Ева: другие произведения.

Путешественница3. Вечная конкуренция.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.11*9  Ваша оценка:


ПУТЕШЕСТВЕННИЦА

Часть 3. Вечная конкуренция

Глава 1. Отдых - дело тонкое...

  
   Я глубоко вдохнула свежий деревенский воздух и села на крыльце, наблюдая за тем, как медленно опадают лепестки цветов раскидистой вишни, растущей у меня под окном. Налетевший порыв ветра стряхнул с дерева целое облачко нежных бело-розовых лепестков, которые медленно спланировали на землю, создавая иллюзию того, что сад покрыт снегом.
   Я воровато оглянулась, материализовала в руке деревянную щетку для волос и принялась расчесывать свои мокрые после купания локоны... Зараза, отросли-то как! И вся причина в климате и экологической обстановке местности в целом - я прожила в этом мире почти год, и за это время волосы выгорели, став золотисто-русыми, закудрявились и отросли настолько, что заплетенные в косу, достигали пресловутой пятой точки. А уж распущенные... Одним словом - эльфийка, блин! Только острых ушей не хватает...
   Вдалеке хлопнула калитка, и я, пустив в сторону резкого звука поисковик, слегка поморщилась - ко мне бодрой, немного неуклюжей походкой шел местный Ален Делон, то бишь первый парень на деревне. Девки из-за него пачками пытались повеситься на трухлявой ветке трухлявого же дуба, утопиться в луже и вообще выказывали желание покончить с собой прочими не слишком изобретательными способами. Когда я появилась здесь и высказала желание немного пожить в сем чудном месте, здешний Казанова попытался навострить лыжи в мою сторону.
   Не вышло.
   И вовсе не потому, что я ханжа, а потому что в юноше было два метра роста, косая сажень в плечах, буйные кудри и густой бас. В общем, совершенно не мой тип мужчины.
   Что я ему и заявила в первый же день, перебираясь в живописную избушку, пустовавшую с той поры, как хозяин вместе с семьей подался в город. Деревенский староста за небольшую мзду выдал мне ключ и попросил сильно не шуметь и поддерживать порядок. Я сразу же согласилась на эти нехитрые условия, особенно после того, как в немного запущенном, но все равно красивом саду обнаружилось вишневое дерево, старое, корявое, но плодоносящее на диво крупными и сладкими ягодами...
   Так вот. Вьюноша, видимо, не понял, что по два раза я не повторяю, и решил, что я выламываюсь, как любая деревенская девка. Свои намерения он мне решил доказать следующей же ночью, вскрыв оконный ставень путем непосредственного взлома... Из дома он вылетал с обугленной дыркой на штанах размером со всю заднюю часть, синяком под глазом и слегка дымившимися волосами...
   Самое смешное, что после такого отпора он не только не прекратил свои поползновения, а даже удвоил усилия. Теперь я натыкалась на него буквально всюду - на рынке во время очередного похода за продуктами, на пути к речке, на улице... Он подстерегал меня везде, и я уже не чаяла избавиться от него. После той памятной ночи, когда я едва не спалила все его мужское достоинство, он стал вести себя со мной настолько уважительно, что придраться было просто не к чему. Ну, не лишать же человека здоровья только за то, что он чересчур прилипчив! Руки не распускает, язык держит на привязи - что еще нужно такой приличной девушке, как я.
   Поэтому когда я услышала тяжелую поступь Мефодия, я только страдальчески закатила глаза, но подниматься с нагретого местечка на крыльце было настолько лень, что я даже не сделала попытки забаррикадироваться в доме.
   Бесполезно.
   - Линка! - Ну, вот. Опять это дурацкое имечко. Я уже устала повторять, что Линка - не самое подходящее для меня имя. Но Мишке все мои увещевания были как мертвому припарка. Нет, побью я его когда - нибудь. И скажу, что так и было.
   - Миш, я тебя предупреждала?
   - О чем? - вопросил он, невинно хлопая глазами.
   - Забудь. - Отмахнулась я, поднимаясь с крыльца и намереваясь пойти в дом.
   Мишка дернулся было за мной, но я резко взмахнула рукой и дверь захлопнулась перед его чересчур любопытным носом. Он немного постоял под дверью, видимо, надеясь на то, что я сменю гнев на милость и открою.
   А вот и ни гхыра! Не буду открывать.
   И вообще - у меня уже отпуск почти закончился. Вот облетит вишня - и отправлюсь в Зеркальную Галерею. В конце концов я могу растерять форму, да и скучно мне. Отдохнула, хватит! Миры тоже долго без Путешественницы не могут...
   С этой мыслью я отправилась в сени за лукошком и деньгами - вот схожу на рынок, закуплю свежего творога и зелени, сяду под вишней и буду о чем-нибудь мечтать. И в мечтах этих будет...
   Расшалившееся воображение сразу же услужливо подкинуло лицо Аннимо Орве в обрамлении золотистых распущенных волос. Я тряхнула головой, и память расщедрилась на другое, почти позабытое лицо - длинные волнистые черные волосы, которые он всегда небрежно стягивал кожаным ремешком на затылке и при этом одна прядь вечно выбивалась и спускалась на грудь черным ручейком, его глаза цвета черного жемчуга, в которых я утонула в первый же миг нашей встречи...
   ХВАТИТ!!!
   Я в озлоблении врезала кулаком в жалобно запищавшую дверь.
   Сколько же лет должно пройти, чтобы я забыла его???
   Правда, сейчас я уже не могла вспомнить его лица - закрыв глаза, я видела только волосы и глаза, но и этого было предостаточно, чтобы вывести меня из душевного равновесия... Хотя, положа руку на сердце, я могла с уверенностью сказать, что все чаще и чаще его образ заменялся образом Аннимо...
   Может, мне стоит вернуться?...
   Мои душевные метания прервал очередной стук в дверь.
   Тяжело вздохнув, я отправилась открывать...
   На пороге стоял бледный и какой-то измученный староста. Увидев меня, он вцепился в мою руку как в спасательный круг, и, глядя на меня расширенными от страха глазами, сказал:
   - Госпожа ведьма, помогите нам!!
   - Что? - Удивилась я. - Что стряслось? - Староста огляделся вокруг затравленным взглядом и громко прошептал:
   - В городе твориться что-то странное.
   - Та-ак. - Протянула я, посторонившись и пропуская старосту в дом. - Заходите.
   Староста неуверенно прошел в горницу и скромно уселся на лавку у стола, при этом сжимая в руках шапку так крепко, что у него побелели костяшки пальцев. Я села напротив него и твердым голосом сказала:
   - Выкладывайте все.
   ...Я бодрым шагом шла по направлению к городу, в который раз ощутив, что отпуск кончился. Сейчас я шла, одетая в свободную ярко-синюю рубашку навыпуск, обтягивающие черные штаны и мягкие черные полусапожки. Волосы я заплела в косу - именно так я причесывалась во время странствий. Я шла, вновь ощущая себя Путешественницей, и от этого ощущения мне было как-то тоскливо...
   Скорее всего, мне попросту понравилась спокойная жизнь, когда никто не пытается тебя убить, поймать или засадить в каземат с крысами. Да, и такое было...
   Я тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли, и задумалась о том, что мне сказал староста. По его словам выходило, что градоправитель совсем с ума сошел - заперся в замке, а когда выходит - то на него страшно смотреть - он выглядит так жутко, словно из него выпили всю жизнь. Вокруг замка постоянно кружатся тучи воронья, а в окрестностях стали пропадать люди... Вчера пропал старший сын старосты - поехал в город на ярмарку, да так и не вернулся. А сегодня с утра лошадь, на которой уехал старостин сын, вернулась домой.
   Естественно, без седока.
   И вот тогда староста рискнул обратиться ко мне, прислушавшись к слухам, что я ведьма...
   Я недовольно посмотрела на видневшийся впереди замок, и, оглядевшись вокруг, телепортировалась прямо к городской стене. Стражники, увидев возникшую из ниоткуда девушку, синхронно начали креститься и отплевываться во все стороны. Я повертела пальцем у виска и плавно прошла сквозь стену...
   С той стороны сначала послышался звон упавшей алебарды, потом сдавленный вопль, а затем в городской шум вплелся семиэтажный мат в мой адрес. Я подумала и, выглянув из стены, со всего маху стукнула матерящегося стражника по затылку. Стражник заткнулся, а я с чувством выполненного долга отправилась по своим делам.
   Идя по улицам по направлению к замку, я отметила для себя тот факт, что чем ближе к замку, тем меньше народу становилось на улицах. А на большой площади перед замком в разгар дня не было вообще никого.
   Только два ворона деловито прохаживались перед замковыми воротами.
  -- Интересно. - Тихонько сказала я себе. - Это что, у них тут такая стража оригинальная? - Вороны, словно услышав мои слова, синхронно взлетели и скрылись где-то за крепостной стеной. Я рассеянно проводила их взглядом, подумывая - сбить нахальных птиц заклинанием или оставить все как есть? Врожденное чувство любви к животным все-таки победило, поэтому я позволила птичкам скрыться из виду, а сама подошла к тяжелым дубовым воротам, обшитым железом, и, не найдя ничего, что хоть примерно напоминало колотушку, не придумала ничего лучше, чем материализовать в руках чугунную кувалду приличных размеров.
   Эх, раззудись плечо, размахнись рука!
   Кувалда с гулким буханьем состыковалась с воротами, проделав в последних дыру размером с кулак и намертво застряв в оной. Я изумленно поглядела на дело рук своих, соображая, то ли я что-то с заклинанием напутала, наделив кувалду дополнительной пробивной мощью, то ли ворота стояли на месте на одном честном слове, причем слово это на проверку оказалось насквозь лживым и продажным.
   Я с силой потянула за застрявшую кувалду, надеясь вытащить ее из изуродованной створки ворот. Конечно, намного проще было дематериализовать импровизированную колотушку, но тут существовала вероятность лишить замка ворот вообще. Поэтому я еще раз дернула кувалду на себя, и она с противным скрежетом покинула столь удобное для нее убежище...
   Распылив кувалду, я постояла еще минут пять, гадая, как можно было не услышать произведенный мною грохот. Потом, все-таки решив, что хуже я уже не сделаю, глубоко вздохнула и попыталась пройти сквозь ворота так же, как я это уже проделывала с городской стеной.
   А вот и гхыр вам!
   Ворота оказались наглухо зачарованным от любого вида магического проникновения. Интереса ради я попыталась пройти сквозь замковую стену - результат был нулевой. В том смысле, что кто-то весьма умный запечатал от магического вторжения ВЕСЬ замок. Причем запечатал настолько умело, что даже я, Путешественница со столетним стажем, не могла снять заклинание. Взломать-то я его взломаю, но после того, как я проникну внутрь, обратно выйти тем же путем я уже не смогу.
   Что же это за маг такой, который может оградить целый замок от Путешественницы??
   Внезапно мой взгляд самовольно вернулся к дырке, только что проделанной моей несчастной кувалдой. Идея пришла почти сразу. Я призвала стихию Земли и, придав себе дополнительную силу, разбежалась и с силой тарана врезала плечом по уже однажды битой створке...
   Створка жалобно хрустнула и вместе со мной влетела во внутренний двор. Я встала, невозмутимо отряхнулась и, напоследок взглянув на то, что осталось от ворот, невозмутимо пошла в замок...
   ...Господи, они что, объявили табу на уборку????
   Все внутренние помещения замка были захламлены настолько, что кучи разнокалиберного барахла приходилось обходить стороной. К тому же все было покрыто сантиметровым слоем пыли. Мать моя женщина, куда ж все делись-то?!
   Внезапно пол под моими ногами вспыхнул темно-бордовым пламенем, а я с ужасом ощутила присутствие ТОЙ сущности, которая вставала на моем пути уже дважды - в Догеве и храме, где я обнаружила Печать Серафима. Ё-мое, да кто же это такой??!! Я повела раскрытой ладонью вокруг себя и стихия Воды, потоком залившая пол, пригасила бордовое пламя. Над обугленными досками поднимался легкий горьковатый дымок, а я наконец-то поняла, что тот, кто вызвал это пламя, находится совсем рядом со мной.
   На втором этаже.
   Прямо у меня над головой!
   Едва я осознала это, как потолок опасно затрещал и начал обваливаться крупными кусками.
   Я кувырком ушла из-под падающих обломков, а когда пыль осела, то я увидела ЕЕ.
   Ту самую таинственную Хозяйку.
  

Глава 2. Непрошеные гости.

