, мировоззрение, создателя налицо. - Девушка прислушалась, видимо, к комментарию Фэя, и с трудом сдержала улыбку.
  -- Он по-своему смотрит на проблемы психологической совместимости. Кроме того, точка зрения "если что-то несделанное мучает, то лучше сделать и не мучаться" лично по моему мнению является верной в меньшинстве случаев. К сожалению, этот модуль разрабатывал не я, и с точки зрения технического задания он выполнен верно... - я машинально переключил внимание на её грудь, потом, резко одумавшись перевёл взгляд на её лицо. - А что он тебе такого сказал?..
  -- Хм, это уже наше личное... - Сидхе чуть склонила голову, скользя взглядом по моему телу. - Кстати, а ты изменился с тех пор, как мы познакомились, хотя прошло всего несколько дней... Иногда я даже жалею, что ты всё ещё подросток.
  -- Я не подросток. Можешь, к примеру, проследить по некоторым элементам психологической реакции. Кстати, а насколько я изменился?
  -- Ну, к сожалению, это моё восприятие тебя, с этим ничего не поделаешь... - Сидхе пожала плечами. - И вообще, тебе не кажется, что мы несколько... заболтались? Если хочешь успеть пообщаться тем приключенцем, то надо всё же доехать до Иррестана. Кстати... Убить его я тебе не дам.
  -- Убивать не обязательно. Достаточно той или иной... Коммуникации. Действительно в дорогу уже пора. А про твоё восприятие я хотел бы услышать немного побольше, - я снова улыбнулся...
  -- Знаешь, если он родился вне стен столицы, а так оно и есть, то он тебе не укажет туда дорогу, поскольку никогда там не был. Сидхе даже своих не пускают в святую святых. - Девушка грациозно поднялась с одеяла и принялась собирать оставшуюся провизию обратно в рюкзак. - И уж тем более не проведет тебя сквозь лабиринты...
  -- Спасибо - разочарование из голоса я убрал. Тем более, что сидхе много - и они, кажется, охотились за моей головой, так что убить их будет... Разумно. А ещё - наверняка очень весело и невероятно познавательно. Все эльфы такие затейники... С кем-нибудь и повезёт... - Тебе со сборами помочь?
  -- Нет, спасибо, - девушка шустренько свернула одеяла и упихала их в рюкзак, который в очередной раз проигнорировал тот факт, что два широких и толстых одеяла не могли поместиться в столь небольшом с виду кожаном мешке с лямками. - Я уже всё.
   Лесс вновь вооружилась квэлями и, набросив поверх наспинных ножен свободную куртку, подхватила рюкзак с пола. Увы, галантного кавалера я изобразить не успел. Жалко, надеюсь, хоть в другой раз успею. Я достал из рюкзака простенький манасборник и жадно сжал его в руке. Волна жара пробежала по телу - часть потерянного восстановить удалось. К сожалению, не всё. Засунув батарейку обратно в рюкзак, я закинул его за плечи.
  -- Я готов. Едем?
   Сидхе только пожала плечами, залезая на лошадь. Конечно, едем. Дурацкое место эти горы. И за прошедшее время, по моему мнению, они не сильно изменились. Всё то же свинцово-серое небо посреди лета. Кажется, что с минуты на минуту польёт дождь... Впрочем, тут всегда так кажется. Промозглый ветер с севера... Дурное место. У гор слишком хорошая память...
   В те времена, которые даже для меня были седым прошлым, здесь гор никаких и не было. Если подумать - то им и неоткуда было здесь взяться. Граница тектонических плит находится... Или находилась? Сильно восточнее. Вот... Зато здесь было какое-то там святилище орков - я в их религии не силён, так что не могу сказать кому оно посвящалось. Вот что могу сказать точно - так это то, что по совместительству это святилище было порталом. Сильнейшим. Да, запечатанным. Но время стёрло цену, которую заплатили за то, чтобы его закрыть.
   К сожалению, вслед за памятью время стёрло и печати. Да, это было очень постепенно... В конце концов сила запоров ослабела настолько, что портал стало возможно открыть любым, даже самым слабым толчком - нужен был всего лишь достаточно честолюбивый маг. Такой маг нашёлся.
   Равен. Слово-проклятие... С тех пор, конечно, да. Полуэльф. Маг редкой силы, удивительного честолюбия... С полностью отсутствующими моральными принципами. Я не смогу подробно описать, что он вызвал и какой ценой заплатил за это вторжение. Нас всех просто чуть не поставили... В крайне неудобное положение. Особенно с учётом того, что призванные твари с лёгкостью подчинили себе большинство орков - по какому-то там праву крови. Семургов истребили под корень. Ночных эльфов окончательно загнали под землю - и вылезли они оттуда довольно нескоро... Но уж когда вылезли...
   Равен сотворил невозможное. Ненависть к нему объединила все уцелевшие разумные расы лучше любых договоров. Достаточно сказать, что внуки Sid'Dhae сражались плечом к плечу с родом Кориэля - тогдашнего правителя светлых эльфов. Даже д'эссайны выступили против мага... И нашу помощь приняли. Хотя уже тогда нас и не любили... И вообще мы были ещё... Новичками в этом мире. Хотя и очень старыми новичками - если присмотреться внимательно... Впрочем, к нам не присматривались. Более того, говорят, что в войсках была даже Крайн. Одна чрезмерно болтливая штука. Откуда они её достали - я даже не подозреваю.
   Ценой практически полной гибели линии чёрных орков и гибели сильнейшего вампирского клана, был разорван договор крови. Окончательно и бесповоротно. Орки в результате сменили пантеон и получили повод для тихой вражды с светлыми эльфами.
   Ценой разрушения катакомб Мирры гномами был создан... Колосс Мира. Великан, попирающий головой небо. Над тем, чтобы заставить его двигаться трудились лучшие гномские техники и маги. Погибли практически в полном составе во время налёта сил Равена. На месте всей Мирры, как горы, так и катакомб, с тех пор гигантский провал. Что на его дне - никто не знает... И обходить его предпочитают даже не десятой, а двадцатой дорогой.
   Колосс Мира во время этой атаки умудрился уцелеть... Лишь для того, чтобы быть уничтоженным неделей позже. Впрочем, свою задачу он выполнить смог, уничтожив Чемпиона Хирэма - тварь размерами ничем не уступающую колоссу. Не осталось даже останков... И слава Д'яру. Похороны грозили затянуться надолго.
   Потрясённые уничтожением своей столицы гномы организовали сеть подкопов к цитаделям Равена. Лишь сильная связь с землёй позволила им скрываться от червей Шаи - огромных чудовищ, способных проглотить улицу... И не заметить.
   Эльфы, сидхе и люди, при поддержке союза орков, троллей и эттинов организовали масштабное наступление. Потери были... Приемлемыми. Несмотря на то, что пресеклись многие важные генетические линии... Расы сохранялись.
   Д'эссайны... Потеряли память. Не всю, но самую ценимую нами часть. Память о прошлом. Зато... Пусть это пустое бахвальство, но мы смогли доказать большей части призванных тварей что мы страшнее. Да, повод для гордости потрясающий... С тех пор нас и знают, как детей ужаса. Кажется когда-то всё было по-другому... Но что мы потеряли? Никто не знает...
   Последняя линия обороны Равена была взята. Равен... Надеюсь, что его всё-таки убили. Хотя для мага, хапнувшего столько силы потеря физического тела может и не являться смертельной. Тёмный портал был уничтожен. Забрав, конечно же с собой жизнь пары магов, умерших от истощения в процессе ритуала. На месте же самого портала... Святилищ... Цитаделей Равена... Выросли горы. С жутко неприятным магическим фоном. К ним с огромным удовольствием сбегали жертвы магических экспериментов, недобитые твари из портала, призванные демоны малых индексов силы...
   Самое удивительное было, когда гномы решились перенести сюда столицу одного из своих подземных княжеств. Конечно, наиболее близкого прежнему, вымершему, правящему роду, а следовательно - теперь наименее влиятельного. Но над гномами смеялись... До тех пор, пока они не нашли воистину богатые копи. Золото. Серебро. Железо. Мифрил. Говорили, что есть даже залежи адаманта. Впрочем, про адамант, наверное, брешут. Хотя кто его знает...
   У себя под землёй гномы устроили порядок, близкий к идеальному. К сожалению, порядком на поверхности они не занимались. Несмотря на то, что на поверхности располагался Иррестан - весьма крупный торговый город, всех чудовищ, населяющих местные горы никто просто не в состоянии вывести. Да, дибоги, к примеру, довольно безобидные. Были. Когда-то давно. Сейчас же с этим манососущим кошмариком я предпочту второй раз не сталкиваться.
   Что же говорить о других тварюшках? Взять, к примеру, самую обычную сколопендру. Просто очень ядовитое насекомое. Но под воздействием местных проклятий... Короче говоря тот экземпляр, который выбрался навстречу нам с Лесс. Лапки - толщиной с мою руку. Туловище раза в два-три длиннее моей лошади. Толщина - как у бревна. Голод - как у меня после особо жестокого отравления спиртом. Аромат... Лучше не буду говорить. Вонючая мерзость.
  -- Ой, сосиска припозла-а-а, - издевательски протянула Алессьер. Чуть сжала бока лошади, потянулась к мечам. Демонстративно потянула носом воздух. - Испорченная.
  -- Значит, её нужно срочно съесть, пока не испортилась ещё сильнее, или, пока не уползла! - развил гастрономическую тему я, с трудом сдерживая лошадь.
  -- Не ешь её, д'эссайнушка, козлёночком станешь, - ухмыльнулась сидхе. - А козлы зарплату не платят.
  -- Похоже, эта сосиска сама голодная, - сколопендра прислушиваясь к нам привстала на заднюю половину туловища, готовая броситься в атаку, - тебе какую половину оставить? - я вытащил из ножен эсси'д'шарме, превращая его в трёхлезвийное чудо с односторонней заточкой лезвий, но при этом обоюдоострое - два лезвия были направлены в одну сторону, третье - в другую, между ними сохранялась прерывистая щель.
  -- Можешь сжевать всю, но моё мнение о тебе рухнет ниже подпола, - фыркнула Алессьер, выдергивая из ременных петлей четыре дротика и веером посылая их в сколопендру.
   Чудовище стоически перенесло попадания - ибо три дротика просто отскочили от прочной шкуры. Четвёртый же всё-таки вонзился в морду, но недостаточно глубоко, чтобы вызывать что угодно, кроме раздражения. Тем более что этот дротик вылетел с тихим звоном, заглушённым грохотом атаки сколопендры. Мой конь встал на дыбы, каким-то чудом уклонившись от атаки, и замолотил копытами по воздуху. Я в ту же секунду соскочил с его крупа и прыгнул на голову сколопендры, рубя клинком по её лапам. Лишь когда сколопендра вновь поднялась во весь свой немалый рост, я понял свою тактическую ошибку. Падать будет больно.
   ...Но подобные мысли не помешали мне изо всех сил рубануть по шее чудовища. Меч застрял, а сама сколопендра начала заваливаться на левый бок. Как раз в обрыв...
   И тут я в очередной раз убедился в очевидном отсутствии инстинкта самосохранения у одной чересчур очаровательной сидхе. Потому что девушка, улучив момент, когда тварь начала заваливаться на бок, попросту заскочила на нее, воспользовавшись одним из своих клинков, как ступенькой. Все-таки квэли, что, в общем-то, логично, прочнее и качественней, чем дротики. Ибо клинок пробил панцирь сколопендры с первого удара. Лесс, не задерживаясь, запрыгнула на ее спину рядом со мной и вбила второй клинок так близко к моему, что сыпанули искры. Мне оставалось лишь обхватить девушку за талию и воспользоваться обоими захватами левой руки, чтобы сдёрнуть нас на дорогу к испуганным лошадям, позволяя сколопендре упасть вниз в гордом одиночестве.
  -- И вновь спасибо. Похоже, что на этот раз твоя очередь не давать мне превратиться в брызги на камне.
  -- И вновь пожалуйста. В конце концов, это моя работа - не дать тебе погибнуть. По крайней мере, до окончания действия контракта. - Девушку поднялась и, порывшись в рюкзаке, выудила оттуда относительно чистую тряпку и принялась вытирать лезвия квэлей. Я занялся примерно тем же - только лезвие эсси`д'шарме очистилось само, при смене формы.
  -- Думаю, нас тут больше ничего не задерживает? В путь. У нас ещё есть шансы добраться до города засветло.
   Дальнейшая дорога до города прошла без приключений... Наверное следуя одному из вселенских законов, по которому за всю дорогу путешественники обычно сталкивались лишь с одним противником, ну или группой противников - тут уж как повезёт. Поиск места в трактире также не оказался сложным. После короткого ужина я удалился к себе в комнату - на этот раз мы с Лесс взяли разные комнаты - делать устройство для связи с браслетом...
  

