Ева: другие произведения.

Синяя Птица. Глава 5-8.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 5.

  
   Синие Рощицы встретили нас шумом, гамом и торговлей на каждом аршине свободного пространства вдоль дороги. Торговали всем, что только можно было себе вообразить: начиная от оружия и доспехов и заканчивая редкой экзотичной живностью. Причем потенциальным клиентом считался каждый, кто имел несчастье проехать по центральной дороге Синих Рощиц. Видимо, таких "умников" находилось великое множество, иначе придорожный торг не имел бы такой успех.
   Стоило нам только появиться на дороге, как торговцы сразу же обратили в нашу сторону алчные взгляды. Мы с Вилькой нервно переглянулись и одновременно развернулись в надежде отыскать более спокойный обходной путь. Торговцы, видя, что добыча ускользает, ринулись к нам наперегонки, махая перед носом лотками и корзинами с товаром. Ладно бы только предлагали - нет, они ВСЕ были свято уверены, что если мы не купим что-нибудь у них, то этим навлечем на себя непоправимое несчастье.
   Я честно терпела до тех пор, пока какая-то ушлая баба солидных габаритов не протолкалась ко мне и не стала трясти передо мной чем-то маленьким, что больше всего напоминало обрывки кружев ярко-красного цвета.
  -- Милка, купи!
  -- Чего? - Обалдело отозвалась я.
  -- Бельишко.
  -- Где? - Я заозиралась в надежде увидеть упомянутое белье, но не обнаружив такового, вопросительно уставилась на бабу. А та, обрадованная вниманием клиентки, сунула непонятные кружева мне под нос.
  -- Дык, вот оно. Эльфийское, последнее осталось. Купи, не пожалеешь! - Я с сомнением взяла лоскуток алого кружева двумя пальцами. При более детальном осмотре выяснилось, что предлагаемая мне тряпочка действительно напоминала женское нижнее белье, но... Назвать бельем кружевной полупрозрачный кусочек ткани размером с пол-ладони плюс три тонких шелковых шнурка?...
   Я оглянулась на Алина.
  -- Слушай, неужели эльфийки такое носят?
   Теперь заинтересовались все. "Бельишко" пошло по рукам. Всем вдруг стало интересно, что же носят эльфийки под длинными платьями.
   Как оказалось - почти ничего.
   Алин в ответ на наши ехидные замечания и вопросы смутился и, пробормотав что-то маловразумительное, попытался уйти от ответа. Это у него плохо получалось, в итоге эльфу пришлось пойти на крайние меры - он пришпорил своего жеребца так, что тот встал на дыбы, моментально отогнав от себя любопытных пополам с торговцами, и дал деру. Я довольно рассмеялась, и изъявила желание купить сей предмет женского туалета, но меня ждало жестокое разочарование - в суматохе кто-то прикарманил вожделенное белье. Оставив бабу искать виновного, мы последовали вслед за умотавшим на другой конец села Алином.
   Эльф обнаружился в ближайшей корчме, где он уже вовсю развлекался - разносчицы так и крутились вокруг светловолосого эльфа, выполняя заказы почти мгновенно. Впрочем, стоило нам подсесть, как разносчицы разделились на два лагеря - тех, которые крутились вокруг Алина, и тех, кто обслуживали Данте. Но всех их в конечном итоге объединяло одно: на нас с Вилькой и Хэл девицы смотрели так, что если бы взглядом можно было испепелять, то на нашем месте давно уже находились бы слабо дымящиеся сапоги в кучках пепла.
   Я усмехнулась, и, когда очередная разносчица как бы случайно попыталась уронить на меня тарелку с тушеной бараниной, с помощью левитации аккуратно разложила все высыпавшиеся было кусочки обратно на тарелку и ласково улыбнулась враз побледневшей девице. Та судорожно сглотнула и умчалась на кухню. Спустя ровно пять минут к нам твердой размашистой походкой подошел корчмарь и, спросив разрешения подсесть, грузно опустился на стул рядом с Вилькой.
   Начал он, как всегда водится в таких случаях, издалека.
  -- Как вам наше село?
  -- Мило, только шумно очень, и торгашей обнаглевших немеряно. А так - все в полном порядке. - Ответила я и невинно затрепыхала ресницами. Корчмарь закашлялся и решил приступить сразу к делу.
  -- Госпожа ведунья, а не хотели бы вы немного подзаработать?
  -- Ну-у, смотря какая работа. - Я беззаботно откинулась на спинку стула и выжидательно уставилась на корчмаря. Тот огляделся по сторонам и, придвинувшись ко мне поближе, громко зашептал:
  -- У нас тут упырь лютует. На той неделе двоих зажрал. Помогите, а? За ценой не постоим.
  -- Давно лютует? - Я была сама сосредоточенность. Вообще-то нежить в здешних местах давно не появлялась - сказывалась близость к столице, в пределах которой нежить огнем и мечом уничтожали раз в двадцать лет городские ведуны. И если в Синих Рощицах появилась хищная нежить, значит, пора проводить чистку еще раз.
   Странно, что упырь появился так быстро - облаву на нежить устраивали всего-навсего лет восемь назад. По идее, здесь должно было быть безопасно еще лет десять... Хотя, может, тут заезжему некроманту чего не понравилось, вот он и отомстил селу таким незатейливым способом. Тогда придется быть настороже - селяне обзывают упырями всю хищную нежить, начиная от гулей и заканчивая вурдалаками. В итоге ведунам приходится брать на заклание арсенал на два десятка видов, причем всегда есть шанс, что искомая нежить окажется восьмилапой виверной или же оголодавшей шишигой...
   Корчмарь вымученно улыбнулся и начал рассказывать. Оказывается, упырь появился на старом кладбище с месяц назад. Откуда он там взялся - никто не знает. Но охотиться он начал сразу же. Первой жертвой стал местный юродивый, чьи останки обнаружили недалеко от кладбищенской ограды. Народ перекрестился, да и закопал беднягу, по привычке надеясь, что все "само рассосется".
   Не рассосалось.
   Жертв становилось все больше, причем аппетиты упыря постепенно росли - за последние три недели погибло пять человек. Как на грех, через Синие Рощицы за весь месяц не проезжал ни один ведун, а простые "лыцари" боялись идти на упыря, вооружившись одним осиновым колом и бутылочкой со святой водой...
  -- Так вы согласны? - Корчмарь умоляюще посмотрел мне в глаза.
  -- Разумеется. - Я переплела пальцы на животе и пристально посмотрела на моментально разгладившееся лицо корчмаря. - Только покажите мне, где это кладбище.
  -- Вот спасибо! - Корчмарь подскочил на стуле и принялся трясти мне руку. - Век не забуду! Сколько попросите?
  -- Провизии на нас пятерых на неделю и бесплатный ночлег. А с упырем я разберусь уже сегодня ночью.
  -- Благодетельница вы наша! Обед и ужин - за счет заведения! - С этими словами корчмарь поднялся и деловито направился за стойку. Я было потянулась за тарелкой, но, увидев вытянувшиеся лица друзей, промахнулась и едва не сбила кружку с квасом.
  -- Чего? - Первой очнулась Вилька. И тут же накинулась на меня с упреками.
  -- Ева, тебе что приключений на свою голову мало?? На упыря собралась!
  -- И чего? - лениво отозвалась я, невозмутимо принимаясь за прерванный обед. - Не тебе ж на него идти. К тому же нормальная провизия на неделю того стоит, так что не кипятись.
  -- Но ты же ни разу не ходила на нежить в одиночку!!!
  -- Когда-то же надо начинать.
  -- !!!!
  -- Вилья, я так понял, что наша ведунья решила изничтожить нежить, причем до этого момента она ни разу не делала этого самостоятельно? - Невозмутимо поинтересовался Данте. Вилька, не найдя приличных слов для озвучивания моей безбашенности, попросту кивнула головой. Я попыталась внести ясность в ситуацию.
  -- Между прочим, то, что я не ходила на нежить в одиночку, еще не означает, что я этого никогда не делала.
  -- А что, делала? - изумилась Вилька, на миг позабыв о своем праведном гневе.
  -- Ага, - подтвердила я. - Ты думаешь, что с наставником я шлялась просто так? А то, что я с ним коротала ночи в Сером Урочище - не считается?
  -- И ты молчала???
  -- Меня никто не спрашивал, - парировала я.
  -- Все ясно. - Данте неторопливо отставил в сторону кружку с пивом и пристально посмотрел на меня. - Раз уж ты подрядилась на усекновение нежити, то придется договор исполнять. Вот только одна ты туда не пойдешь.
  -- Что??
  -- Я пойду вместе с тобой.
  -- Нет, не пойдешь! - Взвилась я. - Я вообще-то уже самостоятельная ведунья, и со вшивым упырем в состоянии справиться без чьей-либо помощи!!
  -- А кто сказал, что я собираюсь тебе помогать? - Он грациозно откинулся на спинку стула. - Я просто посижу в кустах и понаблюдаю за процессом со стороны.
  -- Вмешиваться не будешь?
  -- Не-а, - лениво отмахнулся он. - Мне за это не заплатили. Но такое зрелище я ни за что не пропущу.
  -- Ладно, - сдалась я. - Пойдем вместе. Засядешь где-нибудь так, чтобы тебя было не видно и не слышно - и любуйся себе на здоровье.
  -- Тогда я тоже пойду. - Подала голос Вилька. - Спрячусь в склепе и буду смотреть в щелочку.
  -- Издеваешься? - Тихо протянула я. - Может, мне начинать продавать билеты? А как же афиша?
  -- Тогда и мне билетик. - Алин многозначительно провел ладонью по отполированной рукояти узкого изогнутого меча. - Потому что мне тоже интересно.
   Я закатила глаза и тихо застонала.
   В небе отдаленно пророкотал гром и блеснула одинокая молния, предвещая грозу.
   Похоже, охота будет занимательной.
  
   Я тихо зверела, сидя на слегка покосившемся надгробии под проливным дождем. Упырь не появлялся, хотя по моим расчетом он должен был уже давно бесславно пасть под градом моих заклинаний. Данте, Вилька и Алин замаскировались в теплом и сухом склепе, откуда они время от времени выглядывали и, тихо хихикая, подавали мне ободряющие (с их точки зрения) знаки. На мой взгляд они просто-напросто издевались над насквозь промокшей ведуньей, которая упорно выслеживала не появляющуюся нежить.
   Ливень продолжал заунывно барабанить по заговоренному от промокания теплому плащу, настраивая меня на зубодробильный лад. Если упырь сегодня покажется, то я ему не позавидую - раздражения во мне накопилось столько, что мне только нужен был повод для того, чтобы его разрядить в неудачника, в недобрый час попавшегося мне на глаза.
   Грохотнул гром, и тут же мимолетный росчерк молнии осветил нечто бледное, с тихим ворчанием кравшееся между могил и покосившихся крестов. Я тотчас перестала ерзать и вздыхать на жестком надгробии и внутренне подобралась, готовясь испепелить упыря заклинанием. Нежить на миг застыла, а потом метнулась к кладбищенской ограде.
   Я вскочила и метнула в упыря сгусток огня, который моментально превратил нежить в воющий и весело потрескивающий огненный факел. Упырь немного пометался между могил и наконец судорожно задергался на мокрой, беспрестанно поливаемой дождем земле. Вот теперь можно спокойно приблизиться - заклинание синего пламени, разработанное специально для нежити, упокаивает последнюю раз и навсегда. После его применения не требовалось даже отрубать голову или пронзать сердце серебряным кинжалом, потому как синее пламя выжигало ту силу, которая поднимала нежить из могилы, так сказать, обрывала ее не-жизнь, не затрагивая физическую оболочку.
  -- Понятно, отчего ведуны так любят это заклятье. - Тихо пробормотала я, попинав носком сапога окончательно мертвую тушку упыря. - Хоть сейчас в музей... Не поняла...
   Почему-то упырь выглядел не как упырь.
   Я склонилась к трупу, отмечая четыре длинных, с палец, клыка, удлиненные конечности и бледную, с просвечивающими прожилками кровеносных сосудов, кожу. Не-ет, не упырь это. Упырь - усложненный вариант зомби, а здесь - вполне жизнеспособная нечисть.
   Вурдалак, чтоб его!
   Теперь понятно, почему у "упыря", о котором говорил корчмарь, постоянно росли аппетиты - вурдалаки способны превращать своих жертв в себе подобных., следовательно, "корма" нужно больше.
   Мысленно прикинув, сколько было жертв, я пришла к выводу, что вурдалаков должно быть еще штук шесть... Шесть штук вурдалаков на одном кладбище??? Мама родная, как же их еще не заметили? Если так дело пойдет дальше, то скоро вурдалаки обнаглеют настолько, что перестанут поджидать одиноких путников у дороги, а будут совершать вылазки в деревню. Нежити будет становиться все больше, и если ничего не предпринять, то скоро на кладбище им станет тесно, и они расползутся по всем окрестностям...
   Я вытянула из наспинных ножен короткий меч и, перебросив его в левую руку, зажгла в правой ладони сгусток ярко-голубого огня. Похоже, план сегодня придется перевыполнить, иначе нежить не успокоится, пока не вырежет всю деревню. Ну, может и не всю, но жертв в любом случае будет много.
   Яркая вспышка молнии на миг озарила кладбище ярким белым светом, выхватив из мрака приземистые бледные фигуры, окружившие меня. Вурдалаки сидели на надгробиях столь неподвижно, что если бы не яркая вспышка, то черта с два я бы их заметила. Нежить, видимо сообразив, что дальше скрываться бесполезно, дружно ощерилась зубастыми, как у собаки, пастями. Я скептически вздернула правую бровь, и тотчас в ближайшего вурдалака полетел сгусток голубого огня, упокоив того раз и навсегда.
   Такого обращения нежить не стерпела, и пять бледных существ одновременно метнулись ко мне. Я отразила мечом удар одного, скормила голубой пульсар другому, уклонилась от третьего, но четвертый задел-таки меня длинной когтистой лапой, отбросив на пару саженей прямиком в глубокую лужу, до краев наполненную грязной водой. В голове шумело, на лицо лились потоки низвергающейся с небес воды, слепя и не давая толком открыть глаза, когда меня что-то ухватило за плащ и легко, словно котенка, выдернуло из лужи. Я взвизгнула и вслепую ударила огненным сгустком.
   Промазала, но вурдалак, вытащивший меня из лужи, внезапно булькнул и выпустил из лап капюшон моего плаща. Я с руганью шлепнулась обратно в жидкую холодную грязь и со злостью уставилась на невозмутимого Данте, который занимал около меня боевую позицию, явно более не заботясь о судьбе спасенной ведуньи, с головы до ног перемазанной грязью. Я с трудом поднялась на слегка дрожащих ногах и тотчас поняла, что моя помощь более не требуется - ребята, до поры до времени партизанившие в склепе, уже добивали оставшихся вурдалаков, причем каждый удар сопровождался ехидным Вилькиным комментарием. Наконец они перебили всех, до кого дотянулись, и дружно уставились на меня. Вилька, кутавшаяся в непромокаемый плащ, критически обозрела меня с ног до головы и резюмировала:
  -- Ну и как после этого тебя отпускать одну?
  -- Что?? - Я обалдело уставилась на лучшую подругу, при этом честно стараясь не обращать внимания на проливной дождь, капли которого стекали по моим мокрым волосам, не ожидая от нее такого предательства.
  -- Ты же видишь - не будь нас, тебе пришел бы конец.
  -- Их было СЕМЬ! Я не рассчитывала на такое количество нежити на трех квадратных саженях пространства!!
  -- Ты должна была это учитывать. - Данте неторопливо обтер меч о мокрую пожухлую траву и убрал его в ножны. Холодный, слегка снисходительный взгляд черных с серебром глаз ожег хуже удара хлыстом. - Ведунья должна всегда рассчитывать на худшее и не теряться в ситуациях, подобной этой. Как же ты собираешься пересечь Серое Урочище, где такие схватки могут быть каждый день?
   Меня охватила ярость, смешанная с обидой. Конечно, я сглупила, но если бы Данте не вмешался, то я применила бы заклинание Элариэль - концентрической огненной волны - которое смело бы вурдалаков. А теперь они свято уверены, что как ведунья я из себя ничего не представляю...Злые слезы брызнули из глаз, смешиваясь с дождевой водой, стекающей по моему лицу.
   Я подобрала свой меч с земли и, кое-как обтерев его полой промокшего насквозь плаща, убрала его в ножны.
   Повернулась спиной к друзьям и решительно зашагала к кладбищенским воротам, не обращая внимания на ледяной дождь, который стал стихать.
  -- Ева. - Я вздрогнула и остановилась. Данте подошел ближе и, сдернув с меня мокрый плащ, который уже не защищал от дождя, набросил мне на плечи свой. - Вообще-то ты отлично справлялась и сама. Просто ты могла пострадать, но вы вроде как торопитесь достичь Рассветного пика, поэтому ни у кого из нас не возникло желания лечить тебя от переломов или ран от зубов вурдалака.
  -- Ну, спасибо... - Буркнула я, заворачиваясь в теплый плащ и набрасывая капюшон. - Удружили...
  -- Как сумели. - Он улыбнулся и одним уверенным движением туго затянул завязки плаща.
  -- Удушишь еще. - Мрачно пробормотала я из чересчур глубокого для меня капюшона. Данте приподнял плотную ткань и заглянул в мое недовольное лицо с посиневшими от холода губами.
  -- В другой раз. Слушай, а ты уверена, что они тебя не покусали? Вон, губы уже посинели...
  -- Это от холода!!!
  -- Да знаю я. - Он улыбнулся и потянул меня в сторону корчмы. - Пойдем, а то еще простынешь.
  -- С вами не только простынешь - окочуришься. - Недовольно ответила я, но обида уже прошла. Может, они и впрямь хотели как лучше. Только вышло, как всегда...
  -- Кстати. - Подал голос до сих пор молчавший Алин. - С корчмаря будем требовать премиальные за сверхурочную работу, или так оставим?
  -- Конечно, будем! - Хором ответствовали мы с Вилькой и тут же рассмеялись...
  