  
   Я смотрела на нее и понимала, что она и есть то самое существо, чью невероятную силу я ощущала. На вид ей было лет двадцать пять, яркие гранатовые волосы до плеч оттенялись черным шелковым платьем с глубоким декольте и разрезами до бедер. Фигура и черты лица были настолько совершенны, что я вполне справедливо усомнилась в их природном происхождении.
   Как оказалось, не зря.
   Девушка обратила на меня взгляд темно-вишневых глаз и произнесла приятным голосом:
  -- Выходит, ты и есть та самая Путешественница, о которой мне столько рассказывали. Знаешь, я давно хотела увидеть тебя - мне было безумно интересно, кто же на протяжении ста лет ставит мне палки в колеса. - Видимо, мое лицо настолько перекосилось гримасой удивления, что девушка рассмеялась звонким, как серебряный колокольчик, а оттого еще более неестественным смехом...
   И в этот момент я поняла, кто она...
   Путешественница.
   Такая же, как и я.
   Только я служу свету, а стоявшая передо мной Корректировщик судеб была посланницей Тьмы.
   Она улыбнулась, показав безупречные зубы и сказала:
  -- Меня зовут Валериана. Судя по всему, ты уже догадалась, кто я. - Я кивнула и ответила:
  -- Путешественница. С той стороны света. - Она снова рассмеялась.
  -- Как же вы, засланцы от этих проклятых святош, политкорректны! Так бы прямо и сказала - из Ада. Я и впрямь из Преисподней. Только это ты - Путешественница. Меня же зовут иначе. Я - Хозяйка.
   В этот миг все стало на свои места. И сила некромантки, сумевшей подчинить душу Повелителя, и мощь мага-стихийника... Только...
  -- Как ты попала в этот мир?! Ведь для существ из Ада сюда хода нет!!
  -- Теперь - есть. - С этими словами Валериана материализовала в руках короткий жезл, навершием которого служила... Печать Серафима!!!
   Талисман постоянно искрил, расплескивая вокруг себя золотистое неровное сияние, словно ему было очень неуютно в руках Валерианы. Та положила на него ладонь, и сияние потухло.
  -- Печать очень своенравна. К сожалению, использовать ее силу до конца я не могу - единственное, что я сумела от нее взять, так это возможность проникать в доселе недоступные для меня миры. Раньше я могла приходить только тогда, когда меня призывали, и оставаться в круге вызова, но теперь все изменилось! Я могу отправиться в любой ТВОЙ мир... Но мне этого мало.
  -- Чего ж тебе еще надо? - Ехидно спросила я, попутно соображая, как бы мне выкрасть у нее Печать, да еще успеть смыться в Зеркальную Галерею.
  -- Мне нужны ВСЕ миры. С помощью Печати я могу перемещаться только вслепую. А для того, чтобы перемещаться целенаправленно, мне нужно, чтобы ты отвела меня в Зеркальную Галерею, Путешественница.
  -- А шнурки тебе не погладить? - Нахально спросила я, одновременно призывая лук, сплетенный из маленьких молний.
   Я успела выпустить только одну стрелу, когда Валериана внезапно оказалась у меня за спиной. В моей руке моментально появился бело-голубой клинок, сыпавший колючими яркими искрами, который скрестился с изогнутым мечом Валерианы, представлявшего собой застывший язык бордового пламени.
   Клинки столкнулись и со звоном разошлись.
  -- Неплохо, Путешественница, очень неплохо. - Довольно улыбнулась Хозяйка, нанося очередной скользящий удар, который я едва успела отбить. - Для столетней практики даже хорошо.
   ...Каскад ударов, наносимых из самых невероятных положений...
   - Но надо лучше!
   ...Резким ударом она заставила меня отвести клинок от себя, и тотчас в незащищенную грудь вонзился тонкий прямой кинжал, который Валериана материализовала в левой руке. Я пошатнулась и упала на одно колено. Хозяйка улыбнулась и кончиком языка лизнула кровь, оставшуюся на лезвии.
   Я ожидала привычного жжения, но его не было.
   Кровь и не думала останавливаться, а рана была тяжелой - лезвие прошло в сантиметре от сердца, и то благодаря тому, что от родителей мне досталось его необычное положение - оно располагалось не слева, как у большинства людей, а в центре груди, надежно защищенное ребрами. Боль была нестерпимой, а я не понимала, почему...
   Валериана подошла ко мне и, присев рядом на корточки, слизнула кровь, текшую у меня по подбородку...
   Наклонилась к уху и почти нежно прошептала:
  -- Гадаешь, почему не исцеляешься? Я отвечу. Потому, что раны, которые Путешественники наносят друг другу, не заживают так, как обычные. Они исцеляются, только если ты применишь стихию Жизни, или же с обычной для простого человека скоростью. Или же не заживают вообще. - Она встала и отошла на шаг.
  -- Но ты еще слишком молода, чтобы вызвать ее. Даже я за свои триста с лишним лет не научилась. Стихия Смерти намного проще, а при соединении с другими стихиями это самое мощное оружие. - Она подняла меч и нанесла еще один удар, который, по идее, должен был стать для меня смертельным, но то ли мне настолько жить захотелось, то ли просто повезло, но я в последний миг шарахнулась в сторону, и меч, вместо того, чтобы снести мою голову, распахал мне правую ногу от бедра до колена.
   Кровь хлынула ручьем и я повалилась на пол... Валериана подошла ко мне.
  -- Надо же, еще и сопротивляешься. Но тебя это все равно не спасет! - С этими словами она замахнулась мечом, но я, глядя на стремительно несущийся ко мне клинок, все-таки каким-то чудом успела вызвать экстренную телепортацию.
   Меня окутало золотым сиянием, и клинок Валерианы ударил уже по пустому месту...
   Я выпала из "окна" на теплый мрамор Зеркальной Галереи, заливая его своей кровью...
   Сознание стремительно уплывало, и последнее, что я видела перед тем, как погрузиться в непроглядную тьму, были белоснежные ангельские крылья...
   ...Ну все, отвоевалась, Путешественница...
   ...Сознание возвращалось вместе с болью. Вернее, сначала была боль, а уж потом пришло осознание - если мне так больно, значит, я еще жива. Я попыталась глубоко вдохнуть, но левую сторону пронзила стреляющая боль, а во рту появился привкус крови.
   Чертыхнувшись, я попыталась повернуться на бок, но чья-то рука ласково, но твердо удержала меня.
   Я открыла глаза и столкнулась взглядом с небесно-голубыми глазами ангела. Значит, я все-таки умерла...
  -- Если это рай, то почему мне так больно?
  -- Вынужден тебя разочаровать, но это не рай, а всего лишь Зеркальная Галерея. - Сказал ангел до боли знакомым голосом, сопровождавший каждый мой уход благословением.
  -- Голос??? - Пораженно выдохнула я. Вот уж не подумала бы, что я работаю на ангелов. А ангел тем временем убрал ладонь с моей забинтованной груди и печально улыбнулся.
  -- Раз уж тебе довелось увидеть меня, то зови Арсением. В экстренных случаях хранители показываются тем, кого охраняют.
  -- Ладно, Го... Арсений. А теперь объясни, что это за хвыба, которая меня едва не распотрошила. - Ангел поморщился от моего очередного нецензурного выражения, но объяснять все-таки начал.
  -- Ллина, видишь ли, я - ангел-хранитель, и охранять я должен соответственно Путешественников. Наша миссия - следить, чтобы определенные миры продолжали процветать...
  -- Слушай, это я и так знаю! - Раздраженно перебила я. - Ты мне про нее расскажи. - Ангел возвел кроткие очи к потолку и воззвал:
  -- Господи, ну почему она меня никогда не слушает? Хоть бы раз не перебивала! И куда человек торопится...
  -- Арсени-и-ий! - Протянула я. - Короче.
  -- А короче - эта Валериана как-то умудрилась спереть из Храма Семи Дорог Печать Серафима. Все бы ничего, но она все-таки сумела использовать часть ее силы - и вот результат - уже полсотни окон полыхают бордовым светом!
  -- И что это означает?
  -- А то и означает, что Валериана не только проникла в те миры, но и притащила с собой кого-то из Преисподней. И теперь эти гады там хозяйничают, как хотят. А ты была сильно ранена, поэтому миры оказались фактически беззащитны.
  -- Понятно. - Ответила я и крепко задумалась. Полсотни миров я исправить одна не успею. К тому же, пока я буду исправлять одни миры, Валериана будет веселиться в других. И зуб даю - ломать судьбы она будет быстрее, чем я буду их восстанавливать. Отсюда есть только один выход - мне надо убрать причину, а именно Валериану. Или хотя бы отобрать у нее Печать Серафима и отправить обратно в Преисподнюю, а там уж она пусть делает то, что захочет. С этой мыслью я медленно села.
   Рана тотчас стрельнула резкой болью, и я тихо застонала. Арсений тотчас обхватил меня за плечи, заставляя опуститься на кровать.
  -- Ллина, тебе еще рано вставать! - Я поморщилась от боли и тихо спросила:
  -- Сколько я была без сознания?
  -- Две недели.
  -- Что-о-о?? - Я подскочила на кровати и тотчас рухнула обратно на подушки, не в силах справиться с болью в груди. Ведь две недели здесь это может быть десять лет в одном мире, полтора месяца в другом и сотня лет в третьем. Я стиснула зубы и твердо сказала:
  -- Мне нужно идти.
  -- Куда? - горько усмехнулся ангел. - В таком состоянии ты только до уборной дойти сможешь, и то по стеночке. Ты не забыла, что у тебя еще и нога была ранена? А ведь бедро еще не зажило.
  -- У меня нет времени!
  -- Время есть всегда. А если ты сейчас отправишься куда-нибудь, то тебя попросту уничтожат.
  -- Ладно. - Я устало откинулась на подушки. - Арсений, покажи мне, что творится с окнами.
   Ангел кивнул, и сложил ладони лодочкой. Помещение озарилось мягким золотистым светом, и между мной и Арсением возник шар где-то полметра в диаметре. Увидев то, что он отразил, я тихо выругалась, а ангел перекрестился.
   Галерея полыхала алым огнем. Миров, в которых побывала Валериана, было не полсотни, о которых говорил мой хранитель, а как минимум полторы тысячи. И каждую минуту новое окно вспыхивало бордовым огнем.
  -- Все, я пошла. - С этими словами я откинула одеяло и свесила ноги с кровати. Попробовала встать на ноги. Правое бедро пронзило резкой, но терпимой болью.
  -- Арсений, мне нужна твоя помощь.
  -- В чем же? Инвалидную коляску прикатить, али костыль одолжить? - Язвительно отозвался он. Я раздраженно посмотрела на него и тихо произнесла.
  -- Мне нужна твоя помощь, чтобы соединить все стихии в стихию Жизни. Тогда я исцелюсь намного быстрее. - Ангел ничего не сказал, только согласно кивнул, отчего его кудрявые русые пряди забавно взметнулись в воздухе.
   Он подошел ко мне и обнял, запахнув свои белоснежные крылья у меня за спиной...
   Было ощущение, что я с головой окунулась в мягкий золотой свет, который, казалось, можно было потрогать руками. И я обернулась этим светом, и из него стала выплетать стихийные линии.
   Сначала эти линии были зыбкими и непрочными, но по мере того, как золотой свет наполнял меня, эти линии становились все ярче, все четче... "Звезда" сложилась на удивление легко, а Круг Жизни словно появился сам собой...
   Было ощущение, что стихия Жизни только и ждала момента, чтобы пробудиться...
   Рисунок вспыхнул ослепительным белым светом, и, находясь внутри этого света, я чувствовала, как в его потоках растворяется моя боль и затягиваются раны...
   Свет погас так же неожиданно, как и вспыхнул.
   Я отстранилась от ангела и впервые почувствовала, что полностью здорова - стихийный всплеск не только исцелил мои раны, но и восстановил силы. Улыбнувшись своему хранителю, я закрыла глаза, преобразовывая ночную рубашку в нормальную походную одежду.
  -- Арсений, мне нужна Белория и мир, где мы искали Печать Серафима.
  -- Почему именно эти миры? - Я улыбнулась и ответила:
  -- Я одна с Валерианой не справлюсь. А в тех мирах остались мои настоящие друзья.
  -- Ты уверена, что они пойдут за тобой?
  -- Не уверена. Но я надеюсь на это.
  -- Как знаешь. - Ангел пожал плечами и добавил. - Куда ты хочешь пойти сначала?
  -- В Белорию. За Ниитой и Элланоном. - Уверенно ответила я. Ангел кивнул и повел меня вглубь Зеркальной Галереи, озаренной красным светом от оскверненных Валерианой миров. В принципе, я могла бы найти нужный мир сама, но когда этим занимался мой хранитель, мне было как-то спокойней...
   Наконец он остановился перед одним из одинаковых с виду порталов и сделал приглашающий жест в мою сторону.
  -- Арсений, ты уверен, что это окно в Белорию? - Подозрительно вопросила я, с сомнением глядя на ярко-голубой портал. - По идее, он должен быть зеленым...
   Ангел фыркнул и щелкнул пальцами. Перед ним тотчас в воздухе повисла золотистая табличка, по который, как по экрану монитора, быстро-быстро забегали какие-то значки. Наконец они остановились, и Арсений, уставившись на них, резюмировал:
  -- По описи эти врата, перед которыми мы сейчас стоим, являются окном в мир, который ты называешь Белорией.
  -- Да? - С сомнением в голосе переспросила я.
  -- Не веришь - прочти! - Ангел раздраженно сунул мне под нос светящуюся табличку, на которой я, разумеется, не прочла ни слова.
  -- Слушай, может, перестанешь выпендриваться? Ты же прекрасно знаешь, что я не могу знать языка ангелов.
  -- А не знаешь, так послушай меня! - Арсений убрал табличку, которая моментально растворилась в воздухе, и сложил руки на груди. - Это точно Белория, но на всякий случай я установлю с тобой ментальную связь, как раньше, и в случае чего я тебя вытащу.
  -- Ладно. - Я улыбнулась. - Все же ты мой ангел-хранитель... Тогда я пошла. До скорой встречи, Арсений.
