Ева: другие произведения.

Путешественница4. Все дороги ведут в ад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.23*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений неугомонной Ллины. На этот раз Путешественница собирает старых друзей и идет биться с вечными врагами..


Путешественница.

Часть 4. Все дороги ведут в ад.

Глава 1. Не все так просто, как кажется...

  
   Портал выбросил меня прямо на ступеньки Храма Семи Дорог. Я с чертыханиями потерла ушибленный копчик и, слегка покряхтывая, поднялась с каменных ступеней. К моему удивлению, местность вокруг напоминала Хиросиму после того, как на нее сбросили атомную бомбу - вместо прихрамовой области и различных хозяйственных помещений виднелись живописные развалины. Самому храму досталось значительно меньше - было разрушено только северное крыло, которое в данный момент обросло строительными лесами. Некоторые фрагменты стены были уже восстановлены, из чего я сделала вывод, что не так уж все плохо в храмовом "королевстве". Ладно, будем надеяться, что за прошедшие одиннадцать лет меня здесь не забыли.
   Когда я проходила сквозь портал, я получила некоторую информацию об изменениях, которые произошли в этом мире за то время, пока я отсутствовала. Прошло одиннадцать лет. Эльфы, к моему глубочайшему сожалению, ушли из западных лесов куда-то на юг. Гномы появляются все реже, а вот тролли, напротив, переселились ближе к людям. Прочий информационный хлам вроде смены правления у людей и изменения государственной границы я безапелляционно пропустила мимо ушей... Итак, что мы имеем... Эльфы ушли, но есть надежда, что некоторые из них остались. С троллями проблем нет, но... Интересно, как я буду искать тех, кто мне нужен? Ведь за одиннадцать лет их могло разнести по разным концам света. Ладно, людей я найду, тролля, возможно, тоже, но вот с эльфом и гномом будут проблемы. Что если Аннимо Орве отчалил вместе со своими сородичами на юга, где его гхыр найдешь, а даже если найдешь, то гхыр уговоришь помочь...
   С такими невеселыми мыслями я постучала в дубовую дверь тяжелой чугунной колотушкой. Не открывали долго, настолько долго, что у меня сложилось впечатление, что в храме либо все вымерли, либо находятся в длительном запое. Наконец в двери приоткрылось маленькое окошко, забранное чугунной решеткой, и за ней возникло бледное лицо монаха.
  -- Что вам здесь надо? - Невнятно пропищали из окошка. Я наклонилась к нему поближе и ответила:
  -- Мне нужно поговорить с настоятелем храма. Меня зовут Ллина, когда-то давно он отправлял меня за Печатью Серафима.
   Монах за дверью тихонько икнул, и дверь подозрительно быстро распахнулась, явив миру тощего служителя в коричневой рясе. Последний наклонил чисто выбритую голову и пискнул:
  -- Проходите, я отведу вас к настоятелю. - Я пожала плечами и вошла в гостеприимно распахнутую дверь храма.
   Монах вел меня долго и упорно, петляя коридорами и поднимаясь вверх по лестницам. Покорно идя за ним, я наконец-то поняла, почему он такой худой - еще бы, если каждый раз носиться по зданию с такой оригинальной архитектурой, то никаких жиров и в помине быть не должно! А ведь если еще вспомнить о грехе чревоугодия, от которого служители старательно избавляются... Втайне посочувствовав нелегкой монашеской доле, я невольно улыбнулась, вспомнив невысокого и кругленького, как колобок, настоятеля. Уж кто-кто, но он плоть явно не умерщвляет...
   Наконец служитель остановился перед простой дверью и, смиренным жестом указав мне на нее, тихо сказал:
  -- Здесь обитель настоятеля. Проходите.
  -- Эй, погоди! - Я изловила служителя за край рясы. - Насколько я помню, раньше к настоятелю без предварительной записи вообще было не прорваться, а теперь стоило мне только попросить - как меня пускают. В чем дело?
  -- Другие времена - другие нравы. - Туманно ответил служитель и, аккуратно высвободив из моих пальцев край одежды, скрылся за поворотом. Я озадаченно посмотрела ему вслед, а потом негромко и очень вежливо постучалась в дверь. Дождавшись, пока из-за нее не раздастся тихое "Войдите", я толкнула дверь и оказалась в светлой келье, которая живо напомнила мне рабочий кабинет: шкафы с книгами, огромный письменный стол у окна, заваленный бумагами, и только узкая, аккуратно застеленная кровать у дальней стены говорила о том, что это все-таки жилая комната. Человек, сидевший за столом, поднял голову, и я с трудом узнала в этом старике настоятеля Храма Семи Дорог.
   За прошедшие годы он сильно постарел и осунулся. Каштановые волосы почти полностью поседели, а лицо покрылось сетью морщин. И только яркие серые глаза сохранились на старом лице молодыми. Настоятель взглянул на меня и мягко попросил присесть. От удивления я подчинилась, и уселась на стул напротив письменного стола.
  -- Здравствуй, дитя мое. Хотя, я уверен, ты можешь обратиться ко мне точно так же.
  -- Простите? - Сказать, что я удивилась, означало не сказать ничего. Осведомленность настоятеля настораживала.
  -- Ты ведь с возрастом не меняешься, не так ли? Это мне сказала девушка, которая вместе с Кризаном Восьмым выкрала из нашего храма Печать Серафима.
  -- Девушка? - Я лично знала только одну такую... - Как она выглядела?
  -- Молодая, стройная, но со старыми и жестокими глазами. Темные глаза, красные волосы...
  -- Валериана. - Тихо сказала я.
  -- Да, именно так она и представилась. А тот маг, который рушил наш храм, чтобы добраться до Печати, называл ее Хозяйкой... У него была огромная мощь - наши маги пали в первые минуты боя. А потом он попросту прошел внутрь храма и забрал Печать... Мы, к сожалению, ничего не смогли сделать...
  -- М-да... - Я задумалась и стала размышлять по поводу полученной информации. Все-таки Кризан не погиб, когда на него рухнул потолок... А жаль, скольких проблем я бы избежала...
  -- Я постараюсь вернуть Печать. - Наконец объявила я. - Или, по крайней мере, постараюсь, чтобы она никогда более не оказалась в недостойных руках... На крайний случай, я ее попросту перепрячу. - Настоятель внимательно посмотрел на меня и уточнил:
  -- Но ведь не за просто так вы этим займетесь? - Так, со мной уже на "вы"... Я печально улыбнулась и ответила:
  -- Разумеется, не за просто так.
  -- Назовите вашу цену.
  -- Мне нужна информация. Сведения о местонахождении тех, с кем я ходила в поход за Печатью одиннадцать лет назад. А в идеале - соберите всех, кого сможете найти, прямо здесь, в Храме. Больше я ничего не потребую. Кроме, конечно, пищи и крова. - Я улыбнулась, а взгляд настоятеля ощутимо потеплел. Он хитро улыбнулся и сказал:
  -- Думаю, что с Гидеоном и Камиллой вы сможете встретиться уже сегодня вечером. Дело в том, что они живут в этом городе неподалеку от храма. Так что попросить их приехать можно уже сегодня. - Я довольно улыбнулась.
  -- Так попросите.
   Я нервно мерила шагами обеденный зал в южном храмовом крыле в ожидании встречи со старыми друзьями. Как и было обещано, меня накормили и предоставили отдельную комнату на втором этаже, которая обладала необходимым минимумом удобств, к тому же к Камилле и Гидеону были отправлены юные послушники, бывшие при храме на основе принципа "подай - принеси - пошел вон - не мешайся". Ребята справились со своей задачей на удивление быстро - через час они вернулись с известием, что лорд и леди Лайкстон прибудут к вечеру. До меня не сразу дошло, что "лорд и леди" - мои друзья. Интересно, как прожженый авантюрист и алхимик-экспериментатор умудрились получить титул, а пуще того - пожениться? Именно в тот момент, когда до меня донесли эту информацию, я всерьез задумалась, что же время делает с людьми. А еще я поняла, что Гидеона и Камиллу с собой я точно не возьму - хватит с меня одной семейной пары в походе. И то - они не люди. А ведь у людей за одиннадцать лет и дети случиться могут...
   Когда я дошла до этого умозаключения, двери обеденного зала широко распахнули, и монах-привратник с тонким голосом патетично провыл:
  -- Их сиятельства, лорд и леди Лайкстон! - После чего, держась за руки и чинно ступая по каменному полу, в зал вступили Гидеон и Камилла.
   Первое, что мне бросилось в глаза - так это прилично округлившийся живот подруги, месяц седьмой, не меньше. Потом я медленно перевела взгляд на Милино лицо... Да-а, девушка превратилась в настоящую красавицу! Подростковая угловатость сменилась классическими округлыми формами, веснушки пропали начисто, оставив после себя безупречную жемчужную кожу... Карие глаза подруги, после того, как она узрела мою вечно встрепанную шевелюру и слегка уставшее лицо, расширились до размеров царского пятака. Такие же глаза стали и у Гидеона, в волосах которого появилась первая седина. Мила отцепилась от локтя мужа и тихо, очень неуверенно спросила:
  -- Ллина?
  -- Мила... Да я это, честное слово.
  -- Ллина!!! - Мила с восторженным визгом, никак не вязавшимся с образом элегантной дамы, кинулась меня обнимать и ощупывать. Я ответила ей тем же, поворошив волосы, черным потоком ниспадавшие на плечи, и осторожно обняв.
  -- Ллина, это правда ты?
  -- Правда, правда. Не веришь, могу рассказать, как мы с тобой обсуждали достоинства одного эльфа с фиалковыми глазами. Мне продолжить?
  -- Не надо. - Мила покосилась на мужа и как бы ненароком положила ладонь на округлившийся живот. - Я теперь замужняя дама.
  -- И будущая мать. - Улыбнулась я. - Поздравляю. Хочешь, скажу, мальчик будет, или девочка?
  -- Нет, не хочу. - Мила счастливо улыбнулась. - Нам, вообще-то, все равно. У нас уже есть двое - мальчик и девочка. Так что нам, в принципе, не важно, кто родиться. Главное - чтобы здоровый...
  -- Уже двое?... - Севшим голосом переспросила я. Господи, как же летит время для людей! Я Путешественница, вот и забыла о силе времени. А у Милы, моей подруги, которую я помню семнадцатилетней девчонкой и к которой до сих пор отношусь как к младшей сестре, уже двое детей! И скоро родится третий! А я... Я до сих пор одна... Мила, видимо почувствовав мое настроение, мягко провела ладонью по моим встрепанным волосам.
  -- А ты все такая же... Как в тот день, когда уходила... Честно говоря, до того момента, когда я увидела тебя, стоящую на парапете перед золотым порталом, я сомневалась в том, что ты не просто человек. Сколько лет тебе сейчас?
  -- Сто двадцать. - Я печально улыбнулась.
  -- И до сих пор никого? - Я только покачала головой. Мила улыбнулась и хитро подмигнула:
  -- А ведь одиннадцать лет для эльфа - это ничтожный срок. Ты понимаешь, о чем я? - Я ехидно фыркнула:
  -- А для эльфа и шестьсот лет ерунда. В одном мире меня помнили на протяжении именно такого срока. И до сих пор помнят.
  -- Ну, ты крута, подруга! И чего же ты, спрашивается, успела там натворить, если тебя там не забыли за шесть веков??
  -- Да так... - Беззаботно пожала я плечами. - Спасла эльфийского принца, заточила в горе народ темных эльфов и красиво умерла, упав с обрыва в пропасть.
  -- Да-а, Ллина, судя по всему, ты развлекалась лучше нас с Милой. - Гидеон ласково обнял жену за плечи и притянул к себе. - Мы всего лишь устроили тут маленький государственный переворот, получили графский титул в благодарность от нового короля и успели обзавестись двумя детьми.
  -- Ну что же, - беззлобно усмехнулась я. - Для людей вы действовали совсем неплохо. А теперь все-таки пойдем в мою комнату, если так можно назвать выделенную мне келью. Мне очень нужна ваша помощь...
   ...Через два часа я уже ехала вместе с Милой в карете по направлению к их особняку, щедро выделенному в придачу к титулу. Мила и Гидеон, узнав, что мне позарез требуется помощь, клятвенно пообещали разыскать всех участников того похода или, по крайней мере, узнать, что с ними случилось. К тому же Мила настояла на том, чтобы я переехала к ним на то время, пока я буду в этом мире. Поскольку возражения не принимались, я согласилась. К тому же особняк четы Лайкстонов напомнил мне уменьшенную копию дворца из не помню какого мира. Огромный, светлый, украшенный лепниной, от него попросту веяло роскошью. Внутри особняк оказался еще лучше, чем снаружи - Миле удалось вдохнуть в этот немного крикливый дом тепло и уют, так что мне казалось, что в этом доме вовсю царят тепло и любовь... В сущности, так оно и было. Именно это я видела, глядя на Милу и Гидеона. Мила тепло улыбнулась и, подмигнув мне, громко крикнула:
  -- Дети! Идите, познакомьтесь с маминой подругой!
   Тотчас из-за перил лестницы на втором этаже высунулись две донельзя любопытные детские мордашки, перемазанные чем-то вроде шоколада, и тут же спрятались обратно. Мила уперла руки в бока и воззвала к своим непутевым чадам:
  -- Опять шоколад с кухни таскали! Киана, иди сюда и тащи брата, а не то заставлю самостоятельно прибирать всю детскую!!! - Угроза возымела действие, и по лестнице к нашим ногам буквально скатилась черноволосая девчушка лет восьми, державшая за руку брата, который являлся копией Гидеона. Мальчику от силы было года четыре, но все-таки он моментально встал в позу:
  -- Мама, какая же это тетя? Это девочка. - Мило, очень мило. Я знала, что выгляжу моложе своих лет, но чтобы настолько... Мила укоризненно поглядела на сынишку и ответила:
  -- Орион, этой тете больше ста лет. Она волшебница, а волшебницы всегда молодо выглядят. - Теперь дети смотрели на меня с почтительным недоверием. Наконец старшая, Киана, спросила тонким серьезным голосом, явно копируя Милины интонации:
  -- Докажите. - Я улыбнулась, и тотчас надо мной закружилась стайка иллюзорных бабочек. Дети восхищенно раскрыли рты, но я не остановилась на достигнутом. Бабочки превратились в маленьких фей, который со смехом закружились вокруг нас. В воздухе разлился аромат полевых цветов и раздалась тихая нежная музыка, которую феечки наигрывали на маленьких серебряных флейтах. Я поколдовала еще минут пять и плавно развеяла иллюзию. Теперь уже не только дети, но и Мила с Гидеоном смотрели на меня с одинаковым восторгом. Гидеон первым пришел в себя и начал раздавать команды направо и налево:
  -- Итак. Дети, скажите тете Ллине "до встречи" и марш умываться. Через десять минут чтобы оба были в кроватях. Мила, отведи Ллину в ее комнату, пускай сегодня отдохнет, а завтра сядем вместе и решим, что нам делать. По крайней мере, на ночь глядя мы точно ничего не придумаем. Ллина, Мила тебя проводит, а я пока скажу слугам, чтобы в твоей комнате подготовили горячую ванну. Возражения есть? - Мы все синхронно помотали головами, а я в очередной раз поняла, что Гидеон почти не изменился - командовать он умел всегда. А в таких случаях оставалось только подчиняться... Что мы и сделали...
   ...Утро началось с восторженных детских воплей над ухом. С трудом приоткрыв один глаз, я увидела перед собой Киану и Ориона, которые сидели на краешке моей кровати, делая друг другу страшные глаза и смущенно хихикая. Увидев, что я проснулась, они радостно завозились на широченной кровати, подбираясь ко мне все ближе.
  -- Тетя Ллина, а там мама уже приказала завтрак накрыть!
  -- Да, там сегодня шоколадное печенье дают и булочки с повидлом!!
  -- А еще оладья!
  -- Нету там оладьев!! - Возразила восьмилетняя Киана брату.
  -- Нет есть, есть!! Я сам слышал, как мама приказала кухарке сделать оладья!
  -- Ничего ты не слышал!!
  -- Нет, слышал!! - Та-а-ак, сейчас они подерутся. Я открыла второй глаз и, посмотрев на детей, щелчком пальцев заставила подлететь к себе сиреневый шелковый халат, который Мила презентовала мне еще вчера. Дети моментально перестали препираться, глядя на то, как в руки мне плавно спланировала одежда, и уставились на меня:
  -- Тетя Ллина, поколдуйте еще чуть-чуть, ну пожалуйста!! - Я закатила глаза к потолку и терпеливо ответила:
  -- Дети, тетя Ллина до завтрака не колдует. Вот после завтрака - пожалуйста.
  -- Но...
  -- Не раньше. - Я улыбнулась и подмигнула. - Вот позавтракаете, пойдем гулять и я вам покажу несколько фокусов, ладно?
  -- Да!! - Дети подорвались с кровати и вымелись из комнаты в рекордные сроки. Я же, посмеиваясь, натянула на себя шелковый халат и, позевывая, подергала за золотистый шнур над кроватью.
   Горничная показалась подозрительно быстро, причем уже нагруженная кувшином с теплой водой и полотенцем. Пока я умывалась и приводила себя в порядок, другая горничная, помоложе, приволокла бледно-розовое шелковое платье с высокой талией и длинными летящими рукавами. К платью прилагались белые кожаные туфельки на низком каблуке и белый же шифоновый шарф. Зачем он был нужен, я поняла только после того, как горничные в четыре руки упаковали меня в это розовое платье, а шарф подвязали под грудью так, что концы его свисали почти до пола. Потом они меня причесали, уложив мои волосы короной и выпустив несколько прядок на висках и лбу, после чего они поклонились и вышли, тихо прикрыв за собой дверь. Я улыбнулась своему отражению в зеркале. Что ж, выглядела я замечательно, а длина платья прикрывала длинный шрам на правом бедре, которым меня наградила Валериана. Я специально не стала заживлять его до конца - этот и еще один шрам над сердцем напоминали мне о том, насколько опасна Путешественница с другой стороны Света. Мне нельзя было забывать об этом, иначе я расслаблюсь, в очередной раз уверую в свою неуязвимость, и вот тогда мне точно хана - второго шанса при встрече с Валерианой может и не быть. А в том, что встреча состоится, у меня не было никаких сомнений - и она, и я жаждали расставить точки над i в этом деле...
   От размышлений меня отвлек голос Милы от дверей.
  -- Ллина, пойдем завтракать. Гидеон уже направил людей на поиски наших друзей, так что первые сведения поступят уже через несколько дней. Правда, посланцы к эльфам и гномам прибудут не раньше, чем через неделю...
  -- Не страшно. - Отмахнулась я. В конце концов, в Галерее время течет несколько иначе. Но вот относительно других миров могут быть проблемы... - Хотя, конечно, хотелось бы побыстрее.
   В ответ Мила только развела руками - мол, сама понимаешь, возможности людей ограничены. Я-то, конечно, все понимала...
   ...Первая встреча состоялась уже через четыре дня после того, как Гидеон раздал своим людям нужные указания. Как я и ожидала, легче всего было найти сэра Маркуса и Гирдыка, которые ошивались в городе: тролль - в поисках очередной работы для наемника, паладин - на службе у нового правителя. В итоге через четыре дня их нашли и пригласили в графский особняк. Те долго недоумевали, зачем их пригласили, но когда они увидели Милу и Гидеона, то что-то в их головах стало проясняться, а уж когда навстречу к ним вышла я, держа за руки Киану и Ориона, то их челюсти синхронно стукнулись об пол. Я же стояла, довольная произведенным эффектом, когда тролль наконец-то пришел в себя и попытался что-то сказать. Высказывание состояло сплошь из непечатных слов, а результатом стало то, что Мила, подорвавшись с места, попыталась стукнуть тролля по макушке. До макушки не дотянулась, поэтому пришлось удовольствоваться плечом.
  -- Ты как при детях выражаешься??!! - Тролль недовольно покосился на разгневанную Милу и, видимо решив, что с беременной женщиной спорить бесполезно, повторил ту же фразу, но уже в цензурных выражениях:
  -- Ведьма, ты где столько лет шлялась??? - Я улыбнулась и ответила:
  -- Где шлялась, где шлялась... По другим мирам шлялась... Кстати, я тоже рада тебя видеть. - С этими словами я подошла к троллю и от души хлопнула его по спине. Тролль осклабился и ответил мне тем же. Я пошатнулась, но устояла. Таким образом обмен любезностями был завершен и я повернулась лицом к паладину.
   Сэр Маркус почти не изменился за прошедшие годы - он просто стал серьезнее и сосредоточеннее. Он носил те же серебристые доспехи с той лишь разницей, что на них теперь красовался герб нового короля. Я протянула ему руку и паладин почтительно прикоснулся губами к тыльной стороне ладони.
  -- Леди Ллина, я готов исполнить свою клятву и биться на вашей стороне, а если понадобиться, то и умереть, защищая вас.
  -- Сэр Маркус... - Я растроганно улыбнулась. - Я искренне рада снова видеть вас. Спасибо, что не оставили в беде.
  -- Это долг рыцаря, леди. - Паладин еще раз склонил голову и выпустил мою ладонь. Тролль же, окинув нас всех скептическим взглядом, прокомментировал:
  -- Милка, ты тут хозяйка, вот и корми гостей. Ведьма, а ты колись, что у тебя стряслось. Мы тут с паладином посоображаем, авось что-нибудь и придумаем...
  -- Э-э-э... Не знаю, с чего и начать...
  -- Начни с начала. - Посоветовал мне Гидеон, рассеянно наблюдая за тем, как Мила распоряжается насчет обеда. - А там видно будет.
   Что ж, совет оказался дельным, и на протяжении последующих полутора часов я вдохновенно расписывала свои похождения. Разумеется, большую часть приключений пришлось опустить - к делу они не относились, да и незачем засорять головы друзей ненужной информацией, им и без того хватило. Дело в том, что Миле и Гидеону я рассказала краткую версию, а теперь я выдавала версию полную. Результатом стало гробовое молчание, отвисшие челюсти и округлившиеся глаза. Наконец общее мнение озвучил тролль:
  -- Ведьма, а ты... того... не звездишь маленько?
  -- Отправишься со мной - воочию убедишься. - Мрачно ответствовала я, рассеяно разглядывая потолок столовой. Красивый, кстати, потолок... Узор симпатичный... - Кстати, если я вру, то как ты объяснишь тот факт, что за прошедшие годы я никак не изменилась?
  -- Ну, не знаю я. - Развел руками тролль. - Может, у тебя бессмертные в роду были, а может, ты с эльфом переспала... Поговаривают, что от такой связи можно омолодиться...
  -- Убью! - Тихо рыкнула я, и тотчас перед носом тролля завис ярко полыхающий огненный шар размером с кулак. Гирдык икнул и сровнялся общим нездоровым цветом лица со свежепобеленным потолком.
  -- Э-э... Ллина, убери эту гадость, пошутил ведь я... - Я вздохнула и дезактивировала огненный шар. - Хотя, кто вас знает... - Тихонько пробормотал тролль себе под нос. Я благополучно сделала вид, что ничего не услышала, и застольное перемирие было восстановлено.
  -- Итак. - Подвел итог Гидеон. - Каков вердикт?
  -- Не знаю, о чем ты говоришь, но я с ведьмой пойду. Хотя бы для того, чтобы этого пернатого благодетеля увидеть. - Громогласно заявил тролль.
   Ага, а ведь про вампира я им еще ни слова не сказала...
   Следом за троллем высказался сэр Маркус:
  -- Я тоже пойду с леди Ллиной.
  -- Что, тоже на ангела глянуть интересно? - Ехидно вопросила я. Паладин смутился и начал что-то бормотать о высшей цели каждого воина света, святой вере и прочей ерунде. Короче, смысл этих высказываний сводился к тому, что воочию увидеть ангела для него - высшее счастье, ради которого он пойдет на любые испытания.
  -- Ладно. - Я встала из-за стола. - Будем ждать вестей от Торина и Аннимо. Если найдем - то попробуем уговорить идти с нами. Не выйдет - отправимся без них. Вопросы есть? Отлично, вопросов нет. Поэтому, как говорит Арсений, наберемся терпения и будем ждать. - С этими словами я позволила себе откланяться...
   Следующая неделя прошла в ожиданиях. Надо сказать, что люди Гидеона провели серьезную работу по поиску эльфа и гнома, но, к сожалению, ни того, ни другого найти не смогли. Вернее, найти-то нашли, но вот воочию узреть не получилось - Торин, как выяснилось, отправился с сородичами вглубь Восточного Хребта, и вызволить его оттуда не представлялось никакой возможности. Во-первых, работа ответственная, а во-вторых гномы сами не знали, в какой части горы ведет разработки упомянутый Торин. Так что от идеи заманить гнома в свои ряды пришлось с большим сожалением отказаться. С эльфом дела обстояли не лучше. Начать с того, что оставшиеся в Западных лесах эльфы так хитро заныкались в глухих чащобах, что найти их не представлялось никакой возможности. Несколько дней проплутав по лесам, вестники набрели на эльфийскую стоянку, где обитали эльфы количеством в десять душ, которые, однако, не знали ни кто такой Аннимо Орве, ни где он может находиться. Правда, они взяли одно из писем, которое я написала для каждого из участников похода, и клятвенно обещали его передать Аннимо Орве, если они такого вдруг встретят. Случайно. Поэтому от затеи с эльфом тоже пришлось отказаться.
   Жаль, конечно, но ничего не поделаешь - не нашли, так не нашли...
   Выслушав доклад вестников, я в расстроенных чувствах отчалила в свою комнату, где активно задумалась о смысле жизни вообще и о царящей в ней несправедливости в частности... Не знаю, сколько времени я так прохандрила, но когда ко мне заглянули Киана и Орион, жизнь показалась мне чуточку веселее.
   Малыши безапелляционно забрались ко мне на кровать и начали слаженно меня тормошить. Я долго отпихивалась, хохотала и умоляла оставить меня в покое, но настырные дети не унимались. В конце концов они пообещали перестать меня щекотать, но только в том случае, если я продемонстрирую им "настоящее волшебство". Я с улыбкой согласилась...
   Для начала я материализовала в правой руке нечто вроде волшебной палочки с голубоватым огоньком на конце. Я, разумеется, в подобной фигне не нуждалась, но выглядело это эффектно. Потом я плавно взмахнула палочкой, от чего мое простое домашнее платье превратилось в темно-синюю мантию с серебряными звездами, а на голове появился черный высокий колпак. Дети восторженно захлопали глазами, а я только улыбнулась. Ничего, вот сейчас начнется настоящее представление...
   Я взмахнула палочкой, отчего в воздухе повис шлейф из звездочек, и дала волю своей фантазии, создавая одну за другой весьма качественные иллюзии. Вот сквозь ковер комнаты пробилась яркая изумрудная трава и пестрые невиданные цветы, мебель становилась деревьями и кустами, а стены превратились в лесную панораму. С потолка хлынул солнечный свет, озаряя созданную моим воображением лесную поляну. Киана и Орион застыли от восторга, благоговейно взирая на то чудо, которое возникало из моей магии. Я улыбнулась и поляну заполнило птичье пение. Но на этом я не остановилась.
   На каждом цветке возникла переливающаяся всеми цветами радуги фея, напоминавшая прекрасную бабочку. Сотня фей взмыла в воздух, посыпая нас золотистой пылью и заливаясь смехом, напоминающим серебряный колокольчик. Поляна наполнилась звуками, и над нами закружились разноцветные птицы, а в траве замелькали сказочные звери. Наконец на поляну вышел маленький белоснежный единорог и тонко, мелодично заржал. Киана и Орион уже не смеялись, а только восхищенно глядели на сказку, расцветающую вокруг них. Я улыбнулась и подмигнула им:
  -- Идите, поиграйте с ними.
  -- А... Можно? Они настоящие? - Неверяще спросила Киана. Я мягко улыбнулась.
  -- Нет, они не настоящие, но потрогать их вполне можно. Это очень качественные иллюзии, так что с ними можно даже поиграть. Так что - вперед.
   Дети с восторженными воплями принялись гоняться по поляне за феечками, умело лавируя между кустами и деревьями, в которые превратилась мебель. Я улыбнулась и, преобразовав наряд волшебницы в короткий светло-зеленый сарафанчик, принялась вместе с детьми упоенно тискать розовых хомячков и танцевать в кругу фей, которые постоянно засыпали нас золотой пыльцой. Потом мы по очереди катались на маленьком единороге, вернее, катались Киана и Орион, я же шла рядом, босая, с распущенными волосами и по уши засыпанная золотой пыльцой, которая играла и переливалась на солнце, образуя вокруг меня золотистый ореол...
   Наконец дети стали играть в догонялки с маленьким лесовиком, которые появлялся то здесь, то там, как суслик из норки, а я присела на камень у небольшого прозрачного ручейка и мечтательно уставилась на играющих детей. Удивительные это существа - дети... Наивные, с чистой душой, и так искренне радуются сказке, которая возникла наяву буквально из ниоткуда... Я глубоко вздохнула, когда Киана подняла голову и указала куда-то за мою спину:
  -- Тетя Ллина, а эльф тоже игрушечный? - Что?? Какой эльф??
   Я обернулась и увидела стоявшего за кустами на том месте, где по идее должна была быть дверь, златоволосого эльфа. Я взглянула в его фиалковые глаза и тотчас ощутила, как сердце подпрыгнуло и на миг сбилось с ритма.
   Аннимо Орве, ты все-таки нашелся...
  

