Ева: другие произведения.

По дороге в легенду. Окончание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.75*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга из соавторства с Ангелом завершена. История, ясное дело, на этом не заканчивается, будет еще как минимум одна книга. А так - доправим ошибки, ляпы - и в издательство! :)))


Глава 13.

  
   Алессьер

Все неприятности случаются в неподходящее время.

Третий закон подлости.

  
   Поющий д'эссайн - это и в самом деле что-то невероятное. И дело даже в не в том, что я подозревала Джера в полном отсутствии как музыкального слуха, так и голоса - просто мне как-то в голову не приходило, что он может интересоваться искусством.
  
   "По-твоему, создание артефактов - это не искусство?"
   Искусство. Возможно, одно из самых сложных. Но я всегда считала, что двум богам служить нельзя. Быть воином-артефактором, и при этом увлекаться пением... это по меньшей мере странно.
   "Насколько я знаю, ты не только квэлями машешь. Танцуешь ты тоже замечательно - при желании могла бы с легкостью зарабатывать этим на жизнь".
   Ты вспомни, кто я. Танец и сражение по сути весьма близки. Пою я отвратительно.
   "Это уж смотря, с кем сравнивать".
  
   Я дождалась, пока Джер не допоёт и не передаст лютню соседу, и помахала ему рукой, подзывая к себе. Эрлин, до того крутившаяся где-то поблизости, подбежала ко мне и обняла меня за талию. Кто-то сплел девочке венок из полевых цветов, перевив его ярко-красной лентой, но промахнулся с размером, и из-за этого "цветочная корона" постоянно сползала Эрлин на лоб, закрывая почти весь обзор. Джерайн встал из-за костра и, будто стряхивая с плеч остатки "песенного" состояния, встряхнулся, после чего всё-таки подошёл ко мне. Поправил венок на Эрлин и дружелюбно, но вместе с тем чуточку устало улыбнулся.
  -- Весело тут у вас.
  -- Ты ещё основного веселья не видел, - я широко улыбнулась и, взяв дочку за руку, подхватила Джерайна под локоть, уводя в сторону. Туда, где Троль уже брал в руки нечто вроде мандолины, только рассчитанной под орочьи пальцы. Второй такой в округе было днем с огнем не найти, а звучала "мандолина" глухо и басовито, не чета обычным эльфийским лютням. Рядом с ним невысокая темноволосая женщина уже брала пробные ноты на флейте. - Вот сейчас Троль со своей... возлюбленной играть начнёт - тогда уж точно весело станет.
  -- А что он такое играет? - удивился Джер, попытавшись картинно вскинуть бровь. Почти вышло. - Или у него лютня такая, что всем весело становится?
   Ответить я не успела, потому что Троль ударил по струнам, с ходу заиграв залихватскую песенку, под которую ноги сами пускались в пляс. Эрлин моментально оказалась среди крестьянина, лихо подпрыгивающих под музыку, её сразу же кто-то подхватил на руки, устроив девочке "карусель" в воздухе. Хозяин постоялого двора увидел меня и, подмигнув, запел густым басом.
  

Задумал как-то старый тролль

Пойти на славный праздник Йоль,

Но не заметил за горой

Он ель, задев её ногой.

В лесу раздался рёв и вой,

Когда тролль задел ту ель ногой

В длинном шерстяном носке,

В деревянном башмаке.

  
   Я не успела опомниться, как меня тоже втянули в круг пляшущих. В танце партнёры подхватывали девушек на руки, подбрасывали в воздух и, разумеется, ловили, не дав тем упасть. Меня успели подбросить раза два, прежде чем ритм поменялся, и танцующие встали в круг. Впрочем, Джер тоже недолго стоял в стороне - постепенно и он втянулся в веселье, а Троль пел одну песню за другой, делая краткие перерывы только для того, чтобы глотнуть светлого ячменного пива из деревянной кружки, стоящей на крышке бочонка. Честно говоря, первой не выдержала я и выскользнула из круга веселящегося народа как раз во время очередного "перерыва", который оказался чуть дольше, чем предыдущие - у Троля наконец-то кончилось пиво. Пока он нацеживал новую порцию, я успела сбежать, прихватив с собой Эрлин. Впрочем, Джер двинулся практически следом за нами, пусть и с заметным отставанием, ибо выбраться из круга танцующих было для него сложной задачей, поскольку он каким-то образом оказался в месте наибольшего скопления народа. Через минуты полторы он всё же догнал нас и одним движением посадил девочку к себе на плечи.
  -- Хорошо играет, одного не пойму - откуда у людей силы берутся?
  -- Спроси чего-нибудь полегче, а? - Я с некоторым беспокойством покосилась на то, с каким горделивым видом восседает Эрлин на д'эссайне, и поправила покосившийся ромашковый венок, который кто-то успел надеть мне на голову, когда я выбиралась "на волю" подальше от пляшущего народа.
   Троль, закончив вынужденный "перерыв", отхлебнул из пивной кружки и, подхватив "мандолину", легонько пихнул локтем юркую женщину с флейтой. Вместе они заиграли что-то настолько залихватское и удалое, что народ вновь пустился в пляс. Самые смелые же начали прыгать через аршинный столб огня, веря, что такой прыжок даст им здоровья до следующего праздника урожая. Я только одернула недлинную, едва доходившую до середины икры, голубую юбку с белым передником, и двинулась к одному из костров, на ходу скручивая распущенные волосы в узел и затягивая их вынутой из кармана ленточкой. Эрлин радостно улыбнулась мне, сидя на коленях пожилой Крупенички, а я весело подмигнула ей в ответ. Ничего, дочка, приёмная мама и не через такие костры прыгала!
   Джерайн улыбнулся каким-то только своим мыслям, после чего подошёл ко мне.
  -- Лесс, а зачем они прыгают?..
   Я едва ленту не выплюнула от неожиданности. Потом всё же кое-как прихватила волосы, чтобы в пламя не попали, и ответила:
  -- Здоровья на весь год набираются. Есть тут поверье, что если в праздник урожая перепрыгнуть через один из таких костров, то будешь здоров весь год. А парочки прыгают вместе - считается, что их любовь очищается в пламени. И ещё много-много подобной ерунды, но ведь весело, согласись?
   Джер придирчиво глянул на очередную парочку, с шутливыми вскриками перепрыгнувшую через костер.
  -- А ты прыгать будешь?....
  -- А, по-твоему, зачем я волосы завязать пытаюсь? - улыбнулась я. - Я просто Эрлин обещала, она всем рассказывала, что мама у неё выше того костра прыгает, а мне что - трудно что ли? - Справившись наконец-то с так и норовившей расползтись косой, я подошла к костру, пламя которого вздымалось вышиной с мой рост, наверное.
   Прикинула на глаз расстояние для разбега. Босые ступни чутко реагировали на каждую веточку, каждый камешек на теплой земле. Джер с трудом догнал меня и встал рядом.
  -- Я с тобой, - сказал он полувопросительно-полуутвердительным тоном. Я только плечами пожала, протягивая ему ладонь.
  -- Придется прыгать, как одно целое. Кстати, ты-то свою гриву ничем не прихватил. Подпалить не боишься?
   "Не переживай, он-то себе ничего ценного не опалит".
   Твоих только комментариев не хватало.
   Д'эссайн мягко, но крепко взял меня за ладонь. Я было почувствовала пару лишних прикосновений - но больше ничего не произошло.
  -- Не-а, не боюсь, я в огне не горю и в воде не тону. - Джерайн добродушно улыбался. Да, похоже, что моё мимолетное умопомрачение особо ни на что не повлияло, как я, впрочем, и предполагала. Так, один раз крыша поехала в одной ей известном направлении.
   Мы разбежались, и в следующий миг босые ступни обдало жаром гудящего пламени, которое так и не задело нас. Односельчане зааплодировали, Эрлин только что юлой не вилась вокруг нас, а потом я всё же вспомнила, что я, как-никак, ей мама, потому состроила грозное лицо и повелела дочке идти спать.
  -- Ну ма-а-а-а-ам! - заныла та, незаметно сцеживая зевок в кулак, но я была непреклонна. Отпустив ладонь д'эссайна, я взвалила дочку на плечо, разок шутливо подбросила, отчего радостный девчачий визг на секунду заглушил даже густой бас Троля, и пошла с ней в направлении дома.
   По правде говоря, уложить эту непоседу спать удалось далеко не сразу, но я всё же справилась и, закрывая дверь комнаты, в которой уже тихо посапывало моё драгоценное чудо, я увидела стоящего в тени сеней Джерайна.
  -- Что, решил прогуляться на ночь глядя? - Я задумчиво крутила в руках венок из ромашек, который достался мне после одного из танцев - уж и не вспомнить, кто из детворы успел одарить меня этой "короной" - не зная, куда его деть. Потом всё же надела венок на голову, и горделиво задрала подбородок. - Ну, как я выгляжу?
  -- Сногсшибательно. - Несмотря на задорную улыбку глаза д'эссайна были убийственно серьёзны. - И я не столь гулял, сколь ждал само очарование.
  -- О, да. Если позабыть про мою профессию - то я вполне могу сойти за милую селянку. Правда, к цвету кожи тоже не стоит особенно приглядываться. - Я сделала шутливый реверанс, размахивая коротким подолом льняного платья, как знаменем, и склонила голову. Венок моментально соскользнул по гладким волосам и упал в траву. Ну вот, довыпендривалась.
   Джерайн опустился передо мной на колено и поднял венок, после чего протянул его мне.
  -- Ты достойна того, чтобы к тебе не только приглядываться, но не отрывать от тебя взгляда вовсе, - произнёс он, глядя мне в глаза..
  
