Ева: другие произведения.

Вести с полей. Главы 9-12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Вестей". Текст вычитан не полностью, наверняка еще что-то изменится в финальном варианте, но пока то, что есть. Ляпы можно указывать в комментах,е сли не лень - исправлю. :)


Глава 9.

   Ливень хлестал по окнам, забранным мозаичным стеклом. Сценка была довольно традиционная - что-то абстрактное, вроде бы похожее на льва, вставшего на задние лапы, а на деле - кто его знает. Единственный подсвечник отбрасывал на занавешенные гобеленами стены причудливые тени, которые в сочетании с грозой, которая бушевала за стенами замка, навевали довольно мрачные мысли.
   Прислуга только-только унесла из комнаты здоровущую и, наверное, тяжелую, как не знаю что, бадью с уже остывшей водой, и сейчас я, завернувшись в тяжелый бархатный халат, уныло сидела у камина, расчесывая волосы. И от души жалела, что фена у меня нету. Хотя, даже если бы и был - электричества в этом мире не будет еще лет пятьсот, если не считать магию, способную притянуть энергию молнии. Хотя, мне-то еще ничего, а вот Рейну высушить свою шикарную гриву, доходящую почти до середины спины, будет гораздо более проблематично.
   Я отложила частый гребень и, взяв со скамеечки для ног небольшое овальное зеркало в бронзовой оправе, мрачно взглянула на собственное отражение. От увиденного захотелось сначала материться, потом плакать, а через минуту я с трудом удерживалась, чтобы не запустить ненавистным стеклом в стену. До этого момента я могла только предполагать, как именно я выгляжу, но отражение с лихвой переплюнуло даже самые смелые предположения.
   Знала ведь, что перекрасится надо было, крашеные волосы не седеют! Хотя, кто их знает, но, по крайней мере, такого жуткого эффекта не было бы! После того, как мы с Рейном перенеслись из Москвы сюда, в эту фэнтэзийно-средневековую глушь, выброс силы в момент того жуткого стресса за минуту выбелил мои светло-русые волосы. Но я и представить не могла, что полностью, так, что ни единого темного волоска не осталось... Как Рейн меня не испугался, когда увидел сразу же после перемещения - ума не приложу. Я бы испугалась. С другой стороны - это у меня с эмоциями все в порядке, а у Рейна с этим есть некоторые проблемы, хотя, как мне кажется, собственная невозмутимость его в немалой степени не колышет.
   Хуже всего, что и брови тоже побелели, и теперь выделялись на лице двумя фосфоресцирующими белыми полосками. Ведьма, чисто ведьма, а теперь еще и седая. Зато понятно, почему меня местный люд шугается, обвешивается амулетиками от сглаза, которые я замечала, да только вида не подавала.
   А хозяину замка, тому самому горе-магу, который высчитал что-то в расположении звезд, загадал "на спасение рода людского" и так умудрился выстроить ряд случайностей, что мы с Рейном оказались здесь, вообще надо голову отвинтить. Но не позволяла совесть и банальная лень. Да и не такое у меня было воспитание, чтобы прибить человека на месте за такую подлянку. Хотя и очень хотелось.
   Тоже мне. Пообещал, что если мы поможем отвоевать его земли, а конкретно - этот самый замок от врагов, то он отправит нас домой, да не просто отправит - а еще и одарит чем-то очень нужным и ценным с широкого герцогского плеча. Ну, можно было бы, конечно и отказаться, да вот только все равно для ритуала отправления обратно надо время. Ну, сбор силы, еще какое-то расположение звезд высчитывать. Герцог Арамей что-то долго и заумно объяснял, но состояние у меня было такое, что я вообще мало что воспринимала. Рейн - тот о чем-то негромко рассуждал с герцогом-магом, я же в состоянии полной прострации дергала за прядь белоснежных волос, мимоходом соображая, насколько я постарела внешне. В другой ситуации мне было бы глубоко наплевать на подобный факт, но в тот момент мозги у меня явно как-то переклинило. Я думала о том, что я и так старше Рейна на три года, теперь же вообще буду рядом с ним выглядеть, как выражается одна моя подруга, "старой гусарской лошадью"...
   И вот сейчас, когда я все-таки добралась до зеркала, то крупно об этом пожалела.
   Я никогда не хотела быть блондинкой. Хотела быть рыжей.
   Но белоснежный цвет волос в сочетании с сине-серыми глазами и широким черным ободком по краю радужки превратил меня из юной девушки в леди-зиму, персонаж одного прочитанного когда-то давно рассказа.
   Вечно юная и невероятно древняя, Леди-Зима украшает свои белые волосы ледяной серебряной короной. Ее платье - это снег, толстым одеялом укрывающий землю в разгаре января. Ее шлейф - это студеная вьюга, обвивающая хрупкие плечи Леди-Зимы невесомым покрывалом и поземкой стелящийся по земле. Ее украшения - это замерзшие капельки воды, сверкающие снежинки, блестящие на тонких пальцах самой прекрасной и самой холодной девы во всех мирах...
   И вот сейчас из зеркала на меня смотрело бледное лицо Леди-Зимы с нервно подрагивающей нижней губой и белыми прядями влажных волос, ловящих отблески камина.
   Неврастеничка. Натуральная. И если Рейн не будет шарахаться такого "чуда", как я, все то время, которое мы пробудем здесь, то буду считать, что мне повезло - у него стальные нервы...
   От негромкого стука в дверь я вздрогнула и едва не выронила зеркало на пол. Поймала случайно, да и то потому, что зеркальце запуталось в тяжелых складках бархатного синего халата. Хорошо хоть, что не черного. А то выглядела бы, как привидение, и у Рейна случился бы сердечный приступ.
  -- Да? - Ну, кого черти принесли в такой час? Если это хозяин замка, в него полетит многострадальное зеркало. А если опять прислуга с ее сверхзаботой...
  -- Ксель, это я. Можно войти? - И Рейн, не дожидаясь ответа, приоткрыл тяжелую резную дверь, заглядывая внутрь комнаты.
   Увиденное его впечатлило до такой степени, что глаза у него стали размером с советскую пятикопеечную монету. Я криво улыбнулась и помахала ладошкой. Похоже, шарахаться все-таки будет...
   Рейн переступил порог комнаты, аккуратно прикрывая за собой дверь, и теперь уже была моя очередь округлить глаза. Правда, восхищенно. Потому что Рейн в свободной рубашке из серебристого шелка с вышитыми на ней черными драконами, с темными волнистыми волосами, рассыпавшимися по плечам, смотрелся сногсшибательно. Как говорится - глаза слепит. Интересно, на что рассчитывал хозяин замка, обряжая Рейна подобным образом? Решил за его счет улучшить демографическую ситуацию в замке в целом? Ор-р-р-р-ригинал...
   Тихо щелкнул замок двери, и Рейн наконец-то отошел от порога и приблизился ко мне, глядя на меня сверху вниз. Ну, замечательно, неужели я настолько страшная, что меня надо рассматривать столь серьезно?
  -- Рейн, ты меня не в первый раз в жизни видишь, - буркнула я, кладя зеркало на скамеечку для ног и вставая с кресла, едва не запутавшись в широких складках халата. Вернее, называлось это халатом, а на деле - почти платье. Только длинновато мне - подол по полу волочится, подметая толстый ковер. - Слушай, нам с тобой серьезно поговорить надо. О том, что случилось, и еще много о чем, если честно...
  -- Кажется, что в первый. И поговорить мы с тобой еще успеем, хоть завтра утром. Тебе не кажется, что сейчас слишком позднее время для серьезных разговоров по душам? - негромко ответил он, беря меня за руку и пристально вглядываясь в мое лицо. Так, сейчас я буду язвить, и виновата в этом будет резкая смена обстановка.
  -- Да уж, что со мной разговаривать - ведьма она и ведьма и есть. И, если раньше я хотя бы не была на нее похожа, то теперь точно не спутаешь. Страшная и седая...
  -- Ксель...
  -- Зато теперь можно не притворятся, что разница в возрасте не имеет значение! И, если раньше это было не столь заметно, то теперь однозначно видно. Старая язвительная тетка Ксель! За-а-а-амечательно! - Я уже почти кричала. Н-да, а это уже почти истерика.
  -- Не старая. И не язвительная, - спокойно возразил Рейн, проведя кончиками пальцев по моему лицу. Улыбнулся. - Хорошая. Очень.
  -- Ну, конечно! Хотя, ты прав - нам тут с тобой еще войну выигрывать, как я поняла. Причем почему-то вместе. Ладно, пошло все куда подальше, я свое общество тебе навязывать не буду. Как-нибудь перетерпишь меня здесь, а дома уже без меня как-нибудь...
  -- Я не хочу без тебя. - Медленно, четко выговаривая слова, ответил Рейн, резким рывком притягивая меня к себе. - Я хочу с тобой. И плевать мне, какой у тебя цвет волос.
  -- Ты еще скажи, что жить без меня не можешь, - язвительно отозвалась я, пытаясь отодвинуться от Рейна, но не тут-то было. Что бы он про себя не говорил, но сила у него была, и еще какая.
  -- А если так оно и есть?...
   Дальнейшее не поддавалось никакому цензурному описанию хотя бы потому, что все мысли из моей бедовой головы улетучились напрочь, а холодный и трезвый разум вовсе смылся, на прощание неуверенно вякнув, что в этом замке вряд ли найдутся достаточно эффективные противозачаточные средства. Впрочем, на тот момент на подобные мелочи нам обоим было глубоко наплевать...
   Разум вернулся, как всегда, неожиданно и во время очередного стресса. Ну, а как еще можно назвать ситуацию, когда в процессе снятия чего-то, напоминающего ночную кружевную рубашку с десятком ленточек, над головой слышится томный женский голос, уверенно говорящий, за какую ленточку надо дернуть, чтобы сорочка снялась быстро и без проблем? А если еще открыть глаза и узреть висящую в воздухе полупрозрачную фигуру пышнотелой девицы в алом платье с откровенным декольте? Что бы вы сделали?
   Правильно, я так и поступила.
   Я отпихнула от себя полураздетого Рейна и со словами "Ты ЭТО тоже видишь??!!" обличающе ткнула пальцем в мало что понимающего призрака, зависшего над нами.
   Рейн увидел.
   А потом произошло непонятное. Зрачки у него чуть дрогнули, вытягиваясь в вертикальную щель, а потом плеснуло жгучим ветром, от которого привидение отбросило к ближайшей стене, как ударом кувалды. Я думала, что оно пролетит кладку насквозь, но беззвучно вопящая полупрозрачная девица влетела в стену и со звонким плюхом растеклась по поверхности.
   Я тихо хихикнула, обозревая получившееся живописное пятно на гобелене, с которого на нас смотрели обиженно моргающие карие глаза призрака. Рейн приглушенно выдохнул сквозь зубы, неласково глядя на получившееся пятно, которое плавно стекло на пол вместе с глазами...
   Напряжение, копившееся во мне последние несколько часов, прорвалось-таки наружу, и я совершенно беззастенчиво захохотала во весь голос, откинувшись на подушки и колотя кулаком по перине. Да какой тут секс?? Стоило только вспомнить обиженно моргающие глаза призрака на гобелене как раз в том месте, где была изображена... хм... пятая точка некоего злобного захватчика, склонившегося ниц перед доблестным защитником, героем давно минувших дней, как я начинала хохотать с новой силой. Тут уже думаешь, как бы не задохнуться от смеха, а не о чем-то еще...
   Наконец я отсмеялась, а призрак собрался обратно в томную девицу, правда, несколько потрепанную и обиженную, а Рейн перестал злиться и уже более миролюбиво смотрел на привидение, которое робко постучалось в ближайшую стенку, и обратилось к нам:
  -- Прошу прощения, великолепный господин, но не могли бы вы быть столь милосердны, и развеять наложенное вами заклинание, дабы я могла покинуть пределы этой комнаты? Клянусь, что никогда впредь не помешаю вашему драгоценному уединению...
   Мы с Рейном переглянулись, а потом я, одернув ночнушку, уселась на кровати и поинтересовалась у привидения:
  -- Ну, сама понимаешь, что настроение перебито напрочь. Так что лучше расскажи, за каким тебе понадобилось мешать таким оригинальным способом?
  -- Ой, еще и ведьма... - тихо пробормотало привидение, уныло усаживаясь прямо на воздух. Кажется, идея вмешаться во взаимоотношения колдуна и ведьмы уже не казалась ей такой блестящей...
  -- Да ладно, чего ты так скуксилась? - Я усмехнулась как можно непринужденнее, чувствуя, как гормоны, так и не нашедшие выход, начинают буянить с новой силой. - Мы ж не звери какие. Да и ты все равно уже мертвая, какая тебе разница?
  -- Вот тебя по стене размажут, поймешь, какая, - буркнуло привидение, принимая более развязную позу. Н-да, что ни говори, а при жизни сия дева была очень красивой. Хоть и несколько полноватой по меркам современности двадцать первого века. Впрочем, у нас эталоном красоты почему-то считаются длинноногие "вешалки", которые лично у меня вызывают жалость - ощущение, что девицы поголовно жертвы дистрофии.
  -- А тебе что, больно было? - поинтересовалась я, не удержавшись и потыкав призрака пальцем. Девица захихикала и с воплем "Щекотно!!" переместилась повыше к потолку. Мы с Рейном задрали головы, созерцая привидение, которое внезапно перестало возмущаться и приняло крайне задумчивый вид.
  -- Ксель, а что ты с ней сделала? - тихонько спросил Рейн, наклоняясь к моему уху.
  -- Пальцем потыкала. Знаешь, на ощупь - как густой туман, ничего больше. А она чего-то захихикала...
  -- Эй, вы, двое! - До нахального призрака, по-видимому, уже дошло, что мы - люди незлые, развлекаться путем отфутболивания многострадального привидения об стены не будем, значит, нас можно не боятся. - Вы в курсе, что вы первые за последнюю сотню с чем-то лет, которые меня увидели? А еще и потыкать умудрились, - это уже мне лично. - Милая девушка, да таких, как вы, я учила! А вы позволяете себе такое! - Призрак горделиво одернула подол красного платья и задрала подбородок.
   Рейн пристально посмотрел на привидение, а потом нарочито громким шепотом поинтересовался у меня:
  -- Слушай, по-моему, она нарывается.
  -- По-моему, тоже, - в тон ответила я. Призрак подумала и сменила стиль общения.
  -- Ну, извините, жизненная привычка, никак не избавлюсь. Все-таки, отвыкла я разговаривать с живыми, а других призраков в Ранвелине нет. А раз так случилось, то позвольте представиться, - привидение сделало в воздухе кокетливый книксен. - Я - Аринна Савиньель, бывшая наставница для девиц рода благородного.
  -- Рейн, - кивнул мой товарищ. - А это - Ксель.
  -- Кстати, раз уж представились, то можно вопрос? А наставницей в какой области вы были?
   Нет, мне и впрямь было интересно, чему могла научить благородных девиц такая наставница.
  -- Конечно, делам ложа супружеского и всего, что с этим связано, - томно улыбаясь, пояснила Аринна.
   Ну, кто бы сомневался. С такой-то внешностью.
  -- Кстати, - призрак спустилась пониже и уселась на кровать рядом с Рейном, кокетливо поведя плечиком. - Может быть, на "ты" перейдем, а?
  -- Да без проблем, - ответила я за него, многозначительно перебрав пальцами в воздухе. Аринна сделала вид, что смутилась, но позы не изменила. Впрочем, секунд через пять она глумливо ухмыльнулась и, прижав палец к губам, указала на дверь.
  -- А вас там активно подслушивают и, судя по всему, подглядывают. Меня-то они не видят, только слышать могут, если я сама того захочу, а вот вас...
  -- Что ж это за замок-то? Каждый сунуть нос в чужую спальню норовит, - возмущенно воскликнула я. Рейн же поступил гораздо умнее - он попросту на цыпочках прокрался к двери и вдруг распахнул ее резким пинком.
   Послышался глухой стук, потом матерный возглас, и следом - топот быстро удаляющихся шагов. Н-да, не повезло господам, бесплатная эротика бывает только через дырку в стене женской бани и на нудистских пляжах. За все остальное надо платить. Думаю, что дверным косяком им здорово по лбу прилетело, все-таки, хорошо, что двери в моей комнате открываются не вовнутрь, а наружу. Тем временем Рейн повернулся, и на лице его буквально светилась до ужаса довольная злорадная улыбочка.
  -- Не знаю, кто это был, но утром мы их наверняка опознаем по фингалам либо шишкам на лбу.
  -- Да уж, ты с раскрытием двери не церемонился. До-о-о-обрый, - протянула я, с трудом сдерживая зевок.
  -- Ну, поскольку я убежден, что частная жизнь - понятие неприкосновенное...
  -- Кстати, о неприкосновенности, - вспомнила я. - Иди-ка ты спать. К себе в комнату, - быстро уточнила я, узрев нехорошие огоньки в глубине карих глаз Рейна. - Я уже вторые сутки мечтаю выспаться, а что-то мне подсказывает, что если ты тут останешься, то выспаться не сможем мы оба.
  -- И что же тебе такое подсказывает, а?
  -- Она! - не преминула я перевести стрелки на заинтересованно прислушивавшегося к нашей перепалке призрака. Аринна возмущенно закашлялась, но, к счастью, не успела вставить ни слова, потому что я привела свой последний аргумент. Даже два.
  -- Рейн, ну, подумай сам, эффективных противозачаточных в такой глуши нет и не было, да и я не приветствую секс без любви, а только потому, что гормоны не вовремя возмутились. Так что иди спать, и сегодняшнее происшествие спишем на временное помутнение мозгов, хорошо?
   Небеса согласно прогрохотали мощным громовым раскатом.
  -- Вот видишь, я же говорила! - воодушевилась я, голосом разума активно затыкая позывные гормонов. - Так что спокойной ночи, завтра с утра будем разбираться, в какое... хм... В общем, куда мы влезли и как оттуда выбираться. А сейчас - спать!
   Как ни странно, Рейн послушался. Более того - изумил меня красивым поклоном, отработанным, по-видимому, на какой-то из ролевых игр, и, прохладно пожелав мне хороших снов, скрылся за дверью. Я со вздохом откинулась на подушки, а привидение, задумчиво посмотрев сначала в сторону закрывшейся двери, а затем на меня, негромко выдало:
  -- Ну и дура же ты, Ксель.
   Я только отмахнулась и укрылась одеялом с головой.
   Сама знаю, что дура.
  