Глава 2. Первый блин бывает комом...

  
   Я медленно поднялась с камня и выпрямилась во весь рост. Эльф не двигался, словно он был не живым существом, а прекрасной статуей. Я смотрела на него во все глаза и мимоходом отмечала, что он совсем не изменился. Все те же безупречные черты лица, все те же длинные золотистые волосы, гладко зачесанные ото лба, только на висках добавились хаотично расположенные тонкие косички, закрепленные на концах серебряными пряжками... Его фиалковые глаза стали чуть серьезнее, в них появилась какая-то легкая грусть, но в общем и целом эльф выглядел точно так же, как и одиннадцать лет назад...
   Я мимоходом отметила, что он заявился уже в походной одежде и вооруженный до зубов, значит, он прочитал мое письмо, в котором я просила о помощи... И судя по всему, решился помочь... Мимоходом я отметила, что как обычно, против него выгляжу встрепанным воробьем - сарафанчик измятый, в некоторых местах уже появились пятна от травы, волосы растрепаны, а сама я с головы до ног усыпана золотой пыльцой фей, которые со смехом кружили в воздухе...
  -- Тетя Ллина! - Орион тихонько подергал меня за подол сарафана. - А эльф настоящий?
  -- Настоящий... - Рассеянно подтвердила я, все еще разглядывая Аннимо. - Дети, на сегодня хватит - тете надо поговорить с этим эльфом по делу...
  -- Ну-у-у... - Разочарованно протянули они. Я осмотрелась вокруг и, протянув руку, взяла с полки маленькую музыкальную шкатулку, не убирая иллюзии. Открыла ее и сосредоточилась на магии...
   Результатом моих действий стало то, что всю созданную мною иллюзию затянуло в шкатулку, как джинна в бутылку. Когда в шкатулке исчезла последняя фея, я закрыла крышку и передала ее Киане:
  -- Теперь всякий раз, когда вы захотите поиграть на волшебной поляне, просто откройте шкатулку в какой-нибудь комнате, и поляна появиться. А теперь идите к маме. - Я ласково погладила девочку по голове и поцеловала мальчика в макушку. - Тете Ллине надо серьезно поговорить с эльфом.
   Ребятки слаженно кивнули и дунули за дверь - судя по всему, хвастаться новой игрушкой. Я проводила их несколько мечтательным взглядом и, непринужденно усевшись на застеленную кровать, похлопала по покрывалу ладонью.
  -- Аннимо, хватит стоять у дверей, ты все ж не статуя! Садись рядом, все равно кроме кровати и дурацкого пуфика тут сидеть не на чем. - Эльф молча кивнул и, сняв длинный лук с плеча, пересек комнату и уселся на кровати рядом со мной. Я немного смутилась под его пристальным изучающим взглядом и преувеличенно весело сказала:
  -- Кстати, я даже не поздоровалась... Извини, с детьми заигралась... Так как у тебя дела? - Аннимо неопределенно пожал плечами. Что ж, немногословен, как всегда. Я улыбнулась и продолжила:
  -- Ты все-таки получил мое письмо? - Короткий, немного отрывистый кивок.
  -- Ясно... И что ты по этому поводу думаешь? - Эльф ненадолго задумался, а потом спросил низким мелодичным голосом:
  -- Чем это грозит тебе лично? - Я не стала пафосничать и выпендриваться, а просто ответила:
  -- Смертью. И хорошо, если быстрой и относительно безболезненной... Но зная Валериану, могу с уверенностью сказать только одно - Путешественники могут выдержать очень многое по части пыток, отсюда вывод - скорее всего, в случае неудачи я буду умирать долго и мучительно. На милость Валерианы рассчитывать не придется - уж слишком многим я ей насолила...
  -- Понятно... А тебе обязательно сражаться с ней? - Вот уж чего я не ожидала от бесстрашного эльфа, так это позорной капитуляции. Поэтому я взглянула в его ставшие лиловыми глаза и тихо сказала:
  -- У меня нет выбора. Защищать миры - мой долг. И уж тебе ли не знать истинного значения этого слова. К тому же, - я горько усмехнулась. - У меня никого нет, кроме моего Хранителя и пары-тройки друзей... Причем один из них в последний раз видел меня шестьсот лет назад... Хранителю не привыкать призывать новых Путешественников, так что не я первая, не я последняя... Путешественники очень важны для судеб миров, но в конечном случае мы - расходный материал. Нас рано или поздно убивают, и я с этим уже давно смирилась... - Я замолкла и отвернулась, чтобы Аннимо не заметил слез, мелькнувших в глазах. Эльф некоторое время сидел неподвижно, а потом бережно взял меня за подбородок и осторожно повернул к себе мое лицо, заставляя смотреть себе в глаза.
  -- Так ли это, Путешественница? - Его голос успокаивал и погружал в некоторое подобие оцепенения. Примерно то же самое я чувствовала, когда ко мне обращался Дан. Хотя рядом с Даном мне хотелось либо стукнуть его как следует, либо поцеловать покрепче. С Аннимо же я чувствовала себя защищенной. Согласитесь, для Путешественницы это чувство очень редко... Но от этого не менее желанно... - Ллина, почему тогда ты не сказала, что уходишь?
  -- А ты бы отпустил меня? - Тихо прошептала я, глядя в его лиловые глаза.
  -- Отпустил бы... - Прекрасное лицо эльфа оказалось от меня слишком близко, так близко, что нас разделяли какие-то жалкие сантиметры. - Но я ушел бы с тобой... - С этими словами его губы накрыли мои. От удивления я широко распахнула глаза и попыталась отстраниться. Эльф не стал меня удерживать - он отодвинулся, но руки не опустил.
  -- Ллина, я пойду за тобой даже в ад, если ты попросишь.
  -- Ты не знаешь, о чем говоришь... ЭТО и будет АД. Причем самый настоящий... И не факт, что ты вернешься оттуда живым.
  -- Значит, такова моя судьба... - Эльф ласково провел ладонью по моим волосами и встал с кровати. - Пойдем, а то Камилла сочтет, что мы тут занимаемся чем-то неприличным. - Я весело улыбнулась и, подорвавшись с места, выскочила за дверь, крикнув:
  -- Аннимо, лук не забудь!! - С этими словами я съехала вниз по перилам, до полусмерти перепугав горничную своими дикими воплями...
   ... Провожать нас вышел весь дом. Мила и Гидеон стояли, прижавшись друг к другу, и в сотый раз просили нас быть поосторожнее. Мы кивали с умным видом, попутно не забывая поправлять амуницию и производить проверку оружия. Мила насовала нам гору провизии в походные сумки, мотивируя это тем, что дорога длинная, ситуации разные бывают, а кушать-то хочется всем... Мы подумали, но потом все-таки решили, что в крайнем случае большую часть можно запросто скормить троллю - благо его габариты позволяли. Вот так вот мы собирались. Собирались долго, потому что сначала выяснилось, что сэр Маркус потерял в доме свой нательный крест немаленьких размеров, а без него он отказывался куда-либо идти, потом Гирдык потребовал дополнительный паек, а в конце концов обнаружилось, что Киана с Орионом под шумок сперли половину эльфийских стрел из колчана Аннимо. Провизии набрали, стрелы вернули, а вот крест пришлось искать очень долго. В итоге выяснилось, что его уже успел прикарманить вороватый слуга. Крест изъяли и вернули законному владельцу, а вот с прислужником Гидеон зловещим голосом пообещал разобраться лично...
   Я смотрела на этот бардак, разворачивающийся перед моими глазами, и тихо косела. Бог ты мой, то ли они уезжать не хотят, то ли волнуются больше, чем обычно. Я даже представить себе не могла, что эльф позволит хоть кому-то безнаказанно скоммуниздить полтора десятка стрел из колчана, да еще и заметить пропажу в самый последний момент. Вот что значит - век живи - век учись. Иллидан точно никому бы не позволил стащить свои арбалетные болты...
   Наконец-то все нашлось, проверилось и мне заявили, что десант к отправке готов, в ответ на что я сделала в воздухе легкий пасс правой рукой, как будто открывала кран в ванной, и перед нами возник бледно-золотистый портал, сквозь который виднелся кусочек Галереи.
  -- Прошу. - Я язвительно улыбнулась. - Я иду последней, потому что после того, как я пройду сквозь портал, он автоматически захлопнется. Итак, если кто-то передумал, то просто втолкните меня в "окно" перед собой, догонять и возвращать не буду.
  -- Ну, ведьма... - Обиженно пробасил тролль. - За каких трусов ты нас принимаешь?? Значит, ты так постоянно ходишь, а мы бояться должны? - С этими словами тролль закинул на плечо свою алебарду и тяжелой поступью первым шагнул в портал. Сэр Маркус и Аннимо Орве переглянулись и одновременно последовали за ним. Я послала воздушный поцелуй Миле и Гидеону и последней скрылась в портале...
   ...И попала к очередной разборке. Оказывается, Ниита, увидев, что из портала кто-то выходит, вполне логично обрадовалась и подошла поближе, вовсю сверкая своей клыкастой улыбкой. Результатом стало то, что когда я вышла из портала, моим глазам представилась оригинальная, но вполне предсказуемая картина: мои новоприбывшие друзья, обнажив оружие, выстроились полукругом напротив Нииты, которую заграждали собой Элланон и Дан. Напряжение висело такое, что достаточно одного неверного движения - и будет конкретная драка. Я почувствовала, что мне пора вмешаться и со словами "Что же, вы, дурачье, тут за бардак устроили" встала между ними.
  -- Вы что, обалдели тут все разом?? Стоило вас только на полторы минуты оставить, как вы уже драку затеяли!! А ну, опустить оружие!
  -- Леди Ллина, это же вампир! - Как-то беспомощно-озадаченно произнес сэр Маркус. Я резко развернулась к нему.
  -- Ну, вампир, ну и что дальше?
  -- Как что дальше?... - Бедный паладин даже меч опустил от удивления. - Ей надо загнать кол в сердце, потом сжечь, а пепел развеять по ветру...
  -- Я тебе сейчас сама этот кол в одно место загоню! - Взвилась Ниита. - Ишь ты, шальной ведьмак выискался!! Элланон, пусти меня, я ему сейчас все-е объясню!! - Я страдальчески закатила глаза к потолку, и тут же узрела там Арсения, который со смеху покатывался, глядя на перепалку обозленной вампирши с паладином.
  -- Эй, мотылек пернатый, а ну лети сюда!! Это же твоя обязанность - вносить мир и порядок, вот и отрабатывай зарплату!! - Возопила я. Арсений слегка поморщился, а сэр Маркус, заинтересованно поднявший глаза к потолку, дабы увидеть, с кем я так фамильярно общаюсь, узрел ангела и сразу же рухнул на колени, превознося хвалу Всевышнему. Арсений смиренно вздохнул и соизволил плавно спланировать на пол. Новоприбывшие сразу же заткнулись и уставились на ангела квадратными от удивления глазами.
   Я посмотрела сначала на них, потом на Арсения... Махнула рукой и направилась к Ниите.
  -- Как вы здесь? - Ниита радостно обняла меня.
  -- С Арсением очень интересно - он столько всего знает...
  -- Понятно. Не тосковали, значит... - Я сделала шаг по направлению к Дану, который до сих пор сжимал в руках свое двойное лезвие.
  -- Дан... Прости меня, пожалуйста...
  -- За что? - Высокомерность в голосе и лед в темных глазах сразили меня наповал...
  -- За все... - С этими словами я протянула ему руку. Он секунду недоверчиво смотрел на нее, словно ожидая подвоха, но потом все-таки убрал оружие за спину и легко коснулся моей ладони. Я заглянула в его глаза цвета черного жемчуга, и чувствовала, что ледяной ком в горле, образовавшийся с того дня, когда мы поссорились, стремительно тает. Я сжала его ладонь в своей, и тут же оказалась в его объятиях. Эльф крепко прижал меня к себе и тихо шепнул на ухо:
  -- Я так волновался... Если бы ты не вернулась, я бы никогда не нашел покоя... Никогда больше не уходи в одиночку...
  -- Ты же знаешь, что я не могу... Я - Путешественница... У меня нет другого выбора. Если мы победим Валериану, то тебе придется вернуться в свой мир...
  -- Почему? - Он ласково провел ладонью по моим спутанным волосам. - Неужели мне нельзя будет остаться с тобой? - Я запрокинула голову и, глядя ему в глаза, тихо сказала:
  -- В Галерее могут жить только Путешественник и его Хранитель... Ну, может еще кто из ангельской братии. А двух Путешественников одновременно быть не может - один уходит, и тут же его место занимает другой...
  -- Неужели нет выхода? - Я на секунду замолчала, а потом честно ответила:
  -- Может и есть, но я его не знаю...
   Выразительно покашливание за спиной заставило меня вздрогнуть и выскользнуть из объятий Дана. Обернувшись, я увидела Аннимо Орве, который выразительно уставился на нас обоих. Та-а-ак, а вот это уже проблема. Эльфы смерили друг друга одинаково оценивающими взглядами с оттенком легкой враждебности, а потом все же решили друг другу представиться, причем в таком тоне, что уж лучше бы они друг друга сразу обматерили и успокоились. Начал, разумеется, Дан:
  -- Приветствую тебя, эльф. Мое имя Иллидан. "Так-так, кого я вижу. Конкуренты объявились".
  -- И я приветствую тебя, перворожденный. В западных лесах меня звали Аннимо Орве. "От конкурента слышу. Причем еще неизвестно, кто останется с носом"
  -- Я, кажется, слышал о тебе от Ллины. Ты - тот самый эльф, с которым она ходила в поход за Печатью Серафима. "И который бросил ее в гоблинском лагере на поругание, не удосужившись сделать хоть что нибудь."
  -- Я тоже слышал о тебе. Правда, о тебе мне рассказала не Ллина, а ее подруга, но это не суть важно. "Уж кто бы говорил. Ты вообще позволил ей умереть. Причем даже не дернулся, чтобы хоть как-то помочь"
  -- Ребята, ребята. - Я встала между двумя эльфами, смотревших друг другу в глаза с одинаковой яростью. - Может, хватит, а? А то я вас разошлю по мирам, а к Валериане пойду сама. - Эльфы неприязненно покосились на меня, но смолчали. Потом четко, по-солдатски, развернулись и направились в разные стороны. Я обалдело посмотрела вначале вслед одному, потом другому, а потом, пожав плечами, направилась к Ниите.
   Вампирша уже немного отошла от слегка напряженной встречи с паладином, и уже деловито проверяла снаряжение. Я с тяжелым вздохом подсела к ней и откинулась на мраморную колонну за спиной.
  -- Ниита, как ты думаешь, не зря я привела Аннимо? - Вампирша покосилась на меня, но потом все-таки ответила:
  -- Знаешь, как лучник эльф нам был необходим, но судя по тому, что с Даном они уже сцепились...
  -- Да это вообще дурость какая-то! - В сердцах воскликнула я. - Ну что эти двое успели не поделить за полторы минуты?? - Вампирша озорно покосилась на меня, но смолчала. Меня же понесло:
  -- Вот гхыр, не успела прийти, уже бардак полный твориться!! Ты с паладином сцепилась, эльфы - друг с другом, а мне что делать? Ладно, тут Арсений, а он кого хочешь уговорит на мирные переговоры, но мне-то что с того?? А еще Валериану надо искать, а она гхыр знает в каком мире!!!
  -- Ну-у, с этим проблем не будет. - Я подняла голову и увидела ангела, стоявшего передо мной. Арсений печально улыбнулся, а в руках его внезапно забилась золотая молния. Молния изгибалась и рвалась, словно живая, но ангел провел по ней ладонью, и она вытянулась в прямую линию и застыла.
   Уже в виде меча.
   Меч играл всеми цветами радуги. Рукоять его в точности повторяла Печать Серафима: вместо крестовины - распахнутые крылья, между которыми играл темно-синий камень с золотистым отблеском, а по длинному узкому лезвию пробегали разноцветные блики. Арсений протянул мне меч, и я приняла его благоговейно, почти не дыша.
  -- Ллина, вообще-то это меч ангела-воителя, но использовать его могут и Путешественники. Сейчас ситуация очень напряженная, поэтому мне разрешили снабдить тебя этим оружием. Этот меч почти живой - с ним ты будешь в состоянии защитить себя... И вот что еще - когда встретишься с Валерианой, будь осторожнее, ладно? - Ангел печально улыбнулся, а я только сумела тихо прошептать:
  -- Спасибо тебе, Хранитель... - Я смотрела на великолепный меч, не в силах поверить, что он принадлежит мне... И тотчас ощутила тепло, идущее от рукояти. Меч словно подбадривал меня, говоря "Ну же, не бойся"...
   А я и не боюсь.
   Я вскочила на ноги и, взяв меч в правую руку, сделала несколько пробных взмахов, отчего меч засиял золотистым светом, а я окуталась яркими сполохами. Мои друзья, все, как один, заворожено уставились на пляску света вокруг меня, а когда он погас, я улыбнулась и сказала:
  -- А вот теперь я готова. Арсений, в каком-нибудь из миров есть портал непосредственно в Адские Врата?
  -- Ку-уда? - Удивлено переспросила Ниита.
  -- Аналог Галереи, только для темных Путешественников. - Пояснила я, а Арсений, пролистав свою базу данных, сказал, что такой мир есть.
  -- Отлично. Тогда настраивай портал и мы пойдем туда.
  -- Но... Ллиночка, а ты уверена, что Валериана будет там? - Я усмехнулась.
  -- В любом случае, даже если ее там не будет, то она непременно появится. - Я нехорошо улыбнулась и взмахнула мечом, отправляя его в наспинные ножны. - Потому что я разнесу там все, что под руку подвернется.
   Арсений провел нас к багрово-красному порталу с неровными, будто бы обгоревшими краями. Остановился и печально взглянул на меня:
  -- Ллина, ты уверена? - Я твердо посмотрела в его глаза и молча кивнула. - Что ж, ладно... В общем, вы выйдете около замка, стоящего на проклятой земле. Предупреждаю сразу, что на помощь в том мире вы можете даже не рассчитывать... В общем, под замком есть сеть пещер естественного происхождения, где, собственно, и находится нужный вам портал... План замка запишется вам в подсознание при переходе, так что вы, по крайней мере не заблудитесь...
  -- Спасибо, Арсений... Ну что, воины света, вперед. - Я улыбнулась и пропустила своих спутников вперед... Подмигнула Арсению и перешагнула границу миров.
   И только очутившись в другом мире вспомнила, что забыла попрощаться с ангелом...
   ...Портал выплюнул нас в небольшую рощу, окутанную густым серым туманом. Стояла ранняя осень, и воздух был прохладен и свеж. Я оглянулась по сторонам, и окружающая действительность мне конкретно не понравилась. Во-первых, все деревья были искривлены под немыслимыми углами, завязываясь в узлы и закручиваясь в спирали. По своему опыту я знала, что НАСТОЛЬКО закрутить стволы столетних сосен и берез можно только заклинанием свертки пространства. Заклинание, весьма любимое у черных магов, но к счастью, не все могли им воспользоваться - заклинание имело пятиступенчатую систему построения, жрало уйму энергии, но производило жуткие разрушения. Я сталкивалось с ним лишь однажды - и едва выжила. Тогда была война между людьми и некромантами, так вот, какой-то шибко догадливый некромант во время проведения ритуала угрохал двенадцать своих коллег, захапал их силу и применил это заклинание... Результат был попросту ошеломляющий - по полю битвы в радиусе десяти километров прошелся пространственный смерч, который ломал вектора измерений так, что двухсотлетние дубы в узлы завязывало. Что творилось с живыми существами - вспоминать мне не хотелось, настолько это было жутко и омерзительно. Скажу только то, что из десятитысячного войска уцелело только двадцать человек - больше я прикрыть не успела. Потом я нашла ту некромантскую сволочь и наглядно продемонстрировала результаты его деятельности. Тогда я один-единственный раз в жизни позволила себе использовать магию смерти и вызвать из могилы нескольких человек, изломанных пространственным штормом... Некромант умер от разрыва сердца, когда я позволила тому, что осталось от этих людей, приблизиться к некроманту и слегка его потрогать...
   Во-вторых, все пространство в радиусе пятнадцати километров дышало каким-то злом, неупокоенностью что ли... Я опустилась на колени и провела ладонью над землей. Так и есть - роща буквально росла на костях! Тысячи непогребенных тел... Люди, погибшие здесь сотни три, а то и все четыре назад... Мне стало дурно и я обессилено склонилась вперед... Тотчас рядом со мной оказался Дан, который помог мне подняться. Я качнулась на внезапно ставшими ватными ногах и тяжело привалилась к нему.
  -- Ллина, что с тобой?? - В этот момент туман слегка рассеялся и я увидела...
   Увидела небольшой холм, начисто лишенный растительности...
   Туман вновь сгустился, и перед моими глазами восстала картина прошедшей здесь четыреста лет назад битвы...
   "Я оглянулась на людей, плотно сгрудившихся рядом со мной... Похоже, все они разом поверили, что я смогу их защитить... Увы, смогу, но не всех. На всех моей силы не хватит...
   Я с каменным лицом смотрела на то, как к нам движется гигантская воронка черного смерча, искривляющего основы пространства, и как он захватывает все больше и больше людей, оставляя после себя завязанные в узлы потрескавшиеся деревья, вывороченные пласты земли и окровавленные куски мяса, бывшие когда-то людьми...
   Смерч приблизился, и в этот момент я вскинула руки, и надо мной заполыхала золотая сфера Высшей Защиты, самого сильного щита, которого я только могла создать...
   Но я была еще неопытна, и силы у меня тогда было слишком мало...
   Что такое двадцать восемь лет для Путешественницы?
   Мелочь, ничто...
   Мой щит накрыл только двадцать человек, включая меня...
   Остальным пришлось с ужасом дожидаться своей смерти, которая не замедлила явиться...
   Мой щит стонал, когда на него обрушилась мощь смерча, мне же оставалось только стоять и смотреть на то, что происходит с людьми, затянутыми в пространственную воронку...
   Сначала я не видела, не понимала, почему же закаленные боями воины рядом со мной кричат от ужаса, а в волосах их стремительно появляется седина...
   Я не хотела видеть, не хотела понимать...
   Но я Путешественница...
   Я ДОЛЖНА была это видеть...
   Потому что для того, кто это сделал, я буду и судьей, и палачом...
   Поэтому я заставила себя открыть глаза и посмотреть сквозь прозрачно-золотистую пленку сферы на кошмар, творившийся вокруг...
   Когда я увидела, как попавших в воронку людей живьем выворачивает наизнанку, я закричала..."
   ...Я очнулась от того, что мою щеку обожгла хлесткая пощечина. Только тогда я поняла, что истошный крик ужаса, раздающийся в ушах - мой собственный.
   Я моментально заткнулась и посмотрела на своих друзей, сгрудившихся вокруг меня, уже более осмысленно. Прямо перед собой я увидела карие глаза Нииты, в которых плескалась тревога. Так вот, кто с таким усердием хлестал меня по щекам...
   Я мотнула головой и попыталась встать на дрожащих ногах. У меня это плохо получалось, поэтому я сразу же ощутила, как меня подхватили под руки и рывком утвердили на этой трижды проклятой земле. Ощущения были - как после изнурительного ночного кошмара. Меня всю трясло, во рту пересохло, а на лбу выступила испарина. Встревоженный голос Дана раздался справа от меня:
  -- Ллина, что с тобой было? - Я машинально повернула голову в сторону звука и столкнулась с до смерти перепуганным взглядом темных, почти черных глаз, причем это был страх за меня... Я несколько раз кашлянула, дабы убедиться, что я еще в состоянии хоть что-то говорить, и ответила:
  -- Я была здесь, в этом мире... Четыреста лет назад тут была страшная битва, в которой мне пришлось участвовать... И там было применено одно заклятие... Страшное заклятие...
  -- Такое страшное, что при воспоминании о пережитом ты начинаешь кричать от ужаса? - А это уже голос Аннимо Орве. Эльф поддерживал меня с левой стороны и сейчас его фиалковые глаза стали темно-лиловыми, как грозовая туча, от тщательно скрываемых эмоций.
  -- Тебя там не было! - Почти выкрикнула я. - Да, это было настолько страшно, что я несколько лет после этого просыпалась среди ночи с криками ужаса! Я поседела за ту ночь, и только благодаря тому, что я Путешественница, мне удалось вернуть цвет волос!! Ты даже представить себе не можешь, каково это - видеть, как людей заживо выворачивает наизнанку!! Причем в прямом смысле!! И знаешь, что самое страшное? - Эльф покачал головой, но глаза мужественно не опускал.
  -- То, что после всего этого они оставались в живых. - Мертвым голосом закончила я. Аннимо все-таки не выдержал моего прямого взгляда и опустил глаза. А я продолжила:
  -- И мне вместе с жалкой кучкой оставшихся в живых пришлось ходить по этому проклятому месту и добивать их... - Я замолчала и повисла тяжелая, гнетущая тишина.
  -- Ллина, сколько тебе было лет, когда это случилось? - Тихий голос Нииты в тишине прозвучал, как выстрел из пистолета.
  -- Двадцать восемь. - С этими словами я оттолкнула обоих эльфов и, глядя только перед собой, зашагала в сторону холма, за которым должен был находиться искомый замок. Мне было очень жаль, что это место вызвало у меня такие воспоминания, но с этим ничего уже нельзя было поделать.
   Потому что я знала, что не зря портал в Адские Врата располагался в таком месте.
   На проклятой земле...
   А еще я знала, что Валериана наверняка сумеет при желании вызвать эффект свертки пространства...
   Но на этот раз я была готова к нашей встрече.
   Я глубоко вздохнула и ускорила шаг...

Глава 3. Мертвые с косами вдоль дорог стоят...