   Это то, о чем я думаю?
   "Если мы думаем об одном и том же, я а это я могу утверждать наверняка - то да. Похоже, ты ему не просто нравишься".
   И часто у него такие "увлечения" случаются?
   Фэй ненадолго замолчал, а потом признался:
   "Не знаю точно, на моей памяти такого не было, а данных о том, что было в его личной жизни до моего создания, у меня нет".
   Ну, совсем замечательно...
  
  -- Джерайн, не заставляй меня беспокоится о твоем душевном здоровье, мало мне Тира с его проблемами, - вздохнула я, забирая венок, вот-вот грозивший развалиться пополам. - Поднимайся.
   Он поднялся, но при этом воспользовался своей близостью ко мне - и поднял на руки, подхватив под бедра.
  -- Лесс... А тебя давно носили на руках?
  -- Случаи, когда я была ранена, и не могла самостоятельно передвигаться, считаем? - поинтересовалась я, сложив руки на груди и беззаботно болтая босыми ногами в воздухе.
  -- Не-а. - Улыбнулся Джер. - Только те, в которых тобой искренне восхищались - и хотели сделать таким образом приятное. Или же просто радовались!!
   Я задумалась. Надолго. Хотя бы потому, что самой стало интересно. К сожалению, ни одни подобный случай не вспоминался - ну, не приходило в голову моим прежним любовникам брать на руки Танцующую хотя бы потому, что они разом ставили себя в весьма невыгодное для себя положение - занимали руки себе в то время, когда у меня они были свободны. Последней мыслью я поделилась с д'эссайном и, как я могла судить по слегка округлившимся рубиновым глазам, такую причину для того, чтобы не брать девушку на руки, он слышит впервые.
  -- Право слово, если ты любишь женщину и хочешь быть с ней - то... Даже такая "небезопасность" для себя стоит того, чтобы держать её на руках и чувствовать своими руками тепло её кожи, обонять столь вблизи её запах... Глупо думать иначе..
  -- А кто говорил про любовь? - Я пожала плечами. Сразу стало как-то неуютно - ушло ощущение беззаботной лёгкости, испарилось так быстро, как будто бы его и не было вовсе. - Всем известно, что Танцующие права на такое чувство, как любовь, не имеют. И любить Танцующую - невозможно. Много чего мешает - страх, что ей в любой момент могут отдать приказ на убийство - и она выполнит его без сомнений. Страх оказаться рядом с ней без возможности защищаться... Все же, слава о нас ходит дурная, почти такая же, какая раньше ходила о д'эссайнах. - Я глубоко вздохнула, сжимая венок похолодевшими пальцами. - Поставь меня на землю, пожалуйста?
  -- Не поставлю. - Руки Джера казались обжигающе-горячими. - По крайней мере, не так быстро. Потому, что тебе всё-таки нравится, когда я держу тебя на руках - и ты можешь беспечно болтать ногами, как ребёнок. Потому, что мне плевать, если я действительно "не сумею защититься". И потому, что я тебя совершенно не боюсь.
  -- Насколько я знаю, д'эссайнам слово "страх" вообще неведомо. По-моему, ты в принципе никого и ничего не боишься. - Я улыбнулась, коснувшись кончиками пальцев его щеки. - Но минус такого положения в том, что ты никак не можешь воспользоваться руками...
   "Мне кажется, или ты с ним все же заигрываешь?" - хихикнул Фэй у меня в голове. Я только мысленно послала его подальше к крайну. Только его комментариев не хватало... Браслет глубокомысленно заткнулся, напоследок пообещав мне высказать всё позже. Ну и ладно, главное, чтобы сейчас момент не портил.
  -- Ты уверена? - Д'эссайн подхватил меня одной рукой под ягодицы, кончиками же пальцев второй коснулся моего лица. - Или ты хочешь, чтобы я был более свободен... В своих действиях?..
  -- Я пока в раздумьях по этому поводу, - призналась я, кончиками ногтей почёсывая Джерайна за ухом, как большого кота. - А то Фэй столько наговорил про то, как мы с тобой вчера днем у реки "пообщались", что мне, право слово, интересно стало. И чуточку обидно, что сам процесс не запомнился.
   В ответ на эту ласку он тихо простонал.
  -- Знаешь, если бы я ничего не запомнил - мне бы тоже было обидно, - отметил он, аккуратно ставя меня на землю. - Ибо оно стоило не просто тщательного, но и детального запоминания, - последнюю фразу он произнёс, почти касаясь своими губами моих губ.
  -- Я просто размышляю на тему, стоит ли всё повторить.. для наилучшего закрепления в памяти?
   Мои пальцы скользнули в густую гриву его волос, перехваченных кожаным ремешком в хвост, коснулись затылка. Приятное ощущение. У него волосы не то чтобы шелковистые - скорее, чуть режущие, как струны. Кажется, что если резко дёрнешь рукой - то порежешь пальцы до крови..
  -- На твоём месте я бы столь долго и упорно не сомневался бы, - проговорил он, превращая свои слова в затяжной поцелуй, в то время как руки его обвили меня, крепко обнимая... И превращая эти объятия в ласку, когда пальцы чуть касались чувствительных точек на моей коже, чуть массируя, но так, что никакой боли от этих сильных прикосновений не было. Ещё секунда поцелуя - и руки его переместились мне на талию, нежно касаясь её через тонкую ткань платья.
  -- У меня ощущение, будто о твои волосы можно порезаться... - я аккуратно развязала кожаный шнур, так что стянутые в хвост кроваво-красные пряди с еле слышным шелестом рассыпались по плечам Джерайна. - Касаться тебя - это будто жонглировать бритвенно-острым кинжалом. Одно неверное движение - и по ладони потечет кровь...
   Он почти победно ухмыльнулся.
  -- Ты немного утрируешь, Танцующая, но в общем - верно. Ну что, рискнёшь пройтись по лезвию, и оказаться со мной в одной постели? Или считаешь, что я для этого слишком опасен?...
   Я приняла вызов.
   В дом пришлось залезать через окно, чтобы не разбудить Эрлин или Крупеничку. Впрочем, стены были толстые, и вряд ли мы им помешаем. Одежда полетела на пол, а я оказалась на перине, прижатая худощавым телом д'эссайна, смотревшего на меня слишком пристально, будто впервые увидев. Лёгкие, но при том остро-жёсткие движения - Джер целовал меня, но так, что создавалось ощущение, будто он пробует меня.
  -- А ты вкусная, - тихий смешок. - Мне нравится.
   На этот раз в действие вступили руки - он принялся разминать мои плечи всеми своими пальцами, балансируя на грани боли и наслаждения.
  -- Только не говори, что ты меня съесть хочешь, я буду сопротивляться, - наполовину в шутку, наполовину всерьёз пробормотала я, чуть сжимаясь под его прикосновениями. Никак не привыкну, когда у меня кто-то за спиной находится. Нервирует, и всё тут.
  -- Съесть? Такую красивую девушку? Просто так? Нет уж. Я тебя люблю, отнюдь не как блюдо. - И снова серия поцелуев-укусов в основание шеи, перерыв - и острые ногти аккуратно скользят по затылку. Нет, я так долго не выдержу.
   Я изогнулась, дотягиваясь до Джерайна и легонько почесала у него за ухом, словно проверяя, замурлыкает ли от удовольствия самый опасный хищник из ныне существующих. Как-то не верилось, что приманить последнего из д'эссайнов оказалось возможным. Но было ведь. Джерайн судорожно вздыхал в такт моим движениям, а вскоре принялся тихо постанывать, впрочем, не забывая обо мне.
  -- Долго ещё мучить будешь? У нас целая ночь впереди, - тихо шепнула ему я на ухо, легонько прикусывая мочку и скользя ладонями по его телу, слишком горячему, как в лихорадке. Или просто мне так кажется?
  -- А тебе уже не терпится приступить к главному блюду?.. - Рука д'эссайна уже скользнула мне между ног, аккуратно, подушечками пальцев касаясь то внутренней стороны бёдер, то поднимаясь выше.
  -- Я, честно говоря, удивляюсь твоей выдержке, - наверное, мои ногти уже оставили не один десяток царапин на его спине, а он только еле заметно улыбается, пряча победный оскал за кровавыми прядями длинных волос, щекочущих мне лицо и шею. - Или тебя ещё и уговаривать надо?
   И тут Джерайн наконец-то качнулся вперёд, входя в меня. Сначала - несколькими короткими толчками, будто осваиваясь, и затем - одним сильным, проникая полностью.
  -- Ты так хотела, добилась?..
  -- Я плохо помню, как это было в прошлый раз... освежишь мне память? - Я притянула его к себе, зарываясь лицом в кровавые волосы с ароматом костра и почему-то леса. Пряного, горьковатого запаха, как от осенней листвы. Обняла, ощущая всем телом. Пусть будет так, как будет. С судьбой и самой собой не всегда стоит играть в догонялки, проиграешь обеим.
   Жарко, неистово, как будто сгораешь в том самом огне, через который сегодня прыгала молодежь на большой поляне. Сладко почти до боли, как будто вот-вот сорвешься с этой грани - но как-то удавалось удерживаться. Я цеплялась за загорелые, гибкие плечи, кажется, что-то шептала, или, быть может, выкрикивала, и потом волной накатило наслаждение пополам с каким-то облегчением...
   Д'эссайн мягко опустился рядом со мной, выскользнув наружу.
  -- Я люблю тебя, Лесс, - и почему-то именно сейчас от этих слов стало горько. Я в ответ только молча улыбнулась, гладя его странную семипалую ладонь, касаясь "лишних" пальцев. Сейчас мне нечего ответить. Разве что...
   Я обняла его, утыкаясь лицом в горячую грудь, и затихла рядом, вслушиваясь в учащенное биение его сердца. Ни сейчас, ни потом. Не скажу. Не сумею. Но сделаю всё, что будет в моих силах, если понадобится.
   Джерайн зарылся лицом в мои волосы, коснувшись поцелуем макушки.
  -- Лесс... Плевать, что и как будет завтра. Но эта ночь - наша и только наша.
   Наша.
   Я только теснее прижалась к нему, закрывая глаза для недолгого сна, а он вцепился в меня, совершенно не желая выпускать...
   Проснулась я от ненавязчивой переливчатой мелодии, звенящей в голове. Фэй на этот раз решил не будить меня мерзким писком, выбрав более приятный звук. И на том спасибо. Похоже, настроение у браслета в это утро тоже почти безоблачное, а местами даже счастливое. Какими именно местами - уточнять не стану.
   Я сладко потянулась и попыталась сесть - но не тут-то было. На кончиках моих волос, уткнувшись лицом в шелковистые чёрные пряди, спал Джерайн. Точнее, не сколько спал, сколько пытался проснуться. Веки дрожали, будто бы у него не хватало сил, чтобы их поднять. Через полминуты подобной борьбы глаза у него трудом открылись и сфокусировались на моей персоне, после чего он расплылся в донельзя довольной, но вместе с тем несколько беззащитной улыбке.
  -- Доброе утро, Лесс!
  -- Доброе, доброе, - я попыталась улыбнуться, но вместо этого широко зевнула и машинально потерла глаза. - Как же спать хочется, просто сил нет.
   Джер согласно зевнул, и... Продолжал зевать ещё пару минут, с трудом смыкая челюсти. В конце концов, прозевавшись, он ответил:
  -- Согласен! - и с трудом удержался от смеха.
  -- Теперь, после столь впечатляющей демонстрации своей выдающейся челюсти, ты, быть может, наконец-то слезешь с моих волос? Я встать не могу! - Мне пришлось легонько толкнуть его в плечо, на котором, как ни странно, ещё виднелись следы от моих ногтей. С почти осязаемым трудом он потянулся и повернулся на бок.
  -- Ради тебя - всё, что угодно.
  -- Даже повторить ночные подвиги? - усмехнулась я, поднимаясь с развороченной кровати и неторопливо подходя к кувшину с водой в углу комнаты. Одеться я, разумеется, и не подумала - ещё успею. Утро только-только началось, и, если я хорошо знаю Крупеничку, то Эрлин она к нам раньше времени не пустить. Знахарка женщина суровая, но понимающая.
  -- Даже так. - Джерайн попытался вскочить с кровати одним движением, но его немного повело, и только отменная реакция спасла его от поцелуев с деревянным полом. Джер выровнялся и чуть неуверенной походкой пошёл следом за мной.
  -- Только всё-таки сначала позавтракаю.
   Я уступила ему кувшин с водой и полотенце и, порывшись в своем рюкзаке, выудила оттуда неприкосновенный запас, состоявший из хорошо прокопчённого шмата ветчины, половины головки подсоленного сыра и каравая хлеба.
  -- Джер, ты сказал волшебное слово "завтрак"?
   В ответ донеслось радостное фырканье, которое почти тут же было расшифровано.
  -- Лесс, ты точно не волшебница, умеющая исполнять самые что ни на есть сокровенные желания?
  -- Девиз наемников - "Любой каприз за ваши деньги". Экзотичность каприза лишь повышает стоимость его исполнения, - пожала плечами я, выкладывая провиант на стол и принимаясь одеваться, надеясь, что к тому моменту, когда я приведу себя в порядок окончательно, мне останется хоть что-нибудь.
   И ведь действительно осталось. Судя по всему, д'эссайн честно стремился поумерить аппетит настолько, насколько он мог в данной ситуации... Да и пытаться одновременно одеваться - и есть - довольно проблематично. Но, тем не менее, у него получалось. Мне было бы гораздо сложнее пытаться надеть на себя штаны, одновременно отрезая на весу кусок ветчины. Видимо, большой опыт.
  