   Мы покидали гостеприимное село с гордо поднятой головой. Мало того, что продуктами затарились на неделю, не меньше, так еще и две серебряные гривны с корчмаря стребовали. Вообще-то поначалу наш работодатель, услыхав о семи вурдалаках вместо одного упыря, сделал абсолютно круглые глаза и, пожав плечами, заявил, что он ни о чем подобном и слыхом не слыхивал.
   Вилька в ответ продемонстрировала мешок с вурдалачьими головами (я восхищенно округлила глаза: так вот чем подруга в компании Алина занималась на кладбище после моего ухода) и, тряхнув им, потребовала премиальных. Корчмарь при виде голов побледнел, но твердо решил придерживаться принципа - моя хата с краю, ничего не знаю. В итоге Вилька разъярилась и подозрительно ласково посмотрела на меня.
  -- Что???
  -- Евочка, ты уверена, что вурдалаков было только семь?
  -- Я... э-э-э... - Вилька сделала страшные глаза.
  -- Нет! - выпалила я.
  -- Что - нет? Госпожа ведунья? - Тихо спросил бледный как мел корчмарь.
  -- Скорее всего, их было больше. - Нагло ответствовала я. - И вероятно, кто-то из них еще остался.
  -- Но... Вы же сказали, что всех прикончили??
  -- Не-а. - Вяло отозвалась я. - Мне ж только за одного заплатили. С чего бы я стану за остальными гоняться? Те-то сами пришли, пришлось упокоить, но специально обыскивать кладбище под дождем только ради того, чтобы убедиться, что вурдалаки покинули хлебное место, я не буду.
   Вилька незаметно подмигнула мне, и переговоры грянули с новой силой. Я зевнула и, махнув на спорящих рукой, направилась к конюшне, куда определили наших лошадей, в том числе и Серебряного, на которого я в очередной раз навела морок. Вопли за спиной слегка усилились, а обернувшись, я с удивлением узрела, что к Вильке присоединился Алин, и теперь они шерстили корчмаря с удвоенной силой.
   Все, за гонорар можно больше не беспокоиться - Вилька в одиночку сторгуется с кем угодно, хоть с троллем, а на пару с Алином... Думаю, вдвоем они сторгуются с самой Смертью, упросив предоставить им местечко в раю по небольшой скидке.
   С такими мыслями я покинула корчму и уже почти дошла до конюшни, как внезапно передумала и решила сходить на рынок. В конце концов, в Синих Рощицах можно купить практически все, что угодно - начиная от домашних тапочек и заканчивая щитами из драконьей чешуи. Долго искать не пришлось - я попросту влилась в людской поток, который полноводной рекой тек по направлению к рыночной площади. Идя в толпе, я прикидывала, сколько денег у нас есть на дорогу. Получалось, в принципе, достаточно - одна золотая гривна и пять серебряных, этого вполне хватит на то, чтобы оплатить поездку по Вельге-реке до Белозерья, а там видно будет. В любом случае, на мои специфические услуги спрос был и будет всегда, так что мы с Вилькой не останемся голодными и без крыши над головой...
   Кстати, насчет крыши... Ведь скорее всего, домой я уже не вернусь. Все вещи у меня с собой, для начала хватит, так что возвращаться в избушку смысла нет. К тому же путешествовать осенью намного проще и удобнее, нежели в начале водогона, когда снега во дворе еще по колено, а весна даже и не планирует начинаться. Решено - зиму я буду встречать уже на новом месте. В конце концов - хотели же мы с Вилькой осесть где-то у подножия Гномьего Кряжа. Вот переберемся через Вельгу-реку, и буду потихоньку приглядывать нам новое жилье...
   Занятая своими мыслями, я не заметила, как подошла к торговым рядам, а очнулась только тогда, когда чьи-то загребущие ручонки покусились на мой кошелек. Заклинание, наложенное на сумку, сработало безукоризненно - неудачливый воришка с диким воплем "Ведьма!" отскочил от меня на добрую сажень, помахивая в воздухе обожженной ладонью. Я хмыкнула и пожала плечами - нечего покушаться на чужое добро, особенно на добро ведьминское. Воришка уже растворился в толпе, а я неторопливо пошла вдоль рядов, занятая своими мыслями. Зачем-то купила кулек каленых лесных орехов, и теперь рассеянно щелкала ими, глядя по сторонам.
   Внезапно мое внимание привлекла светловолосая эльфийка, которая медоточивым голосом рекламировала свой товар - воздушные шарфы, покрытые тончайшей эльфийской вышивкой. Я невольно заинтересовалась и, запихнув кулек с орехами в сумку, подошла поближе в лотку, сплошь заваленному легчайшими разноцветными тканями. Эльфийка моментально узрела во мне потенциальную покупательницу, и тотчас накинулась на меня.
  -- Девушка, примерьте! Великолепные шарфы, настоящий эльфийский шелк! Ласкает кожу! - С этими словами она набросила мне на шею невесомый ярко-зеленый шарфик с вышитыми на нем изумрудными листьями и, завязав его хитрым узлом, слегка отступила, критически оглядывая результат.
   На лице у нее на миг отразилось недовольство, впрочем, эльфийка быстро взяла себя в руки и с улыбкой предложила мне овальное зеркало. Ну-у, что я могла сказать...
   Я, в принципе, довольна своей внешностью, но великолепный зеленый шарф смотрелся на мне... В общем, никак он не смотрелся. Потому что для того, чтобы надевать на себя такое чудо, необходимо было быть княжной. Или эльфийкой, потому что по-настоящему красивая вещь только подчеркивала мои вечно растрепанные короткие волосы и потертую одежду, причем явно не с лучшей стороны.
   Я со вздохом отложила зеркало и, немного повозившись с узлом, вернула шарфик обратно на прилавок.
  -- Цвет не понравился? - Удивленно спросила эльфийка. - Я вам сейчас еще покажу...
  -- Не надо. - Грустно улыбнулась я. - Все равно мне такие вещи не идут, да и при моей работе испортятся очень быстро. Я ведь ведунья. - На хорошеньком лице эльфийки появилось что-то, похожее на понимание. Она вежливо кивнула мне и улыбнулась.
  -- Не волнуйтесь, эти вещи защищены с помощью магии. Они не порвутся и не испачкаются, даже если вы всю ночь за вурдалаками пробегаете. - Видимо, удивление настолько явно прописалось на моем лице, что торговка звонко расхохоталась.
  -- Да об этом уже весь рынок с утра судачит. Видели ведь, как вы вечерком на кладбище шли, а под утро ваша подруга уже мешок с чем-то тащила. Уж не с головами ли?
  -- С головами. - Машинально кивнула я. - Целых семь штук оказалось.
  -- Ого. - Эльфийка ослепительно заулыбалась. - В таком случае я вам скидку сделаю, если все-таки решитесь...
  -- Ева, что-то уже выбрала? - Подозрительно знакомый мужской голос с ироничной ноткой прозвучал над ухом.
   Я только пожала плечами и вновь в задумчивости уставилась на прилавок. Данте скептически глянул сначала на меня, потом на ворох шарфиков, когда вдруг заметил что-то, привлекшее его внимание. Он деликатно отодвинул меня и потянул за уголок ткани нежно-голубого цвета. Выудил, скептически оглядел со всех сторон и протянул мне.
  -- Кажется, вот этот подойдет.
   Я посмотрела на трофей и ахнула. Данте действительно умудрился отыскать среди всех вещей именно то, что подошло бы мне как нельзя лучше - недлинный, аршина полтора, нежно-голубой шарфик напоминал кусочек летнего неба, невесть как очутившийся на земле. Сходство усиливали белоснежные облака, вышитые на тонком шелке, а конца шарфа были отделаны белоснежной бахромой.
  -- Красиво... - Тихо произнесла я, разглядывая вещь.
  -- Я думаю, что на тебе будет смотреться еще лучше. - С этими словами он набросил легкую голубую ткань мне на шею и аккуратно повязал скользящим узлом. Пальцы его легонько прикоснулись к моему затылку, расправляя шарф.
  -- Я же говорил, что тебе пойдет... - Он улыбнулся одними глазами, но мне показалось, что это улыбнулась его душа - таким теплом повеяло от этой мимолетной улыбки. Эльфийка поднесла мне зеркало, в серебристом овале которого я увидела прекрасное лицо, обрамленное кусочком неба - глаза стали ярче, кожа лица словно светилась, а короткие волосы мягкими волнами струились к плечам. Я вздрогнула и с трудом отвела взгляд от зеркала.
  -- У вас что, зеркало зачарованное? Чтобы покупатель выглядел в нем лучше, чем есть на самом деле? - Эльфийка удивленно посмотрела сначала на меня, потом на зеркало и пожала плечами.
  -- Да нет, зеркало обычное. Просто ваш возлюбленный подобрал вам вещь, которая была сделана именно для вас.
  -- Он не...
  -- Сколько с нас? - Данте невозмутимо приобнял меня на плечи и с ослепительной улыбкой посмотрел на эльфийку.
  -- Серебряная гривна. В конце концов, я же обещала вам скидку.
   Я хотела было возмутиться, намекая на то, что за серебряную гривну можно было купить меч, еды на три дня и теплый плащ, но Данте, не переставая улыбаться, уже протягивал торговке требуемую сумму, все еще не убирая ладони с моего плеча. Ладно, в конце концов, деньги я ему верну, не проблема...
   Мы взаимно раскланялись с эльфийкой, в обнимку с Данте отошли от прилавка и влились в толпу праздношатающегося народа. Данте упорно молчал, я тоже, не зная, расценивать сей широкий жест как подарок или же просто желание щегольнуть перед красивой торговкой, поэтому когда мы наконец-то вышли с рыночной площади, я покопалась в кошельке и протянула ему серебряную монету. Он вопросительно уставился сначала на гривну, лежащую на моей ладони, а потом на меня.
  -- Ева, убери деньги.
  -- Но ты же потратился...
  -- Скажи, я что, не имею право сделать небольшой подарок красивой девушке?
  -- Где? - Я заозиралась в поисках упомянутой выше красавицы. - Данте, не смеши мои сапоги, я прекрасно знаю, что я не красивая. Я просто симпатичная.
  -- Господи, да ты даже комплимент принять нормально не можешь! - Он патетично воздел руки к небу, призывая всех небожителей в свидетели. - Как же за тобой ухаживать-то?
  -- Че-его?? - Я подозрительно уставилась на него, но увидев, что он едва удерживается, чтобы не рассмеяться, расслабилась. - Ладно, в таком случае я принимаю подарок. Спасибо тебе большое.
  -- Не за что. - Он улыбнулся и предложил мне руку. - Пойдем, а то Вилья уже наверняка сполна получила весь наш гонорар и теперь ждет нас, не дождется.
  -- Ага, а Алин крутится рядом, упрашивая припрятать половину выручки на "черный день". - Развеселилась я.
  -- Несомненно. Так что, идем?
  -- Да. - Я подцепила его под локоток и мы рука об руку проследовали к постоялому двору...
   И вот теперь я вновь слегка покачивалась на спине Серебряного, который неторопливо удалялся по тракту, ведущему к Вельге-реке. На шее у меня красовался небесно-голубой шарф, про который Вилька уже успела дать пару замечаний, намекая на то, что раньше я на вещи такого типа чихать хотела с высокой колокольни, а тут вдруг во мне проснулся вкус.
  -- Виль, это подарок!!
  -- От кого? - Удивилась подруга и тотчас с пониманием метнула взгляд в сторону Данте, который как всегда ехал во главе нашего маленького отряда. - Тогда все ясно.
  -- Чего тебе ясно?
  -- Что ты ему нравишься.
  -- Ой, брось ты... - Я преувеличенно весело рассмеялась, но тотчас стушевалась под укоризненным Вилькиным взглядом.
  -- На самом деле... Виль, посмотри на него и посмотри на меня. Он - красивый, сильный, смелый, с ним интересно. Мне кажется, что я могу говорить с ним на любую тему, и он меня поймет...
  -- И в чем же проблема? - Улыбнулась Вилька.
  -- В том, что я - всего лишь ничем не примечательная ведунья, одетая в потертую мужскую одежду и с обрезанными волосами. А рядом с ним должна быть такая женщина, чтобы при взгляде на нее у всех захватывало дух. - Я горько усмехнулась. - От меня же дух захватывает только у нежити и Алина, который по непонятной причине поперся вместе с нами в этот поход.
  -- Еваника, а откуда ты знаешь, что именно ему надо? Возможно, ему как раз и нужна такая боевая подруга, которая в случае чего схватится за меч или магический посох, и будет сражаться рядом с ним, а не стенать из-за сломанного ногтя или пятна на платье. Поверь, красавиц много, но ведь красота - на главное. Главное - сродство душ, когда ты смотришь на возлюбленного, и понимаешь, что никого другого у тебя уже не будет. Потому что тебе не нужен никто, кроме него. Потому что в нем ты видишь отражение себя, и как отражение в зеркале, он всегда будет с тобой рядом. А все потому, что вы предназначены друг другу.
  -- Романтик ты, Вилька. - Неуверенно протянула я.
  -- Естественно, я ведь наполовину эльф, а эльфы все поголовно романтики. - Вилька улыбнулась и слегка пихнула локтем задремавшую позади нее Хэлириан. - А ты что думаешь? И не притворяйся, что спишь!
   Хэл тотчас открыла глаза и посмотрела на меня.
  -- Ев, а вообще-то Вилья права. Красота - не главное. Конечно, сначала все ищут красоту, но потом приходит прозрение, и начинаешь искать свою половину, часть своей души.
  -- А может, хватит? - Жалобно попросила я, тревожно поглядывая в сторону Алина, который с большим интересом прислушивался к нашему разговору. Заостренные уши эльфа слегка подрагивали и так и норовили повернуться в нашу сторону, но Алин нечеловеческим усилием удерживал их. Но когда разговор перешел в фазу обсуждения достоинств наших попутчиков, остроконечные уши развернулись-таки в нашу сторону, как флюгеры.
   Некоторое время я с любопытством наблюдала за тем, как старательно Алин прислушивается к нашему разговору, а также как уши постепенно начинают розоветь, поскольку Вилька, не стесняясь в выражениях, начала подробнейший разбор внешности своего братца, не забывая ни одной мелочи.
   Вот так мы и ехали по тракту, вяло считая верстовые столбы и перебрасываясь ехидными шпильками в адрес друг друга, когда на нашем пути нежданно-негаданно возникло препятствие.
  

Глава 6.