Глава 6.

   Алессьер.
  

Настоящий мужчина всегда добьется того, что хочет женщина.

Первое правило опытного кавалера

   Я впервые за последние несколько дней проснулась сама, не подгоняемая воплями Фэя или же какой-нибудь экстремальной ситуацией. Просто потому, что организм решил, что он выспался и ему пора вставать.
  
   "Ну, не совсем он решил, но ты, по моему мнению, действительно отдохнула."
   И тебе доброе утро, зануда.
   "Подозреваю, что если бы я не вмешался, то ты спала бы очень неспокойно."
   Хочешь сказать, что те сны недвусмысленного содержания ты мне подкидывал?
   "Нет, что ты! Я просто не давал тебе просыпаться от малейшего шороха."
   Фэй, я тебя поломаю. А если бы это кто-то подкрадывался?!
   "Ты что, я бы не рискнул подвергнуть тебя опасности!!"
  
   Н-да, похоже, на этот раз он действительно не врет. Он может зудеть, читать нотации и работать магическим снотворным, но причинить вред он мне не даст. Хоть какой-то плюс. Я сладко потянулась и, легко вскочив с кровати, принялась одеваться. Здесь, в Иррестане, лето слишком холодное, гораздо холоднее, чем в долине, поэтому скалолазный костюм отправился обратно на дно рюкзака, а я облачилась в более обычный для меня походный костюм из плотной темно-синей шерсти. Надела куртку, вооружилась. Поразмышляла на тему того, стоит ли брать с собой плащ, в итоге решила, что не стоит. Иррестан защищен от промозглых ветров горными пиками, так что я не простужусь.
   "Лесс, по-моему, ты не простынешь, даже если будешь купаться нагишом в горном озере при такой погоде."
   А может, у меня хрупкое здоровье? - ехидно подумала я, открывая дверь. Фэй только пробурчал что-то насчет слишком уж мнительных сидхе, но я вслушиваться не стала. Потому что в обеденном зале постоялого двора обнаружился злой, мрачный и не выспавшийся д'эссайн. На радостное и подчеркнуто бодрое пожелание доброго утра он только молча поднял на меня усталый взгляд темно-красных глаз, в которых читалось желание послать меня подальше. Я не стала испытывать судьбу и, откинув назад косу, вымелась за дверь, намереваясь найти Даррьена.
  
   "Даррьена?"
   Это тот самый приключенец, который по слухам спер из "гроба" твоего предыдущего хозяина Ключ.
   "И ты его знаешь?"
   Не просто знаю. У меня с ним некоторое время были.. довольно тесные отношения, выходившие за рамки дружеских. Возможно, что приятные воспоминания развяжут ему язык.
   "А ты уверена, что не руки?" - хмыкнул Фэй.
   Нет, он может разве что попытаться. Но ненавязчиво.
   "С чего бы это?"
   Он тоже сидхе. Но не из столицы. И уж тем более, не из Ar'Quilen.
   "Ar'Quilen? У меня нет сведений о таком городе..."
   Это не город. Это нечто вроде академии боевых искусств, которая находится в столице сидхе. У меня нет аналога в общем языке для перевода, но если вкратце - там тренировали воинов для имперской гвардии столицы. А в качестве подарка после успешного окончания обучения вручали квэли.
   "То есть получается, что этими клинками пользуются только выпускники этой твоей "академии"?"
   Да. Квэли можно отобрать только у трупа ar'quilleann, "танцующего с лезвиями", а вне столицы этих клинков вообще днем с огнем не найдешь. Хотя бы потому, что ar'quilleann не очень-то и много, и все они живут в столице. "Танцующие" слишком ценны для Seith'dar'Estell, чтобы выпускать их в пограничье.
   "Ты была "танцующей"?"
   Нет. Я до сих пор "танцующая". И это была одна из причин, благодаря которой меня лишь изгнали, а не убили...
  
   Мысленный диалог с Фэем прервался возникшей прямо перед носом дверью, над которой висела богато изукрашенная вывеска. Ну, если я помню привычки Даррьена, то о нем наверняка можно узнать здесь. По неизвестным мне причинам из всех постоялых дворов в городе Дар выбирал лучшие.
  
   "Еще как известно - перед тобой не выпендришься.."
   Фей, а в глаз?
   "Больно же все равно не будет."
   Это смотря чем ткнуть. Если квэлем...
   "Намек понял, утихаю."
   Вот и умница.
  
   Я толкнула дверь и сразу же узрела буквально выросшего у входа вышибалу в добротном шерстяном камзоле. Вышибала честно попытался скроить на лице кривоватое подобие улыбки, но у него это получилось не очень. Сразу видно, что улыбаться его заставляет только "профессиональная вежливость", по которой бить морду клиенту с порога не полагается.
  -- Добро пожаловать, госпожа, - прогудел тот.
   "Явно тролли в роду", - прокомментировал Фэй родословную вышибалы.
  -- И вам день добрый, - высокомерно кивнула я, намереваясь пройти, но вышибала не сдвинулся ни на волос.
  -- Сначала сдайте оружие.
   Я смерила взглядом вышибалу, оценила крепкий меч в ножнах на поясе...
   "Лесс, напоминаю, что ты тут с мирными целями, а не лишать заведения персонала."
   Спасибо, я в курсе.
  -- Разумеется. Только учтите, что за моими клинками вам придется следить в оба глаза. - С этими словами я вытянула квэли из ножен и протянула вышибале рукоятями вперед. Тот на несколько секунд застыл, уставившись на зазубренное лезвие по внутренней стороне клинка, а потом перевел взгляд на меня.
   Страх.
   То, что мелькает почти в каждом взгляде, когда он падает на мои клинки. О легендарных воинах-сидхе слышали многие, если не все.
  -- Проходите, госпожа.. будьте уверены, что ваше оружие дождется вас в целости и сохранности.
  -- Не сомневаюсь. Все же, вы головой за это отвечаете, - мило улыбнулась я.
   Вышибала посторонился, и я прошла в большой, со вкусом отделанный обеденный зал. Мигом очутившаяся рядом девушка-дриада проводила меня за небольшой круглый столик, застеленный белоснежной скатертью.
  -- Что желает госпожа?
   Я только улыбнулась, выкладывая на скатерть золотую монету...
  