   "Ещё какой. Не представляешь себе, как питаются исследователи и артефакторы"
   Что, неужто незадачливыми клиентами?
   "А что, похоже?" - буркнул браслет, тем не менее, даже не обидевшись.
   Ну, как тебе сказать...
   "Желательно честно".
  
   Определив, видимо, что ему пока хватит, Джерайн отложил половину пищи и, так и не собравшись надевать рубашку обнял меня и поднял на руки, закружив по комнате и при этом умудряясь ничего и ничем не задевать.
  -- Лесс, я тебя совершенно обожаю!..
  -- А так бывает? - поинтересовалась я, стараясь, чтобы счастливая улыбка не расползлась по всему лицу. Хорошо хоть, что в Академии нас учили скрывать эмоции, иначе я бы сейчас верещала от радости, как ненормальная.
   "Или влюбленная", - хихикнул Фэй.
   В глаз хочешь?
   "Молчу, молчу. Но уровень твоих гормонов зашкаливает".
  -- Бывает! И я рад, что так бывает! - Он дотянулся поцелуем до моей шеи, явно намереваясь останавливаться на достигнутом.
  -- Я не поняла, кто из нас двоих хотел как можно быстрее к сидхийской границе, ты или я? Поставь меня на пол, пожалуйста. Сейчас наверняка Эрлин прибежит, а мы с тобой почти не одеты. - Я легонько хлопнула его по щеке, впрочем, почти сразу же одарив утешительным поцелуем. Вот только этот поцелуй оказался несколько более страстным, чем я ожидала. Почти не отрываясь, д'эссайн пробормотал: "ну ты же говорила про продолжение ночного", после чего он перехватил меня одной рукой, почти поставив на землю, а второй - принялся ласкать мою спину, а затем - и ягодицы.
  -- Я же пошутила-а-а!
   "А он всерьёз", - хмыкнул браслет.
  -- Джер, сделай что-нибудь с Фэем, а? - взмолилась я, упираясь ладонями в грудь д'эссайна.
  -- Отключить временно говорилку, чтобы не отвлекал? - уточнил он, улыбаясь. - А ты, между прочим, ещё до рассвета проснулась, так что время у нас ещё есть..
  -- Можно просто снять, я не обижусь, - хихикнула я, не обращая на протестующие вопли в голове. - А если на себя наденешь - он тебе сто-о-олько интересного обо мне поведает. Кстати, я не сама проснулась, это Фэй меня разбудил.
   "Сама же просила поднять за полчаса до рассвета", - обиженно пробурчал браслет
  -- Так что времени у нас хватает. - Довольно ухмыльнулся Джер и закрыл мой рот поцелуем, но не настолько крепким, как могло бы показаться по его серьёзному лицу.
  -- Прости... Просто я не хочу снимать с тебя Фэя. По крайней мере, сейчас.
  -- Причина? - Я немного отстранилась, чтобы было удобнее смотреть в его глаза. Так. Если д'эссайн не хочет снимать с меня эту, безусловно полезную, но крайне доставшую меня верещалку, то на это есть причины. И, как мне кажется, нешуточные. Игривое настроение как рукой сняло, я нахмурилась и машинально коснулась левого запястья. Без наруча с метательными треугольниками стало совсем неуютно.
  -- Просто я за тебя беспокоюсь. Очень... И ты можешь не представлять, насколько ты мне сейчас дорога.
   Ещё хуже. Я окончательно высвободилась из его объятий и, шагнув к своим дорожным вещам, в первую очередь принялась не одеваться, а вооружаться скрытым оружием.
  -- Джер. А теперь объясни, что это за причина такая, если тебе приходится беспокоиться за Танцующую. Заметь, далеко не самую худшую из тех, кто был обучен в сидхийской Столице.
  -- Во-первых, по окрестностям бродит неразумный Тираэль, а во-вторых... Просто я тебя люблю. Само по себе это заставляет за тебя волноваться.
   Господи, ну за что мне это, а?
   Я застегнула на левом запястье наруч с метательными треугольниками, натянула штаны и, уже затягивая пояс, посмотрела на д'эссайна. Вздохнула.
  -- Вот именно об этом я тебе и говорила. Поэтому Танцующие никого не любят. Потому что это чувство само по себе делает их слабее. А такое в Seith'der'Estell не прощают. Не делай глупостей, д'эссайн.
  -- Ты просто не представляешь, насколько это чувство делает сильнее, Танцующая, - горько усмехнулся Джер. - И если я и сделал какую глупость - то не сейчас
  -- А кто тебе сказал, что я не представляю? - Я немного устало посмотрела на него, стараясь запечатлеть в памяти весь его образ до мельчайших деталей - серьёзные рубиновые глаза, кроваво-красные волосы, немного неровным каскадом рассыпающиеся по гибким плечам. Резкие, обманчиво-хрупкие черты лица. Изящные руки, непривычные кисти с "лишними" пальцами... Может, он что-то прочитал в моих глазах, может, не успел или не понял. Так или иначе - я отвернулась, прилаживая на бедро широкий ремень с метательными дротиками.
   А он просто сел рядом со мной и обнял, слушая и позволяя слушать громовой бой наших сердец. Хрупкую идиллию нарушил стук в дверь и звонкий голосок Эрлин:
  -- Ма-а-а-ам, ты уже встала? Меня тетя Крупеничка просила тебе напомнить, что пора собираться.
   Я вздохнула, отстраняясь от Джерайна.
  -- Мотылёк, пойди, скажи Крупеничке, что я скоро буду, мне одеться надо.
  -- Хорошо, только ты не долго!
   Послышался топот и стремительно удаляющийся крик "Тетя Крупеничка-а-а-а-а!". Джер прислушался к стихающему голосу девочки, и посмотрел на меня.
  -- Я люблю тебя... Алессьер. И рад тому, что тебя встретил..
  -- Не говори так больше, - вздохнула я, набрасывая на плечи куртку и застегивая рюкзак. - Я не хочу стать инструментом давления на последнего из д'эссайнов.
  -- Не станешь. Просто потому, что ради тебя я горы сверну. И я не шучу, - совершенно серьёзно произнёс он, сжимая мои плечи пальцами.
  -- Поверь, это тоже можно использовать. Если знать, как. - Я сунула руку в карман куртки, проверяя наличие разного рода амулетов, и пальцы мои натолкнулись на крылатую феечку-подвеску. Кажется, я решила не носить этот подарок Джерайна. Видимо, тогда ещё не время было. В таком случае, когда оно, это время, если не сейчас?
   Я молча сняла с шеи цепочку с сапфировой звездой, задумчиво наблюдая за тем, как поблескивают грани алмазов, усыпающих серебряные лучи. Обычно я оставляю у Троля перед каждым отъездом какую-нибудь дорогостоящую вещь. На случай, если со мной что-нибудь случится, и я не вернусь. В таком случае, он сможет обеспечить хорошую жизнь Эрлин. Сапфировая звезда могла бы подойти, но некрасиво оставлять подарок. Пусть даже тот, который я вряд ли буду носить подолгу. Ничего.. у меня найдётся, что дать Тролю.
   Подвеска-фея, оказавшись на моей шее, поначалу ощущалась холодной, но вскоре согрелась, став практически неосязаемой.
  -- Поверь мне, до этого не дойдёт. И... Я бы на твоём месте боялся не за меня... - Д'эссайн накинул на себя рубашку, после чего снова подошёл и обнял, коснувшись губами моих волос. - Я никому не позволю причинять тебе вред..
  -- Джер... - я легонько коснулась его щеки кончиками пальцев. - Учти, если ты надумаешь оберегать меня от всего и вся только потому, что мы с тобой провели ночь... То мы с тобой разойдемся, когда я доведу тебя до сидхийской границы. Причинить мне вред проблематично, но я прошу тебя запомнить одну вещь - я всё же сама по себе. Как бы близок ты мне не был.
  -- Я знаю. - Джерайн нежно улыбнулся. - И это в тебе тоже ценю. Правда-правда.
   Я только вздохнула, продолжая сборы уже молча, а то неизвестно, куда этот непонятный разговор заведет нас обоих. Фэй тоже не подавал признаков жизни, размышляя о чем-то своём. Кстати о птичках... Интересно, Фэй всегда выдаёт о своих предыдущих хозяевах строго дозированную информацию, или это у него только к Джерайну такое трепетное отношение? Сколько раз я не пыталась вытянуть из него побольше сведений об одном конкретно взятом д'эссайне - всё без толку. Не помогали ни деликатные расспросы, ни прямые приказы. От первых Фэй не менее деликатно уклонялся, уводя разговор в сторону, а на вторые ответ был один "Информация засекречена, введите код доступа". В результате я сдалась и перестала допытываться. В конце концов, не настолько мне это нужно, а если Фэй хранит какие-то жуткие тайны Джера - то пусть. Обоим спокойней будет...
  
