Павлов Евгений: другие произведения.

Спаун и Героймен на заре правосудия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "У нас есть просто уйма персонажей, уйма действующих лиц, уже своя какая-никакая вселенная и общий сюжет, что почти прозрачной нитью все объединяет. Это мир героев, мир чудес, в который нужно просто поверить". Это первое произведение про супергероев не в виде комикса. Это - первая книга про супергероев!

   Пролог.
  
  
   Каждый политик знает "любая война начинается с несогласия".
  
   Здание корпорации Wayne Enterprises.
   Ботинки стучали по блестящему полу коридора тридцать пятого этажа, пожалуй, самой известной высотки в
  Мракан-сити. Один из собеседников настойчиво, чуть негативно выражал ожидания. Сейчас он, как, впрочем, и всегда, умело прятал гнев за дружелюбной гримасой, в связи с чем традиционно наивные сотрудники Grand Corporation отвечали не менее приветливо.
  
   "Если ты любишь этих людей, этот навоз, этот муравейник, зависящий от инициативности истинного лидера, значит, ты обязан им улыбаться" - безнравственные коварные мыслишки посещали незаурядный ум главы Grand Corporation.
  
   Лэтс Гранд - тучный, но в остальном следящий за собой мужчина, в меру темпераментный, льстивый и наглый, провожал до лифта своего временного коллегу - высокого австралийца - Джона Вэйна, регулярно посещающего обитель конкурента.
   В отличие от Гранда, Вэйн никогда не хранил в уме тысячу и один план по захвату мира, отличался непревзойденной скромностью и некой мистической малопонятной привлекательностью. Но в глазах соперника выглядел довольно тускло и "жидковато", казался зеленым новичком в мире бизнеса...
  
   - Америку потрясло до основания. А какова моя первичная задача, если не защита? - ах, да, работа мимики на физиономии Гранда сопровождалась жирным патриотическим пафосом и напыщенностью.
  
   Вэйн, чья компания до недавнего времени считалась восходящей звездой в области военной промышленности и вооружения, заняв неудобную для выстрела конкурента позицию - перекочевав в медицину, сгорал от неловкости. Ему была чужда подобная ирония.
   - Главные подозреваемые лица - парни в масках, назвавшие себя поборниками закона - Джон приподнял руки, проходя мимо симпатичной секретарши, быстро передавшей Лэтсу список свадебных секретов его младшей сестренки, - Читая последние выпуски таймс, я все чаще сталкиваюсь с мыслью, что у кого-то плоховато с мышлением...
   Гранд выпалил еще одну пафосную фразу:
   - Америка не любит психопатов!
  
   На видеозаписи, хранящейся в отделе вещественных доказательств, в главном полицейском участке, было отчетливо видно, как трое подозрительных типов атакуют опешивших грабителей и живенько устраняют угрозу.
  
   Гранд думал, Вэйн, человек очень опасный, особенно для грешной планеты под названием "Земля" и своими врожденными способностями может спровоцировать смертельную стихию. Никакое сумасшествие не сравнится с его непревзойденным талантом.
  
   - Помню, как в детстве работал консультантом в продуктовом магазине в Нью-Мексико - рассказывал Гранд. Собеседник сделал вид, что ему удается погружаться в его флешбэки и искать причину столь ярких откровений, - У меня не получалось даже представить, что банальный общепит, вроде ресторанов быстрого питания, нынче модных в нашей необъятной стране, может быть связан с реальными экологическими, антигуманными экспериментами!
  
   - Я смотрел на всех этих выкидышей пролетария и не испытывал к ним ничего, кроме ненависти.
   - С чего такая негуманность? - Вэйн едва заметным жестом поднес указательный палец к губам, а затем ткнул им в
  какую-то точку
   - Был зеленым - съязвил Гранд, - Думал, что проживание человека в Штатах, беден гражданин или нет, зависит от его моральных качеств!
  
   - Как считаешь, почему скудоумные прихвостни буржуазии утверждали, что единый оружейный фонд отдал концы? Неужели потому что мы, благодаря союзу, на световые годы обогнали конкурентишек?
   - А может... - Джон говорил очень задумчиво, - Потому что поставка оружия была предоставлена правительству неизвестной внеземной организацией? А?
  
  
   ...
   Каждая поучительная сага, неважно повествует она о боге иль о человеке, начинается с письма, переданного сыну. Она концептуализирует лишь некоторую часть совокупного опыта.
  
   На лице любой матери в момент расставания появляются слезы, а когда дитя взрослеет, получает то письмо - от любящей мамы.
  
   Когда вырастешь, Кэйл, не вспомнишь моего лица. К тому времени я уже умру, а ты станешь взрослым. Тебя будут окружать секреты, и только душа поможет их разгадать.
   Ты родился не таким, как все, сынок. Отец знает, что твой дар - превосходство над слабостями!
   Окружающие будут считать тебя изгоем, принимать твои достоинства за недостатки, будут пытаться причинить боль. Рано или поздно у них это получится. Но ты не затаишь обиду и поведешь человечество вперед.
   Я всегда буду рядом с тобой с тобой, Кэйл! В твоем сердце!
  
   Изучив основные земные языки, потратив на это более полутора лет, Кэйл Бэннери отправился в космос. Ничего не сказав отцу, товарищам, друзьям, он улетел... И теперь ему предстоит влиться в земной коллектив, прижиться в новом неизвестном мире...
  
  
   ...
   Гранда, как человека, полностью зависящего от общественного мнения, терзала, нет, сжирала горькая для него правда - австралийца, лишь посетителя, рады видеть больше, чем его - кормильца, шефа, "папашу".
   Толстяк с наслаждением окунался в злорадные представления, как он предлагает Вэйну испорченный десерт и смеется, кричит в спину "я победил", ведет себя раскрепощенно, подобное последней свинье: разбрасывается неприличными жестами, хамит проходящим мимо латентным ненавистникам.
  
   "Самый ужасный и беспощадный бизнесмен на Земле. Нет! Самый ужасный и беспощадный бизнесмен во всей галактике! Вот, кто я!"
  
   - Не забывай, Лэтс - Джон, которого нисколько не колыхало мнение персонала чужого объединения, облегченно зевал. Отчасти такое легкое поведение было связано с призрачной мечтой вернуться в особняк и уничтожить недосып, скомпенсировать трехночную бессонницу, - После тех нескольких заседаний, прошедших удачно только благодаря случаю, ты не в том положении, чтобы подставляться...
   - Поверь, Джон - лесть таки взяла верх над будущим спонсором и одновременно врагом супергеройской лиги, - Мне ничего не сделают продажные юристы, которые, напомню тебе, проглотили целых два нокаута. Целых два!
  
  
   ...
   Россия. Устройство обнаружения внеземных форм засекло подозрительный объект, приземлившийся в Волжском районе, в Самарской области.
   Жучки-шпионы, эти мастерски запрограммированные искусственные насекомые, установили слежку за объектом - предположительно, тридцати-тридцати пятилетним, щетинистым мужчиной, одетым в изрядно поношенную военную форму.
  
   Забывшийся в чужом мире, пытающийся забыться, будущий американский патриот шел по длинной магистрали, маша рукой проезжающим мимо авто.
  
  
   ...
   "Твое благородство не знает границ, Лэтс, иначе как объяснить, что ты все еще терпишь этого чертового австралийца, наверняка глазевшего на твою любовницу?" - помышления Лэтса расходились со словами, что неудивительно. В противном случае все бы узнали, какая он жестокосердная сволочь и вряд ли бы захотели вести
  бизнес-делишки, обсуждать совместные планы, делиться личной информацией и хлопать по плечу "Лэтс, вы очень хороший человек", терпеть эстетствующие вздохи зарвавшегося нарцисса...
  
   Дружки все шли по длинным коридорам - льстец и скромняшка.
   - Покупка оборудования для установки системы дополнительной безопасности обошлась очень недешево для Стайлонда... - скромняшка Джон продолжал делиться с Лэтсом всем, что приключилось у него за последнюю неделю.
   - Надеюсь, сердце техника в сохранности? - льстец поправил галстук.
   - Оно из стали...
  
  
   ...
   Август две тысячи восемнадцатого. Это событие рассчитано чуть больше, чем на коротенький рассказик. Оно эпохальное. Кэйл Бэннери, получивший прозвище "Героймен" - человекоподобный пришелец, наделенный поистине божественными силами, повел за собой армию Соединенных Штатов Америки.
   Чуть меньше, чем за месяц, ему удалось уверить правительство в неизмеримой полезности супергероев, после чего к "маскам" стали относиться с куда большей теплотой, чем ранее, до появления благородного пришельца.
  
   Зависнув в воздухе, полубог показал выстроившимся в ряд солдатам его цель - хорошо вооруженный бункер, в котором, по основной версии, затаились враги. Плащ Героймена, этот незаменимый атрибут из редкой ткани, слегка потрясывался от сильного ветра, как и черные немного кучерявые волосы.
  
   - Я вам не враг, мистер Сайкс - после пяти минут вынужденного молчания Кэйл обратился к генералу, - А наоборот. Я друг для всей Америки - и еще раз посмотрел в сторону бункера, - Разведка доложила, в тех местах проводятся незаконные эксперименты.
   - П-п-п... - Герман Сайкс - щетинистый мужичок с полным телосложением и голубыми глазками маленько поиграл губами, протер вспотевшую от волнения плешь и ответил своему новому преданному союзнику, - Все верно. Нам бы не хотелось делить территорию с такими соседями... - Сайкс надеялся не показаться смешным в диалоге с пришельцем. Уж очень не хотелось опозориться перед своими.
   - Мне тоже неприятно знать, что кто-то творит зло! - в частности высказывания Кэйла отдавали наивной старомодностью уходящей эпохи, ватной инфантильностью, детскостью, в чем и заключалась их чистота, их отличие от грубых и раздраженных хрипов вояк, - Но отвечать насилием не будем. Клянусь все решить миром.
   Не успели бравые солдаты и чихнуть, как Героймен со скоростью ветра умчался в непроглядную даль. Туда, где находился бункер...
  
   Сайкс повернулся к своему подразделению, выкрикнул "плебеи" и взвод продолжил тренировку.
  
  
   Про невозмутимого сына Зеддера написана уйма статей. Интернет заполнен мнениями и предвзятыми суждениями, многие из которых имеют негативный окрас. Люди еще не определились, как реагировать на появление представителя иной цивилизации. А оттого их души съедали противоречия.
   Если б за перо взялся Кинг, он бы написал что-нибудь в таком стиле:
   "Героймен - бог, но не в прямом смысле, так как он не создатель нашего мира, он гость. Вдобавок он не бог даже в физическом смысле. Если отнять у него данную вселенной силу он не начнет грешить. Стало быть, Героймен - бог по понятиям морали. Потому что... он не грешит, как мы.
   Он другой
  
   Да, возможно, его пороки сдерживает доведенное до края чувство отчужденности или какой-нибудь другой схожий с человеческим комплекс. Но есть то, что есть: Героймен злых не убивает".
  
   Чего стоят рассуждения Кинга о "Поттере" и "Сумерках".
  
  
   Героймен выбил дверь бункера взмахом руки и проник внутрь без каких-либо проблем. Следящий за порядком четырехпалый робот не представлял для зеддерианца и минимальной опасности.
   Прикрепленные к стене аппараты, наружно напоминающие видеокамеры, просканировали организм вошедшего. Эти хитрые устройства передали загадочному хозяину убежища о вмешательстве пешки США.
  
   - Мы оба патриоты - послышался холодный голос врага - человека, которого Кэйл ненавидел, презирал, не решался убить в силу принципов, - Правда, есть ряд отличий...
   Противник - Лэтс Гранд, в сей раз представший в виде искусственного интеллекта, управляющего целым секретным комплексом, состоящим из тридцати подземных лабораторий, в которых разрабатывалось нечто посерьезнее мужских дезодорантов. Он достиг апофеоза гениальности. Любой, кто знал бы его также хорошо, как Кэйл, не удивился бы, услышав о намерениях бизнесмена уничтожить бывший СССР ради прогресса Америки. Несколько наиважнейших государств с богатой историей...
   - Я тебя слушаю - инопланетянин по-прежнему вел себя сдержанно, не распылялся и ждал, что выкинет враг.
   - Умный, раз до сих пор держишься. Полагаю, ты, герой планетарного уровня, прекрасно понимаешь, мало уничтожить мое тело. Мой мозг, который стоит сохранить только потому, что он эквивалентен совершенству, может существовать отдельно от матрицы. Нескончаемый поток информации!
  
   Раздутое самомнение, коим, безусловно, страдал Гранд, проскальзывало в каждом выражении. В некогда мрачном почти неосвещенном убежище наступило светопреставление: на так называемую арену вышла едва заметная фигура.
  Героймену понадобилось целых пять минут, чтобы получше разглядеть загадочного недруга.
   Обтянутый неизвестным материалом, то ли кожей, то ли резиной овал подошел на два метра к сыну Зеддера. Маской служил мешок из дерюги с прорезями для глаз. Понять, кто он такой, не удалось вплоть до грандовских прелюдий.
   - Признаться, до недавнего времени я почитал технику больше, чем людей. Эмоции нас слабят, выводят из строя в самые ответственные моменты. Мою уверенность в человеческой негодности подорвало временное сотрудничество с Эдуардом Радзинским - советским ученым, чья сыворотка по созданию суперсолдат формально перешла в руки Grand Corporation несколько дней назад.
  
   Цель проекта "Палач" заключалась в увеличении физических данных человека путем частичного перекодирования его ДНК и введения в организм наностероидов. Героймен испытал на себе гнев выпущенного подопытного, одержимого ураганной смесью ярости и жажды получить новую дозу "Палача".
   Первый суперсолдат с русским именем ныне служит Гранду в качестве источника мутагена. Из неподвижного тела время от времени выкачивают материал для создания новых "Антонов Беловых". Таким изощреннейшим садистским способом Лэтс показал свою гиперболизированную неприязнь к СССР, в данном случае - к России.
  
   Первый удар, прогремевший со всей надлежащей внезапностью, отбросил Бэннери в сторону. Субъект замахал руками воображаемому Лэтсу, затем подготовился к повторному удару.
   Несмотря на закрытую физиономию, очи мутанта блестели от безумия, которое породил то ли эксперимент, то ли удачная работа гипнологов. Не пришлось долго ломать голову, чтобы понять - этот человек бездушная машина для убийств, все добродетели, ранее присутствовавшие в нем, спят вечным сном, погребенные под толстым слоем льда.
  
   Как всегда, оперативно действовать Кэйлу мешали этические вопросы. Он не решил до конца, кто все же большее чудовище - Гранд или жертва "Палача". Мессию тормозило сомнение, позже вылившееся в натуральный самообман.
   "Почему я должен его убить? Потому что бедняга действует по приказу неких дьявольских сил и не может распоряжаться собственной волей?"
  
   Пока философ мешкал, субъект надвинулся и взмахнул заметно увеличившимися в ходе трансформации ручищами. На этот раз Бэннери ловко увернулся, отлетел влево, получив больше простора для выбора позиции.
   - Иди сюда! - произнесло создание.
   "Надо же. Он все-таки может говорить"
  
   - Все вы супергерои канете в лету - и на удивление пришельца оказалось вполне разумным. Вот только какой это был разум: чистый, не затмившийся, или съеденный, искореженный страшными метаморфозами - сложно сказать, - Станете прошлым под влиянием времени!
  
   "Под влиянием времени? Что он хотел этим сказать?" - размышления уменьшали шанс на победу. Когда Бэннери это понял, подопытный уже эволюционировал в исполина, впоследствии занявшего треть помещения.
   "Время - то, чего не хватает в подобных инцидентах" - и Героймен первый раз в жизни пошел на убийство - выпустил из глаз два красных еле заметных людскому зрению луча и поразил ближайшие топливные бочки. Они взорвались рядом с силачом и повредили правое плечо.
   "Я все еще слышу рычание, сопровождающееся затрудненным дыханием"
   - А-а-а-а-а-а-а-а! - закричал подопытный, почувствовав адскую боль, пронзившую практически все тело.
   "Прости"
   Мен подлетел к супостату и ударом локтя снес ему голову.
  
  
   ВЗРЫВ!!!
  
   Это не птица.
   Это не самолет.
   Это Героймен!
  
   Изнеможенные бегом на жаре солдаты остановились и посмотрели на небо. Увидели мимо пролетающего
  Бэннери, после чего послышался шум.
   Сайкс отправил помощнику воздушный поцелуй и в своей обычной манере:
   - Что встали, как бабы? Прибавляю еще пять кругов!
   Бедные военные снова запыхтели...
  
  
   ...
   Уютный отель в Испании, доступный только для самых нетрепетных богачей, расцвел по приезду Лэтса Гранда и его коллег из Corporation, снявших трехкомнатные номера.
  
   Ресторан при отеле.
   - Стабилизация воспалительных процессов невозможна, пока президент находится во власти толерантности - по обычаю Лэтс начал с политики. Она волновала бизнесмена превыше всего остального вот уже пятнадцать лет с момента кончины его отца Алана Гранта, передавшего сынишке всю свою империю, - Боюсь, для нормализации придется кому-то засветиться и применить физическую силу.
   - Да брось - молвил уважаемый коллега Лэтса - Эдриан Снайпс, который хорошо знал Алана и поддерживал позицию его сына, - Кому мы нужны. Простая корпорация, мечтающая урвать доллар - Эдриан ценил честность превыше героизма, из жизненных соображений поддерживал мнение об отрицательных качествах искренности и отличался от друзей более низким чувством собственной важности.
   - Но я не какой-то там жлоб, наживающийся на горе своего народа, как распространяет пресса - запротестовал Лэтс, - Стоит лишь напомнить обществу, кто взял на себя ответственность за архитектуру ветхих зданий Нью-Йорка, как все устаканится...
   К беседующим подошла симпатичная официантка и предложила фирменное блюдо - салат "цезарь" с полусладким вином и анчоусами. Девушка учла пожелания гостей, а затем нежно положила руку на плечико Лэтса, предложила немного позабавиться в номере и заговорила с ним как с потенциальным спонсором.
   - Я как раз искал способ забыть бывшую, так что не против... - Гранд неприятно улыбнулся, - Но давай ближе к ночи. У меня важная дискуссия...
  
   Принявшийся уплетать жирную свинину, Гранд продолжил выражать мнение насчет страны.
   - Раньше люди вели себя тихо из-за дилетантизма Обамы, чуть не столкнувшего Америку в пропасть. Нас попросту возненавидели. Потом, новый глава государства оказался не многим тактичнее негра. Он подпустил ряженых непозволительно близко, чем спровоцировал деградацию населения...
   - Любопытно, чем именно тебе насолили супергерои? - Эдриан посмотрел на Гранда, как на своего сына, представив себя вторым Аланом, - Все эти попытки уличить их во лжи, петиции, выступления, танцы на подиуме...
   - Все это ради спасения любимой страны... - мало кто поддерживал позицию Лэтса. То же нельзя было сказать и о его старых друзьях, - Когда выставляющаяся напоказ горсть фриков берет полицию за яйца и провозглашает себя самой эффективной антипреступной организацией, нормальные люди отходят на задний план, невольно уступая фрикам. Нормально ли для славной страны? Для страны, которую всегда называли свободной?
   Лэтс считает, что благие поступки "фриков" искажают саму идею свободы. Он относится к теме чистой воли с крайним фанатизмом. Любой патриот отчасти фанатик.
   - Дело в том, что тут не подействует даже личная просьба президента, поскольку люд возлюбил их, - задумчиво произнес отъявленный реалистик Эдриан, - А что можем мы?
   Следующее предложение было произнесено Грандом с ярко выраженным недовольством и раздражительностью.
   - Да, действительно. Мы никто и ничто. Мы ничего не можем... - он встал из-за стола, громко рыгнул и кинул на стол чаевые, - У бородатых мужиков больше нет яиц, правда? - и крикнул официантку для пикантного времяпровождения.
  
  
  
   Полезная для здоровья джазовая музыка и тихая экзотическая обстановка в номере быстро разморили Лэтса. Но до глубокого сна он хорошо вспомнил молодость, а к утру излил пассии половину своей жизни...
  
  
   ...
  
   Корпорация Wayne Enterprises, как недавно узнал беседовавший с Грандом мультимиллиардер Джон Вэйн - империя зла, построенная на костях невиновных. Высокий и стройный австралиец Джон очутился в Америке спустя год после своего рождения, за двадцать семь лет, проведенных в абсолютном одиночестве, он достаточно услышал о своем отце.
   Благодаря жутким историям андроида-дворецкого молодой богач навсегда потерял желание спонсировать Corporation и прочие корпорации. Правда оставила след в сознании Вэйна и через какое-то время довела до потрясения. А потрясение, бывает, заново программирует личность.
  
   "Когда-нибудь, когда смогу считать себя мужчиной, я отмою нашу фамилию от грязи"
  
   Некоторые комплексующие полностью абстрагируются от общества, начинают совершать абсурдные поступки, резко меняют образ жизни и становятся зависимыми от недавно пришедших идей. Они не могут жить без идеи, без той, которую привыкли считать правильной.
   И идут по выбранному пути до конца...
  
  
   ...
   Вилла, принадлежащая Джону, располагалась на острой горе. Этот дом можно было разглядеть из бинокля, стоя на соседнем бережку на Спенсер-стрит. Бродяги и туристы там не водились, так как окрестности охранял искусственный интеллект, названный в честь одного из наиболее выдающихся ирландских футболистов - Фредерик.
   Гости знали Фредерика как остроумного андроида, без устали подметающего полы во входном холле и на втором этаже. Робот уважительно относился к хозяину: стирал и гладил его праздничные костюмы, следил за чистотой в его комнате, информировал о кино-новинках, советовал бестселлеры. Складывалось немного неестественное, шизофреническое, но приятное ощущение, что у робота есть душа, состоящая из микросхем и примочек.
  
   - Нужно спасти мир... - сказал Джон, когда явился в свой дворец, немного пьяный, немного раздосадованный, если не сказать убитый и эмоционально опустошенный, - От него... - и первым делом сунул андроиду газету со статьей "Лэтс Гранд подсчитывает количество проголосовавших. Регистрация супергероев, как средство необходимой защиты".
  
   - Я должен спасти...
  
   Напряженный день закончился холодным душем и сном.
  
  
  
   Спаун/Героймен
   НА ЗАРЕ ПРАВОСУДИЯ
  
  Глава 1 - ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ.
  
  
   Будущее. Две тысячи сто пятый год.
   Старый патефон, сломанная пластинка...
   В темной комнате, принадлежавшей Эллен Джейн, недавно погасла последняя свеча. Как и в самой Эллен, еще год назад обожаемой всеми парнями медицинского университета. Сейчас девушка вынужденно скрывается, как серая мышь, бежит от непонятно кого, сидит в подвале, лицезрит одну и ту же плачевную обстановку. Вещи, пригодные, разве что, на выброс, когда-то принадлежали ее матери. Когда-то, когда правительству было еще не плевать на своих граждан...
  
   Джерри Сайкс - сын генерала Сайкса, героически погибшего во время перестрелки с французскими пиратами, целый день сидел у окна и мучил вышедшее из строя устройство связи.
   "Самой ущербной горстке выживших связист точно не помешает"
   Рядом с потомком генерала терся патлатый тинэйджер, протирающий глаза от сонливости. Он ежеминутно спрашивал у Сайкса:
   - Мы выживем?
   И тот не знал, что ответить. Сказать мальчонке правду - означает убить в нем надежду, солгать - поступить подло. Чтобы не делать ни того, ни другого - ни лгать, не доводить до состояния паники Джерри шепнул тинэйджеру.
   - Не отчаивайся.
   На сем диалог прекратился.
  
  
   Эллен старалась держаться подальше от мужчин. Не из-за страха оказаться избитой или изнасилованной. Нет. Дистанция объяснялась душевными терзаниями, причина которых - потеря парня.
   Супергероиня по прозвищу "Молния", когда-то предлагавшая Героймену пари, не смогла вовремя вызвать подмогу.
   - Кто я теперь после этого? - спрашивала сама себя Эллен. Безуспешное больное любопытство...
  
   - Элл, ты еще не спишь? - Сайкс-младший зашел к девушке с намерением узнать о ее внутреннем состоянии.
   Находились они в полуразрушенном доме. В библиотеке.
  
   Один из самых престижных кварталов Сан-Франциско превращен в автомобильное кладбище. Все остальные кварталы, улицы, дома и города познали ту же участь - полный апокалипсис.
   Виновница конца света - нью-йоркская корпорация Grand Corporation, разрушившая мир из псевдопатриотических соображений. Очень немногие из выживших узнали правду. Проинформированные попытались собрать восстание и помешать черным делишками корпорации, но в итоге были осуждены за союз с супергероями и казнены в
  лос-анджелесской тюрьме строгого режима.
  
   - Нет... - ответила Эллен, - Еще не сплю... - и положила голову на мягкую подушку, вспомнив о своем принципе не заговаривать с парнями.
   - Марк приготовил тебе кофе. Спустись и попей - заботу Сайкса было тяжело не ценить, а еще тяжелее игнорить. Заботу молодого, безуспешного в силу нового военного конфликта, но чуткого и на редкость доброго человека, - А то остынет...
  
  
   Смотрители - кровожадные охотники на выживших, прочесывали соседние улицы, осматривали каждый кустик, каждое зданьице, каждый закоулок. Утерявшие человечность, эти наемные убийцы искали незарегистрированных супергероев, в число которых входила бедняжка Эллен.
  
   Каменного Джима отправили на тот свет тремя выстрелами в голову. Сверхскоростного Стэна забили до смерти собственными пушками. Огненную Рози облили водой...
   - Осталось устранить еще парочку выродков и больше нас здесь ничего не держит... - выдавил смотритель. Напарник утвердительно кивнул.
   Убийцы носили серые камуфляжи, резиновые сапоги и противогазы.
  
   ...
  
   Со времен вьетнамских окопов усач Рамлоу не видел ничего более зверского, чем расправа на открытом воздухе. Два смотрителя, предполагаемо, германской национальности облили нищего бензином и прилюдно подожгли. Потом долго смеялись, будто получали кайф от мучений бедняги. Это произошло два дня назад.
   Привыкнув к гордому одиночеству, Рамлоу провел самостоятельное расследование и выяснил личность погибшего - Николас Маккинзи, троюродный брат Сверхскоростного Стэна заплатил жизнью за геройские поступки родственника. А казнь - не что иное, как официальное распоряжение мудилы Гранда, поставившего на колени всю Землю.
  
   Два года назад Рамлоу выступал как ярый ненавистник супергеройской организации и был всеми руками за инициативу Гранда, так называемую "регистрацию", а теперь, по иронии судьбы, матерый пехотинец грезил достать разжиревшую морду Гранда и всадить в нее несколько обойм.
  
   Вдруг послышался выстрел.
   - Притаились, сволочи...
   Потом второй.
   Рамлоу прыгнул за каменное ограждение, сжал зубы и посмотрел на дорогу. Там стояли поджидавшие его смотрители. Стреляли, пытались попасть...
   - Вам так просто не взять меня... - везунчик, прошедший огонь и воду в недобром Ираке, нисколько не боялся кончины. Напротив. Подготовленный к ней, он всегда рвался в атаку. Но, как и в случае с удачно проведенной иракской операцией, Рамлоу не забыл, что такое хитрость и обдурил неудачливых преследователей.
  
   Еще за полчаса до их появления боец установил взрывчатку на проезжей части, рядом с библиотекой. Пульт от нее лежал у него в руке и ждал своего часа.
   - Ну, как вам это, фрицы паршивые! - Рамлоу нажал на кнопку и... от "фрицев" остались только разбросанные на проезжей части куски мяса.
   Взбешенный смельчак высунулся из укрытия и весело подпрыгнул:
   - Проглотили!
  
   Затем он, невероятно зауважав себя, захватил из близлежащего тайничка набор отмычек, пополнил боеприпасы и перекусил. Булка, что хранилась там с позавчерашнего дня, зачерствела, а кое-что из сладкого покрылось плесенью. Но, так как выбирать было особо нечего, а ближайший действующий общепит располагался за сотни миль от эпицентра, Рамлоу по-мужски мирился с трудностями выживания в автономных условиях постъядерной пустоши.
   Колебаться и не падать духом мотивировала греховная, но приятная мысль - Гранда можно убить. Именно она и управляла бывшей иракской звездой...
  
  
   ...
   Эллен не питала иллюзий по поводу конца света, не забивала голову альтернативными теориями. Могло ли это означать, что Шаровая Молния знала, как все произошло на самом деле? С чего все началось и чем... закончилось.
  
  
   ...
   Две тысячи двадцатый год.
   В прохладном салоне самолета господин президент поправлял галстук, изрядно потрепанный за время переговоров с китайским послом. Желая лицезреть вокруг себя лишь господина Канга, он вежливо попросил охрану удалиться.
  
   Волнение о подставе осталось позади. Канг честен, благоразумен, открыт для переговоров, как и его страна, в чем глава исполнительной власти США убедился еще год назад, на одном важном собеседовании в Китае.
   Вопросы будущего раскрывают прошлое. Бездействие вождей ведет к краху империй, а дипломатия - выход из ситуации - с этими мыслями посол пожал руку американскому лидеру и присел на кресло.
   Держава...
  
   - Вы волнуетесь? - спросил Канг и налил президенту зеленого чая, по его словам, укрепляющего здоровье. Вежливость политики часто используют в качестве оружия лести. Но прожженные спецы, такие, как нынешний президент Америки Гарри Никмунд, не верили послам только по первым жестам. Гарри уверялся, существуют в мире хитрецы, истинные мотивы которых остаются под секретом до самого конца переговоров. С любыми людьми нужно вести себя осторожно, тем более, если речь идет о благе отчизны.
   - Есть немного, но это волнение оправдано. Я боялся, что наша встреча произойдет при более тяжелых обстоятельствах - казалось, без напряга ответил президент.
   - Что вас тревожит? - открыто спросил заинтригованный Канг.
   Президенту пришлось сразу же перейти к самой главной части разговора - к недавней битве Героймена с существом, которое на глазах обеспокоенных граждан выпустило мощнейшую радиоактивную сеть, впоследствии уничтожившую четверть Манхэттена. Те жертвы, считал Никмунд, являются причиной неготовности землян к вторжению сверхлюдей.
   - События, которые произошли на западе... Вы же, наверняка, читали газеты или слышали по радио про эти нападения. Встретившись с проблемой появления враждебных сверхъестественных сил, я понял, насколько все же мы беззащитны против неизведанных угроз. Мы ничего не сможем предпринять, если это вновь вернется...
  
   - Нас спас Героймен... А если бы его не было рядом? - вопрос содержал риторику. Никмунд поделился с Кангом опасениями, и все последующие мгновения прибывал в ожидании ответной реакции посла, - Я должен отнестись к рассмотрению иска о запрете супергеройской деятельности с должным тактом, либо придется свернуть позиции...
   - Да. Я смотрел прямой эфир и осознаю, во сколько правительство оценило материальный ущерб, учиненный Радиоактивным Человеком. Слов подходящих не подобрать... - китаец проникся страхами Гарри и признался, что без кофе здесь не обойтись. Пришлось обращаться к стюардессе.
  
  
   - У вашей защиты есть патриотическое, подчеркивающее суть американской державы прозвище - в полученное кофе Канг добавил сахарку, аккуратно перемешал и поднес чашку к губам, - И вы не забудете, как назвали героя, которому те гражданские обязаны жизнью.
   - Не забуду - подтвердил президент и, слегка поморщившись, посмотрел на часы. Время шло очень быстро. Циферблат показал - восемнадцать тридцать.
  
   Лететь оставалось около пяти часов. Закат выглядел цветасто, романтично, и чудесность данного явления ощущалась даже через окно иллюминатора.
  
  
   Героймен прилетел с небес, с планеты, далекой от Земли. Явился и спас. Гарри нравилась в нем мифическая неподкупность - качество, не присущее людям.
   Чем супергерой и отличается от них - от людей, так это количеством положительных качеств, из-за которых все его отрицательные (если таковые присутствуют) становятся почти незаметными.
  
  
   Гарри был на взводе в последние дни, в связи с чем почти не разговаривал с сынишкой, мало времени уделял жене и ее чувствам. Но задушевная беседа с Кангом в самолете успокоила душу патриота, смягчила тяжесть в висках, вызванную дурными мыслями...
  
   - Скоро все утихнет, забудется. Люди вернутся к нормальной жизни, перестанут бояться радиации. И хоть Герберт Уэллс не предвидел подтверждения своей теории о вторжении, страна встретила человека, который родился на другой планете - романтик Никмунд общался с послом до тех самых пор, пока их диалог не прервало внезапное появление нахмуренной и обеспокоенной миссис Хилдстон - советника национальной безопасности. Брови этой строгой женщины, носящей смокинг, опустились вниз, стоило ей увидеть расслабленного Гарри.
   - Мне жаль, но вам нужно это увидеть, сэр - тяжело вздохнув, Хилдстон открыла ноутбук, принесенный ее подчиненными, кликнула мышью по окну браузера и открыла новостной сайт. Чего-чего, а президент не ожидал, что ему придется разделить страх миллиардов.
   - О, боже, это Адвокат... Да, это он. Точно! - присутствующие в один голос озвучили прозвище самого опасного и хитрого преступника Йорка - мистера Лэтса Гранда, когда его полное щетинистое лицо, моргая и хихикая, обратилось к президенту.
   - Мистер президент, я несказанно рад, что вы меня слышите. И моя радость просто не знает предела. Без угрызения совести заявляю, вы пошли на откровенную провокацию, продавливая инициативу отмену закона, запрещающего супергероев.
  
   - Америка, я - твой новый защитник. США, больше ты не будешь жить среди предателей.
  
   - Союз Советских Социалистических Республик стал злейшим врагом Соединенных Штатов. Их войны почти уже перешли с информационного уровня на физический. Как патриот я обязан предотвратить угрозу. СССР через пять минут сгорит в огне - на этом весьма короткое обращение Гранда подошло к концу, и внимание эфира вновь перехватил ведущий.
   - О, боже...- обеспокоенный заявлением циничного преступника, Гарри схватился за голову.
   "О, боже, о, боже" - что сделали и остальные члены экипажа.
  
   Никакого отдыха в ближайшее время не будет. Уже через час вся планета трубила об уничтожении пятнадцати величайших держав!
  
   ...
   Самый страшный из смордов, вождь, правитель, незваный бог Синей системы...
   На планете Айдэрум, расположенной в Трискенанской системе, чьи миры свободны от тирании, произошли глобальные политические перемены. И связаны они были с нашествием существ.
   Рабствующие представители людской расы, вынужденные ходить по раскаленным камням ущелья Мангалла, поклонялись смордам. Их жизнь на территории крепости тирана напоминала аналогию ада. Жар, исходящий от лавы ущелья, обжигал легкие мучеников.
   Правитель восседал на троне и ликующе наслаждался агонией людей.
  
   Они все должны умереть...
  
   ...
  
   В период глобального распада не приходится говорить о солидарности. В эту ужасную для держав ночь Канг не имел права в чем-то упрекать президента. Чтобы не повредиться рассудком, Гарри то и дело мочил горло вином и пытался представить, что спит и что все происходящее - всего лишь страшный сон. Отнюдь, это ему не помогало.
   Никто не мог предвидеть, что миллиарды будут в одну секунду поглощены безжалостным огнем по прихоти треклятого психопата Гранда. Какой тип взрывного устройства использовал подонок остается загадкой. Но уже ясно и так: мир изменится, все прежнее исчезнет, поменяется на что-то еще более чудовищное.
  
   Земля, утверждал Гарри, не была готова к ядерному уничтожению, и инцидент состоял за рамками предположений, какие только мог допустить здравый рассудок.
   И лишь китаец Канг по-настоящему заботился о моральном состоянии президента...
   - Я понимаю, мы многое потеряли. Мы и весь мир. Даже спустя миллион лет сегодняшний день, сегодняшнее число будет считаться самым громким историческим событием, если, конечно, человечество выживет... - он мерил Гарри давление, подносил ко рту градусник, предлагал чипсы, - А вам настоятельно рекомендую держаться... - наступил сильный и трогательный момент. Было б сие не реальностью, а кино, оно бы, несомненно, претендовало на ОСКАР.
  
   И даже находясь в состоянии паники, будто стоя на краю пропасти, Гри не оставил без внимания заботливость посла и пообещал обязательно припомнить ему все хорошее, если они высадятся...
   - Цивилизация потеряла пятнадцать государств. Россия, Молдавия, Украина, белорусы... Думаете, нам станет легче через пять лет? Теперь никому не будет легче, но это не значит, что я сдался, Канг - президент не мог перестать трясти кистями, не мог просто сесть на кресло и успокоиться, - Сегодняшний случай был спровоцирован одним из американцев - одним из нас - он схватил сотовый, чтобы позвонить жене, - Он назвал свой антигуманный поступок защитой Америки, - но быстро передумал, придерживаясь мнения, что ему сейчас не стоит трогать родных.
  
   Канга напрягла данная картина: Гарри безостановочно пьет. Лишь бы мир не увидел второго президента-алкоголика.
   "Президент США Джордж Буш, не часто раскрывающий душу перед американцами, открыл секрет своего президентского успеха - этот человек-везение стал главой Белого Дома благодаря алкоголю"
   "Америка, жги!"
   - Не стоит увлекаться - посол Китая не выдержал и отобрал сосуд прямо из-под носа измотанного Гарри. Глава Белого Дома не предпринял никаких попыток вернуть вино и проронил слезу...
   - Мы выживем?
   Посол ответил ему:
   - Чудо спасет нас.
   Президент спросил еще раз:
   - А есть ли на свете чудеса?
   Канг:
   - Есть...
  
   Тогда Никмунд взял в руки школьную тетрадь дочурки и взглянул на рисунки. Он не мог не вспомнить того, кто особенно сильно нужен миру - Героймена.
   Дочь главы государства очень хорошо рисовала...
  
  
   Талант изображать кумиров на листах передался девочке от матери. Юная художница любила желто-зеленого парня, который представлялся в ее детском воображении ангелом, сошедшим с небес - и Тором, и Геркулесом, и всеми отважными богами сразу.
   Символ мужественности, справедливости, в то же время олицетворяющий гуманитет, добротолюбие...
  
   Посланник из космоса смог за короткое время войти в абсолютное доверие. Умы таких маленьких художниц, как Дженни, были забиты Геройменом...
   Он всегда спасет, всегда услышит мольбы... И даже сейчас, когда его нет, а мир подвергся большому ненастью, люди все равно продолжают его ждать. Ждать и верить, что герой услышит их сердцебиение и как всегда прилетит.
  
   Из-за неоднозначного отношения к желто-зеленому феномену частицы общества разделились: кто-то утверждал о богосущности пришельца и сравнивал его с небесными архетипами, поддерживая теорию связи богов с людьми:
   "Не нужно голословно утверждать о невозможности существования Бога на Земле, и тем более невозможность существования Бога в Америке. Бог есть, и он американец. Его приметы - яркий костюм, символ божественности - буква "Н" на его груди"
  
   Кто-то наоборот - трындел о приземленности Героймена и яро доказывал, что человек в костюме - простой американец, подвергшийся природным аномалиям и использующий свою силу во благо.
  
   Гарри не поддерживал ни одно из подобных мнений. Скорее всего, ему было плевать, кто он - землянин или пришелец. Никмунд ценил поступки, действия, побуждения, мотивацию, а уж потом обращал внимание на расовую принадлежность. Иными словами, его не волновала история происхождения Героймена. Гораздо более важным фактором он считал деятельность: что он принесет этому миру, сколько жизней спасет, как себя проявит, не сойдет ли с верного пути.
  
  
   И Гарри верил в его возвращение. По крайней мере, до этой минуты...
   - Господи, смотрите! Опять он! - вскрикнула Хилдстон, первым делом оповещавшая президента.
  
   Очередной эфир сулил новые потери.
   Страны, когда-то входившие в СССР, оборотились кучкой пепла... Что маньяк Гранд уготовил теперь?
   - О боже, снова... - слегка дергая своими посиневшими губами, президент вырвал у посла бутыль и открыл.
   На экране ноутбука вновь отобразилось жирное лицо Гранда. Все, как в прошлый раз, когда погиб Союз Республик...
   - Дорогая Америка, я вернулся защитить тебя и покарать обидчиков. К слову о них. Китай по сей день остается основной угрозой Соединенных Штатов. Государство имперского прошлого, родина императоров, эта страна оставляет грязный отпечаток лжи и смуты на твоем лице, пытаясь всячески сломить патриотический дух твоих граждан и опозорить твои исконно индейские земли. А по сему, для твоего спасения, Америка, я обязан принять необходимые меры предосторожности.
  
   - Китай, я обращаюсь к тебе, долгое время ты паразитировал на лице планеты: обвинял Америку в отсутствии морали и культуры, а сам производил дешевые ЖК-панели и жирел за счет обманутых тобою покупателей! Пора уничтожить империю лжи и обмана. Прыщи нужно удалять...
  
   Спустя мгновение. Окаменев от услышанного, посол медленно спустился на колени и почти бесслышно зарыдал. Президент оживлял ударами по щекам буквально умирающего Канга.
  
   Вторгшись в эфир всех национальных телеканалов и осуществивший парочку мега-терактов, Адвокат одним единственным заявлением сломил мир.
  
   Через несколько минут Китай разделил печальную судьбу СССР...
  
  
  
   Пожалуй, во вселенной любую звезду можно считать светом, излучающим жизнь. Кроме Синей звезды, излучающей смерть.
   В царстве смордов нравственный долг уступил тирании и хаосу, миролюбие - расовой войне. Из года в год сморды терроризируют вселенную, совершая полеты из одной галактики в другую. Не жалея топлива и собственных сил, подверженные вредному воздействию, сыны камня массово атакуют дружные поселения, скачут по костям поверженных племен...
   Из всех существующих протоколов и докладов, посвященных не поддающейся логике агрессии смордовского народа, лишь один максимально приближен к истине. Доклад Стража - генерала Хампа:
   "Тепла в мире смордов больше, чем необходимо для жизни. Такой климат дурно влияет на их разум. Синяя звезда - невидимое солнце излучает радиоактивный жар.
   Исследования подтвердили: физические приспособленные к проживанию в практическом аду, эти создания не избегают иных отрицательных температурных влияний Звезды.
   Произошедшие в структуре звезды нарушения опустошили земли тех миров. Выжила только одна единственная планета.
   Догадайтесь какая? Мир смордов...
   Жестокость этих колоссов объясняется вышеописанным фактом. Сводящая с ума обстановка на планете "живых статуй" - единственная верная теория, получившая подтверждение благодаря исследованию космических Стражей"
  
  
   ...
   Для выбора позиции Эллен изучала документалистику, анализировала и решала. Начитавшись достаточно для составления мнения, девушка согласилась с теорией прямой вины Гранда. И никому, никому не по силам было переубедить ее.
   Гранд вынудил бедняжку существовать в мире, лишенном тепла. Увы, свеча гармонии погасла еще до рождения Эллен. Посему все геройские поступки Шаровой Молнии совсем не замечались. Трудно разглядеть что-то положительное в руинном бытие.
  
  
   Отряд Зака Блада контролировал посты на большом шоссе, не давал проходу шестеркам корпорации и палил из всех пушек, когда хотя бы в миле от магистрали появлялся очередной наемник.
   Блад велел Эллен расстаться с мыслью о восходе времен, объясняя минусы лишних надежд: они сбивают нас с пути, подкармливают ослабевающими дух грезами, мы солдаты, Эллен. Несмотря на то, что ты женщина, твое предназначение - убивать. Сегодня пацифизм не в почете, как раньше. А если копнуть в прошлое, то раскроется подлая истина - именно снисходительность супергероев привела наш мир к краху.
  
   Избранным не хватило мужественности довершить начатое, а в итоге страдаем мы все. Иногда, стоит признать, необходимо взять волю в кулак и ответить злу злом. Недостатки, вроде лености, стоили Америке чести...
  
  
   Блад - элитный снайпер и опытный стратег, выжидал появления в районе выживших Сапфир - помощницы уничтожителя, наделенной, по словам местных, способностью повелевать чужим рассудком. Раньше злодейка использовала различные головные уборы с прикрепленными к ним микрочипами, теперь же она научилась этому самостоятельно.
   Пройдя все девять кругов Данте в капсуле лаборатории Grand Corporation, сторонница самых антигуманных методик Сапфир являет угрозу первого уровня.
  
   - Мнится мне, сучка придет не одна... - Блад перезаряжал ствол, когда к нему на грязный, холодный, мокрый после ливня камень присел Рамлоу, пропутешествовавший в руинах несколько суток.
   - С кем-то из лунатиков? - спросил Блад, закругляясь с винтовкой.
   Следующее Рамлоу произнес с потрясной хладнокровностью.
   - Мистер Гнев...
   А вот Зак еле избежал припадка:
   - Что?
  
   Прозвище, скороносно вылетевшее из уст вьетнамского героя, заставило командира пересмотреть позицию и неожиданно пробудило мысль об Эллен.
   - Так! - Блад чуть было не подался в панику, - Я не собираюсь рисковать жизнями этих детей! Особенно той, которую поклялся оберегать!
   Рамлоу приопустил голову и напряженно вгляделся в бензиновую лужу:
   - Ты о девушке?
   Почесав свою козлиную бородку, Блад кивнул и минутой позже попросил товарища не критиковать за трепет. Иракский герой не стал спорить, помня, кем Эллен приходится Заку - практически названной дочерью.
  
   ...
   Сапфир первый раз в своей жизни делала что-то такое, в чем ее упрекали союзники. Мистер Гнев, посланный Грандом в руины для истребления последних военных сил США, с крайней неуважительностью отнесся к подруге.
   Обладая примерно той же экстрасенсорикой, что и красотка, он не терпел себе подобных, но не считал нужным признаваться в пристрастном отношении. Голову этого самонадеянного преступника-эмигранта закрывал синий мотоциклистский шлем, за спиной болтался характерный для суперзлодеев красный плащик, а туловище было оголено. Торс покрывал равномерный загар, испещренный многочисленными шрамами: глубокими полученными в схватках с супергероями, и мелкими, нанесенными соперниками во время учебных боев и тренировок. Мягкая грива черных волос обрамляла гладко выбритое лицо, в голубых глазах светился гнев.
  
   Всю нелегкую Льюис Сноу ощущал себя ненужным и покинутым. Он мечтал убить виновника большей части его бед, бед миллионов, бед миллиардов. Но, повстречавшись с Грандом, сие желание отпало, стоило искусителю назвать цену, которую он готов заплатить в обмен на жизнь.
   Лэтс умел подкупать - увеличил врожденные способности Льюиса, добавив к ним телекинез. Прибавив в могущественности, Сноу простил хитреца за руины.
  
   Прошло несколько лет. Гранд вновь обратился к Сноу, как к человеку, чьи таланты считали наиболее полезными в условиях нынешней цивилизации.
  
  
   Grand Corporation.
   Примкнув к рядам смотрителей, познакомившись с Сапфир и другими сверхлюдьми, Гнев набрался киллерского опыта, превратился в живое оружие Адвоката.
   - Сколько еще раз тебе говорить, никогда не сравнивать нас. Я мутант седьмого уровня, а ты лишь третьего. Я, по сути, имба, а ты та же смертная...
   Собрав белые волосы в хвост, Сапфир повернулась к настойчивому Льюису и посмотрела на него с той же надменностью, с какой лицезрят насекомых.
   - Почему тогда дважды потерпел поражение, а, мой талантливый? Я не одного...
   Такое неуважение со стороны женщины Гнев испытал первый раз. И чуть не задушил ее голыми руками, прижав к стене.
   - Еще одно необоснованное оскорбление и отправишься к праотцам. Тебе ясно?
   Прижатая не успела забояться, как в комнату вошли другие смотрители:
  
   Морт Дагон/Пасть,
   Сергей Размеров/Анти-Ханк;
   Кайел Дэ Вонг/Фараон.
  
   Все трое были основными антагонистами Ханка - единственного супергероя с "яйцами", предпочитавшего избавляться от противников, а не щадить.
   - В Киеве я научился одному полезному качеству! - громко произнес Дагон/Пасть - человекоподобный мутант - имеющий украинские корни, один из первых подопытных
  доктора-генетика Брейдена Кэрролла, устраненного Ханком в тысяча девятьсот восемьдесят шестом, - Уважению к прекрасному полу!
   Чтобы не затевать конфликт с подобными себе, Гнев пощадил негодницу, разжал пальцы.
   - Парни - обратился он к троице, - Вас должна напрягать современная политика корпорации.
   - Может быть - рыкнул Пасть, - Но меня все устраивает...
  
   Льюис отличался избирательностью и своенравием, считая себя идеальным вариантом для проведения карательных операций. Ко многим подельникам он относился крайне придирчиво, полагая, что в ряды смотрителей должны входить только злодеи, имеющие стратегическую ценность.
   Возможно, из-за сложившегося за годы практики самомнения он не видел реальной картины: меч Анти-Ханка сразил свыше трех сотен вооруженных противников; Фараон управлял душами мертвых; Пасть, хоть и не мог похвастаться особым талантом, как в рукопашном бою, так и в тактике, все же его патологическая ненависть к своему внебрачному сынишке Ханку заслуживала отдельного уважения. А Сапфир, и правда уступающая Льюису по нескольким параметрам, никогда не подводила босса.
  
   ...
   Собравшись идти в одиночку, Рамлоу попросил Блада не ждать его, а забирать оружие, остатки пищи и уходить, спасать жизнь Эллен. Неразлучные друзья чувствовали, что их сегодняшняя встреча - последняя. Горько осознавать, но руины не тот мир, в котором можно прожить долго и счастливо. На грустные предположения их подтолкнули последние слухи о поселившихся в соседних районах мутантах.
   - Пока, брат... - Рамлоу обнял Зака, как родного.
   - Пока.
   - Пожелай Эллен удачи от меня.
  
  
   Через полчаса.
   Рамлоу преодолел границу оцепленного района, договорился с дежурящей охраной о неофициальном уходе, подкинув немного жратвы. Парни согласились пропустить.
  
   Через час.
   Рамлоу повстречал смерть через несколько миль. Перед ним
  встал наемник, которого в лагере Блада называют "Клинком". Хладнокровный, с пустым, но жестоким взглядом, "Клинок" обратил внимание на движущуюся цель и достал два обоюдоострых меча.
   Излюбленный способ убийства - кромсание направо и налево, пока тело не разлетится на кусочки. Открыв ротовую полость, первые две минуты Рамлоу стоял словно вкопанный, потом полез за винтовкой и...
   Убийца произвел семь взмахов, каждый из которых был решающим. Вьетнамский герой рассыпался. Куски свежей плоти шмякнулись на забрызганную кровью каменистую почву.
  
   ...
   Эллен не могла уснуть. Всему виной мучившее предчувствие. Никто не знал, почему, но не только ее, а всю остальную молодежь добивали похожие ощущения. Блад
  как-то не обратил внимания на резко ухудшившееся настроение ребят.
   Вероятно, ему самому было не по себе из-за недавних событий, обвалившихся подобно лавине.
  
   С чувством неизбежности Шаровая Молния занимала себя неподвластным векам книгочтением, вышивала и гуляла по окрестностям лагеря.
   Но сегодня выходить никуда не хотелось. Из-за непогоды и усилившихся фобий. Как показал этот вечер, иногда бояться полезно для жизни.
  
   Три часа ночи. Пока Эллен дремала, в дом пробрался чужой и покончил с Заком Бладом. Сделал это так аккуратно, что никто, даже он, не услышал меланхолию перерезанного горла. В голове прыгало только одно - добраться до Молнии, завершить дело, начатое Лэтсом Грандом.
   Анти-Ханк вошел в коморку своей жертвы, взглянул на сладко спящую и приготовился воткнуть меч. В сей момент, буквально за секунду до неслучившегося убийства, в комнату влетел незнакомец, разбив ногами окно.
  
   Анти-Ханк заметил это, но не отвлекся и приставил лезвие к горлу девушки. Та неожиданно открыла глаза. Влетевший схватил мутанта за горло, а Молния, уловив удобное мгновение, собрала в себе электрическую мощь и ударила обидчика грозой. К сожалению, выпущенный заряд задел и ее незваного спасителя, в котором она увидела...
   - Ты!
   Перед ней стоял Ханк: беловолосый мужчина с довольно крутым имиджем - черные солнцезащитные очки, серая джинсовая безрукавка, покрывавшие треть тела татуировки с изображением тигров, львов и прочих хищных кошек. Квинтэссенция брутальности в обличье homo sapiens.
  
   Все, что молвил воин перед тем, как напасть на супостата:
   - Я не призрак... - изъял из-за пазухи тонкий саблеподобный меч, при активации разделяющийся на две извивающихся и удлиняющихся части. Им он лишил своего антипода правой руки и стал злорадно нашептывать:
   - Если проткнуть живот, кровь скапливается в брюшной полости. Допустим, какое-то время поврежденные ткани будут восстанавливаться. Какое-то. А теперь представь, что станется, если я не перестану? Практика показала, у любой регенерации есть предел.
   Ханк провел чудовищный эксперимент на обессилевшим - стал протыкать чрев раз в пять секунд, наблюдать за восстановлением тканей противника и заодно наслаждаться страданиями обидчика Эллен.
  
   Приходит темнота и в комнате начинают звучать депрессивные нотки приевшейся музыки, ведь они глубоко проникают в сознание, в душу. Изувеченная лезвием плоть
  Анти-Ханка, пораженная ядовито-зеленым сгустком энергии, полетела в окно.
   Девушка очень неоднозначно относилась к методам старого друга, хоть и видела в них очевидную близость со своими. Год назад, до своего путешествия в будущее, она попросила воина без страха больше никогда не тревожить ее. Причиной конфликта послужили разногласия в мировоззрении - пресловутая лень двух встречающихся пересмотреть собственные взгляды.
   - Ты спасена - Ханк - воин без страха, оповестил Эллен о скорой эвакуации, сообщил о вмешательстве других супергероев.
  
   ...
   В качестве базы для переговоров герои использовали корабль Стражей Порядка. Генерал Хамп - верховный Страж снизошел к товарищам и поделился одним из ранее угнанных судов.
   Данный корабль не был официально отмечен в списке задействованных, поэтому идеально подходил для брифинга, переговоров и т.д.
   - Что-то я чувствую себя изрядно поношенным... - сыронизировал Ханк, зрительно выискивая положение курсора на огромном дисплее.
   - В каком смысле? - полюбопытствовала Эллен, выручив друга в этом нелегком деле. Нашла стрелочку за несколько секунд.
   - В таком, дорогая - воин немедленно переключился на биографию Дагона, вновь увидев лицо неприятеля, получив при этом бодрый заряд отрицательных эмоций, - Только перескочив временной рубеж, мы поняли, насколько все критично. А ведь до недавнего времени не верили в апокалипсис, считали его вымыслом душевнобольных...
   Самому опытному из путешественников воспрещалось падать духом. Это могло лишить последних надежд. Чтобы подстраховать себя и друзей, мисс Джейн впервые пошла наперекор принципам и любовно обхватила плечи Ханка.
  
   Кроме них, на корабле присутствовали повелитель грозы и ветра Человек-Шторм и подхваченный Штормом молодой Сайкс. Второй, не имея никаких суперсил, однако, был не менее отважным и готовым к стычкам с миньонами Гранда
   Обладатель седых длинных волос, гладкого чуть женственного лица и целой коллекции магических медальонов Шторм проинформировал ребят о своих догадках.
   - Основные силовые структуры космоса испугались, оценив ситуацию с перемещениями преступника. А это может означать только одно... - грубый бархатистый голос стихийного жреца содержал эльфийские нотки. Эльфы с планеты Нунбару имели схожую интонацию.
   - Не томи - попросил Ханк, - У меня уже чешутся руки отыскать ответственного за хаос ублюдка.
   - Ну, в общем... - Шторм занял место воина, принялся рыться в досьешках известных суперпреступников, - Если рассудить здраво и закрыть глаза на байки о сильно преувеличенном интеллекте врага, становится понятно, что Гранд, отнюдь, не мог самостоятельно завладеть технологиями, которые опережают земные на несколько десятков поколений.
   - Ну... - Эллен заходила вокруг квадратного столика, за которым обычно трапезничают, - Предположим, кто-то поделился с ним девайсом, несравнимым с земными устройствами. Очень нелогично смотрятся услуги его покровителей...
   Ханк восхитился смышленостью старой подруги.
   - Она в чем-то права. У нас нет никаких доказательств, нет ничего, кроме призрачных оснований строить подобные версии.
   Сайкс сидел молчаливо, хлебал кока-колу, принесенную из прошлого, следил за беседой. Он не полностью вписывался в компанию сверхкрутых межгалактических дяденек, собравшихся в одну кучку ради спасения вселенной.
   Шторм уставился на любовную парочку.
   - Почему так думаете?
   Долго маячившая Молния присела на корточки.
   - Все прекрасно знают, что Гранд был расовым террористом, помешенным на мнимой защите собственного государства. Никто бы, даже самые отпетые негодяи, неважно с какой они планеты, не стали бы делиться с психом тем, что может нарушить естественный ход вещей и разбалансировать пространство...
   - Это не теория какая-то - Шторм не стал соглашаться с женщиной, поскольку не верил в мифическую гениальность Гранда, - Это - факт! Сам он ничего такого вытворить не мог, это точно, а ресурсов, подходящих для создания подобной машины, на вашем небесном теле нет и быть не может!
   Для поддержки Молнии Ханк, уже погрязший в сомнениях, интеллигентно хмыкнул и отправился в каюту для отдыха.
  
   Утонув в мягкой койке, раскачивающейся как гамак, воин без страха связался с отсутствующими на борту товарищами.
   Из рации донеслось:
   - Как там, агент Ханк?
  
   - Спокойно. Мы на корабле. А у вас, агент Спаун?
  
   ...
   Штат Невада.
   Спаун, герой в маске и плаще, бегал по руинам, сканировал местность при помощи спецустройств, искал выживших и
  что-то ворчал про себя. Любая новость от друзей, супергероев, не имеет разницы, светлая или удручающая, подкрепляла его моральный дух.
   Человек, сделавший себя сам - этим Спаун отличался от других "масок", ведь в отличие от Шторма, Ханка Молнии и других высокоуровневых полуимб у него не было никакой суперсилы. Коктейль из интеллекта, смелости и доведенной до абсолюта воли в одном существе.
  
   Видя перед собой разбитый локомотив девятнадцатого столетия на фоне болезненно бледного неба и бесконечной пустыни, Спаун страдал от нападок отчаяния. Хотел все бросить, свыкнуться и сказать "мы не отстояли", но не мог позволить себе такой роскоши. Приседал на колени, а потом снова вставал и шел вперед.
   Через два часа тщетных поисков он связался с сыном генерала.
   - Агент Сайкс, передайте Хампу о всплеске радиационного излучения в штате Нью-Мексико. Доложите о мотивации преступления.
   Джерри, как всегда, выказал полную готовность.
   - Докладываю.
   - Обама создал национальный монумент в Нью-Мексико. Все, что имеет прямое или косвенное отношение к предыдущему исполнителю власти, так или иначе, подвергается уничтожению.
   - Будет сделано.
  
   Закончив, Спаун убрал рацию в пояс, посмотрел на богатое звездами небо, на сияющую, как огромная лампа, луну и молвил вполголоса:
   - Ты выиграл лотерею...
  
  
   Глава 2 - подвиг Шторма.
  
   На своем пути я встречал и королей, и воинов, похожих на меня образом жизни, и богов, и супергероев, родных мне по возможностям. Видел множество миров. Состоял в различных экспедициях. Но так и не нашел свое предназначение. Обо всех моих происках, начиная от защиты Хэнсгейма, заканчивая убийством Кракена, слагают легенды. След, оставленный в истории!
  
   Последнее время жрец ветра обитал на берегах Хэнсгейма долины диких племен, вручную добывал еду, зарабатывал на жизнь тем, что создавал шалаши для чужеземцев и ловил земноводных на заказ. Подальше от королевств, от богатств, от политики! Лишь природа, вода и неизвестные птицы, то кружащие над высокими древами, то над блестящим морем, отражающим лучи яркой звезды.
  
   - Скоро прилетит ястреб? - спросил Шторм у рыбака Хэнсгейма - Лата, вытирая губы после трапезы. Лат - худощав, предан рыболовству, верен жрецу ветра, когда-то он именовался владыкой королевства Санктур, но подставленный собственным народом покинул родной край и превратился в отшельника.
   - Не могу сказать точно, у пернатых индивидуальный график.
  
   Собеседники еще пятнадцать минут любовались дивным пейзажем. Как оказалось, Лат неспроста нашел воина ветров. Ему нужна была помощь: в беспросветных и пугающих чащах Урсура снова завелись кровожадные дикари, и никого другого поблизости не сыскать для такой работенки.
   Шторм посмотрел на старика слегка хмурым взглядом:
   - Хочешь отослать меня в самое пекло? Не боишься, что я потребую вознаграждение?
   - Нет - признался Лат, - Я без сожалений набью твой кошель драгоценностями.
   Тогда-то воин ветра поднял свой щит, взял меч и сказал ему:
   - Я заберу голову их вожака!
  
  
   Паразитирующие на культуре Хэнсгейма племена уживались в пещерах, больших шалашах и деревянных избах, промышляли каннибализмом и воровством. Раз в неделю дикари устраивали пиршество, организатор которого - коварный покоритель Конктан-Варвар приносил в жертву первенцев Хэнсгейма и детей иных королевств. Бедняг сажали на кол, заживо сдирали кожу, затем варганили из умерщвленных разномастные блюда.
   Адские веселья продолжались до тех самых пор, пока в лесах не появился жрец ветра, взявший на себя роль благородного рыцаря-"чистильщика".
  
  
   - Мы призовем наших собратьев и направим на замок Дулая! - нацеленный на Хэнсгейм, Конктан взял в руки большую деревянную чашу и обмочил клыки кровью последнего убитого ребенка, - Мы опустошим селенья Хэнгсли, что расположены чуть дальше гор славного Сэктар-Адрина! - другие дикари покорно аплодировали ему, извивались в бесчинстве, - Нарушим покой принцессы Шевы и заберем все драгоценности дворца Мэлмока! - эта чертовщина могла продлиться до поздней ночи. Дикари нахлебаются, опьянеют и брякнутся спать лишь к утру, - А все почему? - спросил у толпы Варвар, - Потому что вы...
   - Трупы! - вдруг послышался незнакомый голос. Душегубы примолкли, осмотрелись.
   Жрец ветра быстро отыскал их лагерек.
   - Кто ты? - от выстрелившего недоумения Варвар пролил кровь на свою мохнатую безрукавку, сделанную из шкуры трехпалого медведя.
   - А вас было не сложно найти.
  
   - Я заметил ладью. Мне удалось пробраться на нее и убить пятерых твоих слуг. Затем, доплыв до берегов, я расправился с двумя часовыми. Далее меня поджидала ловушка - уродец с топором. Разумеется, мой клинок за секунду сделал дело, но пришлось немного повозиться, чтобы добыть информацию о вашей базе. На пути мне попался трехпалый медведь - чудесное создание, способное понимать любой язык, обладающее поистине волшебным чутьем. Он же и привел меня к вам.
  
   - Привел, чтобы я избавил края Хэнсгейма от вашей нечестивости.
   Конктан, не веруя в пустые славословия, изданные самозванцем, закричал:
   - Мои дети, убейте чужака! Покажите незванному гостю, что это ваш дом!
   "Сейчас будет жарко"
   Шторм пожалел свои силы (способность призывать стихию) и взялся за меч. Дикари толпой побежали на врага с подобиями граблей, копьями, арбалетами и факелами.
   Единственный выход, который узрел Шторм - подняться на верхнюю платформу, разрезать укрепления и тем самым обрушить потолок. Так он и сделал. Но прежде чем добежать до лестницы, обезглавил двух уродов, попытавшихся не подпустить его к платформе.
   - Бр-р-р-р-р! - зарычал Конктан и погнался вслед, но по дороге споткнулся о труп "собрата" и получил ногой по оскаленной львиной морде. Жрецу приходилось каждую секунду оглядываться, проявлять реакцию, отмахиваться от многочисленных атак.
   - А ну, иди сюда! - ударом ноги, Конктан сломал лестницу и чужак свалился вниз, уперся лицом в доски, - Это твой последний геройский поступок - хозяин приготовился проткнуть спину Шторма копьем. Но тот вовремя отреагировал и откатился влево, затем, поднявшись, совершил два удара мечом: сломал копье и отрезал половину патлатой башки Конктана.
  
  
   Лат дождался своего друга на соседнем бережку. Бросив часть высушенной вражеской головы на горячий песок, Шторм напомнил отшельнику о вознаграждении, поделился с ним мыслями насчет дикарей и рассказал, как нелегко было отследить их.
   - Она твоя. Мне такой трофей не нужен. Я вернулся за обещанной наградой.
   - А ты не убил оставшихся? - спросил Лат.
   Серьезно призадумавшись, Шторм ответил:
   - Нет. У них ведь тоже есть дети. Я и так нагнал страху, расправившись с вожаком.
   - Правильно - подпрыгнул старик, - Судьбой осквернителей займутся боги!
  
   Отдалившись от приятного собеседника-рыбака, Шторм с подозрением посмотрел на награду.
   "Что может лежать ценного в этой шкатулке, отвечающей требованиям геройской нормы? Набор диамантов?"
   Когда бессознательное стремление к познанию взяло верх, он открыл ее и увидел то, чего меньше всего ожидал - металлическую эмблему в форме буквы "S".
  
  
   Ностальгия по старым временам, запомнившимся ярчайшими авантюрами, рыцарскими подвигами и наградами, все вяще съедала постепенно отвыкающего от путешествий Шторма.
   Теперь только кучка ряженых на космическом корабле и бесконечные попытки предотвращения неизбежных катастроф.
  
   Глава 3 - регистрация.
  
   Гранд вернулся в офис ближе к концу дня. Не довольствуясь решением европейских властей о размещении боеголовок в Турции, директор Corporation назначил президенту встречу.
   Вопрос регистрации супергероев так мучил его, что каждый раз, когда он представлял себе проигрыш на судебном заседании, то сжимались все внутренности. Необъяснимая болезнь, проявляющаяся симптомально, очень похожая на зависть...
  
   Первые два года службы Гарри Никмунд только приспосабливался. Лэтс воспользовался временной наивностью главы государства и за вином убедил его в необходимости регистрации.
   - Неразумно дарить чудикам свободу. Сильно пожалеем...
   - Но... - как Гарри не пытался сопротивляться градусу, все шло насмарку, - Это же будет означать потенциальную войну. Не так ли?
   Лэтс поморщился, добил свой Tyrconnell и провел ладонью по овальному лицу.
   - Обсуждению не подлежит. В наших обязанностях показать, что город принадлежит именно людям. Множество сверхлюдей, использующих суперсилу ради корысти, давно проникли в наши гражданские структуры, живут размеренно и слетают с катушек от кайфа вопиющей безнаказанности.
  
   - И вы будете требовать для виновных строгой изоляции?
   - Да! Опять же, только ради общественного блага.
  
  
   "Сколько себя помню, я всегда опасался прогресса, не соглашался с нововведениями и жил противоречащей разуму жизнью. Не задумывался о последствиях.
   Как-то раз ко мне пришел старик в шляпе и все рассказал, поведал, из чего состоит этот мир. И я едва разглядел в нем спасителя...
   постаревшего из-за нарушений во временном пространстве, спровоцированных чьим-то эгоцентризмом"
  
   Вилла, расположенная напротив Спенсер-стрит.
   Джон Вэйн принял у себя седовласого незнакомца, попросил не снимать обувь, заявляя, что в доме никто не убирался уже более трех недель.
   Добрый гость поюлил немного, видимо, не сразу решился донести мысль, а потом, остановившись в каминной, посмотрел на хозяина поместья и сказал правду.
   - Я Кэйл Бэннери, меня зовут Героймен. Я пришел к вам из будущего...
  
  
   "Когда сердце останавливается от испуга, перед глазами пролетает вся жизнь. Полученная новость чуть не довела до инфаркта, она чуть не сбила меня.
   Прежде я вел распутно: искал утешение в сексе, наслаждался бездельем, использовал дарованные господом таланты не по назначению.
   А в этот пасмурный день ко мне постучалась расплата за наплевательское обращение"
  
   - Подари мне то, что никто никогда не дарил... - жалобным милым голосочком взмолился старик. Он присел на колени и посмотрел на хозяина так, словно тот являлся его единственным покровителем. Некогда могущественный супергерой, в прошлом сильно поддержавший патриотический дух военных структур США, пал.
   Значит, что-то повернулось в мироздании...
  
  
   "Всю следующую неделю я пытался помочь полубогу. Консилиум посоветовал не вмешиваться и позволить природе самой определиться.
   Кэйл не торопил меня, так как понимал мое бессилие"
  
  
  
   Час назад.
   Грандиозное мероприятие прошло не без казусов: Молния, Ханк и Человек-Шторм едва не инсценировали собственную смерть. Желая действовать вне поля зрения диктаторов вроде парней из Corporation, они исчезли из города на второй день после назначения прохода регистрации.
   Деловой договор Ханка и властей был расторгнут. Придерживающийся строгой независимости воин без страха отказался от службы и поплатился изгнанием. За ним начали охотиться...
  
   Никмунд, действующий под воздействием алкоголя, попросил перекрыть все дороги, оповестил полицию о сбежавшем преступнике по прозвищу Ханк и намеревался задействовать спецназ.
  
   Молния и Шторм проникли в резиденцию Гранда следующим днем. Но вместо планируемой ликвидации произошел экстренный случай: они пошатнули пространственно-временной континуум. Субстанционально незыблемый.
   - Вы зря здесь появились, на реванш даже не рассчитывайте... - Гранд, как всегда, тянул время путем простейших действий - завариванием чая, просмотром телефонной книжки, игрой в пасьянс на компьютере, - Вы меня не убьете - сказал он вошедшим, - Таков ваш кодекс.
   Молния надела ехидную улыбку, транслирующую к хозяину офиса исключительное презрение, и обломала:
   - Конкретно у нас его нет!
   Сценичный взмах руками, подскок...
  
  
   "Всю следующую неделю я пытался помочь полубогу. Консилиум посоветовал не вмешиваться и позволить природе самой определиться" - (C) Джон Вэйн.
  
  
   - К сожалению, пока не поступило никакой информации об отмене установки боеголовок на северокорейские ракеты - Гранд решил, что сейчас самое время убедить гостей в своем благонамерении, - Но зато мне удалось развеять страхи кубинцев, утрясти с ними пару важных дел. Я убедил политиков Кубы в необходимости определения боеголовок.
   Человек-Шторм недоверчиво хихикнул, с интересом рассматривая стоящих в очереди клиентов. У двери скопилась толпа.
   - Хочешь показаться праведником?
   Гранд ответил прямо, не предприняв никаких попыток переубеждения.
   Когда герои, опустив руки, направились к выходу, он сказал вслед:
   - Помните, я такой же подонок, как и любой патриот, готовый пожертвовать жизнью ради процветания собственного государства!
  
  
   "Мистер Гранд! Мистер Гранд!" - кричали столпившиеся, даже не обратившие внимание на вышедших из офиса супергероев.
   Покинув просторный кабинет, Эллен Джейн получила массу отрицательных эмоций. Как и ее дорогой напарник, она была всеми руками за немедленное устранение Гранда.
   - Выйдем через черный ход - предложил Шторм.
   Но от простого грубого убийства девушку кое-что удерживало. Речь о большой вероятности дальнейших губительных последствий.
  
  
   Когда толпа наконец-то рассосалась, и все клерки, секретарши и рабочие разошлись по своим местам, к Гранду подошла его основная марионетка - Анти-Ханк с предельно серьезным покер-face.
   - Что с ними делать?
   - А ничего - босса едва отвлекло от пасьянса. Он тонко намекнул, - Ненужный материал пригоден сугубо для утилизации...
   Наемник молнией шуганул из кабинета.
  
  
   Зашедших в лифт Шторма и Молнию внезапно догнали. Анти-Ханк вытащил клинки, а когда увидел, что дверца грузоподъемника закрывается, сложил их обратно. Пытаться открыть было поздно.
   Молния выпустила заряд энергии в неудачного киллера. Для прикола.
  
   Через пять минут лифт достиг вестибюля первого этажа. Но пару все еще преследовал уже поджаренный анти-Ханк.
   - Повтори трюк, а то мозолит глаза ведь - подмигнул Шторм.
   Девушка мило улыбнулась и выполнила просьбу напарника. Сделала так, что недруг отлетел на десять метров, задев собой мимо проходящего референта.
  
  
   "Наша ситуация напоминает шахматы. Правда, у нас простора еще меньше, чем у любого начинающего игрока. Единое необдуманное действие будет означать пат!
   Пат - положение в шахматной партии, при котором сторона, имеющая право хода, не может им воспользоваться, так как все её фигуры и пешки лишены возможности сделать ход по правилам, причём король не находится под шахом.
   Это тупиковое положение.
  
   Мои родители, Марта и Джон Вэйны, нашли друг друга у киоска. Познакомились при покупке газеты. Они не верили вероятность случайного хода событий и их быстро вспыхнувшую страсть, разумеется, нельзя отнести к случайностям.
   Как и прокол супергероев, начудивших с пространством. Я думал, истинное зло это зло, сидящее в стенах Grand Corporation.
   Я ошибался.
   Истинное зло это мы, наша спешка, наши амбиции"
  
  
  
   Всем известно, что Бродвей - самая шикарная улица Нового Света. Это - аорта, по которой течет лучшая кровь нашей системы. Все, что есть на нашем континенте из изысканного, прошло через эту улицу. Здесь устраиваются лучшие выставки, сюда прибывают караваны со всего света.
   Эдгар Аллан По
  
  
   - Что-то не то происходит с пространством. Я почувствовал неописуемые вибрации. Черт... - Шторм, притворяющийся жителем Земли, накинувший на себя неподходящий по размеру черный пиджак, и Эллен шли по протянутому через весь Манхэттен Бродвею, обсуждали свой недавний визит, - Из-за проделок наших недоброжелателей жизнь обзавелась множеством повествовательных дыр...
   - Думаешь?
   Девушка начала подозревать, что на Земле происходят трансформации атмосферных процессов и сочла взволнованность напарника чем-то само собой разумеющимся.
   - Да - с шаткостью ответил Шторм, - Прежде мне ни с чем таким сталкиваться не доводилось. С таким... сулящим нечто распадное.
   - Я заметила... - Эллен остановилось, задумалась, облизнула ярко накрашенные губы, - По первым ощущениям ненавязчивый, тонкий цветочный аромат и легкий нежный вкус. Приятное послевкусие...
   - А конечное ощущение? - мужчине было не до того, чтобы ограничивать себя в любопытстве.
   - Ужасное - призналась Эллен, - Сладость становится горечью.
  
   Немного подождав, что скажет подруга, получше разобравшись в ощущениях, жрец ветра напомнил о самом сильном члене их организации.
   - Нужно найти Героймена...
   Услышав это, Эллен словно ожила после длительного пребывания в себе.
   - Он же постарел...
   - Есть молодая версия - напомнил Шторм.
   - С чего ты взял?
   - Помысли, если есть старый Кэйл Бэннери, значит, где-то должен быть и молодой. Не мог же он так быстро обзавестись морщинами, не раздвоившись. Тут явно не все так критично, как нам представляется...
  
   - В любом случае...
   Эллен Джейн ступила на проезжую часть, устремилась в сторону корабельных доков, увидела подозрительную фигуру человека в шляпе.
   - У нас нет возможности долго искать...
  
   Прислушавшись к зову сердца, героиня побежала к фигуре. Не глядя под ноги. Шторм двинулся за ней, увернувшись от чуть не сбившего его грузовика. На мосту, в доках, стоял не кто иной, как недавно обсужденный Бэннери. Постаревший...
   Он повернулся к подбежавшим к нему друзьям и, не пытаясь отрицать чудовищность последствий акта регистрации, произнес без отдушины:
   - Это пропасть. Дальше пути нет - зеддерианец, недавно лишившийся молодости, увидел в воде свое отражение, вообразил, что все происходящее - всего лишь мрачный сон. Самовнушение оказывалось бесполезным. Уход из этой реальности был невозможен для него.
   - Почему ты решил, что не смогут? С чего такой напускной скептицизм?
   Шторм уже не понимал, что есть что, не был уверен, что нынешняя реальность - естественный процесс, а не чьи-то козни.
   - Страны Европы признались. Они не смогут минимизировать последствия санкций Запада - Бэннери примерно представлял, что сейчас чувствует Гранд, циничный, но патриотичный до мозга костей, - Поэтому мой враг окончательно раскис. И обвинять его в безумии будет аморально.
   - И ты опустил руки, да? - Шторм начал выходить из себя
  из-за бесхребетности некогда самого сильного супергероя на свете, - Сдался? Пошел на компромисс со злом?
   - Я... - пришельцу с трудом давалась отчитка.
   Джейн обратилась к распаленному Шторму, взяла за руку и попыталась умиротворить.
   - Ну, все, не приставай. Ему, видит космос, приходится сложнее, чем нам.
   - Да я не хочу, убери от меня свои руки! - жрец ветра дернулся, оттолкнул от себя напарницу. Затем презрительно посмотрел на обоих, без толики уважения, - Супергерои, ну, надо же! - экспрессивно взмахнул руками, - Вы сами просрали этот мир, сами загубили Землю и всех ее обитателей! - и закричал, чудилось, на весь Бродвей, - Наивны вы для этой работенки, раз даже мразь какую-то убить не можете, чтобы другим спокойно жилось! - тыкнул указательным пальцем в середину лба Кэйла, - От тебя требовалась только решительность! Ты должен был прибить Гранда еще во время первой встречи с ним, а что в итоге? Мягкотелость? Для чего миру спаситель, который не спасает, а только провоцирует новые конфликты?
   - Мне кажется... - Эллен позволила себе вмешаться в развернувшуюся ссору между двумя пришельцами, ей становилось дико обидно за Кэйла, - Он, наверное, хочет сказать, что мы не можем убивать, потому что должны отличаться от наших врагов...
   Шторм встал в упрямую позу:
   - Не решай за меня, на каких убеждениях надо основываться. Я и так убиваю всю свою жизнь...
   - Тогда... - Эллен предполагала, что следующее заявление может еще сильнее задеть жреца, но она озвучила это ради того, чтобы вдохновить Кэйла. Ему нужна была поддержка, которая спасла бы его от сожалений, - Нам не по пути. Лично я уже давно трачу энергию лишь в защитных целях...
   Бэннери в свою очередь использовал шанс для устранения появившихся разногласий и допустил, что точка зрения Шторма имеет вес.
   - Твой напарник в чем-то прав...
   Эллен опустила голову. Она не могла поверить, что кристально чистый Героймен, давно ставший символом антивоенного движения, так быстро смирился с противоположной позицией.
   Раньше, когда был молод, он вел себя более настойчиво. Сейчас что-то изменилось в нем, впрочем, как и во всех.
   - Я не верю... - Эллен показала, что готова расплакаться, лишь бы Бэннери не шел на компромисс с обнаглевшим жрецом.
   - Я никому не навязываю свою точку зрения касаемо методов - и Шторм дал заднюю, так как сам устал от конфликтов, - Но от своих слов не открещусь. Будь вы поумнее, мистер Бэннери, вы бы переступили черту...
   Шторм оторвался от земли и через минуту скрылся за крышей Метрополитен-оперы.
   Кэйл сожалительно посмотрел в лицо девушки.
   - Вот и поговорили...
   Ничего не говоря, Эллен тоже покинула доки. Но, отнюдь, не по воздуху. По-человечески подхватила такси...
  
  
   ...
   Взбунтовавшиеся против Grand Corporation "маски" под руководством инициативного Уильяма Паттерсона по прозвищу "Крэйт", известного как "самый быстрый человек в мире", поджидали зачинщиков последних нововведений. Уильям, преодолевающий скорость ветра, over 9000 в час, успел за три минуты десять раз оббежать Вашингтон и созвать протестующих.
  
   Объявленные вне закона герои собрались у официальной резиденции президента, а их преданные поклонники буквально закидали белый дом помидорами и тухлыми яйцами. На одежде фанатов красовались разноцветные эмблемы, значки и имена. Ими движело неконтролируемое желание окружать себя сувенирными атрибутами кумира, его изображениями... а когда подвернется возможность, встать на защиту, пускай и с учетом серьезного риска.
   Мистер Никмунд, увидев за окном неуравновешенную толпу, состоящую из алкашей, хулиганов, бомжей и обкуренных дев, без промедлений связался с министерством внутренней безопасности.
   - Да, собрались! Мы выполнили пару штрихов насчет протеста, но они, кажется, уходить не торопятся...
  
  
   Шторм устал от потасовок и никому ненужных мероприятий, так сильно, что уже подумывал о категорическом невмешательстве в процесс морально нравственного разложения земного общества, вызванного гнилой пацифистикой Спауна и Героймена. Но к вечеру терпение жреца дошло до предела, и он вышел в массы.
  
   Явившись на место последнего бунта, повелитель грозы и ветра показал напуганным властям, на что способна мощь, если пытаться держать ее в узде.
   Выбежавшие из белого дома политиканы, настроенные к чему-то поистине катастрофическому, заметили фигуру незнакомца на фоне пооранжевевшего закатного неба и гусеницей друг к другу прижались.
   - Мои силы это природная стихия, как и я сам! - Шторм произвел настоящий Торнадо, который впоследствии затянул сжавшихся и снес половину резиденции.
  
  
   Перемещение из будущего в настоящее обошлось Спауну ссадинами и ушибами, полученными в результате межпространственных помех. Очутился герой не где-нибудь, а в пентхаусе, обставленном по последнему слову техники и модернизации.
   За отодвигающимся циферблатом располагалась темная пещера, хранившая все секреты ночного борца: его оружие,
  спаункомпьютер, спаунмобиль, спаунцикл, спаунплан и спаунлодка. Вкратце все то, чем пользовался мститель во время патрулей.
   Сейчас его главной задачей было установление дистанционной связи с членами организации супергероев. Первый отозвавшийся - агент Крэйт, наблюдавший за бойней, устроенной агентом Штормом.
  
   Недавно Спаун вручил героям многофункциональные спецбраслеты с возможностью связи, голосовым переводчиком, картой...
   - Какова обстановка у белого дома, скоростной мальчик? - тихо произнесенный подкол нисколечко не зацепил терпеливого Паттерсона.
   - Накалена. Боюсь, наш общий приятель вошел в раж. Его нужно усмирить, но для начала целесообразнее обеспечить безопасность гражданской авиации.
   - А увести граждан с улицы?
   - Это тоже.
   - Вмешайся...
   - Кхм - Крэйт неспроста кашлянул. Он почувствовал сильную неуверенность в себе, стоило Спауну намекнуть о его возможном поединке с повелителем ветра, - Ты думаешь, это хорошая идея?
   Спаун ответил уверенно:
   - Да.
  
  
   Крэйт малость припозднился. Во время попытки переговоров с распсиховавшимся Штормом на месте разрушенной резиденции открылся телепорт, из которого выскочила смертельная троица - Анти-Ханк, Пасть и Фараон. Пропутешествовавшие в будущем около недели, но так и не добившиеся кончины Эллен, которая осуществила бы значительный перевес сил, злодеи вернулись в настоящее, чтобы компенсировать свой косяк ликвидацией некоторых членов Супергеройского Союза.
   - А это еще кто? - Шторм подуспокоился. Как ни странно, его пыл усмирило не предстоящее нравоучительное судачество с Крэйтом, а появление гостей из будущего.
   - Тебя я видел в апартаментах Адвоката - сказал он, посмотрев на Анти-Ханка, чьи ткани давно зажили. Не осталось и мелкого ожога, - Безвольное создание!
   - Мамочки - сыронизировал Крэйт, нередко выступавший в роли шутника. Но всем остальным, подготовленным к бою, было не до смеха.
  