  
   С неба сыпался мелкий и холодный осенний дождь, который капитально отравлял наше существование вот уже последние два часа. Я с тихим вздохом поправила капюшон плотного темно-синего плаща, который не промокал только благодаря моему колдовству, и с тоской посмотрела на уже потемневшее небо. Все-таки осенью сумерки спускаются до неприличия быстро, а до холма, за которым находится искомый замок, еще пилить и пилить...
   Спустя час даже эльфы, стоически переносившие тяготы ночного похода под непрекращающимся дождем, который плавно усиливался, грозя в перспективе перерасти в полноценный ливень, затребовали привала. Мне-то что, я устала шагать еще часа полтора назад, но разве кто-нибудь прислушается к несчастной уставшей ведьме? Не-ет, Дан и Аннимо упорно, аки два тарана, перли вперед, доказывая друг другу что-то, известное только им двоим. Зуб даю, они бы шли всю ночь, но после наших совместных требований прекратить марафон и устроить привал, эти два упертых эльфа соизволили-таки остановиться и прислушаться к нашим вполне обоснованным стенаниям. В итоге мы дружно скучковались под одним навесом, который я наколдовала, так как палатку не догадался захватить никто, а спать под холодным осенним дождем не хотелось никому, в том числе и мне. Сэр Маркус и Гирдык, побродив в окрестностях минут двадцать, принесли одно агромадное замшелое бревно уважительных размеров и широким жестом предложили нам разводить костер. Вы когда нибудь пробовали запалить костер без спичек и сухой бумаги, имея в наличии только одно насквозь промокшее бревно, которое года два назад было деревом, рухнувшем из-за непогоды? Я тоже не пробовала, но альтернативы не было, поэтому я, не мудрствуя лукаво, запустила в бревно небольшой шаровой молнией, отчего последнее рассыпалось ворохом разнокалиберных щепочек в радиусе тридцати метров, лишь по счастью никого не задев. После того, как мои друзья высказали все, что они обо мне думают, мы дружно разбрелись собирать вышеупомянутые щепочки под проливным дождем...
   Я проснулась глубокой ночью оттого, что мне стало жутко холодно. Оказывается, что Ниита, лежавшая рядом со мной, во сне нагло утянула теплое одеяло, которое было у нас одно на двоих, и сейчас из теплого кулька, в который она превратила широкое меховое одеяло, выглядывали только ее небольшой изящный носик и черные пряди волос. Я смотрела на пригревшуюся вампирку и будить ее только ради того, чтобы вырвать законный кусочек одеяла, в который она вцепилась поистине мертвой хваткой, мне совершенно не хотелось, поэтому я встала и, сцеживая зевки в кулак, подсела поближе к костру.
   Я быстро согрелась и меня тут же потянуло в сон, когда я услышала совсем неподалеку тихое пение. Низкий мужской голос выводил нежную, приятную на слух песню на эльфийском языке, который я, как ни старалась, не могла понять. Вероятно, это было какое-то старое наречие, которое было не в ходу, поэтому-то я его и не знала. Я встала и пошла на песню, мимоходом отметив, что хоть дождь и кончился, но по-прежнему холодно, а ночь такая темная, что даже я со своим почти кошачьим зрением не видела практически ничего дальше собственной вытянутой руки. Песня стала ближе, и я разобрала ее слова:
   ...Vania ni faniare karne anarore,
   Nan lurea nie uma ielo...
   Tiro, el eria e mor,
   Ar eo nie, valar nin...
   Песня резко оборвалась и передо мной возникла бесшумная тень, а у горла я ощутила холодок серебряной стали.
  -- Иллидан, не психуй, это я! - Я осторожно, двумя пальцами, отвела от себя лезвие at'tha hianda и укоризненно посмотрела в глаза эльфа, которые в темноте выглядели как два озера тьмы.
  -- Извини, Ллина. Ты так незаметно подобралась... - Я недоверчиво вскинула бровь. Это я-то незаметно?? Лично мне показалось, что я ломилась сквозь чахлый кустарник с грацией медведя, причем наверняка перебудила половину лагеря. А ведь оказывается, что меня не заметил эльф, стоящий в дозоре... Ага, а я тогда мутировавший ёжик в тумане... Поэтому я безапелляционно прошептала:
  -- Гоните, ваше превосходительство, еще как гоните. Дан, ты, наверное, услышал меня, когда я только к костру подсела. - Я зябко поежилась от густого ледяного тумана, который начал плавно подниматься от травы - мой теплый плащ остался у костра. Дан меня понял и, подойдя поближе, притянул к себе, укутав своим черным плащом. Вообще-то эльфы в основном предпочитают светлые тона в одежде, на крайний случай - зеленые или коричневые цвета, но Дан был единственным на моей памяти эльфом, который упорно одевался во все черное, начиная от рубашки и штанов и заканчивая теплым плащом. Я наконец-то согрелась, и меня опять потянуло в сон.
  -- Дан, а что за песню ты пел? - сонно пробормотала я.
  -- Одна старая эльфийская песня... - Дан ласково поцеловал меня в макушку. - Я думал, ты все языки знаешь.
  -- Не все... Дан, а как она переводится?
  -- Если я начну переводить ее с начала, у меня на это уйдет весь остаток ночи, а ты уже почти спишь.
  -- Ну хоть последний куплетик... - Заныла я, уже потихоньку засыпая. И уже сквозь сон до меня донеслись слова песни:
  -- ...Погасла в небе алая заря,
   Но тьма меня не манит...
   Взгляни, из мрака встает звезда,
   И это ты, мой ангел... Спи, мой ангел... Я всегда буду с тобой, несмотря ни на что...
   Не знаю, приснились ли мне последние слова, или нет... Наверное, все-таки приснились...
   ... Проснулась я от ощущения жуткой неизбежности. Я вздрогнула и открыла глаза. Было темно, так темно, как бывает только осенью, перед самым рассветом.
   И в этой тьме пряталось что-то жуткое.
   Я вскочила, одновременно отпихнув Дана, в объятиях которого я заснула, и выглянула из-под навеса, охваченная каким-то страшным предчувствием беды. Оглянулась на сэра Маркуса, который с подозрением вглядывался в темноту, явно чуя недоброе, но пребывая в сомнениях - будить нас, али не будить...
   Вокруг стояла мертвая тишина - ни звука, ни ветерка. И посреди этой тишины - едва уловимый треск.
   Треск деревьев, попавших в пространственную воронку!
   Я побелела, как мел, и, выхватив из ножен, лежащих рядом с костром, подаренный ангелом меч, подняла его высоко над головой. Меч вспыхнул, как маленькое солнце, и осветил медленно надвигающийся на нас пространственный вихрь, который находился в полукилометре от нас.
   Словно поняв, что его обнаружили, смерч, представлявший собой воронку абсолютной тьмы, стремительно двинулся на нас.
   Но на этот раз я была уже готова.
   Сфера Высшей защиты золотым огнем заполыхала надо мной, накрыв собой всю стоянку. Крепко сжав руками меч, который оказался ни чем иным, как генератором магии, я легко держала щит, когда на нас обрушилась вся мощь пространственного шторма. Где-то на грани сознания мелькали мои побледневшие друзья, которые от грохота и треска магических разрядов проснулись и теперь со страхом взирали на полупрозрачную золотистую пленку, которая отделяла их от смерти...
   Странно, почему шторм не утихает?? Он должен находиться на одном месте секунд двадцать, а потом он либо развеивается, либо смещается. Но прошло уже две минуты, а воронка все так же бесновалась надо мной, раз за разом ударяясь в защитную сферу, словно выискивая в ней слабые стороны...
   И в этот момент я поняла, что шторм больше не хаотичное явление.
   Валериана как-то сумела подчинить его своему контролю, и теперь эта смертоносная воронка будет висеть над нами до тех пор, пока у Валерианы не кончится силы или же пока я не ослабну и Высшая Защита не рухнет.
   Тягаться с Валерианой в обширности магического запаса было бесполезно - она старше меня, так что даже с мечом в качестве дополнительного резерва я с ней не сравняюсь.
   Но обыграть ее можно.
   Я вслушалась в себя, а потом "выбросила" свое "Я" внутрь шторма, разделяя заклинание на составляющие его части, выискивая ошибки в построении, слабые "узлы", связывающие сложное пятиступенчатое соединение мысли, слова, силы, стихии и контроля в единое целое. Время словно замедлило свой бег, когда я обнаружила ослабленный "узел", контролирующий весь механизм заклинания, и приводящий его в действие. Его необходимо было разрушить, но пытаться это сделать с помощью стихийной магии было все равно что стрелять из пушки по отдельно взятому таракану в квартире. Результат мог быть поистине нежелательным - квартире хана, а таракану по фигам. Здесь аналогия была вполне уместной - долбанешь по "узлу" стихийной магией, а заклинание сдетонирует, и мы получим вместо холма симпатичную воронку в полкилометра глубиной. И никакая магия не поможет...
   Но рискнуть придется.
   Я "вернулась" в свое тело и, сосредоточившись на обнаруженном "узле", направила на него узкий поток магии с помощью своего меча. Со стороны это выглядело довольно впечатляюще - на миг я, державшая в поднятых вверх руках горящий меч, превратилась в статую цвета расплавленного золота, которая засияла нестерпимым светом, озарившим пространство на несколько километров вокруг, и тотчас из меча выстрелил вверх тонкий луч света, который пронзил воронку, словно иглой...
   Воронка застыла и с тихим всхлипом исчезла, распространив вокруг себя мощную воздушную волну, от которой немногие уцелевшие кусты пригнулись к земле, а моих друзей сбило с ног и впечатало в округлую стену защитной сферы...
   Нестерпимо яркий свет, идущий от меня, погас и я, выронив меч, обессилено опустилась на колени...
   Сфера Защиты медленно растворилась, а небо на востоке окрасилось первыми лучами восходящего солнца в алый цвет...
  -- Ведьма, что это за ... было??? - Возмущенный вопль тролля раздался где-то справа, заставив меня дернуться и обалдело сфокусировать на нем взгляд. Увиденное зрелище усилий стоило - на том месте, где была стена защитной сферы, образовалась куча мала, в самом низу которой виднелась донельзя обозленная красная физиономия паладина, которому, несмотря на доспехи, все-таки капитально досталось от суммарного веса моих друзей. Ниита, оказавшаяся на самом верху "пирамиды", шустро соскочила на землю и кинулась меня поднимать.
   Поднять-то она меня подняла, но когда она увидела шевелящуюся и виртуозно матерящуюся кучу из трех эльфов, тролля и паладина, звонко расхохоталась и вместе со мной рухнула на землю, поэтому мы уже вдвоем угорали, лежа на земле. Мат затих ровно на пять секунд, а потом грянул с утроенной силой, правда теперь крыли уже "растяпистую ведьму" и "наглую кровопийцу". Ребята распутывались еще минуты полторы, столько же им понадобилось, чтобы определить "виновников торжества", а именно - нас с Ниитой. Поскольку мы были признаны крайними, то нам досталось по полной программе. Элланон принялся отчитывать Нииту, твердя, каким должно быть отношение жены к мужу, паладин на пару с троллем возмущались, что ведьм-недоучек берут в Путешественницы, Дан скромно отмалчивался, а Аннимо подошел ко мне, шатающейся на ветру, аки былинка, и тихо спросил:
  -- Это была она, да? - Я только кивнула, борясь с желанием послать всех к лешему на кулички, а самой улечься и слегка вздремнуть. Аннимо, судя по всему, желание это уловил, и предложил всем продолжить прерванный отдых. От удивления все заткнулись, а Дан выразительно покрутил пальцем у виска и ехидно осведомился:
  -- Может, еще табличку повесим - мол, мы не умерли, повторите, пожалуйста, попытку? - Аннимо изящно вздернул левую бровь и приобнял меня за плечи покровительственным жестом:
  -- А ее тебе не жалко? Она едва на ногах стоит. - Я с сомнением покосилась на ладонь, лежащую у меня на плече, но сбрасывать ее не торопилась - то ли не проснулась до конца, то ли мне это нравилось... Дан в ответ на реплику Аннимо скрестил руки на груди и отправил ответную шпильку:
  -- И ты готов подвергнуть нас ВСЕХ опасности только ради того, чтобы иметь возможность покрасоваться перед Ллиной, демонстрируя свою заботу? Я же не говорю, что мы должны идти целый день без перерыва. Но сменить позицию необходимо.
  -- А Ллина? - Желчно осведомился златоволосый эльф. Вместо ответа Дан широким шагом подошел ко мне и одним движением подхватил меня на руки, словно пушинку. Окатил Аннимо неприязненным взглядом и зашагал на вершину холма. Я открыла было рот, чтобы возмутиться, но увидев, как споро мои спутники пакуют вещи и бодрым шагом взбираются наверх по едва заметной в темноте каменистой тропке, передумала. К тому же после колдовства мне действительно было необходимо поспать хотя бы час чтобы прийти в норму. Поэтому я поудобнее устроилась на руках Дана, и, решив отложить серьезный разговор с этими двумя на потом, погрузилась в сон...
   Проснулась я от того, что Дан остановился. С трудом разлепив веки, я полусонным взором обвела открывшуюся перед нами панораму, гадая, что же могло произойти. Ну, рассвет наступил... Ну, мы на вершине холма, и мне очень хорошо виден черный замок, до которого, по моим прикидкам, километров пять идти осталось... Ну, толпа мертвяков на нас прется, алчно щелкая челюстями...
   ЧЕГО???
   Я соскочила с рук Дана и вгляделась на склон холма, по которому со скоростью танка, шла толпа мертвяков. Немного - максимум полторы сотни. Для Путешественницы моего уровня особой сложности не предвидится, поэтому я с интересом исследователя стала разглядывать медленно взбирающуюся на холм нежить.
   Та-а-ак, тип мертвяка - скелет, возраст... А фиг его знает, по внешним признакам (голый скелет, покрытый известковыми отложениями и элементарной плесенью) лет двести, может больше...
  -- Интере-е-есно... - Протянула я, продолжая флегматично разглядывать неуклонно приближающихся мертвяков. - Кому понадобилось направлять на нас ораву этих хлюпиков?
  -- Ллина, а у тебя с головой как? - Обеспокоено спросила Ниита. - Это же нежить. А серебряных клинков у нас нет.
  -- У Дана есть. - Беззаботно отозвалась я. - У меня меч ангелов, он вообще любую нечисть с одного удара завалит, а ваше оружие я сейчас заговорю. Аннимо, давай стрелы. - Эльф, пожав плечами, протянул мне колчан, доверху набитый темными стрелами с золотистым оперением. Я вытряхнула стрелы на землю и, проведя над ними ладонью, заставила их слегка приподняться над поверхностью холма остриями вверх и простерла над ними ладони, призывая сочетание стихии Огня со стихией Смерти.
   Наконечники стрел словно окатило живым пламенем, который растекся по всей длине, вплоть до оперения, и моментально впитался в сталь и дерево, заставив стрелы чуть светиться изнутри рыжеватым светом. Я щелкнула пальцами, и стрелы заняли подобающее им место в колчане. Аннимо недоверчиво принял свой боезапас, словно он боялся, что он взорвется. Я ободряюще улыбнулась:
  -- Не боись, не взорвутся. А вот нежити придется несладко. Только одна просьба - целься в голову. Сомнительно, что стрелы подействуют, если ты будешь палить между ребер. - Эльф самодовольно вскинул подбородок, всем своим видом показывая, что таких снайперов этот мир еще не видел. Я спорить не стала - я уже видела Аннимо в бою, поэтому была на его счет совершенно спокойна.
  -- Итак, объявляю первую боевую задачу. Аннимо, обстреливай особо наглых скелетов из лука, но особо не траться - стрелы нам еще понадобятся, не стоит их разбазаривать. Дан, стой на тропе. Так, на всякий случай. Мне просто понадобиться время, чтобы зачаровать все оружие, поэтому на вас двоих возлагается задача - обеспечить нам это необходимое для подготовки время. - Я уже потянулась за Гирдыковой алебардой, когда вспомнила одну немаловажную вещь. - Ребята, скелеты сами по себе не оживают. Некромант должен быть где-то рядом - управлять нежитью можно только в том случае, если они находятся в поле зрения. Увидите - скажите мне. А еще лучше - уберите поскорее. Н этой земле погибла тьма народу, а сколько может воскресить некромант - не знает никто, в том числе он сам... Особенно, если ему помогают...
