Ева: другие произведения.

Путешественница5. Свет и тень.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.14*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершение похождений Путешественницы. Все наконец-то становиться на свои места...


ПУТЕШЕСТВЕННИЦА

Часть 5. Свет и тень.

Глава 1. Замкнутый круг.

   Я медленно плыла по течению. Тьма вокруг меня прояснилась, и я с удивлением поняла, что нахожусь в океане. Темном и холодном океане, покрытом коркой толстого льда. Сейчас я словно висела в призрачных водах, и над головой у меня была поверхность, затянутая белоснежным льдом, а под ногами - черная бездна... Я оглянулась и мои волосы шевельнулись, словно подхваченные неощутимым течением. Здесь должно было быть холодно, но почему-то не было...
   Я опустила взгляд и увидела свои полупрозрачные руки...
   И тут же вспомнила.
   Ах, да. Я же все-таки умерла. Мало того, что мне сделали дыру в груди размером с кулак, я ведь еще и в реку лавы свалилась.
   Печально, но ничего не поделаешь...
   Я оглянулась, в надежде увидеть хоть кого-то, кто подсказал бы мне, что мне теперь делать, но темно-синяя толща "воды" была абсолютно безжизненна. Безжизненна? Я горько усмехнулась. Какая, к черту, может быть жизнь ЗДЕСЬ? Я еще раз обвела взглядом "лед" над моей головой, посмотрела на черноту, разливающуюся под ногами, и решительно развернулась в ее сторону. Какая разница, идти вниз или вверх? "Лед" над головой я точно не пробью. Остается только мгла где-то далеко внизу...
  -- Куда-то собралась, Путешественница? - Спокойный, уже до боли знакомый голос раздался совсем рядом и, казалось, заполнил собой весь "океан". Я встрепенулась и, подняв голову, столкнулась взглядом с мудрыми глазами Смерти.
  -- Здравствуй, Прекраса. Как видишь, меня все-таки убили. - Смерть улыбнулась уголками губ и совершенно спокойно произнесла:
  -- А вот в этом ты ошибаешься.
  -- Да что ты говоришь! - Усмехнулась я, с вызовом сложив руки на груди. - Я-то, конечно, живучая, но не настолько, чтобы выжить после дырки в груди и падения в лаву.
  -- И насчет лавы ты ошибаешься. Ты упала на небольшой выступ в ущелье. Так что твое тело от лавы отделяет еще метров сто, не меньше. - Прекраса поплотнее завернулась в свой истрепанный коричневый плащ и медленно приблизилась ко мне. - Сейчас ты на Грани. Тьма под твоими ногами - это ТА сторона, откуда ты вряд ли вернешься. По крайней мере, не в этой эпохе, это точно. Лед над головой - это возвращение к жизни в твое собственное тело. Так что тебе выбирать, куда идти.
  -- А что бы ты посоветовала? - Смерть на секунду задумалась, а потом решительно ответила.
  -- Знаешь, по всем правилам я должна была бы проводить тебя на ТУ сторону, но, поскольку ты спрашиваешь моего совета... Лично я посоветовала бы вернуться. Твой путь еще не закончен, ты еще не выполнила свое Предназначение.
  -- Понятно... - Я на миг задумалась, а потом оценивающе посмотрела на корку белоснежного льда над головой. - Я смогу пробить его? - Прекраса изящно пожала плечами и ответила:
  -- Кто знает. Я не говорила тебе, что возвращение дастся тебе легко. УЙТИ всегда было и будет проще, чем ВЕРНУТЬСЯ. - Я сначала посмотрела на нее, потом на корку льда над головой и решительно поднялась наверх.
   Прикоснулась полупрозрачными ладонями к прохладной белой поверхности, на миг вслушалась в себя, а потом со всей силы ударила кулаком в преграду. Боль пронзила правую руку от кисти до локтя, но кровь не выступила. Все правильно, откуда взяться крови у бесплотной души? Я стиснула зубы и ударила еще раз. И еще... Треклятый лед и не думал поддаваться. Я с отчаянием взглянула на Прекрасу, которая бесстрастно наблюдала за моими попытками пробиться назад, к жизни. В глазах Смерти стояло легкое любопытство. Так учитель наблюдает за учеником, которому он поручил заведомо сложное задание, и теперь самому учителю интересно, сумеет ли ученик справиться.
   Я нахмурилась и перевела взгляд на девственно-белую преграду. Внутри меня поднималась злость на этот треклятый лед, и упрямство. А потом, когда я вспомнила, что после моей гибели друзья остались один на один с Валерианой без малейшей магической поддержки, то поднял голову страх. Не за себя, за них... От моего правого кулака во все стороны брызнуло сине-золотое свечение, и я ударила в преграду...
   На льду появилась небольшая трещина...
   Я нехорошо улыбнулась и принялась долбить непокорную ледяную корку. Трещина расширилась, от нее во все стороны побежали более мелкие трещинки-ручейки...
   Удар, еще удар...
   От преграды уже сыпались куски, сначала мелкие, больше похожие на маленькие бриллианты, потом все более крупные. Наконец мой кулак пробил ледяную корку насквозь, и в холодные глубины хлынул ослепительно-белый свет. Мне больше не было нужды пробивать себе путь НАЗАД - едва первые лучи света озарили меня, как все мое существо охватила удивительная легкость. Мои руки словно впитывали этот слепящий чистый свет, я растворялась в нем, постепенно становясь ИМ...Потом меня подхватило и куда-то понесло... А потом - только свет...
   ...Ох, мать твою, как же все болит!!
   Я с трудом приоткрыла глаза, обозревая окружающую действительность. Правый глаз чем-то заливало и я, с трудом подтянув к лицу руку, стерла что-то теплое и липкое. Кровь. Причем моя. Та-ак, а вот это уже не есть хорошо... Я попыталась перевернуться с живота на спину, но не смогла. Было ощущение, что на спине лежит что-то тяжелое. Я попыталась стряхнуть это "что-то", и оно сползло по левому боку теплой шуршащей волной. Я повернула голову, и едва не заорала от неожиданности - слева от меня, почти полностью укрыв бок, лежало безжизненное крыло, покрытое сапфирово-синими перьями с едва заметным золотистым отливом. Поскольку шея у меня болела просто жутко, и я была не в состоянии разглядеть подробности, то я попросту дернула за это крыло, намереваясь стащить его с себя.
   Крыло на удивление не поддавалось, а когда я дернула его посильнее, то почувствовала боль у левой лопатки. И как же это понимать? От догадки, посетившей мою голову, я побелела, как потолок в гостиной Милиного особняка, но мысль нуждалась в проверке, поэтому я слегка напрягла мышцы на спине, и тотчас распростершееся на черных камнях крыло дернулось и слегка приподнялось.
   От неожиданности я вскрикнула и подскочила на месте, поднявшись с живота на четвереньки. С правой стороны свесилось второе сапфировое крыло, слегка оттягивая спину, и до меня окончательно дошло, что крылья эти - мои.
  -- Спокойно, Путешественница, спокойно. - Пробормотала я, осторожно садясь на теплые камни. - Без паники...
   Я внимательно осмотрела себя, кое-где даже ощупала и наконец пришла к выводу, что дырок у меня нигде нет, если не считать продранной, а в некоторых местах прожженной одежды. Ноги целы, руки тоже... Крылья... Я мрачно покосилась в сторону нежданно-негаданно взявшихся конечностей и, попытавшись ими пошевелить, с удивлением обнаружила, что они мне подчиняются. Ощущения были похожи на то, когда во сне отлежишь руку - вначале ее вообще не чувствуешь, как будто ее нет совсем, но потом кровообращение восстанавливается, и рука снова тебе повинуется. Здесь было то же самое - вначале крылья висели безжизненным грузом, но, спустя несколько минут, я уже смогла заставить их аккуратно сложиться за спиной так, что их вес почти не чувствовался.
   Ладно, с крыльями будем потом разбираться. Сейчас надо найти меч и подумать, как отсюда можно выбраться. Я задрала голову и посмотрела наверх - где-то высоко полыхало алое зарево портала, позволяя мне четко отличить границу ущелья от потолка пещеры. Прикинув высоту подъема, я поняла, что в таком состоянии я туда фиг залезу.
   А если попробовать взлететь?
   Ага, с учетом того, что летать я не умею, а под ногами - река лавы. Оригинальная мысль. Безопасная, главное... Ох, какая же я все-таки оптимистка...Сразу вспомнился бородатый анекдот: падают два альпиниста - пессимист и оптимист. Первый кричит: "Я падаю, я падаю!!!", второй: "Ух ты, лечу!!!" Так вот. Я - второй альпинист.
   Я с тяжелым вздохом опустила взгляд на свои уже зажившие руки, и с удивлением обнаружила, что татуировка на левом запястье изменилась. Теперь это был не хаотичный (для меня) набор непонятных символов, а стилизованное изображение Печати Серафима - круг, от которого отходят длинные вытянутые крылья, обвивавшие всю руку и соприкасающиеся кончиками на тыльной стороне ладони. Внутри круга медленно проявлялись те же непонятные символы, что всплывали из синевы камня, вставленного в Печать, только...
   Только теперь они мне были знакомы.
   Я с удивлением уставилась на изменившуюся татуировку, и в этот миг мир сменил очертания.
   У меня было ощущение, что мое внутренне зрение каким-то образом наложилось на обычное, потому что стоило мне пристально посмотреть на какой-либо предмет, как вокруг него моментально возникала цветная аура... Я мотнула головой, и это ощущение пропало... Зато пришло знание. Теперь я почему-то точно знала, что мой меч воткнулся в расщелину между камнями точно под узкой площадкой, на которой я расположилась. Все еще не совсем доверяя своим новым ощущениям, я медленно приблизилась к краю площадки, и сразу увидела свой меч, радостно вспыхнувший при моем приближении. Вот только дотянуться до него было проблемно - меч застрял на три метра ниже между небольшими камнями на почти отвесной стене. Не достать...
   Но стоило мне только пожалеть о том, что до меча мне не добраться, как он залился золотистым светом и слегка дрогнул. А я наконец-то вспомнила, что меч-то и позвать можно. М-да, головой я явно ударилась, пока падала... Или это смена обстановки так на меня подействовала? В конце концов не каждый день из обычной Путешественница становишься гибридом ангела и человека... Знать бы еще, как это у меня получилось? Ну, не канонизировали же меня, в самом-то деле! И нимба над головой, как у Арсения, вроде бы не наблюдается...
   Печать!!!!
   Вот черт, я же ее разбила!!! Вот мне от Арсения влетит!!! Шла за артефактом, а в итоге сама его и раздолбала!!
   Со злости я стукнула кулаком по скале, ушиблась, помянула всех, кого вспомнила, матерными словами, а потом моя память услужливо мне напомнила, что с Валерианой я так и не разобралась... Кстати, что-то уж наверху больно тихо - если бы там была драка, то шум стоял бы до небес. В моем случае - до потолка пещеры...
   Я подскочила на месте и с отчаянием вслушалась в тишину над головой. Господи, ведь если там так тихо, то... Что же могло случиться с моими друзьями??
   Меч влетел в мою ладонь, как горячая ракета и я, подгоняемая тревогой, раскрыла новоприобретенные крылья и, зажмурившись, шагнула в пропасть.
   Ой!! Зачем же я сначала делаю, а потом думаю-у-у!!!
   Я камнем пролетела метров тридцать, прежде чем удосужилась вспомнить, что крылья у меня за спиной растут не просто так. Ведь учатся же как-то птицы летать??!! Но если они учатся точно так же, как и я, то я превосходно понимаю, почему большинство птичек на всю жизнь остаются такими нервными-и-и!!! Я захлопала крыльями, как петух, взлетающий на забор, и к моему огромному удивлению, падение замедлилось, а потом и вообще остановилось.
   Оказывается, что летать - это как кататься на велосипеде. Сколько бы лет не прошло, но если ты когда-то научился ездить на этом двухколесном агрегате, то потом всегда сможешь сесть и поехать. Другой вопрос, что понадобиться какое-то время на восстановление навыков, но тело все равно будет все помнить. Точно также было и со мной. Я полетела так, как будто я когда-то уже умела летать, просто позабыла, как это делается, и вот теперь тело само все вспоминало, медленно, но верно вынося меня из ущелья.
   Летела я, конечно, ужасно - как ворона, повстречавшаяся темной ночью с деревом, предварительно перебрав паленой водки с пивом. Траекторию моего полета не смогла бы повторить даже ласточка, упившаяся вдрызг до полубессознательного состояния, а в воздушные ямы я проваливалась чаще, чем самолет "Ту-134" 1984 года выпуска, летящий по маршруту "Москва-Анталия". Поэтому когда я наконец-то подлетела обвалившемуся краю ущелья, я была счастлива, как никогда. Даже несмотря на то, что от платья остались художественные обрывки, заляпанные кровью и грязью, и едва-едва прикрывавшие стратегически важные места, я все равно была рада, потому что полет в стиле "обкуренная ворона" наконец-то завершился.
   Поэтому, едва я ощутила под ногами твердый камень пола пещеры, я сложила крылья и принялась осматривать поле боя. Так, вон та кучка пепла у портала - это все, что осталось от господина Кризана, чтоб его черти в аду на сковородке без масла жарили. Тел вроде бы нигде не валяется, и это успокаивает - где бы ни были мои друзья, но здесь они не погибли. Значит, они либо ушли, либо... Либо они в плену.
   Последняя мысль оптимизма мне не добавила, зато настроила на более деловой лад. Я поудобней перехватила рукоять меча и пошла по залу, заглядывая за крупные, с мой рост, валуны, набросанные по пещере. Валуны имели вид изгрызенного мышами швейцарского сыра - это Валериана по мне обстрел вела, а я за этими камнями пряталась... Интересно, а где же... Внезапно на глаза мне попался обломок оружия с длинным, причудливо изогнутым лезвием из серебряной эльфийской стали.
   At'tha hianda Дана!!
   Я побледнела и, подбежав поближе, увидела, что двойное лезвие попросту разрублено пополам как раз по древку. Где была вторая половина вместе с Даном, я даже представить себе не могла. Но если оружие эльфа сломано, то это означает только то, что мои друзья проиграли... Я неуверенно сделала еще пару шагов, и тут я увидела...