   Аннулирование - процесс, относимый к механизмам психологической защиты, заключающийся в бессознательной попытке уравновесить некое чувство, например, вину, с помощью отношения или поведения, которое магическим образом подавляет данное чувство.
   Благодаря этим шуточкам, Паттерсон прослыл "аннулятором" среди героев. Именно он отвечал за развитие и поддержание оптимизма в команде. Паренька в полосатом красно-синем трикотажном обтягивающем костюмчике признали незаменимым элементом в катастрофических условиях. Ведь оптимизм помогает держаться.
  
   - Хватит! - нежданно-негаданно раздался тенор молодого Героймена, отвлекший внимание суперзлодеев.
   Крэйт, минутой ранее облившийся потом, театрально схватился за сердце.
   - Фух, а я уж думал, нас никто не помирит...
   Сын Зеддера плавно спустился на землю и опалил враждующих взглядом.
   - Напоминаю, время работает против нас. И пытаться уследить за собственными перемещениями мы не можем.
   - Ну, слава богам - Шторм, совсем недавно перещеголявший греческого Фобоса, сейчас боялся спросить, чем закончатся их похождения, если им вдруг не удастся наладить временные параметры, - Где тебя носило, Зеддер? Почему не отвечал на звонки?
   - Я путешествовал в прошлом - ответил Бэннери, - Согрешил, признаюсь. Использовал дисбаланс для более четкого видения картины.
   - Какой картины? - спросил Крэйт.
   - Моего детства...
  
   - Так! - Фараон сделал шаг вперед. Бледноликий коренастый мутант с вампирскими клыками и красно-кровавыми глазами, дитя Брейдена Кэрролла, как и Ханк, не принял во внимание лидирующие способности Бэннери и закричал, - Мы пришли разделать вас, как животных, загнанных на живодерню! И мы не уйдем отсюда, пока не...
   Героймен просто дунул. И все трое - Фараон, Пасть и
  Анти-Ханк - полетели обратно в портал.
  
   Супергерои спокойно продолжили беседу, без надоедливых монстров. Бойскаут посчитал, что вернуть Шторму утерянную веру входит в его обязанности и поспешил поделиться вестями.
   - Нет никакого военно-правительственного заговора. Производящий оружие для энергетической субсидии комплекс не больше, чем спекуляция тибетских террористов и прочих социалистов, необходимая для отвода глаз.
   - Что не сильно утешает... - нахмурился Шторм, - Этот мир мы не в силах спасти.
   - Все верно! - подтвердил Героймен, - Мы его потеряли...
   - О, боже... - загрустил Крэйт, - Мама не купила мне пиццу...
   Шторм подумал вслух:
   - Тогда я вернусь на свою родную планету. Забуду все, что с вами связано...
   Кэйл, максимально учитывающий пожелания друзей, положил руку на плечо жреца, снял с лица маску и добро улыбнулся:
   - Конечно, но сначала устраним технеполадки и нормализуем временное пространство.
   - Я за! - воскликнул Паттерсон.
   Повелитель ветра не согласился. Но и не стал спорить. Несмотря на присущее всем служителям расы Энн грубое упрямство, Шторм был наделен чувством долга и ответственности. Он не посмел повернуться и уйти.
  
  
   Время идет против нас.
   Кэйл Бэннери.
  
  
   Корабль Стражей.
   - Чтобы улучшить баланс, оба Бэннери, старый и молодой, должны встретиться в одной реальности. Я не уверен, что это возможно, но попытаться стоит... - Ханк принял на борту "ветеранов" Шторма и Молнию, только что наладивших контакты с правительством.
   Сайкс подбежал к вновь прибывшим и с каждым поздоровался. Кроме "стихийного дуэта" в корабле образовался один из потомственных Стражей Порядка - орлиный воин по прозвищу Дендок, потомок Орлов - первых Стражей.
   - Что нового можете сказать по поводу земной катастрофы? - Дендок родился на планете Вансхайм, обучался философии и ведению боя на Рабусе, но умел переживать и за другие миры, - Есть версии, кто оснастил Гранда технологиями, управляющими межпространственным перемещением?
   - Никаких - пожал плечами Шторм, - Одни жалкие догадки.
   В тот же миг "орел" выхватил у Джерри рацию.
   - Я доложу в штаб о вашем возвращении...
  
  
   Поступив на редкость мудро, жрец помог в наведении порядков в Манхэттене. Предвидев суровую гражданскую войну, Паттерсон остался беззаботным бонвиваном и направился к дому с некой долей омрачающей досады.
   Не хотелось ничего, даже бегать...
  
  
   В другой части Вашингтона, в Эверетте, грузовик марки BMW столкнулся с легковушкой. К счастью, никто не пострадал, благодаря вовремя примчавшемуся силачу, чью кожу, от пят до ушей, покрывала непробиваемая сталь. Джеймс Бартлетт по прозванию "Сплав" вел битву с выпущенным на волю кибернетическим гигантом Надзирателем. Форма трицератопса, несколько прикрепленных к прямоугольным плечам пушек и квадратное отдаленное подобие башки с треугольным ртом придавали ему схожесть с бэевскими "Трансформерами".
   Робот производил мощные заряды гамма-лучей, поражающих любую органику. Восемь гражданских скончались, некоторые попали под мощное излучение и сейчас находятся в реанимации.
   - Я найду твое слабое место! - обладающий достаточно высоким искусственным интеллектом Надзиратель, помимо банального уничтожения, умел говорить, кидался шутками и даже дерзил.
   - Я его уже давно нашел!
   Сплав побежал на противника, закрыл глаза, выставил руки вперед и... пробил неидеально защищенное туловище робота, заодно вырвав связку проводов его заискрившегося нутра.
  
  
   Grand Corporation.
   - Творящаяся в стране массивная бессистемность кощунственно снизила многие промышленные показатели - Никмунд ранним утром заскочил в офис Гранда, как они и обусловились вчерашним вечером, - Вы точно уверены, что этот номер пройдет?
   Никмунд переживал за всеобщую безопасность куда больше собеседника.
   - Конечно! - Лэтс, как обычно, даже не мог допустить, что его план может провалиться, - Бессистемность была всегда, просто сейчас она не скрыта в силу глобальных перемен.
   - Неужели вы не видите всей картины? - Никмунд буквально наседал, - Люди гибнут...
   - Герои, если уж на то пошло! - перебил Гранд, - Вы не печальтесь. Америка сейчас переболеет и задышит новой жизнью! - и не съязвить он, конечно же, не мог, - А вы будете целовать мои пятки, господин президент.
  
  
   Незадолго после масштабного крышесносящего батла на место гибели восьмерых гражданских подъехали независимые эксперты, когда-то имевшие дело с перепрограммированием Надзирателя.
   Из припарковавшегося у эпицентра событий лимузина вышел лысый кореец с полосатым галстуком и смешными розовыми очками
   - Высокотехнологичная тюрьма СтоунГейт... Слышали о ней? Она находится в Новом Мракане.
   Полицейские принялись кивать.
   - Отлично... - кореец полез в карман за удостоверением, - У нас приказ разобраться.
   - В чем конкретно? - полюбопытствовал капитан.
   - В причинах сбоя, само собой. Нужно же узнать, почему славящийся надежностью и абсолютной стабильностью робот сбежал из тюрьмы, самостоятельно перелетел несколько тысяч миль и устроил бойню здесь, в Эверетте.
   Полиция удовлетворила просьбу техников показать Надзирателя. Капитан провел любопытствующего азиата к месту, где хранились "останки".
  
   - Вот, собственно...
   - Что-нибудь подозрительное заметили во время боя Сплава с роботом?
   Коп поднял зрачки кверху:
   - Нет, вроде.
   - Ясно... - азиат протер платочком зачесавшийся шнобель и попросил выделить ему пятнадцать минут на диагностику, а также порекомендовал никого не подпускать к нему во время выяснения.
  
  
   - Давно стоишь здесь?
   Покой Сплава, наблюдавшего за работой техников, неожиданно нарушил Героймен. Чтобы оказать скромную моральную поддержку, естественно.
   - С минуты, как видеорегистратор внутри меня запечатлел панику, бойскаут.
   Зеддерианца удивил факт наличия своеобразного чувства юмора у металлического человека.
   - Не отошел от пережитого?
   - Брось. Для меня это не риск, а развлечение - и самооценки силачу было не занимать, - Сегодня не пришлось даже напрягаться. Печаль...
   - Что ж - Кэйл утешился хорошим настроением Сплава, - Рад за тебя. Значит, предпочитаешь не придавать значения происходящему?
   - Предпочитаю жить сегодняшним днем и не забиваю голову мурой вроде конца света.
  
  
   - Вы же слышали, господин президент, что ходят радостные слушки о появлении супергероев, принявших регистрацию? - Гранд показал Никмунду таблицу зарегистрированных, - Это не вымысел. В чем-то я все-таки преуспел, и некоторые маски добровольно явились в новый Белый дом.
   - В новый... что? - Гарри отказывался верить ушам, - Повторите!
   Гранд привстал со стула, подошел к белым дверям с золотыми ручками и напялил широкую гримасу.
   - Собираем плоды, господин президент. Эти ребята согласились пожертвовать безопасностью ради сохранности близких!
  
   Никмунд заикал при виде "запатентованных" Ватермена, Сабли и Зорро. Первый состоял из воды, вторая - наделяла любые предметы ядовитой аурой, предпочитала клинковое оружие, а Зорро - стеллс-мастер, умел исчезать, делать свое тело абсолютно невидимым человеческому глазу.
   - Как они вам?
   Никмунд обошелся странными жестами и припуганным взором.
  
  
   Уильям Паттерсон искал подходящий для ночного просмотра канал. Что-нибудь ненапряжное. Еле звучное урчание в животе, писк в ушах, незначительный кожный зуд - все это говорило о физической усталости Крэйта. Он как раз планировал уйти на боковую.
   Домашнюю идиллию нарушил звук падающих капель на кухне. Паттерсон пошел проверить, закрыт ли кран. На полу шутник обнаружил небольшую лужицу.
   - Так, где у нас тряпка...
   Когда он потянулся рукой в сторону настенного шкафчика, лужа ожила и приняла антропоморфную форму.
   - Привет, Уилл, - вдобавок ко всему вышесказанному она оказалась разумной и способной говорить, - Еще не набегался, а?
   Крэйта что-то автоматом повернуло назад и сильно огрело.
   - Спи, дитя - невидимка только что вырубил самого резвого супергероя во вселенной, - Зорро о тебе позаботится.
   Минутой позже к парням вошла Сабля, умиленная их неожиданно оперативной победой.
   - Пакуем?
   Водяной ответил незыблемой особе.
   - Так точно.
  
  
   Гранд обеспечил себе безупречную страховку: шеи родственников завербованных суперзлодеев сжимали металлические ожерелья, обещающие взорваться после активации взрывчатки.
   Паттерсона пленили и подвергли похожей участи - привязали к статуе свободы. Подозрительное тиканье не позволяло расслабиться ни на секунду. Такое преступление, бесспорно, что-то да символизировало. Статуя, свободы, супергерой, взрывчатка, занимающие весь нижний ландшафт бетонные джунгли...
   - Как тебе подарок французов к столетию американской революции? Впечатляет? - Адвокат был там, рядом с пленником. На верхушке статуи.
   Рядом с ним ошивались пресловутые Ватермен, Сабля и Зорро. Они с тем же нетерпением, как и Уилл, ждали, чем все закончится.
   - Я плохо позавтракал - Крэйт заслужил медали: даже вися на волоске от аидова царства, он не изменил чувству юмора, - Может, дадите на корм?
   - Псс... - Адвокат тоже загримасничал, как бы подыгрывая. Тучное лицо необыкновенно покраснело, - Очень непрофессионально со стороны народного мстителя. Мог хотя бы попытаться спастись...
   - А смысл? - спросил Крэйт, - Жизнь ценна только тогда, когда легка... А смерть... Она улыбается нам. Мы лишь должны улыбнуться ей в ответ.
   - Софистика не лучший инструмент.
  
   В тех случаях, когда речь идет о возможной гибели.
  
  
   Добрый гость поюлил немного, видимо, не решался донести мысль, а потом, остановившись в каминной, посмотрел на хозяина поместья и сказал правду.
   - Я Кэйл Бэннери, меня звали Геройменом. Я пришел к вам из будущего...
  
   - Подари мне то, что никто никогда не дарил...
  
   Пожилой Кэйл - проекция времени. Сцена в вилле отразила постоянство, это сразу несколько реальностей: друзья, какими Бэннери и Вэйн приходились друг другу, молят друг друга о помощи. Просят, не стесняясь. И может быть, оба получают качественное подобие удовольствия. Сладко знать, что ты кому-то нужен, начинаешь прощать все обиды...
   Забываешь о разногласиях, потому что не хочешь их помнить.
  
   Прося, взывая...
  
   - Что я должен сделать? - спросил Вэйн.
   Бэннери ответил:
   - Спасти мир.
   - Как?
   - Не нарушая правил.
  
  
   Судьбу Крэйта решали не столько миньоны Гранда, водяной, женщина с мечами и невидимка, сколько озаряющая богиня. Сейчас, чувствовалось, она как-то по-другому опаляла бывший Бедлоу. Исчезла былая доверчивость, что неосязаемой нитью связывала сердца миллионов.
   - Статуя Свободы... - Лэтс почти незаметно приуныл, - Правительство обещало нам равенство, гармонию... - почти. Кое-кто заметил его трепет.
   Один из помощников Адвоката, долго выслушивавший однотипные монологи о морали и свободе, проникся к шефу интересом. Вернее прониклась.
   Сабля всегда отличалась от двух своих подельников, в первую очередь, бесстрашной пытливостью и проницательностью. Будучи преступницей высшего разряда, мутантка находила в людях то, чего порой они сами не могли в себе найти. Или не искали...
   - Вашего отца зовут Алан, если не ошибаюсь...
  
   Было холодно, на статуе богини. Достаточно, чтобы замерзнуть. Но увлекшиеся беседой Сабля и Гранд будто отключили чувства.
   - Кем он приходился для вас? Я хочу знать ваше мнение о нем...
   - Если честно... - Лэтс не очень-то хотел болтать об отце, по нему было видно, - То так, никем. Шестеркой в криминальном бизнесе. Но, несмотря на свой подчеркнуто низкий статус, папаня всегда жаждал многого, мечтал стать человеком с большой буквы и, как бы это обидно не звучало, всегда перешагивал через своих близких.
  
   - Но, выйдя из юношеского возраста, я ни разу не оплакивал несложившиеся отношения. А даже обрадовался, что все так получилось. Ведь благодаря тяжелому детству я стал кем-то большим, чем просто человек - хоть Лэтс и говорил, как сраженный противоборством с собственным эго, что ему глубочайше без разницы на укоренившуюся позицию отца, взгляд его не мог спрятать очевидное сожаление.
  
  
   - Что до меня, то я все детство считался изгоем из-за нарушенного обмена веществ, из-за полноты...
   "Лэтси" побежал через дорогу, чтобы встретить выходящего из лимузина отца. Так сильно хотел его встретить.
   - Мой отец вынашивал финансовые планы, которые не сбылись по причине моего случайного появления.
   Лэтс упал в лужу, прямо при деловых партнерах отца, чем очень сильно его разозлил. Меньше всего самолюбивому и в плохом смысле строгому бизнесмену хотелось видеть непутевого, наивного сынишку...
   - За что бы я ни брался, то ли дело в отцовской неприязни, то ли во мне самом, в моих природных недостатках, все шло наискось.
  
   - Несколько лет никчемных попыток подружиться с отцом, стать ему помощником и опорой ожесточили почти в буквальном смысле, но не убили остатки веры.
   Лэтс краем уха услышал разговор отца и "человека в галстуке".
   - Я хотел, чтобы он услышал, чтобы он понял, на кого может положиться в трудную минуту...
   За что поплатился свободой. Алана, оказалось, настолько ослепили мысли о скором обогащении за счет торговли, что он совсем забил на сына. И не просто забил, наказал за подслушивание.
   - Такова жизнь, Лэтси! - все, что сказал мистер Гранд, перед тем как отправить ребенка на несколько лет в тюрьму для подростков. В отделение, из которого выходят лишь по достижению совершеннолетия.
  
   На суде пухлому подростку сказали:
   - Вы осуждены за воровство в особо крупном размере!
   Лэтс понимал внутри, что ему, скорее всего, никто не поверит, а если и поверят - не помогут. Не принимая во внимание тяжесть обиды, он не сообщил суду ничего такого, что могло бы скомпрометировать отца.
   - Я думал, отец предал меня. Но ошибался. Он хотел, чтобы я стал самостоятельным. Просто избрал жестокий способ.
  
   - Посидев, подумав головой, я уловил мысль отца, что "Лэтс, пора взрослеть". И я повзрослел...
  
   Лэтс Гранд вышел из тюрьмы уже не тем пухленьким добродушным мальчиком, каким был, когда предстал на заседании. Теперь это был солидный, не слишком полного, но и не тощего, среднего телосложения мужчина. Хитрый, умный и жестокий. В коварности превосходящий отца. Алан Грант усовершенствованной модификации. Только Лэтс.
  
   - К моменту своего освобождения, возвращения в мир, я приобрел все навыки для поэтапного формирования криминальной империи! А позже прославился как... Адвокат!
  
  
   Проникнувшись болезненной ностальгией Лэтса, Сабля отказалась от анализа и перевела внимание на плененного Крэйта, так и не предпринявшего ни одной попытки к побегу, что выглядело, по меньшей мере, очень подозрительно.
  
   Аннулятор? И так быстро признал поражение?
  
   Затерявшегося в воспоминаниях Паттерсона одолевали раздумья о живучести и вездесущности мирового зла, которое, как пиявка, присасывается ко всему живому, о вечном...
  
  
   В детстве я - Уильям Паттерсон - прослыл великим мечтателем, самоиллюзионистом. Я представлял себя чемпионом по легкой атлетике - уважаемым человеком, у которого есть все: дом, куча поклонниц, спонсоры... Но уже в раннем возрасте мне открылась одна неприятная истина: жизнь, бывает, поворачивается спиной...
  
   Ни советы психолога, ни посещения церквей в
  Сан-Франциско не помогли юному инвалиду, не утешили...
  
   К шестнадцати годам меня стала преследовать совесть. Будучи неспособным к самостоятельному передвижению, я не мог устроиться на самую простую работу. В тот же гипермаркет.
   Малейшее упоминание о несовершенном бюджете семьи доводило до отчаяния... Мать не отрицала, что денег становилось все меньше.
  
   Как-то раз один философ заикнулся "инвалиды отличаются от здоровых людей". Знаю по себе, это правда... Ведь только лишенные чего-то жизненно необходимого, обделенные, могут сочувствовать другим в независимости от ситуации, настроения...
  
   В один солнечный день в наш дом постучались большие шишки. Мама хозяйничала на кухне, пекла ягодный пирог. Гости сказали, что только недавно узнали о моем диагнозе и предложили альтернативу креслу.
   Их первый и единственный вопрос прозвучал дико напыщенно - готов ли я послужить своей стране. Я ответил, что да, но на самом деле не знал.
  
   Инвалида, то есть, меня, отвезли в медицинский центр Фаррелла, построенного напротив здания оперного театра "Памяти войны". В том районе, как и во многих других, потихоньку осуществлялась манхэттенизация.
   В центре дни напролет горбатились сотни зрелых профессоров, молодых сотрудников, стажеров. Рисковые опыты, ампулы, пробирки и записные книжечки... Я не задавался, просто ждал с отключенной фантазией. Ждал
  не чего-то конкретного, а просто чего-то.
  
   Навестив, генерал с порога обласкал меня комплиментами, пообещал добиться моего выздоровления. Я подумал, вот он - шанс.
  
   Наутро меня перенесли в операционную, где я сутки пролежал под тяжелым наркозом. Участники этой с позволения сказать процедуры - кучка нанятых практикантов. Они долго уверяли мальчишку в недопустимости летального исхода и обещали в случае успеха поделиться улыбками.
  
   Отборной чуткостью отличился лишь один из присутствующих - Гарри Лэмперт, замкнутый, но смышленый студент, каких обычно уличная шпана на навороченных байках оскорбительно называет ботаниками, что в переводе с жаргона - люди, тратящие большую часть времени на самореализацию.
   Часто подобное относится к посетителям библиотек, очкарикам и садоводам.
  
   Гарри подарил мне спасительный совет: когда начнется нестерпимая боль, такая, из-за которой я непременно начну молить о смерти, нужно будет вспомнить лучшие пережитые моменты.
   Я обещал постараться. Правда, не помнил таких. Точнее не был уверен, что моя жизнь не состояла целиком из страданий.
  
   Завизжали моторы пил. На фоне моих адских криков едва слышались тихие переговоры врачей. Кожу с ног снимали, срезали и бессовестно швыряли на пол, копались во внутренностях, проверяли пульс и ежеминутно оглядывались на показывающий сердцебиение черный экран
  
  
   - Вживили моторно-двигательное устройство, заменившее реальные ноги... - окончание этой длинной мысли Крэйт произнес вслух, вспомнив, какой была та нестерпимая боль на хирургическом столе в царстве Фаррелла.
  
   Появившись из полившего с небес дождика, собравшись по каплям, Ватермен подполз к Гранду, как змея.
   - Думаете, маски клюнут на приманку и явятся?
   Толстяк почесал подбородок.
   - Я никак не думаю.
  
  
   Год назад. Нью-йоркский приют для людей со сверхъестественными способностями <Экстреум>.
   Нарушителя спокойствия в Бронксе Лесли Олсена, чудом избежавшего тюремного срока, позвали на свидание с неизвестным.
   Преступнику недавно стукнуло тридцать. Его семья, жена и две дочери, раз в неделю присылали открытку. Объективно это был самый безопасный способ рассказать о своих чувствах, поделиться ими на расстоянии.
   В столовой за столом сидел человек. Широко улыбающийся ухоженный мужчина, попивающий горячий какао.
   - Дни текут размеренно, как непослушные лошадки. Иронист Брэдбери! - выкрикнул он. И не кому-нибудь, а самому Ватермену Олсену, - Мое время не бесплатное, чтобы его тянуть. Присаживайся!
   Водяному пришлось послушаться и усесться за одним столиком с улыбчивым бизнесменом, который к этому моменту уже дохлебал капучино (какао был допит еще раньше).
   - Кто вы? - молвил Лесли.
   - Меня зовут Лэтс Гранд, но для тебя коротко и просто - гений! - неприкрытые насмешки над собеседником толстяк использовал для самовыражения, - Я хоть и наглый, неудобный, пру как танк, но все же гений!
   - В честь чего меня вдруг посещает известный всему миру меценат? Это же не просто так, верно? - Олсена все пуще интриговало, во что выльется столь неоднозначная встреча.
   - Верно! - воскликнул Гранд, - Совсем не просто! Необоснованное бахвальство здешнего руководства касаемо повышения мер безопасности за счет апгрейда программного обеспечения меня основательно взбесило!
   - Ужесточили меры после нескольких побегов - подтвердил Лесли, - Да, я в курсе...
   - И правильно сделали! - Адвокат стукнул по столу, - Я полностью солидарен с персоналом приюта. Вас, ходячих аномалий, не так следует гнобить!
   Лесли не стал злиться и как-то отвечать в ответ на это полуоскорбление. Чуял он, хитрец-бизнесмен пришел к нему не ради болтовни и скользких шуток.
  
   Пока они вели бездельную беседу, построенную на взаимных насмешках-прибаутках, в столовую зашли полненькая уборщица, маленький мальчик, ищущий своего дедушку, подросток с зализанным причесоном и его маманя.
   - Пусть слушают, не будем снижать тон! - Гранд никогда не стеснялся выступать при взбудораженной публике, - Так, на чем остановились...
  
   - Вот, что я хотел с тобой заключить, Лесли. Тебя, помнится, приговорили на десять лет лос-анджелесской колонии для суперзлодеев. Но баловень судьбы, Лесли, ты отделался приютом, где можно и телевизор посмотреть, и сытно потрапезничать, и на телок попялиться...
   - Да, все так - подтвердил Лесли.
   За ними все время наблюдал подросток с причесоном, сочтя их болтовню уж очень познавательной.
   - Ограбление национального банка это не пропажа шоколадного батончика. Федеральная резервная система на тебя в обиде, а Вашингтон вообще жаждал тебя похоронить.
   - Я в курсе - Лесли со всем соглашался, потому что хотел как можно быстрее перейти к сути. Ему не нравилось чрезмерное кривлянье бизнесмена, попахивающее поломкой пульта управления самовожделением.
   - К сорока годам я немножко обнарциссился, что, кстати, мешкам вполне простительно, и потому уронил контроль. Но недавно я снова его поднял, он теперь в еще более совершенном виде, чем раньше. Отныне в моем подчинении все части линии времени, состоящие из событий. И прошлое, и настоящее, и будущее... Ось времени - занятная концепция. И как любое другое мощное оружие, серединная линия предлагает неоспоримые преимущества.
  
   - Какие?
   - Нужно признать, управление временем это управление жизнью! Время - распорядок жизни, как же иначе?
   - Отлично. Так вы скажете, зачем я вам понадобился?
   - Скажу! - Гранд подумывал попросить еще кофейку, - Ты поможешь осуществить идею, которой вот уже несколько десятилетий, а взамен я помогу тебе, Лесли, лишиться судимости и вернуться в мир.
   Спонтанное обещание огорошило Олсена куда сильнее, чем появление бизнесмена в стенах далеко не самого престижного приюта. Не престижного, но с осмотрительным начальством: шеи сверхлюдей сдавливали браслеты, подарок от президента, позаботившегося о сдерживании "джина".
   - Как бы не мечталось, увы, я не смогу покинуть территорию. При попытке побега голова взрывается. В наших ошейниках заложены бомбы...
   - Оскорбляешь! - Гранд снова выкрикнул. Все сидящие за соседними столами смотрели на него, как на клоуна, невзирая на серьезность его намерений, - Мое влияние тебя выпустит! К тому же, я уже обо всем договорился!
  
  
   - Они здесь, сэр! - доложив шефу о "возникновении" героев на площадке, Ватермен превратился обратно в лужу и направился к месту, где скучал Крэйт.
  
  
   Побежденные Сплавом, Невидимка и Сабля выслушали условие: они сохраняют молчание и тем самым спасают собственные шкуры.
   Ханк не привык церемониться, ходил возле связанных беглецов Экстреума и размахивал мечом:
   - Если что-нибудь выкинете, поплатитесь конечностями. Имейте в виду, я вам не Бэннери - и выглядел, как всегда, очень внушительно: черные очки, кожаные перчатки с открытыми пальцами, тату, безрукавка, - Не мое это, жалеть уродов...
  
   Молния и Шторм нашли связанного Крэйта. Сплав увидел вдалеке суетящегося Гранда.
   - Что будем делать? - спросил металлический.
   - Разберемся с ублюдком до прихода праведного Бэннери, ты это хочешь предложить? - жрец размышлял о ликвидации противников, в том числе и Гранда.
   Сплав поддержал товарища.
   - Только за - но обойтись без прекрасной частички их команды они не могли, - А как считает красавица?
   Эллен была категорична.
   - Я не позволю этому случиться...
   Тут Ханк возразил:
   - Чему не позволишь? - возмущенный, что в команде есть кто-то, кто думает иначе, воин без страха приготовился к спору, - Не хочешь спасти мир?
   Молнию не убедили так называемые аргументы мутанта.
   - Я уверена, есть другой способ...
   - А если нет? - Сплав поставил вопрос ребром, надеясь вынудить оппонента принять мнение большинства, - На минутку представь, что мы его оставляем в живых, и он снова портит реальность. Это одна и та же ошибка, дважды допущенная. Я-то думал, на ошибках надо учиться, а не повторять их. Какой от нас, от героев, толк, если мы не можем прийти к общему консенсусу? Какие мы герои, в конце концов, если не...
   Молния вынужденно перебила напарника:
   - Ты - удивительное создание, Ханк. Ты и зверь и человек одновременно - гипнотический взгляд девушки не полюбился воину еще с первой их встречи в морозной Одессе, - Но сейчас в тебе говорит только зверь. Неужели твоя темная половина одерживает верх над той, что разительно светлее?
   - Не зло, а благоразумие! - вмешался Шторм, - Не принимай благоразумие за зло!
   - Но ведь это ужасно неправильно! - девушка опять принялась перечить, за что определенно заслуживала уважения, - Безумие считать зло благоразумием!
   - А ты, я посмотрю, преподавательница этики? Училка старших классов?
  
   Пока напарники спорили, Ханк молниеносно двинулся к мерзавцу, чтобы свести счеты без одобрения Эллен. Богатей осклабил клыки, не испытывая ни капли страха.
   - Прощайся с жизнью! - воин жестким предупредительным взором посмотрел на врага, - Попытка спастись прибавит мучений.
   - Ха-ха-ха-ха! Ой, я не могу... - Адвокат схватился за лицо, - Ты думал, сверхинтеллектуальный предприниматель, то есть, я, будет рисковать?
   Гранд, точнее цифровая голограмма, исчезла после взмаха ханковского меча.
  
   "Я бы убил тебя, не сомневайся, ублюдок"
   Вдруг разнесся неразборчивый шум. Воин повернулся к друзьям, сделал типичный жест неуверенности, заметил за ними довольно странное поведение - все без исключения устремили взор вверх, на палящее солнце.
   На фоне единственной звезды Солнечной системы появилось несколько человекообразных фигур. Минутой позже эти неизвестные объекты стали приближаться, но очертания приобрели только через три минуты.
   - Кто? - ради сохранения безопасности заинтригованная Эллен поспешно отступила.
  
   - Супергерои и по совместительству преданнейшие защитники Земли! - "ожила" одна из фигур, - Властью Лэтса Гранда мы требуем сложить оружие, если таковое имеется при вас. Затем поднять руки. Поверьте, неофициальный захват и последующее конструктивное переосмысление позиции без насилия, пыток и прочего лучше неоправданной гибели! - голос, тот, что издавался, принадлежал мужчине, но среди пришельцев присутствовала и женщина - черноволосая Сапфир. Следовательно, отдавшим приказ был Гнев, ее напарник по опасным операциям.
   - Надо же, прибыли из будущего, чтобы убить нас здесь, в настоящем - с попыткой скрыть страх высказалась Джейн.
   И Сплав активизировался
   - Ты их знаешь?
   Девушка ответила тихо-тихо, почти шепотом:
   - К сожалению...
  
   - И насколько хорошо эти межгалактические ковбои обучены практике?
   - Достаточно...
  
   - Мы даем вам минуту. Ровно одну на то, чтобы решить - умереть или продолжить жить - и Гнев, и Сапфир, и их помощники, Имба и Герк, умели летать, в мирах, где был воздух. А Земля, как никакой другой мир, лучше всего подходила для роли их полетной площадки, - Не успеете, или не решите вовремя, пеняйте на себя! Мы со своей стороны предприняли все ради избежания кровопролития.
   Как ни странно, живые существа, ценящие жизнь превыше многого другого, выказали стальную непоколебимость. Супергерои сделали выбор, и ответ "нет" поступил через пятнадцать секунд после выноса предупреждения.
  
   Право же, ответить убийцам осмелился лишь Ханк, чьи глаза, фигурально выражаясь, пылали от кипящего внутри гнева.
   - Не за тех принимаете. Мы ни за что не пойдем на сделку с бесчестными отбросами вроде вас.
   Ханк поразил не только друзей, но и самого себя: он только что нагрубил пришельцам, силы коих, вероятно, превыше их собственных.
  
   - Честно - но и Гнев немало удивил, - Развею иллюзии. Я с самого начала, как узнал о вашем нестабильном сборище неуступчивых, грубых, криптофашистских, извращенно этнических одиночек, не верил в ваше благоразумие. А посему отказываюсь от переговоров, бесполезно мутить воду, приказываю прелестной леди Сапфир, дорогим Герку и Имбе уничтожить потерявшую значение статую, а вместе с ней и вас...
  
   Двое чудаков, переодетых в рыцарские костюмы первой половины одиннадцатого века, прицелились в голову каменной богини и открыли огонь из плазмометов. Три точных попадания и некогда могучий символ труда и воли государства обзавелся несколькими трещинами.
   Молния не стала медлить и выпустила в Герка усиленный заряд энергии, впоследствии задевший и неловкого Имбу, чуть не задевший Сноу и Сапфир. Сноу полетел вперед, чтобы наладить связь с разумом жертв.
   Первым существом из настоящего времени, которое утеряет механизм регуляции, будет крошка Эллен.
  
   Совсем нежданно, в процессе разыгравшейся битвы между сверхлюдьми у Молнии начала болеть голова. Характер боли - сдавливающий, сжимающий. С каждой секундой становилось все труднее стоять на ногах.
   А позже появились голоса.
   - Верь мне, доверяй, прекрати отстаивать, действовать, замри, застынь, покинь поле битвы, уйди.
   "Магия" Сноу действовала весьма бесхитростным образом: голоса, отнюдь, не подчиняли волю, не повелевали разумом, просто муки жертвы становились невыносимыми. Гнев указывал, что нужно делать во имя прекращения страданий.
   Способность провоцировать головные боли Сноу обнаружил у себя в восемь лет, нечаянно доведя до инсульта обижавшего его хулигана. Будущий преступник просто не остановился вовремя, так как толком еще не освоил "магию". Зато потом, когда способности были полностью изучены, отпрактикованы и многократно применены, появился кое-кто другой, заменивший Сноу на посту ангела зла.
   И имя ему - Гнев.
   - Верь мне, доверяй, прекрати отстаивать, действовать, замри, застынь, покинь поле битвы, уйди.
  
   - Застынь...
  
   Человек-Шторм призвал смерч и снес двух греков, после отвлек Сноу.
   Эллен высвободилась из оков, сжимающих волю. Боль постепенно прошла. Но силы девушки были серьезно подорваны.
   Попытавшись проделать ту же самую фишку, только уже с другим противником, Гнев допустил роковую ошибку: не подумал о вероятности высокой сопротивляемости сосудов головы у жреца.
   - Я тебе не враг, не ненавистник, прекрати, остановись.
  
   - Я тебе не враг, не ненавистник, прекращай...
  
  
   Какое-то время мозги Шторма, действительно, стонали. Чтобы не сгинуть, пришлось вспомнить древнее ученье, прошедшее в храме Урдурбу. Мудрецы, преподававшие религию, нередко сравнивали веру с физикой, и регулярно, приблизительно по одному уроку за три, учили защищать душу, сердце и мозг от внешних воздействий.
   На планете Шторма фокусы, подобные тем, которые демонстрирует Сноу, считались запрещенными, но нередко встречающимися. В мире жрецов ветра число существ, наделенных чем-то поистине могущественным, превышало количество таких индивидов в земной цивилизации.
  
   - Я не боюсь твоей магии! - через силу используя накопившийся запас воли, требующий срочного выхода, Шторм повторно обратился к природе, - Нет ничего удивительнее естественной среды!
   Парящий, ожидающий от противника очередного подвоха, Гнев переоценил свои способности. Через три минуты бесцельных полетов в Сноу попала гроза. Пораженное тело отбросило вниз, к ногам заждавшегося Ханка.
  
   Злодей, чья задача - ликвидация супергероев в настоящем времени, привык видеть своих жертв слабыми, не имеющими четкого плана, потерянными в постапокалиптическом мире. Но из-за того, что другого мира доселе он не видел, мира, в котором герои действуют более уверенно, чем в будущем, он и просчитался.
   - Что вы будете делать с ним? - поинтересовалась Молния, смотря на "потухшего" Сноу.
   - То, что заслужил - Ханк обнажил меч, попросив жреца отойти в сторону, - Повторюсь, жалеть ублюдков не моя стезя. Если есть какие-то претензии, ты мне их выкажешь позже, а сейчас не мешай.
   - Значит... - по щекам девушки ручьями прокатились слезы, из-за глубокого сожаленья. В первый день знакомства с Ханком Эллен мечтала, что когда-нибудь воин без страха разделит ее нравы, согласится с ней, и они оба сойдутся во мнении о недопустимости казни. Но, увы, существенное генные отличия затронули и сознание Ханка, вынеся на передний план его звериное начало. В ситуациях, где допустимо убийство, мутант почти всегда не брезгует расправой.
  
   Эллен отошла на шесть метров от места запланированного убийства, чтобы не видеть, как ее лучший друг, ее спаситель, в очередной раз лишает жизни.
   Она предпочла не смотреть.
   "Яркий свет усиливает мои отрицательные эмоции, хочется закрыть глаза, на время разучиться видеть. Аналогичные ощущения я испытываю в моменты чужой жестокости, в моменты, когда тебя спасает лишь мысленное отчуждение.
   Увиденное ударяет с такой силой, что дух на время теряет ориентацию в пространстве. Ощущение, словно лечу сразу во всех направлениях. Сердце обливается кровью из-за наступающей тревоги.
   Из-за тревоги за душу Ханка"
  
   - Ты, Вэйн, Бэннери... Вы принимаете мир таким, каким хотите его видеть, а я таким, какой он есть! - Ханк приготовился к обезглавливанию обессилевшего, выведенного мощью природы из равновесия Сноу, - Как бы мне не хотелось признавать обманчивость нашей дружбы, но нам не прийти к общему знаменателю! - и обезглавил.
   Лишившись части тела, в которой находится мозг, органы зрения, вкуса, обоняния, слуха и рот, злодей маленько поконвульсировал и затих. Forever!
  
   "Ты это сделал"
   Означали ли последние уходы в себя Эллен, что ее партнерству с воином наступил конец? Или у этой дружбы есть шанс восстановиться?
  
   Пока одолевшие лишь одного из убийц герои выясняли отношение, Сапфир вернулась в будущее доложить боссу о смерти Гнева, а Имба и Герк выполнили приказ - выпустили в статую еще несколько зарядов плазмогана.
   Богиня не выдержала еще одной атаки и начала потихоньку рассыпаться.
  
   Разумеется, герои запаниковали. В особенности те, которые не умеют летать и не обладают быстрым восстановлением тканей. Данное относилось к Крэйту и Молнии.
   Ханк, не обделенный быстродействующей регенерацией, выполнил прыжок веры: воин посмотрел вниз, произнес ровно пару слов "я буду жить" и прыгнул. Вниз головой, выставив верхние конечности вперед!
   То же сделал и Сплав, чья пуленепробиваемая оболочка способна пережить падение с любой высоты.
   Шторм обратился к обеспокоенным Паттерсону и Эллен.
   - Держитесь! Я вас вытащу из эпицентра! - взяв обоих за руку, владыка стихий поднялся в воздух. Через силу, учитывая груз.
  
  
   Главный символ свободы Соединенных Штатов - детище французских мастеров. Именно в Париже Статуя появилась на свет. Затем ее разобрали на части и переправили через Атлантический океан. Здесь ее снова собрали и установили на мощный цоколь, который уже сами американцы построили на острове Bedloe"s, ныне Liberty Island. Остров свободы, на котором расположена статуя, является федеральной собственностью на территории штата Нью-Йорк. Остров располагается ближе к берегу Нью-Джерси, из-за чего некоторые ошибочно относят его к штату Нью-Джерси.
  
   Идея о создании Статуи свободы появилась в тысяча восемьсот шестьдесят пятом году у академика Эдуарда де Лабулайе. Автором самой Статуи свободы является скульптор из Эльзаса, Фредерик-Опост Бартольди, в то время еще молодой и никому не известный мастер. За несколько лет до этого Бартольди задумал постройку огромного маяка на Суэцком канале. По его планам этот маяк должен быть в виде женской фигуры. В руках скульптура должна была держать факел, свет от которого должен был освещать дорогу морякам. Но в свое время затею с маяком на Суэцком канале отвергли. Именно поэтому молодой скульптор отозвался с большим энтузиазмом на идею Эдуарда де Лабулайе.
  
   Богиня много лет поднимала патриотический дух репрессивного общества...
  
  
   - Я люблю Америку сильнее жизни. И склонен считать, что ей никогда не были предоставлены условия полномерной свободы.
  
   Полет Ханка занял пятьдесят секунд. Приземление превратило его в обезображенный кусок мяса. Разорванная окровавленная футболка не скрывала огромную дыру в туловище с торчащими внутренностями.
  
   - Означает ли это, что я переквалифицировался в реалиста? Да, несомненно...
  
   Сплав же отделался мелкими незначительными ушибами, которых не видно на уникальной органической стали.
  
   - А еще я прекрасный новатор. По глубокой несправедливости отныне и впредь человечество обязано принимать мои новации. И вот, спустя годы интеллектуального напряга, я решил, что Америка должна пожертвовать свободой добровольно! Ради безопасности!
  
   Шторм высадил Крэйта и Молнию рядом с неудачно приземлившимся товарищем. Ханк не дышал, он... он умирал, или уже был мертв.
  
   - Я отниму свободу силой или люди сами пожертвуют ей - не имеет значения! С моим лидерством Штаты обретут безраздельную власть!
  
   Эллен попыталась откачать, но, не имея никаких врачевательских навыков, она просто "помутила воду". Сплав с нетерпением ждал, когда друг очнется и скажет "я жив".
  
   Сколько раз сегодня плакала Эллен?
  
   - И Земля покорится мне, сверхинтеллектуальному, начитанному, образованному...
  
   - Бэннери мог бы точно сказать, спасем мы его или нет. У зеддерианца есть такая способность, как суперслух. Он мог бы услышать, как сильно бьется сердце - сказал Шторм, с трудом наблюдая за попытками Джейн оживить Ханка.
   - Боги, верните его... - суетился Уильям, чуть не разделивший участь мутанта.
  
   уникуму!
  
   Попытки привести Ханка в чувства себя не оправдали. И Эллен осталась плакать на запятнанной кровью поврежденной груди уходящего...
   Сплав попросил остальных оставить девушку в покое, говоря, что ей желательно побыть одной.
  
   Через десять минут на месте трагедии скопился народ. Йорковцы выходили из машин, хватались за сотовые, за устройства фиксации, охали при виде разрушенной статуи, предлагали женщине, облаченной в резиновое трико,
  какую-то сомнительную помощь...
   По прибытии полиции толпа подразошлась, уступив место недовольным фараонам.
   Эллен все продолжала реветь. Было ясно, что Ханка, который многократно выручал ее, советовал, как поступать, хоть и настойчиво порой, оберегал и заботился о ней, как о родной сестре, иногда засматриваясь на нее, как на потенциальную любовь, больше нет.
   - Так, расступитесь! - закричал главный офицер, - Дайте пройти!
   - О, господи - произнес еще один, увидев тело, над которым склонилась ряженая леди, - Кажется, есть погибшие...?
  
  
   Район оцепили и приказали нескольким сержантам охранять его от любопытных горожан. Йорковцы чуть не устроили бунт, узнав, что разбившийся входил в Супергеройскую Лигу, а уничтожение статуи - не что иное, как результат безответственной потасовки ряженых на острове Либерти.
  
  
   В непричастность супергеройской команды к недавней катастрофе, которая без сомнений войдет в историю, как североамериканского континента, так и мира, поверил только главный офицер. Остальные выдвигали вариант ареста и даже казни девушки в трико.
   Эллен, эта нехрупкая и непростая дева, ни за что не позволит нацепить на себя наручники. Скорее уничтожит всю полицию Нью-Йорка.
  
   Но чтобы попытаться отплатить Гранду за все беды, которые он принес ей, ее друзьям, Америке, планете, она согласилась кооперировать.
  
   "То, что произошло, то, в чем обвиняют нас, на самом деле вытворил человек, которому все верят. Коль я хорошо знаю, как устроена жизнь, я не удивлена. Я знаю, что она, в первую очередь, несправедлива.
   Не всегда удается привлечь даже мелкого воришку, случайно застрелившего хорошего человека. Что говорить о богачах. Против людей, способных похвастаться высоким статусом, законным путем идти вообще невозможно. Нужно понимать: чтобы ты не предпринял, они все равно победят, используя доверие людей, их наивность,
   как прикрытие...
  
   Сегодня я потеряла ровно столько же, сколько Нью-Йорк, сколько наша дорогая страна. Она лишилась своей основы - мнимой Свободы. И... мне тоже кажется, что мой дальнейший путь тоже не будет свободным"
  
   Эллен Джейн договорилась о сотрудничестве, пообещав в ближайшее время предъявить доказательства виновности Гранда в недавнем теракте.
   После случившегося правительство осознало свою главную ошибку - введение обязательного акта регистрации супергероев.
  
   Все, чего добился президентский совет - гибель нескольких десятков, случайно поучаствовавших в стычках героев со злодеями граждан, и основательный подрыв народного доверия.
  
   Американец Скотт Леннон провел в социальных сетях своеобразный опрос. Обращаясь к группе чернокожих тинэйджеров, которые только проходили через ворота, символизирующие взросление, наступление новой жизни, начало новой жизни.
   Мистер Леннон садится за стационарник, вооружается беспроводной клавиатурой и набирает текст:
   Вы еще очень молоды, но, как и в случае с вашей учебой, ваша жизнь
  когда-нибудь закончится. Как вы ее проживете, зависит не только от вас, но и от тех, кто вас окружает. Наша страна не идеальна, нужно признать. Многие судят людей лишь по цвету кожи, стало быть, для расистов афроамериканцы всегда будут предметом ненависти и поводом для агрессии.
   Что происходит сейчас, когда, по идее, ситуация стала налаживаться? Наш дорогой президент, уважаемый Гарри Никмунд, лишил вас привилегий безопасности, введя провокационный акт регистрации. Тем самым он уничтожил мечту страдающих и пострадавших от расизма. Ведь супергерои, против которых он выступил, по моему скромному мнению, с чьей-то подачи, могли реально обеспечить защиту от расизма. Они действовали беспристрастно, защищая всех нуждающихся. А теперь им самим, боюсь, придется защищаться.
   Определись, молодежь, нужен ли тебе такой президент. Президент, который не дарит надежду, а отбирает ее.
   Скотт не только проводил антиправительственные опросы, носящие подчеркнуто провокационный характер, он также отправил письмо президенту, в котором требовал пересмотреть позицию и одуматься, пока "не стряслось нечто непоправимое".
  
  
   Кэйл Бэннери пришел на могилу Ханка спустя сутки после похорон. На дружеском свидании с Эллен он попросил ее не отчаиваться, пообещав постараться вернуть друга из других частей временной оси. Из прошлого или будущего. Он не был уверен, что получится. Речь шла о самом сложном из механизмов. Но попытаться было надо. Так считали все, кто по-хорошему помнил Ханка.
   Героймен провожал мутанта без своего цветастого костюма, когда-то выданного ему генералом Сайксом.
   - Он делал то, чего мы не могли. И ведь не только из-за высшей доброты, если подсчитать все плюсы и минусы борьбы.
   - Ты о чем? - Эллен кожаной перчаткой провела по лицу, убрала очередную слезу.
   - О правилах. Сколько себя помню, не припоминаю моменты, когда бы я не боялся перейти черту. Ты, я, Вэйн. Мы не убиваем. Не требуется объяснять, почему...
  
   Бэннери, прежде чем выйти из Вудлон и совершить прогулку по ночному Бронксу, повторил:
   - Мы вернем Ханка, даже если для этого придется умереть в настоящем времени, как это сделал он. Доказано, возникшие помехи можно использовать, чтобы воскрешать умерших. Понимаешь?
   Посмотрев на пришельца, Джейн выразила кипящие опасение:
   - Лишь бы не усугубить...
  
   Выходя из кладбища, подходя к вратам, она подумала вдруг:
   "Если Кэйл преуспеет в освоении, мы воскресим всех погибших.
   Это же чудо.
   Блад, Рамлоу, Ханк. Все, кого я потеряла, вернутся и продолжат нас радовать"
   Через минуту она уже лицезрела 183-ю улицу - станцию, расположенную на Линии Джером-авеню, Ай-ар-ти, круглосуточно обслуживающуюся четырьмя маршрутами.
   Там столпилась кучка студентов, смотрящих на темно-синее небо. Тинэйджеры без стеснения ликовали, хором выкрикивая имя того, кто сплотил их и научил держаться как можно дольше.
   Героймен.
  
  
   Глава 4 - опыт.
  
   Незадолго до своей физической кончины мудрый Айдок Бэннери создал иллюзионную копию себя - единственный вариант связи с сыном на случай его возвращения, сохранив память своего мозга на нескольких сотнях информационных хранителей.
   Вернувшись на родину, дабы узнать, чем завершилась война с машинами, зеддерианец столкнулся лицом к лицу с призраком отца. Технология, позволяющая создавать такие чудеса, максимально точно подделывая реальность, подарила Кэйлу последнюю встречу с Айдоком, которая не прошла без боли от осознания, что Бэннери-старший - всего лишь искусственный интеллект, выполняющий задачи вычислителя. Сам же он, похороненный глубоко-глубоко, неподвижно лежит в металлическом гробу, в склепе...
  
   Как бы там ни было, ИИ удалось передать основные черты предводителя повстанцев - вселяющие добро глаза, взгляд воистину мудрого человека, клочковатую бородку и вмятые скулы.
   - Я знал, что ты вернешься, сын, и предчувствовал появление кучи вопросов, поэтому подготовился ответить на каждый.
   Зеддер представлял собой гигантскую пустыню с засохшими реками, пораженными радиацией жилыми поселениями, мелкими захоронениями и разрушенной боетехникой.
   "Супермен" проследовал за отцом.
  
   - Я знаю, Земля стала тебе ближе твоего родного дома - Айдок повел сына в заброшенный бункер, в бывшее убежище повстанцев, которые, чтобы выжить, прятались там, обсуждали стратегию, делали перекусы, вооружались.
   Перейдя с открытого пространства в мрачное помещение, Кэйл ощутил резкую смену температуры, вспомнив старую знакомую атмосферу зеддерских убежищ. Если говорить по правде, он провел в них большую часть своей жизни и выползал на поверхность только в сопровождении отца и других солдат.
   Сейчас они все уже мертвы...
  
   - Здесь мы с твоей матерью впервые встретились. Заложники одной и той же ситуации... - за исключением базовых эмоций, ИИ воссоздал ностальгию Бэннери, его тоску по прошедшему, - Мы общались здесь, пока снаружи гремела неравная война, которая не помешала нам влюбиться. Поддерживали регулярное общение, не раз сближались... Так появился ты.
   В бункере находилось кое-что очень важное, то, без чего Кэйлу не увидеть всей картины - помещение, напоминающее компьютерный терминал, заброшенный центр связистов, построенный во времена Пятой войны. Повстанцы держали связь с открытым миром, но сами прятались внутри, ожидая эвакуации, огневой поддержки...
  
   - Снаружи толпы врагов мешали пройти до моста. Каждый, кто покидал бункер, погибал, не получалось продержаться и минуты. За несколько месяцев планета превратилась в зону смерти.
  
   - И знаешь ли ты, из-за чего случилось это? Из-за чего
  кое-кто создал роботов и запрограммировал их на истребление? Слышал о каком-то лорде... - Кэйл начал припоминать, что говорили солдаты. Что-то о случае, произошедшем во время смерти его матери. Да и то письмо от мамы - единственный предмет, имеющий хоть какую-то связь с его детством, - Это он убил мою мать? Он - виновник уничтожения Зеддера?
  
   И тут отец вспомнил двоюродного брата - Зур Элла, чей патриотизм перерос в фанатичность, фанатичность - в безумие, а также его бесславную смерть
   - Над человечеством нависла угроза.
   - Что за угроза?
   - Она родом из малоизведанных глубин вселенной. Ждала выхода несколько десятилетий. Зеддер обязан разложением именно этому злу. Злу, которое теперь собирается ударить по Земле.
  
   - Так-так. Расскажи мне в подробностях. О каком вселенском зле идет речь?
   Айдок подошел к бумажным заметкам ученых, намекнув Кэйлу жестом, что все сведения об угрозе описаны в них.
   - В одной из отдаленных галактик живут существа. В большинстве человеческих цивилизаций их называют смордами. Сморды - болезнь космоса. Раньше, в молодости я относился к их малополезному существованию с негативом, к ним - с недоверием. Потом же стал осознавать, насколько они опасны.
  
   Кэйл пролистал отсчеты, но ознакомиться с ними более подробно планировал позже. Сейчас для него было важнее услышать отца...
  
   который продолжил рассказ:
   - Их называют по-разному: детьми камня, детьми ада, ангелами смерти, тиранами. И каждое из этих определений подходит им. Они слишком много отняли у внутренней среды космоса.
  
   - А как же мой мир?
   - Еще на стадии исторического процесса, связанной, разумеется, с достижением определённого уровня социальности на Зеддере, на стадии саморегуляции и самопроизводства, из чего потом родилась цивилизация, человек обратился к машинам. Это было новаторским и смелым решением, введенным во множество индустрий, ради прогресса - в голосе Айдока, несмотря на негромкость, легко улавливались ноты сожаления, полностью оправданного в данном случае, - Но амбиции затмили рассудок создателя. Он обезумел от алчности. Тогда-то я и понял, что людскую душу, наивную и доверчивую по своей природе, легко ввести в искушение...
   - Но я думал, что Зеддер...
   - Ты думал, происходящее на нем - результат технологического и продукционного прогресса? Да, отчасти так и есть. Ресурсы позволили найти человеку достойную замену. Но процесс пошел не так, и все обернулось против него.
  
   - Слуга смордов, тот самый создатель машин, Эддор Вэйд, известный под псевдонимом Лорд Шрейден, продвинул технологию планеты на новый уровень и потом сам же устроил войну, запрограммировав роботов атаковать.
  
   - Наиболее умные модели умели маскироваться, приспосабливаться к окружающей среде, оттачивать тактику боя, из-за чего их труднее было уничтожить. А более примитивные действовали прямолинейно - убивали нас силой, отличались непробиваемостью. Для их уничтожения мы создавали специальную технику, начиная от танков, заканчивая наноракетами. Никто не сомневался, Шрейден уничтожал Зеддер по поручению пришельцев.
   - Разве так они действуют?
   - Да. Сами сморды редко способствуют уничтожению миров. Обычно их работу выполняют разные негодяи, подобные Шрейдену - ИИ рассказывал так выразительно, так искусно передавал мысль, что сынишка порой забывал, что настоящий Айдок давно лежит под землей.
  
   - Тогда... - Кэйл проглотил слюну, прежде чем задать вопрос на, пожалуй, самую волнующую его тему, - Тогда, пока ты еще здесь, скажи, откуда у меня суперспособности?
   - Твоя сила, Кэйл - результат материнской любви, породившей чудо во время фатальной разлуки. Ты ее чадо, которое она сберегла от смерти ценой собственной жизни. Зур уже говорил тебе это. Перед тем, как умереть. И хоть наши мировоззрения с братом в корне разнились, в одном мы издавна сошлись - во мнении о тебе.
  
   - Мы знали, конечно, ты лучший. Ты возьмешь часть от меня - отвагу, от дяди - предприимчивость и от матери - доброту. Все три качества, преобразующиеся в одно сплошное преимущество, формируют правильную модель человека. Совершенство.
   Возникшее посередине центра связи изображение тирана, лидера смордов, отвлекло сына от разговора с отцом и они оба уставились на каменную морду верховного сморда.
   - Это главный? - спросил Кэйл.
   - Да. Символ абсолютного тоталитаризма, дегенеративное явление структуры вселенной, паразитирующее на мирах более гуманной власти, нежели та, что сейчас установлена на планетах Синей системы. Когда-то сморд подчинялся императору своего мира, почитал его и числился всего лишь генералом армии, позже отстраненным за жестокость и своеволие. Но затем изгнанный сверг императора и незаконным путем занял его место, установив собственный тип власти. Коррупция, разные спекуляции, нарушения, систематическое разложение цивилизации...
   - Сморды коррумпированы? Они преступники?
   - Не совсем - лик Бэннери-старшего ожидаемо посуровел, - Здесь замешан иной механизм, его шестеренки работают совсем по чуждой человеку схеме. Смордам необязательно
  что-то нарушать, чтобы им подчинялись. Они сами предвестники страха, их боятся и герои, и трусы.
   - Думаю, не все боятся смерти, отец - возразил Кэйл, но после увидел несогласие Айдока с этим смелым утверждением. А то и понятно: Айдок знал о "сынах камнях" все, в то время как Кэйл только сейчас услышал об их существовании.
  
   - Я примерно понимаю, с чем Стражи имеют дело - разделяя чаяние сгинувшего народа, Героймен продолжал нервно сглатывать. Сверхчеловеку становилось все тяжелее мириться с правдой, - Но я предпочту рассказ о последних минутах жизни матери энциклопедическим выдержкам. Подари мне это - глаза кучерявого налились лазоревой мольбой.
   - Так уж и быть - Айдок подошел к двери бункера, направил взгляд на полку шкафчика, где лежали фотографии черноволосой женщины и крохотного годовалого Кэйла.
  
  
   - Твой сын выживет, когда он придет за ним. Ты не должен вмешиваться. Младенчику придется остаться с ним наедине. Мы видим, скоро Лорд попытается убить Кэйла. Скоро это случится. И если младенчик выживет, это будет означать, что он справился, что он избранный. Ты не должен принимать участие в его спасении, Айдок Бэннери, ибо оно навредит естественному процессу развития жизни, и даже если ты будешь находиться рядом с ним, то не сможешь помочь. Умрешь, как и супруга, а ты должен будешь его оберегать.
   - Что мне делать? - Айдок находился у пророков, в каменном храме, расположенном под бункером в городе Савэйт, на Зеддере. Слова всевидящих о непредотвратимости гибели возлюбленной чуть было не сломили последнюю надежду лидера человеческого сопротивления, дипломата с военным прошлым и бывшего комиссара...
   - Что мне делать? Скажите! Я все сделаю! - неспособный утихомирить разбушевавшиеся, как гром, эмоции, Айдок получил самый неоднозначный ответ.
   - Просто уйди. Уйди из дома. Позволь мальчику одному встретить зло.
  
   - Порой каждому солдату приходится чем-то жертвовать...
  
   - В те годы Лорд Шрейден ходил по спокойным землям Зеддера и истреблял всех потенциальных врагов, какие только могли представлять опасность для его чудовищных планов. Всех по очереди.
  
   - Вырезал семьями.
  
   - Так вышло, что одним ненастным днем Лорд выведал о мальчике, которому, если верить пророчеству, было суждено вырасти и стать спасителем множества галактик, не только планеты Зеддер.
  
   - У Лорда на Зеддере была власть, большинство слухов проходило через него. И Лорд решил подстраховаться: убить ребенка, чтобы отнять у повстанцев последнюю надежду на победу, пусть даже и такую слабую, подкормленную мутными пророчествами.
  
   - И он нашел меня, да?
   - Да, он отыскал мальчика.
  
  
   Двадцать восемь лет назад.
   Когда "Лорд" Шрейден подошел к кроватке младенца, чтобы совершить детоубийство, тем самым избавив Зеддер от ложных, по его мнению, слухов об уникальности Бэннери-младшего, случилось кое-что, чего техногений никак не мог предвидеть. У мальчика из глаз выскочили красные лучи, врезавшиеся в тело Лорда и в итоге спалившие его.
   От убийцы остались лишь доспехи, звонко упавшие на пол, на котором, недалеко от кроватки, лежала мертвая женщина.
  
   Во время смерти мать Кэйла аномальным образом преобразовала любовь к младенчику в нечто необъяснимое, что потом, вселившись в будущего мессию, наделило его суперсилой.
  
  
   Спустя сутки. Планета Земля. Нью-Йорк.
   Из-за ветерка краешки самого просторного пляжа на
  Лонг-Айленд задевала волна. В небе резвились голосящие чайки, подбадривая скопившихся у близлежащего отеля европейцев.
   Там, рядом с теплой водой, стояли Героймен, без маски, но в костюме и Эллен Джейн, без кожаного трикотажа.
   - Спасибо...
   - За что? - девушка с любопытством всмотрелась в стеснительное личико друга.
   - Что поверила в меня.
   - Нас это не уберегло от регистрации...
   - Представь - Кэйл был за многое ей благодарен, за всю ту поддержку, что она ему обеспечивала, пока они работали в команде и не думали о чем-то более серьезном, чем партнерство и необязывающая дружба, - Это многое облегчило.
   - Например?
   В классических ситуациях, после кучи красиво сказанных слов, длинных, почти высокопарных предложений, девушка целует парня. Это наглядный пример "классической ситуации". Сие походило на часть героического эпоса - полубог целуется со смертной.
   Роман, основанный на внезапно вспыхнувшем влечении, был скорее необходимым удовлетворением, нежели знаком взаимного почтения.
  
   После первого поцелуя Кэйл сказал о том, что его тревожило в данный момент сильнее всего.
   Он посмотрел в сторону приевшихся бетонных джунглей.
   - Даже отсюда мне под силу видеть миллионы, сквозь те дальние высотки. Слышать взывающих, просящих... Они требуют от меня помощи. Понимаешь?
   Дотронувшись губой до уха Героймена, Эллен молвила "да" и чмокнула там же. Затем Кэйл спросил у нее о местонахождении его двойника - дряхлого старичишки на неверных ногах, с неразборчивым, неприятным, будто не всеми переносимое из-за часто раздающихся на высокой частоте звуков шуршание пенопласта, хрипом.
   - Я его встречала не больше одного раза...
   - Точно?
  
   - Я боялась, что больше никогда не увижу тебя. Переживала, что ты можешь остаться там, на Зеддере. А когда ты тут, на Земле, начинаю бояться, что Гранд и ему подобные обретут над тобой власть, превратят в фашистскую марионетку правительства.
   - Вряд ли. Мой радиационный мир значит для меня не больше, чем твой голубой.
  
   Если им чего-то и не хватало для полноценной любви, то только... сомнений, которые испытывают смертные.
  
   Романтические перипетии подкрепили интерес к дальнейшему сотрудничеству. Они позволили временно забыть обо всех накопившихся проблемах.
   Когда Эллен удалилась с пляжа, отправившись домой, на Уайтхолл-стрит, это улица в нижнем Манхэттене, Кэйл вновь достал мамино письмо. Так непринужденный спокойный день окончился волшебно сочным красным закатом. К двадцати часам чаек заметно поубавилось, да и рыба, насторожившись, отошла...
  
  
  
   Когда вырастишь, Кэйл, не вспомнишь моего лица. К тому времени я уже умру, а ты станешь взрослым. Тебя будут окружать секреты, и только душа поможет их разгадать.
   Ты родился не таким, как все, сынок. Отец знает, что твой дар - превосходство над слабостями!
   Окружающие будут считать тебя изгоем, принимать твои достоинства за недостатки, будут пытаться причинить боль. Рано или поздно у них это получится. Но ты не затаишь обиду и поведешь человечество вперед.
   Я всегда буду рядом с тобой с тобой, Кэйл! В твоем сердце!
  
  
   Глава 5 - находка.
  
   - Толеранты, чья оскорбительная риторика меня всегда задевала, набирают большее число голосов в опросах. Одна мысль, что их поклонники ликуют, празднуют, радуются псевдопобеде, уничтожает во мне зачатки сдержанности.
  
   Grand Corporation.
  
   - Благодаря моему неоцененному вкладу, прежде бездействующий президент впервые зашевелился и потянул одеяло на себя.
   Мистер Гранд позвал на совещание зарегистрированных супергероев, позже созвал "гвардию" белого дома. Отсутствовал разве что Никмунд. Глава государства воздержался от дальнейшего участия в происках Гранда.
   Не успел организатор совещания озвучить результаты, как в его сторону тут же посыпались вопросы, что, впрочем, было вполне ожидаемо.
   - Какую альтернативу, точнее компенсацию вы можете предложить?
   Спросивший был китайцем.
   Начхав на хладнокровие, Лэтс словно воспылал и осмелился на тонкое, сопровожденное ухмылочкой оскорбление по национальному признаку.
   - Прискорбно признавать, особенно в день многих примирений, но китайско-американские отношения все же безрезультативны и неплодовиты - запечатлев изменение на лице члена администрации, такое, как приоткрывшийся дугой рот, организатор сразу извинился и сунул каждому сидящему по папке бумаг.
  
  
   Два часа назад.
   Сопроводив гостей до лифта, Лэтс прижался лбом к большому оконному стеклу и измотанно проговорил.
   - Америка...
   Затем в офис главы корпорации заглянул Ватермен, чуть позже там собралась вся "братва": Анти-Ханк, Сапфир, Дэйзи (генномодифицированная обезьяна с человеческим интеллектом), Сабля, Зорро, Окулист.
   - Я вас не задержу - Гранд поспешил за "подарком". Распаковав относительно свежую бандероль, пережившую перелет с самого Алжира, он вынул из нее небольшой сувенир, сильно напоминающий камень, и с непонятным восхищением полюбовался им.
  
   - Заказчик находит описание порядка действий по обжалованию неисполненных управляющим компанией обязательств, форму жалобы на неправомерные действия компании с требованием о перерасчете платы и проект искового заявления в суд на неправомерные действия управляющей компании с требованием о перерасчете платы - объединенные в команду, суперзлодеи устали ждать, когда босс перейдет к сути, но тот будто специально испытывал их терпение, напоминал, таким образом, кто главный, - Для умения находить изъяны везде, даже там, где их нет, требуется дар. Устраняешь изъян, заодно извлекая из этого пользу.
   - Довольно! - образумил бизнесмена Ватермен, - Показывай нам свое противогеройменское оружие! - и пригрозил затопить кабинет.
   - Эмм... - Гранд надул щеки, снова посмотрев на непредвиденно засиявший красным светом камешек, - Так вот оно, собственно.
   - Этот камень? Хм... - Ватермен уже приготовился вырвать диковинку из рук толстяка, но обезьяна опередила водяного.
   Почесав мохнатую головку, Дэйз залез вместе с камнем под письменный стол.
   - Спасибо! Это твой первый достойный взнос за все время знакомства с новыми королями Нью-Йорка - больше ничего не говоря, водяной и Ко покинули апартаменты Адвоката.
  
  
   - Дорогие мои, не подумайте вдруг, что зеддериан - достояние Алжира. На самом деле он - натуральный строительный материал, залетевший к нам с родной планеты Героймена, которую на большинстве распространенных галактических языков называют Зеддером.
   Еще года два назад те люди, что собрались у Гранда, и не только они, ни за что бы не поверили в существование других миров и "волшебных" камней. Впрочем, сейчас их не удивляло даже присутствие за столом человека, который превращает свое тело в бинарное неорганическое соединение.
   Пожилой Крис Листерман, большой поклонник Кеннеди, участник предвыборной агитации, протянул дрожащий, морщинистый указательный палец.
   - Он при вас? Камень...
   - К сожалению, нет - фирменно улыбнувшись, Гранд живенько сообразил, что сказать вместо правды, - Вы же понимаете степень риска, да? Пришлось, не дожидаясь вас, отправить камешек прямиком в лабораторию, где его исследуют, изучат, проверят на предмет радиоактивности.
   - Вопросов больше нет. Хорошо... - Листерман, хоть и оставил недовольный сверлящий взгляд, но вроде как смирился.
  
  
   Глава 6 - теракт.
  
   Штаб ОПБ. Нью-Йорк. Два года назад.
   Ничто в тот пасмурный день не предвещало массовой гибели. Все началось с того, как младший по званию - радист Винсент Хоу, вышел покурить и обратил внимание на легкое колыхание травы. Машинально повернув голову вверх, Хоу обнаружил подобие космического корабля и живо почуял угрозу.
   Не мешкая, радист вернулся в здание для доклада о неопознанном объекте. Но не успел он добежать до кабинета Тейлора, как выпущенная в здание штаба ракета разнесла перед ним каменную стену. Полетевшие стекла изранили нескольких бойцов, а один из них - Амир Исмагилов, бывший московский полковник, сломал шею при падении, ударился о доски...
  
   Невредимые бойцы вышли посмотреть на это "чудо". Перед ними парил металлический исполин, рассчитанный, скорее, на воздушные атаки. ОПБ-шники давали отсчет, что с их оружием такую тварь не одолеешь, но каждому из них на тот момент было плевать на собственную жизнь.
   Родригес подбирал честных, мужественных и отважных ребят, способных в нужное время подставить плечо, дать руку и пойти на жертвы. Поэтому власти США решили назвать ОПБ "американской армией" и наградить старательного Тейлора медалью.
  
   - Что делать? - высунулся обратно Хоу, словно поджаренный: руки в ожогах, на лице грязь, ноги подкашиваются.
   Бойцы заметили присутствие командира Родригеса только, когда тот подал голос.
   - Не бояться - с полностью уверенностью ответил начальник, - Даже если знаешь, что тебя вот-вот растопчет, как букашку, консервная банка с двигателем и крыльями. Со страхом умираешь быстрее!
  
  
   Источник угрозы находился непосредственно на заводе на Брод-Стрит. Пульт от летающего "монстра" принадлежал бывшему работнику завода Эрику Саммерсу, серьезно пошатнувшемуся после серии неудач, таких, как увольнение с любимой работы и развод с женой.
   - Внеземная технология в несколько раз превышает мощь земной. Зеддер мог бы стать самым технологичным миром в истории вселенной - Саммерс вел странный монолог, типичный для душевнобольных, - Но эти проклятые войны, эта бесконечная борьба за власть, уничтожила потенциал! - но не каждый психопат смог бы изобрести холодное оружие на основе энергии кристаллов Зеддера и прибрать к рукам последние игрушки Гранда, выкрасть их из-под носа директоров корпорации.
  
   Безудержное желание внести свой вклад в историю подтолкнула Саммерса к воровству, спекуляциям и хакерству. Взломав терминал Grand Corporation, состоявшийся преступник раздобыл самую полезную для себя информацию и заполучил доступ к технологиям Зеддера, которые раньше для всех остальных были открыты только Адвокату.
  
   "Боги не поделились бессмертием. Смертные сами забрали его у богов. Отныне понятие превосходства сильно размыто. Только равноправие"
  
   Через месяц после вынужденного "ухода на дно" Саммерс заключил денежную сделку с шайкой грабителей. Те, следуя договору, достали из калифорнийского музея зеддериан, который еще две недели назад совершил авантюру из Алжира в Нью-Йорк.
   Смастерив из проводов и колючей проволоки оружие наподобие хлыста, Эрик добавил основной компонент - камень. Разбив его на несколько осколков, проведя пару химических опытов, преступник выявил, что при взаимодействии с электричеством зеддериан видоизменяется, превращается в чистую энергию.
   Достаточно одного прикосновения и обладатель получает оружие против самого сильного супергероя во вселенной!
  
  
   Задавшийся убийством прославленного Кэйла Бэннери, Эрик напялил джинсовую безрукавку, обмотал туловище проводами, при помощи скотча приклеил к спине набор высоковольтных батарей, добавил медицинских бинтов. Сбрил волосы, надел наушники, шлем мотоциклиста. К вечеру супероружие было готово!
   Для практики он разбил телевизор и испепелил ковер.
   - Работает! - назвал себя "Джерго". На спине носит счетчик, пара аккумуляторов, в руках - хлысты.
   "Задача всех неудачников - стать богами! Взойти на Олимп и свергнуть Зевса! Я из той же лиги! Но чтобы доказать это миру, нужно всего-то... - Саммерс подошел к плакату с изображением Героймена, - Свергнуть бога!"
  
  
   - Никому не двигаться! Стойте, как стоите! - Родригес велел бойцам сохранять спокойствие. НЛО совершало странные маневры, то приземлялось, то снова улетало, кружило над полуразрушенным штабом, - Кто бы это ни был, он... - не успел командир договорить, как совершенно неожиданно объект выпустил еще пару ракет в сторону здания.
   Одному бойцу Тейлор спас жизнь, когда выхватил пушку и отвел от входных дверей. Сверху посыпались камни.
  
   Безрезультатная пальба по "монстру", переход от одного укрытия к другому, крики осатанелого командира!
   - Вызывайте чертову подмогу! - Родригес буквально вырвал у Винсента рацию, - Сокол, три ноля! Сокол, три ноля, слышите? У нас ЧП! Нас разносят! Сокол, три ноля, нам необходима артиллерийская поддержка! Желательно, скоро! Сокол, вы меня слышите?
   - Да, Штаб, слышим вас - (ответили в трубке), - Какого уровня ситуация?
   - "B" уровня! Критическая! Нам срочно нужна помощь!
   (за спиной Тейлора два бойца погибли от снаряда)
   - Продержитесь около пяти минут, Командир! К вам высланы истребители!
   - Какие к черту пять минут? - крикнул Тейлор, - Нас здесь сейчас зажарят заживо!
   - Простите, но...
   - Стойте! - Родригес услышал позади себя шум, обернулся и... увидел, как из чрева "монстра" вылетело желто-зеленое пятно, оставив за собой огненный водопад.
   Обломки "монстра" свалились на крышу штаба, в котором к тому времени уже никто не находился. Тейлор прищурил глаза и понял, кто их только что спас.
   "Это он"
  
   - Чем обязан? - команд начал с деликатного вопроса.
   - Улыбкой - пошутил Героймен, - Я ведь давно просил американцев, да и всех остальных, никогда не спрашивать меня об этом. Я помогаю безвозмездно.
   - Да, конечно - кашлянул Родригес, - Но из меня благодарность прет непроизвольно. Ты в своем духе - появляешься в самый горячий момент, как глюк, бойскаут. Есть предложение.
   - Какое, командир?
   - Поработать на меня, на страну, как ты привык. Думаю, неуязвимый в наших рядах - явное преимущество. Крысы живо повылезают из нор.
   Героймен не дал ни согласия, ни отказа.
   - Я подумаю.
   И улетел.
  
  
   "Израиль... До сих пор помню эти крики и взрывы, разрывающие и сердце, и душу! Не могу забыть... Но сейчас, вопреки всем теориям и догадкам, мы... мы столкнулись с новой угрозой! Падшие в бою солдаты... Их гибель показала, насколько наш мир слаб без супергереов, насколько беспомощен! Тот неизвестных технологии механизм, уверен, был лишь предупреждением! И мы должны готовиться... Но к чему?"
  
   Оставшиеся в живых ОПБ-шники взобрались на крышу, осмотрели место падения НЛО и по чистой случайности обнаружили на одном из обломков логотип Grand Corporation.
  
   "Какое ужасное потрясение пронзило меня в тот недобрый вечер! Мутанты, пришельцы! Но все эти создания не так ужасны! Десятилетия службы стране, считай, прошли даром! Оказывается, нет никакой угрозы извне, опасность исходит от нас - людей! Мы, и только мы разрушаем этот мир, превращаем себе подобным в пепел, сжигаем препятствия!"
  
   - С вами все хорошо? - обратился к Командиру Руперт Ли - старший разведчик.
   - Да - слукавил Родригес, - Все нормально... - и озвучил новый приказ, - Готовьте джипы! Переезжаем в другую точку... - отбросил в сторону обломок с логотипом, - Здесь больше нечего искать!
  
  
   Grand Corporation.
   Сапфир долго искала Лэтса, хотела уединенного разговора с ним, считая его человеком, определяющим судьбы, жизни. Она достаточно длительное время шаталась по коридорам небоскреба в красном платье, встречала широкой улыбкой мимо проходящих мужчин в галстуках, пожилых женщин и крепко сложенных охранников.
   Через десять минут бессмысленных блужданий Лэтс сам нашел ее - неожиданно выскочил из сорок пятого кабинета, подмигнул и позвал жестом руки.
  
   Темное неуютное помещение с маленьким столиком и картой Нью-Йорка, прикрепленной гвоздями к стене, предоставляло шефу периодический отдых от более светлого офиса. Нахождение в нем отвлекало от рабочей суматохи, позволяло погрезить о будущем...
   - С учетом всех резонансных происшествий ты все еще мне верно служишь - почти всегда, когда рядом находилась
  какая-нибудь девушка, Гранд улыбался. Видимо, стеснительность в нем граничила с распущенностью, - Могу узнать, милашка, с чего бы?
   - Просто... - Сапфир хорошенько покумекала, какой дать ответ. Что сказать такое, чтобы вдруг случайно не оскорбить босса, - Может, я и стала немного наивной, ударилась в детство, но с недавних пор я начала верить в вашу всемогущность, на которую лично я никогда не смела претендовать.
   - Претензионность... о, да! Ты вкусила, детка - вся стеснительность Гранда сошла на нет, полностью уступив место распущенности. Вспотевшие волосы да безумная улыбка это отражали, - Так и есть, я вижу будущее!
   Сапфир скрестила руки.
   - Охотно верю. Что тогда можете сказать насчет нас, людей? Что мы, по-вашему, собой представляем, как вид, который, возможно, с недавних пор находится под угрозой вымирания?
   Гранд продолжал играть в психопата, выражаясь очень пространно:
   - Мы - насекомые, издающие стрекочущие, мелодичные звуки, особенные именно за счет беспомощности. Нам, как ты подметила, вымирающему виду, приходится горбатиться на демонов, что владычествуют в царстве вечной тьмы, тайно господствуют над хаосом. Это минус! - он облизнул собственный палец и дотронулся им до носа Сапфир, - Но, увы, столетия показали, без надзора большого брата мы не можем. Мне, заядлому реалисту, с самого начала было ясно, что выживут немногие, но зато эти единицы просуществуют в тепле, надежно огороженные от войн и невзгод свободы. А это плюс.
   - А как же предоставленная господом возможность выбора? - девушка не хотела верить, что будет все так, как пророчит шеф. И все же морально она готовилась к худшему, дабы избежать потрясения, когда настанет что-то вроде конца света, когда бежать будет некуда, - Вы готовы бросить вызов создателю? Лишив нас главного преимущества?
   - Я всего лишь жнец. Один из девяти.
   - И кто остальные?
   - Такие же благородные рыцари без страха и упрека, взявшиеся за спасение родных миров, как я! Вечная память и респект тем парням, которым не удалось дожить до наших дней и увидеть, к чему привели их порывы!
   Физиономия Гранда стала абсолютной неприятной. Еще больше расплывшись в ухмылке, она напоминала рожу побледневшей лягушки.
   Сапфир покачала головой, поджала капризные губы и вышла из комнаты.
  
  
   Второе Авеню. Склад.
   Тем временем Джерго проверял на пленном работоспособность своих многочисленных "игрушек". Добытые потом и трудом гаджеты превращали "мучителя Героймена" Эрика Соммерса в самого опасного преступника Нью-Йорка.
   Злодей не забыл подстраховаться на случай внезапного появления государственных служб, расставив технику обнаружения, позаботившись о собственной безопасности - под костюмом мотоциклиста располагалась магнитная броня!
   - Я все эти годы жил, как в аду, терпя унижения! Старался угодить разжиревшему шефу! - Соммерс не умел сопереживать своим жертвам. Приличная доза зеддериана буквально сковывала побежденного Бэннери, такой паралич может продлиться от нескольких часов до полутора суток. Были уже и шприц, и кусок отрезанного уха! Некогда могучий Кэйл ныне казался таким смертным, что без слез на него не посмотришь, - Социальный отбор построил пирамиду на костях! О верхушке боги позаботились! Но забыли про фундамент! И как же ты, герой, выживал в обществе, где главный залог успеха - жребий? Как призывал удачу?
   Болезненный стон пленника, прозвучавший спустя мгновение после очередного удара, дал понять Джерго - с пытками пора повременить.
   - Вас никто не заставлял сутулиться! С вашей силой только мазохист будет приклоняться перед стадом. Ну, же, Бэннери! Я хочу, знать почему!
  
  
   Удивительно - подумал Родригес, возможно, первый раз в жизни Лэтс сдержал слово.
   Бизнесмен незамедлительно звякнул на сотовый командира.
   - Здравствуйте, командир. Измучив все имеющиеся источники информации, моим мастерам удалось выявить ответственного за недавний так называемый теракт.
   - Отлично, Гранд. Имя! - потребовал Родригес.
   - Эрик Соммерс. Бывший сотрудник сталелитейной компании. Нассо-Стрит. Дом шесть. Квартира четырнадцать. Гаденыш выкрал мои технологии. Надеюсь, ваш отряд проучит эту сволочь.
   Не прошло и десяти секунд, как хитрец отключился, из-за чего ОПБ не смогли отследить звонок, следовательно, и не определили нынешнее местонахождение Гранда. Но судьба грязного бизнесмена не сильно волновала бойцов в данный момент. Судьба героя же для них была гораздо важнее...
   Тейлор маленько погладил тачпад ноутбука и дал указ двигаться к вертолетной площадке, а там и Манхэттен!
  
  
   Эта улица проходит через Финансовый квартал, на юге берёт начало от пересечения Брод-стрит и Уолл-стрит, ограничиваясь на севере Спрус-стрит. Расположенная на пересечении с Бродвеем площадь Таймс-сквер делит ее на две части.
   За последние пять лет жизни Родригес вдоль и поперек изучил все улицы Манхэттена. Эти бетонные джунгли, грех скрывать, стали для него родными.
   А ведь раньше, в глубокой молодости, он сторонился городских пейзажей, предпочитал моря, поля и горы. Инцидент в Израиле полностью изменил Тейлора, "приучил" к войне.
  
   ОПБ вломились к Эрику Соммерсу в квартиру. За минуту пройдясь по комнатам, они не обнаружили ни одной живой души. Жилище пустовало.
   Разумеется, тут же возникли вопросы о нынешнем местонахождении подонка. И первое, о чем подумал командир:
   "Вероятно, Гранд подставил нас! И теперь не знаешь, как его найти! Черт!"
   - Двое останутся сторожить на случай, если хозяин вернется. И без вопросов! - он попытался отзвониться начальству, - Наша задача найти Героймена. И мы должны ее выполнить. На кону мировое спокойствие!
  
   Стоило Родригесу покинуть квартирку, как в правом кармане завибрировал сотовый. Он раскрыл слайдер и услышал гневный баритон президента.
   - Уважаемый господин Родригес, есть ли новая информация по поводу, где Соммерс может держать Бэннери?
   Лидер ОПБ чуть не покраснел от осознания, что ничем не сможет обрадовать шефа.
   - И да, и нет, сэр. Мы сообщим вам, как что-нибудь выясним. Я всегда на связи.
   Президент сохранил лютое спокойствие:
   - Если вам не пристало оправдываться, продолжайте в том же духе!
   Тейлор с грохотом отключил трубку и выкрикнул:
   - Черт!
   "Когда же закончится этот суетный день...?"
  
  
   Адвокату хотелось как можно скорее отблагодарить Джерго за "услугу". Но, к его большому удивлению, на беседу прибыл другой человек - худощавый негр, едва разбирающий английский.
   - Это не то, чего я ждал - признался Гранд, а затем повернулся к собеседнику, - Но вы же все равно не поняли, что я только что сказал?
  
   Затем они вдвоем спустились вниз, проехали в аэропорт, поднялись по трапу и очутились в самолете. Дамы в юбках да спокойные агенты оказались чертовски компанейскими.
  
   - Ну, так что? - опомнился Адвокат и подергал пальчиками. Спустя мгновение подкатила милая рыжеволосая барышня и положила на стол кейс с деньгами.
   Негр пришел как раз за этим.
   - Здесь половина обещанной суммы. Остальное мистер Соммерс получит, когда я увижу по ящику новостной выпуск, посвященный похоронам Героймена - Гранд произнес это со смаком, - Надеюсь, вас устраивает моя тактика? В противном случае я могу забрать аванс обратно...
   Собеседник показал мимикой, что вполне доволен сделкой и даже улыбнулся.
   - Хорошо! Переговоры, надеюсь, окончены? - уставился на гостя Гранд, - Что ж, спасибо за приятное... настроение. Всегда к вашим услугам - затем повернулся к женщине, что принесла чемодан, это была бесценная Сапфир, - Милая, проводи-ка нашего гостя до ворот. По пути узнай его хобби... Моя щедрость помнит тебя - и засунул в кармашек ее рубашки пачку долларов.
  