   Я с интересом подошла к невесть откуда взявшемуся препятствию в виде трех березовых стволов, напрочь перегородивших тракт, слегка попинала его носком сапога и вынесла вердикт.
  -- Капитально...
  -- Что именно? - Заинтересовалась Вилька, привставая на стременах и слегка вытягивая шею.
  -- Построено, говорю, капитально. - Ответила я, разглядывая ближайший поваленный ствол, ощетинившийся на добрую сажень обломанными ветками так, что создавалось подобие частокола, который на лошадях было никак не пересечь. Причем дерево было срублено настолько неровно, что казалось, будто тут постарались бобры-переростки.
   Я подняла глаза от поваленного дерева и осмотрелась вокруг. В этом месте Вельгский тракт сильно сужался, причем в двух шагах от обочины уже начинался лес, так что объехать завал на лошадях не представлялось возможным. Оставалось только одно.
  -- Будем разбирать завал.
  -- Ева, ты что, рехнулась? - Алин возмущенно откинулся в седле. - Мы тут не справимся.
  -- Хочешь ехать в обход? - Съязвила я. И тут же добавила:
  -- Между прочим, придется пилить по зверским колдобинам...
  -- Подумаешь...
  -- В которых живут шишиги и малые виверны. - Мстительно завершила я.
   Алин закатил глаза к небу, которое впервые за прошедшие пару дней порадовало нас скупым солнечным светом и почти полным отсутствием облаков. Деревьев уже коснулась кисть осени, и сейчас кроны пылали ярким золотом вперемешку с багрянцем и редкими вкраплениями зеленых пятен упорно не желающих желтеть елей. Я оторвалась от созерцания природы и снова перенесла свое внимание на преграду.
  -- Сможешь расчистить путь с помощью магии? - Как всегда неслышно подошедший Данте деловито осматривал препятствие. Я уже собиралась было ответить, когда в кустах орешника у дороги что-то подозрительно зашуршало, и в березу рядом со мной впился темный арбалетный болт с серым оперением.
   Моя реакция была соответствующей - в кусты, шипя и потрескивая, улетела компактная шаровая молния.
   Треск, грохот - и незадачливый разбойник с руганью выскочил из кустов, пытаясь загасить лениво дымящиеся штаны. Вилька тихо хихикнула, я же, уперев руки в боки, скептически рассматривала разбойника, который, не ожидая столь подлой атаки, перестал скакать на одном месте пришибленным зайцем и оглушительно засвистел.
   Реакции - ноль.
   Теперь уже улыбалась не только Вилька, но и Хэлириан. Алин же неторопливо, словно нехотя, вытащил стрелу из колчана и, прицелившись, невозмутимо спросил:
  -- Госпожа ведунья, куда лучше стрелять - в правый глаз или в левый?
  -- В левый, - не замедлила подыграть я. - Он на меня плохо косится.
  -- Нет проблем. - Эльф хладнокровно натянул тетиву, но к разбойнику нежданно-негаданно подошло подкрепление.
   Вначале из леса вылетело полтора десятка арбалетных болтов, которые только каким-то чудом не задели никого из наших, но мне повезло меньше - два болта пришпилили мою куртку к поваленной березе, а потом уже из-за деревьев, как горох из прохудившегося мешка, высыпали разбойники, вооруженные мечами и топорами на длинной ручке.
   О том, что шутки кончились, я догадалась, когда Данте выхватил свой двуручник и бросился на разбойников, большую часть которых составляли полуорки. Завязалась драка, в которой участвовали все, кроме меня и Хэлириан, которая беспомощно сидела на Тумане, судорожно зажав в маленьком кулачке тонкий эльфийский кинжал. По правде говоря, я честно пыталась отцепиться от треклятой березы, но болты так глубоко вошли в отсыревшую древесину, что выдернуть их не было никакой возможности.
   Куртка тоже оказывалась рваться, что лишний раз указывало на редкостное качество материала, но в данный момент это меня совсем не обрадовало. Скорее, я бы предпочла, чтобы рукава с треском разъехались от легкого рывка, чем беспомощно наблюдать за сражением, не в силах отцепиться от треклятого бревна!
   Рядом со мной рухнул разбойник, которого Данте отправил в пучину бессознательного мастерским ударом по небритой физиономии, а я наконец-то вспомнила, что я не абы кто, а ведунья, к тому же руки у меня относительно свободны, рот не заткнут, значит, колдовать я могу! Дивясь на собственную рассеянность, я сложила ладони лодочкой и, произнеся скороговоркой заклинание, метнула бледно-зеленый светящийся шарик в ближайшего ко мне разбойника, который только икнул и тотчас покрылся прочной коркой льда в два пальца толщиной.
   Разбойники заозирались по сторонам, узрели меня и рванули ко мне с удвоенной скоростью. Я взвизгнула и с моих пальцев сорвалась ослепительно-белая цепная молния, которая прицельно пробежалась по четырем разбойникам, заставив тех с воплями попадать на землю.
   Остальные призадумались, но отказываться от кровожадных намерений даже и не подумали.
  -- Вилька-а-а!! - Заорала я, как ненормальная, намекая на то, что немытые "романтики большой дороги" сейчас порежут меня на ленточки. Как-никак магический резерв далеко не бесконечен, а у меня он к тому же уже подходил к концу.
   Полуэльфийка услышала мой отчаянный зов и рванулась ко мне на помощь, но ее опередил не вовремя очухавшийся разбойник, до того мирно почивавший у моих ног. Разбойник выхватил из-за голенища сапога уважительных размеров нож и приставил его мне к горлу, зажав рот немытой лапищей.
  -- А ну, оружие и деньги на землю, а то я вашей ведьме глотку перережу! Да поживей! - Я презрительно скривилась от неоригинальности требования, но дергаться предусмотрительно не стала. Все ж я не Вилька, та из какого хошь захвата вывернется, да еще и накостыляет обидчику, но я...
   Я - совсем другое дело. Потому как ратную сечу, то бишь искусство владения мечом, так и не постигла, ограничившись умением худо-бедно отбивать первые удары противника, после чего неизбежно следовало какое-нибудь заклинание поубойней. В итоге я целиком и полностью рассчитывала на магию, пренебрегая ратным искусством, поскольку считала его бесполезным и ненужным пред лицом волшбы. Но сейчас, ощущая холодное лезвие, прижатое к горлу и лишенная возможности колдовать, я поняла, что полагаться только на магию по меньшей мере глупо. Если выберусь из этой передряги, то попрошу Вильку как следует обучить меня обращаться с мечом и махать кулаками...
   А ситуация все накалялась. Разбойник, оставшись в гордом одиночестве супротив Данте, Вильки и Алина, разумно рассудил, что терять ему, в принципе, уже нечего, поэтому явно задался целью насолить моим друзьям хотя бы напоследок.
  -- Я что сказал? Бросьте железки на землю, а то прирежу ведьму, как поросенка!
  -- Да режь. - Невозмутимо пожал плечами Данте. - Веришь, мне плевать - я здесь всего лишь наемник. Но вот они, - он кивнул в сторону побледневших Вильки и Алина, - сделают из тебя отбивную. Причем в прямом смысле. Послушай моего совета - оставь девчонку. Тогда уйдешь на своих двоих. Кстати, с другой стороны она - мой непосредственный работодатель, поэтому попробуешь хоть царапнуть ее - и я тебя убью. Решать тебе.
   Если бы мне не зажимала рот грязная ладонь, то я бы завопила от возмущения. А так приходилось только смотреть на абсолютно непроницаемое лицо Данте, многозначительно покачивающего мечом, на лезвии которого уже подсыхали бордовые потеки. Я смотрела в его черные с серебряными искрами глаза, и читала в них холодную решимость.
   И внезапно поверила, что он хладнокровно убьет разбойника, если с моей головы упадет хоть волос.
   Кажется, разбойник тоже это понял, потому что рука его дрогнула.
   Лезвие дернулось и по шее, щекоча кожу, полилась обжигающе-горячая струйка крови.
   На лице Данте не дрогнул ни единый мускул, но он каким-то чудом оказался всего в паре шагов от меня. Я ощутила только упругий порыв ветра и тихий свист. Такой, какой издает только меч, с силой пронзающий воздух. Разбойник хрипло булькнул и сполз на землю у моих ног - из его сердца торчало лезвие двуручника. Данте спокойно выдернул клинок и, обломив древки болтов, наконец-то отцепил меня от поваленного дерева.
  -- Ты в порядке? - Я не отреагировала, уставившись на скрючившееся у моих ног тело разбойника. Он повторил вопрос, при этом легонько тряхнув меня.
  -- Не знаю. - Я подняла на него глаза. - Зачем ты убил его? Он был настолько напуган, что ничего бы мне не сделал.
  -- Я обещал убить его, если на тебе окажется хоть одна царапина, нанесенная его рукой. Он ранил тебя.
  -- Не ранил!! - Я притронулась к кровоточащему порезу на шее. - Это же ерунда!
  -- Я просто сдержал обещание. - С этими словами он хладнокровно обтер меч об одежду разбойника и вложил его в ножны. Пристально посмотрел мне в глаза.
  -- Еваника, ты находишься под моей защитой, поэтому каждого, кто посмеет напасть на тебя, будет ожидать такая участь. Идем, попробуем провести лошадей сквозь кустарник.
   С этими словами он отошел, а я несколько секунд тупо смотрела в пространство перед собой, переваривая услышанное. Данте убил разбойника так легко, словно убийство ему не в новинку. Нет, я понимаю, что в пути всякое случается, приходится защищать себя и иногда случается такое, что ты отправляешь своего противника на тот свет. Но убивать из-за какой-то царапины...
  -- Ева, ты в порядке?? - Вилька подскочила ко мне и, смочив чистую тряпочку в воде из фляги, принялась промывать царапину на шее, которая оказалась неожиданно глубокой.
  -- Вот сволочь! - Выругалась она, аккуратно заклеивая царапину узкой полосой самоклеющегося бинта. - Надо же так порезать!
  -- Что, так плохо? - Изумилась я. Вообще-то мне показалось, что царапина была ерундовой.
  -- Нет, все заживет, но небольшой шрам все равно останется.
  -- Тогда будет повод выпить. - Попыталась пошутить я.
  -- В честь чего это??
  -- В честь моего первого боевого ранения!
  -- Ева, ну ты даешь... - Изумилась подруга. - Что-то прежде я не замечала за тобой такой тяги к спиртному. Или это Алин на тебя так влияет? Ты смотри, мне ведь наплевать, что он эльф из королевского рода - мигом уши надеру!
  -- Виль, я ведь пошутила! С чего это ты так завелась??
  -- Да так. - Пожала плечами она. - Все хочу к братцу своему придраться, да пока не выходит.
   Вилька улыбнулась и, намотав поводья Тумана на руку, потащила упирающегося жеребца сквозь частый кустарник. Я же, сокрушенно оглядев свежеприобретенные дырки в куртке, недовольно покачала головой и устремилась вслед за ней, благо объяснять Серебряному, что нам необходимо пройти сквозь кусты, не требовалось. Поэтому я тихонько стояла в сторонке и ехидно комментировала попытки друзей совладать с весьма неподдающейся на уговоры и понукания скотиной.
  -- Сильнее тяни, еще сильнее!! - Алин залился нервным румянцем и в очередной раз попробовал объяснить своему белоснежному жеребцу, кто из них двоих хозяин положения. Выяснение отношений завершилось со счетом 1:0 в пользу эльфа, потому что жеребец наконец-то сдался и позволил хозяину провести себя сквозь естественную преграду.
  
   Вересклет плавно входил во вторую декаду, и деревья уже вовсю радовали глаз золотом и багрянцем листвы. Бабье лето в этом году наступило позднее, чем обычно, но оно с лихвой оправдало задержку: днем солнце припекало вовсю, а вечером туман был уже не такой густой и холодный. Вместе с погодой настроение мое улучшалось не по дням, а по часам, причем настолько, что я перестала ворчать на Алина и ругаться с Вилькой из-за очередности дежурства у котелка: мы с ней одинаково не любили готовить, хотя при необходимости могли наготовить что-нибудь относительно съедобное, даже вкусное. И вот сегодня, когда выпала моя очередь ковыряться у котелка с кашей, я даже не огрызалась на маячившего вокруг эльфа, который постоянно предлагал свою помощь.
   Я крутилась у котелка, то подсыпая специй, то снимая пробу, когда на усыпанной толстым лиственным ковром поляне появился Данте, гордо державший в руках пойманную в ближайших кустах перепелку. Оглядев нас с Вилькой, алчно уставившихся в сторону потенциального обеда, он широким жестом предложил нам сию дичь на ощип со словами:
  -- Девочки, обед заказывали?
   Мы заказывали, еще как! Вот только одной куропатки на пятерых было по меньшей мере маловато, поэтому, посовещавшись с Вилькой, мы решили, что из куропатки надо будет сварить суп, который вместе с пшенной кашей пойдет просто на ура. Вилька бегло поблагодарила нашего добытчика, и следующие полчаса мы старательно ковырялись с птичкой, которая вопреки всем законам подлости оказалась довольно молодой и далеко не тощей.
   Наконец каша сварилась и мы, разложив ее по походным тарелкам, начали неторопливо насыщаться, поджидая момента, когда будет готов суп из куропатки.
  -- Данте, куда дальше? - Поинтересовалась я, уплетая кашу и косясь в сторону нашего проводника. Он ответил не сразу, задумчиво водя ложкой по тарелке, а потом поднял на меня удивительные глаза с серебряными искрами и тихо ответил:
  -- Дальше мы немного отклонимся от тракта на запад и пройдем через деревню под названием Ивушки, а оттуда до Вельги-реки рукой подать - верст двадцать, не больше.
  -- Но?... - Спросила я, многозначительно подняв бровь. Я уже знала, что если Данте задумывается прежде, чем ответить, то нас в искомом населенном пункте может ждать неприятность. А неприятности по одной не ходят, поэтому я уже заранее приготовилась к очередному походу на вурдалаков, когда Данте ответил.
  -- Но в селе не живут люди. Вернее, там живут не совсем люди.
  -- А конкретней?
  -- Конкретней - оборотни.
  -- Истинные? - Со знанием дела спросила я. Нет, если оборотни в этой деревне живут истинные, то волноваться не о чем - истинные оборотни при смене ипостаси никогда не теряют человеческой способности мыслить и рассуждать. В каком-то смысле истинные оборотни сходны с разумными волками - точно так же могут общаться с помощью направленной телепатии, как Серебряный, но в отличие от него могут перекинуться обратно в человека в любой момент.
   Такие оборотни не очень опасны, вернее, опасны ровно настолько, насколько может быть опасен вооруженный человек. В княжестве Рось есть пять официально зарегистрированных деревень, где практически все жители - истинные оборотни, причем в основном с волчьей ипостасью. Очень редко встречаются рыси и медведи, и почти никогда - тигры. Но и такие есть. Как-то раз мы с наставником посетили деревню, где старостой был оборотень как раз с тигриной ипостасью. На деле - добрейшей души человек, неспособный обидеть ни одно живое существо. Конечно, огромный золотистый тигр размером с теленка и вершковыми клыками смотрится очень устрашающе, но увидев хотя бы раз, как он уступает дорогу волчице с выводком, ты перестаешь бояться его раз и навсегда. В конце концов с такими оборотнями всегда можно найти общий язык, было бы желание...
  -- Нет. - Короткий ответ Данте выдернул меня из пучины воспоминаний. Я моргнула и несколько непонимающе посмотрела на него. Он терпеливо повторил:
  -- Нет. В Ивушках живут не истинные оборотни.
  -- Что?? - Я подавилась кашей и Хэл тотчас от души хлопнула меня по спине, отчего я чуть не ткнулась носом в землю. - Ты что, хочешь сказать, что Ивушки - деревня проклятых??
  -- Да.
  -- И ты хочешь провести нас сквозь нее??
  -- Минутку, я чего-то не понимаю. - Хэлириан вопросительно посмотрела на Данте. - Какая разница, истинные оборотни или нет?
  -- Разница в том, что истинные оборотни не приносят много вреда, поскольку при смене ипостаси сохраняют человеческий разум. А проклятые оборотни получили способность к спонтанному превращению вследствие укуса себе подобной нежити или же проклятия. Поэтому неистинных оборотней называют волколаками. Когда волколаки сменяют ипостась, то полностью теряют разум и возможность рассуждать. Они превращаются в свирепых хищников, которыми руководит жажда крови. Вот что такое неистинные оборотни. - Охотно просветила ее я.
  -- А там их будет целая деревня! - Вилька отвлеклась от процесса варки супа и уставилась на нашего проводника, который продолжал невозмутимо поглощать кашу. - Данте, ты что, свихнулся?? Ведь если вдруг всей деревне приспичит перекинуться, то живыми мы оттуда не выйдем!
  -- Риск, конечно, есть, но все же не очень большой. Если мы пройдем через Ивушки, то сэкономим два дня пути. К тому же полнолуние уже было, следующее намечается не раньше, чем через пару недель, так что опасаться нечего.
  -- Нет, есть чего. - Возразила я. - В полнолуние превращаются только те, кто стал волколаком вследствие укуса. Но когда ты превращаешься из-за наложенного заклятия, то толчком к смене ипостаси может стать все, что угодно. Все, что пришло в голову заклинателю. Наставник рассказывал, что он встречал в странствиях женщину, у которой толчком к смене ипостаси был детский плач. То есть стоило ей услышать, как плачет младенец, и она превращалась в жаждущее крови животное... Оказывается, в молодости эта женщина отвергла ухаживания одного очень богатого человека, который нашел чернокнижника и отомстил ей столь оригинальным способом... - Я замолчала, и повисла неловкая тишина, которую нарушил робкий голос Хэл:
  -- И что потом? Твой наставник снял заклятие?
   Я покачала головой.
  -- Нет, он не сумел. Заклятие такого рода может снять только тот, кто его наложил. Но Лексей придумал вот что - он лишил женщину слуха. То есть она не могла услышать детский плач, а значит, заклятие не срабатывало. Потом она вышла замуж и родила двоих детей. Пусть она не могла слышать их голоса - зато тяга к убийству пропала раз и навсегда... Вот такая вот история.
  -- Печально. - Резюмировал Данте.
  -- А я не согласна! - Возразила Вилька. - В конце концов она обрела счастье. А ради этого можно пожертвовать собой.
  -- Можно. - Согласился Данте. - Только не каждое счастье стоит таких жертв.
  -- Данте, а что, по твоему, стоит подобной жертвы? - Поинтересовалась я, теребя голубой шарфик.
  -- Свобода. - Не задумываясь, ответил он. - Быть свободным от условностей и принадлежать самому себе. Вилья, у тебя суп выкипает.
  -- Да? - Вилька встрепенулась и ринулась к котелку. Повозившись над ним секунд тридцать, она объявила:
  -- Налетайте!
   Суп оказался на высоте - все-таки в Вильке пропал великий кулинар, но когда я заикнулась о возможной смене профессии, подруга одарила меня столь многозначительным взглядом, что я предпочла заткнуться и перевести разговор на тему предстоящего проезда через деревню оборотней. А поговорить-то было о чем.
   В самом деле, если в деревне проживают только укушенные, то бояться действительно нечего - до полнолуния еще ой как далеко. Но если будут заклятые, то необходимо осторожно выяснить, что является "спусковым крючком" механизма заклинания - иначе можно влипнуть в крупные неприятности. Я вяло полистала путевые заметки наставника, но ничего нового не обнаружила - Лексей Вестников когда-то посещал Ивушки на новолуние, но ничего страшного с ним там не случилось. Значит, там относительно безопасно. Вообще-то Данте прав - риск, конечно, существует, но не такой, чтобы делать крюк в два дня по тракту. К тому же от Ивушек идет прямая дорога к Вельге-реке, где можно будет отправиться вниз по реке на ладье.
  -- Ладно, уговорили. - Я с треском захлопнула путевые заметки наставника и сунула ее в свою бездонную сумку. - Едем в Ивушки.
   Данте улыбнулся, а Вилька в сердцах сплюнула со словами:
  -- Ненормальная ты, Ева! В логово оборотней собралась!
   Мы с Данте обменялись понимающими бесовскими улыбками и в один голос заявили, что нам приключений маловато - пора развлечься. На что Вилька покрутила пальцем у виска и, тяжело вздохнув, принялась седлать Тумана.
  -- Виль, а ты-то куда? В объезд, что ли? - Удивилась я.
  -- Щас! - Выразительно ответила мятежная княжна, одним рывком затягивая подпруги. - Тебя одну попробуй, отпусти - деревня опустеет на долгие годы. А если вместе с Данте - то и камня на камне не оставите!
  -- Че-его?? - Протянула я. Вот уж не думала, что Вилька считает меня такой кровожадной.
  -- Того-о! - Передразнила подруга. - Ты как начнешь заклинаниями швыряться - только успевай прятаться и молиться, чтобы шальной молнией не задело! Помнишь, что было, когда в четырнадцать лет ты сперла у волхва Лексея книжку с заклинаниями и решила самостоятельно изучить заклинание цепной молнии?!
   Я вспомнила и непроизвольно хихикнула. Действительно, такое было. Я тогда захотела выучить эффектное и весьма мощное заклинание цепной молнии, только вот не учла, что рановато мне еще заклинание такой мощности творить, к тому же боевое. В итоге я потеряла контроль над молнией, и она начала носиться по всей поляне, рикошетя от стволов деревьев и всего, что попадалось на пути. Вилька, присутствовавшая при эксперименте, не пойми как забилась в небольшое дупло в столетнем дубе, где и просидела вплоть до того момента, пока заклинание не выдохлось и самоликвидировалось. Потом прибежал наставник, отвесил мне подзатыльник и мы с ним сообща минут пятнадцать выковыривали Вильку из дупла, потому как залезть-то она туда залезла, а вот вылезти ни в какую не получалось. Пришлось наставнику с помощью магии значительно расширить дупло, а потом только извлекать оттуда согнувшуюся в три погибели юную княжну... Кстати, именно после этого случая наставник стал обучать меня боевым заклинаниям. Скорее всего, он решил, что пусть уж лучше я учусь сражаться с помощью заклинаний под его чутким надзором, чем буду ставить сомнительные эксперименты самостоятельно...
   Дорога к Ивушкам живенько напомнила мне о бедственном положении отдаленных сел в княжестве Рось, в том смысле, что проблема дорог ощущалась повсеместно, но назвать дорогой узкую раздолбанную тропинку язык не поворачивался. И в очередной раз я убедилась в преимуществе волков перед лошадьми - Серебряный играючи пересекал все возможные колдобины, тогда как скорость рысаков моих друзей упала до прогулочного шага. Что ж, я не могла их осуждать - рисковать лошадью не хотелось никому, поэтому мне оставалось только выслушивать недовольные возгласы моих друзей и тихо хихикать в кулачок, когда Серебряный в очередной раз с легкостью преодолевал препятствие в виде поваленного бревна или аршинной ямы, а моим друзьям приходилось спешиваться и, костеря дорогу, скакунов и Данте на орочьем языке, вести лошадей на поводу.
  -- Данте, и ЭТО ты называешь коротким путем? Да мы тут времени потратим столько же, как и на объездном тракте, только вот сил и нервов израсходуем во много раз больше! - Вилька в очередной раз выругалась и, сцепив зубы, сжала бока Тумана коленями, направляя его по краю ямы. Туман фыркал и упирался, но все-таки железная рука полуэльфийки взяла верх над природным упрямством жеребца и тот, покорившись судьбе-злодейке, послушно поплелся вдоль оврага, аккуратно переставляя мощные копыта.
  -- А вот и неправда! - В тон ей отозвался наш горе-проводник, сражаясь со своенравным белогривым жеребцом. - Я тут, между прочим, уже ездил. И действительно выгадал два дня пути.
  -- Интересно, каким образом ты это измерил? - Ехидно вопросила Хэл, опасливо глядевшая в сторону оврага, по краешку которого шел Туман. - Время засекал, что ли?
  -- Почти угадала. - Ухмыльнулся тот. - Обратный путь по тракту занял у меня на два дня больше.
  -- Данте, а можно вопрос? - Неуверенно спросила я.
  -- Конечно. В чем дело?
  -- Откуда ты? В смысле, откуда ты родом?
  -- Да так... Родился в небольшой деревеньке на юге, там прожил до восьми лет, а потом моя мать умерла, подхватив болотную лихорадку, и мне пришлось уйти из деревни. Я постоянно путешествую, начиная с того возраста, так что большую часть своей жизни я провел в дороге. - Он замолчал, а мне почему-то стало стыдно. Хоть он и постарался произнести все это максимально непринужденным тоном, но все равно в голосе его чувствовалась некая фальшь, которая появляется, когда ты говоришь о чем-то случившемся очень давно, но что по-прежнему вызывает у тебя не самые приятные воспоминания...
  