  -- Да пребудет с тобой Божье благословение, Путешественница.
   Мир в привычно смазался и сменил очертания...
   ...Имрю-у-ук!!! КУДА МЕНЯ ЗАБРОСИЛО????
   Я находилась на вершине высоченной горы, где было очень ветрено, очень холодно и очень сыро. Я выругалась, в очередной раз убедившись, что интуиции Путешественницы доверять, безусловно, нужно. Куда бы меня ни занесло, это была точно не Белория.
   Другим неприятным сюрпризом было то, что вернуться в Галерею я не могла - кто-то запечатал этот мир в одностороннем порядке - войти можно, а выйти нельзя. Гадать, чтобы вычислить того, кто подстроил мне такую подлянку, даже не требовалась - Валериана по-прежнему шаталась по всем мирам, как у себя дома, поэтому поставить такого рода ловушку для Путешественницы ее уровня ничего не стоило. Плохо было то, что если я сломаю это заклятие, то останусь полностью без сил, без оружия и без средств к существованию на длительный срок, а оказываться в незнакомом и очень холодном мире без магии мне абсолютно не хотелось.
   Поэтому оставалось только ждать, когда Арсений найдет меня. Он наверняка уже почувствовал разрыв связи, поэтому он будет меня искать, чтобы вернуть обратно в Галерею. Другой вопрос - это сколько времени ему на это понадобиться. Миров очень много, а несмотря на то, что Арсений - ангел, возможности у него ограниченные, поэтому рассчитывать на спасение раньше чем через сутки, было бы в высшей степени глупо...
   Я посмотрела на ярко-голубое небо над головой, и наконец ощутила, как холод пробирается под тонкую ткань рубашки. Дыхание вырывалось изо рта облачками пара, поэтому я сосредоточилась, преобразовывая свою летнюю одежду в нечто более подходящее по погоде.
   Результатом моих усилий стал теплый темно-зеленый шерстяной костюм, высокие черные сапоги на меху, обладавшие толстой подошвой и высокой теплоизолирующей способностью, и короткая светло-серая дубленка с капюшоном, отороченным белым мехом. Волосы я заплела в две косы, смеха ради закрепив их на концах яркими цветными резинками - оранжевой и розовой. Наконец я накинула капюшон, а на руках у меня появились теплые черные перчатки...
   Что ж, сидеть на вершине горы стало намного приятней!
   Но не настолько приятней, чтобы я захотела просидеть здесь сутки, а то и двое!
   Я оглушительно чихнула, и окончательно убедилась в том, что находиться на самой вершине, наблюдая за проплывающими внизу облаками, конечно хорошо, но очень недолго. Посему я подошла к краю пропасти и еще раз попыталась что-то разглядеть сквозь плотную облачную завесу...
   Не-ет, там абсолютно ничего не было видно.
   Не дай Бог, там снежная буря!
   Ладно, будем надеяться, что Путешественникам вместе с магией и долгой жизнью даруется некая толика удачи...
   Я отошла от края на несколько метров и, разбежавшись, прыгнула в пропасть...
   Когда я в первый раз совершила подобный прыжок без парашюта, я все падение верещала, как ненормальная. До сих пор не могу вспомнить, от страха или от восторга. Но это, так сказать, усложненный вариант экстренного спуска. Можно, конечно, было тихим сапом аккуратно спланировать вниз с помощью левитации, но такой способ передвижения я отмела лет пятьдесят назад как морально устаревший, и теперь использовала принципиально отличающийся прием, требующий воистину стальных нервов и концентрации внимания. Фишка в том, что можно плавно замедлить падение, постепенно переходя на левитацию, а можно использовать магию в последний момент, затормозив за считанные секунды до падения.
   Угадайте, каким из двух вышеперечисленных способов я пользовалась?
   Вторым, разумеется.
   Поэтому я сейчас летела вниз головой параллельно отвесной скале, почти сразу пройдя сквозь облака и очутившись в снежной круговерти...
   Так и знала, что внизу метель!
   Я перевернулась в воздухе и выбросила перед собой раскрытые ладони.
   Магия хлестнула через меня, затормаживая падение и позволяя мне оглядеться. Ветер все усиливался, снег хлестал по лицу, заставляя прикрывать глаза и двигаться почти вслепую. Не было видно ни гхыра, а метель явно решила пополнить мною список своих жертв, постепенно усиливаясь и переходя в настоящий буран.
  -- Не нравиться мне это. - Недовольно пробурчала я себе под нос, закрыв глаза и ориентируясь в пространстве, пользуясь внутренним зрением, позволявшим мне видеть ауры как предметов, так и живых существ. Левитируя сверху вниз, я тщательно обследовала отвесную стену в поисках укрытия - спуститься вниз, пользуясь вторым способом, при нулевой видимости я не рискну. Мое внутреннее зрение позволяло мне увидеть ауры и предметы на расстоянии примерно пятьдесят метров, не больше, а при свободном падении видимость должна быть минимум двести, ну, в крайнем случае - сто пятьдесят метров, иначе это будет целенаправленное самоубийство. А поскольку гора ОЧЕНЬ высокая, то долевитировать до подножия при моей теперешней скорости шансов примерно столько же, как доплюнуть до Луны. То есть никаких.
   И какова же была моя радость, когда в ровном излучении скалы я обнаружила разрыв трех метров в диаметре. Пещера не пещера, но спрятаться на время бури вполне можно. К тому же там я смогу укрыться от ветра и снега, а значит, сохранить надежду на то, что я все-таки не заработаю себе воспаление легких.
   Я плавно опустилась на карниз перед входом в пещеру и, деактивировав левитацию, буквально вбежала внутрь.
   В пещере стояла тьма египетская, причем настолько густая, что даже сотворенный мной светлячок пульсара практически не справлялся с ней. Конечно, я могла зажечь ярчайший дневной свет, но надолго его бы не хватило - заклинание весьма энергоемкое, затрачивает сил столько же, сколько четыре десятка самонаводящихся огненных шаров, к тому же большей частью бесполезное - оно действенно только против вампиров, боящихся солнечного света. Я его использовала только один раз - тогда толпы вампиров попросту испарились, словно попав под открытое небо в самый разгар яркого солнечного дня. Такое массовое уничтожение произвело очень серьезное впечатление на оставшихся в живых в ту ночь свидетелей - горстку людей посреди разрушенного вампирами города... В конце концов, тот свет я вызвала совершенно случайно, и с тех пор в качестве оружия больше им не пользовалась - все другие виды нежити чихать на него хотели с высокой колокольни, он доставлял им только некоторые неудобства, типа временного ослепления...
   Поэтому я погасила пульсар и взглянула на пещеру внутренним зрением, благо энергозатрат оно не требовало...
   Пещера оказалась не просто большой. Она была огромной. Она расширялась наподобие воронки, причем настолько быстро, что через сотню шагов потолок уже находился вне пределов моего внутреннего зрения, а стены маячили где-то на грани восприятия.
   Из пола и потолка вырастали толстые сосульки сталактитов и сталагмитов, в некоторых местах срастаясь в природные колонны, а стены были покрыты какими-то странными скоплениями слабо, очень слабо светящихся кристаллов, которые моим вторым зрением виделись как ярко-розовые пятна. Под ногами хрустел снег, температура стабильно держалась на несколько градусов ниже нуля, а стены на ощупь оказались покрытыми тонким слоем инея...
   Я беспечно продвигалась внутрь пещеры, плавно перешедшей в туннель приличных размеров - слона на веревочке провести можно было, и попутно соображала, куда же меня занесло. Татуировка на левой руке согревала приятным теплом, и я точно знала, что даже если я провалюсь в какую-нибудь особо подлую дыру под ногами, то Арсений все равно найдет меня, и телепортирует обратно в Галерею. В конце концов: магия татуировки - это не сигналы мобильного телефона, никакие километры горной породы над головой и общие погодные условия на нее не влияют. А отсюда вывод - вместо того, чтобы сидеть у входа, можно побродить по пещерам. Авось, что интересное попадется...
   Попалось...
   Туннель вывел меня в небольшой зал, из которого в разные стороны вели еще четыре туннеля, не считая того, по которому я пришла. Я остановилась в задумчивости. Конечно, для меня вовсе не принципиально было, куда идти, но какой-то определенности все равно хотелось. Поэтому я сотворила сразу несколько поисковиков, и запустила их в туннели. Вернувшись, они сообщили, что один из туннелей оканчивается тупиком, два других тянутся на гхыр знает какое расстояние безо всяких ответвлений, а вот крайний правый туннель выводил в какую-то многоярусную пещеру. Я, заинтересовавшись полученными сведениями, свернула в последний туннель, который кончился метров через сто, выведя меня в ту самую пещеру.
   И вот тут, на самом краю моего восприятия, я увидела однозначно живое, и более того - разумное существо. Это я сразу же определила по весьма яркому, сочному фиолетовому цвету ауры. Но мне не понравилось его рваный, словно обугленный край - выходит, существо настроено весьма и весьма недружелюбно. Судя по тому, как резко вспыхнула его аура, я поняла, что меня заметили.
   Интересно, как же оно видит меня в полной темноте?
   Существо, сидевшее ярусом выше меня, пришло в движение и, цепляясь за почти невидимые выступы на заледеневшей стене, начало медленно и абсолютно бесшумно спускаться ко мне.
   Н-да, не обладай я возможностью видеть ауры, я бы гхыр его заметила...
   Внезапно я обнаружила еще несколько существ, которые также тихо подбирались ко мне, постепенно окружая и беря в плотное кольцо.
   А вот это мне уже не понравилось. Я сделала несколько нарочито неуверенных шагов, отдаляясь от стены, с любопытством наблюдая за реакцией еще неизвестных мне субъектов - поисковики почему-то не могли их определить. Они их попросту не видели, утверждая, что их вообще нет.
   Но я-то их вижу!
   Существа на миг застыли, а потом снова начали приближаться ко мне, на этот раз гораздо быстрее. Я же напряженно думала, как бы мне поразить их всех сразу, чтобы можно был беспроблемно смыться - уж очень мне не нравились их ауры. Как у хищников, следящих за беспомощной жертвой.
   Они все приближались, уже не крадучись, а давая мне себя услышать.
   Напугать решили, что ли?
   Я непринужденно пожала плечами и в тот момент, когда фигура, спускавшаяся ко мне по отвесной стене, прыгнула прямо на меня, вскинула руки, и пещеру озарил ярчайший дневной свет!
   Глаза обожгло болью, а уж неизвестным существам пришлось и того хуже - они слаженно взвыли и попытались укрыться от слепящего света. Тот, кто прыгал на меня, значительно изменил траекторию полета, превратив красивый прыжок в беспомощное падение. Я посторонилась, и он со звучным плюхом хлопнулся рядом со мной на серо-голубой пол пещеры, закрывая лицо ладонями.
   И вот тут-то до меня дошло, кто они.
   Темные эльфы.
   Дроу.
   Я сталкивалась с ними лишь однажды - в свое первое посещение чужого мира. Темные эльфы были на редкость мстительной и злопамятной расой, способные видеть как в кромешной тьме, так и днем. Конечно, мой свет для них чересчур ярок, вот они и испытали шок, но вот скоро они к нему привыкнут...
   От этой мысли мне резко поплохело, и я дезактивировала столь энергоемкое заклинание, заменив его десятком компактных световых пульсаров. Дроу сразу же перестали стонать, медленно но верно приходя в себя. Лежавший у моих ног отнял ладони от лица, и я, вглядевшись в его темное лицо, обрамленное снежно-белыми волосами, с удивлением и яростью поняла, что я его знаю...
   Я на всю жизнь запомнила это худое, аристократически правильное лицо с золотистыми, как у тигра глазами и светлой татуировкой у левого глаза. Именно этот высокий и жилистый представитель расы темных эльфов едва не отправил меня на тот свет во время моего первого перехода в чужой мир.
   Это его изогнутые клинки пронзили меня тогда, когда я, давая возможность лесным эльфам покинуть горный перевал со спасенным ребенком королевской крови, прикрывала их отход. Я очень хорошо помню, как дождавшись, пока эльфы перейдут по подвесному мосту на другую сторону широкой пропасти, я спалила этот мост, отрезав путь как преследователям, так и себе. А потом я отправила ВЕСЬ род темных эльфов на постоянное место жительства в пещеры одной из самых высоких гор в той местности, наложив на саму гору запрет на выход. Это заклинание потребовало от меня всех сил, поэтому когда один из темных эльфов, уже исчезая в искаженном пространстве, метнул в меня оба клинка, у меня не было возможности защититься. Мечи пронзили меня насквозь, и я, оступившись, полетела в пропасть, откуда меня, едва живую, вытащил Арсений...
   И вот теперь я снова смотрю в эти полные ненависти золотистые глаза с вертикальными зрачками, и знаю, что когда он сможет смотреть на свет, то непременно узнает меня...
   И попытается убить.
   Темный эльф наконец-то проморгался и выпрямился во весь свой немаленький, почти двухметровый рост.
   Пульсары, повинуясь моему мысленному приказу, переместились мне за спину, не давая увидеть лицо. Дроу неприязненно посмотрел на свет у меня за спиной, и вопросил глубоким звучным голосом:
   - Кто ты, осмелившаяся прийти в жилище темных эльфов?
   Вместо ответа я сняла капюшон и позволила одному из пульсаров осветить мое лицо.
   - Калимдор... - Потрясенно выдохнул он.
   - И тебе здравствуй, Айзан Эмдер. - Непринужденно ответила я. - Не ждал?
  