  
   В это время.
   Возбужденный Соммерс, вошедший во вкус, изобретательно подходил к вопросу пыток. Маньяк не гнушался пускать в ход самые изощренные способы учинения боли: ножницы, щипцы и даже кухонные вилки, то и дело затрагивал тему социальной пирамиды.
   - Ты оберегал сердца недостойных! Жертвовал всем! Миллионы сердец... И ради чего? - его глаза наливались ненавистью, словно кровью, - Ради того, чтобы умереть от рук очередного банального злодея? Да?
  
  
   По давно устоявшейся традиции смертные служат богам, поклоняются им. Но в этот раз все наоборот. Поменялся ход вещей.
   Героймен - тот самый йорский Зевс, снизошедший с Олимпа, потерял две капли крови, в связи с чем никто больше не верит в его божественность. Это сродни ходьбе по солнцу, где температура не ниже шестнадцати миллионов градусов - простой человек сгорит, бог - выживет.
  
   А попался Зевс на приманку, как рыба на удочку. Это случилось довольно таки быстро. Злодей все тщательно продумал: для осуществления такого плана необходим напарник, опытный стрелок.
   Джерго искусно орудовал радиоактивными хлыстами, разбивал ими машины и пугал людей. Заметив нарушителя спокойствия, Бэннери приземлился и
  по-хорошему попросил его остановиться.
  
   Психопаты опасны убежденностью, верой, одержимостью... Их невозможно отговорить, и если что они задумали, значит, это обязательно произойдет.
  
   Силы Бэннери моментально иссякли. В чем же причина? В его слабости, разумеется. Камень с Зеддера - пожалуй, единственное на данный момент, что способен положить конец существованию Зевса. Он излучает редкий вид радиации, негативно действующий только на существ с физическими данными Кэйла. На всех остальных эта орфическая сила, отлитая в крепостях космотирана, не влияет.
   Но Героймен слабеет, да слабеет! Практически умирает...
  
   - Что такое? - пришелец схватился за голову, не понимая, откуда нынче у преступников столь редкие находки.
   Джерго хватило одного взмаха хлыстом, чтобы сразить несразимого.
   "Если я умру, что же будет со всеми? С этим городом, миром... Я ведь заставил его поверить в идеал..."
   Пуля, сделанная из того же зеддериана, довершила замысел мистера Соммерса. Стрелок метил в голову - попал в туловище. Наступила настоящая агония и некогда всесильный супергерой теперь испытывал нестерпимую боль при каждом шевелении.
  
   А очнулся Мен в очень темном месте. Какая улица - сказать не мог. Что за помещение - тоже. Камень отнял все суперспособности. К тому же, совершивший это с ним человек находился рядом. Совсем рядом...
   - Ты здесь, потому что нужен. Ты теперь вместе с нами... С нами! С богами и смертными! В уединении...
   Мотоциклист передал деньги напарнику, и они разошлись, но мгновение позднее приостановил и попросил взять деньги у... Лэтса Гранда.
   Когда второй злодей исчез, первый вновь подкатил к Бэннери, вплотную.
   - Тебе здесь все рады. Множество друзей и подруг, любви и тепла! Нет глупой репортерши, нет отца-призрака, нет жирного преступника, нет мстителя-одиночки! Камень - твой самый близкий друг, который мне все рассказал о тебе. О, да. Не спорь! Ты чувствуешь голос камня? Может, и нет. Но зато зеддериан чувствует тебя. Так сильно... Ведь он сидит в печенках у тебя и, возможно, потихонечку уничтожает все твои органы, поражает клетки!
  
  
   Стрелок дошел до машины в компании красотки и, еще не успев завести ее, предложил встретиться и куда-нибудь сходить. Он даже назвал адрес, где бы они могли провести время. Но девушка сказала... нет. Тогда афроамериканец помотал головой в стороны и отъехал.
   Менее чем через минуту его тачка взлетела на воздух. Взрывом повредило сторожевую будку.
   Адвокат решил не делиться с Соммерсом, а перед тем, как погибший сел в авто, Сапфир ловко стащила кейс.
  
   - Спасибо. Радуешь - сказал Гранд, когда она вернулась в самолет с деньгами, - Эх, будет же меня жадного мучить совесть за то, что обокрал собственного друга - посмотрел он на девушку, - Но если мучает голод - отбирай чужое.
  
  
   Наступил очередной крайне неудачный день для
  ОПБ-отряда. Четко излагая мысль, Родригес не мог добиться элементарного понимания от Гарри Никмунда, постоянно выслушивал его упреки. И казалось, градус недопонимания зашкаливал.
   Командарму приходилось мотаться по всему Нью-Йорку в поисках улик и зацепок. Ничего по Соммерсу! Ничего по данному делу! От Гранда также больше не поступало ни звонков, ни сообщений.
   ОПБ стояли у края. Еще немного и яростные возмущения главы государства скажутся на существовании отряда.
   "Чертово задание"
  
   Обшаривая квартиру Соммерса, бойцы нашли в кладовой комнате старый ноутбук, залезли в браузер и обнаружили список контактов: сотрудники медицинского учреждения Маргарет Тетч, Сьюзен Доус и Клайв Черч; стриптизер Йен Брант; парикмахер Луиза Джонс.
   - Думаешь, наш клиент знаком с ними в реале? - спросил боец Зак у напарничка, с которым уже пять часов маялся в душной квартирюге.
   - А какое нам дело? По-твоему, эти люди могут знать, где он пропадает, даже если представить, что он с ними знаком? - бодро ответил Микки - в прошлом баскетболист, попал в ОПБ по рекомендации Зака и других товарищей, отличается сообразительностью и осторожностью, не раз приносил пользу.
   - Ну, мало ли, они могли бы нам дать хоть какую-то, пусть и сомнительную наводку... - предположил Зак, но позднее, согласившись с другом, закрыл портативный ПК.
  
   Затем ребята получили звонок от Тейлора, приказавшего установить камеры слежения в жилище Соммерса, прибраться там, починить дверь и тихо уйти, поставив на место все, как лежало до их прихода.
   Пока бойцы выполняли указание, то успели разглядеть названия томов, аккуратно разложенных по пыльным полочкам стенного шкафа в детской комнате: греческая мифология, физика, химия. Исходя из этого, можно было сделать вывод, что хозяин - начитанный, весьма мозговитый человек, хоть и коварный преступник.
   Соммерс очень увлекался мифологией греков, сравнивая богов с людьми во время чтения, он ассоциировал Олимп с Землей и в монологах часто вставлял цитаты из "Двенадцати подвигов Геракла".
   "Неудачная любовь не обязательно пагубна. Она может быть и благотворна, если тот, кто от неё избавляется, вновь обретает себя, но улучшенного. Она сжигает в сердце взрослого то, что остается от детства"
  
   - Похоже, мы проведем в этой дыре еще сутки, потом, под утро вернемся в штаб, и нас отправят на очередное чертово задание, где наше присутствие не сделает никакой погоды - пригорюнил Зак, мечтая о прохладном душе и здоровом пятичасовом сне.
   - Не весь - возразил смышленый Микки, - Мы здесь малость приберемся и свалим, а вот опасения насчет штаба и чертового задания имеют место. Отдых для нас что-то вроде неисполнимой мечты: только хотим оттянуться, как у нас это не выходит.
   - Тут я с тобой поспорить не могу. Однако не об отдыхе надо думать - Зак машинально среагировал на подозрительное движение в коридоре, и когда выглянул туда для проверки, то увидел маленькую девочку. Кроха забилась в темный уголок гостиной и пыталась не шевелиться.
   - Ты кто? - спросил заметливый ОПБ-шник.
  
  
   - Титаны это те же смертные, просто они взошли на Олимп. Видно, хорошие скалолазы! Но мы-то знаем правду!
   До этого дня Джерго боялся пополнить список малокалиберных злодейчиков-лохов, предпринявших миллион неудачных попыток, которые ни к чему не привели. А теперь... теперь сам греческий бог находится в его распоряжении.
   - Я и не мечтал взобраться на Олимп! Так случилось! Меня выбрали небеса! - Героймен еще не решил, ему сложнее: терпеть адские боли от зеддериана, угодившего внутрь, или слышать сумасшедшие вопли убийцы, - Никакой смертный больше не унизит меня!
  
  
   Зак и Микки задержались из-за непредвиденных обстоятельств. Сообщив Тейлору о "находке", бойцы получили приказ разузнать личность ребенка: имя, адрес, возраст.
   - Ты кто? Что здесь делаешь? - Зак имел куда больше опыта общения с детьми, нежели его более юный напарник, поэтому именно он взялся расспрашивать девочку.
   Та серьезно призадумалась, отвечать ли незнакомцу на вопросы подобного рода.
   - Ты случайно не убегала из дома?
   И вот маленькая леди решилась все же рассказать им правду.
   - Это и есть мой дом.
   - Э... - солдата буквально переклинило, когда через секунду после ответа девчушки он увидел лежащую на тумбе, вставленную в рамку фотографию. На ней был изображен мужчина в полном расцвете сил и его жизнерадостное чадо.
   Не на шутку потрясенный Микк пробарабанил:
   - Полагаю, у Соммерса есть дочь, и она стоит прямо перед нами.
  
  
   - Что тебе надо? Оох... - переживая пульсирующий озноб, встряску всех внутренностей, Кэйл болезненно пыхтел. На попытки сбежать, высвободиться не оставалось сил, - Чтобы Зевс утерял божественность, дав проход на горный массив одному из своих сыновей! Например, мне - тщеславному Миносу!
   - Как...? - Героймен перестал понимать, что происходит вокруг, утерял последнюю связь между происходящим забвением и миром.
   - Как? Да очень просто! Сойди с Олимпа!
  
  
   Девочку накормили и успокоили, пообещали сохранить жизнь отца в целости и невредимости. За несколько минут крохе удалось растопить закаленные сердца бойцов ОПБ, в связи с чем им стало тяжело, даже больно обманывать ее.
   - Что велел исполнительный директор? - поинтересовался Микки у вечно спокойного Зака, листающего краткий справочник конструктора.
   - Ждать.
   - Ага - развел руками Микк, - И это все?
   - А ты чего хотел? Оставить мелкую одну? Одну в квартире преступника?
   - Преступника? Он же, как ни как, ее папаня...
   - Нет - возразил Зак, - Факт родства абсолютно ничего не меняет.
   - Зря ты так...
  
  
   Президент обратился к коллегам по начальству ОПБ. Кооперативная служба в последнее время не приносила никаких результатов, заметили участники делового заседания. Чуть позднее на столе оказались биографии подчиненных господина Родригеса, которые спустя минуту были внимательно рассмотрены.
   К общему сведению, никто из них ранее не привлекался к уголовной ответственности, никаких, вроде бы, претензий нет. Но сам исполнительный директор ОПБ, сменивший на данном посту нескольких старых коллег, выказал крайнее возмущение, с которым ни один присутствующий не согласился.
   Вопросы появились, скорее, к Никмунду.
   - Что требуется предпринять для вашего согласия? - снял очки давнишний партнер Гарри - Иосиф Стар.
   - Не понял - произнес Родригес, - Доля разочарования происходит из-за завышенных ожиданий. Мы иногда требуем слишком многого.
   - А я думаю, поняли - Стар поднялся, собрал со стола документы и отошел подальше, чтобы все могли его видеть, - Если мне не изменяет память и я не страдаю старческим маразмом, отряд изначально создавался с целью защиты главы государства. Единственный, кто остался в нем с первых дней его существования, это вы, Тейлор Родригес, имеющий за плечами огромный военный опыт. Можно сказать, мистер Родригес, вы символизируете отряд. А вы - показал он на заместителя Родригеса, одутловатого мистера Брендона, пальцем, - Вы, господин зам, вместо финансовой и моральной поддержки, вытираете нос о жизни бойцов.
   Брендона не впечатлило выступление эмоционального коллеги, но, несмотря на это, Стар добился, как аплодисментов, так и похвалы.
  
   После разговора, который по идее должен был решить судьбу отряда, Брендон подошел к Иосифу с накопившимися претензиями.
   - Вы никак не могли воздержаться? Обязательно нужно меня подставлять?
   Преданный Тейлору и всему ОПБ Иосиф сохранил непреклонность.
   - Простите, я не подставлял вас, мистер Брендон. Я защищал ребят. Они заслужили большего, чем вы в состоянии им дать. Разговор окончен.
  
  
   Выйдя на улицу в компании твердолобой охраны, Брендон позвонил... Как думаете, кому?
   - Мистер Гранд.
  
   Швейцария. Горы. Отель Церматт.
   - Оу! - поприветствовал президента Лэтс Гранд, усевшийся за столик в ожидании горячей свинины, - Слушаю вас!
  
   - Что мне делать? - срывал голос взволнованный Брендон.
   - Как что? То, о чем мы с вами договаривались!
   - Но у меня не получилось убедить высшее руководство в безрезультативности действ ОПБ, следовательно, опасно идти против общего мнения.
   - А вы не бойтесь. На том свете никому ничего не будете должны.
   - Вы мне угрожаете?
   - Нет.
   - А что тогда?
  
   - Вкушаю - ответил Гранд, - А вот и свинину подали к столу. Надеюсь, вкусная. Вы не переживайте так. Если вы думаете, что вас настигнет участь президента, то заблуждаетесь...
   - Вы не врете?
   - Нет. Гарри был самым настоящим ненавистником либерализма, его многие хотели убрать, а получилось, точнее, получится только у меня! Давайте я лучше расскажу вам, как хорошо мне отдыхается вдали от Америки...
  
   - Я сейчас нахожусь на родине честного труда и богатства. Швейцарские горы для меня - объект восхищения! Романтики, литература, живопись! Все это пробуждает в человеке страсть к путешествиям во имя новых ощущений!
   - И это все, что вы можете сказать? Эй, Гранд!
   - До связи - Лэтс неожиданно вырубил сотовый.
  
  
   Ситуация с непростеньким Брендоном, проблемами в правительстве, провалившимся актом регистрации и официальным исчезновением Героймена подводили ОПБ к краю скалы, к яме, такой глубокой, что дна не разглядишь.
   Но, к счастью, в дело вступил Коршун - агент Стражей Порядка, ранее сотрудничавший с супергероями.
   - На связи, слежу за квартирой Соммерса. Периметр чист, никто не обхаживает. Твои друзья все еще там?
   Что умел агент помимо выполнения опасных миссий и скоротечного устранения плохишей, так это расслабляться независимо от обстановки.
  
   Кожаный наряд, торчащие в ушах черные наушники, белые коротко стриженые волосы, гладко выбритое лицо добавляли суровому имиджу капельку пижонства.
  
   Находясь на крыше соседнего здания, "дежуря", востребованный наемник достал арбалет и выпустил стрелу с универсальным наконечником-жучком для прослушки в стену дома, где жил Соммерс. Коршуна весьма заинтересовала болтовня ОПБ-шников. По тенденции такие парни не говорят о чем-то умном во время задания, глупо шутят, обмениваются анекдотами, вещают небылицы о своих бывших женах и курят дешевые сигары.
  
   Но на этот раз отдохнуть не получилось: Эридж засек проникновение в подъезд вооруженных типов в солидной форме. Без физики не обойтись, почувствовал он.
   Агент выстрелил еще раз, уже из гарпуна. Затем диагонально, как Маугли, спустился по тросу. Выбив ногами стекло, он залетел в здание.
   Ребята ничего не успели понять, как ловкач выпустил пулю в ворвавшегося бандита и, подбежав, добил. С его напарником сделал то же самое - стрелу пустил в глаз.
   Микки запаниковал, показав себя настоящим трусишкой:
   - Что, черт возьми, стряслось? - схватился за голову.
   Эридж не вздумал тратить время на объяснения, так как не знал, на кого работали галстучковые балбесы, но предположил.
   - Думаю, на Гранда. Кто еще мог нанять их?
   - А тебе не все равно? - спросил друга Зак и вытащил пушку.
  
   В парадной ошивалось несколько преступников. Человек пять. Готовые удавиться за бабло, они палили во все стороны, не жалея пуль.
   Смелый Зак, будучи подготовленным к подобным сюрпризам, словно пришедший на холодную войну, побежал к супостатам. Но Коршун, считая защиту жизней бойцов своим долгом, вовремя остановил героя и попросил предоставить ему кайф одному расправиться с громилами.
   Боец смирился...
  
   - Выходите, просто поговорим! - закричал один из "шайки", - Вы выходите?
   Коршун сделал так, как они хотели, но прихватил с собой автоматический арбалет, предварительно заряженный сразу пятью стрелами.
   - Руки вверх! - приказал вооруженный узи злыдень, - Тогда, может, и пожалеем - отвлекшись, он выплюнул жвачку, и этого мгновения агенту с лихвой хватило на выстрел.
   Стрелы прибили негодяев к стене, поразив жизненно важные органы. И теперь уже спокойные, тихие и такие... мертвые преступники подергивались из-за пробитых артерий.
   - Все... - довольствуясь полученным результатом, агент сложил оружие и вернулся к бойцам, - Я десять лет изучал раневую баллистику, использовал преимущественно живые мишени.
   - Можно выходить? - подал голос обделавшийся Микки, запершись в детской вместе с девочкой.
  
   ОПБ вызвали подкрепление и обо всем доложили начальству. Но прежде чем они пойдут на встречу с комиссаром, сначала выслушают рекомендации Коршуна.
   - Вам нужна защита, если это он.
   - Кто? - полюбопытствовал Зак, - Кто открыл сезон охоты на ОПБ? Гранд?
   Эридж немного подумал, все грамотно взвесил и дал ответ:
   - Думаю, вам необязательно знать имя предполагаемого заказчика. Да и что это изменит? Просто позаботьтесь о себе, сыщите безопасное место и переночуйте там. Желательно не связывайтесь с семьями...
   - До какой поры?
   - Не имею понятия! Пока все не утрясется...
  
  
   Продажа офисов Grand Corporation. Закрытие счетов компании Grand Corporation. Арест главы компании. Финансовый распад Grand Corporation. Задолженности директоров другим фирмам Grand Corporation. Оплата штрафов Grand Corporation. Снятие с должностей 47% персонала Grand Corporation. Снос здания компании Grand Corporation. Аренда новых помещений для Grand Corporation. Банкротство Grand Corporation. Снятие с должности оставшихся 53% персонала Grand Corporation...
  
  
   Будущее. Две тысячи шестидесятый год.
   Эридж Бэлмок/Коршун - единственный представитель расы людей на своей планете, невообразимо далекой от Земли, образно говоря, решил "поменять стрелы". Означало ли это усталость от бесконечных поручений, миссий, цели которых - установление мира и гармонии за счет убийств, участия в бескомпромиссных спецоперациях, войнах?
   Пройденное в разведках детство, больше похожее на многогодовую службу, обучило Эриджу выживанию в горячих точках. Первые два-три убийства, которые совершил будущий маститый лучник, оставили неизгладимый отпечаток цинизма, разочарования, неумения любить и прощать на душе будущего агента. След, который невозможно стереть...
   Эридж допускал, у сраженных им были и семьи, и дети, у них были планы на будущее. Поначалу ему хотелось подать в отставку, бросить сие неблагодарное дело. Но война - своего рода наркотик, и если привязался к ней, то победить столь дурную привычку будет весьма нелегко. Да и нужно ли что-то менять - вопрос, на который нельзя ответить. Так что новые заказы выполнялись Бэлмоком с куда большим хладнокровием. Жалость к врагам постепенно исчезла, а ее место занял порочный азарт.
   "Если ты не убьешь - убьют тебя" - простая, но действенная истина, фигурирующая в бесконечной борьбе со злом.
  
   В этом заключается смысл жизни любого агента "Робин Гуда", который когда-либо работал на Стражей - очень организованных ребят, контролирующих порядок, спокойствие, и, наконец, жизнь!
   Эридж имел за плечами кучу пройденных психологических проверок. Большинство из них проводилось непосредственно на корабле Совета. И хоть порой стрелок ощущал себя полнейшим психом, годным разве что для банальной мясорубки, результаты тестов всегда показывали "отлично" - высокий интеллект, моральную устойчивость и в итоге полную профпригодность.
  
   А сейчас... сейчас "Робин Гуд" занимался очередным неофициальным расследованием, и им движело нечто большее, чем "приказ сверху". Это можно назвать личным интересом. Все-таки, понимал Эридж, нужно быть не только законченным подонком, чтобы навредить Героймену - самому сильному существу метагалактики, но также исключительным стратегом и практиком.
   На такое звание претендовал разве что мистер Гранд, чья степень коварства росла в геометрической прогрессии. Ну, или не менее отмороженный фанатик-шизоид Эрик Соммерс.
   Предположительно, эти двое могли и сработаться.
  
   Сожаления агента простому человеку, без сомнения, покажутся странными. А жалел он сильнее всего об отсутствии достойного антагониста, чем могло похвастаться большинство супергероев. Например, у Ханка и Спауна врагов - арсенал, помимо самых вредных есть и такие, которые, хоть и не представляют огромной опасности, но, тем не менее, регулярно возвращаются и создают хлопоты.
  
   "Быть может, моим главным врагом на эту ночку станет скукота? Не она ли сражает наповал?" - чтобы отвести себя от дурных мыслей, Эридж решил наведаться в резиденцию Гранда. Авось, что-нибудь да отколется!
  
  
   Здание Corporation пустовало уже несколько дней: в коридорах и офисах дух одиночества сливался с тьмой; никто,
  по-видимому, не собирался наводить порядок: документы и папки показушно лежали на столах; проделанные в полу дырки - последствия неуборки, они говорили о наличии грызунов.
   Прыгая по крышам домов, систематически продвигаясь к цели, "Робин" думал, как обойти хитрую сигнализацию высотки. По идее, закрытую фирму обычно оставляют без внимания, но, мало ли, какая полезная инфа хранится в терминале бесчестных жлобов из мира Hi-tech...
   "Все! Почти на месте! И стрелы под рукой..."
  
   Уничтожать стекло не пришлось. Как ни странно, одно из окон оставили открытым. Таким незамысловатым образом, наш антигерой оказался внутри помещения, в застоявшемся полумраке, воспользовавшись тем же гарпуном. Сначала ничего не цепляло глаз, но затем, стоило стрелку высунуться в коридор, робот-дежурный, поочередно осматривающий каждый кабинет на этаже (видимо, на других этажах хозяйничали такие же андроиды), засек проникновение.
  
   В то же мгновение окна закрыли металлические жалюзи, прибыла "подмога". Эридж оказался в ловушке, уготовленной для всех, кто осмелится проникнуть.
   "Стоило это предвидеть"
  
   Не поддавшись оторопи, Коршун вспомнил, сколько идентичных случаев улеглось в его памяти. А этот - всего лишь один из подобных, к тому же не самый экстренный. Как-то раз, еще неопытного стрелка схватили наркодилеры, обещая порезать на мелкие кусочки. Антигерой находился всего на волос от смерти...
   Явились Стражи, спасли юного агента и перестреляли наркодельцов.
   После такого потрясного везения испугаться
  каких-то железяк, консервных банок Гранда, было невозможно. Запрограммированные на обнаружение посторонних они, наверное, позовут полицию, в крайнем случае - спецназ.
   "Хех"
  
   В коридоре Коршун наткнулся на препятствие - конгломерат парней разного телосложения, являющий охрану сорок третьего этажа. Побежавшие на врага парнишки получили каждый по стреле. Тихо замер их последний аккорд.
   Лучник, поглубже воткнув наконечник в плечо единственного выжившего, положился на пыточный допрос.
   - Здесь есть что-нибудь по-натуральному увлекающее?
   Охранник корпорации ничего не смог ответить, скончавшись от болевого шока.
   - Хм... - Коршун вытащил стрелу уже из похолодевшей плоти.
  
   Он прошел вперед, спокойно, по пути "отшлепав" еще одного парня. Достигнув комнаты управления сигнализацией, забитой пыльными мониторами да компьютерными креслами, попытался отключить ее, но, к несчастью, данная функция запросила password и отклонила выполнение.
   Тут-то "Гуда" ожидала нешуточная опасность - механизированный любимец G-56 - достояние Grand Corporation - "Стражник"
   "Милая кличка для безмозглого робота"
  
   "Достояние" уже шагало по этажу, грохоча тяжеленными ножищами. Ой, все же не повезло охране: машина прошлась прямо по трупам, расколов черепа нескольких убитых, как орех. Вовремя опомнившись, Эридж сумел обставить робота: для этого понадобилось тело охранника.
   Моментально среагировав, G-56 продвинулся вперед и идентифицировал подозрительное движение, за углом. Когда машина завернула и обнаружила нечто незначительное, как хитрый стрелок скрылся в актовом зале.
  
   Теперь основная задача заключалась в поиске информации, но как ее найти при таких пикантных обстоятельствах? Единственный вариант - незаметно пробраться в терминал, подключить несколько многотерабайтных накопителей и скачать хотя бы сорок процентов содержимого жестких дисков.
   Вначале Эридж расправился с камерами, а затем, медленно и аккуратно, двинулся к лифту, обходя бледные, почти незаметные лучи сигнализации.
  
   Пробраться в нужное место оказалось невероятно легкой задачей, равно как и побег от туповатого и недоработанного G-56. Не пришлось пользоваться тесными вентиляционными ходами, долго искать нужную дверь и ломать голову над очередной дилеммой. В терминале царило спокойствие, никаких срабатывающих за секунду защитных механизмов, роботов и всякой хрени...
   Вставленный в USB-вход HDD моментально принялся копировать данные. Ну, а пока идет "процесс", герой решил просмотреть информацию, но уже на другом ПК.
   И то, что он нашел - видеозапись с лаборатории, где проводили генетические опыты - впечатляло и в то же время отпугивало.
   - Кто это такой? - Коршун уставился в монитор.
  
   На записи был высокий мужчина со щетиной, черной косичкой, да выбритыми боками, к которому сотрудники научного отдела обращались не иначе, как Фрэнк.
   Он показывал коллегам-ученым свое достижение - результат скрещивания рыбы и человека. Оригинальный хирургический подход выглядел многообещающе. Внедрение жабр.
   Фрэнк казался помешенным, уж больно зацикленным на изучении генов, но весьма-весьма целеустремленным человеком, что вне всяких сомнений заслуживает определенного уважения...
   - Сегодня я проведу консультацию со своими клиентами, которые вскоре станут новым звеном в человеческой эволюции!
   Фрэнк подошел к большому экзотическому аквариуму и обратил внимание присутствующих на маленькую рыбку синего окраса.
   - Это чудо природы я называю Бриджит в честь своей коварной тещи!
   Рыбка была непроста.
   - Она способна дышать, как в воде, так и кислородом! И все это благодаря хирургам, само собой.
  
   - Хирургия - самый загадочный раздел медицины, я считаю, да и науки вообще! Осознайте, любая хирургическая операция, сложная или простая, в той или иной степени, это отчасти креативное вмешательство в природу! - доктор говорил, выпучив глаза, - Но если человечество не устраивает базовый набор способностей? Если люди жаждут большего? Например, умение дышать под водой многое бы разрешило.
  
   Не успел стрелок досмотреть любопытную лекцию да закачать инфу, как раздался вполне ожидаемый звук шагов. Кто-то бежал по направлению к терминалу. Их было несколько!
   Вытащив хард всего на 23%, Эридж посмотрел в сторону вентиляцию и решил попробовать спрятаться там. Он еле-еле успел забраться.
   Через двадцать секунд в помещение забежало малое подразделение.
   - Немедля обыщите каждый угол! По данным системы безопасности здесь кто-то пошуршал! А шпионы достаточно редко используют технологичную броню-невидимку! Но все же, смотрите в оба, парни! Нельзя позволить какому-то нанятому ублюдку припрятать к рукам знания ученых. Эти сведения, уверяю, стоят всех наших жизней.
  
   Нудная болтовня спецназовцев ничуть не заинтересовала лучника, и поэтому он предпочел удалиться. Прополз несколько метров, выбил ногой металлическую крышку и спрыгнул. Крепкие жалюзи - единственное препятствие на пути к выходу - были уничтожены взорвавшейся стрелой.
   "Да уж, много секретов хранят бизнесмены. Ничего. При удобном случае поделюсь с героями, если, конечно, увиденное не вылетит из башки"
   Бэлмок бесстрашно прыгнул в окно...
  
  
   Этим утром ОПБ накрыли в Нью-Джерси склад боеприпасов и повязали дюжину торговцев. Основная претензия - незаконная продажа. Тейлор, как всегда, повел себя особенно учтиво, разрешив дело с нарушителями одним предупреждением и взятием крупного штрафа.
   - В следующий раз вас ждет арест, суд и лишение свободы на несколько лет, а сейчас доставайте кошельки.
   - Нет при себе - опустил голову Саймон - хитрый торгаш, ранее промышлявший на границах Афганистана.
   - Тогда платите оружием - улыбнулся Родригес.
   Дело разрешилось.
  
  
   На выходе из склада боец стал расспрашивать начальника.
   - Как думаете, сэр, он отзовется, когда понадобится? - спросил у Командира Зак, рассказавший друзьям о том храбром лучнике.
   - Свяжется с нами, если будет нужно, ну, а пока мы будем действовать самостоятельно - искать Соммерса и параллельно прикрывать черную торговлю - ответил Тейлор, а потом решил рассказать бойцу кое-что полезное, - Черный рынок в нынешнее время на семьдесят процентов состоит из украденного. Целая воровская империя! Понятное дело, сжечь систему не под силу никакой конторе, в том числе и нам, но бороться, препятствовать необходимо, иначе общество утонет в собственном дерьме! Для этого и существует ОПБ!
  
   - Звонят! - Тейлор остановился, вытащил мобильный, и какого было его удивление, когда на телефоне высветился неизвестный номер. Напрягши память, он не мог назвать ни одного человека, которому давал свой рабочий.
   - Але, это кто?
   - Джерго! - послышалось из трубки.
   А затем висок Родригеса уколол бесноватый смех.
  
   - Что, не ожидали, Командир? Я надыбал информацию на вашу конторку, на Командирчика, и выведал даже такие тонкости, как номерок его мобильника!
   В душе бойца словно разгорелось пламя. Но чтобы не проиграть преступнику, нужно сохранить хладнокровие. Родригес поставил звонок на прослушку с помощью прибора, способного определить местоположение даже отключенного телефона.
   - Чего тебе нужно, Соммерс? Не надоело играть в
  кошки-мышки? - пока боец хитрил, задавая вопросы для растягивания времени, шкала благополучно заполнялась.
   - Увидеть, сэр! Увидеть приход Нового Бога! Зевс скоро упадет с Олимпа, но что вы, жалкие смертные, будете делать без его великодушия? Без его сотрудничества с вами!
   - Послушай, не нужно в красках описывать свое душевное состояние. Все мы в курсе, в кого ты превратился. Может, сдашься и облегчишь свою участь?
   - Нет уж! Убийцы богов так просто не сдаются!
   - А это уже и не требуется! До связи... - начальник закрыл раскладушку и обратил внимание на экран ультрабука.
  
   100%
   Отслежка завершена!
   Местоположение: Второе Авеню, дом No. 5
  
  
   - Ну, все! Теперь ты мой...
  
  
   Второе Авеню.
   - Олимп! - раздавался голос бешеного психа. Замаскированный под мотоциклиста садист и не думал идти на поводу у ОПБ. Дать заднюю в его ситуации означало обеспечить себе пожизненный срок по собственному желанию, на что "новый бог" никогда не пойдет, - Ты с него сошел! К нам, к смертным! Дважды гору не покоришь! Ты не смог вернуться домой и остался жить с людьми, а они убили тебя! Потом один из них занял твое место!
   Новый тип пытки: удары кастетом по лицу. Жертва уже ничего не чувствовала... никакой боли. Только непонятные молниеносные импульсы.
   - Я займу место Зевса! - четвертый по счету удар лишил Бэннери сознания, - Афина, Афродита, Артемида, Гестия, Деметра... Да что там... Все богини, какие только проживают на священном Олимпе, посетят мой чертог! Но тебе, Зевс... - маньяк приготовился выбить ему челюсть, - Предстоит претерпеть удел любой смертной плоти. Как и говорилось в проро...
  
   БУМ-БУМ! Было произведено два точных выстрела с расстояния ста пятидесяти метров. Первая пуля оставила на визоре окруженную трещинами дырку. Вторая - полностью разбила его. Свалившись на спину, застреленный маленько подрыгал носками. Прошло десять секунд и предсмертные подергивания прекратились.
   Через минуту в холодное бессветное помещение ворвались ОПБ-шники и обнаружили истекающего кровью зеддерианца, обессилевшего, безмолвно стонавшего.
  
   Некогда всесильный бог теперь испытывал нестерпимую боль при каждом шевелении. Лихорадочно дышал, вздрагивая от конвульсий. Агония отпугнула бойцов. Символ идеологии США больше походил на поколоченного эпилептика, нежели на супергероя.
   Чтобы спасти его, ОПБ оперативно развязали руки и положили на носилки. Провальная попытка сделать искусственное дыхание, неумелое обращение с медицинской аптечкой вынудили Тейлора вызвать скорую помощь. Но перед этим Кэйл, сквозь силу раздвигая губы, проинструктировал, что нужно сделать...
   - З... зе... - он не чувствовал рта и оттого заикался, стараясь донести простейшую мысль, - Зеддер...
   - Он что-то говорит, Командир! - крикнул Винсент Хоу.
   - ?
   - Вернее пытается сказать! Пульс пониженный. Давление тоже...
   - Зеддер...
   "Давай, скажи это, Кэйл. Облегчи нам жизнь..." - подумал про себя взволнованный Тейлор.
   Это желание сбылось.
   - Зеддериан - смог вымолвить Бэннери.
   - Так! - взмахнул руками главный, - Камень? И что мы должны сделать?
   - Нуж... нужно вытащить его... Вынуть из тела... - человекообразный пришелец указал пальцем на свою грудь, откуда текла кровь.
  
   - В машину его! - распорядился Родригес.
  
   И когда все покинули бывшее место пытки, командующий отрядом остался в этой тьме, наедине с неподвижным Соммерсом. Все, чего хотел вояка - расплаты - мести за погибших бойцов. Он так и не смог забыть тот трагичный инцидент, да и вряд ли когда-нибудь сможет...
   Ему до боли обидно, что подонок скопытился столь быстро, не подарив кучу удовольствия...
   - Я передам девочке о твоей кончине - Тейлор постоял немного, затем вытащил ствол и выпустил в бездыханное тело преступника несколько пуль, - Получи за штаб, мразь...
  
   - Дело сделано...
  
  
   Глава 7 - путешествие.
  
   Восстав из мертвых, Ханк усвоил: существует только одна реальность - та, что томится между прошлым и будущем, но ее чертовски часто путают с настоящем.
   Реально лишь то, что люди переживают сейчас. И кроме "сейчас" нет ничего более реального. Все, что находится вдали, не относится к нам, а размышлять о какой-то соседствующей жизни то же самое, что пытаться добраться на автобусе до красной бесконечной пустыни - до Марса.
  
   Причем, гласит наука, принцип времени зависит от мира. В разных мирах разный принцип, есть стабильность, эпизодичная неотличимость, которая делает миры похожими друг на друга.
   Например, после физической смерти на Земле душа уходит в закрытое чистилище под названием "Ад", где правит заклятый враг всех земных супергероев - лорд Антихрист, в последнее время утративший силу из-за бесконечных происков надоедающих Стражей; на планете Сплава, где металл - единственное, что имеет ценность, покупается, продается, подается к столу, обитает демон Архивариус, практически аналог Антихриста.
   В других мирах тоже живут демоны, аналогичные этим двум. У каждого охотника за грешными есть свое личное чистилище.
  
   Земля - на данный момент единственная цивилизация с пошатнувшимся временным режимом. Подобное больше нигде не наблюдается: деятельность жнеца, нацеленная на основательную перекодировку линий, смешала одну реальность с другой.
   Во время путешествия у супергероев появились сложности - бесстрашный Ханк, самый темпераментный член команды, загадочным образом утерял регенерацию и скончался, упав с девяносто метровой высоты.
  
   Но, к счастью, верного напарника можно спасти. У всего есть медаль с обратной стороной, в том числе и у катастроф.
  
  
   - Мы вернем твоего друга, даже если для этого придется умереть в настоящем времени, как это сделал он. Возникшие помехи можно использовать, чтобы воскрешать умерших.
  
  
   Близился казус - зло впервые послужит добру. Началось все с обещания, которое Кэйл Бэннери дал Эллен Джейн.
   - Я верну Ханка. Для этого, вероятно, придется отправиться в прошлое...
   - Каким же образом? - Эллен в последнее время вела себя несвойственно супергероине: часто эмоционировала, переживала, будто и не пыталась сдерживаться.
   Героймен подошел к девушке, обхватив ее плечи руками.
   - Ты знала Ханка лучше, чем мы все, вместе взятые. Знала, чем он занимался ранее, кем был и какие дела проворачивал. А еще ты любила его за разносторонность, которая отсутствует во мне, но которая присуща всем смертным - ему было нелегко признать, что потенциальный конкурент на сердце красавицы в чем-то опережает его, - Вы неидеальны, чем и прекрасны. Ханк вообще нейтрал, помнится, он вступал за злых, хотя потом и исправился...
   - Поэтому, ты думаешь, в него сложно не влюбиться? Из-за земной неоднозначности, которой нет в тебе, потому что ты нас... лучше?
   Кэйлу было нелегко признавать, что он идеал. Причина - скромность. Дитя Зеддера хотел бы походить на землян. Так сильно, что опасался остаться символом повстанческой мощи Зеддера и полубогом.
   - Отвечу, когда найдем его.
  
   - Как будем искать? Я спросила, но ты промолчал...
   - Мы должны перечислить в уме все миссии Ханка. Тогда есть шанс, что, отправившись в прошлое, мы его все-таки отыщем и оповестим о гибели, о его незавидной судьбе.
   - С какого задания перечислять?
   - С самого первого.
  
   Кэйл знал одну вещь, касающуюся Ханка - когда-то воин без страха работал на американское правительство, обычно отправляющее бойцов в горячие точки без шансов на выживание. Но после первого удачного "приземления" Ханк стал самым востребованным среди правительственных агентов.
  
   - А какое его задание первое? Постой, что-то я запуталась...
   - То есть? Ты не помнишь?
   - Боюсь, подзабыла. Много воды утекло с нашей последней беседы о его подвигах.
   - Боюсь, время поджимает. В таком случае нам придется обратиться к тому, кто мог бы раскрыть часть твоих затерянных воспоминаний, которые нам нужны для спасения Ханка.
   - К кому это?
  
   Бэннери позаботился о том, чтобы поиски мутанта не заняли несколько жизней. Молния, хоть и пыталась вспомнить, что говорил ей погибший друг, у нее не получалось, будто какая-то неведомая сила нарочно блокировала отзвук тех событий - еще близких отношений Ханка и Эллен.
  
   Зашедший в базу данных супергеройской организации по просьбе обеспокоенных Бэннери и Джейн, Уилл Паттерсон стал искать достаточно квалифицированного специалиста - человека, в чьих возможностях управлять чужой памятью.
   Все трое, Бэннери, Джейн, Уилл, сошлись во мнении, что целесообразнее искать среди магов.
  
   Магия - система мышления, при которой человек обращается к таинственным силам с целью влияния на события, порой государственной важности.
   Пока Уилл изучал список известных колдунов, вычитывал о многочисленных знакомствах супергероев, Бэннери поинтересовался судьбой генеральского сынишки:
   - Как там поживает Джерри?
   - Да все неплохо - Крэйт не успел ответить, как вдруг нашел, на свой взгляд, подходящего кандидата, - Этот вас устроит?
   Эллен и Кэйл нагнулись, чтобы посмотреть, кого там
  откопал торопливый Паттерсон.
   - Ты серьезно? - Молния шокировалась, что выбор Уилла пал на бывшего врага Стражей и героев.
   Крэйт повернулся к ним, улыбнувшись:
   - А что не так? - и ощутил небольшое неудобство, - Эмм... Он смотрит на мир шире других заклинателей. Его опыта должно хватить на управление памятью.
  
  
   Особняк человека, вызвавшегося помочь героям возродить воспоминания о Ханке, в Непале - родине долгожителей и мудрецов. Он был частью владений мусульманского сословия, социальной прослойки, поселившейся там еще в позапрошлом веке.
   Хозяин богато декорированного дома был таким же ветхим, как потихонечку сгнивающая древесина, лежащая у бережка прекрасной Сун-Коси.
   - Вы пришли не одни? - спросил маг появившихся у порога его скромного жилища Шторма и Молнии.
   Бэннери же не полетел по абсолютно неясным (кроме него самого) причинам. Пришелец наотрез отказался сотрудничать со злодеем, даже мало-мальски.
  
   Золотая маска, закрывающая лицо хозяина дома со времен принятия дисциплины тайного ордена монахов; рыцарские латы; ножны; меч. Колдунишка смахивал на "симбиоз" рыцаря и мудреца. По всей видимости, умел и философствовать, и обращаться с клинком.
   - Нет - ответил жрец ветра.
   Мгновением позднее их приглушил шум двигателя летательного аппарата Спауна, вкратце спаунплана.
  
   Приземлившись на просторный луг, взбудоражив траву, коснувшись поверхности, аппарат затих. Спаун
  по-спортивному выпрыгнул из него и махнул друзьям, появившимся у дома экс-злодея на несколько минут раньше его.
   Экс-злодей оглянул экс-врага, насколько позволяло его дворянское приличие. Не без отголосков былой ненависти, конечно.
   - Успокоились, как я посмотрю? - Спаун также не забыл свою "любовь" к нему, - Или все еще жаждете переворотов? Восстания?
   - Мальчик мой - Вестник соединил ладони рук у груди, чуть было не поклонился, - Я застал монархов, из чьих имен состоят истории Египта, Рима и Греции. Мои глаза видели то, чего вам не суждено. Я понимаю, американцам не хватает воспитания, но...
   Спаун перебил его.
   - Я - австралиец!
   Тогда, посчитав разговоры о воспитании бесполезными и оттягивающими важное, господин Вестник дал волю чужим языкам.
   - Ладно. Говорите, зачем побеспокоили и идите с миром. Видят мойры, я не желаю вам зла...
   - И не нужно! - громко произнесла Эллен, наслышанная о масштабных преступлениях Вестника, - Просто помогите нам.
  
   Если незваные имели в виду то, о чем колдун подумал, только услышав про прошлое, их новая миссия будет соприкасаться с процессом памяти, посредством которого происходит запечатление следов - ввод новых элементов ощущений, восприятия, мышления или переживания в систему ассоциативных связей.
   Разновидности магии, метаморфически реконструирующей сознание, настраивающей сбившийся с дороги поток мыслей, Вестник называл бесхитростное незамысловатое название "жизнь". В далеко не простом мировоззрении колдуна, понимании мира, как чего-то очень точного, существование жизни было одной из многочисленных задач, которые боги задают себе, и сами их решают.
  
   В твоей душе мерцает солнца блик,
   Стоит вечность сладостного плена.
  
   - Девушка пусть сядет на стул. На сканирование уйдет минут пятнадцать... - Вестник посмотрел на Эллен так, будто никогда прежде не видел супергероинь, затем попросил ее друзей удалиться, объяснив это обязательным условием сосредоточения. Его может отвлечь что угодно, даже гробовая тишь, - Попытаюсь за эти пятнадцать минут проникнуть в труднодоступный сектор. Я практикуюсь уже не одно десятилетие и успел выявить закономерность - если не удалось отыскать нужный фрагмент за первое внедрение, шансы на успех при повторной проверке равны нулю.
  
   Молния стала молиться, чтобы у Вестника все получилось, чтобы все удалось. Привязчивость к людям, и минус, и плюс одновременно, ограничивала девушку от альтернатив.
   Будь заносчивый Ханк чуть более безразличен ей, она бы нашла море скрытых троп. Прошла бы по ним, смирившись с потерей очередного бой-френда.
  
  
   "Пуленепробиваемость",
  
  
   Но Эллен больше никого не хотела терять. В том-то и дело.
  
  
   способность выживать без огневой поддержки и плана эвакуации",
  
  
   А всех, кого она потеряет - обязательно вернет.
  
  
   регенерация.
  
  
   - Расслабь свой мозг - Вестник обнаружил нечто, похожее на то, что искала Эллен, и проинструктировал, - Упорядочи мысли. Каждая из них - живая материя для меня. Поток, что я наблюдаю, мне мешает, поэтому ты должна быть расслабленной. Главное, не волнуйся.
  
  
   - Я забыл тебе сказать...
   Ханк вспомнил то, что давно планировал, но забыл - поделиться с Эллен частью себя, еще не вступившего в организацию супергероев.
   - Что?
  
  
   Эллен почти уже вспомнила...
  
  
   - Моя первая миссия - авантюра в Сибири, именно там я научился убивать.
  
  
   - Я вспомнила! - девушка дернулась быстрее, чем ожидал колдун. Он, конечно, был горд собой, что смог помочь героям, проявить себя с лучшей стороны, посодействовать защите справедливости, но не получил даже "спасибо" за свое кратковременное участие.
  
   Спаунплан через минуту исчез в облаках...
  
  
   Сибирь - обширный географический регион в
  северо-восточной части Евразии, ограниченный с запада Уральскими горами, с востока водораздельными хребтами у Тихого океана, с севера Северным Ледовитым океаном, с юга границей сопредельных государств России.
   В современном употреблении под термином Сибирь, как правило, понимается находящаяся в этих географических рубежах территория Российской Федерации, хотя, как историческое понятие, в своих широких границах Сибирь включает в себя и северо-восток Казахстана, и весь Российский Дальний Восток.
  
   "Природа Сибири - уникальное сочетание горных вершин и хребтов на Юге Сибири, невероятно прекрасных многочисленных водных артерий, не оставит безразличным любого обитателя нашей планеты.
  
   Истину говорят, природа никогда и нигде не бывает не замеченной. Будь то солнечная часть света, будь то север, запад или восток. Это манящее место, завлекшее мой неискушенный мальчишеский разум с первых секунд - чудо природы, рай для любителей восхищения, рай для любителей жизни.
   Я знаю все об этом месте. Например, часто со стороны географической специфики, Сибирь рассматривают без Дольнего Востока.
   Стоило мне немного освоиться после выполнения первой миссии, как регион на время стал моим домом, где я непроблематично добывал себе пищу, охотясь на диких зверей, в глазах которых находил родство.
  
   Что заставляло США обращаться к подобным мне типам, чье существование вынужденно засекречено? Потребность в неприкосновенности.
   Все это логично: какой-то чувак с мечом, не обреченный жить в обществе, но несомнительно благодарный правительству за оказанное милосердие, выгоднее солдата, у которого есть семья, жена, ребенок, карьера, смысл жизни...
  
   У властей пусть будут в почете изгои, вроде меня, а у меня в почете уединение с природой. Природа ценна беспристрастием, тем она справедливее, чище общества, чище города.
   В лесу неважно, кто ты - стратегический консультант, носитель наивысшего воинского звания или просто чиновник. Там важен безотказный критерий добродетельности, зачастую выступающей, как способность переносить страдания, включая физическую боль.
  
   Что это, как думаете? Это отражающее нравственную силу при преодолении страха, незаменимое... мужество.
   Звери им наделены, люди тоже, но далеко не все. Я бы сказал меньшинство.
  
   Рык, раздавшийся после очередной серии выстрелов, смел все сомнения насчет присутствия вблизи бурого медведя. Подошло время для еще одной серии. На кого охотились наемники в масках - на бурого или на Ханка - не знал даже Ханк, притаившийся за тонкой сосной.
  
   "Пять месяцев мой клинок ведет равноправную борьбу с неместными террорами, чьи цели инкогнито. Эти люди за вечер опустошили два поселения, поубивали коренных и заняли домики. Они обосновались хорошо...
   Но, увы, их не оповестили о моем присутствии"
  
   Воину приходилось импровизировать, искать выход за считанные мгновения, неся при этом колоссальную ответственность за безопасность сибирских детишек. Бесы шмаляли, не жалея боеприпасов, из самых разных пушек.
   Осмелившись выглянуть из-за угла деревца, Ханк увидел трогательную картину - умирающего мишку, еле двигающего лапками. Было ощутимо, медолюб сопротивлялся до последнего...
   "Прости, что не спас, собрат"
  
   Воин неистово разозлился, включил ранее недоступную ярость берсерка и напал на стрелявших.
   - Мрази, получите! - он пустил в ход скучающий без дела меч, лезвие которого лизнуло вражеские внутренности и резко вышло назад. Оба пораженных, не успевших и вскрикнуть, повалились в сугроб, истекли...
   "Так в кавычках гуманно я выполняю свою работу, - Ханк убил еще одного, прячущегося в кустах - подкрался незаметно сзади, свернул шею, - Потому что на войне нет места пацифизму.
  
   Однажды меня охватило чувство долга, которому я не смог воспротивиться. Это было, пожалуй, лучшее развитие сюжета.
   И я хорошо понимал обязанность. Как и в любой военной миссии, кроме стеллсных, в собственной игре действуют те же правила: чтобы спасти всех хороших, от плохих необходимо избавиться"
  
   Гипотеза, что неподалеку от места последней стычки, есть лагерь, развернутый для приема незаконного груза, где держат и пытают местных, выбивают у определенных лиц информацию всеми возможными путями и пытками... оправдалась.
   Ханк подготовил все имеющееся при нем оружие - СВД (снайперская винтовка Драгунова), удавку, меч.
  
   "Я был своего рода Маугли, дитем природы, поэтому территория леса без всякой негативной иронии принадлежала мне. Приезжие ублюдки об этом, само собой, не догадывались, но именно незнание исторически сложившейся совокупности видов животных, фауны, и погубило их"
  
   Одного наемника, отбившегося от основного "каравана", забежавшего в лесок для пись-пись Ханк схватил и обезглавил. С его компаньоном, отправившимся проверить, стряслась та же херня - мутант приземлился с дерева прямо на спину, вытащил холодное оружие и проткнул...
   Кровь хлестанула и потекла по снегу.
  
   "Почти всегда встреча со мной заканчивалась выдачей билета на тот свет. Сказывалось отсутствие выбора. Плохие парни плохи почти везде, и если не я, то кто-то другой их накажет, но к тому времени они уже успеют напакостить"
  
   Ханк спрятал тела за черешчатым дубом, присвоив бинокль, с помощью которого в деталях рассмотрел лагерь плохих.
   Неожиданно для Ханка, выяснилось, что головорезами
  управляла женщина - террористка, входившая в бывшую президентскую чету распавшегося азиатского государства, по прозванию "Яд".
  
   "Присутствие представительницы прекрасного пола - то, что навело меня на мысль о прекращении боевых действий. И все же, трезвомыслящий, я не отступил.
   Кем бы ни был главарь этих отбросов, он заплатит. Желательно кровью и жизнью. Ну, а я, как лицо, участвующее где-то посередине конфликта, беспристрастное в вопросах бескомпромиссного правосудия, обеспечу казнь"
  
   - Твою ж мать, вот дьявол! - наемники увидели издали бегущего к ним Ханка - чудика, с которым уже сталкивались в сибирских лесах. Вероломная Яд приказала не жалеть боезапасов и стрелять из шестиствольного пулемета. Парень в кепке послушал лидершу, забрался на припаркованный у спальных палат кузов пикапа, смахнул с оружия клеенку и прицелился.
   Но нечеловечески ловкий и проворный Ханк бросил в сторону парнищи два ножа, один из которых тот обнаружил у себя в затылке...
   - Э-э-э-э! - наемника охватила предсмертная дрожь.
  
   Прочая братия разбежалась по машинам. Кому-то и в самом деле удалось спасти задницу, но большая часть террорюг полегла. Ханк за секунды сражал набегающих. В основном, резал, но, бывало, ломал. Заключительная "волна" лохопедов заставила немного потрудиться. Для защиты перепуганных бойцов со средней талией, полудрищей, в резню вмешался мускулистый негроид.
   - Я вовсю использовал приятелей из мира бокса, натягивая их рты на свой член! - крикнул верзила, схватив воина без страха за горло, по-мужицки отбросив в сторону, стукнув о разваленные у палатки женщины ящики, - Они поочередно сосали у меня! - затем приступил к привычному избиению: сломал очки, подбил нос, схватил за волосы, принялся стучать коленом по лицу, - Майки, Джонни, Кенни. Все брали в рот, так или иначе! - негр казался все грознее. Незаменимый агрегат для костоломки, - А если кто морщился и не говорил, как это офигенно, предпочитал имитирующий сосок предмет моему чемпиональному пенису, то есть, обыкновенную детскую соску. Я брал хребет ублюдка и... сам вникаешь, что происходило дальше с отсосавшими мой член! - он лишил Ханка амуниции, снял часть скальпа, наградил синяками, - Думаешь, что? Ублюдок отправлялся на больничную койку, на пожизненный срок!
  
   "Это сволочь сделала мой вечер, пробудив во мне интерес к поединку"
  
   - Что молчишь, белый? - крикнул негр, - Ах, чувствовал так, что прямо видел! Вы все белые слабые, беспомощные! И я даже рад, рад, что не родился бел... - и... по-собачьи взвыл от наступившей, словно парализовавшей боли. Пока качек бахвальствовал, болтал, отвлекался, противник незаметно вогнал маленький перочинный ножичек в печень. Зрачки негроида расширились, изо рта потекла легко узнаваемая красная водичка.
   - Ну, что, договорились, кореш? - Ханк не мог бы без минимального злорадства, ведь крупный почти убедил его в проигрыше.
   - Ты... - крупный не договорил.
  
   "Смакование не-проигрыша - один из способов времяпровождения заведомо проигравшего"
  
   - Ой, какие изменения в позиции, в тактике, в стратегии. Ты, похоже, умираешь. Извини, я не танатолог. Но ты точно не хочешь, чтобы тебя, окоченевшего, лишили члена?
   - пока Ханк смаковал, тот испустил финальный вздох...
  
   - Что ж - мутант поджал губу, - Я немного расслабился. Нужно будет возобновить тренировки...
  
   "Вот из таких кровавых эпизодов, драк, набегов, убийств, и состоит моя жизнь. Одно утешение, скучать не приходится, всегда находишь, чем заняться.
   Возможно, пройдет время, и я перестану видеть в своих поступках благородство, окончательно поникну и пошлю все к чертям. Ну, а до этого момента я - дитя природы - буду делать то, что у меня лучше всего получается.
  
   Что же это?"
  
   - Сражаться!
  
   Ханк побежал за постепенно исчезающим в ночной метели джипом. Машина ехала медленно, шины едва справлялись с сугробами. Из-за льда не представлялось возможным разогнаться.
   Мутант, как фантастично это не выглядело, догнал тачку у шлагбаума, у охранного поста. Убив дежурного, он схватил женщину за руку и вышвырнул из кабины. Убил храпевшего на соседнем сидении латиноса.
   - Назови свое имя! - крикнул Ханк, собираясь покончить с девицей. Прежде ему не доводилось отрезать женщинам головы, но сейчас он был готов и к этому - к еще одному поступку, который на шаг приблизит его к понятию "антигерой", еще больше размоет границу между положительными и скверными поступками, - Дважды не повторяем! - мститель прижал лезвие меча к горлу наемницы, - Ну? Скажешь?
   - У меня нет имени... - молвила схваченная, - Его у меня забрали.
  
   "Кем бы я был, поступив иначе? Варианты есть. Возможно, достойным"
  
   - И эта, ясная лишь тебе одной обида, дает право убивать?
   Леди возразила
   - Ты тоже убиваешь, разве нет? - взгляд ее пылал изрядной надменностью. Она говорила со всей допустимой строгостью, при этом женственность оставалась на месте, - Если подсчитать, хотя бы приблизительно, сколько моих ты положил, целый маньяк вырисовывается...
   - Между моими жертвами и твоими есть отличие - Ханк "был все еще готов", - Твои не заслужили смерти.
   - Да ну? А судейское удостоверение при тебе? Может быть, покажешь?
   - Искусно же ты оттягиваешь смерть. Ловко.
   - Не ловчее тебя.
   - Я не умру. С чего взяла?
   - Оглянись. Бессмертных нет.
   - Может...
   - Ну, что? Все еще намереваешься убить?
   - Да...
  
   "У меня хватило силы"
  
   Ханк в три движения отрубил голову наемницы и смахнул кровь с клинка. Затем сел в машину.
   Останки Яд были брошены разлагаться в грязи и снежной каше. Как, собственно, и останки тех "крутых парней".
  
   "Хладнокровие, четкость действий, оперативность - вот, чего не хватало системе правосудия, зато присутствовало во мне.
   Иногда я прикидывал, что олицетворяю ее. Правосудие... Но почти каждый раз пытался заставить себя отречься от таких версий. Для большей наглости требовалась потеря скромности"
  
  
   Ханка пытало стойкое дежавю, начавшееся с раннего утра, продержавшееся до сего момента, пока он не выяснил, что переживает один и тот же временной отрезок несколько раз.
   Глобальный скачок в сознании невозмутимого борца произошел с внезапным появлением на шоссе незнакомки.
  
   Девушка внимательно смотрела на Ханка, будто специально ждала его. Прождала невообразимо долго.
   "Чувствую, ночка выйдет авантюрной. Только новых знакомств мне не хватало"
   Ханк вышел из машины, громко хлопнув дверью.
   - Вы в порядке? - незнакомка промолчала, несмотря, что крикнул он целых два раза. Не услышать было невозможно, - Девушка, к вам обратились! Ответьте, с вами все нормально?
   Так и не получив ответ, Ханк подошел поближе, чтобы получше рассмотреть лицо незнакомки.
  
   "Почему меня пронзило ощущение, что я ее уже видел? Это что, ситуация, не соответствующая реальности? Или первый признак усталости?"
  
   - Девушка, вы...
   Эллен, явившаяся из другой линии, на бегу обняла Ханка. Это было неожиданностью для него, не знающего о себе самом из будущего, ничего не знающего о ней.
   Можно выделить несколько мышечных групп, привлекающих женщин. В любом случае Ханк, обладая такими, неоднократно в этом уверялся. Но набросившаяся на него леди не производила впечатления фанатки. Мутант почувствовал, что между ним и очаровашкой есть связь, куда большая, чем можно прикинуть. Экстрадуховная.
   Стремясь обуздать нахлынувшее бессознательное влечение, охватившее, как неодолимый сон, разгорячающее кровь, Ханк чуть не забыл спросить "кто ты".
   Чуть.
  
  
   Спустя час после феноменальной встречи, встречи в другом времени, неразлучная пара сидела в машине. Ханк первое время не верил в происходящее, всячески игнорировал подсказки созерцания, отклонял их.
   Он еще не знал о временном дисбалансе и пытался объяснить все с позиции чистого разума. Когда все-таки сдался, сказал, что такого быть не может, назвав рассказ Молнии дичайший бредом, что-то, возможно, все та же вылезающая из потаенных углов интуиция...
   - Из каких далей пришла? Где находится место телепорта?
   Эллен обрадовало, что напарник, тот самый, ради которого она пожертвовала всем, что у нее осталось, включая заработанную честным трудом безопасность, узнал ее голос, лицо, цвет волос...
   - В Нью-Йорке, там нас ждут...
   - Наши друзья?
   - Они самые.
  
   - Что ж. Пока я ни в чем не уверен, да и голова кружится от услышанного. В ней всплывают забытые, приглушенные образы. Верить мне больше некому...
   - И не надо. Меня достаточно.
   - Ты сказала, в будущем Земля будет уничтожена. Все континенты, государства, кроме Штатов. Могу ли узнать, чья это заслуга?
  
   Эллен заранее подготовилась к занимательному рассказу. Собрала все силы в кулак. Главное, чтобы товарищ поверил, или хотя бы попытался принять.
  
   Через некоторое время между знакомцами произошла мини-ссора, переросшая в ДТП. Оба были на нервах. Стараясь перекричать рев угнанного джипа, Эллен ударила Ханка по рукам и тот, не справившись с управлением, свернул на обочину, так резко, что тачка перевернулась несколько раз.
  
   Воин без страха не получил никаких увечий. Исключения - синяки, которые исчезнут с минуты на минуту. Ханк вылез из покореженного авто и тут же забеспокоился о судьбе Эллен.
   "Не прощу себе, если с тобой что-то случится. Ты должна жить, чтобы жил я, чтобы жили мы все. Ты - ключ к будущему. Сейчас, по крайней мере. Но я уверен, ты навсегда им останешься.
   Эллен более светлая, чем я, и я вспомнил, почему. Потому что не убивает. Она когда-то убивала, но отказалась потом, исправилась - Ханк потрогал Эллен за плечо, за ее порвавшуюся утеплительную куртку, проверил реакцию зрачков на свет, достав из пластмассовой коробки фонарик, проверил наличие пульса на сонной артерии, - Должна. Живи, чтобы дарить нам будущее, чтобы дарить жизнь. Жизнь ради жизни - и не обнаружил пульса.
  
   Паниковать Ханк не станет в любом случае, потому что просто не умеет. Однако для похорон стоило получше удостовериться.
   "Ты всюду меня находила, всюду находишь. Где бы я ни был, там ты, так или иначе, появляешься, как мой личный ангел-хранитель"
  
  
   В случае возникновения межпространственных помех телепорт закрывали, ждали, когда помехи пройдут и снова включали. К Кэйлу Бэннери в кои-веки подошел его двойник из будущего - тот старец, о котором все говорили и которого Кэйл еще лично не видел. Прежде.
   Чрезвычайно обеспокоенный чем-то, но замкнутый, пытающийся сказать что-то, но не решающийся, старик долго стоял и смотрел на свое молодое отражение. Смотрел и думал про себя:
   "Таким я был когда-то, да, таким монолитным, на все способным, величественным. А сейчас я кто? Сжавшийся почти буквально, негодный, ни на что неспособный и никому, никому не нужный, даже себе самому.
   Я не был идеальным. В том-то и ошибка моя роковая, что я хотел быть неидеальным, но не знал, что и без грез такой. Я не смог простить Зеддер"
  
   - Что мне нужно сделать, чтобы избежать участи изгоя? - спросил Героймен у пожилого отражения, - Что? Я сделаю все. Ты только скажи мне - его умаляющие глаза рождали искренность, - Я знаю, ты скажешь, я не люблю Зеддер. Это не совсем так. Я очень, очень его люблю. Не путай обиду и ненависть, - разбор внутренних проблем шел по ступенчатой схеме: сначала поиск проблемы, выяснение типа проблемы, нужно было узнать, что это - обида или устоявшаяся ненависть, потом принятие факта наличия проблемы и самое болезненное - попытка ее удаления.
   Пожилой Кэйл с облегчением посмотрел на двойника, который, вроде, все понял и больше не скрывается от призраков.
   - Сейчас архиважно простить свой народ и быть искренним. Искренность в общении это живое, свободное и энергичное выражение позитивных чувств, рождающее искры в душе партнера - пожилой Героймен был еще большим философом, чем молодая версия, - Ты зажег эту искру во мне, за что я благодарен тебе. Наша мать теперь может нами гордиться, ты хоть понимаешь, что это значит для вселенной?
   - Родил в себе? - Кэйл приопустил голову, - Значит, откопав недостатки, признавшись в комплексах, я спас себя же от одиночества, - потом поднял вновь, чуть посмотрел наверх, на потолок, - Получается, все это - мои мысли. А последние неполадки со временем материализовали их.
   - Героймен - квинтэссенция. Самая тонкая и чистая сущность, концентрированный экстракт - пожилой подошел к молодому, - Именно поэтому, он существует, мы существуем. Ты - последняя надежда человечества.
   - То есть, не имеет значения, почему я променял Зеддер на Землю? Какую аксиому тут можно применить?
   Прошло еще пять минут. После наступившего молчания старый Бэннери распался на атомы. Исчез.
  
   "Галлюцинация" - подумал молодой.
  
  
   Ханк вытащил бедняжку Эллен из перевернутой машины и перенес к дереву.
   - Так-то, девочка. Все будет хорошо. Ты должна жить - отойдя от нее, попытавшись выяснить причину аварии, мутант кое-что обнаружил - тонкий металлический трос, прицепленный к фонарному столбу, порванный в одном месте.
   "Значит, вот что стало причиной аварии. Но кто мог" - повинуясь разыгравшейся интуиции, Ханк освободил ножны.
   - Выходите!
  
   Позади раздался негромкий издевательский хохот. Ханк легко узнал голос, с ненавистью повернувшись к врагу.
   - Ты!
   Перед ним стоял Морти Дагон/Пасть. Усмешка тут же превратилась в омерзительный оскал с острыми клыками хищника, который живет ради поиска пищи, ради поиска жертв. Черная недлинная борода придавала и без того грубому лицу больше сатанинских очертаний.
   - Сыночек! - враг нарочно загнусил, - Давно не виделись! Я, признаться, мало соскучился по твоим выкрутасам! Давай-ка забудем прошлые обиды и воссоединимся, как подобает всем крутым парням. Как видишь, я больше не злюсь и настроен на дружбу - одежда Дагона - это различные обноски, кусочки разных культур, в них есть что-то английское, что-то от России, что-то - от Франции, - Как тебе такое предложение? Хотя бы раз избежим драки, а?
   - И не надейся! - Ханк посильнее сжал меч, - В этот раз я точно убью тебя, хоть и раньше у меня это не получалось!
   - Что ж... - Дагон пошел на хитрость, свистнув давнишнему коллеге - Анти-Ханку, - Я думал, ты поумнел за это время, но знаешь, жизнь полна разочарований.
  
   Анти-Ханк подкрался сзади и... Ханк быстро отреагировал на неудавшуюся попытку напасть с тыла, обезглавив своего горе-двойника.
   Голова Сергея Размерова, точно так же как и Яд, отделилась от туловища. Но чтобы негодник навсегда запомнил урок, клинок отхватил еще и руку.
   "Убрав" одного, хозяин Сибири повернулся ко второму злопыхателю - к Дагону.
   - Ты мне не отец, никогда не был и никогда не будешь им. Избавиться от тебя, значит, смыть с рода пятно позора! И сделать это можно, только смешав позор с кровью, разбавив эти жидкости, чтобы в итоге одно сместило второе!
   - Попробуй! - Пасть выбрал позицию защитника в то время, как Ханк предпочел пойти в атаку.
  
   Эллен очнулась в самый разговор кровавого поединка. Не сразу вспомнив, где они находятся, девушка закашлялась, задрожала. Голова еще болела по ясным причинам.
   Когда-то выражавшая твердое несогласие с недобрыми методами Ханка, сейчас она не могла и не хотела отговаривать его от очередного убийства. Махнула рукой...
  
   Извазюкав себя и противника в крови, в собственной и в чужой, Ханк вышел победителем. Воин несколько раз подряд отрезал Пасти руки. Те заново отрастали благодаря регенерации, но каждый раз все медленнее. "Папашке" было не по зубам справиться с сыночком, признанным самым удачным экземпляром в коллекции суперлюдей Брейдена Кэрролла.
   - Я знаю, ты засранец, но не до такой же степени, верно? - Дагон почувствовал холод на своей волосатой груди. Так по ней скользило лезвие меча, готовое в любое мгновение сделать несопоставимый с жизнью разрез, - Перестань быть засранцем и отпусти. Как-никак, близкие все же.
   Ханк помотал головой.
   - Вовсе нет. С чего это ты взял? Ты перестал быть для меня близким сразу после первого приказа Брейдена.
   - Но я твой отец - Пасть посмел возразить, -
  Какой-никакой. А ты плохо себя вел, засранец, да и не умер ты.
   - Потому научился защищаться? - постояв так несколько минут, Ханк сделал резкое движение мечом - разрезал противнику горло, затем уже привычно обезглавил.
  
   Вернувшись к ослабшей, но живой Эллен, воин повторил.
   - Так-то, девочка. Все будет хорошо. Ты должна жить - он проверил ее одежду на наличие крови, чтобы убедиться в отсутствии серьезных ранений, - Я вытащу тебя...
  
  
   Героймен дождался Молнию и Ханка без компании друзей. Открылся телепорт, из которого вышли две известные "фигуры". Но почему-то мужчина держал женщину на руках, будто та была без сознания.
   Кэйл подошел поближе, чтобы убедиться. Все так и было.
   - Она ранена?
   Ханк автоматически ответил:
   - Нет - добавил, - И это, конечно же, хорошо.
   - Что с ней в таком случае?
   - Просто спит. У нас произошло кое-что, чего мы не предвидели.
   Героймен был готов внимательно выслушать друга.
   - Рассказывай...
   - Да что там рассказывать. Сам понимаешь, Сибирь, минусовая температура, народец дикий, все так и норовят отрезать кусочек тебя.
  
   Неожиданно в Штаб Супергероев заглянул Сплав - символ немногословности и незримых эмоций, крайне обрадовавшийся возвращению девушки. О его эмоциях говорил его голос, часто позитивный.
   - Ну, как, научились передавать яркие впечатления?
   Эллен положили на кроватку в самом углу зала переговоров, укрыли теплым одеяльцем.
   - Да, вроде бы - Ханк похлопал силача по нержавеющим плечам, - А как у вас? Все в норме?
   - Меня больше интересуют ваши приключения - Сплав присел на корточки, - У нас ничего интересного не было, а вы, судя по всему, в чем-то поучаствовали. Скажи, она объяснила тебе ситуацию? Ты помнишь свою смерть?
   - Только что вспомнил - признался Ханк, - У меня вопрос.
   - Задавай - сказал Бэннери.
   - Если я прибыл из прошлого в настоящее, я так понимаю, то мое тело, которое вы похоронили, если верить Эллен, оно телепортировалось сюда? - мутант с явным замешательством, с задумчивостью оглядел друзей, - То есть, гроб, в который вы меня поместили, опустел, как только я появился тут, в вашей штаб-квартире?
   - На этот вопрос точно никто не ответит - вдруг к компании присоединились Сайкс-младший (версия будущего, коль версия настоящего - крошка-младенец) и Крэйт (версия настоящего). Крэйт, неплохо изучивший тончайшие нюансы перемещений и то не смел утверждать, - По идее все так, как ты говоришь и должно быть. Твое тело должно расползтись на атомы в течение нескольких минут с момента прибытия твоей версии из другого времени.
   - Чудно - оценил Ханк.
   - А чтобы знать точно, нужно проверить. Раскопать могилу - влез Сайкс, скрестивший руки, - Я думаю, только так.
   Ханк назвал его:
   - Остряк.
   Сайкс не согласился.
   - В любой шутке есть доля истины, а в этой - тем более.
   - Хотите, чтобы я проверил, лежу ли в гробу?
  
   В одной из комнат штаба сидел лучник, играл в карты с самим собой, раскладывал, считал, потом вновь собирал колоду. Промаявшись в виду отсутствия миссий больше пяти суток, Эридж готов был расцеловать Героймена, доложившего ему о новом опасном задании.
   Согласовавшись со Стражами, с предприимчивыми космическими генералами, Дендок убедил дать ему неделю или две на то, чтобы помочь героям на Земле.
  
   - Тебя они так просто отпустили? Не верится... - Ханк, как и Ко, принял "орленка" с распростертыми объятиями, но не скрыл удивления.
   - Кто они? - спросил Дендок, в тайне мечтавший не затевать разговор о космической организации.
   - Стражи Порядка. Ты же их мальчик на побегушках, не правда, что ли? Выполняешь все поручения Хампа, порой такие абсурдные, что попросту перестаешь верить в серьезность их намерений, касающихся Синей звезды.
   - Ой, да брось ты - Дендока данное мнение нисколько не огорчило и не обидело, - Хамп - знающий Страж. И я не его шестерка, я его единомышленник.
   - Ах, ну, если так... - Ханк решил, что самая пора прекратить упрекать вновь прибывшего, - То никаких вопросов. Я даже готов извиниться, если это будет в тему.
  
   - Помолчите - Бэннери на время прервал бушующий спор, - Гость явно что-то желает сказать. Мы каждому обязаны давать право на слово.
   Сайкс, Крэйт, Сплав, Ханк - все живо затихли. Дендок потратил на изучение линий времени чуть меньше, чем Паттерсон, но в его светлой головке недавно родилась идея, как лучше использовать дисбаланс.
   - Я знаю, я тут все еще новенький и мне мало кто доверяет. Но Стражи, когда-то бросившие вызов тирании, к которым я примкнул по собственной воле, отстаивают свободу слова, оберегают все существующие миры, в том числе и Землю - чувствовать себя как дома герою мешала застенчивость, скромность, это ощущалось в голосе, - Земля под угрозой, в чем уже давно никто не сомневается. Но, как и все другие миры, она пока еще жива. В наших силах ее спасти - умеренный в требованиях, соблюдающий рамки приличия, степенный в общении, не стремящийся к роскоши - Дендок был таким, как и Бэннери, почти идеальным, - Если мне предстоит действовать в одиночку, то так и быть, я готов. Спасу голубой мир или потеряю, я попытаюсь, так или иначе. Но не перестану надеяться... надеяться до последнего, что вы пойдете со мной.
   Бэннери тронула наполненная пафосом и героизмом речь молодого Стража. Зеддерианец попросил друзей поднять руки вверх в знак почтения.
   Они подняли.
  
   - Ты, я так понимаю, с нами только на время очередной глупой мисси по спасению мира? - Ханк подошел к Стражу почти вплотную.
   - С чего бы попытке сохранить жизнь быть глупой? - полюбопытствовал Страж.
   - Я не знаю - мутант покачал головой, уставился в потолок, затем снял очки и положил их в карман, - Я, наверное, просто устал. Запутался.
   - Ясно - Дендок уже неоднократно слышал подобное, и знал, что почти всегда эти колебания отражают частичную потерю веры, - Такое случается нередко с теми, кто не стоит на месте. Но не падай в отчаяние, дай себе шанс. Себе и нам. Увидишь, что поступил разумно, когда настанет тот знаменательный день.
   - День, когда мы предотвратим апокалипсис?
   - Все правильно.
   Стражу чуть не удалось убедить Ханка аргументами о вероятности победы. Если бы не одно "но", у него б это вышло. Ханк остался Ханком, не признающим ни чью позицию, кроме своей, скептической.
  
   Идея Дендока - очередное путешествие в прошлое для предотвращения допущенного. Не все согласились сразу,
  кого-то пришлось переубеждать. Ханка, Сплава...
   Страж видел в перемещениях особое преимущество, о чем сказал при следующей беседе. Куда именно он желает переместиться и для предотвращения чего Бэннери спросил под конец озвученной Дендоком ситуацией на Совете. Оказалось, Чиновники не видят опасности, или, правдоподобнее, не хотят замечать.
   - Были озорные времена, когда мы все гадали, что за негодяй скрывается под личиной Адвоката - никого не удивило, что идея Дендока крутилась вокруг персоны Гранда, - Когда выяснили личность преступника, бороться с криминалом в Нью-Йорке стало значительно легче. Мы уже знали врага в лицо. Это несомненное преимущество.
   Дендок еще не договорил, как в беседу влез Ханк, воссел посередине с очень важным напыщенным видом и закидал вопросами.
   - Что мы не предотвратили? Что сделали не так? Почему нам надо повторно это пережить?
   Бэннери додумался, какую ошибку они допустили в прошлый раз.
   - Мы не совершали грехов.
   - Грех... Это что? - Ханк сделал глоток воды из ржавой фляги, - Ты имеешь в виду, мы не совершили убийства?
   Кэйл опустил голову и потом ответил:
   - Да.
   Подогретый возлиянием вина и курева мутант поскреб мокрый щетинистый подбородок и, покраснев от накипевшей злобы, сжав зубы, громко заговорил.
   - Я давно предлагал убить Гранда! Доказывал настойчиво, но аргументированно, перечислил все основные плюсы карательных методов. Меня никто не послушал... И что теперь? Кому-то стало легче от вашей снисходительности? Миру? Или Стражам, которые сейчас подчищают за вами?
  
   Эллен проснулась от шумного диалога, надела тапочки, потянулась и подошла к ребятам. Еще не окончательно вникнув в суть разговора, она поняла, о чем идет спор.
   - Человеческие отношения вместо карательных методов воздействия. Но в чем-то Ханк оказался умнее нас, стоит признать... - чем Эллен удивила команду, так это переосмыслением мировоззрения. Сейчас она на один шаг ближе к убийствам.
   Поддержать девушку, чудом не погибшую в автокатастрофе, вышел Сплав. Он встал впереди Молнии, и, закинув руки за спину, с интересом посмотрел на каждого присутствующего.
   - Мы выбрали гуманизацию. Это не сработало. А все почему? - человек из стали сам ответил на свой же вопрос, - Да потому что таким упырям, как Гранд, не нужен второй шанс! Их нельзя оставлять в живых, потому что пока они дышат воздухом, другие не смогут вздохнуть. Надо вернуться в прошлое, кое-что пережить заново и сделать то, что от нас требуется.
  
   - Убить Лэтса Гранда.
  
  
   ...
   Шесть лет назад. Прошлое.
   Ресторан Masa - заведение, проповедующее японскую кухню, где качество ингредиентов возведено в статус культа. Пожалуй, лучшие суши в Нью-Йорке. Шеф-повар знает каждого гостя лично и готовит фактически персонально.
   В это чудесное место с неповторимой за счет правильно подобранной музыки и подчеркнуто азиатской архитектуры атмосферой зашла женщина предпожилого возраста в выплетенной из соломы шляпе с широкими полями.
  
   За одним из столов, на мягком диванчике сидел Лэтс Гранд, он в задумчивости барабанил ногтями по столу, ежеминутно посматривая на часики. Редеющие спереди волосы, двойной подбородок, засаленный галстук... Бизнесмен не очень-то следил за собой, хотя явно старался выглядеть смазливо, несмотря на недостающую фотогеничность.
   Миссис Браун, женщина в соломенной шляпе, предупреждала, что может задержаться. Так и случилось. Она припозднилась на целых сорок минут, из-за чего почувствовала себя крайне неловко.
   - Целых сорок - напомнил Гранд, - Я уже начал побаиваться, что не придете. Был готов мычать от нетерпения и жрать совершенно невкусную пищу.
   Обеспокоенная предстоящим, вероятно, не самым приятным разговором, женщина положила ладонь на грудь и широко распахнула рот.
   - Вы меня простите, я...
   - Прощаю - Гранд бросил быстрый взгляд на соседний диван, - Присаживайтесь, раз явились...
   - Да, хорошо... - Браун попыталась успокоиться, взять себя в руки. Она на минутку представила, что человек, принесший ей массу бед и хлопот, уничтоживший часть наследства ее покойного супруга, смилуется и хотя бы ненадолго оставит семейство Браун в покое. От иллюзий стало незначительно легче.
  
   - Я - восходящая звезда восходящей фирмы - и здесь чувство собственной важности Гранда не могло не проявиться в полной мере, - Может, и звучит как дешевая тавтология, но это так - разумеется, он не имел о себе другого мнения. Как и все латентные подонки, он считал себя порядочным джентльменом, умеренно воспитанным, - А ваша семья, мягко говоря, хорошенько мне поднасрала. Я лишь сру в ответ. Только и всего.
   Официант принес запрошенные Лэтсом бутыль французского вина в элегантном деревянном футляре и открытый набор хрустальных рюмок, что-то шепнул и, поклонившись, вернулся на кухню.
  
   - Что это? - вдова с какой-то необъяснимой опаской посмотрела на вино. Подачки сатаны боязно подносить к устам.
   - Пейте-пейте, дорогая. Вы, я слышал, хотите искупить вину и спасти внучат. Так ведь? - женщина промолчала, - А без самопожертвования, боюсь, не обойтись.
   После слов о жертве Элеонора Браун поняла - это конец. Перед тем как испить подарочное вино, вдова засунула руку в дамскую сумочку, вытащила телефон и отправила старшему внуку SMS-сообщение с очень коротким содержанием - "SSORY" (прости).
   Любой глубоко верующий католик перед смертью обязательно помолится. И Элеонора не исключение - она перекрестилась целых шесть раз.
  
   - Вы принимаете мой дар? - поторопил Гранд, - Или уже передумали спасать последних членов вашего семейства? - злодей ждал, когда она выпьет чертово вино, когда ее рюмка опустеет и с губы потечет пузыристая слюнка, - Помните, мое сочувствие дважды не пробудишь.
  
   Вдова сделала это - опустошила рюмку.
   Лэтс коварно облизнулся.
   Браун встала с дивана, взяла сумку и пошла по направлению к выходу.
  
   Через двадцать секунд посетители услышали хрип и оглушительный грохот разбившейся посуды. Элеоноре вдруг поплохело: бедняжка не устояла на ногах и, падая, случайно задела широкий поднос с кухонными принадлежностями.
   Персонал заведения бросил все заботы и столпился вокруг скончавшейся вдовы.
  
   Гранд доел заказанную отбивную, небрежно обгрыз булочную горбушку, кое-как вытер жирные ладони, бросил помятые салфетки в нетронутое мороженное и, весело порыгивая, продолжая громко бахвалиться шакальими делишками, покинул ресторан.
  
  
   ...
   Настоящее.
   - Убить Лэтса Гранда легче простого. Суперсила отсутствует, элементарной стратегии, которая могла бы его хоть на время уберечь от правосудия, тоже нет. Значит, у нас всяко выйдет предотвратить апокалипсис, так? Что ж, хорошо... - Ханк приготовил оружие для нового путешествия: наточил ножи, поменял ножны для меча, зарядил пистолет, - Только без меня некуда, ясно? И еще, тем отважным парнем, который убьет Гранда, будет не кто-нибудь, а я. Карать по моей части...
   - Без проблем, дружище - согласился Сплав, - Но ты спроси у других, хорошо? Зрят боги, не ты один жаждешь надрать ему задницу - и обратился к Молнии, - А что скажет женщина - цветок нашей команды?
   Эллен отвернулась, получив такое не больно заманчивое предложение:
   - Без меня решайте. Я, как придерживалась теории неубийства, так, наверное, и продолжу. Тем более вы, бьюсь об заклад, никогда не простите мне, если я реально шлепну жиртреста, тем самым лишив вас удовольствия самим это сделать.
   - Мы... - Ханк смешно втянул губы, - Мы тебе уступим, но дуться уж точно не будем. Шкура мошенника не может быть предметом серьезного спора, не кажется?
   Девушка улыбнулась.
   - Да кто вас знает.
  
   Штаб супергероев - низкое двухэтажное здание из серого кирпича, напоминающее армейскую казарму времен Второй мировой. Старую, но отлично обустроенную, благодаря ответственному мистеру Вэйну, согласившемуся по мере надобности снабжать коммуникацией.
   Члены команды имели под рукой все самое необходимое для удачного проведения спасательных миссий. "Игрушки" из техотдела Wayne Enterprises показывали себя безупречно.
  
   - Расскажи-ка нам об условиях задания. Чего категорически нельзя делать, что требуется соблюдать и все в таком духе. Правила, пункты... - перед битвой Ханк всегда отличался повышенной говорливостью, иногда, когда находился в гордом одиночестве, болтал себе под нос, словесно воплощая самые бессмысленные приказы рассудка, - У тебя составлен план или все возложила на мужчин?
   Эллен мыла посуду, неплохо заляпанную шоколадным десертом, что ничуть не мешало ей параллельно удовлетворять любопытство мутанта.
   - Есть.
   - Расскажешь сейчас или позже?
   - Подойди к Сайксу. Он расскажет.
  