   Шильда, криво прибитая на верстовом столбе, известила нас, что мы находимся у цели. Деревня Ивушки находилась прямо за крутым поворотом так называемой дороги. Под шильдой была прибито пояснение следующего содержания: "Деревня оборотней. По полнолуниям не въезжать!" и снизу приписка, сделанная, по-видимому, прозорливым путником: "А не то вас оборотни выловят и схряпают! В.В.". И картинка оскаленной волчьей морды.
  -- С чувством юмора путник попался. - Хмыкнул Алин, обозревая художество неизвестного автора.
  -- Да, оригинальное предупреждение. - Согласилась я. - Народ, вы как хотите, но мысль о том, что кто-то унес отсюда ноги, настраивает на оптимистичный лад.
  -- Оптимистка ты, Еваника. - Поддакнул Данте и тотчас добавил. - А что если к этому моменту он был уже укушен за неприличное место каким-нибудь соскочившим с нарезки волколаком?
  -- В таком случае он не стал бы тратить время на то, чтобы разрисовывать шильду, а на всех парах мчался бы к ближайшему волхву.
  -- Зачем это? - Удивилась Хэл, слегка свесившись с седла и выглядывая из-за Вилькиной спины. - Ведь от укуса волколака нет лекарства.
  -- Есть. - Возразила я. - Оно несложное и довольно быстро готовится, но проблема в том, что оно действенно только до первой полной трансформации. То есть успеешь к магу до того момента, когда перекинешься в волколака - все, можешь считать себя свободным. Но если человек уже перекидывался хоть раз - то можно попрощаться со спокойной жизнью. Волколаки не трогают только себе подобных, все остальные для них - только пища. И неважно, обладает пища разумом или нет...
  -- Жуть. - Резюмировала Вилька. - Данте, и ты все еще хочешь, чтобы мы туда поехали??
  -- А почему бы и нет. - Он пожал плечами и испытующе уставился в мою сторону. - Ева, а ты в случае чего сможешь приготовить лекарство? - Я на минуту задумалась, а потом утвердительно кивнула.
  -- Да. Ингредиенты у меня при себе есть, так что в случае чего я сумею приготовить лекарство довольно быстро.
  -- Отлично. Тогда едем.
  -- К тому же, человек тут только ты. - Поддел меня Алин. - Так что готовить ты в случае чего будешь для себя.
   Я не стала говорить, что ни у одной расы нет иммунитета против укуса волколака, разве что у имеющих вторую ипостась. Так что среди всех нас лекарство не понадобиться разве что только Хэлириан. Но сообщать об этом Вильке я не рискнула - мне желательно вернуться из похода морально устойчивой и в своем уме...
   Глупо, конечно, было рассчитывать на то, что в деревне волколаков нас встретят с распростертыми объятиями. Так, собственно и вышло - стоило нам только въехать в деревню, как к нам подошел невысокий человечек, напоминавший колобок на ножках, и попытался вытолкать нас из деревни, всячески стращая на все лады. Слушать его вопли не было ни малейшего желания, поэтому я, сбросив морок с Серебряного, вежливо поинтересовалась, по какому праву ведунье не дают проехать кратчайшим путем через деревню Ивушки? "Колобок", узрев перед собой оскаленную волчью морду вместо серого конька, и услыхав о моей профессии, перестал причитать и уже нормальным голосом деловито поинтересовался:
  -- Что ж сразу не сказали, что с ведуньей путешествуете? В таком случае - добро пожаловать. Госпожа ведунья, зелье в случае чего сумеете приготовить?
  -- Разумеется. - Небрежно пожала плечами я, легонько почесывая Серебряного за ухом. - А что, этой ночью существует вероятность смены ипостаси?
  -- Дык, кто ж его знает. - "Колобок" развел руками. - Я вот только по полнолуниям перекидываюсь, так что меня вам бояться нечего. По крайней мере, в течение ближайших двух недель. Но у нас здесь живут люди, которые перекидываются из-за заклятия - вот их надо опасаться.
  -- Ничего, до ночи мы не задержимся. Лучше скажите, где мы сможем передохнуть хотя бы до вечера и перекусить? - Данте обезоруживающе улыбнулся и легко соскочил с недовольно фыркающего жеребца. "Колобок" на миг задумался, а потом ответил:
  -- А давайте ко мне в дом. Моя семья - полнолунные оборотни, так что у нас вам ничего грозить не будет. Вас самих, да и лошадей ваших мы накормим, отдохнете немного - и по вечернему холодку поедете дальше.
  -- А волк? - Возмутилась я. - Ему ж тоже кушать хочется!
  -- Конечно, госпожа ведунья! Накормим до отвала, не сомневайтесь! Идемте. Кстати, меня Силычем прозывают.
   Мы спешились и последовали за "колобком". Как ни странно, деревня не произвела на меня гнетущего впечатления. Напротив, если бы я не знала заранее, что тут живут оборотни, то осталась бы тут на пару дней - очень уж радостной была окружающая обстановка. Но только на первый взгляд. При более внимательном осмотре становились заметны толстенные двери, обитые стальными полосами, мощные ставни, а у некоторых домов в бревенчатые стены были вбиты мощные кольца, к которым крепились толстые цепи с ошейником на другом конце. Восторженные крики детворы иногда прерывались недовольным звериным ворчанием - дети, с рождения обладающие второй ипостасью, могли со временем стать истинными оборотнями, но они еще не научились контролировать себя, поэтому иногда я замечала то ярко-желтые волчьи глаза на детском лице, то чересчур удлиненные зубы...
  -- Жутковато как-то... - Тихо шепнула мне Вилька.
  -- Есть немного. - Согласилась я. - Но что поделать - надо воспринимать их такими, какие они есть.
  -- Все равно жутковато.
  -- Вспомни аватаров. - Посоветовала я. Вилька помрачнела и замолчала, а я продолжала глазеть по сторонам. Жители деревни, когда мы проходили мимо них, на миг отрывались от своих дел, провожали нас странным, оценивающим взглядом, после чего возобновляли свои занятия.
   Не знаю, как остальные, но я, в очередной раз ловя такой взгляд, внутренне ежилась.
   Наконец Силыч подвел нас к резной бревенчатой двухэтажной хате и жестом пригласил нас внутрь. В сенях нас встретила куча разновозрастных детей - самому старшему было лет двенадцать, младшему - от силы четыре года. Дети накинулись на "колобка", едва не повалив его на пол, устланный плетеными дорожками веселенькой расцветки, и принялись его тормошить:
  -- Папа!!
  -- Ты уже вернулся!
  -- Папа, а кто это?
  -- Это наши гости. Они с нами поужинают, отдохнут чуток и поедут дальше. - Силыч наконец высвободился из цепких детских ручонок и с гордостью улыбнулся нам:
  -- Это все мои дети. Они появились у меня уже после того, как я стал оборотнем. Я женился второй раз уже здесь, в Ивушках.
  -- А где ваша первая жена? - Ни с того ни с сего спросила Хэл. Силыч на миг помрачнел, но потом ответил максимально дружелюбно:
  -- Девочка, я же не спрашиваю тебя, где твоя семья. Позволь и мне не отвечать на твой вопрос.
  -- Ладно. А... - Я незаметно пихнула Хэл локтем в бок. Та намек поняла и продолжать не стала. Ох, чую, достанет она меня потом расспросами...
  -- Прошу, проходите. - В сенях появилась невысокая худощавая женщина средних лет. Она тотчас подхватила на руки младшего и, улыбнувшись Силычу, прошла в горницу. Мы переглянулись и без колебаний последовали за ней.
   Хозяйка посадила ребенка на лавку и поманила нас за собой.
   Мы поднялись по узкой скрипучей лесенке на второй этаж, который оказался одной довольно большой комнатой, где на полу валялось штук шесть соломенных тюфяков и с десяток подушек.
  -- Здесь вы сможете отдохнуть и восстановить силы. Через полчаса будет готов ужин.
  -- Спасибо. - Я улыбнулась и, пошарив в кошельке, протянула ей несколько медных монет. - Вот, возьмите за хлопоты.
   Но хозяйка даже не взглянула на деньги, она только пристально посмотрела мне в глаза и тихо сказала:
  -- Девочка, ты ведь ведунья, так? - Я кивнула. - Тогда ты должна понимать, что когда человек несет в себе проклятье, то самой большой радостью для него становиться возможность побыть рядом с простым человеком и сознавать, что ты не причинишь ему ни малейшего вреда. Ваш приезд для нас - это возможность вспомнить о том, какие мы были до того, как нас прокляли. Вы - словно мост между нашим настоящим, наполненным злом, и прошлым, когда мы не знали что такое убийство...
   Она печально улыбнулась и ушла. Я же вслушивалась в едва слышный скрип старых ступенек и думала, каково же это - нести в себе груз проклятия, неукротимого зла, которое невозможно ни изгнать, ни подчинить. Люди деревни Ивушки сделали почти невозможное - они попытались ЖИТЬ. Жить, как раньше, трудиться, растить детей и с надеждой смотреть в будущее. Я слышала о случаях, когда ставшие оборотнями сводили счеты с жизнью, потому что невозможно было просыпаться по утрам во дворе собственного дома голым, покрытым чужой кровью, и гадать, кто же ночью погиб по твоей вине. Кто-то смиряется, уходит жить в глухие леса или к себе подобным, кто-то продолжает жить, как обычно, в надежде исцелиться, а кто-то покупает серебряный кинжал...
  -- Ев, а Ев! - Я машинально убрала монеты обратно в кошель и посмотрела на Хэл. - А почему Силыч обиделся, когда я спросила его о первой жене?
  -- Неужели ты не поняла? - Данте ответил вместо меня. Он машинально откинул длинные волосы с лица и посмотрел в небольшое окошко, забранное плетеной решеткой. - Он убил свою первую семью, когда перекинулся. Скорее всего, во время своего первого превращения в волколака. Согласись, такое забыть тяжело.
  -- Вообще-то среди волколаков существует печальная статистика - почти все они рано или поздно убивали своих близких во время превращения. Редко кто сразу понимал, что с ним произошло, и торопился уйти из семьи. - Я сняла сумку с плеча и уселась на один из тюфяков на полу. - Эти оборотни почти все живут с огромным чувством вины. Хотя я, по правде говоря, не осуждаю их. Потому что знаю - преодолеть лунное проклятие не в силах никто, какая бы огромная сила воли у него не была. Это выше разума, выше чувств...
   Хэлириан пристально посмотрела сначала на Данте, который, как мне казалось, приклеился к окну, потом на меня и тихо сказала:
  -- Ева, ты так хорошо понимаешь оборотней, лес, даже эльфов и разумных волков... Интересно, почему?
  -- Может, потому, что я ведунья?
  -- Да нет, вряд ли. Я не много людей встречала, но так хорошо живых существ, по моему, понимаешь только ты и Лексей Вестников. Другие бы наверняка осудили оборотней, сказали, что они чудовища... А ты им сочувствуешь.
  -- В мире мало сочувствия. - Печально улыбнулась я. - Еще меньше его у людей. Я не думаю, что если я попытаюсь понять оборотней и буду им сочувствовать, то мир станет лучше. Но может быть мое понимание поможет кому-то почувствовать, что на самом деле мир не настолько плох, как кажется.
  -- Ага, он еще хуже. - Буркнула Вилька, которая в данный момент сосредоточенно вытряхивала из сапога песок и мелкие камешки, которые набились туда во время прохождения по непролазной дороге в Ивушки. - Ева, я все понимаю, тебе хочется пофилософствовать, но у нас есть более насущные проблемы. Ты как хочешь, но мне в этой деревне оборотней очень и очень неуютно. Поэтому давай немного отдохнем и свалим отсюда. Я лучше в лесу заночую, чем здесь!
  -- А я с тобой не соглашусь, сестричка. - Алин хлопнулся на тюфяк рядом со мной и я недовольно поморщилась, но сгонять наглого эльфа не стала. - Если вдруг кому-то из оборотней приспичит перекинуться, то здесь, в доме, мы будем в гораздо большей безопасности, чем в лесу. Ева?
  -- Алин, это редчайший случай, когда я с тобой согласна. - Я сладко, с хрустом, потянулась, разминая затекшие мышцы. - Волколаки в поисках пищи могут уходить довольно далеко от логова - вплоть до пары верст. На такое расстояние по столь ужасной дороге мы не отъедем. Вернее, я-то на Серебряном отъеду, но вот вы на лошадях не сможете. А часа через полтора уже полностью стемнеет, ехать по такой дороге в темноте - только лошадей калечить. Так что можем выбирать одно из двух - либо просимся на ночлег здесь, в надежде, что если вдруг кто и перекинется, то хозяева нас не выдадут, либо выезжаем в лес, где нас любой волколак запросто отыщет, и хорошо если ночью мы просто не сможем заснуть.
  -- А с чего бы ему нас искать? - Вилька недоверчиво уставилась на меня. - Ему что, добычи в лесу мало?
  -- Ага, с учетом того, что сейчас осень? Да и лесные звери не такие безмозглые, как о них думают. Оборотня они за полверсты чуют. Да и зачем ему гоняться за мелкой живностью, когда убить человека во много раз проще.
  -- Но среди нас только ты - человек в полном смысле этого слова.
  -- Виль, ты что, на полном серьезе думаешь, что волколаку важна твоя расовая принадлежность?
  -- Ты что, не сумеешь справиться с волколаком???
  -- Сумею. - Подумав, ответила я. - Но я не хочу понапрасну рисковать. Волколак - это тебе не полудохлый упырь. С ним так просто не совладаешь. Зачем лишние нервы, они, чай, не казенные.
   Вилька очень хотела продолжить дискуссию, но нас снизу позвали за стол и мы, отложив обсуждение на потом, поспешили в горницу.
   Хозяйка расстаралась на славу - весь стол был уставлен разнообразной снедью, начиная от пирогов с грибами и оканчивая жареной речной рыбой. Мы набросились на еду не хуже голодных волков, беседуя с хозяевами о новостях во "внешнем мире" и развлекая малышню несложными фокусами и занятными историями. В итоге, когда мы поднялись из-за стола, на землю уже спустились густые осенние сумерки. Мы переглянулись и одновременно выразительно уставились на Данте, тем самым негласно произведя его в ранг переговорщика. Тот слегка кашлянул, привлекая внимание хозяев, и вежливо попросил разрешения остановиться на ночлег.
   И, разумеется, он его получил.
  