   Вересковая Пустошь уже скрылась за густыми деревьями, когда я направила наймара по едва заметной тропинке, ведущей на северо-восток. Я молчала, всё ещё внутренне переживая расставание с Эрлин. Каждый раз, уезжая, я словно прощаюсь с ней навсегда. Потому что неизвестно, куда крайн занесет меня завтра, послезавтра, через месяц... Сейчас несёт по раскисшей от дождей тропе к сидхийской границе. Туда, где меня обещали убить без пояснений и расспросов, где половина жителей знает меня в лицо, потому что изгнание Алессьер Отступницы проходило принародно, в городе на поверхности, у самой кромки Пограничного леса. Мне оставили только жизнь, одежду смертницы, в которой я неделю просидела в каземате, пока решалась моя судьба, и квэли. Моё оружие, которое я заслужила, и этого у меня не мог отнять даже сидхийский владыка.
   Мне обрезали волосы под корень, хотя до изгнания в распущенном виде они почти касались пола. Хотели унизить, оскорбить, но вместо этого только добавили желания выжить. Хотя бы для того, чтобы однажды вернуться сюда, и желательно не одной. А там...
   Там видно будет, настолько ли прочен и незыблем Опалённый трон.
   А сейчас я по доброй воле возвращаюсь туда, и вместо войска со мной только последний из д'эссайнов...
   Я не сумела сдержать кривую усмешку, появившуюся на лице. Да уж, хороша "армия", ничего не скажешь...
  -- Что так кисло? - уточнил Джерайн, с лёгкой опаской покосившись на меня.
  -- Да так, вспомнила кое-что, - отмахнулась я, пригибаясь, чтобы по лицу не шлепнуло низко растущей веткой. - Тебя куда вывести-то?
  -- А куда можешь? - с любопытством прищурился д'эссайн. - А воспоминания были настолько неприятными? Прошлое?
   Я чуть было не брякнула "Тебя - хоть к Опалённому трону", но вовремя прикусила язык, неопредёленно разводя руками.
  -- Всё зависит от того, куда тебе надо. К ближайшему сидхийскому городу есть два пути - официальный и неофициальный. Тебя какой интересует?
  -- Так как третьего пути сейчас не предвидится - то неофициальный. - Вздохнул Джер. - Ломиться в лоб - это было бы чересчур... Жестоко и глупо.
  -- Вообще-то третий путь есть, но по нему я пойду только в том случае, когда мне будет нечего терять, - задумчиво произнесла я. - Неофициальный путь лежит через Приграничный лес. Что там живет, я видела только один раз, второй раз видеть не хочу, а уж возобновлять близкое знакомство - тем более. Могу показать тропу, по которой можно выйти к Эр'Тридину. Город хоть и приграничный, но торговый, так что там с чужаками не очень строго. Как ты туда будешь пробираться - уже не моя проблема, моё дело - до границы проводить. Искать свою финтифлюшку ты у сидхе сам будешь.
  
   "Лесс, ты что такая недобрая, а? Он не заслужил такого обращения."
   Он идёт на смерть.
   "А ты ему это объяснить не хочешь?"
   А поможет?
   "Сомневаюсь", - честно ответил браслет и неярко замерцал рубиновым глазом. - "Но ты попытаться не хочешь?"
   Это чтобы была спокойная совесть? Я тебя разочарую - не будет. Хотя бы потому, что изгоняли меня из Estell'iar...
   "Как-как?"
   Это второе название сидхийского государства. Не обозначенное на большинстве карт. Так вот, если ты думаешь, что меня выставили за границу на торговом тракте, ты ошибаешься. Меня телепортом забросили в Приграничный лес. Вроде как на суд Богини оставили. Ну да, как же. На деле, они очень надеялись, что меня сожрут до того, как я выберусь из этого проклятого леса. Как видишь, не получилось. Меня всё же хорошо обучили в Ar'Quilen...
  
  -- Сам. Думаю, что даже через Приграничный лес пройду, или ещё что-нибудь попытаюсь придумать. Просто светится уже не стоит. Главное - объясни, как и куда идти, хорошо? - Грустно протянул Джер. - А ты... Вернёшься к Эрлин, так?
  -- Разумеется... К тому же, если мы с тобой каким-то чудом проберемся через Лес, то я сомневаюсь, что смогу проделать такой же фокус на обратном пути. У тебя-то билет только в одну сторону, а мне ещё назад как-то возвращаться. - Я искоса взглянула на него, а потом неожиданно для самой себя поинтересовалась.
  -- Джер, а он тебе настолько нужен, этот твой Ключ?
   Д'эссайн неожиданно широко улыбнулся, а затем молча принялся любоваться мной. Через минуту-другую, видимо, собравшись с духом, он ответил:
  -- Понимаю... Эрлин - маленькое чудо. - Глубокий завистливый вздох. - А Ключ... Насколько ты готова слушать - и сколько у нас... Остаётся времени?...
  -- Не переживай, до Приграничного Леса ещё долго. Хорошо, если к ночи туда доберемся, но в потёмках все равно соваться туда не рекомендую. Так что времени у нас до вечера. Если поедем быстрее - то сэкономим часа полтора. А слушать я умею... - Я постаралась улыбнуться, но улыбка смазалась, поскольку Флайм решил показать молодецкую удаль и скакнул вперед так резко, что я едва не свалилась. Вот они, минусы езды без седла.
  -- И ещё один вопрос - чтобы... Понять, как рассказывать свои подозрения. Лесс... Что значил вопрос "насколько" мне нужен Ключ?
  -- Честно говоря, просто не хочу, чтобы ты погиб из-за дурацкой безделушки. Она не стоит твоей жизни, - негромко ответила я, машинально накрывая ладонью бормочущего Фэя.
  -- Моя жизнь сейчас, боюсь, уже не стоит почти ничего. - Скривился Джер. - А погибнуть... Ты поверишь, если я скажу, что если ничего не поменяется, то нам всем останется не больше года жизни?
   Я нахмурилась, придерживая недовольно всхрапнувшего наймара.
  -- Ты на что намекаешь?
  -- Да так... Есть у меня одно подозрение... Про то, что один известный маг вот-вот окончательно приведёт себя в полностью живое состояние. - Джер держался в седле как-то... Напряжённо. Даже предельно напряжённо, напоминая натянутую тетиву лука. Вот-вот - и выстрелит.
   Вот те на. Конечно, этого "известного мага" я не застала, и слава Всевышнему. Но историю я знала неплохо. Если это то, о чем я думаю...
  
   "Лесс, можешь затыкать меня, как угодно, но за нами следят!!"
   То есть как?!
   "А вот так. Кто-то только что воспользовался магическим коммуникатором чуть меньше, чем в полусотне саженей слева от нас."
  
   Я тихо выругалась, краем глаза глядя на густые ветки деревьев слева. Даже на наймаре не пробраться, только на своих двоих, а за это время следивший может скрыться. К тому же, если этот некто умудрялся "пасти" нас все это время, и мы ничего не заметили...
  