   Через час я покидала столь гостеприимное заведение с значительно облегченным кошельком, но обогащенная знаниями. Вышибала у двери отдавал мне квэли с таким выражением на лице, как будто они были как минимум отравлены. Ну и пусть. Главное, что теперь я знаю, где искать Даррьена. Кто бы мог подумать, что он разбогатеет и отойдет от дел?
  
   "Ну, вашей братии только две дороги - либо уйти от дел, предварительно обеспечив себя на всю оставшуюся, либо погибнуть в драке."
   Всегда есть третий путь.
   "Какой же?"
   Стать самому себе хозяином и не выполнять ничьих приказов.
   "И что теперь?"
   Пойду туда, куда сказали...
  
   Ну да, как же. Было легче сказать, чем сделать. Потому что у ворот шикарного белого дома с красноватой черепичной крышей меня остановила охрана. Поначалу вежливо послала к крайну. Вежливо - это потому, что я сидхе. Как и Даррьен. А мы не привыкли к невежливому обращению от прислужников.
  -- Передайте своему хозяину, что его ждет Алессьер Отступница.
   Один из охранников только ухмыльнулся, но второй все же отошел к небольшому светящемуся шарику рядом с воротами. Дождался, пока шар загорится ярко-голубым светом, и только тогда назвал мое имя. Не полное, конечно, но Даррьен поймет.
   Кованые ворота приоткрылись.
  -- Вас ждут.
  
   "Похоже, тебя все же вспомнили."
   Надеюсь, что не только с плохой стороны.
   "А что, есть повод для волнения?"
   Разумеется, у меня второй раз за день отбирают оружие.
   "Только на этот раз обыскивали гораздо тщательней."
   Но все равно не все изъяли.
   "Не все?!" - Фэй поперхнулся. - "Да они разве что к тебе в штаны не заглянули."
   А следовало бы.
   "У тебя что, и ТАМ лезвия?!"
   По-моему, у тебя паранойя. Не лезвия. Цепочку у меня вокруг бедер видел? Это гаррота. Ну, еще пара скрытых лезвий, но тебе о них знать пока не надо.
   "Сочувствую тому, кто ляжет с тобой, не сняв с тебя абсолютно все."
   Правильно сочувствуешь. Такие находились.
   "И как?"
   Они даже некроманту уже ничего не расскажут.
  
   Фэй пораженно умолк, переваривая услышанное, я же спокойно следовала за одним из охранников, который проводил меня в большой кабинет, где и оставил в гордом одиночестве. Я хмыкнула и принялась осматриваться.
   А ничего себе рабочее место. Большой стол, пара кресел, камин...
   "Кушетка за ширмой..."
   О, точно. Все удовольствия сразу, чтобы работалось лучше.
  -- Алессьер? - раздался от дверей низкий, проникновенный голос. Я медленно обернулась и оказалась лицом к лицу с сидхе, оглядывающим меня с головы до ног.
  -- Даррьен, - я улыбнулась, грациозно присаживаясь на крышку стола. - Сколько лет, сколько зим. Ты почти не изменился, разве что слегка форму растерял, как мне кажется. Впрочем, твоя шикарная одежда это скрывает.
   Сидхе широко улыбнулся, показав белоснежные зубы, и шагнул ко мне плавным, текучим движением. Я же оценивающе окинула его взглядом, отмечая, что черные с синеватым отливом волосы он все же остриг - когда-то они доходили ему почти до колен, а сейчас стали всего лишь до лопаток. А еще - скорее всего, за меч он берется только на тренировках, а не в настоящем бою.
  -- Алессьер, если хочешь, можешь снять с меня все, что считаешь лишним и оценить меня без преград, - улыбнулся он еще шире, наклоняясь к моему уху и почти касаясь его губами.
   "Лесс, ты как говорила - все уже прошло? Он тебя откровенно соблазняет."
   У меня - прошло. Все остальное неважно.
  -- Пусть это делают твои многочисленные любовницы, у меня нет желания пополнять их ряды, - в тон ответила я, даже не делая попытки отодвинуться. Если он сейчас попытается меня коснуться, то ему не поздоровится.
  -- Я предлагал тебе стать единственной, как ты помнишь.
  -- Выйти замуж? - я скривила гримаску, одновременно забрасывая ногу на ногу. - Фи, Дар, предложи мне что-нибудь менее хлопотное. Я смотрю, ты наконец-то осел на одном месте. Приятное открытие. Теперь хоть знаю, где тебя в случае чего искать.
  -- И все равно я рад тебя видеть, - сидхе отодвинулся и сел в ближайшее кресло. - А что привело тебя в Иррестан?
  -- Поиски приключений на свою задницу, как обычно.
  -- Заказ?
  -- Не совсем, я забросила это занятие. Скорее, просто скука.
  -- Раз так, то, быть может, заглянешь вечером? Я устраиваю что-то вроде праздника по случаю открытия собственного серебряного прииска, так что приглашаю тебя быть гостьей. Или же, если пожелаешь, моей королевой на этот праздник, хозяйкой бала...- Даррьен поправил распахнутый на груди воротник черной шелковой рубашки и взгляд мой невольно проследил за движениями его пальцев. Все та же гладкая голубоватая кожа...
   И маленький серебряный медальон на витой цепочке...
  -- Ты все еще носишь его? - негромко спросила я, удивляясь тому, как учащенно забилось мое сердце.
   "Ностальгия замучила?"
  -- Конечно, ведь это все, что осталось мне на память о тебе. Если не считать шрама и воспоминаний... Так ты придешь? Выпьем твоего любимого красного, вспомним старые времена...
  -- Даррьен, я здесь не одна.
  -- С Тираэлем? - чуть нахмурился он.
  -- Нет. Ты его не знаешь.
  -- Значит, все в порядке, - он несколько расслабился. - Зная тебя...
  -- Тогда жди нас вечером. - Я соскользнула с крышки стола и шагнула к двери.
  -- Я буду ждать тебя, Лесс...
   "Вот Джерайн-то "обрадуется"", - хмыкнул Фэй, когда я выходила за кованые ажурные ворота, направляясь на местную торговую площадь. Раз праздничный вечер, то мне нужно платье. А это единственная вещь, которой нет в моем рюкзаке.
   В крайнем случае, он может не идти.
   "Так он тебя одну и отпустил."
   Значит, придется потерпеть. Подозреваю, что Ключ стоит того, чтобы немного помучатся на званом вечере в доме Даррьена.
   Улыбнувшись своим мыслям, я ускорила шаг. Подбор платья, такого, чтобы у Даррьена и мысли не возникло, что я на задании, требует времени, а его не очень-то и много...
  