   - Ладно, сходим...
   С трудом вытерев кровь с меча о спинку дивана в актовом зале второго этажа, Ханк спустился к Джерри в крохотную, пыльную комнатку с телевизором, раскиданными чипсами, недоеденным кусочком вишневого торта.
   Досмотрев прямой эфир чемпионата США по регби, Джерри развернулся в кресле и, не вставая, осмотрел вошедшего с головы до пят.
   - Тебе не лень потратить сколько-то времени и просветить меня?
   - В каком плане?
   - Эллен послала к тебе. Мне же нужно знать, что делать во время задания, а что - нет.
  
   - Хорошо - Джерри привстал с кресла, потом сел на корточки, залез в нижний ящик маленького шкафчика и вытащил оттуда план двухэтажного торгового центра Century 21, - Ты помнишь, да? Именно здесь мы наткнулись на ложного Адвоката и Гранд впервые обвел нас вокруг пальца.
   - Помню - ответил Ханк, - Да...
   - Мы повторим наше путешествие, но в этот раз все будет иначе. Мы все будем знать.
   - Убьем Гранда?
   - Как ты догадался?
   - Всегда это знал.
  
   Джерри уселся на мягкую койку, обхватив руками карту.
   - В общем, все, что не рекомендуется делать во время операции, это показывать, что ты из будущего, то есть, противопоказано показушничать, кривляться и позерствовать. Гранд ни в коем случае не должен понять, что мы гости, иначе все провалится. Его версия прошлого не будет знать, что мы явились из настоящего, а мы - будем. Мы путешественники, понятно?
   - Кажется, да - и тут мутант выловил момент съязвить, - Хотя ты знаешь, с этими перемещениями все так запутано, что я уже и не уверен...
   Джерри лошадино заржал, открывая банку спрайта.
   - Да, есть такое...
  
   - Ну, так слушай. Детально о важном. В зависимости от переходов во времени меняется и обстановка. Частично, не полностью...
   Ханк попросил:
   - Пример.
   - Ну, вот тебе пример. В прошлый раз рядом с комнатой, где находился лжеАдвокат, стоял охранник. Сейчас его может и не быть, или, в противном случае, у двери могут стоять два охранника. Это же касается и других мелочей. Сечешь схему?
   - Кажется, секу.
   - Кроме того, любое упоминание о настоящем или будущем может вконец расстабилизировать и без того нарушенную ось. Мы можем и не вернуться назад, а остаться там, несколько лет ждать сегодняшнего дня. Время отклика на благие поступки увеличилось, теперь даже сами звезды не в курсе, как вытащить застрявшего не в своей части линии.
   - Вот поэтому мы и будем действовать сообща!
  
   - Сколько займет предопределение будущего?
   - Несколько циклов. Это больше, чем известная нам вечность.
  
   Обсудив с Сайксом условия операции, Ханк вернулся к группе и заметил отсутствие лучника.
   - Первоочередные шаги к сохранению миллиардов жизней мы сделаем... Так, а где Эридж? Или Робин Гуд не пойдет с нами?
   - Он уже там - сказала Эллен, перезаряжающая ствол, что было, в общем-то, в новинку для нее, так как девушка очень редко обращалась к короткоствольному, - Ждет нас, скучает...
   Мутант досадливо скривил рот.
   - Я ему не завидую.
   - В каком смысле?
   - В прямом. Я бы не хотел скучать.
  
   Джерри очень чутко рассматривал схему центра, пытаясь убедиться, что друзья ничего не упустят в этот раз, как и в тот. При парне был курительный предмет своего вожделения - отцовская трубка, двадцать семь грамм слабодействующего не опасного наркотика, разрешенного законом, и бутылка виски. Ничего из имеющегося он не употребил, разве что за исключением курева.
  
   - Ну, все я готов! А вы? - Джерри вышел к супергероям и, обратив внимание на ствол в руках Эллен, заерничал, - Ох, какие мы крутые. Прямо крошка из девяностых! - та неодобрительно посмотрела на парня, - Ой, попридержу коней. Неужели это тебя обидело? Я лишь прикололся!
   - Прикалываться потом будем - сказал Ханк, - Сейчас для нас важно понять, зачем мы возвращаемся. Мы должны будем извлечь урок, как минимум.
   - Эмм... - Сайкс вспомнил все прошлые беседы с воином, все его слова о собственной правоте и припомнил их, - Ты же всегда прав! Как ты говорил, у тебя только два мнения, твое и неправильное, а?
   Ханк улыбнулся (что ему еще оставалось делать?).
   - Вообще-то так и есть!
  
   - Ладно, мы делаем шаг назад в несколько лет. Советую полностью сосредоточиться, ибо третьего шанса нам никто не даст!
  
  
   Тем временем лучник стоял у входа в Century, с неким раздражением смотрел на скучившуюся вокруг стеклянной витрины толпу, состоящую, в основном, из детей и их покладистых родителей. Для большей уверенности, что это продлиться недолго, агент Коршун связался с командой.
  
   Остальные прибыли спустя десять минут. Портал открылся через дорогу от магазина.
   - Мне уже начинало грезиться, что я просто зашел для совершения мелких покупок - не без недовольства сказал Эридж, - Где пропадали? Ждал полчаса!
   Перед лучником стояли Сайкс, Ханк, Молния и Шторм. Бэннери отказался идти, так как понимал, что без убийства не обойтись, а он не хотел при этом присутствовать; Сплав не подошел для операции из-за своего вызывающего и зачастую отпугивающего имиджа; Крэйт куда-то пропал, видимо, отправился на тренировку.
   Эллен похлопала агента Стражей по щеке.
   - Мы тебя не бросили бы. Пошли...
   Эридж взмахнул руками.
   - Успокоила, называется!
  
   - Напомни мне, Эллен, на каком этаже находится кабинет настоящего Адвоката? Потому что, где находится кабинет лже, я запомнил хорошо.
   Ханк будто не замечал роскоши супермаркета: "муравейник" из людей не портил, а дополнял этот рай для шопоголиков, богатый оттенками желтого и красных цветов, как яркая картина.
   Не дождавшись ответа, мутант продолжил свой монолог:
   - Неплохо-неплохо. Местечко - городской аутлет. Некоторые отделы магазина продают прошлогодние коллекции, стоимость которых ниже на восемьдесят процентов.
   Тут и Джерри присовокупился.
   - Мне нравится здесь. Еще один большой плюс центра заключается в том, что сюда поступают совершенно новые, не бракованные вещи из модных бутиков, которые не рассчитали свои силы и заказали слишком большие партии товаров. Ну а потом просто не продали их.
   - Откуда знаешь? - спросил Шторм, - Бывал, что ли?
   - Да, и не раз - ответил Джерри, - Но ничего не покупал. Заходил чисто для разведки.
   - ?
   - Ну, просто знаешь... посмотреть, что в продаже!
   Красный цвет испокон веков гармонировал с желтым. Лучше всего это замечалось здесь - в царстве низких цен.
  
   Эллен напомнила.
   - Не забываемся. Ищем признаки, пасхалки. Смотрим во все стороны.
  
   Адвокат, как потом выяснилось лже, взял в плен пятерых посетителей маркета и удерживал на протяжении нескольких часов. Затем, ближе к вечеру, центр окружила полиция. Супергерои предотвратили преступление, случайно оказавшись в нужное время в нужном месте.
   Незадолго после неудавшегося ограбления и смерти ложного преступника на свет вылез тот самый Адвокат, о котором уже не один месяц трубили криминальные хроники.
  
   Заметив отсутствие в здании самонадеянного толстяка, Ханк обратился к друзьям с вопросом:
   - Кстати, кто Гранда доставит? Он же должен был пойти с нами, или планы поменялись?
   Коршун удовлетворил его любопытство:
   - Ничего не поменялось. Также придерживаемся плана.
   - Еще раз спрашиваю, кто доставит Гранда?
   - Эта фаза за Паттерсоном. Он обещал позаботиться.
  
   - Ты хочешь сказать, бегун приведет его прямо сюда?
  
  
   Grand Corporation. Офис главы.
   В дверном проеме образовался светловолосый молодой человек с голубыми глазами и острым подбородком, одетый в модную коричневую куртку.
   - Вы кто? - спросил его управляющий корпорацией, один из богатейших бизнес-гигантов Нью-Йорка - Лэтс Гранд, - Без предварительной договоренности ко мне не заходят...
   - Я особенный - не боясь нарваться на критику, заявил парень, - Потому что сильно отличаюсь от толпы.
   - Хех! - управляющий накинул улыбку, - Чем же вы, любезный, отличаетесь? Не много ли берете?
   Уилл сглотнул, почувствовав неловкость. Прежде он никогда не хвастался способностями, и такое нескромное поведение было ему несвойственно.
   - Я могу то, что другим не под силу.
   Гранд сложил брови домиком.
   - Надо же, как интересно. Ну, и что вы можете, уважаемый? А?
   - Бегать так быстро, что даже ваш отделанный золотом, брильянтами и платиной суперкар проиграет на старте.
   - Если это не шутка, то что? Вы хотите меня диск...
   - Дискредитировать? - перебил Паттерсон, - Нет. Я вообще здесь по другой причине.
   Гранд опустил взгляд на собранные у края стола хлебные крошки. Он недавно подкрепился крупным сэндвичем.
   - Так назовите ее.
   - Чтобы переместить вас в другой конец города. Похитить, если говорить прямо - задумав совершить фактическое преступление Паттерсон, как всегда, блистал честностью.
   - Договорились, мастер киднеппинга - Гранд и тут не удержался от усмешки, - Похищайте, если плевать на последствия.
   Тут парень подумал о возможных проблемах с дыханием и сердцебиением, которые могут возникнуть у Гранда во время перелета. Они собираются бежать на запредельных скоростях, а пузо бизнесменишки, его не идеальная вегетативная система неслабо усложняют задачу.
   - Вы только закройте глаза, хорошо? Вас ожидает встряска всех внутренних органов.
   - То есть, вы не уверены, выживу я или нет во время этого твоего бега?
   - Да.
  
   Через секунду они оба, и парень, и глава компании, исчезли.
  
  
   По прибытию в Century Гранда пришлось откачивать. Худшие опасения Крэйта подтвердились, но обошлось без инфарктов.
   Эллен не очень обрадовалась, увидев человека, сломавшего всю ее жизнь, пусть даже в таком жалком беспомощном состоянии. Культивирующая мысль о кровавом отмщении прошла незаметно, точно так же, как и появилась. Сострадание в ней победило злобу.
   - Кто-нибудь выручите его, помогите проблеваться. Может, похудеет... - "посоветовал" Ханк.
  
   Немного отойдя от встряски, опомнившись, толстяк заговорил. Он оглянулся и не понял, где находится. Разумеется, требовалось опросить киднеппингов.
   - Где мы? Что здесь происходит?
   Жрец ветра помог ему подняться на ноги и отряхнул рубашку.
   - Да ничего особенного. Мы просто взяли вас в заложники, виновника катастрофичных происшествий, так и не скрывшегося от справедливости.
   - Катастрофических... - бизнесмен схватился за голову, - Вообще не понять, что, черт возьми, здесь творится! - и вытащил из правого кармана пиджака раскладушку от SONY, - Так, я звоню в полицию!
   Но разгоряченный Ханк, выбешенный наглостью негодяя, выхватил мобильник и швырнул об стену.
   - Кажется, вы только что лишились своего универсального средства связи. Что еще предпочтете выкинуть?
   У Гранда задрожали руки в то время, как мимо их компании прошли покупатели.
   - Я ничего не... Делайте, что задумали! Я больше не буду ничего предпринимать...
   - Пошел! - крикнула Эллен, и они продвинулись вперед.
  
   Прохожие оглядывались на супергероев, чувствовали, что эта братия что-то скрывает. Мистера Гранда кто узнавал, а кто нет. Плененный горстью "масок", которых в будущем объявят вне закона, бизнесмен старался не светить лицо, не хотел, чтобы завтра написали в прессе о его странных магазинных приключениях.
   - Так, теперь куда мы? - Ханк посмотрел на Джейн, как на персонального гида, - На второй этаж?
  
   Путники заметили лестницу, по которой впоследствии поднялись. Место, где находилась подставная фишка - кабинет, расположенный рядом с мужским туалетом.
   Все шло на удивление спокойно, герои уже поверили в легкую победу, как непонятно откуда перед ними нарисовалась женщина в роскошном красном платье с обнаженной спиной. Помощница Гранда - коварнейшая Сапфир.
   - Я разберусь, а вы стойте на месте - Ханк вооружился мечом, подошел к красотке и... выронил оружие от боли, пронзившей голову, как копье.
   - Бесполезно махаться игрушками. Мои чары сильнее всего, что смог придумать гомо сапиенс. Две минуты и даже твои сосуды не выдержат, воин без страха, что уж говорить об остальных цирковых уродцах.
   Телепатка не шевелила ртом, она посылала свои мысли в мозг Ханка.
   С каждой секундой боль становилась все сильнее:
   - Моя башка... - мутант сжал зубы, покраснев, как помидор, - Я обездвижен, парализован, сука... - он неторопливо опустился на корточки, выронил меч.
   - Предлагаю прекратить сопротивление. Так и чары быстрее пройдут, и восстановятся жизненные силы. Иначе муки продлятся.
  
   - Так, хватит любоваться! - Шторм не побоялся прилюдно выпустить силу, тем самым раскрыв компанию. Глаза жреца изменились: белые участки посинели, зрачки вытянулись в вертикальную линию, - Приди, гром, задай ведьме жару!
   "Что за?"
   Сапфир успела только вскрикнуть.
   - А-а-а-а-а! - как ее поразил удар молнии.
  
   Гроза, пробившая стекло, и громовой раскат породили панику. Безумный колдун, без пяти минут "ведьмак" Шторм хотел было покончить с телепаткой. Но его остановил Ханк, сказав:
   - Ты же не будешь спорить, у меня к ней больше претензий - возмечтав отомстить чародейке, мастер клинка поднял свой меч и плавно перешел к исполнению.
  
   Он схватил Сапфир за горло и приподнял немного. Ноги Сапфир оторвались от пола.
   Следующее Ханк проговорил на украинском языке:
   - Теперь ты взнаєш, чим чреваті ігри з чужим мозком! - и при еще не покинувших здание покупателях, при своих друзьях погрузил лезвие клинка в силиконовую грудь, затем чуть опустил его, сделав длинный вертикальный разрез. Кишки жертвы вывалились бесформенным мешком, - Прощай.
   Движением руки мутант вышвырнул умирающую за ограждение. Женщина полетела на первый этаж, разбив при падении затылок.
  
   Все с непонятным послевкусием смотрели на растекшуюся лужу крови под уже скончавшейся сообщницей Гранда. Они, вроде, и не питали чрезмерной любви к врагам, но каждый из них чувствовал стыд. Даже Шторм сказал, что убил бы менее жестоко.
   - Хорошие мы теперь герои. Мда... - призастыл Крэйт, поклявшийся держаться подальше от Ханка и подобных ему маргиналов, бесцельно прожигающих жизнь.
   - Абсолютно нормальные! - воин тряхнул плечами, - Вот только не надо изображать святошу и скулить по полоумной бабе, наверняка, положившей немало славных ребят.
   - А ты скольких убил - вступилась за Паттерсона Эллен, подвергшись этой волне недопонимания, - Или уже со счета сбился?
   - Тебе напомнить, кем были мои жертвы? Или догадаешься сама?
   - Хватит! - остановил конфликтующих Коршун, - Нам не до дебатов. Времени до ухода осталось совсем немного. Можем опоздать...
   - Верно! - согласился Крэйт, - Я тоже люблю поболтать, но не при таких пикантных обстоятельствах. Это уж слишком
  по-наплевательски...
  
   Гранда затрясло, когда он понял, к чему клонят его проводники.
   - В-вы, вы меня убьете? - не обошлось без вызванного дрожью заикания, - Н-н-неужели?
   - Да! - Ханк жестко схватил бизнесмена за руку и повелел двигаться дальше, - Ты не ошибаешься. Пошел!
  
   Возле туалета стояли двое охранников. Все, как и предсказывал Сайкс. Черствые лица, застывшие в полуулыбке черты, танцевальная музыка, доносящаяся из тонких наушников. Глядя на них, казалось, что не существует работы беззаботнее.
   - Я справлюсь - Ханк побежал на неподготовленную охрану, весьма неиллюзорно двинул коленом по челюсти одному, второму продырявил ладонь охотничьим ножом, под конец - вырубил.
   Третий, прибежавший на помощь, получил в плечо стрелу с сильнодействующим снотворным, которым был обмазан наконечник.
  
   - Нам сюда! - агент Бэлмок схватился за ручку, располагавшуюся левее туалета.
  
   Там, в комнате с видом на маленькую реку и не сильно просторным балконом сидел Адвокат. По крайней мере, так думали вошедшие.
  
   Эллен взяла Сайкса за запястье и попросила отойти с ней "на пару секунд".
  
   - Что вы хотите мне сказать?
   Эллен перешла на полушепот, чтобы Гранд ни в коем случае не услышал, о чем пойдет беседа.
   - Наша цель не знает пока, что мы пришли из будущего, надеюсь, не забыл?
   - Нет - ответил сын генерала, - И именно поэтому мы должны накинуть маску удивления, вести себя так, будто и вправду верим в его невиновность.
   - Да - подтвердила Эллен, - В том-то и дело. В тот раз мы встретили Гранда здесь по чистой случайности, а сейчас намеренно взяли с собой, чтобы повторить события из недалекого прошлого.
   - Чудо! - парень высоко подпрыгнул, - Я знал,
  когда-нибудь старая пленка перемотается и мы увидим знакомые кадры!
   - Тише-тише, да. Но с небольшими изменениями - напомнила девушка, - Ты же наверняка заметил незначительные перемены? В прошлый раз многое выглядело немножко по-другому.
   - Нововведения? - щелкнул пальцами Джерри, - Разумеется. Время живое, как и люди, оно тоже любит играть. Иногда переставляет события местами, кое-какие редактирует...
  
   После недолгой беседы Эллен и Сайкс забежали обратно в комнату, где их глаза едва не ослепли от воздействия мощного света ультрафиолетовых ламп. Коршун незамедлительно устранил дискомфорт - рывками повыдергивал шнуры из розеток, и в помещении наступила приятная темнота.
   ЛжеАдвокат восседал посередине комнаты на "троне", называющемся инвалидной коляской. Представляя собой неподвижного афроамериканца с отсутствующими парными органами опоры, к голове которого прикреплены два тонких проводочка, передающие ток в расставленные по комнате сорока двух дюймовые экраны, этот "фрукт" каким-то образом манипулировал самыми шумными кастами Нью-Йорка и считался влиятельным и незаурядным кримавторитетом. Даже герои, тоже далеко не заурядные, в свое время повелись на такой недурственный развод.
   Фиктивное недоумение так и не слезло с лица Гранда, будто он сам поверил в собственный обман.
  
   - Что-то мне здесь не нравится - сказал Сайкс, что, впрочем, никому не порвало шаблон, - Вероятно, сказывается отсутствие суперспособностей. В случае опасности мне не защититься...
   - Все нормально будет, не бойся - Ханк без затруднений вошел в роль бескорыстного успокоителя, - Если попадешь в беду, не кисни. Нас много. Найдется, кому тебя прикрыть. Так что...
   Собравшихся в комнате перебил голос лжеАдвоката, донесшегося, отнюдь, не из уст безногого калеки. В углу стояли крупные многовольтные колонки, пригодные для создания шумных вечеринок в гектаровых клубах и даже концертов в многогектаровых стадионах.
  
   68493957869837897948292359678578834893984876768983475767858448475768694893487438485884488485899695858484894409393847575843489338456875478989645658865 - мигом ранее на экранах появились рандомно раскиданные штриховые коды без полос, собранные в единую цепь. Затем цифры исчезли, уступив место буквам.
  
   HELLO
   (Здравствуйте)
  
   Я - АДВОКАТ! ЦЕЛЬ МОЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ - БЕСКОНЕЧНЫЙ ПОИСК ДАННЫХ! МОИ БЕСЦЕННЫЕ СВЕДЕНИЯ О ВСЕЛЕННОЙ И МИРАХ, АНАЛОГИЧНЫХ НАШЕМУ, ХРАНЯТСЯ НА НЕСКОЛЬКИХ СОТНЯХ БАНКОВ ДАННЫХ!
  
  
  
   Время от времени герои посматривали в сторону полуживого, жалкого на вид инвалида и не верили, что это произносит он.
   "Чья-то скабрезная шутка" - подумала Эллен.
   - Такого просто не может быть!
  
  
   - Такого не может быть... - Эллен повторила фразу, которую уже произносила несколько лет назад, глядя на этого же инвалида.
   Голос подставного до чего неприятный, громкий, коварный, сплошь пропитанный презрением к нормам общественной морали.
  
   А ЕЩЕ, ПОМИМО ТОГО, ЧТО Я НЕИЗМЕРИМО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРЕСТУПНИК ЗЕМЛИ И ПРОСТО ТРЕЗВО РАССУЖДАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК, Я ВЫПОЛНЯЮ АРХИВАЖНУЮ МИССИЮ, СЛЕДУЯ СВЯЩЕННОЙ ИДЕЕ, КОТОРОЙ ВОТ УЖЕ НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ ЛЕТ.
  
  
   Жрец ветра произнес так тихо, что бесслышно:
   - В прошлый раз наш товарищ этого не говорил - однако, все находящиеся в комнате помнили.
   - Значит, нововведение? - предположил Сайкс.
  
   СУЩЕСТВУЕТ ДРЕВНЕЙШАЯ РАСА, ТА, ЧТО СТАРШЕ САМОЙ ВСЕЛЕННОЙ. ЕЕ ЛИДЕР ПОДЕЛИЛСЯ СО МНОЙ СВЕДЕНИЯМИ О МИРОЗДАНИИ, В СВЯЗИ С ЧЕМ МОЙ МОЗГ ДОСТИГ ПИКА СОВЕРШЕНСТВА. БЕЗУСЛОВНЫЙ АБСОЛЮТ.
  
   - Не понимаю, что происходит - Гранд продолжил заниматься притворством, - Как-то не по себе...
   - Замолчи, жирдяй! - крикнул на виновника Ханк, - А иначе порешу тебя до того, как мы получим приглашение на корабль Стражей!
  
   ПОВЕЛИТЕЛЬ-СМОРД, ТАК ЕГО НАЗЫВАЮТ ЛЮДИ, ЗАДАЛСЯ ЦЕЛЬЮ ИСТРЕБИТЬ СЛАБОЕ, ПО ЕГО МНЕНИЮ, ЧЕЛОВЕЧЕСТВО СОБСТВЕННЫМИ УСИЛИЯМИ. ЗА ЭТО РЕШЕНИЕ ОН ПОПЛАТИЛСЯ КОРАБЛЯМИ И БОЛЬШЕЙ ЧАСТЬЮ АРМИИ.
   СМОРДЫ БЫЛИ ОКОНЧАТЕЛЬНО РАЗБИТЫ И ИЗГНАНЫ МЕЖГАЛАКТИЧЕСКИМ СОВЕТОМ СО ВСЕХ МИРОВ, КРОМЕ РОДНОГО.
  
  
   - Точно не говорил - подтвердил Коршун.
   - Не понимаю, к чему эти бредни про злых завоевателей из космоса? - возбудился Паттерсон, - Он что, хочет, чтобы мы поверили в сказку?
  
   ПРОШЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ, ЗА КОТОРЫЕ ПОВЕЛИТЕЛЬ НАБРАЛСЯ ОПЫТА. ПРОЗРЕЛ - НАШЕЛ СПОСОБ ПОКОНЧИТЬ С ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ, НЕ ЖЕРТВУЯ АРМИЕЙ, НЕ ЖЕРТВУЯ ТРАНСПОРТОМ. В ТЕ ГОДЫ ДРЕВНИЕ ЕЩЕ НЕ ПОНИМАЛИ, КАК ГЛУПО ПЫТАТЬСЯ ОТНЯТЬ ЧУЖУЮ ЖИЗНЬ. ТЕПЕРЬ ЖЕ ОНИ ПОНЯЛИ, ЧТО ЖИЗНЬ ДОЛЖНА ПОГАСНУТЬ ДОБРОВОЛЬНО!
  
  
   - Если это не блеф, то... - от жуткой мысли Эллен прикрыла рот ладонью, - Это безумие.
  
   ТИРАН ВЫЯСНИЛ: СЕРДЦА ЛЮДЕЙ ЛЕГКО ПОДДАЮТСЯ СОБЛАЗНУ. АЛЧНЫЕ, ТЕМНЫЕ, СЛОВНО ЛЕПЕСТКИ ЗЛА, ОБРЕЧЕННЫЕ ЦВЕСТИ В УСЛОВИЯХ ПОСРЕДСТВЕННОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ.
   СМОРДЫ НАУЧИЛИСЬ УПРАВЛЯТЬ ЧУЖИМИ ПОРОКАМИ, ЗАВЕРБОВАВ СО ВСЕХ НАСЕЛЕННЫХ ЛЮДЬМИ МИРОВ ПО ОДНОМУ НАИБОЛЕЕ ГНУСНОМУ ПРЕДСТАВИТЕЛЮ!
  
   ТАК СМОРДЫ ПОРАБОТИЛИ ЗЕДДЕР, НАНЯВ ЭДДОРА ВЭЙДА/ЛОРДА ШРЕЙДЕНА, ПООБЕЩАВ И В ИТОГЕ ДАВ ШРЕЙДЕНУ ВНЕЗЕДДЕРСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ, КОТОРЫЙ ТОТ, ТРОНУВШИСЬ РАССУДКОМ ОТ КОРЫСТИ, ИСПОЛЬЗОВАЛ ДЛЯ УНИЧТОЖЕНИЯ СОБСТВЕННОЙ ПЛАНЕТЫ, ПРЕВРАТИВ ЕЕ В РАДИАЦИОННУЮ ПУСТОШЬ.
  
  
   Негр так и не шевельнулся. Он был недвижим. Те же зрачки все время смотрели только наверх.
  
  
   ЗАВЕРБОВАННЫХ НАЗЫВАЮТ ЖНЕЦАМИ, ПОТОМУ ЧТО ОНИ РАБОТАЮТ С КРЕСТЬЯНСКИМ УПОРСТВОМ. И Я ОДИН ИЗ НИХ. Я - АДВОКАТ. Я ЗАКЛЮЧИЛ ОБОЮДОВЫГОДНУЮ СДЕЛКУ С ПОВЕЛИТЕЛЕМ-СМОРДОМ: Я СТИРАЮ С ЛИЦА ЗЕМЛИ ЕВРАЗИЮ, АВСТРАЛИЮ, АФРИКУ, ЮЖНУЮ АМЕРИКУ, А ОН ЗАБЫВАЕТ ПРО ЕДИНСТВЕННОЕ ЗЕМНОЕ ГОСУДАРСТВО, КОТОРОЕ ИМЕЕТ СУЩЕСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ МЕНЯ. РЕЧЬ ИДЕТ О США.
   Я - ПАТРИОТ СТРАНЫ, В КОТОРОЙ РОДИЛСЯ, И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, НЕ МОГУ ПОЗВОЛИТЬ, ЧТОБЫ И ЕЕ НАКРЫЛО ОГНЕМ, ПОЭТОМУ Я С НЕПЕРЕДАВАЕМОЙ ТЯЖЕСТЬЮ НА СЕРДЦЕ СОГЛАСИЛСЯ ПОЙТИ НА ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ, ТАК КАК ПОНИМАЛ, ЧТО ЖДЕТ СТРАНУ В СЛУЧАЕ МОЕГО ОТКАЗА СОТРУДНИЧАТЬ.
  
   НЕТ, Я НИСКОЛЬКО НЕ ЖАЛЕЮ О РЕШЕНИИ. А ЧТО БЫ ДРУГИЕ ПАТРИОТЫ СДЕЛАЛИ НА МОЕМ МЕСТЕ? ИДТИ ПРОТИВ ПРИШЕЛЬЦЕВ БЕСПОЛЕЗНО. ОНИ СИЛЬНЕЕ НАС НАМНОГО. НО ЧТО МЕНЯ ОТЛИЧАЕТ ОТ ДРУГИХ ЖНЕЦОВ, ИСТИННО БЕЗУМНЫХ, ТАК ЭТО ТО, ЧТО Я МЫСЛЮ ОБЪЕКТИВНО. ВСЕ МОИ ПОСТУПКИ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ НАПРАВЛЕНЫ ТОЛЬКО НА СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ. УНИЧТОЖЕНИЕ МИЛЛИАРДОВ РАДИ СПАСЕНИЯ МИЛЛИОНОВ. НАДО ПРИЗНАТЬ, НИЧЕГО БЛАГОРОДНЕЕ НЕ СОВЕРШАЛ В СВОЕЙ ЖИЗНИ.
  
  
   В этот раз жестокосердный Ханк поступил с псевдожнецом также, как и в прошлый:
   - Эта дрянь не должна остаться безнаказанной - застрелил из автоматического пистолета Стечкина с кобурой-прикладом. Человек-растение, который не жил, а существовал, теперь сидит на кресле окончательно мертвый.
   Эллен не стала интересоваться у мутанта, почему, зная, что Адвокат на деле здоровый кентяра, а негр - козел отпущения, Ханк все равно убил его. Видимо, девушка хотела верить в лучшее - что ее друг не такой уж и плохой, что его звериная часть естества не сильнее человечьей.
   После окончания "передачи" ни у кого не осталось сил иронизировать. Разве что Паттерсон постреливал неловкими шутками:
   - Такс, насмотрелись мультиков, теперь каковы наши телодвижения? Идем домой, открывать кафетерий?
  
  
   Шесть лет назад.
   В коридорах торгового центра раздался яростный вой полицейских сирен. Здание окружило около десятка машин, из которых повыбегали "жетоны".
   Попавшим в самую настоящую западню супергероям не нужно было выискивать причину. Все и так ясно - до смерти перепуганные покупатели позаботились о благе общества и совершили звонок.
  
  
   Всех моментов достовернее, без сомнения, самый поганый - легавые. Он повторился без нововведений. Копы обошли весь нижний этаж, наткнулись на труп телепатки, оценив "работу" Ханка, и преспокойно поднялись по лестнице.
   Услышав шаги, герои без мешкания выпрыгнули из окна. Приземление вышло удачным. Сайкс перекатом нырнул к стене дома, под защиту подвальной пристройки.
   Оказавшись под прицелом целого подразделения, команда встала перед нелегким выбором.
   - Смотаюсь за кое-кем, а вы ждите - Ханк вернулся обратно в здание, чтобы прихватить Гранда.
   Крэйт сжал руки в кулаки и выпустил наружу то ликование, которое ликовало душу, коротким, но веским:
   - Yes!
   Команда сделала выбор.
   Шторм мотнул головой, учтя согласие бегуна, и вновь заманипулировал погодой: небо заволокло чернющими тучами, поднялся ветер, стал накрапывать дождь.
   - Предчувствую веселую поездку в Лас-Вегас с конкурсом мокрых черепах - отшутился Коршун, припомнив не самую удачную ночь с двумя распоясанными рокершами в пригороде штата Невада.
   Полицейские, потеряв самоконтроль от тревоги, постепенно переливающейся в страх, достали оружие и заугрожали расстрелом.
   - Вот вам мой ответ! - Шторм хлопнул в ладони, и спустя долю секунды на проезжей части образовалось торнадо, безжалостно снесшее большую часть припаркованных у маркета машин. Кроме материального ущерба, погибло четверо полицейских. Вихрь сожрал бедолаг, продемонстрировав их коллегам "ответ".
   Сотрудники, которых стихия пощадила, немедля избавились от своих пукалок и задрожали.
   - Предлагаю сжалиться - сказал Коршун, посмотрев на распаленного жреца, - Мы, как-никак, герои.
  
  
   "Нет, только не он" - заметив на фоне серого неба крохотное желтое пятно, Шторм опустил голову, выдавив из себя несколько проклятий.
   Раздраженный самовольничеством Ко Героймен прилетел к Century для выяснения обстоятельств.
   - Чья идея? - спросил пришелец. Первый взгляд он бросил на жреца.
   Тот не отреагировал.
   - Общая - вдруг выделился Крэйт, - Мы решили это вместе. Никто особенно не инициативничал.
   - Понятно - с ярко выраженным разочарованием произнес Бэннери, - Значит, если придерживаться вашей индивидуальной точки зрения, выходит, работа супергероя заключается в беспорядке, в убийствах и в разрушении... - увидев Эллен, скорее всего, замешанную в этом же, он еще больше вышел из себя, - А ты что делаешь здесь? Я думал, нас объединяют принципы.
   Девушке стало стыдно, неловко, зазорно. Она всегда боялась подвести Кэйла и сейчас понимала, что, скорее всего, подвела, раз единственный выживший представитель Зеддера смотрит на нее, как на прокаженную.
   - И не только они...
   С лица Кэйла вмиг исчезла суровость. Инопланетянин заставился выслушать.
   - Я понял тебя. Просто хочу узнать, почему меня не оповестили?
   Еще не получив ответа, Бэннери отвлекся на вышедших из маркета Гранда и Ханка. Первый выглядел безвыиграшно. Героймен посмотрел в сторону здания, применив рентгеновское зрение. Увидел раскиданные по разным этажам трупы и обратился к мутанту.
  
   - Твоя работа? - зеддерианцу не нравилось, когда кто-то кого-то убивает, в особенности, если "кто-то" член его команды, - Как объяснишь необходимость кровопролития?
   Мечник расставил руки в стороны, скривив физиономию:
   - Никак. Это же просто мой стиль, мое типа мировоззрение, если хочешь. А у тебя какие-то вопросы, здоровяк?
   Зеддерианец подлетел к Ханку, внимательно посмотрел в его лицо.
   Независимость во всем и временами проявляющаяся грубость подытоживали неординарность мечника и характеризовали его, как самостоятельную боевую единицу. Нравоучительный аспект, наглядно отраженный в действиях пришельца, таки не смог повлиять на сформировавшуюся личность.
   - Никаких - Бэннери ответил мутанту не словами, а кое-чем другим: засветил в лоб кулаком. Ханк исчез, оказавшись далеко-далеко, взлетел ввысь, приземлившись на одну из машин, стоящих в соседнем районе.
  
   По-свойски наказав мечника, Бэннери повернулся к Шторму. Стоило ждать нравоучений.
   - Ты - он смотрел на жреца с нескрываемым презрением, сдерживаясь, прилагая для этого все мыслимые и немыслимые усилия, - Ты убил невиновных, уничтожил сразу четыре жизни - показал на поломанные тачки, - У нескольких семей отнял кормильцев. После этого народ должен сильно благодарить нас, да?
   - О, Зеддер - жрец ненавидел отчитываться, даже перед бойскаутами, - Мне не нужно чье-то одобрение, тем более толпы. По-твоему, мы все здесь собрались ради благодарности? - и он не побоялся подойти к Героймену, - Ты пытаешься остаться чистеньким, а мы выполняем свою работу, как можем. Я считаю, что достаточно предупредил тех погибших. Они не ушли и в этом только их ошибка. Погибать - их работа, в конце концов. Они же блюстители...
   - Знаешь... - Бэннери весь вспыхнул, сжал кулаки, затряс головой, едва не прослезился от внутренней обиды, - Я не вижу в тебе чести. Вот в чем проблема.
   Шторм не согласился:
   - Ты - в этом предложении самое важное слово. Ты не видишь, но это вовсе не значит, что ее нет.
  
   "Все напрасно" - решил зеддерианец.
   Обменявшись кивками с Эллен Джейн, бесповоротно отчаявшийся Героймен полетел в направлении штаба. Во время "воздушного перемещения" добрый инопланетянин попытался выкинуть из памяти несложившуюся дружбу.
  
  
   "Они никогда не поймут меня, никогда не разделят моего мнения о жизни, о смерти, о справедливости.
  
   Начинаю смотреть трезво, без иллюзий, понимаю, что, как я был чужим для этого мира, так и не стал ощутимо роднее. Необъяснимо, но на Зеддере последние два года я чувствовал себя таким же отвергнутым.
  
   Если в существе присутствует крошечка совести, жизнь существа превращается в вечную не сочетающуюся с разнообразием службу. Суперсила накладывает великую ответственность. Кодекс супергероя обязывает соблюдать все сто заповедей всех миров всех существующих гуманных религий.
  
  
   - Я давно свыкся с правдой - Шторм подошел к ребятам, каждого обнял по-братски, - Каждое из пройденных испытаний наложило незримый отпечаток.
   - Знаешь, в чем-то я с Кэйлом солидарен - Уильям посчитал актуальным высказаться на тему не убийства, - Мы должны быть сдержанными.
   - То есть, толерантными? - Шторм прищурил брови.
   Крэйт вздохнул, но продолжать разговор не решился. Не его это - указывать друзьям.
  
  
   Бродвей. Корабельный док.
   Борьба с неутешительной мыслью, что общество никогда не признает сверхлюдей, целиком себя оправдала. А учиться жить, бесконечно терпя претензии массы, это не по-воински - Шторм посмотрел на посветлевшее, очистившееся от туч необыкновенно красивое небо.
   Голубое пространство готовилось к закату. Потихоньку желтея, обзаводясь другими цветами, визуально изменялось.
   - Я бы и рад принять позицию Бэннери, не мараться, да вот только не отвечать насилием на насилие невозможно по простейшим физическим законам - сделав какие-то выводы, в чем-то убедившись, жрец запечатлел заход солнца, - Значит, я неидеален...
  
   - Не грусти - послышался всеутешающий голос вездесущей Эллен, - Ты не должен принимать так близко абсолютно все, что говорит Кэйл.
   - Я не могу понять, почему он такой - Шторма ужасно заботила позиция Героймена, - Он мыслит иначе, более трезво, что ли. Заметь, мы постоянно спотыкаемся, а он нет. И я хочу знать, почему у него одного получается быть правильным!
   - Не знаю - девушка любовалась прекрасным видом искрящейся воды без капли интереса к дальнейшему обсуждению презагадочной личности Кэйл, - Может, нам вовсе не нужно думать об этом?
  
   Не выскальзывая из дружеских объятий Молнии, жрец неохотно расслабился и, утихомирив дыхание, закрыл очи. Они еще несколько минут восхищались закатом...
  
   Глава 8 - регенерация.
  
   Полчаса назад.
   Бэннери ответил мутанту не словами, а кое-чем другим: засветил в лоб кулаком. Ханк исчез, оказавшись
  далеко-далеко, взлетел ввысь, приземлившись на одну из машин, стоящих в соседнем районе.
  
   Ханк потратил около часа на удаление впившихся в кожу осколков. Приставучий водила, которому не повезло застукать на своей "милашке" побитого мутанта, завопил на всю улицу:
   - Слезай, давай, пока я не вызвал полицию! Слезай и плати мне за крышу!
   - Сейчас... - скрипя зубами, вымолвил Ханк, неспешно вытаскивая очередной грязный осколок из колена, - Только залечу и сразу рассчитаемся, оки? Зверям не нужен врач, они сами себе лекари...
   - Послушай, зверь! - водитель напыжился, встал в позу, сделал крайне важное лицо, - Мне до одного непристойного места на твои увечья, немедля компенсируй!
  
   "Зря ты так, хотелось просто свалить и сказать, что мне плевать на твоего былушного француза"
   Ханка подзадело выпущенное на эмоциях оскорбление владельца авто. Сдерживаться воин никогда не умел.
   Меч за какой-то миг назначил плату. Двери покоцканного Рено опрыскала кровь.
  
  
   С трудом преодолев пару-тройку кварталов, мутант остановился. Дальше идти - сил не хватило. Он замучился в попытках унять давно знакомую, но все такую же, непривычную боль, охватывающую глазницы, зубы, виски, верхнюю челюсть и вообще каждую деталь тела.
   Мучения Ханка смотрелись так же отвратительно, как клиническая картина с непроходимостью кишок.
   "Я сильный парень, но ремонт слабит"
   Регенерация забирала втрое больше энергии, чем любые травмы.
  
   К ней не привыкнешь...
  
   Глава 9 - пять советских воинов.
  
   Будущее, обделенное свободой... в нем правят злые корпорации. Делают вид, что правят. Истина другого цвета. Кровавого. За стенами богатых кварталов творится анархия. Блуд...
   В таком мире не найдется места для животных, тем более, для пухленьких безносых псов, покоряющих дворовые просторы, в смятении ищущих пищу - желательно, чтобы это была кость, будочку для ночлега - лучше пошире, так как талия английских бульдогов не такая уж неширокая, заботу от двуногих - только не от таких, как грубый КГБшник.
  
   Медленно, но верно, смятение добивает пухленького пса...
  
   - Слушай, покорми собаку, сука, хватит там валяться! - огромный лось (русское выражение, обозначающее русского мужика, высокого и с тараканьими усищами) по прозвищу Суперлось весь день доканывал бывшего КГБшника по прозвищу "Фернок".
   Фернок работал в ФСБ, но все время думал, что работает в КГБ. Психическая болезнь, считали его приятели - русские супергерои.
  
  
  Личные заметки английского бульдога.
  
  Русские супергерои:
  
  PUKISHER - лидер, глава героев,
  SUPERЛОСЬ - тоже не менее важный персонаж
  Супергерой РАСТИ (ударение на А) - хитер и удал
  FIFEN - профессиональный убийца
  ОЧКО - никогда не очкует
  Мистер STUPID - глупый, но сильный
  Капитан СПИД - человек-наркоман.
  Тряся-ЯСЯ - одна единственная девушка герой (поэтому ее одну и имеют)
  AntiSessMan - новичок в строю героев, очень позитивный
  
  Злодеи:
  Доктор НОС - гениальный злодей
  Леди Миллениум - зам.гения
  Шлеморыл - тупая гора мышц
  Нефтебаза - тупа, как мистер Stupid, а может и тупее
  Miss KAMALA - красива и опасна (трансвестит)
  Клеймо - страшная сила
  Анти-СПИД - враг человека-наркомана.
  Сосина - не блещет способностями
  Австралопитек - Дарвин бы удивился
  OrangeBoy - предал героев
  
  
   КГБшник по прозвищу Фернок не очень хотел подчиняться лосю.
   - Ой, отстань, дай мне вздремнуть...
   - Я сказал, корми иди!
  
   Так они и жили. Мирно в огромных жирных кавычках. Генно-модифицированный бульдожик Хлюп (его назвали так погибшие от радиации хозяева, потому что в детстве он хандрил по умолчанию и был изрядным хлюпиком) вечно наблюдал конфликты своих сожителей-супергероев. Сам бульдог тоже числился, как супергерой, из-за того, что поднимал боевой дух отряда.
   Большой нос, болтающиеся щеки, висячие уши, вечно капающая с языка слюна и слишком большой ошейник подчеркивали туповатый вид этого комика. Но за нелепой наружностью скрывалась большая душа. Грузный метровый пес, переживший опасное излучение, в итоге получивший разум, равный человеческому - незаменимость в отпугивающих условиях Третьей мировой.
  
   К Ферноку и Суперлосю подошел вечно хихикающий Очко, чьи способности и характер никогда не позволяли ему очковать.
   - Почему чертовы американцы меня так назвали? Я никогда не трушу! - одетый в шутовскую пижаму, с помпоном на башке, Очко закричал на Суперлося, - Ты можешь отвечать, сучка, когда к тебе обращаются?
   Суперлось, уставший от мордобитья, пропустил обзывательство мимо ушей и, уставившись на измятый лист автомобильного журнала, поднес к губам полулитровую бутылку минералки. После одного глотка он ответил неврастеничному дружку?
   - Так и спроси у американцев - затем глотнул еще раз, - Меня-то что допытываешь? Мы с тобой зарегистрировались как Суперлось и Очко. Смена кликух без регистрации считается жульничеством и страшнейшим из преступлений. За такое реальный срок дают, знаешь ли...
   - Я не хочу, чтобы меня называли тем, кем я не являюсь!
  
   Психоз шута с помпоном прервал храп отрубившегося после здоровой прогулки бульдога. Прекрасный сон, увы, длился не так долго, как хотелось бы. В нем Плюх почти разглядел грудь потенциальной порно-модели Меган Фокс - бывшей голливудской актрисы, погибшей в развалинах Голливуда во время боя Шлеморыла и Пукишера.
   - Да, вот бы мне руки, как у Стэна Ли, я бы ее трахал неустанно...
   - Что? - не сдержался Лось, увидев, что его домашний питомец, которого он спас - чудом вытащил из-под завалов жилой двухэтажки, запал на американку, - Не смей любоваться американскими бабами. Все они - шлюхи без исключения! Тебе что, наших мало? - он вырвал из наточенных зубов Плюха поганый журнал.
   - Так наших же нет уже! - раскричался бульдог, - Мы с тобой, потом эти клоуны, от силы еще два бывших неслабенько так приплюснутых мента... и все! Все погибли, в том числе и бабы, на которых бы я, будь я Стэном Ли...! - ему пришлось напомнить хозяину о страшной правде - о полном уничтожении государств, входивших в СССР, - Ты понимаешь, мы живем в полном дерьме, и ты еще возникаешь?
   Выслушав претензии бульдожки, Лосю стало стыдно за свою непозволительно грубую чрезмерную строгость. Он пустил слезу, посмотрев в глаза верному псу - лучшему другу на свете.
   - Я был неправ...
   - Ай, ну, тебя, ублюдок недобитый! - бульдог вырвал у него журнал из рук зубами и направился в столовую, - Что еще остается? Буду требовать у Расти, чтобы подергал мне член. Восхитительно!
  
  
   - Эй, Расти! Подергай мне член, как вчера, я знаю, ты страдал зоофилией в пятом классе. Мне об этом рассказывала Шерон, правда, я забыл ее фамилию, но, кажется, она не из... - бульдог остановился, увидев копающегося в холодильнике Очко, - Эй, Дмитрий!
   - А-а-а-а-а-а-а-а! - закричал Дима (родное имя Очко). Он очень испугался, что кто-то из команды Суперлося его застукал за воровством продуктов и сейчас собирается стукнуть начальству. Но он обрадовался, когда увидел перед собой дружелюбного плюха, легко продающегося за кусок докторской колбаски.
   - Не ори ты так, я не призрак Била Клинтона.
   - Ага - воришка улыбнулся.
   Чтобы выиграть доверие пса, никогда не очкующий Очко погладил его, но против шерсти, как во вторник.
   - Слушай - бульдог подошел к холодильнику, принялся хозяйничать, - Отыщи-ка что-нибудь вкусное...
  
  
   Расти явился в гостиную, где сидели Фернок с Лосем, грели у камина руки, пили водку, с глазами, такими широкими, будто сам он только ширнулся. Но это была не наркота, которую сейчас уже и не купишь, это был страх - страх, который тяжело передать словесно, но который легко заметить, глянув на испуганного.
   Расти вырвал из рук (super)Лося водку и как начал хлебать из горла, Фернок чуть не потерял сознание. В шапке-ушанке, с полосатой дубинкой в руках, бывший КГБшник, на деле ФСБшник, оживил гостиную криком.
   - Электрошок для ГАИ безопаснее дубинки.
  
   - Что хотел? - спросил Лось у неплохо отхлебнувшего Расти.
   Тот явно был возбужден (или напуган).
   - Я хотел сказать, что...
   Пауза.
   - Что? Не томи...
  
   - Что группа выживших американцев на территории бывшего
  Нью-Йорка недавно была перерезана ублюдком по кличке Анти-Ханк. Рамлоу и все, кого мы знали из проверенных американцев, мертвы и не похоронены.
   - То есть - теперь похреновело и Лосю, - Ты хочешь сказать, мы потеряли нашу последнюю связь с цивилизацией?
   Мастер пессимизма, Расти не любил обнадеживать и говорил всегда, как есть.
   - Оглянись, лох, ой, точнее Лось, цивилизации-то больше нет!
  
   - Совсем-совсем нет?
   - Совсем-совсем.
  
  
   Возле трехэтажного кирпичного здания, бывшего мотеля, ошивались смотрители. Вооруженные по самое не балуй они крались в шершавых кустах можжевельника и высматривали в окнах движения жильцов, чтобы при первом удачно подвернувшемся случае подстрелить плечо или голову.
   - Заходи слева - шептались наемники, обдумывающие способы зловещего проникновения внутрь мотеля.
  
   - Кого-то вижу, ползают по-червячиному - бульдог встал на задние и посмотрел в окно. Там он увидел окруживших здание смотрителей, - Онанизм подождет! - бульдог понесся гавкать, созывая друзей на отражение очередной атаки.
  
   Гав! Гав! Гав! Лай отпугнул группу наемных, буквально застал врасплох.
   - Так, надо назад идти. Чешет задница, сейчас выбежит Лось и...
   Выбив ногой входную дверь, на улице выбежал Лось с заряженным десятиствольным лазерным пулеметом.
   - Это мой вам подарок от Стражей Порядка, горите все в аду! - русский стал бездумно шмалять во все стороны, особенно не прицеливаясь, не жалея необходимого для оружия топлива, - А-а-а-а-а-а-а-а-а! - походя сразу на все западные клише, от безумных янки до солнечных хиппи, Лосяра спалил не только обоссавшихся смотрителей, он сжег все деревья, находящиеся в радиусе семи километров.
  
   Через семь минут.
   Боеприпасы подошли к концу. Деревья в радиусе семи километров - тоже.
   - А-а-а-а-а-а-а-а-а! - но русский все равно не закончил кричать, - За родину!
  
   - А-а-а-а-а-а-а-а-а!
  
   - Эй, чувак! - Лось остановился, когда услышал жалобный, но милый голосочек Очко, - Ты, конечно, крут по-своему, но может, перестанешь мстить природе? Что она тебе сделала?
  
  
   Зайдя обратно в мотель, Очко и СуперЛось наткнулись на Фернока, сжимающего в руках двуствольное ружье. Его взгляд был суров как никогда.
   - Вы можете дать поспать, а? Соображайте деревянными башками, мне завтра на дежурство, в самый край Москвы ехать на старом внедорожнике, а вы тут разбегались средь ночи!
   - Не надейся, я не буду с тобой церемониться, Ферни - Лось свистнул Плюха, - Не хочешь пропускать - готовься к перевоспитанию.
   Плюх прибежал на свист, увидел жест Лося (протыкающая задница) и кусанул Фернока за ягодицы.
   - А-а-а-а-а-а-а-а! - ворчун отбросил ружье в сторону, ухватился руками за укушенное место и по-тихому удалился в свой номер.
   - И это гигант ФСБ называется... - позлорадствовал Плюх, - Жалкий червяк!
  
  
   Расти видел во сне умоляющего о помощи мужественного Рамлоу и всех тех, кто погиб в плену на прогнивающем Западе. В числе них была и милашка Эллен, которую Расти помнил еще маленькой девочкой. Родившись в тоталитарную эпоху, супергерой не обижался на мир, он пытался его полюбить. Иногда не выходило.
   Расти полагал, не возненавидь человек Землю, все было бы
  по-другому, намного гуманнее, чем так, как вышло в итоге. В чем-то с ним соглашался даже Плюх, наименее компетентный в философии: не любить мир - все равно, что не получить наградную порцию собачьего корма, добываемого Лосем в обломках зоомагазинов Москвы.
  
   Утром Расти позвал Фернока, Лося, Плюха и Очко на важный разговор в гостиную. Накрыл на стол последнее, что оставалось в холодильнике, и попросил не волноваться на счет доставки пищи.
   - Рамлоу и компания должны были отозваться сегодняшней ночью, но в виду гибели сообщения не поступило. Однако есть слабая надежда, что, по крайней мере, один из исчезнувших выжил - Расти, впервые за пять лет, позволил себе немного помечтать, ранее он всегда говорил об отсутствии шансов.
   Лось, принявшись за быстро приготовленный с небогатым составом салат, уточнил.
   - Ты про бабу бормочешь?
   - Про девушку - поправил Расти.
   - Будто есть разница...
   - Точнее одна из исчезнувших. О местоположении Эллен Джейн никакой информации на мой почтовый ящик не поступало - в самом углу комнаты на крохотной тумбочке лежал ноутбук Расти, с переломанной мышью и одноядерным процессором, - О смерти тоже, кстати. Я подумал, у нас не все потеряно.
   - Ай, плевать! - Лось так и не доел, - Не буду себя накручивать, не стану зазря себя утешать. Все это липа. Мы все равно скоро сдохнем...
   - Несчастный пессимист, мать его! - ругнулся Плюх, нализывая переднюю лапу, - И вообще пора делиться костью. На какой только зоне тебя петушили...
   - Да нет, все будет хорошо! - Расти встал на корточки перед Лосем, положил свои руки на его колени, - Я вот, честно говоря, первый раз поступаю по-геройски, не плачу, как плакал всегда, когда речь шла о призрачной надежде. Не ною уже больше. А ты, выходит, подхватил от меня заразу эту, что не можешь взять себя в руки и хотя бы постараться научиться верить вновь?
   Лось не выдерживал, когда его кто-то учил. Он ударил Расти ладонью по щеке. С размаху.
   - Все я могу! Больше, чем вы все, вместе взятые! - Лось прошелся по комнате, указал пальцем на каждого. Сначала на Хлюпа, - Ты - тупая жирная скотина, которая по божьей ошибке научилась открывать пасть и дерзить старшим - потом - на Фернока, - Ты - тупой идиот, не отличающий КГБ от ФСБ, - и под конец на Расти, - А тебя вообще зря родили. Лучше бы твой батя промахнулся, когда трахался с твоей мамой!
  
  
   После утреннего скандала бульдожик захотел прогуляться, но выход на улицу без разрешения Лося и Расти представлялся реальным только через окно.
   Плюх плюхнулся на намокший песочек, усыпанный рядом с домом.
  
   Миром завладели темные силы. Сплошная антиутопия. Обстановка в соседних дворах, на строительной площадке в километре от мотеля ничуть не добрее. Там болтались поклоняющиеся корпорации и американскому слову фанатики.
   Про корпорацию пес слыхал от Лося, это - якобы сама натуральная империя зла типа Амбреллы и Оскорп, виновная во всех земных бедах, в апокалипсисе.
   Третья Мировая, по теории русских, произошла из-за вступившего в силу в прошлом тысячелетии закона регистрации супергероев. Президент Никмунд - невольный виновник конфликта, погиб во время крушения воздушного судна, пролетавшего над Тихим Океаном.
  
   По этой причине Хлюпу позволялось гулять только рядом с мотелем. Чуть дальше - уже опасность, агрессивные двуногие, монстряки-крысоеды, призраки в противогазах и надоедливые смотрители.
   Как французский бульдог с соседней площадки (не генно-модифицированный), Плюх последнюю неделю спал на редкость беспокойно: постоянно высовывал язык, делал сосательные движения.
   Сейчас он кимарит, на зеленой траве, смотрит на звезды. Его трясет. Не так, что б постоянно. Бульдога не знобит, раз пять подряд потрясет и перестанет, потом опять все тело как будто судорогами пронзает.
   Соседские коты его разбудили, вроде все нормально. Через десять минут, весь излизавшись, пес опять заснул. Наслышавшись о своей породе, о вялотекущих страданиях из-за эпилепсии, Плюх обзавелся наиценнейшим и первичным качеством русского шпиона - подозрительностью.
  
   Еще сегодня, когда он бегал по дому, из его рта вылетали слюни, в разные стороны, он сильно сопел, на губах свисали толстенные слюни, и где-то дня два, он очень подозрительно и нетихо шмыгал носом.
   Во время игры в мяч ударился головой об стенку, и не раз. Причем, Лось не успевает предотвратить его столкновение со стенкой, так как пес очень тяжелый и вовремя среагировать не получается, или бывает не может перевернуться со спины на живот и начинает пытаться встать, пока Лось подбежит, он опять ударится об стену.
   На кровать Плюха никто не пускает. Говорят, уже взрослый, спать должен на полу или в будке, не может с первого раза улечься, крутится, под себя подушки подминает, лижет одеяло, гребет постель и делает это регулярно.
  
   Пес спит и тихо посапывает, а, просыпаясь, посматривает на звезды и думает, почему он такой, относительно безносый генно-модифицированный говорящий бульдог.
   Ответив на собственный вопрос, "почему-то", модифицированный опустил мордочку и с наслаждением закрыл глазки.
  
  
   Наступил час ночи.
   Очко зашел в номер Лося, чтобы оповестить о завершенных переговорах со Стражами.
   - Я запросил подмогу, не сказав тебе - Очко не сочковал позаботиться о безопасности друзей и взять инициативу в свои руки, - Прости. Я пытаюсь уберечь нас, а ты не всегда считаешься с моими идеями.
   - Хрен с тобой - сказал Суперлось, - Давай, выкладывай, раз не послушал.
   - В общем - перед тем как зайти, Очко налил себе стопочку. Уж очень переживал за реакцию Суперлося, - Совет клялся выслать к нам пару боевых авианосцев в течение полутора суток.
   - К чему такие меры?
   - Разведка Стражей показала, враги рядом. Трутся где-то в пяти кварталах отсюда.
   - Мы не сможем отразить атаку?
   Очко заочковал. Так и не сняв с себя шутовскую пижаму, он привстал со стула, осмотрел холодильник на наличие бухла и покачал головой.
   - Если у них будет транспорт? Нет, не отразим...
  
  
   Расти разбудил дремавшего на печи Фернока и попросил его не спать, мол, необходим дежурный, который встретит подмогу.
   - Завтра тогда не пойду на работу!- по привычке забурчал ФСБшник, - Нет никакой охоты подводить трудовой коллектив из-за недосыпа.
  
  
   Бульдожка продолжал осваивать территорию мотеля. Возвращаться желания не возникало. Прекрасный августовский вечер, вдохновивший на кражу сочного стейка из подвальчика Андрея Распутина, маняще действовал на пса.
   Не забыв усикаться возле уже отмеченного другой собаченцией фонарного столба, Хлюп направился в сторону бывшей мясной лавки.
  
   Андрей Распутин - потомок героически погибшего мясника, известного на всю столицу кудесника, открывшего сеть продуктовых магазинов, делился с бульдогом остатками. Сколько бы раз Хлюп не посещал полуразрушенное здание, никогда не уходил с пустой пастью.
   - Эй, молодец, ты обещал мне достать рыбу! Если я буду постоянно ужираться одной лишь свининой, стопудняк подвергнутой радиоактивному воздействию, то превращусь в трехглазого червя, как этого недавно стряслось с соседской болонкой!
   Андрей Распутин был негром (как и отец). Несмотря на не совсем американские имена и фамилию, Распутины благополучно перебрались из Штатов в Россию еще в начале Третьей Мировой. Там и зажили по новой, можно сказать, неплохо обустроились и развернули прибыльный бизнес.
   - Эй, толстопуз! - Андрюха подарил бульдогу совсем другое прозвище в честь недавно умершей тещи, - А не много ли требует ваше величество? Или, думаешь, рыба, искупавшаяся в радиационном говне, безопаснее искупавшейся в том же свинины?
   - Ну... - Плюх присел и чесанул правое ухо задней лапой, - Если говорить напрямую, без бабского стеснения, рыба не такая жирная, а мне все-таки желательно стройнеть.
   - Это да, брат... - Распутин чуть не завис, зрительно измеряя гениталии Плюха, - Ты у нас какой-то сальный в последнее время, начинаешь напоминать мне отбивную...
  
   Вдруг, ни с того ни с сего, парень включил мафон, врубил негритянскую репчину и начал плясать, подкидывая руками недожаренную сардельку.
   - Эй, тебе плохо? - Распутин забил на оторопь бульдога.
  
   - Прошло два года со дня нашей встречи,
   Светом надежды будут наполнены вечно.
   Словно удары по печени, сердце кололо иголкой
   Сны пробила картечью, снова завою по-волчьи!
  
  
   Команду русских героев разбудил страшно громкий пронизывающий ритм гигантских вентиляторов приближающихся авианосцев. Рев реактивных двигателей нарастал с каждым мигом.
   - Что же касается опасности - при восходе солнца сонные глазища Расти уперлись в летучих исполинов, - Не знаю, как ты, а я почему-то не уверен, что, попадя на борт, мы будем в безопасности.
   Лось открыл последнюю бутылку водки, и следующим вопросом сильно поразил товарища.
   - Думаешь, мне не стало чихать на эту вашу безопасность после всего пережитого?
  
   Распутин, единожды получивший отказ от Стражей попасть на корабль, осмелился еще раз попросить разрешения. Его больше ничего не держало в Москве: все, что он хотел сохранить из того, что имело какое-то значение, он распродал для покупки нового жилья, которое не так давно было уничтожено бандой смотрителей.
   Забежав в мотель, негритос закричал, чтобы все собирали манатки.
  
   Через минуту поисков жильцов он подхватил незаслуженную пулю от... (???) предателя, коим оказался член отряда русских героев - КГБшник по прозвищу Фернок, безжалостно столкнувший истекающего кровью негра в подвальчик на первом этаже.
   Распутин держался за белую майку, копаясь в собственных органах пищеварения, издавая хрипы и характерные для умирающих звуки.
   - Учим матчасть, полуамериканский ссыкунишка. А то степень идиотизма в информационном поле начала зашкаливать из-за таких полукровок, как ты - подонок мерзко улыбался, сжимая в руках любимую двустволку, - Кишки - это не только человеческая колбаса, но и гурманское белорусское блюдо.
   КГБшник грохнул дверью, закрыл на три замка и продолжил охоту на героев.
   К счастью, начинающий шпион, Плюх смог предугадать действия предателя и долгим заливистым лаем нарушил утреннюю пастораль, позвав Лося, не очкующего и Расти. Плюх несколько дней подряд следил за "гигантом" КГБ, не выпуская негодяя из виду.
  
   - Я услышал выстрел! - прибежал в комнату с Ферноком и Хлюпом взъерошенный Расти, - Мы должны уже уходить. Что здесь на хрен происходит?
   Маленько растерявшись, Фернок посмотрел на собаку.
   - Все из-за вашего блохастого друга. Раньше я считал, что этот ходячий набор ферментных дефектов нуждается в помощи эндокринолога! - кричал КГБшник, пытаясь выкрутиться с помощью неправды и ложных обвинений, - Но нет, показали звезды. Теперь я считаю иначе, ему необходим психиатр, да такой, чтобы сразу назначил усыпление, потому что это перешло все границы!
   К Расти примкнули Лось и Очко.
   - Не верьте! - запрыгал бульдог, - Эта мразь только что грохнула мясника, который валяется на нулевом этаже и уже, наверное, скопытился.
   Доверяя псу, как никому другому, суперЛось попросил Фернока положить оружие на пол и позволить им проверить подвал.
   - Мы просто посмотрим, ладно? - он поднял руки кверху, медленно спускаясь по лестнице.
   Не имея возможности и дальше скрывать свою подлинную сущность, Фернок вскипел.
   - Эх, что-то торможу все чаще и чаще. Надо было грохнуть вас раньше!
   Выявив смотрителя, герои закричали в один голос.
   - ФАААААААААААААС!
   Наслушавшись про тактику мобильных малочисленных отрядов партизан, Плюх на тоненьких ножках переместился с одной части комнатного пространства на другую и продемонстрировал давно изученный прием - укус ягодицы.
   Сенсорные шары КГБшника чуть не повылезали из орбит, как у анимационных волков Текса Авери. От сильной боли он швырнул ружьишко на ковер и сдался.
   - Ты служишь врагам! - теперь пришла очередь вскипеть остальной братии. Первым, у кого это получилось, был, конечно же, Лось, - Мать твою, е...ь-копать, да ты антипатриот!
   - Зато не психопат! - закричал Фернок, - Грустно, если ты так думаешь...
   - А кто? - спросил Лось.
   - Я просто сменил курс, стал видеть лучше, чем раньше, что и вам советую, господа!
  
   - Мясник и вправду скопытился! - сказал Очко, отворивший дверь подвала.
   Тело негра удобно устроилось там, на деревянных ступеньках.
   Любитель пижамы Расти озадаченно поднес палец ко рту.
   - Что делать с ним?
   Тут же поступила инструкция:
   - Оставь. Ты ему ничем не поможешь, а на обряд погребения нету ни средств, ни времени!
   Русские супергерои передали поганца Фернока вовремя прибывшим Стражам, выгрузили на гостевую платформу все самые важные вещички (еду, книги, кое-какое оружие) и взошли на просторный борт космического корабля.
   Тяжелее всего пришлось Хлюпу. Он, маленький и толстый, уже еле шевелил лапами, крича, что хочет поспать. Через час псу предоставили пищу богов - миску сухого корма и дизайнерскую футболку с изображением обнаженной Меган Фокс.
  
  
   Будущее, обделенное свободой, но полное слоистых, противоречивых, морально сильных героев, своевольно подвергших свои жизни бесконечному риску.
   Существование человека в постапокалиптическом мире напрямую зависело от условий, в которых он был поставлен. Здесь играло роль не столько колесо фортуны, сколько пресловутый закон джунглей - выживает сильнейший.
  
   До конца света землянам приходилось регулярно соразмерять возможности бюджета, их не готовили к проживанию в пустоши. Ценой многих усилий и спустя несколько лет застойная цивилизация начала потихоньку возрождаться.
  
   Земле помогали доблестные пажи и санитары космоса - Стражи. Например, сегодня совершился арест разыскиваемого многими космо-службами предводителя банды смотрителей, а вчера Стражи Порядка поддержали гуманоидов в обороне повстанческой базы на Сэрэусе, отбили серию массированных атак и вмешательством прогнали суда космо-пиратов.
  
   Хамп - верховный Страж, обязался самолично допросить арестанта и самостоятельно определил продолжительность процедуры допроса - один час. Седой, с двумя
  полосками-шрамами на морщинистом лике, в генеральской форме этот живой монолит, воплощение мужественности в отцветающей смертной структуре, прошел по мостику к каюте заключенного.
   Перед началом он трижды выпустил газ...
  
  
   Глава 10 - обещание.
  
   Будущее сменилось настоящим.
  
  
   После первого поцелуя Кэйл сказал о том, что его тревожило в данный момент сильнее всего.
   Он посмотрел в сторону приевшихся бетонных джунглей.
   - Даже отсюда мне под силу видеть миллионы, сквозь те дальние высотки. Слышать взывающих, просящих. Они требуют от меня помощи. Понимаешь?
   Дотронувшись губой до уха Героймена, Эллен молвила "да" и чмокнула там же.
  
  
   После той встречи на пляже Эллен долго не могла отойти. На раздумье, кому открыть сердце - Ханку или Кэйлу - ушло больше времени, чем хотелось.
   Перед поступком, который вне всяких сомнений перевернет с ног на голову представление простого землянина о супергероях, перед казнью Лэтса Гранда, Героймен и Молния встретились, снова. Та же локация - пляж.
   - Хамп проводит апгрейд корабля по указу Совета, Сплав планирует вернуться в свой родной мир, ну, а Гранд ожидает смерти - девушка начала перечислять, чем сейчас заняты их знакомые, неосознанно отодвигая решающий разговор, который либо их сблизит на веки вечные, либо навеки разлучит.
   - А чем займемся мы с тобой? - Кэйл застенчиво дотронулся до ее рук кончиками пальцев, - Не размышляла?
   Еще до полного осознания вопроса Эллен озарило сомнение.
   - А что есть мы?
   - Я думал, ты... - ощутив отстраненность, Кэйл отпустил кисти девы, - Я понял. Что ж... - учтивость пожеланий партнера, нежели застенчивость, двигали побуждениями пришельца, - Настойчивости с моей стороны ты не увидишь. Это - твой выбор. Не мне решать за других, кого им любить.
   Тут Эллен пробрал странный любопыт.
   - Но разве... - и в горле встал ком, - Ты не можешь это изменить? Разве не хотел бы?
   Бэннери приходилось лишний раз мусолить неприятную для него тему.
   - Хотел бы или нет, Земля не вращается вокруг моих прихотей. Не имеет значения то, чему не суждено сбыться.
  
   - Не сбылось - не сбудется.
   - Уверен?
   - Ты должна идти к тому, кто тебе ближе. Так иди...
  
   Такой истинно мужской поступок, выделяющий Кэйла из тысячи возможных претендентов на сердце Эллен, схожий с подвигами в рыцарских романах, так и остался без должного внимания: Эллен взошла на просторный борт корабля Стражей, подлетевшего к пляжу на Лонг-Айленд.
  
   Героймена тревожила память...
  
  
   - Поэтому, ты думаешь, в него сложно не влюбиться?
  Из-за земной неоднозначности, которой нет в тебе, потому что ты нас... лучше?
   Кэйлу было нелегко признавать, что он идеал. Причина - скромность. Дитя Зеддера очень хотел бы походить на землян. Так сильно, что опасался остаться символом повстанческой мощи Зеддера и полубогом.
   - Отвечу, когда найдем его.
  
  
   о прошлых разговорах с Эллен.
  
   Кэйл сдержал свое обещание.
   - Да! - крикнул Молнии вслед.
  
   Та услышала в последние секунды до отлета. И это означало, что "в Ханка тяжело не влюбиться". Поняв, что, вероятно, так оно и есть, раз красавица предпочла его, Героймен улетел.
   Не вслед за Стражами Порядка, а туда, где дышать сможет только лишь он и никто другой.
  
  
   Космос для Кэйла - замена спальни. Застряв в вакууме, можно закрыть глаза, перестать слышать возгласы, упорядочить мысли и просто уснуть. Не двигаться несколько часов. Пусть тело "уплывает" в неизведанном направлении. Когда проснешься - сориентируешься и вернешься на Землю.
  
   "Если уж мне не узнать точное количество звезд, другие - точно не смогут. В детстве отец убеждал меня, что на изучение черного одеяла уйдет несколько вечностей, мол, не хватит и бессмертия титанов.
   Раньше, будучи не ознакомленным с космосом, я отказывался в это верить. Сейчас, соприкасаясь с правящим ледяным мраком, я верю отцу "
  
   Героймен заснул глубоким дельта-сном, считая звезды.
  Желтый плащ медленно волнился, как на ветру - это очень напоминало замедленную съемку, SLOW-MO. Сам Кэйл - миниатюрная цветастая картинка посреди кромешной тьмы, кое-как разбавляющая однообразие ближнего пространства, светился ярче мимо пролетающих спутников Wayne Enterprises; механических наблюдателей Стражей Порядка; осьминогоподобных созданий, бежавших из корпуса Квантома Сэлы, и прочих суетящихся в вакууме объектов.
  
  
   "Если уж мне не достичь недостижимого, кто другой сможет? Разрываюсь, как жаждется знать, сгораю от нетерпения.
   Избавился б от комплекса бога, скинул бы груз ответственности, хоть раз бы притворился удовлетворенным.
   Но нет...
   Кто-то не хочет, чтобы я знал. Кто-то не хочет меня информировать.
   А вдруг это боги, что силой меня наделили в день смерти мамы и моей трансформации в нечто?"
  
   Дельта-сон продлился два часа сорок минут.
  
  
   Глава 11 - предательство.
  
   - Вот, наконец-таки, все основные боевые единицы в сборе, господин Хамп.
   - Чудесно. Как прошло ваше путешествие в пройденное, Ханк?
   - Честно сказать, фрагментарно...
  
   Космический корабль Стражей.
   Авианосец совершил посадку в одной из африканских пустынь, где часом позднее за Грандом прилетел пилотируемый космический корабль.
   Молния вступила на него за компанию. В Ханке она была полностью уверена. Когда разговор заходил о казни кого-то гадкого, мутант заранее готовил клинок.
  
   - Толстяк у нас! Теперь можно ликовать - он шлепнул Гранда по спине, поклонился уважаемому Хампу и проследовал за заместителем Хампа генералом Стромом в зал совещаний.
  
  
   Стром - невысокий, воспитанный мужчина с седыми усиками и начинающейся плешью налил себе горячего чаю. Предложил Ханку, но тот отказался.
   - Чего пожелаете, мечник? - спросил Страж, - Не верю, что известный наемник, пользующийся дурной репутацией для устрашения целей, не хочет чего-то взамен.
   Мутант оказался далеко не таким простым, как о нем говорили:
   - А что с философской точки зрения, не с банальной, я совершил такого благородного, достойного денежного поощрения?
   Стром чуть не поперхнулся чайком:
   - Ну, как... Вы спасли Землю! Это целая планета - кашлянул разок в чашку, - Требуйте все, что приспичит.
   - Ну... - Ханк изначально планировал использовать расположение Стражей для получения разрешения на внесудебную казнь, - Если только небольшую услугу...
   - Отлично! - Стром положил чашку на стол руководителя с брифинг приставкой, - Озвучьте ее.
   - Подонок, которого мы вам доставили... - мутант давно мечтал это сделать, по крайней мере, создавал правдоподобнейшее впечатление ненавистника лживых бизнесменов с Земли, - Его нельзя заключать в межгалактическую колонию. Даже несмотря на хваленый строгий режим, остается вероятность побега. Этого нельзя допустить! А что еще с ним делать, если не тюрьма? - он отрицательно повертел головой, - Остается излюбленный радикальный метод участников военных конфликтов.
   - Допустим, я солидарен с вами - Стром был готов принять любое предложение наемника, лишь бы избавиться от Гранда, - Какие варианты?
   Ханк являлся эталонным фантазером. За пять секунд придумал, как все может выйти.
   - Ваши Чиновники заметят отсутствие обвиняемого, придумают какую-нибудь историю про мистическое исчезновение и дело закроют. Вряд ли обвиняемого будут сильно оплакивать, учитывая все его выходки за последние несколько лет. Следовательно, и претензий к вольностям Совета у других антитеррористических организаций не возникнет.
  
   Стром обсудил с Хампом предложение Ханка, которое их обоих впечатлило. Они пообещали наемнику, что приволокут Гранда в течение получаса, также сказали, Эллен будет вольной свидетельницей казни.
   В одной из комнат Ханк увидел мужчину в синем свитере с окровавленным лицом и сломанными дистальными частями верхних конечностей.
   - Кто это? - поинтересовался мутант.
   Из другой комнаты чуть слышно донеслись пояснения Строма.
   - Лидер смотрителей. Прятался в будущем. Еле нашли...
   - А! Якобы лоб российской спецслужбы? ФСБ?
   - В яблоко!
   - Ах, вот оно что - Ханк облегченно вздохнул, - Его сминусуем после гангстера.
  
  
   Гранд сидел и смиренно ждал решающей минуты, некоего знаменательного события, которое, по его скромному предположению, грянет с минуты на минуту.
   - Я практикую душ, Элл, каждые семь часов. Таким несложным методом спасаю окружающих от едкого запаха...
   Ханк и Молния зашли в узкую комнату с кондиционером и зеркалом, где, по решению Стражей, должна состояться казнь Гранда. Немедленно.
  
   Парень и девушка по очереди заглянули "в душу" арестанта - в загадочные, скрывающие неподдельную хитрость глаза, выражающие демоническую ненависть. Как бы там ни было, Гранд умело прятал злость за лукавой ухмылкой.
   Заглянув "во тьму" (в душу злодея), Эллен напомнила, зачем она здесь - чтобы убедиться в его смерти. Она или Ханк, не имеет значения, кто-то из них предотвратит ядерное уничтожение. Это случится здесь и сейчас.
  
   "Я прочувствовала каждую жизнь, что цветет, дышит, развивается на... голубой Земле. Эта планета воистину прекрасна. Ей только не хватает утопии, сплоченности.
   В ней много грязи, коррупции. Ненасытная пасть лжи всеядна. Но ради наших ближних, ради наших будущих детей, внуков, мы должны творить порой немыслимые страшные вещи.
   Мы должны бороться и идти дальше"
  
   Добавившая эмоционального накала духота смотивировала ребят побыстрее приступить к исполнению.
   Молния прижалась головой к мускулистой груди Ханка, и тихо, полушепотом спросила:
   - Кто это сделает?
   Поцеловав даму сердца в затылок, наемник сказал:
   - Ну, не волнуйся. Ни за что на свете я не позволю красавице, усердно избегающей кровопролития, замараться.
  
   "Мы должны убить его. Мы когда-то были здесь, и я отговорила своего друга, убедила его не убивать. Так и обрекла мир.
   Учтя ошибки прошлого, я не повторю их, тех же, снова"
  
   Ханк зарядил пистолет. Прижал дуло ко лбу гангстера.
  Вдруг неожиданно задал вопрос леди:
   - Ты уверена, что мы должны это сделать?
  
   "Хотела бы я дать отрицательный ответ, да вот, не получится. Жизнь одного подлого мошенника не стоит тех миллиардов, что обязательно погибнут, если мы и во второй раз не применим оружие"
  
   Эллен волнительно кивнула и повторно напомнила:
   - Если не сделаем то, что должны, умрет все живое. И шансов мы точно больше не получим.
  
   Через мгновение девушка подумала, что, будь напарник чуточку решительнее, Гранд уже лежал бы мертвым с пулей в башке. Первый раз она видела Ханка задумавшимся, стрелять или нет. Прошлые жертвы, те же злодеи, не смогли в нем пробудить и капельки милосердия. Что такого сделал Адвокат, что Ханк его еще не порешил?
  
   - Еще раз спрашиваю - голос воина без страха разительно погрубел, обзавелся ранее отсутствовавшей раздражительностью. Он посмотрел на Молнию чужим, опустевшим, окаменелым взглядом, - Для уточнения. Мне обязательно убивать его? Или...
   - Ханк! - Джейн прихлопнула рот рукой, не понимая, что именно его останавливает, - Ты застыл? Мы же пришли сюда только ради этого...
   Мутант погладил пальцем спусковой крючок,
   - Ого. Как же я мог забыть цель визита... - попросил подругу отвернуться, вновь прижал дуло ко лбу Гранда, сняв пистолет с предохранителя.
  
   Молния приготовилась...
  
   Вместо ожидаемой казни:
   Гранд смотрел на Ханка.
   Ханк смотрел на Гранда.
   Оба обменивались незримыми сигналами.
  
   Однажды один техасец сказал "пес может не послушаться хозяина, человек же - предан навеки, его от непослушания оберегает человечность"
  
   - Ну, крутой - Гранд поднял голову, - Что дальше?
  
   Ханк кивнул.
   Так и не дождавшись, Эллен повернулась к напарнику, чья рука, крепко удерживающая ствол, внезапно сменила направление. Ханк оставил в покое покрытое испаринами лицо гангстера и наставил на девушку браунинг с расстояния меньше фута.
  
  
   Хамп услышал выстрел. Подумал, ребята поквитались с арестантом.
  
  
   Но все вышло несколько иначе. Пуля пришлась бедняжке в грудь. От полученной раны затруднилось дыхание, помутнение в глазах свидетельствовало о значительной кровопотере, постепенно немела правая рука. В двух словах, наступила агония.
   Гранд не сдержался от пошлых комментариев.
   - Сынок, ты зачем повредил традиционный символ благородия? Может, она мечтала родить!
  
   Эллен Джейн/Молния попыталась выдавить несколько важных (по-видимому, для нее одной) слов, но ничего не вышло: Ханк подошел к вяло ползущей подруге и безукоризненно исполнил контрольный;
   секундой позже выглянул из комнаты и застрелил болтающегося в коридоре Строма; выскочил за угол и то же сделал с Хампом.
  
   Тем временем красная лужица под остывающей Эллен растеклась по всей комнатке.
  
   Ликвидировав большую часть экипажа, Ханк зашел в помещение для допросов. Не на шутку избитый, покалеченный "ФСБшник" уже было разонадеялся.
   Но вера вернулась, когда он услышал:
   - На выход!
  
  
   Расправившись со Стражами, освободив обоих подонков, и Гранда, и Фернока, Ханк уселся на скамью в маленькой комнате, раздумчиво двигая бровями.
   Никто не знал о его настоящих намерениях...
  
   Никто...
  
  
   Глава 12 - откровение.
  
   Вилла Джона Вэйна.
   Проснувшись в семь утра, взявшись перебирать старые отцовские энциклопедии, хозяин обнаружил DVD-диск в одном из томов.
   После чего вставил в DVD-проигрыватель.
   Включил.
  
   На плазменном экране предстал отец. И хоть запись оказалась некачественной, искаженной неприятно рябящими помехами, в которых то и дело мелькают хаотично чередующиеся полоски и квадратики, по дуновению судьбы мертвец достучался до сына.
   - Меня зовут Майкл Вэйн. Много неправд будут говорить обо мне, называть террористом, торговцем смертью, оскорблять... Но я хочу, чтобы мир принял правду и избавился от иллюзий.
   Джон смотрел внимательно. Иначе просто не мог. С первых секунд стало ясно, отец сделал запись, чтобы его когда-нибудь услышали.
   - Лэтс Гранд был еще совсем зелен, когда мы с его отцом, Аланом, соорудили, если так можно выразиться, две могущественные денежные империи, чтобы огородить американский народ от нищеты, позволить трудолюбам и бывшим военным нормально прокармливать свои семьи. И, хочется сказать, нам это почти удалось. Менее чем за два года, были спасены десятки недавно уволенных и бездомных.
   Вдруг изображение пропало. Из-за тех же помех, коих со временем стало значительно больше. Но через четыре минуты качество незначительно улучшилось, появилась хоть какая-то смотрибельность.
   - Целью было создание утопии, конечно же. А дело до сих пор шло, шло своим чередом. Я, наконец, мог гордиться собой впервые за длительный период, как и Аланом, ведь без него, без его профессионального взгляда Wayne Enterprises и Grand Corporation так и остались бы в планах. И только сейчас - Майкл проглотил слюну горечи, - Только сейчас я понимаю, что так было бы лучше. Лучше для всех!
   Джон с энтузиазмом придвинулся к телевизору. Во взгляде богача отчетливо читались сожаление и скорбь, и бесполезная жажда забвения, за несколько лет ставшая для него родной.
   - Алан исчез незадолго после возвращения Лэтса Гранда из подростковой колонии. Спустя день я получаю траурное известие о смерти коллеги. Проходит месяц сущей неопределенности, Лэтс прибирает одну из фирм себе, ту, что носит его фамилию.
  
   - Как-то на одном из банкетов он внезапно делает мне заманчивое предложение - просит продать вторую фирму за невероятно крупную сумму. Я обещаю подумать, он признается, у него нет времени и Enterprises нужен ему в кротчайшие сроки для снятия судимости и погашения тюремных долгов. Тогда я отказываюсь сотрудничать.
  
   - Через полгода умирает моя жена Марта. Это случается в день ее рождения - двадцать пятое февраля. Судмедэкспертиза устанавливает причину летального исхода - отравление. Яд, по основной версии врачей, мог находиться в алкогольных напитках. В вине, например.
  
   - Я не стал проводить никакие расследования, никаких заседаний и обвинений не было. Так лишь, формальность, чтобы самому не войти в число подозреваемых. Это странное бездействие - необходимые меры по защите моего сына, Джона, ведь, кроме него, у меня больше никого не осталось.
  
   - Проходит год. Болячка еще не зажила. В мой дом приходят люди, преступники. Они передают письмо с предупреждением от одного криминального авторитета по прозвищу Адвокат, к которому, как выяснилось, обратился Лэтс Гранд с корыстным побуждением отобрать мою фирму, чтобы очистить свою запятнанную сроком репутацию. Головорезы советуют собрать вещи и покинуть страну, желательно навсегда.
   Изображение пропало. Вернулись помехи.
   Досмотрев емкое видеопослание, Джон закрыл глаза.
   Под ресницей образовалась слеза,
  
   когда он вспомнил, как "ушли" его родители.
  
  
   К Майклу Вэйну, во время его прощального выступления по причине запланированного отлета в Европу, состоявшегося в одном из зданий коммерческого назначения Нижнего Ист-Сайда, подошел незнакомец. Он протянул виновнику торжества руку. Присутствующие думали, это какой-то близкий друг Майкла, пока мужчина не вытащил оружие и не лишил богача жизни при его же сыне.
   Уже далеко не маленький, но и не окончательно взрослый, Джон увидел, как убивают отца. Подобное не могло не оставить отпечаток боли на душе неокрепшего парня. Киллер оказал сопротивление при попытке ареста, поэтому был застрелен, как и богач.
  