   Герцог Арамей сидел в одной из башен замка Ранвелин, погрузившись в звездные карты и старинные книги по магии Древних. Пожелтевшие страницы приходилось переворачивать очень осторожно, буквы едва читались из-за того, что чернила выцвели от времени, но герцог кропотливо изучал страницу за страницей в ярком белом свете магического огонька на плоской железной чаше. Уже второй час он разбирал неровный почерк в невероятно старой книге, которая не рассыпалась в пыль только благодаря наложенным на нее заклинаниям. Похоже, что двое, приехавшие на раздолбанной телеге вместе с травником из богом забытой деревеньки в глухих лесах провинции, и были теми Ключами, на поиски который он потратил несколько лет.
   Еще с времен Древних, оставивших на память о себе Шепчущий Курган, существовало некое предание о двух Ключах, которые сумеют открыть Курган и пробудить спящую в нем силу. Древние, величественная раса, сотворившая эльфов, ушла в небытие, но подарила потомкам некую силу, которая сумеет отворить двери в новые миры и одарить могуществом того, кто пройдет сквозь врата, таящиеся в глубинах Кургана. По крайней мере, так гласила легенда. Сколько в ней было правды, герцог не знал, что, впрочем, не помешало ему в свое время перерыть сотни книг в перерывах между смутными временами в поисках ответа.
   А потом пришли эльфы, которым что-то позарез понадобилось в замке Ранвелин. Поначалу остроухие нелюди действовали миром, то предлагая выкупить замок и прилегающие к нему земли, то пытаясь завладеть замком через брачные союзы, но все без толку. Предки нынешнего графа оказались на редкость упрямыми и принципиальными людьми, не желали ни родниться с Минэрассэ, ни продавать родовой замок, и эльфы отступили. На время, как оказалось. Два года назад эльфы затеяли войну. Даже не войну - все начиналось с мелких стычек на границе, но потом остроухие бессмертники потеряли всякую совесть. До полномасштабных военных действий дело еще не доходило, поскольку правитель не считал необходимым стягивать войска в небольшую провинцию на западе с учетом серьезной угрозы с севера со стороны хадаров, ограничиваясь систематическими посылами небольших рейдов, так что оборона замка полностью легла на плечи герцога Арамея.
   Силы провинции таяли, а эльфы наступали, вот тогда-то Арамей и обратился к тайной силе Древних, на упоминание о которой он натолкнулся еще во время своего обучения магии. Кажется, что терять было нечего, и в тот момент он нашел обряд, помогающий обнаружить Ключи, могущие открыть Шепчущий Курган. Неделю назад Арамей, дождавшись нужного расположения звезд, провел обряд, но, вопреки его ожиданиям, в полупрозрачном кристалле не показался склеп или укромное место, где могли быть спрятаны ключи. Кристалл помутнел и словно налился кровью, а когда его глубины прояснились, то он увидел людей. Парня и девушку, сидевших на траве и озадаченно рассматривающих длинное светлое лезвие эльфийского нарэиля, меча, которым могли владеть только эльфы. Либо сильные маги. Дело в том, что все нарэили, или же, как их иногда называли люди, "сполохи", изначально чаровались так, что если кто-либо, кроме владельца, вынимал меч из ножен, то клинок раскалялся добела, а рукоять вспыхивала огнем, который моментально лишал наглеца рук. Маги могли рискнуть "перенастроить" нарэиль под себя, но это заклинание было слишком рискованным, и немногие из людей становились владельцами таких мечей. У самого Арамея нарэиль был.
   Удивительно, что увиденная в кристалле седовласая девушка держала обнаженный нарэиль совершенно безбоязненно и, несмотря на то, что эльфийкой она явно не была, меч не торопился раскаляться. Значит, она его законная владелица. Интересное дело, право слово. Впрочем, герцог изумился еще больше, когда девушка пристегнула на бедра ножны с длинными узкими клинками, по лезвию которых бежала гравировка в виде язычков пламени. Чего-чего, но хэлкелей в руках человеческой девушки он не ожидал.
   Хэлкэли были парными клинками, наследием Древних. Их изготовляли сами Древние, а после их ухода эльфы передавали секрет металла, из которого делалось тонкое лезвие, от мастера к ученику. Гравировка на лезвии светилась белым огнем при приближении нежити, и ранения этим лезвием уничтожало любого, кто имел непосредственное отношение к магии смерти. "Ледяные" хэлкэли почти не использовались в сражениях - только как ритуальное оружие либо же при охоте на сильную нежить. Как охотники на оборотней брали с собой серебряный кинжал, так эльфы носили с собой хэлкэли...
   Меч в ножнах молодого мужчины не отличался по виду ничем от обычного. Конечно, наверняка сказать было нельзя, но, судя по всему, это был простой, хоть и очень качественный, клинок. Но как раз от спутника девушки шло такое же ощущение, как и от Шепчущего Кургана. Получалось, что Ключами служили живые существа?
   Арамей вновь засел за старинные рукописи, но нигде не было упоминания о том, как эти Ключи использовать. Везде говорилось, что, соединив Ключ Зари с Ключом Заката можно открыть врата Шепчущего Кургана, и тогда наследие Древних будет принадлежать достойному, но вот как соединить Ключи, которые были живыми существами - нигде написано не было. Конечно, поскольку Ключи были противоположного пола, идея, каким образом их можно было соединить, напрашивался сам собой, но Арамею как-то не верилось, что разгадка была столь проста и находилась ниже пояса. Все же, Древние были великими Творцами, и завязать слияние Ключей на банальное спаривание они попросту не могли. Вероятно, требовался какой-то обряд, но вот какой? Конечно, предания эльфов содержат больше информации о Древних, но идти же к ним, в самом деле, чтобы уточнять детали. Эльфы полкоролевства положат, но заберут Ключи себе.
   Герцог дураком не был, и понимал, что замок Ранвелин стоит только потому, что эльфы никак не могли обнаглеть до такой степени, чтобы ударить единым мощным фронтом по его провинции. Мелкие нападки не в счет, но если Минэрассэ объявит войну, замок захватят за несколько дней. Эльфов меньше, чем людей, но они слишком меткие стрелки и хорошие воины. Большая часть войска поляжет еще до того, как успеет вступить в рукопашную, а стены замка хоть и прочные, но долго осаду вряд ли выдержат...
   Арамей отодвинул книгу и откинулся на спинку стула, массируя виски. Гроза, обрушившаяся на стены замка, уже стихала, да и магический огонь в чаше угасал. Скрипнула дверь, и на пороге появилась высокая черноволосая женщина в длинном бордовом платье.
  -- Кейлина? - Арамей поднялся со стула и коснулся руки жены приветственным поцелуем. - Почему ты не спишь?
  -- Потому что мой дражайший супруг проводит ночь не в спальне, а в окружении старинных книг, - улыбнулась та, садясь в свободное кресло. - А теперь поясни, пожалуйста, что случилось, и почему ты пригласил в замок ту странную парочку? Ты мне так ничего и не объяснил.
  -- Эта парочка, как ты их называешь - на самом деле Ключи к Шепчущему Кургану, - Арамей устало уселся за стол и перевернул страницу книги, над изучением которой он сидел с вечера.
  -- Они - Ключи?? - изумленно округлила глаза Кейлин. - Но они же еще совсем дети!
  -- Ничего себе дети, - возразил Арамей. - В их возрасте я уже управлял замком, а ты родила нашего первенца!
  -- Но ведут себя они как дети, оставшиеся без родителей. С седой девушкой я успела перекинуться парой слов - сразу видно, что она держится из последних сил, но на деле - очень устала. Как будто она ребенок, которого разом оторвали от всего родного и увезли в далекую страну. А юноша на самом деле невероятно наивный, и непонятно, как он дожил до своих лет. Откуда они явились?
  -- Если бы я знал, - герцог безрадостно усмехнулся. - В преданиях говорилось, что Ключи явятся из-за Грани между мирами. Похоже, что оттуда они и пришли. По крайней мере, я разговаривал с Рейном, и выяснил, что они действительно перенеслись откуда-то издалека. Я, разумеется, пообещал ему вернуть их обоих обратно, но, честно говоря, понятия не имею, как это сделать. Полагаю, что только Шепчущий Курган может вернуть Ключи туда, откуда они явились, но для этого его необходимо открыть.
  -- И ты обманул его? - вздохнула Кейлина. - Знаешь, у меня от этого Рейна мурашки по коже. Вроде бы наивный юноша, но вечером я столкнулась с ним в одном из коридоров, и глаза у него были уже не те, что днем. Понимаешь, такие глаза бывают у матерого хищника, затаившегося в засаде, но не у юнца, который и меч-то носит ради забавы.
  -- А вот с этим бы я не согласился, - герцог поднялся и протянул руку жене, помогая той встать с кресла. - Движения у него уверенные, разве что не отработанные, а девушка чувствует свой меч. Думаю, если ей дать простое оружие, то она и драться-то толком не сможет, но вот с ее нарэилем она может за себя постоять.
  -- У нее еще и нарэиль есть? - изумилась герцогиня, выходя в дверь, открытую мужем. - Хочешь сказать, что...
  -- Да, девушка - владелица "сполоха". И завтра я хочу посмотреть на нее в деле. В конце концов, чтобы Ключи были на нашей стороне, надо завоевать их доверие.
  -- И ты думаешь, что фехтование на плацу этому поспособствует?
  -- Если это будет обучение новичка мастером - то да.
   Герцог вышел следом за женой, и на захлопнувшейся двери четко проступила красноватая руна, запрещающая вход.
  
   В кои-то веки мне дали выспаться на мягкой перине, а не на соломенном тюфяке, но проснулась я от решительного стука в дверь. Не успела я привычно огрызнуться, как дверь открылась, и в проеме показалась изящная дама в темно-бордовом платье, из разрезов на рукавах которого проглядывала белая нижняя рубашка, а подол почти подметал и без того чистый пол. Пока я пыталась сообразить, что ей от меня понадобилось, дама распахнула окна, впуская свежий ветер, и обернулась ко мне.
  -- Я помощница леди Кейлины, меня зовут Катарина. Госпожа попросила меня помочь вам освоиться в Ранвелине. Сейчас вам принесут воду для умывания и чистую одежду, а вашу я отправлю к прачке. Когда приведете себя в порядок, спускайтесь во двор, там вас будет ожидать герцог Арамей. Вижу, у вас ко мне какие-то вопросы?
  -- Да, секундочку, я только с мыслями соберусь... - Я откинула одеяло и села на кровати, машинально приглаживая растрепавшиеся за ночь волосы. - Катарина, а с чего такая забота?
   Дама нахмурилась, отчего между бровями пролегла тонкая вертикальная морщина, но в следующую секунду она улыбнулась, и сразу стало понятно, что она еще не перешагнула тридцатилетний рубеж - ей можно было дать лет двадцать пять, не больше.
  -- Леди Кейлина предупреждала, что гости, посетившие замок Ранвелин, прибыли очень издалека, и, возможно, их привычки могут показаться мне необычными. В Ранвелине принято оказывать уважение к гостям, это долг хорошего хозяина.
   Мне понадобилась пара секунд, чтобы понять, что "уважаемые гости" - это мы с Рейном. Что ж, повезло, что герцог-маг счел нас все-таки гостями, раз уж сам поспособствовал нашему попаданию сюда, а не сделал рожу кирпичом, доказывая, что его хата с краю и вообще он тут не при чем. Раз так - то буду предельно вежливой, к тому же, русоволосая Катарина мне понравилась. Из таких девушек получаются замечательные наставницы и преподаватели - в моем времени. А раз я решила быть примерной девочкой, то неплохо было бы вспомнить элементарные правила этикета и хотя бы представиться.
  -- Ой, простите, что сразу не представилась. - Я улыбнулась и потянулась за халатом - все же, несколько невежливо беседовать в ночнушке. - Златорожская Максимилиана, но для удобства можно просто Ксель. Простите, что не представилась сразу, просто не сообразила с утра пораньше.
  -- Ничего себе утро, - улыбнулась Катарина, разом перестав напоминать университетского преподавателя. - Уже солнце давно взошло, а герцогское войско успело начать тренировку на заднем дворе.
  -- Стоп, а зачем там я? - запоздало спохватилась я, но ответить Катарина не успела, потому что дверь распахнулась во второй раз за это утро, и в комнату торжественно вошли две служанки, одна из которых держала в руках кувшин, полотенце и небольшой медный тазик, а вторая несла стопку белой одежды. Хорошо хоть, что белые тапочки не принесли. И на том спасибо.
  -- Думаю, что герцог вам на месте объяснит, но он просил передать, чтобы вы взяли с собой свой меч.
   Ну, все. Точно будет проверять "на вшивость", то есть на умение владеть мечом. А владею я им на уровне среднего ролевика, в боях-то выкручивалась в основном за счет ловкости и прыгучести - попасть по мне, скачущей по полянке не хуже горной козы, было довольно сложно. Но там - ребята, всего лишь играющие в воинов, а здесь - настоящие бойцы. И хорошо, если поначалу тренировки будут проходить на деревянных тренировочных, потому что, хоть я и научилась держать удар, но на заточенных клинках не дралась ни разу. Короткая стычка с нежитью не в счет.
   Катарина, увидев мое скуксившееся личико, улыбнулась и мягко заметила:
  -- Не волнуйтесь. Не думаю, что герцог будет муштровать такую хорошенькую и хрупкую девушку, как вы. Да и не к лицу женщине держать меч, - чуточку неодобрительно добавила она.
  -- Жизнь заставила, - туманно ответила я и принялась умываться. Покончив с этим, я выглянула из довольно жесткого полотенца и посмотрела на ставшую неуловимо серьезной Катарину.
  -- Тогда пусть ваша рука будет твердой. - Девушка присела в легком подобии реверанса и прошествовала к дверям в сопровождении служанок, оставивших мне стопку одежды на краешке кровати. Я же только озадаченно посмотрела ей вслед, понимая, что либо я сказала что-то не то, либо у нее самой жизнь не настолько легкая, как могла показаться вначале.
   Ну, раздумья раздумьями, а опаздывать я не любила. Поэтому я торопливо развернула принесенную одежду и негромко присвистнула. Кто сказал, что меня собрались обрядить как привидение? Да ни в одном глазу! Белой была только рубашка из тонкого льна, доходившая мне до колена, а штаны и нечто вроде туники без рукавов - немаркого коричневого цвета. Ни дать ни взять - местная военная форма. По крайней мере, у здешних воинов, не находившихся в дозоре на стенах, я видела точно такие же. Приехали. Интересно, а Рейна обрядят точно так же, или только мне такая радость досталась?
   Да еще на два размера больше, чем надо. Видимо, одежда шилась на рослого мальчика лет шестнадцати, проходящего обучение в местном гарнизоне. Ну и ладно, рукава можно подвернуть, талию подпоясать прилагавшимся к одежде плетеным кожаным ремешком - и получается хиппующая дева восьмидесятых. Мне бы еще ромашку в волосы и побольше бисерных фенечек на оба запястья - и любая тусовка "детей цветов" примет меня за свою. Хорошо хоть, что полусапожки остались мои собственные. Надеть одежду, которая мне велика - это ерунда, но вот ходить в неудобной обуви - это удовольствие гораздо ниже среднего. Я подхватила свой меч, покоившийся в ножнах у изголовья кровати, и вышла за дверь, лихорадочно вспоминая, куда же надо свернуть в лабиринте замковых переходов, чтобы попасть на нужный мне задний двор.
   Задачка оказалась не из легких - народ, повстречавшийся со мной в темном коридоре, моментально вспоминал, что у него срочные дела, и сматывался в неизвестном направлении прежде, чем я успевала задать вопрос. И бродить бы мне так до вечера, если бы мне не повстречался паренек лет семнадцати в точно такой же одежде, как и я. Завидев меня, он резко затормозил, а потом выпалил:
  -- Господин уже давно ждет тебя на заднем дворе!
  -- Спасибо, я в курсе, - недовольно буркнула я. - Мне бы еще показали, в какую сторону идти до этого двора - мигом бы добралась.
  -- Так пошли, покажу, - приосанился паренек. Ну, а мне-то что. Значит, пойдем.
  -- Веди давай, - царственно кивнула я, стараясь не замечать заинтересованный блеск в карих глазах. Вот еще, несовершеннолетнего мне еще в поклонники не хватало.
   Впрочем, тот явно думал иначе. Пока он вел меня до места, уже успел сообщить, что звать его Никодимом, родителей нет, но он уже считается одним из самых перспективных учеников. Мол, еще год-другой - и будет принят в герцогскую сотню. А ведь воину нужна жена - беречь семейный очаг и рожать детей...
   На детях я очнулась от прострации, в которой пребывала, раздумывая о чем-то своем и не вслушиваясь в речь Никодима, и решила уточнить.
  -- Никодим, а лет-то тебе сколько?
  -- Семнадцать через два месяца! - радостно заявил малец, гордо глядя на меня. Ага, я и забыла, что временами могу выглядеть на шестнадцать. А здесь это, кажется, самый лучший возраст для невесты. Ну-ну...
  -- Мал еще, - высокомерно ответила я. - На горшок и в люльку. Подрасти сначала, а потом о женитьбе думай.
  -- А тебе-то сколько? - надулся паренек. - Ишь ты, думаешь, если меч таскаешь, то уже и все можно? А баба - она баба и есть.
  -- Двадцать один мне, - усмехнулась я и ускорила шаг, благо выход на вожделенный задний двор уже маячил впереди.
   Впрочем, можно было спокойно идти на звук и не заблудиться, потому что лязг сталкивающихся друг с другом мечей спутать с чем-либо еще было нереально. По крайней мере, когда мы еще в Москве устраивали тренировки в каком-нибудь лесопарке, то при опоздании чаще всего находили свою группу, ориентируясь на звук. Вот и сейчас я вышла на лязг металла и глухой стук - похоже, что использовались не только стальные, но и деревянные тренировочные мечи.
   И не ошиблась.
   На заднем дворе уже вовсю шла муштра гарнизонного войска. Кто-то упражнялся с мечами, пару раз мимо меня пронеслись воины с камнями в руках, но основное внимание было приковано к относительно небольшой площадке, чисто символически огороженной несильно натянутой веревкой на колышках, вбитых между камнями мостовой. Там шли тренировки на затупленных клинках, и в данный момент один из воинов, обряженный в легкую кольчугу, надетую поверх чего-то вроде стеганки, сосредоточенно теснил другого, тоже в кольчуге и блестящем шлеме с опущенным забралом. Поединок кончился как раз тогда, когда я подошла ближе. Во-первых, один воин красиво выбил меч из рук другого, а во-вторых, меня наконец-то заметили, и по лицам стоявших рядом с "ареной" мужчин пробежало неприкрытое недовольство. Ну, да, тут страна непуганых шовинистов, что поделать. Но прежде, чем народ успел высказать свое возмущение вслух, победитель на "арене" снял шлем, и я узрела улыбающегося герцога.
  -- Ксель, наконец-то вы объявились. Добро пожаловать.
  -- И вам добрый день, ваше сиятельство. Могу я поинтересоваться, зачем я вам понадобилась здесь?
  -- Ну, как зачем? - Арамей улыбнулся еще шире, и я поняла, что особо изощренной гадости не избежать. - Хотелось с вами пофехтовать. Вы не против?
   Вот, я же говорила...
   Тем временем противник Арамея стянул с головы шлем, и я с изумлением увидела встрепанного запыхавшегося Рейна. Так, теперь понятно, куда он делся. Ну, и кто он после этого? Мальчишка, блин. Ему бы только мечами помахаться, а уж на стали - самое милое дело. Дома на стали он биться не рисковал, все же, у реконструкторов, по слухам, синяков и ссадин не бывает - сразу переломы, а здесь Рейн как с цепи сорвался. Видимо, всамделишный клинок и встреча с настоящей нежитью что-то переклинили в его юных мозгах, и там появилась лишняя извилина. Может, это и к лучшему, здесь его потренируют настоящие воины, которые умеют обучать новичков так, чтобы они ходили побитые, но в любой момент могли встать в строй. То есть ему тут ничего не сломают. Уже хорошо...
  -- Рейн, чудо в перьях, а ты что здесь забыл? - поинтересовалась я. Но ответил мне Арамей.
  -- Тренируется он, разумеется. Все же, впереди нелегкие времена. Конечно, я постараюсь, чтобы вы не оказались на поле битвы, но если враг сметет наши укрепления, то вам придется защищать собственную жизнь. А, может, и жизнь тех, кто слабее вас и не в состоянии защитить себя сам. А теперь, леди Ксель, если позволите...
   Арамей отложил тренировочный меч и взялся за другой, который все это время висел у него на поясе в простых деревянных ножнах, украшенных серебряными завитушками. Утреннее солнце заиграло на лезвии, золотым огнем вспыхнула гравировка - меч у герцога оказался таким же, как и у меня, разве что у меня гравировка была в виде россыпи восьмиконечных звезд, а у герцога - отдаленно напоминала языки пламени. Арамей улыбнулся и нежно провел кончиками пальцев по мечу.
  -- Это нарэиль. Он редко подчиняется людям, служит в основном своим создателям, эльфам. Он может направить руку своего владельца так, что она нанесет смертельный удар даже закованному в броню воину. Он может отвести от владельца смертельный удар. И сейчас я бы хотел посмотреть, как вы, леди Ксель, владеете своим нарэилем. Кстати, вы дали ему имя?
  -- Нет, а нужно было? - я смущенно сжала ремень, пересекающий грудь. Конечно, катана, из которой получился меч.. нарэиль... В общем, прозвище у нее было, но стебное и явно не подходящее к этому мечу. А вообще, в Москве я еще не обзавелась таким оружием, который могла бы назвать своим. У Рейна поименованный меч был, как раз тот самый тексталевый двуруч, но его имечко я не помнила, и по-тихому обзывала "дурой".
  -- Разумеется. Давая мечу имя, вы становитесь его настоящим владельцем. И другом. Может, стоит назвать меч прямо сейчас? Он ведь, насколько я знаю, еще не был в бою?
  -- Не был, - подтвердила я.
   И как мне его назвать? Вроде бы, это должно быть мужское имя...
  -- Протектор.
   Название, нет, теперь уже имя для меча, сорвалось с губ само собой. А что, подходит. Ведь "protector" означает "защитник". Пусть меня защищает меч, когда больше некому будет меня защищать. Когда никого не будет рядом, чтобы закрыть меня щитом. Тогда клинок нарэиля отведет смертоносный удар, а у меня появится еще один шанс...
   И откуда такие мысли вообще взялись?
   С потолка, как сказала бы моя мама.
  -- Ну, так вы готовы, леди Ксель? Возможно, вам стоило бы одеть кольчугу, все же нарэили весьма остры и, хоть я постараюсь не задевать вас очень сильно, мне не хотелось бы случайно вас поранить.
   Я красочно представила, как я буду двигаться в тяжеленной кольчуге килограмм в десять весом и помотала головой.
  -- Лучше что-нибудь вроде плотной свободной куртки и перчатки.
  -- Ну, как пожелаете, - Арамей кивнул мне и кто-то из мальчишек, стоявших рядом с "ареной" унесся в сторону невысокой постройки. Вернулся он, спустя минут пять, неся что-то из коричневой кожи и подозрительно звякая чем-то стальным.
  -- Вот, господин. Куртку взял самую маленькую, но латные перчатки все равно велики для... леди, - смущенно доложил паренек, протягивая мне добытое. Ну, что есть - того хватит.
  -- Спасибо, - поблагодарила я, снимая нарэиль и надевая куртку, которая, разумеется, оказалась мне велика. Хорошо хоть, что манжеты затягивались прочным шнуром, и я сумела с помощью Рейна затянуть шнуровку на рукавах так, чтобы они не сваливались, но от перчаток пришлось отказаться. Ладно, переживем. Будем надеяться, что Арамей не имеет привычки долбать по пальцам, потому что в таком случае я останусь без них. Гарда у нарэиля похожа на полумесяц, ею можно зацепить лезвие противника, но пальцы в случае чего она не защитит. - Ладно, ваше сиятельство, можем начинать.
  -- Ксель, будь осторожнее, - тихо шепнул Рейн мне на ухо.
  -- Не волнуйся, меня не убьют. Правда, биться мы будем на нарэилях...
  -- На заточенных мечах?!
   Хм, интересно, в каком танке он сидел, если не слышал? Впрочем, это на него очень похоже - стоять рядом и не слышать диалога, который ведется без его участия. Вот и сейчас - пропустил мимо ушей то, что сейчас я буду фехтовать заточенным мечом без доспехов, поэтому и глаза по пять советских копеек.
  -- Что ж, леди, прошу вас! - Арамей улыбнулся и отвесил чуть ироничный поклон, отведя нарэиль в сторону. Я глубоко вздохнула и переступила веревку, ограждающую "арену".
  