   Я наконец-то застегнула шелковое темно-синее платье и критически посмотрела на себя в зеркало. А ничего выгляжу, за разбогатевшую и отошедшую от дел наемницу сойду. Длинная широкая юбка - дань местной моде - позволила мне нацепить на бедра любимые дротики, но вот квэли придется оставить - слишком уж заметные рукояти. Ничего, переживу. Я поправила расшитый синими узорами белый корсаж, затянутый на моей тонкой талии и делавший ее еще стройнее, хотя, как мне казалось, куда уж дальше. А уж вырез...
   М-да, интересная мода у богатой знати - лично я боялась, что моя грудь попросту выскользнет из выреза при малейшем наклоне вперед - настолько сильно она обнажалась. Ну и ладно, я все же не из стыдливых. Распустив волосы, я заплела часть из них в "корону", после чего воткнула в прическу несколько белоснежных цветков, похожих на колокольчики, но поменьше и с удивительным тонким ароматом. Жаль, браслет не снять - не очень подходит к платью...
   В смежную дверь раздался лёгкий стук.
  -- Лесс, ты уже оделась?.. Можно войти?
  -- Давай, заходи. Мне как раз помощь нужна, - не отворачиваясь от зеркала, ответила я. Так, серебристые тени я уже нанесла.. губы подкрасила.. Еще бы пуговички на спине до конца застегнуть - и совсем хорошо. Теперь я понимаю, почему местные модницы пользуются услугами горничных - самостоятельно такие платья застегнуть попросту нереально. А уж снять...
   Откуда-то сбоку протянулась рука Джерайна, затянутая в камзол с пышными сине-белыми застежками и аккуратно застегнула мелкие пуговички на платье.
  -- А, спасибо, - я наконец-то соизволила обернуться, машинально убирая назад волосы, которые я впервые за долгое время уложила так, что они ниспадали шелковистым водопадом. И остолбенела.
   Джерайн был одет непривычно цивилизованно. Длинные рубиновые волосы были заплетены в косу, которая покоилась на темно-синем камзоле, отороченном кружевами. По груди проходило четыре золотых полосы. Из-под камзола был виден белоснежный воротник рубашки. Черные штаны типа "безразмерные" заменили обтягивающие замшевые брюки, впрочем, того же черного цвета. Одну руку Джерайн прятал за спиной.
  -- Лесс...
   На какое-то время я попросту лишилась дара речи. Секунд этак на пять, но для меня, обычно не лезущей за словом в карман ни при каких обстоятельствах, такое молчание, когда сказать попросту НЕЧЕГО - крайне необычное состояние. И это - д'эссайн, с которым мы препирались по любому поводу и без, упорно лезли через скалы и шли через перевал, и все это на фоне ядовитых замечаний?! Короче, сейчас его было не узнать.
   Хм, кажется, я поняла, что именно в нем находили женщины. Но ни за что не признаюсь, что тоже разглядела в нем мужчину.
  -- Да? Отлично выглядишь, право слово, - я улыбнулась и чуть скосила глаза на зеркало. Не-а, на щеках не расцвел румянец. Живем. Фэй, ма-а-а-а-алчать!
   "А я чего? Я ничего," - ехидно хмыкнул голос браслета у меня в голове, но все же решил не портить впечатление. Сволочь.
   Впрочем, как оказалось, сюрпризы не закончились. Д'эссайн протянул мне шикарный букет, до этого с трудом скрываемый им за спиной.
  -- Это... Тебе...
  -- Спа.... спасибо, - а вот теперь я с трудом удержала и челюсть, и букет, который едва поместился у меня на коленях. Фэй только хихикнул, но торжественность момента нарушать не стал. А я гладила кончиками пальцев нежные лепестки и немного грустно улыбалась. - Знаешь, мне никто никогда не дарил цветов... Просто не догадывался... Разве только одна маленькая девочка...
  -- Правда?.. Тебе правда понравилось?.. Я думал, что это может показаться чересчур старомодным...
   Ну и кто из нас двоих здесь стесняется?
  
   "По моему субъективному мнению - оба."
   Фэй, заткнись.
   "Так и быть, а то торжественность момента нарушаю. Обещаю, что не буду включаться без необходимости."
   И на том спасибо.
  
  -- Слишком многие сейчас так думают, - отмахнулась я, аккуратно вытаскивая из букета небольшую лилию и закрепляя ее в волосах. Белая лилия. Черные, отливающие синевой пряди.. Красиво... - Спасибо тебе большое.
   Я встала и, пройдя к окну, выяснила две вещи сразу. Первое - букет с трудом, но поместился в притулившейся в уголке подоконника вазе. Второе - если я сильно наклонюсь, то грудь у меня из выреза все-таки выскользнет. М-да-а-а-а-а...
  -- Джер, кажется, нам уже надо идти. - Я потянулась за белой атласной накидкой, которая скроет не слишком целомудренный вырез хотя бы до места назначения, а там я уже привыкну.
  -- Тогда... Пошли. Чего мы ждем?.. И... Тебе очень идёт это платье.
  -- Благодарю, - я улыбнулась и попробовала присесть в грациозном реверансе, которому меня учили всевышний знает сколько лет назад еще в столице. Грудь несколько высвободилась, но все же, как я подозревала, так и было задумано портным, поскольку стоило мне только выпрямиться, как все вернулось в исходное положение. - Ты, как ... хм... галантный кавалер и достойный любовник, предложишь руку своей даме?
   Улыбка у меня стала чуть более лукавой. Джерайн глубоко вздохнул.
  -- С удовольствием предложу такой даме не только руку, но и все остальное, что положено предлагать любовнику, - и после этой фразы он широко и открыто улыбнулся, протянув мне руку.
  -- О, да вы и впрямь галантный кавалер, милорд Джерайн, - улыбка стала несколько шире, когда я легонько сжала пальцами локоть д'эссайна, чуть погладив синий бархат камзола. - Счастлива быть вашей дамой... сердца на этот вечер.
   Фэй как язык проглотил. От удивления, вестимо. Ну и ладно, живем-то всего один раз. Дверь за нами закрылась с тихим стуком.
  
   На этот раз меня пропустили безо всяких проблем. Под юбку тоже заглядывать никто не стал, по-видимому, Даррьен вспомнил, что пытаться меня разоружить полностью - это самое что ни на есть гиблое дело из всех существующих. Потому что приличным такой обыск быть в принципе не может. А вот Джерайна-таки заставили сдать его шпагу, которую он невесть где выискал перед самым отъездом в дом Даррьена. Судя по ее внешнему виду, шпага была оружием скорее декоративным, нежели боевым, но и ее заставили снять и, прицепив какой-то зачарованный шнурочек на эфес, со всеми почестями отнесли к стенду в прихожей. Ну и ладно. Мои-то дротики из-под платья никто не вытаскивал.
   "Ага, к тебе попытайся под юбку залезть - проблем не оберешься."
   А ты как думал? Иногда приятно, когда репутация работает на тебя.
   Нас сопроводили через богато украшенный коридор к широким двустворчатым дверям, украшенным золотыми узорами, которые открылись совершенно бесшумно и самостоятельно.
  
   "Магия, естественно. Лесс, я тебе уже говорил, что твой бывший ухажер несколько любит играть на публику?"
   И говорить не надо, я это и так знаю.
   Хозяин дома встретил нас, поражая ослепительной красотой. Для окружающих дам. Интересно, сколько приглашений уединиться уже получил этот любвеобильный сидхе?
   "А тебе что, завидно?"
   Нет, если честно, мне интересно, кто кого переплюнет.
   "Ставлю на Джерайна, он смотрится экзотичнее."
   А я на Даррьена, он более элегантен.
   "Что, предлагаешь мне шпионить?"
   Нет, в общем-то. Но ты все же лучше меня будешь подобное замечать. Кстати, на что спорим?
   "На информацию. Больше мне ничего и не надо."
   Договорились, начинай отфильтровывать..
  