   Давно за нами наблюдают?
   "Честно говоря, понятия не имею. Подозреваю, что от самой Вересковой Пустоши. Сейчас, когда я засёк переговорное устройство, я могу следить за ним, но, если он удалится ещё на пару десятков саженей, то я его потеряю - пока он не активирует заново переговорник, сигнал будет очень слабый".
   Значит, ты сможешь меня "вести"?
   "Думаю, что если ты бросишься в погоню, то тебе не понадобится моя помощь".
   Подстраховка лишней не бывает.
   "И это мне ты говоришь?"
   Ладно, куда бежать?
   "Я тебе укажу".
  
   На серебре браслета замерцали белым огнём старинные письмена и в пяти шагах на уровне глаз возник небольшой ярко-красный светящийся шарик, который с приличный скоростью метнулся в направлении ближайших кустов по левую сторону от тропы. Я слетела с наймара и бросилась вслед за указывающим направление шариком, перепрыгивая через поваленные стволы деревьев и огибая буреломы. Всевышний, и как кто-то умудрялся следить за нами в таком лесу?!
   Впереди послышался шум - похоже, "пастух" сообразил, что его обнаружили, и сейчас пытался сбежать. Не получится, от Танцующей ещё ни один гад не уходил. За исключением тех, кому было позволено уйти. К тому же, меня вёл Фэй, умудрившийся просчитать путь беглеца так, что на небольшую полянку, заросшую маленькими, едва по пояс, ёлочками мы выскочили одновременно. Я метнула в "пастуха" дротик раньше, чем сообразила - передо мной стоял тот самый Танцующий, который уже пытался отправить меня на тот свет ещё в Иррестане. Правда, тогда на его стороне были ещё две "коллеги", но им повезло гораздо меньше.
   Квэли у меня в руках очутились раньше, чем противник успел отбить летящий в его сторону дротик, а выскочивший на поляну Джер окончательно отрезал Танцующему путь к бегству. И правильно - мне надоело играть в салочки на полосе препятствий.
   Изогнутые парные клинки со звоном столкнулись, выбив синеватые искры...
   В прошлый раз всё было иначе. Тогда их было трое против одной. Сейчас шансы равны. И, как ни странно, мне нравилось кружиться по поляне в опаснейшем из ныне существующих танцев с ещё одним выпускником Ar'Quilen. Более молодым, но чуточку хуже обученным. Или это просто у меня опыта побольше - всё же, юноша-сидхе фехтовал по заученной программе, не успев внести в каждое движение, в каждый приём нечто своё собственное, индивидуальное, никем ещё не отработанное и не понятое. Меня же учили не только инструкторы в Академии, но и жизнь. Твари Пограничного Леса, дорога, наёмники, друзья и враги. У каждого я взяла что-то. И сейчас мой "танец" отличался от выпускного как готовый, до блеска отполированный и украшенный клинок от заготовки...
   Обманка, подсмотренная у Джерайна - и рукав Танцующего у локтя украшает глубокий разрез, из которого брызнула кровь. Квэли выпал из ослабевших пальцев, а второй удар выбил оставшийся клинок.
   Фэй, парализуй его!
   "Принято!"
   Вспышка - и Танцующий мешком повалился мне под ноги, уткнувшись лицом в землю. Теперь бы понять, чего он тут забыл. В личную месть я не верю - на нём нет ритуальной татуировки. Значит, у него была другая цель.
   Я опустила клинки и оглянулась на д'эссайна, который стоял на краю поляны, так и не вмешавшись в поединок.
  -- Ты там так стоять и будешь?
   Он мягкой походкой двинулся к упавшему сидхе.
  -- Могу стоять. Могу ходить... Могу вместе с тобой и этого ханурика допросить.
  -- Ну да, как самое трудное - так девушке, а как самое приятное - так себе, - промурлыкала я, убирая квэли в ножны и переворачивая Танцующего лицом вверх. Парализованное лицо уже не выглядело симпатичным - сейчас оно больше напоминало маску, перекосившуюся и отталкивающую. - Фэй умничка, быстро среагировал.
  -- Моя школа. - отметил Джер. - Он ещё много чего может и умеет - и я до сих пор не очень понимаю, почему ты этим не пользуешься?
  -- Так вроде пока что необходимости не возникало, - я пожала плечами и присела на корточки рядом с неподвижно лежащим Танцующим. На лице жили только глаза, и не надо было быть семя пядей во лбу, чтобы понять, что если б мог - он меня на кусочки порезал. Медленно. Наслаждаясь каждой секундой процесса. Но не в этот раз. Извини, парень, у тебя был шанс, пусть и мизерный.
  
   Фэй, можешь частично снять паралич с его лица, чтобы он мог внятно разговаривать? Только полностью заклятие не снимай, а то он себе язык откусит.
   "Не вопрос. Ещё пожелания будут?"
   Поработать с заклинанием правды и подчинения сможешь?
   "Разумеется. Только не очень долго, иначе у допрашиваемого крыша съедет".
   Веришь, это будут уже не наши проблемы...
   "Ладно, тогда расстегни у него воротник и поднеси меня поближе к объекту".
  
   Сказано - сделано. Я положила руку на плечо Танцующего, и тотчас рубиновый глаз браслета чуть приподнялся, и из образовавшегося зазора выскользнуло нечто вроде тонкой серебристой струны, кончик которой еле заметно поблескивал на солнце. "Струна" на несколько секунд зависла в воздухе, будто бы паря над шеей Танцующего, а потом одним точным движением вонзилась в кожу. Я задумчиво перевела взгляд на лицо пленника, которое медленно расслаблялось, а глаза постепенно мутнели под воздействием заклинания правды. Теперь допрашиваемый будет видеть в нас самых своих лучших друзей, или ещё кого-то, кому он непременно захочет рассказать всё, о чём только спросят. Разумеется, чистую правду.
  -- Клиент готов, - улыбнулась я.
  -- Эйфории ещё немного добавь, - участливо посоветовал д'эссайн, - чтобы ему приятно разбалтывать было...
  -- По-моему, ему и так уже хорошо, перебарщивать не надо, а то будет постоянно уходить от темы, рассказывая о своей жизни абсолютно всё, - хмыкнула я, аккуратно разворачивая к себе лицо сидхе за подбородок. - Ну-с, милый ребёнок, рассказывай, зачем за нами наблюдал.
  -- Так ведь.. приказали мне, - парень расплылся в глупой ухмылке, пытаясь потереться щекой о мою ладонь. Я с трудом удержалась, чтобы не отдернуть руку. Неприятно. - Проследить, когда вы, милая госпожа, удалитесь из деревни, и дать сигнал. Мне даже амулет следящий дали, он в правом нижнем кармане...
   Я покопалась в одном из многочисленных карманов куртки и задумчиво уставилась на извлечённый оттуда серебряный перстень. Небольшой светло-зелёный камень едва заметно мерцал белыми искорками, словно издевательски подмигивая.
  
   "Похоже, на тебе есть какое-то следящее устройство. Я подозревал об этом, но ты так давно его носишь, что я не счёл нужным задать тебе вопрос на эту тему - полагал, что ты всё знаешь, и оно так и должно быть" - голос Фэя звучал подавлено. - "Прошу прощения, что прохлопал".
   Фэй, где оно?!
   "Кажется.. у тебя в волосах. Да, точно, на косичке, которая ближе к левому виску. У самого кончика".
   Я схватилась за косичку, нащупывая небольшую серебряную застёжку. Полумесяц, усыпанный крошечными бериллами, тот, с которого и началась моя личная мода - вплетать в волосы что-то, напоминающее об умершем прошлом. Эту, самую первую застёжку, подарил мне Тираэль, когда мы впервые с ним встретились. Вернее, после того, как подобрал меня у кромки Приграничного Леса и выходил. Он тогда сказал, что этот полумесяц будет мне напоминать о том, что сидхийская Столица умерла для меня. Точно так же, как и я для неё. Он что, следил за мной всё время, последние семьдесят с лишним лет?!
   "Не хочу тебя расстраивать, но, по-видимому, так оно и есть..."
  