Глава 10.

   Честное слово, я думала, что скончаюсь. Арамей совершенно нещадным образом гонял меня по площадке вначале нарэилем, отчего я обзавелась энным количеством мелких и тонких порезов, а потом, когда я наконец-то обозлилась и начала более-менее отражать его удары, чувствуя, как меч сам направляет мою руку, герцог объявил перерыв. Я радостно свалила с площадки, буквально падая от усталости, но стоило мне только отдышаться, как Арамей решил погонять меня по второму разу. Отказаться мне не хватило духу - слишком уж много ехидных взглядов бывалых воинов было на меня направлено. И, по-моему, только у Рейна он был оценивающим. И, похож, одобрительным.
   На этот раз мне вручили деревянный тренировочный меч, и вот тут Арамей оторвался по полной. Если с нарэилем он как-то сдерживался, все же, оружие было заточено, и очень хорошо, то с деревянным мечом можно было не волноваться, что прирежет меня ненароком. Короче, когда я уходила с тренировки, у меня были отбиты все ноги и ребра. Все же, я могла быть сколь угодно шустрой, но против тренированного воина, коим являлся герцог Ранвелин, мне не продержаться. Хотя, когда я сваливала с заднего двора, Арамей меня окликнул и во всеуслышанье заявил, что, быть может, сейчас я и никудышный фехтовальщик, но перспектива роста у меня есть. К тому же, как выяснилось, дерусь я все равно лучше, чем большая часть здешних новичков, которые и мечом-то машут, как лопатой.
   Так или иначе, но я вернулась в комнату, отведенную мне, где уже находилась деревянная лохань с горячей водой, на полочке у края которой лежало чистое полотенце и какой-то эмалированный глиняный горшочек с крышкой. Я незамедлительно заглянула туда. Мыло. Похоже на наше жидкое, только непрозрачное, с приятным запахом лаванды и свежескошенной травы. Интересное сочетание.
   Я быстро разделась, попутно отметив, что завтра мне будет очень трудно вставать - по всем бедрам и ребрам уже начинали расплываться бесформенные синяки - и залезла в горячую воду. Все, я почти счастлива. Все-таки, после жесткой тренировки горячая ванна - лучшее, что можно было придумать. Надо будет обязательно поблагодарить заботливую хозяйку.
   Мои размышления прервал стук в дверь.
  -- Леди Ксель? К вам можно?
  -- В общем-то да, - я чуть привстала, чтобы увидеть, как Катарина, все так же безупречно выглядевшая, как и ранним утром, заходит в комнату. Девушка бросила взгляд на мои посиневшие от ударов тренировочным мечом пальцы, и охнула.
  -- Леди, это герцог вас так?
   Я озадаченно покосилась на свои руки. Ну-у-у-у, через перчатки было не так уж и больно, к тому же, на тренировках в Москве мне прилетало сильнее. Тут герцог хоть силу соизмерял так, чтобы не переломать мне в случае чего кости.
  -- Получается, что да. На тренировке. Я неправильно подставляла меч под удары.
  -- Но это же возмутительно! - Катарина подошла ближе, и узрела еще и синяки на предплечьях. Я добавила.
  -- Ниже синяки тоже есть. Кстати, Катарина, у вас никакой лечебной мази нет?
  -- Есть, конечно! Ох, ну, зачем ты полезла в это ремесло, сидела бы дома, да детей растила. А ты все в рыцарки... - Видимо, Катарина сама не заметила, как перешла на "ты", но мне это понравилось. Девушка сочувствовала действительно искренне, да и теплом от нее веяло, как от старшей сестры. - Сейчас позову прислугу, она принесет.
   Катарина уже сделала шаг к висевшему над кроватью толстому шнуру, видимо, звонку, когда наконец-то осознала, что нарушила этикет.
  -- О, простите меня, леди Ксель, что я допустила подобную формальность по отношению к вам. Просто я действительно возмущена поведением герцога относительно такой хрупкой девушки, как вы.
  -- Катарина, у меня есть просьба. Быть может, мы все-таки на "ты" перейдем? Если, конечно, это для вас приемлемо...
   Девушка на несколько секунд задумалась. Молча дернула за шнур. Обернулась ко мне.
  -- Конечно, Ксель. Я совсем не против. Мне кажется, что ты - не совсем обычная девушка. Все же, в нашей стране девушки нечасто берутся за оружие. Еще реже путешествуют в компании молодого человека, который ей не родственник и не муж.
  -- И даже не жених, - поддакнула я, черпая из горшочка мыло и начиная промывать свои седые волосы. - Просто друг.
  -- Разве? - Катарина лукаво улыбнулась. - Наверное, это не совсем мое дело, но смотрит-то он на тебя не как на боевую подругу. Да и по нашим служанкам ни разу не прошелся, словно хранит обет верности. Другой гость уже давно хоть кого-то, да затащил на сеновал, а служанка и рада бы. Друг твой все же и лицом красив, и статный, молодой...
  -- Ну, расписала, - смутилась я, с трудом намыливая голову негнущимися пальцами. - Эдак мне надо еще цеплять и окольцовывать, пока к другой не улетел.
  -- В общем-то, да. - Вздохнула Катарина, подходя к лохани. - Тебе помочь? А то я вижу, что пальцы у тебя совсем не гнуться. Надо будет леди Кайлине сказать, пусть ее муж тебя гоняет поаккуратнее. Ты же все-таки девушка, а не парнишка, мечтающий поступить в гарнизон.
  -- А я думала, что помогать прислуга должна. Но была бы тебе очень благодарна. - Я опустила руки, давая возможность Катарине заняться моей головой.
  -- Так оно и есть. - Девушка аккуратно начала вспенивать мыло на моих волосах. - Но у меня ощущение, будто бы мы с тобой знакомы если не всю жизнь, то хотя бы долгие годы. Знаешь, когда-то я тоже мечтала стать воительницей, быть свободной и путешествовать с мечом на поясе. А сейчас уже время ушло, я вышла замуж, и, по правде говоря, ни о чем не жалею. Хотя, конечно, иногда накатывает. А увидев тебя, я словно встретилась с самой собой. Такой, какой я была в двадцать лет. Кстати, что у тебя с волосами? Я никогда не видела такого странного цвета. Совсем белые...
  -- Седые они, Катя.. То есть Катарина. Тут колдовство было замешано, от того и поседела, - вздохнула я.
  -- Ты колдунья? - пальцы Катарины замерли.
  -- Не совсем. Скорее, просто интуиция очень хорошая. А с колдовством герцог поспособствовал.
  -- Жаль... А то у нас, помимо милорда Арамея есть одна ведьма. Молодая совсем и, как мне кажется, злая. Правда, на людях она себя ведет более, чем прилично - такая отзывчивая, вроде бы, помочь стремится. Но у меня от нее мурашки по коже. Потому что иногда ее взгляд просто спиной ощущаешь. И не злобный вроде.. а неприятный.
  -- Бывают такие, - вздохнула я. - Они сами очень хотят стать добрыми и хорошими, действительно хотят, но когда-то давно они уже выбрали не свет, а тьму, и от этого выбора уже никуда не денешься. И не исправишься. Все равно сущность возьмет свое. Рано или поздно.
  -- Грустно, получается, что она когда-то давно ошиблась, и теперь от этого ей никуда не деться?
  -- Получается, что так. За некоторые решения мы платим всю оставшуюся жизнь.
  -- Сложно-то у вас как. Ксель, закрой глаза, я сейчас мыло смывать буду.
   Я послушалась, и тотчас на голову мне вылилось полкувшина теплой ароматизированной воды. Фыркнула, как кошка, когда чуть горьковатая жидкость залилась мне в нос, и только потом рискнула приоткрыть глаза.
  -- Все, можешь вылезать, - Катарина протянула мне широкое банное полотенце из отбеленного льна и помогла выбраться из бадьи по скользким ступенькам. Увидела синяки, уже расплывающиеся по бедрам, и тихо ахнула.
  -- Ксель, похоже, что тебе лучше пока не надевать платья с разрезами по бокам. Иначе подумают, что тебя либо жестоко избили, либо изнасиловали, либо то и другое вместе. Да где же прислуга, а?
   Стоило вспомнить об этом, как в дверь постучали. Я справедливо заподозрила, что девушка с любопытными карими глазами какое-то время банально подслушивала у замочной скважины, но говорить вслух об этом не стала.
  -- Леди Катарина, вы звали?
  -- Звала, и уже довольно давно. Принеси набор заживляющих мазей. Да поживее. И позови кого-нибудь с кухни, чтобы унесли бадью.
  -- Слушаюсь, госпожа.
   Девушка вымелась за дверь моментально, а я, усевшись на кровать, скептически оглядела собственные коленки. Н-да-а-а-а, если Рейн это увидит - на тренировки больше не пустит. Хотя раньше к моим "боевым ранениям" он относился как-то спокойно, но после истории с Белой Невестой. Кстати, о Белой Невесте...
   Я оглянулась вокруг в поисках зеркала и, не найдя оного, окликнула Катарину.
  -- Слушай, посмотри, следы на моей шее еще видно? А то я зеркала поблизости не наблюдаю.
  -- Какие именно следы? - Улыбнулась Катарина, но, приглядевшись, помрачнела. - Ксель, это ведь не следы после бурной ночи.
  -- Ага, это памятка от одной нежитевидной особы, - буркнула я. - Сильно заметно?
  -- Да нет, не очень. А если волосы распустишь - то и совсем не разглядишь, если не знаешь, что и где искать. А как так получилось-то? И... Ты ведь осталась человеком?
  -- Разумеется, осталась, - поспешила я ее успокоить, в доказательство выставляя руку на лучик солнца, пригревшийся на покрывале кровати. - Видишь, солнышка не чураюсь...
   Рассказ занял с полчаса. В урезанной и откорректированной версии. В процессе разговора прибыла нужная мазь, была унесена бадья с мыльной водой, а мне донесли мою выстиранную и выглаженную одежду. Катарина, не теряя нити рассказа, критически окинула мое походное одеяние и заявила, что леди в таком виде по замку ходить не должны.
  -- То есть? - Я посмотрела на вполне себе приличный наряд. - А что в нем не так?
  -- Леди должны ходить в платьях, за исключением тех случаев, когда находятся в дороге или тренируются с мечом, как ты сегодня. Здесь ты в гостях. Вот поедешь опять куда-нибудь со своими мечами - наденешь брюки. А пока я тебе у себя что-нибудь подберу, все же, мы с тобой примерно одинаковы. Подожди меня немного, ладно?
  -- Конечно, куда я денусь.
   Катарина вышла из комнаты, и минут через десять уже вернулась, неся в руках что-то в бежевых и коричневых тонах. Этим "что-то" оказалась тонкое льняное платье с широкими рукавами и длиной почти в пол, поверх которого одевалась темно-коричневая туника без рукавов с разрезами по бокам почти до пояса. Ко всему этому еще прилагался расшитый кушак, дважды оборачивающийся вокруг талии и свисавший концами почти до колен. Полусапожки я и на этот раз оставила свои, но то, что в итоге получилось, мне весьма понравилось.
  -- Спасибо тебе огромное!! - Я широко улыбнулась. - Что бы я без тебя делала?
  -- Ходила бы, как мальчишка, - усмехнулась Катарина. - Думаю, мы чуть позже увидимся, наверняка сейчас я нужна госпоже Кайлин.
  -- Ага, а мне еще своего друга найти надо. Просто интересно, как он себя чувствует после тренировки с герцогом.
  -- Не лучше, чем ты - это точно.
   Я присела в неловком реверансе, вызвав еще одну улыбку Катарины, и вышла за дверь, стучась в комнату Рейна, находящуюся по соседству. Ответом мне была тишина, посему я пошла по коридору в надежде, что где-нибудь поблизости все же наткнусь на него.
  