  -- Лесс, ты меня слышишь? - я вздрогнула и посмотрела на Даррьена в черном камзоле, который только подчеркивал его слишком светлую, почти такую же, как у меня, кожу и бездонные черные глаза.
  -- Прости, я отвлеклась, разглядывая здешнее великолепие. Не могу не отметить и того, что хозяин не менее ослепителен, чем его дом, - улыбнулась я. - Рада тебя видеть снова. Позволь представить тебе Джерайна Тень, моего...
  -- Кавалера, так? - улыбнулся Даррьен, склоняясь к моей руке и чуть касаясь губами кожи. - Счастлив видеть вас обоих здесь, на этом небольшом празднике. Джерайн, позвольте украсть вашу возлюбленную всего на несколько минут, поскольку здесь находятся наши общие старые друзья, и я попросту обязан показать им Лесс.
  -- Я буду только рада увидеть их снова, Дар. - Я улыбнулась и, отпустив локоть Джерайна, вложила свою руку в ладонь сидхе. - Джер, любимый, полагаю, я вернусь раньше, чем ты успеешь по мне соскучиться.
  -- О, не волнуйся, милая, так и будет, - раздался совсем рядом волнующий женский голос, от которого, будь я кошкой, у меня встала бы дыбом шерсть и вытянулись когти.
   Мильяра. Чтоб ты провалилась.
   Стоящая в двух шагах от меня девушка-сидхе в серебристо-белом платье с вырезом почти до пупка, затянутом частой шнуровкой, обольстительно улыбнулась и коснулась кончиками пальцев бриллиантового ожерелья на изящной шее. Сидхе, на первый взгляд настолько похожая на меня, что иногда нас могли спутать, а встань мы рядом - счесть за сестер. Но это только на первый взгляд. На второй, более внимательный, можно было увидеть разницу, и не только во внешности. У меня глаза убийцы, "танцующей с лезвиями". У Мильяры - распутницы, жаждущей власти и золота. Желательно и того и другого побольше. Но это было сложно распознать под маской легкомысленной обольстительной женщины, которую она носила, почти не снимая...
  -- Алессьер, раз уж ты пойдешь здороваться со старыми друзьями, то я займу твоего кавалера на весьма непродолжительное время.. покажу ему дом. Даррьен, ты не против?
  -- Нет, конечно. Вы мои гости. - И отвесив Мильяре поклон, сидхе повел меня через весь зал, туда, где кружились в одном из эльфийских танцев разнаряженные пары.
  -- Ну, и где же старые друзья, о которых ты мне говорил? - улыбнулась я, прислушиваясь к музыке. Всевышний, сколько же лет я не танцевала...
  -- А что, Мильяра недостаточно старая знакомая? - усмехнулся Даррьен, целуя кончики моих пальцев.
   Я скривилась.
   "Зря ты не надела перчатки, как я тебе советовал. Теперь мучайся."
  -- Знаю, знаю, что она тебе не нравится, но от ее присутствия здесь никуда не денешься, - вздохнул сидхе, проводя кончиками пальцев по тыльной стороне моей ладони. - Она мой партнер, мы открыли серебряный рудник на общий капитал, так что не пригласить ее не представлялось возможным. А вообще - я хотел с тобой поговорить.
   "Вот, сейчас начнется."
   Фэй, умолкни и не порть мне настроение!
  -- Ты еще не разучилась танцевать L'amieViell, прекрасная Алессьер?
  -- Это вызов? - я чуть улыбнулась, расправляя плечи.
  -- Да.
  -- Можем выяснить...
   Даррьен легонько поцеловал кончики моих пальцев и подозвал к себе наряженного в расшитую золотом шелковую тунику подростка, негромко отдавая приказ. Мальчишка тотчас умчался в оркестровую ложу, и спустя всего минуту музыканты плавно закруглили предыдущий танец, а Дар взял меня за руку и вывел в центр стремительно освобождающейся танцевальной площадки.
   Заиграла музыка. Живая, льющаяся вначале несмелым ручьем, но стремительно превращающейся в бурную реку. Громкая, быстрая, страстная. Танец на лезвии клинка, танец страсти, танец, предвещающий любовную игру - вот что такое L'amieViell. Я думала, что забыла, как его танцуют, но тело само вспоминало все па, повороты и движения. Начинающийся с легких касаний, а заканчивающийся почти ласками. Даррьен вел меня по кругу с легкостью, с которой поток несет упавшую в его воды цветок, кружа, то приближаясь, то отдаляясь.
   Танцуй, убийца. Пока есть тот, кто подарит тебе L'amieViell, невзирая на твою суть.
   Танцуй.. пока можешь не держать в руках клинки, поющие совсем другую песню.
   Танцуй. И докажи, что ты сильнее. Или готова сдаться на милость победителя, упав в его объятия на завершающем аккорде.
   Я задыхалась, когда Даррьен подхватил меня на руки у самого пола в момент, когда музыка оборвалась на высокой ноте. Глаза в глаза, его теплое дыхание на моей щеке и немой вопрос, застывший в глубине расширившихся зрачков.
   "Вернешься?"
   Воздух взорвался аплодисментами, когда Дар выпрямился, помогая мне грациозно подняться, и поклонился гостям, все еще держа меня за руку. Я же только улыбалась, мимоходом заметив Джерайна в компании Мильяры. Ну и крайн с ним, пусть развлекается, как умеет.
  -- Лесс, пойдем в мой кабинет, я хочу кое-что тебе показать. На это раз - без уловок, обещаю.
  -- Идем...
   "Лесс, ты не забыла о Ключе?"
   Помню, не переживай.
   Кабинет ничуть не изменился с утра, разве что на столе появилась небольшая шкатулка из черного дерева. Даррьен жестом предложил мне усесться в одно из кресел и, поставив на небольшой столик рядом с ним два хрустальных бокала с красным вином, уселся на рядом стоящее кресло, держа в руках шкатулку.
  -- Лесс, где ты столько лет пропадала?
   Вопрос, как говориться, не в бровь, а в глаз.
  -- Ну, мало ли где.. В основном в смешанных городах. Бралась за работу приключенца, иногда охотилась на нежить. Но за деньги разумных уже не убиваю.
  -- И правильно. - Он взял один из бокалов и легонько ударил им о мой. - Ну что, за встречу, которая все же состоялась, несмотря ни на что.
  -- За встречу, - я безбоязненно отхлебнула из бокала. Хорошее вино. Сладкое, как я и люблю, чуть отдает вишней. - Даррьен, а как случилось, что ты разбогател шустро? Вроде, когда мы с тобой в последний раз виделись, у тебя такого богатства и в мечтах не виделось.
  -- Ну, что сказать, повезло, - он улыбнулся, легонько скользя пальцами по тонкой хрустальной ножке бокала. - Я продал в столицу одну занимательную вещицу, яйцо какое-то, нашел в одном заброшенном мавзолее. Сам не знал, зачем оно надо, но интереса ради выставил на торги в Иррестане. И что ты думаешь? Через пару дней приехали сидхе из самой столице, осмотрели предмет и заплатили мне столько золота, что хватило на то, чтобы начать собственное дело. А там мне просто повезло - доход оказался немаленьким, вот разбогател.
  -- Так много заплатили за одно яйцо? - усмехнулась я, отпивая еще вина.
  -- Это оказался какой-то древний артефакт, а сидхе, как ты знаешь, древностями подобного рода сильно увлекаются.... - Он ненадолго замолчал, а потом пододвинул ко мне шкатулку. - Открой, Лесс.
   Я послушалась.
   Свет магических светильников заплясал мириадами искр на крошечных алмазах, усыпавших лучи серебряной звезды с сапфиром в центре размером с горошину. Дорогое украшение.
  -- Слишком дорогое, чтобы я могла принять его, - озвучила я свою мысль.
  -- Это самое малое, что я могу тебе дать на память о себе, - негромко сказал Даррьен, поднимаясь с кресла и подходя ко мне. Изящные пальцы застегнули замочек прочной цепочки, и многолучевая звезда осталась на моей шее. - Ты прекрасна, Лесс. Но, как я недавно понял, мне не покоришься...
  -- Возможно не сейчас, Дар, - грустно улыбнулась я, коснувшись кончиками пальцев его щеки.
  -- Знаю. И храню надежду...
   Сидхе выпрямился и протянул мне руку, опершись на которую, я встала.
   Не здесь и не сейчас, Даррьен.
   Не сегодня.
   Но, возможно, когда-нибудь....
   Я ласково погладила сапфировую звезду, когда он вел меня к дверям....
  
   Джерайн Тень.
  

Самая страшная фраза, от которой тысячи выдержанных людей впадали в истерику - это

"Не паникуйте. У нас всё под контролем."

Из законов управления чужими страхами, том первый.