   Дан лежал на каменном полу пещеры, намертво зажав в левой руке обломок двойного лезвия. Глаза эльфа были закрыты, серебряные волосы беспорядочно разметались по камням, а одежда была изрезана множеством мелких и средних порезов. Ангельский меч и второй обломок выпали из моих ослабевших пальцев. Словно в тумане я медленно подошла к распростертому на земле эльфу...
   Осторожно, словно боясь прикоснуться, провела пальцами по его щеке. Кожа на ощупь была холодная и сухая... Значит, значит...
  -- ДА-А-А-АН!!!! - Крик сорвался с губ и улетел к потолку. Я порывисто прижала уже холодное тело Дана к себе и расплакалась. Господи, я ведь только сейчас поняла, что люблю его!... Зачем я его с собой потащила?? Я гладила его лицо и волосы, а в душе стремительно росла жгучая ненависть к той, кто это сделал... Валериана... Вот теперь-то мне точно терять нечего.
   Где-то рядом послышался едва слышный стон. Я медленно, словно отупело, поднялась и побрела в сторону звука. Стон повторился, на этот раз громче, и, заглянув за камень, я увидела пришпиленного к каменному полу Айзана Эмдера. Темный эльф умирал - это было ясно с первого же взгляда на рану, из которой торчал полутораметровый меч из темной стали, пригвоздивший грудь дроу к камню. Айзан хрипел, пытаясь выдернуть меч из раны, но тот сидел слишком прочно, и сил у раненого эльфа явно не хватало. Услышав звук приближающихся шагов, он прекратил попытки вытащить клинок и уставился на меня замутненными от боли янтарными глазами. Увидел, узнал и тихо прохрипел:
  -- Добей, Калимдор. - Я посмотрела на него абсолютно равнодушным взглядом. Теперь, когда Дан погиб, мне было на все наплевать. Абсолютно на все. Кроме Хозяйки... Я сделала шаг к умирающему дроу.
  -- Добей... Чего ждешь? - Я раскрыла сапфировые крылья, бросившие тень на Айзана Эмдера, и дроу пораженно умолк, глядя на меня расширившимися донельзя янтарными глазами.
  -- Не двигайся. - Тихо приказала я и, взявшись за черный меч, начала медленно растворять его в воздухе. Удивительно, но для того, чтобы призвать стихию Ветра, мне не понадобилось почти никаких усилий - стихия сама пришла ко мне, стоило о ней подумать... Наконец меч стал полупрозрачным, и я моментально извлекла его. Протянула ладони, засиявшие золотым светом, к ране дроу, и та сомкнулась буквально на глазах, не оставив после себя даже намека на шрам. Айзан приподнялся на локте и неверяще провел по зажившей груди рукой. Перевел на меня подозрительный взгляд.
  -- Зачем? - Я покачала головой и провела все еще светящейся ладонью по его лицу, словно стирая что-то. Когда я убрала руку, то шрам на темном лице, оставшийся от моего меча, исчез раз и навсегда, оставив после себя гладкую кожу. Дроу недоверчиво провел ладонью по тому месту, где был маленький жесткий шрам, и уставился на меня еще более подозрительно. Я же встала и, взмахнув рукой, раскрыла золотой портал.
  -- Уходи, Айзан. Это - дорога в твой мир. Я сняла с горы запрет на выход, так что народ темных эльфов отныне свободен. Идите, куда хотите, только не устраивайте масштабных войн, иначе следующий Путешественник уничтожит вас.
  -- Путешественник? Как ты? Ты ведь тоже хотела нас убить, но я помешал тебе, и ты всего лишь заточила нас. Не так ли, Калимдор? - Я печально покачала головой.
  -- Нет. Вам изначально суждено было пробыть в заточении. Так же, как мне суждено было погибнуть от твоей руки. Все случилось так, как должно было случиться... Это ведь Хозяйка ранила тебя, да? - Айзан только мрачно кивнул, встав напротив меня. Я сложила полуразвернутые крылья и подобрала с пола пещеры меч и обломок двойного лезвия.
  -- Уходи, Айзан Эмдер. С Валерианой я разберусь самостоятельно. В конце концов, терять мне больше ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нечего... - Дроу некоторое время пристально смотрел на меня, а потом наклонился и подобрал одну из своих сабель. Сделал шаг к порталу, потом обернулся ко мне.
  -- Это точно путь в мой мир?
  -- Да. Слово... - Внезапно я поняла, кем я стала. Знание пришло откуда-то из глубины души, заполнило меня и сгинуло куда-то, оставив только неясное определение самой себя... - Слово ангела-воителя. - Айзан вскинул бровь и, отсалютовав мне саблей, двинулся к порталу.
  -- Прощай, мой верный враг. Я рад, что не убил тебя. Ты - достойный противник, и подобного у меня уже не будет.
  -- Прощай. - Эхом отозвалась я. Дроу скрылся из глаз и портал между мирами моментально захлопнулся. Я несколько секунд смотрела на то место, где он находился, и медленно двинулась к телу Дана.
   Эльф выглядел на диво спокойным, словно он не умер, а просто лег и заснул. Я с трудом высвободила из его окоченевших пальцев обломок двойного лезвия и, сложив обломки вместе, восстановила оружие с помощью магии. Положила его Дану на грудь и тихо шепнула:
  -- Отдыхай, любовь моя... Если бы я знала, то я не вернулась бы... Я осталась бы ТАМ, с тобой... Я обещаю, что вернусь к тебе, обязательно... Вот только закончу тут одно дело - и сразу же к тебе... - Горло перехватило и по щекам потекли странно горячие слезы. Я стерла слезинку со щеки, и с удивлением обнаружила, что в прозрачной капельке мерцают золотистые огоньки... Ах, да. Я же теперь не человек. Вернее, попросту нечто среднее между ангелом-воителем и человеком... Внезапно я вспомнила...
  -- ПРЕКРАСА!!!!!
  -- Ну, здесь я, здесь. Зачем же так кричать?? - Смерть возникла у меня за спиной, как чертик из коробочки. Я с тихим рыком метнулась к ней и, вцепившись в ее потертый коричневый плащ, закричала:
  -- Почему ты мне не сказала, что Дан погиб??? Ты знала, что в таком случае я черта с два вернусь!!
  -- Спокойно, Ллина, спокойно. - На мои судорожно сжатые ладони мягко легли прохладные руки Смерти. - Начнем с того, что Иллидан не погиб.
  -- То есть как?? Вон его труп лежит, в пяти шагах от меня!! И ты хочешь сказать, что он не умер??
  -- Именно. - Спокойно ответила Прекраса.
  -- Тогда я ни фига не понимаю... - Я отпустила ее плащ и обессилено уселась на пол пещеры. Прекраса глубоко вздохнула и подсела ко мне.
  -- Ллина, помнишь, я тебе говорила, что Валериана научилась похищать живые души? - Я только кивнула, не в силах сообразить, к чему она клонит. А может, я просто устала... - Так вот. Иллидан не умер, потому что я за ним не приходила. Значит, все еще можно исправить.
  -- Поясни. - Потребовала я. Так, если Дана можно вернуть к жизни, то у меня, пожалуй, появится цель. Я заглянула в бирюзовые глаза Смерти и повторила требование. Прекраса улыбнулась и начала объяснять:
  -- Душа Иллидана похищена, но тело его не умерло. Вернее, пока не умерло. Оболочка сможет просуществовать сама по себе некоторое время, после чего возвращение души в тело будет невозможно.
  -- Сколько у меня времени?
  -- Откровенно говоря, без понятия. Это индивидуально. Но я могу сохранить тело Иллидана до того момента, когда ты разыщешь его душу. - Я затихла, погруженная в свои думы, как вдруг до меня дошел тот факт, что Айзана в его мир я отправила напрямую. Это ж даже теоретически невозможно!!! По крайней мере, Путешественники не обладают способностью перепрыгивать из одного мира в другой, минуя Галерею. В этом наша слабость - у нас нет свободного перемещения между мирами, для того, чтобы перейти в один из миров, Путешественники должны вернуться в Галерею. Во что же я превратилась после возвращения с Грани?
  -- Прекра-а-аса. - Нервно протянула я. - Что случилось со мной? Почему я открываю порталы в другие миры? Откуда у меня крылья, в конце концов??? - Смерть лукаво улыбнулась мне, пряча искорку смешинки в глазах.
  -- А ты не помнишь? Ты ведь случайно сломала Печать.
  -- Ну, это я помню. И какая же, скажи на милость, связь между варварски уничтоженным мною артефактом и тем, во что я превратилась??
  -- Самая прямая. - Пожала плечами Прекраса, поправляя свой истрепанный плащ. - В Печати находилась сапфировая кровь самого что ни на есть настоящего серафима. Если эту кровь выпить, то можно приобрести часть ангельской сущности. Если бы ты была простым человеком, то у тебя всего-навсего возник дар исцеления, да и аура слегка подчистилась. Но ты, когда сломала Печать, уже сотню лет была Путешественницей, причем носителем ангельской сущности. Вот и результат - у тебя выросли крылья, усилился дар исцеления и видения истинной сути вещей, к тому же твоя магия перешла уже на новый уровень - теперь ты сможешь выплетать стихийные линии не интуитивно, как ты делала это раньше, а более осознанно. Вот и все изменения.
  -- Апгрейд, блин... - Пораженно выдохнула я, и покосилась на крылья за спиной. - Слушай, а с ними хоть что-нибудь сделать можно? Чтобы в глаза не бросались?
  -- Можно, конечно. - Прекраса слегка фыркнула. - Просто представь, что это часть одежды, вот и вся маскировка.
  -- М-да... Анализ и планирование никогда не были моими сильными сторонами. - Вздохнула я и, слегка передернув плечами, обратила крылья в ярко-синий плащ короткий плащ, укрывший художественно изодранную тряпочку, которая когда-то была вполне сносным платьем. С сомнением подсчитав количество и размеры дырок, в изобилии украсившие мою одежду, я, недолго думая, восстановила ее первоначальный вид, не чувствуя в себе на данный момент желания заниматься дизайнерскими изысками. Наконец, когда нервы мои слегка успокоились, я вторично оглядела поле боя, и тут же с ужасом вспомнила о том, что до сих пор не знаю, куда подевались мои друзья...
  -- Прекраса... - Начала я. - А ты, случайно, не знаешь...
  -- Случайно знаю. - Перебила меня Смерть. - У Валерианы они. Все трое. - Прекраса нахмурилась и перед ней возник огромный двуручный меч с длиной лезвия метра полтора, не меньше. На вид меч казался до ужаса тяжелым, но она взяла его одной рукой и подняв, словно пушинку, одним точным ударом вогнала его в наспинные ножны, доходившие почти до земли. Смерть встала рядом со мной и, поправив на себе вытертый коричневый плащ, под которым оказалось свободное черное платье длиной почти до щиколоток, скомандовала:
  -- Идем.
  -- Куда??
  -- За твоими друзьями.
  -- Минуточку... - Я попыталась подтянуть челюсть, так некстати стукнувшуюся об пол от удивления. - Ты что, со мной? - Прекраса гордо выпрямилась, откинула с лица золотистые волнистые волосы и ответила, глядя на меня спокойными бирюзовыми глазами, в которых мелькнула какая-то искорка.
  -- Разумеется. Если каждая чернокнижница будет так запросто хамить мне, Смерти, то мне пора на пенсию. Никто не имеет право похищать души, слышишь, никто. Особенно смертные. Некроманты - и те с душами не связываются, а тела - это уже не мое поле деятельности. К тому же, ты представь себе, какой бардак наверху будет... Да и внизу, по правде говоря, тоже. И там, и там каждая душа на счету, потерять ее просто так нельзя. А тут какая-то обнаглевшая чернокнижница мнит себя Хозяйкой жизни и смерти, да еще осмеливается нагло об этом заявлять в лицо мне. Сейчас я получила официальное разрешение вернуть душу на место, то есть в тело, поэтому я пойду с тобой.
  -- А что, нельзя просто так взять и появиться перед носом Валерианы, забрать душу и сделать ручкой?
  -- В том-то и дело, что нельзя. В Адских Вратах один из высших демонов такую блокировку поставил, что мне туда не пройти. В том смысле, что обычным путем. А как все - через портал - пожалуйста!
   Я весьма заинтересовалась, какой обычно путь выбирает себе Смерть, но спрашивать не стала. Сомневаюсь, что Прекраса захочет отвечать на этот вопрос, а если даже и захочет, то не факт, что я хоть что-нибудь пойму из этого объяснения. Поэтому я, последовав примеру Прекрасы и убрав меч в наспинные ножны, изъявила готовность идти. Смерть улыбнулась, перехватив мой печальный взгляд в сторону Дана, и сделала едва заметное легкое движение кистью правой руки и тело эльфа погрузилось в подобие зеркала, да там и застыло, а само зеркало полыхнуло белым огнем и пропало.
  -- Прекраса, а ты куда его?... - Непонимающе спросила я.
  -- В надежное место. Теперь, сколько бы времени мы не искали его душу, тело будет готово к оживлению.
  -- А... - Открыла я было рот, но Прекраса прижала палец к губам и подмигнула мне.
  -- Не волнуйся. Я же все-таки Смерть.
   Да уж, не поволнуешься тут... И вообще, я дивлюсь своим не то что стальным - титановым нервам. Скажи мне хоть кто-нибудь, что когда-нибудь я буду на "ты" с самой Смертью, да еще и доставать ее своими подначками, ничуть не боясь за свою целостность, то этому существу я непременно рассмеялась бы в лицо, а особо настырный получил бы кулаком в ухо и молнией между глаз. И вот сейчас я, бывшая Путешественница (Как ни прискорбно, но факт - Арсению придется искать себе нового добровольца.), как ни в чем не бывало, иду в поход в компании Смерти вызволять моих друзей, знакомиться с фауной и населением Адских Врат, а также учить правилам поведения зарвавшуюся темную Путешественницу.
   Веселый поход намечается, однако...
   С этой мыслью я последовала за Прекрасой, которая уже пересекала границу, отделявшую этот мир от Адских Врат.
   Ну, здравствуйте, чертики-братики.
   Кто не спрятался... В общем, пеняйте на себя.
   Бордовый портал полыхнул черным пламенем и попытался обжечь нас жаром, но бесполезно.
   Ангелы, как и Смерть, не чувствуют жара адского пламени...
   Адские Врата несказанно порадовали огромным количеством народа, который носился туда-сюда по своим делам, явно не замечая новоприбывших. Моя челюсть застучала об каменный пол, когда я увидела, как мимо нас с воплями пробегает ватага чертей с раскаленными вилами наперевес, а перед ними, высоко вскидывая тощие коленки и постоянно озираясь, пробегает бледный заморенный мужичок. После того, как ватага пронеслась мимо нас в обратную сторону, я соизволила - таки подобрать челюсть с пола и ошалело уставилась на невозмутимо взиравшую на все это безобразие Прекраса. Она покосилась на меня и негромко сказала:
  -- Ллина, рот закрой. Тут еще и не такое увидишь.
  -- Да-а? А что тут еще интересного есть?