Глава 7

   Меня разбудил протяжный волчий вой, раздавшийся за окном. Я подскочила на тюфяке и, нашарив в предрассветном сумраке сумку, обеспокоено уставилась на забранное плетнем небольшое окошко. Вой повторился, только на этот раз он звучал намного ближе и отчетливей. Я огляделась - Данте уже стоял у окна с обнаженным мечом, тускло поблескивающим в слабом свете. Вилька лихорадочно паковала вещи, одновременно тряся Хэл за плечо, дабы та соизволила проснуться и присоединиться к общему переполоху. Она действительно проснулась, хлопая спросоня глазами - точь-в-точь разбуженная в неурочный час сова. Сходство усиливалось неестественно расширенными зрачками и встрепанными темными волосами.
   Лестница протяжно заскрипела и к нам поднялся встревоженный хозяин дома, на ходу натягивавший поверх исподней рубахи потертую куртку:
  -- Беда случилась! Один из заклятых оборотней перекинулся!
  -- Как?
  -- Не знаю. - Развел руками хозяин. - Он пришлый, неделю назад только в Ивушках поселился.
  -- Может, он среагировал на человека? - Я нащупала на поясе серебряный кинжал, прикидывая, как лучше им воспользоваться. Сама-то я в лучшем случае могла ткнуть им в противника, но до более-менее умелого управления им мне было еще ой как далеко.
  -- Вполне возможно. - Подумав, согласился Силыч. - Людей-то в Ивушках, почитай, уже с лета не было...
  -- Что делать будем? - Алин бегло осмотрел свое снаряжение, остался недоволен и посмотрел на меня. - У кого-нибудь есть серебряное оружие?
  -- У меня. - Я отцепила от пояса серебряный кинжал, выставив его на всеобщее обозрение. - Только пользоваться им я практически не умею.
  -- Чего ж тогда таскаешь? - Изумился эльф.
  -- Для красоты! - Огрызнулась я. - Данте, умеешь с кинжалом обращаться?
  -- Спрашиваешь! - Он поймал брошенный в его сторону кинжал в ножнах, вытащил, придирчиво осмотрел и не глядя заткнул за пояс. - Только вот зачем нам кинжал, если есть мечи?
  -- Затем, что нанести смертельную рану волколаку можно только серебряным оружием. Простой сталью его можно лишь серьезно ранить, не более того. Чтобы убить необходимо использовать серебро.
  -- Погодите, погодите. - Силыч подошел к нам и пристально посмотрел Данте в глаза. - Вы же не собираетесь убивать его? Он же ни в чем не виноват, это все проклятье!
   Данте задумчиво смерил хозяина с головы до ног и негромко ответил:
  -- Я убью его только если у меня не будет иного выхода. Если будет выбор - его жизнь или жизнь моих спутников, то я выберу последнее. И вы должны понимать это. Но скорее всего в случае нападения я постараюсь ранить его так, чтобы он остался в живых, но не сумел продолжить погоню за нами.
   Силыч кивнул и направился к двери. У косяка он обернулся и тихо посоветовал:
  -- Уходите скорее. Волколак нас не тронет, но вы должны поторопиться. Не думаю, что двери долго выдержат. Бой лучше принимать на улице, а не в замкнутом помещении.
   Хозяин скрылся, а Вилька недовольно прошипела, обращаясь к нашему проводнику:
  -- Риск, говоришь, минимальный?? В деревне, говоришь, безопасно до следующего полнолуния?? Ну, не дай бог, кого из нас поцарапают - я тебе всю рожу расцвечу!!
  -- Ваше желание, леди, для меня закон. - Данте отвесил легкий, полный грации, но немного издевательский поклон и направился на выход.
   Волчий вой под окнами усилился - теперь в нем проскальзывали нотки нетерпения.
   Похоже, вурдалак решил взяться за нас всерьез.
   Внизу творился жуткий переполох - жена Силыча вместе с детьми закрылась в дальней комнате, а сам хозяин носился по горнице, запирая толстые ставни на тяжелые задвижки. Данте, спокойный, как горный тролль, помогал хозяину дома укрепить окна, но при этом оба они старательно обходили стороной дверь, которая была закрыта на обычную кованую задвижку.
  -- Каков план действий? - Ненавязчиво поинтересовалась я. Ответ поразил меня до глубины души.
  -- Выйти наружу, сесть на коней и свалить отсюда подобру-поздорову.
  -- Э-э-э... Данте, а ты не забыл о ма-а-аленькой помехе? - Преувеличенно ласково осведомилась Вилька, опасно поигрывая метательным кинжалом.
  -- Какой же?
  -- О той самой, что воет под дверью!!! - Данте небрежно пожал плечами, давая нам всем понять, что волколак для него действительно не более, чем раздражающая помеха.
   Вой усилился, плюс ко всему к нему добавилось оглушающее царапанье в дверь - такое, будто огромная собака просится в дом. Мы дружно переглянулись и рванули было к окну в противоположной стене двери, когда Данте, обнажив меч, распахнул дверь во всю ширь.
   Обалдели все - и мы, и волколак, который явно не ожидал, что ему так быстро откроют. Волколак первым вспомнил, зачем он пришел, и, алчно облизнувшись в сторону потенциального ужина, нас то есть, попытался было устранить Данте, столь опрометчиво преградившего ему путь. Наш проводник раскрыл дверь еще шире и, когда волколак взвился над ним в прыжке, деликатно отодвинулся в сторону, позволяя оборотню влететь в комнату и на полном ходу вписаться в добротную печь. Что-то хрустнуло, от печи веером разлетелась горячая кирпичная крошка, а волколак забился и взвыл так, что у меня волосы стали дыбом.
  -- Наружу. - Коротко скомандовал Данте, продолжая невозмутимо стоять с обнаженным мечом около двери и глядя на то, как волколак честно пытается подняться на разъезжающихся во все стороны лапах, тряся кудлатой башкой.
  -- Нокаут. - Прокомментировала я, с интересом глядя на сведенные к переносице ярко-желтые глаза оборотня.
  -- Скорее, последняя стадия бешенства. - Не согласилась Хэл, кивая в сторону пены, стекающей из окровавленной пасти оборотня. Я пригляделась, отметила отсутствие как минимум двух зубов и одного клыка, который намертво застрял в печной кладке, и тихо присвистнула. Умеет Данте при желании наносить максимальные повреждения противнику при минимуме приложенных усилий.
  -- Еваника, сколько можно в дверях стоять?! Я кому сказал - валите все во двор!! - С этими словами Данте ухватил меня за пояс и буквально вытолкал наружу. Я хотела было высказать ему все, что думаю о подобном обращении, но увидев, как оборотень уже более-менее осмысленно смотрит в мою сторону, передумала спорить и стрелой выскочила во двор, утопающий в предрассветном тумане.
   Вслед за мной выскочила Вилька, с руганью тянувшая за собой Хэлириан, которой, видите ли, приспичило остаться и посмотреть на то, "как Данте с Алином будут за оборотнем гоняться". Наконец Вильке надоело убеждать младшую жрицу в ошибочности ее рассуждений и со словами "Вали, куда хочешь, но если тебя сожрут, то не возвращайся!" отпустила ее и метнулась к конюшне.
   Внезапно в доме что-то грохнуло, потом из избы по очереди выскочили сначала Алин, потом оборотень, а за ними легким прогулочным шагом вышел Данте в слегка дымившемся плаще и с лицом, испачканным сажей. Из двери повеяло легким дымком с примесью полыни, и тут до меня дошло, что это весьма взрывоопасная настойка разрыв-травы пополам с желчью василиска! Неужели Данте спер зелье из моей сумки???
   Но возмутиться мне не дали - оборотень, оглядев себя со всех сторон и, подсчитав потери в виде возникшей проплешины на спине и почти полностью сгоревшего хвоста, обозлился и решил мстить! Причем почему-то мне!! Когда в мою сторону метнулась серая клыкастая туша, источавшая противный запах паленой шерсти, я взвизгнула и не придумала ничего лучше, как хлопнуться на землю и запустить в волколака сгусток голубого огня, который растекся по оскаленной морде. Оборотень взвыл, но и не подумал остановиться. Он накинулся на меня, целя в горло, но поранить не успел - что-то большое и светлое сбило волколака и по земле покатился рычащий и повизгивающий меховой клубок.
   Секунд через десять клубок распался и напротив оборотня встал ощетинившийся и припавший к земле Серебряный, на шкуре которого уже расплывались кровавые пятна. Серебряный был чуть меньше своего противника, но гораздо ловчее и быстрее, и когда волки сшиблись во второй раз, я уже плела заклинание.
   Серебряный дал мне необходимое время, и, когда заклинание против оборотня было готово, я закричала во весь голос:
  -- Серебряный, в сторону!!! - Волк услышал меня и немедленно повиновался, красивым пируэтом уходя от израненного, и оттого гораздо более разъяренного волколака.
   Я вскинула руки над головой и между моими пальцами ослепительно вспыхнула и заиграла всеми цветами радуги огненная дуга, которую я, недолго думая, стряхнула в сторону оборотня. Дуга настигла его, когда он, распластавшись в длинном прыжке, летел на Вильку, а та пыталась одновременно оттолкнуть в сторону остолбеневшую Хэлириан и отскочить с пути волколака. Первый пункт программы по спасению она выполнила, то есть убрала Хэл с пути обезумевшего зверя, но на второй времени не хватило.
   Охваченный волшебным огнем, волколак буквально снес Ревилиэль своей тушей и подмял ее под себя.
   Инерция прыжка протащила их обоих пару саженей и влепила в стену дома.
   Наступила тишина, прерываемая только тихим треском пламени, пробегающего по шкуре оборотня.
  -- Вилька-а-а!!! - Не помню, как я оказалась рядом с ней. Лихорадочный пасс руками, сотворенный на уровне автоматизма - и оборотень скатился с полуэльфийки, выставив на общее обозрение рваную рану на груди от когтей волколака. Плотная стальная кольчуга не выдержала и разошлась во все стороны, но без нее Вильке пришлось бы совсем туго.
   Из избы выглянул Силыч и, мгновенно оценив ситуацию, коротко скомандовал:
  -- Заносите ее в дом.
   Данте с Алином без слов подчинились и переправили слегка постанывающую Вильку на кровать в дальней комнате. Я, выворотив на пол все содержимое своей почти бездонной сумки, нашла обезболивающее и не глядя сунула его Хэлириан:
  -- Иди промой раны Серебряного. Не бойся, он не укусит. - Хэл кивнула и стрелой умчалась во двор. Я же продолжала подбирать снадобья в склянках и мешочках. Потом наконец-то заметила, что ребята неловко топчутся в дверях, явно не зная, куда им деваться.
  -- Ну, чего стоите? - Я сильно нервничала, поэтому рявкнула сильнее, чем полагалось. Ну да ладно. Не до сантиментов сейчас.
  -- Ева... Может, мы чем поможем?
  -- Нет! Вернее, да, но потом. Сейчас я ее раздену, промою раны, а потом мне будет нужна ваша помощь - одна я никак не смогу и лечить ее от раны, нанесенной волколаком, и держать, когда она станет дергаться.
  -- Станет дергаться?
  -- Ребята, не злите меня! - Я чуть не уронила бутылочку из синего стекла и едва не расплакалась. - Да что же это такое!
  -- Успокойся, Еваника. - Данте тихо подошел и положил ладони мне на плечи. - Она сильная, она сумеет выкарабкаться, уж поверь мне. Но ей нужна твоя помощь. Ты тоже должна быть сильной. Слезы сейчас не помогут, поэтому соберись и действуй. - Я шмыгнула носом и коротко кивнула.
  -- Алин, поскольку ты ее брат, то помоги мне снять с нее кольчугу и все оружие, а то я со всем этим железом провожусь столько, что Вилька кровью истечет или простуду подхватит. Данте, принеси ведро свежей воды, желательно холодной, небольшую чашку и что-нибудь, чем можно мешать - ложку или что-то в этом роде, только обязательно деревянное, ладно? - Ребята одновременно кивнули и разбежались по делам. Вилька тихо стонала на кровати, по-прежнему не приходя в сознание, а я занялась сортировкой необходимых компонентов для зелья.
   Вскоре на небольшой табуретке выстроилась целая шеренга бутылочек и мешочков. Алин освободил Вильку от доспехов, а Данте принес все требуемое - начиная от ведра и заканчивая резной деревянной ложкой. Я бегло поблагодарила их, а потом безапелляционно выгнала их из комнаты, правда, не забыв предупредить, чтобы они были готовы прийти по первому зову - так, на всякий случай.
   Вилька даже не вздрогнула, когда я промывала ей глубокие раны, оставленные когтями волколака, но в процессе перебинтовывания она внезапно очнулась и посмотрела на меня.
  -- Ева?
  -- Я это, можешь не сомневаться. - Улыбнулась я, продолжая накладывать стерильную повязку. - Тебя слегка оборотень поцарапал, но до полнолуния еще две недели, а зелье готовится полчаса, так что не волнуйся. Все будет хорошо.
  -- Что??? Ева, но я же не человек! Как я могу превратиться в оборотня? - Она даже привстала, и я внутренне за нее порадовалась - похоже, Вилька поправится очень быстро. Но она продолжала ждать ответа, а не в моих правилах было скрывать от нее что-то серьезное. В конце концов, я должна была сказать ей это раньше.
  -- Виль, ни у одной расы нет иммунитета против укуса волколака. Исключение составляют только те, у которых есть вторая ипостась. К примеру, если бы поцарапали Хэл, то мне достаточно было всего лишь промыть ей раны. Волколаком бы она никогда не стала.
  -- А я?
  -- Если не примешь зелье - то станешь. - Честно ответила я. Вилька откинулась на подушки и тихо прошипела сквозь зубы.
  -- Увижу Данте - убью.
  -- Не надо. Он нас спас.
  -- Тогда хотя бы морду набью. - Не унималась Вилька. - Я ему слово дала. Нехорошо отступать.
  -- Это ты не со мной выясняй. Все, с повязкой я закончила. Теперь осталось только приготовить зелье.
  -- Побыстрее только, ладно?
  -- Не волнуйся. Лежи, отдыхай. Когда будет готово, я тебе скажу.
   Вилька согласно кивнула, откинулась на подушки и закрыла глаза. Я вздохнула и, скинув с себя плащ, перелила остатки ледяной колодезной воды в небольшую чашку и принялась готовить зелье.
   Вначале я вылила в воду почти полный пузырек настойки борец-травы, зверобоя и шалфея, отчего вода слегка покраснела и потеплела. Пока все идет как надо. Если правильно смешивать настойки в ледяной воде, то она постепенно разогревается, и к тому моменту, когда придется засыпать сухие ингредиенты, вода будет кипеть без огня. Кажется, мне это удалось, потому что минут через пятнадцать после того, как я вылила в чашку полный набор требуемых настоек, вода уже бурлила, словно ее грели на сильнейшем огне. Теперь необходимо провести обратный процесс, и если я соблюду все пропорции, отвар будет остывать и одновременно превращаться в некую вязкую массу оранжевого цвета.
   За спиной тихо приоткрылась дверь, и в нее просунулось встревоженное личико Хэл.
  -- Ева, можно зайти? - Я только кивнула головой, стараясь не отвлекаться, чтобы не дай бог, не перепутать последовательность засыпаемых трав.
   Хэлириан все поняла и тихо, на цыпочках, прошла через комнату и уселась на стул у кровати Вильки.
   Дверь открылась снова, на этот раз явив нашим взорам узкое лицо эльфа. Я даже не успела открыть рот, дабы ответить на очередное "Ева, можно?", когда Хэл сорвалась со стула, вытолкала Алина за дверь и вышла следом за ним. Секунд тридцать по ту сторону двери слышалась какая-то возня пополам с приглушенными голосами, а потом она бесшумно открылась, и в комнату тихо вошла Хэл в компании с Алином и Данте. Хэлириан опустилась на уже облюбованный стул у Вилькиной кровати, а ребята скромно притулились в уголке у двери. Кажется, они даже дышали через раз, лишь бы только не мешать.
   Я машинально убрала со лба вечно мешающийся мне локон, который тотчас упал обратно, закрывая обзор. Я скрипнула зубами от злости, но тут мне выпал небольшой перерыв перед тем, как засыпать последнюю порцию трав - зелье уже едва булькало, источая приятный запах мяты и постепенно меняя цвет с красноватого на оранжевый. Так, минут пять у меня есть. Я глубоко вздохнула и, сняв с шеи нежно-голубой шарфик, подарок Данте, повязала его на голову, убрав волосы от лица.
  -- Ева, - осторожно спросила Хэл. - С Вильей все будет в порядке?
  -- Да, конечно. - Я устало улыбнулась, не сводя глаз с медленно меняющего цвет зелья. Рецепт сам по себе несложный, но процесс приготовления требовал большой концентрации внимания, что после долгой дороги, бессонной ночи и сражения с волколаком было проблемно само по себе. Спать хотелось ужасно...
   Зелье наконец-то стало нужного цвета и я с облегчением засыпала щепоть смеси под названием "гремучий ландыш". Почему она так называлась, я поняла сразу же, как только смесь оказалась в чашке - зелье с громким треском стало полупрозрачным, как янтарь, и покрылось тонкой пленкой.
  -- Так, кажись, готово. - Я взяла чашку в руки и направилась к Вильке. - Ребята, идите сюда.
   Данте с Алином отклеились от стены и подошли ко мне.
  -- Короче, держите ее. Один за руки, второй за ноги. И одно условие - чего бы не увидели, как бы она ни дергалась, держите ее что есть сил, понятно? - Они синхронно кивнули и прижали Вилькины руки и ноги к кровати.
  -- Хэл, подержи чашку.
   Я склонилась над Вильей, краем глаза отметив, что бинты на груди уже пропитались кровью из глубоких ран.
   Осторожно разрезала повязку, обнажив кровоточащие раны.
   Вилька застонала и я, положив ей ладонь на лоб, тихо прошептала снотворное заклинание. Теперь она хотя бы не придет в сознание, а значит, не будет чувствовать боль так остро. Забрав у Хэл чашку с зельем, я начала осторожно лить густой, похожий на смолу, настой на раны, оставленные когтями волколака. Когда "смола" покрыла все порезы, я отбросила чашку в сторону и, держа наготове парализующее заклинание, предупредила:
  -- Внимание, сейчас начнется.
   С временем я угадала точно - зелье начало постепенно впитываться в раны, и тотчас Вилька выгнулась дугой. Судороги пробегали по ней волнами, заставляя внешне хрупкое тело дергаться так, что Данте с Алином едва сдерживали ее. Глаза Ревилиэль открылись, и я вздрогнула - они были волчьими, неестественного ярко-желтого цвета.
  -- Ева, что с ней??? - Данте всем весом навалился на ноги Вильки, прижимая их к кровати.
  -- Она пытается перекинуться! - Я взмахнула ладонью и полуэльфийка откинулась обратно на подушки, изредка дергаясь всем телом. Скрюченные пальцы, украсившиеся полувершковыми когтями, вцепились в тюфяк, раздирая его в клочья.
  -- ЧТО она делает??
  -- Потом все объясню! Держите ее!
   Судороги начались по второму кругу. Теперь Вилька уже не просто билась на скомканных простынях - она целенаправленно пыталась освободиться. Во рту сверкнули волчьи зубы, а черты лица начали смазываться и заостряться.
   По комнате разлился тоскливый волчий вой и тотчас стих.
   Вилька перестала вырываться и безвольно обмякла на развороченной постели. Я глубоко вздохнула и вытерла пот со лба.
  -- Все, можете ее отпустить.
  -- Уверена? - Я кивнула, указывая на здоровую розовую кожу там, где были раны от когтей. Пальцы стали обычными, человеческими, а в полуоткрытом рту зубы были вполне нормальными.
   Я заботливо завернула Вильку в одеяло и посоветовала всем свалить из комнаты - после такой встряски организму нужен отдых. Дверь приоткрылась и к нам заглянула хозяйка дома. Окинув взглядом развороченную кровать, на которой мирно посапывала исцеленная полуэльфийка, и наши измученные лица, она посоветовала нам отправиться спать наверх, сказав, что посидит с пострадавшей. Я настолько вымоталась, что даже не стала спорить - только поблагодарила хозяйку и вышла за дверь.
   Ребята присоединились ко мне чуть позже, когда я, уже облюбовав себе один из тюфяков в комнате на втором этаже, собиралась хоть чуть-чуть выспаться. Данте безапелляционно уселся рядом со мной, и потребовал объяснений. Ладно бы только он один, но Хэл с Алином тоже жаждали ответа на интересующий их вопрос. Поняв, что отоспаться смогу только в гробу, я коротко объяснила им принцип действия зелья.
   Его накладывали на раны, оставленные волколаком, и по мере того, как заживали раны, человек пытался перекинуться, причем чем ближе полнолуние, тем больше вероятность, что ему это удастся. В нашем случае до полнолуния было аж две недели, поэтому у Вильки изменились только глаза, зубы и кончики пальцев. За неделю до полнолуния человек мог покрыться шерстью, а за день до превращения ни один ведун уже не возьмется за исцеление, потому как вероятность того, что пострадавший перекинется в полноценного волколака равняется девять из десяти.
  -- Теперь вы от меня отстанете? - Почти безнадежно вопросила я. Эти инквизиторы переглянулись и в один голос весело ответили:
  -- Ни за что!
  -- Ну и валите ко всем чертям! - Благодушно напутствовала я их и провалилась в сон.
  