   Несколько лет подряд Джон только и думал о том дне, приходя на могилу к отцу. Он не знал тогда еще, кто заказчик, как и не находил отличий между местью и справедливостью.
  
  
  
   Глава 13 - Спаун.
  
   Место, где неудачно приземлился космический корабль Стражей - темный густой лес, было оцеплено и охранялось несколькими земными службами. Никто не мог туда проникнуть, кроме... человека в синем резиновом костюме.
   - Я на месте - герой вырубил двух представителей ФБР, прежде чем вытащить рацию, - Расследую, выясняю причину катастрофы.
   - Глупый вопрос - в трубке послышался безрадостный голос Джерри Сайкса, обеспокоенного известием о возможной гибели Ханка и Молнии, которые находились на корабле в момент ЧП, - Но если друзья и вправду разбились, останков не должно было остаться, да? Все же высота космоса...
   - Не должно - ответил "агент Спаун".
   От Джерри веяло изрядным беспокойством:
   - Что тогда ты надеешься там найти?
   - Улики.
  
   - Какого рода?
   - Какого-то... - "агент" отключился.
  
   Спаун настроил механических искателей - маленьких трехногих насекомоподобных роботов. Те, активировавшись, отправились изучать обломки корабля для воспроизведения картины случившегося на основе предположений искусственного интеллекта.
  
   В создании разума ИИ искателей принимали участие лауреаты различных интеллектуальных конкурсов. Внеся в поведение роботов немало новаций, они разбогатели на этом проекте. Благодаря их вмешательству, ИИ мог похвастаться уровнем IQ, который по всем аспектам превышал человеческий.
   Неопределенность, властвовавшая до недавних пор в вопросе наделения автоматических устройств человекоподобным IQ, в значительной мере связана с тем, что единственным реально данным нам интеллектуальным объектом до сих пор предполагался механизм индивидуального сознания человека. На последней научной конференции ученые, работающие под покровительством мистера Вэйна, доказали, что свободный от ограничивающих предрассудков интеллект, чистый, нетронутый, показывает себя эффективнее в экстренных происшествиях. Речь шла об искателях, уже показавших себя во вьетнамской спасительной операции, конкретизировавших причину взрывов на крыше жилого комплекса, благодаря умелому использованию дедукции.
  
   Под завалами из тугоплавкого металла искатели увидели множество предметов - пазлов, голограммно соединив их. Получили неполную картину, передав изображение на наручный компьютер создателя.
  
   На маленьком дисплее Спауна высветилось сообщение:
   Коэффициент 98%.
   Члены экипажа погибли от огнестрела.
  
   Прочитав его, он еще раз связался с Джерри:
   - На связи.
   - Да-да, ты что-то узнал?
   - С недавнего времени в рядах Стражей преобладает народ с удручающими познаниями безопасности.
   - Эмм, разъясни.
   - Внедренный шпион. Это моя первая гипотеза на тему крушения.
   - А других нет?
   - Нет.
   - Ясно-понятно. Теперь куда полетишь?
   - В царство коррупции.
  
  
   Здание бывшего онкологического центра, сотрудничавшего с медицинским филиалом Grand Corporation, сдавалось в аренду. Оно располагалось на самой окраине Нью-Йорка.
   Материал, которого был построен этот дом - красный кирпич. Три этажа. Окна первого выходят на проезжую часть, окна второго - на запустелый двор.
   С одной стороны у первых двух этажей окон нет. Простенькая на вид малоэтажка.
  
   Подозревая, что приверженец лжи и обмана Гранд может хранить тайные сведения о связях с космосом или
  какую-нибудь информацию, относящуюся к крушению корабля, в забытых официально недействующих зданиях, Спаун отправился туда на разведку.
  
   Входная дверь оказалась открытой нараспашку. Ночник (второе прозвище мстителя) решительно шагнул внутрь неизведанного, оснащенного системой охраны коридора. Оценив ситуацию, он нашел обязательным использование относительно недавно появившегося на рынке устройства - криптографического секвенсора.
   Имея в наличии данный девайс, можно заполучить доступ к консолям охраны, к недоступным для обывателей зонам. Кроме того, секвенсор позволяет прослушивать
  радиочастоты, записывать их, после занося в мини-компьютер.
   Спаун не такой, как все, хоть и человек. Он проходит там, где нельзя, без существенных затруднений.
  
  
   Перехитрив умную защиту, Ночник поднялся на второй этаж. Ступеньки потихоньку сгнивающей лестницы хрустели под весом этого двухметрового качка.
   Луч включенного фонаря, прикрепленного к многоцелевому поясу, выхватил из темноты фанерные стеллажи с провиантом. В озаренной светом дали находилась межсекторная деревянная дверь.
   Не представляя, с чем придется столкнуться в бывшей резиденции "оборотней", Спаун глубоко вздохнул и рывком переместился в другую комнату.
  
   На среднем этаже, в правой безоконной стороне, стояло десять контейнерообразных капсул, в которых плавали человеческие тела. Избранные для чего-то ужасного, они не шевелились, дышали с помощью приборов, напоминающих респираторы, с длинными проводами, подключенными к отверстиям на дне.
   Ночник заметил приклеенные к стене напротив медицинские отсчеты. Эти бумаги оказались очень полезны, в них как раз находилась подробная информация по поводу "избранных".
  
   Он быстро пробежался глазами.
  
  
   Комиссия решила, палачам требуется независимость, свобода, хотя бы мнимая. Моей целью было воссоздать иллюзию свободы - то, из-за чего они будут считать себя живыми. С момента, как я дал согласие помочь своим покровителям в изучении возможностей подопытных, прошел год. За это время все доктора отделения поняли, чего хотят все живые создания - чувствовать себя нужными.
   В Grand Corporation палачей давно не считают людьми. Цинизм неотъемлем в крупном бизнесе. Но таким упырям тоже, как ни странно, нужна важность, тем они не сильно отличаются от их жертв - палачей. Лишь привилегии, удачный жизненный период и частичная власть спасает извергов из Corporation от капсул.
  
   Спаун понял, для чего Гранду нужны опыты - создать биологическое оружие.
  
   Без регулярных инъекций палачи - всего лишь люди. Постоянного эффекта удалось добиться лишь единожды: в случае с русским добровольцем, по общему убеждению, произошло какое-то чудо. Вещества, которые мы два раза в сутки вводим в кровь подопытных, рождают навязчивые утопические галлюцинации.
   Таким извращенным образом мы обязаны обманывать наших пациентов - менять реальный ад на ненастоящий рай, только лишь для того, чтобы нас не прикрыли. У Лэтса Гранда больше власти, чем у любой другой акулы Нью-Йорка, идти против него - самоубийство.
   Я ответственен не только за свою жизнь, но и за жизни коллег. Именно забота о своем врачевательном деле заставила меня пойти на сделку с люцифером.
  
   Для испытания аморальных биотехнологий богач, нетрудно догадаться, использовал похищенных бездомных, от которых не требовалось согласия на участие в эксперименте. Доктора тайно удерживали этих бедняг, подвергая жутким опытам.
  
   Я стал, образно говоря, гидом, сопроводившим подопытных в их новый мир, запечатлел все самые неудачные моменты, которых, к счастью, было немного.
   Побочные эффекты тревожили по минимуму. Парочка неудачных экземпляров, плохо перенесших первичную стадию и, как результат, утративших когнитивные функции, не повлияли на объективно положительную статистику.
   Мы любой ценой выполним требования Grand Corporation и вернемся к нормальному графику, заново откроем клинику, сделаем ее комфортабельнее и лучше, чем она была до перерождения.
   Хотя чем дальше мы заходим, тем сильнее меня раздирает совесть, чего, в принципе, и следовало ожидать. Опасаюсь появления суицидальной страсти. Верно щебечут, совесть - друг нравственности, но враг прогресса.
  
   В душевных изливаниях доктора пробегали ноты неоригинальной философии, аналогичной цитаткам-статусам фейсбука.
   Спаун сравнил неестественный для простого смертного кожный покров узников капсул с кожей-броней Антона Белова - первого подопытного, за которым прочно укрепилось прозвище Палач. Так его назвали в честь проекта.
  
   Остальные подопытные, судя по заметкам дока, владели лишь базовым набором знаний и навыков, сильно проигрывая в социальной адаптации и реализации возможностей из-за излишне подавленной воли.
   - Куклы... - произнес безупречнейший детектив, и отправился на заключительный этаж бывшей клиники.
  
   Еще не открыв дверь отделения, Ночник наступил на разбросанные по полу папки, из которых выглядывали порванные листы. Не раздумывая, поднял их. Чем были примечательны эти документы, он узнал почти сразу - под длинным перечнем фамилий пациентов красовалась знакомая подпись:
   Grand
  
   Бесцельно покопавшись в бумагах, Спаун зашел в отделение.
  
  
   Ночь сопровождала героя с первых минут его становления, не упускала из виду, шла по пятам. Она успела к нему привязаться: встречала в темных коридорах заброшенных фабрик, в психлечебницах, в требующих срочного ремонта грязных экс-клиниках.
   Ее тяга к Спауну воспринималась, как нечто физическое, материальное, не шла ни в какое сравнение с проклятиями других супергероев. И любовь эта, скорее, материнского характера.
  
   Через десять минут после смерти отца Джон Вэйн выбежал на улицу, в дождь, в ночь. Он понимал, жизнь никогда не будет прежней и нужно быстрее хвататься за ум. Вэйн не вернулся в Новый Мракан, обосновавшись на острове рядом с Нью-Йорком.
   Так появился Спаун - причина страхов осиротевшего магната.
  
  
   - Джерри.
   - ))
   - У меня неплохая новость.
   - Так поделись.
   - Найдена лаборатория Адвоката, видимо, та, что долгое время считалась мифом нефункционирующей преступности. Запрашиваю эвакуационную технику, намечается жара...
   - Ух, да ты успешен! А как же крушение?
   - Увы, ничего...
   Поговорив с приветливым сыном генерала по рации, Спаун установил заряд с ограниченным радиусом действия, проопционировав таймер - минута до взрыва.
  
   Направившись к выходу, спрыгнув с третьего этажа на второй, мститель краем глаза увидел высвободившихся из стеклянного заточения монстров. Это повысило градус саспенса.
   Тела без памяти, без отчета и души, не пытались покинуть клинику. Они бы не поняли, даже если бы им сообщили, что произойдет.
  
   Спаун машинально разбил стеклопакет и вылетел (выпрыгнул) в окно. Падение получилось скомбинированным, без ошибок в приземлении.
  
   Один, два, три...
  
   Герой накрылся собственным плащом из программируемой материи, защитившись от полетевших в его сторону кусков кирпича, обугленных деревяшек и мелких осколков. Главное назначение плаща - полет: благодаря особой структуре он, ощущая падение своего владельца, становится плотным, превращаясь в аналог планера и позволяя пикировать с любой высоты.
   Шум, что создал взрыв здания, заглушил бы любые уши, и только тренированный, многое переживший слух был способен выдержать его без дурных последствий.
  
   Спаун почувствовал экстрим, аналогичный сопровождавшему его во время отцовских похорон невнятному чувству - страху смерти. Думаешь, еще чуть-чуть и твой путь навеки завершится. Так отрезвляюще подействовал на него монструозный вид палачей.
   Пока за спиной бушевал огонь, а проснувшиеся жильцы близлежащих домов еще не додумались вызвать пожарную бригаду, Спаун решил немного прогуляться. Коль дальше его ожидают подособняковые гроты, муторная полуинтеллектуальная работа с информацией, неразбериха с временными отрезками и регулярные беседы с дотошным Джерри Сайксом, можно взять полчаса непринужденного отдыха.
  
   Передышка бы несомнительно удалась, если б не негаданно появившийся в Нью-Йорке "летающий зеленый фонарь", спустившийся вниз при виде дорогого партнера.
   - Защитник космоса к вашим услугам! - не Крэйт, но и не Призрачный Воин (ренегат, воспитанник школы чародейства и колдовства, потомственный некромант), Дендок обладал своеобразным легковесным чувством юмора, несвойственным другим орлиным воинам.
   Футуристический костюм, сшитый из внеземного материала, освещал мглу ярче прожектора; прикрепленная к левой руке лазерная пушка (таковой славились все орлиные воины в последнем поколении) дарила имиджу ломтик техногранности.
   - Как тебе последнее неприятное известие... - Спаун сделал длинную паузу между основной частью вопроса и обращением, - Защитник - таким образом, он выразил неудовлетворенность работой космо-боссов, - Все еще веруешь в безупречную неприкосновенность организации? Или тебе хватило смелости сойти с небес и взглянуть на ситуацию глазами реалиста?
   - Так-так, не атакуй. Давай все разложил по полкам - Дендок никогда не приветствовал критику в адрес Стражей, какой бы объективной она не казалась, но сейчас, при должной аргументации, он был готов ее принять, - Организация, которую ты всегда недолюбливал, поскольку способен признать лишь себя, единственного и неповторимого, успешно свергла несколько тоталитарных режимов, чем увековечила память бесчисленного числа павших, одолела тиранию в тридцати мирах, наладила синхронность крупных операций на разных направлениях и точках млечного пути. Давай же, не тяни, последуй эго, скажи еще, что это ерунда по сравнению с раскрытием незаметных для вселенной преступлений и тогда я пойму, насколько ты безнадежен.
   - Знай, я ничуть не умаляю ваши заслуги. Зрит космос, их, действительно, немало - несмотря на обусловленное уважением понижение тона голоса, Спаун все равно остался при своем, - Но система, пусть и близкая к идеалу, не может профункционировать вечность. Рано или поздно любой механизм дает сбой. Происходящее - естественный процесс.
   - Хм - боец Стражей никогда не верил в людской объективизм. Хоть и был человеком, уж внешне точно, Дендок всегда считал данную расу наименее мудрой из всех тех, с которыми познакомился за время путешествий в другие миры, - Для обделенного суперспособностями твое самомнение весьма раздуто. Это как-то говорит об отсутствии пристрастного мнения об организации, которая, кстати, была признана многими союзническими службами иммунной системой вселенной?
   Не отвечая на конкретно провокационный вопрос, Спаун подколол космического друга:
   - Советую подизучить земную библиотеку. Начинать лучше с философии...
   - Какой же ты смешной... Книгу посоветуешь?
   - Субъективизм Рене Декарта подойдет.
   - Ладно - Дендок подстроил обидчивый взор, - Я уже понял, что не в силах повлиять на твою точку зрения, поэтому можешь идти. Не задерживаю!
   - Вопрос... - Спаун вдруг помрачнел, - Чем ты здесь занимался?
   - Эмм... - и тут орел почувствовал, что ему на этот раз не отвертеться. Придется выложить, для чего он следил за лучшим детективом Земли.
  
  
   Спустя три часа.
   Подземная база в южно-центральной части Лос-Анджелеса была создана на месте заброшенной станции метро. После двух чрезвычайных происшествий, неудачной транспортировки преступников и печальной вестью о гибели Хампа, образовалась новая плеяда, состоящая из хорошо ознакомленных с деятельностью Стражей лиц, по мощи не уступающая сдающему позиции Супергеройскому Союзу.
   В нее входили говорящий на английском бульдог по комичной кличке Плюх (сам он из России); наиболее преданный космо-порядку Дендок; Капитан Ар - истинный патриот, наставник Дендока; ведьма, знакомка Призрачного Воина Хэлла Визари, очаровательная антигероиня, наследница волшебника Мерлина.
   Разношёрстная команда положительно отнеслась к участию Спауна. Это не было чем-то удивительным: Ночник - второй по известности борец с вселенским злом после Героймена, а отсутствие суперсилы только прибавляло колорита субъекту и подчеркивало волевую отменность.
   - Черт меня подери, да это же сам Бэтмен! - крикнул Плюх, когда увидел вдалеке медленно идущих Спауна и Дендока, - Эй, здорово, Бэтс! Ты отвечаешь за качество радиостанции звездного Готэма?
   Спаун достаточно спокойно прокомментировал неинтеллигентный юморок пса:
   - Шутка десятибалльная, не поспоришь - дотронувшись до своего резинового затылка, с осторожностью упомянул его нацию, - На русском сленге это бы называлось петросянством, так?
   - Эй, кумир, следи за движениями челюсти! Ты сейчас произнес что-то немыслимо недостойное. Вот реально, ни капли не смешно! Гав! - но Хлюпу никогда не нравился товарищ Петросян, - Всегда знал, из американских супергероев комедианты, как из меня балерина. Гав! Не более... - он постоянно пропускал выступления комика.
   - А ты, должно быть, единственная в мире говорящая собака, совершившая побег из логова сумасшедшего ученого-генетика Капралова?
   - Откуда ты знаешь?
   Спаун спетросянил.
   - Потому что я Бэтмен!
  
   - Эй, повежливее! - в дебаты Ночника и пса влез Дендок, с чуткостью заступившись за второго, - Не смей обижать. Он ведь такое пережил недавно... - орел всегда считал Спауна невеждой и раз за разом только убеждался в своей правоте, - Он не человек, собака, но всякий, кто живет, имеет душу.
   Хлюп безмолвно вышел из беседы.
   - Расскажи - Спаун положил руку на плечо Стража, - Что он пережил - и заверил, - Я не так уж и бездушен, если приглядеться.
   - О-о-окей... - согласился Дендок, - Но сначала пообещай, что больше не станешь подкалывать Плюха. И пойми, ему не до шуток.
   - Обещаю.
  
  
   - Всех его хозяев, русских, убили недавно. Кто - без понятия. Это случилось незадолго до падения того корабля, который ты расследовал. На самом деле мы потеряли два судна. На одном перевозили главного смотрителя Фернока и его нанимателя - Гранда. До появления бизнесмена на одном корабле вместе с Ферноком русские супергерои перешли на второй корабль из-за срочного распоряжения Хампа.
  
   - Сначала разбился корабль с русскими героями. Выжил только Плюх, плюхнувшийся в воду во время падения. На него неясным магическим образом не действует турбулентность, о чем многократно говорил его создатель - спятивший на почве трудогольного переутомления Капралов.
  
   - Собака может сказать, по какой причине упал корабль? Она вообще видела, что произошло на борту?
  
   - Видела, но сказала не сразу.
   - Есть захотела?
   - Нет, шок. Мы долго откачивали ее, откармливали плюшками. Ты только представь, из-за водяного плюха она потеряла два килограмма! - состояние Дендока выглядело приближением приступа паники, - Глобально для соотношения породы и роста пса. Мы ни на шаг не отходили от капельницы. Смотрели на состояние и думали, Плюх к нам не вернется...
   - Но Плюх вернулся! - продолжил за Дендока Спаун, - И... что? И все рассказал?
   - Да.
  
   - Плюх - собака, а значит, создание светлое, врать не умеет. Мы узнали, что один из Стражей Порядка, год назад получивший новое звание в организации, полковник Аллен Батлер, чернокожий землянин, без каких-либо объяснений открыл огонь по русским во время полета.
  
   - Очко, Суперлось, Расти... Все они мертвы! А других супергероев из русской лиги нет в живых уже несколько лет.
  
   - Имей привычку договаривать. Мне не близок такт преуменьшать опасность!
   - Что? - Дендок счел требовательный гонор Спауна до оскорбительно грубым, - Как ты можешь так говорить?
   В то время как Спаун считал свои слова констатацией.
   - Скажу прямо, если после этих инцидентов ты все еще склонен принимать организацию за идеально работающий бессбойный механизм, значит, у тебя повреждена кора мозга.
  
   Страж прекратил пытаться переубедить ночного мстителя и позволил ему спокойно осмотреться в новом штабе. Помимо вечно матюгающегося пса, там находилось еще много необычных существ, по карикатурности внешнего вида опережающих персонажей из вселенной Star Wars: мычащая в углу помещения полукорова (полу что-то еще) дополняла и без того удивительную "фауну" штаба, ее звали по-домашнему - Бруна; кожа Хэллы имела синеватый оттенок, нос был с узкими щелками ноздрей, как у змеи - эти и другие физиологические особенности указывали на принадлежность волшебницы к вымирающей расе суур; рядом с Хэллой стояла маленькая девочка, с такой же синей кожей, это была младшая сестра Хэллы, по причине обстоятельств вступившая в новый геройский земной союз.
  
   Техника в убежище значительно проигрывала спаунским гаджетам, но ее вполне хватало, чтобы регулярно выползать на поверхность и предотвращать мелкие кражи.
  
   Когда Спаун оставил Дендока в покое, к тому подошел Капитан Ар и стал расспрашивать, на чем закончилась беседа.
   В ранние годы формирования нового поколения боевых подразделений Стражей Порядка Дендок и Капитан Ар воевали в городах и государствах планеты Рабус, которая в то время чуть ли не пылала от нападок космических захватчиков. Учитель и его верный ученик, Ар и Дендок, много раз прилетали на соседний Вансхайм для проведения контратак и почти всегда добивались триумфа, за которым следовали мир и гармония.
  
   - На помощь, милок! - крикнул Капитан, когда его окружили безголовые роботы.
   Дендок подбежал к ним сзади и, выбив у одного из рук энергетический бластер, луч которого способен прожечь бетонную стену, взял Капитана за руку и они вдвоем спрыгнули в пропасть.
   Оба Стража думали, что разобьются насмерть. Но дно ущелья оказалось мягким, водянистым. Теперь, чтобы избавиться от внимания запрограммированных на уничтожение всех движущихся объектов железяк, бравые герои притворились мертвыми.
   Капитан посмотрел на своего ученика, демонстрируя оптимизм широкой улыбкой.
   - Ну, как тебе, парень, рисковая сторона службы?
  
   Спаун моментально разглядел в Капитане и Дендоке неразлучных друзей, когда-то познакомленных самим патриотизмом. Их многое связывало: те же благородные порывы, во многом схожие взгляды на проблему колонизации космоса.
  
   - На своем веку я уже сталкивался с крысятничеством внутри организации - Ар обратился к Ночнику, как к человеку, с которым не стыдно обменяться версиями и порассуждать о будущих решениях Совета, - Честно? Преследовало гадкое ощущение, что находишься по локоть в дерьме. Смыть грязь не удалось и спустя годы, но теперь я закален, а вот он... - Капитан подумал о Дендоке, - Эх, ему еще столько предстоит пережить. Сердце обливается кровью...
   - Я погляжу, твое мнение о вышедших из забвения орлах такое же скептическое, как и мое, так? Или предпочитаешь держать пушку с закрытыми глазами?
   - В отношении новомодной политики Стражей с их орлами я, действительно, твердый нигилист и те новации, что были представлены на последнем заседании, без преувеличения, вызвали смех у шестнадцати военных независимых подразделений! - признался Кэп, - Но в отношении службы и родины я - патриот. И хоть приказы Совета действуют на меня, как лазерная граната на исполинского краба, я первый, кто плюнет на шкуру в момент разгара! - Ар оказался большим оптимистом, чем Спаун, обвиняя Совет во всем, в чем только можно, - Без приуменьшения, все последние умозаключения Чиновников - бесполезная риторика. Даже молитву талантливого Ксэнона променяли на какую-то халтуру язычников, лишь бы последовать, так сказать, приевшемуся тренду!
  
   Дабы сдержать разгулявшуюся самооценку, Кэпу пришлось признаться в несовершенстве отряда орлов.
   - Хоть мы всегда и отличались безупречной подготовкой, правда, происходили и подвохи. Одна наша высадка на Вансхайм вышла неудачной. Порталы извергали толпы врагов. Мы удерживали их, сколько могли. Но защитить мирян не удалось, они все погибли. А мы... Мы просто свалили с поля боя...
   Спаун помягче обошелся с Аром, приблизительно представляя, через что он прошел.
   - Можно уважать героев, они заслужили каплю почтения. Но нельзя боготворить систему. Если ты понимаешь, о чем я...
   - Да - Капитан дотронулся до места на костюме, где красовался национальный символ Вансхайма - золотая звезда, до груди, - Понимаю...
  
  
   Через три часа.
   Спаун патрулировал улицы "большого яблока" яркой из-за рекламных стендов ночью.
   Он проезжал мимо мелкого городишки под названием "Новый Мракан", расположившегося в самом Нью-Йорке пятнадцать лет назад. После взрыва, уничтожившего половину мегаполиса Мракан-сити, власти Йорка, крепко сотрудничавшие с четой Вэйнов, приняли решение назвать одну из улиц в честь уничтоженного города.
   Криминальная обстановка, коей Мракан прославился после своего частичного разрушения, при появлении масок напомнила злополучный чикагский сухой закон.
   Любое действие порождает противодействие - Спаун изучил это условие жизни, обязался никогда не забывать о нем. Чем упорнее ты делаешь добро, чем сильнее хочешь помочь, тем больше злишь несогласных, получается столкновение двух сторон, в процессе которого гибнут окружающие. Общество начинает винить тебя в непредусмотрительности и изгоняет на какое-то время. Проходят годы, и ты возвращаешься, и все возвращается на круги своя.
  
   Спаун стоял на крыше здания редакции вместе с
  Геройменом. Там они договорились встретиться еще вчера, обусловились, что дискуссия будет носить не
  нравственно-этический характер, а информационный, повествовательный.
   Мен посмотрел на темно-синее небо, ради интереса прочел название пролетающего самолета.
   - Я думаю о ней сейчас. Но чувствую отдаление, словно звезды больше не видят ее. Знаешь, что это означает? - речь шла об Эллен, которой ему очень не хватало.
   Несмотря на обусловленность, беседа плавно уплыла в другое русло, ближе к морали.
  
   - Девушка мертва - сказал Спаун, - И тебе лучше ее отпустить. Спас бы ты ее или нет, окажись рядом, она не из тех, кто может держать зло - и напомнил Мену, что просил о встречи не ради сантиментов, - Забудь о лирике. Нас ждет нечто глобальное.
   - Конец света?
   - Нет, пока что. Хотя, я думаю, апокалипсис не за горами. Мы так ничего и не предотвратили в итоге...
   Бэннери деловито скрестил руки.
   - Разве Гранд не погиб на том корабле?
   - В том-то и дело... - Спаун достал снимки, сделанные в клинике, где совершенствовали возможности палачей, из малого раздела пояса, - Мы не знаем, а Адвокат, как показал наш предыдущий опыт, склонен к внезапным воскрешениям и прочим сюрпризам - и кинул Мену в руки, - Казалось бы, враг мертв, переживать за его возвращение глупо, но научная деятельность Corporation продолжает развиваться. Я внимательно осмотрел кабинеты врачей, что работали в уничтоженной псевдозаброшенной клинике, непопулярным способом проверил их счета. Опыты с палачами кто-то регулярно спонсирует. Вряд ли этот кто-то не Лэтс Гранд, которого логично считать мертвым.
   - Благодарю - посмотрев на подопытных, Героймен благодарно вернул снимки, - Пока ограничусь предположением о втором внедренном.
   - У Гранда однозначно было несколько шпионов. Второй и устроил уничтожение корабля, на котором находились наши друзья.
   - Значит... - Бэннери пришел к умозаключению, - Гранда спас собственный помощник и он, должно быть, выжил, а не погиб.
   Теперь скрестил руки Ночник.
   - Так и есть.
  
   Человек, сделавший себя сам - этим Спаун отличался от других "масок", ведь в отличие от Шторма, Ханка, Молнии и других высокоуровневых полуимб у него не было никакой суперсилы. Коктейль из интеллекта, смелости и доведенной до абсолюта воли в одном существе.
  
   Спаун подошел к краю крыши, посмотрел вниз, увидел царство авто-фар, выглядящих с такого расстояния, как искры бенгальских огней, на черные точки, какими казались граждане Йорка и убедился:
   "Нет ничего важнее бесконечности"
  
   Героймен улетел самостоятельно. А мститель дождался ЛА через пять минут после установления нужного маршрута...
  
  
   Глава 13 - планы.
  
   "Сама по себе вселенная изобильна и добродетельна.
   Зло исходит от конкретных существ"
  
  
   Италия - гостеприимная земля, в которой бьется тысячелетнее европейское сердце, очаровывает, обезоруживает, соблазняет... Каждая провинция - это личность в истории. Тоскана - освещена разумом, бьющимся во Флоренции, Сиене, Пизе. В ней создана хрестоматия шедевров Возрождения. Венето - литературно одарена Шекспиром. Извечные Ромео и Джульетта трагично любят в древних переулках, Отелло - рядом, на одном из островов. Современный Милан - эпицентр мод и тенденций. Дизайнеры сражаются за стили и тренды. Колизей, Пантеон и Рим вокруг них - каменно свидетельствуют о вечности и о мире. Собор Петра и тысяча четыреста комнат Ватикана - самый напряженный концентрат искусства. На юге - ужасный, порочный Везувий фатально возвышается над замершими Помпеями. А сквозь гудящий и суетный Неаполь открыты ворота в средиземный рай, временно эмигрировавший на Искью и Капри.
  
  
   Победитель конкурса "Traveller's Choice" в две тысячи четырнадцатом, пятизвездочный комплекс Portrait Roma расположенный, в самом эксклюзивном торговом районе Рима, в трех сотнях метрах от Испанской лестницы, принял с утра двух туристов, отказавшихся от преждевременной интернет-брони.
  
   - Почувствуйте себя как дома, выбрав проживание в апартаментах нашего отеля! Высококлассный люкс, десятирежимный душ, бесплатный шведский стол и комфорт, учтенный в мелочах! А близлежащие бесконечно прекрасные природные ландшафты добавят блаженства и скрасят времяпровождение! - до детскости веселый регистратор с неправильно одетой тюбетейкой сделал акцент на "даже", - Ну, что! - крикнул он, - Согласны оплатить несколько дней рая?
   - Не люблю, когда с такой настойчивостью рекламируют роскошь - сказал тип в черных очках и с короткой солдафонской стрижкой. За ним стоял плотный мужичок, - Но во всяком случае не мне решать.
   Ханк уступил право выбора подельнику - останутся они здесь, иль будут искать гостиницу пороскошнее.
   - Ты только посмотри на него, дружок! - Гранд повел себя чересчур эксцентрично и невоспитанно, показав пальцем на регистратора, чем встревожил суетящийся на первом этаже персонал, - Эх, эти макаронники! Такого бы в коллекцию запихать. В шкаф исторических сувениров и пластмассовых фигурок рыцарей! Потайная кнопочка за ним - открывается, а там генералиссимус в стеклянном резервуаре показывается!
   - У американцев очень своеобразный юмор, аmico - регистратор не хотел затевать ссору, - Что вы пожелаете? Снять номер?
   - И совершенно бесплатно! - ответил Гранд.
   - Но... - мужчина проглотил слюну, - У нас так не положено. В нашем отеле, как и в любом другом, все платят.
   - Но... - "нокнув", Гранд спародировал compagno, - Amico, мы необычные. Я - гений, логик, философ, жнец смордов, хотя вряд ли ты о них что-то знаешь, мессия и практически бог интеллекта. А вот он... - и повернулся к Ханку, - Он вообще не человек, появился на свет за счет эксперимента.
   Мутант снял очки.
   - Есть такое...
   - Дружок! - обратился к нему Лэтс, - Объясни макароннику, что с ним станется, если он не поверит в нашу исключительность и продолжит вешать клиентам на уши горячее спагетти!
   Мутант обнажил саблю, подождал, когда регистратор разглядит и вновь вогнал в ножны.
  
  
   Пока новые клиенты шли знакомиться с номером, пользуясь вежливостью сильно запуганного персонала, Ханк делился свежими впечатлениями:
   - Здешние запахи мне сильно напомнили о путешествии по пищеварительному тракту марсианского червя. Хоть я и пытался забыть свой первый полет в космос, совершившийся благодаря опротивевшим Стражам, конечно же...
   - Чем это? - спросил Адвокат, запихивая в рот остатки бутерброда.
   - Все дело в пище - объяснил мечник, - Не по вкусу местная кухня.
  
   - Я больше надеялся на Францию...
  
  
  
   - С чего Франция?
   - А почему вы выбрали Италию?
   - Брось. Я всегда ценил в тебе мобильность совокупность умений и навыков.
   Номер попался роскошным, как и предполагалось - высоченный шкаф из красного дерева стоял по правую сторону от душевой; две широкие кровати посередине; вид на проезжую часть с прилагающимся к нему просторным балконом; холодильник, набитый деликатесным разномастом и винными сосудами.
   - Вчера нашелся часик для отдыха, я решил маленько оттянуться и сдуру посмотрел мультипликационный фильм с тотальной неопределенностью, несмешным юмором и сюжетом, посредственным даже для младшей школьной аудитории - Гранд вытащил холодное винцо в стеклянной бутылке, - После просмотра я понял, что в Штатах забили на культуру, на развитие... - сделал буквально пару глотков, - И это не может не огорчать - наигранно поморщился, - Фу, какая халтура. Не лучше того пойла, что продают в самых замызганных ресторанах Нью-Йорка!
   - Я... - Ханку было невыразимо тяжело разговаривать на тему, которая играла для него главенствующую роль во всем "крестовом походе", об Эллен, которую он хладнокровно убил, отняв право на последнее слово, - Вы знаете, в общем, я согласен идти за вами хоть на край света, коль предан. Но появилось кое-что, что меня гложет, неописуемо. С каждой секундой оно развивается во мне, изменяя все чувства, перестанавливая их, перерождая - Ханк скинул с себя кожаную куртку, переодел футболку, сложил меч и прочее оружие в водонепроницаемый чемодан повышенной длинны (сто двадцать сантиметров), - И я пока не в курсе, как
  сдерживать в себе процесс, негативно воздействующий на мои воинские параметры. Я боюсь, что превращусь в размазню и подведу вас в роковую минуту... - под конец возни он положил чемодан под кровать, - Что посоветуете?
   Гранд снял с руки часики, поодеколонился.
   - Я знаю пять причин мужской депрессии. Можешь не рассказывать... - уселся на стул и включил настенную
  ЖК-панель, - Одна из них кроется в той бабе, чьей жизнью ты героически пожертвовал, потому что это потребовалось для защиты страны... - стал переключать канал за каналом в надежде найти нечто, относящееся к кинематографу девяностых, - Но ты должен смириться для блага Америки, привязанность не твоя стихия. Вспомним историю, врожденных быть лидерами она чаще травмирует, чем приносит пользу.
   Ханк пошатался немного возле прокручивающего каналы телевизора Лэтса, допил за ним вино и, надумав прогуляться у окрестностей отеля, повернувшись к двери, вымолвил:
   - Поэтому их участь - одиночество и бесконечная борьба за пустые идеалы - архаично построенные мысли плясали без его посредственного контроля, - Не возьмусь утверждать, насколько это может быть по душе...
  
  
   В коридоре Ханка повстречал Аллен Батлер, спешивший навестить Гранда. Мутант понятия не имел, что этот человек имеет какие-то дела с боссом и что босс прибыл в Италию
  из-за вынужденных бегов предателя-полковника, чьи друзья живут в Риме. Поэтому поздоровался с ним без имен.
   Аллен выглядел уставшим. Это Гранд подметил с ходу и, услышав дверной скрип, посмотрел на афроамериканца:
   - Привет!
   Батлер ответил:
   - Кажется, только что видел вашего наемника. Гулял по коридору, сильный такой, плечистый, мощный... Он типа крутой и без остаточных чувств, выхолощенный солдатик? - негр сделал легкое упражнение руками и отдышался, - Честно сказать, думал, что к этому времени уже буду гнить в одной из тюрем, как их там, галактических, что ли... - и выдохнул, - Но я рад, что дожил хотя бы до сегодняшнего дня.
   - Да? - Гранд выключил ЖК и убрал пульт от него в ящик тумбы, - А я потягиваю текилку, любуюсь кактусами и сам себя развлекаю - поудобнее расположился на диване, - Ты мне вот что скажи. Все русские, которые присутствовали там, на корабле, погибли? Или точно не знаешь? - не дожидаясь ответа, он продолжил осыпать подельника вопросами, - А Стражи, которые там были, мертвы? Проверил место крушения или сразу свалил?
   - Ник-к-кто не должен б-был выжить - с выступающей на лице неуверенностью проговорил Батлер, - Корабль ведь рухнул не откуда-то, а с космоса...
   - Не забывай, на кого направил пушку - предупредил его Лэтс, - Супергерои очень непросты, выживаемость у них в крови.
  
  
   Главный штаб Стражей Порядка, находящийся за несколько десятков световых лет от Солнечной системы, получил сообщение о гибели генералов Хампа, Строма и трех подразделений космо-спецназа.
   Стратегам намеренно передали ложную информацию - считали Чиновники - сверхразумные андроиды, повелевающие Советом, владеющие политическими и общественными знаниями, ответственные за недавнее внедрение агентов посторонних служб в подразделения спецназа для выявления предателей.
   Шепард - второй по величию генерал после Хампа, низкорослый лысеющий землянин, не мог молчать, пока Чины разбрасывались самыми абсурдными версиями, вплоть до причастности Хампа к подрыву собственного судна. Его дико бесило их недоверие.
  
   Шепард вошел в зал совета - ярко освещенное помещение с высоченным потолком. Выше разве что в запрещенных храмах Сантанны. В противоположном конце зала стояли столы, каждый размером с комнату, за ними сидели человекоподобные роботы - Чиновники.
   Первым заговорил генерал. Те еще даже не спросили, что вынудило его прийти, не получив разрешение.
   - Я здесь, чтобы отстаивать.
   Шепарду быстро ответили.
   - Отстаивайте - послышался ледовито безразличный голос андроида, - Вам дано такое право.
   - Надо помнить, соседи уйму сил вложили в операцию по поимке преступника с Земли, не поленились заручиться помощью потомка орлов - прославленного Дендока! Использовали амуницию штаба, ежечасно с нами связывались, занимались документированием незначительных событий, как и положено Стражам!
   - Гуманность затмевает сознание, генерал Шепард - от верховного Чиновника веяло неистребимой чужестью, неотзывчивостью, зальделостью. Робот ничуть не походил на соратника, скорее на врага. Очи древних наблюдателей созерцали, - Объективность сурова. Сувенир, оставленный преуспевшим в дестабилизации функционала полковником Батлером - первый признак наличия изъянов. От того, как скоро мы залатаем дыры, зависит состояние пестрящего галактиками полотна бытия. Нетерпение приведет к краху.
   - Но... - позиция Совета задела Стража так сильно, что он чуть не нагрубил, - Но пока мы ищем врагов среди своих, заказчики наверняка следят за нами и продумывают планы по захвату неподготовленных к войне миров!
   - Не спешите лезть в атаку, генерал - андроид, наконец, поднялся из-за стола, с грохотом, - Мы сами стали себе худшими врагами.
   - И не поспоришь... - Страж свыкнулся с позицией Совета - сделал два шага назад, чтобы показать согласие, - Но я пришел, не дождавшись аудиенции, не только за гуманностью. Поймите же.
   Чиновник повернул к Шепарду свою металлическую голову.
   - Для чего же еще?
   - Необходимо отдать приказ космо-спецназу. А какой - решать уже не мне. Я некомпетентен с того дня, как лишился трех подразделений - Шепард говорил то тихо, то громко, то задумчиво и неторопливо, то рефлекторно и быстро, - Сейчас отряды бездействуют. Это плохо, ведь мы, по сути, злом окружены.
   - Спецназ приказ получит, за это не волнуйтесь - заверил Чин, - Через сутки другие судна обретут поддержку. Пока утраты не повлияли на статистику, у Стражей есть возможность раскрутиться. И помните, легковесные утверждения о научной деятельности смотрителей нас уже не выручат.
  
   Выходя из зала, пораженный покинутостью и ненужностью, ощущением, что тебя отымели все, кто только мог, Шепард болтал себе под нос про степень возможности, про второй шанс. И эта отчужда длилась, пока генерал не добрел до каюты в спальном корпусе, где решил отдохнуть от насущного и временно забыться.
   "Пошли вы - так он поступил с Советом, так он поступил со всеми, - Мной еще никто не манипулировал, никто не распоряжался,
  
   как куклой"
  
   По ремонтным помещениям штаба бродили названные в честь собак-космонавтов с Земли псы Белка и Стрелка; орлиные воины из древнего корпуса, опытом превосходящие Дендока. Арестованный и помещенный в изолятор одноглазый пират Квантом Сэла с new-Марса делил одну койку с Лазариусом - фанатичным сторонником
  национал-социализма квейта.
   Почти все коридоры, комнаты были оснащены устройствами безопасности. Чтобы войти, например, в зал брифинга, нужно знать десятициферный код для дверной панели. А доступ к хранилищу так и вовсе осуществлялся исключительно с разрешения представителя соответствующей инспекции.
  
  
   А тем временем.
   Гранд, Ханк и Батлер взяли такси и направились в заброшенный гараж, где, по словам первого, в тайне хранилось мощное оружие, предоставленное космическими захватчиками для эффективного выполнения миссии.
   С этой минуты Батлер был в игре.
  
   Нутро гаража по первому впечатлению отдавало простотой: разбросанные гаечные ключи, испачканные бензином перчатки, проколотые шины и стоящий посередине разбитый внедорожник.
   Похлопав себя по животу, Лэтс сказал:
   - Помогите отодвинуть машину. Сам бы, да вот незадача, все бурлит, недавно перекусил...
   Ханк в силу привычки беспрекословно подчинился.
   - Сделаю! - легеньким толчком мутант отодвинул тачку так, что... та врезалась в стену и неслабо побилась.
   - Потрясающе, крепыш! - хлопнул его по спине очарованный Аллен, - Я думал, твоя силушка - преувеличенный миф. Сладко признавать, что ошибался.
   - Придурки - обозвал их Гранд, - Смотрите вниз...
   На месте, где стоял внедорожник, виднелась крышка люка. Негритос приподнял ее ровно на дюйм.
   - Что там?
  
   Городские путешественники просочились в самый безлюдный край столицы - в темный и неизведанный гражданами центр, где создавалось нечто, похожее на взрывчатку, которая в будущем уничтожила Китай и Союз Республик.
   В недрах подземного убежища горбатились наемники, ученые и прочие грезящие о правлении люди. Лэтсу не составило и малейшего труда отобрать себе подобных - достойных кандидатов на роль сопроводителей старого мира и создателей нового.
   - Чем здесь промышляют? - любопытство так и не выходило из Аллена, - Стойте, куда спешите? Я хочу знать, что со мной станется после расчета!
   Прежде спокойный Гранд остановился, сделал глубокий вздох и заглянул в глаза бзделоватому Батлеру.
   - Боимся, да? За свою недорогую шкуру, небось?
   - Эмм... - Батлер не знал, как ответить. Сглотнул от неловкости.
   - Ханк - босс надумал избавиться от труса, - Мне совершенно необязательно озвучивать приказ, чтобы ты его выполнил, так ведь?
   - Думаю, да - ответил мечник, - Я уже определил, кто из нас лишний и вряд ли пригодится.
   - Тогда... - Гранд замахал руками, надул щеки, - Расчисти пространство. Чем меньше народу, сам знаешь, чего больше.
   - Догадываюсь - Ханк прислонил кинжал к шее полковника.
  Когда Гранд отвернулся, его спину обрызгала жидкость внутренней среды организма Аллена Батлера.
  
   - Ты в своем уме? Запачкал мой пиджак...
  
   Батлер предпринял никудышную попытку остановить кровотечение, но ничего не получилось. Жизнь вышла через рану.
  
  
   Чуть позже, после ликвидации "лишнего" Ханк поведал боссу трогательную историю про обнаруженного им в лесах Сибири раненного пса.
   - Однажды, охотясь на шестерок террористки с феминистскими задвигами по прозвищу Яд, я обнаружил в лесу щенка, шея которого была обмотана металлическим проводом, протянутым в рот. Провод прорезал шею и щеки няшного. Образовались гнойные раны на шее. Чтобы сохранить жизнь невинному существу, я проделал путь длиной в пятьдесят километров. Шел пешком. Устал и даже замерз...
  
   - Щенку сделали операцию. Провели комплексное лечение. Представьте картину, я наблюдал, как собака выздоравливает, приходит в нормальный вид. Разве не прекрасно? Мне сказали, нужно пристроить пса в хорошие руки, гастролировать со мной он бы не смог, а дома держать не было возможности, так как я маргинальничал и, соответственно, не имел определенного места жительства. Можно еще вспомнить аризонскую базу, там я проявил...
   - Стоп! - Гранд легонько шлепнул помощничка по лбу, - Я не пойму, к чему ты это? Назвал хотя бы цель рассказа...
   - Да к тому - Ханк сделал несколько больших глотков из старой фляги, - Иногда мне гораздо приятнее оказывать
  кому-то помощь, чем впустую отбирать жизни. Вы называете слабостью вещи, которые, согласно учебникам философии, различным именитым пособиям, стоят выше всех прочих качеств, включая ярость и цинизм.
   - Раз называю, значит, так оно и есть - Гранд выхватил флягу, одним махом выдув половину содержимого. Облился весь и не вытерся, - Ты нисколько не должен сомневаться. Я умнее любого философа.
   Нарастающие сомнения Ханка касаемо верности пути так и не развеялись.
   - Значит, я должен просто слепо вам верить?
   Почесав за ухом, босс крикнул:
   - Да! - мигом позже его кое-что озаботило, - Нам нужно не забыть про наших друзей. Они давно не получали приличную работку. Уверен, соскучились.
  
  
   Сопроводив гостей до лифта, Лэтс прижался лбом к большому оконному стеклу и измотанно проговорил.
   - Америка...
   Затем в офис главы корпорации заглянул Ватермен, чуть позже там собралась вся "братва": Анти-Ханк, Сапфир, Дэйзи (высокая генномодифицированная обезьяна с человеческим интеллектом), Сабля, Зорро, Окулист.
  
   Федеральный резервный банк Нью-Йорка считается важнейшим из двенадцати резервных банков, входящих в Федеральную резервную систему США. Президентом и CEO банка с двадцать седьмого января две тысячи девятого года является Уильям Дадли. Расположен на Либерти-стрит.
   Банк несёт ответственность за второй регион Федеральной резервной системы, включающей штат Нью-Йорк, двенадцать северных округов штата Нью-Джерси, округ Фэрфилд штата Коннектикут, Пуэрто-Рико и Американские Виргинские острова.
   Являясь частью ФРС, банк проводит монетарную политику, контролирует и регулирует финансовые учреждения, поддерживает национальную платежную систему.
  
   Сегодня в банке произошло чрезвычайное событие, поднявшее на уши Йоркские СМИ: атака суперзлодеев под руководительством бронксового вора Лесли Олсена, устроившего настоящий потоп.
   Сверхъестественные грабители опустошили сейфы, в которых хранилось нечто ценное, нежели деньги.
   Противная обезьяна избила до смерти пожелтевшую от увиденного зрелища старуху. Зорро обчистил кармашки охранников, надыбав деньжат для погашения квартирных долгов.
  
  
   Тайная мастерская.
   - Вот так вот. Учись, пока я живой.
   - А почему вы захотели все уничтожить? Неужели дело в космической угрозе?
   - Не совсем - через двадцать минут ходьбы в тоннеле Ханк и Адвокат увидели вдалеке негативно воздействующий на зрение, ослепляющий ультрафиолетовый свет. Там и находилась "мастерская", - Всему виной договор о запрете антипреступной деятельности сверхлюдей, на котором настаивала Британия вопреки рвению России и Китая популяризировать. Он вошел бы в силу. Это сулило серьезные беспорядки в процветающем государстве. Я, как патриот, не мог остаться в стороне и ждать, когда страна развалится, находясь под постоянным наблюдением замаскированных ублюдков, пешек бесхребетного Никмунда, пресс-секретаря Белого Дома и прочих клоунов.
  
   - Как только Америка начала очищать свое имя от грязи после сроков Обамы, восстанавливаться, Россия тут же отгородилась от связей с террористами. О чем это может говорить? Конкуренты во всем следуют моде, когда мы, американцы, задаем ее.
  
   Мастерская - лаборатория, где незаконно производят взрывчатку на основе инопланетных технологий, взрывчатку, действие которой может сметать целые миры. Пришельцы убедили Гранда, что то, что когда-то выглядело живым, после использования оружия начнет казаться измышленным, никогда не существовавшим.
   Гранд обязался детально изучить товар и применить по назначению - согласно договоренности с их лидером.
  
   Ханк обменялся взглядами с каждым зачинщиком апокалипсиса, осмотрел каждую запчасть по отдельности и, оценив степень серьезности работы, похвалил ребят за усердие.
  
  
   Запланированный набег шайки Олсен был эпично предотвращен супергероями: Героймен, Спаун, Дендок, Шторм, Капитан Ар, Водяная Нимфа, Огнесс, Хэлла, Плюх, Бруна и развеселый Крэйт. Дружеский хор собравшихся убедил преступников остепениться.
   Смылась только обезьяна.
   Зорро и Ватермен остались, предчувствуя серьезные трудности.
  
   Зеддерианец выполнил шаг вперед и обратился к водяному:
   - Мы не хотим враждовать. Поверьте, у нас есть враги и пострашнее - сторонник дипломатического подхода, он не планировал вступать с ними в бой, надеялся на их вразумление, - У Земли есть враги. Пока мы ведем уличные перепалки друг с другом, мы уязвимы - Бэннери протянул руку дружбы, подойдя к водяному достаточно близко, чтобы ее пожать, - Не требую, а прошу одуматься. Считайте, умоляю.
   Олсен, чья жизнь в последние годы состояла из набегов и мелкого терроризма, прибег к вынужденному воздержанию, чтобы заключить дружеский союз с другими сверхлюдьми.
   - Я не буду больше грабить банки - сказал Лесли, полностью приняв твердую форму, - Но вы поможете мне.
   - Разумеется - сказал Героймен, - В чем?
   - Моих близких настигнет смерть, если я не прекращу. Вот в чем причина! Вот из-за чего я слетел с катушек и опустился до уровня беспринципного преступника! - водяной запаниковал, взъерошил волосы, - Он заставлял меня все это время!
   - Гранд?
   - Да?
  
   - Ты знаешь, для чего?
   - Как для чего? Чтобы доложить миру об опасности, исходящей от сверхлюдей! Чтобы переубедить конкурирующие государства поддерживать нас! Чтобы во всем мире действовал чертов акт регистрации! Правительство США на время заморозила проект, появился недостающий повод надеяться и совсем скоро, неожиданно для мира, программу утверждают!
   - И где твои близкие?
   - Я.... - Олсен опустился на колени, закрыл ладонями лицо, из глаз потекли не слезы, как у людей, а вода, подобная дождевой, - Я ничего не знаю об их текущем местоположении...
  
  
   Мастерская.
   - Банда сверхлюдей нанесла бомбовый удар по французскому парламенту по моей просьбе, чтобы мир окончательно возненавидел эти новые заложенные в некоторых индивидуумах возможности! - Гранд рассказал Ханку обо всех своих проделках, нацеленных на дискредитацию супергероев с рьяным развязным восторгом, - Комитет по чрезвычайным ситуациям, хоть и приказал успокоить массовые волнения, не отнесся к случившемуся с равнодушием и пообещал посодействовать в предотвращении новых угроз.
   После нескольких безуспешных попыток пройти через детекторы, защищенные хирургическими лазерами, реагирующие на любой металлический предмет, и потрогать руками последние заготовки ученых, Ханк последовал инструкциям - избавился от оружия.
   - Стоит поликовать, военные Колумбии единогласно проголосовали за регистрацию. Моя идея задышала новой жизнью!
  
   - МОЯ МЕЧТА В ОТРАВЛЕНИНИИ МИРА ГЕНОЦИДОМ, В СОЖЖЕННИИ! И СМОРДЫ МНЕ В ЭТОМ ПОМОГУТ! ОБЯЗАТЕЛЬНО!
  
   Ханк увидел лезвия из металла, не похожего ни на один земной. При едином касании к изделиям, хранящимся в мастерской, на коже возникали яркие ожоги. Даже Ханк, приученный к беспрестанным пыткам и допросам, испытал незнакомую пронзающую боль.
   - А-а-а-а-ай! - мутант схватился за руку, жалостливо посмотрев на улыбнувшегося Лэтса, - Что это такое? Почему так жалит...
   - Передовая наука других миров использует аналогичный материал - металл, способный с легкостью разрезать ту же сталь. У нас его можно найти в ограниченном количестве в недавно открывшемся музее Grand Corporation - рассказав про место обитания материала, Лэтс заговорил о месте, где они находятся сейчас, - Это не просто подпольная лаборатория для экспериментов с палачами. Здесь настоящий хорошо защищенный комплекс, оснащенный всеми параметрами сверхсекретной организации.
   - Что за организация? - Ханк уже почти перестал скалиться.
   - Жнецов с Земли. По факту, все, кто здесь работают - жнецы. Эти люди теперь не меньше моего заинтересованы в разрушении собственной планеты и с нетерпением ждут результата.
   - Ого... - Ханк заметил среди присутствующих двух неблизких знакомых, - Талантливые новобранцы Родригеса тоже примкнули?
   Гранд кровожадно потер руки.
   - Этому глупо удивляться. ОПБ - организованный правительством сбор продажного быдла, они гораздо примитивнее Стражей. Как думаешь, вояк больше устроит зарплата, выдаваемая неблагодарным правительством или мои миллионы, которые могут скрасить последние деньки жизни в старом мире?
   Ханк играючи покачал головой.
   - Тогда это даже, по сути, не вербовка. Правильно мыслю? Вояки просто выбрали того, кто лучше платит...
   - Пожалуй, все так...
  
   Из глубины лаборатории доносились крики, слышался тошный звук сверления; ученые хвостами ходили за
  предателями-военными, интересовались, можно ли связаться с родными.
   Тут Ханка снова что-то перебило. Как тогда, в номере, когда он вспомнил об убийстве Эллен и засомневался.
   - Что с тобой? - поинтересовался Лэтс у помощника, увидев, как резко поменялось его состояние: из вечно любопытствующего и веселого Ханк превратился в унылого и неуверенного, - Опять проснулась человечность? - потрепав за плечо, Лэтс так и не дождался ответа, - Не молчи!
   Мутант не знал, как лучше преподнести мучающую мысль о его невыясненном истинном предназначении:
   - Кто я? - спросил он, - Я знаю, у меня нет и никогда не было родителей, меня создали в лаборатории. Друзей тоже немного, только вы, а те, что были, мне больше не друзья, ведь я их предал.
   "Предал, и кто я? Предатель?"
   - Но не по прихоти. Меня ради! - поправил Гранд.
   - Так какова моя основная задача? Помогать готовить планету к почти полному уничтожению? К вечной службе смордам, или как вы их там называете...
   - Слушай, если это прогонит депрессию, то можешь без раздумий считать меня отцом. И не бери в голову, что тебя никто не вытаскивал из чрева. Неужели тебе, крутому наемнику, жилось бы легче, зная, что я трахнул какую-то смазливую итальянку с претензией на айкью и богатой историей школьных отношений, и ты бы появился в результате одноразового секса?
   - Ну... - Ханк хорошо подумал, прежде чем ответить, - Я бы тогда хотя бы считал себя человеком, не подумали?
   - Утомляешь, честное слово! - подпрыгнул Гранд, - Справься с застенчивостью. Она тебя портит.
  
  
   Ватермен ознакомился с миром Союза Супергероев сразу, как только принял условия Бэннери, которые он обязался соблюдать. Взрыв во Франции донесся до американцев через час - в новостях оповестили о немотивированной атаке сверхлюдей, комментируемой, как самый жуткий теракт последних лет.
   Идей у героев, кто мог быть причастным к взрыву, не возникало, кроме, пожалуй, одной: Адвокат, действительно, выжил. Выжил и продолжает злодействовать.
  
   Больше всех это взволновало Кэйла, глубинно прочувствовавшего каждую жизнь на Земле за время своего пребывания на ней. Каждую судьбу, каждую душу...
   Чтобы дать ответ на вопрос, какая планета роднее полубогу, Земля или Зеддер, придется потратить вечность.
  
  
   - Я способен управлять водой на расстоянии сорока семи миллионов миль - Ватермен смотрел на свои руки, видя в них свое отражение - лицо человека, запутавшегося, сбившегося с тропы, едва не прослывшего кровожадным террористом, - Недурно, правда? Но просто допусти, что даже этих способностей не хватит для изменения реальности.
   - Борьба с реальностью ранее считалась уходом от действительности - по просьбе Бэннери Шторм подошел к водяному, чтобы духовно поддержать его, - Но не теперь. Теперь шестеренки работают совсем по чуждой человеку схеме - и это не удалось.
   Ватермен не обладал познанием нужды - прекрасным редким качеством. Хотя, бывало, бросался молить о помощи первого встречного.
   - Механизм, полагаю, починить невозможно. Так зачем пытаться? Так скажи мне, что моих близких уже ничто не спасет.
   Оказавшись бесполезным, Шторм отошел, оставив Ватермена наедине с приглушающими сомнениями.
  
   Хэлла Визари, очаровательная антигероиня, наследница волшебника Мерлина из ее планеты, попыталась сделать то, что жрец ветра не смог - вернуть новому союзнику веру, в чем преуспела, благодаря секретным тонкостям женского прельщения.
   - Ты чудесен. Твоя природа манит к себе любую жизнь - молодая колдунья быстро нашла подход к общению с водяным, сказав ему, кем он, по ее мнению, является - богом, одушевленной стихией, - Человеческое тело в среднем состоит из воды на шестьдесят процентов. Ты - на все сто.
  
   - Вода - самая противоречивая сила из всех. Она, как дарует жизнь, не требуя взамен ровным счетом ничего, так и отнимает, не давая шанса!
  
  
   "Из плохо закрытого крана капля за каплей вытекает вода, из которой рождается водяной человек. Он выходит на улицу и сталкивается с враждебностью внешнего мира. Люди не принимают его. Водяной человек одиноко бродит по улицам - то поливает цветы, то омывает окна машин. Ведь он так хочет быть полезным людям"
   Иво Розати.
  
  
   - А ты считаешь, богам живется легко? Среди людей, яд которых опаснее цунами? - Ватермен не сразу распознал благие намерения синекожей. Они постепенно к согласию пришли.
   - Нет - Хэлла помотала головой, - Ты что? Я, наоборот, всю жизнь придерживалась мнения, что чем ты сильнее, тем тяжелее груз ответственности - и дотронулась до прозрачной пленки Ватермена, до его кожи, - Ты не мутант. Ты - то, что мой народ называет спиком.
   Лесли заерзал.
   - Ведьминская терминология чужда мне.
   Хэлла не поленилась раскрыть значение слова. Ее уста, слегка дрожа, вновь зашевелились.
   - Спик - бог, идол, символ поклонения. По-другому живая стихия - после раскрытия значения дрожь иссякла, и пошло уже более ровное движение ртом, - Магия это ведь, прежде всего, удачное взаимодействие с природой при сосредоточении воли.
  
   - Распалась неба гладь у окрестностей церквей Визари. Я была еще совсем юной, когда увидела в окошке краснокрылых демонов, позднее дотла спаливших городок, в котором жила.
   - Церквей? В честь твоей фамилии? Серьезно? - Хэлла была рада удивлению водяного. Хоть кто-то обратил взор на ее драму, - То есть, ты богатых кровей? - преследуя простейшие цели, Лесли проявил интерес к родословной колдуньи, - А я уж думал, ты крестьянка.
   Колдунья нерешительно кивнула.
   - Я выросла в состоятельной семье, да. Но потом, после уничтожения городка, пришлось странствовать и искать новый дом. Уже через год я в корне изменилась. Стала значительно взрослее.
   - Понятно... - через минуту у Лесли возник очень личный вопрос к собеседнице, - А эта чудесная синяя кожа? Расовый признак твоего народа?
   Говорить о своем племени Хэлла не хотела. Но раз так получилось, раз прежде унывавший Ватермен послушал ее и из-за этого словно возродился, наполнился жизнью, она сочла верным поделиться тайной суур.
   - Кожа представителей моей расы не такая. Она, как у людей. Но когда-то и я от них не отличалась...
   Проникнувшись содержательным био-рассказом, Ватермен пододвинулся к колдунье.
   - Что с тобой произошло? - ему было интересно узнать об истинной причине ее внешней несхожести с людьми, - Это действие каких-нибудь чар, от которых нет защиты?
   - Не произошло. Он изменил мои гены.
   - Кто он?
  
   - Его зовут Себастьян Дарейдас.
  
   - При помощи загадочных технологий, вызывающих глобальные изменения в окружающей среде, провоцирующих катаклизмы, сморд спровоцировал извержение вулкана, впоследствии уничтожившего некогда славную планету Ганду.
  
   - Все обитатели погибли. Лавой залило две трети планеты. Колдуны поговаривают, души гуманоидов продолжили бессмысленное существование на Ганде. Как бы, сами зеленокожие так и не поняли, что мертвы и по сей день имитируют жизнь. Жуткая форма существования...
  
  
   - И?
   - ?
   - Как это относится к тебе?
   - Это? Никак.
   - Тогда к чему разговоры об очередных пришельцах?
   - Не очередных. Это - одна из множества сотен реальных историй о том, как сморды поступали с жизнью.
   - Стало быть, ты мне в подробностях о них расскажешь.
  
  
   Тридцать лет назад. Планета смордов. Крепость Дарейдаса.
   Сотни рабов, таскающих тяжеленные грузы; гротескные камнекожие монстры; из жерла Мангалла вяло выплескивается булькающая лава, омывая бережка
  ярко-оранжевыми полосками - такую картину можно было узреть в царстве тирании, в мире смордов. Поработители жизни, опасные преступники, террористы - любое из подобных определений, как нельзя кстати, подходило к их расе.
   - Мои внебрачные сыновья, Некромант и Бэйлок, только что уничтожили несколько настырных пешек Хампа. Скоро моя месть осуществится. Я уничтожу Стражей, затем заставлю генерала ощутить сжигающий надежды огонь.
  
   - Хамп обманщик и вор! Он украл достоинство смордов! Отнял честь раскаленного народа, и потому человечество заслуживает самого страшного наказания!
   Орава пресмыкающихся великанов, давно утративших разум, окружила властителя со всех сторон. И так происходило каждый день... в смордовском аду!
   - Давайте же, давайте восстанем против лжесправедливости Стражей!
  
  
   После двух веков реабилитации, переформирования командования, руководствовавшиеся алчными и низменными инстинктами, без прямого согласия Совета Стражи Порядка бросили вызов расе смордов. Так зародилась борьба человека и камня.
   Предстоящая война сулила колоссальный стратегический надрыв и неисчислимые утраты. Как и ожидалось, не обошлось без потерь с обеих сторон. Но в итоге, вопреки прогнозам фатумов, победили люди.
  
   Генерал Хамп, руководящий основным подразделением космо-спецназа, наткнулся на вожака противнической армии - Себастьяна Дарейдаса, высадив корабли рядом с крепостью.
   Поначалу камни лидировали: в прах разбивали людей. Те падали в ущелье, тонули в горячей магме; подбирали оторванные конечности; получали несовместимые с жизнью ожоги и в панике отступали к звездолетам.
   Но, увы, значительный перевес сил, возникший вследствие очевидного превосходства дьявольской фракции, изменился. Звезды снизошли к людям. Чтобы выжить, будущему властителю пришлось смириться с поражением.
   Бой человека и сморда состоялся в одной из башен.
  
   Дарейдаса ожидал позор, возможно, изгнание... Он ощутил треск собственных костей после неудачного падения с башни на твердую каменистую поверхность.
  Пока два лидера хлестались в поединке, внизу проходила эпическая битва двух рас.
  
  
   - И как поступил Страж с будущим императором?
   - Оставил в живых - на лице колдуньи чуть не появились слезы. Однако, сильная, прошедшая через истинный ад, она сдержалась, - И это было самой ужасной ошибкой, которую когда-либо допускал человек - Хэлла сопереживала промаху Хампу, возможно, сильнее, чем сам Хамп потом, будучи ответственным за хаос, себя корил, - Да и не просто оставил жить. Он поступил подло, не по-людски.
   - И как же?
   - Обокрал народ Себастьяна, забрал ценные реликвии, без которых история смордов не стоила и четверти их казны - и все же на ее лице выступили слезы. Сопротивляться выступающему наружу добродетелю было непомерно тяжело, - Если бы не тот мальчишеский поступок Стражей, то моя планета, мой дом, мои родители... - одна из капель, скатившись по грубой коже суур, дойдя до шершавого подбородка, упала, - Все это продолжало бы существовать и процветать.
  
   Героймен втайне подслушал тет-а-тет водяного и суур. Прежде он не встречал более ясных, очищенных от всякой корысти, от пробивающихся пороков, от самооправдания помышлений. Подслушав, Бэннери представил, что от человека целиком зависит, какое будущее увидит Земля: овеваемый приятной прохладой, полуденный мир, охраняемый единственной звездой Солнечной галактики, светло золотистой, или малолюдный, хмурый, чужой апокалипсис. Представил это и поверил, что человек может все изменить.
   Залечить раны означало "замазать" ошибки.
  
   Колыхаясь, правда заняло свое место. Раньше она лежала
  где-то неподвижно...
  
   - Не было суда? Никакого заседания? Хампа не арестовали, да? - Ватермен увидел в очах синекожей нежелание вести разговор и отражение собственного страха, но, положив свою ладонь поверх ее, попросил, - Ну, же, девочка. Нам всем нужно знать правду. Нужно знать мотивы противника, так мы будем видеть его слабые места.
  
   Суур продолжила.
   - Суда не было, потому что для обокравшего смордов самое страшное наказание это совесть. Чиновники извинили Хампу самоволие и приказали сохранить реликвии.
   - Для чего?
   - В этом заключалось наказание. Оно носило психологический характер.
   - Не понял...
   - Чтобы они мучили его, каждый раз напоминали о том дне, когда он, Страж, поддавшись алчности, исказил идеи, просуществовавшие тысячелетия до его рождения.
  
   - Алчность - главный враг, как говорится в пятом
  космо-папирусе.
  
   - Заплативший одиночеством, годами исправительной службы, Хамп восстановил имя и вырос в глазах Совета ближе к старости. Но рана, нанесенная совестью, обернулась шрамом и не зажила.
   - И это отличает людей от смордов, да? - попытался угадать пытливо вникающий в тему конфликта Ватермен, - Совесть...
   Визари ответила:
   - Да.
  
   Правда в том, что из-за заложенной неоднозначности, из-за нелинейности и непредугадаемости поступков, люди сами становятся себе злейшими врагами, порождая демонов вроде Дарейдаса.
  
   Кэйл представлял себе, что бы сказал ему отец, будь сейчас рядом с ним, что бы мудрого выкинул Айдок Бэннери, посмотрев на супергероев.
   "Живой перекресток двух миров, Зеддера и Земли, ты можешь сплотить их, вдохновить" - сказал бы он.
   "Ты можешь повести их за собой"
   "Они согласятся пойти за тобой и станут сражаться за идею, которой уже много тысяч лет"
  
   Героймен понял одну истину за время, которое провел на Земле - чтобы быть супергероем, ему нужно узнать, что такое быть человеком. Все его земные разговоры, взаимодействия с землянами - уроки, он учится с помощью каждого, кого только видит, становится тем, кем предначертано быть.
  
  
   А тем временем.
   Ханк лежал в номере, пытался заснуть. С закрытыми глазами представлял себе, что разговаривает с Эллен, ее нежный взгляд, воображаемый, не настоящий, обитающий лишь в грезах, выискивал затемненные положительные стороны мутанта.
   Ханк искал оправдания своему поступку, но не находил. А когда уснул, то увидел ту, о которой грезил весь день.
  
   Неестественно белая кожа Эллен, кожа мертвой, блистала не хуже лучей солнца.
   Вместо того чтобы злиться, дуться за свою смерть, она спросила Ханка:
   - Кто тебе дороже, герои, с которым ты бок о бок рыцарствовал несколько лет подряд, ставшие тебе друзьями, принявшие тебя или человек, которому ты нужен вряд ли больше, чем был мне, человек, которому, по большому счету, все равно на тебя?
   В номере появился Гранд с тремя соратниками в галстуках, бурчащими о чем-то политическом, расистском.
   Ханк затруднялся признать правду. Это сновидение - пробужденная совесть. И все же мутант ее озвучил, такую, какой она была. Как бы тяжело не приходилось не существующей Эллен, все, что ей придется сделать - понять друга, смириться с его правдой.
   - Ты скрасила несколько лет моей жизни, а не просто прожила их со мной. Скрасила годы, проведенные в команде самых отважных землян, не прося взамен ничего. Без единого сомнения, они казались бы мрачнее без тебя. Без твоей дружбы, без поддержки... - Ханк коснулся пальцами ее белоснежных щек, - Без твоего лица. Ты, конечно, много для меня значила и, самое главное, значить продолжаешь - но не обошлось без "но", - Но... - Ханк посмотрел на Гранда и лбов, что пережевывали с ним набившую оскомину тему установки боеголовок на берегах стран, сотрудничающих с Америкой, - Но он для меня - все. Он помог мне освоиться в жизни. Без него я бы все еще куковал в клетке, терпел пренебрежительность, мирился бы с наглостью людей, с их неспособностью взглянуть на противоположное человеческому.
   - Пожалуй, мне стоит повториться - Эллен продолжила говорить с нахлынувшим сожалением, но, отнюдь, не с ненавистью, - Я не держу зла.
   - Уверена?
   - Ты волен выбирать, кому быть верным.
  
   Ханк исконно вел себя немудро: пересмотр планов, заключающийся в неустранении Эллен, он находил слишком деликатным. Он счел невозможно убить ближнего, когда это якобы требуется, слабостью, подобной стадному инстинкту.
   Недальновидность стоила ему Эллен, так же она призвала совесть, которая с каждой прожитой минутой терзала все с большим упорством.
  
   Он пытался ее отпустить, но не выходило. Не взирая, на стадность, уплывал навстречу мечтаниям, словно возвращался в прошлое...
   - Значит, наша химия отныне будет проходить только в рамках моего воображения? И ты не вернешься,
  никогда-никогда?
   Эллен сказала еле слышно, так, чтобы услышал только он - ее убийца.
   - Почему? Я буду являться во снах. Как наваждение.
   - Во всех ли? То есть, в каждом ли моем сне мы будем миловаться?
   - В тех, что чередуются с сексуальным возбуждением.
  
   Ханк был готов просить прощения, пусть даже предполагая (во сне знать точно невозможно, как и нереально помнить правду, ведь сон не явь, это разные вселенные), что не у кого и поздно.
   Он был готов...
   - Прости. Тот мой поступок разумно счесть слабостью, если хочешь видеть во мне кого-то больше, чем просто убийцу, комплексами загнанного в яму.
   Смех Эллен, проходящий через фильтр чудесных воспоминаний, казался симфоническим оркестром радости, поджигающим погаснувшую свечку.
  
  
   Дернувшись, Ханк проснулся. Посреди ночи. Как только веки распахнулись, грешник обнаружил себя в липком поту. Проявились и первые признаки тревоги - учащенное сердцебиение; игра глазами в светофор; ощущение, что тебя выкинули в море.
   Лэтс отсутствовал в номере, значит, куда-то уехал для разрешения нагрянувших забот.
   "Я вдыхаю в былом чуждый воздух Рима. Он прекрасный, такой неповторимо чистый, что даже я, попытавшийся отвернуться от жизни, от мира, смог им насладиться"
  
   Ханк поднялся с кровати, снял с себя пропитанную потом, давно нестиранную футболку, неуверенными медленными шагами добрался до подоконника, настежь открыл окно и взглянул на Рим.
   "Я бы мог не убивать, руша и рушаясь, как личность, но на дворе времена, когда каждый, кто обладает суперсилой, убивает. Я должен иметь максимальную близость с толпой. Это - залог выживаемости"
   Изумляющий вид временно отстранил скопившуюся грусть. Так на приезжих влияла Италия - внушала надежду, что
  когда-нибудь, не прямо сейчас, не сию секунду, все изменится к лучшему, боязнь будущего улетучится.
   Ханку уже не терпелось пройтись по ее улицам, побыть в гордом одиночестве и подумать,
   над тем, что сейчас важнее всего...
  
   Глава 14 - шпионаж.
  
   Тысяча девятьсот девяносто пятый год. Украина.
   В непримечательной глухомани, в самом центре леса, где с недавних пор обитали неведомые людскому миру зверушки, которых местные по привычке обзывали "мутантами", располагалась тюрьма для одичалых скитальцев. Для мутантов.
   Полулюди-полуживотные, что томились в ней по распоряжению правительства, отбывали там срок, как самые настоящие заключенные. Срок не за грех, не за преступление, а просто потому что они были иными.
  
   Бесчеловечные вертухаи наслаждались, пиная, избивая несчастных мутантов. С утра до ночи не отходили от клеток наиболее слабых из заключенных и проводили соревнования, кто сильнее "опустит" урода.
   В коридорах, как, собс-но, и в помещениях для заключенных, правила запущенная антисанитария: грязные стены, на некоторых, кроме грязи, была засохшая кровь; немытые полы; треснутые потолки. Лишь кабинет главы, разжиревшего экс-ДПСника, мог похвастаться приличием и ухоженностью.
  
   Утром мутантам раздавали паек. Персонал делал это всегда с неохотой и раздражительностью. Бывали случаи, терпение надзирателей заканчивалось, и кто-то оставался без порции. Как, например, сегодня, в морозный декабрьский день...
  
   Толстый надзира с двумя подбородками и огромным прыщом на лбу, который, вроде как, начинал распухать и нуждался во вмешательстве хирурга, вероятно, в удалении.
   Выстроившиеся в очередь уродцы по одному подходили к жирдяюшке и получали две наплевательски брошенные на тарелку столовые ложки каши сомнительного качества.
   Второй надзира, менее плотный, держал в руках карандаш и помятый блокнотик, устно перечислял имена заключенных. Отозвавшихся записывал в блокнот.
   - Человек-муравей!
   - Я! - послышалось из очереди.
   - Человек-кролик!
   - Я! - еще раз послышалось, только голос уже принадлежал другому уродцу.
   - Человек-барсук!
   - Я!
   - Человек-крокодил!
   - Я!
   - Человек-аист!
   - Я!
   - Человек-сопля!
   - Я!
   Затем Ханку пришла очередь якнуть.
   - Ханк!
   Но он не отозвался.
  
   Жирдяй, равно как и его худенький коллежка, осмотрелись, но не нашли в толпе того, чье имя только что озвучили.
   - Мать вашу, куда запропастился этот заносчивый сукин сын? - сказал худенький, выкинув блокнот в мусорное ведро, а убрав в карман карандаш, приказал расступиться и вернуться в камеры.
   Раздача питания завершилась, толком не начавшись.
  
  
   Через месяц.
   Вернувшийся из отпуска, с жарких стран, глава тюрьмы припомнил Ханку побег, впустив к нему троих громил. Громил, которых воин без страха оперативно отправил в иной мир.
   После этого случая к Ханку никто не прикасался, но и на волю выпускать не собирались. Воин без страха сидел в заточении до того дня, пока не познакомился с человеком, выпустившим его из этой вакханалии. Этим снизошедшим был не кто иной, как управляющий мультимиллиардной американской компанией, мистер Лэтс Гранд, позже потребовавший от Ханка взаимной выручки.
  
   - Привет! - Гранд приплатил главе тюрьмы за длинное свидание с заключенным, вошел к Ханку, начал с юмора, - Моторная координация - шик! Другие параметры, надеюсь, не отстают?
   - Откуда вы знаете про координацию? - спросил заключенный, - И кто вы?
   - Простой смертный! - сказал незнакомец, - А знаю, потому что поговаривали, что где-то там, на богом униженной территории бывшего СССР, слоняется непризнанный мастер боя на мечах, хладнокровно заваливший двадцатку невоспитанных пней! - и присел к мутанту на койку, - Ты ли это?
   Ханк же привстал, подошел к зарешеченному окну, посмотрел на нешуточно разыгравшуюся метель.
   Первое откровение заключенного показалось бы ошеломительным, но только не для Гранда, чьи руки коснулись незаконных шалостей с ДНК и на "территории бывшего СССР".
   - Я не знаю, кто я. Знаю только, что никогда не рождался, не появлялся на свет естественным для человека образом. Меня создали... - следующее заявление тоже могло нанести эффект шока, - Я долго искал создателя, а когда нашел, то не смог остановиться... - далее последовал десятисекундный перерывчик в виде вздоха, - Из-за врожденного сходства с хищниками, как мне объясняли эти асы в области генетики. Я убил его, в общем, теперь... - одним не обошлось, Ханк вздохнул еще раз, - Теперь отбываю срок, как уголовник. И я уже почти смирился...
   "Почти"
   - Тебя это поначалу не обрадует, я хорошо знал покойного - посетитель удивил заключенного сильнее, чем наоборот, - Доктор Брейден Кэрролл был либералом. Не побоюсь сказать, что с его кончиной мир лишился одного из самых мозговитых творцов.
   - Погодите... - удивление почти накрыло Ханка, - Откуда?
   - Если раскрою правду - Гранд улыбнулся, - Ты убьешь меня, поэтому лучше промолчу. И вообще я за другим здесь...
   Ханк крикнул.
   - Стойте! - так он сильно ненавидел создателя, - Говорите, раз заикнулись. Нечего играть в труса!
   - Ладно - согласился богач, - Я несколько лет подряд спонсировал новационные разработки доктора. Эксперимент, благодаря которому ты появился на свет, не прошел мимо моего внимания. Брейден сообщил мне об успехе, об удачном создании суперсолдата, то есть тебя.
   - Сообщил за...
   - За неделю до того, как ты отыскал его новую лабораторию и устроил там поджог - затем предупредил, - Мое перерезанное горло боль не утолит и пользы тоже никакой не принесет.
   Правда Гранда заставила мутанта озадаченно сблизить брови, снизить тембр голоса, поспокойнеть...
   - Что?
   "Как такое может быть? Как это вообще возможно?"
   - Я предупреждал, не дуйся - улыбка так и не исчезла с face бизнесмена, - И я... - достал платочек, тщательно высморкался, обтер засопливевший нос, - Пришел не просто для того, чтобы рассказать о своем вкладе.
   Медленно поводив башкой из стороны в сторону, Ханк отвернулся к подоконнику.
   - Для чего еще? Какова главная цель вашего визита?
   - Предлагаю работу, подходящую существу твоих параметров. Со способностью самовосстановления можно всего за пару лет прослыть легендарным наемником, особенно, если в друзьях имеется тот, кто может подкинуть стоящую работенку. Не размышлял над вариантом ознаменититься?
   - Мне нормально уживается в тени - не особенно вникнув в предложение Гранда, мутант открыл форточку и в камеру проникли морозец да запах, характерный для кедровых орехов, - Я не тянусь к звездам.
   Прежде Ханк находил работу самостоятельно. Целями для устранения были браконьеры, разбойники, бандиты... Почти все местные, чья совесть запятнана чужой кровью, познакомились с мечом.
  
   Гранд раскрыл будущему помощнику все свои карты, рассказал обо всех связях, в том числе, о смордах.
  
   - Многие отчаянно не переносят вида макабрических существ, даже если держат их в поле зрения. У кого-то слабая сердечная система. Камнеподобным достаточно просто показаться на Земле, чтобы спровоцировать массовый инфаркт...
   Ханк не знал смордов, никогда их не видел, поэтому спорить не стал...
  
   Выход с тюремной территории дался мечнику не так уж и легко: оставляя пушки и снайперов позади, оставляя позади крепкие каменные стены, как пройденный этап жизни, Ханк оставил в этом месте часть себя.
  
   По мере ходьбы зловещие завывания усилились и начали удаляться вглубь леса. Тут мечник, вспомнив слухи про "неведомых зверух", двинулся на зов меньшего брата.
   В половине километра от места, где стоял Гранд, Ханка встретил двухголовый волк. Изменением в генах животное было обязано веществу, распыленному злыми учеными. Ощущая некое родство с животным, связь вроде телепатической, мечник откинул оружие и прижался головой к спине волка.
   Ему не пришлось словесно выражать сочувствие, животное без труда прочло его мысли.
  
   А еще в тех местечках разгуливала разумная, подсадная, без умолку говорящая утка. Местные хроники часто путали ее с героем диснеевских мультяшек - Дональдом Даком.
   А звали утку...
  
  
   По выбору Чиновников, проведших пятиминутную аудиенцию для оглашения решения, главный штаб Стражей Порядка предусмотрит проведение допросов. Шепард не посмел воспротивиться приказу.
   Пятым по счету допрашиваемым был...
   - Рональд Бак! Место рождения - планета Земля, более точные сведения неизвестны. Возраст пятнадцать лет. Цвет клюва стандартный, желтый. Прическа стандартная, утячья.
   Ута, помещенного в лазерную клетку, день напролет допытывал негроид с козлиной бородкой - генерал Сумдус из хрен знает какой системы и планеты. Он пытался добиться от Бака вежливости и, прежде всего, взаимной уважухи, но получил лишь насмешки, да пошлые шуточки.
   Ута допрашивали из-за его "мрачного прошлого" - знакомства с погибшим ученым-генетиком Брейденом Кэрроллом и Лэтсом Грандом, чья смерть до сих пор не была подтверждена.
   - Из всего пресловутого генетического апгрейда, которым хвалился няша генетик, меня бы устроил только исцеляющий фактор. И никакого летнего шампуня!
   - Прошу, избавьтесь от экспрессии - Сумдус пытался не показывать утомленность, которую он подхватил в беседе с утом, - Она компрометирует ваш имидж.
   - Эй, ты, мой имидж невозможно скомпрометировать или как-то испоганить! - экспрессивно запротестовал Рональд, - Я - икона интеллигентности пернатых! И меня Майкл Бэй хотел пригласить на съемки новой части Трансформеров, которую отменили из-за резкой смены вкусов серой массы...
   - Вы хотели стать актером?
  
   Положив крыло на сердце, Рональд признался...
   - Да, хотел... Но все непросто, жизнь птицы сложна и полна разочарований. Украсить Бродвей невозможно, если тебя не считают выдающимся...
  
   - ТЫ ПОНЯЛ???????
   Ут так громко крикнул, что у Сумдуса чуть не выпали уши.
   - Да-да. Конечно. А чего тут не понять, собственно?
   - То-то!
  
  
  
  
  
  
   - У меня вопрос. Мы в стране романтиков ровно шесть дней находимся, куда потом отчаливаем?
   - Я относительно недавно взялся помышлять о смене курса...
  
   Италия. Отель Portrait Roma.
   - Как явишься к недогадливым соратникам, потрудись узнать об изменениях в стратегии. Важнее всего Стражи и их планы. Как минимум двое из команды осведомлены. Дендок - ладья Стражей, да и лучник тоже их человечек, они часто нанимают его... - с раннего утра Лэтс морально подготавливал Ханка к грядущему шпионажу, - Ты не только чудесный притворщик, но еще и квалифицированный исполнитель второстепенных обязанностей. Потянешь?
   Помощник выпрямился и, уставившись на недавно постиранную футболку, нацепил важную мину.
   - Потяну.
   Босс мгновенно ощутил огромное воодушевление:
   - Ты не мог ответить иначе. Сколько бы мы не игрались со временем, от тебя зависит судьба государства.
   - Я понял - воин без страха не хотел обмусоливать тему спасения. Спустя мгновение он почесал щетину, - Что ж, перейдем к конспирации?
  
   Гранд схватил настольную лампу, выдернул шнур из розетки, закричал как бешеный пес, и, подскочив, засветил Ханку по физиономии. Второй раз, третий... Босс избивал приспешника так сильно, так яро, успешно превращая его лицо в подобие кровавого омлета.
   Еще удар, и еще...
  