   В процессе поисков выяснилось, что два самых натыкаемых человека во всем замке - это Родомир, который, как мне казалось, прятался за каждым поворотом - так часто я его встречала, и сам герцог Ранвелин, но тому-то вроде как по должности полагается одновременно быть везде и повсюду. Правда, несколько раз я еще встречалась с местной знахаркой, темноволосой невысокой девушкой, постоянно идущую куда-то то с пучками трав, то с плотно прикрытыми горшочками и склянками. Не понравилась она мне. Ощущение недовольства и злости от нее шло, как жар от раскаленной докрасна печи. И как только герцог темную ведьму у себя на службе держит и не опасается.. Хотя, ему-то чего опасаться - сила у Арамея была такой, что его разве что Рейн в период обострения нечеловеческой ярости одолеет. Ладно, думаю, у него свои какие-то соображения на этот счет. Мне тут не жить, разве что до окончания военных действий, и одна надежда - что они не затянутся надолго.
   Угу, только вот закон подлости говорит о том, что оные действия могут затянуться не на один год. Сколько там у нас холодная война длилась? Лет двадцать? Ну-ну, кто как, но я столько ждать не намерена.
  -- Ксель!
   Нет, ну, как это называется?! Я его по всему замку ищу, а он меня сам нашел.
  -- А я тебя ищу везде, - так, попытка улыбнуться провалилась, видимо, надо будет в следующий раз попросить Арамея наносить удары послабее.
  -- Взаимно, - а вот Рейну улыбка удалась лучше. По крайней мере, по нему не скажешь, что его молотили на плацу наравне со всеми. - Я тебя тоже полдня ищу. Как ты?
  -- Местами нормально, местами побитая, но жить буду, - попыталась отшутиться я. Не сработало, а жаль.
  -- Ксель, ты же девушка. А здесь грядет настоящая война, а не ролевой выезд. Тут уже не игра.
  -- Можно подумать, я не знаю.
   Я отошла к окну, забранным мозаичным витражом и вгляделась в раскинувшийся за замковыми стенами вековой лес. Вздохнула. Коснулась кончиками пальцев холодного стекла.
  -- Рейн, я знаю что это все уже далеко не игра. С того момента, когда я.. дотянулась до чего-то в твоей душе. Что-то, чего иногда боюсь даже я, хоть и знаю, что оно мне вреда не причинит. Понимаешь, о чем я?
  -- Понимаю. - Рейн шагнул ближе и обнял меня за плечи. Очень осторожно, будто бы боялся причинить мне вред случайным движением. - Ты помнишь, как я представился при знакомстве?
  -- Помню, - я улыбнулась, вспомнив ироничного парня, с многозначительной улыбкой оглядывавший нашу девчоночью компанию. - Рейн э'Тьернал.
  -- Но ты никогда не спрашивала, почему.
  -- Знаешь, я как-то считала, что это твое право. Я ведь твое настоящее имя-то не сразу узнала.
  -- Так вот, это прозвище, вернее, самоназвание, пошло от английского "Rein Eternal", что означает "вечный контроль". Это имя - напоминание для меня самого, потому что я должен контролировать тог, что живет внутри меня самого. Своего Зверя, если тебе так удобнее.
  -- То, что я умудрилась вытащить из тебя тогда? - негромко уточнила я, уже осознавая, что не просто сотворила нечто из рук вон выходящее, а поломала жизнь человеку, который значит для меня слишком многое. Я не знала, что те путы, которые я играючи смела своей кровью, были наложены сами Рейном, упрятавшим эту часть себя под замок, потому что не был уверен в том, что сможет это удержать. Я стала человеком, которая выдернул предохранитель, и теперь неизвестно, когда в очередной раз бабахнет бомба под названием "темная сторона Рейна".
  -- Именно. Я не виню тебя ни в чем. Я тебе благодарен. Все же я предпочитаю оставаться самим собой, пусть теперь мне и нелегко держать свои ... порывы, скажем так, в узде, но я справлялся раньше. Справлюсь и сейчас. Это лучше, нежели быть слугой нежити.
  -- Но лучше ли, чем быть моим слугой?
   Жестоко, но правда. Я не хотела становиться Хозяйкой этой сущности с плащом из осколков тьмы, который может становиться смертоносным оружием, потому что это накладывает слишком большие обязательства. Мы в ответе за тех, кого приручили. За темные сущности тоже. И, откровенно говоря, мне страшно. Потому что я не знаю, что взбредет в голову тому смертельно опасному Зверю, который овладевает Рейном в моменты ярости.. или от желания помочь мне.
   От Рейна внезапно повеяло ледяным ветром, в котором ощущались уже ставшие привычными жгучие искорки, отголоски разгорающегося пламени. Плечи мои обвили полы черного плаща с рваным краем, который сейчас не обращался в лезвия бритвенной остроты - просто лоскуты нежного и почти теплого шелка.
  -- Знаешь, лучше.. если это служение добровольно. Не думай, что я ничего не помню с той ночи. Я помню и вкус твоей крови, и то, как ты приказала мне быть свободным... И я сам выбрал право защищать тебя и приходить по твоему зову. Ты дала мне свободу.. а я подарил ее тебе. Потому что я сам так захотел.
   Я обернулась и столкнулась взглядом с глазами цвета замерзшего в кружке чая. С трещиной узкого вертикального зрачка. Я не думала, что карие глаза могут казаться холодными, но эти - могли.
  -- Ты меня боишься?
   А смысл врать? Тонкая алая нить с серебристыми проблесками натянулась, как поводок. Струна от сердца к сердцу, от души к душе.
  -- Ты же знаешь, что да.
  -- Почему? - Холодные глаза, в которых танцевали искры пламени, оказались слишком близко. - Ты же знаешь, что тебе я не причиню вреда. Что без твоего разрешения ничего не случится. Что я сделаю с тобой только то, что ты мне позволишь сделать. Не больше. Но и не меньше.
  -- Этого-то и боюсь, - я попыталась улыбнуться, но улыбка вышла какой-то фальшивой и вымученной.
  -- Что, слишком велико искушение? - А вот теперь карие глаза Зверя смеялись.
  -- Возможно, - а говорить правду, оказывается, не так уж и сложно. - Верни Рейна.
  -- Ксель, ты что, так и не поняла? Нет "его" и "меня". Мы с самого начала были одним целым. Я - то, что он хочет скрыть от самого себя. Я его часть, его скрытые возможности и желания, в которых он не хочет признаваться самому себе. И благодаря тебе все возвращается на круги своя. Ты думаешь, легко быть запертым внутри самого себя? Быть разделенным на свет и тьму? Когда в душе каждого лишь сумерки, гармония этих двух половин? А сейчас мы оба свободны. И постепенно обретаем самих себя. Становясь одним, как должно было быть с самого начала.
  -- Рейн... - Я глубоко вздохнула и прикрыла глаза. - Я отвечаю за вас обоих. За то, чтобы вы вернулись домой... Ты вернулся. А сейчас впереди не пойми чего, и я не могу еще и разбираться с этим. Если возможно, чтобы твоя "темная сторона" появлялась как можно реже - то пусть так и будет...
  -- Как скажешь...
   Поток зимнего ветра угас, словно выключенный нажатием кнопки. Ощущение теплого шелка на плечах - тоже, а когда я открыла глаза, то поняла, что все вернулось на круги своя. Потому что Рейн смотрел на меня привычным человеческим взглядом. Только вот грусти в нем было непомерно больше.
  -- Ксель, он больше не вернется. Пока не возникнет что-то, с чем не смогу справиться я.
  -- Так ведь это хорошо! - улыбнулась я. - Или.. нет?
  -- Не знаю. Все же, он часть меня... Извини, мне нужно идти. Если я буду тебе нужен - просто позови.
   Он легонько коснулся губами моей щеки и, развернувшись, ушел по коридору в сторону выхода из замка. Я же стояла, как соляной столп, просто глядя ему вслед и соображая, в каком именно месте я совершила откровеннейшую глупость. Процесс рефлексии захватил меня настолько, что высунувшаяся прямо из каменной стены Аринна напугала меня едва ли не до инфаркта.
  -- Привет, замороженная!
  -- Ой, мать-перемать, Аринна! Нельзя же настолько пугать!! - выдохнула я, когда сумела говорить более-менее цензурно. Привидение довольно улыбнулось и уселось рядом прямо на воздух в довольно фривольной позе.
  -- Ксель, ну чего тебе для полного счастья в жизни не хватает? Ведете себя, как два идиота. Ну, если тянет вас обоих друг к другу, чего затевать тягомотину с разговорами? Переспали бы и успокоились. Вот я при жизни... - Аринна мечтательно улыбнулась, впрочем, в ностальгию призрак не впала, уставившись на меня пристальным взором. - Мне что, слетать к нему и прямым текстом сказать, что ты его хочешь? Так это я мигом, одна нога здесь, другая там!
  -- Ну уж нет! Стоя-а-а-а-ать!
   Мой командный оклик сработал, как нельзя лучше. Аринна зависла в воздухе, подобно воздушному шарику, не делая никаких попыток сдвинуться с места. А секунду спустя раздался ее обиженный голос.
  -- Ну что, пошутить нельзя, что ли? Вот, умереть в приличной позе не дали, так еще и после смерти издеваются все, кому не лень. Расколдуй, ведьма-недоучка!
  -- Как расколдовать-то? - Озадачилась я. - Я ведь колдовать-то не умею.
  -- Щас тебе, не умеешь! - Возмутилась Аринна. - Скажи чего-нибудь!
  -- Чего-нибудь, - послушно повторила я.
  -- Издеваешься?
  -- А что, не похоже?
   Аринна обиженно надула губки. Я тихонько хихикнула, но все же сказала "отомри". Как ни странно, сработало. Эх, вот весь мой треп реализовался так же, как с этим призраком разудалой куртизанки. А приведение поправило призрачные складки на платье, и соизволило спуститься пониже, усевшись на воздух, как в кресло.
  -- Слушай, девочка, поучительную историю одной девы... э-э-э-э... Не слишком тяжелого поведения. В общем, на жизнь она зарабатывала тем, что обучала юных леди искусству ложа супружеского. Как себя мужу преподнести, как одеться и как себя вести. Ну, а в промежутках между уроками она, скажем так, развлекалась, оттачивая свое мастерство. И вот попался ей один раз посетитель.. любовник, то есть. Сам красивый, волос русый, глаза голубые, достоинство мужеское.. Хм, ладно, это мы опустим. - Куртизанка ненадолго замолчала. - Ну, в общем, в обход ряда моментов - соблазнил он ту деву провести с ним ночь. Подарил много золотых безделушек, только бы не отказала. Ей бы и заподозрить неладное, да блеск золота да глаз голубых затмил ей разум. Согласилась она провести ночь с незнакомцем.
  -- И в чем был подвох? - поинтересовалась я, садясь на широкий каменный подоконник. Аринна прервалась, недовольно глядя на меня. Я же только плечами пожала. - Поняла, подвох дальше будет.
  -- Так вот... На чем я остановилась?
  -- На том, что оная дева согласилась провести ночь с щедрым клиентом, - охотно напомнила я.
  -- А, точно. Проклятая девичья память...
  -- Точно девичья? - усомнилась я.
  -- Не придирайся к словам.
  -- Ладно, не буду.
  -- В общем, когда возлегли они на шелковые простыни, незнакомец принялся деву ту ублажать. И так, и эдак, а приступить к самому главному будто бы боится. Но дева, выяснив, что ничем заразным он не болеет, сама взяла дело в свои руки... И в момент наивысшего блаженства превратился тот незнакомец в дракона...
  -- А девушка, случаем, не лопнула? - ехидно поинтересовалась я, представив размеры дракона, а так же габариты мужеского достоинства у представителя этого вида разумных чешуйчатых. М-да, тянет на самое жесткое порно с невероятный рейтингом. Видимо, NC-21, не ниже. Аринна же, к моему изумлению, только промолчала, а щеки ее предательски заалели.
   Хм, похоже, все-таки лопнула. Правда, это мне хиханьки-хаханьки, а на деле - действительно тяжело несчастной девушке пришлось. Просто у меня сейчас что-то чернушное чувство юмора прорезалось, и все на ум лезет навязчивый анекдот, про "мышек-девственниц, 5 копеек пучок" для льва.
  -- И какая мораль сей басни? - спросила я, стараясь как-то оборвать затянувшуюся паузу.
  -- А то, что нефиг зариться на золото! - гордо выдала окончательно пришедшая в себя куртизанка. Ладно, вопрос снимаем. Кажется, до меня дошло, кем была та девушка, переспавшая с драконом. Жуть. Кстати...
  -- Аринна, а где ты умудрилась это словечко подхватить? Вроде бы у вас оно тут не в ходу.
  -- А от колдуна твоего и подхватила. Услышала ненароком и поняла, что это что-то вроде нашего... - Куртизанка выдала матерное слово, которое оказалось вполне понятным и аналогичным нашему русскому матерному. М-да, действительно, пусть лучше так ругается. Как-то привычнее. - Ой...
   Аринна выпрямилась и несколько секунд будто бы прислушивалась, а потом рванулась к потолку.
  -- Ксель, подожди меня, я сейчас! - и исчезла. Только легкий хлопок раздался, когда призрак растворился в толще каменной кладки.
  -- Вот они, девушки легкого поведения. То они есть, то их нет... - озадаченно пробормотала я, отворачиваясь к окну.
   Увиденное меня озадачило еще больше. Между постройками замка суетились люди, воины в серебристых накидках поверх кольчуг и сверкающих в лучах солнца шлемах спешили в сторону стены. Из окна было видно, что большие ворота раскрыты настежь, и толпа горожан спешила укрыться в замке. Насколько я помню, города строились так - вначале возникал замок с хорошей стеной, а уж потом вокруг него вырастал сам город. Люди присягали владельцу замка, платили ему налоги, а в случае опасности могли спрятаться за высокими крепкими стенами замка, а воины их защищали.
   Неужели, военные действия уже начались?!
   Из потолка выпала Аринна и зависла перед моим лицом.
  -- Ксель, у стен Ранвелина эльфы! Тут весь замок только об этом и трещит. Правда, непонятно, что они на этот раз хотят, ведь пришли явно слишком малым числом, чтобы пытаться нас атаковать. Но все уже на ушах стоят!
  -- Ясно все с вами. Я пошла.
  -- Куда, ненормальная?!
  -- На стену! Только за мечом сбегаю.
  -- С ума сошла! Ты-то, в отличие от меня, еще очень даже живая!!
  -- Ничего, это исправляется со временем! - весело прокричала я Аринне, скрываясь за поворотом.
   Впрочем, призрак через несколько секунд уже полетела рядом со мной, видимо, пытаясь меня образумить. Не вышло. Во-первых, не думаю, что сейчас эльфы будут атаковать, а во-вторых, зная Рейна, можно с уверенностью сказать, что он там будет. Значит, нужно быть и мне. К счастью, Аринна не дала мне заблудиться в замковых переходах, поэтому до своей комнаты я добралась за рекордный для меня срок. Подхватив с кровати нарэиль в наспинных ножнах, я бросила взгляд на хэлкэли. Оружие, как известно, лишним не бывает, но вот переодеваться времени не было. Не долго думая, я распорола боковые швы длинного платья так, чтобы можно было надеть набедренные ножны с ритуальными эльфийскими кинжалами, и выбежала из комнаты, на ходу пытаясь собрать волосы в хвост тонким кожаным шнурком.
   Аринна честно указывала дорогу, не давая мне заблудиться, но, когда я выбежала из замка, путь мне преградил рослый вояка в доспехах.
  -- Женщинам и детям следует укрыться в замке. Приказ его сиятельства.
  -- Ничего не знаю, герцог Арамей не зря меня сегодня по плацу гонял! За стенами отсиживаться не буду!
  -- Сказано - детей и женщин в замок.
  -- Ксель, не волнуйся, сейчас помогу, - ехидно ухмыльнулась Аринна и, подлетев к излишне несговорчивому стражнику, скрылась за его доспехами. Спустя пару секунд воин как-то странно задергался и стал недоверчиво стучать себя по доспехам. После чего началось шоу "сними с себя доспехи пошустрее". Реконструкторы справлялись минут за пять-десять. Не знаю, во сколько уложился безымянный воин, до конца я не досмотрела, поскольку успела проскользнуть мимо него и устремиться к замковым воротам, которые уже закрывались, выпуская отряд к более низкой городской стене.
   Все же, замок тут был последней линией обороны при осаде города Ранвелин. И сейчас передовой отряд уже располагался на относительно невысокой городской стене, сложенной из белого камня. Я умудрилась в общей суматохе выбраться из замка и сейчас уже во весь дух неслась по опустевшим узким улочкам к стене. Где стена - там и Рейн. И герцог Арамей тоже наверняка там будет. Потому что, как мне кажется, сейчас будет затишье перед бурей. То есть попытка дипломатических переговоров, потом пафосное "последнее предупреждение", а потом обе армии сворачивают знамена и расходятся, чтобы перегруппироваться, и тогда уже начинать открытые боевые действия.
   Очень хочу ошибиться.
  -- Куда?! - Я и не заметила, как меня перехватил вездесущий знахарь. - Девонька, ты что, с ума сошла, куда суешься?
  -- А вы-то что тут забыли? - возмущенно ответила я, глядя на стену.
  -- Так я же лекарь! Если начнется осада, в чем я, честно говоря, сомневаюсь, то я должен помогать раненым.
  -- А я должна быть там. С Рейном. Я за него отвечаю!
  -- Я так и не понял, кто за кого в ответе, но одну я тебя туда не пущу. Эльфы - они нелюди, похуже умертвия. Потому что умертвия просты, у них цель одна - питаться за счет живых. А эльфы даром что считают себя наследниками Древних, так никогда не узнаешь, о чем думает этот остроухий нелюдь. Он может прикрываться высокими целями, может показаться тебе самым понимающим существом. Эльфы втираются в доверие, а потом используют людей так, как им выгодно. И непонятно, какие у них цели. - Родомир вздохнул. - Хотя, на этот раз, похоже, они действительно хотят решить дело миром. Иначе давно бы уже разнесли Ранвелин по камешку. Поговорить бы с ними, да где сейчас найдешь человека, который не испытывает к этим остроухим ненависти или неприязни. Разве что дурочки-девки, но кто их всерьез воспримет...
  -- А что, эльфам обязательно нужно мнение человека, который к ним лояльно относится? - не поверила я. Интересно, и чем это мотивируется?
  -- Ну дык. Понимаешь, девонька, слухи по замку ходят, что эльфы согласились на переговоры, только на их территории. Мол, пусть приходит любой человек из Ранвелина, если перейдет границу - выслушаем и в обиду не дадим.
  -- Так в чем проблема? Давно бы уже сходил кто! Можно подумать, эльфы по всей границе капканов понаставили и волчьих ям накопали. Или там особая полоса препятствий для послов доброй воли? - фыркнула я, уже не пытаясь вырваться из цепких рук Родомира. Хватка знахаря была железной, а пользоваться подлыми приемами не хотелось. И Аринна, как назло, куда-то запропастилась.
  -- Не капканы, а что-то колдовское есть на их границе. Остроухие сразу предупредили, что перейти границу может только тот, кто ничего против них, эльфов, дурного не замышляет. Мол, со светлыми думами - добро пожаловать. А кто сунется со злом - погибнет.
  -- Ага, кто к нам с чем и зачем - тот от того и того, - пробормотала я.
  -- Ты что-то сказала, девонька? - переспросил знахарь, обеспокоено заглядывая мне в лицо.
  -- Да так, мысли вслух, - улыбнулась я. - Так я пойду. Не пустите - буду пользоваться нечестными приемами.
  -- Эх, да что с вами, молодежью, поделать. Ладно, идем вместе, девонька. Найдем герцога, а там посмотрим. Авось сегодня сечи не будет.
  -- Ваши слова да богу б в уши... - вздохнула я, следуя за знахарем к городской стене.
   А там, на удивление, царил идеальный порядок. В том смысле, что стража выстаивалась вдоль стены быстро, но грамотно и без суеты. Герцога Арамея я увидела почти сразу. Ну, спрашивается, где еще может находиться хороший руководитель? Правильно, на стене прямо над воротами, раздавая приказы направо и налево. Толковые приказы, надо признать. Потому что паники или броуновского движения нигде замечено не было. Арбалетчики уже стояли у бойниц, простые воины - внизу, у ворот, кто-то носился туда-сюда с пучками арбалетных болтов. Родомир уверенно продвигался вперед и стражники, едва завидев его знахарскую сумку, даже и не думали задерживать, а меня, видимо, принимали за помощницу. Да без разницы, лишь бы не мешали.
   Поднявшись на стену, я первым делом посмотрела вниз, на широкое разнотравье, раскинувшееся перед городом.
   Мама дорогая, эльфы!
   Небольшой, идеально ровный строй. Ощущение, что лучников в сверкающих на солнце кольчугах и ярко-зеленых плащах, выстраивали по линейке - такой правильной казалась их цепочка. Яркие стрелы на тетивах опущенных к земле резных луков, при взгляде на которые у меня потекли слюнки. Такую красотищу у нас не достать ни за какие деньги, разве что в запасниках антуража к фильму "Властелин Колец", но там луки все же не боевые, а здесь... Я сразу поверила, что они могут снять арбалетчиков даже с такого расстояния. Но пока почему-то этого не делают. А перед цепочкой лучников стоял всадник на белоснежном коне. Сразу понятно, что главный - плащ не зеленый, как у рядовых эльфов, а медно-красного цвета. Даже отсюда видно, как переливается на солнце золотая вышивка.
   Над лугом стояла тишина. Такая, что могло бы показаться, что под городскими стенами стоят не эльфы, а донельзя оригинальная и красивая скульптурная композиция. Только развевающиеся на ветру плащи портили иллюзию. Молчание с обеих сторон явно затягивалось. То ли эльфы решили накалить обстановку до передела, выдерживая столь длительную паузу, то ли первыми полагалось говорить хозяевам. То есть хозяину. Ну-с, подождем. За погляд, как говориться, денег не берут, а меня, как я надеялась, было не сильно заметно из-за зубца. Впрочем, даже если и заметили, то сейчас хрен узнаешь. Потому что ни бинокля, ни банальных очков у меня с собой нету, а близорукость как была, так и осталась. Мне отсюда даже лица не разглядеть, не то что взгляд поймать.
   Всадник на коне поднял руку и снял шлем.
   Медно-красные волосы длиной, наверное, до талии, рассыпались по его плечам и ветер тотчас подхватил их, играя отливающими алым прядями. Я оглянулась на Родомира - знахарь стоял, не шелохнувшись, и только побелевшие пальцы, стиснувшиеся на ремне сумки, могли указать на его состояние. Ненавидел он эльфов, как пить дать - ненавидел. И, судя по всему, будет ненавидеть всегда. Интересно, что они ему сделали, такая ненависть никогда не возникает на пустом месте, всегда есть какая-то причина. И обычно глубоко личная.
  -- Господа пресветлые, что вам на этот раз понадобилось у стен замка Ранвелин? - громогласно воззвал со стены Арамей, видимо, пользуясь каким-то заклинаниями, потому что такую четкую слышимость нельзя объяснить выдающимися вокальными способностями герцога.
  -- Эльфы пришли за теми, кого они ждали с момента ухода Древних.
   А вот теперь точно заклинание. Ибо доораться с луга до стен так, чтобы было так хорошо слышно, невозможно. Как невозможно говорить с такой интонацией в голосе - спокойной, невозмутимой. Так не поговоришь, повышая голос. А еще говоривший эльф явно не привык общаться на грубом человеческом языке - он умудрился смягчить все твердые согласные и произнести глухие как более звонкие. Но результат ошеломлял. Вот уж когда я поверила в справедливость старого анекдота про встречу высшего эльфа и человека. В том анекдоте изощренному мату на квенье люди внимали, как божественной песне.
   Арамей, на удивление ответил не сразу. А когда ответил, то я подивилась его непредсказуемости.
  -- Предлагаю не кричать на весь город. Дай слово, что ни ты, ни твои лучники не принесут мне вреда, и я выйду к тебе, наследник Минерассэ.
  -- Слово наследника Осеннего Пламени. Пока будет длиться разговор, ни я, ни один из моих лучников не поднимут против тебя оружие.
   Среди воинов пробежал возмущенный шепоток, но с места никто не сдвинулся. Я увидела, как герцог спустился к воротам и вышел на луг. Эльф спешился и подошел ближе к Арамею. О чем они разговаривали, услышать, естественно, было невозможно, и я легонечко подергала Родомира за рукав накидки. Знахарь вздрогнул, словно до того он спал с открытыми глазами, и посмотрел на меня.
  -- Родомир, а о ком эльф говорил?
  -- О Ключах, о ком же еще! - скривился знахарь, косясь в сторону эльфийского отряда. - Они ждут пришествия Ключей, чтобы забрать силу, оставленную Древними в Шепчущем Кургане. Тысячу лет ждут, если не больше. Терпеливые, сволочи ушастые! Всего им мало, а если обретут могущество прошлого, то совсем людей изведут.
  -- А мне они не кажутся такими извергами, - задумчиво пробормотала я, глядя на луг.
   Медноволосый эльф, о чем-то говоривший с Арамеем, вдруг поднял голову, и я поняла, что он смотрит на меня.
  -- Приходи к нам, Ключ. Если тебя не держат силой, то выбирай свой путь сам. Мы ждали тебя слишком долго, чтобы позволить кому-то пленить тебя. Твое слово - и твоих врагов не будет на этом свете...
   Голос раздался прямо у меня в голове, и это явно не был мой внутренний голос. Я огляделась вокруг, отчаянно ища глазами Рейна. Понятия не имею, что это за Ключ, о котором говорил голос эльфа, но если это кроме меня кто-то и слышал, то это был Рейн. Внутри что-то болезненно кольнуло, и я поняла, где находится мой безалаберный защитник. У прикрытой створки ворот, разумеется! Нет бы постоять, как все нормальные люди, на стене. Надо лезть поближе к месту событий. Ну и кто он после этого?!
  -- Девонька, куда ты? - только и успел прокричать мне вслед Родомир, когда я уже сбегала вниз по узким каменным ступеням, лавируя между стражниками.
   На кудыкину, блин, гору! Рейна в случае чего удерживать, а то я его знаю, если что пойдет не так - первый же полезет в драку. Шепчущий в голове голос не отставал, и поэтому вынырнувшую непонятно откуда Аринну я не заметила, по инерции пробежав сквозь привидение.
  -- Эй, ненормальная, куда несешься?!
  -- К воротам, - негромко прошипела я. Находившийся поблизости стражник удивленно покосился в мою сторону. - Если хочешь со мной - то не отставай
  -- Да без проблем, - призрак пристроилась у меня за левым плечом, прихорашиваясь. - К эльфам идем?
  -- Пока нет, - отрубила я, подбегая к воротам.
   И тотчас ощутила, как меня поймали за талию плотные кожаные перчатки с наклепанными на тыльной стороне ладони стальными пластинами.
  -- Ксель, куда несешься, сломя голову?
  -- Рейн?! - от удивления я даже перестала вырываться, глядя в лицо человека, обряженного в кольчугу, поверх которой была наброшена серебристая накидка с черным драконом. - Ты где такими шмотками разжился, я тоже хочу.
  -- Ксель, прекрати придуряться, это уже не игра. И не шуточки, - карие глаза выглядели необыкновенно серьезными, и сейчас до меня дошло, что в чем-то он меня все-таки старше. Я все еще воспринимала происходящее, как чрезвычайно реальную ролевую игру. Несмотря на нежить. Несмотря на манилиха.
   Потому что если я боялась, что если я впущу в себя осознание, что все это не просто интересное приключение, а реальность, злая и жестокая, то у меня будет шоковое состояние. Надолго. Пока я тешу себя иллюзией, что в любой момент мы с Рейном можем вернуться домой. Что вот-вот я проснусь и окажусь дома. Или хотя бы в своем мире. А если вернуться нельзя...
  -- Ты в порядке? - Рейн пытливо заглянул мне в глаза, словно пытаясь прочитать мои мысли. Не выйдет.
  -- Почти, нервничаю. - отмахнулась я, когда что-то заставило меня обернуться и посмотреть наверх.
   Туда, где молодой парнишка едва удерживал тяжелый арбалет дрожащими от волнения руками. Слишком дрожащими.
   Я не успела ничего сказать, как он случайно нажал на спуск. Глухо хлопнула тетива, и болт с недовольным жужжанием унесся за стену, вонзаясь в землю в паре сантиметров от ступни рыжеволосого эльфа. Ответ не замедлил последовать - один из лучников поднял оружие, и сорвавшаяся а полет стрела с желтым оперением попала пареньку в шею. Тот только покачнулся и медленно завалился назад, выпуская из моментально ослабевших рук тяжелый арбалет.
   Я прикрыла глаза...
  -- Ой, щас начнется, - тихо пискнула у меня за спиной Аринна.
   Герцог взмахнул рукой, выстраивая вокруг себя нечто вроде мыльного пузыря, отразившего первые стрелы. Со стены посыпался дождь арбалетных болтов, а Рейн напряженно застыл у ворот, загораживая меня собой так, что достать меня можно было только через его труп. Повеяло уже знакомым ледяным ветром, и на плечи моего защитника лег уже печально знакомый черный плащ, оборванные края которого угрожающе подрагивали.
   Хватить, не хочу больше...
   Я закрыла глаза и попыталась погрузиться "внутрь себя", как когда-то давно меня учила Анастасия.
   Глубокий вдох и медленный выдох.
   Представить, что погружаешься в пучину света..
  