   Мы покидали Ивушки по избитой колдобинами дороге. Провожать нас не вышел никто - только Силыч махнул на прощание рукой и тотчас скрылся в доме, видимо, помогать жене выхаживать оборотня, напавшего на нас на рассвете. Оборотнем оказался шестнадцатилетний паренек, заклятый на "род людской". Когда мы приехали в Ивушки, он находился в лесу, а домой возвращался на рассвете. Вот тогда-то он каким-то образом почуял человека, меня то есть, и, не в силах противостоять заклятью, перекинулся. Я внутренне содрогнулась, вспомнив, как Данте на пару с Серебряным едва не ухайдакали паренька. Хорошо хоть, что не пришлось использовать серебряный кинжал...
  -- Нехорошо как-то с тем парнишкой вышло... - Задумчиво произнесла Хэлириан, сидевшая, как всегда, за спиной у Вильки. - Он ведь совсем ребенком оказался...
  -- Не убили - и на том спасибо. - Буркнула я, косясь в сторону Данте. Тот поймал взгляд и небрежно пожал плечами. Мол, "на войне, как на войне". Я машинально провела ладонью по волосам, выудила перышко из подушки, недовольно покачала головой и вздохнула.
  -- Все равно нехорошо, - не унималась Хэл, ерзая за Вилькиной спиной. - Надо было просто скрутить его заклинанием - и вся недолга!
  -- Чем скрутить-то? - Фыркнула я, оборачиваясь и пытаясь заглянуть ей в лицо. - Заклинанием не получилось бы, а веревку он бы порвал в два счета!
   Хэл задумалась и наступила тишина, изредка прерываемая лишь шелестом еще не опавших листьев.
  -- Да, кстати, - Данте улыбнулся и протянул мне серебряный кинжал в ножнах. - Возьми. Мне он не пригодился.
   Я машинально взяла оружие и, вынув его из ножен, некоторое время любовалась бликами, играющими на светлом лезвии. Тяжелый кинжал, не предназначенный для женской руки. Длинную рукоять оплетала полоска черной кожи, а вдоль лезвия резким росчерком пера шла ложбинка для стока крови... Я перевела заинтересованный взгляд на Данте и, вложив кинжал обратно в старые, потертые ножны, протянула его рукоятью вперед.
  -- Тебе он послужит лучше, чем мне. К тому же, вы с ним похожи.
  -- Неужели? - Серебряные искры с черных глазах вспыхнули бриллиантами. - Меня никто и никогда не сравнивал с оружием.
  -- Значит, я буду первой. Ты действительно похож на этот серебряный кинжал. Твоя сила сокрыта внутри тебя, как сила этого кинжала скрыта в серебряной стали. Ты холоден и собран в бою, как острейшее лезвие, а достоинства твои укрыты под невзрачной маской повседневности, которую ты изредка снимаешь. И никогда неизвестно, что именно скрывается под покровом этой маски, точно так же, как нельзя угадать, смазан ли кинжал ядом, или нет - узнаешь только тогда, когда становится слишком поздно...
   Данте смотрел мне в глаза долго, очень долго.
   Как будто я, сама того не зная, заглянула в бездну его души, куда прежде не осмеливался заглядывать никто.
   Наконец он улыбнулся и, склонив голову, принял кинжал.
  -- Еваника, ты даже не представляешь, насколько ты права. И спасибо тебе за подарок.
  -- Не за что. - Беззаботно улыбнулась я. - Я сама удивляюсь, откуда в моей голове взялось подобное сравнение. Наверное, у меня случился приступ озарения.
  -- Все может быть возможно. Особенно у такой талантливой ведуньи, как ты. Кстати, скоро мы будем у Вельги-реки.
   Он оказался прав. Как всегда. Подлесок кончился, и впереди я увидела слегка покачивающиеся на светлой воде Вельги-реки росские галеры, чьи белые паруса с обязательным красным солнцем были видны за версту.
  -- Еваника...
  -- Да, Серебряный.
  -- Здесь заканчиваются мои владения как Хранителя леса. Я не могу сопровождать тебя дальше.
  -- Я понимаю. - Я легко соскочила с широкой волчьей спины и под недоумевающими взглядами друзей обняла его за шею. - Спасибо тебе за все, друг. До новой встречи.
  -- Да... До встречи, которая, к моему сожалению, состоится еще очень нескоро.
  -- Ты так думаешь?
  -- Разве я не прав? - Я смахнула слезинку и погладила волка по голове.
  -- Прав, конечно. Я собираюсь поселиться по ту сторону Вельги-реки. Надолго, если не навсегда.
  -- Тогда удачи тебе, ведунья Еваника. Будь осторожнее и не слишком доверяй окружающим. В конце концов, помни: здесь ты единственный человек.
  -- Обязательно... Одна просьба - если увидишь наставника, передай ему, что со мной все в порядке. Как только обживусь - передам ему весточку.
  -- Хорошо. Удачи.
  -- И тебе.
   Серебряный вильнул хвостом напоследок и, тихо рыкнув, исчез в кустах. Ребята смотрели то на меня, то на кусты, в которых скрылся волк, с одинаковым здоровым недоумением. Первой очнулась Вилька.
  -- Ева, а куда это он намылился??
  -- Домой. - Просто ответила я, прикидывая, к кому бы пристроиться незваным пассажиром. - Он проводил меня до Вельги-реки, а дальше ему нельзя. Так что теперь я без транспорта.
  -- Ну, это смотря с какой стороны посмотреть. - Отозвался Данте, привычным рывком затаскивая меня на седло перед собой. - Безлошадная ты наша.
  -- Видать, судьба моя такая, - притворно вздохнула я, с видимым удовольствием откидываясь на грудь Данте, мотивируя это тем, что ездить на рыцарском коне боком без опоры на вышеупомянутого рыцаря чревато падением. К моей радости, комментировать не стал никто, хотя по ехидной рожице Вильки были видно, что подруга только и ждет момента, когда можно будет меня подколоть по этому поводу. Сейчас же она попросту сжалилась надо мной, решив не портить удовольствие. Что ж, свои люди - сочтемся.
   Небольшой порт на правом берегу Вельги-реки трепетал всеми цветами радуги. Чем ближе мы подъезжали, тем четче становились видны горделивые эльфийские ладьи с шелковыми парусами всех оттенков зеленого и голубого, росские речные галеры с белыми парусами с изображением солнца и прочие корабли, кораблики и лодки, вплоть до орочьих раздолбаек, которые непонятно как не тонули.
  -- Кажется, половина пути пройдена. - Хэлириан рассматривала красочный порт с почти детским интересом.
   Я кивнула, соглашаясь с ней. Да, половина пути действительно пройдена. Но эта половина была легкой и относительно безопасной по сравнению с тем, что нас ждет дальше. До Вельги-реки княжеские волхвы регулярно производили чистки, уничтожая самую злобную и опасную нечисть, но за Белозерьем этим уже никто не занимался - сказывалась непосредственная близость Серого Урочища, которое буквально кишело нежитью всех форм и размеров, так что поездочка нам предстояла еще та.
   А, была не была! Чай, не новички на тракте - не пропадем.
  

Глава 8.