  -- Они. - Не меняя каменной морды лица ответила Прекраса, кивая на толпу разношерстой нечисти, которая бросила заниматься своими делами, и теперь увлеченно облизывалась в нашу сторону. Я потянулась было к мечу, но Прекраса остановила меня небрежным покачиванием головы. Смерть глубоко вздохнула и зачем-то надела капюшон.
   Толпа нечисти секунду пристально смотрела на фигуру в потертом коричневом плаще, а потом с дикими воплями разбежалась, буквально за полминуты полостью очистив нам далеко немаленькую пещеру Адских Врат.
  -- Кхм... - Уважительно покашляла я. - И чем ты их так? - Смерть без слов повернулась ко мне лицом, и я тотчас ощутила желание закопаться на два метра в землю - дело в том, что Прекраса впервые предстала передо мной в своем "рабочем" облике.
   Честно говоря, нечисть я понимала - зрелище было явно не для слабонервных: из-под плаща, туго зашнурованного на шее, выглядывали склетообразные руки, слегка светящиеся зеленым светом. Из-под подола черного ветхого платья виднелись костлявые ноги, как у скелета, но самое страшное - это то, что у Смерти оставалось лицо Прекрасы, правда, застывшее белой восковой маской, в пустых глазницах которой горело изумрудно-зеленое пламя. Я шарахнулась от преображенной Прекрасы и попыталась пригладить слегка вставшие дыбом волосы, гадая, много ли седых волос у меня сегодня прибавилось. Смерть печально вздохнула и снова приняла более привычный для меня облик. Ее мудрые глаза укоризненно посмотрели на меня. Я смущенно кашлянула и честно попыталась успокоиться:
  -- Ну, подруга... Предупреждать же надо! Так заикой недолго стать!!!
  -- Вот поэтому Смерть бояться. С таким-то лицом... - Грустно усмехнулась Прекраса.
  -- Ой, я тебя умоляю! - Улыбнулась я и похлопала Прекрасу по плечу. - Я, пока странствовала, и не такое видела. Чего, к примеру, стоила легендарная вещая птица Сирин...
  -- А чем она тебе не угодила?
  -- Да-а?? А ты ее видела?? Лицо белое, как мраморное, глаза черные, без зрачков, а волосы как медная проволока. И тело крупного грифа. Самое жуткое - как она с незваными гостями обращается. Она всех спрашивала о цели прибытия, и если ответ ей не нравился, то лицо превращалось в птичье, а это, я тебе скажу, зрелище не для слабонервных. Я к ней даже подходить не стала, хотя очень хотелось.
  -- Что, страшно было?
  -- Нет. Просто зрелище очередного ее выбрыка того не стоило...
   Прекраса улыбнулась, а я наконец-то смогла как следует рассмотреть Адские Врата. Ну, аналог - он и есть аналог. Тот же бесконечный зал, декорированный под пещеру с темными сводами, те же окна-порталы, только расположенные не как у меня в Галерее - зеркальными рядами, а как ниши в стенах пещеры. Некоторые ниши-окна сверкали всеми оттенками красного и бордового цвета, но в основном порталы встречали нас вселенской тьмой. Н-да... Невеселый интерьер у Валерианиной квартирки. Неудивительно, что из нее (Хозяйки, а не квартиры) за триста лет маньячка со стажем выросла... Разбежавшаяся нечисть тоже слегка успокоилась, и теперь осторожно выглядывала из-за углов, художественно набросанных тут и там разнокалиберных острых обломков скал. Наконец откуда-то из-за угла прямо к нам вывели парламентера. Парламентер, при более пристальном рассмотрении оказавшийся самым натуральным чертом, жалобно стонал и упирался, но его буквально пинками вытолкнули прямо к нам так, что несчастный представитель адской национальности распластался в позе морской звезды прямо перед нами. Сверху на него спланировал обрывок белой простыни, в который перепуганный чертик вцепился, как в спасательный круг, и, глядя на нас маленькими красными глазками над трогательно-розовым пятачком, тихо сказал:
  -- Госпожа Смерть... Это огромная честь для населения Адских Врат приветствовать вас и вашего аватара в нашем скромном жилище. Прошу вас, скажите цель вашего прибытия. - Выпалив это на одном дыхании, чертик сжался у наших ног и уткнулся пятачком в белый обрывок, служивший парламентским флагом. Честно говоря, мне было его жалко - ростом черт явно не вышел, про таких обычно говорят "метр с кепкой", маленькие черные рожки, почти скрытые под рыжей шевелюрой, испуганные красные глазки и постоянно шевелящийся пятачок явно не делали его грозой нечисти. Ярко-красные шаровары спускались почти до земли, так что заметить маленькие лакированные копытца было очень проблемно, а вот длинный хвостик с кисточкой на конце меня умилил по-настоящему. Вот блин, и этого малыша отправили парламентером к Смерти, хотя из-за скалы выглядывают более внушительные и устрашающие рожи! Хотя, нечисть она и есть нечисть, ее тоже понять можно - отправить парламентером самого жалкого и ненужного черта, от потери которого никому не будет ни горячо, ни холодно, будет самое то.
   Мы с Прекрасой переглянулись, а потом я сделала пару шагов к задрожавшему, как осенний лист черту и, наклонившись к нему, положила ладонь ему на плечо. Черт побелел, как тряпка, которую он судорожно сжимал в руках, но сознание мужественно не потерял. Он только посмотрел мне в глаза и тихо спросил:
  -- Вы за мной? - Я постаралась максимально мягко улыбнуться и ответила.
  -- Нет, не за тобой. - Чертик шумно выдохнул и краски моментально вернулись на его измученное лицо. Он слегка приосанился и уже более спокойно спросил:
  -- Тогда за кем же вы пришли, уважаемая Смерть? - Я посмотрела в сторону Прекрасы и та, обведя притихшую нечисть холодным взглядом, бесстрастно ответила:
  -- За Валерианой.
   Нечисть шумно и возбужденно загалдела, а парламентер подозрительно уставился на нас:
  -- Госпожа Смерть, но вы не можете. Сам Хозяин договорился с верхами, что за Путешественниками Смерть самолично приходить не будет. - На что Прекраса, смерив черта ледяным взглядом, от которого представитель адской национальности побелел и наверняка пожалел, что вообще на свет родился, и ответила голосом, от которого по пещере пополз холодок, а у меня по спине мурашки затеяли военный парад, маршируя от затылка до копчика:
  -- Валериана нанесла мне личное оскорбление, осмелившись посягнуть на живую душу. Так что ваши договоры в данный момент меня абсолютно не затрагивают.
  -- В таком случае, госпожа Смерть, прошу проследовать за мной. - Раздался за нашими спинами приятный мужской голос, который окатил меня душной сладкой волной и сразу же отпустил, оставив после себя легкий привкус ванили на корне языка. Я скривилась - терпеть не могу ваниль.
   Нечисть моментально перестала галдеть и влюбленными глазами уставились куда-то за наши спины. Прекраса медленно повернулась, и я в точности повторила ее движение. Черт-перламентер почтительно поклонился и благоговейно прошептал:
  -- Шеф... Какая приятная неожиданность...
   Шеф? Оригинальное переименование должности Высшего демона. А в том, что в классификации я не ошиблась, у меня даже сомнений не возникало. От стоявшего перед нами высокого и сногсшибательно красивого мужчины прямо-таки веяло порочной силой, которая заставила мурашки промаршировать несколько раз туда-сюда по моей спине. Я передернулась от неприятного ощущения, и изумрудно-зеленые глаза демона с вертикальными зрачками словно нехотя взглянули на меня. Меня словно кувалдой по голове ударило. Сила Высшего демона окатила меня палящим дыханием огненного ветра, содрав с меня иллюзию маскировки, как шелуху, и крылья, блеснув сапфировым огнем, развернулись у меня за спиной. Демон усмехнулся и, откинув с лица длинную прядь иссиня-черных волос, произнес своим гипнотизирующим голосом:
  -- Даже так? Прекраса, дорогая, ты притащила к нам ангела? Ну, и после этого ты еще будешь утверждать, что твоя вылазка не санкционирована нашими конкурентами сверху? А ведь у нас есть договоренность... - Я мотнула головой, стряхивая с себя наваждение колдовского голоса, и решила, что пора брать дело в свои руки.
  -- Во-первых, меня сюда никто не тащил. Я сама пришла. Во-вторых, я не ангел, поэтому плевать я хотела на все ваши договоренности. А в-третьих, я пришла за Валерианой. У меня к той стерве личные счеты, так что не стойте у меня на пути. Я и в обычном-то состоянии буйная, а сейчас я попросту разнесу здесь к чертовой матери все, до чего дотянусь.
  -- Смелая... - Насмешливо произнес демон, картинно сложив руки на груди и демонстрируя великолепные мышцы под тонкой шелковой тканью. - Мне такие нравятся. А уж ангелы... Их так интересно совращать...
  -- Асмодей. - С легкой угрозой в голосе произнесла Прекраса. - Не смей.
  -- А что такого? - Развел руками ухмыляющийся демон, и жест этот почему-то напомнил мне Валериану. Я смотрела на его безупречное лицо, и внезапно до меня дошло...
  -- Так это ты - Хранитель Валерианы??
  -- Термин другой, но суть ты правильно уловила, мой ангелочек. - От злости я заскрипела зубами, и выдала:
  -- Теперь понятно, почему Валериана такая...
  -- Какая же? - Ухмыльнулся демон. - Прекрасная? Жестокая? Могущественная?
  -- Стерва чокнутая! - Честно ответила я. - По-моему, она была сумасшедшая, когда ты ее только инициировал. А теперь уже совсем с нарезки слетела! Хотя, какой учитель, такой и ученик. Если она - твое творение, то мне жаль нечисть, живущую здесь - почти вечность ходить под началом демона с давно сползшей крышей, манией величия и сексуальной озабоченностью! - Демон потихоньку косел, видимо не привыкнув к такому обращению, а Прекраса несколько раз дергала меня за рукав, пытаясь остановить словесный поток оскорблений - но куда там... Меня уже понесло. Я распалялась все больше и больше, а закончила, кажется, тем, что начала подбивать местную нечисть на революцию против верховного демона, мотивируя это тем, что подчиняться приказам старого извращенца - ниже достоинства любого мыслящего существа.
   Нечисть уже одобрительно кивала, пытаясь даже аплодировать в особо эмоциональных местах. Та-ак, похоже, в Адских Вратах назревает революция. Асмодей же, явно не ожидая из уст ангела речей, столь далеких от христианских канонов смирения и всепрощения, вышел из ступора, и теперь уже все с более разгорающимся интересом прислушивался к речи, которую я толкала в массы. Вокруг меня уже собралась приличная толпа, и мне уже пришлось взлететь на небольшой камень, как на трибуну, и вещать уже оттуда...
  -- ...Вы - свободный народ! Почему вы должны вечно бояться за свою жизнь, ведь вы шли в это измерение как раз для того, чтобы уйти от разгневанных церковников, ведьмаков и ангелов-истребителей. И что я вижу? Вы прозябаете, проводя жизнь в ожидании суровой кары на малейшие проступки! Лидеры должны оберегать свой народ, защищать его и вести к лучшему, светлому будущему! А что вместо этого? Асмодей вас притесняет, заставляя подозревать всех и каждого, в том числе и самих себя! И вообще - долой авторитаризм, его и на небесах полно!!! Будущее Ада - за демократией!!! - Вопли толпы оглушали меня, да и Прекрасу, судя по всему, тоже. Смерть вообще стояла рядом с Асмодеем и что-то активно ему втолковывала, то показывая на меня, то воодушевлено крутя пальцем у виска, а демон только удивленно косился в мою сторону. Идея пришла моментально, поэтому я завопила во всю глотку:
  -- Асмодея - в лидеры!!! - Толпа, уже взвинченная до предела чувством собственной значимости, уже готова была пойти за любым моим призывом, поэтому предложение официально сделать из возлюбленного шефа народного избранника моментально нашло отклик в сердцах нечисти. Народ счастливо взвыл и ринулся к шефу, намереваясь вознести его на пьедестал народной любви.
   Демон, увидев счастливо прущую на него толпу, опал с лица, но было уже поздно - довольное население Адских Врат подхватило его и начало упоенно подбрасывать его в воздух, скандируя: "Асмодея - в президентское кресло!", "Да здравствует демократия!" и прочие лозунги. Я сочла этот момент наилучшим, чтобы смыться - раскрыла крылья и, сделав несколько кругов над толпой, не продолжая вопить что-то про достойного лидера, под шумок улетела подальше от места митинга. То, что нечисть вместе с шефом оправится еще не скоро, я попросту не сомневалась - судя по довольной роже Асмодея, испытывать на себе столь горячую народную любовь для него явно в новинку, поэтому ломать сей кайф только ради того, чтобы отправиться ловить сумасшедшего полуангела, он не станет. Я довольно усмехнулась и спустилась на пол, поджидая Прекрасу.
   Ждать долго не пришлось - Смерть очутилась рядом со мной буквально через минуту, и вид у нее был весьма и весьма озадаченным.
  -- Ну, Ллина... Много чего я в жизни видела, но чтоб такого счастливого Высшего демона... Такое я вижу впервые. Я знаю Асмодея не одну тысячу лет, но таким радостным... Я даже не представляла, что он умеет так смеяться...
  -- Всем великим диктаторам всегда не хватает одного - горячей и искренней народной любви. - Назидательно ответила я. - А если честно, то я даже рада, что так все получилось. Ведь мы с тобой с Высшим демоном бы не справились, чтобы я там ни говорила. А ведь та нечисть за обожаемого шефа еще и вступилась... И остались бы от нас рожки да ножки...
  -- Так это был блеф? - Пораженно переспросила Прекраса.
  -- Да. Это был блеф. - Призналась я.
  -- Нет слов.
  -- И не надо... - Я смущенно улыбнулась и неторопливо пошла вглубь Адских Врат. - Честно говоря, я надеюсь, что Асмодей нам хотя бы сегодня мешать не будет. Все-таки не каждый день тебя президентом избирают... Причем с такой радостью...
   Прекраса ничего не ответила, только пожала плечами и плавным текучим шагом двинулась за мной. М-да, я явно могла себя поздравить - все-таки обычно оратор из меня, мягко говоря, никакой. Я, честно говоря, несказанно удивилась, что меня слушать стали... И вообще - со своими новоприобретенными, и еще толком не испытанными способностями я представляла из себя макаку с гранатой, которая несильно дергает за кольцо. Сразу же вспомнился детский стишок, как нельзя лучше описывающий мое состояние.
  