Глава 3. Параллели тоже иногда пересекаются.

  
   Вопль ярости огласил пещеру, многократно отражаясь от ее стен и возвращаясь эхом. Я едва успела отскочить в сторону, как Айзан выхватил из наспинных ножен причудливо изогнутый меч и с силой рубанул им воздух в том месте, где я только что находилась. Я отшатнулась от него, но создавать пламенный клинок не торопилась. Айзан снова поднял меч и рявкнул во весь голос:
  -- Если хоть кто-нибудь посмеет поднять на нее меч, того я самолично зарублю! Она моя и только моя! И никто, кроме меня не посмеет ее убить! Я сам хочу сделать это! - Меня прямо-таки умилила такая трогательная забота о моей жизни. Я ехидно ухмыльнулась и посмотрела в его ставшие янтарными глаза.
  -- Айзан, я чего-то не понимаю? Ты так по мне соскучился? - Дроу оскалился и прорычал низким голосом:
  -- Шестьсот лет прошло с того дня, когда ты отправила меня и мой народ в эти ледяные пещеры! Шестьсот лет я сожалел о том, что подарил тебе столь легкую смерть, что не услышал твоего предсмертного хрипа и не увидел твои остекленевшие глаза... И все эти долгие годы я грезил о том, что ты жива, и тогда я смогу убить тебя так, как захочу! - Я смотрела в его глаза и видела в них такую сильную ненависть, что она превратилась в навязчивое желание, не дающее покоя. Глядя на Айзана Эмдера, я впервые поняла, насколько же любовь и ненависть близки друг к другу, особенно если они находятся в апогее. И вот сейчас в вертикальных зрачках темного эльфа всепоглощающая ненависть превратилась почти в страсть - настолько он хотел убить меня...
   Но он сказал... ШЕСТЬСОТ ЛЕТ???
   Господи, сколько же времени я здесь не была!!!
   Айзан тем временем поудобнее перехватил рукоять меча, и вытянул из-за спины еще один - точно такой же, как и тот, который он держал в руке, и возвысил голос:
  -- Оставьте нас! Все вон отсюда! Я хочу насладиться своей местью, и этому никто не должен помешать!
   Ага, разбежался! Не спорю, что дроу, у которого за плечами примерно восемьсот лет практики в искусстве владения мечом, противник ОЧЕНЬ серьезный, но тут у меня есть два преимущества. Во-первых, я Путешественница, поэтому в состоянии победить с помощью магии, поскольку я точно знаю, что в этом мире дроу магией не владеют. А второе обстоятельство, которое может сыграть мне на руку, это ненависть самого Айзана. И если у меня получиться вывести его из себя, то у меня есть шанс на победу. Маленький, но все-таки шанс.
   Тем временем темные эльфы неслышно покинули пещеру, и мы с Айзаном остались один на один. Пульсары, повинуясь моей воле, поднялись повыше, освещая пространство вокруг нас.
   Дроу хищно улыбнулся, и медленно двинулся по сужающейся спирали вокруг меня. Он знал, что я владею магией, и теперь решил проверить, на что я способна после стольких лет.
   Его первый пробный выпад завершился неудачей - сдвоенный удар пришелся на малый щит стихии Огня, не причинив мне ни малейшего вреда.
  -- Ты безоружна. - С предвкушением моей крови в глазах улыбнулся Айзан.
  -- Не будь так уверен. - Ехидно ответила я, парируя очередной его удар полупрозрачным щитом.
  -- Ты совсем не изменилась за прошедшие шесть веков. - Несколько мечтательно ответил он. - Ты все та же... Только волосы стали длиннее... Что за сила хранит тебя, ничтожного человека, от разрушительного воздействия времени, которому подвержены даже темные эльфы? - И только сейчас я заметила почти неразличимые морщинки в уголках губ и глаз, которых не было во время нашей предыдущей встречи... С другой стороны, для меня прошла только сотня лет, тогда как для Айзана - в шесть раз больше.
   Я взглянула в его янтарные глаза, и уже следующий его выпад был встречен не щитом, а с помощью клинка, сотканного их пламени.
  -- А ты говорил - безоружна. - Фыркнула я, отбивая удар его второго меча ледяным лезвием, по которому струились бело-голубые искры. Дроу помрачнел и отступил на шаг.
   Я улыбнулась еще шире, и поманила его к себе одним из клинков.
   Айзан нахмурился, и тут же на меня посыпался каскад молниеносных ударов. Я отбивалась, как могла, но все же клинок Айзана почти достал меня. Я едва успела отпрянуть, но оранжевая резинка на правой косе упала на пол, разрезанная пополам. Дроу мрачно улыбнулся, но я, решив, что хорошего понемножку, призвала стихию Ветра, и, увеличив в несколько раз свою скорость и ловкость, с легкостью отбила очередной выпад темного эльфа, более того, я сама перешла в активное наступление.
   И вот тут-то я просто вынуждена была признать истинное мастерство Айзана во владении двумя мечами - он отбил практически все мои удары, но все-таки скорость Путешественницы сделала свое дело - на теле Айзана появились две кровоточащие полосы - одна на животе, а вторая - над сердцем. Уйдя от очередного выпада дроу, я крутанулась вокруг своей оси, прочертив очередную кровавую линию на лице Айзана - точно по татуировке. После этого наглого действа с моей стороны дроу ушел в самую что ни на есть глухую оборону, блокируя мои удары, но не переходя в атаку.
   Не знаю, сколько бы мы так еще кружили друг напротив друга, но я внезапно почувствовала, что мой "уравнитель шансов", то бишь заклинание Ветра, выдыхается. Поэтому я, нанеся последний удар, настолько сильный и резкий, что со встретившихся мечей во все стороны посыпались искры, шагнула назад, в раскрытый мини-портал, и очутилась на самом верхнем ярусе, прямо под потолком пещеры.
   Айзан, оставшись в гордом одиночестве, запрокинул голову к потолку, откуда я, нимало не смущаясь, нахально помахала ладошкой. Дроу взвыл от ярости, но я уже бежала по очередному коридору, надеясь, что он уведет меня подальше от разъяренного мелкими царапинами темного эльфа. Тот факт, что я с ним еще встречусь, не вызывал у меня сомнений - слишком велика была его ненависть, чтобы он согласился прождать еще шестьсот лет в ожидании моей благополучной смерти от старости. Нет уж, скорее он предпочтет убить меня лично.
   Я усмехнулась, представив, как Айзан и Валериана будут яростно спорить за право убить меня, а я тем временем тихонько, по стеночке, выбираюсь из их поля зрения. Картинка вышла настолько забавной, что я позволила себе тихонечко рассмеяться.
   ...Туннель все длился и длился, не отвлекаясь на такие мелочи, как дополнительные ответвления или тупик в самом интересном месте. Температура постепенно понижалась - теперь стены, пол и потолок туннеля были покрыты толстым слоем льда, который по мере моего продвижения вперед все ярче и ярче начинал светиться бледно-голубым светом. Вскоре надобность в пульсарах отпала - так вокруг стало светло.
   Я шла среди голубого сверкающего льда и гадала, отчего же он так светится. Ясное дело - лед был далеко непростым, но ощущался он мною как самая обычная замерзшая вода.
   Постепенно туннель расширился, и наконец-то закончился тупиком.
   Вернее, не тупиком, а просто очередной пещерой, заполненной ярко-голубым светящимся льдом.
   Я вошла в нее, когда охранные шлейфы, которых я понаставила великое множество по пути сюда, предупредили меня о том, что по моему следу двигается группа из пяти темных эльфов, возглавляемая Айзаном Эмдером. Еще раз оглядев пещеру, я внезапно осознала, что загнала сама себя в ловушку - очевидного выхода из пещеры не было, а синий лед отражал поисковые пульсары, словно магическое зеркало. Осталось только принять бой.
   Я еще раз оглядела пещеру, прикидывая, сколько у меня в наличии шансов уцелеть одной против пяти темных эльфов в ограниченном пространстве, учитывая то, что синий лед наверняка будет отражать и боевые пульсары...
   Против пяти дроу?
   Учитывая ограниченность в использовании магии?
   Почти никаких...
   Я покосилась на вход в пещеру, и в голову мне пришла очередная, быть может и не очень гениальная, но мысль. Я встала напротив входа и, призвав стихию Воды, попросту закрыла его толстенным слоем самого обычного льда. Конечно, не бог весть какая защита, но она даст мне время собраться с мыслями и придумать, как в очередной раз спасти свою бедовую голову...
   И зачем только я полезла в ту пещеру!
   Кляня себя на чем свет стоит, я с некоторой обреченностью смотрела на вход, прочно запечатанный толстым слоем льда. По звукам, проникавшим со стороны коридора, я сделала вывод, что дроу уже добрались до пещеры, и сильно удивились столь нежданно-негаданно возникшему препятствию. Несколько минут с той стороны стояла подозрительная тишина, а потом лед в центре преграды разлетелся мелкой крошкой, и в образовавшуюся дыру проскочила чья-то темная рука, державшая уже столь печально знакомый мне искривленный меч. Я тяжело вздохнула, осознав, что помимо всего прочего у Айзана Эмдера еще и меч зачарованный, раз уж он сумел с такой легкостью прорезать лед толщиной в двадцать пять сантиметров.
   Интересно, как они меня так быстро нашли?
   С другой стороны это немудрено - за шестьсот лет, почитай, все ходы изучишь... К тому же с того яруса выход все равно был один...
   Пока Айзан самозабвенно ковырялся в ледяной преграде, перемежая проклятия в мой адрес откровенной бранью, я еще раз прошлась по пещере. И совершенно неожиданно для себя обнаружила в стене небольшую нишу, заполненную синим льдом.
   Дивясь на свою невнимательность, я провела пальцем по намерзшему инею, намереваясь написать какую-нибудь скабрезную фразочку типа "Айзан Эмдер - дурак" или "Здесь была Ллина", но тут я заметила, что в лед вморожено что-то темное.
   Я быстро провела по льду ладонью, стирая иней.
   И каково же было мое удивление, когда я поняла, что в лед вморожен человек!
   Лица было не разглядеть - так высоко я не дотягивалась, поэтому счистить иней не представлялось возможным, но того, что я увидела, было достаточно для создания общего впечатления. Начать с того, что в лед был вморожен мужчина, одетый во все черное, державший в судорожно сжатых руках весьма странное оружие - больше всего это было похоже на палку, к концам которой крепились длинные лезвия весьма оригинальной формы. Больше всего они напоминали вытянутые в длину открывашки для бутылок, причем каждая "открывашка" была длиной сантиметров по семьдесят, с множеством разнокалиберных зазубрин. В сумме же вся эта конструкция составляла порядка двух метров в длину, наверняка отлично заточена, и в целом смотрелась как внушающее уважение и трепет оружие. На левом бедре человека был прикреплен небольшой шестизарядный (!) арбалет в форме черного дракона, распростершего крылья.
   Н-да, интересная экипировка у вмороженного. Интересно, как же его с таким оружием умудрились поймать?? Ведь руку даю на отсечение - владеть он им умел...
   Ругань у преграды стала громче. Я оглянулась и увидела, что Айзан со свойственным ему упорством в достижении поставленной цели уже почти прорубил во льду дыру, достаточную для того, чтобы пролезть внутрь. Еще пара минут - и он окажется здесь. Я недовольно поморщилась и, мгновенно создав в руках огненный лук, выпустила одну за другой четыре стрелы, заставившие Айзана шарахнуться от только что прорубленной дыры, прошипев в мой адрес пару непечатных слов. В ответ на это я сомкнула отверстие и с удовольствием прислушалась к очередному взрыву ярости по ту сторону. Похоже, они еще не поняли, что колдовать подобным образом я могу очень и очень долго. А уж игра на нервах была моей любимой забавой, начиная с момента рождения. Правда, вначале я с детской непосредственностью терроризировала таким образом родителей, потом, уже став старше, начала проводить психологическую обработку на сознательном уровне, а уж став Путешественницей, я превратила искусство доведения любого разумного существа до белого каления в весьма мощное оружие... Как известно, нервы есть у каждого мыслящего (и не только) существа, а значит, сыграть на них можно всегда. Главное - подобрать правильную тактику...
   Я отвернулась от ледяной преграды и задумчиво уставилась на человека во льду...
   Сняла перчатку и прислонила ладонь к полупрозрачной льдистой синеве, стараясь уловить хоть что-то...
   К моему глубочайшему удивлению, человек внутри был жив! Он находился в каком-то подобии анабиоза уже очень много лет, по крайней мере, я так чувствовала. Я убрала ладонь и задумалась.
   Если его сюда засадили темные эльфы, то когда Айзан с компанией выломают-таки лед, преграждающий вход, у меня может оказаться союзник, благодаря которому мои шансы выбраться отсюда значительно возрастут. В любом случае, хуже, чем есть, уже не будет - все равно одной в таком ограниченном пространстве, да еще не имея возможности использовать свою силу до конца, мне против пяти дроу не выстоять...
   Поэтому я откинула капюшон дубленки, сняла вторую перчатку и медленно провела надо льдом раскрытыми ладонями, осторожно прощупывая магию льда. На удивление, определить мне ее удалось.
   Это была довольно примитивная стихийная магия, соединение Смерти и Воды.
   Но от этой примитивности мне легче не стало...
   Есть такой парадокс в законах стихий - чем проще и примитивней стихийное заклинание, тем оно мощнее, и сломать такое заклятие гораздо труднее, чем более сложное. Здесь же заклинание было простым донельзя - вначале человека погрузили в подобие смерти, а потом вморозили в нетающий лед, обладавший свойством отражать любую сложную магию. Отсюда вывод - "вскрыть" такое заклинание, не повредив находящемуся внутри человеку, можно только с помощью чистой стихии. Ни заклинаний, никакого сложного выплетения - только сила. К тому же, здесь действует закон противоположности - то есть для того, чтобы расплавить лед, достаточно применить огненную стихию, но чтобы вернуть человека к жизни требуется сломать стихию Смерти. А для этого нужно вызвать стихию Жизни, причем в ее первозданном виде...
   Идея освободить томящегося в ледяной темнице человека уже не казалась мне настолько выполнимой...
   Но попробовать все равно надо...
   Плохо только, что для того, чтобы призвать стихию Жизни, мне придется растворить преграду - иначе у меня не хватит сил, чтобы вызвать хоть какое-нибудь оружие, а это чревато...
   Ладно.
   Я глубоко вздохнула, и из моего пальца в синий лед ударил горячий красноватый луч, которым я стала медленно и сосредоточенно чертить прямую пентаграмму, обведенную Кругом Жизни. Я настраивала ее таким образом, что если заработает стихия Жизни, которая оживит человека, то сразу же за ней включится огненная стихия, которая моментально разрушит синий лед...
   Итак...
   Стихия Смерти, великая тайна...
   Преграда хрустнула, и на этот раз осыпалась крупными кусками...
   Стихия Земли, наша опора...
   Дыра стремительно начала увеличиваться, но я не могла отвлечься, чтобы восстановить ее...
   Стихия Ветра, несущая нас к звездам...
   Преграда окончательно разрушилась, и в образовавшийся проем ввалился разъяренный Айзан Эмдер...
   Стихия Огня, очищающая душу...
   Темный эльф огляделся и увидел меня, стоящую на коленях у ледяного саркофага...
   Стихия Воды, что все сгладит...
   Он метнулся ко мне бесшумной тенью, занося меч для удара...
   Круг Жизни соединит их!
   Пентаграмма залила все белым светом и словно погрузилась в глубину льда. Погрузилась и застыла...
   Свет погас, и я ужасом поняла, что у меня ничего не вышло.
   Айзан Эмдер нанес рубящий удар сверху, но я, каким-то чудом извернувшись, ухитрилась-таки поймать лезвие клинка между крепко сжатых ладоней. Дроу резко выдернул клинок, оставив на ладонях глубокие кровоточащие порезы, и отступил, отведя клинки в сторону.
  -- Вставай, Калимдор. Мне не нужна столь легкая победа. Я знаю, что ты можешь лучше. - Я встала, опираясь ладонями на ледяной саркофаг и оставляя на нем пятна крови, и материализовала два клинка - огненный и ледяной. Айзан кивнул мне, и сразу же атаковал без предупреждения. Я едва успела отбить первую атаку, но на ответную не решилась - в таком состоянии Айзан сделает меня, как выпускницу колледжа благородных девиц - разве что провозится подольше. Но в том, что он меня рано или поздно переиграет, я попросту не сомневалась. Сейчас от моей магии остались всего лишь жалкие разрозненные кусочки, которые соберутся воедино минут через двадцать, не раньше.
   Но эти двадцать минут еще надо как-то прожить.
   Мы с Айзаном схлестывались еще несколько раз, наши клинки при каждом столкновений выбивали искры, но я пока держалась, хотя и понимала, что для темного эльфа это только разминка. Для меня же это один из самых серьезных и сложных боев в моей жизни. Мастер меча против магички, темный эльф против Путешественницы... Будь я лет на двести старше, шансы на победу были бы равны, но сейчас...
   Сейчас удача всецело была на стороне Айзана. Мне же оставалось только отбиваться от все более усиливающихся и усложняющихся ударов и молить Бога о неожиданном спасении - если Он не вмешается, то из этой пещеры живой мне не выйти. Даже если я каким-то чудом сумею победить Айзана Эмдера, то находящиеся здесь темные эльфы упокоят меня меньше, чем за полминуты...
   Поэтому, когда очередной удар Айзана выбил у меня один из мечей, а последующий за ним расколол другой вдребезги, я восприняла это совершенно спокойно. Даже когда он ударом ноги опрокинул меня на пол, я не закричала.
   Я просто лежала на ледяном полу и смотрела в его глаза взглядом Путешественницы, чья жизнь - бесконечные скитания, чей долг - спасение, чей удел - постоянный риск не вернуться домой...
   ...Меч Айзана взлетел надо мной...
   ...Я закрыла глаза...
   ...Над ухом что-то противно заскрежетало, и на лицо мне посыпались обжигающе горячие колючие искры.
   Я вздрогнула и открыла глаза.
   Тишина стояла оглушительная, а я смотрела на странное зазубренное лезвие, задержавшее клинок Айзана в двух десятках сантиметров от моей груди. Одно резкое движение - и лезвия со скрежетом разошлись, а чья-то твердая рука ухватила меня повыше локтя и с силой дернула, заставив встать на ноги.
   Приятный, чуть хриплый голос раздался у меня над ухом:
  -- Ты как, в порядке?
   Я дернулась, как от удара током, и медленно повернула голову, чтобы посмотреть в лицо того, кто только что освободился из ледяного плена.
   И моментально утонула в его глазах цвета черного жемчуга...