   Ребята одновременно кивнули и заняли боевые позиции. Свистнула стрела и где-то внизу раздался смачный треск - Аннимо, судя по всему, произвел пробный выстрел, который завершился окончательным упокоем одного из скелетов. Снизу захрипели, застонали, но движение не прекратили. Я же заторопилась, зачаровывая оружие друзей - что-то мне здесь не нравилось. Ну, не могли на Путешественницу натравить ВСЕГО лишь полторы сотни скелетов.
   Особенно Валериана.
   Особенно после того, как я разрушила ее заклинание свертки пространства.
   Натравить на нас полудохлых скелетиков - это действия дилетанта, но никак не трехсотлетней Путешественницы.
   Выходит, это не ошибка.
   Нас целенаправленно отвлекают от чего-то, что принесет нам намного больше неприятностей. Вот только от чего?
   Я в рекордные сроки закончила с оружием и подошла к Аннимо и Дану, которые мрачно уставились на что-то, находящееся внизу.
  -- Что там? - Дан отмолчался, а Аннимо тихо ответил:
  -- Взгляни сама. - Я вгляделась туда, где солнце еще не успело разогнать мрак. И похолодела.
   Нет, на нас натравили не полторы сотни скелетов. Те жалкие задохлики были только авангардом, разведкой.
   Основная армия стояла у подножия холма, перекрывая собой подходы к черному замку, нерушимой стеной высящегося в чаше долины.
  -- Господи, сколько же их здесь... - Вампирка выглянула из-за моего плеча.
  -- Десять тысяч. - Упавшим голосом ответила я.
  -- Откуда ты знаешь?
  -- Потому что я с ними сражалась. - Ответила я. - Мы штурмовали этот замок четыреста лет назад.
  -- И что?
  -- Мы проиграли. Замок так и не был захвачен. Я сумела уничтожить только некроманта, но замок разрушить не удалось... Тогда погибло почти все десятитысячное войско. То самое, которое сейчас потрясает ржавыми мечами у подножия холма...
  -- Ллина... - Элланон подхватил меня под локоть и отвел в сторону. - Нам ведь не победить.
   Он не спрашивал, он утверждал. Я посмотрела в изумрудно-зеленые глаза и тихо ответила:
  -- Не знаю. Как повезет.
  -- У тебя есть план?
  -- Нет, но лишний козырь в рукаве найдется. - Я улыбнулась и с едва слышным скрежетом вытянула ангельский меч из ножен. - А вот сейчас вы увидите, на что способна Путешественница.
   Я с обнаженным мечом пробежала мимо эльфов и, полностью игнорируя предостерегающие крики, понеслась навстречу отряду скелетов, которые обрадовались мне, как голодный - хлебу. Я же с не менее ласковой улыбкой материализовала в левой руке сгусток синего огня и метнула его в нежить, толпящуюся у меня на дороге. Нежить весело вспыхнула и в строе образовалась солидная брешь. Я хищно улыбнулась и, вызвав еще один огненный шар, ворвалась в неровный строй скелетов.
   Вокруг меня заполыхало синее пламя, а золотистый клинок крутился вокруг меня сверкающей молнией, от которой скелеты бесславно осыпались кучками серого пепла. Развлечение длилось секунд сорок, а потом некромант, находившийся где-то внизу, заметил мои усилия по устранению нежити и решил, что пора вмешаться. В руках у скелетов появились мечи и щиты, а двигаться они стали не в пример проворней и осмысленнее. Моя задача усложнилась, но все-таки я успела уничтожить почти половину отряда, так что задавить меня численностью у них не получится - моя магия была им явно не по зубам, к тому же краем глаза я увидела, как в нескольких метрах от меня серебряным веером мелькает двойное лезвие Дана, свистят стрелы Аннимо, бьющие точно в цель, а где-то неподалеку слышна изощренная ругань тролля вперемешку с молитвами паладина.
   Хорошие у меня все-таки друзья - вместе мы покрошили скелетное воинство минут за пятнадцать, тем самым получив для себя небольшую передышку. Дан, тяжело дыша, подошел ко мне, меча молнии ставшими черными глазами.
  -- Ты совершенно сумасшедшая безалаберная девчонка! Мозгов у тебя нет, что ли?? Или собственная сила голову замутила?? Что за геройство?? - Я покаянно молчала, избегая смотреть ему в глаза. Он взял меня за плечо и слегка тряхнул.
  -- Ты слышишь меня? - Я перевела на него взгляд, и тотчас с воплем выбросила левую руку в защитном жесте. Боевой ярко-красный пульсар срикошетил от преграды и ушел в сторону, пропахав на склоне приличных размеров борозду. Дан толкнул меня на землю и сам упал рядом, спасая нас от очередного заклинания, прилетевшего с другой стороны.
   Одновременно с магической атакой на нас ринулось войско нежити, издавая какие-то неясные не то вопли, не то хрипы. Мы с Даном переглянулись и, вскочив, побежали на самую вершину холма. Молнии и пульсары уже сыпались со всех сторон, и только отменная реакция позволила нам добежать до вершины холма, где уже вовсю кипел бой.
   Маг, обстреливавший нас заклинаниями, оказался на диво мощным - на вершине холма он умудрился вызвать сразу две элементали - огненную и земную.
  -- Ох, ё ж твою в качель!!! - Заорала я, увидев, что земная элементаль, выглядевшая как оживший ком земли, подобралась и одним рывком, который трудно было ожидать от такой громадины, скакнула в нашу сторону, едва не придавив нас своей массой. Мы с Даном рванули в разные стороны, и элементаль, на миг задумавшись, решила убрать в первую очередь меня, как наиболее слабую.
   Ох, а вот это она зря.
   Я увернулась от камня уважительных размеров, выплюнутого в меня элементалью, и стала носиться кругами по площадке, лихорадочно разыскивая того сволочного мага, который натравил на нас элементалей. Дело в том, что для того, чтобы избавиться от вызванного воплощения стихии, нужно было убрать мага, который эту стихию призвал. Очередной пущенный элементалью камень угодил мне в спину, сбивая меня с ног. На мое счастье, камень на этот раз был небольших размеров, но все равно булыжник размером с кулак, пущенный мне между лопаток с приличной силой, приятных ощущений не добавил. Я вскочила на ноги, кувырком уходя в сторону от окончательно озверевшей элементали, которая продолжала самозабвенно гонятся за мной, напрочь игнорируя моих друзей, скакавших вокруг нее как подстреленные зайцы.
   Внезапно я столкнулась с сэром Маркусом, который в данный момент аналогичным образом уходил от огненной элементали, вооруженной двухметровым мечом из переплавленной руды. Мы на долю секунды замерли друг напротив друга, а потом без слов стали спиной к спине, поджидая несущихся на нас во весь опор с противоположных сторон озверевших элементалей...
   Двадцать метров...
  -- Ллина, Маркус, вы что, с ума сошли??? Уходите!!! - Истошный вопль Нииты перекрыл грохот боя. Мы же с Маркусом только слегка пригнулись, готовясь к прыжку.
   Пятнадцать...
  -- Ллина, не геройствуй!!! - Элланон судорожно сжал рукоять меча. Не лезь, друг мой. Ты не хуже меня знаешь, что вмешаться ты не успеешь.
   Десять...
  -- Ллина!!!! - Дан дернулся было к нам, но путь ему преграждали вывороченные земной элементалью камни...
   Пять...
   Аннимо отбросил в сторону лук и золотисто-зеленой молнией бросился на перехват...
   Эльф двигался с нечеловеческой скоростью, но он все равно не успевал. Катастрофически не успевал буквально на какие-то секунды. Время, казалось, растянулось, словно пружина, замедляя свой ход. Словно в замедленной съемке я увидела, как земная элементаль в прыжке отрывается от земли, намереваясь похоронить нас под собой, а огненная уже занесла над нами свой меч...
   Пружина сжалась и время понеслось с удвоенной скоростью.
   Мы с сэром Маркусом все-таки успели сигануть в разные стороны, как перепуганные зайцы, и две элементали с грохотом сшиблись на небольшом пятачке. Земля содрогнулась и почти сразу успокоилась. Я с трудом приподнялась на локте, обозревая поле боя.
   Вместо гордых воплощений стихий теперь всего лишь слабо дымилась огромная куча переплавленной горной породы, представлявшая собой спекшийся ком грязи, который застыл буквально в полуметре от моих ног. Я представила, что было бы, если бы я не рассчитала длину прыжка, и содрогнулась. Я попросту осталась бы без ног, и никакая регенерация не помогла. Рядом со мной оказался встрепанный золотоволосый эльф, который поднял меня с земли одним рывком, явно намереваясь меня отчитать за излишнее сумасшествие, как вдруг из-за валунов, которые набросала элементаль, гоняясь за мной по всей вершине холма, послышался крик Нииты:
  -- Ллина, сюда, скорее!!! - Я чертыхнулась и, кривясь от боли в отбитой спине, рванулась на зов.
  -- Что случилось??
  -- Ллина... Гирдык...
  -- Что?? - Я отпихнула Нииту и склонилась над троллем. Да-а, досталось ему крепко - нагрудные пластины, наклепанные прямо на кольчугу, глубоко вмялись в грудь, наверняка переломав ему все ребра, левая рука сломана в трех местах, а судя по тому, как тролль надрывно кашлял кровью, у него было пробито как минимум одно легкое.
  -- Как он? - Обеспокоено спросил паладин.
  -- Хреново. - Лаконично ответила я. - Его необходимо переправить в Галерею. В свое время Арсений ставил меня на ноги и от ранений посерьезнее.
  -- А ты сама не можешь?
  -- Здесь??? - Я обвела рукой пространство. - Разуй глаза, Элланон, через полторы минуты здесь будут полчища нежити. Ты с ними сумеешь справиться, пока я буду возиться с раненым? Нет? Тогда будем делать, как я говорю. - Я взмахнула рукой и рядом с троллем материализовались санитарные носилки. - Элланон, Аннимо, перекладывайте его. Сэр Маркус, Дан, вам придется переносить его через портал. Все, пакуемся. На все - тридцать секунд.
   Пока ребята возились с троллем, я обозревала склон холма. Войско нежити неуклонно приближалось, хрипя и скрипя суставами на все лады. Я уже готовила портал, когда меня ледяным холодом обожгла так некстати пришедшая мысль - а КАК, собственно, некромант собирается всю эту нежить упокоить? Для того чтобы вызвать такую прорву скелетов, силы особенно не надо - достаточно провести определенный обряд, настроив его на желаемый радиус охвата. Но для того, чтобы нежить упокоилась, надо было затрать либо чертову тучу энергии, которой не каждый Путешественник обладает, либо... Либо нежить должна напиться крови. Прикинув, сколько крови надо, чтобы окропить каждый скелет из почти десятитысячной армии, я ужаснулась. Мы-то ладно, пришли и ушли, но ведь в этом проклятом мире кто-то живет!! А если армия нежити не остановиться, то одним крупным городом в этом мире станет явно меньше.
   Пр-р-роклятье!!!
   Я тихо застонала сквозь судорожно сжатые зубы.
   Если мы уйдем, оставив все, как есть, то я буду повинна в смерти многих, очень многих людей. И не-людей, возможно, тоже.
   Вот зараза! Я не могу уйти. Просто потому, что права не имею.
   Вообще-то в моих закромах есть одно убойнейшее заклинание под названием "инферно". Этому заклинанию меня лет сорок назад обучил Арсений, правда, предупредив, чтобы пользовалась я им только в самых крайних случаях. Коротко говоря, это заклинание требовало от Путешественника мгновенного выброса ВСЕХ сил сразу, в результате чего достигается эффект взорвавшейся ядерной боеголовка, правда, без побочных эффектов типа ядерной зимы. Радиус поражения - от пятисот метров до двух километров. Для того чтобы произвести взрыв на большей площади, необходимо сознательно отказаться от всех способностей раз и навсегда, тогда радиус растянется до пяти километров максимум. Но мне-то пять километров не надо, мне бы на полтора расстараться. Побочный эффект был один - у Путешественника пропадали все его магические способности на неопределенный срок. Неопределенный - потому, что все зависит от количества силы, имеющейся в резерве у Путешественника, мощности "инферно" и других индивидуальных качеств. Способности могут вернуться как через пару дней, так и через год, точно все равно никто не скажет. К тому же еще одной причиной, почему "инферно" использовалось крайне редко, было то, что заклинание уничтожало ВСЕ живое (а также нежить, духов, демонов и прочую нечисть наравне с крысами и тараканами) в пределах обозначенного радиуса воздействия, кроме самого заклинателя...
  -- Ллина, ты что, заснула?? - Голос Нииты выдернул меня из мрачных раздумий. Мои друзья уже стояли в ожидании портала, нервно косясь на подступающую нежить. Дан и сэр Маркус уже держали носилки, на которых лежал тихо постанывающий тролль. Ниита слегка тряхнула меня за плечо:
  -- Ллина, быстрее. - Я словно во сне кивнула и сделала отработанный до автоматизма жест, позволявший мне отворить портал в Галерею.
   Сила подчинилась беспрекословно, гостеприимно распахивая перед нами золотистый портал домой. Ребята быстренько внесли носилки с троллем, за ними шагнули Ниита и Элланон, а Аннимо, уже занеся ногу над порогом, внезапно обернулся и пристально посмотрел мне в глаза.
  -- Ллина? - Я рассеяно качнула головой, глядя на нежить и прикидывая, успею ли я вызвать "инферно" прежде, чем меня сомнут. Эльф скользнул по моему лицу серьезным взглядом лиловых глаз и твердо сказал:
  -- Ты ведь передумала возвращаться. - Он не спрашивал, он утверждал. Я ничего не ответила - какая разница, ведь он все равно почует ложь. Эльф решительно отошел от границы портала.
   Посмотрел сначала на нежить, до которой оставались какие-то жалкие три-четыре сотни метров, а потом на меня.
  -- Я остаюсь.
  -- Не остаешься. - Я сказала это тоном, не допускающим возражений. - Если останешься, то погибнешь.
  -- А ты?
  -- И я погибну. Возможно.
  -- Что значит - возможно??
  -- Это мой долг - охранять и защищать. - С этими словами я резко выбросила руку в сторону эльфа, и мощный удар втолкнул не успевшего даже дернутся Аннимо в золотистый портал, который я сразу же сомкнула и намертво заблокировала так, что Арсений откроет его только через пару часов, не раньше.
   Все, полдела сделано.
   Осталось только разобраться с нежитью.
   Я вытащила из ножен свой меч и с размаху вонзила его в землю, образовав некое подобие креста. "Надгробия" - мрачно пошутил мой внутренний голос. Я вежливо попросила его заткнуться и поглядела в сторону разбушевавшейся нежити, которая подобралась так близко, что я уже чувствовала легкий запах гнили и смерти, даже могла разглядеть оружие скелетов в деталях.
   Луки с наложенными на тетивы стрелами мне очень не понравились, но времени не было совсем.
   Я встала на колени перед засверкавшим мечом и сложила руки на груди, стремительно погружаясь внутрь себя, вытягивая силу из всех уголков души, где я только могла ее найти. Этот теплый сгусток голубоватой энергии собирался и рос где-то под солнечным сплетением, наливаясь мощью и одновременно ослабляя меня. Я тянула силу из всего - из теплых детских воспоминаний, из чувства первой, еще совсем детской любви, из уже более взрослого чувства к Дану и теплой нежности к Аннимо... Из всего, что у меня в жизни было доброго и счастливого...
   ...Мне пять лет. Вот папа подбрасывает меня в воздухе, а я все кричу: "Папа, не урони!!" Он смеется, и я смеюсь тоже, потому что знаю, что он меня никогда не уронит...
   ...Мне уже двенадцать, и я, сидя за школьной партой, с трепетом разворачиваю записку от мальчика из параллельного класса, который мне давно нравится. Из записки выпадает вырезанное из красной бумаги неровное сердечко, и мне становится тепло-тепло...
   ...Мне двадцать, и я впервые попадаю в параллельный мир. Вокруг яркие краски, такие яркие, что дух захватывает, жаркое солнце и синее-синее, почти прозрачное небо ранней осени... И эльфы. Такие красивые, такие ... невозможные... И черноволосый Иллидан, берущий меня за руку... Я смотрю в его глаза цвета черного жемчуга и понимаю, что отныне и навсегда я буду любить этого эльфа, который словно сошел со страниц прекрасной сказки, появился из потаенной мечты...
   Воспоминания обрываются, а сгусток силы в груди разрастается настолько, что еще немного - и он уничтожит меня. Тогда я распахнула глаза и посмотрела в безразличное тусклое небо с бегущими по нему серыми облаками, а с губ сорвалось только одно-единственное слово...
   Имя...
  -- Дан...
   ...Когда первые стрелы вонзились в меня, грянул взрыв, потрясший всю округу и озаривший своим светом пространство на десятки километров...
  