В поле нейтронная бомба лежала,

Девочка кнопку случайно нажала...

   Некому выругать девочку эту -

Спит вечным сном голубая планета...

  
   Надеюсь, что после меня здесь хоть что-то останется, потому что обучение новым способностям будет проходит, скорее всего, на месте очередной драки, и что из всего этого получится - никто не знает...
   Мы бродили по лабиринту Адских Врат уже второй час, не встретив ни одной живой души и дивясь на сюрреалистический пейзаж вокруг. Лично мне Адские Врата напомнили игрушечный замок, построенный из конструктора "Лего", которое неразумное дитя засунуло в стиральную машину и случайно нажало на кнопку. Так вот - ломаными линиями, из которых состояли ниши порталов, сама пещера и сотни боковых ответвлений непонятного назначения, можно было привести в восторг любого художника - абстракциониста, а вот архитектор наверняка собрал бы вокруг себя целый консилиум выдающихся психиатров со всего света. Плана сего плода горячечной фантазии неизвестного строителя у нас не было, поэтому нам с Прекрасой пришлось идти наобум. Уже намного позже на нас снизошла идея, что надо было прихватить с собой кого-нибудь из местных, дабы не наматывать круги почета по бесконечным лабиринтам Адских Врат.
   На исходе второго часа меня начало раздражать все подряд - начиная от неровных потолков, и заканчивая собственными крыльями, которые начали оттягивать плечи. Наконец я остановилась и во весь голос потребовала отдыха. Прекраса неодобрительно покосилась на меня, но ничего не сказала. Она просто уселась рядом со мной на горячие камни пещеры и откинулась на отполированную до блеска каменную стену.
  -- Итак. - Вопросила она. - У тебя есть хоть какие-нибудь соображения по поводу того, где искать твоих друзей?
  -- Ни одного. - Честно призналась я. - По правде говоря, я даже не знаю, с чего начать.
  -- И что делать будем? - Ехидно вопросила Прекраса.
  -- А черт его знает. - Пожала плечами я.
  -- Вон тот? - Я проследила за тонким пальцем Смерти и увидела, что в боковом ответвлении мелькнула чья-то хвостатая задница, облаченная в красные шаровары. Я подскочила на месте, и к не успевшему даже пикнуть черту полетела магическая петля, спеленавшая последнего так же надежно, как если бы я самолично увязывала пленника в компактный сверток пятьюдесятью метрами добротной пеньковой веревки. Черт не устоял на ногах и рухнул, мелькнув в воздухе копытцами. Мы с Прекрасой неспешно, в развалочку, подошли к пленнику.
  -- Так-так. - Обманчиво ласково начала я. - И что ты здесь делаешь, малыш? Шпионишь?
  -- Не-е-ет!!! - Закричал чертик, тот самый, что уже выступал перед нами в качестве парламентера. - Я сам пошел!!
  -- И зачем же? - Прекраса подсела поближе к побледневшему пленнику и как бы невзначай потянулась к нему ладонью, сквозь плоть которой уже просвечивали чуть зеленоватые кости.
  -- Проводить вас!!!! - Взвыл черт. - Мне шеф приказал!!!
  -- И на фига ему это? - Задумчиво спросила я. - Мы же вроде как по душу его воспитанницы пришли...
  -- Да плевать ему на эту Валериану!! Между нами говоря, эта Путешественница уже всех порядком достала своими выходками - то эксперименты дурацкие ставит, то верещит на нас, словно оголодавшая гарпия... Да еще и мнит себя Хозяйкой. Шеф уже сам подумывал, как бы ему от такой ученицы избавиться, а тут вы как нельзя кстати подвернулись.
  -- Короче, он хочет загрести жар нашими руками. - Коротко резюмировала я.
  -- Не очень дипломатично, но в общем-то верно. - Не стал спорить пленник. - Поскольку помогать вам ему, в принципе, не положено - в измене обвинить могут, то он просил передать, что ограничится только проводником. Ничего приказывать населению Адских Врат он не будет, так что если кто на вас нападет - то выпутывайтесь сами. Я же сразу предупреждаю, что в случае чего я буду в первую очередь спасать свою собственную задницу, так что особой помощи от меня не ждите. Место покажу, даже проведу, но больше... Извините, я не воин.
  -- Что ж, по крайней мере, это было честно. - Я щелкнула пальцами, освобождая черта. - Кстати, как звать-то тебя? - Черт потупился, но потом тихо, очень смущаясь, сказал:
  -- Шпик.
  -- Как??? - Глаза у меня непроизвольно округлились, а с губ сорвался немного нервный смешок. - Что, серьезно??
  -- Ага... Вот и все так реагируют, когда услышат... Ну, не виноват же я, что папаша у меня страсть как детективы любил! Гораздо больше, чем мамулю. Вот и поиздевался над ребенком... - Шпик пустил слезу и утерся пушистой кисточкой длинного хвоста, давя на жалость. Прекраса фыркнула, а я постаралась не обижать черта еще больше своим неприличным гоготом. Наконец я успокоилась и скомандовала:
  -- Ладно, веди уж... - Шпик щелкнул хвостом и скрылся в ближайшем боковом ответвлении. Мы с Прекрасой переглянулись и последовали за ним.
   Надо сказать, что это был абсолютно безбашенный поступок с нашей стороны - довериться такому засланному казачку, да еще и с говорящим именем, но извинить нас могла только крайняя степень усталости и раздраженности. Лично мне все это хождение по слабо освещенным переходам Адских Врат напомнило шатание Фродо с Сэмом по Мордору в компании Голлума - та же подстава будет, зуб даю и месячную зарплату. Шпик все время мелькал где-то впереди, причем зачастую забегая так далеко, что я могла увидеть только отблеск его красновато-коричневой ауры. Ох, темнит он чего-то... Ну, не может все быть так гладко, да и от Асмодея такая неслыханная щедрость, как помощь, пусть и косвенная, выглядела весьма и весьма подозрительно. Верховные демоны ввиду своего бессмертия маются дурью почти с самого дня падения, так что придумывают разного рода развлечения, дабы скучно так не было, причем развлечения безобидные не приветствуются. Отсюда вывод - нас поджидает какая-то особо изощренная гадость, от которой мы огребем кучу неприятностей, а Асмодей будет сидеть где-нибудь в удобном кресле с бокалом красного вина тысячелетней выдержки и наблюдать бесплатное кино, где нам отводится главная роль. А вот чем это все обернется - никто не знает, даже сам Асмодей. Поэтому-то он и позволил нам тогда уйти - видимо, Валериана на подходе к своим апартаментам начудила нечто совсем из рук вон выходящее, вот наставник и интересуется практическим применением этого "нечто".
   Последней мыслью я поделилась на ходу с Прекрасой и та, сбавив шаг, пристально осмотрелась вокруг. Бирюзовые глаза наполнились призрачным светом и сосредоточенностью, словно Смерть заглядывала в саму суть вещей. Внезапно она нахмурилась, и тотчас приняла свой "рабочий" облик. Я выхватила меч и, краем глаза заметив, что красные шаровары Шпика исчезли в ближайшей расщелине, поняла, что дело плохо.
   И почему я оказалась права?
   Пол под нами содрогнулся, словно что-то пробивало камень под нашими ногами, а сверху посыпались мелкие камушки. Удары становились все сильнее и сильнее, пол уже ходил ходуном, так что мне пришлось взлететь к потолку пещеры, дабы не радовать неприятеля своим откляченным задом при падении. Смерть неподвижно зависла с помощью левитации рядом со мной, и в тот момент, когда мы перестали попирать своими ногами пол пещеры, тряска прекратилась.
  -- Не поняла... - Удивленно протянула я. - Что за фигня была? - Смерть только пожала плечевыми костями и медленно спланировала на пол...
   Секунду стояла тишина, а потом камень треснул, и из образовавшейся дыры вылезло непонятное существо, больше всего похожее на сороконожку, только увеличенную до размеров небольшого рейсового автобуса. Я влипла в потолок и честно попыталась притворится элементом пещерного декора, но то ли мне актерского искусства не хватило, то ли сияющий расплавленным золотом меч оказался слишком заметен, но "сороконожка" обрадовалась мне, как гуманитарной помощи, и сразу же кинулась выражать свою радость посредством улыбки в полторы тысячи зубов. Я взвизгнула и отклеилась от потолка, попутно запустив в жертву ядерного распада шаровой молнией.
   Молния отскочила от панциря мутанта, как от зеркала, пропахав в потолке пещеры приличную борозду и снеся несколько каменных сосулек, а тварь, явно воодушевившись идеей ввести меня в сегодняшнее меню в качестве главного блюда, с невероятной для такой туши скоростью метнулась в мою сторону. Я не растерялась и скормила ей вместо себя приличный обломок скалы, оторванный от стены с помощью очередного зубодробильного заклинания. Камешек мутанту пришелся явно не по вкусу - он обиженно рыкнул и принялся искать более сговорчивую добычу, коей стал наш незадачливый проводник. Шпик, увидев, что к нему ползут пять с половиной тонн зубов и пищеварительного тракта, завизжал дурным голосом и попытался смыться, но ему это явно не удавалось - скорость у "червяка" была приличной, так что был бы наш чертенок сжеванным, если бы Смерть не перехватила его и не запулила заклинанием прямо ко мне в руки. Я на бреющем полете подхватила истошно вопившего Шпика, и сразу же пообещала, что уроню его, если через пять секунд он не заткнется. Черт все понял и затих, а я сумела разглядеть поле боя.
   Смерть демонстрировала чудеса ловкости и умение владеть мечом и магией одновременно. Она как-то умудрялась оказываться на ладонь дальше от смертоносных зубов монстра, при этом не забывая угощать тварь мощными ударами длинного серебристо-голубого меча. Я носилась над ними так быстро, как могла, разъяряя монстра еще сильнее и почти доводя до сердечного приступа черта, вцепившегося в меня мертвой хваткой. Наконец мы добились того, что тварь начала вслепую кидаться во все сторону, долбясь о стены и пол так, что только каменная крошка разлеталась веером, и вот тогда-то Смерть оправдала свою репутацию - ее полутораметровый меч пронзил голову твари так, что последняя беззвучно взвыла и исчезла в дыре, из которой появилась. Я, тяжело дыша и хлопая крыльями, приземлилась и попыталась отцепить от себя Шпика.
   Бесполезно - пальцы черта мертвой хваткой вцепились в мое платье, так что отковырять его я сумела только с помощью Прекрасы. Черт хлопнулся на пол и со страхом покосился на зияющую в туннеле дыру, где скрылся поверженный червяк.
  -- Эй, ты меня слышишь? - Я несколько раз щелкнула пальцами перед остекленевшими глазами Шпика. Тот очнулся от столбняка и медленно перевел взгляд на меня. - Просто покажи нам, куда идти, и мы там уже сами...
  -- Сами? Честно? - Он чуть не плакал. Я глубоко вздохнула и кивнула. Черт слегка приободрился и ответил:
  -- Пройдете по этому коридору, свернете сначала в четвертый коридор налево, потом во второй направо, а там по прямой до конца коридора. Выйдете прямо в пещеру, где находятся апартаменты Валерианы. Там должны быть ваши друзья...
  -- Уверен?
  -- Чтоб мне к той твари на обед попасть! - Возмутился Шпик. Странно, но я ему поверила - после такого шока, да еще и соврать... Для этого надо быть Валерианой... Или мной.
   Я махнула на провожатого рукой.
  -- Вали отсюда. - Черт подорвался с места и исчез в темноте. Я рассеяно проводила его взглядом и обернулась к Прекрасе, которая уже успела сменить облик.
  -- Пошли отсюда. Что-то мне надоела эта игра в бродилки.
   ... Черт не соврал. Мы действительно попали в многоярусную пещеру, подобную той, которую я видела в горе темных эльфов, только здесь царил мягкий полумрак. Я обвела пещеру взглядом, и тотчас заметила статую, стоящую прямо напротив входа.
   Статуя была сделана из какого-то серебристо-голубого металла и представляла собой копию спящего дракона в натуральную величину. Я разглядывала ее, дивясь точности пропорций и неведомому мастеру, который не упустил ни малейшей детали, отливая серебряного дракона так, что его можно было легко спутать с настоящим. Я подошла к статуе поближе и легонько провела по сверкающей чешуе ладонью - да, действительно всего лишь холодный, безжизненный металл.
  -- Красиво сделано. - Выдохнула я. - Вот уж не думала, что у нашей Хозяйки есть чувство прекрасного.
  -- А его и нет... - Пробормотала Прекраса, почему-то медленно отступая от статуи на приличное расстояние.
  -- Прекраса?
  -- Ллина... Отойди от него...
  -- Что... - В этот момент холодный бок серебряного дракона дрогнул под моей ладонью. Я побледнела и медленно, словно во сне, повернула голову.
   Серебряный дракон пристально смотрел на меня ожившими рубинами глаз...
   И взгляд этот не сулил ничего хорошего...
  

Глава 2. Дурдом на выезде.