Глава 4. Сноубординг в экстремальных условиях.

  
   В голове гудели крещенские колокола, а я все смотрела в лицо человека, которого я только что вытащила из синего льда.
   Нет, не человека.
   Лесного эльфа.
   Он почти не изменился за шесть столетий, из которых он лет четыреста провел в синем льду. Все те же глаза цвета черного жемчуга, только ставшие жестче и мудрее, то же аристократически правильное лицо и золотистая кожа... Только волосы из черных стали серебряными. То ли заклинание стихии Смерти так на него подействовало, то ли длительное пребывание в ледяной тюрьме - не знаю...
   Но теперь длинные серебряные пряди волос резко оттенялись угольно-черными бровями, смуглой кожей и темными глазами... Что ж, я с уверенностью могла сказать, что он стал красивее с момента нашей первой и последней встречи, только раньше красота эта казалась какой-то нечеловеческой, нереальной, сейчас же он стал больше похож на существо, рожденное на земле, а не в эфирном мире...
   Я даже вспомнила его имя.
   Иллидан.
   Я наконец оторвалась от вдохновленного созерцания его безупречного профиля, и прислушалась к перепалке, которую он затеял с Айзаном Эмдером. На удивление, жгучая ненависть Айзана перешла в холодную ярость, а таким он был намного опаснее - теперь он не станет бросаться, очертя голову, на меня, нелюбимую.
   Он станет выжидать, умело и расчетливо загоняя нас в ловушку, из которой живым нам не выбраться.
   Что ж, я могла себя поздравить - за последние две недели я умудрилась приобрести сразу двух смертельных врагов, причем оба они - мастера своего дела. Хорошо еще, что Валериана и Айзан не знают о существовании друг друга, потому что если эти двое объединятся, то мне не жить. Против них двоих я не только не устою, но даже не успею оказать достойное сопротивление.
   А перепалка постепенно переходила в завуалированные холодные оскорбления, после которых - голову даю на отсечение - будет драка. Короткая, жестокая и кровавая, потому что моя магия толком еще не восстановилась, а Иллидан в одиночку против пяти дроу не выстоит...
  -- Иллидан, выходит, она тебя все-таки освободила... Что ж, для меня нет большей радости, чем прикончить двух своих злейших врагов одновременно. Сегодня вы умрете, и ваши головы займут почетное место перед моим ложем...
  -- Айзан Эмдер, ты столь же безумен, как и раньше. Я еще могу понять, когда ты зовешь меня злейшим врагом, но что такого тебе ухитрилась сделать эта человеческая девочка? Или ты причислил ее к своим врагам только за то, что она освободила меня из плена?
   Айзан хрипло рассмеялся и указал на меня лезвием меча.
  -- Посмотри на нее повнимательнее, Иллидан Несущий Гибель. Посмотри в ее лицо, и ты поймешь, кто перед тобой, и почему я желаю убить ее сильнее, чем тебя.
   Эльф повернулся ко мне и буквально впился в мое лицо взглядом, пытаясь отыскать знакомые черты. Я же, стоя перед ним, незаметно стянула уцелевшую резинку с косы, и с сожалением подумала, как же я сейчас жутко выгляжу - лицо покраснело, одна коса расплелась полностью, укрывая левую половину тела спутанным золотисто-русым пологом, вторая коса, та самая, с которой я только что сняла ярко-розовую резинку, уже успела расплестись наполовину. Ладони расцарапаны, дубленка в пятнах крови, одна штанина разрезана клинком Айзана...
   Красавица, да и только!
   Я смущенно взглянула в его глаза, ища в них тень узнавания.
   Ни гхыра. Он меня не помнил.
   Иллидан отвернулся от меня и взглянул на Айзана, поудобней перехватив свое странное оружие.
  -- Я не узнаю ее. После того, как ты продержал меня во льду почти четыреста лет, множество воспоминаний стерлись из моей памяти. Я смотрю на это дитя, и чувствую, что я уже видел ее когда-то... Но этого не может быть - она слишком молода, а я томился во льду слишком долго...
   Я?? ДИТЯ???
   Айзан расхохотался так, что едва не выронил один из клинков. Темные эльфы начали медленно подходить к нам, а Айзан, отсмеявшись, ответил.
  -- Ты помнишь ту, что отняла у нас королевского отпрыска? Ту, что отправила меня и мой народ в заточение в эти проклятые ледяные пещеры? Ту, которую я самолично пронзил своими собственными клинками, и которая на твоих и моих глазах упала в пропасть?
   Иллидан нахмурился и ответил:
  -- Ее я помню. Я помню, что пришел к тебе для того, чтобы отомстить за ее смерть, но ты заманил меня в ловушку...
  -- Так вот. То "дитя", что стоит у тебя за спиной, и есть Калимдор. Лик Судьбы. Ей почти столько же лет, как и нам с тобой.
   А вот тут-то он ошибался. Лет мне намного меньше, но не объяснять же Айзану, почему для меня прошло только сто, а не шестьсот лет.
  -- Не может быть! Калимдор была человеком, а люди не живут так долго! К тому же ни одно живое существо не могло выжить после того падения и при таких ранениях! Ты лжешь мне, Айзан Эмдер. Эта девушка никак не может той, что звали Ликом Судьбы.
   Ой, как же вы все тут ошибаетесь...
  -- Иллидан, не веришь мне - спроси у нее сам.
   А может, не надо меня ни о чем спрашивать?... Но было уже поздно - он повернулся ко мне и, глядя в глаза, потребовал объяснений. Врать было бесполезно - эльфы во всех мирах обладают потрясающим чувством - они всегда безошибочно определяют, лжет ли стоящее перед ними разумное существо, или нет. И отпираться бесполезно - эльф все равно учует мою ложь. Поэтому я выпрямилась и, откинув окончательно распустившиеся волосы назад, твердо ответила, глядя в глаза Иллидана.
  -- Меня зовут Ллина Путешественница, но в вашем мире я была известна под именем, данным мне темными эльфами. Это имя - Калимдор, Лик Судьбы. Это имя было мне дано в тот день, когда я выкрала из обители дроу ребенка королевской крови, эльфийского принца, чьим предназначением было встать во главе лесных эльфов и объединить разрозненные кланы в единый народ. Дроу преследовали меня и группу эльфов, помогавших мне вернуть ребенка, до самого Ночного перевала. После того, как эльфы, забрав из моих рук маленького принца, перешли через подвесной мост, соединявший Ночной перевал с Рассветным пиком, я сожгла мост, чтобы отрезать путь погоне. Что было дальше, ты, Иллидан, видел. Ведь именно тебе я тогда передала ребенка, чтобы ты перенес его через мост... И насколько я помню, ты переходил последним...
   Я замолчала, и в пещере повисла тишина. Иллидан смотрел на меня, словно пытаясь наложить на мое лицо сохранившийся в его памяти образ доверчивой, не знающей, с какой стороны браться за меч, двадцатилетней девчонки...
   За сотню лет я почти не изменилась. По крайней мере внешне. И только глаза иногда показывали мой истинный возраст. Я точно знаю, что я стала жестче и уверенней в себе, и что это отразилось в моих глазах... Сила магии, сила Путешественницы, сила Зеркальной Галереи...
   Я глубоко вздохнула и одновременно почувствовала, что за то время, пока Иллидан выяснял отношения с Айзаном Эмдером, моя магия худо-бедно восстановилась, так что когда дроу бесшумными тенями бросились на нас, я уже была к этому готова.
   Вокруг меня мощным пламенем вспыхнула огненная стихия, которая ринулась обжигающими языками пламени к пытавшимся увернуться темным эльфам. Я стояла в центре огненной воронки, и пламя, бушевавшее вокруг, не щадило никого и ничего, кроме меня и Иллидана, которого я схватила за руку, чтобы охраняющая меня аура защитила и его. Пещера под воздействием вырвавшейся на свободу огненной стихии превратилась в филиал ада, в котором горел даже синий лед и камни, не говоря уже о живых существах...
   Из пяти дроу в живых остался только один.
   Айзан Эмдер.
   Он находился ближе всех к выходу, и когда вокруг меня, ревя и опаляя жаром, закружилась выпущенная на свободу стихия, он успел сбежать...
   Пламя погасло также внезапно, как и возникло.
   Я, тяжело дыша, отпустила руку Иллидана, и коротко бросила ему:
  -- Идем отсюда.
   Я первой выбежала из закопченной и заполненной едким дымом пещеры...
   Я впервые осознанно испепелила живьем сразу четырех разумных существ. Ощущения были - хуже некуда... Я бежала, оскальзываясь на льду, а в голове билась одна-единственная мысль - КАК Я МОГЛА???!!!
   Хладнокровно сжечь их заживо....
   Хотя нет, вру. Не хладнокровно. Меня до сих пор трясло, а от обморока меня удерживал только тот факт, что сейчас Айзан поднимет такую тревогу, что ловить нас выбегут все темные эльфы. Для них месть - священнодействие, а убить хотя бы одного из них означало подвергнуть себя их пожизненному преследованию по принципу "либо я - либо они". Я не хотела осознавать то, что я только что сделала - иначе я сяду на пол, и никуда больше не побегу...
   Рядом со мной бежал Иллидан, закинув свое оружие неизвестной конструкции на спину, где у него висели специальные крепления, предназначенные как раз для этой цели. Его длинные серебряные волосы развевались на бегу, а темные глаза смотрели перед собой серьезно и сосредоточенно...
   Я тряхнула головой, и почти силой заставила себя отвести от него взгляд. Наверняка после того, что я устроила в пещере, он считает меня как минимум безжалостной убийцей с нехилой магической силой...
   Ну и гхыр с ним. Главное сейчас - суметь выбраться из этого мира живой и относительно невредимой, а также суметь каким-то образом переправить Иллидана на родину, к лесным эльфам...
   Мы выбежали в многоярусную пещеру, ту самую, с которой началось это приключение, и остановились в изумлении - почти все этажи были заполнены темными эльфами, грозно потрясающими оружием. Иллидан покосился на меня и тихо спросил:
  -- Это что, ты их ВСЕХ сюда отправила? - Я пожала плечами.
  -- А гхыр его знает... Похоже, что всех...
  -- Мощно... - Коротко резюмировал он.
  -- Знаешь, тогда мне это очень дорого обошлось. - Ответила я и запнулась, потому что дроу все, как один, повернули головы в нашу сторону. Я запоздало вспомнила, что я так и не погасила пульсар, который плавно кружился над нашими головами по причудливой траектории, напоминая слегка перебравшего гномьей спотыкаловки светлячка.
  -- Иллидан, я тут подумала... - Начала я, медленно отступая в какое-то боковое ответвление. - Может, нам пора покинуть сие не слишком гостеприимное место?
  -- Полностью с тобой согласен. - В тон ответил мне эльф, отступая за мной.
   Дроу издали сплоченный крик ярости и ринулись в нашу сторону.
  -- Бежим!!! - Заорала я, копируя фирменные командные нотки Гидеона. К чести Иллидана, он моментально просек что к чему, обгоняя меня на поворотах.
   Туннель кончился до обидного быстро, выведя нас в более широкий, засыпанный снегом округлый коридор, уходивший куда-то вниз под довольно-таки крутым углом.
  -- Что делать будем? - Невозмутимо поинтересовался Иллидан, прислушиваясь ко все более нарастающему шуму погони за спиной и как бы ненароком потянувшись к оружию.
   Я же смотрела на заснеженный коридор, и в мою голову настойчиво постучалась МЫСЛЬ.
   Передо мной лежала практически идеальная горнолыжная трасса! Пускай коридор был слабо освещен - для того, чтобы увидеть яму или пропасть, этого вполне достаточно, дополнительно же всегда можно будет зажечь несколько пульсаров... Я сосредоточилась, и на снегу появились две сноубордные доски.
   Схватив одну из них, я бросила ее прямо перед спуском и окликнула Иллидана.
  -- У тебя с равновесием как дела обстоят? - Он пожал плечами.
  -- Да не жалуюсь, вроде как...
  -- Отлично. Вешай свою палку с лезвиями на спину и слушай сюда. - Иллидан безропотно подчинился, и подошел ко мне. Я заставила его встать на доску, и одним уверенным движением застегнула крепления.
  -- Короче. Сейчас тебе представится шанс испытать доселе невиданное здесь средство передвижения по снегу. Значит так - слушай внимательно и запоминай. Ноги держишь неподвижно, повороты вправо-влево осуществляешь с помощью корпуса. Сильно не разгоняйся - потом не сможешь остановиться. Скорость будешь гасить, поворачивая из стороны в сторону. То есть повторяешь траекторию передвижения змеи. Главное - держать равновесие. Захочешь остановиться - разворачиваешься боком и тормозишь ребром доски. Вопросы есть? Нет? Ну, тогда в добрый путь! - С этими словами я безапелляционно подтолкнула эльфа к спуску...
   Н-да, первый в жизни спуск на сноуборде, да еще и по "красной" трассе оставляет массу впечатлений. Сама пробовала. Начала я этим заниматься в своем родном мире, продолжила во всех остальных - и вот результат. На доске я спускалась по таким горам, что российские экстремалы обзавидовались бы. Поэтому я с несказанным удовольствием прислушалась к удаляющемуся воплю эльфа, который становился все более и более восторженным, и поняла, что открыла для Иллидана новые горизонты. Н-да... Еще один экстремал народился...
   С этими мыслями я встала на доску и, застегнув крепления, приготовилась последовать вслед за Иллиданом, когда из коридора вылетел Айзан Эмдер с мечами наперевес. Я не удержалась и, послав ему воздушный поцелуй, соскользнула вниз по склону. Дроу дернулся было за мной - но куда там! Экстремала-сноубордиста на хорошей доске, да на крутом склоне еще никто не догонял. За исключением еще одного экстремала на не менее хорошем сноуборде.
   Доски у Айзана не наблюдалось, поэтому я могла с уверенностью сказать, что гхыр он меня догонит...
   Я уже почти скрылась за поворотом, когда услышала прощальное напутствие темного эльфа:
  -- Будь ты проклята, Калимдор!!! - Я радостно засмеялась и весело прокричала в ответ:
  -- Пошел к черту, Айзан!!! - С этими словами я, противореча своим же собственным словам о правилах катания на доске, поехала по прямой в надежде догнать значительно опередившего меня Иллидана.
   Надежда оправдалась - эльфа я догнала на следующем же повороте. Судя по всему, с реакцией и равновесием у него действительно было не просто хорошо, а великолепно - для того, чтобы научиться стоять на доске так, как стоял он, мне понадобился не один сезон тренировок, а он нате вам - встал и поехал! Я обогнала его, одарив мимоходом совершенно счастливой улыбкой, которая помимо воли расплылась у меня на лице, а потом прокричала:
  -- Сбавь скорость!! Мы уже достаточно оторвались! Мы уже так разогнались, что если будет неожиданное препятствие, то нам останется тормозить только одним способом!!
  -- И каким же? - Поинтересовался он.
  -- Непосредственное торможение лбом иногда помогает!! - Честно ответила я. Он секунду смотрел на меня, а потом внезапно рассмеялся.
  -- Калимдор, ты совсем не изменилась! - Я сразу же погрустнела от того, что он назвал меня этим чужим и холодным именем... А также потому, что он так и не понял, НАСКОЛЬКО мне пришлось измениться. Я посмотрела на него, и прокричала:
  -- Ты даже не представляешь, насколько я изменилась! Ты просто этого еще не понял!
   Он посмотрел на меня, словно желая возразить, но я, запустив вперед поисковик, обнаружила, что у нас на пути возникло препятствие.
   Проще говоря, тупик.
   Все, откатались. Говорила же я, не гхыр так разгонятся!!
  -- Иллидан, у нас впереди стена!!!
  -- Что???
  -- СТЕНА!!! Впереди!! - Он вгляделся в полумрак и слегка побледнел - стена действительно была, причем на редкость прочная и монолитная. Я выбросила перед собой раскрытые ладони, и призвала стихию Земли.
   Стена вздрогнула, и по ней пробежала частая сетка трещин. Второй удар выбил ее, и в образовавшуюся дыру хлынул дневной свет.
   Мать моя женщина, там же пропасть!!!
  -- Иллидан!!! Забудь о том, что я говорила тебе!!! Разгоняйся до предела!!
  -- Зачем? Что там?
  -- Пропасть! - ответила я.
  -- Ты что, с ума сошла??? - Впервые он высказал диагноз, который Арсений поставил мне лет семьдесят назад, имея в виду мои рисковые и абсолютно невероятные предприятия, которые тем не менее стабильно заканчивались с положительным результатом. Потом он махнул на меня рукой, предоставляя мне спасать миры своим способом, который даже на самый первый взгляд выглядел как полный бред. Поэтому сейчас я прокричала Иллидану:
  -- Лучше контролируемый полет, чем бесконтрольное падение!!!
   Возразить он не успел, потому что спуск кончился, и мы вылетели из пробитой мною дыры прямо на свет. Глянув на пропасть, в которую мы падали, я то ли от избытка чувств, то ли от страха во весь голос завопила популярный клич черепашек-ниндзя из когда-то любимого в детстве мультика.
  -- Банза-а-аЙ!!!!! - Крик раздался в поднебесье, распугав всю разумную и неразумную живность в радиусе двух километров, когда под нами внезапно открылось золотистое окно портала, в которое мы благополучно провалились...
   Я чувствительно приложилась об мраморный пол Зеркальной Галереи, помянув всю родню Арсения вплоть до седьмого колена, когда услышала рядом с собой абсолютно довольный смех. С удивлением повернув голову в сторону весьма неожиданного звука, я увидела лежащего рядом с собой Иллидана, который смеялся с явным удовольствием.
  -- Не понял... - Удивленно протянула я, но вспомнив, как сама, впервые встав на сноуборд и, благополучно упав после двух десятков метров, хохотала точно так же.
   Наконец Иллидан удосужился оглядеться, и застыл, аки соляной столп. Я проследила за его взглядом. Ну, Галерея, ну разноцветных порталов много... Я щелчком пальцев распылила сноуборды и поднялась с хоть и теплого, но довольно жесткого мраморного пола. С удовольствием потянулась и, увидев, что Иллидан все еще пребывает в весьма удивленном состоянии от увиденного, слегка тряхнула его за плечо. Эльф вышел из ступора, вызванного столь резкой сменой ландшафта, и вопросительно уставился на меня. Я ехидно улыбнулась и сказала:
  -- Это еще что! Вот сейчас ты моего Хранителя увидишь... О, а вот и он! - В трех метрах над полом закружился золотой вихрь, превратившийся в ангела с широко распахнутыми белоснежными крыльями. Дождавшись, пока Арсений спустится настолько, чтобы я могла до него дотянуться, не используя левитацию, я цепко ухватила его за край белоснежной ризы и возмущенно завопила:
  -- Арсений!!!! Ты куда меня забросил???!! Я просила Белорию - а что вышло?? Ты меня к дроу отправил!!! Выкинь свой ангельский компьютер и замени базу данных - она безнадежно устарела!!! - Ангел некоторое время беспомощно трепыхался в моих цепких ручках, а потом начал оправдываться:
  -- Ллиночка, ну как ты не поймешь!! Это действительно был портал в Белорию! Только Валериана, воспользовалась Печатью Серафима, и сбила настройку! Вот тебя и выкинуло в случайно выбранный мир!!
  -- Хорошо, а если я сейчас захочу все-таки добраться до Белории, то что будет? - Ангел аккуратно отцепил мои пальцы от своих белоснежных одеяний, и с достоинством ответил:
  -- Я провел кардинальную проверку. Теперь все порталы ведут туда, куда надо. Валериана больше не сможет проделать такой фокус, так что можешь отправляться в Белорию.
  -- Э-э-э... Арсений, тут есть маленькая проблема... - Я отодвинулась, давая ангелу увидеть Иллидана, который на протяжении всего разговора скромно стоял на том же месте, где он и приземлился, честно стараясь ничему не удивляться. У него это плохо получалось, потому что брови все равно застыли где-то в районе темечка, а глаза по форме и размеру были с царский пятак.
   Точно такие же глаза стали и у Арсения, когда он разглядел, кого я притащила за собой из другого мира. Ангел на миг потерял дар речи, а потом накинулся на меня:
  -- Ллина, я тебе уже говорил, что ты сумасшедшая?
  -- И не раз. - Нагло подтвердила я.
  -- Так вот, теперь я официально заявляю, что ты - единственная чокнутая Путешественница за все пять тысяч лет, что я служу Хранителем!!!
  -- И что??? Главное - что мой метод срабатывает!!!
  -- А то!! Нельзя притаскивать аборигенов из других миров в Зеркальную Галерею, и ты это знаешь!!!!
   Иллидан, с некоторым офигением прислушивающийся к моей перепалке с ангелом, который по его представлению был высшим существом, с которым надо вести конструктивный диалог, но никак не банальный спор, услышав, что его обозвали "аборигеном", слегка обиделся, и решил напомнить о себе миру.
  -- Может, вы двое объясните мне, что тут происходит???
   Мы с Арсением прекратили выяснять отношения и посмотрели на эльфа.
  -- Арсений, ты Хранитель. Вот ты ему и объясняй.
  -- Не-е-ет, дорогая. - Протянул ангел. - Ты его сюда притащила, ты с ним и разбирайся. А я пойду настраивать окно в Белорию. Учти, настрою на выход рядом с Догевой, как и в прошлый раз. Удачи! У тебя двадцать минут. Где окно - ты знаешь.
   С этими словами ангел распахнул крылья и, величаво взлетев над полом, направился куда-то вглубь Галереи. Я тяжело вздохнула - не мог не покрасоваться перед новоприбывшим - и повернулась к Иллидану, сверлящего меня пристальным взглядом умопомрачительных темных глаз.
  -- Ладно. Иллидан, пойдем со мной. Я тебе все расскажу. - С этими словами я пошла туда, где в Зеркальной Галерее была столовая. Я создала ее сразу, как только научилась преобразовывать пространство.
   Столовая (на самом деле это была кухня, в точности повторяющая ту, которая была у меня в моем родном мире) использовалась мной крайне редко по причине сильной занятости, но все необходимое там было. Совсем недавно я модернизировала ее до такой степени, что в холодильнике можно было найти любое блюдо - от самого простого до экзотического, а из духовки всегда можно было выудить что-нибудь горячее. Поэтому я привела Иллидана на эту самую пресловутую кухню и, заставив его разоружиться, прикрыла стеклянную дверь, отделяющую вполне обычное помещение от величественного пейзажа Галереи.
  -- Ты есть хочешь? - Эльф посмотрел на меня, как на пытающуюся уйти от темы, но все-таки чувство голода перебороло, и он величественно кивнул.
  -- Ладно... - Пробормотала я, и принялась вытаскивать из духовки свежезапеченную утку с яблоками и пирожки с рисом. Из холодильника я вытянула различные салаты, и, уставив этим весь немаленький стол, широким жестом предложила эльфу слегка подкрепиться, параллельно вводя его в курс дела.
  -- Так вот, Иллидан...
  -- Лучше просто Дан. - Поправил меня эльф.
  -- Ладно, пусть будет Дан. Так вот. Представлюсь еще раз. Меня зовут Ллина, я Путешественница. Путешественники - это существа, наделенные способностью перемещаться по мирам, стихийной магией и бессмертием... - Дан поперхнулся.
  -- Ты что, бессмертна???
  -- Ты не дослушал! Ешь и не перебивай! - Он на удивление послушался, и я продолжила.
  -- Бессмертие у Путешественников не абсолютное. Поверь, убить нас можно, но для этого надо очень сильно постараться. Просто мы живем очень и очень долго. Теоретически Путешественники могут жить дольше эльфов, но практически таких случаев еще не было.
  -- Это почему же? - Я грустно улыбнулась и взглянула в его глаза.
  -- Потому что мы охраняем миры, исправляем их судьбы, причем зачастую настолько незаметно, что те, кто живет в исправленных нами мирах, зачастую о нас даже и не подозревают. Поверь мне, исправлять судьбу мира - очень рискованное занятие. Все Путешественники рано или поздно погибают во время очередного перехода. И тогда призывается новый Путешественник.
  -- И тебя так же призвали?
  -- Да. Мой предшественник погиб от рук темных эльфов в твоем мире, пытаясь не допустить распада единого народа лесных эльфов на кланы. Как ты знаешь, эльфы все-таки разделились. Пока Арсений нашел подходящего человека, то есть меня, в твоем мире прошло полторы сотни лет. В Галерее, конечно, меньше... Потом меня направили на исправление твоего мира - и опять задание едва не было провалено. Я была серьезно ранена - Арсений меня едва спас. Потом я выздоровела, и к настоящему моменту исправила примерно тысячу миров за сотню лет... - Я взглянула на Дана и печально улыбнулась.
  -- Я знаю, что рано или поздно я тоже погибну. Но если бы я жила в своем родном мире, то умерла бы от старости давным-давно... Поэтому я ни о чем не жалею... Почти... - Я замолчала и уставилась на смешную картинку котенка на календаре. Календарь показывал июнь 2004 года - месяц, когда я покинула родной мир и стала Путешественницей. Я принципиально не стала менять его... Все еще глядя на календарь, я тихо сказала:
  -- А вот сейчас у меня есть шанс пополнить список безвременно ушедших из жизни Путешественников. Как ты уже видел - моим хранителем является ангел... Но недавно я встретилась с той, чьим хранителем наверняка является дьявол. Или, на крайний случай, демон... Она тоже Путешественница, как и я, но служит она противоположной стороне... Так сказать, вечная конкурентка. Она старше и опытней меня, а на мою долю выпало с ней сразиться... Ты не подумай, я не жалуюсь. За столько лет я уже привыкла к мысли, что в один прекрасный день я могу и не вернуться. Но... Все равно, идти к Валериане одной - чистое безумие... Поэтому я хочу тебя попросить.
  -- О чем же? - Эльф смотрел на меня серьезным и всепонимающим взглядом, и мне показалось, что он знал заранее о моей просьбе.
  -- Я хочу попросить тебя пойти со мной. Ты - превосходный воин, и я знаю, что я могу на тебя положиться... Конечно, ты не обязан никуда идти ... Если ты откажешься, то я все пойму...
  -- Я пойду с тобой. - Дан встал и протянул мне руку. - Ты рисковала жизнью ради меня и моего народа. Теперь я хочу отплатить тебе тем же.
  -- Спасибо... - Улыбнулась я и взяла его за руку. - Кстати, все хотела спросить - а что это за оружие, которое ты все таскаешь с собой?
  -- Это - at'tha hianda, "двойное лезвие". Вообще-то это оружие Высших эльфов, и искусство владения им передавалось в нашем роду из поколения в поколение. А конкретно моей at'tha hianda уже почти тысяча лет - это оружие изготовил еще мой отец. Потом оно перешло ко мне, так сказать, по наследству...
  -- Ясно... Дан, мне нужно найти еще некоторых своих друзей в других мирах. Ты как, со мной отправишься или с Арсением побудешь? - Эльф только выразительно посмотрел на меня и потянулся за оружием с явным намерением пристроить его на подобающее место. Я намек поняла и вышла с кухни. Дан последовал за мной.
   Мы стояли у голубого портала, ведущего, если судить по клятвенным заверениям Арсения, прямиком в Белорию, в район Догевы. Я посторонилась, давая Дану пройти первым. На вопрос "почему" я ехидно улыбнулась и ответила, что подобным путем проверяю наличие пространственных ловушек. Дан одарил меня испепеляющим взглядом, но я только улыбнулась и поспешила его успокоить:
  -- Шучу. На самом деле окно закроется, как только я пройду сквозь него. Поэтому тебе придется идти первому. Если ты еще хочешь идти. - Дан фыркнул и перешагнул из одного мира в другой. Я пожала плечами и последовала за ним...
   ...Ну, здравствуй, Белория! Давненько я тут не была...
  