   ...Золотого, яркого. Луч света во тьме. Где рядом полыхает нечто, с чем я связана тонкой алой нитью. И впереди - полыхающий костер, почти задавивший ровное фиолетовое сияние, выстреливающее во все стороны синими брызгами. Я опустила взгляд на свои руки, просто золотой свет, принявший форму кистей с тонкими пальцами, и просто сделала шаг вперед.
   Тьму осветило красками рассвета, как будто где-то совсем рядом вставало солнце. Алое сменялось розовым, затем - рыжевато-золотым. Огонь впереди отпрянул, словно испугавшись, выпуская фиолетовое облако на свободу. Я чуть натянула кровавую нить, и тьма за мой спиной улыбнулась отблесками закатных сумерек, раскрывая широкие черные крылья с чуть поблескивающими кончиками.
  -- Хватит.
   Одно лишь слово всколыхнуло пространство, порождая нечто вроде колебаний, пробирающий до глубины души. Так камень, брошенный в воду, порождает круги и рябь на безупречно гладкой поверхности...
  
  -- Ксель, очнись! - легкая пощечина заставила меня открыть глаза. Рейн, склонившийся надо мной, облегчено выдохнул. - Слава богу, ты пришла в себя.
  -- А что такое? - я встала, опираясь на Рейна, и оглянулась. Так, ворота на месте, герцог тоже рядом... Только убитого мальчишку уже убрали со ступеней...
  -- Мне самому интересно. Тот эльф что-то сделал, как будто метнул в тебя нечто светящееся. Оно коснулось тебя, и ты упала там, где стояла, - Рейн обнял меня и прижал к себе. - Я так испугался за тебя... Увижу его еще раз - заставлю ответить.
   Я почувствовала исходящую от него злость и то, как зрачки его глаз на миг дрогнули, вытягиваясь в вертикальную щель.
   Ненависть.
   Из-за которой мы с ним уже не сможем пойти и поговорить с эльфами.
   Чтобы не умирали подростки, которые случайно спускали курок только потому, что им пришлось встать в строй.
   Мы - не сможем.
   Но я - смогу...
  

Глава 11.

   Я открыла глаза, вслушиваясь в тишину спальни. В соседней комнате спал Рейн, но я почему-то была абсолютно уверена, что в этот момент он тоже вынырнул из глубин сна и сейчас наверняка чутко вслушивается в тишину за дверью. В тишину, которая разлилась по замку и сейчас плотным одеялом укрывала мою спальню. Откинув одеяло в сторону, я села, надеясь, что Рейн все-таки не проснется до такой степени, чтобы идти и проверять, все ли со мной в порядке.
   Потому что я собиралась покинуть замок.
   Именно сейчас, когда мы с Рейном оказались втянутыми в эту дрязгу с эльфийскими разборками. Но еще можно все исправить. Арамей говорил, что мы подходим под какое-то старое эльфийское пророчество. То, что прорицал вусмерть упившийся эльфийский владыка - не колыхало уже никого, по-видимому, у владыки весь пьяный бред объявлялся великим прорицанием и выбивался на мраморных скрижалях для грядущих поколений. Неважно. Важно то, что эльфы меня сначала выслушают, а только потом расстреляют, а вовсе не наоборот, как могло бы случиться, если бы кто-то еще добровольно вызвался парламентером к эльфийской границе. По крайней мере, я на это надеялась.
   А еще я знала, что если останусь в замке, то гарантированно досижусь до того, что Рейн сунется-таки в бой, а гарантировать его целостность и сохранность в подобных условиях не рискнула бы даже я. И пусть он трижды какой-то там маг и энергетик - от шальной стрелы в спину это вряд ли защитит...
   Вывод - надо не выигрывать войну, а пытаться ее предотвратить.
   Я бесшумно поднялась с кровати и, довольно-таки успешно ориентируясь в комнате, освещаемой тусклым рассветным светом, принялась одеваться. Сумку со всем необходимым я собрала еще накануне, пользуясь советами вездесущего, как оказалось, призрака Аринны. Благодаря ей же, мне удалось незаметно от Рейна сныкать эту сумку под кроватью - пока бывшая куртизанка активно отвлекала товарища, я успела припрятать ее, замаскировав сползающим с ложа покрывалом.
   Оделась я довольно быстро в ту одежду, в которой я впервые очутилась в этом мире, и присела на кровать надеть полусапожки, а когда я подняла голову, то чуть не заорала от неожиданности, узрев перед носом шикарный бюст Аринны.
   Призрак довольно усмехнулась и молча указала на распахнутое окно, из которого просматривался двор. Я, уже потянувшаяся за оружием, застыла.
  -- Ты что, предлагаешь через окно сматываться?! - мысленно возопила я, еще не успев толком привыкнуть к тому, что призрак периодически каким-то образом улавливает мысли, направленные непосредственно к ней. Хуже, что я ее мысли, направленные ко мне, тоже слышала.
  -- Разумеется, а ты как думала? - Призрак улыбнулась и кокетливо пожала обнаженными плечами. - Там уже лет пятьдесят как плющ растет, если не больше. Такая лестница - меня выдержит. В смысле, выдержала бы, если б я живая была.
  -- Слушай, с этой сумкой я не слезу!
  -- А если через дверь смоешься, то колдун твой тебя как пить дать услышит. Думаешь, я не понимаю, за каким рогатым ты из замка собралась? - куртизанка подлетела к окну и выглянула в него. - К эльфам. Упрашивать их наверняка будешь, чтобы замок, а с ним и колдуна твоего разлюбезного не трогали.
  -- Ну, ты зара-а-а-а-а-аза, - мысленно протянула я, вешая за спину ножны с нарэилем и застегивая пояс с хэлкелями. Пробежалась ладонями по выступающим рукояткам клинков, убеждаясь, что достать их можно без проблем и, повесив довольно объемную сумку через плечо, набросила черный широкий плащ. - Пошла я, красавица. Бывай. Если не вернусь через пару дней - то считай, что пропала.
  -- Э, нет. Я с тобой!
   От изумления я едва не поперхнулась воздухом и возмущенно открыла рот, чтобы послать не в меру предприимчивого призрака далеко и надолго, но вот наличие чутко спящего Рейна в соседней комнате заставило меня передумать. А Аринна, ничуть не смущаясь, подлетела ко мне и скрылась в сумке, наброшенной через плечо. Несколько секунд оттуда слышалось подозрительное копошение, а потом выглянула довольная мордашка куртизанки.
  -- Рыбка моя, что же ты кружевного белья не взяла, а? Одни мужские подштанники. Позор для девицы!
  -- Вообще-то, я там деловые переговоры вести собралась, а не устраивать демонстрацию нижнего белья, - мысленно возмутилась я, бесшумно открывая ставни и залезая на подоконник.
   Ой, а до земли-то далеко, этажа четыре по современным меркам. Если навернусь - то гарантированно поломаю себе все, что только можно и нельзя.
  -- Лезь давай, - Аринна, убедившись, что я вылезла из комнаты, перешла на более привычный способ общения. - Выдержит тебя плющ, ты же легкая, как перышко.
  -- Если не выдержит... - прошипела я, ставя ногу на переплетение стеблей и пробуя его на прочность.
   Вроде бы, приемлемо, что-то вроде веревочной лестницы. Стебли, конечно, несколько прогибались под моим весом, но угрожающе трещать и рваться пока что не собирались. Я почти спустилась, как Аринна пискнула что-то малопонятное и затихла в моей сумке.
  -- Девонька, куда же ты собралась ночью, а? - поинтересовался снизу знакомый голос. Я от неожиданности оступилась и чуть не рухнула, но знахарь вовремя поймал меня, благо высота была небольшая. Поставил на землю, отряхнул и укоризненно посмотрел на меня. Я сделала вид, что мне стало очень стыдно, сама же все время косилась наверх, гадая, проснулся ли Рейн. Если да - то можно будет помахать лапкой вслед уплывающей возможности поговорить с эльфами, Рейн меня никуда не отпустит.
  -- К эльфам, что ли? - вздохнул Родомир. Я только кивнула. - Так чего же мне не сказала, я бы тебя аккурат до границы проводил. К рассвету как раз там будем. Сама понимаешь, перейти ее я не смогу, слишком много мне в этих ушастых нелюдях не нравится, но кровопролитие мне нравится еще меньше. Поэтому провожу тебя.
  -- А Рейну.. скажете? Я ведь вернусь, честное слово... - шепнула я, начиная удаляться от замковой стены. Знахарь шел рядом мягкой кошачьей походкой, глядя по сторонам.
  -- Скажу. Он будет тебя ждать. Только возвращайся поскорее. Тут до границы всего ничего идти, а рассвет уже близится.
  -- Тогда идемте побыстрее, хорошо? - улыбнулась я.
   Знахарь кивнул и быстро зашагал по пустынной улочке в направлении западных ворот Ранвелина...
  