   От неожиданности я завизжала и это меня спасло - дракон шарахнулся от меня, как от огня, ошарашено моргая ярко-красными сверкающими глазами, едва сдерживаясь, что бы не зажать лапами уши. Со стороны вообще было непонятно, кто кого испугался: то ли я дракона, то ли он меня. Итог один - я, захлопав крыльями, взлетела повыше, стремясь оказаться вне досягаемости драконьей лапы. Прекраса с квадратными глазами стояла у дальней стены, а я в свою очередь завопила, стараясь взять максимально высокую и противную ноту, дабы добавить ожившей статуе неприятных ощущений:
  -- Прекраса!! Найди моих друзей, пока я тут буду распиливать эту статую на металлолом. Когда вернешься - соберем обломки и прогуляем в каком-нибудь кабаке!
  -- Уверена?
  -- А что, есть идеи получше?? - Смерть только пожала плечами и телопортировалась в неизвестном направлении.
   Я же поднялась повыше, намереваясь сообразить, с какой же стороны начать непосредственный распил статуи на составные части, когда дракон поднял чуть заостренную морду и - голову даю на отсечение - на ней мелькнуло смутно знакомое, донельзя ехидное выражение. Я на всякий случай отлетела подальше, но серебряный дракон слегка прищурил правый глаз, словно прицеливаясь, и тут же в меня с ревом полетела струя бледно-фиолетового пламени! Я взвизгнула и, сложив крылья, камнем рухнула вниз в крутом пике, набрав высоту только в полуметре от пола. От первого заряда я благополучно ушла, но для того, чтобы уйти от второго, мне пришлось выставить перед собой водяной щит, который, собственно, не был рассчитан на драконье пламя, так что меня снесло к стене вместе с ним, откуда я плавно сползла на пол расплющенным головастиком.
   В голове гудели колокола, в левом ухе почему-то звенело, а спина ощущалась как один большой синяк... Я с трудом села, и честно попыталась открыть глаза. Правый открылся без проблем, а вот второй застопорился где-то посередине, словно намекая на то, что все остальное - исключительно за деньги. Но и одним глазом я беспроблемно увидела донельзя довольную драконью морду, нависшую прямо надо мной. Все, хана телепузикам, отбегалась. Ой, голова-то как болит... Я провела ладонью по затылку и сразу же нащупала что-то липкое. Все ясно, об стену я долбанулась просто замечательно - как раз дракону свежий завтрак будет. Интересно, а статуя меня схарчить может? Ответ пришел сам собой - схарчить не схарчит, но пожует и выплюнет, но мне, по правде говоря, разницы уже никакой не будет...
  -- Ну с-с-с-с? И что делать будем? - От громкого голоса пополам с шипением, раздавшегося над ухом, я так резко вскинула голову, что перед глазам поплыли черные круги.
  -- Ой... - Я прижала ладони к вискам, с нетерпением ожидая, когда пройдет головокружение, а заодно сообразив, что харчить меня пока не собираются. Что ж, будем надеяться, что так будет и дальше. Я снова попробовала поднять голову, и с удивлением обнаружила, что левый глаз у меня открылся вслед за правым, и в поле зрения нарисовалась ехидная драконья морда.
  -- Ы??? - Безмерно удивилась я.
  -- Повторяю вопрос-с-с. Что мне с-с-с тобой делать?
  -- Съесть. - Недовольно буркнула я, морщась от боли, пульсирующей в затылке.
  -- Ну, ес-с-сли ты так нас-с-стаиваеш-ш-шь... - Дракон разинул пасть, демонстрируя сотни три острейших серебристых клыка.
  -- Эй-эй, сдай назад, я пошутила!!! - Серебряная тварь со звоном захлопнула челюсти и выжидательно уставилась на меня. - А что тебе, собственно, от меня надо?
  -- От тебя лично - ничего. - Подумав, ответил дракон. - Но к моей подруге я тебя не пущ-щ-щу.
  -- К Валериане, что ли? - Ожившая статуя отрывисто кивнула головой. - Все понятно. Хорошо. Давай драться.
  -- ??!!!! - Дракон, едва услышав эти слова, сначала закашлялся, пуская мне в лицо клубы дыма, а потом с воем распластался на каменном полу, восторженно долбя хвостом об стену. Сначала я обрадовалась, что его от моих слов припадок хватил, но потом поняла, что дракон буквально рыдает от смеха.
  -- И нечего смешного!! - Обозлилась я и, едва встав с пола, шатающейся былинкой подхромала к дракону, и пнула его в бок носком сапога. Дракон захохотал еще пуще, и с воплем перевернулся на спину, продолжая хохотать:
  -- Щ-щ-щекотно!!!!
   Я так и застыла с поднятой ногой. Мамочки, что я тут вообще делаю?? Пинаю дракона, как будто это не он только что едва не размазал меня по стенке... Нет, то ли я с рождения на голову больная, то ли мои последние мозги на стене остались, но дальше так жить нельзя. Я тихохонько, по стеночке, начала отходить от дракона, но длинный серебряный хвост, молнией мелькнув в воздухе, преградил мне путь.
  -- Куда-то с-с-собралас-с-сь? - Насмешливо прошипел серебряный дракон, но в его глазах уже медленно разгоралась холодная ярость. - Я с-с-сказал, что мимо меня никто не пройдет. К тебе это тоже относ-с-ситс-с-ся. Пос-с-следний раз-с-с предлагаю уйти. - В ответ я выпрямилась и одним резким движением выхватила золотистый ангельский меч из ножен.
  -- Очень хорош-ш-шо. Я предупреждал.
   С этими словами он выдохнул в меня полноценное боевое пламя. Я успела только выставить перед собою ангельский меч, когда драконий огонь накрыл меня с головой. Меч вспыхнул, как пойманная звезда, и сплошной поток фиолетового пламени разделился пополам, обойдя меня с двух сторон и лишь слегка опалив волосы и крылья. Я взмахнула мечом, и золотой свет перерубил пламя, позволяя мне выскользнуть из огненной ловушки. В воздухе висела копоть, а мои золотистые волосы от жара завились бешеным перманентом, и только что дыбом не стояли. Я обозлилась, и запустила в обнаглевшую статую сгусток голубоватой энергии, которая, едва коснувшись серебряного дракона, моментально покрыла его полуметровым слоем льда. Так, это его надолго не сдержит, поэтому пора сматывать удочки и валить отсюда подобру-поздорову.
   Как сглазила! Лед почти моментально покрылся частой сетью трещин. Я шуганутым воробьем вспорхнула повыше и отчаянно заметалась между ярусами пещеры, пытаясь угадать, в какое же из множества боковых ходов ретировалась Прекраса. В том, что времени на поиски у меня не было совсем, сомнений не было, поэтому я, мысленно перекрестившись, рванула в первый попавшийся туннель. И вовремя.
   Треск льда и оглушающий вой разъяренного дракона добавили мне неслыханной прыти - я ласточкой сиганула в узкий коридор, в который не то что дракон не пролезет - я лететь не могла, и со всех ног понеслась по нему, стремясь оказаться подальше от ожившей статуи.
   ОЖИВШЕЙ????
   Мать твою, а как же эта сумасшедшая стерва умудрилась ее оживить???
   От стукнувшей прямо в темечко догадки я спотыкнулась и в позе морской звезды распласталась на полу, тряся головой, как китайский болванчик. То-то мне что-то в том драконе знакомым показалось! И Дан тоже, когда стрелял, щурил правый глаз, так как арбалет он всегда наводил левой рукой. Да и другой живой души в загашнике у Валерианы быть не может, иначе Прекраса об этом знала бы... Ёлы-палы, неужели эта статуя - Иллидан???
   Громоподобный драконий рев, раздавшийся точно у меня за спиной, заставил меня отбросить идею мозгового штурма, а волоски на затылке, вставшие дыбом, убедили меня в возможности более удачно порефлексировать в более спокойном месте. Разбираться со спятившим Даном в образе серебряного дракона я буду потом - для начала мне надо остаться в живых, а для этого придется здесь и сейчас быстро-быстро перебирать ногами, иначе от меня после драконьего выдоха в узком каменном коридоре останется только горстка пепла и черное пятно сажи на полу. Значительно ободренная такой мыслью, я вскочила с пола и побежала к концу коридора так, словно стремилась заработать себе как минимум золотую олимпийскую медаль по бегу на короткие - метров сто-сто пятьдесят - дистанции. Серебряный дракон за спиной, видя, что добыча вознамерилась оставить его с носом, утробно заревел, и тотчас вслед мне покатился сплошной вал фиолетового огня...
   Я вывалилась из коридора в небольшое помещение, и сразу же отскочила подальше от входа поближе к стене, когда из туннеля вырвался неслабый поток огня, заполнивший небольшую комнату жаром и спаливший на хрен половину мебели и всего, что могло гореть. К счастью для меня, бесплатная духовка действовала от силы секунд пять, а потом все резко прекратилось. Я рискнула-таки оторвать голову от спасительного пола и осторожно выглянула из-за слегка оплавившейся каменной стены. Увидев в том конце туннеля злобно вспыхнувшие рубиновые драконьи глаза, я не смогла удержаться и помахала ему ладошкой. Дракон взвыл, но достать меня никак не мог, поэтому ему оставалось только злобно шипеть и сыпать искрами, но на эти проявления его милого и доброго характера мне было глубоко начхать - сейчас меня гораздо больше волновали собственные проблемы.
   Во-первых, надо сообразить, как мне выбраться из этой комнаты. Второго выхода, как я уже заметила, здесь не было, а тот, через который я сюда попала, неусыпно сторожил Дан, превратившийся в серебряную "неваляшку" со злобным характером и дурной привычкой жечь все, что движется. Можно было, конечно, телепортироваться, но, не зная хотя бы примерного места прибытия, предсказать, что со мной станет после телепортации - не смог бы сказать никто. Лично для меня совершенно не улыбалось быть впаянной в камень на молекулярном уровне, а телепортироваться обратно в пещеру и еще раз сыграть в догонялки с драконом мне не хотелось. Поэтому я уселась бука букой и стала сосредоточенно обдумывать сложившееся положение.
   Во-вторых, до сих пор неизвестно, сумела ли Прекраса найти моих друзей. Нет, в поисковых способностях Смерти я ничуть не сомневалась - она кого хочешь и из-под земли достанет, было бы желание, но меня беспокоило другое - друзей надо еще как-то вывести из Адских Врат, именно вывести, так как удрать отсюда, раскрыв портал в другой мир, не удастся. Так уж это измерение устроено. Из Галереи, кстати, тоже просто так не смоешься, надо обязательно через одно из окон. То есть найти моих друзей мало, надо еще отсюда смыться, причем желательно при этом не привлекать к себе излишнего внимания - какая фауна тут водится, мы с Прекрасой уже выяснили на собственном опыте... Выяснять же, что еще может тут водиться, мне не хотелось.
   В-третьих, надо подумать, как водворить душу Дана на ее ПМЖ, то есть вернуть в прежнее тело. А как? Ладно, этим пусть Смерть занимается - как-никак, это ее прерогатива.
   И, наконец, в-четвертых, проблема всех времен и народов, а конкретно - стервозная дамочка по имени Валериана, фамилии, уж извините, не знаю. Так вот, спинным мозгом чую, что разбираться с ней придется исключительно мне.
   Серебряный дракон раздраженно порыкивал у входа в туннель, но зависать в воздухе длительное время он, судя по всему, не умел, поэтому минут через десять я услышала, как он нехотя опускается на ярус ниже, где и благополучно затихает. В том, что он будет неусыпно следить за входом, я даже не сомневалась, так что мысль незаметно проскользнуть мимо задремавшего дракона увяла, не успев толком разрастись. А потом я услышала, как кто-то робко скребется в мое сознание. Я расслабилась и стала слушать...
  -- Ллина, я нашла их.
  -- Как они?
  -- Откровенно говоря, плохо. Кажется, Валериана решила сорвать на них свою злость за то, что ей не достались ни меч, ни печать.
  -- Они в порядке??
  -- Если назвать порядком отсутствие серьезных телесных повреждений - то да, они в порядке. Их попросту сильно избили. На вампирше все заживает намного лучше - по крайней мере, она может самостоятельно передвигаться, а вот эльфам крепко досталось. Одного приложили чем-то по затылку, так что у него сотрясение мозга средней тяжести, на за него я не сильно волнуюсь - когда очнется, то сможет встать, а вот со вторым совсем все плохо. То ли он чем-то Валериану довел, то ли у нее к нему личные счеты были - не знаю... В общем, его исхлестали плетями так, что у него вся спина - открытая рана. Я боюсь, как бы заражения крови не было. Он уже вовсю бредит, мы с Ниитой его едва держим, так что будет лучше, если ты поскорее появишься. - Я на миг отключилась, и тихо застонала. Только этого нам не хватало...
  -- Ллина, ты еще здесь?
  -- Да. Прекраса, а ты сама им помочь не можешь?
  -- Прости, но если бы могла - то давно помогла бы. Сама знаешь, что целительство - не моя специализация. У меня, вроде как, совсем наоборот.
  -- Да, да... Знаю... Извини.
  -- Ничего.
  -- Как к вам попасть?
  -- Это комната пыток. Не знаю, как объяснить, сама случайно попала. В общем, если ты сейчас находишься в той большой пещере...
  -- Там и нахожусь.
  -- ...тогда взлетай к самому потолку, там справа есть небольшое окошко. Отсчитываешь от него третий туннель слева, и идешь по нему до самого конца никуда не сворачивая - и все, ты у нас. Только поторопись, пожалуйста. Ниита говорит, что если ты поторопишься, то Аннимо кровью истечет.
  -- Аннимо? Это его избили плетьми??
  -- Так Ниита сказала.
  -- Черт! Прекраса, ты серебряного дракона помнишь?
  -- Еще как. Ты как, уже распилила его на составляющие?
  -- Э-э-э... Видишь ли... В данный момент этот дракон перекрывает мне выход в пещеру.
  -- Так уничтожь его.
  -- Не могу. Он и есть Дан.
  -- Что-о-о?? В таком случае не трогай его, иначе я не смогу переправить его душу в прежнее тело. Живая душа изымается из живого тела, в нашем случае - из живой статуи. Так что придется тебе оставить его в покое до тех пор, пока я не освобожусь.
  -- И ты говоришь мне об этом только сейчас????
  -- Извини, я забыла.
  -- Прекраса... - Я прервала контакт, чтобы душевно выругаться.
  -- Дурдом на выезде...- Мысленно вздохнула я. - Прекраса, ждите. Я постараюсь попасть к вам как можно скорее. В крайнем случае ни в коем случае не давай Аннимо пересечь Грань. Я знаю, что он не Путешественник, но я прошу тебя как друга. Дождитесь меня, ладно?
  -- Хорошо.
   Контакт прервался, и я вернулась к реальности. Так, придется срочно что-то делать с Даном. Вернее, с драконом. Обдурить его во второй раз у меня вряд ли получится, может, попробовать поговорить? Ведь в драконе все-таки живет душа Дана, быть может, он меня вспомнит...
   Ага, а сама-то ты хорошо помнишь тех, кого встречала в прошлой жизни? - ехидно включился внутренний голос. Я тяжело вздохнула, но крыть было нечем. Я действительно ни фига из своей прошлой жизни не помнила, но ведь душу Дана переселили насильно... Может, какие-то воспоминания остались? Ладно, в крайнем случае придется прибегнуть к магии посильнее, хотя она, в принципе, плохо действует на драконов... Но все же небольшую фору это мне даст, а там - видно будет.
   Я решительно поднялась с пола и уже было сделала шаг к туннелю, как мне в голову постучалась очередная мысль - что если Дан не узнал меня именно в этом обличии - с крыльями и длинными волосами? Я лихорадочно закопалась в своей памяти в надежде выудить воспоминание о нашей первой встрече. Ведь недаром говорят, что первое впечатление - зачастую самое сильное. Поэтому сейчас я старательно шла на мозговой штурм в надежде отыскать в захламленных закромах моей памяти то самое воспоминание. Искать, к счастью, долго не пришлось, и я вспомнила, как впервые попав в параллельный мир, не сменила свою одежду на более подходящую, поэтому с эльфами я встретилась в современных джинсах и кроссовках...
   Закрыв глаза, я преобразовывала свою одежду, стремясь стать похожей на себя, прежнюю. Тогда я носила светло-голубую джинсовую куртку с кучей молний, карманов и заклепок, расшитые стразами голубые джинсы, светлую футболку с надписью "Never have sex with your ex!" и белые найковские кроссовки. Крыльев у меня не наблюдалось и в помине, а волосы были короче сантиметров на сорок и едва-едва прикрывали лопатки. Та-ак, одежду я грехом пополам переделала, мимоходом ощутив, как же это удобно - ходить в родных кроссовках, а вот волосы пришлось обрезать. Зеркала, а тем более ножниц у меня не нашлось, да и возиться времени не было, так что я попросту отхватила мечом половину длинной косы, а уж с помощью магии придала стрижке форму, подровняв концы и заново приобретя длинную челку ниже бровей. Все, я готова. Слегка поворошив волосы пальцами, я добилась эффекта моей вечной встрепанности и, сдув челку с глаз полузабытым жестом, вышла из комнаты.
   Страшно не было - только боязнь не успеть к раненым друзьям. Снизу раздался шорох и предупреждающий шумный выдох. Статуя это или нет, но дракон меня почуял, и уже готовился одарить меня струей пламени из персонального огнемета, как только я покажусь на выходе. Адреналин бушевал в крови, как полбутылки водки, так что ноги у меня слегка подгибались, а сердце колотилось где-то у горла. Я уже почти подошла к выходу из туннеля, за которым начинался узкий каменный мост, ведущий к винтовой лестнице, стрежнем пронизывающей всю пещеру от пола до потолка и соединявшей все ярусы наподобие гигантского позвоночника. Я шумно сглотнула и сделала еще один шаг.
   Секунду внизу было тихо, а потом в небольшой туннель просунулась донельзя недовольная морда серебряного дракона с горящими алым огнем глазами. От неожиданности я влипла в стенку и постаралась стать одного цвета с камнем. Скорее всего мне это удалось бы, если бы я испугалась по-настоящему, но я ждала нечто подобное, поэтому ограничилась испуганным воплем и шараханьем по направлению к стене. Дракон уже раззявил пасть, ясно намереваясь перекусить мною на сон грядущий, но внезапно передумал и пристально уставился на меня рубиновыми глазами, в которых плескалось удивление.
  -- Так-так... И что же с-с-с тобой с-с-случилос-с-сь?
  -- Просто стала сама собой. Слушай, давай я сначала от стенки отлипну, выйду в пещеру, и там поговорим.
  -- А не с-с-сбежиш-ш-шь опять?
  -- Обязательно сбегу. - Заверила я. - Но потом. А пока есть желание пообщаться.
  -- Иш-ш-шь ты, с-с-самоуверенная какая. А что мне мешает с-с-съес-с-сть тебя прямо сейчас?
  -- Только то, что ты неживой. - Честно ответила я.
  -- Глупос-с-сти. - Отмахнулся дракон, но получилось это у него как-то неуверенно. Я же, нахально обойдя драконью морду, выбралась на мост, где и уселась, пристально глядя в рубиновые глаза ожившей серебряной статуи и до сих пор не веря, что это Дан. Но если бы я ошиблась, то мой пепел уже кружился бы в воздухе, а дракон вернулся бы на боевой пост. Но я еще жива, а это вселяет надежду. Поэтому я заглянула в глаза дракону и спросила его напрямую.
  -- Сколько ты служишь Валериане? - Такой простой вопрос сбил дракона с толку. Он задумчиво улегся на мосту, который затрещал под его тяжестью, и, положив голову на сложенные передние лапы, задумался. Причем надолго. Я уж было решила, что дракон уснул, но он внезапно блеснул глазами и ответил:
  -- Я помню только пос-с-следнюю неделю с-с-своей жизни. Вс-с-се ос-с-стальное - как в тумане. Но Валериана с-с-сказала, что это пос-с-следс-с-ствия наложенного на меня заклинания.
  -- Ага. - Поддакнула я. - С учетом того, что на взрослых драконов ни одно заклинание не действует...
  -- Вреш-ш-шь. - Злобно зашипел дракон.
  -- Ничуть. - Упрямо привстала я. - Валериана лгала тебе. И служишь ты ей всего неделю, а не много лет, как думаешь!
  -- Докажи!
  -- Легко. - Я встала и подошла к морде дракона. - Твои воспоминания длятся всего неделю, хотя по виду ты взрослый дракон. К твоему сведению, драконы никогда и ничего не забывают, и память у них феноменальная. Тебе не хочется ни пить, ни есть, ни спать. Ты даже дышишь только тогда, когда тебе надо выдохнуть пламя! А все потому, что ты - всего лишь ожившая СТАТУЯ, нравиться тебе это или нет!!! - Последние слова я уже выкрикивала, поэтому я даже не удивилась, когда дракон с многообещающим разъяренным рыком слегка придавил меня к камням передней лапой. Слегка - это потому, что я не стала походить на живописное пятно, а всего лишь примолкла. Тем временем дракон уже склонился надо мной с явным намерением откусить мне голову своими сотнями зубов, когда я в панике закричала:
  -- Не надо, Дан!!! - Пасть замерла в полуметре от меня и с тихим звоном закрылась.
  -- Как ты меня назвала?
  -- Дан... Иллидан, это твое имя. Имя из другой жизни. Валериана украла твою душу и поместила ее в серебряную статую дракона, чтобы ты охранял ее. Дан, пожалуйста, пропусти меня. Меня ждут Ниита... И Элланон. Может, ты их и не помнишь, но им очень нужна моя помощь. Я обещаю, что помогу тебе вернуться в свое прежнее тело, но сначала мне надо разобраться с Валерианой...
  -- Ты меня обманываеш-ш-шь...
  -- Нет, не обманываю. Дан, я даже могу пообещать тебе, что не буду убивать Валериану, только если не будет иного выхода. Только отпусти меня, пожалуйста. Мои друзья погибнут без моей помощи... - В рубиновых глазах дракона что-то дрогнуло и серебряная когтистая лапа, не дававшая мне свободно дышать, медленно убралась. Я воспрянула духом и продолжила:
  -- Дан, ты помнишь меня? Я Ллина... Ты мне еще песню старую пел...
   ...Vania ni faniare karne anarore,
   Nan lurea nie uma ielo...
   Tiro, el eria e mor...
  -- Ar eo nie, valar nin...- Ошеломленно закончил за меня серебряный дракон, и в холодных рубинах глаз мелькнула тень узнавания. - Уходи отс-с-сюда.
  -- Дан...
  -- Уходи!!! - Рявкнул он. Я подскочила на месте и, решив оставить разбор отношений на потом, побежала по лестнице к указанному Прекрасой туннелю. В конце концов, Дан мог и подождать, чего нельзя было сказать об Аннимо и Элланоне...
  

Глава 3. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день...