  

Глава 4. Сижу за решеткой в темнице сырой...

   У-у-у, как же все болит... Я приоткрыла глаза, и сразу же их закрыла, потому что мир закружился, подобно бешеной карусели. Переждав, пока головокружение не пройдет, я сделала повторную попытку. На этот раз окружающая действительность не стала играть со мной в американские горки пополам с каруселью и предоставила моему мутноватому взору довольно невеселую картину: каменный потолок над головой, стены, теряющиеся в полумраке, и одно-единственное зарешеченное окошко размером тридцать на сорок сантиметров.
   Как мило. Меня все-таки посадили.
   Я уже и раньше сидела в темницах, один раз даже дожидаясь собственной казни, но тогда я делала это сознательно, потому что в любой момент могла оттуда выбраться. Но сейчас мои магические способности после использования "инферно" сошли на нет на неопределенный срок, поэтому надеяться на то, что я выберусь отсюда прямо сейчас, было по меньшей мере глупо. Поэтому я медленно, с трудом села и, оперевшись на прохладную стену, стала пристально изучать камеру, в которую меня посадили.
   Безусловно приятным фактом являлось то, что обо мне, как о пленнице, соизволили позаботиться. Во-первых, камера была относительно сухая и теплая, приличный ворох соломы на полу был довольно свежим, в том смысле, что до меня на ней никто не лежал. Во-вторых, тюремщики извлекли стрелы из ран, а сами раны перевязали чистыми тряпками. В третьих, рядом со мной на полу стол кувшин со свежей водой и тарелка с хлебом и сыром, а в дальнем углу камеры обнаружилась самая натуральная фарфоровая ночная ваза в бледно-голубой цветочек. Это все плюсы.
   Теперь минусы. Начать с того, что вся магия у меня исчезла, а с ней и преобразованные куртка, штаны и сапоги, так что на соломе я сидела в белой длинной ночнушке с вышитыми ярко-розовыми цветочками по подолу и вороту. К тому же я осталась босиком, поэтому пришлось зарыться поглубже в солому и размышлять дальше. Далее - меня приковали к стене. Цепи были мощные, звенья размером с сушку, а наручники были застегнуты с помощью магии - вручную их гхыр откроешь. Значит, меня здесь знают. И боятся. Такие цепи в состоянии удержать обозленного тролля, а они нацепили их на такую тощую и невысокую девчонку как я.
   Н-да, Валериана на выдумки богата. Что-то после наших встреч она перестраховщицей стала... Хотя, по правде говоря, по-другому со мной никак нельзя...
   Я осторожно встала и попробовала пройтись. Ничего, двигаться могу, к тому же долголетие и регенерация остались при мне - это свойства не души, а тела, поэтому они никуда не делись. Именно поэтому я уже могла практически нормально двигаться после того, как одна стрела вошла мне точно под левую ключицу, а другая пробила правое легкое... Я сделала глубокий вдох и попробовала развести руки в сторону. Вдохнула без проблем, а вот рана под ключицей отозвалась резкой болью, от которой левая рука бессильно опала, а я со стоном согнулась пополам. Та-а-ак, значит я нахожусь здесь меньше суток, иначе рана так бы не болела... Я, звеня и громыхая цепями, как Кентервильское привидение, уселась обратно на солому и задумчиво уставилась в зарешеченное окно.
   Интересно, меня спасать будут? Да нет, вряд ли. Скорее всего решат, что я погибла. Арсений-то, разумеется, будет знать, что я жива, но моим друзьям он этого ни за что не скажет. Потому что мой Хранитель за сто лет нашего знакомство уже четко уяснил, что если я откуда-то сама не выпутаюсь, то посылать кого-то мне на помощь - дело заведомо гиблое. Потому что если я не сбежала сама, то вытащить меня из такой передряги уже вряд ли кто сумеет, разве что только он сам. Или кто-то, равный ему по мощи...
   Я тяжело вздохнула и прикрыла глаза. Мне хотелось одного - спать...
   ...Разбудило меня ощущение чьего-то присутствия, причем присутствия, не несущего мне явно ничего хорошего. Я резко открыла глаза и подняла голову. Судя по тому, что в камере стало темнее, снаружи был уже вечер, выходит, я проспала почти целый день. Я уселась на соломе поудобнее и, прислонившись к прохладной стене, спросила у темноты, разлившейся со стороны мощной дубовой двери:
  -- Ну, и чего надо? - Темнота молчала так долго, что я было решила, что у меня галлюцинации на нервной почве, но потом сумрак расступился и от противоположной стены отделилась фигура, с ног до головы закутанная в черный плащ с капюшоном. Я во все глаза смотрела на нежданного визитера, когда он слегка приподнял голову, и в глубине капюшона сверкнули янтарные глаза с вертикальными зрачками. Сердце подпрыгнуло и забилось где-то у горла. Все, если это окажется тот, о ком я подумала, то мне хана. Потому что если он здесь, то это означает только одно - Айзан Эмдер и Валериана все-таки нашли друг друга и объединились с одной-единственной целью - придумать наиболее изощренный способ уничтожить меня. В таком случае о спасении можно будет позабыть... Я откашлялась и спросила наугад:
  -- Айзан, и что же тебя принесло в мое скромное обиталище? - Глаза под капюшоном недобро сверкнули и Айзан Эмдер откинул капюшон плаща. Дроу ничуть не изменился - те же яркие, тигриные глаза, темная кожа и длинные белоснежные волосы. Только татуировку под левым глазом пересекал тонкий, едва заметный шрам от моего меча. Айзан возвышался надо мной, как статуя, сотканная из мрака, с ожившими янтарями вместо глаз. Я смерила его отсутствующим взглядом и, отвернувшись, посмотрела в окно, на кусочек неба, в котором уж зажигались первые звезды.
  -- Калимдор. - Колючий, ледяной, словно зимний ветер, голос разрезал тишину камеры, подобно лезвию меча. Я не прореагировала, наблюдая за тем, как медленно появляются звезды на небе. Это было все равно, что наблюдать за тем, как распускается цветок. Вроде бы не отводишь взгляда - и не видишь, как двигаются лепестки, а стоит на миг отвернуться - и цветок уже почти распустился... Так и звезды - смотришь на небо, и не замечаешь, как они появляются, а стоит отвести взгляд - и сразу же замечаешь новую звезду...
  -- Калимдор, смотри на меня! - Голос Айзана хлестнул меня, слово кнутом, и я нехотя перевела на него несколько мечтательный взгляд.
  -- Айзан, что тебе надо?
  -- Мести. - Понятно. Меня бы удивило, если бы дроу понадобилось от меня что-то другое.
  -- Не буду мешать. Мсти. - На полном серьезе ответила я, снова уставившись в окно. Все-таки красивые здесь звезды. Крупные, яркие. Как в моем мире в Крыму. И небо низкое, темное... Звезды кажутся такими близкими, что совсем немного - и их можно будет собирать горстями...
   Рядом со мной раздался тихий рык, полный холодной ярости, и к горлу прижалось ледяное лезвие одной из сабель Айзана. Лезвие легонько шевельнулось и по шее потекла тонкая струйка обжигающе горячей крови.
   Моей.
   Мне стоило огромных трудов не дернуться и не отшатнуться, хотя инстинкт самосохранения буквально кричал "беги!!". Вместо этого я искоса посмотрела на Айзана и тихо сказала:
  -- Тут такие красивые звезды... - Лезвие дрогнуло, углубив порез, а дроу свистящим шепотом спросил:
  -- При чем тут звезды?? Калимдор, неужели ты и вправду сумасшедшая?
  -- Сумасшедшая. - Подтвердила я. - Путешественники все такие. - Я улыбнулась и снова устремила взгляд в окно.
  -- И ты не боишься?
  -- Смерти? Нет. Я слишком часто видела ее тень. Тебя? Да, возможно. Но больше всего мне тебя жаль. Ты целую жизнь потратил на бесплодную месть... - Лезвие слегка отодвинулось и сразу же рука Айзана со стальной хваткой вцепилась в моей раненое плечо, сильно сдавила и припечатала к стене. От боли я тонко, совсем по-девичьи, взвизгнула и впилась пальцами в руку дроу, пытаясь отцепить его от раны.
   Бесполезно. Проще было стальную подкову разогнуть. Темное лицо оказалось совсем рядом с моим. Я встретилась взглядом с пылающими глазами Айзана Эмдера и тихо прошептала:
  -- Отпусти...
  -- Ну уж нет. - Жестко ответил он, сильнее сжимая мое плечо, и так уж стянутое судорогой. - Никто не смеет жалеть меня. К тому же, - он криво усмехнулся. - Ты в моих руках, поэтому моя месть не бесплодна.
   Сознание медленно но верно уплывало куда-то вниз по течению, но я нашла в себе силы усмехнуться Айзану в лицо и прошептать:
  -- Как был пешкой, так ею и остался... - Сознание ушло окончательно, поэтому реакцию дроу на свои слова я уже не видела...
   ...Следующее пробуждение было еще менее приятным. Я очнулась, прикованная цепями к двум низким позолоченным столбиками, посреди какого-то зала, а передо мной на кресле с высокой спинкой в длинном шелковом платье темно-бордового цвета сидела Валериана. Рядом с ней, гордо выпрямив спину, застыл Айзан Эмдер, а в высоком мужчине с опаленными волосами и обожженными руками я узнала Кризана Восьмого. Глаза мага безумно оглядывали меня с ног до головы, и чувствовалось, что стоит только Валериане кивнуть головой, как от меня останется только кучка пепла, которую можно будет смести в совочек и забыть о Ллине Путешественнице раз и навсегда.
   Хозяйка насмешливо оглядела меня с ног до головы и резюмировала:
  -- И это жалкое существо почти сотню лет путалось у нас под ногами? - Она звонко рассмеялась и прищелкнула пальцами. - Даже самой не верится. Но ты БЫЛА сильна, Путешественница... Очень сильна... Надо же, я и представить не могла, что ты решишься применить "инферно". Даже друзей не пожалела... - Ага, значит, могучая Хозяйка даже не подозревает, что друзей-то я как раз и спасла. Что ж, не будем ее разочаровывать...
  -- Жизнь многих людей намного важнее. - Ответила я, гордо вскинув голову.
  -- Ну, кто бы мог подумать - Валериана подперла ладонью подбородок и задумчиво уставилась на меня. - А ты все-таки не безнадежна, Путешественница. К нам перейти не хочешь? - В ответ я сложила комбинацию из оттопыренного среднего пальца и продемонстрировала ее Хозяйке. Валериана только хмыкнула:
  -- Смелая. Уважаю. Но, дорогая моя, - вишневые глаза Хозяйки недобро блеснули. - Ты забыла, что силы у тебя больше нет. Как и магии. Хотя твое "инферно" было неожиданностью для всех нас. Умеешь ты делать сюрпризы, Путешественница. Для бедняжки Ирадды оно было последним, что она видела в своей жизни. Что ж, по крайней мере похороны у нее были эффектные... Кстати, спасибо за ангельский меч. В паре с Печатью это будет идеальное средство для завоевания ваших миров. Правда, меч еще более своенравен, чем Печать, ведь он уже выбрал себе хозяина... Короче, Ллина. Что ты думаешь о совместном сотрудничестве? - Я приподняла бровь.
  -- Тебе еще раз продемонстрировать ответ, или сама догадаешься?
  -- Понятно. Кризан!
  -- Да, Хозяйка.
  -- Действуй.
  -- Слушаюсь, великолепная. - Я фыркнула, но выражение глаз Кризана мне совершенно не понравилось. Такие глаза бывают у маньяков, которым разрешили повеселиться с жертвой в свое удовольствие.
   Маг сделал несколько пассов, и под ногами у меня заполыхал костер. Сжечь меня как ведьму? Оригинально. Вот только я на все двести процентов знаю, что Валериана не позволит нанести мне серьезный физический вред, поскольку абсолютно точно знает, что у Путешественников рано или поздно вырабатывается иммунитет к боли. И путем пыток она ничего от меня не добьется. Поэтому огонь скорее всего иллюзорный...
   ... Ноги обдало жаром, а потом и болью. Я вскрикнула, и тут же до боли закусила губу. Да, огонь иллюзорный. Значит боль - тоже иллюзия. Обман... Но больно-то как!!! Я сначала тихо взвыла, но потом, когда, как мне кажется, загорелась каждая клеточка, я позволила себе закричать.
   Я кричала, и чувствовала, как в душе поднимает голову ярость. И боль. И ненависть на такую садистку, как Валериана...
   Огонь исчез также внезапно, как и возник. Облегчение накатило волной и я едва устояла на ногах. Но все-таки устояла. Выпрямилась и в упор посмотрела на Путешественницу, возомнившую себя ХОЗЯЙКОЙ. Тихо, почти не разжимая губ, сказала:
  -- Тебе лучше убить меня. Потому что рано или поздно я приду за тобой.
  -- Ты уже пришла. И попала в мою власть. - Усмехнулась красавица, сидевшая на троне.
  -- Ненадолго. - Шепнула я. Потому что во мне шевельнулась магия. Ничего, скоро я выберусь отсюда...
   Валериана хлопнула в ладоши и я снова оказалась в камере, прикованная к стене. И хотя все тело ныло и горело, я смотрела в будущее с новой надеждой. Сила возвращается ко мне, а значит - близок тот час, когда мы с Валерианой снова схлестнемся в поединке.
   Только на этот раз я буду готова...
   ...Дни текли медленно и неспешно. Обо мне, казалось, забыли все и сразу. На допросы меня больше не тащили, никто не приходил, за исключением стражника, который раз в день приносил мне пищу и менял ночную вазу. У меня сразу появилась куча свободного, ничем не занятого времени, когда я наконец-то смогла немного подумать о своих чувствах. И впервые осознала, как же все-таки мне не хватает моих друзей. Я привыкла ощущать рядом с собой дружеское плечо, на которое всегда можно было опереться... Когда я находилась рядом с ними, я чувствовала себя ЧЕЛОВЕКОМ.
   Господи, как же мне их всех не хватает!!
   Я закусила губу, чтобы не расплакаться.
   Мне их действительно не хватает... Не хватает шуток Нииты, надежности Элланона, спокойствия Аннимо, вечных подначек Дана...
   Дан...
   Где ты, мой эльф с серебряными волосами...
   Та-а-ак, а это уже нюни!! В конце концов, Путешественница я, или выпускница колледжа благородных девиц??
   Я раздраженно стукнула кулаком по жалобно зазвеневшей цепи, и с удивлением уставилась на золотые искорки, пробежавшие по моим пальцам. А вот это уже по-настоящему хорошая новость! Теперь, когда первые видимые признаки магии проявились, силы полностью восстановятся дня через четыре! И вот тогда...
  -- И что же тогда, Путешественница? - Я вздрогнула от неожиданности и пораженно уставилась на фигуру, закутанную в обтрепанный и вытертый шелковый плащ с капюшоном темно-коричневого цвета. Вначале я подумала, что это опять Айзан развлекается, но потом вспомнила, что голос был женским... И смутно знакомым...
  -- Кто ты?
  -- Не узнаешь? А ведь так часто виделись... - С этими словами женщина сняла капюшон и посмотрела на меня мудрыми сочно-бирюзовыми глазами в обрамлении золотистых, чуть кудрявых волос, заплетенных на висках в две тоненькие косички. Я смотрела на это молодое лицо со старыми, почти ВЕЧНЫМИ глазами, совсем как у Арсения, и чувствовала, нет, ЗНАЛА, что я ее уже где-то видела...
  -- Я ведь знаю тебя... - Неуверенно сказала я. - Вот только не помню...
  -- Ну, это неудивительно. - Девушка с глазами, в которых светилась мудрость ЗНАНИЯ слегка улыбнулась. - Пребывание на ТОЙ стороне никто не помнит... Удивительно, что ты хотя бы смутно узнаешь меня. Мало кто удостаивается чести увидеть меня дважды...
  -- Смерть... - Упавшим голосом произнесла я.
  -- Вот, уже вспомнила. Только буду признательно, если ты будешь звать меня Прекрасой. В конце концов Смерть - это рабочий псевдоним. Да ты садись, не стой. В ногах правды нет.
  -- Но нет ее и выше. - Машинально закончила я, усаживаясь на кучу соломы. Прекраса грациозно присела рядом со мной и недовольно поморщилась при виде звякнувших цепей. Едва заметное движение бровей - и цепи свалились с моих запястий и затерялись где-то в соломе.
  -- Так-то лучше. - Улыбнулась она, глядя на то, как я с наслаждением растираю запястья.
  -- Спасибо.
  -- Не за что. Я тут, вообще-то, по делу... - Я слегка побледнела, но все-таки нашла в себе силы уточнить.
  -- За мной?
  -- Нет, что ты. Я бы тебе это сразу сказала. Я помочь тебе хочу.
  -- Почему? - Попыталась я удивиться еще больше, но у меня не получалось. Еще бы, не каждый день беседуешь со Смертью. К тому же, когда она пришла явно не по твою душу...
  -- Видишь ли, Ллина... Тебя так называть или твоим настоящим именем?
  -- Лучше так. Оно мне привычней.
  -- Отлично. Так вот, Ллина. Видишь ли, у меня с Хранителями и со всеми, кто за вас, светлых Путешественников, отвечает, договор имеется. Суть его сводится к следующему: если Путешественник попадает на грань жизни и смерти до того, как он выполнит свое предназначение, то я помогаю ему эту грань НЕ пересечь. Иногда я делаю это по договору, иногда потому, что мне так хочется. С тобой же вообще случай особый. Не успела ты стать Путешественницей - и на тебе, первое балансирование на грани уже есть. Ладно, в тот раз тебе даже помогать не требовалось, но ты была настолько сумасбродной, что я стала видеть тебя на Грани так часто, что и я, и Хранители только диву давались. Поэтому я решила за тобой проследить.
  -- Проследить??
  -- Ну, понаблюдать. - Отмахнулась Прекраса. - Не придирайся к словам. Короче, ты мне понравилась. Мне понравился твой стиль, ты сама - как живой огонь... А поскольку я могу заглянуть в будущее, то я поглядела в твое.
  -- И что? - Полюбопытствовала я.
  -- Завтра ты умрешь. - Просто ответила Прекраса.
  -- То есть как?? - Я вздрогнула и заглянула в мудрые бирюзовые глаза, в которых отражалось... сожаление?
  -- Но твой путь еще не закончен. Поэтому по всем правилам тебе предстоит жить еще не одну сотню лет, но...
  -- Что - "но"?
  -- Эта выскочка, Валериана, возомнила себя всесильной! - Холодно произнесла Прекраса, нахмурив золотистые брови. - Слегка поднаторела в стихии Смерти и уже думает, что ей подвластны основы мироздания! Проще говоря, эта дурочка открыла для себя способ похищать душу из тела и оживлять с ее помощью любой неживой объект. Совсем обнаглела, волшебница липовая!
  -- Э-э-э... Прекраса, дурацкий вопрос можно? - Полюбопытствовала я. - А зачем ей это? - Она воззрилась на меня, как на умалишенную и, прикрыв глаза, терпеливо повторила:
  -- Представь себе, что ты можешь оживить любой предмет. Не просто заставить его двигаться, говорить и выполнять приказы, а действительно оживить. Я бы даже выразилась "одушевить". Ты берешь какую-нибудь статую, крадешь душу, вкладываешь ее - и вуаля! - Прекраса прищелкнула пальцами. - У тебя на руках оживший голем. Или дракон, или демон. Но с интеллектом и характером того, чья душа ему досталась. Вот только памяти нет. Или же берешь неподвластное тебе волшебное оружие, вкладываешь в него душу владельца - и пользуешься им.