   Когда от физиономии идеального шпиона практически ничего не осталось, нижняя челюсть выпирала вперед, кончик носа опустился горбинкой, Адвокат повелительно приказал:
   - Марш выполнять!
  
   Ханк вышел из номера, прижимая ладонь к тому месту, где раньше находился правый глаз. Босс крикнул вслед:
   - Спасать государство!
  
  
   Штат на юге США, Техас, по праву занимает второе место по территории в США после Аляски и второе место после Калифорнии по численности населения. Центр американского сельского хозяйства, скотоводства, образования, нефтегазовой и химической промышленностей, финансовых институтов, Техас считается одним из самых примечательных мест на территории Северной Америки, породившим энное количество голливудских стереотипов.
  
   Под немецкий дуэт Modern Talking, под дурманящим голову солнцем Лэтс Гранд управлял внедорожником и поглядывал в боковое оконце.
   - Я ей говорю, сохрани визитку, куколка, без бабок не оставлю, щедро проспонсирую, будешь у меня, как принцесса, всем обеспечена. А она мечется, как пятиклассница, строит из себя приличную. И тогда я, понятное дело, возбужденный, создающий в голове утопичные сюжеты для поднятия настроения, вскипаю и бью сучку по ее накрашенному рылу, а она...
   - Говорит, что вы козел? - Ханк попытался угадать, чем закончилось свидание Лэтса с девушкой из Праги.
   - Да, видимо, девственница побоялась сближения, струхнула...
  
   - Из-за ленных баб я возненавидел Прагу...
  
  
   Место, где остановился джип - маленький городок, названный в честь блюда из тонко нарезанных кусков сырого мяса, приправленных оливковым маслом с уксусом или лимонным соком. Это богом забытое поселение послужило оружейным полигоном для местных вояк. С недавних пор здесь проходили военные учения.
   Гранд привез туда Ханка для закалки духа перед предстоящей миссией.
   - Карпаччо! Ой... - когда-то Адвокат был еще ребенком и бродил по этому песку вместе с отцом, которого потом, по вполне вменяемым причинам, возненавидел всей душой, - Как давно не встречал тебя на тарелке. Так и хочется облизать пальчики - он достал из кармана малость заржавевшие ключи от заброшенной одноэтажки, поскреб ими замок и открыл дверь, - Заходи, не стесняйся. Чувствуй себя, как дома, И да, можешь не снимать обувь.
  
   "Тут на чистюльку давно всем насрать"
  
   Ханк покладисто ступил на порог обветшалой постройки...
  
  
   Через час.
   Выпущенный из двуствольного ружья патрон вдребезги разнес молодой незрелый кактус. Лэтс вспомнил, как отец учил его стрелять, заставляя во время тренировок носить ковбойскую шляпу.
   - Каждое утречко Гранд-старший будил
  Гранда-младшего, то бишь меня, и взращивал в нем, то бишь во мне, ненависть к колючим!
   Ханк застыло стоял возле машины, слушал все, что говорил босс.
   - Чем собираешься маяться ближайшие четыреста два часа? Снимать легкодоступных сучек из ближайшего бара? - не дождавшись ответа, Гранд продолжил красноречить, - Нет уж, малыш, трах мы отложим до эмоционального взросления. Ты будешь развивать в себе звериное пристрастие к убийствам, чтобы стать легендарным ушибленным на всю голову рубакой из
  Нью-Йорка! Чтобы показать людям, что на Земле есть некто очень смачный...
   Второй выстрел - второй кактус.
  
  
   Нацелившись встретиться с командой, Ханк вытащил из кармана брюк рацию. И сердце обуял огонь. Печаль подогрела растущее сомнение.
   "А может, пора остановиться? Я и так слишком много натворил"
   Но что-то в нем сопротивлялось, говорило:
   "Нет,
  
   нельзя останавливаться. Я должен Гранду. Должен. Надо убить все сомнения. Идти неподготовленным - заочно проигрыш"
  
  
   Как ты покоришь сердца?
   Станешь кем-то вроде спасителя?
   Благо, которым располагает мир, водится в любом существе. В человеке, в животном.
  
   Природу губит урбанизация: строительство фабрик, заводов происходит ради производства, ради добычи. В твоих силах прервать внутрисистемные процессы, губительно воздействующие на народ и тем самым сберечь Землю от незавидной участи Зеддера. Либо ее жителей станет существенно меньше.
  
   Надеюсь, Кэйл, твой мир будет лучше, чем наш, гуманнее, теплее...
  
  
   Люди... они видят в тебе пока что Героймена. Но придет время, они поймут, это не Героймен в образе Кэйла Бэннери. Это именно Кэйл Бэннери, которому боги вдруг послали нежданный дар в виде сверхспособностей, доставляющих ему одни неприятности. И он этот дар должен как-то переварить, найти абсолютно человеческий смысложизненный ответ - решить проблему, или проблема "решит его".
   Герой, которого встречают, которому аплодируют толпы - человек! Человек до мозга костей, страдающий от своего непринятия, от того, что он не такой, как все!
  
   Героймен - это единственный супергерой, для которого человек - маска! Который утром просыпается Геройменом, его плащ - это его одежда, тогда как деловой костюм и приземленный образ Кэйла Бэннери - это его маска. Для остальных наоборот: они просыпаются людьми, и надевают маску супергероев. Поэтому им живется значительно легче.
  
  
   - Тебя нет уже сравнительно давно. Ты погиб от руки киборга, как подобает солдату. Но все еще... - пережив непродолжительный внутренний крик, вызванный возникновением призрака Бэннери-старшего, Героймен посмотрел на отца, - Все еще даешь мне советы.
   Лидер сопротивления, зеддеррианский "Джон Коннор", соединяющий в себе любовь к активной форме существования
  и правду, в высшей степени разумный и благонамеренный, Айдок добро улыбнулся:
   - Мы с твоей матерью совсем рядом - живой или мертвый, он никогда не унывал при виде сына, - Мы находимся в тебе, Кэйл - он поднес ладонь к сердцу преемника, преисполненный желанием обрести плоть и дотронуться, - Вот здесь...
   Затем исчез, как всегда, напомнив, что он - всего лишь мечта. Несбыточная, но светлая.
  
   ИИ, замаскированный под Бэннери-старшего, полагал, что нынешний враг Кэйла будет пользоваться его ахиллесовой пятой - любовью к землянам. Его нехватка физической мощи с лихвой компенсировалась интеллектом.
  
  
   Проснувшись непоздним утром от шершавого собачьего языка, тщательно нализывающего пятки, Ханк озадаченно провел пальцами по лбу. Раскрыв глаза, он увидел перед собой вытянутую морду эстонской гончей. Пес серьезно увлекся мытьем ног вновь приехавшего.
   Мозг, еще не отошедший от сна, лихорадочно забегал в захолустьях памяти. Плохо соображая, мутант отверг четвероного охотника. Через минуту, когда стало восприниматься все более-менее, хоть и фрагментарно, он почти неслышным шепотом повелел псу замереть.
   Гончая оказалась большой умницей - она была приспособлена к выполнению различных команд.
  
   - Эй, дружок!
   Ханк не успел вылезти из царства паутины, чем мог считаться первый этаж дома, восхититься рассветом, вдохнуть, как хорошее расположение духа уничтожил крик вечно распоряжающегося Лэтса.
   - Да, слушаю - будущий знаменитый наемник позволил собаке облизать его кисть.
   Лэтс заправлял внедорожник бензином, проверял состояние подвески по стандартной схеме и всё то время, что "копался", не расставался с гаечным ключом.
   - Ты знаешь, что сегодня сделаешь? - Ханк в затруднении покачал головой, - Сильно поможешь мне!
   - Каким образом?
   - Уничтожишь последнее, связывающее меня с отцом, упокой господь душу этого засранца! - подумав, что толковый разговор с помощничком будет поважнее
  авто-возни, Адвокат бросил ключ в ящик, где лежали другие инструменты, и с неясной ненавистью посмотрел на собаку, - Жизнь мне показала, лишения и жертвы делают нас крепче.
   - И что мне уготовлено? - спросил мечник, гладя прикорнувшую у двери гончую.
   - Твоя задача стать человеком за отведенное время. То есть, научиться любить, жалеть и все такое, чтоб потом, когда настанет время сдачи экзамена, резко отказаться от человечности и нажать на курок, чтобы стать тем безжалостным киллером, которого я так хочу в тебе видеть. Доходчиво объяснил? - моральный изувер Гранд придумал для Ханка нелегкое испытание.
  
  
   За свою сравнительно недолгую жизнь Ханк сыграл огромное число ролей, и они слой за слоем лежат в его личности. Требовалось их разбудить, чтобы его очередной, не первый, не последний, великолепный персонаж ожил внутри.
   Им манипулируют, но не Гранд - террорист, взращенный на американской почве, который, если не вникать в ситуацию, покажется могучим авторитетом, захватившим власть над его волей. Вовсе нет. Ханк сам выбрал эту роль подчиненного, и, боясь хлесткого толчка, продолжает ее исполнять.
  
  
   - Ладно, крошки, я вас покидаю, как и договаривались! - перед тем, как усесться за руль и оставить отцовскую постройку, Лэтс предупредил Ханка, - Не смей пытаться свалить, убьет...
   - Меня же нельзя убить - возразил мечник.
   - Нельзя-то нельзя, никто и не спорит - заведя машину, Гранд досказал мысль, - Но эта военная зона достойно охраняется. Пропуск имеется только у меня. Надумаешь свинтить - по тебе ударит ракета. Потом за век конечности не соберешь.
  
  
   Ханк достал устройство связи Спауна и уверенно прислонил к уху в ожидании искаженного помехами голоса Сайкса.
  
  
   Лэтс уехал, куда - не сказал. Ханк остался в компании пожилого пса, быстро ставшего ему верным другом, помощником, спасающим от одиночества, от мысленного представления ответов на самые дилемные вопросы.
   И в осадки, и в ясную погоду собака не отходила от мечника. Помня заботу навсегда уехавшего
  Гранда-старшего, она пыталась увидеть в нем
  старого-доброго прежнего хозяина.
  
  
   Близился закат, солнце практически скрылось за горизонтом. Небо окрасилось оттенками красного, переливалось, напоминая северное сияние, что являлось
  чем-то новым для широт, где располагался научный институт, ученые которого вернули Уильяму Паттерсону/Крэйту возможность передвигаться.
   Медицинский центр Фаррелла находился в одном из самых непримечательных районов Манхэттена. Никто, даже сотрудники, не знали, что, работая там, они участвуют в
  чем-то намного большем. Центр - земная база Стражей, замаскированная под медико-хирургический институт.
  
   Ханк появился поздней ночью, по воле судьбы встретив неразлучную команду. Еще не дойдя до основной лаборатории, где изучались вещи посерьезнее нано-бинтов, мутанта встретила дочь Хэллы.
   Улыбнувшись, дитя суур принялась расспрашивать.
   - Ну, и где же ты отсутствовал, пока мы тут тусовались?
   - Хм... - Ханк улыбнулся в ответ, снял очки, - Я в одиночку пытался выйти на след босса смотрителей.
   Не договорив, маленькая инопланетянка сделала два шажка назад, уступив вышедшей в коридор матери, Хэлле.
   - А разве он выжил? - синекожая продемонстрировала недоверие, которое позже, после красивой лжи, улетучилось.
   - Да, к сожалению - Ханк вновь надел очки, - Но ничего, еще отыщем и убьем.
   Хэлла уже верила, но спрашивать не прекратила.
   - Думаешь?
   - По-другому и быть не может. Второй-то уже мертв.
   - Гранд?
   - Да.
   - Ты видел его смерть?
   - Видел...
  
  
   - Я понял - воин без страха не хотел обмусоливать тему спасения. Спустя мгновение он прогладил щетину, - Что ж, перейдем к конспирации?
  
   Гранд схватил настольную лампу, выдернул шнур из розетки, закричал как бешеный пес, и, подскочив, засветил Ханку по физиономии. Второй раз, третий... Босс избивал приспешника так сильно, так яро, успешно превращая его лицо в подобие кровавого омлета.
   Еще удар, и еще...
  
  
   Когда от лица идеального шпиона практически ничего не осталось; нижняя челюсть выпирала вперед, кончик носа опустился горбинкой, Адвокат повелительно приказал:
   - Марш выполнять!
  
  
   - Я видел, как он умер. Разбился вместе с персоналом корабля, вместе с Хампом, другими Стражами и...
   Тут и Бэлмок подсуетился.
   - Эллен не с тобой? - Коршун никогда не "оставался в гнезде". Боясь упустить внимание к своей персоне, он часто норовил вступить в беседу, - Она хоть выжила?
   Ханк с досадой качнул головой вбок.
   - Нет...
   - Прими мои сожаления, что ли - сказал агент, - И да, если Ферноку удалось каким-то чудом выкарабкаться, как ты говоришь, то не сомневайся, мерзавец заплатит. Кровью, причем.
   Мутанту было все труднее притворяться. Теперь он не просто играл роль, а шел против родного мнения, против собственных чувств.
   - Несомненно...
   - Ладно - недавно сполоснувшийся под душем, Коршун держал в руках полосатое полотенце, которым время от времени проходился по мокрой шевелюре, - Иди и расскажи, что стряслось, сообщи о побеге смотрителя. Я позднее присоединюсь...
  
   Погладив красно-огненные волосы Хэллы, Ханк направился к "точке сбора" - в главную лабораторию.
  
  
   Сплав и Крэйт незамедлительно поздравили товарища с возвращением, порекомендовали ему отдохнуть в одной из палат, предполагая, как сильно он измотался, поучаствовав в гонке за выживание на падающем корабле. Ватермен, находившийся в центре для полномасштабной научной проверки своих сверхспособностей, по большому счету связанной с генетическим тестированием, тоже поприветствовал мутанта.
  
   Генерал Сумдус, уже допросивший вредную утку, прилетевший на Землю по распоряжению Совета и Шепарда, попросил Ханка зайти в его кабинет для переоформления. У Стражей был свой "акт регистрации".
   - Не бойся, это ни к чему не обязывающая невинная формальность, а не то, о чем ты подумал. Заскочишь?
   - Да - ответил мутант, - Только вначале пообщаюсь с коллективом. Давно не видел их...
   - Не против - доброе выражение на лице негра укрепилось еще сильнее, - Как поговоришь, бегом ко мне. Если не встретишь меня здесь, запомни, мой кабинет находится по левую сторону третьего коридора, на двери цифра шесть.
   - Не переживайте, найду.
  
   Как только Ханк отправился к друзьям, генерал получил сообщение от Совета, которое высветилось на широком дисплейном столе, стоящим посередине регистрационной.
   Воспитательно-исправительные программы, построенные на манипуляциях, введенные десять столетий назад, теряют свою эффективность. Согласно межрасовому договору, с позапрошлого цикла в исправительные колонии строгого режима поступают только космо-террористы. У нас нет никаких причин помещать туда Рональда Бака. Как нам известно, манеры поведения говорящих уток не изучены достаточно тщательно, чтобы верить каждому слову очередной говорящей утки.
   Удачной работы на Земле, генерал Сумдус. Когда арестуете смотрителя, доложите в штаб.
  
  
   В центре Фаррелла присутствовали далеко не все приятели Ханка. Спауна не было, как и Героймена. Зато по его коридорам бродил чем-то озабоченный Шторм, еще несколько представительниц суур, помимо Хэллы и девочки, корова с бульдогом, Дендок и утка.
   Не успевший освоиться в незнакомом пространстве Ханк шуганулся, услышав знакомый женский возглас.
   - С возвращением! - вход в комнату, где генералы наигрывали в карты, ему загородила чернокудрая цыганка с напомаженными ногтями и покрашенными в жгучий желтый цвет волосами, отращенными до самой поясницы.
   Тот фраппировано уставился на барышню.
   - Тара?
  
  
   Через десять минут все, кто находился в институте Фаррелла, получили любезное приглашение на авианосец Стражей, чтобы обговорить детали предстоящих миссий.
   Ханк и цыганка заперлись в одной из наиболее уютных комнат, где горящий камин наводил домашнюю обстановку, и, без разрешения открыв буфетное вино, заговорили о наболевшем.
   Тару заводила тема неровного развития временно пространственных коридоров. Мечтая стать ученым, она не убегала от опасностей, а шла к ним навстречу.
   - Кстати, в этом мы с тобой похожи. Оба любим риск... - свесившись с кровати, Ханк налил бокал и протянул его девушке, - Это качество редко встречается среди стажерок.
   Тара засмущалась, поднося к губам хрустальный бокал и делая медленный осторожный глоток. Затем, чуть придя в себя после комплимента, подметила;
   - Но оба не энологи...
   - И не виноделы - дополнил Ханк.
  
   Допив вино, он представил, что рядом сидит Эллен, в мыслишках пририсовал цыганке лицо погибшей напарницы и согласился отбросить правду на время, чтобы получить удовольствие, хоть и очень сомнительное,
  слабо-дозированное.
  
   Перед еще не состоявшимся поцелуем, буквально за миллиметр от губ девушки, Ханк предупредил. Возможно, такими спорными мерами он попытался уберечь Тару от того, что в итоге стряслось с предыдущей партнершей.
   - Во мне заключено то, что тебе не понравится. Никому не понравится...
   - Что же? - поинтересовалась цыганка, считая внезапную сомнительность Ханка привычным для мужчин стремлением выдавить скромность.
   Не решившись открыть подруге свое истинное предназначение, рассказать правду, мутант выдумал романтичную причину:
   - Я непростой парень, ты знаешь. Влюбиться в меня легче, чем в кого-то другого, а вот разлюбить очень нелегко. Готова к трудностям?
   Недолго думая, Тара сказала:
   - Да - и поцелуй, который долго отлаживался из-за ханковской нерешительности, все-таки состоялся.
  
  
   Ни доносящиеся из коридора крики терзаемого шахматным проигрышем утки Рональда "какой идиот выдумал пат? это нечестно", ни несмешные сальные шутки неизвестного отряда вояк, ни громкий спор Сплава с бегуном Паттерсоном не нарушили покой переспавших Тары и Ханка.
   Когда девушка заснула, лазутчик допил остатки вина, шепнул цыганке "спи" и вышел из комнаты.
  
   В коридоре творились свои внутрисистемные события: Стражи вели к недавно прибывшему на корабль Шепарду шайку миссионеров, пытавшихся обманными путями завлечь в свою секту иноверных. Арестованные относились к виду сухопутных морских коньков, беглецов из тюрьмы Ордоса планеты Аква. Ханк сразу распознал в преступниках этих существ, увидев лентообразные кожистые выросты на их шеях.
   В соседней комнатушке хозяйничал робот, подметающий полы, по всей видимости, заменяющий живого уборщика. А в регистрационный, как всегда, сидел задачливый Сумдус, в чьи обязанности входил трехдневный бессонный контроль.
   - Не отдыхается? - полюбопытствовал Ханк. Для поддержания имиджа союзника, естественно.
   - Одним словом некогда! - напыжился негр, - Впрочем, жалеть о трехсуточной суете поздновато. Я добровольно подписался на эту пытку.
   - Наверное, кофе и энергетические напитки спасают? - предположил посредник, - Или принимаете какие-то таблетки вроде антиснотворного?
   Протирая уставшие глазки, Сумдус вспомнил:
   - Ты пришел для выполнения формальностей?
   Отведя взгляд в другой край помещения, Ханк ответил:
   - Можно и так сказать.
  
  
   "Образ Адвоката - толстого и жадного врага супергероев, стал сосредоточением сарказма по отношению к известным американским бизнесменам - выполняя миссию, чувствуя себя при этом крохотным винтиком в запущенном механизме разрушения, мечник упивался размышлениями, - Сойти с причала - казалось, что может быть проще? Но тебя удерживает что-то. Что - ты пока не определился.
  
   Зарегистрировавшись, Ханк вздумал освободить захваченных коньков-миссионеров. Это, предполагал он, заметно облегчит ликвидацию еще одного взвода Стражей и ослабит натиск сил Совета. Коньки наверняка не откажутся воздать полисменским обидчикам.
   Арестанты скучали за металлической дверью со спецдопуском. Чтобы войти, требовалась ключ-карта, которую хранил дежурный - генерал Сумдус.
  
   Ханк вернулся к нему... но уже мотивируясь более агрессивными побуждениями.
  
   "Количественно преобладающими в конкурентном мироздании являются действия с враждебными намерениями. Стоит ли стыдиться своих врожденных недостатков или нет, я еще пока не решил.
   Возможно-таки стоит, ведь, говорят мудрейшие, миром правит мир"
  
  
   Ханк решил сделать девушке приятное - принести завтрак в постель.
   - Это тебе, принцесса - улыбнувшись, сняв очки, он поставил поднос с едой на стеклянный столик возле тумбы и присел рядом. Наблюдая, как Тара кладет в рот кусок еще не остывшего шницеля, мутант незаметно извлек уже использованную салфетку и убрал с локтя чужую кровягу.
  
   Разумеется, для поддержания маскировки он поинтересовался:
   - Как? Вкусно ли?
   Девушка загадочно промолчала.
   Ханка волновал прогресс, статус миссии, нежели оценка кулинарных способностей, поэтому повторять вопрос не стал. Ушел из комнаты так же тихо, как и в первый раз.
  
  
   А в это время... двое представителей космо-спецназа, позванных Шепардом для оформления задержанных, подошли к камере с коньками. Преступников должны были привести к дежурному для регистрации, которую проходят, отнюдь, не только участники боевых миссий и стажеры Стражей вроде Тары.
   - Они здесь? - потревожил Шепарда спецназовец, для уточнения.
   - Так точно - молниеносно среагировал генерал.
   - Надеюсь, обыск провели...
   - Обижаете.
   - Хм... - бойцы открыли дверь, но... никого там не увидели.
   - О, черт бы побрал вас! - их будто заклинило при виде свободного пространства изолятора.
  
   Перепуганный Страж сломя голову бросился в регистрационную.
  
   Когда он добежал до входного отсека, то поскользнулся из-за растекшейся у него под ногами луже крови и с ругательствами грохнулся на пол. Заляпав форму, Шепард закричал во все горло:
   - На корабле бунт! Заключенным удалось сбежать! На корабле бунт!
  
  
   Первыми отреагировавшими оказались Крэйт и его мускулистый друг из металла. Затем к ним подтянулся уже оповещенный Дендок.
   - Что случилось? - полюбопытствовал у орлиного воина бегун, заподозрив, что тот что-то знает, - Ты можешь сказать?
   - Меня несколько секунд назад оповестили о побеге акванцев. Сектанты убили нескольких Стражей... - орел запыхался, затряс руками. Несмотря на могущественную силу, он волновался. Не за себя, а за жизни тех, кто присутствовал на корабле, - Бунтовщиков требуется поместить обратно, в специзолятор. Но нужно постараться избежать новых потерь!
   Стальной решил успокоить товарища:
   - Не паникуй зазря. Наших сил более чем достаточно, если враги - худощавые полурыбы из Новой Атлантиды (второе название Аквы, Первая Атлантида раньше располагалась на Земле).
   - Да, согласен - выдохнул Дендок, а потом снова занервничал, - Но мы можем не суметь всех спасти...
   Крэйт вызвался помочь Сплаву, сделав дружеский жест - положив руку на плечо Дендока.
   - Мы тебе сказали, не волнуйся. Мы все отрегулируем.
   "Хорошо, что у меня есть друзья" - подумал орел, и на душе стало малец поспокойнее.
  
  
   Потеряв Сумдуса (того нашли с перерезанным горлом неподалеку от собственного рабочего места), трех стажеров и двух членов космо-спецназа, Стражи перешли к плану B, под чем подразумевалось использование смертельного лазерного оружия.
   Для его применения пришлось позабыть о важнейших мерах безопасности - лазер был способен пробить стену корабля.
  
   Забаррикодировав почти разрушенные врата, ведущие в транспортный отсек, тем самым не давая преступникам улететь на универсальных малогабаритных космо-лодках, генералы отбивались, как могли. Чувство острой нехватки шестиствольных плазмометов, добраться до которых не представлялось возможным, заставляло мечтать о более мощном оружии. Увы, лазерные пистолеты не обладали высокой огневой мощью и, соответственно, не могли помочь быстро решить исход стычки.
   Шепард, не единожды принимавший участие в опасных схватках, ныне стрелял несобранно и совершал необдуманные действа от напрасных перекатов от одного укрытия к другому, неуклюжего использования звуковых гранат до тщетных попыток запросить подмогу.
   - Это лишнее! К нам все равно прилетят не раньше, чем через час! - крикнул ему один из постоянных посетителей медучреждения Фаррелла - студент, случайно оказавшийся в центре событий.
   Генерал ответил парню бесстрашием и непоколебимостью:
   - Плевать, мы будем держаться, пока не прибудут! Потому что мы либо отвоюем наше судно, либо подохнем здесь ко всем чертям, но не позволим нарушителям смыться с нашим транспортом!
   Боязливо озираясь по сторонам, студент визжал и дрыгался.
   - Не надо, я не хочу тут умереть!
   Посмотрев на забитого в угол очкастого парнишку, Шепард подумал:
   "Что я несу, черт бы меня побрал? Он же совсем еще юный. Я обязан нас вытащить"
   - Кажется, у меня есть идея! - крикнул генерал.
   - Какая? - поинтересовался очкарик.
   - Отбросить страхи!
  
   Шепард совершил то, что, вероятно, он сам не ожидал от себя, не говоря уже о парнишке, прежде не видавшего такого героизма. Только коньки прекратили стрельбы, прикинув, что враги достаточно запуганы, как из укрытия показался космический волк, взбешенный их выходкой, смертями коллег.
   Шепард, сжимая в запотевшей кисти лазерный пистолет, это простое, немощное по меркам вооружения Стражей оружие, далеко не шесть стволов, нажал на курок четыре раза за четыре секунды. Каждый произведенный выстрел - минус один акванец.
  
   Всего беглецов было пятеро. Оставшись без соучастников, пятый конек поднял руки кверху. Но поздно. Шепард приказал подбежавшему Сплаву...
   - Сверни выродку шею...
   Тот безмолвно подчинился.
  
   - Надо же, какие рефлексы... - Крэйт позавидовал реакции Шепарда, - Уделать сразу нескольких вооруженных отморозков, имея при себе лишь жалкую пукалку и по совместительству самое детское оружие Стражей! О, да, вы истинный профи.
   - Да брось - остановил его Шепард, - У всех порой срабатывает что-то вроде чувства самосохранности. Это не повод хвалить меня...
   - Но вы герой - возразил Паттерсон, - Не только спаслись сами, но и сберегли учеников - секундой позже он обратил взгляд на зажавшегося в уголке студентишку, - Достойно похвалы.
   Впервые за долголетие генерал поддался смущению.
   - Уговорили...
  
  
   Пока несколько супергероев в компании с Шепардом справляли фальшивую победу, Ханк, хитро учинивший стрельбу, шел в направлении пилотской кабины, чтобы взять управление судном против воли команды.
   - Эй, ты чего здесь забыл, герой? - спросил тип в погонах, охранявший дверь. Видимо, он не до конца понимал цели мутанта.
   Это стоило вопроснику... головы, которую клинок машинально отделил от туловища.
   - Спасибо, что дал пройти - Ханк покопался в карманах трупа, через несколько секунд нащупав ключ-карту.
   Но не успел воспользоваться ею, как его плечо поразила адская, инфернальная боль. Ощущение, что тебе отсекли руку, не покидало до поры, пока мутант не заметил разрезавшуюся воздух впившуюся в плечо стрелу. Пытаясь выдернуть ее, он издал короткий выдох-стон. Позднее узналось, наконечник был обмазан ядом кураре, эффективным, действенным, смертельным, о чем заявил хозяин стрелы - агент Коршун.
   - Ты... - Ханк с трудом повернулся назад, чтобы посмотреть лучнику в лицо. И с еще большей тяжестью хрипло протараторил, - Это не поможет, ты же знаешь. У меня иммунитет...
   - Это не убьет тебя - переполненный необоснованной уверенностью в победе Эридж приготовил вторую стрелу, - Но задержит.
   Ханку становилось плохо: он еле стоял на ногах, виски звенели, будто скованные льдом, руки немели, голос
  экс-союзника невнятно пробивался через болезненный звон в ушах. Абсолютно все разжигало не подчиняющуюся разуму неистовую злость.
   - Ты... - наладив свою речь, мечник набрался силенок, поднялся с колен и раздраженно захрустел костяшками пальцев, - Ты умрешь здесь и сейчас, падешь независимо от количества метательных снарядов!
   Не поинтересовавшись, откуда Бэлмок узнал о его предательстве, почему, не разобравшись, пошел в нападение, Ханк превратился в источник извергающийся ярости и побежал на противника.
  
   Через несколько секунд меч поразил еще одну цель.
  
  
   Дневниковая запись генерала Августаса Шепарда.
  
  
   Высшее чиновничество распылится после нескольких попыток сохранить позицию. Только за это предположение меня могут, как призвать к ответственности, назначить месяц исправительных работ, так и посадить.
   У нас все меньше и меньше уверенности, все меньше и меньше сил. Аллен Батлер - кто еще? Один из земных супергероев? Ханк?
   Нас подставляют раз в стык дня и ночи. С каждой такой подставой число реальных союзников сокращается. Предатели, понятное дело, подельников не тронут. Они все-таки не законченные фанатики, чтобы убивать своих.
  
   Я запросил переговоров с центром, дабы убедить чинов выслать поддержку. Но упрямый во всех смыслах слепой Совет как всегда недооценил степень угрозы, риска и предупредил, группа союзнических сил прибудет только через трое суток. Я сказал, что мы можем не дождаться.
   Возведенная в ранг вселенской политики малодушие, оно же капитулянтство, трусость - вот из-за чего мы гибнем, вот из-за чего сдаем позиции...
  
  
   Устранив угрозу, Ханк с личной недавно возникшей неприязнью пнул убитого, пройдясь ладонью по ребру жесткости меча. Неожиданно всплывший из ниоткуда
  спецназовец, увидев мутанта, со страху побежал обратно.
   Гиперболизированный до уровня сатиры цинизм - разочаровавшийся идеализм - так может сказать любой, кто не знает Ханка. У него не было причин изменять идеалам.
   "Кто следующий проявит высокость? А? Мне преинтересно"
  
   Заскучавший без порции очередных недопротивников, посредник использовал карточку и вошел в комнату пилота. Там он ликвидировал управляющего ЛА и взял управление на себя.
   Позже его заменил один из коньков, чудом выживший после огнестрельного ранения в грудь.
   - Умеешь?
   Акванец ответил на языке Аквы:
   - Dkfkkggkkk jihghjtgiji jhhkhiojhi hnhjhigfjd dkdjkigjgj foghgjfjfdji (Приходилось, когда угонял религиозный корабль сифов).
   Ханк почесал репу от негодования.
   - Ничего не понял - а потом "плюнул", - Хорош, друг, манипулируй... - возложив на конька ответственность, он оставил его.
  
   Подписывая добровольное соглашение, ведь, кто бы что не говорил, а служба Совету была до мозга костей моей инициативой. Я, конечно же, рассчитывал на взаимовыручку.
   Брат за брата, союзник за союзника, все за одного - все это софизмы, нужные чиновникам для завлечения. Как я убедился на личном опыте, никто в трудную минуту не протянет руку. Так называемые союзники продолжат стоять где-то там, позади, и выражать неискреннее формальное соболезнование, а твои ближние, то есть, друзья, продолжат погибать в эпицентре.
  
   Ханк нацелился прервать испытание опытного образца спасательной капсулы, проходящее на ЛА. Так двуликий обнулит вероятность вылета с корабля, чем обречет всех присутствующих на нем.
   Капсула находилась в коридоре, сразу за ремонтным отделением. Это десять шагов от лестничной площадки, на нижнем этаже.
  
   Происходящее - последствие бездействия. Если я доживу до очередного заседания, которое, несомнительно, станет последним в моей карьере блюстителя, то не буду молчать, а выскажу все, что думаю о нынешней политике. Может, выплесну эмоции, за что обязательно раскаюсь позднее, но укажу Совету на его ошибки.
   Может, ко мне и прислушаются, поймут, в чем причина хаоса. Тогда моя жертва станет оправданной. За это, за результат, я готов распрощаться с чем угодно. И со свободой тоже.
  
   Знаю, это звучит безумно, слишком самонадеянно. Даю отсчет, меня, скорее всего, посчитают преступником, чем восставшим против устоявшихся традиций. И как всегда не обратят должного внимания исконной причине всех драмсобытий, произошедших за последнее время.
   А причина кроется в разногласиях. Пока мы воевали между собой, "зло" активизировалось. Оно пробудилось, и уже достаточно перевешивает силы Стражей. А все потому, что действует согласованно, без колебаний.
  
   В отношениях генералов и Совета видна аллюзия большинства библий: верховный чиновник играет роль бога, а мы живем в кораблях, словно на уничтоженных забытых землях, проклятых грехами наших предков.
  
   Ханк надеялся, что сейчас, незадолго после неудавшейся попытки заключенных сбежать, лаборатория пустует, и он без марания уничтожит капсулу. Но... как бы не так. Путь агенту зла забаррикадировала воинственная леди суур.
   Хэлла, настроившаяся надрать мутанту задницу, была там не одна. С ней стоял ее новый друг - Джерри Сайкс, держащий в руках психотропную пушку с функцией подавления физических способностей.
   - Ух - покачал головой Ханк. В его намеренно гнусном голосе ощущался игривый негатив, - Сынишка американского генерала, так и не закончивший университет из-за пристрастия к наркотикам, и приемная дочь Дарейдаса, которую с момента зачатия пытались убить, которую оскорбляли синекожкой, лишь бы она прекратила хвастаться той жалкой незначительной каплей тиранической крови, что течет в ее жилах, как проклятье, спелись?
   Хэлла сочла упоминание ненавистной ей крови оскорблением, в связи с чем поклялась себе, что не просто надерет темниле задницу, а вырвет язык. Будет вырывать его каждый раз, пока тот не перестанет отрастать, пока регенерация не иссякнет.
   - Контры с ведьмами счастья не сулят. Каждое нелестное слово, выпущенное в мой адрес, обойдется тебе казуалгическим синдромом, ублюдок!
   Сайкс решил поддержать смелую подружку.
   - Да - он нервничал сильнее ее, по лбу солеными дорожками прокатывались капли пота. Мужланские оскорбления Ханка резали парню слух, словно лезвия
  остро-заточенной армейской бритвы, - Не сомневайся, мы тебя проучим, если сделаешь еще хотя бы шаг!
   Мутант хлопнул ладонями.
   - Нелестное? - издевательски поднял брови, - А ты, верно, думала, я буду петь дифирамбы? - и шагнул вперед, плюнув на предупреждение Сайкса, - О, да, теперь все ясно. Кажется, своим высказыванием я задел чувства снежной королевы, которая, видимо, привыкла только к отборным комплиментам и никогда не слышала ничего подобного в свой адрес!
  
   Сердцебиение Джерри увеличилось, фиброзно-мышечный полый орган заколотился очень быстро, дыхание усложнилось. Все из-за волнения. Юнец не знал, чем закончится это "соприкосновение сторон". Он надеялся на хорошее, одновременно понимая, что это глупо, по крайней мере, сейчас, пока у него на мушке закоренелый убийца. И он не знает, что с ним делать - выстрелить или пощадить.
   В первом случае он может поплатиться сам. Ханк, как предупреждала суур, не знает жалости. А если выстрелит, то... его жизнь перестанет быть прежней.
  
   - Такие решения требуют полной готовности. Ты уверен, что сможешь? - спросил Ханк у замешкавшегося Джерри, - А если и уверен, думаешь, меня остановит это? А?
  
   - Не молчи, ты же не трус...
  
   В сознании парня все перемешалось. Он оглох на неопределенное время, перестал слышать угрозы воспламенившийся колдуньи...
  
  
   Проснувшись непоздним утром от шершавого собачьего языка, тщательно нализывающего пятки...
  
   Беспробудным пасмурным вечером за окном стучал крепкий дождина. Пес смотрел в окно, видел, как из бара выбегают посетители, укрываясь клеенчатыми плащами, как мимо соседних домов проезжают запачканные слякотью проходящие по бездорожью машины, как ругаются какие-то малыши, видимо, не поделившие мамин шоколад.
   Ханк лежал, тщетно пытаясь заснуть. Альтернативой служил MP3-плеер с диском лучших рок-песен последних лет. Так и не сформировавшись меломаном, некоренной техасец пытался занять себя.
  
   Как и добивался Лэтс, гончая стала неотделимой частью жизни Ханка. Не глядя на преклонный возраст, пес с охотой выгуливался, обладал тройным аппетитом, пытался лаять, хоть и с присущим всем пожилым собакам хрипом.
   Проще говоря, он проявлял жизнелюбие, заботился о детях (как-то раз отогнал брызгающих слюной дворовых шавок, планировавших напасть на младенца, гулявшего на парковке возле бильярдного клуба). Ханк уважал животных больше, чем людей, в свое время доставивших ему немало боли.
   "У них есть душа и они не находятся в столь дурном обществе, как мы. Им нечего делить. Они просто любят своего хозяина, или хозяев.
   А люди? Всё соревнуются в чём-то, живут в обществе, которое уже давно дегенерировало. Деньги, работа, зависть, стресс, алкоголь... Всё это сказывается на них, а собаки всего этого не испытывают. Они бескорыстны.
  
   Собаке ни к чему дорогие машины, большие дома или дизайнерская одежда. Брошенной в лужу палки будет достаточно. Собаке всё равно, беден ты или богат, остроумный или глупый, задорный или скучный. Отдай ей своё сердце, и она отдаст своё.
   Я проходил через умонедоступные пытки, на мне ставили опыты, такие болезненные, что с каждым днем желание умереть, застыть навеки, становилось все навязчивее. Безвыходность сдавливала до того дня, пока я не сбежал и не отомстил. Как бы собака поступила, будь у нее выбор - стала бы пытать рожденного в ходе опыта ради бездушных амбиций или выпустила бы на волю, чтобы этот клонированный эмбрион взрослого человека с развитием младенца расцветал?"
  
  
   Вспомнив относительно недавние события, произошедшие в штате Техас, Ханк выронил меч.
   Ведьма тоже расслабилась, хоть и допускала в мыслях, что столь внезапный жест отступления мог быть обманным маневром. Джерри не опустил психотропное ружье.
  
   По лицу Ханка прокатились слезы, как это недавно произошло с Сайксом. Из-за чего - для тех было секретом.
   - Что с тобой? - спросил Джерри, - Призыв реализации нравственного самоконтроля?
   Подняв голову после минуты молчания, мутант увидел... Спуди, из простреленного глаза которого, из глубокого отверстия в черепе, вытекала красная жидкость. Спуди - пожилой техасский пес, проживший с Ханком несколько месяцев в одном доме. Он, как и Эллен, является мечнику в самые неподходящие моменты, оставаясь всего лишь обманчивым видением.
   - Т-т-ты! - рот оторопевшего конвульсивно задрожал, - Я же... - медленно проглоченная слюна являлась, отнюдь, не первым признаком волнения.
   Позже он и вовсе разучился говорить. Тогда, когда Хэлла неожиданно превратилась в Эллен. Теперь перед Ханком стоял не один, а уже два его греха.
  
  
   Проснувшись непоздним утром от шершавого собачьего языка, тщательно нализывающего...
  
   пятки.
   Ханка взбудоражил рев машинного мотора. Спуди, также пристрастившийся к утреннему спокойствию, пробежался вниз по лестнице, начал скрестись в дверь.
   - Пойдем, проверим... - Ханк быстро соскочил с кровати.
  
  
   Лэтс приехал, как и обещал. К счастью или к сожалению, помощник позабыл дату встречи, поэтому удивился, увидев его припаркованный джип.
   - Где странствовал...? - спросил он.
   Босс встретил Ханка с распростертыми объятиями, все с тем же широким оскалом.
   - Позволь-ка узнать, как ты вообще мог обойтись без моего юмора? - своих навыков стеба Лэтс не растерял за время "странствий", - Местный бармен выдает что-то там годное под виски раз в восемь лет, но выглядит это чересчур наигранно. Как-то постановочно, что ли. А вот моя ирония... - первым делом он вытащил из багажа двуствольное ружье, привезенное специально для Ханка, - Мой юмор исключителен. Признаться, я и сам себя смешу нередко. Иногда болтаю под нос, чтобы забыть обо всем дерьмеце, поджидающем меня в большом мире бизнеса, где тобой в любой момент могут отведать акулы.
   Ханк обратил взор на подарок сомнительной полезности.
   - Признавайся, зачем это мне? - и с подозрением отнесся к последним жестам босса, - Я же и без него могу дать сдачи.
   - Как же... - Лэтс быстренько зарядил ружье, - А экзамен? Ты что, забыл, о чем мы говорили перед моим отъездом?
  
  
   Эллен и Спуди ожили, но только в голове Ханка. Необычайная устойчивость галлюцинации была связана с подсознательным стремлением приятия всплывающих образов - собаки и девушки. Это походило на полидипсию, но было чем-то иным, не связанным с психикой.
  
  
   - Я смотрю на тебя, на Спуди... Вижу, как вы друг друга полюбили - то ли радый техасскому воздуху, то ли намечающейся стрельбе по животным, Лэтс не переставал улыбаться, - Как справляющие медовый месяц голубки. Даже не хочу нарушать ваш брачный союз.
   - И? - Ханк уже нервничал, предчувствуя, о чем его могут попросить.
   - Но вынужден. В конце концов, ты же не какой-то разведшийся с женой ветеринар из Сан-Паулу, от безысходности присматривающий за старенькой собачкой - Гранд ткнул адепта пальцем в нос, - Ты - бездушная мразь, машина для истребления, скот, которого должен ненавидеть весь мир. Ненавидеть и бояться... - ружье перешло из рук в руки, - Вот тебе пушечка. Сделай это...
   Посмотрев на захрапевшего у заднего колеса Спуди, Ханк спросил:
   - Что?
  
   - Ты же не дурак, должен уже догадаться был. Ты смышленый!
  
   - Когда я говорил, что желаю избавиться от последнего элемента, связывающего меня с отцом, как-то, на духовном уровне, то имел в виду вечный отпуск Спуди. Рай для собак, затем кремация и урна с останками, либо лопата!
  
  
   Те, кто виделся Ханку, и во сне, и наяву, хотели жить. И он тоже хотел бы видеть их живыми.
  
  
   - Так! - Ханк до последнего уговаривал Лэтса бросить эту навязчивую мысль. Но идти против его воли не решался, - Я не буду принимать в этом участие.
   - Дааа? - Гранд плотно сжал глаза, - Не будешь принимать, говоришь? А может, киллером ты тоже не хочешь стать? Видать, уже расхотел?
   - Но причем тут... - мутант, на секунду отвернувшись в сторону дома, сделал еще одну попытку уговорить босса, - Примите к сведению, собаке уже тринадцать лет. Она находится на последнем издыхании. Может быть, этот год - последний в ее жизни. Я прошу просто учесть возраст и...
   - И? - Гранд был непереубедим, - Ты - будущий наемный сукин-сын, запомни это! А наемные сукины-дети не могут сострадать!
   - Но...
   - Что но?
  
  
   Ханк посмотрел в глаза Джерри, потом - в глаза Хэллы.
   - Я не хочу вас убивать.
   В тот момент по лицу прошлась еще одна слеза.
  
  
   - Заучи, сукин сын, это слабость! - Гранд оставил Ханку ружье, завел машину и уехал.
   Две минуты назад попросил подойти к бару, когда "цель будет поражена".
  
  
   - Так ты и не обязан - сказал Сайкс, - Кто или что тобой управляет? Ты можешь открыться...
  
  
   Ханк посмотрел на пса, свистком разбудил его и позвал гулять.
   Проходя сквозь шумящее кукурузное поле неторопливым, но уверенным шагом, он смотрел вдаль, вглядываясь в сельский пейзаж, дабы обрести хотя бы мнимое успокоение.
  
  
   - Я мог бы...
  
  
   Остановившись у заброшенной фабрики по производству пивных деликатесов, Ханк присел на корточки, отыскал деревянную палку в высокой траве и протянул ее псу.
   Послушная, обученная многим играм собака доверчиво поклонилась. Будущий опасный наемник пробежался рукой по седой шерстке Спуди.
   - То место, в котором ты скоро окажешься, дружище, будет тебе новым домом. Ты забудешь обо мне, о своем прежнем хозяине, о других людях. Тебе будет хорошо, ты будешь там моложе, чем здесь, и там обязательно будут другие собаки - не собираясь растягивать прощальный разговор с псом на долгие часы, Ханк сказал, - Ну, все, иди - и дал команду, - Бежать!
  
  
   - Мы же тебе не безразличны? Нет? Ты помнишь, мы были в одной команде? Ты не забыл? - расспросы Джерси, хоть и затронули бывшего друга, не повлияли на его окончательное решение.
  
  
   Ханк пять минут любовался как собака, которая любит жить, ищет палку. Затем неподвластное логике чувство обязанности взяло над ним верх, и он прицелился...
  
  
   - Небезразличны, да. Я успел к вам привязаться.
  
  
   Произвел дальний, но меткий выстрел. Пуля вошла псу в левый глаз.
  
  
   Наступила еще одна минута молчания, которая закончилась, быстрее, чем представлялось.
  
  
   Ханк склонился над обездвиженным телом четвероного брата и закричал во все горло.
   Так громко, что его услышали даже посетители бара, среднестатистические обитатели "Диксиленда", располагавшегося за двадцать пять километров от закрытой фабрики. Крик интонационно напоминал волчий вой.
  
  
   - И это слабость!
  
  
   Ханк похоронил Спуди неподалеку от того места, где убил.
  
  
   Ханк видел лицо Эллен, радующее прямотой и безыскусственностью, которое позже, как и пять минут назад, сменилось неприветливой губастой физиономией Визари, гладкая кожа - грубой чешуей. Так и Джерри превратился обратно из собаки в человека.
   Больная фантазия иссякла.
  
   После своего возвращения в реальность мечник приготовился к совершению двойного убийства бывших друзей, но прибежали акванцы и попросили предоставить это дело им.
   Он согласился.
   - Как покончите, уничтожьте здесь все. Схемы, боеприпасы сведения о проектах... Ничего не должно сохраниться!
  
   Самые старшие из сектантов, те, что обычно разгуливают в традиционной экипировке бывалых преступников, обладают подлинной несравненной жестокостью. Когда Ханк повернулся к выходу, двинувшись в сторону лестничной площадки, они наставили винтовки на ведьму с парнишей.
   Мгновение...
  
   За раздавшимися выстрелами должны были прозвучать звонкий жалостливый вопль и предсмертные хрипы. Но Визари, не по годам умная, самостоятельно вырастившая ребенка на враждебной территории изумрудного леса, смогла защитить их обоих. Плавными движениями руки она образовала вокруг себя и Джерри защитную стенку из чистой энергии.
   Пули, замедлившиеся в полете из-за какой-то неведомой силы, врезались в блокирующую любые предметы преграду и отскочили назад, поразив сердца тех, кто их выпустил. Коньки попадали на спину и замерли без единого вздоха.
  
   После удачно проведенного заклинания защиты чаровница ослабела. Она давно не колдовала и нуждалась в практике, поэтому на одну словесную формулу средней сложности пришлось пожертвовать тонусом.
   - Как вы? - Джерри благовейно, сверхуважительно подбежал к своей спасительнице и помог подняться с колен, - От меня что-нибудь требуется? Я могу помочь?
   Не позабыв о скромности, Хэлла произнесла тихим-тихим голосочком:
   - Все хорошо...
  
  
   Заранее продумав план побега, Ханк стащил из лаборатории бомбы, открывающие портал.
   Вытащив самозарядный пистолет, он уничтожил бомбочки, чтобы больше никто не смог даже попытаться спастись. Все, кроме одной.
   - Никогда не испытывал стремления к силовому первенству - проговорил он от переполняющей дух неуверенности, - Эх, не пропустить бы выпуск аномальных новостей по скай-тв! - и применил прикарманенную бомбочку. Через пару мгновений после активации перед мутантом предстала красно-голубая дыра сферического портала.
   Откинув сомнения, Ханк защурил глаза и сделал прыжок...
  
   такой же волевой, такой же бесстрашный, как на Статуе Свободы...
  
  
   Ханк, не обделенный быстродействующей регенерацией, выполнил прыжок веры: воин посмотрел вниз, произнес ровно пару слов "я буду жить" и прыгнул. Вниз головой, выставив верхние конечности вперед!
  
  
   "Посадка", как и рассчитывалось, произошла на Земле. В районе нью-йоркского Мидлтауна. Ханк очнулся в завалах разрушенной гостиницы, обнаружив торчащий из живота заостренный край ржавой палки. Он панически ухватился за проткнувший туловище объект и с сопровождавшим мучения, разрывающим голосовые связки агональным воем попытался вытащить его из тела.
  
  
   Шепарда, двух студентов, Сплава и Крэйта окружили сектанты. Откуда их столько набежало - вопрос, который мешал сосредоточиться. По этой причине супергерои упустили решающий миг, и один из снарядов трикселионского бластера прожег форму Шепарда. Вместе с одеждой генерала пропали и его внутренности - они вытекли кашей по малому мостику у выхода в коридор.
   Умирая, Страж выговорил священную фразу своей коалиции:
   - Побег от предначертанного считается самым недостойным поступком, какой только... - но скончался, недопроизнеся последние три слова.
  
   Расправившегося с Шепардом акванца тут же размозжило прилетевшей в голову гильзой взрывного патрона. Еще четверых обезоружил Крэйт, пробежав десять раз по помещению за полтары секунды. Отказавшийся от соблюдения заповедей геройской дисциплины, Сплав ломал позвоночники и сворачивал шеи, подбрасывал вражин к потолку, хватал за ноги и бил об стену.
   Несмотря на колоссальные потери врага, число супостатов только увеличилось. Правда, помощь подоспела вовремя: опомнившись, Ватермен превратился в мини-цунами и снес с ног двух коньков, настраивавших BFG - цельнометаллическую пушку, стреляющую шарами-плазмоидами. Неудачников унесло течением.
   Восхищенный вмешательством союзника, Сплав предупредил.
   - Думай, что творишь, Лесли! Ты ведь затопишь корабль, и мы все погибнем!
   Олсен вернул себе человеческий облик и успокоил товарища.
   - Ничего с ним не станется, поверь. Главные механизмы здесь водонепроницаемы. Переживать не за что.
  
   - Сколько их еще в запасе, хотелось бы знать? - спросил Крэйт.
   - А мне уже начало доставлять - подумал вслух Сплав, - Это ведь никакое не сражение. Я просто разминаюсь.
  
   - Ребята! - крикнул Лесли чуть встревоженным безрадостным голосом, - Искренне не хочу вас разочаровывать, но, кажется, мы влипли по самые уши - и устремил взгляды компаньонов, поближе подойдя к иллюминатору.
   - Матерь божья - неловко выронил Сплав.
   - О-о-о, да... - не унывающий Паттерсон, напротив, пожал плечами и легко улыбнулся, - Чудится, пикнику состояться!
  
   - Хотя я не уверен, кто именно из нас будет добиваться взыскания материального ущерба, если они... сами понимаете, что сделают.
  
   К ним на приличной скорости двигался габаритный ЛА, существенно превышающий корабль Стражей в плане оружейной эффективности, в плане мощности двигателей. Исполинище приготовился к атаке вражеского судна, мягко говоря, покореженного во время внутренних разборок.
   Управляющие объектом - все те же акванские сектанты, прилетевшие на помощь соратникам. Пришельцы не приветствовали плена, поэтому почти всегда, не считая
  каких-то единичных ситуаций, когда жертва, будучи живой, могла предоставить пользу, убивали без переговоров, а, значит, у героев нет шансов установить с ними контакт. Намечалась горячая заварушка.
  
   - Знаете, мне кажется, нам не помешают союзники - тараторил Крэйт, чей юмор постепенно иссякал из-за нарастающего страха, - Ой, как не помешают...
   Вдруг Сплав прервал длительные монологи Паттерсона.
   - Хотелось бы выяснить, а эти космо-хорьки знают о таком тонком понятии, как демократия? -
   - Не хорьки, а говорящие морские коньки - поправил Крэйт, и добавил, - Мне бы ничего не хотелось узнавать. Да и к тому же, вряд ли. Они же сектанты, забыл?
   Силач подпрыгнул на месте.
   - А сектанты, что, в девяносто девяти процентах случаев чересчур воинственны? Не приемлют метод коллективного принятия решений?
   Уилл безраздумно подтвердил опасения стального.
   - Конечно, а о чем ты думал раньше? Они же фанатики. За жесть, кровь ради крови, хаос это наше все, бесчисленные разрушения - оптимальное решение устранения проблем - это все их призывы!
   - Ааа... - силач почесал за мышкой, - Так бы сразу и сказал, друг.
   - А ты не знал?
   - Да я все репетировал про себя речь, которую нужно будет произнести во время, мать их, переговоров, которые, видать, не сбудутся!
  
   Незадолго до возвращения на Землю, Ханк подкинул акванцам мыслишку "пробудить" союзнические войска и те, полно доверяя мутанту, поступили, следуя его совету. Они связались с вожаком секты акванских миссионеров - грозным
  Ду-бу-ду-ду, просидевшим двадцать лет в темницах Эбресса за королевскую измену, и тот пообещал немедля отослать к ним седьмой взвод.
  
   Воинское подразделение, в состав которого входят лучшие солдаты Аквы (отнюдь, не все они представители секты)
  Ду-бу-ду-ду, получило приказ атаковать без разбирательств. Летчикам нужно было лишь направить пушки в сторону корабля. Их не останавливало ничего, даже сведения о судне, что оно принадлежит "иммунной системе космоса" - Стражам Порядка и, соответственно, Совету.
   Технический потенциал акванцев объяснялся абсолютной подготовленностью к возможному сражению.
  
   Летчик-говорящая медуза связался с офицерским составом Ду-бу.
   - Цель в поле зрения. Полная готовность к запуску ракет. Ожидаем указания от верховного жреца Ду-бу.
   Ему ответили говорящие раки под руководительством Гривзута, заместителя Ду-бу.
   - Ду-бу подтвердил, выполняйте.
   - То есть, стрелять? - уточнил космолетчик.
   - Да!
   Экипаж вышел в открытый космос. Пушки, которые через несколько мгновений должны были открыть огонь по кораблю, шумно завибрировали. Это бы произошло и, возможно, все находящиеся на судне: стажеры медцентра, супергерои, генералы, что остались в живых, разделили бы судьбу бедолаги Шепарда.
   Но, бездонный мир погашенных надежд, космос озарило спасенье: из бескрайних просторов, непонятно откуда, прилетело желто-зеленое пятно и за пять секунд устранило опасность. Пушки были уничтожены. Все "плавающие" в космопространстве были доставлены на корабль Стражей.
  
   За спиной Гривзута раздался грохот выбитой двери. Преступник повернулся и... дрогнул от чего-то, что неотдаленно напоминало потрясение. Потрясение в плохом смысле слова.
   Героймен показал пальцем на сектанта.
   - Пришла твоя чреда узреть, к чему ведет бесчестье.
   Омар испугался, сжался и, казалось, стал значительно худее.
   - Пощади, о Зеддер...
   Кэйл не поверил в страх фанатика.
   - Хм. От тебя обманом веет за версту.
   В доказательство Гривзуту пришлось обмочиться.
  
  
   Супергерои поаплодировали вовремя явившемуся другу, притащившему заместителя самого Ду-бу-ду-ду. Сначала плененный упирался, не хотел ничего говорить, но после рассказа душки Паттерсона о том, как Сплав любит себя развлекать, к омару вмиг пришла сговорчивость.
   - Я был верной прислугой Эбресса, до поры. До той, пока меня не отослали в горячую точку, чтобы я и мои подчиненные замяли один устроенный правителями национальный конфликт. Затем, проникнувшись идеей об отмщении, я примкнул к тутошнему братству, руководителем которой являлся предприимчивый и преданный консервативным традициям Ду-бу-ду-ду, естественно. Затем я...
  
   Рассказ сектанта не принес никакой пользы. Позже его и остальных приспешников поместили в транспортировочные капсулы, автопилотом отправили в штаб Порядка, заведомо проинформировав Совет о "пополнении" преступного сообщества.
   Узнав о гибели Шепарда, Бэннери разделил с генералами чувство утраты. Позже, пережившие шок Сайкс и Визари рассказали экипажу о предательстве Ханка. Их показания подтвердила видеозапись, просмотренная в ходе служебных разбирательств в комнате надзора.
   Шторм выступил перед Стражами. Рассказ жреца походил на попытку оправдаться. Ему не терпелось высказываться по поводу случившегося.
   - Не все мы запятнаны. Пока известно, что только один отличился. Никто не посмеет возникать, ублюдок цинично использовал доверие, с самого начала водил нас всех за нос, прикидывался другом...
   - Прошу учесть - вставил Бэннери, - Так поступают все шпионы. Задача их заключается в игре, в притворстве...
   Право, Шторм не отступал.
   - Но я думаю, ты не станешь упрекать и поймешь, почему так трудно сохранять равнодушие?
   - Да - закивал Героймен, - Я понимаю...
   Жрец ветра продолжил.
   - Он добился нашего расположения, нашей веры. И во что вылилась игра? Эллен мертва, Бэлмок - тоже, Много союзников полегло. Шепард, Хамп... Все это проворачивалось грубо, из-под тишка, а мы, как слепцы, гадали, почему такое говно происходит.
   Новый дежурный генерал, заменивший убитого Сумдуса, учел мнение супергероев и не стал критиковать за то, что они не усмотрели за своим.
   - У нас сейчас примерно такая же ситуация, если вы в курсе, конечно - генерал Стромвел внешне был похож на Хампа. Подбородком, сединой, телосложением и зрачками.
  
   Проверка обещала продлиться не более трех суток. Но уже на первом часу спецназ выявил нехватку оружия, отсутствие двух рюкзаков с карманными телепортаторами и глубокие вмятины под белыми обоями на стенах.
   Все это в скором времени, так или иначе, придется компенсировать - отправлять заявку в Штаб. Стромвел распорядился.
   Он пообещал, что уже через двое суток на корабле воцарится былой товарищеский дух, что позволит восстановить норматив. Иначе, по его словам, проблемные ситуации неминуемы.
  
   Ну, а супергерои... они не боги и им можно ошибаться. У любого механизма, рано или поздно, происходят сбои. Запись в электронном ридере Шепарда многое объясняет: система ослабла. Почему? Потому что много тысячелетий безотказно работала. Она устала, сдалась.
   Ей нужен новый глоток кислорода, вдохновение, причина, в конце концов, по которой она поймет, почему необходимо стабилизировать разлаженный функционал.
  
   Высшее чиновничество распылится после нескольких попыток сохранить позицию. Только за это предположение меня могут, как призвать к ответственности, назначить месяц исправительных работ, так и посадить.
   У нас все меньше и меньше уверенности, все меньше и меньше сил. Аллен Батлер - кто еще? Один из земных супергероев? Ханк?
   Нас подставляют раз в стык дня и ночи. С каждой такой подставой число реальных союзников сокращается. Предатели, понятное дело, подельников не тронут. Они все-таки не законченные фанатики, чтобы убивать своих.
   Я запросил переговоров с центром, дабы убедить чинов выслать поддержку. Но упрямый во всех смыслах слепой Совет как всегда недооценил степень угрозы, риска и предупредил, группа союзнических сил прибудет только через трое суток. Я сказал, что мы можем не дождаться.
   Возведенная в ранг вселенской политики малодушие, оно же капитулянтство, трусость - вот из-за чего мы гибнем, вот из-за чего сдаем позиции...
   Подписывая добровольное соглашение, ведь, кто бы что не говорил, а служба Совету была до мозга костей моей инициативой. Я, конечно же, рассчитывал на взаимовыручку.
   Брат за брата, союзник за союзника, все за одного - все это софизмы, нужные чиновникам для завлечения. Как я убедился на личном опыте, никто в трудную минуту не протянет руку. Так называемые союзники продолжат стоять где-то там, позади, и выражать неискреннее формальное соболезнование, а твои ближние, то есть, друзья, продолжат погибать в эпицентре.
   Происходящее - последствие бездействия. Если я доживу до очередного заседания, которое, несомнительно, станет последним в моей карьере блюстителя, то не буду молчать, а выскажу все, что думаю о нынешней политике. Может, выплесну эмоции, за что обязательно раскаюсь позднее, но укажу Совету на его ошибки.
   Может, ко мне и прислушаются, поймут, в чем причина хаоса. Тогда моя жертва станет оправданной. За это, за результат, я готов распрощаться с чем угодно. И со свободой тоже.
   Знаю, это звучит безумно, слишком самонадеянно. Даю отсчет, меня, скорее всего, посчитают преступником, чем восставшим против устоявшихся традиций. И как всегда не обратят должного внимания исконной причине всех драмсобытий, произошедших за последнее время.
   А причина кроется в разногласиях. Пока мы воевали между собой, "зло" активизировалось. Оно пробудилось, и уже достаточно перевешивает силы Стражей. А все потому, что действует согласованно, без колебаний.
   В отношениях генералов и Совета видна аллюзия большинства библий: верховный чиновник играет роль бога, а мы живем в кораблях, словно на уничтоженных забытых землях, проклятых грехами наших предков.
   Августас Шепард.
  
  
   - Вы знаете, при закрытых глазах на проскакивающий в данном тексте пессимизм начинаешь понимать, как же сильно был прав Августас Шепард - после прочтения записи генерал Стромвел подумал о Совете с укоризной и на миг представил опасения ушедшего Стража попыткой предотвращения колоссальной катастрофы, - А ваше мнение господин Бэннери? - обратился он к Героймену, - Вы не чужой для нас, вы много раз выручали...
   - Если начну про рассвет, если скажу, что все будет хорошо, что все наладится, вы ведь мне не поверите, так? - Кэйл хотел устранить панику в разгоревшихся очах генерала, но это было неумолимо трудно, почти невыполнимо, - Не поверите же?
   - А как вы думаете? - после намекающего неответа Стромвел продолжил доказывать, что все мрачно, - Гибнут лучшие. И среди ваших, как мне довелось выяснить, и среди наших, как вы только что могли убедиться...
   Губы Кэйла зашевелились так же внезапно, как внезапно поднялись зрачки поникшего служаки.
   - Жертва Шепарда не будет напрасной, в этом не сомневайтесь. Его записи без внимания не останутся. Совет их прочтет, проанализирует, сделает все важное для переосмысления тактики и бездействию наступит конец. Бескомпромисс будет освещен всесогласием.
  
   Герберт Фаррелл - известнейший на весь Нью-Йорк
  богач-меценат, двадцать лет назад попал в автокатастрофу, а скончался в позапрошлом году от последствий давнишней травмы. После несчастного случая на дороге Герберт участвовал во множестве благотворительных акций и кампаний.
   Он посвятил жизнь реабилитационной терапии и открыл центр по обучению парализованных навыкам самостоятельного существования, позже открыл центр и разбогател. По какой-то причине в записях до сих пор не указывается, всезрящие Стражи положили глаз на земную деятельность Фаррелла и, заключив с ним договор, стали использовать здание медучреждения для осуществления незаметных перемещений на Землю и обратно в космос. После года мирного сотрудничества они открыли там свою лабораторию и стали работать плотно с Фарреллом над открытием новых способов борьбы с тяжелыми и неизлечимыми болячками.
   Рак, СПИД, наследственные, генетические - внеземные технологии утраивали шанс на выживание.
  
   Комплименты не заставили себя долго ждать и безостановочно посыпались из уст Бэннери.
   - Вы создали самого быстрого человека, спася простого парня. Если и существует олицетворение прогресса, то оно таится...
   - Не нужно - помешал ему застенчивый Стромвел, - Я-то все равно не участвовал во время превращения Паттерсона в Крэйта. Я вообще никак не касаюсь медицины.
  
  
   Ознакомившись с патриотичными записями Шепарда, с ситуацией, узнав о переменчивости, Совет отошел от привычных приказов и заключил с генералами договор на пересмотр всех последних решений, принятых, предполагаемо, поспешно.
   В собравшемся выступить на заседании генерале Стромвеле присутствовали все составляющие одухотворенного стремящегося вернуть гармонию старовера. Пожилость перестала замечаться. Сейчас Страж выглядел таким же самоотверженным и гордящимся собственной невозмутимостью бойцом, как и тридцать три года назад, когда совершил свой первый выстрел.
   - Борьбу с актом регистрации недавно прекратили из-за соображений, что люди обязаны самостоятельно решать свои политические проблемы. А что, если акт - скверный умысел? Что, если он изначально задумывался для провокации конфликтов и все эти попытки приручить, одомашнить супергероев, выполненные с серьезным выражением - ключ к запуску войны?
   Верховный чиновник привстал, чтобы получше отслеживать почти невидимые изменения в мимике Стромвела. Упершись сжатыми кулаками в стол, робот зачитал несколько выдержек из рапорта других участников совещания.
   - Не все с вами согласятся. Кто-то вообще не признает опасности из-за акта. Как вы объясните наличие противоположных мнений?
   - Легко! - крикнул Страж, - Можно утверждать, что все, кто не согласен с опасностью, предатели.
   - Осторожно. У нас сажают, генерал, за ложные или даже за неподтвержденные обвинения - чиновник убрал рапорт обратно в стол, - Как вы собираетесь убедить судий вмешаться в политические дела землян и установить там контроль, отменив или временно отложив акт?
   Стромвел сомневающеся поджал губу.
   - Я не смогу, мне не по брюху здесь что-то доказать.
   Чиновник хотел было замахнуться. Роботы очень правдоподобно имитировали гнев.
   - А кому тогда по брюху?
   Совершенно не переживая, генерал ответил.
   - Он прямо за этой дверью. Стоит и слушает.
  
   Роботы повставали со своих мест, когда в зал вошел Героймен, без позволения судий.
   - Девиантное поведение простительно представителям узких сообществ захолустных миров, городов, неправильно воспитанным беглецам жестоких колоний, но не всепризнанным супергероям - выдал верховный чиновник, - Немедленно объяснитесь, Бэннери.
   С воодушевляющим, с неразбавленным бесстрашием зеддерианец сказал:
   - Миром правит мир, так было всегда. Сейчас начнут отрицать это и будут неправы. Что-то вышло из строя, но все возможно починить - он опустил голову, - И если только мне это по силам, то так тому и быть...
   - Мы, право, растроганы - один из чинов прижал руки к тому месту, где у человека находится сердце, - Но, скажите, вы закончили? Короткий берущий за душу монолог - то единственное и неповторимое, чем вы с нами поделитесь?
   Бэннери сделал два шага вперед, как самый значимый участник непредвиденно продлившегося заседания.
   - Генерал никого не обманывал. Будьте зрячи, среди вас еще есть предатели. Это - служители смордов. Они называют себя жнецами.
   - Тогда у меня всего лишь один закономерный вопрос - сказал робот, - Где доказательства? Вы не подумайте, я вам доверяю, но без подтверждений, увы, не обойтись. Нам нужны факты! Факты, а не слова, которые некоторые мастерски используют как инструмент манипуляции для приобретения доверия.
   - Я не лгу! - крикнул Бэннери, - Моя совесть чиста. И раз уж вам нужны факты, они есть.
   - Где?
   - На Земле....
  
   - Битва земной армии со сверхлюдьми у французского парламента. Сорванные переговоры в Женеве. Инциденты в странах бывшего СССР - об этом вы обязаны знать. Вы же - глаза космоса.
  
   - Ну... - на миг робот засомневался в прямолинейности судебного процесса, - Судьи могут представить, что на Земле не все так гладко из-за нового, действительно, непредусмотрительно введенного закона, который необязательно рассматривать, как попытку спровоцировать массовый резонанс. И все же доказательств, что несогласные с катастрофичностью положения на голубой планете служат погрязшей в коррупции и невежестве расе, как не было, так и нет.
   - Значит, помогать вы отказываетесь? - сердце Кэйла билось все чаще.
   - Из благих побуждений. Наше участие, господин Бэннери, обязательно изменит историю. Нет никакой уверенности, что мы не разболтаем и без того, как вы выражаетесь, шаткое равновесие.
   Зеддерианец не стал вконец разочаровываться, он оставил малую надежду на пробуждение разума некогда справедливого Совета.
   - Это окончательный ответ или будет пересмотр и какие-то дополнительные мероприятия? Учтите, временной механизм на Земле работает крайне нестабильно из-за одного из виновников введения акта. Я думал, это будет достаточным основанием для...
   - Для вмешательства?
   - Да...
   - Вы ошиблись!
  
  
   После заседания, едва не переросшего в конфликт с самым могущественным существом из живущих, с Геройменом, верховный чиновник отдал распоряжение Стромвелу. Коварное на сей раз.
   - Я поручаю устранение предателей вам, генерал. Вы не по годам инициативен. Избавьтесь от всех, кто был против нашего полета на Землю. Это избавит от очередных потерь, а заодно убедит вашего Кэйла в благонамеренности Совета...
   Стромвел не обрадовался, но и, ясное дело, не расстроился. Он долго ждал подобного решения.
   - Каким образом?
   Чин скрестил руки.
   - Физическим.
  
   - Каким же еще...
  
  
   Италия. Тайная мастерская.
   После не самой удачной посадки Ханк еще долго оправлялся. Но, как только тело более-менее пришло в строй, раны исчезли, а дыра в животе затянулась, он вернулся к Лэтсу рассказать о своей победе на корабле.
   Ханк обратился к предателю ОПБ-шнику, с усладой потягивающему толстую сигарку.
   - Босс здесь? - спросил Ханк.
   - Да, и, скорее всего, в лаборатории. Там поищи.
   - Спасибо...
  
   Ханк обошел металлодетектор спецпропуском, дошагал до грязного вонючего лифта и спустился на нем глубоко под землю. Удивительная смена локаций улучшила настрой: вместо подвальной темной подземки мутант очутился в более чистом, убранном, заставленном различными электронными приборами помещении.
   - Меня чуть не укачало - шутканул воин без страха, - Все созидаешь?
   - Так точно! - восхищаясь собственным умом, крикнул Гранд, - Тружусь в поте лица над созданием очередного суперсолдата! - помимо Адвоката в лаборатории ошивались парни в халатах.
   - Очередного? - Ханка пронзило недоумение, - То есть, меня вам мало?
   - Нет, много даже! - смеясь, ответил босс, - Но будет еще больше, не сомневаемся! Расширение семьи - дельце наживное, полезное...
   - Для чего вам плодить сверхлюдей? Что вы будете с ними со всеми делать?
   - Что за вопросы? Они будут служить мне верой и правдой, как ты! Полностью преданные своему создателю, палачи не знают, что такое воля.
   - Палачи? Вы создаете еще одного палача? Сумасбродство. Их же и так много...
   - Нет, это будет покруче еще одной махины с мешком!
  
   Лэтс вышел в коридор, направившись в другой отсек лабиринтной глуши подземелья.
   - Как-то раз я сделал одному своему корешу обоюдовыгодное предложение - на нем проводят эксперимент, а он уничтожает все вокруг, сеет панику. Для меня, разумеется.
   - И какова была реакция? Думаю, ошеломительная?
   - Реакция труса. Кореш в прошлый раз отказался из-за того, что у него оказались маленькие яйца...
   Ханк попытался отгадать:
   - А сейчас кореш типа созрел и дал согласие на участие?
   Лэтс остановился и ткнул адепта пальцем в висок.
   - Да! Да-да-да-да! Все так и случилось. Теперь у него, знаешь что? Теперь у него появились большие яйца, и он на многое готов! Люди меняются со временем, видишь?
  
   - Кстати, что за кореш?
   - Ты его знаешь. Видел уже.
  
   - Он был с нами, когда ты прикончил эту шлюху Эллен...
  
   - Ты его вызволил из заточения.
  
  
   Ликвидировав большую часть экипажа, Ханк зашел в помещение для допросов. Не на шутку избитый, покалеченный, "ФСБшник" уже было перестал надеяться. Но надежда вернулась, когда он услышал:
   - На выход!
  
   - И кого мне благодарить за сильно укороченный срок? Тебе, что ль?
   - Нет, Лэтсу Гранду будь благодарен.
  
  
   - Фернок? - сама мысль о том, что толстоватый, несколько некультяпистый лидер смотрителей дал добровольное согласие на эксперимент и, возможно, скоро предстанет в новом обличии, казалась безумной. Ханк с трудом ее переварил, - Вы считаете идею наделения такого ненадежного человека сверхспособностями разумной? Она точно никак не может навредить вашим планам?
   - Что ты, дружок, несешь такое? - Гранд, как всегда, был уперт и непреклонен, - Я дал ему все: смысл жизни, гордое звание, ломоть власти. Он даже не подумает предать меня...
  
   Фернока, не вовремя нажравшегося (пьяного в стельку), подвели под облучатель, привязали кожаными ремнями к горизонтально стоящему столу.
   - Сада маза! - сострил Гранд, предвкушающий стать свидетелем рождения непостижимой для человеческого ума мощи, - Я на славу похимичил с зеддерианом - радиоактивным камнем с планеты Героймена. Получилась добротная смесь всех известных радиоактивных земных элементов с оружием, которому по силам уничтожить Героймена! Результат будет на лицо, поверь мне. В моем интеллекте вообще грех сомневаться...
   Когда дуло лазерной пушки уставилось в глаза подопытного, лаборатория засветилась желто-зелеными красками. Сам же смотритель поначалу выглядел испытывающей тягчайшие, несказанные муки жертвой. А потом... потом... усовершенствованный, пожелтевший, Фернок порвал ремешки.
  
   - Я радиоактивный человек! Бойтесь меня, смертные!
  
  
   - С возвращением к жизни, кореш - Ханк попытался накинуть на смотрителя розовый халат, как получил
  отворот-поворот.
   Переживший эксперимент быстро понял, что он теперь может и, посчитав себя всевышним, а людей - жалкими, недостойными внимания марионетками, отрекся от Адвоката.
   - Ты - никто и ничто, запомни! Твои коварность и жадность послужили великой цели - созданию меня - совершенства в плоти сверхчеловека! Теперь прочь с дороги, пока не получил смертельную дозу! - Радиоактивный Человек - живой поток энергии, губительной для всего живого. Докторов, попытавшихся его снова связать, он прикончил силой мысли - из желтых пальцев вышла та самая негативная энергия.
   - Меня тебе не убить! - смело заявил Ханк.
   - Хм - у Радиоактивного на сей счет имелась своя точка зрения, - Ну, ок. Спор для дураков. Если не сдохнешь, значит, просто помучаешься, раб! - он поразил мутанта той же радиацией. Только, в отличие от парней в халатах, Ханк ожидаемо не умер, а ослаб на какое-то время.
   - Незрима, неслышима, не имеет никакого вкуса, никакого цвета и никакого запаха, а посему ужасна. Вызывает паранойю, при непосредственном употреблении, которую называют лучевой болезнью. Иногда смертельна, но тем и прекрасна. Угадайте с одного раза, бестолочи, что это? - убив всех, кроме Гранда и его неумираемого адептика, Фернок направился к лифту, - Это мать радиация!
  
  
   - Не скисай! - крикнул Лэтс Ханку.
   - Не скисать? После облучения? Это что, у вас шутки такие?
   - Да нет, не шутки. Это мы еще легко отделались.
  
  
   Глава 15 - властелин.
  
   Нью-Йорк - каждый путешественник со временем задается мечтой туда попасть и прочувствовать этот город изнутри. Этот город, который никогда не спит. Первая остановка и начало навсегда оставленного в памяти путешествия по США двадцатишестилетнего художника Лектора Смита прошли в приветствии его неразлучных друзей. В Нью-Йорке Смит провел уже около восьми дней и, пользуясь почтой, социальными сетями и другими ресурсами, охотно делился впечатлениями с предками. И хоть не все они светлые,
  кое-какие были мрачными, безоблачными, в целом, ему очень понравился город. По его словам, он кипел жизнью. Жизни этой, опять же по его словам, наблюдалось здесь больше, чем в приевшимся Лондоне.
  
   Приземлившись и ужасно измотавшись после перелёта и одной пересадки в Атланте, сонливость, мучившая парня на протяжении всего полета, исчезла. В нем проснулся неутомимый путешественник.
   Несмотря на объяснимую усталость, ему казалось, он бы и не уснул в уже тогда наступившее утро, если бы хоть одним глазком не посмотрел на то, что на протяжении вот уже нескольких десятков лет будоражит умы. Дорога вела через знаменитый Бруклинский мост. Это - один из самых красивых мостов мира, гигант, соединяющий Манхэттен и Бруклин.
  Когда-то Бруклин был самостоятельным городом, но со временем присоединился к Нью-Йорку. Переезжая через мост, Смиту как на ладони открылась вся панорама сверкающих зданий.
   Частично удачному приключению Герберт был обязан своему влиятельному дяде, заказавшему для него белого длинного друга - лимузин марки Alfa Romeo, довольно проворную модель.
  
   Во время ознакомительной поездки юноша частенько открывал книгу Ремарка, читал по два-три листа и клал обратно в рюкзак. Надумав прикорнуть после достопримечательного моста, он подложил резиновую подушку под шею и утонул в мягком диване.
   "Все хорошее когда-нибудь заканчивается"
  
   Герберт и подумать не мог, что запланированная недельная экскурсия прервется в первые же часы его пребывания в
  Нью-Йорке: столпившийся посреди улицы народ вначале вызвал некое любопытство у мальчика, затем нагнал необъяснимую тревогу.
   Спокойно попросив шофера проверить, не приключилось ли ничего экстренного, Смит тем самым обрек мужчину на смерть. Берни (так величали водителя) высунул голову в окно. Ничего толком не разглядев, он вышел из машины и приблизился к паникующей массе.
  
   Там, в самом центре толпы, лежал человек, припадочно умоляющий вызвать медиков. Позеленевшая кожа на лице несчастного выглядела отпугивающе. Судя по охрипшему голосу и выступившим на лице жутким волдырям, мужчина отдавал концы.
   Берни, в чье воспитание входило незамедлительное оказание помощи, достал телефон для вызова скорой, но связать не получилось из-за внезапного появления идентичных симптомов.
   - Боже! Что это? - кисть шофера начала разбухать, а костяшки - становиться жидкообразными. Умирающие понимали, никакие крики о помощи тут не помогут.
   Заметив издалека падающую фигуру Берни, Герберт выскочил из лимузина и побежал назад.
  
  
   Штаб-квартира супергероев.
   У вернувшихся из космоса Шторма, Крэйта, Визари, Хэллы, Героймена и Сплава появилось несколько вопросов к мистеру Вэйну. Спаун (он же Вэйн - богач, филантроп, предприниматель) копался в мастерской, ремонтировал свой поврежденный во время последней погони за воришками мотоцикл, при этом его лицо выражало крайнюю отрешенность.
   - Где ты был все это время, пока мы воевали с кальмарами? - не удержался Паттерсон.
   - Хм - несмотря на вполне обоснованное любопытство, Вэйн проявил строгость, - Думаешь, кроме конфликтов, проходящих вне моей юрисдикции, у меня нет забот?
   - Хорош умничать - сказал жрец ветров, - Колись, на какой границе устранял беспорядки. Женева? Париж?
   Спауну приходилось отвлекаться от неотложных морок и идти на уступки.
   - Первое - он сдерживал их дотошность, пока та не перешла все границы, - Это все? Или есть еще вопросы?
   - Еще парочка - оттолкнула жреца недовольная раскладом Хэлла, - Какого черта ты не отвечаешь? Твои многомиллионные игрушки были бы очень кстати, будь ты менее самолюбив.
   Устав от набегов, богач занял позу:
   - Ими распоряжаюсь только я, смирись.
   Прикинувшись обиженной, суур громко хмыкнула.
   Захватив пару винтиков из пластмассовой корзинки, Спаун сообщил героям вслед.
   - В городе недавно произошел всплеск радиации, источник которой неясен. Что-то вроде эпидемии. Погибло несколько человек. Может, разберетесь?
   Напыжившись, Паттерсон резко тряхнул руками.
   - Тебе так нужна наша помощь?
   - Не мне - сказал Ночник, - Не я же там умираю без защиты.
   - Оно и видно...
   - Так что, вы пойдете или мне прикажете?
   Сплав ответил за Крэйта.
   - Чини байк. Мы все разрулим.
   Джон с нескрываемым раздражением швырнул использованные инструменты обратно в корзину и снял грязные перчатки.
   "Дьявол"
  
   Направляясь к выходу из убежища, Крэйт пристал к Визари с расспросом.
   - Как ты считаешь, денежный мешок в курсе предательства Ханка или еще пока не знает?
   - Ему никто не говорил - свободно ответила ведьма, - Но такого, чтобы он не знал, не может быть априори. Вэйн - хитрый лис.
   - Не смею спорить...
  
  
   Грув-стрит.
   Сначала люди думали, что на небе завис Героймен, поэтому долго стояли и щедро одаряли летуна аплодисментами. Но, получше разглядев очертания объекта, они поняли, как сильно ошибались.
   - Перед вами никакой не сын Зеддера, жалкие марионетки! - громко проговорил, буквально прокричал, неизвестный, что втайне от народа повсюду извергал радиацию. Голос неприятный, злой, полный антипод геройменскому. После первой жертвы коварного мутанта - упавшей на спину пожелтевшей старухи, жителей обуял безотчетный страх. Улица чуть не раскололась от установившегося переполоха.
   Как часто это случается, суперзлодей не остался без внимания парочки обязательных полицейских.
   - А ну, руки кверху или будешь застрелен к чертовой матери, гребаный урод!
   Но вся его реакция на предупреждение - тихая насмешка.
   - Самообладание это не про вас - он выпустил в легавых две шарообразные молнии, вмиг испепелившие, как угрожавших, так и тех, кто оказался рядом в ту секунду, - Вас наградили игрушками и заставили рисковать своими шкурами ради сомнительной зарплаты. Считайте, досрочно списали со счетов.
   Цирковой облик психопата выглядел несуразно и плохо совмещался с его разрушительной сущностью: маска - красная посередине, с тремя синими шариками на лбу; трико - желтого цвета с зелеными полосками.
  
   Супергерои припозднились. Когда они пришли, сумасшедший унес уже два десятка жизней и взорвал пять автомобилей.
   - Я его успокою! - Сплав уже хотел рвануться в бой с, как Героймен остановил друга, попросив позволить ему поговорить с мародером.
   - Нет, этим займусь я.
   Силач не захотел спорить.
   - Как скажешь. Смотри, не бей ему по яйцам. Может обидеться...
  
   Подлетев к виновнику беспорядков, Кэйл почти сразу почувствовал до боли знакомую слабость. Разъедаемые и душу и телу ощущения вскружили голову.
   - Я излучаю то, что тебя убивает, о, незаменимый Героймен! - испытывая безумный неконцентрированный самовосторг, Радиоактивный Человек создал вокруг себя электромагнитное поле и всю мощь, заключающуюся в нем, направил на Бэннери, - Ты был для них чем-то вроде символа поклонения, а потом тебя неожиданно заменил кое-кто другой, более могущественный. Пора признать его абсолютным властелином! - ранее по неизведанным причинам зеддериан действовал только на Кэйла. Излучение Радиоактивного Человека же смертоносно для любого типа жизни.
   - Остановись, кто бы ты ни был... - Кэйл боролся с этими болевыми ощущениями, с этой пыткой, лишь бы только не умереть. Все его органы, нутро, колыхались от режущего слух звука раздающихся по всей округе душераздирающих воплей, стонов и мольб.
   - Позволить тебе жить? Нет, это неискусно. Во мне вдруг проснулся спортивный интерес!
  