   Кажется, я в очередной раз побила все рекорды скорости в беге по пересеченной местности с препятствиями. Мало того, что винтовую лестницу строили криворукие "мастера", про которых чаще всего говорят, что "в вашем спирту следов крови не обнаружено" - настолько ступеньки были неровными - так еще и перил не было, из-за чего подъем к нужному ярусу превратился в балансирование над пропастью. В итоге, когда я оказалась на нужном этаже, мне явно недоставало нескольких тысяч нервных клеток, которые, как всем известно, не восстанавливаются. Поэтому когда перед моим носом замаячил вожделенный туннель, я была готова на полном серьезе разыскать Асмодея и подкинуть ему идею модернизировать помещение под стандартный офис - с телефонами, компьютерами и лифтом. Ладно, еще и с секретаршей, но это уже детали.
   Нужный туннель отыскался довольно быстро, а камера пыток - еще быстрее. Когда же я на всех парах внесла свою полуобморочную от высоких скоростей тушку, моим глазам предстала душещипательная картина - на коленях у Нииты в полной несознанке лежит Элланон, чье красивое лицо было разукрашено синяками и ссадинами, а сама вампирша, едва успевая стирать кровь, текущую из рассеченной брови, что-то тихо ему нашептывает. В дальнем углу комнаты на грубом подобии дощатого верстака лежит Аннимо Орве, чья спина уже покрылась коркой засохшей крови. Светлые волосы эльфа растрепались и слиплись на кончиках от крови, а по правому виску стекала тоненькая алая струйка. Прекраса застыла около израненного эльфа безжизненной статуей, и только слабый зеленоватый свет, льющийся из-под неплотно прикрытых век, говорил мне о том, что Аннимо уже на Грани, и сейчас Смерть удерживает его, не давая уйти на ту сторону. На мой сдавленный стон при виде этой картины Ниита встрепенулась и подняла голову.
  -- Ллина? - Как-то неуверенно спросила она.
  -- Господи... Ниита... - Я ахнула при виде лица вампирши, которое вовсю расцветилось разнокалиберными синяками. - Что эти сволочи с вами сделали? - Она поморщилась и указала взглядом в сторону Аннимо.
  -- Потом. Ему вон совсем плохо. Сделай же что-нибудь. - Я кивнула и подошла к безжизненно распластавшемуся на столе эльфу.
   Вблизи его спина выглядела еще хуже. Похоже, Валерианины палачи не сняли с него рубашку, поэтому разодранные куски ткани намертво приклеились к изуродованной спине. Все-таки есть положительные моменты в том, что эльф сейчас без сознания - придется отдирать рубашку от раны, причем как можно скорее - по своему опыту знаю, что долго Аннимо на Грани не пробалансирует - либо уйдет, либо вернется, но вернуться-то он может в самый неподходящий момент. Сзади послышался робкий голос Нииты:
  -- Как он?
  -- Плохо. - Честно ответила я. - Но он выкарабкается. - С этими словами я материализовала в руках кувшин с теплой водой и, полив ею спину эльфа, начала аккуратно отклеивать рубашку от ран. Смоченная теплой водой, ткань отделялась на удивление легко, так что с рубашкой я справилась весьма быстро, а вот для того, чтобы промыть раны, мне пришлось извести еще два кувшина.
   Когда я смыла кровь, то рваные полосы на спине вызвали у меня мороз по коже. Наверное, это было ужасно больно... Господи, Аннимо... За что эта стерва тебя так?... Не-ет, с этим пора кончать. Я простерла ладони над изодранной почти до костей спиной эльфа и сила моментально откликнулась, заставив ладони сиять ярким золотистым светом, под которым ужасные длинные раны исчезали, как складки на ткани под горячим утюгом. Я уже почти закончила лечение, как до меня донесся голос Прекрасы:
  -- Ллина, он возвращается.
  -- Хорошо. Он уже практически здоров.
  -- Ты сейчас рядом с ним?
  -- Да, возвращайся. - Эльф на столе слегка дернулся и застонал. Я осторожно провела ладонью по его лицу, и глубокий порез на виске сразу же сомкнулся, оставив после себя едва заметный розовый шрам, который исчезнет через пару недель. Прекраса рядом со мной открыла глаза и с улыбкой посмотрела на меня.
  -- Долго ты как-то...
  -- Что, его уговаривать пришлось?
  -- Еще как. Но только не вернуться, а подождать немного. Сама знаешь, если бы он очнулся в момент, пока ты его лечила, то криков было бы...
  -- Кстати насчет лечения... - Я отошла от Аннимо и склонилась над Элланоном. - Та-ак, что у нас тут?
  -- Кажется, сотрясение мозга... - Подозрительно тихо и медленно произнесла Ниита. Я уже положила светящиеся ладони на виски Элланона, когда с удивлением уставилась на подругу. Ниита медленно покраснела и отвернулась, словно стесняясь своих синяков.
  -- Ниита, что они с тобой сделали? - Дрогнувшим голосом спросила я, ожидая услышать самое худшее.
  -- Ничего... - В глазах вампирши блеснули слезы.
  -- Что?! - Тихо рыкнула я. - Ниита, если это то, о чем я подумала, то Адские Врата сегодня же прекратят свое существование!! - Вместо ответа вампирша криво улыбнулась, и я вздрогнула, увидев вместо острых белоснежных клыков кровоточащие дырки между зубами.
  -- С-с-стерва. - Прошипела я, убирая руки от уже зажившего лица Элланона и накладывая их поверх Ниитиных поврежденных челюстей. - Ничего, сейчас будет немножко больно, но потом все будет, как раньше. - Затараторила я. Вампирша почти сразу же сморщилась от боли в челюстях, когда полезли новые клыки, но мужественно стерпела до самого конца.
  -- Молодца. - Улыбнулась я, отнимая ладони от исцеленной вампирши. Ниита недоверчиво ощупала наличие клыков во рту, потом клацнула челюстями, проверяя новые зубы на прочность, и только после этого зловеще улыбнулась:
  -- Все, терпение мое кончилось.
  -- Откровенно говоря, у меня оно кончилось еще раньше, поэтому убивать Валериану буду я. - Улыбнулась я так, что Ниита от меня аж отпрянула.
  -- Хорошо улыбаешься, подруга... - Подколола она меня. - С такой улыбкой можно целые армии распугивать.
  -- Ты на что намекаешь?? - Почти обиделась я.
  -- Ню - ню. - Замотала головой Ниита, искоса поглядывая на мужа, который уже почти пришел в себя, и теперь довольно смотрел на открывшийся ему "вид снизу". - Я имела в виду, что очень уж выражение лица у тебя многообещающее было...
   Тем временем в себя пришел наш наиболее пострадавший пациент, и теперь он с удивлением озирался по сторонам, явно не понимая, почему народу в комнате на две штуки больше, чем должно быть. Наконец эльф перестал пытаться сфокусировать зрение на дальних объектах и изумленно уставился на Прекрасу, которая смотрела на исцеленного Аннимо подозрительно теплыми глазами. Наконец их взгляды встретились, и я каким-то седьмым чувством поняла, что от объяснений, почему я выбрала Иллидана, а не его, можно будет уклониться - кажется, что между Аннимо Орве и Прекрасой проскочила та самая пресловутая искра, которую так любят воспевать в стихах и слащавых дамских романах. Что ж, никогда не наблюдала сего феномена со стороны, но теперь я не сомневалась, что такое понятие в этой жизни присутствует. Я негромко кашлянула, привлекая внимание уже о чем-то тихо рассуждавших "голубков", и те, явно смутившись, одновременно повернулись ко мне. Я кашлянула еще раз, и задала давно интересующий меня вопрос:
  -- Извините, дамы и господа, но мне весьма интересно, почему вас троих не охраняли? Ведь знала Валериана, что я за вами приду...
  -- Вообще-то она думала, что ты погибла. Собственно, как и все мы... - Словно смущаясь сказал Аннимо. - Поэтому и оставила нас без охраны. Сама подумай - ну куда мы могли уйти? Без оружия, да еще и избитые до потери пульса? К тому же там какой-то дракон на выходе маячит - мы бы по-любому не прошли... - Он запнулся, а потом тихо добавил:
  -- Ллина, ты должна знать, что...
  -- Что Дан погиб? - Уточнила я. Эльф опустил глаза и кивнул. - Вообще-то я знаю. Только он не совсем умер... - Ответом на это заявление мне стали округлившиеся глаза и слегка отвисшие челюсти. Общее мнение высказала Ниита:
  -- Ллина, я понимаю, что для тебя это очень тяжело, но я своими глазами видела, как Валериана чем-то запустила в Дана, после чего он рухнул замертво там, где стоял... Он умер, и тебе лучше поверить в это...
  -- Ниита. - Раздраженно прервала ее я. - Вон рядом с Аннимо Прекраса стоит, а ведь между прочим у нее не менее оригинальная профессия чем у меня. Она - Смерть, поэтому ей лучше знать. Короче, опуская технические подробности, сказу вкратце - Валериана сперла душу Дана прямо из тела и запихнула ее, как носки в стиральную машину, в статую серебряного дракона. Дракон ожил, и теперь с ревом носиться по нижним ярусам пещеры, злясь на себя, Валериану и всех вокруг, потому что я сказала ему правду.
  -- И он тебе поверил? - Я пожала плечами.
  -- А фиг его знает. По крайней мере он не сжевал меня, хотя и пытался. Более того - он пропустил меня к вам, так что есть надежда... - Я пожала плечами и, поправив перевязь меча поверх джинсовки, добавила:
  -- А теперь самое важное. Все могут быстро идти? - После минутного обдумывания, на вопрос положительно ответили все. Я глубоко вздохнула и выпалила:
  -- Замечательно. Народ, слушай мою команду - берете ноги в руки и чешете к выходу. Прекраса вас проводит.
  -- А ты? - Недоуменно спросил Элланон.
  -- Я остаюсь.
  -- Но...
  -- Никаких "но"! - Жестко отрубила я. - У вас ни оружия, ни магии. Всех ваших сил вам хватит только на то, чтобы собрать манатки и свалить из этого весьма негостеприимного места. Поймите же наконец, что здесь и сейчас вы мне ничем не поможете. - Я подошла к своим слегка оторопевшим друзьями и по очереди заглянула каждому из них в глаза.
  -- Я не могу позволить, чтобы Валериана использовала вас в качестве щита. А такое непременно случиться, если вы останетесь. Вы мне ничем не поможете, а вот сыграть на руку Валериане вполне смогете. Пожалуйста, не обижайтесь на меня... - Я просительно взглянула на моих насупившихся друзей, которые понимали правоту моих слов, но смириться с этим никак не могли. Я перевела взгляд на Прекрасу, и увидела во взгляде Смерти искорку уважения. Она коротко кивнула мне, и я облегченно вздохнула. С Прекрасой мои друзья доберутся до безопасного места, в этом можно не сомневаться. Я подошла к Смерти и сжала ее ладонь в своей.
  -- Я доверяю тебе самое дорогое, что у меня есть. Прекраса, позаботься о них, ладно?... И о Дане тоже, хорошо?
  -- Что бы ни случилось с тобой, Ллина, они будут в безопасности. Все четверо. Обещаю тебе.
  -- Спасибо, Прекраса. Но я вернусь, чего бы мне это ни стоило, вернусь обязательно.
  -- Мы будем ждать. - Мы улыбнулись друг другу - живое воплощение смерти и полуангел. Две живые души, которые связало нечто большее, чем дружба или любовь. Такую привязанность можно ощутить только тогда, когда вместе проходишь через Грань. Или возвращаешься с нее.
   Как бы то ни было, но с Прекрасой мы еще встретимся.
   Может, всего один раз.
   А может, будем встречаться до тех пор, пока я не решу, что достаточно повидала эту сторону Грани, и наконец-то захочу увидеть то, что находится за ней.
   Я не знаю, как это будет, но не сомневаюсь, что этот момент рано или поздно наступит...
  -- Удачи. - Еще раз улыбнулась я. Прекраса кивнула и первой направилась к выходу из комнаты пыток. За ней неуверенно двинулись мои друзья, постоянно оглядываясь назад. Я постаралась улыбнуться как можно беспечнее, но на глаза наворачивались слезы. В конце концов я пришла за тем, чтобы спасти их... Но почему-то все равно тяжело было видеть, как они уходят...
   Когда они скрылись за поворотом, я превратила майку и джинсовку в ярко-голубой топ с открытой спиной и со вздохом облегчения сбросила чары, маскировавшие крылья, которые с едва слышным шелестом развернулись у меня за спиной. Что ж, мне оставалось только ждать, пока Валериана соизволит вернуться и проведать пленников. С этой мыслью я наколдовала себе удобное кресло напротив входа и, вальяжно развалившись в нем, принялась ждать...
   Ждать, кстати, пришлось недолго - Хозяйка, злая и взвинченная до невозможности, алым смерчем ворвалась в комнату пыток. Не увидев пленников, зато узрев меня собственной персоной, нагло рассевшуюся в удобном кожаном кресле посреди помещения, Валериана надолго потеряла дар речи. Она только растерянно переводила взгляд с моих сапфировых крыльев на золотистый меч, лежавший у меня на коленях, постоянно порываясь что-то вякнуть. Пауза все затягивалась, я же, с наслаждением наблюдая за произведенным эффектом, сожалела только об одном - а конкретно о том, что так и не научилась красиво курить. Вот сейчас как нельзя к месту было бы неторопливо раскурить тонкую дамскую сигарету в мундштуке, и, лениво пуская дым в лицо ошалевшей от удивления соперницы, глубокомысленно молчать на все ее потуги выдать мало-мальски оскорбительную речь. Но чего нет, того нет, поэтому пришлось ограничиться небрежным взглядом и плавным покачиванием ноги, закинутой на подлокотник кресла. Валериана краснела и бледнела, но выдать хоть что-нибудь, кроме маловразумительного набора восклицаний, не могла.
   Я же терпеливо ждала, пару раз даже намереваясь подсказать нужные слова, но вовремя себя одергивала - надо же ей сообразить что-нибудь свое. Наконец язык у Валерианы оттаял, и на мою несчастную голову посыпался семиэтажный мат, который я с удовольствием выслушала, запоминая особо эмоциональные обороты и кивая в наиболее удачных, на мой взгляд, сравнениях. Постепенно сквозь поток матерных слов стали пробиваться более-менее цензурные слова, и вот тогда я приготовилась слушать более внимательно.
  -- ...Что ты, стерва эдакая, с моим драконом сделала???
  -- А что с ним такое? - Сделала я круглые, кристально чистые глаза.
  -- Как что???? ЕГО ЖЕ НЕТ!!!!!
  -- Как нет?? - Я даже привстала от удивления. Интересно, куда Прекраса утащила серебряного дракона? Неужто перевербовала?
  -- Вот так!! Нечисть зашуганная, по углам прячется, дракона нет и в помине, а по Адским Вратам словно ураган прошелся!!!
  -- Да что вы говорите? Как интересно...
  -- Издеваешься??? - Взвыла Валериана и запустила в меня полдесятком огненных шаров. Я вскинула руку, накрывая себя защитным коконом, от которого пульсары благополучно срикошетили, пропахав приличные дыры в каменных стенах. Валериана взвизгнула, а я нехорошо улыбнулась, поднимаясь с кресла и поудобней перехватывая меч. Хозяйка не растерялась и выудила из воздуха широкую изогнутую саблю, по черному лезвию которой пробегали красные блики.
  -- Похоже, мне придется убить тебя собственноручно. Хоть ты и приобрела себе крылья, но с силой, которую дал мне наставник, тебе все равно со мной не справиться.
  -- Самоуверенность тебя погубит. - Парировала я, поигрывая золотистым мечом и медленно подходя к Хозяйке.
  -- Стерва! - Рыкнула Валериана, бросаясь в мою сторону.
   Как у нее получилось оказаться так близко рядом со мной - ума не приложу. То ли она действительно умеет управляться со временем, то ли использовала ускоряющее заклинание - не знаю. Я успела ощутить только свист рассекаемого черным мечом воздуха, когда мой меч самостоятельно рванулся в сторону, принимая на себя сокрушительный удар. Брызнули колючие искры, и лезвия разошлись с донельзя противным скрежетом. Я отскочила в сторону, уходя от Валерианы на относительно безопасное расстояние. Хозяйка неосознанно повторила мое движение, так что теперь нас разделяло несколько метров относительно свободного пространства.
   Я выставила меч перед собой, и тотчас моя аура вспыхнула золотым огнем, окутав меня тонкой, но очень прочной защитной пленкой - автономным вариантом сферы Высшей защиты. Судя по тому, что точно такая же дымка, только бордовая, расползлась по телу Валерианы, я сделала вывод, что Хозяйка тоже готовится к серьезной драке. В том, что из этой комнаты выйдет только одна из нас, сомнений не было. Поэтому, когда моя противница начала медленно и вдумчиво обходить меня, я поудобней перехватила меч, и постаралась двигаться так, чтобы быть ее зеркальным отражением.
   В итоге, когда она первой нанесла сложный обманный удар, вслед за которым последовал выпад снизу, я была готова. Ниши клинки схлестнулись, и тотчас заплясали двумя молниями. Скорость, с которой Валериана наносила удары, была настолько высокой, что если бы не мои новоприобретенные способности и почти живой меч, то я была бы нашинкована в мелкий салат уже давным-давно. А так я отбила первую атаку, и тотчас перешла в наступление, после которого в защите Валерианы образовались две немаленькие бреши, которые, к моему удивлению, затягиваться не спешили. Что ж, будем считать, что шанс у меня есть.
   Хозяйка, видимо сообразив, что с помощью одного только меча меня хрен возьмешь, начала прибегать к грязным трюкам. Например она вырастила у меня под ногами гибкие щупальца, об которые я спотыкнулась, и тотчас пульнула в меня десятком зеленоватых молний. Молнии я отразила, щупальца распылила, а вот отвечать пришлось призрачной паутиной, облепившей хваленую Валериану с головы до ног, и роем шаровых молний размером с шарик для пинг-понга, которые больно жалились, но ощутимого вреда не причиняли.
   "Гарна дивчина" обозлилась окончательно, и начала забрасывать меня разнокалиберными заклинаниями, начиная от банальных файерболов и заканчивая имитацией "инферно" в локальном масштабе. Я же носилась по все комнате, едва успевая отражать или попросту уворачиватся от сыпавшихся на мою бедовую голову заклинаний. Наконец Валериана слегка выдохлась, а я сумела относительно спокойно вздохнуть - наступило затишье перед бурей. Хозяйка тяжело дышала, злобно сверкая вишневыми глазами в мою сторону, я же с философским пофигизмом взирала на результаты буйного характера оппонентки, благодаря которым относительно аккуратная комната превратилась в заливной лужок на Курской дуге после танкового сражения - повсюду были неровные, все еще дымящиеся дыры от срикошетивших молний и сгустков пламени, в воздухе висел запах гари, а пепел от сгоревшего пыточного инвентаря черным снегом оседал на пол, слегка маскируя устроенный погром.
  -- Однако... - Философски хмыкнула я, созерцая последствия нашего сражения, закончившегося с нулевым счетом. - Обстановочку не жалко? - Валериана ограничилась неприличным жестом и короткой ветвистой молнией, которая привычно срикошетила в сторону. Я пристально посмотрела в злые вишневые глаза, и меня захлестнула холодная ярость. За моих друзей, которых здесь пытали только за то, что они не бросили меня в трудную минуту, за погибшего в чужом мире паладина, чей серебряный крест холодил мне кожу на груди, за искалеченные судьбы "светлых" миров...
  -- Шутки кончились. - Мрачно сказала я.
   Валериана хотела было привычно огрызнуться, но ангельский меч, невесть как проникший сквозь ее защиту и вспоровший алый шелк платья на груди, заставил ее передумать. Вместо ответа она сделала ответный выпад, от которого моя защита мигнула и исчезла, а черный клинок срезал кончики перьев на левом крыле.
   Я озлилась, и вот уже защита Валерианы, звонко хрупнув, осыпалась крупными неровными кусками. Мы обе растратили почти всю магию, поэтому дальше сражаться пришлось, полагаясь исключительно на собственное мастерство. Клинки сходились снова и снова, выбивая искры и награждая нас обеих множеством мелких порезов... Наконец Валериана, каким-то невероятным образом изогнувшись, выбила меч из моих рук и тот, виновато блеснув, отлетел к дальней стене. Хозяйка ухмыльнулась и уже занесла меч, чтобы пригвоздить меня к полу, как вдруг обновленная татуировка на моем левом запястье вспыхнула синим с золотыми огоньками светом, и я, повинуясь какому-то внутреннему призыву, ткнула сверкающей рукой чуть ниже солнечного сплетения темной Путешественницы...
   На миг застыли мы обе, а потом Валериана пронзительно закричала, запрокинув голову. Из ее груди потянулось какое-то черное облако, которое постепенно сгущалось вокруг моего запястья, словно поглощая золотистый свет. От крика Валерианы звенело в ушах, но я практически не обращала на него внимания. Дело в том, что Хозяйка менялась.
   Ее гранатовые волосы почти моментально потемнели, став каштановыми, закудрявились и выросли до середины спины. Рост слегка уменьшился, а фигура стала более коренастой. Что произошло с лицом - я не видела, так как отросшие темные волосы скрыли его почти полностью...
   Черное облако сгустилось вокруг моего левого кулака и медленно истаяло, а Валериана, выронив меч, закрыла лицо руками и, перестав кричать, плавно сползла по стене. Я удивленно смотрела то на нее, то на свою руку, когда до меня дошло...
   Каким-то образом я лишила Валериану силы, которая делала ее Путешественницей, и теперь она стала той, кем была до инициации.
   То есть просто человеком, которого я никак не могла убить.
   Я подобрала ангельский меч с пола и, убрав его в ножны, подошла к неподвижно застывшей у стены девушке.
   И только подойдя вплотную к поверженной сопернице, поняла, что Валериана тихо плачет.
  -- Зачем? - Тихий, совсем не похожий на голос прежней Валерианы, шепот резанул по сердцу. - Почему ты меня попросту не убила?
  -- Я дала обещание. - Честно ответила я. - Теперь ты человек. Такой же, какой ты была до инициации.
  -- Зачем??? - Тонкий девичий голос звенел в приближающейся истерике. - Ты думаешь, я захочу жить такой??? - С этими словами девушка, бывшая когда-то Валерианой, отняла ладони от лица.
   Честно говоря, мне понадобилось все мое мужество, чтобы не вздрогнуть.
  