   Вельгский порт был если не самым большим во всей Роси, то уж наверняка самым шумным. Представители всех рас сразу буквально заполонили небольшой берег, деловито прохаживаясь по пристани, либо торгуя экзотическими вещичками прямо с корабля, либо суетливо бегая туда-сюда. Я ощущала себя небольшим островком в море, на который постоянно обрушиваются саженные волны, Вилька недовольно косилась на гномов, которые с приличной скоростью метались между кораблями, постоянно на кого-то наталкиваясь, а Хэл, похоже, чувствовала себя как нельзя лучше - она с восторженным лицом осматривалась вокруг, то и дело отделяясь от нашей небольшой компании и подбегая к очередному матросу, торгующему экзотикой. Наконец мне надоело, что пока мы с Вилькой терпеливо ждем Хэлириан у очередной лавки, Данте с Алином отходят на приличное расстояние, и их приходится нагонять почти бегом, расталкивая народ и обогащая свой лексикон мудреными ругательствами на всех языках, поэтому предложила разделиться - мы с Вилькой и Хэл побродим по рынку, а ребята пусть идут и договариваются насчет плавсредства в сторону Белозерья. В качестве последнего аргумента при найме я, не долго думая, предложила золотую гривну. От такого союзника ребята благоразумно не стали отказываться и покинули нас со словами, что будут ждать нас через два часа у паромов.
   Паромы на Вельге-реке - нововведение Вилькиного деда, которому надоел бардак в Вельгском порту. Дело в том, что порт ширился и крепчал по всему левому берегу, но места, как водится, скоро стало не хватать - не вытягиваться же цепочкой по всему побережью. Вот и придумал князь Владимир построить вторую пристань на противоположном речном берегу, а между берегами пустить три больших и широких парома, которые и доставляли грузы в основной порт, решив таким образом проблему.
   Хэл зависла у очередного торговца, во весь голос рекламирующего какие-то побрякушки из поделочных камней, поэтому мы с Вилькой остановились и принялись терпеливо ждать бывшую жрицу. На удивление раздражения от стояния в толпе народа я не испытывала никакого, окромя одного случая, когда нас с Вилькой возжелали присоединить к своей компании ватага пьяных орков. Вилька нахмурилась и многозначительно, с хрустом, размяла пальцы, а я ограничилась компактной шаровой молнией, которая уютно возлежала в моих ладонях, изредка выстреливая колючие искры. Орки поняли, что были неправы и, одарив нас с Вилькой парой матерных эпитетов, шумно затопали по своим делам. Я впитала молнию и, оглянувшись, с удивлением обнаружила, что Хэл куда-то подевалась.
  -- Виль, а Виль? - Подергав подругу за рукав, я добилась ее внимания далеко не сразу, а проследив за ее взглядом, поняла почему. Вилька зачарованно уставилась на довольно высокого симпатичного мужчину, который выделялся из толпы тем, что не суетился, и неторопливо шел куда-то по своим делам. Я еще раз посмотрела сначала на Вильку, потом на незнакомца, белоснежные волосы которого спускались гораздо ниже плеч, а затем что есть силы тряхнула подругу.
  -- Ева, ты что, обалдела совсем???? - Вилька возмущенно подскочила на месте, и тотчас попыталась выискать глазами незнакомца, который уже скрылся в толпе. - Черт, куда он делся?
  -- Кто? - Состроила невинные глазки я.
  -- Да так, проходил тут один... Краси-и-ивый... - мечтательно вздохнула подруга, и продолжила. - Глаза зеленые, лицо такое мужественное, а волосы белые, волнистые...
  -- Виль, мы Хэл посеяли.
  -- Где?
  -- На этом самом месте.
  -- Раззява. - Кратко резюмировала подруга.
  -- Что-о-о?? - Возмущенно подскочила я. - А кто, спрашивается, столбом застыл посреди рынка, едва завидев вдалеке симпатичную мордашку??
  -- Еваника!!
  -- Ревилиэль! - Мы уставились друг на друга, точно два бойцовских петуха. По лицу Вильки прописными буквами нарисовались весьма противоречивые эмоции - с одной стороны княжна была явно смущена, что выпустила из виду Хэлириан, которая могла легко затеряться в толпе и с большой долей вероятности не найти дороги к паромам, а с другой стороны ее раздражало то, что я беззастенчиво указала на ее ошибку.
   Минуты полторы мы буравили друг друга весьма красноречивыми взглядами, после чего наконец-то вспомнили, что Хэл еще найти надо, а времени у нас не так уж и много.
  -- Где искать будем? - Недовольно вопросила Вилька. Я пожала плечами.
  -- Не знаю. Обойдем лавки с женским барахлом, она наверняка у какой-нибудь надолго застрянет.
  -- Ева, оглянись! Тут почти все лавки с так называемым "женским барахлом"!
  -- И что ты предлагаешь? Найти ребят и сообщить, что поход отменяется ввиду отсутствия основной причины?
  -- Для разнообразия можно сделать и так. - Полуэльфийка страдальчески вздохнула и обвела взглядом людской поток. - Кстати, насчет похода... Ты заметила, что аватары от нас отстали?
  -- Еще бы. Только вот почему? Почему после той ночи перед Синими Рощицами они не дают о себе знать?
  -- Может, они получили другой приказ? - Задумчиво протянула Вилька, и быстрым шагом двинулась вдоль торговых рядов. Я встрепенулась и пошла рядом с ней, стараясь подстроиться под широкий скользящий шаг младшей княжны. - Честно говоря, заманчивую мысль о том, что они нас испугались и попросту решили оставить в покое, я бы отложила в долгий ящик. Судя по тому, что рассказывала о них Хэл, это убийцы, которых свет не видывал...
  -- Страшные, аж жуть! - Съязвила я.
  -- Не смешно. - Серьезно отозвалась Вилья. - Если нас оставили в покое, то это может означать только одно - что кому-то надо, чтобы мы добрались до Небесного Колодца.
  -- И какой же из этого может быть вывод?
  -- Либо тому, кто отдает им приказы, выгодно, чтобы Небесный Хрусталь обрел свою силу, либо...
  -- Либо что?
  -- Аватары могут быть на нашей стороне.
   Я не нашла, что возразить.
  
   Хэлириан нашлась примерно через час после начала поисков. Кажется, мы успели достать расспросами всех, кого могли, а заодно и тех, кто просто стоял рядом, поэтому когда в поле зрения Вильки возникла черная шевелюра Хэл, полуэльфийка торжествующе воскликнула и ринулась к беглянке. Та некоторое время недоумевала, почему же мы такие злые, но после того, как Вилья популярно объяснила младшей жрице ситуацию, последняя нашла в себе силы хотя бы сделать вид, что смутилась. После чего было заключено слабое подобие перемирия.
   Слабое из-за того, что Вилька еще не остыла и была зла, как не вовремя разбуженный василиск.
   Потом я вспомнила, что ребята нас уже наверняка ждут у паромов, поэтому во всеуслышание предложила валить к реке. Хэл было заупрямилась, но под выразительным Вилькиным взглядом протест тихо увял и загнулся на корню, даже не успев толком разрастись.
  -- Хэл, а как ты жила в Андарионе? - Внезапно спросила полуэльфийка, когда мы уже подходили к месту встречи.
  -- Хорошо. - Подозрительно невесело отозвалась Хэлириан. - Только скучно очень. Меня еще в детстве отдали в Небесный храм, а пока послушница не пройдет должное обучение, ей запрещалось покидать территорию храма.
  -- Тогда я удивляюсь, как ты вообще нас нашла в человеческом княжестве.
  -- А в обучение входило обязательное знание современных карт и умение ориентироваться в пространстве. Вообще-то у айранитов есть врожденное чувство направления, как у почтовых голубей, но этот дар нужно постоянно развивать, потому как одного инстинкта зачастую бывает недостаточно. - Хэл внезапно погрустнела и тихо добавила.
  -- Если честно, то я боюсь, что когда вернусь домой, Андарион будет уже не таким, как раньше. Ведь самозванец скорее всего, еще жив, да и принц, наверно, тоже. И из-за этого может запросто начаться гражданская война, если только она еще не началась. Сейчас вся надежда только на аватаров - если они остались верны клятве прежнему королю, то они никогда не примут самозванца. А без поддержки аватаров никто в Андарионе не воцарится. Просто потому, что аватары не позволят, а простые айраниты никогда не выступят против своих защитников. - Я рассеянно слушала жрицу-недоучку, но последние слова меня несказанно удивили.
  -- Хэл, погоди. Ты ведь говорила, что аватары - элитный отряд убийц? И при этом надеешься на них?
  -- Да. Аватары и то и другое. Они как обоюдоострый меч, который может как защищать, так и карать. Аватары - наша лучшая защита и наш самый большой страх. Они - наше возмездие и наша кара. Аватары могут преследовать преступника и уничтожить целую армию, но они же защитят Андарион лучше, чем кто бы то ни было. А если мы сумеем добраться до Небесного Колодца и вернуть силы талисману, то Андарион будет спасен.
  -- Интересно, что же сможет сделать талисман, пусть даже очень сильный, там, где потерпели неудачу даже аватары? - Хэлириан посмотрела на меня глазами айранита - черными зеркалами, в которых отразилось мое обескураженное лицо, и ответила:
  -- Еваника, благодаря талисману у нас появится истинный король, который защитит нас с помощью символов власти Андариона, которые на самом деле обладают огромной силой. И тогда нам будет нечего бояться, а против истинного правителя не пойдут даже аватары.
   Хэл моргнула, и глаза ее стали прежними. А я задумчиво уставилась на паром, который медленно пересекал реку по направлению к нам, и думала о том, что возможно я слишком односложно думаю об аватарах... Они действительно как меч, который может наносить смертельные раны, но может и отвести от владельца удар. Все зависит от того, в чьей руке находится меч. А ведь меч еще может обладать своим мнением...
   Я и не заметила, как к нам подошли Данте вместе с Алином, и очнулась только тогда, когда Вилька незаметно пихнула меня локтем в бок.
  -- Кажется, у них не вышло.
  -- Что не вышло? - Переспросила я.
  -- Не вышло нанять нормальный корабль. - Ответил вместо Вильки подошедший Алин. - Капитаны все более-менее приличных кораблей наотрез отказались плыть в Белозерье. Между моряками ходят слухи, что нежить из Серого Урочища каким-то образом перебралась в воды Белозерья, и теперь там отнюдь не безопасно.
  -- Гонят они все! - Отмахнулась я. - Я проходила через Серое Урочище, и кроме вурдалаков и подозрительно сытых виверн никого не видела.
  -- И когда же ты, скажи на милость, побывала в сем жутком месте?
  -- Лет семь назад, еще с наставником.
  -- А-а, ну, тогда все ясно. - Алин покровительственно похлопал меня по плечу и ехидно добавил: - Евочка, да твоего наставника вся мало-мальски соображающая нежить боится, как священного огня, и ближе, чем на полверсты не подходит! А сейчас ты пойдешь туда не под покровительством Лексея Вестникова, а самостоятельно. А с учетом того, как оригинально ты пыталась справиться с вурдалаками в Синих Рощицах, нам придется очень туго, если тамошняя нежить возжелает подкрепиться за наш счет. - Я возмущенно скинула руку Алина со своего плеча, и уже хотела была съязвить в ответ, когда столкнулась с редкостным единодушием друзей по поводу моей профпригодности.
   Начала Вилька, видимо, пользуясь правом лучшей подруги первой высказать все, что она обо мне думает.
  -- Еваника, ты только не обижайся, ты весьма перспективная ведунья, может, когда-нибудь даже волхва Лексея перегонишь, но вряд ли ты сможешь обеспечить нам всем качественную защиту в Сером Урочище. По крайней мере, сейчас.
  -- ????
  -- Ева, ты - талантливая ведунья, но тебе только двадцать. Ты еще не готова провести нас сквозь Серое Урочище, пользуясь только своей магией. -Данте невозмутимо оглядел меня с головы до ног и продолжил: - Поэтому мы с Алином посоветовались и вот к чему пришли. Мы предлагаем Хэлириан помочь тебе обеспечить нам всем достойную магическую поддержку во время пути через Серое Урочище. Я так понял, что Хэл в своей второй ипостаси неплохо владеет воздушной магией? Так пусть она использует ее.
  -- Но... - Хэл на миг запнулась. - Ведь если я стану айранитом, аватары сразу же меня найдут!
  -- Знаешь, мне почему-то кажется, что им сейчас не до тебя, иначе они не отстали от нас так легко сразу после Синих Рощиц. К тому же я не думаю, что они такие дураки, чтобы выискивать тебя в тумане Серого Урочища.
  -- Тогда... Еваника, ты не будешь против?
  -- Против чего? - Честно постаралась улыбнуться я, стараясь не смотреть на лица друзей и соратников, так не вовремя подложивших мне огромную свинью. - Если ты сумеешь нам помочь, я буду только счастлива. В конце концов, два мага всегда лучше, чем один, да и резерв у меня далеко не бесконечный.
  -- В таком случае я согласна! - Весело улыбнулась Хэлириан и, подцепив Алина под локоток, попросила:
  -- А теперь покажите судно, капитана которого вы умудрились уговорить нам помочь.
   Я криво улыбнулась и скептически хмыкнула - если судить по недовольному лицу эльфа, они с Данте умудрились нанять самое старое и дырявое корыто во всем порту, и то только по той причине, что капитан с перепою не понял, куда надо плыть, да еще и в таком срочном порядке. Улыбка у меня на лице слегка выровнялась, потому как мне явно предоставлялся шанс отыграться за предъявленный мне вотум недоверия. Я пригладила растрепавшиеся волосы и легкой походкой устремилась за эльфом, который, нахмурившись, направился куда-то вдоль причала.
   "Судно", на котором нам предстояло совершить плавание в Белозерье, оказалось ТАКОЙ развалюхой, что первоначально я подумала, что мне демонстрируют экспонат какого-нибудь особо отличившегося корабля, который простоял в порту лет двадцать, и от этого почти развалился. Мачта с обтрепанным серым парусом натужно скрипела от дуновения легчайшего ветерка, а борта казались настолько ветхими, что сядь на поручень воробей - доски не выдержат. Тем временем, пока я была увлечена созерцанием корыта, по недоразумению не потонувшего у берега, Вилька очнулась из ступора, в который впала при виде сего шедевра корабельного дела, и накинулась на Данте.
  -- Вы что, не могли нанять галеру получше??!!! Нам же еще лошадей перевозить!!! Их-то вы куда денете??? Это корыто развалиться, как только мы ступим на борт!
  -- Извини, но капитаны кораблей получше слишком дорожат судном и собой, чтобы плыть в Белозерье. Эти - единственные, кто согласились, и то потому, что это команда орков, которым за соответствующую плату и море по колено, и горы по плечо.
  -- ЧТО??? Команда орков?? Все, до места назначения мы точно не доплывем...
  -- Авось доплывем. - Фальшиво улыбнулся Алин, деликатно закрывая рот Хэл, у которой при виде орочьей бадьи весьма неграциозно отвисла челюсть. Хэл встрепенулась и тут я поняла, что шансы эльфа дожить до окончания плавания стремительно тают.
  -- Ну, - бодренько осведомилась я. - И где капитан этого корыта?
  -- Тут я, жмрыга языкатая. Чаво надо?
   Мы синхронно задрали головы кверху и с удивлением обнаружили, что у поручня стоит донельзя заросший орк агромадных размеров - про таких в народе говорят "косая сажень в плечах и вершок во лбу". Хэл у меня за спиной тихо пискнула и прошептала:
  -- Вот теперь мы точно никуда не доплывем...
   Орк оглядел нас по очереди с головы до ног, смачно сплюнул и, ткнув когтистым пальцем в Данте, осведомился:
  -- Ты, что ли, нас нанимал? А лошади где?
  -- У пристани привязаны.
  -- Ха, нашел, где привязывать! В таком случае, можешь считать, что лошадей у тебя больше нет.
  -- А это ты зря. - Снисходительно улыбнулся наш проводник. - У меня жеребец непростой, такого не уведешь.
  -- Ладно, черт с вами. Пошли остроухого за лошадьми, а сам с девками на борт лезь. Подождем, пока лошадей приведут, и сразу же отчалим. Застоялись мы тут что-то...
  -- Как он меня назвал??? - Еле слышно выдохнул Алин и потянулся к луку. - Мало мы их уничтожали, нет, вылезли снова!
  -- Алин! - Хэлириан дернула его за рукав. - Я все понимаю, орки и эльфы друг с другом никогда не ладили, но сейчас у нас нет выбора - кроме орков нас никто в Белозерье не повезет. Поэтому наберись терпения, ладно? И я прошу тебя - сходи за лошадьми. Хочешь, я тебе компанию составлю?
   Эльф покосился на Хэл и после секундного раздумья предложил ей руку. Та, не долго думая, вцепилась в локоть Алина, и они быстрым шагом направились вдоль пристани. Я проводила их задумчивым взглядом и очнулась только когда передо мной хлопнулась широкая полусгнившая доска, служившая оркам вместо трапа. Вилька с сомнением оглядела "трап", потом решила, что двум смертям не бывать, и легким шагом поднялась по нещадно стонущей и скрипящей доске прямо на не менее скрипящую палубу. Я последовала следом за ней в надежде, что если доска выдерживает орка в полном боевом облачении, а иначе они просто не ходят, то меня, весящую всего три с половиной пуда, она выдержать просто обязана!
   Переход завершился как нельзя лучше. То есть доска не треснула и не сломалась пополам под моими шагами, что безусловно радовало. Но когда спустя минут десять прибыли Алин с Хэлириан, ведя лошадей на поводу, стало ясно, что наши транспортные средства ЭТОТ трап однозначно не выдержит. Друзья выжидающе уставились на меня, и мне не осталось ничего, кроме как укрепить магией хлипкую доску так, чтобы она не переломилась даже под тяжеловооруженным рыцарем верхом на боевом скакуне. Колдовство сработало, и вскоре орочья галера, натужно скрипя и хлопая ветхими парусами, медленно заскользила вниз по течению Вельги-реки по направлению к Белозерью.
  