   Лесс появилась как раз вовремя - если бы её не было ещё минуты полторы - я бы наверняка сорвался. Как минимум - на эту... Мильяру. Дело в том, что, оказывается, этот танец не только имел ярко выраженный сексуальный подтекст - что, в общем-то, было видно невооруженным взглядом, но и являлся приглашением к интиму.
   Сидхе, по-моему, совсем стыд потеряли за это время. Впрочем, не мне судить. Да и музыка у этого танца зажигательная. Настолько, что даже я устроил себе небольшое развлечение.
   Жаль, что по требованиям этикета подобный танец может танцевать только одна пара. Да и Мильяра первым делом призналась, что танцевать такое не умеет. Пришлось вымещать своё стремление двигаться несколько оригинальным, хоть и немолодым способом. Всего-навсего "танец с цепочкой". Делаешь вид, что у тебя расстегнулось одно из украшений. Позволяешь ему стечь на пол, в ритме танца. Основной сюжет - попытки поднять оную цепочку и водрузить обратно на шею, где ей и место.
   Никакой заданной ритмики движений, никакого порядка - исключительно фантазия танцора. Его пластика, его настроение. И музыка, которая ведёт за собой. Я постарался вывернуть ритуальный танец сидхе наизнанку, то действуя с лёгким синкопированием ритма, то внезапно с ним синхронизируясь. Случайный наблюдатель решил бы, что я кривляюсь. Невнимательный - признал бы во мне неплохого танцора. Более пристальный взгляд выявил бы скрытую опасность. А хороший танцор понял бы моё раздражение и гнев, скрывающиеся за нарочито спокойными движениями.
   Результата я добился. Вот только он меня не очень устроил. Да, часть зрителей отвлеклась от Лесс - и это хорошо. Правда, за мной принялись наблюдать охранники, но и это неплохо, поскольку при желании можно использовать в своих целях. Часть гостей уже посматривала в мою сторону обеспокоенными глазами - и это было приятно. Раздражало, что Мильяра задалась целью утащить меня в уединённое место, особенно после того, как она стала объяснять мне, что если уж Лесс сейчас уединилась с Даррьеном, то и мне грех не воспользоваться такой ситуацией. Если бы не вовремя появившаяся Алессьер - одним трупом в этом зале стало бы больше.
   Первое, что приковывало взгляд, при ее появлении, за исключением самой сидхе, - кулон, подаренный Даррьеном. Кажется, сделан качественно, да и недёшев, как я посмотрю. Жаль, что тот, который делал я, ещё не готов, и этот проклятый "старый знакомый" успел раньше. Всего полчаса-час... Ладно. Я с трудом отлепил от себя Мильяру и пошёл навстречу Лесс, рассекая толпу, как нож рассекает масло. Конечно, за пределами этого зала мои права на девушку сомнительны, но здесь и сейчас...
  -- И что значит сей замечательнейший подарок дорогая в сочетании с этим танцем? Я не очень силён в ваших обычаях... Что. Всё. Это. Значит? - мои слова сочились ядом, возможно, слишком показным.
   Лесс отпустила локоть сидхе и гордо вскинула подбородок. Сапфировый кулон вызывающе ярко блеснул в свете магических люстр.
  -- Прости Джерайн, но Даррьен - мой старый друг, и мы были друзьями уже задолго до нашего с тобой знакомства, - спокойно объявила она, ничуть не смущаясь направленных на неё заинтересованных взглядов.
  -- А кулон - мой подарок в знак уважения и восхищения, - улыбнулся сидхе, чуть коснувшись губами кончиков пальцев девушки. - Лесс, сохрани его на память. О нашей дружбе. - Он отпустил её руку и, поклонившись, отошёл в сторону. Девушка проводила его задумчивым взглядом... словно она на миг позабыла о настоящем, погрузившись в прошлое.
  -- И часто тебе дарят подобные подарки? И много у тебя друзей, для которых драгоценности - лишь ненавязчивое напоминание?!! - Так... Главное - не сорваться всерьёз.
  -- К сожалению, не столь часто, как хотелось бы, - сидхе смерила меня чуть раздраженным взглядом, словно показывая, что я несколько переигрываю. К разгорающемуся скандалу уже начали прислушиваться, а кто-то из гостей, высокий эльф, находящийся всего в двух шагах, блеснул белоснежной улыбкой.
  -- Прекрасная леди, а вы уверены, что вам нужны подобные сцены? Выходите за меня замуж - и обещаю, что я никогда не позволю себе сцен ревности.
   Я крайне удивлённо посмотрел на эльфа. Выискался на мою голову... Или на свою шею?
  -- Сударь, не имею чести быть вам представленным, но не находите ли вы своё предложение чересчур нахальным?
   За эльфа ответила сидхе, одарившая нахала ослепительной улыбкой и задавившая зарождающийся скандал в зародыше.
  -- Прошу прощения, но я вынуждена отклонить ваше предложение. Я не намерена в ближайшие сто лет связывать себя узами брака. - Она шагнула ближе ко мне, гораздо ближе, чем вытянутая рука, и шепнула одними губами.
  -- Ты переигрываешь.
   Наверное, переигрываю, согласен. Проблема в том, что для меня это уже перестало быть игрой. Не сдержался... И теперь я действительно ревновал Лесс к этому эльфу... И, ещё больше - к хозяину бала. Пусть для неё это и игра, но я всё равно собираюсь выкладываться по максимуму. Так, как хочется мне.
  -- А, по-моему, - нет, - улыбнулся я, приблизившись к лицу Алессьер так, что ощущал на своей коже её дыхание. А затем и поцеловал её... Точнее, попытался поцеловать. Тотчас по залу разнесся звук звонкой пощечины. Лесс отвесила её так, чтобы она не была болезненной и не оставила яркого следа, но со стороны выглядело все донельзя натурально.
  -- Сначала оскорбляешь, а потом целуешь? Ты уж определись!
  -- Уже определился, - и я запрокинул сидхе, будто бы в страстном танце, одновременно приникая вторым поцелуем к её губам.
   На этот раз девушка сопротивлялась совсем недолго, а потом всё же закинула руки мне на плечи, обнимая и целуя в ответ. Я наслаждался долгожданным поцелуем, подобному тому, которым Лесс одарила меня этой ночью, когда я зашёл пожелать ей приятных снов. Похоже, что сны были действительно приятными... Но это были сны. А сейчас сидхе, кажется, перестала играть.
   Поцелуй продлился долго, очень долго и завершился лишь к концу зрительских аплодисментов, которые и спустили меня с небес на землю. По залу разошёлся восхищённый вздох, но мне уже не было до него никакого дела.
  -- Леди, позвольте в качестве в качестве примирительного жеста ангажировать вас на танец? Или, что, думаю, позволит помириться окончательно - на все танцы, которые вы согласны со мной танцевать.
   На лице Алессьер нарисовалось явное сомнение в том, умеет ли моя особа танцевать вообще, но её узкая, хрупкая ладошка, легла в мою руку как влитая.
  -- С удовольствием.
   Будто бы дождавшись нас, музыканты начали играть вальс и мы с Алессьер закружились в ритме танца. Какое счастье, что сейчас, похоже, был очередной культурный рассвет, наступивший после долгих сумерек. Более старых танцев я мог и не помнить, а новые пришлось бы учить на ходу.
   Раз-два-три, раз-два-три...
   Я вольно и невольно любовался девушкой, ведя её по залу под музыку. Какое счастье, что наша обувь не скользкая - кто-то не удержался и въехал в колонну. Бедняги.
   Раз-два-три...
  -- Сегодня ты изумительно выглядишь. И немного непривычно, если честно.
  -- Разумеется, тебя привычней видеть меня с мечом и в мужской одежде, - улыбнулась сидхе, чуть сжав мою ладонь. - Ты сегодня в перчатках? Хотя амулет действует, не хочешь рисковать? Извини... - Девушка чуть улыбнулась, и улыбка эта, против обыкновения, не была ехидной. - Просто.. я несколько теряюсь...
  -- Нет, просто перчатки это деталь костюма. Только и всего. - Я дружелюбно улыбнулся. - Теряешься? Отчего? - я чуть сжал её в своих объятьях. - Что-то не так?
  -- Не совсем, - Лесс чуть склонила голову, так, что выбившийся из прически локон упал ей на лоб. - Просто.. ты непривычно хорошо выглядишь.. и я изумляюсь, насколько ты меняешься с течением времени. Хотя Фэй подсказывает, что ты всего лишь восстанавливаешься.
  -- Я выгляжу разве что немногим лучше, чем выглядел, когда ещё был... Своевременен. И время лишь даёт мне возможность поставить всё на свои места - и не в последнюю очередь - баланс веществ в моём теле. Но... - я повторил жест сидхе - Ты тоже меняешься. Если бы в день нашего знакомства мне бы сказали, что я буду танцевать с тобой на балу - я бы не поверил, - и я обезоруживающе улыбнулся.
  -- А я бы не поверила, что столь ... хм... Ладно, не стану говорить, что я тогда о тебе подумала... Только... - Лесс развернулась в очередном па. - Разве столь необходимо было разыгрывать сцену ревности и то, что за ней последовало? Всё же, в контракт шуточки подобного рода не вписаны, я точно помню.
   На следующем движении я приблизился к Лесс несколько ближе, чем того требовал танец, продолжая говорить тихим шёпотом.
  -- Я же говорю... Мой самоконтроль ещё не полон. Так что играть получается не всегда.
   Если бы сидхе была человеком, то можно было бы сказать, что она несколько покраснела. А так обычно белая кожа стала чуть более голубоватой.
  -- Может, не самая лучшая идея была. Хотя Даррьен подтвердил, что Ключ в столице. Как ты его оттуда будешь вытаскивать - ума не приложу. Потому что я туда точно не сунусь, разве что совсем уж терять нечего будет.
   Чуть-чуть изменяем модуляции голоса... Так, чтобы он стал мягким и обволакивающим.
  -- По-моему, эта идея была отнюдь не хуже прочих. С Ключом же... Разберусь. Так, или иначе. В любом случае - не на балу. Красивый танец, не правда ли?..
  -- Очень. Жаль, что он уже завершается... Я и не думала, что ты танцевать умеешь... - В этот момент музыка плавно закруглилась, и девушка присела в глубоком реверансе. Подняла глаза. - Спасибо.
  -- Я много чего умею, - тон пока прежний. Пока. - И, кажется, мы собирались пробыть вместе... Не только этот танец?
  -- Джер, - Девушка шагнула ближе и, привстав на цыпочки, приблизила губы к моему уху так, чтобы со стороны это казалось легким поцелуем. - Кажется, это должна была быть лишь маскировка, так? Не переигрывай, прошу тебя.
  -- Лесс, маскировка-маскировкой, но я крайнову тучу времени не танцевал. Неужели несколько танцев нарушит твой имидж, или какие-либо принципы?..
  -- Танец и поцелуй - разные вещи... - Лесс улыбнулась и машинально коснулась плеча. - Н-да, без квэлэй ощущаю себя раздетой догола... Может, чуть сдвинемся, а то вроде следующий танец начинают.
  -- Разные, - я улыбнулся, пододвигаясь ближе к сидхе, возможно даже несколько ближе, чем позволено по этикету, - но порой думают, что и то, и то - это очень интимное переживание. Потому, что партнёр находится на твоей территории.
  -- Кстати, если тебе интересно - то я отказала Даррьену. - Сидхе скользнула на танцевальную площадку, повернувшись так, что юбка взметнулась, открывая стройные лодыжки. - Ну, что, станцуем...
   Чуть было не сказала "д'эссайн"....
  -- Станцуем!- я улыбнулся, делая театральный жест, приветствуя первые аккорды мелодии. Затем начался танец. В моё время так не танцевали, конечно. С другой стороны - темп танца позволял повторять движения других танцоров, а дух музыки склонял к рисковым импровизациям и совершенно неканоническим фигурам
   Похоже, не зря Лесс кто-то из присутствовавших на балу назвал "Танцующей". С опасением, почему-то, но сказано было явно не зря. Девушка танцевала так, будто бы сражалась или же увлекала за собой. Казалось, что дай ей в руки её любимые клинки - она могла бы принять бой, ни на миг не сбившись с ритма музыки, не сфальшивив ни в одном движении.. но противник был бы повержен.
   Сидхе, выросшая в столице.
   Элитный воин их мира.
   Кошмар, завораживающий в своей красоте.
   Алессьер протянула ладонь и, коснувшись моей руки, почти прильнула ко мне всем телом...
   Впрочем, я тоже был не лыком шит. Конечно я совсем не элитный воин, а почти наоборот, но это не значит, что я мало чего стою. И если танец Лесс, несмотря на весь жар - это скорее танец ветра, или воды, то мой танец - огненная пляска. Непредсказуемое движение, подчинённому внешнему ритму, но именно внешнему... Отставание на полтакта или лёгкое опережение - это ещё не все отличительные черты моих движений.
   И когда сидхе прильнула ко мне всем телом, я не позволил резко нахлынувшему возбуждению выбросить меня из танца. Я лишь перенаправил его энергию, прижавшись к Лесс в ответ и копируя её танец, до последней детали... Сливаясь с ней в танце.
   Рубиновый глаз на браслете сидхе блеснул, словно подмигивая. Девушка двигалась так, словно была моим отражением. Отражением, которое имело собственную волю и силу. Некто равный... И, быть может, поединок на стали не разрешил бы возможный спор.
   К сожалению, спор разрешён был отнюдь не таким романтичным образом - краем глаза я обнаружил, что Даррьен пытается что-то изобразить. Конечно, можно его игнорировать, но интуиция твердила об опасности. Я коснулся губами уха Лесс и тихим шёпотом спросил:
  -- Лесс, похоже, твой старый приятель подаёт нам какие-то знаки. Ты понимаешь, что он имеет в виду?
   Девушка приглянулась и чуть нахмурилась. Легонько пробежала кончиками пальцев по своей щеке, перебрала волосы. Со стороны казалось, будто бы она попросту убедилась, в порядке ли макияж или же убирала с лица невидимую паутинку. Но Даррьен еле заметно кивнул. Алессьер ослепительно улыбнулась и привстала на цыпочках, чуть касаясь губами моего уха.
  -- Уходим отсюда. Не привлекая излишнего внимания. За нами пришли, и это не те, с кем мы сейчас сможем справиться даже вдвоём.