Глава 4. Свет и тень.

   Лицо настоящей Валерианы представляло собой кошмарную мешанину из чистой, здоровой кожи и розовых рубцов от заживших шрамов. Такие, какие мог оставить только огонь. Правая половина лица девушки была довольно красивая, чуть смугловатая кожа выгодно оттеняла теплый тон карих глаз, но вот левая половина представляла собой неровные рубцы блестящей ярко-розовой кожи, из-за которых уголок губ слегка приподнимался, создавая впечатление, что девушка иронично усмехается.
   Я ошарашено смотрела на это лицо, не зная, что и сказать, а глаза отмечали ранее не замеченные детали - обожженные кисти рук, покрытые пятнами от ожогов, неровно сросшуюся правую руку, ноги, покрытые застарелыми шрамами от плетей... Я снова перевела взгляд на лицо Валерианы, и столкнулась с взглядом карих глаз, в которых плескалась боль.
  -- Ну, как тебе увиденное? Довольна?
  -- Господи... - Только и сумела прошептать я. - Что с тобой случилось??
  -- Что со мной случилось? Ты спрашиваешь, ЧТО СО МНОЙ СЛУЧИЛОСЬ??? Инквизиция, вот что со мной случилось!! - По изуродованному лицу потекли слезы, но она их словно не замечала. Она рассказывала свой самый большой кошмар.
  -- Я родилась в маленькой деревеньке. В то время по всей моей стране шла охота на ведьм, и мне "посчастливилось" родиться именно тогда. Причем ведьмой. Хотя, по правде говоря, ведьма из меня была никудышная - найти потерянную вещь могла, ну там, девкам погадать, полечить кого... И ведь дура была, не понимала, что скрывать свой дар надо... - Валериана всхлипнула, но продолжила. - Я считала, что Бог дал мне этот дар, чтобы помогать людям, вот я и помогала... А потом, когда через нашу деревню проходили инквизиторы, моя лучшая подруга, которая знала меня с детства, сдала меня этим палачам в черных мантиях. Как впоследствии оказалось - из-за того, она была влюблена в человека, за которого я собиралась выйти замуж... На следующий день меня схватили, и никто, слышишь, никто не сказал ни слова в мою защиту. Никто из женщин, которым я помогала разродиться ребенком, не вступился за меня. От меня отвернулись все - и семья, и друзья, и любимый. Все. Меня заперли в подвале, куда пришел инквизитор. Он долго меня допрашивал, зачем я навела порчу на трех женщин, почему убила одного ребенка, и где и когда я летала на шабаши. Я сначала не понимала, почему он наговаривает на меня, не понимала, по какие шабаши и порчи он говорит. И тогда он приказал палачу распять меня, семнадцатилетнюю девчонку, на столе, после чего позвал какого-то ублюдка, насиловавшего меня в течение часа. Когда я, по прошествии этого часа, изнасилованная, охрипшая от криков, пришла в себя, инквизитор ровным и спокойным голосом сказал, что если я сегодня не подпишу признание, то завтра насильников будет двое. Послезавтра - трое. И так далее... Пока я буду упорствовать - меня будут насиловать... И тогда я подписала все бумаги, которые он мне подсовывал, только бы поскорее умереть, потому что жить после того, что со мной сотворили, я не хотела... Жечь меня собралась вся деревня, и когда меня вели на костер, я слышала только вопли и проклятия... И вот тогда я возненавидела их всех, возненавидела Бога, к которому я обращалась весь тот ужасный час, и который меня не услышал. Когда костер зажгли, и я начала гореть заживо, я воззвала к дьяволу. И он явился. Он дал мне силу, бессмертие и новое тело в обмен на то, чтобы я продолжала мстить... - Валериана опустила глаза к своим изувеченным рукам и тихо, как-то безжизненно сказала:
  -- Тебе этого не понять. У тебя наверняка все было слишком хорошо, иначе бы ты не стала ангелом... Ллина, прояви ангельскую милость - убей меня, пожалуйста. Я не хочу жить ТАКОЙ, с такими воспоминаниями...
   Я ошеломленно смотрела на нее - на избитую и сломленную жизнью девушку, почти девочку, и мне было ее жаль. Не просто жаль - я хотела помочь ей. В сущности, она не виновата, что была такой стервой, ведь то, что ей пришлось пережить, не давало забыть о себе триста лет... Мне хотелось стереть у нее воспоминания о пережитом кошмаре, просто потому, что она была человеком. Я осторожно коснулась кончиками пальцев ее изуродованного лица, и тихо прошептала про себя молитву исцеления...
   Золотой свет затеплился у меня в ладони и плавно перетек на лицо Валерианы, постепенно заливая золотом все ее тело...Свет становился все ярче, настолько, что мне пришлось прикрыть глаза ладонью, а потом он внезапно погас, словно кто-то щелкнул выключателем. Я убрала ладони и изумленно уставилась на преображенную Валериану.
   Шрамы исчезли, оставив после себя гладкую сияющую кожу, горькая складка в уголке губ тоже пропала, а когда девушка открыла огромные карие глаза, в которых не осталось даже тени гнетущих воспоминаний, то я поняла, что прикосновение ангельской силы, дремлющей во мне, сделало почти невозможное - оно исцелило не только тело Валерианы, но и ее душу, стерев начисто все воспоминания о пережитом кошмаре. Юная девушка, сидевшая передо мной, удивленно обвела глазами мрачноватый интерьер раздолбанной комнаты, и тихо спросила:
  -- Извините, а как я здесь очутилась? - Я на миг замялась, но потом, широко распахнув сапфировые крылья, ответила:
  -- Ты спишь, милая девушка. - Та уверенно кивнула, соглашаясь с тем, что синекрылые ангелы встречаются только во сне, и вполне логично поинтересовалась:
  -- И что теперь?
  -- А теперь я выведу тебя домой. - Я протянула ей руку и Валериана, уцепившись за нее, поднялась с пола. Я ободряюще ей улыбнулась и вделала шаг к выходу, когда нам нагло помешали.
   Потянуло уже до тошноты знакомым запахом ванили, и перед нами возник донельзя довольный Асмодей собственной персоной. Верховный демон прямо-таки сиял, и это-то довольное выражение мне понравилось меньше всего. Поэтому я загородила собой Валериану и с вызовом спросила:
  -- Что-то забыли?
  -- Вы просто великолепны, Ллина. - Асмодей аж светился от предвкушения какой-то очередной гадости. - А как вы решили проблему с моей воспитанницей... Снимаю перед вами шляпу. - Демон галантно поклонился, а в его зеленых глазах загорелся нехороший огонек. - Но есть одна проблема...
  -- Проблемы всегда есть. Выкладывайте все, товарищ Асмодей, и проваливайте с моей дороги. - Верховный демон ухмыльнулся еще шире, и ответил:
  -- Вы же понимаете, что я не могу вот так просто вас отпустить? Субординация нарушена будет, и все такое... - Он виновато развел руками. - Но я искренне восхищаюсь вами, поэтому даю вам ровно пять минут форы, после чего я отдам приказ найти вас и привести ко мне.
  -- Сволочь ты порядочная, Асмодей.
  -- Должность обязывает. - Обворожительно улыбнулся он, проводя ладонью по длинным волосам. - Идите, Ллина. И постарайтесь не попасться моим подчиненным. - Я пожала плечами и, пропустив вперед Валериану, аккуратно обошла Асмодея, слегка задев его правым крылом за шелк черной рубашки. Мы уже почти скрылись за поворотом, когда до меня долетел тихий шепот верховного демона.
  -- И все-таки я надеюсь на нашу встречу.
  -- Обойдешься. - Мрачно пробормотала я, ускоряя шаг...
   Пять минут форы, отпущенные нам Асмодеем, почти истекли, когда мы подбежали к выходу в многоярусную пещеру.
  -- Так, Валериана, я сейчас полечу. Ты ухватись за меня покрепче, и закрой глаза, ладно? - Та только кивнула, и обхватила меня за шею. Я же обняла ее за талию и, раскрыв крылья, сиганула вниз.
   Восторженный визг моей подопечной едва не оставил меня глухой на одно ухо, но я одним простеньким заклинанием временно лишила ее голоса, и лететь стало намного проще. Я в крутом пике проскочила до самого дна многоярусной пещеры, и влетела в коридор, через который мы с Прекрасой сюда попали, когда Асмодей дал команду к поимке. Как мне показалось, ожили все Адские Врата - коридоры наполнились воплями, воем, и другими малоприятными звуками, издаваемыми нечистью. Валериана побледнела и вцепилась в меня с такой силой, что едва не задушила. Я вильнула влево, с трудом вписавшись в очередной поворот и заорала:
  -- Валериана, ослабь хватку!!! Задушишь ведь, а нам еще лететь и лететь!!! - Повторять подвиг Гастелло ни мне, ни ей не хотелось, поэтому она слегка расслабилась, поэтому в нужный туннель я влетела без проблем, но вот когда мы появились в основной пещере, ведущей к выходу из Адских Врат, мне пришлось спуститься на пол.
   Дело в том, что нам подготовили встречную делегацию - сотни три нечисти всех форм и размеров перекрыли нам путь домой. Я с трудом отцепила от себя бледную, как смерть, Валериану, и уже привычным жестом задвинула ее за спину, одновременно обнажая ангельский меч. Толпа слегка попятилась, но не разбежалась. Жаль, скольких бы проблем избежали...
   В толпе прошел шепоток, и навстречу нам вытолкнули очередного парламентера. На это раз Шпик шел с гордо поднятой головой, видимо окончательно перестав меня бояться. Черт остановился в трех метрах от меня и поклонился.
  -- Госпожа Ллина, я рад видеть вас в добром здравии. - Я величественно кивнула, не опуская меч и продолжая запихивать за спину рвущуюся Леру. - Но к сожалению, должен вам сообщить, что от нашего президента поступил приказ взять вас, причем обязательно живыми... Поэтому обращаюсь к вам с нижайшей просьбой - сдайтесь, а? - Последняя фраза заставила меня неприлично хихикнуть, но я все же взяла себя в руки и ответила:
  -- Шпик, ты мне знаешь. А теперь подумай, какие у вас тут шансы уговорить меня, Путешественницу со стажем, ныне ангела-воителя, сдаться БЕЗ БОЯ? Не смешите мои тапочки, ребята. Просто так я не сдамся.
  -- Мы предлагали. Простите, но нам придется захватить вас и вашу спутницу силой. Мы уважаем вас за то, что вы раскрыли нам глаза на неподобающий политический строй в Адских Вратах, но гражданский долг превыше всего.
  -- Я понимаю. На войне, как на войне. - Черт кивнул головой, отвесил мне еще один поклон, и смешался с толпой. Нечисть обрадовано оскалила зубы в приветственной улыбке, и ринулась на нас.
   Я же схватила Леру за руку, и, взмахнув мечом, оградила нас высокой стеной бледно-голубого огня, от которого нечисть шуганулась, как тараканы от зажженной спички. Я дернула девушку за собой и побежала к едва заметному алому пятну портала, пройдя через который мы сможем оказаться дома.
  -- Лера, шевели ногами, быстрее!! Огненный круг долго не продержится, а нам нужно успеть максимально приблизиться во-он к тому красному пятну. Там - выход домой!! - Я потянула впавшую в легкий столбняк Лерку, и мы сверкающим метеором понеслись сквозь ряды нечисти, которая с воплями и рычанием разбегалась от ярко полыхающего огненного кольца, плывшего вместе с нами.
   Господи Боже, как же медленно мы бежим! Портал почти не приближается, а огненное кольцо становиться все уже! Я сцепила зубы и ускорила бег, таща за собой уже начавшую задыхаться Леру. За нами неслась обозленная нечисть, и вида этой разношерстной клыкасто-когтистой толпы хватало, чтобы воодушевить нас на непродолжительную пробежку... Огненное кольцо сжималось с каждой минутой, погаснув в самый неподходящий момент - когда до вожделенного портала осталось каких-то жалких двести метров. Нечисть обрадовано взвыла, я же остановилась и, тяжело дыша, подтолкнула Леру к выходу.
  -- Девочка моя, слушай сюда, быстро и внимательно. Бежишь вон к тому красному порталу со всех ног и проходишь сквозь него. На той стороне увидишь моих друзей. Среди них должна быть девушка в коричневом плаще. Подойдешь к ней, расскажешь, кто ты и откуда, и она отправит тебя домой.
  -- А как же вы?
  -- Я сама справлюсь. Беги, тебя они не тронут, им только я нужна.
  -- Но....
  -- Беги, я сказала!! - Я взмахнула рукой, и девчонку слегка снесло воздушной волной по направлению к порталу. Та все-таки поняла, что от нее требуется, и со всех ног понеслась к гостеприимно раскрытому окну.