   Рейн проснулся от чувства смутного беспокойства. Солнце еще не встало, но небо за окном уже просветлело, предвещая новый день. Откинув одеяло, он поднялся с кровати и прошелся по комнате, вслушиваясь в тишину за смежной дверью. Ксель, наверное, спит. Все-таки, накануне ей выпало очередное испытание, еще неизвестно, что тот "великий и светлый" эльф сотворил, может, ей хуже стало.
   Нет, если бы ей грозила опасность, он почувствовал бы...
   Тогда почему ему сейчас настолько неуютно?
   Он подошел к смежной двери и коснулся кончиками пальцев ручки. Ладно, в конце концов, он просто убедится, что все в порядке...
   Дверь открылась с едва слышным скрипом. Скупой серый свет проникал в распахнутое настежь окно, освещая пустую кровать. Рейн метнулся к смятым простыням и провел по ним ладонью. Холодные. Значит, ее нет уже пару часов как минимум. И оружие пропало, значит...
   Она ушла. Оставила его здесь, в безопасности за стенами замка, а сама ушла к этим треклятым эльфам просить о мире. Дипломатка хренова, всю жизнь такая была! Когда надо было бить в морду, она пыталась вести мирные переговоры. Да, иногда ее красноречие приводило к положительным результатам, но это скорее исключение, чем правило. А здесь, как он уже успел понять, далеко не игра. Это тот же самый мир, такой жестокий, как и современный, только здесь не чеченские террористы обитают, а разномастная нежить, сделавшая бы честь любому разработчику бестиария в компьютерной игре. И в этот мир Ксель сунулась в гордом одиночестве, вооруженная только клинками, которыми, как выяснилось, она и пользоваться-то толком не умеет, да непомерным самомнением. И где ее теперь искать?
   Рейн раздраженно вышел из опустевшей комнаты и, набросив на плечи рубаху, поспешил в покои Арамея. Поскольку герцог на свою голову дал Рейну разрешение при необходимости беспокоить его в любое время дня и ночи, то сейчас ему наверняка придется выбираться из теплой постели и начинать искать Ксель. Как Рейн понял, они оба зачем-то очень нужны для того, чтобы выиграть войну и наградой за это стало бы возвращение домой. Но вместе, и никак иначе. Без Ксель он отсюда не уйдет, слишком уж многое их связывает, проще потерять часть себя, чем ее...
   И это только потому, что она высвободила меня, да?
   Нет. Потому что она нужна нам обоим. Потому что без нее мы с тобой лишь отражения самих себя, разве нет?
   Потому что без нее ты всего лишь Рейн э'Тьернал, как ты сам себя назвал, а я всего лишь твоя темная сторона, которую ты боишься.
   Боюсь того, что ты можешь натворить, если вырвешься на свободу.
   Не смеши меня, Рейн. Я - это ты, то, что не соответствовало нормам поведения в твоем мире. Но это твои желания и стремления. А Ксель это поняла и, как мне кажется, приняла.
   Она не могла.
   Более того, похоже, что ей это понравилось.
   Замолчи. Не говори глупостей. Она ушла, ее нужно найти.
   Рейн... Ты чувствуешь?
   Что?
   Ничего...Совсем ничего. Я ее не чувствую...
   Рейн вздрогнул и ускорил шаг. Поворот, еще один - и вот он уже стучится в тяжелую дверь из резного дуба с кованой ручкой. Тишина по ту сторону длилась недолго, а потом дверь приоткрылась, являя Арамея в наспех накинутой рубашке.
  -- Что случилось? - видимо, лицо Рейна весьма красноречиво показывало, что пришел он не просто так.
  -- Ксель пропала. Кажется, ушла к эльфам.
  -- То есть как - ушла?! - Герцог моментально посерьезнел и, подхватив куртку, вышел из комнаты, аккуратно прикрывая за собой дверь. - Может, она просто прогуляться по замку решила, мало ли что по ночам. Конечно, я сейчас отправлю людей ее искать...
  -- Она забрала свое оружие, - тихо ответил Рейн, глядя в глаза Арамея.
   Герцог ненадолго задумался, а потом сложил пальцы в странный жест, от которого прямо в воздухе завис небольшой шарик, похожий на мыльный пузырь. Еще несколько секунд - и мутноватая поверхность "пузыря" прояснилась, показывая эльфийскую границу. Вернее, всего лишь кусты, за которыми клубились клочья белесого тумана.
  -- Защита от просматривания, - прокомментировал Арамей. - Я могу видеть свои земли, но заглянуть за границу не в силах. Если Ксель еще не переступила ее, то мы ее найдем.
   Изображение в "пузыре" несколько раз сменилось, перескакивая с одного места на другое, но, тем не менее, показывая одно и то же место. Широкий луг, заключенный между двух невысоких холмов. И поломанный кустарник у самой туманной границы. Причем кусты выглядели так, словно их сначала пожевали, а потом выплюнули. Не слишком приятное зрелище.
  -- Не понимаю, почему...- пробормотал Рейн, когда герцог щелчком пальцев заставил "пузырь" увеличить изображение пожеванных кустов.
   В траве, кое-где заляпанной уже подсыхающей кровью, лежала серебряная подвеска. Маленькая крылатая феечка, танцующая на улыбающемся полумесяце.
  -- Ее... украшение, - тихо шепнул Рейн, впиваясь взглядом в шар.
   Не верю!
   Не верю! Пока своими глазами не увижу - не поверю..
  -- Она могла попасть в беду, отбиваться и потерять подвеску, я сто раз говорил ей, чтобы она цепочку заменила, да ей все как-то некогда было...
   Арамей ничего не ответил, только развеял колдовство мановением руки и выпрямился.
  -- Я пошлю разведывательный отряд. Если она жива - то мы ее найдем.
  -- Я с ними. Я должен сам убедиться...
  -- Знаю...
   В коридоре послышался топот ног и из-за поворота буквально вылетел один из новобранцев гарнизона. Задыхаясь, он подбежал к герцогу, едва успев затормозить.
  -- Господин, там, у ворот, знахарь. Тот, который с вашими гостями приехал. Израненный весь, несет какую-то чепуху про живые деревья и хищные эльфийский лозы.. И все девоньку какую-то поминает...
   Рейн побледнел и первым побежал вслед за мальчишкой, умудрившись обогнать самого Арамея. Так что до городской стены он добрался за несколько минут, как раз, чтобы увидеть, как Родомира кладут на носилки, а он, в окровавленной, изорванной тунике, продолжает бормотать.
  -- Родомир! - Рейн подбежал к носилкам, хватая знахаря за руку. - Где Ксель? Вы ведь с ней были?
  -- Ушла... Девонька к эльфам... На границе.. деревья ожили... и лозы.. как живые... кровью истекали, когда.. она их.. рубить начала... - Родомир закашлялся, на губах вздулся кровавый пузырь. - Я хотел.. помочь... Но ее оплело... и утащило... Я только крики слышал.. а потом хруст.. И все стихло...
  -- НЕ ВЕРЮ!!! Не верю, не верю, не верю! Кричать кто угодно мог, и хрустеть - тоже! Чего бы какой Мичурин не напридумывал - должны же следы остаться!!! - при последних словах Рейн уже тряс знахаря за ворот туники, совершенно не заботясь о состоянии здоровья последнего.
  -- Рейн, перестань, - жесткая рука Арамея опустилась на плечо Рейна, вынуждая остановится. - Сейчас он ничего более сказать уже не сможет, а если ты продолжишь в том же духе, то не скажет уже ничего и никогда. Оставь, дай оклематься... - Герцог, все еще жестко сжимая плечо Рейна, скомандовал.
  -- Унесите в лазарет. А ты, - Арамей заглянул в глаза Рейна, зрачки которых уже начали подрагивать, - готовься выходить вместе с группой разведки.
   Тот только кивнул, когда к герцогу подошел один из арбалетчиков, дежуривших на стене.
  -- Господин, кто-то приближается к воротам. По виду - девушка, но издалека не разглядеть. Идет медленно, будто бы спотыкается. Может, раненая...
  -- Ксель... - Тихо шепнул Рейн, метнувшись к воротам.
  -- Стой, - Герцог перехватил его за плечо, разворачивая к себе. - Парень, ты знаешь, что за час?
  -- Да какая разница, это Ксель!!
  -- Сейчас время немертвых, - негромко ответил Арамей. - Идем на стену, посмотрим.
   Серый сумрак заливал луг перед воротами города клочьями предрассветного тумана. И из этого тумана вышла тоненькая фигурка, медленно бредущая по дороге к воротам. Издалека было видно лишь развевающиеся темные клочья, оставшиеся от одежды, да распущенные волосы, закрывающие половину лица и белым пятном выделяющиеся на фоне обрывков. И чем ближе она подходила, тем отчетливей были видны темные кровавые пятна на ее руках.
   Рейн почти перегнулся через край стены, вглядываясь в нее.
  -- Ксель... - тихо шепнул он, а потом закричал во весь голос. - Ксе-е-е-е-ель!! - Он уже рванулся к каменной лестнице, ведущей вниз, как Арамей внезапно скомандовал:
  -- Арбалетчики, на позиции!
  -- Стойте! Прекратите, это же она, это же должна быть она!!!!
  -- Присмотрись к ней, парень. - Арамей вскинул руку к небу, и над медленно бредущей фигуркой зажегся яркий белый свет. - Она не отбрасывает тени. Это уже не человек. Нежить. И человеком уже не станет. Как мне ни горько сознавать это, но она уже погибла. То, что ты видишь здесь - лишь оболочка без души. И уничтожив ее, мы освободим ее дух.
   Девушка на дороге наконец-то подняла голову и посмотрела на висящий над ней шарик света. Волосы скользнули по плечам, открывая белое, бескровное лицо. Лицо Ксель, которое сейчас смотрело на свет с ненавистью. В тишине над лугом раздалось низкое рычание, которое никак не могло издаваться человеческой гортанью.
  -- Дураки, неужели вы думаете, что пути назад не существует?! Что нельзя выдернуть человека оттуда? Неужели никто не пытался? Неужели никто не осилил?! Позвольте... Я справлюсь. Сам.
   Герцог внимательно посмотрел на Рейна и медленно кивнул.
  -- Хорошо. Но у тебя только одна, слышишь, одна попытка. Если она нападет - арбалетчики ее расстреляют. Я не позволю тебе умереть только потому, что ты возомнил о себе то, чего нет на самом деле. Живой ты мне гораздо более... приятен, нежели мертвая она. Иди.
  -- Пускай они стреляют только в том случае, если я сам не смогу с ней справиться. Тем более что вам я нужен не только живым... Но и склонным к сотрудничеству, не так ли?.. - договорив, Рейн побежал вниз по лестнице огромными и, возможно, чересчур торопливыми скачками.
   Через полминуты он уже стоял перед воротами, а спустя мгновение уже медленно шел по ярко освещенной магическим светляком дороге по направлению к девушке в изодранной одежде. Она повернулась, и глаза ее, сменившие цвет на ярко-красный, казались остекленевшими. Ни мыслей, ни каких либо эмоций прочитать в них было попросту невозможно.
  -- Ксель?.. Я... Пришел...
   Молчание. Густое, как туман, свивающийся подобием клочьев. Тишина, не нарушаемая ничем. Алая с серебристыми сполохами нить словно застыла, исчезая где-то в туманном саване.
   Девушка покачнулась, и сделала неуверенный шаг вперед.
   Это не она!
   Она. Лицо ее. Походка - ее. Глаза... Чужие. Но...
   Никаких но. Обман, большой обман и подстава. А впереди - смерть. Выбирай свой неверный путь. Действуй. Ну?..
   Рейн пошел навстречу к девушке, чуть разведя руки в стороны. А она, стоило ему сделать шаг, замерла, как дикий зверек. Не шевелясь. И не дыша. Только красные глаза наполнялись невиданным ранее выражением. Жаждой. Простой и примитивной. Как все инстинкты.
   Ну же, решайся. Твоя жажда против ее жажды. Сто к одному, что твоя сильнее - просто потому, что старше, намного старше тебя самого!
   Рейн подошел к Ксель почти вплотную и попытался приобнять.
  -- Ксель... Девочка... Это я. Я, понимаешь?.. Сейчас... Сейчас все будет хорошо...
   В ее глазах что-то мелькнуло, и тотчас она бросилась на Рейна, клацая собачьими зубами у его шеи. Пальцы скрючились, и только сейчас стало заметно, что ногти на руках превратились в маленькие костяные кинжалы. Нежить, именно нежить, наотмашь ударила по лицу Рейна когтями. Вернее, попыталась - он успел уклониться, и когти лишь со свистом распороли воздух.
   Рейн резко ударил девушку под дых и, не останавливаясь схватил ее за горло. Нежить бесстрашно ломанулась вперед, роняя парня в траву и радостно щелкая зубами.
  -- Ксель... - Рейн напрягал мышцы, удерживая зубы и когти существа подальше от собственного горла, - это же я... Очухивайся наконец! - после очередного его усилия, горло девушки поддалось, прорвавшись подобно тонкой бумаге.
   Нежить налетела на лежавшего на земле парня и... Была пробита болтами, тут же превратившись в медленно разгорающегося ёжика. Не очень осознавая, что он делает, Рейн выбрался из-под тела и поднес руки к лицу.
   А теперь - просто попробуй. Необходимо удостовериться... Поскольку личина - это так просто...
   Машинально слизал с руки небольшую кровавую лужицу.
   Что-то здесь не так. Она. Что-то здесь не так!!! Вкус... Тот же. Но что-то здесь не так.
   Нежить...
   Да и нет, и нет и да. Тобой играют. Понимаешь? Играют. Что ты больше всего ненавидишь?
   Тебя. Себя. Не сберег... Сейчас она мертва! Совершенно бесповоротно и окончательно!
   Молодец, мальчик, бери с полки гвоздодер, убей соседей и положи обратно. Ненавидишь себя, конструктивненький ты наш. Вектор раз - ты. Вектор два - эльфы. Вектор три - этот стукнутый на голову герцог, из-за которого вы тут оказались без обратного билета. И теперь - вместе уже не вернетесь. Выбирай свой неверный путь, выбирай!
   Все, как я все это ненавижу! Бессмысленно... Беспощадно...
   Прекрасно. Месть?
   Месть. Все, что могло рухнуть - рухнуло. Строить... Сил не хватит.
   Тогда... Сначала - герцог. Затем эльфы. Затем - ты. Устроит?
   Да. Нет...
   Поздно.
   Внутренний диалог занял секунды три... А затем Рейн обернулся к арбалетчикам.
  -- Ублюдки! Как... Вы посмели! Какое вы имели право вмешиваться?!!
  -- Ты предпочел бы умереть? - Арамей вышел из ворот города, и его моментально накрыло блестящей, почти невидимой глазу пленкой. - В случившемся виноват не ты, не я, и не мои люди, выполнившие приказ. Виноваты те, кто с ней такое сделал. Мы лишь освободили ее. Я знал, что твоя подруга спасла тебе жизнь, пока ты еще не был обращен. Но она - уже была. Иначе бы она не изменилась столь сильно.
  -- Герцог... Смерть - это отнюдь не помеха. Ни для чего. Как вы думаете, чего люди боятся больше?.. Смерти, или жизни?
  -- Кто как, - пожал плечами Арамей, переводя взгляд с уже осыпающегося пеплом остатков тела нежити на Рейна. - Но неужели она бы хотела жить такой? Без души? Несущей только смерть, причем зачастую страшную и безжалостную? Такой "жизни" ты для нее хотел, парень? Или это твой страх остаться одному, ради которого ты был готов принести в жертву ее?
  -- Вот вы сказали о страхе. Осознаете ли вы его природу, герцог?.. Боязнь потерять то, что дорого. Дом. Родных. Любимую. Свое тело. Себя. Да, если уметь - то это можно и найти. Новое. Лучше старого. Или даже восстановить из обломков. Если уметь. Если есть желание и силы. Я вам нужен - и это факт. Нет, воздух вам нужнее, но без меня будет грустно. Проблема в другом. Вы теперь мне не нужны.
  -- Хорошо. - Арамей чуть склонил голову. - В таком случае, в ближайшее время я постараюсь отправить тебя туда, где твой дом. Ты сможешь вернуться туда, откуда пришел. Или, если пожелаешь, я дам тебе коня, доспехи и оружие, и ты пойдешь мстить тем, кто сотворил такое с твоей любимой. Только ты погибнешь на эльфьей границе, даже не успев заглянуть им в глаза. Если хочешь избрать такой путь - пожалуйста. Я не стану тебя удерживать. Только вот если ты уйдешь или погибнешь, эльфы вернутся в Ранвелин. И безнаказанно возьмут все, что захотят. Как забрали ту беловолосую девушку. Ты этого хочешь? Что ж - воля твоя.
  -- Герцог... Я удивлен вашему... Возрасту. Очень удивлен. Вы староваты для подобных речей - или никогда не видели никого загнанным в угол. Мой Дом - там, где я нахожусь. И без разницы, где я. И мне нет никакого дела до ваших девушек. Совершенно никакого. Меч же и коня... Я могу добыть и самостоятельно - при небольшой изобретательности это несложно. Верите? Проблема в том, что пострадала одна совершенно значимая для меня девушка. Пострадала в том числе и по вашей вине, герцог. И не надо тыкать мне в нос никакими абстрактными "девушками, которых заберут эльфы". Не надо рассказывать мне о своем благородстве... И не надо подавать знаков арбалетчикам. Если мне понадобится пронаблюдать за содержимым вашего желудка - я успею, несмотря на вашу защиту. Так что... Подумайте о своей судьбе. Немного.
   Рейн на несколько секунд замолчал, от него плеснуло ледяным ветром, и черный плащ бесшумно раскрылся за его плечами...
  -- Вы можете умереть сию минуту. В мучениях. После этого я захвачу ваш замок и пойду войной на эльфов. Вы можете сдаться на мою милость - и остаться в живых - тогда я помещу вас в достаточно надежной темнице, сделав перед этим вас безопасным для себя. Максимально безопасным. Вы можете... Помочь мне в моих исследованиях. Поскольку способ оживлять мертвых есть - и я очень удивлюсь, если вы о нем действительно ничего не знаете... В обмен на полное содействие... Я готов не только сохранить вам жизнь и замок... Но и даровать надежду на победу. Присоединившись к вашей... "армии". Выбирайте... Герцог.
  -- Кажется, на нашем языке подобное... так сказать... предложение называется ультиматумом, - хмыкнул Арамей, но глаза его оставались серьезными. - Предлагаю следующее - вы будете удовлетворять свою месть к врагам, а я помогу вам найти то, что вы ищете. Или же докажу, что такого способа не существует. Хотя, я не уверен, что возможно будет оживить пепел... Такая формулировка вас устраивает? Кстати, зря вы думаете, что сумеете сделать все, о чем только что говорили. Максимум, на что вас хватит - это убить меня ценой собственной жизни.
  -- Цена... В таких условиях - это очень растяжимое понятие. До хруста костей и скрипа сухожилий. Да, растяжимое, - Рейн говорил, смакуя каждое слово. - Особенно, если помнить, чего стоят для вас ваши жизни... И чего они стоят для меня. Я согласен на ваше предложение - пусть и не в этой формулировке. Подробнее... Давайте утром? Вся крепость сейчас мечтает о том, чтобы спать и видеть сны....
   Арамей только кивнул и щелкнул пальцами. Обгоревшие останки тотчас накрыло подобием силового поля, а спустя секунду оно исчезло вместе со своим содержимым.
  -- Я отправил... тело в свою башню, где я провожу магические исследования. Думаю, пока там ему самое место.
   Рейн ничего не ответил, только резко развернулся и пошел в замок. Черный плащ за его спиной на миг изменился - разошелся истлевшими клоками, края которых были вымазаны чем-то темным и тягучим. Впрочем, "плащ" быстро исчез. Только волны леденящего холода остались...
  