   Джер, видимо, очень удивился, когда я со злостью сорвала с косички одно из украшений, отбрасывая его в траву, а потом схватила сидхе за воротник и как следует тряхнула.
  -- Сигнал к чему ты должен был дать?!
  -- К действиям, конечно, - Танцующий пожал плечами так, как будто ответ был самым естественным. Но насколько я помнила, "действиями" у нас называются обычно диверсии с необходимым для поставленной цели количеством жертв. Как среди мирного населения, так и "заказанных".
  -- К каким?!! - Меня уже попросту трясло. Если Тир сам дал Танцующим следящий амулет, то с какой целью? Зачем ему надо было, чтобы меня "пас" только один сидхе, по сути, ещё неопытный юноша, только недавно получивший квэли? Если Тираэль решил продать меня, а заодно и Джера сидхе, то почему вслед за нами не был отправлен отряд Танцующих, который наверняка доставил бы нас в Столицу живыми?
  -- Эльф, с которым договаривался предводитель, основные условия обговаривал под Пологом Тишины. Но когда Полог был развеян, я услышал слова "Прежде она должна повзрослеть"...
   Я на миг застыла, прикрыв глаза.
   Тираэль говорил мне те же самые слова, когда ругал моё отношение к Эрлин...
   Танцующий был позабыт почти сразу, я вскочила и, бросив на ходу "Джер, делай с ним, что хочешь, но чтобы в живых его не было!!", стремглав побежала туда, где оставила наймара.
   Как я пережила эту бешеную гонку по лесным тропам - не знаю. Наймар нёсся во весь дух, так, что мне пришлось припасть к его шее, чтобы низко склонившаяся ветка не сбила меня на полном скаку на землю. Но когда Флайм вылетел из леса на холм, у подножия которого расположилась Вересковая Заросль, первым, что я учуяла, был резкий запах дыма.
   Я присмотрелась, и с трудом удержала стон - горела Крупеничкина изба. Чёрный дым столбом поднимался в небо, а крыша полыхала яркими языками пламени. Наймар зло заржал, когда я стукнула его каблуками в бока, но подчинился, достигая распахнутых ворот меньше, чем за полминуты. Ещё немного - и он остановился неподалёку от горящего дома, вокруг которого уже суетились селяне с ведрами воды, только поливали они уже не Крупеничкину избу, а соседние дома. Их понять можно - если пламя пойдет дальше, то запросто может выгореть вся деревня, но если в горящем доме кто-то остался...
   Около колодца всего через дом, прислонившись к сырому срубу, сидел Троль, прижимая к щеке бывшее когда-то белым полотенце. Его волосы и борода были опалены и висели неровными клоками, а одежда покрылась сажей.
  -- Тро-о-о-оль!! - Не своим голосом завопила я, подбегая к нему и едва сдерживаясь, чтобы не начать его трясти. - Где Эрлин?!
  -- В доме ... Я не смог... - Он посмотрел на меня, и я увидела, что он действительно, искренне сожалеет. - Я пытался...
   Дальше я уже не слушала. Я набросила на голову капюшон длинного плаща и, подбежав к полыхающему дому, от крыши которого во все стороны летели искры, пинком распахнула покосившуюся дверь. Фэй что-то неуверенно вякнул, но потом от браслета по всему телу растеклось нечто вроде прохладного тумана, который защищал от огня гораздо лучше, чем могла бы защитить намокшая одежда.
   На первом этаже всё было в дыму, но горел только потолок и несколько упавших вниз балок. Хотя, быть может, это мне сейчас казалось, что тут возможно передвигаться - неизвестно, как бы я себя ощущала, если бы не Фэй.
   Найди Эрлин, немедленно!!
   "Уже. Она под кроватью в комнате сразу за горницей"
   Жива?
   "Не знаю..."
   Я побежала туда. Потолок уже прогорал, и то и дело вниз сыпались горящие доски, когда я споткнулась обо что-то, лежащее на полу у самого входа в комнату. Машинально наклонилась, чтобы рассмотреть.
   Карие глаза знахарки Крупенички бездумно смотрели в потолок, объятый пламенем. Я успела заметить небольшой чёрный дротик, торчавший из её горла, и выдернула его, спрятав в один из карманов. Если я опоздала... то буду хотя бы знать...
   "Здесь!!"
   Сама знаю.
   Пришлось лезть под кровать, чтобы нашарить там маленькую, чуть тёплую детскую руку. Пальцы, сжавшиеся на безвольном тонком запястье, нащупали едва уловимый пульс.
   Жива! Все остальное уже не так важно, главное, что она жива!!
   "Лесс, быстрее, сейчас..."
   Фэй опоздал. Или просто потолок слишком сильно прогорел. Так или иначе, но единственное, что я успела сделать, когда на нас обрушились полыхающие жаром доски и кусок балки - это скользнуть под кровать, которая защитила меня и Эрлин. В узкий проём между полом и кроватной рамой мне в лицо пылала огнём толстая балка, когда-то шедшая поперёк потолка. Уже не вылезти...
  
   "Лесс, быстрее, тут рядом с кроватью подпол."
   А люк где?!
   "Под упавшей балкой, но ты не дергайся, сдвинуть я её сумею, не вопрос. Приготовься, сейчас придется действовать очень быстро".
   Давай, не тяни!!!
  
   Я прижала к себе Эрлин, всё ещё находящуюся без сознания, и тотчас из браслета ударила силовая волна, отбросившая балку на сажень в сторону. Рывок вперёд, прижимая к себе девочку, успеть отдёрнуть горящую плетёную дорожку, обжигая незащищённые пальцы, схватиться за кольцо люка, молясь, чтобы тот не был заперт, и только после этого понять, что оно не просто горячее - почти раскалённое...
   Промелькнула мысль о том, что меч будет сложновато удерживать, но дверца люка всё же поддалась, и я нырнула в подпол. Крышка со стуком захлопнулась, и я, всё ещё стоя на небольшой лесенке, ведущей вниз, услышала, как на люк сверху падают горящие обломки. Сквозь щели были видны языки пламени, дым медленно просачивался вниз, растекаясь по влажным доскам. Я покрепче прижала к себе Эрлин и оглянулась.
  
   "Не волнуйся, в этом подвале вы в безопасности. Доски слишком толстые, не прогорят. Только придется подождать какое-то время, пока вас откопают. Или я потом помогу выбраться, когда пожар наверху утихнет".
   Успокоил, спасибо, - подумала я, садясь на холодный земляной пол и осторожно касаясь прохладного лба Эрлин не пострадавшей ладонью. Девочка дышала еле-еле и всё ещё была без сознания.
   "Я сейчас все проверю, не волнуйся", - из Фэя к шее Эрлин потянулось сразу несколько тонких серебристых нитей, которые впились в кожу девочки, отчего рубиновый глаз замерцал чуть ярче. - "Она отравлена. На угарный газ не сильно похоже, хотя и это присутствует. Тут яд, рассчитанный на человека, но Эрлин полукровка, и благодаря этому до сих пор жива."
   Фэй, делай, что угодно, только спаси её, ты меня понял?!
   "Тогда я ещё нескоро смогу заняться твоей рукой, а у тебя сильный ожог.. я виноват - не уследил.. слишком на силовой волне сконцентрировался", - сокрушенно пробормотал браслет.
   Потерплю, бывало и хуже. Гораздо, гораздо хуже...
  
   Я поудобней переложила Эрлин у себя на коленях и плотнее укутала её своим плащом. Рубиновый глаз Фэя мерцал в полумраке, серебристых нитей, протягивавшихся от него к девочке, становилось всё больше, но самое главное, что моей дочери явно становилось лучше - её запястье лежало в моей ладони, и я ощущала, как пульс становится всё сильнее и уверенней.
   Будет жить. Непременно будет.
   А вот те твари, которые посмели поднять на неё руку - уже нет. Они мертвы, просто ещё не знают об этом.
   И Тираэль пока не знает, что уже одной ногой стоит в могиле. Пока не знает. Ничего, в ближайшую нашу встречу, которая, я просто уверена, состоится очень скоро, я сама сообщу ему это пренеприятнейшее известие.
   Я прислонилась к прохладной стене подвала и прикрыла глаза...
  
  
   Джерайн Тень

Всё только начинается!

Эпитафия.