Глава 5. Чудна ты, матушка - Белория...

  
  -- Та-а-ак. - Недовольно протянула я. - Это не Догева.
   То ли Валериана опять напортачила с настройками, то ли Арсений решил устроить мне маленькую месть за помятую ризу, но место, где мы очутились, было явно не Догевой. Слишком уж высокие деревья обступили нас. Нет, я знала, что эта местность - определенно Белория, но какая конкретно ее часть - гхыр знает. А знать, где мы находимся, мне было необходимо - телепортироваться наугад не рискнула бы даже я.
   Поэтому я, оглядевшись вокруг, пошлепала в восточном направлении по едва заметной тропинке. Дан присоединился ко мне, как бы между прочим спросив:
  -- А куда мы, собственно, идем? - Я беспечно пожала плечами и честно ответила:
  -- Понятия не имею.
  -- Что-о?? - Он удивленно взглянул на меня, в очередной раз убедившись в правильности поставленного мне Арсением диагноза.
  -- Слушай, кто из нас Путешественник, а? Я уже не раз попадала в чужие миры, причем в места абсолютно незнакомые. И знаешь, какое самое первое правило? - Дан только пожал плечами.
  -- Нашел дорогу - иди по ней. Куда-нибудь да выведет! - Эльф махнул на меня рукой и окончательно сдался, не в силах постичь мою логику. А про тропинку я угадала.
   Мы прошли по ней только полкилометра, когда Дан внезапно отстегнул арбалет от бедра и, почти не целясь, выстрелил куда-то в ветки дерева, отстоявшего от нас метрах в сорока.
  -- Ну-с, и кого ты там подстрелил? - Скептически вопросила я, и тут же осеклась, потому как с того самого дерева в ответ прилетело сразу две стрелы, которые Дан поймал на лету. Я же, только бросив мимолетный взгляд на черные длинные стрелы с белым оперением, сразу же поняла, куда нас забросило.
  -- Дан, опусти арбалет. Это эльфы. Мы в Ясневом Граде.
   Словно бы в подтверждение моих слов, с дерева спрыгнул златоволосый эльф с коротким луком в руках. Я же, вглядевшись в его черты и узрев изумрудные глаза, с диким воплем радости подбежала к нему.
  -- Элланон!!!! - Эльф пригляделся, и тотчас изумрудные глаза его расширились от удивления, но тем не менее он честно подхватил меня на руки, когда я, радуясь встрече, кинулась его обнимать.
  -- Ллина? - Недоверчиво спросил он.
  -- Да!!! - Еще счастливее завопила я. - А ты знаешь еще одну Путешественницу? Как же я по тебе соскучилась!! - Элланон наконец-то окончательно удостоверился, что это все-таки я, и сжал в ответных объятиях.
  -- Невероятно! Ты же совсем не изменилась! За столько-то лет...
  -- То есть? - Переспросила я, сползая с его рук на землю.
  -- Ведь прошло почти восемьдесят шесть лет с тех пор, как ты покинула Белорию.
  -- Ско-о-олько?? - Я ощутила сильное желание присесть. Выходит, что для меня прошло всего-навсего полтора года, а у них - целых восемьдесят шесть лет... Н-да... Время - штука серьезная...
   Элланон поддержал меня за локоть, а я наконец-то вспомнила, что я прибыла не одна.
  -- Элланон - это Иллидан. Он тоже мой друг. Я привела его из другого мира. - Два эльфа встали друг напротив друга и церемонно поклонились. Я же поспешила добавить:
  -- Элланон, вообще-то я не должна была возвращаться, но возникли непредвиденные обстоятельства... И мне очень нужна твоя помощь. Твоя и Нииты. - Зеленоглазый эльф посерьезнел и ответил:
  -- Я отведу вас в Ясневый Град, а завтра мы отправимся в Догеву - Ниита поехала туда навестить родных в Хорошую Ночь. - Я кивнула и тут до меня дошло.
  -- Элланон, а что значит - "поехала навестить родных"? Она что, перебралась в Ясневый Град на постоянное место жительства? - Он повернулся ко мне и улыбнулся:
  -- Вообще-то она моя жена, так что вполне логично, что она переехала в Ясневый Град.
   От этого заявления я выпала в осадок, в коем пребывала вплоть до того момента, когда Элланон вывел нас к Ясневому Граду. Я полной грудью вдохнула свежий лесной воздух и огляделась.
   Ясневый Град выглядел точно так же, как и в тот день, когда я впервые вступила под сень его домов - деревьев. Те же ажурные лестницы и мостики-паутинки, те же дома, та же тишина и спокойствие...
   Внезапно идиллия была нарушена громким возмущенным воплем. Мы с Даном, не сговариваясь, повернули головы в сторону звука. Элланон же скептически уставился на домик, из которого неслись возмущенные женские вопли.
  -- Что ЭТО такое? - В полном смятении поинтересовалась я. Элланон слегка улыбнулся и ответил:
  -- Молодожены...
   Стена домика треснула и осыпалась на землю.
  -- Клинические. - Уточнил Элланон.
   Из неровной обугленной дыры вылетел приличных размеров боевой пульсар и устремился по непонятной траектории в небо, оставляя дымный след.
  -- И кто же женился? - Вопросила я.
   Вслед за пульсаром раздалась нецензурная фраза на тролльем языке, а потом из дыры выскочил черноволосый встрепанный эльф, который перемахнул через чудом уцелевший балкон и очутился на узкой лесенке, серпантином обегавшей ствол ясеня, на котором находился пострадавший дом.
  -- Элдариэн и женился... Пять лет назад. - Злорадно ухмыляясь, ответил зеленоглазый эльф. Иллидан же просто стоял и смотрел на разворачивающееся перед нами батальное полотно с приоткрытым от удивления ртом. - Ллина, это еще что! Вот сейчас его жена выбежит...
   И точно - на слегка закоптившемся балкончике показалась девушка лет двадцати трех - двадцати пяти с длинными снежно-белыми волосами. Она перегнулась через ажурное плетение и прокричала стоявшему на лестнице Элдариэну:
  -- Рин!!! Еще раз потащишь меня на прием к своей высокопарной дальней родне - останешься сиротой!!!! - Тот в долгу не остался, и моментально парировал:
  -- Алена, а ты сама-то соображаешь?? Зачем ты им сказала, что с властителем темных эльфов знакома??
  -- А не гхыр им было передо мной нос задирать только потому, что я человек!!!!
  -- Еще слово и я пойду к Властителю! - Элдариэн действительно сделал пару шагов вниз по лестнице, когда девушка на балконе опасно перегнулась через ограждение и невозмутимо поинтересовалась:
  -- И на гхыра?
  -- Разводиться! - Он гордо спустился еще на четыре ступеньки, когда беловолосая повысила голос:
  -- Ну и катись к своему Властителю!!! Все равно же не разведешься!
  -- Это еще почему? - Заинтересованно спросил он. Честно говоря, интересно было не только ему - я оглянулась и заметила, что как минимум пять десятков эльфов побросали свои дела и заинтересованно наблюдали за бесплатной театральной постановкой сцены из бытовой жизни супругов. Девушка же на балконе невозмутимо оперлась на балюстраду и заявила:
  -- Во-первых потому, что на следующий день ты от скуки взвоешь, во-вторых ты меня любишь, а в-третьих я уже вторую неделю беременна твоим наследником!
   Все, аншлаг! Выдав сию убойную фразу, девушка нахально уселась на балюстраду и с обольстительной улыбкой уставилась на своего благоверного. Элдариэн секунд тридцать переваривал сказанное, а потом выдал фразу, которую говорят 99,9% мужчин, услышав от своих половин такое признание.
  -- Ты уверена? - Девушка на балконе кокетливо откинула прядь белоснежных волос и ответила:
  -- Я ведьма или не ведьма? Разумеется, я уверена.
   Элдариэн сделал несколько пассов руками, и, телепортировавшись к жене, аккуратно снял ее с балюстрады и на руках отнес в дом... Дыра в стене моментально затянулась...
   Элланон улыбнулся и сказал:
  -- Все, спектакль окончен. Продолжение на следующей неделе.
  -- Откуда такая точность? - Ехидно осведомилась я.
  -- А они раз в неделю такие разборки устраивают. Правда, может теперь Алена чуток угомониться...
  -- Я-асно... - Протянула я. - Все вокруг женятся, всем весело... Может, и мне замуж выйти? - Задумчиво пробормотала я под нос, а потом, возвысив голос, спросила у Иллидана:
  -- Дан, а ты на мне женится не хочешь? - Эльф подскочил, как будто я ему кнопку на стул подложила, и уставился на меня настолько дикими глазами, что я поспешила его успокоить:
  -- Да шучу я, шучу... - Элланон хитро блеснул глазами:
  -- Ллина, а ты ведь такая же шебутная, как и Алена. Ох, не позавидую я твоему мужу... Если такой когда-нибудь появится...
  -- Ой, кто бы говорил! А то я Нииту не знаю! Вампирки-то в гневе - ого-го! - Элланон смутился и поспешил замять тему очередным высказыванием:
  -- Вон там живем мы с Ниитой. Так что предлагаю вам до завтра расположиться у нас, а там, с утра пораньше мы отправимся в Догеву. Возражения есть? - Мы с Даном переглянулись и покачали головами. Элланон улыбнулся и сказал:
  -- Короче - вы располагайтесь, а я пока к Властителю схожу. Надо же мне его предупредить, что меня какое-то время не будет.
  -- Элланон. - Я придержала его за рукав туники. - Спасибо, что согласился помочь.
  -- Ллина, - Эльф положил мне ладонь на плечо. - Я ведь тебе говорил, что если тебе понадобиться помощь, то я всегда буду рядом.
  -- Но ты ведь даже не знаешь, какого рода помощь может потребоваться!
  -- А это неважно. Ты мой друг, и в беде я тебя не оставлю. - Элланон улыбнулся и, широким жестом распахнув дверь домика, построенного не на дереве, а на земле, сказал:
  -- Свободные комнаты на втором этаже. Располагайтесь, как вам удобнее. Я скоро вернусь.
   Мы с Даном переглянулись и одновременно рванули наверх с твердым намерением отхапать себе максимально широкую и удобную кровать, коя нашлась во второй комнате слева. Кровать была воистину королевская, шириной метра два с половиной, не меньше, застеленная лиловым шелковым покрывалом, с кучей разномастных подушечек, а венчалось все это чудо нежно-фиалковым полупрозрачным балдахином. Я, первая добежавшая до этого чуда, с размаху, в длинном прыжке рухнула на покрывало, сметя на пол добрую половину шелковых подушек и едва не сорвав балдахин с петель. Дан, увидевший, ЧТО я умудрилась оттяпать, после тщательного осмотра остальных комнат, впрочем, не содержавших подобной кровати, пришел ко мне и безапелляционно растянулся рядом со мной, сбросив на пол оставшиеся подушки. Я недовольно покосилась на него, но наглый эльф ответил мне настолько обезоруживающей улыбкой, что я даже не стала пытаться спихнуть его с честно захапанной мною кровати, ограничившись мелкой местью в виде внезапно взлетевшей с пола подушки, которая со всего маху впечаталась в аристократическое эльфийское лицо.
   Дан возмущенно воскликнул, но повторить фокус с левитацией не сумел, поэтому ограничился тем, что спихнул меня с кровати. В ответ я предусмотрительно заползла под сей шедевр столярного искусства, откуда принялась вести партизанскую войну с помощью разом взлетевших с пола подушек, которые, повинуясь моей воле, начали планомерную бомбардировку Дана, наслаждавшегося отвоеванным у меня постельным пространством. Я же, прислушиваясь к его возмущенным воплям, пытавшегося под подушечным обстрелом добраться до меня, тихо хихикала, лежа на полу под кроватью.
   Веселье закончилось тогда, когда Дан догадался-таки приподнять покрывало с пола, видимо, решив укрыться от обстрела в единственном надежно защищенном месте в комнате. Узрев на пыльном полу откровенно веселящуюся меня, он одним рывком выдернул меня из моего убежища и тотчас стукнул меня пойманной за уголок лиловой подушкой по месту чуть пониже спины так, что из несчастной подушки ворохом закружились перья. Я взвизгнула и, подняв с полу бледно-сиреневую подушку, мастерским ударом запустила ее в ухмыляющуюся физиономию Дана. Состыковавшись с вышеупомянутой физиономией, подушка треснула по шву, засыпав Дана с головы до ног белоснежными перьями.
   Эльф ухмыльнулся еще шире, и в меня одна за другой полетели сразу три подушки. От двух я благополучно уклонилась, а вот третья угодила мне в спину, окатив ворохом перьев. Я засмеялась и, подскочив к эльфу, со всех сил пихнула его на кровать. Эльф не устоял, и рухнул, аки подрубленный дуб, ухватив меня за рубашку и бесцеремонно утянув за собой...
   Когда Элланон вернулся, то увиденная картина поразила его до глубины души - вся комната завалена перьями, высыпавшимися из порвавшихся подушек, балахон скромной тряпочкой валялся в углу, а на кровати размера king size безмятежно почивали мы оба, по уши засыпанные перьями, но так и не поделившие кровать... Элланон оглядел комнату, представлявшую собой Святую Русь после татаро-монгольского нашествия, и, тихо усмехнувшись, аккуратно прикрыл дверь...
   Пробуждение для меня стало крестной мукой. На такой кровати, да еще в нормальном доме... В общем, когда я соизволила оторвать голову от шелковой подушки, то представшая пред моими очами картина заставила меня слегка подпрыгнуть на кровати. Вокруг царил погром... Нет, не так. Вокруг царил ТАКОЙ погром, какой не мог сделать Мамай на Куликовском поле! Бардак был просто жуткий - две или три подушки были порваны по шву и перья их них неровным слоем засыпали весь пол, балдахин мы тоже сорвали - он обнаружился в дальнем углу комнаты, а в довершение ко всему я обнаружила, что во сне я переползла на половину Дана, да там и осталась, свернувшись калачиком и прильнув к эльфу. Дан, судя по всему, против этого обстоятельства явно не возражал, так как его руки обвили мою талию и крепко прижали к груди. То-то мне всю ночь было так тепло и уютно...
   Ошарашенная объемом полученной информации, я перевела взгляд на спокойное лицо Дана, и вздрогнула, увидев, что эльф проснулся и теперь смотрит на меня своими удивительными глазами цвета черного жемчуга. Я не придумала ничего умнее, как тихо пробормотать:
  -- А у тебя перья в волосах... - Он улыбнулся и, убрав руки с моей талии, ответил:
  -- У тебя тоже. Причем если их все вытащить, то ими можно набить маленькую подушку.
  -- Для иголок? - Съязвила я.
  -- Нет. - Невозмутимо ответил он, сладко, с хрустом, потягиваясь и закидывая руки за голову. - Для того, чтобы можно было во сне прижать.
  -- Нахал. - Ответила я.
  -- Обижаешь. - Ухмыльнулся он.
  -- Ничуть. Это не оскорбление, а констатация факта. - Назидательно ответила я и поднялась с кровати. Сложила ладони лодочкой, и призвала стихию Ветра. В ту же секунду в комнате возник вихрь, который буквально за полминуты восстановил первоначальный вид комнаты.
   Когда вихрь стих, я бросила взгляд на Дана, и тотчас сползла на пол, тихо хихикая и стараясь не сорваться на неприличный гогот. Дело в том, что гордый эльф выглядел так, словно его пропылесосили старым, еще совковской сборки, пылесосом "Буран". Серебряные длинные волосы выглядели идеально чистыми, но страшно спутанными и слегка вздыбившимися, отчего создавалось впечатление, что у эльфа на голове надет старинный, побитый молью парик. Дан, ощупав то, что у него в данный момент оказалось у него благодаря моим стараниям, выразительно уставился на меня. Я окончательно расклеилась, и смех-таки прорвался из меня совсем уж неприличным ржанием. Брови Дана ползли все выше, а я только всхлипывала от смеха, попутно пытаясь сосредоточиться, чтобы волосы эльфы приняли свой первоначальный вид. Это мне удалось только минут через пять, когда входная дверь хлопнула, и на пороге появился одетый в походную одежду Элланон.
  -- Ну как, вы готовы ехать?
   Мы переглянулись и синхронно кивнули. Элланон улыбнулся ярко блеснувшими изумрудными глазами и вышел. Я подорвалась с места и устремилась за ним.
  -- Элланон, я, вообще-то могла бы нас всех телепортировать прямо к Догеве. Как раньше, помнишь? - Он посмотрел на меня.
  -- Вообще-то я думал, что тебе будет приятней проехаться по Белории на лошадях. Тем более, что это займет всего лишь неделю. - Я задумалась.
  -- Знаешь, вообще-то ты прав. Мне действительно хотелось бы проехаться по Белории обычным, немагическим путем.
  -- Тогда чего мы ждем? Лошади уже оседланы и ждут нас у границы города. - Он широко улыбнулся и сделал широкую отмашку рукой, склонившись в шутливом поклоне.
  -- После вас, Путешественница.
  -- Благодарю! - Я присела в легком реверансе и вышла на улицу, туда, где разливался ласковый солнечный свет...
   ...Три дня путешествий прошли тихо, мирно и спокойно. Не считая того, что на меня, ехавшую в компании сразу двух сногсшибательно красивых эльфов, все встречавшиеся по пути человечески женщины смотрели с черной завистью...
   На четвертый день, проезжая мимо деревни Тихие Россохи, мы решили остановиться в придорожной корчме - дать отдохнуть и лошадям, и самим себе. Пока Дан с Элланоном договаривались с корчмарем по поводу обеда, я решила побродить по улице, дабы размять ноги... И почти сразу натолкнулась на невысокую темноволосую девушку со слегка затравленным взглядом. Та, даже не извинившись, пошла дальше, и от нее буквально веяло каким-то страхом... Я присмотрелась к ней с помощью истинного зрения, и с огромным удивлением обнаружила, что девушка - вампирка, причем вампирка НЕ из этого мира! Господи, как же она сюда попала???
   Я бросилась вслед за ней и, нагнав ее, тихо и мягко спросила:
  -- Как ты здесь очутилась? - Девушка оглянулась и подозрительно уставилась на меня темно-карими бездонными меня глазами.
  -- Что ты имеешь в виду? - Я постаралась улыбнуться как можно мягче...
  -- Ты ведь вампирка. Из другого мира? - Она внезапно преобразилась - зрачки расширились, заполнив чернотой радужку, губы слегка приподнялись, демонстрируя острейшие длинные клыки, а из горла вызвалось сдавленное шипение. Миг - и она сбила меня с ног, прижав к горлу лезвие недлинного узкого меча.
  -- Как ты узнала??? - Я спокойно взглянула на нее и ответила:
  -- Мне дан дар видеть истинную суть вещей. Я увидела тебя. И я хочу тебе помочь.
  -- Как? - Горько усмехнулась она, продолжая держать клинок у моего горла. - Я же вампир!
  -- Здесь есть целые вампирские Долины. Их двенадцать. Ты можешь жить там, и ты будешь в безопасности - вампиры своих не сдают. - Она подумала и убрала меч. Встала. Пристально взглянула на меня.
  -- Ты не лжешь. Ты и вправду хочешь помочь. - Я улыбнулась и поднялась с земли, отряхивая ярко-зеленую рубашку и черные брюки от пыли.
  -- Меня зовут Ллина. А тебя?
  -- Майя.
  -- Слушай, Майя, как ты сюда попала? Я имею в виду, в этот мир? - Девушка убрала меч в ножны и, не глядя в мою сторону, тихо сказала:
  -- Меня там преследовали. А моя подруга отправила меня сюда... Она была очень хорошей ведьмой... Я ушла, а она осталась...
  -- Понятно... - В другое время я бы поподробнее выяснила, как ее подруга умудрилась перебросить ее из одного мира в другой, но сейчас у меня была совершенно другая проблема - КАК доставить эту солнцеустойчивую вампирку в одну из Долин? В Догеву ей нельзя - слишком близко человеческие поселения, да и в самой Догеве людей очень много. Даже если она не сильно подвержена жажде крови, искушать лишний раз судьбу не хотелось... А самой переправлять вампирку в другую Долину у меня не было времени...
   Я уселась на бревно, беспечно сброшенное кем-то у самой дороги, и задумалась. Майя осторожно присела рядом со мной. Я же продолжала усиленно думать. В идеале было бы поймать какого-нибудь вампира и перепоручить его заботам Майю, но вампиров поблизости не наблюдалось. Я еще раз осмотрела внутренним зрением народ, проходивший мимо нас в обе стороны по дороге, как вдруг мой взгляд уцепился за изумрудную с золотыми искорками ауру.
   Че-е-его????
   Еще один Путешественник???
   Да быть не может!!!
   Я посмотрела на обладательницу изумрудной ауры природным зрением - вроде ничего необычного, простая девушка среднего роста с золотистыми волосами, одетая в неприметный простой дорожный костюм... Я снова "переключила" зрение, и взглянула на девушку попристальнее. Ага, так и есть! Не Путешественница, но что-то очень близкое. Магичка, но не интуитивная, как я, а технологическая. То есть я использую силу по принципу " как чувствую, так и будет, а за результат не отвечаю", а проходившая мимо меня девушка пользовалась заклинаниями с четко обозначенным результатом...
   Идея передать ее заботам Майю становилась все привлекательней.
   Я слегка привстала и окликнула девушку. Та удивленно обернулась в мою сторону, но все-таки подошла.
  -- Я чем-то могу помочь? - Я улыбнулась лучшей из своих профессиональных улыбок.
  -- Разумеется, коллега.
  -- Коллега? - удивленно вскинула брови девушка. - Вы тоже магичка?
  -- Не магичка. - Поправила я. - А Идущая Дорогой.
  -- ??? - Я улыбнулась еще шире.
  -- Короче, я такая же странница по мирам, как и ты. Не совсем такая же, но близко к этому.
  -- Странница?? Но в Городе я тебя никогда не видела. - Теперь уже я удивилась. В каком таком Городе? Последний вопрос я озвучила вслух, и теперь уже пришла очередь девушки удивляться.
  -- То есть как? Ты не из Города?? - Чувствуя, что разговор заходит куда-то не туда, я поспешила представиться:
  -- Короче. Меня зовут Ллина, а ее - Майя.
  -- Алекса. - Представилась она.
  -- Очень приятно... Алекса, Майя - вампирка. И ей надо помочь. Ты ведь как раз этим и занимаешься - тоже исправляешь судьбы. Так вот - ее надо доставить в одну из вампирских Долин... - Теперь уже обе девушки смотрели на меня округлившимися глазами: одна потому, что я раскрыла ее инкогнито перед совершенно незнакомым человеком, а вторая - от того, что я определила ее суть с первого взгляда. Девушки озадаченно переглянулись и уставились на меня.
  -- Ллина, а ты вообще-то кто такая?? - Я улыбнулась и ответила.
  -- Честное слово, сейчас это уже неважно. Алекса, очень прошу как Исправляющую Судьбы - помоги Майе, ладно?
  -- Х-хорошо... - Озадаченно проговорила магичка. Я встала с бревна и, махнув удивленно переглядывающимся девушкам рукой, бодрым шагом направилась в сторону корчмы, где меня уже ждали Дан и Элланон...
   Я удалялась от них, и уже находясь на приличном расстоянии, почувствовала, что Алекса пытается просканировать меня в надежде узнать, что же я такое. Я улыбнулась про себя и позволила ей увидеть кусочек Галереи и Арсения, читающего мне нотации... Пусть поломает голову, кого же она встретила на тракте...
   Я улыбнулась еще шире и ускорила шаг...
  