  -- Уходим... Так, чтобы нас не заметили, так? Первый вопрос - кто за нами пришёл, второй - как ты заберёшь квэли?..
   Сидхе, все так же улыбаясь, подхватила меня под локоток, уводя его в сторону будуаров.
  -- Даррьен сказал, что трое "танцующих". А квэли у меня в гостинице остались, здесь я только с метательными дротами. И не смотри на меня так, я не знала, что за нами пошлют именно их.
  -- Танцующие - это воины с квэли, - я многозначительно улыбался, следуя за сидхе, демонстрируя окружающим, что мы нашли этот бал с одной стороны - слишком скучным, а с другой - недостаточно приватным. - Так? То есть охотники на нежить? Не основная специальность, но всё же - я прав?..
  -- Не совсем. Это элитная стража столицы. Такие же, как я. Но их трое, а это значит, что у нас большие проблемы. Ты меня в бою видел. А это ещё не тот предел, на который я способна. Здесь и сейчас мы не готовы принять бой, - с этой мыслью девушки я был совершенно согласен. Вокруг слишком много глаз и ушей, которые имеют все шансы стать лишними. - Поэтому придется уходить. И чем быстрее, тем лучше. Потому что если о тебе они знают максимум особые приметы, то меня, Алессьер-отступницу, знает в лицо половина столицы и вся тамошняя стража. - Девушка раскланялась с одним из эльфов, ослепительно улыбаясь и неторопливо продвигаясь к одному из выходов. - Полагаю, что как только мы покинем зал, нам следует разделиться. Тебя не узнают, а одной мне будет проще выскользнуть отсюда.
  -- Ну, разделяться явно нужно по обстоятельствам. Кстати, такой вопрос - как ты думаешь, если они будут заняты нежитью - они могут тебя выпустить в толпе?..
  -- Какой нежитью, или у тебя квалификация некроманта? - сидхе слишком крепко сжала мою руку. И чего она так испугалась? - Не смей, могут пострадать неповинные, а я и так подставила Даррьена под удар. Он должен был моментально меня выдать, но вместо этого предупредил об опасности. Если заварушка начнется в его доме, то Даррьену не избежать казни за укрытие преступников, то есть нас. За пределами его дома делаем, что больше нравится, но тут ничего произойти не должно!
   Я даже не поморщился. Хотя обвинение как абсурдное, так и неприятное. Д'эссайны до некромантии не опускались никогда.
  -- Нет, какая некромантия? Так, могу позвать пару почти безобидных созданий - и не факт, что откликнутся. А если и откликнутся - хозяин точно чист будет. Зато от них народ точно нервничать начнёт. Впрочем, если ты против... Ладно, на улице разберёмся. Тебе маскировку не одолжить?
  -- Нет, спасибо. - Девушка ухмыльнулась. - Кажется, Фэй может сделать мне "личико". По крайней мере, он так утверждает. А маскировку себе оставь. Если увидят меня, то Даррьену, может быть, удастся избежать смерти - я не настолько вне закона. Официально. Но если увидят семипалого д'эссайна, то это будет смертный приговор с пытками.
   Я вздохнул про себя. Похоже, что в список важных дел стоит поместить покупку томика сказок - если книгопечатание уже развилось по новой до нужной степени. Или хотя бы провести вечер-другой в компании сказителей. Мне очень интересно, чего люди готовы ждать от д'эссайнов, что считают сказками, а чего и не знают вовсе. По крайней мере, заметность "лишних" пальцев молодёжь явно переоценивает. Как и таланты артефакторов...
   Алессьер первая достигла резной двери и выскользнула наружу. Прошлась чуть дальше по коридору, пока слуга у дверей не скрылся за поворотом, и тогда её лицо стало меняться. Несколько секунд - и вместо Лесс стояла похожая на неё сидхе, но с более темной кожей и хрупкими чертами лица.
   Я догнал девушку и зашагал рядом.
  -- Вообще он тебя и невидимостью прикрыть может, если интересно. Минут на пятнадцать, наверное. И это, в случае чего, будет хорошая идея, ясно? Только приказывай ему прямо, иначе схалтурить может. А про все эти приговоры... Ушастые откровенно зарываются. Тут не их территория. - От шёпота уже начали уставать губы.
   Хотя, если подумать - контролировать наземный Иррестан сидхе могут. Всё-таки оборот торговли тут баснословный. Вот подземный город контролировать они точно не могут. Оборот от торговли адамантом и мифрилом - это больше, чем ушастые могут съесть за все свои жизни. Точнее - это больше, чем согласны отдать гномы. А под горами справиться с гномами не сможет никто. Кроме Равена, конечно. Или фигуры его масштаба. Д'аррак, об одном прошу - если за время моего отсутствия произошло что-то настолько масштабное - пусть это будет не моё дело?
  -- Про невидимость он уже сообщил, но против "танцующих" это не сработает. Меня тоже невидимкой не проведешь... Разве что первые десять секунд. А ещё.. Кто тебе сказал, что в Иррестане тихохонько не руководят всем сидхе? - Лесс вздохнула, а потом еле заметно напряглась, указывая глазами на девушку-сидхе с длинными волосами, убранными в сотню косичек. Та спокойно шла по коридору к ним навстречу, беззаботно помахивая небольшой бархатной сумочкой на коротком шнурке. Плечи и спину её прикрывала широкая атласная накидка-пелерина, а длинную юбку украшали разрезы до бедер. Девушка смерила меня одобрительным, заинтересованным взглядом, недовольно покосилась на Лесс, но задерживаться не стала, направляясь в зал.
   Алессьер молчала до самой гардеробной, где ей вернули длинный плащ, а мне - убожество, по недоразумению являющееся шпагой, но уже на пороге негромко выдала.
  -- Вот ты и встретился с еще одной "танцующей"...
   Я пожал плечами и поправил выбившуюся прядь, попутно касаясь мизинцем губы. Девицы недурного вида меня сейчас интересовали не так сильно, как парочка её напарников, наблюдающая за входом снаружи. И это у них называется "скрытое наблюдение"? Да они же даже дышат в ритме мира, нисколько не выделяясь из толпы! Они незаметны настолько, что создаётся впечатление пустого места. Это их и выдаёт. Для д'эссайнов, которые видят не толпу, а набор личностей.
   Всё. Тихо. Нас здесь, наверное, не тронут - во-первых, сейчас мы не особо похожи на ориентировки, во-вторых - народу вокруг слишком много.
   Вопрос в другом. Есть ли у них настроение следить за парочками вида "красноволосый некто" и "сидхе". Если есть - то у нас могут быть проблемы, если будем разделяться слишком рано. Особенно если они не найдут себе кого-нибудь гораздо более похожего на описание.
   Я "случайно" подвернул ногу на лестнице. Ничего подозрительного - поскользнуться на мраморной лестнице не так уж и сложно. Я пролетел пару шагов вниз по лестнице и, зацепившись за плащ какого-то парня, спускавшегося под руку с голубокожей сидхе, рухнул на ступени, пребольно ушибив колени и, заодно выпустив на волю короткую рубиново-красную шевелюру парня. Его подруга тихо ругнулась про себя и помогла своему спутнику надеть сорванный плащ обратно, после чего они вместе куда-то заторопились.
   Слава Д'яру. Всё прошло лучше некуда - и иллюзия сработала как надо, ибо оба "танцующих", ещё раз окинув взглядами толпу, шустро проследовали за парочкой, подарив нам пару ценнейших минут, и парень не набросился на меня с кулаками за попорченный костюм, и я не так сильно расшибся, как мог бы. Хотя, конечно, рубиновая серёжка, которую я делал для получения сигналов с браслета, оказалась почти полностью опустошённой, но на одно нештатное использование её ещё хватит. Правда потом придётся новую делать, но мне совершенно не жалко.
   Отойдя на пару кварталов от особняка Даррьена, мы разделились и добирались до гостиницы уже по отдельности. Добрались. Даже целыми и здоровыми. Правда, я так и не удосужился выяснить, происходило ли что по пути с Лесс или нет, добралась и ладно. Мне же показалось, что я встретил на улице... Знакомого. Казалось, что я не видел его всего пару недель, но этого, конечно же, быть не могло. Потомок? Вряд ли. Он был отнюдь не из тех личностей, которые заводят себе потомство. Хотя, когда я обернулся - на улице никого не оказалось. Надеюсь, что мне почудилось, искренне надеюсь. Хотя он мне был должен больше, чем я ему, но решать проблемы старых долгов мне сейчас совершенно не интересно.
   Выступать мы с Алессьер решили утром - благо до него осталось часов пять. Как раз можно собрать вещи и немного поспать. Я покидал вещи в ранец и снова склонился над столом. Весь день работал, так что осталось лишь немного доделать свои произведения. Подарок для Лесс, который я, увы, не успел завершить к балу, принял свою окончательную форму.
   Подвеска. Красивая, наверное, хоть я и не знаком с канонами красоты у сидхе. Изготовленная из серебристо-голубого металла с лёгким фиолетовым отливом девушка. Если хорошо присмотреться, то можно различить черты Алессьер. Фантазией художника, то есть меня, сидхе получила себе в пользование пару крыльев, усыпанных мелкими кристалликами алмазов. Она стоит (или всё-таки парит?) напротив тонкой рубиново красной пластинки в форме огня, цвет которой слабо пульсирует, от ярко красного к более тёмному. Вся композиция - практически медальон. Уже остывший, окружённый слабозаметным защитным полем, на всякий случай.
   Ну и заодно я немного поправил свой клинок - наточил, сделал вставки из других металлов и пары интересных сплавов, и, только что, в качестве финального аккорда вогнал в рукоятку три голубоватых кристалла, превращая заурядный эсси'д'шарме в полноценное оружие. Крайн с ними, с походными качествами. Ловец душ мне сейчас больше пригодится. Конечно, ёмкость маленькая, но на следующей стоянке.. Ладно, времени всё равно не хватит. А пока мне хватит и такой "игрушки".
   Я ненадолго зашёл к Алессьер, которая, по-видимому, переодевалась в небольшой гардеробной, но я ограничился только тем, что повесил подвеску перед зеркалом. Надеюсь, с утра увидит. Желать ей сладких снов я не стал - ибо я хотел выспаться, а во мне всё ещё сильными были воспоминания о вчерашней ночи, когда я всё-таки решился последовать этикету.
   Работы по наладке своей амуниции я начал ещё вечером, который стал ночью совершенно неожиданно. На всякий случай, да и из вежливости я решил заглянуть к Алессьер, проверить, всё ли в порядке. К сожалению... Или к счастью? Она уже спала. Сложно сказать, что я застыл, как громом поражённый, но зрелище обнажённой девушки, лежавшей под одеялом на спине, было потрясающим. Особенно если учесть моё подозрительно доверительное отношение. В комнате царил полумрак и запах лунной ночи. А ещё - немного пахло сеном.
   Талия девушки была прикрыта одеялом, но именно, что лишь прикрыта. А грудь вообще свободно целилась в потолок, чуть отсвечивая голубизной одного из сосков - второй прикрывали её чудесные волосы. Я тихо вошёл внутрь, прикрыв за собой дверь.
   Сидхе шевельнулась во сне и рука её, подложенная под голову, совершенно естественным образом соскользнула вниз... к одному из уголков подушки. Алессьер еще не проснулась, но, похоже, уже была близка к этому. По крайней мере, к кинжалу, без которого она не ложилась спать, она уже потянулась. Впрочем, браслет, видимо, решил, что его подопечной сейчас важнее крепкий и здоровый сон - так что Лесс практически сразу перевернулась на другой бок, отпуская оружие. Одеяло, естественно, сползло...
   И мне стало действительно жарко. Хорошо, что у д'эссайнов терморегуляция и выделительная система построены не как у людей - иначе бы меня точно бросило в пот. На едва гнущихся ногах - с трудом получилось уговорить колени не играть пляску и гнуться по-человечески - я подошёл к кровати Алессьер, молясь, чтобы моей выдержки хватило на то, чтобы поцеловать её в лоб, шепнуть "Спокойной ночи" и уйти. Благо о том, чтобы просто уходить, речь уже не шла.
   Вот только то, что произошло дальше, изумило донельзя. Когда я уже тянулся к её лбу, руки Лесс обвили мою шею и притянули меня поближе, а затем губы её нашли мои. Поцелуй был глубоким и страстным. По субъективному мнению прошло несколько часов. По объективному - минуты полторы. Но мне хватило, для того, чтобы самоконтроль чуть было не сказал "а, ладно, крайн со мной". Впрочем, дальнейшие действия Алессьер успокоили меня получше, чем ведро холодной воды - собачью свадьбу.
   Всё так же, не открывая глаз, она оттолкнула меня и тихо, но вполне отчётливо, сказала "Что за эротичные кошмары нынче пошли", после чего перевернулась на другой бок и окончательно уснула. Мне не оставалось нечего делать, кроме как выйти в свою комнату и попытаться заснуть, хоть и не спалось совершенно. Да и сны были... Эротическими кошмарами. В главной роли - Лесс. И я, разумеется - это когда кошмар ненадолго переставал быть кошмаром... Или Тираэль - когда оно шло по новому кругу.
   Короче говоря, сегодня кошмары мне нужны не были. Совершенно. Поэтому я тихо ушёл в свою комнату, где и бухнулся спать, не раздеваясь. Уже засыпая, я сжал между пальцев серёжку с крупным рубином. Вызывающе-безвкусную. Некрасивую и грубую. Я сдавливал эту серёжку до тех пор, пока камень вместе с оправой не рассыпался мелким порошком. Жалко конечно, но потенциальная паника в Иррестане мне важнее. Да и если будет очень нужно - ещё одну серёжку сделаю. Через недельку. Всё же кровопотеря великовата.
   Серёжка рассыпалась в прах, и молчаливым эхом разлетелись слова призыва. Shaisefon grebae vexer! Интересно, сколько Шепчущих откликнется на мой зов? Успокоенный этой мыслью, я наконец заснул...
  