  -- Так вот в чем дело... - Я задумчиво уставилась в пространство перед собой. - Ей нужна моя душа, потому что без этого она не сможет подчинить себе мой ангельский меч.
  -- Именно. - Прекраса встала и накинула капюшон на голову. - Непосредственно вмешиваться я не имею права, но все-таки помогу тебе. Во-первых, когда я уйду, дверь откроется и стражи поблизости не будет. Во-вторых я помогу твоим друзьям прийти к тебе на помощь.
  -- Не надо. - Быстро сказала я. - Я не хочу подвергать их опасности. - Она улыбнулась одними глазами и тихо сказала:
  -- Они все равно уже идут к тебе. Я только помогу им добраться до тебя с наименьшими потерями. И в-третьих, когда выберешься из камеры, мысленно позови свой меч, и он к тебе вернется. До встречи, Путешественница.
  -- До встречи... Прекраса. - Тихо ответила я. А она ушла в другой мир, попросту слегка откинув тень в этом. Вот так просто - без порталов, без заклинаний. Как будто штору отодвинула. Миг - и она исчезла, а дверь в камеру с тихим, едва слышным скрипом, приоткрылась.
   Путь на волю был свободен!
   Я улыбнулась и, еще раз мысленно поблагодарив Смерть, прикрыла глаза и представила себе изображение меча, постепенно восстанавливая в памяти все мельчайшие детали: эфес-крылья с небольшой царапиной справа, густо-синий камень, врезанный в крестовину меча, золотистое узкое лезвие с едва заметной вязью по центру, сплетавшуюся в немного неясный орнамент из плавных линий и завитков... Наконец я увидела его настолько четко, что, казалось, можно протянуть руку и взять - таким реальным он выглядел.
   И я протянула руку, коснулась пальцами рукояти, обтянутой светло-бежевой кожей...
   И тотчас ощутила ее наяву.
   Тогда я, не раздумывая, сжала пальцы на рукояти и одним резким движением выдернула меч в реальность.
   Получилось!!
   Ангельский меч вернулся к своей хозяйке! Я осторожно провела пальцами по радостно вспыхнувшей вязи на лезвии и впервые почувствовала уверенность в себе и своих силах. Магия, пусть и слабая, снова заструилась по моим жилам. Снова получив меч, я как бы обрела часть своей магии, своей сущности. Теперь в случае чего, защитить себя я смогу.
   Я улыбнулась и, подойдя к двери, бесшумно скользнула в темноту проема...
   ...Я неслась по полутемным коридорам, освещаемым только слабым пламенем факелов. Бежала и чувствовала, как во мне снова играет магия. Все еще слабая, неявная, но уже надежная. На бегу я слегка переделала свою одежду. На преобразование ночнушки в полноценный дорожный костюм тратить силы не хотелось, поэтому я ограничилась тем, что когда-то белая рубашка из тонкого полотна превратилась в темно-синее шерстяное платье длиной чуть ниже колена, а на ногах появились кожаные черные полуботинки на мягкой подошве. К тому же я применила заклинание, эффект которого сводился к очищению волос и тела. В конце концов, даже после сидения в камере я должна выглядеть достойно перед встречей с неизменно элегантной красавицей Валерианой.
   Все, я готова! Бесшумной тенью сбежав по каменной лестнице, благо план замка по-прежнему находился в моей памяти, я на всех парах неслась к подвалу в западном крыле - именно там, судя по плану, должна быть дверь, ведущая в подземные пещеры, где, собственно, и располагался портал в Адские Врата. Господи, что же за название-то такое! Неужели нельзя было "предбанник миров" назвать как-нибудь поблагозвучнее? Ладно, я там не живу, поэтому мне, в принципе, наплевать, какое у обиталища Валерианы название...
   Интересно, а где сама Хозяйка? Зуб даю, она сейчас спешно сматывает удочки после того, как меч исчез. Потому что это был явный признак того, что ко мне возвращается сила. А после "инферно" Валериана меня явно побаивается, потому что не знает, чего от меня ожидать. К тому же ей неизвестно, насколько восстановилась моя магия, а Хозяйка все-таки слишком дорожит своей драгоценной персоной, чтобы на собственной шкуре проверять степень моей боеспособности. Поэтому сейчас она либо уже в Адских Вратах, либо спешно готовится к отбытию. А на пути к ним явно настроит каких-нибудь особо пакостных магических ловушек, или еще чего-нибудь в этом роде.
   Я стремительно проскочила еще один пролет, отмечая свой путь ярко вспыхивающими факелами, которые гасли, как только я удалялась от них на расстояние в пару метров. Со стороны, наверное, выглядело эффектно - к факелу приближается тонкая фигурка с мечом, факел вспыхивает, как праздничный фейерверк, на миг озаряя золотые волосы, красивой волной летящих в воздухе, и сразу почти гаснет. Интересно, а куда вся стража делась? Неужели Прекраса всех разогнала? Да нет, вроде не похоже...
   На следующем повороте я на полной скорости налетела на кого-то, сбив его с ног и покатившись кубарем по каменному полу, едва не выронив меч и одарив неожиданное препятствие парой матерных слов. Вскочила на ноги и, узрев длинные белые волосы и совершенно ошалелые янтарные глаза на темном лице, добавила еще одно семиэтажное выражение на пару со слабеньким парализующим заклинанием, которого хватит аккурат на полторы минуты, а затем во всю прыть понеслась по коридору, с удовольствием выслушивая гневные матюки Айзана Эмдера, поневоле подивившись, как же у меня удается доводить расчетливого и холодного темного эльфа до белого каления. С другой стороны, понять его можно - идешь себе по коридору, никого не трогаешь, и тут на тебя из-за поворота вылетает нечто, сбивает с ног, а потом еще и убегает, наградив десятком матерных эпитетов и парализующим заклинанием. Хуже всего, когда до тебя доходит, что тебя так "обласкал" заклятый враг, которому, вообще-то, в темнице сидеть положено, в цепях, без магии и оружия. Вот так наглые донельзя Путешественницы выводят из себя восьмисотлетних темных эльфов! Я радостно усмехнулась, продолжая свой спринт по переходам замка, который, как мне казалось, совершенно вымер.
   Та-ак, секунд через тридцать Айзан освободится, и вот тогда за мной пойдет погоня, причем погоня серьезная...
   Наконец я вбежала в западное крыло, и остановилась, чтобы перевести дыхание, а заодно и сориентироваться. Так, здесь у нас обеденный зал, значит, чтобы попасть в подвал, мне надо будет проскочить мимо оружейной, и свернуть в третий поворот налево, а потом все время вниз по лестницам... В боку немилосердно закололо и я пошла неспешным шагом в нужном направлении, стараясь восстановить дыхание, дабы быть готовой к очередной пробежке. Все-таки я довольно долго не бегала полтора километра по лестницам и коридорам так, как будто бежишь стометровку - на скорость, а не на выносливость, поэтому-то мне и было сейчас так муторно.
   Впереди послышались крики, лязг оружия и гневные вопли. Ага, похоже, там капитальная драка. Стражники, что ли, чего не поделили? Я неосмотрительно выглянула из-за угла, и едва не поплатилась за свое неумеренное любопытство - мимо меня просвистела стрела, и если бы я не успела спрятаться за угол, то золотистое оперение украсило бы мою грудь точно над сердцем...
   Темная стрела с золотистым оперением?
   Аннимо Орве!
   Теперь-то мне ясно, что и с кем не поделили стражники, поэтому с воплем: "Не трогать меня, я своя!!" я выскочила из-за угла и тут же влетела в руки здоровенного стражника. Стражник явно обрадовался нежданному счастью, но мне пришлось его разочаровать, приложив не в меру ретивого мужика рукоятью меча чуть ниже пояса. Мужик пискнул и сложился пополам, а я вырвалась из его лапищ и добавила стражнику пинок под задницу, отчего тот рухнул на пол, где и затих.
   Сама драка в коридоре уже почти сошла на нет, поскольку двум десяткам стражников было явно не устоять против троих разъяренных эльфов и одной не менее взбешенной вампирши. Люди уже ровными кучками лежали на полу, когда я подбежала.
   И сразу же оказалась под перекрестным огнем четырех неприязненных взглядов, под которыми я сразу же стушевалась и опустила глаза.
  -- Ребята...
  -- Ллина. - жестко начала Ниита. - Ты нас зачем позвала-то? Для того чтобы мы тебе помогали, или чтобы перед эльфами покрасоваться? А может, тебе попросту одной скучно было?
  -- Ниита... - Жалобно промямлила я. - Я... - Но вампиршу уже понесло.
  -- Тебе вообще-то друзья нужны, а, Путешественница? Или мы просто пешки в твоей очередной игре? Лидером захотела себя ощутить? А как что серьезное - так нас вон с поля, портал заперла, а сама осталась подвиги творить?? Ну, как? Навоевалась? Домой нас сама отправишь, или нам Арсения попросить? - Жестко закончила Ниита. Я похолодела - неужели мой обман так на нее подействовал? Я с отчаянием взглянула на Дана, но в черных глазах эльфа не сумела прочитать ничего - одна вселенская тьма. Ниита хотела еще что-то сказать, но Элланон успокаивающе положил ей ладонь на плечо и, глядя на меня холодными зелеными глазами, тихо и спокойно ответил:
  -- Прошу прощения, Путешественница, но моя жена очень в вас разочарована. Она действительно считала вас другом, но оказалось, что она ошиблась. Как и все мы. Мы пришли освободить вас из плена, но, судя по всему, у вас и так неплохо получается. Жаль только, что вы не давали о себе знать - тогда бы мы с чистой совестью отправились по домам. Судя по всему, с вами все в порядке, поэтому я выскажу от лица всех одну лишь просьбу - отправить нас домой. Или хотя бы в Галерею, где ваш Хранитель укажет нам путь в родные миры. - Элланон слегка склонил голову в вежливом поклоне, а у меня щемило сердце. Потому что я, в действительности, была очень перед ними виновата. Обманула, пусть и для их блага... Но прямо сейчас я была не в состоянии даже открыть портал в Галерею - открытие портала на самом деле требовало уйму энергии, которой у меня сейчас попросту не было. И в ближайшее время вряд ли будет. Словно сквозь вату я услышала безукоризненно вежливый голос Аннимо Орве:
  -- Госпожа Путешественница, так вы отправите нас в Галерею? - Я только покачала головой, потому что горло перехватило, а в глазах стояли слезы. А эльф продолжал допытываться тем же ледяным тоном:
  -- Почему же? Вы хотите, чтобы мы умоляли вас? - Я только покачала головой и тихо сказала:
  -- Я не могу.
  -- Простите, Путешественница, а как же это понимать? Вы ведь столько раз делали это...
  -- У меня больше нет магии. Почти нет... На открытие портала не хватит... - Еле слышно призналась я.
  -- То есть как - нет магии?? Куда же она делась?? - Кажется, в голосе Нииты проскочило что-то, похожее на волнение. Я сморгнула слезы и повторила:
  -- Нет у меня больше магии. По крайней мере, на ближайшее время. А того, что есть, не хватит даже на полноценный боевой пульсар...
  -- Ты мне лучше ответь, куда ты ее разбазарить умудрилась?? - Ниита, похоже, слегка подзабыла про свою обиду, потому как положение сложилось действительно бедственное - я почти без магии, мы все в чужом, весьма враждебном мире, причем в случае чего экстренной эвакуации не предвидится...
  -- Ллина, отвечай! - Вампирша слегка тряхнула меня за плечо. Я подняла на нее глаза и по лицу у меня стекла маленькая слезинка. Стекла и затерялась где-то в складках платья на груди.
  -- Когда "инферно" вызывала... Чтобы нежить уничтожить...
  -- Что еще за инферно???
  -- Оставь ее. Кажется, я понял, про что она говорит. - Раздался от окна слегка взволнованный голос Дана. - Всем, кому интересно, могут подойти и посмотреть.
   Мои друзья дружно выглянули в довольно широкое окно, располагавшееся в конце коридора. Я тоже подошла посмотреть, потому что результаты своей деятельности я еще не видела. Зато когда увидела...
  -- Ллина, ты уверена, что это ты сделала? - Пораженно прошептала Ниита.
  -- Кажется, я... - Не менее ошарашено ответила я, глядя на выжженную равнину на месте холма. Замку тоже слегка досталось - стены, обращенные в сторону сработавшего "инферно", изрядно потрескались и закоптились, но все-таки устояли.
  -- Мамочки... - Я тихо сползла по стене. - Правильно я сделала, что убрала вас в Галерею...
  -- Да неужели? - Ехидно вопросила Ниита, но особой уверенности в ее голосе не было. Я только кивнула головой и прижалась лбом к теплой рукояти меча.
  -- Я не понимаю, почему осталась жива... Ниита, я не буду объяснять принцип действия "инферно", скажу только, что он уничтожает все, в чем есть частица творца. То есть все живое, призраков, демонов, нежить... Вообще все, понимаешь. Исключение - тот, кто это заклинание творит. Но здесь тоже есть свои правила - чем мощнее и обширнее "инферно", тем больше вероятность, что заклинание уничтожит заклинателя. В моем случае вышло так, что "инферно" пошло вглубь холма - то ли там было что-то такое, что заклинание посчитало опасным, то ли просто место зачарованное. Так или иначе, но шанс выжить у меня был в лучшем случае один из десяти. А вас бы вообще в порошок стерло...
  -- Ллина, а почему ты вообще решила применить это заклинание? - Элланон присел рядом со мной на корточки, осторожно вытирая слезинки. Я посмотрела в его потеплевшие зеленые глаза и вздохнула посвободнее:
  -- Там была армия нежити, которую некромантка никак не могла положить на покой самостоятельно. То есть если бы мы ушли, то Ирадда попросту отпустила бы эту армию на вольные хлеба. И нечисть не упокоилась бы, пока не напилась живой крови. Представь, сколько живых разумных существ должны были погибнуть...
  -- И ты не могла этого допустить?
  -- Не могла...
  -- Иди сюда. - Мягко сказал зеленоглазый эльф и осторожно, как ребенка, обнял меня. Меч, тихо звякнув, выпал из моих рук на каменный пол. Я вцепилась в зеленую тунику моего лучшего друга и тихонько шмыгнула носом, чувствуя, что прощена.
  -- Элланон, мне так жаль, что не предупредила вас. Я думала, что вы не поймете, что непременно захотите остаться...
  -- Как Аннимо? - Я кивнула и снова шмыгнула носом.
  -- Да, как этот невозможный, донельзя упрямый и безответственный эльф! - Выпалила я, и тотчас улыбнулась. - Аннимо, прости. Но времени тогда уже не было, объяснять что-то тем более... Ребята... Честное слово, я так больше не буду...
  -- Ладно, считай, поверили! Но только на этот раз. - Улыбнулась вампирша и тотчас кинулась меня обнимать. - Зараза ты наша, мы так волновались!!!
  -- Да-а. Это надо было видеть - мы все прыгаем вокруг тролля, тут через портал влетает Аннимо, причем влетает спиной вперед, как будто ему помогли...
  -- Я помогла... - Не преминула вставить я.
  -- Вот-вот. - Усмехнулся Элланон. - Значится, он влетает, потом портал превращается в зеркало, а Аннимо, не успев приземлиться, уже кричит, что ты нас всех обманула, а сама осталась там. Я как представил, что ты там одна против полчищ нежити, так мне чуть плохо не стало. Ниита верещит, как резаная, Маркус всех матом кроет, чтобы заткнулись и дали Арсению делать свое дело, тролля нашего лечить, Аннимо все твоего ангела дергает, чтобы портал открыть, а тот только отмахивается - мол, если закрыла, значит надо, ты не маленькая, сама знаешь, что и как. А вот Дан, когда узнал, что ты не вернулась и пробиться к тебе в ближайшее время нельзя, просто сел у колонны, да так целый день и просидел, опираясь на свою железку. На него вообще смотреть страшно было - глаза словно неживые, сам не двигается... Ниита его все расшевелить пыталась, да только без толку все. Сам очнулся, когда Арсений портал открыл...
  -- Кстати, - попыталась я вклиниться в словесный поток эльфа. - А Маркус что, с троллем остался? - Элланон заткнулся и жалобно посмотрел на Нииту, та - на Аннимо.
  -- Ллина... Видишь ли...
  -- Он погиб, когда мы пробирались в замок, чтобы тебя вытащить. - Ледяной голос Иллидана прозвучал похоронным звоном, а Ниита, словно смущаясь, вынула из кармана заляпанный кровью серебряный крест сэра Маркуса и протянула его мне.
  -- Он просил, чтобы мы отдали тебе это. Он сражался до конца, потому что верил, что умирает не зря. - Я даже не отреагировала на реплику Иллидана, во все глаза уставившись на серебряный крест паладина. Я гладила его пальцами и тихо шептала:
  -- Ты же обещала, что они пройдут сюда... С минимальными потерями... Почему же ты не сказала, что один из них не вернется...
  -- Ты думаешь, что если бы я сказала, что должна забрать одного из них... Что бы ты сделала?
  -- Прекраса?
  -- Ты мне не ответила. Что бы ты сделала, если бы я сказала, что Маркусу не суждено добраться до тебя?
  -- Не знаю...Попросила бы...
  -- Ты знаешь, что такую просьбу я выполнить не смогу. Есть предназначение. У меня оно тоже есть. Поэтому такая просьба была бы бессмысленной...
  -- Но это я позвала его... Это я виновата в его гибели... Ведь если бы я оставила его дома...
  -- То он умер бы в этот же день во время подавления очередного мятежа. В его уходе нет твоей вины, Ллина. К тому же, ТАМ ему несравненно лучше, чем здесь...Что может быть лучше для воина света, чем рай?
  -- Ему там хорошо?
  -- Думаю, что да. Когда я приходила за ним, то он сожалел только, что так и не узнает, чем закончится вся эта история. Но я пообещала ему...
  -- Что же?
  -- То, что когда все закончится, я навещу его, и все расскажу.
  -- Спасибо тебе, Прекраса.
  -- Не за что. Кстати, вам лучше побыстрее уходить, потому что за вами уже пришли.
   Разговор прервался и я, одним быстрым движением надев крест паладина на шею, подхватила меч и объявила:
  -- Уходим.
  -- Что, опять на коне, Ллина? - Ехидно вопросила Ниита.
  -- Нет, просто за нами сейчас придут.
  -- Что, приступ ясновидения? - Съязвил Элланон.
  -- Нет, меня предупредили.
  -- И кто же, позволь спросить?
  -- Смерть. А ей я склонна доверять. - С этими словами я побежала к лестнице, ведущей вниз.
   В конце концов, путь в Адские Врата только один.
   И он лежит через подвалы западного крыла...
  