Глава 6. Хорошая Ночь.

  
   Догева встретила нас осинами, заросшим оврагом и недовольным Стражем. Эльфов-то он пропускал без проблем, но вот меня он отказывался пропускать наотрез, мотивируя это тем, что сегодня - Хорошая Ночь, и не гхыр мне ее портить. Я обиделась не на шутку, и потребовала отвести меня к Повелителю. Страж нахохлился, но за меня вступились эльфы. В итоге в Догеву меня вели почти под эскортом.
   Пока мы неспешно ехали по городу, я внимательно осматривала заново отстроенную Долину. Дома стояли гораздо реже, чем раньше - настолько уменьшилась численность вампиров после войны. Мы проезжали по чистым улочками, по котором гуляли празднично одетые вампиры, а в моей памяти почему-то всплывала совершенно иная картина: те же улицы, залитые кровью, засыпанные мусором и горящими обломками баррикад. Элланон, видимо, почувствовал мой настрой, и крепко сжал мою ладонь в своей. Твердое рукопожатие меня немного успокоило, а я наконец-то поняла, почему Путешественники почти никогда не возвращаются в однажды исправленные миры - слишком тяжелые воспоминания они в себе таят. Поэтому я выпрямилась в седле и заставила себя думать о Ниите. Интересно, какой стала девушка-вампирка за прошедшие годы? Как она изменилась, и изменилась ли вообще...
   ...Вампирка свалилась, как снег на голову. Причем в буквальном смысле. Мы с Даном шарахнулись в разные стороны, когда на Элланона в длинном прыжке набросилось что-то, издававшее дикие вопли. Я уже соображала, каким заклинанием угостить столь наглого нападающего, как вдруг с изумлением обнаружила, что Элланон схватил это нечто в охапку, и тут же запечатлел на ее губах смачный поцелуй. Удивившись еще больше, я присмотрелась повнимательнее, и тут же обнаружила, что у Элланона на коленях сидит ... Ниита!
   За прошедшие годы вампирка практически не изменилась - разве что фигура утратила юношескую хрупкость и приобрела более пикантные формы. Длинные черные волосы были уложены в сложную прическу, а вместо черного обтягивающего костюма на вампирке было надето лиловое платье с корсажем, обшитым пышными кружевами... Глядя на абсолютно счастливых Нииту и Элланона, я подумала - а вправе ли я отрывать своих друзей от мирной жизни, звать их туда, откуда они могут и не вернуться... Дан наклонился к моему уху и тихо сказал:
  -- Ты уверена в том, что хочешь разрушить эту идиллию? - Удивительно, как он угадал мои мысли. Я печально посмотрела в глаза цвета черного жемчуга и покачала головой.
   Разумеется, я не хочу.
   И не буду.
   Я уйду, и больше сюда не вернусь. Пусть я потеряю двоих своих лучших друзей, но зато они останутся живы...
   Я глубоко вздохнула, и уже собралась напомнить о себе миру, как вдруг Ниита наконец-то заметила меня...
   ... Честно говоря, я думала, что не выживу после столь крепких сердечных объятий полуторасотлетней вампирши. Ниита сгребла меня в охапку, стянув с лошади, после чего долго сжимала меня в радостных объятиях, от которых у меня захрустели ребра. Отпустила она меня только тогда, когда Дан соизволил деликатно напомнить, что у меня голова уже свесилась, как у придушенного кошкой куренка, после чего я с блаженной улыбкой на лице плавно сползла на землю.
   Ниита ахнула и кинулась приводить меня в чувство. Минут через пять я очухалась настолько, что уже могла с грехом пополам адекватно воспринимать окружающую действительность, поэтому я встала на ноги и выдохнула:
  -- И тебе здравствуй, Ниита...
  -- Ллиночка... - Вампирша еле слышно всхлипнула. - А я уже и не надеялась, что ты вернешься...
  -- Я и сама не знала... - Я взяла вампиршу за руку и сжала ее. - А ты, смотрю, уже и замуж вышла. И каково оно, быть замужней? - Ехидно вопросила я.
   Ниита слегка покраснела, а Элланон приобнял ее за талию.
  -- Все ясно. - Вынесла я свой вердикт. - Можете не отвечать. - Супруги переглянулись, а потом Ниита сказал:
  -- У нас сегодня Хорошая Ночь. Ты не присоединишься?
   Я задумалась. С одной стороны я тороплюсь, но с другой... А, какая разница! В конце концов, повеселюсь напоследок. Я улыбнулась и ответила:
  -- С удовольствием!
  -- Отлично! - Ниита отклеилась от мужа и подхватила меня под локоток, уводя куда-то вниз по улице. Я попыталась было воспротивиться, выразительно оглядываясь на столь нагло брошенных нами Элланона и Дана, но вампирша была непреклонна.
  -- Ллина, перестань! Мальчики позаботятся о себе сами, а девочки тем временем выпьют легкого вина и поболтают. Возражения есть? - Преувеличенно ласково осведомилась она, демонстрируя острые белоснежные клыки. Я подумала и замотала головой.
  -- Вот и чудно! - Вампирша улыбнулась еще шире и потащила меня за собой.
   Я не сопротивлялась.
   Бесполезно...
   ...Мы с Ниитой сидели друг напротив друга, потягивая сладкое эльфийское вино и отрешенно глядя на солнечный закат. День в обществе Нииты пролетел совершенно незаметно - сначала вампирша устроила нам по расслабляющей ванне с душистыми маслами и розовыми лепестками, после которой я совершенно размякла, и потихоньку выложила Ниите про годы, которые я провела, будучи Путешественницей, про то, как я жила после нашей разлуки, про Валериану, которая скорее всего будет моей последней попыткой сделать миры лучше... Ниита слушала, не перебивая, глядя на меня шоколадно-карими мудрыми глазами, а после того, как я закончила, она спросила только одну вещь:
  -- Если ты пойдешь к Валериане прямо сейчас, то ты погибнешь? - Я не стала выпендриваться и кривить душой, а просто ответила:
  -- Да. - Вампирша посмотрела мне в глаза и твердо сказала:
  -- Тогда я иду с тобой.
  -- Ниита...
  -- Не спорь! Ты рисковала собой, чтобы спасти Догеву. Так почему я не могу теперь помочь тебе? Или ты считаешь, что раз уж ты спасаешь миры пачками, то их жители недостойны того, чтобы оказать тебе помощь??!
  -- Нет, конечно... Просто Путешественники не ждут помощи ни от кого... Разве что от своих хранителей... - Я притихла, а Ниита внезапно улыбнулась и положила ладонь мне на плечо, совсем как Элланон.
  -- Я - твой друг, Ллина. И ничто этого не изменит. Я пойду с тобой. Даже если ты будешь против... Я тебя не брошу.
  -- Спасибо, Ниита. - Я впервые за все время после столкновения с Валерианой улыбнулась по-настоящему весело. - Теперь мне уже не так страшно. - Вампирша ехидно ухмыльнулась и проскрипела донельзя противным голосом:
  -- Ой, а наша девочка, оказывается, чего-то боится... Ла-ла...
  -- Ниита! - Угрожающе протянула я, старательно пряча в глазах пляшущих чертиков. - Утоплю в этой самой ванной!
  -- Попробуй! - Оскалилась вампирка.
   Следующие пять минут мы отрывались по полной. В итоге мы устроили в бане самый что ни на есть настоящий потоп, залив весь пол и расплескав почти всю воду. После чего на шум прибежала банщица и выгнала нас обеих в три шеи, причем мы с Ниитой хохотали и визжали как сумасшедшие.
   Потом наступила очередь шатания по догевским лесам, где мы благополучно распугали всех леших и поиграли со стайкой ребятишек в казаки-разбойники, попутно разбив три окна (случайно) и ограбив чей-то огород (уже целенаправленно). В общем, день удался. И вот теперь мы сидели в Ниитином домике на веранде, попивая охлажденное вино и болтая о всякой ерунде в ожидании Хорошей Ночи.
  -- Кстати! - Вампирша подскочила на месте. - Я забыла! У тебя есть платье? - Я помотала головой.
  -- В принципе, я могу его создать... - Но Ниита только отмахнулась.
  -- Не-ет, я уж лучше тебе сама чего-нибудь подберу! Подожди меня здесь! - Она скрылась в комнате, я же рассеянно поправила розовый шелковый халат, в который меня обрядила Ниита, не обращая ни малейшего внимания на мои протесты, и бесцельно уставилась на небо. Солнце уже почти зашло, раскрасив небо у горизонта в ярко-красный цвет, который постепенно бледнел, заполняясь вечерней синевой. Я тихонько вздохнула, и вот тут появилась Ниита, потрясая в воздухе чем-то бледно-голубым с белоснежными кружевами.
  -- Ниита, что это такое? - тихо спросила я.
  -- Платье! - Радостно ответила вампирша. Я тихо застонала и страдальчески закатила глаза...
   ...Я смотрела на свое отражение в большом зеркале, и думала, что Дан наверняка оценит то, во что меня впихнула Ниита. Нет, платье, безусловно, было великолепно - бледно-голубая летящая юбка до середины лодыжек мягко облегала бедра, зрительно делая их стройнее, атласный корсаж с кружевами подчеркивал мою талию и настолько приподнимал грудь, что мой второй номер смотрелся более чем достойно, а довершал картину верх с открытыми плечами и ассимметричными рукавами.
  -- Шикарно... - Мрачно пробормотала я.
  -- Нравиться? - Довольно спросила Ниита.
  -- Очень... - В конце концов призналась я. - Вот только длину бы покороче...
  -- Ну, это легко исправить. - Ниита встала и потянулась было за ножницами, но я остановила ее, аккуратно укоротив подол до колена с помощью магии.
  -- Вот так-то лучше! - Улыбнулась я, представив выражение лица Дана, когда он вместо вечно занятой, встрепанной Путешественницы в мужской одежде обнаружит вполне симпатичную девушку. Этой мыслью я поделилась с Ниитой, вызвав ее понимающую улыбку.
  -- Только попробуй сказать, что он мне нравиться... - Начала было я.
  -- Не буду, не буду! - Отшутилась вампирка.
  -- ...Потому что так оно и есть! - Закончила я. Ниита секунду смотрела на меня округлившимися глазами, а потом звонко засмеялась.
  -- Поня-а-атно. О, чуть не забыла! - Она пошарила в шкафу и выудила бежевые туфли на высоком каблуке. - Думаю, что эти подойдут. - Я с сомнением покосилась на высоту каблука, после чего, представив, как я буду на них ковылять, наколдовала себе белые кожаные сандалии на плоской подошве. Ниита пожала плечами и убрала туфли обратно в шкаф.
  -- Ладно, подожди меня минут десять - я пойду, оденусь. Потом причешемся и пойдем гулять. В конце концов, сегодня - Хорошая Ночь! - Вампирша скрылась в соседней комнате, а я еще раз критически оглядела себя в зеркале. Ладно, на сегодня я - просто Ллина. Путешественница осталась во вчерашнем дне, и снова появится только с восходом солнца. Сегодня я буду веселиться, не думая ни о чем, в том числе о завтрашнем дне...
   ...Улицы были заполнены праздношатающимся народом. Везде были слышна музыка, смех и восторженные крики. Догева жила своей жизнью. Ниита подцепила меня под локоток и потащила куда-то, где веселая залихватская мелодия становилась все громче. Волосы она мне укладывать не стала, ограничившись тем, что распустила мою извечную косу и вплела несколько небольших ярко-синих цветков в мои кудряшки. Мы шли по улице, постреливая по сторонам чуть подведенными глазками, и откровенно веселясь каждой попытке завести необременительное знакомство. Про опрометчиво оставленных эльфов я спросила только раз, да и то мимоходом, на что Ниита, фыркнув, ответила, что Элланон прекрасно знает, что мы тут шляемся, так что мы с ними где-нибудь обязательно пересечемся.
  -- Ага, а папоротник искать не будем? - Ехидно спросила я.
  -- Не-а. Но вот потанцевать на лесной поляне сможем.
  -- А поподробней? - Живо заинтересовалась я. Ниита задорно улыбнулась и пояснила:
  -- В Хорошую Ночь на одной из полян мы запаливаем приличных размеров костер, а потом танцуем около него. Пожара можно не опасаться - жена Повелителя зачаровала эту поляну настолько, что кроме костра в ее центре там вообще ничего зажечь нельзя.
  -- И мы туда сейчас идем?
  -- Да, именно туда мы и идем. - Подтвердила Ниита.
  -- Тогда - вперед!
   Музыка становилась все громче по мере того, как мы приближались к залитой золотисто-оранжевым светом поляне, посередине который горел костер высотой в метра три. Когда мы вышли к костру, музыканты заиграли новую мелодию - она начиналась с медленных переливов, после чего темп резко возрастал. И так несколько раз, причем с каждым "всплеском" музыка становилась все громче и быстрее. Ноги сами пустились в пляс и мы с Ниитой, сами того не заметив, оказались танцующими у самого костра. Не знаю, в какой момент я умудрилась снять сандалии, но у костра я танцевала уже босиком, ощущая под ногами мягкую траву и теплую землю.
   Ниита красиво выгнулась в такт мелодии, и я восхищенно ей залюбовалась - ярко-зеленое платье только подчеркивало ее красоту, в глазах играли отблески костра, а волосы чуть растрепались и теперь в художественном беспорядке обрамляли ее лицо. С интересом подумав, как же выгляжу я сама, я краем глаза заметила, что Ниита танцует уже в паре с Элланоном, который неизвестным образом очутился рядом с нами.
   Я сделала шаг назад, и тотчас столкнулась с кем-то. Обернувшись, чтобы извиниться, я столкнулась с взглядом бездонных глаз цвета черного жемчуга, в которых отражалось пламя костра... Дан протянул мне руку, и вложила в нее свою ладонь. В конце концов, сегодня - Хорошая Ночь! И мне плевать, что будет завтра! Я улыбнулась и позволила эльфу увлечь меня в круговорот танца...
   ...Утро настигло меня в мягкой и донельзя удобной постели. Я с наслаждением потянулась и отбросила одеяло. Где-то внизу уже вовсю хлопотала Ниита, занятая приготовлением завтрака - это я определила по вкусному запаху картофельных оладьев и по ее возмущенным воплям:
  -- Элланон, убери руки от сковородки!!! Сколько раз можно говорить - не хватай ничего до завтрака!! - Та-ак, все ясно. Милые семейные будни. Как хорошо...
   Я встала и подошла к большому зеркалу, висевшему на противоположной стене.
   Придирчиво оглядела себя.
   Вроде все в порядке - волосы на месте, все остальное, вроде, тоже... Стоп. А ЭТО ЧТО???
   На шее, ближе к ключице, у меня темнел свежий кровоподтек как от чересчур страстного поцелуя.
   Та-а-ак, девушка... И чем же вы вчера занимались?
   В полной непонятке я уселась на разобранную кровать и задумалась, восстанавливая события прошедшего вечера.
   Так, мы с Даном танцевали почти до упаду, абсолютно забыв о существовании кого-то еще. Потом я утащила его в лес, искать папоротник. На кой черт, спрашивается?... Ну, ладно, а засос-то откуда...
   Вот гхыр!!!
   Я подскочила на кровати, вспомнив последствия вина, выпитого накануне. Нет, я выпила не так много, чтобы опьянеть до полубессознательного состояния и частичной амнезии, просто у меня слегка отпустило внутренние тормоза. И этого оказалось достаточно, чтобы в процессе поиска папоротника забрести гхыр знает куда, где я, оглядев Дана слегка нетрезвым взглядом, потребовала романтики. Дан некоторое время пытался деликатно выяснить, что именно я под этим подразумеваю, после чего я без лишних разговоров впилась в его губы излишне страстным поцелуем. К чести эльфа, он не стал отпихивать меня с воплем "Насилуют!!", а попросту деликатно отстранил. Я обиделась и тихонько сказала, что я его, кажется, люблю... Дан как-то странно посмотрел на меня, а потом, видимо решив, что в дальнейшем подобной возможности может и не представиться, сам склонился к моим губам... Очнулась я только тогда, когда эльф начал страстно лобызать мою шею, постепенно спускаясь все ниже. То ли он перестарался, то ли я протрезвела, но я вырвалась из его объятий с настолько ошалелым видом, что перепугала и себя, и его, после чего я незамедлительно телепортировалась в Ниитин дом, где и отрубилась, не успев снять с себя платье...
   У-у-у... Я тихонечко взвыла, представив, как после вчерашнего мне придется смотреть в глаза Дану. Вот что значит расслабиться и забыть о том, что ты Путешественница... Я встала с кровати и, сняв изрядно помятое платье, умылась холодной водой из кувшина и натянула привычный дорожный костюм и сапоги, после чего легкой походкой сбежала вниз по лестнице.
  -- Всем доброе утро! - Еще с лестницы поздоровалась я, и слегка покраснела, столкнувшись с прямым взглядом Иллидана, уже сидевшего за столом. Впрочем, я быстро взяла себя в руки, и уселась напротив него, сразу же запустив зубы в попавшийся мне оладушек. Ниита понимающе переглянулась с Элланоном, и вышла с кухни во двор, откуда мы вскоре услышали ее голос:
  -- Лан, помоги мне с кинжалами! - Зеленоглазый эльф подорвался с места, впрочем, задержавшись в дверях, чтобы подмигнуть мне. Я поперхнулась оладушком, а Дан принялся услужливо стучать мне по спине. Наконец подлый кусочек был проглочен, а Дан виновато посмотрел на меня.
  -- Ллина, вчера я...
  -- Дан, не надо. Я сама виновата, поэтому давай просто забудем этот инцидент, ладно? - Возможно, я сильно смутилась, поэтому слова прозвучали излишне сухо и жестко. Эльф помрачнел и его лицо застыло маской непроницаемого равнодушия. Он саркастически улыбнулся и отвесил мне шутовской, полный иронии поклон.
  -- Прошу прошения, Путешественница, за то, что заподозрил в вас теплые чувства по отношению ко мне. Поверьте, такого больше не повториться. Я буду ждать отправления во дворе. Мое почтение. - Иллидан встал из-за стола и, не оборачиваясь, вышел из кухни. Я же тупо смотрела в свою тарелку, пытаясь понять, чем же я его так обидела. Возможно, я была с ним слишком резкой... Не знаю...
   Через пару минут в кухню вошла Ниита, одетая уже по-походному. Я подняла на нее глаза и вяло улыбнулась, мимоходом отметив, что Ниита одела костюм, который как две капли воды походил на тот, который они носила во время вампирской войны. Волосы она стянула в высокий хвост, а количество разнокалиберных метательных ножей внушало уважение. И это даже с учетом того, что количество скрытых кинжалов знала, пожалуй, только одна Ниита. Вампирка уселась рядом со мной и обеспокоено спросила:
  -- Ллина, а что вы с Даном не поделили? Он вылетел во двор злой, как мой муж, когда я его фамильным кинжалом однажды чистила картошку... А кинжал хлипкий оказался, вот и не выдержал испытания. Спрашивается, зачем нужно такое оружие, которое чуть что - так ломается? - Я мрачно посмотрела на Нииту, и красноречиво оттянула ворот рубашки, демонстрируя кровоподтек. Вампирша уставилась на него, как на священный стигмат, а потом тихо спросила:
  -- Это Дан тебя так? - В ответ я только мрачно кивнула. Вампирка подскочила с тихим рыком и метнулась к двери, которую я с помощью магии едва успела захлопнуть прямо перед ее носом.
  -- Ллина, не держи меня!!! Этот эльф слишком много на себя взял!!
  -- Ниита, успокойся. - Устало проговорила я. - Я сама этого хотела.
  -- Тогда я не понимаю... - Вампирша отошла от двери и уселась рядом со мной. - Чего ж он тогда такой злой вышел?
  -- Потому что я попросила его забыть об этом... - Смущенно ответила я.
  -- Но...
  -- В приказном тоне. - Закончила я. Лицо вампирши прояснилась и она улыбнулась.
  -- Вот теперь мне точно все ясно. Поверь, милые бранятся...
  -- Здесь другое. - Раздраженно отмахнулась я. - Мы с Даном друзья.
  -- Только ли? - Хитро улыбнулась Ниита. - Мне кажется, что между вами что-то большее, чем просто дружба.
  -- Вряд ли. - Я встала, с грохотом отодвинув стул. - Ниита, нам пора отправляться. К тому же, мне необходимо заскочить в еще один мир.
  -- Это туда, где живет еще один эльф, про которого ты мне говорила? - Прищурилась Ниита.
  -- Да. Именно туда.
   Я широким шагом прошествовала через всю кухню и вышла во двор, где нас уже ждали Элланон и Дан, с лицом, напоминавшим мне мраморную маску. Я подождала, пока Ниита закроет дом на ключ и, сосредоточившись, раскрыла золотистый портал в Зеркальную Галерею.
  -- Прошу. - Я сделала широкую отмашку рукой. - Билет в Галерею уже выдан.
  -- А ты? - Вампирка пристально посмотрела на меня.
  -- Я должна зайти последней. После того, как я пересеку границу миров, портал автоматически сомкнется. Ниита, не бойся, иди. - Она пожала плечами и первой скрылась в портале. Эльфы последовали за ней. Я же, глубоко вздохнув, последней пересекла границу миров...
  
  -- То есть как - ты идешь туда одна???? - Вопль Нииты, переходящий в ультразвук, ввинтился в уши и эхом раздался по Галерее. Я поморщилась, а Арсений демонстративно поковырял пальцем в ухе, намекая на свою частичную потерю слуха, и укоризненно посмотрел на разошедшуюся вампиршу. Взгляд подействовал, и Ниита, ко всеобщему облегчению, чуть сбавила обороты.
   Я страдальчески взглянула на Элланона, который полностью разделял позицию жены, и, возведя очи к потолку Галереи, принялась объяснять.
  -- Ниита, тебе туда нельзя. Вампиров там не просто недолюбливают, как в Белории. Их там люто ненавидят все расы без исключения, причем за дело. Вампиры там - это кровожадные существа, убивающие не сколько ради пропитания, сколько ради забавы. Это чума того мира. Понимаешь, нескольких существ, которые являются моими друзьями, я смогу убедить, что ты кардинально отличаешься от тех чудовищ, но объяснить это целому городу я не смогу. А подвергать тебя дополнительному риску я не хочу. - Кажется, мои слова возымели действие, потому что Ниита слегка успокоилась, и ответила:
  -- Хорошо, но почему ты не возьмешь с собой Элланона или Дана?
  -- Потому. Элланон должен остаться с тобой. А Дан... Это будет слишком подозрительно, а в том мире некоторые агрессивно настроенные личности меня еще явно не забыли.
  -- С чего ты так решила? - Заинтересовался Элланон.
  -- Потому что в одиночку Валериана не смогла бы выкрасть Печать Серафима. Ей кто-то помог. И этот кто-то наверняка знает обо мне. Поэтому пойду я одна, и точка.
  -- Нет, не пойдешь. - Спокойный голос Дана с металлическими нотками заставил меня обернуться в его сторону. Эльф стоял в пяти шагах от меня, сжимая в руках свою at'tha hianda. - Одну я тебя не отпущу.
  -- Тебя не спросила! - Вызверилась я. - Я уже сотню лет по мирам мотаюсь, поэтому мне лучше знать, куда надо идти с кем-то, а куда - в одиночку!
  -- Все равно без меня ты туда не пойдешь. - По-прежнему спокойно ответил он. В ответ я демонстративно отправилась к бирюзовому порталу.
   Дан ухватил меня за локоть, когда я находилась буквально в двух шагах от "окна". Я посмотрела в его глаза, ставшими черными от едва сдерживаемых эмоций и тихо сказала:
  -- Отпусти.
  -- Нет.
  -- Придется. - Я окуталась сеточкой белоснежных молний, которые больно жалили ладонь эльфа, но он только усилил хватку.
  -- Отпусти. - Повторила я. Эльф упрямо помотал головой. Я смотрела в его глаза и видела, что он скорее позволит сжечь свою руку, чем отпустит меня одну туда, откуда я могу не вернуться...
   Возможно ли такое, что моя "смерть", которую он наблюдал шестьсот лет назад, так сильно на него повлияла?
   Я улыбнулась, глядя в его глаза, и тихо сказала:
  -- Прости, но тебе туда нельзя... - С этими словами я направила крошечный, почти безболезненный разряд в его ладонь, удерживавшую меня, и она разжалась, а я скользнула в портал, который моментально захлопнулся за моей спиной...
   Иллидан, тебе действительно туда нельзя.
   Потому что там есть один эльф, с которым мне придется поговорить с глазу на глаз.
   Аннимо Орве...
  
  
  
   Конец 3-й части.
  
  
  
  

Оценка: 6.11*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"