  
   Алессьер умчалась даже чересчур шустро... И я её понимаю. У неё с её наймаром шансы если и не успеть вовремя, то опоздать не слишком сильно есть. У меня же нет и такой возможности, а значит моя задача - разделаться с птенцом... Простите, разделаться с Танцующим. Впрочем, невелика разница. Всё равно он пока что совершенно беспо... Упс.
   Что-то быстро он оклемался, особенно с учётом того, чем мог шандарахнуть его браслетик. Сколь я помню, у него меньше чем на полчаса болезненного паралича ничего не было, а тут... Не больше десяти минут прошло, а эта тварь уже сжала своими лапищами оба ковыряльника и надеется навертеть во мне несколько лишних дырок. Хотя нет, похоже, что без глупого выпендрежа они теперь не могут.
  -- Её мне велено было оставить живой, всё равно она не сможет никуда успеть! Твоя же награда, презренный, - смерть!
   Зря он так сказал. По крайней мере, колечко на моей руке чуть вытянулось, плотнее прижимаясь к коже и болезненно в неё впиваясь. Вместе с тем родилась стойкая уверенность, что Белая Невеста придёт сегодня не за мной, а за этим наглым юнцом, причём довольно скоро.
   Он сделал несколько широких выпадов, стремясь достать меня прежде, чем я достану оружие, я же не торопился это делать, ибо это бы помешало моему противнику вещать. А послушать однозначно стоило...
  -- Мне повелели разнести в пыль презренного хищника, дерзнувшего посягнуть на Танцующего! Червя, из земли пришедшего и в землю стремящегося! Когда Хозяин придёт, он наградит за верную службу своего пса, позволив ему получать кости со своего стола!
   Похоже у парня сдвиг по фазе, хотя эти речи про Хозяина... Кто-то очень хорошо промыл ему мозги. Видимо за этим и послали против нас с Лесс такого юного Танцующего. Как показал на собственном примере Дрейк, защита от менталки у таких детей ну просто отвратительная. Если, конечно, сам стоишь достаточно многого в этой области. Тот, кто работал с этим Танцующим - стоил. Тираэль? Возможно, возможно... Или кто-то, кто стоит за ушастеньким, и кому выгодны как мои действия, так и зачем-то нужно было наблюдать за беспокойной танцующей, изгнанной из столицы... Или даже так - кому было выгодно устроить так, чтобы танцующая была изгнана из Столицы и совершила "снаружи" определённый набор действий. Параноидальные мысли, да, но... Обстановка располагает.
   Даже моей ловкости и контроля за телом хватало с очень большим трудом - Танцующий разошёлся подобно вихрю, вытесняя меня к кустарнику, в котором я бы точно завяз, а следовательно - и превратился в большое количество маленьких кровавых ленточек... Эту игру пора кончать. Уворачиваясь от очередного его выпада я упал на землю и откатился на лишних пару шагов, успевая достать свою эсси.
   Эсси уже не является клинком, в том смысле, в каком им является эсси'д'шарме. В том смысле, что у него нет ни постоянной формы, ни даже клинка. С другой стороны - эсси - это уже не инструмент, а оружие... или нечто большее. Им не слишком удобно открывать бутылки с вином в отсутствии штопора, или точить ногти (причём фокус с ногтями скорее всего не удастся), зато... Это квинтессенция оружейного мастерства д'эссайнов.
   Для того, чтобы эсси'д'шарме во что-нибудь превратилось, необходимо убить им одного, или нескольких противников. Точное число зависит от конкретного оружия, и от него, в свою очередь, зависит, то, превратится во что-нибудь эсси'д'шарме, или нет. Естественно, что превратившихся клинков сильно меньше, чем число клинков, которым хватает похищенных душ, чтобы это сделать. Кроме того, из эсси'д'шарме может развиться как эсси, так и д'шарме.
   Первое оружие использует силу заключённых в нём душ как для того, чтобы создавать клинок себе под стать, так и для того, чтобы увеличивать фехтовальное мастерство своего хозяина.
   Второе же... Уже не оружие, а... Как бы это назвать... Концентрированный хаос. Нельзя предугадать ни какую форму оно примет, ни каким разрушительным эффектом будет обладать...
   Для полного счастья что эсси, что д'шарме являются симбиотами для д'эссайна-хозяина. Убей д'эссайна - сломаешь клинок. Сломаешь клинок - убьёшь д'эссайна.
   Впрочем, минусы этого оружия под стать его плюсам. Так эсси, к примеру, может случайно основательно покорёжить душу хозяина, или получить над ним контроль, а то и вовсе восстать против него - если заключённые души окажутся хоть в чём-то сильнее. Кроме того, создавать клинок у эсси можно только для убийства - иначе придётся платить по году жизни за такое... Расточительство. Ну и, так как клинок обладает зачатками собственной воли, то он может и не послушаться хозяина, а связь разорвать достаточно... Сложно.
   Минус же у д'шарме только один - доставая его из ножен ты никогда не будешь уверен - ты ли вложишь его в ножны, или это будет нечто... Новое. Впрочем, времени обдумывать особенности оружейных технологий у меня уже не осталось - Танцующий пёр в атаку.
   Руки - на рукояти, вызываем способности нашего "потомка фаэри". Никакого клинка не появилось, но... Кто вам сказал, что для того, чтобы убить нужен клинок? Отбив, пробы ради, несуществующим клинком удары быстро теряющего уверенность сидхе я пошёл в атаку. Удар. Ещё один. Гул воздуха, рассекаемого квэлями - и мягкие удары на грани слышимости - в те моменты, когда наши оружия сталкивались. Я играл с ним как кошка с мышкой, выгоняя его на центр поляны, не позволяя коснуться себя - и не касаясь его, а затем... За это я и ненавидел фаэри. Потому, что... Это была одна из любимых их... "Шуточек."
   Когда невидимый клинок коснулся пальцев молодого Танцующего, казалось, что ничего не произошло, просто кожа, плоть и сухожилия испарились. Исчезли. Костяные пальцы, лишённые всякой опоры ещё удерживали клинок, но... Скорее благодаря тому, что кто-то не пожалел на парня хорошего регенерационного заклинания. Даже кровь не выливалась толчками, а пузырилась на обрубках сосудов, стремясь перетечь в непострадавшие.
   Видимо степень обезболивания была столь сильной, что Танцующий даже не показал виду, что с его рукой что-то не так, а таки отведя мой клинок в сторону попытался достать меня в глубоком выпаде. Надо сказать, что это ему почти удалось. Почти - потому, что в тот момент, когда клинок его таки дотянулся до меня, оставляя на предплечье глубокий порез, клинок всё-таки выскочил из костяной кисти и улетел куда-то в сторону. Благодаря этому я смог завершить свою атаку, подрубая ему ноги и ещё рабочую руку. Ещё живой Танцующий повалился в траву, пытаясь сделать хоть что-нибудь, чтобы причинить мне вред... Но я не дал ему такого шанса, переключая лезвие эсси на "обычное" и вбивая его в основание шеи.
   Да. Поработали с этим Танцующим хорошо, создав полноценную личность, долженствующую замещать оригинальную при определённых условиях... Но и сила самого "танцора" никуда не делась. И она теперь моя. Конечно, с одного Танцующего много не поимеешь, но и того, чего достаётся - достаточно, чтобы чувствовать себя увереннее в бою. Жалко лишь, что эти задохлики на редкость невкусные - траву они не ту едят, что ли? Или курят... Никогда не интересовался.
   Без разницы. Из-за этого мерзавца я и так потерял достаточно времени, чтобы безнадёжно отстать от Лесс. Придётся нагонять... Крайн! За это время с ней уже могло Д'арра знает что случиться! Пусть даже браслет не подаёт тревоги, но вдруг она вышла из радиуса действия, или его чем-либо специально, или же случайно заглушили? Бегом... Стоп. Лучше не бегом, а верхом. Прости, коняшка...
   Как я ни гнал коня, в деревню я приехал как минимум на полчаса позже Лесс. Нет, когда я увидел, столб дыма - я чуть не загнал своего коня, но он просто не мог ехать быстрее - ибо и так мчался на пределе сил. Единственным обещание, которое я успел не только дать себе, но и озвучить было "Если эти горе-поджигатели хоть пальцем тронули Лесс, или её дочку - я их достану даже с того света. И устрою им такую гибель, чтобы умирая - они завидовали мёртвым." Оставалось лишь убедиться, что мне не придётся исполнять эту... Клятву.
   Ворота нараспашку меня совершенно не удивили, так же как и селяне, цепочкой выстроившиеся к пруду. Но всё же... То, что в толпе не было видно ни суетившейся Эрлин, ни невозмутимой сидхе настораживало. Хотя... Фэй всё ещё молчит. Тварь.
   Троля я чуть не принял за второго чёрного орка на ближайшую тысячу вёрст из-за слоя сажи, покрывшего его с головы до ног, от чего меня чуть удар не хватил, ибо подобная встреча была бы совсем... Удивительной. Примерно настолько же, как столкнуться на улице города с живым крайном. Так вот, Троль пытался оттащить бешено ржущего наймара от полыхающего дома местной знахарки. Потенциальная колбаса упирался, бил копытом и все порывался протаранить грудью объятую языками пламени дверь. Неужели Лесс - там?!
   Он почти вырвался из цепких лапищ Троля, как вдруг крыша затрещала и с грохотом провалилась внутрь добротно сложенного деревянного сруба, подняв в воздух ворох искр. Из распахнутых окон брызнули горящие угольки, селяне попятились в сторону он невыносимого жара, а наймар вдруг перестал вырываться и застыл, низко опустив голову.
  -- И что всё это значит?.. - Деланно спокойным голосом уточнил я, подъёзжая поближе. Мой скакун хрипло дышал, совершенно обессиленный после бешеной скачки. Фэй молчал...
   Троль только головой покачал, не убирая ладони с загривка наймара. Посмотрел в сторону горящего дома.
  -- Алекса там осталась.. вместе с Эрлин и Крупеничкой. Я не успел ее остановить - скакнула в огонь, - он отвернулся, виновато поглаживая Флайма по спине, не решаясь трогать перетяжку с вещами сидхе, оставшимися поперек крупа.
   Спокойно, спокойно. Постараюсь не волноваться. С "Фэем" и не из таких передряг выбраться можно... Я же выбирался? Правда в каком виде... И девочка... Но дать носителю погибнуть так легко он не в состоянии... Вот растянуть мучения... Спокойно. Если с сидхе или с девочкой что-нибудь случится по его вине... Нет, о наличии разума у себя он пожалеет. И о наличии рецепторов - тоже. Правда... Я не чувствую тут ничего, что могло бы заблокировать его сигналы, а значит... Всё просто должно быть в порядке.
  -- Она в воде не тонет, а в огне не горит. Не знаю, что там с медными трубами, но думаю, что сейчас они тут будут не при чём. Как думаешь, возможно ли как-нибудь пламя разгрести?.. - Надеюсь, мой голос был достаточно уверенным.
   Троль посмотрел на меня, как на свихнувшегося, а потом вздохнул.
  -- Как? Тут даже подойти нельзя - вон как полыхает. Придется ждать... пока всё внутри не прогорит. Тогда уже можно будет пробовать потушить то, что останется... - корчмарь тяжело уселся на землю неподалеку от понурившегося наймара, отрешенно наблюдая за тем, как селяне носятся мимо него с ведрами. Сам он подключиться к беготне явно не мог - на ноге багровел солидный ожог, заработанный, по-видимому, во время попытки пробраться в дом.
   Эхх... Мне бы сюда что-нибудь с хорошей силовой волной... Или... О, кстати, а огненный амулет зарядить - самое оно. Заодно силу пламени чуть поумерит. А там и тушение поможет... Да и захватами поработать немного можно - чтобы ничего особенно по сторонам не разлеталось. Не расплавятся, чай - нечему. Заодно и проверю пару... Нововведений. Приступаю. Успокаиваюсь.
  -- Вопрос не в том, как, вопрос - надо или нет?
  -- Боюсь, им уже ничего не поможет.... - Корчмарь только покачал головой.
  -- Я бы не был столь пессимистичен. Они ведь могли укрыться в погребе? Или... Нет, в печке сейчас не спрячешься, изжаришься мигом... Так что хотя бы на подпол - у нас есть надежда. - Кстати, это действительно разумная мысль.
   Амулет отправился в огонь, чуть снизив интенсивность пламени. Вот разве что захваты применить уже не удавалось - при более тщательном рассмотрении выяснилось, что стены были слишком... Капитальными. То есть - или прогорят - или рушить их так, что всех, кто ещё мог перекантовываться внутри, может и задеть... Немного. Но насмерть. Кстати... Колечко-колечко, успокой старика - они ведь живы... Живы?! Живы... Похоже что да. Надеюсь, что продержатся...
   За то время, которое прошло до того момента, когда наконец-то стало возможным дотушить пепелище и начать разбирать угли, почти ничего не произошло - селяне честно не дали пожару перейти на другие дома, перевязали ожог Троля, угостив его "для анестезии" его же настойкой, да чуть не собрались поминать Алексу. Уж этого допустить я не смог - чуть до мордобития дело не дошло... Но не дошло.
   И хорошо. Потому что я, как особенно упрямый, всё же полез на пепелище. Селяне, переглянувшись, последовали за мной. Минут пять работы захватами - и там, где раньше были сени, обнаружился сгоревший труп. Если судить по черепу - явно не сидхе. Значит, знахарка...
   Я двинулся дальше, аккуратно разбирая с помощью захватов обломки, стараясь не особенно разбрасываться, когда пол подо мной треснул и провалился, обнаружив сильно обгоревший и немного заваленный всяким мусором люк в подпол. Освободить его было делом пары минут. Затем... Вниз я пошёл первым.
   Лесс с девочкой были внизу, причём девочка всё ещё была без сознания, а Лесс... Мягко говоря была очень зла. присмотревшись, я увидел, что от Фэя к шее Эрлин тянутся серебристые паутинки, а левая рука сидхе наспех замотана обрывком рубашки и там, где ткань сползла, были видны опухшие, покрытые фиолетовой коркой пальцы. Завидев меня, Алессьер едва заметно кивнула, с трудом поднимаясь на ноги и прижимая дочку к себе, как величайшую драгоценность.
   По шаткой, поскрипывающей лестнице она поднималась медленно и почти торжественно, а уж наверху ее в четыре руки вытащили селяне, суетившиеся на пепелище...
  