Глава 12.

   Я шла через подозрительно светлую и цветущую рощу, оглядываясь по сторонам. Солнце уже почти зашло, но стройные березовые стволы словно светились изнутри, отчего казалось, будто бы ночи здесь вообще не бывает - только легкие сумерки.
  -- Не нравится мне это, - буркнула Аринна, наполовину высовываясь из сумки и оглядываясь вокруг. - Где же ужасные твари, пожирающие всех, кто осмелился переступить эльфийскую границу? Где стражи с луками? Где вообще все?
  -- Не каркай, - одернула я призрака, косясь на светящиеся березы. - Мало проблем?
  -- Вообще-то, мне как-то все равно, я ведь и так уже мертвая, - хмыкнула Аринна и вдруг нырнула обратно в сумку. Пару секунд копошилась там, а потом вылезла обратно с крайне недовольной миной. - Слушай, Ксель, а почему все-таки нас не встречают, а?
  -- Может, потому что нафиг мы им нужны? - предположила я, идя по тропинке, светящейся в сумерках золотистой лентой. - Или не ждали гостей на ночь глядя.
  -- Действительно, не ждали, - раздался словно ниоткуда ровный, красивый голос. Тот, который я слышала на стенах Ранвелина.
  -- Ксель, мне это совершенно не нравится, - пробормотала Аринна, скрываясь в сумке. Я только чуть прихлопнула по кожаному боку.
   Можно подумать, что мне нравится.
  -- Итак, вы, юная леди, все же перешли границу. Не побоялись. И, что самое удивительное - действительно дошли. Целой и невредимой.
  -- Ага, почти целой, - пробурчала я себе под нос, потирая разодранную в кровь руку, замотанную чистым лоскутом ткани. Вот что значит - неловко упасть в кустарник. Хорошо хоть, что Родомир был рядом - шустренько все обработал и перевязал. Сама я так качественно не управилась бы.
  -- Но ведь с нашей охраной вы не повстречались, - улыбнулся красноволосый эльф, возникший у светящегося березового ствола. Кажется, тот самый, который восседал на лошади.
   Везет, как утопленнице.
   Эльф шагнул ко мне, а я воспользовалась моментом, чтобы нахально рассмотреть его с головы до ног.
   В общем, всем канонам классического эльфа он соответствовал. Разве что волосы были не "цвета расплавленного золота" или же "молочно-белые, струящиеся, подобно водопадам шелка", а просто ярко-красные, почти рубинового оттенка. Такого ни одной краской не добьешься - с ним действительно надо родиться. Я обзавидовалась, правда-правда. Если судить по восторженным вздохам из моей сумки - то не я одна.
  -- Я приветствую вас, Ключ Зари, в эльредийских владениях Минэрассэ. Как и говорят легенды, вы не несете в своем сердце осколков тьмы и отголосков людской ненависти. Вы - желанная гостья, и мы вас ждали.
   Вот те раз.
  -- Вообще-то, я не ключик, а Ксель... И просто поговорить пришла, - смущенно проблеяла я, не ожидая такой встречи. Похоже, моему блеянию удивилась не только я. Эльф тоже изумленно на меня уставился. Правильно, пришедшие из легенд разговаривают величественно и гордо, а не смущенно мямлят что-то маловразумительное. Ну, я всегда говорила, что я далеко не подарок.
  -- Ошибки быть не может. И, если вы позволите, я провожу вас в город. В мою резиденцию. И там мы сможем поговорить не на Охотничьей границе, а в более спокойной обстановке.
   Вот те два.
  -- Соглашайся, дурында, такое по пять раз не предлагают! - возмутилась Аринна, высунувшаяся из сумки.
   Янтарные глаза эльфа округлились, и он подошел поближе, бесцеремонно тыкая пальцем в нос Аринны. Палец, разумеется, прошел насквозь, не встретив ни малейшего сопротивления. Призрак неуверенно хихикнула. Я приоткрыла рот от изумления. А эльф улыбнулся.
  -- Меня зовут Нильдиньяр, я наследник Минэрассэ, рода Осеннего Пламени. Добро пожаловать.
   Вот те три...
  
   Странные деревья с чуть светящимися золотом корой расступились, открывая моему взору частую россыпь разноцветных огней. Не, не огней - легких домиков, расположенных в несколько ярусов на стволах странных деревьев. Золотая кора, ярко-красные острые листья... Как будто я шагнула из лета в невиданную по красоте осень. Что с того, что это, возможно, лишь уловки эльфов - все равно безумно красиво.
   Эльф, шедший рядом со мной, откинул со лба длинную прядь медно-красных волос и улыбнулся.
  -- Здесь мой дом. Здесь живет мой род, названный Осенним Пламенем. Королевство Минэрассэ делится на четыре сектора, так, кажется, говорят люди, да? Зимнего Ветра, Весенних Вод, Летних Трав и Осеннего Пламени, но корону наследует наш род. Мы, эльреди, живем в мире, и не хотим войн.
  -- Тогда почему вы постоянно терроризируете Ранвелин? - поинтересовалась я, во все глаза глядя на величественные постройки, которые, казалось, выросли сами, поскольку округлые дома со стороны походили на плотно переплетенный клубок живых ветвей.
  -- А как бы реагировали вы, Ключ Зари, если бы вас оттеснили с обжитых мест в глухие леса, заняв священное для всех эльреди место? - негромко спросил Нильдиньяр, пристально глядя на меня. Настолько пристально, что я с трудом удержалась, чтобы не начинать поправлять и без того растрепанные волосы.
  -- Наверное, попыталась бы договориться. Кстати, почему вы зовете меня Ключом Зари и кто такие эльреди?
  -- Ах, да, вы же не отсюда... - вздохнул эльф, заворачивая к одному из гигантских деревьев с золотистой корой, к которому на пример вьюнка лепилась ажурная белая лестница, убегающая к округлому дому, построенному ближе к вершине. - Люди называют нас эльфами, но наше настоящее самоназвание - эльреди, "говорящие с жизнью". А Ключом Зари я вас называю потому, что именно вас описывало пророчество нашего владыки.
   А-а-а, так это то самое пророчество, о котором рассказывал Арамей. Ну да, ну да. Ключ Зари, как же. У меня руки не дошли прочитать эту легенду, но она явно заканчивалась трагически. Как и все древние легенды.
   Нильдиньяр, медленно поднимавшийся по шаткой лесенке, вдруг остановился и повернулся ко мне. Ветер взметнул его волосы кровавой волной, и на миг мне показалось, что с их кончиков срываются тяжелые багряные капли. Янтарные глаза эльреди чуть сузились, когда он смерил меня пристальным взглядом, от которого у меня моментально закололо в висках. Я машинально приложила ладонь к голове и ухватилась за гибкий поручень, чтобы не упасть. Н-да, а до земли-то метров десять, не меньше, если упаду, то мало мне не покажется. Аринна вылезла из сумки, почему-то потряхивая кружевной сорочкой, невесть как попавшей в мои вещи, но эльреди даже не соизволил взглянуть в ее сторону - лишь зрачки его глаз дрогнули, и несчастную куртизанку впечатало в слабо светящийся золотистый ствол.
  -- Слушай, она-то что тебе сделала?! - возмутилась я, морщась от все нарастающей головной боли, когда перед глазами полыхнула алая вспышка, на миг меня ослепившая...
  
   ...Когда мы погибнем, кто будет петь о нас, а, Ключ Зари? Ты будишь в сердцах свет, развеиваешь тьму, как первый луч солнца, уничтожающий сумерки ночи. Но ты неразрывно связана с Ключом Заката, который медленно выжигает твой свет изнутри. Долг эльреди - защитить тебя от этой тьмы, чтобы Шепчущий Курган одарил мир светом рассвета, а не сумерками наступающей ночи. Прости, если сделаю тебе больно. Прости, если придется разделить вас сейчас, чтобы вы могли соединиться потом...
   Я посмотрела на свои светящиеся золотом руки, и с удивлением обнаружила ярко-зеленую полосу на левом запястье, из-за которой алая с серебристыми проблесками нить, с помощью которой я была связана с Рейном, погасла, но не оборвалась. Да, она все еще существует, я бы почувствовала обрыв, но теперь они была наглухо заблокирована.
   Рейн будет думать, что я...
   Умерла?
   ...Еще наступит час, когда острия поднимутся до края солнечного диска на рассвете, когда полыхнут закатным пламенем мечи, когда земля у Шепчущего Кургана впитает кровь эльреди и людей. Но ты пройдешь сквозь пламя пожарищ и сталь клинков. Только для чего? Откроешь ли ты путь в бездну или же к свету?...
  
   Я вздрогнула, а когда в глазах наконец-то прояснилось, то я поняла, что полулежу на жестких белых ступеньках лестницы, а Нильдиньяр держит меня за левую руку, на которой поблескивает простой серебряный браслет без застежки.
  -- Этот браслет укроет вас от магических взоров не только Ранвелина, но и любого, кто захочет вас отыскать.
  -- Зачем, Нильдиньяр?! - я попыталась стянуть браслет, но тот был слишком узким, чтобы слезть с запястья, а застежки я не нашла, как ни старалась. - Я же пришла с миром!
  -- Но вы свободны уйти, когда хотите, эльреди не станут вас задерживать. Но я хочу, чтобы вы знали. Герцог Арамей не хотел вас отпускать. Он, вероятно, не сообщил вам, что он не в состоянии вернуть вас туда, откуда вы пришли.
  -- То есть как?! - воскликнула я, отскребывая призрака от светящейся коры. Аринна слабо шевелилась, все норовя взлететь к небу, как наполненный гелием воздушные шарик. - Он ведь притащил нас с Рейном сюда! И пообещал, что вернет нас обратно!
  -- Он вам солгал, - холодно проговорил Нильдиньяр, протягивая мне ладонь, чтобы было удобнее подниматься по лестнице. Я предложение проигнорировала, пытаясь переварить услышанную информацию. - Не он вас сюда позвал, не ему и возвращать.
  -- Но.. если не он, то кто?!
  -- Шепчущий Курган, конечно, - улыбнулся эльреди. - Вы с вашим спутником были рождены Ключами, которые могут заставить Курган открыться и отдать накопленную силу этому миру, а вас вернуть туда, где ваш дом. Только распечатав Курган, вы раскроете портал домой. Герцог же просто перетасовал вероятности так, чтобы вы попали в Ранвелин, а не куда-либо еще.
  -- Но.. Рейн же остался там... - пробормотала я, поднимаясь вслед за Нильдиньяром и косясь на вполне уже пришедшую в себя Аринну, которая зависала над моим плечом. - И он не в курсе, что Арамей обманул нас...
  -- Ксель, не будь дурой, - зашипела куртизанка. - Где доказательства, что это эльфик не вешает тебе лапшу на уши, как до этого делал Арамей, а? А наплести можно много чего!
  -- В общем-то, Аринна права, - тихо сказала я, заходя вслед за эльреди в просторный дом, который изнутри оказался почти обычным - пол и потолок выложены светлыми досками, стены обиты чем-то непонятным, шелковистым на ощупь, в зале, куда вела дверь, находилось несколько кресел и овальный стол. Короче, никакой излишней экзотики, что, в общем-то, к лучшему. - Где доказательства, что вы не хотите использовать меня в своих непонятных целях? И не надо говорить мне про гуманность по отношению ко мне, всегда проще сначала попытаться склонить на свою сторону, а уж потом действовать силой.
  -- Вы - странная девушка, - вдруг улыбнулся наследник. - Человек, но носите оружие эльреди, более того - оно вам подчиняется. Выглядите юной, но волосы белоснежны от ранней седины. Кажетесь хрупкой, но внутренняя дикая магия в вас такая, что у меня мороз по коже. Хотя... вы же Ключ Зари. Создание Древних.
  -- А вот тут попрошу не вешать мне лапшу на уши в таких количествах, - фыркнула я. - У меня, в общем-то, родители есть. Мама и папа, и еще куча родственников в довесок. И даже свидетельство из роддома имеется, так что про "создание древних" - это не ко мне, - возмутилась я, роняя сумку на пол и садясь в кресло, предварительно сняв ножны с нарэилем.
  -- Я не сомневаюсь, что вы, леди Ксель - живое существо, и в том, что у вас есть родители, - улыбнулся эльреди, садясь в кресло напротив. - Просто у Ключа Зари есть дар Слова убеждать и желать. Есть дар пробуждать свет в сердцах. Дар нести прекрасное. Разве я не прав?
   Я задумалась. Прав, конечно. Потому что дар Слова - единственный, который передался мне в моей взбалмошной семейке. Другого не дано было. Что было дано Рейну - знать не знаю до сих пор, о чем сейчас жалею. Потому что, как я подозреваю, призрачный плащ и Зверь - не все грани его таланта. Что-то ускользнуло от меня...
  -- Вам нужны доказательства? - Эльреди улыбнулся, чуть коснувшись кончиками пальцев моей ладони. - Думаю, я могу их вам предоставить. Но для этого нам придется покинуть Минэрассэ и направиться к Шепчущему Кургану.
  -- Ксель, не слушай ты его! - Аринна вылезла из сумки и зависла у меня перед носом. - Ты колдуну своему даже записки не оставила, а вдруг знахарь этот что-нибудь перепутал, а? И Рейн себе покоя в замке не находит? А ты собралась невесть куда ехать!
  -- Аринна, солнышко, а может, ты слетаешь в замок и скажешь, что со мной все в порядке? - задумчиво спросила я.
  -- Слетаю??? И оставлю тебя здесь в стане врага?! Да за кого ты меня принимаешь?
  -- По-видимому, за ту, кому доверяют, - вмешался Нильдиньяр, улыбаясь так, что в комнате ощутимо посветлело - словно солнечный лучик скользнул по лицу. Магия, что ли? Да нет, вряд ли. Скорее, что-то настолько естественное, что перестало быть магией.
   И тут случилось невероятное. Аринна, которая, по идее, была при жизни кем-то вроде куртизанки, и вообще было существо уже неживое, как-то скромно потупилась и кивнула.
  -- Тогда слетаю... Но только передам весточку - и сразу же обратно к тебе!
  -- Спасибо тебе! - я с трудом удержалась, чтобы не обнять призрака. Остановило только то, что все равно бесполезно. - Просто найди Рейна и скажи ему, что со мной все хорошо, я жива и вообще меня никто не обижает. Пусть не волнуется, а через пару деньков я вернусь в Ранвелин.
  -- Ладно, уговорила, - призрак поправила пышную прическу и скрылась в стене. Впрочем, через пару секунд вылезла обратно. - Учти, вернусь - и тогда глаз с тебя не спущу! Жди, Кселька. На рассвете вернусь!
   Буду ждать, конечно.
   Нильдиньяр улыбнулся, провожая взглядом окончательно исчезнувшую в стене Аринну, и поднялся.
  -- Леди Ксель, как хозяину этого дома, позвольте мне показать ваши покои. Думаю, что все переговоры следует вести уже завтра, а сегодня вам необходимо отдохнуть. - Он коснулся кончиками пальцев моей щеки. - Вы выглядите весьма утомленной.
  -- Благодарю вас, - пробормотала я, оглядываясь в поисках нарэиля.
  -- Не это ищете? - меч в ножнах возник прямо перед моим носом. Когда Нильдиньяр успел его экспроприировать - ума не приложу. Ему бы карманником или фокусником работать, да не солидно для наследника-то. - Хорошее оружие. И уже признало вас. Даже эльреди уже не сможет приручить его заново. Он словно родился вместе с вами.
   Ага, родился, как же. Он просто лежал рядом, вместо моей дюралевой катаны, когда я очнулась в этом мире после московского перехода метро... Но, вспоминая, в какой момент мы перенеслись - я даже рада, потому что мы с Рейном не погибли, когда рванул ларек...
   В общем, хрен редьки не слаще, а жить как-то надо.
   Очнулась я только тогда, когда за мной тихо закрылась светлая дверь, а я очутилась в опрятной комнате с окном почти по всю стену, занавешенным легкими белыми шторами и, что самое главное - с удобной даже на вид кроватью с полупрозрачным балдахином. Я даже не стала осматриваться - просто поснимала с себя оружие и одежду и улеглась спать...
   И, что самое удивительное, моя хваленая интуиция молчала как рыба, то ли делая вид, что ее нет, то ли вокруг действительно было безопасно. Но в черную бездну кошмарного сна я провалилась сразу, как только коснулась головой подушки...
  
   ...Мерцающий огонек в ночи, вылетевший из стены деревьев со светящимися стволами, обозначающих эльредийскую границу, сделал круг над лугом и направился в сторону Ранвелина... Аринна, спасибо, что согласилась послать весточку...
   Стены замка, но я почему-то вижу черный туман, клубящийся над замком. Ненависть. Месть. Боль утраты - и все это вместе сплетено в столь тугой клубок, что даже я не рискнула бы вмешиваться, стараясь его распутать. Не могу приблизиться, не могу коснуться - что-то мешает. Браслет... "Дар" эльреди, благодаря которому я невидима для магического сканирования, но из-за которого не могу коснуться черного тумана, чтобы проникнуть в его суть. Я могу только наблюдать.
   Яркий белый огонек-призрак подлетел к крепостной стене, как вдруг откуда-то от ворот плеснуло ярко-красным пламенем, прорвавшимся сквозь черный туман. Этот "огонь" охватил призрака, сдавил, как в клещах, и вдруг все пропало. Ни призрака, ни алых клещей, от которых веяло холодной расчетливостью.
   Аринна...
   Нашла покой так неожиданно. Или?
   Не верю. Предатель. В Ранвелине? Кто-то слишком жестокий, чтобы иметь право на...
   На что?
   Какое мне дело? Какое дело было ей? Она ведь уже была мертва.
   Но почему тогда вдруг стало так пусто в груди?
  