   - Что будем делать? Он же убьет его, как и всех нас! - закричала переволновавшаяся за судьбу зеддерианца Хэлла Визари, недавно получившая теплую SMS-ку от дочери.
   Улица превратилась в натуральный склеп, чем-то напоминая мир будущего: разбитая техника, трупы, поврежденные стенды, полуразрушенные здания.
   - А твоя магия на что? - спросил Шторм, - Или все сверхмощные заклинания давно уже вытекли из памяти?
   - А твои силы? Ты же управляешь стихией...
   - Допустим!
   - Ну, так, что?
   - Девочки и мальчики, расступитесь! - Сплав вышел вперед, уверенный, что ему по зубам такая "рыбка", - Дайте мне выручить друга.
   - Каким образом ты это сделаешь?
   Пока Крэйт пытался разузнать у силача о созревшем плане, жрец тщетно пытался пробить грозой поле. Не получалось. Монстр сочетал в себе ипостась немотивированного первородного зла и незыблемую безмерную силищу.
   - Чтобы вы не говорили, а у меня меньше всего шансов тут пасть. Я сделаю попытку отвлечь придурка, а вы каким-нибудь образом постарайтесь привести Мена в чувства. Если кто и победит ушлепка, то только он.
   - Разумно - оценил Крэйт.
   Визари и жрец пожелали Сплаву удачи.
  
   - Я буду убивать тебя снова и снова, пока ты окончательно не станешь историей! Все, кого ты оберегал, отныне будут поклоняться мне!
  
   "Один внештатный правительственный связист подтвердил, что часть планов и стратегий супергероев, как минимум выводили похожие прецеденты из безвыходного положения, если не вели к победе"
  
   Когда Сплав не смог спасти Кэйла, угодив под один из обрушенных на тротуар рекламных щитов, в небе показался загадочной формы ЛА (летательный аппарат), покрашенный в темно-синий цвет. Бронированный, оснащенный серьезным оружием, он приземлился около разгоревшейся битвы.
  
   "Потустороннее вторжение, угроза порабощения или порабощения - не имеет значения. Степень также неважна. Супергерои были, есть и будут. Они предотвратят любую опасность, стоим им только появиться"
  
   - Ты кто, смертный? - Радиоактивный Человек наконец-то отвлекся.
   Героймен присел на колени. Содрогающийся от пережитого кошмара, пришелец был чертовски слаб и неспособен применить и четверть своей силы.
   Вэйн не стал покидать спаунплан, рассчитывая, что могучий злодей попытается силой выкинуть его из SS-356 (название аппарата).
   - Каким бы ни был твой год рождения, твоя дата смерти - сегодняшний день! - ударив по SS, мутант не остановился. Он стал накапливать всесокрушающую силу, намного превышающую допустимую дозу радиации, - Подожди, еще немного и ты выползешь, объятый энергопламенем!
   Спаун сохранил уравновешенность, тихо произнеся:
   - Ты предсказуемее, чем предполагалось - и включил оглушающую пушку.
   Стоило Радиоактивному Человеку снова приблизиться к SS, как внезапно разразившийся пронзительный визг ударил по его ушным перепонкам. Хитрость Спауна решила исход.
   Состояние, похожее на паралич, действовало и после применения звукового оружия. Бэннери же отошел от пагубного действия зеддерианской радиации быстрее, чем в предыдущий раз.
  
   "Стражи вынесли урок из нескольких накладок. Героям необходимо доверять и им ничего нельзя запрещать, нельзя ставить их в рамки. Только так они будут функционировать стабильно, действовать в полную силу"
  
   - Это нечестно! Лживая победа смертных... - противник корчился в лежачем положении, держался за голову, издыхал, - Лживая...
   - По отношению к тебе это честно - сделал возражение выскочивший из SS Спаун/Вэйн, - Лучше скажи, кто тебя таким сделал. Будет меньше боли.
   Радиоактивный не мог даже расслышать вопрос.
   - Что...
   - Кто таким сделал, спрашиваю! Кто наделил силой? Только не говори, что такой с рождения. Людей икс не существует, они живут в комиксах!
  
   "Мир наконец-то убедился, героям можно доверять"
  
  
   После разрушений на Грув-стрит Радиоактивного Человека благополучно отвезли в Симендиан - тюрьму строгого режима для существ, наделенных сверхъестественными способностями, и заключили в изолятор, где его излучение никому не сможет навредить.
   Профессионал в области генетических исследований француз Эрне Бартоломью, недавно переведшийся из психиатрической клиники Антнидас (адрес - Новый Мракан) в это заведение, пообещал другим докторам изучить столь необычные возможности преступника. Ему был доверен самый ответственный эксперимент за всю историю Симендиана.
  
   Тюрьма располагалась на острове Эллис и была построена в тысяча девятьсот девяносто первом году. Она считалась самым странным и зловещим местом на территории Нью-Йорка. Объяснялось это сомнительной репутацией учреждения.
  
  
   Первый день унизительного заточения в тесной камере принес море негативных впечатлений. Новосозданный тешился грезами о скором побеге, но сам не мог дотронуться даже до стеклянной стенки. Одно прикосновение вызвало пятиминутный паралич руки.
   Увидев зашедшего в изолятор доктора, аккуратненько поправившего свалившиеся очки, монстр заговорил в привычной для себя манере:
   - Не забываем, я - бог, а ты всего лишь пешка. Наслаждайся иллюзорным превосходством, пока есть возможность. Дальше будет ад и бунт дьявола!
   - Ха-ха-ха-ха-ха! - доктор загнулся вопросительным знаком от непристойного хохота, чуть не выронив бумажную папку с последними медицинскими отчетами, - Ты и вправду возомнил себя создателем, урод? - он часто оскорблял пациентов "уродами" и, бывало, опускался до большего неприличия.
   - Урод... - мутант процитировал дока, - Это слово... Оно опускает меня, я сваливаюсь с небес и падаю в мир грешных. Приземление резкое и болезненное, после которого тяжело продолжать считать себя великим...
   - У, да, великий - злорадно улыбнулся Эрне, - Нелепейшее лишь по одному своему образу создание пробудет здесь вечность, перед тем как отправиться в покои Морфея, конечно же, вправе считать себя богом - и вытащил из папки отчет, - Но не все так печально. Обещаю, ты хорошо послужишь науке, мой дорогой, а затем, увы, обратишься историей, сгинешь в крематории...
   - Так уж и быть - сказал Радиоактивный, не теряющий надежд на освобождение, - Но сперва обратишься ею ты.
   - Я? - Эрне тут же позабыл об исполнении бумажных формальностей, - Ну, дружище, будь уверен, эта твоя шутка не останется без внимания.
   - И что ты сделаешь?
   - Медбратья подержат тебя в криогенном растворе, чтобы холод вправил мозги. После такого аттракциона ты вряд ли посмеешь дерзить.
   Злонамерения Бартоломью, чьи словесные формы садизма колебались от почти деликатных высказываний до откровенных угроз, обычно пугали заключенных. Фернок стал исключением.
   - Ты понимаешь, что за каждое умышленное унижение чести придется заплатить мигом непереносимости? Тактильная близость окажется вновь смертоносной, стоит мне отсюда выбраться. Вопрос в том, как люди воспримут их нового бога, и что они будут делать, когда прочувствуют на собственной шкуре всю беспомощность и устарелость мира...
   - Ладно... - неожиданно док променял гнев на милость, - Я врач и, собственно, угрозы не входят в список моих обязанностей. Это так, развлекуха с пугливыми заключенными - он решил поиграть с мутантом на его условиях - признавая, что он тот самый сверхмогучий создатель, - Но ты же у нас ничего не боишься, бесстрашный, как сама смерть! Расскажи мне, как ты дошел до такой жизни...
   - В один счастливый день неординарность вошла в список моих качеств...
   Полемика Эрне и Радиоактивного Человека длилась еще долго. Затронувшись вопросом искусственной мутации, ученые Симендиана когда-то пытались достичь подобного эффекта, но то ли из-за дефицита ресурсов, то ли
  из-за отсутствия необходимых знаний у них ничего не получилось. "Угодивший в капкан" монстр должен был помочь им выбраться из тени непрогресса.
   Эрне, вполне осознающий, какую силу пытается сдержать, настоятельно порекомендовал коллегам избегать разговорного контакта с заключенным.
  
  
   Глава 16 - проект "Палач": часть первая - прелюдия.
  
   Италия. Подземная лаборатория.
   Лэтс успешно пребывал в состоянии умеренной веселости, нося широкую чуть безумную улыбку, делясь различными идеями с припослушнейшим Ханком.
   - Чем это вы заняты с утра? - мечник застал босса с географической картой североамериканского континента, немного заведенного, энергичного, - Интересно...
   Лэтс ответил:
   - А чем, по-твоему, занимаются созидатели? Конструирую модель будущего! - и повторил уже с большим восторгом, - Я конструирую...
   Злодей проводил мелом горизонтальные линии у самой сердцевины континента. Неряшливо одетый, подвыпивший, с вольно болтающимся на груди галстуком, Гранд чувствовал себя великим планировщиком и человеком, который вскоре изменит все и вся.
   Совсем недавно Ханк возлюбил националистическую
  идеологию Лэтса, которая ранее производила на него лишь отрицательное впечатление и казалась чем-то необдуманным - Америка - лучшее государство на Земле!
   - Вы же знаете, я предан вам, как никто другой, и смирюсь с любым вашим решением, но неужто мы истинно верующие в перерождение?
   - Нет, конечно - признался бизнесмен, - Мы просто дадим миру знать, кто мы и отступим, когда станет горячо...
   Ханк попытался угадать.
   - Это будет какой-то политический переворот? Да?
   Лэтс, на минутку перестав разрисовывать радужные перспективы, сказал:
   - Скорее восстание! Это больше, чем сморды... - затем, и вовсе отвлекшись от планирования, переключил все внимание на Ханка и опустил обе ладони на его плечо, - Слушай, все это время ты мне во всем помогал, выполнял поручения, безумные и простые, делал все, что я скажу. Теперь твоя очередь требовать. Я учту пожелания и постараюсь дать тебе это, сынок - а позже вернулся к своим чертежам.
   - Да нет - Ханк проявил выдающуюся скромность, - Мне ничего не нужно. Вы ведь не вернете Эллен, да и совесть мою никуда не запрячете. Считайте, я помогал по собственной воле.
  
   - Не унывай, Ханки, нас всех ожидает билет в лучший мир...
  
   - Эмм, а я не унываю, с чего вы взяли?
   - Брось притворяться. Все видно по лицу...
  
   Закончив, Адвокат позвонил генералу Бруксу из пятой бронетанковой дивизии. Кроме попытки взять под контроль волю Радиоактивного Человека, отбывающего срок в Симендиане, где у Лэтса была своя власть, также планировалось введение новых стандартов в производство палачей для улучшения их характеристик.
   Палачи вели себя так, как изначально планировали создатели - беззаветное подчинение.
  
   - Намерены произвести основательный апгрейд подопытных? И во сколько обойдется удовольствие? - и здесь Ханк проявил крайнюю дотошность к деталям.
   Босс и сам бы хотел это знать.
   - Зависит от Брокса. Пентагонные гадюки присвоили проект. Приходится выкупать свое же.
   - Не понимаю, зачем вы платите? Если это вы являетесь создателем палачей, то...
   - Такова жизнь, Ханки. Когда у тебя что-то воруют, а тебе это нужно позарез, чувство собственного достоинства перестает быть чем-то важным.
  
  
   Поток разномыслия в супергеройском штабе породил диссонанс. Вэйн, справившийся с убер-злодеем за
  какие-то три минуты, устал объяснять соратникам, в чем его превосходство.
   Те поначалу отказывались верить, что простой человек разок воспользовался умом, взял и обскакал их.
   - Есть такой прием, вернее это даже не совсем прием, а важный стратегический момент. Возможность дистанционного поражения объекта - как только богач вернулся в штаб, продолжил ремонт мотоцикла. Пока что он и не думал расслабляться, полная усталость пока не наступила. И у него еще было одно небольшое поручение для героев, - Стойте...
   - А? - среагировал Паттерсон, - Тебе что-то надо от нас?
   Вэйну пришлось на время оставить своего дорожного коня и разъяснить Крэйту, Сплаву, Хэлле, Шторму и Дендоку, на чем должно сосредоточиться их внимание во время выполнения следующей миссии.
  
   - Это генерал Брукс. Все запомнили лицо? - богач показал героям фотографию их новой цели.
   Брукс носил гитлеровские усики, кепку, золотые часы. Брился он гладко, этому моменту уделял особенное внимание, почти не оставлял щетину.
   - Что за перец? - Уилл поморгал, подумал и пожал плечами, - У него косоглазие...
   - Я вам не говорил раньше, потому что сам не до конца верил в теорию. Для предотвращения апокалипсиса нам понадобится человек, замешенный в создании палачей. Не Гранд, а кто-то из его друзей - Джон громко икнул, - Вот, кто подойдет. Он знает все, что знает Гранд, если не больше, о том, где находится фабрика.
   - Ты, вроде, уничтожил какую-то лабораторию - припомнил Шторм.
   - Лишь одну. Таких точек несколько.
   - Способствующие распространению преступных идей, осуществляющие нацистскую антигуманную деятельность,
  некоторые сотрудники Пентагона виноваты и в формировании тяжелых пороков развития мира и в еще не случившемся падении президентского Боинга.
   - Да ты интеллектуал прямо - своеобразно похвалил Спауна Сплав, - Расскажешь, как пробраться в пятиугольное здание. По слушкам там сейчас реально наткнуться на защиту от сверхлюдей. Что она собой представляет?
   Спаун поджал губы.
   - Не в курсе.
  
   - Но пройти в здание вам поможет видоизменяющийся Лесли Олсен. Если пентагон не придумал, как обезопаситься от проникновения воды, все пройдет успешно.
  
   - Блин - Сплав позабыл, в чем состоит купергань проникновения, - А для чего миссия?
   - Для похищения генерала, естественно.
   - Ты хочешь, чтобы Брукс раскололся? - вмешалась Визари, - Я верно поняла тебя?
   - Само собой - ответил филантроп, - Хочу, чтобы он рассказал, где состоится демонстрация палачей.
   Суур грызли опасения.
   - А прикинь, если нас там поджидает что-то, с чем мы ранее не сталкивались? К примеру, магическая защита первого уровня - посмотрев на ребят, запечатлев их странные выражения, ведьма взмахнула руками - А что? Думаете, это так уж и невозможно?
   Паттерсон оказал Хэлле дружескую поддержку - подтвердил опаску.
   - Зная Гранда, можно предполагать абсолютно все, что угодно. По части смертельных сюрпризов толстяк стоит на первом месте, хоть и простой человек, без суперспособностей, телекинеза и прочих штучек...
   - Каким бы рисковым не казалось задание, выполнить его необходимо! - настаивал Джон, - На кону не просто ваши жизни и политическая стабильность. На кону нечто большее. Равновесие, временной баланс...
   - Ладно-ладно, убедил! - поднял руки Паттерсон, - Что ж, будет слушать милашку Вэйна и надеяться на фарт.
   - Как-то звучит стремновато - вставил Сплав, - Для моей неокрепшей психики, по крайней мере.
   - Я уже устал от замудренных миссий... - признался широко Шторм. Громко зазевав, он начал грезить о теплых бережках Хэнсгейма, о пище, добываемой в тех прекрасных краях, - Вот бы сейчас выполнять мелкие поручения глупых королей, охотиться за четвертью украденной казны, разбойников мочить...
   - Еще успеешь! - жреца вдруг перекрыл громкий баритон Вэйна, - Сначала спаси Землю!
   Спорить воин не стал.
   - Договорились...
  
   По завершению этого неофициального брифинга Дендок обратился к Спауну с вопросом о возможных опасностях.
   - Скажите мне, мистер Вэйн, я обещаю не передавать, если так нужно. Что нас может поджидать там? - в его голосе звучала неподдельная тревога за соратников, - Идет война. Кое-кто из команды уже имел честь погибнуть. Бэлмок, к примеру. Я только поэтому спрашиваю вас.
   - Ну... - почесал подбородок богач, - Пистолеты-пушки, само собой. У вас есть возможность получше ознакомиться с проектом.
   - С палачами? - попытался догадаться орел, - Я их не боюсь. Но вот Визари допустила, что там может быть магия. То есть, не только стероидные качки.
   Вэйн шепнул Стражу одну "народную мудрость".
   - А к женщинам следует прислушиваться реже, мой друг.
   - Ага - кивнул Дендок, - Понял. Спасибо - и с некоторым негативом (он куда лучше относился к суур, чем земляне) вернулся к команде.
  
   Краткая пресс-конференция оставила жирный отпечаток на общем настрое. Чувство жуткой недосказанности мучило буквально всю команду. И все же, несмотря на некоторую неуверенность в эффективности спаунской идеи, герои согласились "временно одолжить генерала".
   - Богатей - эксперт в аналитике. По нему заметно, он прокручивает сценарий в голове. Брукс должен быть серьезной шишкой, раз Гранд положил на него глаз! - предположил Сплав, - Не интересуйтесь зазря, меня и самого достали миссии! Но крысы из министерства и вправду могут что-то знать. Как говорит Вэйн, нужно использовать любую возможность предотвратить этот, как его... конец света! - металлический человек уже было загрузил в роскошный джип пару своих наиболее важных вещичек, набор для тенниса и несколько кастрюль.
   - Эй! - кликнула его Визари, - Ты же не собираешься садиться в машину?
   Сплав рефлекторно обернулся.
   - А что? - осмотревшись вокруг, он увидел неожиданно переодевшегося в костюм Ночника Вэйна, садящегося в свой спаунплан, - О, да...
   - Все садимся! - крикнул владелец ЛА, - Будь по-вашему, сегодня вы полетите со мной...
  
   Еще когда герои не успели забраться в спаун-леталку, к штабу подлетел всеми любимый Кэйл Бэннери и поинтересовался у Джона о целях вылета.
   - Ребята, я могу узнать, куда вы направляетесь? - он не забыл извиниться за свое необъясненное отсутствие, - Находился в поиске знаний касаемо уничтожения моей планеты. Пытался понять, кто я и для чего награжден такой силой - от него исходила поистине божественная честность, - Знаю, не приняв участие в нескольких миссиях, я, вероятно, подвел вас. Каюсь. Не спас Бэлмока, Шепарда и других павших. Я это понимаю и обещаю отныне в трудную минуту быть всегда рядом.
   - Зачитывается, Зеддер! - крикнул Вэйн, - Но допущен в кабину не будешь. Самостоятельный полет послужит наказанием.
   Бэннери согласился на такое условие...
  
  
   Спустя пять часов. Спаунплан приземлился в штате Виргиния, за пять км от пентагона. Герои дружненько вышли из ЛА и внимательно осмотрелись. Неуверенный, что министерство обороны даст волю на вербовку Брукса, Вэйн согласился работать своевольно.
   Спаун объяснил Героймену, через что им предстоит пройти, прежде чем захватить продажного генерала.
   - Более трудная фаза операции за Лесли - пробраться внутрь.
  
   - Сохранение маскировки, увы, невозможно в данном случае. Девяносто девять процентов, что после этой выходки нас возненавидят. Крэйт, Сплав, Дендок и чародейка возьмут на себя военных.
  
   Бэннери захотелось похвалить Вэйна за столь продуманный вылизанный план.
  
   - А мы?
  
   - Я буду регулярно посылать сообщения на мини-компьютер, замаскированный под наручные часы на руке Лесли и, таким образом, связываться с ним, напоминать, спрашивать. А ты поможешь нам, если вдруг сюда нагрянет армия новосозданных.
   - Палачи могут вмешаться?
   - Они уже давно действуют на уровне киборгов из культовой франшизы Джеймса Кэмерона. Меня в любом случае уже ничему не удивить.
  
  
   Пентагон.
   Несобранный вид Брукса касательно мятой, торчащей из-под пиджака футболки и небритых щек, говорил о спешке. Зайдя внутрь примерно полчаса назад, генерал неприкаянно расхаживал по коридорам, встречая знакомые лица. "Привет", "пока", "здравствуйте", "как самочувствие", "Оревуар", дражайший коллега" - не блещущие новизной формы приветствия, междометия, потные рукопожатия утомляли еще пуще. Вероятно, он кого-то искал, но спросить, где находится человек, не решался из-за вдруг пробудившейся стеснительности. От каждого шанса поговорить открещивался и не принимал комплиментов.
   - Я заскочил ненадолго, так как собрался поужинать с женой. Прошу, не приставать! - когда нервы окончательно сдали, Брукс начал открыто всех посылать.
  
   Посмотрев на спрятанный в рукаве циферблат, генералишка оскалился и стремительно направился к выходу из здания. У самой двери его подхватил некто неизвестный.
   - Кто вы такой? Перестаньте фамильярничать!
   Ватермен предпочел сохранить молчание и силой повел с территории пентагона.
   - Скоро узнаете!
  
   Их притормозил один скользкий служака, поинтересовавшийся целью столь быстрого ухода генерала. Он заподозрил неладное и посчитал необходимым спросить:
   - До вас случаем никто не домогается, господин Брукс?
   Генерал не нашел причин скрывать правду и обозвался.
   - А ты что, сам не видишь, придурок? Оптику оставил дома?
   Вояка не успел сказать похитителю и слова, как его вынесло водой и прижало лицом к невкусному асфальту.
  
  
   Пожертвовав и без того сомнительной репутацией, супергерои оказали физическое противодействие Вооруженным силам Министерства обороны и постирали одежды высокоуважаемого мистера Брукса.
  
   - Твою мать, хоть бы это оказалось дерьмовым сном! - усатый генерал очнулся в красном форде, припаркованном на берегу курортного пляжа Виргиния Бич, из-за чего неслабо перепугался, - Боже, это не сон... - но, увидев рядом ошивающегося Джона Вэйна в своем обыденном наряде светского интеллигента, страх перерос в ярость, - Эй, ты, сволочь, а ну, отпусти меня, иначе...
   Богач подошел к машине и засунул в рот кричащего грязную тряпку, сильно пропахшую вонючим бензином.
   - Иначе что? Убьете, как убили моего отца? - затем высунул ее, дав пленному возможность высказаться.
   - Откуда ты, мать его, знаешь про... - посмотрев в переполненные гневом, жестокие, мрачные глаза Джона, Брукс моментально забыл про непочтительность и былое бесстрашие. Его напористая дерзость мигом улетучилась, уступив место испугу, - Кто тебе сказал?
   - Я провел индивидуальное дознание, повторно подсчитал список приглашенных на мероприятии, заметив ваше отсутствие в момент появления убийцы и позже проверив ваши связи. Вы были одним из подстройщиков, одним из причастных к преступлению! - самонадеянный Джон говорил громко, уверенно и нисколько не нуждался в признании виновного.
   - У меня есть жена - поняв, что эта неспроста произошедшая встреча может стать своеобразной подготовкой к крутому тюремному сроку, генерал сразу вспомнил о семье, - И сын, который все еще нуждается в помощи отца, сын, который еще не вырос. У тебя есть веский повод меня ненавидеть, но готов ли ты перешагнуть через других? Через невиновных...
   Джон ответил.
   - Да! - и схватил подонка за намоченный галстук.
  
   Герои повелели генералу снять штаны и войти в воду. Как бы абсурдно не звучал приказ, Брукс его беспрекословно исполнил: живо оголился, обувь оставил на берегу и, пугливо озираясь по сторонам, вошел по колено.
   - План! - крикнул Вэйн, - Я хочу его знать. Вы поделитесь с нами намерениями Адвоката, а мы взамен не станем вас убивать.
   Генерал включил незнайку:
   - Какого еще адвоката? Вы о ком?
   Богач поджал губы.
   - Так и думал. Память придется освежить...
   Несговорчивого накрыла огромная волна, немного подержала под водой и вернула малость поперхнувшимся обратно.
   - Если будете и дальше изображать преждевременный склероз, боюсь, здесь появится цунами и тогда... - Вэйн сценично покачал головой, - Станет уже поздно отговаривать Лесли. Он - парняга послушный, но агрессивный, может, и не успеть остановиться...
   - Ладно-ладно, сдаюсь! - как и ожидалось, больше трех минут голышом и одной практики Брукси не вынес, раскололся, - Будут вам и делишки Гранда, и координаты всех его лазеек, и список пособников из министерства, только перестаньте!
   - Надо же, как же ненадолго вас хватило - проанализировал Вэйн, - Но так будет лучше вашему сыну. Значит, кормилец не погибнет, а сядет за решетку и, возможно, лет через пятнадцать-двадцать, в зависимости от того, как тихо пройдет процесс, выйдет, но к тому времени уже перестанет быть нужным семье!
  
   - Выкладывайте...
  
   Брукс наступил на свою генеральскую честь и начал с лазеек:
  
   - Ваша цель часто тусуется в здании брюссельской фондовой некоммерческой организации. За два квартала от биржи располагается дом, это бывший книжный магазин. Там, если верить Гранду, разрабатывают серьезное биологическое оружие, которое во время запланированного уничтожения евразийского континента принесет безумцу армию тупорылых мутантов для захвата Америки! - допрашиваемый объяснял громко, постоянно тряся руками, жестикулируя, - Канада, Италия, Англия, господи! Устанешь перечислять все анонимно заарендованные места!
   - А вы не торопитесь - посоветовал Джон, - Мы никуда не спешим. Вы, надеюсь, тоже...
   - Вообще-то на ужин с женой! - заявил Брукс.
   - Вечер отложен! - крикнул силач, - Скажите спасибо, что до сих пор можете управлять конечностями...
  
   - Про четверть заарендованных я ничего не знаю. Вы напрасно считаете меня всеведущим. Я лишь выполнял некоторые поручения Лэтса, не более. Он не посвящал меня во все свои таинства!
  
   - Продолжайте - напирал Вэйн, - Мне достаточно того, что вы сделали. Если б вы хотя бы частично осознавали, какие грехи на себя брали, но в вас, увы, не чувствуется ни капли раскаяния...
  
   - Раскаяние? Да ладно! Уже становится смешно. Что мне нужно сделать такого, чтобы мне дали шанс на искупление вне тюремных стен? Выдать посредников? Пожалуйста, выполним. Дать адреса других точек? Несложно!
  
   - Надо было думать раньше...
  
   Генерал показал пальцем на угрозчика.
   - Без обид, Джон, но знаешь, что я тебе скажу? Ты имеешь черты, несвойственные твоему отцу! Черты, за которые его уважали даже его враги! Ты уперт и решаешь вопросы
  по-девчоночьи, честное слово...
   - Ох уж это упрямство - Спаун сделал странный жест рукой, и Брукса снова облило, затем вдали показалась громоздкая волна, возмутившая воду, - Если вы меня тотчас не уведомите обо всех адресах мистера Гранда, вас накроет. Это заключительное предупреждение. Хорошо подумайте, прежде чем лениться...
   Неторопливо посмотрев на надвигающееся цунами, ощутив нечто вроде гасящего все эмоции страха, Брукс согласился.
   - Хорошо! Я согласен! Все, я все расскажу! Только не убивайте!
  
   - Только не убивайте!
  
  
   Лиричное созвучие слов и чувств в загруженной башке коррумпированного генерала продлилось недолго. Гармоничные, тона, звучащие одновременно, были приветом от Джона Вэйна.
  
   Адам Брукс очнулся с ушибленным затылком, грязными пятками и мокрыми трусиками. Одежды на нем не было, часов, крестика - тоже.
   - Нечестивые воры!
   Стойкое ощущение, что тебя "поимели", выводило сильнее забравшегося в ухо песка.
   Сидел Адам в машине, в своей. Не успев толком вспомнить, что именно выпытывали герои, коррумпированный открыл бардачок и достал запасной сотовый. Основной же телефон, ротационная раскладушка, остался куковать в кармане погибшей формы.
   - Але, меня похитили супергерои! - позвонил генерал в министерство, - Герои похитили, говорю! Да-да, все наряженные, как клоуны, с этими, как их, суперсилами, скилами!
   Все бы пошло куда лучше, если б ротационная раскладушка не отключилась на самом интересном. Друзья из пентагона уже готовы были оказать похищенному помощь, как...
   - Разрядился! - крикнул Брукс.
  
   - ЧТО СЕГОДНЯ ЗА ДЕНЬ??????????!!!!
  
  
   Вернувшись с задания, по мнению большинства ненужного, у команды появились вопросу к Вэйну.
   Для чего пришлось стращать важную шишку?
   Зачем было устраивать бойню под носом у министерства?
   Не проскользнул ли тут какой-нибудь личный мотив?
  
   - Ты всех нас подвел. Я бы даже сказал, подставил. Ты усугубил ситуацию... - так считал Шторм. Его точку зрения поддержали Крэйт, Сплав и толком не разобравшаяся в ситуации Хэлла, - Ты это понимаешь?
   Джон положительно кивнул. Он не стал отрицать, что в данном случае личное вполне имело место.
   - Да - Спаун сказал прямо, - Я поступил эгоистически, запятнал нашу репутацию - а потом вспылил, не в силах удержать в себе ту бесконтрольную поглощающую разум ярость, - Но мои родители умерли относительно недавно! От заговора этих скотов, от их поганых языков, от их рук! Не только Гранд был заинтересовал в устранении Майкла Вэйна! А все! Все они! - он показывал рукой на родительский портрет, висящий в углу автомастерской. На нем рука об руку держались родители Джона - Марта и Майкл - еще молодые, красивые, - Ты это можешь понять? Понять, что нельзя такое спускать!
   - Но ты наплевал на последствия! - напомнил Шторм, - Настроил против нас всю власть Америки!
   - Меня можно понять! - крикнул Джон, - Потому что я не могу себя контролировать, особенно, когда думаю о чем-то, что хотя бы отдаленно напоминает месть! - затем, успокоившись, перестав пылить, мститель проанализировал свое поведение и пришел к выводу, - Это вскружило мне голову. Прости...
   И Шторм отказался от обвинений, от выказывания претензий.
   - У всех порой случаются заскоки...
   Джон кивнул повторно.
   - Да, тут не поспоришь...
   Только все начали успокаиваться, постепенно отходить от ссоры, как Паттерсон завелся практически на пустом месте.
   - Но всех супергероев обязательно возненавидят после сегодняшнего и придумают еще немало разных законов, лишь бы прикрыть нашу тираническую деятельность!
   Героймен оборвал бегуна.
   - Не возненавидят - и сделал правильно по отношению к другу, коим для него являлся Спаун, - Они, наоборот, будут нас взывать, они будут благодарным нам, когда узнают правду. А пока этого не случилось, пока истина не раскрыта, мы будем осторожными.
   Крэйт стал чуть тише.
   - Тебе определенно нужно баллотироваться на пост президента, Кэйл. Наблюдаю сильные дипломатические способности.
   - Да - согласился Дендок, - Тогда бы в Америке кругом, куда не посмотри, правила утопия.
   - Нет - Кэйл воспротивился идее сделаться главой государства, - Идеального, с точки зрения психологов, общества, можно добиться только исковеркав мир - он попытался объяснить свою позицию словами
  философа-социолога, - Бог создал людей несовершенными. Значит, они должен быть такими.
   - А для чего тогда нужны супергерои? - скривил лицо неожиданно появившийся в штабе Сайкс, - Разве вы не пытаетесь подвести его к идеалу?
   Бэннери ответил, за всех:
   - Для удержания равновесия - но одним ответом парень не обошелся, растянув речь до размера притчи, - Боги видят, грядет что-то, с чем человечество не сможет бороться, и тогда выйдем мы, из тени, и спасем дорогую нам планету. Почему люди опасаются нас? Почему не доверяют?
   Героймен планировал докончить притчу, но его передернул переодевшийся в Спауна Вэйн:
   - Потому что мы сильнее - в итоге продолживший назидательный рассказ, - Люди всегда боялись могущества, ведь у них его нет. И все же мы можем завоевать доверие. Я понял это только...
   - Надев маску? - попробовал догадаться Паттерсон, - Тебе легче, когда твое лицо закрыто?
   - Вообще-то да - признался Джон, - Я прячусь не от людей, не от вас, друзья, а от себя...
   - Почему же? - спросил Героймен, - Почему ты предпочитаешь скрываться?
   - Потому что... - мститель сжал руку в кулак. Левая ладонь, которой он держал металлический мобильник, противно намокла. Он еще не успел надеть геройские перчатки, - Мне стыдно. Стыдно за свои деяния.
  
   - Я напивался, пытаясь заглушить горечь, эгоцентрировал, танцуя в особняке с первой попавшейся путаной. Вел себя в высшей степени отвратительно,
  
   неподобающе наследнику богатой семьи
   Кэйла затронуло раскаяние друга. До глубины.
   - Ты научил меня ценить жизнь, объяснил, почему важно не убивать противников, а просто задерживать их - эти попытки смягчить терзания шли от чистой воли, - Мудрее землянина я доселе не видел. Ты - главный проповедник пацифизма на службе возмездия. Твое отношение к жизни аналогично отношению только одного человека...
   - Какого же? - полюбопытничал Сплав.
   - Моего отца - ответил Бэннери, - Он был также рассудителен и справедлив, как справедлив и рассудителен ты. От него веяло высокомудрием.
   - Я стараюсь держать себя в руках - сказал Вэйн, - Но прежде чем понять цену человеческой жизни, я убивал - повернулся лицом к команде, - Я убил многих, прежде чем стать святошей, не сомневайтесь! - и опять закричал, - Мои руки навечно в крови и те грехи не смыть!
  
   Ничем...
  
   В воцарившейся воображаемой тишине что-то судорожно звенело колокольным грохотом. Это было не что иное, как сердце Кэйла Бэннери. Гнездившиеся комплексы заявляли о себе в самые неподходящие моменты.
  
   Спустя минуту необъяснимой растерянности Героймен пришел в себя.
   - Их не нужно смывать - зеддерианец не сдался, а продолжил сдерживать внутренние войны Джона Вэйна, - О них следует забыть.
   - Как?
   - Перестать оглядываться и пойти вперед.
   Спаун ухватился за руку товарища.
   - Ты прав...
  
   - Э... - Сплав не понял, на чем все закончилось. Силач невнимательно наблюдал за разборкой Бэннери и Вэйна, - Вы что, типа друг друга выручили?
   - Типа - подсказала ему Хэлла, не до конца простившая Джона за тот опрометчивый поступок.
  
  
   Суматошный день завершился каплей мечтательного умонастроения некоторых членов команды. Больше сие касалось Олсена, временно позабывшего о плененной семье, о жене и дочке, что до сих пор находятся в неизвестном месте. И даже неясно, живы ли они еще.
   - Однажды я встретил морские глаза голубокожей красавицы, которые с тех пор меня преследуют - он сказал это Хэлле Визари, по чьей заслуге вошел в супергеройскую лигу и стал частью одной большой семьи.
   - ? - колдунья не терпела, когда в нее влюблялись. Обычно это заканчивалось отчаянием влюбленных и обидами, - Говори прямее, я не...
   Почувствовав наступающее раздражение, Лесли решил отложить лирику на неопределенный срок. Возможно, навсегда.
  
   Беседа началась с зачаток любовных признаний, а продолжилась обсуждением чего-то противоположного, не носящего в себе и долю романтизма.
   - Непомерное владычество каменных развернет настоящую пропасть между мирами людей и планетами, принадлежащими других расам...
   - Каменные... - Лесли пошуршал у себя в мозгах, собирая разбитые временем осколки памяти, и весь напрягся, лишь бы вспомнить предыдущий разговор с голубокожей, - Это сморды?
   От Хэллы последовал одобрительный кивок.
   - Ясно... - невесело молвил водяной.
  
   Казалось, наступившее затишье, означающее окончание беседы, поставит точку в обсуждении прошлого суур. Но это не помешало ей продолжить раскрываться с новых ранее невидимых сторон.
   - Я воровала, чтобы прокормить себя и дочь, убивала, чтобы защититься, прячась в лесах своего родного мира, ставшего для меня чужим в ночь побега...
  
   - Кровожадные инквизиторы искали учениц магической школы, постояльцев церквей Визари.
   - И насколько были благи их намерения?
   - Не насколько. Всех найденных ведьм они сожгли без разбирательств. В итоге осталась я одна, но выживанию благодарна не себе, а жрецу, вовремя научившему меня оборонительным чарам, не попросившему взаймы.
  
   Увлекшись трагедийным ориджином напарницы, окунувшись в омут опасных авантюр, Олсен еле вспомнил про вопрос, который хотел задать еще вчера, но не решался.
   - Как-то раз ты дала мне чудесное прозвище, назвала меня Спиком. Богом, идолом, символом поклонения... - ему пришлось бороться с собой, чтобы поднять тему божеств, - Значит, в твоем прекрасном мире существует некто, похожий на меня?
   - Спиком называют божество, отвечающее за осадочный распорядок. Ему поклоняются, в основном, измученные засухой крестьяне, молящие небо о дожде.
   - Очередной символ... - водяной разочарованно приопустил голову.
   Ведьма принялась гадать, какое из последних произнесенных ею слов могло так задеть друга.
   "Если он считает себя тем самым Спиком, ему нужно держаться увереннее, чтобы потом, под конец наших земных дел, мы уладили накладки с инквизицией.
   Думаю, невзирая на всю свою несобранность, он не откажется погостить в моем мире"
   - Эй, если б в моем мире тебя кто-нибудь увидел, ты тут же стал бы Спиком. Не сомневайся.
   Ватермен притворился, что эти слова его успокоили, нацепил подобие улыбки. Но приклеенное к душе неприятное впечатление о божественном пантеоне, который, как выяснилось, является вымыслом суеверцев, не сошло.
  
   Олсену очень хотелось верить, что, если не на Земле, то во вселенной, в каких-то других мирах, живут-поживают другие водяные, что он такой не один. В краткий период отчаяния прозрачная мина вызывала дичайшее сочувствие, которым прониклась даже приспособившаяся к переживанию чужой грусти суур.
   Она сказала:
   - Ты не одинок - чем на пару минут приподняла настроение Лесли.
   Водяной отделался двумя "спасибо" и, распрямив позвоночник, ушел в другую комнату. Его несобранное немного инфантильное поведение, по мнению ведьмы, звучало милее блеяния белых единорогов.
  
  
   На Земле Сплаву дали не только прописку в престижном мегаполисе, но и имя - Джеймс Бартлетт, о котором он часто забывал в силу непривычки. В отличие от родившихся на Земле Ватермена и Крэйта, он, как Дендок, волшебница и покойный Эридж, родом из другой планеты.
   Там, откуда Джеймс прилетел, нет ничего, кроме металла: металл служит в качестве основной пищи, подается существам любых возрастов; из металла строят здания, возводят статуи, делают памятники; металл есть символ поклонения; металл - главный материал для создания оружия; из металла получается жизнь.
   Беря во внимание легко объяснимое пристрастие к металлу, как к основе основ в футуристическом мирке Крипторонто, становится ясно, почему Джеймс получил кличку "Сплав".
  
   Первый враг Бартлетта, быстро пополнившего ряды супергероев - суперзлодей по кличке Окулист. Бывший насильник, был приговорен к пожизненному заключению в тюрьме супермаксимальной безопасности во Флоренсе, но неизвестным образом сбежал, а если точнее, просто исчез в один ничего не предвещающий вечер.
   Сбежав, экс-насильник вернулся к своему любимому занятию, но как-то раз, однажды, темной ночью в Нью-Йорке был задержан оказавшимся рядом Сплавом и возвращен в горный Алькатрас.
  
   Попавшемуся дважды назначили казнь. По уверениям очевидцев, Свена Палмера (настоящее имя преступника) похитили члены неизвестной засекреченной группировки. Было возбужденно расследование. По версии следствия, похитители - друзья Палмера, буквально выхватившие подонка из рук правосудия.
   Через два дня после очередного побега убийцы, в районе, где проживал Палмер (теперь тот квартал хищно сторожит легавщина), нашли труп темнокожей блондинки. Преступление навело немало шума и свыше поступило распоряжение об увольнении неуследивших полицейских.
  
   Вэйн считал, что побеги отточившего кое-какие детективные навыки за время ношения резинового костюма мог организовывать Гранд. Поначалу данная гипотеза вызвала недоумение, наведя мысль о неосознанном помешательстве Вэйна на личности его горе-конкурента.
   Но мистер Бартлетт, так долго пытавшийся уловить нить, хотя бы мелкую зацепочку, поблагодарил Спауна за участие в расследовании.
   - Гранд отсутствует в здании корпорации уже больше месяца - начал Джон, - Иначе мы легко бы его взяли и предотвратили конец света. А раз все значительно усложнилось, раз противник внезапно поумнел, и все лживые предприниматели обзавелись стратегией, придется думать шире.
   - Импровизация! - крикнул Крэйт, неожиданно влезший в беседу, - Эмм, а что если здесь банально используется телепорт? Ханк ведь похитил эти карманные штучки. Он же мог запросто вручить их толстяку, а тот, со своим крупным мозгом - изучить принцип их работы. Делов-то...
   - Но тогда бы не было помощи со стороны - Джон пригладил вставшую дыбом вспотевшую челку, - Как тут можно не понять, такие фокусы преступник проворачивает с помощью связей? Да и необоснованное использование космических технологий очень рискованно на Земле. Гранд не пойдет на это ради какого-то маньяка, вырывающего зубки у прохожих девушек...
   - Ты - бог логики - качнул башкой Паттерсон, - А если пройтись по адресам, выданным нам генералом?
   Джон ответил:
   - Потеряем уйму времени. Грезится, Гранд желает задержать нас...
   Почувствовав себя некомпетентным, бегун присел на корточки и изобразил глубочайшую задумчивость.
   - Времени нет - поторопил Спауна Сплав, - Я чувствую. Нет, я знаю! Маньяк не остановится. Он продолжит убивать крошек.
   - Я понимаю - затряс плечами Вэйн, - Но я, как и ты, скован обстоятельствами.
   - Подтяни Стайлонда - порекомендовал Бартлетт, - Он спец, ты сам говорил.
   Богач замотал головой.
   - По пугающей технологии отслежки. Да, говорил...
   Сплав нагнулся.
   - Так в чем проблемы?
   Богач надул щеки.
   - Да ни в чем, собственно - почесав затылок, пришел к решению, - Ричард на прошлой неделе взял месячный отпуск. Отдыхает на испанских берегах.
   - Связаться с ним возможно?
   - Думаю, да.
  
   - У меня нет при себе необходимых ресурсов. Большую их часть перевезли в мое трансильванское убежище, а меньшую - распродали английским магнатам, имеющим непосредственное отношение к военным проектам.
   Сплав отпустил грубую шутку.
   - Теперь ты кастрат...
  
   Глава 17 - проект "Палач": часть вторая - прогресс.
  
   Идеальную тишину одинокой базы, расположенной в боливийской пустыне, нарушил приход Адама Брукса. Распознать недовольство в глазах генерала не составило никакого труда. Очи сияли, как рождественские огни.
   К гостю подбежала среднепожилая мулатка и попросила расположиться на одном из диванов в гостиной на первом этаже базы. Женщина пообещала немедля уведомить босса о появлении такой влиятельной персоны.
  
   Брукс прождал целых пятнадцать минут. Нетерпежа поднакопилось. Ни душистый аромат растущих на подоконнике цветов, напоминающих запах гвоздики, ни включенная широкая плазма былого настроя не вернули, был подгаженного еще сутки назад из-за несложившегося ужина с супругой.
   - Человеку вашего звания прощается обескураженность - послышалось вдруг.
   Адам привстал с дивана и увидел распахнувшего руки Лэтса с дружелюбно-дебильной улыбкой в сопровождении двух боливийских массажисток.
   - Это все серьезно - сказал генерал, - Я пришел сюда не за развлечениями.
   По мимике содейственника Лэтс понял с первого же мига, что разговорчик обещает состояться непростым и попросил боливиек оставить их.
   - Шоколадки, вы можете дуть наверх, папочка вернется к вам, как только все уладит...
  
   Пока Гранд и Брукс поднимались на лифте до последнего этажа, второй все уши прожужжал, критикуя и хамя.
   - Я не могу работать с невыполняющими условия договора самонадеянными дилетантами! Я не могу ручаться за собственную безопасность, терпя убытки, а, неспособный себя уберечь, я вдвойне остаюсь с носом! Ты хоть подумал, во что может вылиться твоя игра с антигеройскими шашнями в кабинете президента?
   Двери открылись и они вышли.
   Гранд, никак не ожидавший такого накала со стороны преуважаемого генерала, остановился, подтянул ремень и поставил руки на пояс.
   - Внушительный бестиарий Симендиана, Флоренс и многочисленные побеги... Все это проходит под бдительным контролем с целью наполнить жизни героев смыслом, дать им работенку по очистке.
   - Это ничто! - "генеральскую башню чуть не сорвало от злости", - Ровным счетом! - он был готов поспорить с Грандом насчет полезности совершений этих преступлений, - Вы мутите воду и мусорите. Героймен успевает подбирать за вами еще до обдумывания следующего хода, но конечная цель партии - установление власти в государстве, которое,
  по-вашему, заслуживает лучшего правителя, чем Никмунд.
   - Что ж - Лэтс вонзился взглядом в мраморный пол, - И теперь я желаю услышать искреннее отношение. Без присущей галстучковым партнеришкам лести, если, конечно, вы не до конца утратили последние юношеские представления о чести!
  
   Мужики не поделили. Тот, что в форме, схватил второго, того, что в костюме, за воротник.
  
   Сцепившихся попытались разнять лобастые охранники.
   Брукс крикнул:
   - Отзови своих псов!
   - Не нужно! - повелел Гранд, - Мелкому недопониманьицу, случившемуся во время серьезнейших переговоров двух очень важных дяденек, лучше остаться незамеченным. Мы взрослые, а, значит, сами в состоянии разобраться.
   Гость аж запыхался.
   - Ну, ты и скотина, Лэтси...
   - Все хорошо - Гранд налил ему воды, - Выпейте...
  
  
   То, ради чего Адам навестил мелкую базу в беспросветной пустыне, пожертвовал валютой, свободным временем, нервами, находилось под землей. На расстоянии ста семидесяти метров.
   Там был тайный научный комплекс, где сотня другая светлых умов днями билась над чем-то, что единицам подарит господство, а миллионы поработит.
  
   Сердце Адама, пережившее в позапрошлом году два микроинфаркта, забилось от узренного: в самой первой лаборатории хирург (или кто-то там) отпиливал голову гниющего, покрытого синими волдырями антропоморфного гиганта.
   Живущий под песками "научный ад", огороженный от остального мира, благоденствовал, цвел. Ветви его интенсивно разрастались, доставая до всех медицинских и фармацевтических отраслей.
   - Твою ж мать... - зрелище вызвало у посетителя необузданное отвращение, - Боже, Гранд, что за дерьмо вы тут держите?
   Кожу гиганта покрывала зловоннейшая слизь.
   - Издержка... - Адвокат сохранял инертное спокойствие, словно его ничуть не напрягала водящаяся в лабораториях мерзость, и он давно привык к здешней фауне, - Доброволец проходил первую фазу эксперимента, который должен был сделать его сильнее, увеличить мускулы. Вышла накладочка. Вместо ожидаемого эффекта, парень мутировал во что-то непонятное и беднягу пришлось усыпить - брови злодея сдвинулись к переносице, - Парень полакомился четырьмя сотрудниками, прежде чем скончался от несовместимых с жизнью органических изменений. Так-то...
  
  
   Прошедшая мимо беседующих девушка в белом халате открыла доступ к прежде закрытому отделению комплекса - хранилищу.
   Спохватившись, Лэтс кликнул леди, чтобы та не сочиняла новый код, и вошел туда вместе с генералом.
  
   Гость осмотрелся: темный зал, почти ничего не видно, кроме мелькающих вдали оранжевых искорок и стоящего на
  лестнице-раскладушке трудяги-электрика. Особа, имеющая доступ, ко всем конфиденциальным данным комплекса, объяснилась перед Лэтсом.
   - Мы еще не закончили. Человек только прибыл...
   Босс, как всегда, не принимал оправданий:
   - Мисс, я ничего не хочу слышать. В вашем распоряжении был целый день. На что вы его потратили, меня совершенно не волнует - намеком на невыдачу зарплаты оказался пальцевой жест.
  
  
   - Совокупность интересов объединившихся, имеющих общее предназначение!
   Через полчаса дали свет и Гранд радужно продемонстрировал генералу последние научные шедевры: спящий отряд независимых во время выполнения операций, сверхразумных, но подчиняющихся воли полководца существ. Пуленепробиваемый монолит.
   - Да... - на Брукса снизошло запоздавшее озарение. Он в корне изменил мнение о деле содейственника, - Вы меня убедили, Гранд. Я ясно разглядел картину - но он скорее разочаровался, нежель вдохновился, - Вы безумен. Настолько, что не выдать устами и пером не начеркать.
   - Звучит мелко - Гранд почти не обратил внимания на схожий с оскорблением вывод гостя, - Не торопитесь, я ведь еще не все рассказал о грядущем - он подошел к проекционному стодюймовому монитору, стоящему неподалеку от серебристого системного блока, - Я только в последние два года стал интересоваться политикой. До этого она была мне чем-то чуждым, поверьте. А уже, в отличие от запылившихся авторитаторов, коммунизмокаторов, предвижу что-то очень крупное!
  
   Появившаяся на мониторе географическая карта подтвердила худшие опасения Брукса.
  
  
  
  
   Не пришлось долго думать, чтобы понять - крестики на карте это отметки. Выбранные для уничтожения цели.
   - Своеобразная программа утилизации будет запущена в среду ночью - объяснил Гранд, - Это произойдет, когда все будут сладко спать. В своих мягких кроватках.
  
   Крестов стало больше...
  
  
  
  
   Сердце генерала застучало сильнее. Невольный зритель не смог соблюсти равнодушие.
   - Ну что, поверили в мою скрупулезность? Мм?
   Вопрос Гранда остался проигноренным.
   - Как вы собираетесь уничтожить целый континент?
   Губа Адама дрогнула.
   - Палачи... - Адвокат приложил руку к толстому стеклу, за которым в стоячем положении хранилось тело одного из подопытных, удачно переживших эксперимент, - Находясь вместе на одной территории, монстры образуют сильное электромагнитное излучение. Выброс смертоносных веществ.
   - Живые бомбы... - сказал генерал...
   - Да, попали в точку!
  
   Не просто живые. Живучие...
  
  
   Глава 18 - совесть ОПБ.
  
   Маленько отойдя от истории с похищением Героймена и вынужденной ликвидацией Саммерса, Родригес вновь собрал отряд. По просьбе правительства, разумеется, отдавшего самое, что ни на есть, безрассудное указание - уничтожить супергероев.
   Как человек, ответственный, в первую очередь, за безопасность команды, Тейлор выдвинул протест и попытался предотвратить очередной, ненужный, попахивающий гарью конфликт.
   Но ему не удалось уговорить заместителей.
  
   Никмунд предпочел избежать каких-либо комментариев и сказал Родригесу поступать, как велят. Для построения мотивации президент выдавил несуществующую цитату "все мы пешки в чьей-то игре, наша жизнь - сплошная служба". И командир был бы рад согласиться с данным утверждением, рад бы просто последовать полученному приказу, но душа кричала об обратном.
   А против себя пойти он не мог.
  
   Поставив перед собой задачу уговорить Тейлора подчиниться, Никмунд пригласил его в кабинет своего заместителя и разлил по стаканам вино.
   - Вы же не хотите повторить ошибку военачальника Рили?
   Приглашенный не боялся говорить так, как думал.
   - Провокационно с вашей стороны. Не находите?
   Гарри прикинул:
   - Возможно - без "но" не обошлось, - Но вы вынуждаете опускаться до провокаций. Отряд побывал в самых разных горячих точках, а вы в чем-то еще не уверены... Странно!
   - Сомнения в силе здесь роли не играют - покосивши взгляд, ОПБ-шник признался, - Здесь кое-что другое.
   - Что же? Просветите... - не дождавшись ответа, президент попытался догадаться, - Высокие моральные принципы?
   Допив содержимое бокала, Тейлор уставился в лицо дискусанта.
   - Я не похож на Рили, правда? - продолжил, - Тот бы уже придумал не один десяток способов устранения.
   - И в этом он был лучше вас, хочу сказать.
   - Возможно.
  
   - Ну, так что, какой ответ? Дальнейшая служба или отставка?
  
   - Знаете - Родригес встал с кресла, оборонительно скрестил локти на груди и заглянул главе государства в глаза, - Я союзник, а не марионетка на тоненьких веревках. Затеять баталию с теми, кто пытается помочь, мне, прежде всего, не разрешит здравый смысл.
   Президент вел себя не иначе, как чья-то игрушка. Не желая объяснять причину такого приказа, он ставил под сомнение свою благонамеренность.
   - Тогда отряд ждет расформирование и позор. Вы уверены, что готовы свести к нулю все прошлые боевые заслуги и запропаститься?
   Тейлор скривил рот дугой.
   - Если эти подвиги потеряли ценность... - Гарри услышал самое неожиданное решение из тех, что когда-либо доводилось слышать, - Почему бы и нет?
   Не обинуясь, служака включил прежде спящую гордость и положил жетон бойца ОПБ на край стола. Его молчаливый уход подразумевал разрыв союзнических отношений и отмену инициативы ОПБ.
  
   Президент не отчаялся и попросил связать его с мистером Брендоном, давно мечтавшим о добровольной отставке Родригеса.
   Звонок партнеру оказался не лучшей идеей: Брендон с патетическим смятением сообщил, что Иосиф Стар, преданный заступник ОПБ-шников, был найден мертвым совсем недавно и что в этом ужаснейшем преступлении подозревают его. Все из-за недавних разногласий, так и не переросших в полноценный конфликт.
  
  
   - Что требуется предпринять для вашего согласия? - снял очки давнишний партнер Гарри - Иосиф Стар.
   - Не понял - произнес Родригес, - Доля разочарования происходит из-за завышенных ожиданий. Мы иногда требуем слишком многого.
   - А я думаю, поняли - Стар поднялся, собрал со стола документы и отошел подальше, чтобы все могли его видеть, - Если мне не изменяет память и я не страдаю старческим маразмом, отряд изначально создавался с целью защиты главы государства. Единственный, кто остался в нем с первых дней его существования, это вы, Тейлор Родригес, имеющий за плечами огромный военный опыт. Можно сказать, мистер Родригес, вы символизируете отряд. А вы - показал он на заместителя Родригеса, одутловатого мистера Брендона, пальцем, - Вы, господин зам, вместо финансовой и моральной поддержки, вытираете нос о жизни бойцов.
   Брендона не впечатлило выступление эмоционального коллеги, но, несмотря на это, Стар добился, как аплодисментов, так и похвалы.
  
  
   Никмунд покопался в биографии лидера ОПБ, чтобы вспомнить все детали, с ним связанные. Он долгое время свято верил в благоприятный исход, жил в облаках и мирился с любым дурным известием.
   Но, не поспорить, мужественный поступок выбил из привычной колеи. Гарри поймал себя на мысли, что больше так не может.
   Требовались перемены.
   - Вы были заместителем Тейлора целых десять лет. За это время могли бы и сдружиться.
   - Что? - из трубки донеслось недоумение, - Я, считайте, нахожусь в опасности, а вы мне припоминаете какие-то мелкие ссоры?
   "Я больше никогда не буду прогибаться"
   - Не надо прикидываться овечкой, Брендон. На вашей совести смерть Иосифа ... - президент возмужал, - Вам не избежать наказания - окреп, - Двойная служба не приводит к...
   - Вы спятили! - загрохотал телефон, - Да за эти обвинения вас...
   - Откройте глаза, Брендон. Посмотрите вокруг! - не согласился Никмунд, - Вы не в том положении, чтобы угрожать. Гранд водил вас за нос с самого начала. Никаких повышений не ждите. В лучшем случае тюрьма.
   - Так, я отказываюсь продолжать диалог - нервничал Брендон, - Услышьте себя, господин президент. То, что вы несете, не подлежит...
   - Я несу правду!
  
   С этой минуты!
   С этой секунды!
   Вам понятно? - Гарри успешно демонстрировал чудеса неподкупности, самоотверженности, - К тому же, я хочу быть уверен, что после нашего разговора, с вашей стороны не последует никаких попыток доложить Адвокату о моем сыскном даре.
   - Сыскной дар? - в голосе появились скрипучие ноты презрения и угрозы, - Умоляю, мистер президент, вы, должно быть, спятили. Лучше бы подумали о будущем...
   С целью провокационного выведения подлеца на чистую воду Никмунд пошел в открытую.
   - А то что, Брендон? Свяжетесь с Грандом, обдумаете план и убьете, как убили Вэйнов? Учтите, вам не будет места на Земле, если с ней что случится...
   - Хах, и как же вы докажете мою причастность к убийству? - излишне самонадеянный, зам Тейлора не планировал сдаваться, - Подтасовка фактов наказуема.
   Гарри продолжил следовать выбранной тактике:
   - Заручусь поддержкой парней в маскарадных трико. Из вас силой выбьют информацию. На незаконность задержки, поверьте, всем вдруг станет параллельно, когда общество узнает, что вы за человек.
   Трубка примолкла.
   Тишина длилась чуть дольше пятидесяти секунд.
   Затем Брендон "раскрылся". Прошипел змеиным, насмешливым голосом, для острастки.
   - Ждите, президент. Адвокат скоро вами займется - и труба разразилась частыми гудками(((
  
   Гарри повел себя на изумление грамотно, не без изобретательности: притворившись врагом для Родригеса, перебежчиком, он, таким образом, сберег жизни солдат ОПБ от верной гибели.
   Те собирались атаковать обнаруженную спецразведчиками базу в Боливии. По заверению генерала Брукса, недавно перешедшего на сторону справедливости, у них нет никаких шансов взять Гранда.
  
   Помимо этого, президент сохранил запись разговора с предателем Брендоном и без угрызений передал ее Джону Вэйну. Богач не был ошарашен пренеприятнейшим известием. Он отнесся к нему вполне спокойно, с выработанным равнодушием.
  
  
   Интуиция предупредила Майкла Брендона - надвигается облава. И связано это было ни с чем иным, как с резким изменением в интонации президента.
   "Перебежчик" чуял:
   - Что-то не то... - тщетные попытки дозвониться до Гранда вызвали гнев, - Кто же мне ответит, почему ты не берешь чертов мобильник, Лэтс? - гнев в жесткой связке со страхом погореть.
   "Надо быть спокойным"
   Впереди неудачника ожидало настоящее испытание - скопление на дороге транспортных средств, движущихся со средней и низкой скоростями. Дорожный запор, несомненно, усилит дискомфорт.
   Брендон закинул рот пару капсул успокоительного. Прожевал и продолжил сквернословить.
   - Где же ты, Лэтс, чертов придурок, невыносимый жиртрест, почему не берешь...
  
   Ситуация улучшилась лишь через двадцать минут: машины прибавили хода. Впереди стало незначительно посвободнее. Сожрав еще одну таблетку, Брендон вцепился в руль, как в спасательный круг, и надавил на педаль газа.
   В процессе у заместителя лидера ОПБ возникло неприятное ощущение, что его сдуло ветром. Как выяснилось, не случайно. Предатель почувствовал, что больше не управляет машиной, будто она поехала сама. Посмотрев в боковое окно, Брендон заметил, как далеко внизу проблеснул серебристый Феррари. Ему подурнело. А увидев крышу тридцатиэтажной постройки, находящуюся почти на одном уровне с тачкой, "перебежчик" быстро задвигал ртом в попытке оживить онемевшие язык и правую нижнюю часть лица.
   Потерянный ход мыслей, вытаращенные глаза... Майкла заглотил приступ кратковременной утраты сознания.
  
   Случайным прохожим подвелся фарт заснять на телефонную камеру летящего в небесах Героймена, одной рукой придерживающего черное авто.
  
  
   Пробудился Брендон в темном нетеплом помещении. Связанные руки затекли, а ступни пробивал мерзкий холодок. Схваченный был готов с потрохами сдать Гранда и других сообщников, растолковать все их действа. Но тот, кто находился позади него, стоял в ожидании, когда он очнется, не столько ценил компромисс, сколько физическую давку.
   Без пыток бы не обошлось, если б не контролирующий ситуацию всевидящий глаз Бэннери. Ощутив неладное, эмоциональную накалку образовавшейся картины, пришелец вмешался.
   - Не убивай его. Это не выход...
   Тейлор крайне редко шел на уступки. А сейчас и вовсе не хотел, жаждая расквитаться с "крысой".
   - Я считал Никмунда перебежчиком, понимаешь? - ОПБ-шник зло рассмеялся, - А оказалось, дорогой господин президент пекся за шкуры ребят. Притворялся мразью... - он достал ствол, и... - А мразью оказался этот ублюдок... - и затолкал дуло в рот связанного, - И теперь только его смерть вернет мне уверенность.
  
   Стабилиризирует моральное состояние...
   - Это заблуждение - воспротивился Мен, - Убийством ничего не облегчит.
   - А ты когда-нибудь сам убивал, что смеешь читать мне мораль? - спросил Тейлор, - Или это было бы для тебя в новинку?
   Кэйл ответил как на духу.
   - Не один раз.
   ОПБ-шник стал ходить кругами возле Мена.
   - При каких ситуациях?
   - На войне.
   - А почему сейчас не убиваешь?
   - Пересмотрел кое-что в себе. Дело не только в становлении символом добропорядочности.
   - Ясно...
  
   Выслушав зеддерианца, Родригес решил:
   - Ладно, ублюдок ваш. Выбью из него, что получится, а вы определите его судьбу - на прощанье он Кэйлу шепнул, - Я надеюсь, отпускать-то ты его не будешь, чистюля? Не хочешь мочить - хорошо. Но хотя бы обеспечь ему срок, ладно?
   Героймен согласился.
   - Сделаем...
  
  
   - Итак, допрос начинается! Забыли обиды! - Тейлор убрал пистолет в один из раздельчиков военного жилета, из которого двумя пальцами вытянул носовой платок, разбил Брендону верхнюю губу и платком вытер ее.
   Брендон по неосторожности выкопал себе могилу.
   - Лучше не об меня марай ручонки, а спасай... - пленный вяленько поднял голову, сделав максимально жалостливый вид, - Спасай отряд...
   - Э? - на Тейлора нашло потрясение, - Что?
   - Я не сразу дал соглашение. Меня заставили. Сказали, либо так, либо крышка. Найдем и завалим. Я струсил... - как и на Брендона, распознавшего в глазах коллеги незыблемую пылкость, которой обладают лишь самые опытные ребята ОПБ. Хотя это было больше заигравшим с новой силой страхом, чем потрясением.
   И боялся он не зря. Родригес был готов не просто его пристрелить, а... вцепиться в глотку и порвать на клочки.
   - Повтори - вначале командир попросил без надрыва. Но, не услышав ответа, вновь достал пушку, - Повтори, что ты сказал! - из его рта брызнули слюни вперемешку с кровью. Он криком сорвал себе горло.
   - Я отдал приказ - дрожа, признался Брендон, - Обрек твоих людей на неминуемую гибель. Я рассматривал варианты. Честно. Но, увы, все как-то...
  
   - Ты послал несколько подразделений в Боливию?
  
   - Так точно. Туда, где, если брать во внимание сведения разведки, производят палачей.
   - Сволочь! - второй удар повредил допрашиваемому десну, - Меня не остановит Героймен!
   С хрипом выплюнув кровавую слюнку, растерянно оглядевшись, Брендон раскрыл обидчику свое истинное отношение к отряду. Неподходящим для его нынешнего положения смехом и последующим откровением. Ложь бесполезна перед смертью.
   - Думаешь, мне жаль взятых с улицы уродов, которых ты тренировал? Настоящая сила избирательна, она самостоятельно отсеивает малозначимые жизни...
  
   - В пустыне твоих ждет способный регулировать выделение адреналина Ханки с армией пулестойких чудовищ, чей титанический потенциал можно доить еще много лет.
  
   - Мне дадут пропуск в новый мир, обеспечат будущее. Я не стану нуждаться в...
   - Не дадут! - возразил Тейлор, - Пропуск вот. Заряженный - и... выпустил пулю,
   которую сверхбыстрый Кэйл успел словить.
  
   Бесполезный выстрел ввел командира в растерянность. Героймен безмолвно выбросил снаряд.
   - Ты можешь ударить его, можешь привлечь - он никогда не изменял кодексу, - А убивать вот так просто, без общественного суда, я не позволю.
   Поверхностно ознакомленный с "правилами" пацифичных супергероев, всегда старающихся передавать мошенников и гнусов в руки закона, Родригес посчитал спор никчемушным.
  
   Доведенный до исступления, командир чуть было не заревел. Как сильно он переживал за судьбу ребят, не сказать, не описать не получится.
   - Теперь, я так понимаю, мы можем гордиться собой? - сказал все еще присутствующий жрец ветра, - Президента в будущем не убьют. Мы предотвратили это.
   - Повода расслабиться не возникало - поправил его Кэйл, - Нам еще многое предстоит наверстать...
   Брендон дрожал, молясь про себя, что бы его ни убили, а Родригес выпускал давно требующие выхода слезы.
   - Вы не подумайте... - говорил всплакнувший, - Я тоже с пиететом отношусь к обязанностям. Даже если в области правосудия наши мировоззрения разнятся, в остальном у нас расхождений нет...
  
   Теперь, когда глава государства спасен от злополучного полета на Боинге, Брендон взят под арест и отправлен на публичные разбирательства по делу смерти Иосифа Стара, а Вэйн заключил новый договор с Гринписом США по защите североамериканских лесов от вырубки, можно было погрезить о чем-нибудь радужном и мысли об апокалипсисе, о конце света, выветрить из головы.
   Если бы все так было легко, как казалось временами...
  
   - У них есть хотя бы мизерная возможность выжить? - твердый взгляд Тейлора требовал от Героймена ответа, без приуменьшений, - Скажи правду. Я готов принять любое...
   Бэннери поступил, как просили.
   - Нет - он не стал загружать мозги ОПБ-шника ложными надеждами, - К сожалению...
   - Дьявол! - ожидаемая ругань Родригеса, брызгами отскакивающая от него в сложившейся ситуйовине выглядела вполне уместно, и в соотношении с пережитым стрессом, не носила негативный характер, - Я как предчуял
  что-то очень дурное, но не до такой же, мать его, степени...
  
   Глава 19 - проект "Палач": часть третья - war (война).
  
   Вертолетная осада базы состоялась в три часа дня. Уставшие от долгих походов бойцы молились богу, чтобы этот день не оказался последним, и небрежно потребляли запасы питья.
   - Так, слушаем инструкцию! - распоряжался поставленный Брендоном временный руководитель отряда, "староста", - Не пытаемся оглушить или обездвижить цель. Только уничтожение, все поняли?
   Барри Линдон на отлично справлялся с вышепоставленной задачей. Все прежние "старосты" совсем не чувствовали стимула, расслаблялись во время проведения полномасштабных антитеррористических операций, чем сильно подводили начальство. Барри другой. Он не подводил никогда.
   Ранее не доверявший, Тейлор проявил к "старосте" лояльность после первого удачного "выхода".
   - Что-то такое, о чем вы намеренно умолчали, имеет место быть или это наша шиза? - спросил "старосту" Синухе, младый египтянин, активный участник телепередач, посвященных борьбе с табакокурением. Барри в первый раз не услышал и Синухе повторил, - Эй, я у вас интересуюсь!
   - Вообще-то есть! - ответил староста, - И развернутая информация о намеренно скрытой угрозе вас, скорее всего, не порадует.
   Египтянчик улыбнулся, протянув смазливую мордашку поближе к окну. Он уже планировал было разузнать у Линдона, что к чему, как его обогнал русский. Заговорив
  по-русски.
   - А что, есль не сикрет?
   Вся команда загалдела, неприлично рассмеялась от столь неумной шутки. Лицо старосты едва не обзавелось краснотой и с трудом сохранило естественный солдатский взор.
  
  
   Снайперы замаскировались под песок, надевшие форму с желтым оттенком. Они за три с половиной минуты нашли удобные позиции и стали ожидать приказа.
   Им не в первый раз доводилось принимать участие в чем-то грандиозном.
  
   Сухопутные юниты короткими шажочками приближались к зданию.
   - Это тот самый объект, о котором говорило начальство? - обсуждали они.
   - А ты видишь здесь другие постройки?
   - Посреди пустыни? Нет-с...
  
   "Все путем" - думал младый Синухе, готовясь к посадке. Староста поднял руку вверх, и бойцы покорно проверили парашюты.
   - Сегодняшнее мероприятие испытает вашу прочность! - выпалил Барри.
   Бойцы живо усмирили его.
   Первым высказался морщинистый шотландец по имени Дуглас. Боксер.
   - Не строй тут из себя важного. Ты же ненадолго занял должность. С каких пор сомнительные привилегии стали важнее коллектива?
   На сторону спортсмена Элвис - долговязый индус, переживший три пулевых ранения во время неудавшейся миссии разведчиков, проходившей в Татарстане.
   - Слышал? Парень дело вещает. Не надо так с нами.
   Барри остро захотелось махнуть на обязательство, послать всю братию к чертям и перестать считаться старостой. Но совесть не позволила, не отпустила. Он сказал:
   - Только так и надо! - никому это, естественно, не понравилось. Однако он повел себя мужественно, - На мне лежит ответственность та же, что и на вас, усекли? Никто больше не подымет вопрос моего назначения, если не мечтает поплатиться!
  
   Спрыгнув на песок, солдаты попрощались с летчиком.
  Вертолет снова взлетел в небо и исчез примерно через четыре минуты. Высадившись, отряд перегруппировался у входа в здание.
   Уже прочесавшие все этажи дома ОПБ-шники замотали башнями.
   - Что? Никого нет? - удивился Барри, - Хорошо. Будем искать. Никуда не уйдем ровно сутки.
   - Сутки? - проголосил один из толпы, - Шутите? Да я тут засохну!
   - Молчать, боец! - крикнул "староста", - Будешь делать все, что скажут!
  
   В небе - десять вертушек.
   На земле - сорок бойцов.
   По бокам два десятка снайперов, сторожащих входы и выходы.
   Не мало ль для победы? Притом, что границы территории заминированы. Оттуда уже нельзя уйти, можно только улететь.
  
  
   Из всех участников операции менее терпеливым был египтянин. Синухе, как специально, делал лишние, отвлекающие отряд движения и бормотал себе под нос. Спустя секунду младый пригнулся, вместе с остальными.
   Прозвучал громкий хлопок. Никто толком не понял, что стряслось: один из снайперов вдруг, ни с того ни с сего, встал на ноги и выстрелил по своим. Шальная пуля разбила стекло и пробила черепок вертолетчика.
   Мертвое тело оного надавило на рычаг газа, и винтокрыл обрушился на головы бойцов!
  
  
   "Сучка, ни хрена не вижу, сучка..."
   Сочащаяся из порезанного носа кровь заляпала правое око; из плеча торчали куски горелого дерева; подняться не получалось из-за перелома обеих ног, приобретенного в результате неудачного падения на бок.
   "Сучка"
  
   Охваченный проникновенным ознобом, крадущимся вдоль позвоночного столба, Барри полз к уже откинувшемуся боксеру Дугласу. Чтобы достать выглядывающую из кармана его формы, вроде, неповрежденную рацию.
   По всей округе валялись бесформенные куски мяса, которые когда-то, то есть, совсем недавно, являлись частью чего-то живого: бойцы полегли, образовав нелицеприятное месиво. Человеческий фарш...
  
   Двое замоченных летчиков - минус шестьдесят процентов от подразделения. Но и без того дрянная обстановка существенно ухудшилась с появлением на арене ужасающих мутантов.
   Барри очень долго находился в заблуждении, лаская чью-то чужую ступню. Он думал, это один из выживших стоит перед ним и пытается очухаться. Топорообразное орудие, удар которого - рубящий, чьи размеры превосходят размер любого топора, разделило голову раненого на две половинки. Та, что поменьше, отлетела к трупу (тоже) обезглавленного Элвиса.
  
   - Огонь! - крик в один голос, стрельба по медленно движущимся целям, примечательным за счет нечеловеческих габаритов. И... резня с учетом немыслимого количества потерь среди людей.
   Чудовищные, ярые, непередаваемо злые палачи избавлялись от бойцов ОПБ, как от мух: расчленяли, давили, пинали, душили.
  
   - Эй! - один из лишившихся в ходе битвы ствола кинул гранату к ногам фрика. Взрыв добил лежащего рядом истекающего китайца, а вот монстру лишь пощекотал пятки.
   - Черт! - крикнул боец ОПБ. Направленное в его сторону лезвие решило исход поединка.
  
   Любопытство живет в нас до самого конца. В головах обреченных регулярно всплывали вопросы "почему у них у всех татуировки, если они твари?"; "что за на х?"; "их ничто не берет, с какого?"; "мы сдохнем здесь?".
   Подорвавшийся на собственной гранате афроамериканец спонтанно засадил палачу промеж тупых глаз. Патрон из дедовского револьвера пробрался насквозь: вошел в лоб - вышел через затылок. Чудовище конвульсивно дернулось и рухнуло всей своей массой на негра.
  
   Несколько бойцов, неподалеку ведущих стрельбу, увидели славную гибель союзника, и крикнули! Чтобы другие воюющие тоже имели в виду.
   - Цельтесь в головы, мужики! Это их наиболее уязвимое место!
  
  
   Супергерои летели на помощь быстро вымирающему Объединенному противотеррористическому Подразделению Бойцов. К тому времени Брендона уже передали в руки истекающим слюнями ФБР-овцам и оповестили китайского посла об отмене рейса в Париж за два часа до вылета.
   - Самый сильный из нас наведет порядок, а мы будем его подстраховывать - раскомандовался Спаун, - Надеюсь, сегодня удастся продемонстрировать все возможности SS...
   К слову, Бэннери, как и в прошлый раз, сидел не с ними в одном ЛА. Он летел самостоятельно, не упуская спаунплан из виду.
   - Ты бы лучше надеялся на что-нибудь другое - Паттерсон умудрялся шутить даже в такой напряженной ситуации, - На бесплатный конструктор от компании LEGO! Развитие моторики способствует улучш...
   - Можно потише? - пытающийся подремать Сплав мигом образумил болтуна, - Усталость, знаешь ли...
  
  
   ОПБ уничтожили двоих палачей в то время, как те, превосходящие скоростью, силой, живучестью, перебили почти весь отряд. Уцелевшие тщетно притворялись мертвыми, надеясь, что громилы не заметят их и обойдут стороной. Это выглядело жалко и драматично.
   - А-а-а-а-а-а-а-а! - кричал солдат, держась за кровоточащую кисть без трех пальцев. Его друг, сосед по койке, только что помер и рядом, примерно в тридцати метрах от трупа, валялись кишки, вылезшие из распоротого брюха.
   Но потерявший пальцы не чувствовал страха. Боль его заглушала.
  
   Не считая нужным добивать угасающих, палачи, коих было двадцать особей, направились назад - в бункер. Покрашенная в цвет песка, трудно заметная железная дверь. Гиганты уже подошли к ней, как их притормозил крик одного из самых отчаянных землян - тридцати двух летнего бывшего морского котика Кристиана Кёрби.
   Принявший нелегкое решение - умереть, экс-котик трижды перекрестился и что-то тихо пропел. К такому поступку его подготовил истекающий друг. Солдат понял, смерть - не лишение, а награда, и уж лучше так, чем лежа в постели, загибающимся от бронхита стариканом, без драйва.
  
   Приготовившись к обезглавливанию Кёрби, наиболее опытный в казни мутант высоко взмахнул топором. Это было уже не первое сладкое фаталити. Какое - двадцатое или тридцатое - он не помнил, да, собс-но, и не занимался подсчетом.
   Раненый закрыл глаза. На ум пришли все знакомые молитвы. Ветерок сдул со лба рваную челку. Боль спряталась от заглушающих мыслей о той новой жизни.
  
  
   "Независимо от угрозы, будь это нападение пришельцев, засовывающих липкие языки в чужие мозги или взбунтовавшаяся компьютерная система аля СКАЙНЕТ, супергерои явятся на помощь.
   Они способствуют нормализации дыхания планеты, оберегая общество от любых невзгод.
  
   Америка неоднократно получала взбучку от очаровательно дерзких выходок Психоделичного Мастера, достойно переживала первые симптомы ярости Грайда и терпела материальный ущерб от непредсказуемых нападок Сарактуса.
   Но страдания только закаляют характер великой страны. Эти инциденты подсказали, как сильно нужны нам герои.
  
   В документации профессора Ридвера написано, что есть шесть способов управления чужим сознанием. Не имеющее цены нечто, с помощью которого можно контролировать умы. Кто бы добыл для американского правительства столь ценную информацию, если не герои?
   В одном из земных убежищ Стражей Порядка произошло незаконное вторжение. Сработало общее оповещение о проникновении чужого. Как думаете, кто остановил самозванца?
   Супергерои)))
  
   Стоит еще упомянуть предотвращенное нашествие летающих акул, теракт в Токио...
   Обидно, что даже после стольких услуг, им все еще приходится притворяться кристально чистыми, безгрешными" -
   рассуждения Мечислава Солтыса, опубликованные в позапрошлом году, в провинциальном городе Шотландии.
  
   Автор статьи - мальчик из богатой семьи, который любит героев. Он верит в них. Солтыс не раз сопоставлял себя с присущей его роду шотландской аристократией, но все насмарку. Все, что парняга чувствовал - чуждость.
   Ему был больше по душе новомодный американский азарт, недоступный шотландской культуре: парни в трико, отчаянные поступки, спасение мира и политические интрижки.
  
   Появление героев, защитников социума, товарищ изучал
  под руководством историка, порекомендовавшего прочесть несколько томов Франца Кафки. Педагог утверждал, что его творчество даст гораздо больше ответов, нежели просмотр мейнстримных передач.
   Все последующие дни и недели Мечислав пытался сопоставить супергеройские комиксы и Кафку. У него это получилось!
  
  
   Пять минут назад.
   Раненый закрыл глаза. На ум пришли все знакомые молитвы. Ветерок сдул со лба рваную челку. Боль спряталась от заглушающих мыслей о той новой жизни.
   На помощь солдату прилетел Героймен.
  
  
   Монстра снесло в буквальном смысле, как бумажку. Недостижимая сверхвселенская сила. После не самого приятного приземления на спину палач механически ухватился за топор и начал вслепую размахивать им.
   - Вас не учили правилам приличия? - не видя перед собой никакой угрозы, Кэйл произвел мощный апперкот. Монстр взлетел вверх.
  
   Другие создания, заметив появление несносной команды, избрали тактику окружения. Наиболее высокий взял на себя Крэйта, но, естественно, сколько бы ни пытался, достать его так и не смог. Бегун увиливал каждый раз, когда махина подходила ближе, чем на метр, путая и лишая ее необходимой маневренности.
   - Я здесь! Не можешь поймать?
   - Бр-р-р-р-р-р-р! - зарычала зверюга.
   - А теперь тут! Что, пробирает усталость?
  
   Сплав вступил в почти равную схватку. Один против двух. Издающие непонятные, но грубые звуки, противники приблизились к металлическому с обеих сторон. Видимо, думали схватить за конечности.
   - Посмотрим, кто кого!
   Бартлетт вовремя среагировал на подкравшегося сзади урода, вывернул и вырвал руку с мясом. Из потерянной конечности повылазили золотисто-зеленые термиты-мутанты.
   Второй палач лишился башки - Джеймс хлопнул ладонями. Мозги превратились в кровавое месиво.
   Закончив, Джимми растоптал выползших из тела палача термитов.
   - Куда собрались, малявки?
  
   Не согласовавшись с друзьями, Шторм подстроил погоду под себя: ясное небо покрылось тяжелыми черными тучами, повалил мелкий дождь, впоследствии превратившийся в град.
   - Вы берете числом, а я даром! - тщеславно крикнул он.
   И на поле битвы обрушился шальной ураган.
  
   Игрища разошедшегося жреца навредили Спауну, прикрывающему более слабых членов команды: созданный торнадо отбросил SS на все пять километров.
   Чтобы не погибнуть, пришлось действовать без промедления: Ночник расстегнул ремни безопасности и выпрыгнул из аппарата.
   Он оказался посреди пустыни. В пяти км от базы Гранда.
   - Прекрасно - сказал Вэйн, отряхивая рукой покрывшийся песком синий плащ.
   Где-то вдали, позади, послышался взрыв.
   "Прощай, малыш, я буду тебя помнить"
  
  
   Неразлучный корефан супергероев Джерри Сайкс, по понятным причинам, остался в штабе. Но бездействовать парняга не любил и был рад оказать любую помощь. В кои-веки ему подфартило - ему выпал шанс стать заключающим звеном в регуляции разгулявшихся событийных частей линии времени.
   Джерри предстоит нелегкая задача - проникнуть в разум каждого из героев, прикинуться направителем, советчиком, и повести... Повести по нужному пути - по пути неошибок.
  
   "Не знаю, смогу ли, не знаю, получится ли, не знаю, тот ли я" - парень сомневался, что вовсе не казалось удивительным. На его месте любой другой бы сто раз подумал, прежде чем добровольно подписываться на погружение в чужую память.
  
   Одна из привилегий бытия человека - возможность записывать прошлое, фотографировать яркие моменты, запоминать.
   Воспроизведение накопленной информации - инструмент спасения мира, как уверяла Джерри Хэлла Визари. Суур многое знала о считывании памяти.
  
  
   Пять часов назад.
   - Я должен буду вторгаться в прошлое своих друзей. Шторм, Спаун, Героймен... - Джерри сомневался в правильности выбранного подхода, - Я не уверен, что совесть позволит мне - его отговаривали сомнения и принципы.
   - Но ты должен - настаивала суур, - Герои не против. А без тебя, без твоей помощи, они умрут, как и все земляне.
   - Ты позже мне расскажешь, как все погибли, так? - сглотнул Сайкс.
   Ведьма промолчала.
  
   Согласие Джерри аналогично отчаянному подвигу, самому рыцарскому, самому мужественному.
   - Я все сделаю...
   Услышав положительный ответ, синекожая не могла не восхититься смелостью генеральского сына.
  
   "Я смогу, у меня получится. Должно получиться" - Джерри ждал прибор мысленного произведения прошедшего и несколько часов путешествия по неизведанному миру чужой памяти.
   В маленькие колбочки помещались капли крови тех, в чьих воспоминаниях должен оказаться подключенный. Цель столь опасной авантюры - выявление неверных действий супергероев, проморгавших план Гранда, для предотвращения глобальных катастрофических последствий.
  
   Джерри принял горизонтальное положение на твердом столе, надел чертовски неудобный головной прибор с пятью проводками и нажал Enter, располагавшийся на мини-дисплее у колб.
   Требовалось уснуть, чтобы начать поиски. Доброволец нервничал, боялся, мол, не получится спасти мир и сам не заметил, как захрапел.
  
  
   Джерри очутился в какой-то незнакомой локации. Это определенно было зданием. Темным изнутри.
   Чертовка Визари согласилась мысленно сопровождать парня, двумя молитвами создав иллюзию себя в мире паранома. Параном - название устройства, перемещающего в чужую память через сон, изобретенное русским ученым Эдуардом Радзинским, также причастным к проекту "Палач".
   Доброволец вкрадчиво осмотрелся, проверив, не следит ли за ним кто-нибудь подозрительный.
   - Где я?
   Оказалось, следит, да еще как. Стоит рядом. В метре от него. Чертовка Визари...
   - Я здесь! - блестящие губы ведьмы напугали растерянного, - Не узнал?
   - Ах... - вздохнул сын генерала, - Слава богам, ты меня не покинула...
   Синекожая призналась.
   - Я не могла тебя бросить.
   - С чего бы?
   - Предчувствовала, что разобраться самостоятельно ты не сможешь, а, значит, тебе понадобится достойный куратор. Разве нет?
   И парень не стал скрывать.
   - Вообще-то да. Куратор, гид, экскурсовод...
  