   Нечисть рванула было за ней, но пляска голубого огня, веером разошедшаяся от меня, заставила преследователей передумать. Обитатели Адских Врат ненадолго задумались, но потом все-таки рискнули напасть. Я взмахнула свободной рукой, и полтора десятка мощных шаровых молний вырубили первый ряд нападающих. Атака захлебнулась, и вот тогда-то в ход пошли адские ВВС - двухметровые каменные горгульи, которые начали обстреливать меня немаленькими камнями, так и норовя попасть мне по голове.
  -- Ой, мамочки... Что деется, что деется... - Фальшиво запричитала я, сбивая летящие в меня камни миниатюрными пульсарами так, что падала только мелкая каменная крошка. - Кирпичи падают, а каски у меня не наблюдается... - Камни кончились, а горгульи - нет. Да и нечисть начала напирать.
   Краем глаза я увидела яркую вспышку со стороны портала - значит, Лера прошла сквозь него. Теперь главное - выбраться самой. Я взмахнула крыльями, и взлетела под потолок пещеры, играя с догонялки с горгульями и между делом круша их лезвием ангельского меча, который рубил камень так же легко, как хороший нож - арбузы. Когда горгульи перестали оглашать воздух своими воплями, окончательно упокоившись в виде каменных обломков, я спланировала к гостеприимно распахнутому порталу...
   Я уже почти влетела в "окно", когда сверху на меня упало что-то тяжелое, когтистое и зубастое, моментально располосовав мне спину и едва не сломав левое крыло. Под тяжестью свалившейся прямо на меня туши я камнем рухнула вниз, по счастью оказавшись наверху при падении. Тварь, напавшая на меня, оказалась гибридом химеры и волколака, и теперь она вцепилась когтями мне в плечо, явно намереваясь лишить меня руки. Я заорала не своим голосом, пытаясь отцепить тварь, но меч выпал из прокушенной руки еще при падении, так что пришлось действовать магией - от полноценного огненного шара в морду тварь взвыла, но рассыпаться пеплом не спешила. Но все-таки боль заставила ее отцепиться от моей руки и я рванулась к мечу.
   Почти дотянулась, почти успела, но гибкая черная туша сбила меня с ног, впечатав в каменный пол. Левое крыло едва слышно хрустнуло и перестало меня слушаться. Все-таки сломала, сволочь эдакая!! Волколак замахнулся на меня когтистой лапой, намереваясь перервать мне горло, как вдруг в воздухе мелькнула серебряная молния, и голова твари, мелькая оскаленными клыками, слетела с шеи. Хлынувшая из обрубка кровь залепила мне глаза, а обезглавленное тело едва не придавило меня своей массой.
   Я вскрикнуло, но кто-то одним резким рывком выдернул меня из-под трупа волколака и, забросив на плечо, куда-то потащил. Я пыталась открыть глаза, но не могла. Правая рука не слушалась, но я взмахнула левой, призывая меч, и как только пылающая рукоять обожгла меня ладонь, я замахнулась, чтобы ударить своего похитителя, как вдруг почувствовала, что меня пронесли сквозь портал. Выходит, что вытащили меня свои! Я сразу же расслабилась, и сразу же почувствовала, как сильно болит все тело - и разодранная спина, и сломанное крыло... Сознание плавно покинуло меня, и последнее, что я слышала - это звон меча, выпавшего из ослабевших пальцев на каменный пол...
   ...У-у-у. Как же мне плохо... Голова раскалывалась, спина болела, да и все остальное тоже, а общее состояние оценивалось как "лучше бы я умер вчера". Я попыталась открыть глаза, но голова сразу же закружилась, да так, что я едва не потеряла сознание вторично. Мамочки, отчего же так голова-то болит? Ведь точно помню - по ней меня не били. Я медленно досчитала про себя до пяти и попыталась открыть глаза во второй раз.
   К счастью, сознание не стало выпендриваться, так что у меня получилось не только открыть глаза, но даже приподнять голову с подушки. Оказывается, что я лежала на животе на широкой кровати, причем обстановка подозрительно напоминала мне комнату, оставленную в Галерее. Та-ак, выходит, Прекраса как-то связалась с моим Хранителем, и он раскрыл нам портал сюда. Отлично... Я попыталась пошевелиться, и к моему удивлению, у меня это получилось. Спина, судя по всему, уже начала заживать, наверняка Арсений постарался, правая рука слушалась, хоть и с трудом, а сломанное крыло уже заросло настолько, что я даже сумела подтянуть его поближе к телу и аккуратно сложить.
  -- Арсени-и-ий! - Неуверенно позвала я. Хранитель появился почти моментально, глядя на меня своими немного печальными голубыми глазами. Ангел уселся рядом со мной и ласково положил мне прохладную ладонь на лоб.
  -- Как ты, Ллина?
  -- Нормально. - Я попыталась улыбнуться. - Спина побаливает, да и крыло слегка дергает, но в целом терпимо...
  -- Крыло подергивает... - Тихо повторил ангел. - Ллина, ты понимаешь, что став полуангелом, ты перестала быть Путешественницей?
  -- Думаю, что да. Но неужели ты меня выгоняешь?
  -- Нет, что ты. - Арсений ласково улыбнулся. - Напротив, я попросил вышестоящее руководство, чтобы тебе разрешили остаться в Галерее в качестве помощника.
  -- Твоего или нового Путешественника?
  -- И то, и другое сразу. Я-то в отличие от тебя не имею права покидать Галерею, но ты сможешь отправляться вместе с Путешественником на задания, и в случае чего вытаскивать его из критических ситуаций. Конечно, решать тебе, но если ты захочешь остаться...
  -- Конечно хочу! - Я села на кровати и порывисто обняла своего Хранителя. - Арсений, ты ведь моя семья. Я никуда не пойду. У меня есть только один вопрос.
  -- Да?
  -- Как у меня будут обстоять дела с личной жизнью? - Ангел покраснел, но все-таки ответил:
  -- В этом плане ты абсолютно свободна. Мы ж не звери какие, все понимаем.
  -- Отлично!! - Я улыбнулась и кое-как сползла с кровати. - А теперь вопрос на засыпку - где мои друзья?
  -- Живы и здоровы. - Улыбнулся Арсений. - Тебя ждут. Они сейчас на кухне сидят, правда мне пришлось ее слегка расширить, чтобы все нормально уместились.
  -- Тогда я пошла?
  -- Давай, иди. Если чувствуешь себя нормально, то вперед.
  -- Спасибо. - Я подмигнула ангелу и медленно, путаясь в длиннющем белом балахоне с прорезями на спине, вышла из комнаты.
   Галерея встретила меня привычным зелено-голубым светом. Теперь, когда Валериана перестала быть Путешественницей, ее миньоны исчезли из "светлых" миров Галереи, так что новому Путешественнику достанется рутинная работа шлифовки шероховатостей... Я довольно улыбнулась и неторопливо пошла к дверям кухни, за которыми царила подозрительная тишина. Интересно, они что, уже поминки мне готовят?
   Я тихонько приоткрыла стеклянную дверь кухни, и тихие голоса за ней сразу же умолкли, а потом дверь резко распахнулась на всю ширину, и на пороге появился Дан. Живой и невредимый эльф смотрел на меня своими теплыми глазами цвета черного жемчуга, словно не понимая, я это стою, или всего лишь мой призрак. Я протянула ему чуть дрожащую руку, и Дан прикоснулся к ней осторожно, словно боясь причинить боль, а потом сгреб меня в охапку, заставив тихо пискнуть от неожиданности, и зарылся лицом в мои значительно укоротившиеся волосы.
  -- Ллина... - И столько нежности было в этом голосе, что я тихо заплакала от счастья. Вот он, живой и здоровый. Он ничуть не изменился - Прекраса сдержала свое слово, и вернула его мне.
  -- Дан... Все хорошо, честное слово. Теперь все будет хорошо... - Дан, все еще обнимая меня, сделал шаг назад, уводя меня на кухню, и я увидела, что за столом сидят мои друзья, довольные и счастливые.
   Ниита положила голову на плечо Элланона, и в глазах улыбающейся вампирши стояли слезы. Тролль, как ни в чем не бывало, продолжал уничтожать продовольственные запасы, правда, радостно отсалютовав мне бокалом, а Аннимо с Прекрасой смотрели на меня одинаково счастливыми глазами, словно с них разом свалилась тяжкая ноша. Я вздохнула и, откинувшись на грудь Дана, прикрыла глаза. Наконец-то все устаканилось, и теперь можно спокойно продолжать жить и работать. Среброволосый эльф наклонился к моему уху и тихо шепнул:
  -- Арсений еще не сказал тебе, что уже нашел нового Путешественника?
  -- Да что ты? - Вскинулась я. - А почему он мне ничего не говорил?
  -- Это должен был быть сюрприз. - С этими словами этот остроухий интриган слегка сдвинул рукав черной рубашки, и на его левом запястье я увидела светлую татуировку Путешественника...
   Мой возмущенно-радостный вопль разорвал тишину Галереи:
  -- ПРЕДУПРЕЖДАТЬ ЖЕ НАДО!!!!!! - Ответом мне был только радостный смех моих друзей и крепкий поцелуй Дана...
  
  

Эпилог.

  -- Арсений, я в который раз тебя спрашиваю, ГДЕ МОЙ РЕБЕНОК????? - Я обозленной тигрицей металась по Зеркальной Галерее, и от моих сапфировых крыльев во все стороны разлетались синие искры. Ангел скромно прилип к потолку, стараясь не вякать без дела и при этом пытаясь меня успокоить. Не-ет, я так не могу!!! Я-то, конечно, понимаю, что ребенок полуангела и Путешественника от рождения обладает определенными способностями, но вот так просто облапошить Хранителя и самовольно смыться в другой мир... У-у-у, найду этого мелкого террориста - отшлепаю!! Нет, сначала поцелую, а потом только отшлепаю.
  -- Ллиночка, ну, не беспокойся ты так. Иллидан уже пошел его искать. К счастью, я знаю, в какой мир смылся твой сын, так что он скоро будет дома... - Вот блин, мне прямо легче от того, что он знает, в каком мире скрылся мой ребенок. Пацану всего десять лет, а он уже в одиночку по мирам шастает... С ума сойти можно.
   И кто же знал, что у нашего с Даном отпрыска объявятся такие способности! Да он в пять месяцев уже бутылочкой левитировал!!! В два года он случайно взлетел к потолку сам, а в шесть лет уже играл с папочкой в казаки-разбойники, строя весьма оригинальные и очень качественные иллюзии. И вот теперь на десятом году жизни у него проявилась способность шастать между мирами... Дан говорит, что это он унаследовал от меня, на что я обычно отвечаю, что характер у нашего сына явно в отца пошел, так что пусть не возникает... Господи, в третий раз уже сбегает... Ну, что с него взять - десять лет ребенку...
   Я обессилено уселась на пол и уткнула лицо в ладони. Арсений, радуясь, что гроза прошла стороной, спланировал рядом со мной и успокаивающе погладил меня по голове.
  -- Ллина, поверь моему опыту, все у твоего мальчишки хорошо. Дан его найдет, в крайнем случае Прекраса обещала за ним присматривать, так что все будет в порядке.
  -- Да знаю я, знаю. Арсений, но я же все равно волнуюсь. Мальчику только десять лет, он кроме иллюзий и левитации еще ничего не умеет!! - Ангел тяжело вздохнул, но все же рискнул по-братски приобнять меня за плечи.
  -- Ллиночка, не дергайся... - Я уже открыла рот, дабы высказать Арсению все, что я думаю о своей взбаламошной семейке, когда прямо передо мной полыхнуло зеленым светом окно портала и из него сначала выбежал мой сын, а за ним неторопливой грациозной походкой вышел Дан.
  -- Мама!!! - Я подхватила этого маленького разбойника на руки и слегка шлепнула по затылку.
  -- Сколько раз тебе повторять, не ходи по другим мирам без сопровождения!!
  -- Так я не один был! - Он уставился на меня невинными глазами цвета черного жемчуга, точь-в-точь такими же, как у Дана. Я в очередной раз поразилась тому, как он похож на отца - от меня, судя по всему, только несносный характер. - Я с тетей Прекрасой был.
  -- Ну, это хоть куда ни шло. - Облегченно вздохнула я, спуская сына на пол и обнимая подошедшего ко мне Дана.
  -- Ллина, не дергайся. Я тебе уже сто раз говорил, что у нас великолепный ребенок. - Он легонько чмокнул меня в ухо и прошептал: - кстати, как ты смотришь на то, чтобы завести еще одного?
  -- Еще одного разбойника???? - Я шутливо щелкнула Дана по носу, и тотчас подарила утешительный поцелуй. - Мне и этого хватает под завязку!
  -- Тогда пусть это будет девочка...
  -- Ладно, видно будет. - Улыбнулась я. - Иди, уложи нашего искателя приключений спать, и потом поговорим.
   Дан многозначительно улыбнулся мне и, подхватив нашего сына под мышку, потащил его в сторону спальни. Я влюбленно посмотрела в их сторону и на лице сама по себе расплылась довольная улыбка.
   Улыбка абсолютно счастливого человека....
  
  
   Август 2004 г.
  
  

Оценка: 4.14*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"