   Я тихо всхлипнула, но проснуться так и не смогла - черный омут утянул меня еще глубже в чьи-то беспокойные сны, наполненные болью...
  
   Двое стражников, охранявшие маленькую неприметную дверцу в городской стене, так сказать, "дырку в заборе" для своих, вдруг синхронно схватились за горло и так же синхронно осели на утоптанную землю - только доспехи негромко звякнули. Негромко просвистел козодой. Некто, завернутый в просторный темный балахон с глубоким капюшоном, бесшумно переступил через скорчившиеся тела и завозился с засовом, запиравшим дверцу. Полминуты - и низенькая дверь приоткрылась, впуская в Ранвелин неслышно скользящие тени в облегающих одеждах, за спиной каждой из которых висело по луку. Тени растворились в предрассветном сумраке так же быстро, как и появились...
   А полчаса спустя трупы обнаружила смена караула и подняла тревогу.
   Патрулям не пришлось долго искать лазутчиков - их, а вернее, следы их деятельности обнаружились в ближайшем борделе. Вернее, в некой таверне, где служанки не только подавали обед, но и согревали постели постояльцев за определенную цену. Лазутчики вырезали всех. Чисто и без особого шума. Кому-то просто перерезали горло, а кого-то расстреляли из луков - ровно по одной эльфийской стреле на человека. И настолько точными были эти выстрелы, что второго попросту не требовалось. Возможно, патруль не стал бы объявлять всеобщую тревогу, если бы среди трупов не было обнаружено тело градоправителя, завернувшего "на огонек" к одной из разносчиц в недобрый час.
   На рассвете весь гарнизон был уже поднят по тревоге. Герцог Арамей, не спавший почти всю ночь из-за кошмарных видений, разбирался с женой градоправителя, мощной и дородной женщиной "в теле", чей супруг был убит стрелой в борделе. Судя по всему, вдову больше волновал размер компенсации и то, где именно почил ее муженек, наверняка успевший наставить ей развесистые рога, чем сам факт его смерти. Вдова напирала, Арамей устало отмахивался, а проблемы нарастали. Слухи о побоище на постоялом дворе, устроенном эльфами, распространились по городу со скоростью почтового голубя. Люди озлобились и требовали от герцога "немедленного уничтожения проклятых остроухих", напрочь игнорируя тот факт, что идти на Минэрассэ силами всего лишь одного города, пусть даже всей провинции - глупо и бесперспективно. Даже если король смилостивится и пришлет полк на помощь, все равно этого не хватит, чтобы "вырезать всех эльфов под корень".
  -- А я требую ежемесячного содержания моей семьи! Мой муж честно служил вашему сиятельству!!! - продолжала напирать вдова.
  -- Вы еще скажите, что он погиб при исполнении служебного долга, - пробормотал Арамей, но женщина, к сожалению, его услышала, и лицо ее пошло красными пятнами. Она уже набрала воздуха в грудь, чтобы начать отстаивать свои права в очередной раз, как дверь распахнулась, и ледяной сквозняк прошелся по комнате, пошевелив бумаги, лежавший на столе герцога аккуратными стопками.
  -- Рейн, - чуть склонил голову Арамей. Вдова градоправителя обернулась, чтобы отчитать нахала, врывающегося без стука, как осеклась, разглядывая встрепанного Рейна округлившимися глазами. Тот даже не удостоил ее взглядом, проходя прямо к Арамею, но женщина вдруг побледнела и покинула приемную герцога так быстро, как только могла. Тот только облегченно выдохнул и посмотрел в глаза Рейна.
  -- Мне бы так научиться на просителей воздействовать. Чтобы они выметались без лишних слов.
  -- Вы действительно хотите узнать, что она видела, Арамей? - холодно поинтересовался Рейн, присаживаясь на краешек стола и глядя на герцога сверху вниз. Тот на секунду задумался, а потом покачал головой.
  -- Нет, не хочу. Кроме того, у меня есть другие проблемы, требующие незамедлительного решения, - герцог поднялся из-за стола, заваленного бумагами, и отошел к узорчатому окну, выходившие во внутренний двор замка. Как раз туда, где уже собиралась толпа горожан, возмущенных не то подлым убийством градоправителя, не то уничтожением борделя. - Они хотят крови. Крови тех, кто сумел беспрепятственно проникнуть в Ранвелин, сделать свое дело, и так же спокойно уйти. Никем, разумеется, не замеченные. Люди боятся, что завтра ночью эти "кто-то" придут и в их дома.
   Арамей устало потер переносицу.
  -- Это мой город, мои люди. Я за них в ответе. И принимать решения тоже должен я. Люди хотят видеть трупы убийц, распятые на главной площади. Хотят убедиться, что им больше никто не грозит. Но объявлять войну Минэрассэ - сущее безумие. Эльфов немного, но все же больше, чем в Ранвелине. Нас все это время спасало только то, что остроухие слишком дорожат каждым представителем своего народа. И кровавые сечи для них недопустимы. Но если мы пойдем на них войной, то нас вырежут до последнего человека, наплевав на собственные потери. Просто так, чтобы мы больше под ногами не путались и помнили, кто тут Старшая Раса. А столице, традиционно, на нас наплевать. Пока короля волнуют только распоясавшиеся хадары на севере, к западным границам взор и помыслы владыки еще не обратились.
  -- Так почему бы вам не дать того, чего хотят люди? - Рейн подошел чуть ближе, и встал рядом с герцогом, безразлично глядя на толпу внизу. - Выловите пару эльфов, в крайнем случае - полукровок, и устройте показательную казнь.
  -- Как все у вас просто, молодой человек, - покачал головой Арамей. - Эльфы без надобности и кончика носа из-за границы не покажут, а перейти ее мы пока не можем.
  -- Заметьте, ключевое слово здесь - "пока", - Рейн чуть искривил губы в слабом подобии улыбки, но карие глаза остались такими же холодными и сосредоточенными. На первый, самый беглый взгляд. На второй, будь он более внимательным, можно было бы уловить искорки загнанной глубоко внутрь себя ненависти. А та, кто знала его, как оказалось, лучше всех, поняла бы, что ненавидит он в первую очередь самого себя. - Кстати, а полукровки-то вас чем не устраивают?
  -- Да всем устраивают. Одна проблема - найти полукровок сейчас не легче, чем добраться до самих эльфов. Скрываются в лесах так, что маги найти не могут. А насчет границы... Пока мы не наберем сведений о тайных знаниях эльфов, пока не найдем магов, обладающих нужной силой. Или пока не очистим свои сердца от ненависти к этим любителям живой природы. В противном случае, шансов пересечь границу Минэрассэ живыми, у нас нет.
   Дверь в рабочий кабинет Арамея в третий раз за утро распахнулась, едва не ударившись об косяк, и на пороге возник пропыленный и пропахший потом гонец. Уставился совершенно дикими глазами в сторону Рейна и, подойдя к герцогу, сунул ему в руки небольшой кожаный футляр и моментально ретировался, успев-таки захлопнуть за собой дверь. Герцог только пожал плечами, взламывая королевскую печать на футляре и вытряхивая на ладонь плотно свернутый в трубку пергамент. Развернул. Вчитался. Со вздохом протянул пергамент Рейну.
  -- Вот и дождались. Похоже, у его величества шпионы не только в столице, но и в дальних провинциях.
  -- Здесь сказано, что в Ранвелин направлен полк солдат, - Рейн поднял глаза от пергамента и посмотрел на герцога. - Вам оказана поддержка.
  -- Да, только за нее заплатить придется. Голову даю на отсечение, что командиру полка будет дан приказ выкурить эльфов подальше в леса, да так, чтобы им в ближайшие пятьсот лет и в голову не пришло возвращаться на обжитые места, только вот дань кровью придется отдать моим людям. Не думаю, что мне позволят оставить свой гарнизон за стенами города в то время, когда бравые вояки его величества будут штурмовать Минэрассэ. Нет. Нас пошлют авангардом, а когда мы все поляжем, командир полка со скорбным выражением на лице возьмет на себя функции градоправителя Ранвелина, а через какое-то время будет издан указ, в коем "за доблесть" ему и отпишут мои земли.
  -- И что, все так просто? И вы, герцог, позволите пустить вас под стрелы эльфов, зная, что вас попросту используют, - Рейн ухмыльнулся, небрежно отбрасывая свиток на стол. - В таком случае, вы разочаровали меня еще больше.
  -- Молодой человек, меня прижали со всех сторон. Если я не впущу армию в город или откажусь выпустить своих людей в бой, то мне припишут измену короне, а изменников казнят без суда и следствия. Его семью тоже. Поэтому я буду вынужден подчиниться, чтобы Кайлина не попала на эшафот как жена бунтаря.
  -- Тогда единственное, что мы можем - это победить в заведомо проигрышном сражении?
   О да, это как раз то, что мы умеем делать лучше всего. Побеждать там, где невозможна победа, и проигрывать в мелочах. Как мы потеряли ее - помнишь?
   Не уберегли.
   А теперь и герцог может лишиться своей ненаглядной. Решайся, вот твой шанс отомстить. Пусть он на своей шкуре прочувствует, каково лишаться той, ради которой живешь. Дай ему проиграть...
   Она бы не одобрила. Никогда не одобряла месть...
   И где она сейчас? Ушла, оставив нас в одиночестве. Ну же, выбирай свой неверный путь!
   Я предам ее, если позволю себе мстить таким образом. И... Это не та месть, которой я хочу.
   А чего ты теряешь, а? Что еще ты можешь потерять? Какой мести ты хочешь? И какую на самом деле сможешь осуществить?
   Надежду. Тебе ли не знать, что надежда у меня есть. Пока есть.
   Тогда... мы будем проливать кровь эльфов. И пусть выжившие позавидуют мертвым. Не так ли?.. - и тихий, но довольный хохот. - Особенно, когда она захочет вернуться обратно.
  -- Я помогу вам, - Рейн поднял глаза на герцога и тот вздрогнул под этим тяжелым взглядом человека, которому уже нечего терять.
   Арамей внутренне поежился, когда за плечами Рейна заклубилось черное облако, сгустившееся в крылья-лезвия, каждое перышко которых отливало сталью. Ключ Заката, пробуждающий в людях жажду крови и мести, ведущий к победам на поле сражений, но платой за эти победы будет поселившаяся в душе тьма, которая уже не исчезнет.
   Герцог-маг кивнул и протянул ладонь Рейну. Иногда договор с инферналами заключается проще и приносит меньше бед, чем договор с Ключом Заката. Сейчас Арамей протягивал руку Проклятию Древних, поселившемуся в теле восемнадцатилетнего юноши, глаза которого казались старше, чем у королевского мага, немало повидавшего на своем веку. Старые, безумно старые глаза. Уставшая и озлобленная душа. Но ради Кайлины...
  -- Тогда за дело, - усмехнулся Рейн, пожимая ладонь герцога.
  -- За дело.
  
   Полк солдат, направленных из столицы, прибыл в Ранвелин на вечерней заре. Полковник Фалькен сразу же по-хозяйски заявился в замок, где и сообщил, что по указанию его величества в городе объявляется военное положение до того момента, пока "конфликт на пограничных землях не будет улажен", в связи с чем будет объявлена мобилизация местной стражи. Штатный маг, прибывший вместе с полком, заявил, что эльфам будет направлено предупреждение о закрытии границ в одностороннем порядке. И любое пересечение границы эльфами будет рассматриваться как сигнал к началу военных действий против Минэрассэ.
  -- Простите, коллега, - остановил разливающегося соловьем мага Арамей. - Но вы в курсе, что граница Минэрассэ опечатана магическим путем, наши войска попросту не смогут ее пересечь.
  -- В курсе, конечно, и именно поэтому сюда прислали меня.
  -- Как специалиста по эльфам, - хмыкнул появившийся в дверях Рейн. - Ну да, как же. Два прихлопа, три притопа - и нет магической преграды, так?
  -- Герцог, кто это молодой нахал? - нахмурился маг, недовольно сощурив глаза.
  -- А вы сами ответьте, - спокойно отозвался Арамей. - Докажите квалификацию.
  -- Вот еще, что я, юнцов не ви...
   Маг осекся, беззвучно раскрывая и закрывая рот, вытаращенными глазами глядя на Рейна.
   Выпусти меня, а? Ну, хоть на миг. Пусть поймет, с кем имеет дело.
   Тебя выпустишь - потом обратно не загонишь.
   Ты упустил из виду одно. Теперь мне не нужно твое разрешение, разве что формальности ради. Она дала нам свободу. И сейчас я всего лишь поздороваюсь с ним.
   Сам упустил. Я тебя и не держу... Пока. И мешать развлекаться - не намерен.
   Маг попятился, когда Рейн улыбнулся, и багряные глаза его замерцали в вечернем полумраке. Острые лезвия "плаща" резко взлетели перед самым носом побелевшего от страха мага, а в моментально сгустившихся сумерках тень Рейна принялась танцевать на стене, меняя свои очертания и цвет, совершенно игнорируя то, что ее обладатель стоял, не шевелясь. Маг ощупал себя, убедился, что цел, и дрожащим голосом поинтересовался у герцога:
  -- Арамей, вы что, инфернала сюда притащили?! Да за такое на эшафот сразу же! Этим же только хадары занимаются!!
  -- Это человек, - остановил мага герцог, спокойно перебирая бумаги. - Впрочем, я уверен, что вы слышали легенду о Ключе Заката.
  -- Но это всего лишь эльфийская легенда, и ничего больше.
  -- Тогда чего же вы так меня испугались, если я всего лишь легенда? - вкрадчиво поинтересовался Рейн, скользящим шагом приближаясь к магу и направляя свой взгляд ему в глаза. - Может быть, вы одумались... И вспомнили, что легенды тоже могут убивать?
  -- Хорошо, хорошо, Ключ Заката существует, - зачастил маг, отодвигаясь подальше от Рейна. - Может, вы еще и Ключ Зари отыскали, герцог?
   Повисла нехорошая тишина, в которой отчетливо послышался звук стискиваемых до скрипа зубов.
  -- Ключ Зари погибла. - Негромко пояснил Арамей. - А теперь...
  -- Александрий, - представился маг.
  -- Хорошо, Александрий. Мой вам совет - выметайтесь-ка отсюда побыстрее, иначе вас придется отскребать со стен.
   Но Рейн успел покинуть помещение раньше, с силой хлопнув дверью.
   Он уже считает ее погибшей.
   Ты сам все видел.
   Глаза можно обмануть. Готов поспорить, что это всё - просто мегаподстава. Говорю тебе, не может быть так, чтобы совсем ничего нельзя было сделать. Ты ее знаешь - она так просто не сдается.
   Не сдавалась.
   А разница? Ну, хорошо, хорошо, уговорил. Иди и убей себя об стену, получится оригинальная фреска. Или вот еще замечательный выход - пойди и действительно напейся, а к утру протрезвеешь, и будешь упиваться уже совсем другим напитком. Кровью. Местью. Только жажду все равно не утолишь - только усилишь. Уж поверь мне - в этом я разбираюсь.
   Я тоже.
   Рейн только нахмурился, проходя через замковые ворота и направляясь к одному из постоялых дворов. Быть может, напиться - это не самый лучший совет, но все лучше, чем метаться по смятым простыням, мучаясь кошмарами, в которых всегда одно и то же. То, как Ксель превращается в обгорелый труп у него на руках. То, что он никак не может забыть или хотя бы перестать вспоминать.
   Не может. Или не хочет.
   Но, стоило ему только открыть дверь кабака, как его моментально оглушил дружный вопль, издаваемый тремя десятками глоток разной степени нетрезвости, а следом - шквал оваций. Аплодировали русоволосой девушке, сидевшей на высоком табурете у камина. Судя по небольшой, изящной лютне в ее руках, она была песенницей. Менестрелем.
  -- Ильяна, а спой-ка нам чего-нибудь задушевное! - попросил кто-то из наименее пьяных стражников, сидевших за столиком у самой двери.
  -- Спой, красавица, серебра не пожалеем!
   Девушка кивнула и, убрав за ухо короткую прядку, перебрала пальцами по струнам лютни, отозвавшихся менестрелю нежным переливом звуков. Рейн остановился у стойки, прислушиваясь к музыке, которая делалась все громче по мере того, как затихали возгласы завсегдатаев. И, когда гомон в обеденном зале стих, Ильяна запела чистым, высоким голосом.

Путь по грани миров
Как по кромке клинка
Между светом и тьмой,
Между жизнью и смертью,
И тот хрупок тот мир,
Что мы держим в руках,
Мир в который другим
Так не просто поверить.

Боль от ран на душе,
Незакрыты глаза,
Для чего взгляд вперед,
Если путь прям и ясен.
И нет рядом того,
Кто бы мог подсказать
Куда дальше идти,
Если пламя погаснет.

Жизнь - свеча на ветру,
И дрожит огонек.
И нетвердой рукой
В книгу вписаны судьбы,
Позабыта дорога,
И путь мой далек.
Жизнь на грани миров -
Как на грани безумья.

Через память и боль -
И опять - долгий сон.
И опять - путь прямой
Ляжет под ноги сталью.
И замрет на губах
То ли вздох, то ли сон:
Снова странник уходит
За призрачной далью.

Так легко потревожить
Свой маленький мир,
Чуть коснулся не так -
И изломаны крылья.
В этом мире не слишком
Все просто - пойми:
Против зова души
Воля часто бессильна.

Это просто печаль,
Это скоро пройдет,
Как за ливнями вновь
Возвращается солнце,
И растопит жар пламени
Мертвенный лед,
И забудется боль,
И надежда вернется.

   Последний аккорд отзвучал, когда Ильяна подняла светло-голубые глаза и встретилась с взглядом Рейна. А потом менестрель поднялась с высокого табурета и молча вышла из таверны, не обращая внимания на серебро, которое бросали к ее ногам благодарные слушатели. Ее песни часто задевали невидимые струны в душах слушателей, но никогда еще не сыпали соль на незажившие еще раны. Менестрель должен знать, когда останавливаться, но, по-видимому, сегодня чутье ей изменило. Не стоило петь эту балладу, сочиненную когда-то давно эльфийским песенником и впоследствии переведенной на язык людей. Слишком сильно она задевает сердца, лишенные надежды.
   Менестрель поправила лютню, висевшую у нее за плечом, и направилась к замку, где, как она надеялась, ей удастся найти кров и стол взамен песен. Война не за горами, а хорошие менестрели нужны, чтобы воинам не так страшно было идти умирать...
   "Путь по грани миров". Автор текста - Наталья Новикова (Тэм Гринхилл)
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"