   Через час я уже находился у двери комнаты на Тролевом постоялом дворе, в которой Алессьер уложила свою дочку в кровать. После лечения Фэя девочка погрузилась в глубокий сон, да и выглядела она уже получше - как выздоравливающая после болезни, но не умирающая. Я как раз думал постучать, когда дверь тихо приоткрылась и в коридор выскользнула сидхе.
   Каюсь, узнал я ее не сразу.
   Правую половину лица Алессьер теперь покрывал тонкий узор из переплетенных побегов и чего-то вроде языков пламени - не то краска, не то татуировка, но на узком лице сидхе это смотрелось немного... жутковато. Как будто сквозь кожу проглядывало переплетение кровеносных сосудов. Я опустил взгляд и увидел подобный рисунок у нее на левом запястье. Вопросительно посмотрел в глаза.
  -- Кровная месть, - негромко выдохнула она, протягивая мне нечто вроде дротика, острие которого было немного темнее. - Яд на острие рассчитан на людей. На полукровок вроде Эрлин - тоже, только действует.. не так быстро. Нас сдал Тираэль.
   Замечательный эльфик. Всегда его любил.
  -- Причём не только тебя, а именно нас. Ты хочешь, чтобы я оставил его тебе?..
   Она немного нервно провела рукой по щеке, там, где сейчас расцветал немного жутковатыми побегами чёрный узор.
  -- Этот рисунок означает, что у меня есть враг, которого я буду преследовать до смерти. Моей или его. И этот враг не принадлежит к сидхийскому народу. Если бы не Фэй, моя дочь погибла бы. Я его предупреждала. - Она отвернулась и медленно прошлась по коридору туда-сюда. - Есть только одно место, где он может попытаться найти убежище, потому что знает, что туда я не сунусь. Не сунулась бы. Но...
  -- Но? - уточнил я. - Что это за место?
   Она подняла на меня глаза и взгляд оказался тяжелым, как могильная плита.
  -- Сидхийская Столица. Где меня убьют сразу же, как только увидят, а лишь потом станут задавать вопросы. Если вообще будут... Пусть. Но его я с собой прихвачу, чего бы мне это не стоило, и Тир это знает. Если он... попросил убежища... за то, что сдал Алессьер-отступницу... То ему его предоставят. - Лесс сжала пальцы в кулак, а потом медленно, словно с трудом, разжала. Погнувшийся дротик со стуком упал на выскобленные доски пола. - Так что.. можешь радоваться, последний из д'эссайнов... Я не только доведу тебя до Столицы, но и проведу в самое её сердце. Если только меня не убьют по дороге...
  -- Не убьют. Это я могу тебе... Если и не гарантировать, то очень убедительно пообещать. Хотя конечно... Странная ситуация с убежищем... - Что-то мне тут не нравится... Совсем. Больше похоже на подобие ловушки. Другое дело... Ладно, чему быть - тому не миновать..
  -- Ничего не обещай мне больше. - Она чуточку горько усмехнулась. - Я и так совершила ошибку. Доверилась... Меня больше не волнуют твои деньги, меня не волнует твой заказ... да и ты меня больше не волнуешь. Я чуть не потеряла дочь из-за того, что имела глупость подпустить к себе кого-то слишком.. близко. Второй раз я такого делать не стану. В Столицу я пойду по своим делам. Ты, если захочешь, можешь присоединиться, но будешь путаться под ногами - пойдешь один. Я спрячу дочь подальше отсюда.. а потом мне будет всё равно. Полагаю, для Эрлин будет лучше, если она будет думать, что мама больше не вернётся... - Голос у неё всё-таки дрогнул, но сидхе быстро обрела прежнее спокойствие.
   Вот что меня действительно нервирует, так это такие моменты, когда разумные, хитрые и мудрые теряют все эти качества, поддавшись чувствам. Причём теряют их в ущерб себе.
  -- Лесс... - я коснулся её плеча, обхватывая - так, что хотела бы... На самом деле - вырвалась бы. - Я не позволю такой замечательной девочке внезапно оказаться без матери. Так что если ты... Примешь мою помощь - мне лишь немногого сейчас не хватит, чтобы с абсолютной уверенностью гарантировать, что ты вернёшься. Живой. Так же могу обещать, что не буду помехой твоим делам... В вашей Столице. У меня своя вендетта.
  -- Ключ? Или что-то ещё? - Она не вырывалась, словно бы не заметив моего прикосновения. - Неважно... завтра я отправлю Эрлин подальше отсюда. Поэтому у меня к тебе есть просьба. Будь уверен, что последняя. Сможешь сделать для моей дочери амулет, который изменит её внешность?
  -- Алессьер. Успокойся. И не зарекайся от просьб. Хорошо? - Хех... Амулет, который изменит внешность... Для маленькой девочки. Я даже и не знаю - делать новый - или просто отдать свой. Тем более, что в Столице... Хотя... - Лесс, я могу как сделать новый, так и отдать свой. Сомневаюсь, что он мне настолько пригодится... В вашей Столице. - Нервирует меня её холодность, и... Ладно, впереди ещё долгий путь.
  -- Лесс, можно я выскажу предложение, над которым бы ты могла подумать, если у тебя будет свободное время?..
  -- Разумеется. - плечи напряглись, спина - как до звона натянутая струна. Ещё немного - и к оружию потянется.
   Надеюсь, что меня сейчас не попытаются убить. Очень надеюсь.
  -- Когда... Когда всё закончится... Я предлагаю тебе подумать... Готова ли ты считать своими мою руку и сердце?
   У неё задрожали плечи, а секунду спустя с её губ сорвался резкий, неприятный смешок, который грозил перерасти в истерический хохот, что, собственно, и случилось. Сидхе буквально сползла по стенке, смеясь до слез, вот только смех этот был совсем не веселый. Скорее, так смеются на пороге отчаяния, когда терять-то уже нечего, а впереди - преотвратнейшие перспективы.
   Я встал рядом с ней на колени, обнимая её, прижимая к себе и гладя по голове.
  -- Лесс... Всё будет хорошо... Правда-правда.
   Смех оборвался так резко, что я поневоле вздрогнул. Сидхе медленно подняла на меня глаза, в которых не было ни следа веселья.
  -- Надеюсь, это будет последняя шутка подобного рода.
  -- Пора бы уж привыкнуть. Я такими вещами не шучу. Никогда. - Тем более, что у меня-то как раз времени меньше, чем у тебя. Если, конечно не надеяться на невозможное
  -- Тогда я отвечу тебе то же самое, что и Даррьену когда-то. - Она вздохнула, и вдруг вся ярость куда-то ушла, оставив после себя лишь безмерную усталость в глазах. так смотрят матёрые, но бесконечно уставшие от погони звери. Взгляд старый и почти больной... - Я не могу стать единственной ни для кого.
  -- Поэтому я и предлагаю тебе... Подумать об этом, когда всё закончится. Что бы ни случилось - многое изменится.
   Слабая улыбка. Хоть что-то.
  -- Если я доживу до этого светлого момента - то обещаю подумать.
  -- Сделать так, чтобы ты дожила - это уже мои проблемы. - Если уже улыбается - то надежда есть... Всё просто должно быть хорошо.
  -- Не хочешь выйти на улицу... Просто подышать воздухом? Дымом ты и так надышалась.
   Она только плечами пожала.
  -- Сейчас подойдет жена Троля - она посидит с Эрлин, пока я все улажу...
   Долго ждать не пришлось - невысокая темноволосая женщина уже поднималась вверх по лестнице, держа в руках поднос, накрытый полотенцем. Они с Лесс о чём-то тихонько пошептались у двери, после чего сидхе пропустила жену Троля в комнату, а сама подошла ко мне.
  -- Можно идти.
   Мы вышли на улицу. Промозглый осенний ветер уже унёс все запахи пожарища, принося с собой ароматы медленно засыпающей природы. Несмотря на то, что солнце ещё грело - ключевым тут было именно ещё. Мы с Лесс просто стояли, приобнявшись. И крайн с тем, что впереди у нас - мягко говоря - неприятное путешествие, во время которого за наши головы нельзя дать и ломаного гроша. Плюс - свои проблемы, а количество, пусть даже и потенциальных, врагов зашкаливает за шестизначные числа...
   А с запада надвигался хороший такой грозовой фронт... Вот только тучи в нём... Странные. Точнее не так - какой-то подозрительной... Подозрительно-знакомой... Формы. Да?! Или я ошибаюсь, или...
  -- Лесс, я был прав. Всё будет хорошо! Мы - прорвёмся!!!
  
  
  

Май 2006 - июнь 2007

  
   Автор стихов - коллектив фолк-группы "Тролль Гнёт Ель".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.75*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"