   Месть, до последней капли крови, обычно объявляется одним родом сидхе другому роду, до полного истребления. В данных условиях этот термин немного некорректен, но другого у меня, увы, нету.
   Дети леса - эльфы, появившиеся из глубин лесов, куда никогда не ступит нога человека. Если меня не подводит память, то основа их религии - цикл перерождений и вечное течение жизни.
   Дети ночи - сидхе, известные так же как ночные эльфы. В глубине души таят смертельную обиду на своих дневных собратьев. По легенде, обязаны своим существованием Sid'Dhae, эльфу-изгнаннику, само имя которого у светлых табуировано. Практически "ночные" эльфы.
   Дети камня - гномы, пришедшие из глубин гор. Рудокопы, неплохие техники, поклонники экстравагантных причёсок и длинных бород. Талантливые механики и техники. Когда я ещё был жив начинали активно осваивать технологию пара. Думаю, что услышанный как-то термин "паропанк" хорошо описывает гнома-техника.
   Дети песка - орки, весьма теплолюбивый народ. Есть слухи, что они находятся в родстве с троллями. Впрочем, это только слухи. Кожа орков очень плотная и на ощупь напоминает резину. По цвету и оттенку кожи можно узнать многое как о происхождении, так и о касте конкретного орка. Физически сильны.
   Дети льда - тролли, жители ледяных пустынь севера. При потеплении резко глупеют, что не мешает им иногда добираться и до огненных пустынь. Всеядны. Средний рост - три метра, встречаются и экземпляры, превышающие ростом пять метров. Ходят легенды об "великом тролльем дедушке", рост которого исчисляется десятками, если не сотнями метров.
   Дети крови - вампиры. Проклятие, которое заставляет их пить кровь и зависеть от крови как от наркотика... Хотя слово наркотик не передаёт и десятой доли связи между вампирами и кровью... Проклятие даёт им право зваться детьми крови. И никто и никогда не оспаривал этого права.
   Дети хаоса - эттины. Два разума, две головы... Два пищевода, две кровеносных системы. Но одно тело и... Гмм... Органы ввода-вывода. Хотя при этом - два набора генов в одном теле. Странные существа, находящиеся в шатком равновесии с собой. Несмотря на это - блестящие... Гуманитарии.
   Дети ветра - люди. Совершенно непостоянные. Беспокойные. Дурные, чего уж стесняться. Но несмотря на это - хронически вызывающие расположение у других рас. Вон, Лесс сказала, что даже сидхе относятся к ним как к детям - а это многого стоит.
   Дети ужаса - д'эссайны. Наша любовь к страху, подсознательному и сознательному, манипуляции инстинктами... Ладно, прекращаю заниматься самовосхвалением. По большему счёту это прозвище крайне оправдано.
  
   Так как сейчас я единственный д'эссайн и при том являюсь позером - то моё утверждение абсолютно истинно.
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"