Глава 5. Пещерный лабиринт.

  
  -- Интересно, здесь не убираются для того, чтобы имидж поддержать, или просто руки не доходят? - Ворчала Ниита, в очередной раз стряхивая с волос паутину, которая висела на низком потоке так густо, что получалось нечто вроде серых, пропыленных штор.
  -- Скорее всего, им попросту лень. - Недовольно буркнула я, задевая какую-то полку в подвале, с которой моментально осыпалось полведра пыли. Хорошо еще, что не мне на голову. Ниита фыркнула и пошла дальше, я же чуток поотстала, пропуская вперед Элланона, и, дождавшись Дана, замыкавшего нашу цепочку, пошла рядом с ним. Некоторое время мы шли молча, но потом я все-таки решила начать разговор.
  -- Дан, ты так на меня обиделся? За то, что не успела предупредить?
  -- Нет. Не обиделся.
  -- Тогда в чем дело?
  -- Ни в чем, Ллина. Смотри под ноги, не то упадешь. - Он замолчал и снова начал вглядываться в темноту перед собой.
   Весь подвал освещался только скудным светом факелов, которые освещали только сами себя - все остальное помещение терялось в сумерках. Я тяжело вздохнула и в сотый раз проверила себя на предмет восстановления способностей. В сущности, почти ничего не изменилось - сила по прежнему держалась на отметке процентов двадцать от общего уровня доступной мне в обычном состоянии магии. В принципе, это лучше, чем совсем ничего - с такой магией я худо-бедно могла оборонятся от не очень сильного мага, или вызвать одну из стихий, но о вызове двух или более стихий сразу до завтрашнего дня можно было позабыть. Я отогнала от себя печальные мысли и сосредоточилась на том, что мне сказала Прекраса. Она сказал, что за нами кто-то идет, но не уточнила, кто именно и чем это нам грозит в целом. Но я также знала, что просто так Смерть предупреждать не будет, для этого у нее должность больно серьезная. Отсюда вывод - если нам дают спокойно пройти в пещеры, значит, там скрывается какая-то особенная гадость, подготовленная Валерианой. То, что Хозяйка могла вот так просто убраться в Адские Врата и не подстроить нам какую-то изощренную подлость... Не-ет, в такое великодушие с ее стороны я ни за что не поверю. Скорее я поверю в то, что разъяренная кобра интеллигентно извинится и поползет по своим делам, так никого толком и не укусив.
   Я хотела было поделиться своими опасениями с ребятами, но они уже обнаружили какую-то дверь, и теперь ломились в нее с упорством таранов. Ниита скромно стояла в сторонке и ехидно предлагала мужу подолбиться в дверь лбом - авось поможет. В ответ Элланон предложил ей тоже самое, но с поправкой на вампирью сущность, а именно - прогрызть нам путь в пещеры. Ниита ограничилась дулей и нехитрым высказыванием, после чего работа по взлому двери закипела с удвоенной силой. Я постояла, прикинула на глаз толщину дубовой двери и соотношение сил, и пришла к выводу, что к тому моменту, когда ребята сломают эту треклятую дверь, силы у меня восстановятся полностью, и мы сможем безбоязненно переть грудью на амбразуру. Наконец Дан озлился и, выхватив из-за спины свое двойное лезвие, вонзил его туда, где у двери, по идее, должен был находиться замок. Брызнули искры, в замке что-то хрустнуло и дверь поддалась после несильного удара ногой.
  -- Давно бы так. - Не забыла отметить я, проходя в дверной проем под внимательным взглядом Дана. Эльф только пожал плечами, но ничего не сказал. Я же в свою очередь расстроилась, потому что шпилек и подначек Дана мне явно не хватало. Не хватало наших препирательств и состязаний в острословии...
  -- Ллина, ты как? - Голос Аннимо Орве раздался у меня над ухом. Я машинально повернула голову на звук, но на реплику не отреагировала. Фиалковые глаза эльфа потемнели и он тихо спросил:
  -- Ты себя плохо чувствуешь?
  -- Не знаю. - Неохотно ответила я. - Недельное пребывание в камере никого не радует... Да еще и Айзан здесь...
  -- Что?? - Дан очутился рядом как по волшебству. Всю его холодность и высокомерие словно ветром сдуло. - Повтори. - Он взял меня за плечи и заглянул мне в глаза.
  -- Айзан Эмдер здесь. - Послушно повторила я.
  -- Ты его видела?
  -- Он в камеру ко мне заходил. - Неохотно ответила я. Глаза Дана почернели и чуть сузились.
  -- Он тебе что-нибудь сделал?
  -- Не-а. Погрозил слегка, но я высказала ему все, что о нем думаю, и он больше не приходил.
  -- Интересно, что надо было сказать темному эльфу, чтобы он настолько задумался?
  -- Я ему сказала, что плевать мне, каким образом он мне мстить собирается.
  -- ???
  -- А еще я его сбила с ног, обматерила и связала парализующим заклинанием. Но это уже когда я из камеры сбежала... - Скромно призналась я.
  -- Сумасшедшая... - Потрясенно выдохнул Дан и легонько провел ладонью по моей щеке.
  -- Айзан сказал мне то же самое. - Улыбнулась я. - Видимо, ему мое нестандартное поведение тоже в новинку...
  -- Эй, вы идете или в подвале решили зимовать? - Ниита легонько хлопнула меня по плечу. - Пошли, а то мы к порталу еще нескоро дойдем...
   Я машинально сделала несколько шагов, а потом до меня вдруг дошло.
  -- Ребята, а вы, что, со мной в Адские Врата собираетесь?
  -- Разумеется. - Элланон недоуменно посмотрел на меня. Я остановилась.
  -- Народ, стойте. Есть разговор.
  -- Да? И какой же? - Саркастически вопросил Дан. Я с тоской посмотрела на него и ответила:
  -- Вам туда нельзя...
   У-у-у... Лучше бы я этого не говорила. Мои друзья, все, как один, замолчали, и с осуждением посмотрели на меня. Я же уселась на каменный пол и, оперевшись на меч, стала объяснять, слегка прикрыв глаза:
  -- Вы - мои лучшие друзья. Вы для меня - самое дорогое, что у меня есть. У меня... у меня вообще друзей не было... Не таких, как вы, а вообще. С тех пор, как я стала Путешественницей, я не жила ни в одном мире больше двух лет, а за это время надежных друзей найти не получалось... Потом снова уход, другой мир, другие существа... Честно говоря, я не могу позволить себе потерять вас... А Адские Врата - это не аналог Галереи. Вернее, там тоже стоят порталы в другие миры, но на этом сходство заканчивается. В то время, когда в Галерее могут жить только Путешественник и Хранитель, иногда кто-то из ангелов, но в целом народу у нас много не бывает, Адские Врата - совсем другое дело. Народу там хоть отбавляй, причем жить там может кто угодно - от Высших демонов до банальных гоблинов и мелкой нечисти. Именно потому, что у Адских Врат так много защитников, и существует мир с порталом туда. Для Галереи такого мира с прямым порталом нет и быть не может, потому что в отсутствие Путешественника защитник у Галереи один - Хранитель. Кстати, именно поэтому Хранитель не имеет права покидать Галерею... В общем, если вы сунетесь в Адские Врата, то есть очень большая вероятность, что вы там и останетесь. Я уже потеряла Маркуса... И не хочу терять еще и вас... - Я открыла глаза и в упор посмотрела на своих притихших друзей. А они смотрели на меня и улыбались.
  -- Что? - Не поняла я.
  -- Вообще-то мы ждали, что ты что-то подобное скажешь. - Элланон подсел ко мне и взял меня за руку. - Видишь ли, мы с Ниитой, еще когда покидали свои дома, заранее предупредили своих близких о том, что мы можем не вернуться. Так что мы еще там решили, что идем с тобой до конца. Несмотря ни на что.
  -- Короче, от нас тебе так просто отделаться не удастся. - Подвел итог Аннимо. - Мы все равно идем, так что от твоего нежелания наше решение не зависит. Так что, идем дальше? - Он протянул мне руку и я, уцепившись за нее, встала. Закинула меч в наспинные ножны, которые позволила себе сотворить где-то с час назад, и пошла вперед...
   Откровенно говоря, пещеры мне нравились все меньше и меньше. Раздражали сталактиты, растущие прямо из пола, которые так и норовили попасться под ноги, замаскировавшись под небольшой камешек, еще больше злило то, что враг молчит, и никаким образом себя не проявляет. Вначале такое положение дел, безусловно, радовало, но потом возникло подозрение, что все западло, которое могло попасться на нашем пути, перенесли непосредственно к конечной цели нашего блуждания, а именно - к порталу, ведущему в Адские Врата. Последнюю мысль я озвучила, и она нашла немедленный отклик в сердцах моих друзей - они одновременно, не сговариваясь, начали ненавязчиво проверять оружие, перемещая его так, чтобы можно было максимально быстро успеть пустить его в ход.
   Как оказалось, своевременно.
   Из бокового ответвления выскочило что-то небольшое, верткое и очень зубастое. Оно сбило меня с ног и стала клацать зубами в опасной близости от моего уха. Я заорала и влепила в клыкастую морду полноценный заряд пульсара. Тварь взвыла и шарахнулась от меня, катаясь по земле и пытаясь сбить пламя. В воздухе противно завоняло паленой шерстью, когда рядом со мной свистнула эльфийская стрела, вошедшая твари точно в левый глаз. Тварь дернулась и затихла, а я наконец-то смогла встать.
  -- Ллина, ты как? - Я только отмахнулась и подошла поближе к поверженному зверю. Зверь сильно смахивал на волка, но шерсть была угольно-черной, а на спине росли недлинные белесые, почти прозрачные иглы.
  -- Иглошерстый волколак. - Безошибочно определила я. Все, мы влипли. Выходит, Валериана все-таки начала перетаскивать наименее приятных монстров из других миров... Теперь понятно, откуда взялась иглистая сирена в мире Аннимо Орве...
  -- Ребята, у нас КРУПНЫЕ проблемы.
  -- Что ты имеешь в виду? - Удивленно поднял черные брови Дан. Он-то меня уже давно знает, и прекрасно понимает, что к панике я совершено не склонна, разве что в самых серьезных случаях.
  -- Только то, что чем быстрее мы отсюда свалим, тем лучше будет для нас. Иглошерстый волколак - лишь разминка. Теперь Валериана знает, что боевой магией я пользоваться могу. Значит, будем ждать кого посерьезней.
  -- А давайте никого ждать не будем, а быстро-быстро пойдем дальше. Мне тут как-то неуютно. - Предложила Ниита. Я согласилась и ускорила шаг. Уж если вампирше с ее обостренной интуицией неуютно, то сваливать из этого лабиринта надо как можно быстрее.
   С волколаком мы справились играючи, но в дальнейшем на таких же слабеньких противников можно было не рассчитывать. Зная Хозяйку, могу сказать только одно - она постарается, чтобы к финалу мы вышли живыми, но полностью вымотанными. И вот тут-то она возьмет нас голыми руками...
   Я еще раз проверила свой резерв, и немало удивилась тому факту, что после драки мои способности не только не уменьшились, а, напротив, возросли. Я довольно улыбнулась - сама того не желая, но Валериана только поможет мне скорее восстановиться. Видимо, стресс, возникший во время драки, стимулировал рост способностей, активизировал внутренние резервы. Отсюда вывод - чем больше драк на нашем пути, тем больше шансов, что против Валерианы я выйду уже полноценной Путешественницей. Последней мыслью я поделилась со своими друзьями. Ответом мне стали неуверенные улыбки и реплика Элланона:
  -- Вечно у тебя, Ллина, все не как у людей.
  -- Ага. - Я широко улыбнулась, и тут же с удивлением обнаружила, что ко мне вернулось внутреннее зрение. Я недоверчиво обвела взглядом окружающее пространство - точно, так и есть. Я видела яркие, разноцветные ауры своих друзей, а посмотрев на свои руки, увидела, как меня окружает золотистый светящийся ореол. Живем!
   Я с улыбкой посмотрела на своих друзей, и тут же заметила на потолке прямо над ними ярко-красный сгусток ауры.
   Огненный лук появился в моих руках сам собой, и тут же алое пятно на потолке приняло очертания паука далеко немаленьких размеров. Я взвизгнула и с перепуга выпустила две огненные стрелы сразу. Паук недовольно дернулся и оторвался от потолка. Дан взмахнул своим двойным лезвием, оттесняя паука к стене. Зазвенела тетива Аннимо, но стрелы отскакивали от паука, как от стены. Я взвыла:
  -- Аннимо, по глазам бей!!! - Одновременно я распылила огненный лук и вытащила из ножен меч, вспыхнувший ослепительным золотым светом. Паук попятился от света, когда стрелы Аннимо поразили два из его восьми глаз. Еще один выбила Ниита своим метательным ножом, и полуослепший паук завертелся на месте, пытаясь уйти от света и эльфийских клинков. Но сияние ангельского меча словно затормаживало его движения, и вскоре ребята покрошили паучка на кусочки.
  -- Ну, вы даете... - Присвистнула я, оглядывая то, что осталось от гигантского паука. - С вами в темном переулке лучше не встречаться.
  -- Ну, это смотря с какой целью. - Ехидно усмехнулся Дан, вытирая лезвия at'tha hianda от зеленоватой паучьей крови собственным плащом.
  -- Темнота - друг молодежи. - Наставительно ответила я, подняв кверху указательный палец.
   Ниита хихикнула, а Дан белозубо улыбнулся и подмигнул мне. Я смутилась, но потом вспомнила, что надо идти дальше...
   Теперь, когда мы свыклись с мыслью, что спокойно дойти оставшиеся до портала три с половиной километра нам не дадут, мы сами стали кидаться на встречных монстров, потрясая оружием и пугая разношерстную нечисть воинственными воплями. В итоге, когда мы подходили к порталу, нечисть при нашем приближении начинала улепетывать со всех лап. Особенно меня насмешил момент, когда на нас из-за поворота выскочил огромный волосатый мужик с топором в руках, но, увидев наши зверские, перемазанные чужой кровью и грязью, рожи и сверкающее оружие, взвыл и, кинув в нас своей секирой, с воплями скрылся в ближайшем боковом ответвлении. Вампирша несколько разочарованно посмотрела мужику вслед и сокрушенно прокомментировала:
  -- Дожила... Мужики с воплями сбегают... - Элланон ухмыльнулся и приобнял жену за талию:
  -- Дорогая, не волнуйся. Я не сбегу... с воплями. Только втихомолку.
  -- Только попробуй!! - Вампирка щелкнула клыками у носа эльфа. Тот честно притворился, что напугался до полусмерти, и пропищал сильно измененным голосом:
  -- Вампира, вампира... Не трогай эльфа, однако... Моя не виновата, однако...
   Не знаю, откуда Элланон знает про интонацию чукчей из анекдотов, но у него это получилось настолько смешно и нелепо, что мы все дружно расхохотались. Правда, смеялись мы недолго, потому что следующий поворот вывел нас в огромную пещеру, озаренную красновато-оранжевым светом.
   Все, как в классической преисподней - острые черные скалы, слева ущелье, на дне которого пышет жаром река раскаленной лавы, и посередине - высокий вытянутый портал в Адские Врата. Портал сверкал и переливался, как отражение лавы на дне ущелья, всеми оттенкам живого огня. Что ж, я не могла не признать, что это было красиво. Даже слишком красиво какой-то злой, дикой красотой.
   По поверхности портала пошло возмущение, словно круги по воде, и через несколько секунд перед нами во всей своей красе стояла Хозяйка. Сегодня она принарядилась в огненно-красное платье до пола с открытой спиной и разрезами до середины бедер. Алые босоножки на высоком каблуке довершали образ Королевы Тьмы. Что ж, Хозяйка была как всегда эффектна. Против нее я, в простом грубом платье, с волосами, собранными в косу, вымазанная кровью и грязью, смотрелась... Ну, честно говоря, никак я не смотрелась. И если Добро и Зло выглядят так же, как мы с Валерианой, то я понимаю, почему все больше разумных существ склоняются к темной стороне мироздания. Зло всегда прекрасно снаружи и уродливо внутри, но мало кто обращает внимание на содержание при наличии столь великолепной оболочки.
   Я тяжело вздохнула и, вытянув меч из ножен, выступила вперед.
  -- Ну что, сама Печать отдашь, или мне забрать? - Валериана хмыкнула и в руках ее появился жезл с Печатью.
  -- Вот эту Печать? - Хозяйка небрежно повертела ее в руках и за спиной ее возникли Кризан Восьмой и Айзан Эмдер во всеоружии. - Нет, дорогая. За просто так не отдам. Обменяю. - Я удивленно посмотрела на нее, понимая, что весь этот треп - просто попытка отвлечь нас от чего-то более серьезного. Но я все-таки приняла максимально непринужденную позу и величественно кивнула Хозяйке:
  -- И чего ты хочешь в обмен? - Валериана насмешливо взглянула на меня и ответила:
  -- Его. - И указала жезлом на Иллидана. - Айзан вот уже несколько столетий горит желанием с ним активно пообщаться, да и мне он нравится. Ну так как? Отдашь его мне, и Печать твоя. В конце концов, ты Путешественница. Думай же. Что для тебя важнее - долг или любовь, а? Что важнее - жизнь одного, дорогого тебе эльфа или десятки тысяч жизней, которые ты сможешь спасти, если Печать окажется в твоих руках, и ни я, ни мои миньоны уже не смогут хозяйничать в твоих мирах? Думай, Ллина, думай... - Валериана ухмыльнулась, а я задумчиво смерила взглядом расстояние сначала до нее, а потом до портала, прикидывая, успею ли я вырвать из ее рук Печать прежде, чем она скроется в портале.
  -- Время вышло, Путешественница. Твой выбор? - И вот тогда я с огромным наслаждением показала ей оттопыренный средний палец.
   И сразу же телепортировалась прямо к ней.
   То ли от меня такого не ждали, то ли моя нахальная выходка ошеломила присутствующих, но на несколько секунд все выпали в осадок.
   И этих нескольких секунд мне хватило для того, чтобы сделать три вещи: я одним движением срубила Печать с жезла, с размаху засветила Валериане в глаз с левой руки и, подхватив с пола пещеры срубленный артефакт, благополучно телепортировалась к своим друзьям.
   Время дрогнуло, и пошло нормальным ходом, а в голове я услышала тихий голос:
  -- Молодец, Путешественница.
  -- Прекраса! Так это ты замедлила время, чтобы дать мне шанс?
  -- Да. И ты этот шанс использовала как нельзя лучше. У Арсения есть повод гордиться своей воспитанницей.
   Я еще раз улыбнулась и победно посмотрела на зло кричащую Валериану, под правым глазом которой уже наливался чернотой фингал приличных размеров. Но еще больше меня порадовало, как она взвыла, когда обнаружила, что в руке ее вместо жезла находится куцый обрубок. Я радостно улыбнулась, и продемонстрировала ей Печать Серафима, зажатую в левой руке.
  -- ЛЛИНА!!!!
  -- Валериана, солнышко, спасибо за сувенир! - Хозяйка злобно взвизгнула и проорала:
  -- А вы что стоите?? Убейте их!! Печать и меч - мне!
   Айзан словно ждал этой команды. Он метнулся к нам темной молнией, но тотчас был перехвачен Иллиданом. Два заклятых врага скрестили оружие. Сабли Айзана со свистом рассекали воздух, мелькая серебряными молниями, но Дан раскрутил свою at'tha hianda, как пропеллер вертолета, превратив оружие в сверкающий по краям непробиваемый щит, от которого все атаки Айзана отскакивали, как от каменной стены. Во время следующего приема дроу едва не лишился одной из сабель, и противники сменили тактику - теперь они кружили друг напротив друга, время от времени делая настолько стремительные выпады, что их движения смазывались. А потом мне самой пришлось уходить из-под обстрела мощными шаровыми молниями, и я не могла больше следить за поединком эльфов.
   Валериана разъярилась до такой степени, что вокруг меня градом сыпались смертоносные заклинания, взрывая каменный пол пещеры прямо у меня под ногами, не давая мне ни шанса на ответную атаку - только уворачиватся и отражать прямые заклинания лезвием ангельского меча. Из-за того, что Печать Серафима была намертво зажата в моей ладони, я лишилась возможности отвечать магией на заклинания Хозяйки. Защиту-то я ставить могла, но вот для атакующих заклинаний была необходима хотя бы одна рука, а времени создать какой-нибудь карман, чтобы сунуть туда Печать, у меня не было. Вот я и носилась по пещере, помогая Валериане разъяриться еще сильнее, потратить свой резерв, а заодно изменить интерьер пещеры в целом.
   Где-то вскрикнула Ниита, но отвлекаться и смотреть, что там с моей подругой, времени не было, но судя по тому, что обстрел начался с двух сторон, ребята с Кризаном справиться никак на могут. Немудрено - Валериана накачала его неслыханной мощью, при этом окончательно разрушив его разум, так что в данный момент Кризан Восьмой был как мартышка на ядерной боеголовке. Очередной взрыв магии отбросил меня прямо к обрыву - затормозила я в каком-то жалком метре от его края. Обстрел на миг прекратился, и этого было для меня достаточно, чтобы воздеть меч высоко над головой. Ангельский меч вспыхнул, как пойманная звезда, и с острия его сорвался слепящий шар белого цвета, который стремительно пересек поле боя и врезался в грудь сумасшедшего мага.
   Кризан замер и тотчас осыпался кучкой серого пепла, не успев вякнуть ни слова.
   Притихли все, даже Валериана, глядя то на кучку пепла, оставшаяся от мага, накрывшего себя щитом с шестью ступенями защиты, пробить который было теоретически невозможно, так как это был человеческий аналог Сферы Высшей Защиты - не всякий Путешественник с ходу пробьет, то на меня, которая сломала этот барьер мимоходом, словно и не заметив. Я же стояла напротив них, и в правой руке у меня белым огнем полыхал ангельский меч, а в левой сквозь пальцы пробивалось золотистое сияние Печати...
  -- Сильна, Путешественница... Но по-прежнему слишком правильная! - С этими словами с пальцев Валерианы одновременно сорвались сразу два "Отблеска Смерти" - огненных шара, созданных из багрово-черного адского пламени. Отразить такой шар нельзя, он убивает цель почти моментально, а защиту от такого заклинания в своем нынешнем состоянии я могла поставить либо на себя, либо на того, в кого полетит второй шар...
   Время растянулось пружиной, и я с ужасом наблюдала за тем, как один шар летит к моей груди, а второй - в спину Дана, который, как я уже знала абсолютно точно, уклониться не успеет. Поэтому я, собрав остатки своей силы, воздвигла вокруг Дана бело-голубую стену, которая поглотит "Отблеск Смерти" и сохранит эльфа. Но на себя сил уже не оставалось...
   Время дрогнуло и потекло с обычной скоростью. "Отблеск", направленный на Дана, стукнулся о стену, вспыхнувшую белым пламенем, и моментально погас...
   Второй пробил мне грудь насквозь и истаял алыми искрами, брызнувшими во все стороны от сквозной раны в груди размером с кулак...
   Я пошатнулась, и тут камень под моими ногами дрогнул, и начал медленно оползать вниз, в ущелье...
   Печать звонко хрупнула в моих судорожно сжатых пальцах, и по ним потекло что-то густое и прохладное...
   Вниз посыпался дождь камней, увлекая меня за собой...
   Я летела сквозь мрак навстречу ярко-синему свету с золотыми искрами, который становился все ярче. Где-то в бесконечной мгле мелькнули золотые волосы Прекрасы и ее мудрые бирюзовые глаза.
   Неведомо откуда поднявшийся ветер отбросил с моего лица призрачные волосы и понес меня куда-то вдаль...
   Туда, где искрил и переливался густо-синий свет...
   Оказывается, умирать совсем не страшно...
   Здравствуй, Прекраса. Теперь мы будем видеться чаще...
  
  
   Конец 4-й части.
  

Оценка: 4.23*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"