   На второй день плавания Вилька, у которой так некстати обнаружилась морская болезнь, успела проклясть орков до седьмого колена включительно, потому как орочью бадью нещадно раскачивало при малейшей ряби, которая возникала на поверхности воды. А ведь в Белозерье осенью могут случаться небольшие штормы - и тогда до берега нам придется добираться вплавь.
   Я сочувственно похлопала бледно-зеленую Вильку по плечу, когда та, стоя у борта, мужественно сопротивлялась накатившему недугу.
  -- Я убью Алина! И Данте тоже. - Простонала подруга, судорожно цепляясь за поручень, который я предусмотрительно укрепила заклинанием.
  -- За что? - Поинтересовалась я, в очередной раз пытаясь исцелить Вильку с помощью магии. Пока лечение не приносило значительных результатов, но княжна все-таки сменила общий нездоровый цвет лица с бледно-зеленого до просто бледного и отпустила многострадальный поручень.
  -- За все хорошее. - Буркнула Вилья, мрачно уставившись на темную воду, от которой веяло холодом. - А в первую очередь - за подброшенную подлянку в виде этой кастрюли, которая почему-то называется галерой.
  -- Да ладно тебе. Они ж хотели как лучше.
  -- Они всегда хотят как лучше, а получается, что страдаю я одна!
  -- Не одна. - Возразила я. - Меня тоже подташнивает. - В ответ Вилька только многозначительно приподняла рыжую бровь и я сочла за благоразумие немного помолчать.
   Действительно, Вильке в этом путешествии достается больше всех - то оборотень поранит, то вот теперь оказалось, что у нее осеннее обострение морской болезни. А вот Хэлириан чувствует себя просто превосходно: как она нам любезно пояснила - в воздухе, будучи айранитом, зачастую выписываешь такие фигуры высшего пилотажа, что по сравнению с ними качка на корабле во время шторма может показаться легким "парением над волнами". Я молча позавидовала ее вестибулярному аппарату, а вслух ответила, что не хотела бы быть айранитом. Хэл обиделась и со словами: "Люди - приземленные существа, вам не понять полета айранита." удалилась на корму продолжить дискуссию с Алином. Данте я не видела с тех пор, как только мы ступили на скрипящую и кое-где прогнившую палубу орочьего корабля, поэтому сейчас мы с Вильей коротали оставшиеся до Белозерья дни исключительно в компании друг друга.
   Внезапно корабль ощутимо тряхнуло, да так, что Вилька, и без того нетвердо стоявшая на палубе, едва не полетела за борт. Потом раздался какой-то противный, слегка приглушенный скрежет и галера остановилась.
  -- Похоже, наше корыто все-таки разваливается. - Мрачно пробормотала я, косясь на суетившихся на корабле орков. Капитан орал на подчиненных такими словами из богатого на ругательства орочьего лексикона, что у Вильки покраснели уши, а я честно пыталась представить, как же все описанное капитаном должно состояться.
   На палубе невесть откуда возник благополучно скрывавшийся в течение двух дней неизвестно где Данте, поздоровался с нами, мимоходом отметив удивительный цвет Вилькиного лица и, свесившись за борт, жизнерадостно прокомментировал:
  -- А мы на мель сели. Причем капитально. Как будем сползать - не знаю.
  -- А тебе и не надо знать. - Буркнула Вилька, уязвленная замечанием нашего проводника. - На это орки есть.
  -- Э, нет! Ни фига тут орки не сделают, даже если все слезут с корабля и будут дружно его спихивать обратно в воду.
  -- И чего делать? - Язвительно поинтересовалась я, и тут же пожалела об опрометчивой реплике, потому что присутствующие вспомнили, кто тут ведунья, и решили на халяву воспользоваться услугами дружественно настроенного специалиста.
  -- Ева, ты тут ведьма, вот и придумай. Не нам же тебя колдовать учить!
   Я хотела было привычно огрызнуться, что не ведьма, а ведунья, но передумала. А все потому, что орки, видя тщетность собственных усилий по снятию корабля с мели, начали на редкость согласованно коситься в мою сторону. Вот леший, похоже, что колдовать мне все-таки придется. Но есть небольшая проблема - сдвинуть магией настолько ветхий корабль я не могу, потому как галера развалиться сразу же, как только я закончу плести заклинание. Поэтому придется применить другой метод, а именно вызвать русалок и договариваться с ними на предмет снятия корабля с мели. Вызвать-то я их вызову, но вот что русалки затребуют за услуги - неизвестно. Могут просто безделушку какую попросить, а могут и под воду утащить. Кстати, когда по Вельге-реке ходили торговые караваны, то купцы обычно нанимали штук пять знахарей-недоучек, которые расплачивались за скорость и безопасность плавания каравана своей жизнью. Не умея грамотно отбиться от русалок, они чаще всего отправлялись на ПМЖ в речные омуты, причем иногда становясь топляками - речной нежитью, которая безобидна для любого ведуна, но может быть опасна для простых людей, на свою беду заплывших слишком далеко от берега...
   Но я-то, вроде как, ведунья довольно грамотная и перспективная, по крайней мере с русалками разберусь, но это ж надо в воду лезть! А вода-то в конце второй декады версклета холодная-а-а! Ладно, если лезть, то надо быстро, иначе я не решусь.
   С такими мыслями я начала поспешно раздеваться. Сушить вещи на корабле негде, а в мокрой одежде, да на промозглом сыром ветру я такую простуду схвачу, что ни один ведун не поможет.
   Мои друзья вместе с командой орков при виде разворачивающегося перед их глазами бесплатного стриптиза дружно приумолкли и, перестав ругаться, с круглыми от удивления глазами смотрели на то, как я снимаю сначала плащ, потом дриадские сапоги, а затем и все остальное. Очнулись они только тогда, когда я, оставшись в одной нижней рубашке до середины бедра, громогласно потребовала спустить вниз веревочную лестницу.
  -- Ева-а-а... - Тихо протянула Вилька. - Ты что, рехнулась?
  -- Нет. - Бодро ответила я, ежась на ветру и стуча зубами от холода. - Щас спущусь, договорюсь с русалками, и поплывем дальше.
  -- Но зачем же было раздеваться??
  -- А где ты будешь сушить мокрые штаны и сапоги? Один леший - промокну и замерзну, но так хоть будет во что переодеться.
  -- А в сумке что, нет запасной одежды?
  -- Есть, но старой разбрасываться тоже не надо, а новая еще пригодиться.
   Пока мы разговаривали, выяснилось, что орки уже раздобыли где-то веревочную лестницу, более того - они уже сбросили ее за борт, и нижняя перекладина почти касалась темной воды. Я сунула охапку вещей в руки Данте и, глубоко вздохнув, перелезла через борт и начала спускаться по лестнице. Когда я достигла последней перекладины, наблюдать за тем, как ведунья будет умасливать русалок, вылезла вся команда. Я решила не обманывать ожидания зрителей и, храбро вдохнув холодный воздух полной грудью, одним махом соскользнула с сырой ступеньки...
   Гарпии бы удавились от зависти, потому как воспроизвести столь художественно-прочувствованный визг им бы не удалось никогда!
   Орки наверху попятились, а мои друзья ограничились тем, что заткнули уши пальцами. Мель, по счастью, сказалась расположенной довольно неглубоко, так что ледяная вода чуть-чуть не касалась подола рубашки, но этого было вполне достаточно, чтобы покрыться мурашками с головы до ног. Понимая, что долго я так не простою, мне пришлось быстро-быстро протараторить заклинание призыва речных русалок и ждать, пока кто-нибудь из них соизволит откликнуться. Ждать, к счастью, пришлось недолго - меньше чем через минуту темная вода в сажени от меня всколыхнулась и над поверхностью показалось узкое русалочье лицо с неприятными, прозрачно-водянистыми глазами.
   Русалка качнулась на волнах и пристально уставилась на меня. Я, чувствуя, как начинают неметь находящиеся под водой колени, сформулировала просьбу, надеясь на то, что за спихивание ветхого корабля с мели русалка не затребует заоблачной цены.
   Выражение бледного лица с полупрозрачной кожей не изменилось ни на йоту, но все-таки русалка отрывисто кивнула и, плеснув по воде узким зеленоватым хвостом, приблизилась ко мне. Честно говоря, мне понадобилась вся сила воли, чтобы не шарахнуться в сторону от топлянки и не запустить в нее хорошо отрепетированным огненным шаром.
   Хорошо, что не запустила.
   Русалка остановилась на расстоянии вытянутой руки и указала пальцем куда-то в район моей груди. Я сначала не поняла, что ей нужно, но потом обратила внимание на разноцветные бусы, спускающиеся почти до пояса. Бусы, найденные мною в катакомбах Гномьего Кряжа. Речные девы превосходно ощущают магию во всех ее проявлениях, она для них как аромат дорогих дриадских духов, поэтому если на заклинателе есть хоть какой-нибудь, пусть даже самый завалящий амулет, то русалки почти всегда потребуют его за свои услуги.
   Так и в этот раз - топлянка выжидающе протянула ко мне руку с прозрачными перепонками между пальцами и я, внутренне радуясь, что дешево отделалась, сняла с шеи бусы и опустила их на узкую русалочью ладонь.
   Ладонь моментально сжалась и русалка скрылась в ледяной воде, напоследок окатив меня веером брызг.
  -- И что, все? - Возмутилась сверху подошедшая Хэлириан. - А как же корабль? - Словно в ответ на ее слова галера дрогнула и начала медленно сползать с мели.
  -- Еваника, быстрее! - Чего так кричать-то? Я и сама знаю, что надо быстрее.
   Пришлось хвататься за лестницу и втаскивать онемевшее от холода тело на скользкие перекладины. Все бы ничего, да вот только галера сошла с мели раньше, чем я успела преодолеть половину подъема, и тут же принялась нещадно раскачиваться, словно поплавок.
   Вы никогда не пробовали взбираться по узкой веревочной лестнице на борт ветхого корабля, причем корабль болтает во все стороны так, что удержать равновесие на хлипкой лесенке становиться весьма проблематично? Я тоже не пробовала, и новоприобретенные ощущения радости не добавили. Босые онемевшие ступни так и норовили соскользнуть с мокрой веревки, да вдобавок ко всем прелестям у меня свело судорогой левую ногу.
  -- Еваника, ты что там копаешься?? - В голосе Алина зазвучало беспокойство. - Лезь скорее наверх, а то от холода может судорога случиться, и тогда вообще не влезешь!
  -- У меня ... уже случилось! - Простонала я, из последних сил цепляясь побелевшими пальцами за веревочную перекладину и одновременно стараясь разогнуть одеревеневшую ногу.
  -- Что??
  -- Чтоб вас, да я влезть не могу - нога не слушается! - Чуть не заплакала я.
  -- Держись, я сейчас. - Данте сунул мою одежду Вильке и, перемахнув через борт, стал быстро ко мне спускаться. Через несколько секунд он уже находился прямо надо мной, примерился, и аккуратно соскользнул вниз по обратной стороне лесенки.
  -- Что ты там делаешь? - Я попыталась обернуться, но у меня это плохо получилась, и я добилась только того, что чуть не сорвалась с ненадежной веревочной опоры.
  -- Тебе помогаю. - Язвительно отозвался он. И тотчас я почувствовала, как он обхватил горячей ладонью мою окоченевшую левую ступню и начал активно растирать. Как ни странно, помогло - через полминуты судорога отпустила, и я с грехом пополам сумела долезть до края борта, а там меня уже в шесть рук вытащили мои друзья.
   Едва очутившись на палубе, я с облегчением уселась прямо на дощатый пол, потому как ноги дрожали нещадно и совершенно отказывались меня держать. Вилька поспешно набросила мне на плечи теплый плащ и попыталась увести меня в теплую каюту. Фиг вам! Встать у меня почему-то не получалось. Я жалобно уставилась на Данте, который уже деловито затаскивал на палубу веревочную лестницу. Наш проводник посмотрел на съежившуюся на палубе меня, глубоко вздохнул и, легко подхватив меня на руки, понес в каюту. Интересно получается - кроме Данте еще никто не носил меня на руках, если не считать наставника, но это было еще в далеком детстве, когда я сильно подвернула в лесу ногу и не могла добраться до дома. Мне было лет восемь, с разумными волками я общаться еще не научилась, а до дома было полторы версты лесом. Не знаю как, но Лексей Вестников нашел меня, тихо плачущую в огромном лесу, охрипшую от криков, завернул в плащ и отнес домой. Нога прошла довольно быстро, но я до сих пор помню, как назвала наставника, когда он появился на лесной опушке, разгоняя темноту светом нервно мечущегося пульсара.
   Тогда я в первый и единственный раз назвала его папой.
   Данте донес меня до гамака, заменяющего на орочьем корабле кровать, и аккуратно сгрузил меня на него. Почти сразу за ним в каюту влетела Вилька с моей одеждой и вытолкала Данте раньше, чем я успела поблагодарить его за помощь.
  -- Одевайся, быстро! А то простынешь. - Я благоразумно не стала спорить и с Вилькиной помощью в полторы минуты облачилась в теплый шерстяной костюм. Подруга закутала меня в плащ и посоветовала немного полежать, дабы не подвергать организм дополнительным нагрузкам. Полежать я согласилась, а вот от предложения Вильи чуток вздремнуть отказалась, мотивируя это тем, что за окном вообще-то едва за полдень.
  -- Тогда хочешь, я с тобой посижу? Поболтаем о чем-нибудь?
  -- О чем, например? - Осторожно спросила я. Зная Вильку, можно было с уверенностью сказать, что "поболтать" у нее плавно выльется в разговор за жизнь, а конкретно за любовь.
  -- О тебе. - Я скорчила страдальческую мину, но Вильку это не проняло. Напротив, она еще больше воодушевилась и продолжила: - А точнее о тебе и Данте. Он ведь тебе нравится, признайся.
  -- Признаюсь. - Буркнула я. Похоже, душевный разговор грозит перерасти в элементарный допрос. - Только это ничего не значит.
  -- То есть как? Ты ведь ему тоже нравишься, это за версту видно!
  -- Ага, как же. - Я прикрыла глаза, надеясь прикинуться как минимум смертельно уставшей, но с Вильей, знающей меня без малого с десяток лет, этот номер не прошел. Подруга легонько тряхнула меня:
  -- Подъем, симулянтка! - Я недовольно открыла один глаз, укоризненно посмотрела им на Вилью, но та только взбодрилась.
  -- Ева, ты что, серьезно собираешься упустить его? - От ответа меня спасла Хэл, заглянувшая к нам в каюту. Я было обрадовалась, но Вилька сообщила, о чем разговор, и подруги начали терроризировать меня с удвоенной силой. В итоге к концу разговора я была готова согласиться на все, что угодно, вплоть до скоротечной свадьбы с Данте, лишь бы только они от меня отстали. Кажется, они это поняли и приумолкли.
   Я же переводила взгляд с Хэлириан на Ревилиэль и думала, что они в чем-то правы. Правда, каждая по-своему, но зерно истины в их словах есть. Я давно ловила себя на том, что иногда смотрю на Данте не просто как на проводника и боевого товарища. Это было странное чувство - еще не любовь, но уже и не дружба. Мои эмоции были как весы, чаши которых склоняются то в одну, то в другую сторону. Возможно, если я узнаю Данте получше, то наконец-то определюсь, в какую сторону мне склониться, но пока я не могла разобраться сама в себе. Все само придет со временем, вот только я не была уверена, есть ли у меня это время.
  
   Величественный Гномий Кряж постепенно приближался. Вельга-река устремлялась на северо-запад, все ближе к горным цепям, готовясь оборвать свой стремительный бег в Белозерье - огромном озере, от которого было рукой подать до Серого Урочища. Наш путь по воде тоже заканчивался - с каждым часом все четче становились видны заснеженные вершины северной части Гномьего Кряжа, становилось все холоднее, а в ночь, когда орочья галера вошла в воды Белозерья, изморозь впервые покрыла берега белым налетом.
   Мы плыли вдоль правого, более пологого, берега, ожидая, когда же появится единственная деревня на этой стороне Белозерья - Древицы. Из-за того, что до Серого Урочища - небольшой низины, укрытой неприятным, пепельно-серым туманом, было всего две версты, народ весьма неохотно селился в здешних местах. Но в Сером Урочище произрастали редчайшие в Роси травы, причем даже такие, какие нигде больше не росли. К примеру, драконий глаз - невысокий кустик с ярко-желтыми листьями и белесыми ягодами. Ягоды использовались в качестве связующего компонента в весьма ценных зельях и в Стольном Граде шли на вес золота. Проблема была в том, что нигде, кроме Серого Урочища, драконий глаз не рос, а будучи пересаженным, гиб на корню почти моментально. Вот и селились на правом берегу Белозерья травники. Потом, когда им потребовалась охрана, к Белозерью был командирован небольшой отряд витязей. Витязи прижились, небольшое поселение разрослось, но выяснилось, что травники не могут самостоятельно обеспечивать и себя и солдат продуктами питания, поэтому по приказу великого князя в деревню у Серого Урочища были переселены наиболее бедные крестьяне, которых освободили от податей в государственную казну. Более того, каждой крестьянской семье выделили все необходимое для начала новой жизни - одежду, обувь, домашнюю утварь и прочее. К тому же в Древицы на трех кораблях доставили разношерстую домашнюю живность, и деревня ожила, обзавелась крепким частоколом и превратилась в человеческий оплот на границе с нежитью.
   Потому как нежити в Сером Урочище было немеряно, причем даже такой, которая не поддавалась никакой классификации.
   Волхвы долго спорили, откуда же взялось такое уникальное природное образование, как Серое Урочище, но так ни к чему определенному не пришли. Самой распространенной была версия о том, что тысячи полторы лет назад на месте низины ставил опыты какой-то шибко сильный некромант. И, как водится, доэкспериментировался. В итоге низину заволокло густым туманом пепельного цвета, который никогда не рассеивается, к тому же обладает интересным свойством - в нем днем может разгуливать такая нечисть, которая от солнечного света моментально погибает. Именно из-за этого Серое Урочище очень скоро стало последним пристанищем представителей таких видов нежити, которых практически уничтожили в других местах из-за того, что они были чересчур опасны. В общем, прогулка нам предстояла еще та.
   Я стояла у борта галеры, уже с вещами, и рассеянно наблюдала за тем, как суетятся мои друзья, помогая выйти лошадям из трюма. А галера уже подплывала к небольшому одинокому причалу у пологого берега. А на берегу виднелись Древицы, из-за высокого частокола которых выглядывали люди. Впрочем, Вилька мне шепнула, что на вышке она разглядела эльфийского лучника. Выходит, в Древицах живут не только люди, но и инородцы. Я улыбнулась и посмотрела на раскрасневшуюся от холодного ветра подругу.
  -- Виль, кажется, я нашла нам новый дом...
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"