   Сайкс последовал за суур.
   Они шли по деревянному полу. Зона до боли напоминала нуждающийся в капитальном ремонте мотель бюджетного типа: раскиданные по углам прошлогодние журналы, поцарапанные двери номеров с отвалившимися значками...
  
   - Где мы?
   - Это чистилище...
   - Чьи же души в нем обитают?
   - Супергероев и суперзлодеев - объясняла колдунья, - Все мы тут окажемся, рано или поздно - она подмигивала и демонически лыбилась.
  
   Спустившись на первый этаж, Джерри увидел играющих в шахматы, павших от меча Ханка Мистера Гнева и Сапфир. Старые знакомые обменивались шутками, вели бытовой дискус и, в общем-то, создавали впечатление, будто никогда не умирали, словно они все еще живые, либо мертвые, но не догадываются об этом.
   - Я столько лет пытался отыскать засранца, что позабыл о приюте - Гнев убрал коняшку с доски, - А ты чем баловалась, пока я отсутствовал? Небось, искала достойную работу?
   Сапфир сидела в своем любимом красном платье. Не изменяла традициям.
   - Не совсем. Я пыталась найти того самого белого принца на коне, но ведь ты понимаешь, мне почти никто не подходит...
  
   - Что с ними? - Сайксу становилось не по себе, когда он вспоминал об их незавидной истинной судьбе. Будь они хоть десять раз суперзлодеями, расчетливыми убийцами, циниками, ему было жаль их. Тем более Ханк немногим лучше...
   - Застряли здесь - попыталась объяснить сопровождавшая, - Теперь не могут выйти. Вот, сидят уже какой день, пытаются смириться с мыслью, что обречены на вечное проживание в чистилище. Ими движет неугомонная надежда на возникновение идиллической страсти... - ведьма затихла. Потом, спустя несколько мгновений, продолжила объяснять, - Но бесплотные любить не могут. Даже буколически...
   - Им возможно помочь? - Джерри полагал "нет", однако, уточнить не поленился, - Вытащить отсюда...
   - Пфф, ты чего? - суур взглянула на экскурсанта, как на умалишенного, - Они же больше не живут. Как ты их собрался выручать?
   Молодой, добрый, наивный - Джерри казался полной противоположностью взрослой, опытной и в меру жестокой Хэллы.
  
   Первый этаж - шесть номеров. При этом только у двух открыты двери. Чтобы не бояться, путешественник послал страх ко всем чертям и продвинулся вперед.
   Заглянул налево - увидел улыбающуюся Эллен, выглядящую цветущей, живой, направо - оттачивающего меткость Эриджа, швыряющего ножи в мятый лист посередине стены на расстоянии семи метров.
   - Привет, дружище - крикнул он Сайксу.
   Затем обе двери затворились, и настала беспробудная грусть.
  
   Через полчаса бесцельной ходьбы по пыльным запаутиненным коридорам мотеля парень догадался, где они находятся. Визари обманула нарочно - чтобы путешественник сам это выяснил.
   - Мы не в сходном с адом чистилище! - почти прокричал Сайкс, - Мы находимся в душе Ханка! - он оказался невероятно находчивым, - В самых потаенных ее закоулках, в темных нишах...
   Суур эксцентрично хлопнула ладонями над головой.
   - Браво!
   - Вот только где наемник... - помрачнел Сайкс, - Правда, я не окончательно уверен, что хозяин души обязан нас заметить. Мы в любом случае тут временные гости, а не вечные жильцы...
  
   Стоит только вспомнить бывшего союзника, как он появляется. Настоящий или нет - не имеет значения. В чужой душе все полуреальное.
   Джерри было любопытно узнать, почему он, планировавший засесть в памяти друзей, в итоге переместился в совсем иное место.
   - Я тут - Ханк выглядел не менее правдоподобно, чем убитые им противники и союзники супергероев, - А вы зачем здесь? - спросил мутант у Визари и Сайкса, - Разве я не отрекся от вас? Разве не ясно дал понять, что наша дружба осталась далеко позади?
   - Зато мы не отреклись от тебя - сказал Джерри, - Дружбе так быстро не растаять...
   - Дружба не любовь - заспорил Ханки, - Она быстро тает.
   Призадумавшись, Джерри спросил:
   - А речь идет о настоящей крепкой дружбе или о ненастоящей скоротечной?
   Мечник неспешно хмыкнул.
   - Сказать, для чего я это делаю? - и по-деловому скрестил руки, - Я не знаю, на какой стороне мне быть. Я запутался в себе. Для кого-то существуют два цвета, черный и белый... - посмотрев на ожидающую доходчивого разъяснения Хэллу, он закончил, - А для меня понятия о добре и зле фантасмагоричны. Я видел середину - то, что меж хорошим и плохим.
  
   - Ты можешь одуматься...
   - А не подскажешь, какую сторону выбрать? Ту, что помогла лично мне или вашу, супергеройскую, которая якобы помогает всем?
  
  
   Пламя войны в пустыне разгоралось с новой силой: Палачей не становилось меньше. Герои отбивались от наступающих, как могли, удерживали позицию, прикрывая искалеченных и умирающих ОПБ-шников.
   Бэннери раскидывал мутантов пачками; Сплав дрался с пятью; Крэйт дурил трех. Шторм стрелял молниями, поражая сразу несколько целей, а хитрая магичка Визари, обороняясь энергетическим щитом, удачно ускользала от ударов.
  
   В ходе баталии защитники выяснили, откуда выбегают палачи - из черно-синих врат - быстро закрывающихся порталов.
   - Вот что за дрянь присылает эту нечисть... - прохрипела суур, скрываясь от очередного выскочившего из портала мутанта.
  
   Героймен предупредил друзей, что сейчас будет лихо. Сам он свободно вознесся к сверкающим грохочущим небесам и задумал устроить смерч поэффектнее воронки Шторма. Зеддерианец начал крутиться в воздухе подобно юле.
   Догадавшись, что произойдет с секунды на секунду, Визари создала очередной магический круг и позвала Сплава, Крэйта и жреца. Те не посмели ослушаться, возможно, самую боевую особу во вселенной.
  
  
   Образ Ханка, так и не досказавшего речь, растворился. Сознание Джерри и клон ведьмы увидели перед собой чистый незатемненный проход - доступ к недавним воспоминаниям Кэйла Бэннери. Выглядел он, как очередной портал.
   "Простые и яркие изложения пережитого.
  
   Перед своим крестовым походом мне довелось пронаблюдать за действами героев. Сначала я был категоричен, всеми руками против: их славные подвиги считал фривольным вмешательством в естественный процесс, мол, общество заслуживает герметичности, неприкосновенности со стороны превосходящих. Не нужно спасать судьбы, не стоит вмешиваться, лезть... - Джерри Сайкс медленно шел по направлению к порталу, не уверенно, не неуверенно, плененный глубочайшими помыслами, - Но я проникся их идеей. Сплоченность, чувство единства захомутали меня.
  
   И я... мало-мальски образованный человек, восемнадцатилетие проживший за спиной отца-генерала, стал участвовать в миссиях. Примкнул к самой лучшей команде на Земле"
  
   В первом доступном воспоминании Бэннери Сайкс увидел отца...
  
  
   Август две тысячи восемнадцатого. Это событие рассчитано чуть больше, чем на коротенький рассказик. Оно эпохальное. Кэйл Бэннери, получивший прозвище "Героймен" - человекоподобный пришелец, наделенный поистине божественными силами, повел за собой армию Соединенных Штатов Америки.
   Чуть меньше, чем за месяц, ему удалось уверить правительство в неизмеримой полезности супергероев, после чего к "маскам" стали относиться с куда большей теплотой, чем ранее, до появления благородного пришельца.
  
   Зависнув в воздухе, полубог показал выстроившимся в ряд солдатам его цель - хорошо вооруженный бункер, в котором, по основной версии, затаились враги. Плащ Героймена, этот незаменимый атрибут из дорогой ткани, слегка потрясывался от сильного ветра, как и черные немного кучерявые волосы.
  
   - Я вам не враг, мистер Сайкс - после пяти минут вынужденного молчания Кэйл обратился к генералу, - А наоборот. Я друг для всей Америки, - и еще раз посмотрел в сторону бункера, - Разведка доложила, в тех местах проводятся незаконные эксперименты.
   - П-п-п... - Герман Сайкс - щетинистый мужичок с полным телосложением и голубыми глазками маленько поиграл губами, протер вспотевшую от волнения плешь и ответил своему новому преданному союзнику, - Все верно. Нам бы не хотелось делить территорию с такими соседями... - Сайкс надеялся не показаться смешным в диалоге с пришельцем. Уж очень не хотелось опозориться перед своими.
   - Мне тоже неприятно знать, что кто-то творит зло! - в частности высказывания Кэйла отдавали наивной старомодностью уходящей эпохи, ватной инфантильностью, детскостью, в чем и заключалась их чистота, их отличие от грубых и раздраженных хрипов вояк.
  
   "Я там был. Я видел все"
  
   Визари строго-настрого воспретила юноше высовываться. Что бы он ни увидел, кого бы ни увидел, ни в коем случае нельзя мешать одну линию с другой, воспрещено напоминать о себе в прошлом, если ты сам незванец из настоящего.
   Иначе вконец дисбалансируется пространственный механизм планеты. И не будет больше шансов спасти Землю.
  
   "Я вижу Кэйла, вижу отца..."
  
   Сайкс-старший был доблестен и неподражаем в роли воспитателя, без устали гонявшего расхлябанных вояк. Им можно по-настоящему гордиться!
   - Побежали, бестолочи! Кому сказал?
  
   Через какое-то время юноша услыхал взрыв. То же услышали и генерал с военными. Отлучившийся на пятнадцать минут герой отечества вернулся.
  
   Изнеможенные бегом на жаре солдаты остановились и посмотрели на небо. Увидели мимо пролетающего
  Бэннери, после чего послышался тот самый шум.
   Сайкс отправил помощнику воздушный поцелуй и в своей обычной манере:
   - Что встали, как бабы? Прибавляю еще пять кругов!
   Бедные военные снова запыхтели...
  
   Джерри уже хотел было крикнуть папаньку, но воздержался. Чем и купил Земле-землюшке еще немного времени.
  
   "Я должен быть сдержанным. Желания сбивают, а в таком напряге меня все, что угодно может искусить"
  
   Какой-то невидимый знак подсказал растерявшемуся путешественнику, что делать дальше. Словно уловив
  кем-то посланный импульс, Джерри сориентировался и метнулся по направлению к взорванному бункеру, где недавно состоялась битва между Геройменом и палачом, прошедшая не в пользу второго.
  
   "Целеустремленность должна граничить с предусмотрительностью. Эти правила я рождаю сам, на данный момент меня никто не сопровождает"
  
   Сайкс не мог позволить себе запыхаться и свалиться с ног. Он бежал... бежал вперед...
   Идея отключить все эмоции, все органы чувств, в его ситуации не воспринималась такой уж мазохистской.
  
   "Хоть мне и кажется, что мой бег происходит наяву, мое тело не движется. Я сплю. Хотя мозг, скорее всего, находится в напряжении"
  
   Убежище хранило энное количество секретов. "В сей картине играли преимущественно известные актеры". Взрыв уничтожил два помещения, но не разнес весь бункер. Кое-какая ценная информация таки уцелела.
   Сайкс случайно наткнулся на потайной проход, скрытый за металлическим шкафчиком у входа. На узкую дыру в стене он посмотрел с тревожащим предубеждением.
   Такие места лучше всего подходят для происков юного любознателя.
  
   Секретное место было чем-то вроде центра связи. В нем все пропахло стариной: выцветшие тома Ремарка с загнутыми уголками страниц, ржавая посуда, техника связи Второй мировой... Если добавить к перечисленному набор помятых географических карт, обугленные спички, разбросанные по шахматному столику, завалявшийся на полке маленького шкафа чей-то револьвер, вырисовывалась атмосфера прошлой эпохи.
  
   "В сей картине играли преимущественно известные актеры".
  
   Несмотря на наличие в секретном уголке предметов, относящихся к девятнадцатому и двадцатым векам, там стоял вполне себе современный компьютер, с которого недавно велась переписка. К USB-выходу был подключен WI-FI адаптер.
  
   "Никогда не интересовали чужие дела"
  
   Джерри начал внимательно и оттого медленно читать перепись.
  
   Она оказалась преинтересной, давшая ответы на многочисленные вопросы, а именно ответ на вопрос - с чего все началось.
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Это я.
  
   07.10.14
   Belov
   Как дорога?
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Не знаю, с чего начать. Я очень долго искал это поганое место. Да и рядом же военные. Чуть не попался...
  
   07.10.14
   Belov
   Сделка... Вы не забыли?
  
   07.10.14
   RIEHLE
   НЕТ-НЕТ-НЕТ! Я мечтаю о непорядке, о конфликте. Меня же насиловали в детстве.
  
   07.10.14
   Belov
   Как говорят русские, лады!
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Фейковые видеозаписи с воскресшим дедушкой Лениным - очередная спекуляция для создания конфликта, чуть не достигшая эффекта разорвавшейся бомбы. Меня раскусили. Потом началась вся эта неразбериха с пространственными перемещениями, и я очутился в будущем, познакомился с Адвокатом. Мне открылись новые, прежде недоступные возможности.
  
   07.10.14
   Belov
   Вы - великий специалист по провокациям и находитесь в бегах, я так понимаю?
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Не совсем. В ОПБ глубоко убеждены, что я мертв, кроме исполнительного директора, а другие конторы не догадываются о моем существовании. Президент бы не решился очернять свои же идеи и разглашать о перебежчиках. Для него мнимый баланс важнее государственной безопасности.
  
   07.10.14
   Belov
   Бумаги с формулой Радзинского у вас?
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Да.
  
   07.10.14
   Belov
   А сам гений?
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Увы, пришлось потратить пулю. Даже не спрашивайте, при каких обстоятельствах я грохнул ученого...
  
   07.10.14
   Belov
   Как договорились, встречаемся в Нью-Йорке. Там передадите бумаги и получите взнос.
   07.10.14
  
   RIEHLE
   Для чего вам понадобились труды генетика?
  
   07.10.14
   Belov
   Гранд просил не разглашать.
  
   07.10.14
   RIEHLE
   Я имею право знать. Я через столько прошел ради вас.
  
   07.10.14
   Belov
   Чтобы создать армию таких, как я. Чтобы править!
  
  
   Злодейская переписка завершилась вполне логично.
   - О, господи! - додумался Джерри, - Сегодня десятое августа, а их встреча, кем бы они ни были, произойдет совсем скоро!
   Название аккаунта одного из переписчиков - Рили. Тут Сайкса осенило: Рили - фамилия повернутого на разжигании межгосударственной розни психопата,
  экс-лидера ОПБ, противника небезызвестного патриота Тейлора Родригеса.
  
   Рили попытался устроить подобие Третьей мировой путем разжигания открытого конфликта между Америкой и Россией. Для этого фанатик захватил всю основную авиационную мощь ОПБ, намереваясь открыть огонь по России. Страны бывшего СССР, выяснив, что атакующие - американцы, объявили бы Западу войну. Начался бы хаос...
  
   Но безумца остановили. Правда, герой, сделавший это, Пол Макдауэлл, погиб при невыясненных обстоятельствах в престижном пригороде Чикаго спустя десять лет после инцидента. Убийство или нелепая случайность - до сих пор остается загадкой.
  
   Но раз поганец Рили все еще жив, ублюдок, предатель родины, шизоид, значит, смерть хорошего солдата не была случайностью. Джерри передаст это героям, как только проснется.
  
  
   Догадавшись, что произойдет с секунды на секунду, Визари создала очередной магический круг и позвала Сплава, Крэйта и жреца. Те не посмели ослушаться, возможно, самую боевую особу во вселенной.
   Героймен повторил фирменный трюк Шторма - сделал торнадо. Однако его выход причинил палачам гораздо больше неприятностей.
  
   Сверхчеловек завис в воздухе и закружился юлой против часовой стрелки. Ветер стал дуть незначительно холоднее, снова разлетелся песок, опять почернело небо (Шторм помог Героймену, они скомбинировали силу - получилось нечто невероятное с точки зрения земной науки).
   Мутанты настороженно притихли, ожидая дальнейших атак противника. Увы, они не знали, что следующий ход героев будет решающим.
  
   - Давайте! - крикнула суур, - Пусть грянет гром!
   Остальные с интересом наблюдали за проделками сотоварищей.
  
   Судя по резко усилившимся порывам ветра, титаны исполнили ведьмину просьбу и раскидали озадаченных монстров по разным краешкам могучей пустыни.
  
   Вобравший в себя все лучшие качества родных, впоследствии обретший неуязвимость, Героймен - символ непоколебимости, американский богатырь с волевым подбородком и пронзительными голубыми глазами. Любое его появление не лишено пафоса и некоторого самолюбования, зато улыбка добрая-предобрая, отражающая те самые прекрасные качества, и полное спокойствие, и невозмутимость во взгляде.
   От отца он позаимствовал отвагу, от дяди - предприимчивость, от матери - доброту.
  
   Палачей засосало в образовавшееся посередине базы торнадо. Послышался громкий хлопок, и они разлетелись как мухи.
  
  
   Следующее, второе по счету погружение сопровождалось дикими мышечными спазмами, тряской и болями в области шеи.
   О чем Джерри не мог подозревать, так это о присутствии в помещении Стражей Порядка. Они охраняли его по просьбе Дендока, сообщившего в Штаб о новой попытке героев. Пока парень спал, бродя по знаменательным эпизодам чужих жизней, Стражи стояли возле стола, ни на шаг не отходя.
  
  
   Следующая часть задания - воспоминания Джона Вэйна. Время - сутки спустя после взрыва в бункере и победы Героймена над подопытным. Август две тысячи восемнадцатого.
   Место действия - Чикаго. Клуб - Чикаго Блюз. Излюбленное место отдыха Николаса Кейджа.
  
   Танцевальная музыка заглушала слух непривыкших; постоянные посетители гоняли в картишки и бесстыдно упивались дорогущими сортами вина. Их проходящие в эксцентричной манере разговоры показывали, насколько высок темп светской жизни - развлекалово, съемки, общественная деятельность!
   Сегодня в клуб пожаловали закоренелые киноманы. Любители обсудить, какие фильмы провальные, а какие - успешные, тусовщики чуть не забыли про священную выпивку.
   - Нее, я люблю Чужих за то, что в конце фильм говорит нам: дальше все будет хорошо, все беды и печали остались на Ахеронте. Мне не нужен финал, высасывающий всю радость жизни, и я думаю, что подобные фильмы нужно заканчивать на позитивной волне. Все-таки это не Зеленая миля, а Рипли - не тот персонаж, который мог бы закончить жизнь настолько бесславно! Все зависит от ожиданий и мировоззрения. Оно у нас с вами разное, поэтому мы и ждем от фильмов разного. Тут спорить не о чем...
   - Да! А все сиквелы, Прометей, Чужой против Хищника - полнейшее дерьмо, угробившее хорошо начавшуюся франшизу...
   - Чужой против Хищника? А что в нем не так? Неплохой саспенс, эпичный финал, тактика хищников во всей красе!
   - Вы меня уж простите, но мне кажется, что вы смотрели какой-то другой фильм. Либо изощренно прикалываетесь. Саспенс? Где? В погонях хищника за школьниками, тупыми даже для клишированных образов? Эпичный финал? Бугага. Эпичный слив и жалкое заигрывание с фанатами, которым кинули кость в виде намека на корпорацию Ютани. Пока еще без Вейланд. Тактика хищников? Промолчу. Даже в фильме Хищники Охотники были поумнее. Ну, а развесистая клюква в виде Чужехищника и оплодотворения беременных, это вообще за гранью добра и зла, просто не вяжется с теми образами, что в свое время создали уважаемые Ридли Скотт, Джеймс Камерон и режиссер первого Хищника, не помню его имя. Даже беззубый Чужой против Хищника Пола Андерсона смотрелся пристойнее.
   Бессмысленная болтовня в стиле "что лучше" продолжалась еще полчаса, пока мимо проходящий официант не напомнил джентльменам о шампанском.
  
  
   А за другим столом, стоящим рядом с закрытым красными занавесками окном, сидел Лэтс Гранд. Его интеллигентный визави, достопочтеннейший Джон Вэйн, вел себя более раскрепощенно и раскованно, чем прежде, переключаясь с темы на тему, юля. Виной тому алкоголь или что-то другое - сказать было трудно. Глава Wayne Enterprises - тайна, покрытая мраком.
   - Природа - кладезь гениальных конструкций. Я целых пять лет прообщался с гринписовцами... - сегодня все вели себя скромнее. В том числе и Лэтс, немного поубавивший свое высокомерие, - И все насмарку. Те проекты подвергли заморозке из-за нехватки квалифицированных специалистов - Адвокат морщился, пытаясь сделать вид, что ему небезразлична судьба планов благородных экологов, - Если бы мне только доверили контроль над...
   - Извини, я отойду? - Джону приспичило в сортир.
   Собеседник дал разрешение.
   - Давай...
  
   Вышедший из-за стола еще не успел скрыться в коридоре, как Лэтс крикнул:
   - Я выиграю в лотерею, вот увидишь!
  
  
   Через пять минут.
   Джерри заметил богачей. Он стоял рядом, стараясь вслушаться в многоэтапное развертывание их диалога. Поначалу у него не выходило. Мешала клубная музыка.
   - Лэтс! - воскликнул явившийся Джон, открывший бутыль шампанского. Чтобы снять пробку в классической золотистой обертке, пришлось малость потренироваться с открывашкой, - Спасибо, конечно, что ведешь работу, суть которой переоценить чертовски сложно. Планета будет помнить твои услуги еще очень долго. Но я бы предпочел немного отвлечься и...
   - Не нервничай! - Гранд елейно махнул пальцами, - Лучше меня тебя никто не поймет. Так что...
   - Я понял - Вэйн открыл бутылку, - Славно, что у меня есть такие покорные друзья, не правда ли?
   Лэтс выгнул рот подковой.
   - Надо думать!
  
  
   Пока бизнесмены общались, в коридоре ошивался крепко сложенный мужчина со шрамом на щеке и белой колючей шевелюрой, какую нередко носят военные. Впрочем, мистер был отставником, так что здесь все правомерно.
   Он кого-то ждал...
  
  
   Увидев появившегося за танцсценой отставника, дважды подмигнувшего, Гранд с жадностью дожевал остатки жареного мяса и попросил прощения у Вэйна за непредвиденную отлучку.
   - Извиняюсь, но я должен идти. Меня ждут звезды. Ты не обижайся, Джон, пиши...
   Вэйн почти не заметил, как "друг" покинул его. Он продолжил выпивать в гордом одиночестве.
  
  
   Отставной улыбнулся Гранду. Как и полгода назад, когда они впервые познакомились во время очередного переформирования ОПБ.
   - Многие бы сочли такую широкую ужимку неприятной и наигранной - напомнил Гранд, - Но вам повезло, что мне плевать.
   - Выйдем? - отморозок качнул головой и улыбнулся еще шире, - Как-то не хочется при девах раскрываться. Стеснительно...
   Адвокат согласился с экс-солдатом. Атмосфера и вправду не сильно подходила для деловых речей.
   - Выйдем...
  
   Сайкс-младший совсем забыл главные инструкции суур: прибор Радзинского не только позволяет вторгаться в чужие воспоминания, но и создает для спящего новую реальность. Это означало, что путешествующего в прошлом могут заметить. Он в том мире не призрак, а такой же существующий, такой же живой, как и все.
   Впрочем, эта доработка только усложнила и без того хардкорное задание.
  
   Сайкс подбежал к выходящим из ресторана бизнесменам и наткнулся на Ферранта Рили.
   Отставник схватил парнягу за рукав свитера.
   - Молодой человек, в вашей школе этикет преподавали?
   Парняга промолчал, боясь спалиться и провалить миссию.
   Не получив ответа, жестокий преступник снова тряханул Сайкса.
   - Что молчишь, стервец? Язык прикусил?
   Не заподозрив слежку, Гранд заступился за незнакомого юношу.
   - Оставьте джентльмена в покое, мистер Рили. У него, могут быть банальные проблемы со зрением, а вы так строги...
   Бывший ОПБ-шник послушался, хоть и не сразу.
   - Да? А что тогда стервец делает в местечке, где без хорошего зрения никак?
   - Да оставьте...
   - Я... - выжал из себя Джерри, - Я случайно. Простите.
   Тут Рили подостыл.
   - Чтобы больше не попадался мне на глаза, стервец! А с отца требуй оптику...
   Вырвавшись из рук негодяя, Сайкс отбежал в сторону и пообещал себе впредь соблюдать нужную дистанцию.
  
  
   - Зря вы так с детьми...
   - А вот и нет! Их нужно учить правильным манерам. Неспроста с каждым поколением все хуже и хуже...
  
   Рили и Гранд остановились при виде здоровенного мордоворота с серебряными кастетами на крупных пальцах. Оттатуированная шея великана страшила не меньше его грубого словно каменного подбородка.
   Адвокат не забыл представить лба.
   - Познакомьтесь. Родом из России. Зовут Антон. Где-то далеко живут жена и дети. Кстати, вы с ним переписывались...
   - Точно?
   - Да, это он вам назначил встречу.
   ОПБ-шник не очень осторожничал с подбором выражений (за что поплатился) и бесцеремонно озвучил мысль.
   - Переписывались-то ладно, но, почему, интересно, меня буквально воротит от внешнего вида вашего телохранителя? Как думаете?
   Гранд сомкнул кисти рук и посмотрел на обоих.
   - Ну, у Антона выхолощенный взгляд на жизнь, паренек не предрасположен к креативу. Да и отсутствие духовности здорово сказывается... Можно построить массу версий на самом деле...
   Телохранитель, которому прежде никто не смел грубить, сжал пальцы в кулаки. От примитивной животной злости.
   - Ясно!
  
   Рили вытащил из пиджачного кармана потертый блокнот.
   - Вот! Принес...
   - Это что? - недоверительно посмотрел на него Гранд.
   - А чем может быть? - солдафон опять дебильно улыбнулся, -
  
   Как и договаривались. Формула...
  
   Адвокат ознакомился - чуть-чуть полистал.
   - Кхм... - у него возникли вопросы к господину Ферранту, - Вы сказали, что документы это папка с листами. А сами что принесли, блокнотик?
  
   - Так я переписал...
   - Понял!
   - Я жду...
   - Чего?
   - Щедрого прайса. Имейте в виду, найти этого чертового отшельника было очень нелегко. Я перевернул все оставшиеся связи, подняв на уши несколько заграничных
  контор...
  
   Лэтс понимающе поджал губы.
   - Сочувствую - и, конечно же, не смог удержаться от пикантного вопроса, - Кто нарисовал полоску? - он провел указательным пальцем по щеке полуфранцуза возле уха, - Интересно...
   Рили нисколько не комплексовал по данному поводу. Считая, что шрамы и увечья красят мужчину, нежели уродуют, подонок любил рассказывать историю своей фейковой гибели.
   Но требовался подходящий настрой - Рили проглотил слюну, почесал затылок, поправил галстук...
   - Подарок от Пола Макдауэла - было заметно, злодей нервничал. Нервничал и одновременно радовался, - Но, сумев выжить, я отомстил - злорадствовал, - Я зашел в дом Пола и вволю наигрался с его дочерью. Побазарил с женой...
   - Убили? - спросил Гранд.
   - Да! - почти выкрикнул Феррант, - Убил! И дочь, и жену Пола, эту белобрысую шлюху...
   - А что с самим Полом сделали?
   - Его тоже грохнул! Подхватил сученка у выхода из маркета... - маньяк восторгался своими злодеяниями. Это могло продолжаться вплоть до утра. Если бы не... - Стоит признать, я очень живучая гнида!
   Если бы Антон не положил свою ладонь на плечо полуфранцуза.
   - Что? - взглянул на великана Рили.
   - Весьма спорное утверждение - проанализировал Гранд, - Я бы не стал зарекаться насчет бессмертия - чтобы обеспечить господину Ферранту наипозорнейший уход из жизни, бизнесмен сказал... - Фортуна изменчива. Можно выжить при падении воздушного авианосца и посчитать себя героем - подоплечно посмотрел на Антона, - А потом скапуститься от заигрываний с костяшками какого-то недалекого телохранителя.
  
  
   Джерри стоял у двери, лишь изредка выглядывая. Внимательно подслушивал разговор, который обещал вот-вот завершиться. Качек, тершийся возле Гранда, методично душил Рили. Парень смотрел на это не без отвращения. Прозвучавший через полминуты хруст не стал чем-то неожиданным, равно как и сломанная шея экс-ОПБшника.
   - Хорошая смерть для хорошего бойца - оценил Гранд, - Я заранее купил билет в рай...
  
   Сайкс наблюдал за тем, как здоровяк затаскивает труп Рили в помещение мужского туалета, а Адвокат болтает, с нескрываемой радостью неся всякую чепуху.
   - Моя племянница - заядлая эксбиционистка, с детства мечтала украсить собою Бродвей. Девчонка, давно заслуживающая достойную роль и недавно ее получившая, перетянула на себя сразу несколько одеял и теперь донимает свою многодетную семейку просьбами переселиться в Голливуд. А знаешь, что мне приходится, Антон? Мне приходится успокаивать ее мамашу ложью, что дочка когда-нибудь образумится и перестанет грезить об актерской карьере...
  
   "Что мне делать? Что? Я выяснил, к грядущим полномасштабным разрушениям причастен предатель из ОПБ, как обычно, не обошлось без Гранда, похоже, серьезно сблизившегося с русскими отморозками.
  
   Ждать когда проснусь?"
  
   Юноша с усердием прощал себе нерешительность. Он знал - оглядываться не положено. Нужно смотреть только вперед, идти и не бояться. Поэтому он насильно заставлялся не верить в провал миссии.
  
  
   Сайкс распахнул очи, нервно вдохнул полную грудь воздуха и, словно не веря в пробуждение, посмотрел на притихнувших Стражей.
   - Кто вы? - его мозг, ненадолго отключившийся после сильного напряжения, потихоньку восстанавливался. Правда, он не сразу узнал в окруживших его типов доблестных слуг Порядка.
   - Тише - спокойно сказали они порядком возбужденному Джерри, - Мы свои.
   - Свои... - повторил чужие слова юноша, - Ах да, точно. Простите меня...
   Те, разумеется, не сердились за беспамятство. Они были полностью осведомлены о его непростом деле и, как всегда, отнеслись крайне положительно.
   - Ничего страшного - Страж ласковым голосом успокоил проснувшегося.
   Дальше со стороны Джерри понеслись вопросы, что было вполне ожидаемо, беря в расчет его резкий межизмерительный переход.
   - Зачем вы тут?
   Солдаты объяснились с исключительной вежливостью.
   - Мы охраняли вас от лиха, если так угодно. Мало ли, кто мог прознать о ваших намерениях - один из них даже профилософствовал, - Сильное добро призывает сильное зло...
   - Спорить не буду - сказал Сайкс, - За последний год я столького навидался... - не без заметно проскакавшего сожаления, - Лучше бы окончил университет. Но нет же, вздумалось мне лезть во все эти игры...
   - Ваш выбор правилен - запротестовали Стражи, - Не смейте сомневаться...
  
   - Правилен. Как же...
  
  
   Меж тем в Боливии
   Палачей засосало в образовавшееся посередине базы торнадо. Послышался громкий хлопок, и они разлетелись как мухи.
   Увидев друзей, защищенных магической преградой Визари, Героймен крикнул:
   - Можете выходить, теперь тут безопасно!
   Получив конкретный перенапряг от растраты сил, колдунья тяжело вздохнула. Друзья-герои осыпали ее разного рода благодарностями, что, впрочем, она намеренно проигнорировала.
  
   Единственную женщину в команде мучило, что число выживших до сих пор неизвестно. Благо, не пришлось шерстить местность - Кэйл мог засечь любую движущуюся цель с запредельной дистанции.
   Многие умерли не сразу, были и такие, которые ждали, когда им окажут помощь, но откинулись из-за кровотока. Из выживших остался лишь один - невысокий нидерландец сержант Эрскин. Да и тот, истекая, потихонечку отдалялся...
   - Мы вам поможем! - сочувственная суур пообещала умирающему маловероятное, - Только держитесь! - и на мгновение возненавидела себя за эту ложь.
   Остальные тоже понимали - мужика не спасти. Уже поздно пытаться.
   - Моих сотоварищей перебили - приподняв голову, вымолвил Эрскин, - Хорошо, что я с ними увижусь...
   ОПБ-шник скончался на глазах у супергероев...
  
  
   После весьма сомнительной (из-за погибшего войска) победы Героймен проявил инициативу - взял на себя ответственность за похороны бойцов. С такой суперсилой, как у него, обеспечить телам достойное погребение, не представляло труда.
   Похороны Эрскина, умершего при нем, дались труднее. В морально плане.
   - Он рассчитывал на нас - сердце пришельца охватила досада. Признаться, Кэйл и прежде испытывал подобное ощущение, но в меньшей концентрации, - А мы о нем позабыли. Мы пропустили...
   - Нет - поспорила Визари, - Мы ничего не забывали, ничего не пропускали. Его смерть - его решение. Он служил по своей воле, а служба, сам понимаешь, не терпит отказов.
   Бэннери не захотел соглашаться:
   - Но мы были рядом. Мы не увидели...
   Ведьма повторила:
   - Потому что были заняты. Возможности следить за другими у нас не было.
   - Считай, так если хочешь... - Героймен дунул на находившуюся рядом с телом ОПБ-шника горку песка.
   "Оригинально" - подумала Визари.
  
  
   Узнав о гибели нескольких подразделений в боливийской пустыне, Никмунд дрожайшими руками выронил телефон.
   - Боже... - челюсть тряслась, голова выходила из строя, глаза заливали кислые слезы, - Боже...
  
   Чуть позднее президент встретил подавленного горьким известием Тейлора.
   Они обнялись, как родные, хотя еще недавно казались врагами.
   - Как ты? - спросил он у гостя.
   Вопрос содержал немалую долю риторики. Можно ли прибывать в приподнятом настроении, если ты потерял целый отряд?
   - Не спрашивайте... - в черном притащенном Родригесом рюкзаке лежал набор стаканов для вискаря в подарочной обертке и две литровых бутылки.
   Увидев припасенное добро, Никмунд кивнул.
   - Можно. Сегодня не грех...
   - Угу - согласился Родригес.
  
  
   Квартира президента
   Гарри, благодаря должному воспитанию, с юношеского возраста умел равномерно распределять выпивку. Однако сейчас, при таком стрессе, ему хотелось позабыть обо всех здоровых традициях.
   Для снятия нагрузки следует напиться - думал он, становясь все менее и менее стойким.
  
   - Пока я ходил по барам во время чертового отпуска, да развлекался с племянницей брата, она, кстати, та еще секси, Пол Макдауэлл, царство небесное, искоренял грязь внутри организации - вытаращенные глаза и предельно озадаченный взгляд свидетельствовали о крайней степени задумчивости Тейлора. О значительном влиянии последних событий, - Все это время я с опущенными руками думал, что он справился с самопоставленной задачей - и ноты все того же сожаления прозвучали, - Но все, что он сделал, так это убил Рили. Сегодня я понял, смерть предателя ничего не решила, не сберегла от дальнейших невзгод, а только купила ОПБ еще несколько лет спокойной работы...
   Президент был вынужден приостановить проникновенный монолог собеседника и протянуть ему подробный доклад Сайкса.
   - Что это? - отвлекся Родригес.
   - Ценная информация о часах Судного Дня, добытая сынком того самого славного генерала, с которым вы припеваючи тусовались на Кипре...
   - С племянницей брата? Кхм - Тейлор, еще не слишком пьяный, пару раз кашлянул и взглянул на бумаги, - Сейчас посмотрим...
  
   - Подробный отсчет... - сказал он тихо-тихо, и быстро пробежал глазами.
  
   Было написано коричневым карандашом.
  
   Август. Две тысячи восемнадцатый год. После победы славного Героймена над одним из поселившихся на американской военной зоне мутантов я отправился на место, где прошел бой.
  
   Там считающийся убитым Феррант Рили переписывался с неким неизвестным, имеющим русские имя и фамилию. Антон Белов, кажется. Из переписки довелось узнать, что Рили убил русского ученого - создателя палачей. Радзинский звали, кажется.
  
   Затем я благополучно переместился в Чикаго, где должна была состояться встреча Рили и русского. Не буду говорить как. ИМХО, нудная история.
   Это был клуб. Там я увидел Джона Вэйна и Лэтса Гранда. Они говорили о чем-то. Увы, я разобрал далеко не все. Затем появился Рили.
   Гранд и Белов, оказалось, действовали заодно. После относительно недолгой беседы, в ходе которой выяснилась причастность Рили к нашумевшему убийству Макдауэлов, видимо, несложившейся, Белов казнил Рили. За что - я не понял, увы.
  
   Затем появился Спаун. Русский рассвирепел, начал увеличиваться в размерах, позже мутировал во что-то страшное, бесформенное. Я видел много слизи,
  каких-то вылившихся из тела веществ. Было страшно, дождливо и мрачно. Эту битву видел отнюдь не только я, там стояла толпа.
  
  
   - Я не забыл про Кипр - не удержавшись, Тейлор помял бумаженции и выкинул в форточку.
   Ему было по-человечески неприятно узнать, что Макдауэлл, его лучший друг, не смог прикончить Рили, но сам умер от его руки.
  
   Они распивали спиртное до самого рассвета...
  
  
   Сайкс ловил себя на неприятной тревожной мысли, что после увиденного в том измерении он больше никогда не будет таким, как прежде. Это путешествие его радикально изменило, заставило посмотреть на жизнь по-другому.
   И совсем недавно он выведал, что все это время дико заблуждался: прибор не перемещает сущность человека в чужие воспоминания - прибор перемещает его в прошлое.
   Об этом Сайксу доложил сам Радзинский - создатель.
  
   Русский проинструктировал неквалифицированного, перечислив основные правила нахождения в части линии времени, состоящей из событий, уже произошедших:
  
   - Нельзя находиться в прошлом долго. Можно заработать неизлечимую зависимость.
  
   - Нельзя забывать о существовании настоящего.
  
   - Без консенсуального договора с Властелином Осей новичкам запрещается влиять на ход истории.
  
   - Воспрещается есть в прошлом.
  
   - Воспрещается пить в прошлом.
  
   Джерри заучил эти пункты и пообещал следовать правилам. Дух Радзинского пообещал более его не беспокоить и позволил продолжить устойчивое выполнение столь почетной миссии.
  
  
   - А знаешь, что мне приходится, Антон? Мне приходится успокаивать ее мамашу ложью, что дочка когда-нибудь образумится и перестанет грезить об актерской карьере...
  
   Дождавшись, когда культурист вернется из сортира, преуспевший в устранении ненужного адепта Гранд вышел на балкон второго этажа с целью насладиться прохладным освежающим воздухом и полюбоваться видом оживленных рекламными огнями чикагских "джунглей".
   На дворе стояла ночь - три часа. Бизнесмену спать не хотелось, его ожидали новые "геройские" подвиги. Болтающийся под рукой Антон Белов служил гарантией безопасности, выполняя свою часть договора на пять с плюсом.
  
  
   Костюм Спауна - резина, кевлар - изначальный смысл его ношения заключался в запугивании преступных элементов. Позже он получил несколько иное предназначение и использовался для безопасного приземления, также он считался перспективной разработкой для защиты от пулевых ранений, вмещая в себя легендарный многоцелевой пояс - бездонное хранилище всевозможных гаджетов.
   Прочие учтенные мелочи (невидимые дырки в маске, обеспечивающие проходимость кислорода) лишний раз подтверждали уникальность спаунской "накидки".
  
   - Ты пришел за мной, да? - Лэтс Гранд обратился к внезапно появившемуся Спауну, испытывающему, отнюдь, не самые светлые эмоции. Впрочем, об этом говорили его прозвище и наряд - отражающие заполонившую душу тьму элементы, - Вы все пришли...
   - Да! - ночной страж подтвердил худшие подозрения бизнесмена, - Пришел для реабилитации расшатанного организма правосудия!
   - Да ладно? - толстяк выпучил глаза, - А как же издавна природнившаяся к обществу демократия? Или лунатики вроде тебя в процессе борьбы теряют все манеры?
   - Договоришься! - предупредительно воскликнул Ночник.
  
   Джерри Сайкс смотрел на них издалека. Конечно, он опять почти ничего не слышал, и заходить на балкон, помня инструкцию Радзинского, не решался, но был непередаваемо рад возможности переживать разворачивающийся веер событий.
  
   - Хорошо, ты можешь просто сказать, чего хочешь?
   Пока Гранд со Спауном дискуссировали, дождь забарабанил по новой, с каждой минутой становясь все интенсивнее. Видимо, скрытый гнев замаскированного филантропа призвал саму Диону.
   - Правду! Твои наемники совершили дерзкое ограбление недавно открывшегося музея в Лос-Анджелесе, где, по слухам, хранился камень, способный уничтожить Героймена. Я намерен вернуть украденное, согласен ты или нет.
   Озвученные намерения Спауна не вызвали у Гранда очевидного замешательства. Он был даже рад, что его противники, как всегда, дедуктивны и хитры.
   - Прекрасно! - преступник сжал кисти за спиной, зашагал по накопившимся у каменной ограды лужам, - Как человек, который, по мнению прессы, страдает расстройством личности, характеризующимся убежденностью в собственном превосходстве, я понимаю твою интенцию - саркастически подмигнул оппоненту, - После провала Джерго спрос на зеддериан существенно повысился. Камешек с родной планеты Героймена стал мечтой каждого пятого мерзавца и, поверь, в этом нет моей вины. Не я дал ход этой силе... - подозрительно заулыбавшись, негодяй повернул взор к стоящему рядом Белову, - Я дал ход другой. Прости...
  
   Спауна взбесило поведение своего недоброжелателя - что тот посмел повернуться спиной. Герой спрыгнул с опоры и подбежал к Гранду.
   - Мы не договорили! - он схватил мерзавца за плечо, но был ошарашен из-за нежданно-негаданно проявившейся силищи его телохранителя.
   Отлетев назад, стукнувшись затылком о твердый пол, мститель произнес:
   - Вот это да...
  
   "Господи, нет" - чувствуя, что Адвокат припас крутой сюрпризец, Джерри всерьез запереживал за жизнь Спауна. Ему было чертовски стыдно за свою беспомощность в сложившейся ситуации.
  
   - Мы обсудили уже все, что только можно! - возразил Лэтс, - Ты - гроза криминального мира и в своем родном городе, бесспорно, являешься одним из лучших натренированных каратистов, но Россия жжет! С таким ты еще не встречался! - он вновь посмотрел на "Антошу", - Убей...
  
   - Избавься!
  
   - Ааай - издал Спаун, схватившись за ушибленную голову.
   - Сделаю - заверил Белов.
   Стоило Гранду покинуть балконную площадку, по пути бросить презрительный взгляд на оторопевшего Сайкса, как русский перешел к демонстрации скрытой в нем чудовищной мощи: на щеках появились светящиеся
  ярко-красным светом вертикальные трещины, порвалась висящая на шее золотая цепочка, конечности - ноги и руки - увеличились до невероятных размеров, чуть треснул череп.
   Мутация или эффект какого-то новомодного наркотического синтетика - Ночник обязательно выяснит, если переживет поединок.
   - Мой девиз - никакого компромисса! - закричал видоизменившийся Белов, который до превращения в образину с выступившими по всему телу сосудами, "красными ручьями", казался типичным замосковским колхозником.
   В обманчивости первого впечатления убеждался едва ли не каждый человек, на собственном опыте.
   - Да уж... - тяжело вздохнул Спаун.
   О малоинформативности внешности много рассуждать не приходится, так как тема проста и заезжена. Но в этот раз видалый линчеватель то ли забыл об ошибочности поверхностного суждения, то ли отверг сигналящую интуицию, полагаясь на фарт.
   - Я Палач!!!
   Патруль - дело рисковое. Одна ошибка может стоить жизни. Поэтому Спауну приходилось держать в памяти несколько заповедей, касающихся неоднозначности внешнего вида.
   - Я тебя убью!
  
   Титанида Диона не собиралась отзывать дождь, сильно усложняющий мстителю задачу (хорошо, что не только ему). Ночник менял позицию, поскальзывался на лужах, перебегал из одного угла площадки в другой, с проворством уворачиваясь от взмахов толстых ручищ.
   Белов становился все активнее и активнее, заставляя сердце противника трястись под градом ударов.
   - Разорву в клочья! - русскому единожды удалось достать пальцами до намокшего плаща и выкинуть Спауна с балкона, - Я рвал и не таких, помнит отчизна - подойдя к опорам, он с интересом глянул вниз. Хотел запечатлеть грубое приземление ночного патрульного.
  
   Во время полета герой вспомнил об ежедневных тренировках в тибетских горах, о куче других пройденных испытаний и, взяв под личный контроль всю свою реакцию, вытащил из многоцелевого пояса модифицированный крюк-кошку и выстрелил тросом.
   Спустя мгновение. Ничего не подозревающий Белов, мысленно отмечающий псевдопобеду, ощутил проблемы с дыханием. Его сальная рожа скривилась от дискомфорта в области шеи, обхваченной тугой веревкой. Оказанное сопротивление не спасло качка от спаунской участи - прозвучало натужное жужжание моторчика крюка, и амбал полетел вслед за противником.
   - А-а-а-а-а-а-а! - пугливые стоны "Тохи" разбудили эту и ближайшие мирные улицы.
  
  
   Свалившись на голову гражданам, они выжили. Оба. Но настоящее везение улыбнулось только Спауну. Про Палача такое не скажешь: словно приросший к асфальту мутант облизывал собственную кровь отвисшим пожелтевшим языком.
   Несмотря на свое незавидное положение, телохранитель не уставал повторять:
   - Я убью тебя когда-нибудь... - без сомнения он твердел об этом для самоуспокоения, - Сломаю позвоночник...
   Без толпы не обошлось. С охами и вздохами люди фотографировали как потерпевшего поражение качка, снимали его на iPadы, обещали опозорить, выложить видеозапись на YouТube, так и на супергероя.
   С того момента полиция Чикаго относилась к нему лояльно, с уважением.
   - Офицер - обратился Спаун к первому появившемуся копу, - Позаботьтесь об изоляции верзилы, обеспечьте гражданскую безопасность.
   - Будет сделано! - пообещал полицейский.
  
   Сайкс все видел...
  
  
   Призрак Радзинского, явившийся непонятно из какого измерения, поведал парню об основных целях создания проекта "Палач".
   - Снабжение армии - Джерри передал это Стражам, глубоко заинтересованным земными проблемами, - У него был контракт. Он много планировал сделать для страны. Но так вышло, что его убили, а формула оказалась не в тех руках.
  
  
   Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Спаун убегает от Палача! Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Палач бьет Спауна!
  
  
   - То, что изначально предназначалось для помощи, в итоге использовали в гнусных целях. И в этом нет вины создателя... - Джерри заступался за умершего, как только мог. Радзинский буквально раскрыл парню душу, рассказав обо всем.
   Стражи, призванные защищать Джерри, пока он спал (путешествовал в прошлом друзей), долго не соглашались с ним. А потом им просто наскучило спорить.
   - У вас своя точка зрения, а у нас - своя. Мы никому ничего не навязываем. В конце концов, осуждать ученых, чьи труды, в конечном счете, обернулись против большинства - позиция Совета.
   Они считали Радзинского одним из тех бессчастных перебежчиков, действующих на поводке у грязных амбиций.
  Джерри не понимал их мировоззрения, их логики - презирать, потому что что-то пошло не так, ненавидеть, потому что не вышло. Джерри это конкретно огорчало. До глубины...
  
  
   Одни люди - созидают.
   Другие - потребляют, комментируют.
  
  
   Злодейская переписка завершилась вполне логично.
   - О, господи! - додумался Джерри, - Сегодня десятое августа, а их встреча, кем бы они ни были, произойдет совсем скоро!
   Услышав краем уха чьи-то шаги, парень метнулся к выходу. Но... путь из бункера преградил бледноликий призрак ученого.
  
  
   Сейчас он явился наяву. Для того чтобы посвятить Джерри в главные тайны своей уплывшей жизни, сделать то, что не получилось в прошлом.
   - Я - всего лишь этюд, набросок для будущего произведения - фантом не выглядел живым человеком. Было видно, что он... фантом. Преждевременная седина, круглая залысина на макушке, крючковатый нос, впадины на щеках, трясущиеся скулы - эти и еще много других аспектов внешности (можно упомянуть о немытом одеянии, о замызганных чернилом рукавах) объясняли, что жизнь русского прошла не в малине. Она была страдальческой, тяжелой... - Но ты, Джерри, ты - завершенный вариант незавершенного. Картина, созданная из ничего, без использования кисточек, красок...
   Джерри, ясное дело, застеснялся. В его адрес никто еще так не комплементил. Не сильно вникнув в суть, не поняв замудренных выражений, он буквально раскраснелся.
   - Погодите. Я не готов это принять...
   - Но придется - Радзинский припас для своего освободителя (ведь именно Джерри выпустил душу ученого из мучительного заточения) нечто, что подарит ему, Сайксу-младшему, щепотку уверенности, заставит задуматься о завтрашнем дне, о светлом защищенном от глобальных угроз будущем, - Нужно запастись мужеством и докончить.
   - Что?
   - То, что ты начал.
  
   - Раньше я судил обо всем однобоко и называл себя патриотом. Это еще, когда был молод. Но где-то лет с сорока, уже порядком уставший от войн, от конфликтов, от недопонимания, стал мечтать о компромиссе.
   - В смысле?
   - Это помогло бы избежать Третьей мировой, Джерри. Обязательно помогло бы...
  
   Раньше Радзинский "судил обо всем однобоко и называл себя патриотом". Теперь же от него веяло исключительной добротой, академизированным высокомудрием. Ученый понял - гиперболизированный патриотизм (считай, простой патриотизм, так как любой патриотизм гиперболизирован) сродни фанатизму, он призывает к войне, порождает в людях несдержимую агрессию.
  
   Неужели патриотизм и любовь к родине - одно и то же?
   Неужели нельзя как-то разграничить эти вещи и тщательным образом проанализировать сложившуюся ситуацию?
  
   - А разве Третья мировая... - Джерри едва мог шевелить ртом. Частью из-за кома, вставшего в горле, частью из-за того, что чересчур много времени пролежал под аппаратом. Он запинался, - Разве еще есть повод бояться за будущее?
   - Так точно - ответил высокомудрый, - Он есть всегда, пока мы живы. Что если не страх делает человека человеком?
   Джерри согласился.
   - И то верно...
   - Что выпускает на волю наших добродетелей, если не трепет?.. - ученый оглянулся, через десять секунд снова повернулся к парню, - Если не любовь к родине...
  
   Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Спаун убегает от Палача! Спаун убегает от Палача! Палач бьет Спауна! Палач бьет Спауна!
  
   - Н-н-ничего - заикаясь, Сайкс предоставил ответ, - В смысле только любовь! - было трудно угнаться за мыслями, они шли впереди, убегали, - Так что вы полностью правы...
   - Ты же знаешь, кто меня убил? - спросил Эдуард у мальчонки, - Так ведь?
   - Я выяснил - сказал Сайкс, - Так что да, знаю...
   - Этот человек называл себя патриотом, то есть, любящим родину. Но кем он был? Убийца, террорист... - ученому не хотелось никого осуждать, это приходилось делать, чтобы Джерри, наконец, понял, что представляет собой пресловутый "патриотизм", - До конца ли он понимал то, о чем выкрикивал? Или это был красивый повод, а сам он жаждал хаоса?
   Сайкс отказался давать комментарии. Деяния Рили его нисколько не интриговали.
   - Я не знаю... Я не хочу никого осуждать...
   - Потому что ты другой.
   - То есть? Я.. какой? Типа избранный, да?
   - Нет, просто отличаешься - медленно и тихо выговорил Радзинский, - И в лучшую сторону, не оспорь...
  
   МИР БЫЛ НЕ ГОТОВ К ПАЛАЧУ. РАДЗИНСКИЙ ХОТЕЛ ДОБРА, НО ДАЛ СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО НУЖНО БЫЛО МИРУ. ОН НЕДООЦЕНИЛ СЕБЯ.
   И ПОЭТОМУ... ПОЭТОМУ ПРОЕКТ ВЫШЕЛ НЕ ТЕМ, ЧЕМ ИЗНАЧАЛЬНО ЗАДУМЫВАЛСЯ. ЗЛО ОЧЕРНИЛО ДОБРО.
  
  
   Сюжет с палачами и гибелью нескольких отрядов ОПБ закончился убийством Майкла Брендона. Арестанта нашли с черной точкой на лбу в собственной камере. Это, казалось бы, мрачное событие не удивило только мэра, у которого в голове болталась в голове парочка правдоподобных гипотез о том, "кто мог это сделать".
  
   Несмотря на обещание остаться, Тейлор распрощался с солдатским жетоном и ушел. Куда - не сказал. Он просто покинул страну, в которой прожил больше тридцати лет. Сам же он родом из канадской провинции, а американец только по гражданству.
  
  
   Глава 20 - побег из несуществующей зоны.
  
   В распоряжении Стражей Порядка несколько десятков межгалактических тюремных колоний, где удерживают самых изощренных, самых опасных и могущественных преступников. Но надежнее несуществующей зоны - выделенного Ори вакуума ничего не существовало в мироздании.
  
   Ори - космические скитальцы, способные создавать черные дыры, а также наделять их индивидуальными функциями. Эти сверхъестественные существа, некогда частицы субстанции, представляющей из себя хранилище концентрированной магической энергии - нео-спиритический тип жизни, процветающий за счет сосредоточения на астрологическом чародействе.
  
   - Не так давно случился побег из так называемой несуществующей зоны, из которой, по заверениям создателей, всемогущих Ори, сбежать нельзя - Дендок трепетно относился к своей службе, к своему долгу, и с каждой плохой новостью становился все более придирчивым и внимательным, - Я хочу, чтоб были приняты все необходимые меры, чтобы было уделено достаточное внимание по предотвращению рецидивов.
   В последнее время позиция Совета не радовала его, как и остальных Стражей. Он настаивал на повторной очистке зоны и перемещения опасных преступников в ближайшую колонию. Дендок уже не верил в способности Ори, в их безграничный, по мнению магов, потенциал.
  
   - Наши силы слабеют... - орел верил в то, что говорил и при этом его слова не казались безумным скептицизмом. Он давно добился всеобщего доверия, - Не заметить это, значит, обречь вселенную на полное уничтожение.
   - Слабеет все... - собеседником Дендока выступал чиновник Ардестанг Изизмуду. Получив боевые травмы при участии в захвате цитадели на планете Квайер, робот перестал ходить, а вместе с этим и участвовать на заседаниях. Он добровольно сбросил с себя полномочия верховного судьи, - Не только вы, Стражи, подверглись разложению. Ваша деятельность, конечно же, окончательно завяла. Отмирают и зачатки жизни в сравнительно молодых мирах...
   - Из-за чего же? - спросил Дендок.
   Робот не видел смысла приуменьшать.
   - Видимо, все имеет и начало, и конец.
  
   И если вселенная когда-то родилась, значит, она
  когда-нибудь и умрет. Если мы с тобой не увидим ее конец, ее завершение, значит, это знаменательное событие обязательно узрят следующие поколения.
   - Боже...
   - Орел, это естественно. Ничего нельзя изменить... - Ардестанг Изизмуд развернулся на своей инвалидной коляске и подъехал к барной стойке. Он заказал фруктово-ягодный сок (нынешние роботы такие живые, что чувствуют потребность в еде и питье).
  
   Раз в неделю этот чудный бар посещала и Визари - большая любительница выпить. Как-то раз она провела милую беседу с Дендоком по поводу главных духов - Добра и Зла, управляющих мирозданием.
   По ее скромному мнению Зло сейчас набирает обороты, а Добро - находится в спячке.
  
   Добро в один миг растратило все силы, создав Героймена - существо, которое невозможно уничтожить, по крайней мере, Зло не смогло.
  
   - Он каждый день так напивается? Господин Изизмуд... - спросил Дендок у бармена.
   - Почти - ответил бармен - говорящий осьминог с широкой талией и добрыми глазами, - Он не просто так пьет. Он тоскует. Сильно тоскует.
   - Как долго это длится?
   - Около трех недель, если придерживаться орксийского календаря.
   - Хм, и что его гложет?
   - Лично мне чин ничего не говорил, но есть подозрение... - разумный осьминог повернулся к усевшемуся за столик чину, - Что он переживает за предстоящее заседание.
   - На котором будут обсуждаться детали побега Квантома Сэлы? - Дендок надеялся услышать от бармена только положительный ответ.
   - Ага...
   - Ясно...
   - В конце концов, когда-то он сам был судьей и строил законы, а значит, он знает или примерно представляет, какие претензии могут выдвинуть семьи погибших охранников терминала, атакованного прихвостнями Сэлы.
   - Да, это так...
   - У вас уже есть на примете кто-нибудь, кто согласится отправиться на поиски сбежавших?
   Дендок не замедлил с ответом. Хоть орел и мечтал самостоятельно вернуть Сэлу обратно под стражу, у него было полно иных, не терпящих отлагательств забот.
  
  
   Айдок Бэннери являлся сыну в самое неподходящее время, но тот все равно не отказывался от общения. ИИ превратился в нечто большее и словно ожил после встречи с Кэйлом, обрел душу умершего солдата, научился перемещаться на большие дистанции.
   - Ты здесь... - Айдок нашел Кэйла смятенным неизвестно чем, загруженным и молчаливым, - Давно ли?
   Они общались на Марсе. Бывало, Героймен залетал на эту загадочную красную планету, чтобы вспомнить специфический вкус одиночества. Это полезное в умеренных дозах ощущение прижилось к нему еще с первого дня пребывания на Земле. Таким самобытным способом он себя утешал.
   - И трех минут не прошло - ответил Бэннери-младший, - А ты уже здесь, рядом со мной. Начинает казаться, что ты и вовсе не погибал...
   - Я пришел направить.
   - Меня?
   - Да...
  
   Основной причиной невозможности марсианских экспедиций является облучение космонавтов. Космическое пространство заполнено протонами от солнечных вспышек, гамма-лучами, исходящих от новообразованных черных дыр, и космическими лучами, образованных от взрывающихся звезд. Эти излучения могут нанести огромный ущерб организму человека, например, поспособствовать возникновению злокачественной опухоли, спровоцировать рак...
  
   - Не оставляешь меня, идешь за мной, живешь во мне... - только Кэйл имел возможность находиться на Марсе без вреда для здоровья, - Наверное, не просто из-за того, что я твой потомок... - он вообще мог быть где угодно, удостоенный величайшей привилегия из всех, - Так из-за чего тогда?
   "Сейчас начнет говорить, что я избранный"
   - Потому что ты избран... - удивил Кэйла Айдок.
   Тот встрепенулся.
   - Что?
   - Да, я читаю твои мысли...
   - Но как?
   - Потому что я живу в тебе...
   Сын с отцом объединились,
   а вернее...
  
   В полдень небо Марса жёлто-оранжевое. Причина таких отличий от цветовой гаммы земного неба - свойства тонкой, разрежённой, содержащей взвешенную пыль атмосферы Марса. Предположительно, жёлто-оранжевая окраска также вызывается присутствием одного процента магнетита в частицах пыли, постоянно присутствующих в марсианской атмосфере и поднимаемой сезонными пылевыми бурями. Сумерки начинаются задолго до восхода Солнца и длятся долго после его заката.
  
   Вернее Айдок был все это время плодом. Не мистика, простая психология: Кэйл считал, что отрекся от отца, бросил Зеддер, предал всех, с кем знался. Разговоры с воображаемым папаней смягчали разыгравшееся чувство вины.
  
   Поверхность Марса содержит чрезмерно много пыли и оксида железа. Пыль оксида железа витает в атмосфере красной планеты и оседает на ее ландшафте. Поэтому из космического пространства Марс выглядит как покрытый ржавчиной. Остальные цвета элементарно теряются в этой пыли. Красный является основным цветом, хотя некоторые оксиды железа могут быть и других цветов.
  
  
   Появление Героймена в главном Штабе Стражей произошло неслучайно. Его отыскал и вызвал Дендок, которому в свою очередь Чиновники отдали приказ.
   Там Бэннери узнал о недавно проведенном голосовании. По слухам, бродившим среди офицеров низших званий, доверие к создателям черных дыр заметно подорвалось и в ближайшие день-два Совет вынудит Ори освободить чистилище и переместить заключенных в колонию на Крипсе.
  
   - А если во время транспортировки произойдет непредвиденная ситуация и часть преступников окажется на свободе? - в разговоре с генералом Самплом, лохматым получеловеком-полульвом, Кэйл позволял себе предполагать самое страшное, - Все работы по обеспечению безопасности проведены? - но принадлежность Стража к расе голтафиров (разумных говорящих львов) не имела никакого значения, - Или нет?
   - Дорогой друг, нет причин для паники. Продумано всё. До мельчайших деталей - будь голтафир актером, звездой эстрады, ему бы подошло амплуа джентльмена: приветливый тон, уравновешенность, спокойный взгляд, нерезкие жесты... - Ваше недоверие, Бэннери, меня не смущает. Я понимаю, я чувствую, как часто вы разочаровались в системе Порядка... - а еще голтафир косил под британца, под такого карикатурного британца, малость одичавшего... - Но позвольте вернуть...
   Не дослушав, прервав, Бэннери спросил:
   - Что вы хотите вернуть мне? Надежду?
   Голтафир по-кошачьи облизнулся, сложил ладони и теперь уж точно был похож на наследника английского богатого рода.
   - Согласитесь, надежда нужна всем. Без нее далеко не умчаться...
   Героймен в мыслях:
   "Согласен"
  
  
   Жрецы Ори, хоть основали фундамент серийского учения - направления, изучающего природу черных дыр, чем в свое время очень помогли Стражам Порядка в создании несуществующей зоны, на заседание они явились. Служители посчитали опасения Чиновников по поводу безопасности греховными и недостойными верховных судий.
  
   Дендок поприветствовал Героймена в штабе. Пообещавший получше разъяснить позицию Совета, он первым делом ознакомил Бэннери с малой библией Ори.
   - Сии размышления представляют главным образом выдержки из вдохновенных творений Ори-основателя...
   - Мне обязательно это знать? - спросил Героймен с недовольным, чуть уставшим выражением, - Я пришел за наводкой, чтобы найти беглецов.
   - Прости - Дендок убрал книгу в пластмассовый шкафчик, - Забылся...
   - Ничего - успокоил товарища Кэйл, - Так ты знаешь, где может прятаться Квантом?
   Страж стесненно напрягся.
   - Это не ко мне.
   - А к кому?
   - Хм... - он, очевидно, находился в некой растерянности, - А к кому все обращаются перед миссией? К роботам. Они все скажут...
  
  
   Меж тем Квантом Сэла путешествовал по неизвестным галактикам с целью добычи топлива, подходящего для угнанного корабля. Напуганный, чувствующий неприятное оцепенение, изгнанный, этот матерый космо-пират за годы отшельничества научился выживать в самых экстремальных условиях, и ощутимая нехватка ресурсов жизнеобеспечения не могла его сломить. К тому же под лапой находились верные приспешники, которые и выслушают, и выручат.
   Внешность Квантома - козырь устрашения, способствующий укреплению влияния, нежели лишение. Карликовый рост, зубы с несоразмерно большими коронками, балахонистая одежда, ирокез вместо нормальной прически и прочие детали ярко подчеркнутой неинтеллигентности, были для массы
  чем-то непривычным, излишне креативным, и зачастую отпугивали.
  
   - Скварлордж, загляни в ремонтный отсек, мне нужны все инструменты, которые там лежат, чтобы убедиться в исправности двигателя! - ко всему вышесказанному Квантом по своей сути организатор, обладающий превосходными лидерскими качествами. Он отдавал любые приказы, делал это так, что его всегда слушались.
   Носатый эльф Скварлордж, предпоследний представитель носатых эльфов (последний представитель не дебютирует в романе), был полностью предан Квантому, считая его своим единственными лучшим другом.
   - Сейчас! - крикнул эльф, - Только доразгадаю один высокотехнологичный сканворд...
   - Живо! - поторопил раба главный, - Нечего отсиживаться. Если есть проблемы, их нужно решать...
   - Да-да! - подчиненный мгновенно отложил журнальчик, - Простите мне мою наглость!
  
   Квантом приближался к Лунной Системе. Это галактика, вмещающая в себя двадцать планет, десять из которых богаты ценными ископаемыми, их пещеры наполнены звездными алмазами и темными изумрудами.
   - Вижу Лунную. Приближаюсь. До нее еще лететь часов одиннадцать-двенадцать - сообщил Сэле летчик - акванец, сектант, говорящий морской конек, экс-адепт Ду-бу-ду-ду.
   - Только молча! - напомнил босс, - Мне не нужны пятиминутные заметки!
   - Учел - сказал акванец, сектант, говорящий морской конек, экс-адепт Ду-бу-ду-ду, - Молча так молча...
  
   Лунная Система - беззвездная галактика, планеты которой освещает естественный спутник мира, принадлежащего божественному пантеону, носящий название "вторая Луна" (первая принадлежит планете "Земля").
   Там, если верить легендам, находится казна самого Зевса. В одном из двадцати миров есть хранилище, где повелитель неба, грома и молний, как и другие боги, хранит недоступные для смертных богатства.
  
  
   Через пять минут.
   Конек нарушил обещание и опять раскрыл рот.
   - Лететь еще долго...
   - Заткнись! - крикнул Сэла.
  
   Через десять минут.
   - Лунная система пока далека от нас...
   - Замолчи!
  
   Через пятнадцать минут.
   - Мы еще пока только приближаемся к Лунной Системе...
   - О, боги...
  
   Через двадцать минут.
   - Лунная система...
   - Да заткнись ты уже, идиот! Дай поспать...
  
   И так продолжалось на протяжении всего приключения...
  
  
   Штаб Порядка.
   Ардестангу Изизмуду на старость лет пришлось заняться успокоением одной очень непослушной макаки. Дэйзи - генномодифицированная обезьяна с человеческим интеллектом, обвинявшаяся в убийстве пожилой женщины, была доставлена на корабль для допроса и дальнейшего заключения под стражу.
   - Эти приматы всегда меня выводили! - рассердился робот, - Я никогда не мог найти с ними общий язык!
   Дендок проходил мимо. Обратив внимание на тщетные старания Изизмуда, он решил вмешаться.
   - Эй, ты, негодница, замри и не двигайся, понятно? - приказал орел обезьяне, - Чтобы подумал о тебе зоопарк...
  
   Неожиданно к Дендоку и экс-чиновнику подошел
  космо-спецназовец, невольно прервав их милое общеньице с Дэйзи.
   - Меня попросили доложить, спутники засекли украденное судно на границе Лунной системы.
   Отвлекшись от возни, доставлявшей удовольствие только обезьяне, орлиный воин быстро сообразил:
   - Так, надо сообщить об этом Бэннери.
   Робот вдруг двинул Дэйзи по башке.
   - Сиди на месте, кому сказано? Достала уже прыгать!
  
   Героймен, воспользовавшись суперслухом, узнал о хитрых передвижениях Квантома Сэлы, и молнией вылетел из комнаты, в которую через пять секунд зашел Дендок.
   Орел озадачился:
   - Пфф, где он?
  
  
   Кэйл Бэннери со скоростью ветра несся по бескрайним просторам. Как бы нереально это не выглядело, но при гиперэкстремальных ощущениях слова премудрого Айдока, не лишенные осмысленного символизма, вспоминались еще лучше.
   "Твоя сила, Кэйл - результат материнской любви, породившей чудо во время фатальной разлуки. Ты ее чадо, которое она спасла от смерти ценой собственной жизни. Зур уже говорил тебе это. Перед смертью. И хоть наши мировоззрения с братом в корне разнились, в одном мы издавна сошлись - во мнении о тебе" - почти каждое отцовское изречение звучало как отдельная идеологическая притча.
  
   Приблизившись к одной из планет Лунной системы, ко Второй Луне, Героймен засек вдали космический корабль, схожий по описанию с тем самым, что похитил Сэла.
   "Ты не уйдешь"
   И полетел туда.
  
  
   - Ой, да ты можешь прекратить повторять одно и то же! - кричал Сэла на конька, - Просто закрой пасть!
   - Хорошо - в сотый раз пообещал забывчивый акванец, - Больше не буду!
   Тем временем за окнами промелькнуло желто-зеленое пятнышко. Преступник счел это галлюцинацией, возникшей на почве усталости, и не придал нужного значения.
   - Черт возьми, мне уже мерещится...
  
   Раздался грохот. Все, кто находился внутри, включая главаря, серьезно насторожились и притихли. Это Героймен коснулся ногами верхней поверхности корабля. Он крикнул. Так громко, что иллюминаторы чуть не потрескались.
   - Немедленно сдавайтесь, ибо у вас нет выбора!
  
   Конек запаниковал:
   - Кто это, босс?
   Сэла раздраженно закрыл руками глаза и тихо пропыхтел.
   - Головная боль всех нехороших парней, будь он неладен...
  
   Через полминуты послышалось второе предупреждение.
   - Сдавайтесь!
  
   Хоть космо-пират и держался до последнего, не подпускал близко мысли об аресте, благополучное возвращение транспорта было обеспечено.
  
  
   Глава 21 - ДУЭТ
   СПРАВЕДЛИВОСТИ
  
   Это случилось неожиданно. Нагрянуло сверху. Вошло в историю...
  
   Две тысячи шестнадцатый год. Россия. Устройство обнаружения внеземных форм засекло подозрительный объект, приземлившийся в Волжском районе, в Самарской области.
   Жучки-шпионы, эти мастерски запрограммированные искусственные насекомые, установили слежку за объектом - предположительно, тридцати-тридцати пятилетним, щетинистым мужчиной, одетым в изрядно поношенную военную форму.
  
   Забывшийся в чужом мире, пытающийся забыться, будущий американский патриот шел по длинной магистрали, маша рукой проезжающим мимо авто.
  
   "Бог существует, и он - американец" -
   английский писатель Алан Мур.
  
  
   Первый благородный поступок зеддерианца - спасение застрявших в горящем джипе детей на мосту Джорджа Вашингтона. Первый раз, когда люди увидели нечто подобное. Сделанные видео просочились в сеть и очень быстро набрали популярность.
  
   Все произошло неожиданно: неизвестный мужчина примерно тридцати-тридцати пятилетнего возраста, может, чуть моложе, ногами оторвался от асфальта и выломал покореженную дверь внедорожника. Спася ребят, он улетел, оставив в умах землян массу вопросов: "кто он?"; "почему помог?"; "зачем вмешался?"; "откуда у него эти суперспособности?".
  
   Народ сразу же забыл про готовящийся к выходу сиквел Хэнкока...
  
   Кэйл пока не носил цветастого одеяния. На нем были - белая майка, поношенные черные джинсы. Простой паренек.
   Испугавшись реакции толпы, побоявшись общественного мнения, он принял нелегкое для себя решение покинуть "Большое Яблоко".
   Пролетая над одним из самых скоростных шоссе
  Нью-Йорка, пришелец невзначай увидел дорожный указатель с названием мегаполиса "Mrakan-city". Благодаря этой случайности появился дуэт: Спаун и Героймен - на заре правосудия.
  
  
   Еще не добившись звания легендарного супергероя, кумиров миллионов Кэйл Бэннери повстречал Спауна. Они стояли на крыше здания городской биржи. Ночник, как ни странно, не удивился их встрече, которая, по его мнению, рано или поздно должна была состояться.
  
   - Знаю, в такое трудно поверить. Но клянусь, я всю жизнь только и делал, что убегал от невероятного, от необъяснимого. И представь, какого закоренелому реалисту стать чем-то таким... - стоя на крыше сорокаэтажного здания, Бэннери рассказывал это... не кому-нибудь, а Спауну - борцу, линчевателю, детективу, чей стеклянный взор, уставленный вниз, выжидал очередного нарушителя.
   - Ну и... - заговорил Спаун после долгого молчания, - От меня ты что хочешь услышать? - его голос... потусторонний, каменный, жесткий, он не отличался от голоса демона, выбежавшего из преисподней ради кары неверных, - Не думаю, что ты пробежал три тысячи километров, чтобы просто выговориться.
   - Я видел войну - признался сверхчеловек, - Сам участвовал в сухопутных операциях, стрелял и убивал. Но то серое время прошло и мне стоит пересмотреть свои методы. Заметь, при первой попытке спасти чью-то жизнь я не облажался...
   Именно Спаун вдохновил тогда еще не определившегося Кэйла Бэннери на дальнейшие подвиги, именно Спаун создал Героймена.
   - И это очень хорошо - сказал ночной страж, - Значит, у Земли появилась защита.
   Не спросив разрешения, пришелец посмотрел сквозь маску союзника и увидел, как на мужественном щетинистом лице растянулась улыбка. Помимо сверхъестественной силы, суперслуха и ледяного дыхания, в число способностей зеддерианца входили несколько видов зрения: рентгеновское, инфракрасное, ультрафиолетовое, микро и телескопическое.
   - Я не всегда самоуверен - вдруг признался Кэйл, - Иногда меня посещают сомнения, как быть дальше, кем себя считать...
   - Но ты не должен отчаиваться! - предупредил гроза Мракана, - Со своими способностями ты сможешь вдохновить людей так, как у меня никогда не получится, понимаешь? - он видел в Бэннери-младшем не только своего ученика, продолжателя его дела, он видел в нем самого себя, стремящегося к познанию природы не испорченной лживыми законами, обнаженной справедливости, - Я отстаиваю правосудие и меня называют демоном-защитником. А ты, Кэйл, вытаскивая из горячих точек, спасая, творя невозможное, можешь делать это как ангел-хранитель. Герой-человек или человек-герой, понимаешь меня?
   Сперва Бэннери доканывали вредные сомненья, но после недолгой рефлексии совесть все расставила по местам и заставила одобрительно кивнуть.
   - Да, конечно...
  
   Довольный удавшейся беседой, "демон-защитник" подошел к краю крыши, осмотрел привычный городской ландшафт и... спрыгнул. Насмотревшись за жизнь всякого, повидав разных, трусов и смельчаков, Кэйл прежде не видел таких смертных, как Спаун. Из его уст выскочило:
   - Чудо...
   Затем "герой-человек" взлетел и живо исчез на фоне мрачного беспросветного неба.
   - Чудо! - теперь это же произнес Спаун.
  
  
   Глава 22 - заря правосудия
  
   "У нас есть просто уйма персонажей, уйма действующих лиц, уже своя какая-никакая вселенная и общий сюжет, что почти прозрачной нитью все объединяет. Это мир героев, мир чудес, в который нужно просто поверить"
  
   Небоскреб Grand Corporation.
   Лэтс Гранд не спал с раннего утра. Обдумывал.
   Ханк крутился возле, предлагал помощь, спрашивал, чем может быть полезен. Ответа долго не поступало. Видимо, шеф и сам еще не решил, каким будет их следующий ход.
  
   Затянувшееся молчание сгущалось, как тишина перед грозой. Глава погрязшей в долгах корпорации больше не мог сдерживать эмоции. Пора было вылить их словесным путем:
   - Один недавно уволенный бизнес-менеджер навел шумиху, сам в курсе, какую. Меня вызывают, сам знаешь куда, и срочно... - когда Лэтс куда-то не хотел ехать, он не ехал, даже если речь шла о чем-то гиперважном, - Эх, неужели, чтобы меня просто не трогали, не доводили до истерики, замкнутая система законопорядка должна потерять свою сбереженную девственность?
  
   Наемник вдруг полюбопытствовал:
   - Как вам Италия? Получилось полномерно насладиться?
   - Ой, даже не спрашивай у меня! - Лэтс прищурил глаза, махнул ладонью, - Сыт ею по горло!
  
   Мысли о захвате Wayne Enterprises - самой крупной компании в мире, имеющей денежный оборот - двадцать миллиардов в год, больше не тревожили преступника. Нет. Теперь его тревожили мысли о захвате всего мира. И в этом ему поможет преданнейший, не требующий взаймы красавчик "Ханки".
   - Пора, воин - Гранд положил руку на плечо мутанта, - Пора...
  
   - Что я должен сде...
   - Сделать? Проникнуть в Симендиан. Хотя проникать не надо, тебя и так пропустят.
   - Дальше.
   - Освободить Радиоактивного Человека.
   - Вам не кажется это гиблой затеей? Совсем недавно он нас чуть не убил...
   - Нет, я ручаюсь за Фернока, он адекватен. Легкое сумасшествие - побочный эффект облучения зеддерианом проходит не сразу, но разум постепенно возвращается... - сколько бы Ханк не спорил с боссом насчет паршивости идеи освобождения Радиоактивного Человека, тот был непереубедим.
  
  
   - Ты понимаешь, что за каждое умышленное унижение чести придется заплатить мигом непереносимости? Тактильная близость окажется вновь смертоносной, стоит мне отсюда выбраться...
  
   Радиоактивный Человек, этот мутант, устроивший заварушку на Грув-стрит, вот уже вторую неделю принимал сильнодействующее снотворное. Позавчера Бартоломью отдал распоряжение повысить дозу. Все это, конечно, предпринималось для обеспечения безопасности.
  
   - Вопрос в том, как люди воспримут их нового бога, и что они будут делать, когда увидят на живом примере всю свою беспомощность и устарелость...
  
   Пришло время очередного приема лекарств. Дежурная медсестра живенько приготовила шприц. Фернок смотрел на иглу с нескрываемым отвращением, а на девушку - с ненавистью.
   - Помни, красотка. Когда выберусь, ты первой замолишь о пощаде... - болезненно проговорил заключенный, - Но я не снизойду, вот увидишь...
   - И не нужно! - "штучка" оказалась смелой, дерзкой, - Ты здесь сгниешь быстрее, чем осознаешь всю ничтожность шансов на побег... - она не боялась даже оскорблять своих "клиентов", - Уяснил?
   - Ага... - кивнул суперзлодей, - Мечтать не вредно. Даже полезно, когда ты настолько ничтожна, что можешь только мечтать...
   Трико с него так и не сняли...
  
  
   - Доктор Бартоломью! - сделав укол, пронаблюдав за последовавшей реакцией Радиоактивного Человека, девушка подошла к главврачу. Появились вопросы.
   - Да, слушаю вас...
   - Я только что проводила обход помещений шестого отделения и заметила, что в изоляторе перерезаны провода электроснабжения.
  
   - Не забываем, я - бог, а ты всего лишь пешка. Наслаждайся иллюзорным превосходством, пока есть возможность. Дальше будет ад и бунт дьявола!
  
   После этой не самый веселой информации док заметил, что специалистка по сестринским делам скована испугом и едва не уронила слезу. Увиденное оставило ужасное впечатление, особенно это проявлялось, когда она пыталась продолжить - руки бедняжки тряслись.
   Собравшись с силами, Эрне шепнул ей для успокоения.
   - Так, даже не думайте бросаться в истерику, все будет хорошо! Радиоактивный Человек пока еще ничего не заметил, правильно говорю? Мы усыпим выродка, временно поместим в запасной изолятор, находящийся под фундаментом тюрьмы, и проведем необходимый ремонт...
   Не выдержав, Энн (так ее звали) заплакала. Правда, это были слезы радости, и о страхе дело не шло.
   Она тесно прижалась к плечу Бартоломью и, стараясь прийти в себя, сказала:
   - Благодарю вас...
  
   - Все, Энн, идите. Я сообщу работникам о неисправности по окончанию обхода - каким бы спокойным и стойким Эрне не пытался выглядеть перед женщинами, внутри он был еще тем дристуном. А новость о том, что кто-то порвал провода в изоляторе, и вовсе выбила его из колеи.
   "Не грыз бы стыд за бесцельно прожитые годы - я бы тут не находился, тут, среди уродов" - тревожные размышления Эрне окончательно заводили в тупик. Казалось, нарушенный привычный ритм уже ничто не вернет.
   "Если бы я не шел на поводу у эмоций, моя жизнь могла бы сложиться по-другому. Я мог быть счастлив, в конце концов. А теперь, сделав явно неправильный выбор, вынужден бояться каких-то уродов. Что они могут выпотрошить, сжечь, уничтожить меня"
  
   Через десять минут беспрерывной беготни по этажам Эрне попалась Энн. Неожиданно появилась из угла.
   В ее глазах больше не читался тот самый легко узнаваемый страх. Наблюдалось полное отсутствие эмоций, как положительных, так и отрицательных. Все куда-то исчезло.
   - Обход, Энн! - напомнил ей шеф, - Вы что, забыли?
   И вдруг из груди девушки вылезла чья-то зловещая рука, закрытая желтой резиновой перчаткой.
   - Боже! - всколыхнулся Бартоломью.
   Почти все внутренние органы медсестры были сожжены.
  Суперзлодей за секунду испепелял любой материал, к которому прикасался.
   - Иди ко мне, док! Пора вернуть тебе должок! - и, не оставив умирающую в покое, он вытянул руку, погрузив в пивное брюхо главврача.
  
   - Истинное блаженство... - копаясь в чужих внутренностях, разъедая их, монстр смаковал, - Блаженство!
  
  
   Расправившись со своими обидчиками, Радиоактивный Человек направился к выходу. У двери, ведущей на лестничную площадку, неожиданно повстречал Ханка.
   - Как бы это противоречиво не звучало, но ты мне нравишься! - мечник избавился от двух дотошных охранников, перерезав им глотки, - А знаешь, почему?
   - Дело в моей уникальности? - предположил Фернок, - В безграничной всевозможности? В способностях, поражающих сознание ничтожных и слабых?
   - Да! - щелкнул пальцами Ханк, - Именно так!
   Радиоактивный успокоительно опустил голову.
   - Спасибо... Я даже убивать тебя не стану. За такие-то комплименты...
   - Ну... - мечник осмотрелся, - Мне кажется, здесь не самые подходящие условия для задушевного разговора.
   Потолки в тюрьме трескались, краска на стенах облупилась и местами сползала, на полу валялись куски сломанной швабры.
   - Куда идем? - сообразил Радиоактивный.
  
  
   Встреча произошла на автомобильной площадке в
  Лонг-Айленд. Адвокат с лучезарной улыбкой принял извинения экс-вожака смотрителей. Тот признался, что был не в себе, когда грозился убить...
   - Видимо, из-за эксперимента, на который добровольно подписался... - маска и костюм намертво прилипли к телу, но зато Фернок больше не нуждался в пище.
   - Все так! - воскликнул Гранд, - Ты - живой источник. Я конкретно потратился на подходящее оборудование, выделил несколько миллиардов лишь бы ты смог прикончить...
   - Героймена? - монстр был на изумление догадлив, - О, не волнуйся, ему не свезло, мы еще свидимся...
   - Да! - подтвердил бизнесмен, - В расход пришельца и всех его друзей...
  
  
   Тем временем Кэйл Бэннери проматывал в памяти свой первый день на Земле - легкий ветерок, лай уличных псов, рев двухэтажного автобуса. Эти впечатления, не светлые, не темные, плотно прижились. Для того чтобы выяснить, насколько это хорошо, насколько - скверно, зеддерианец обратился к отцу.
  
  
   Зеддер.
   Пески с успехом скрыли гигантское кладбище. Тысячи полегших на полях сражений бойцов, миллионы погибших мирных жителей... Война прошла, но дух безысходности по-прежнему витал в отравленном воздухе, напоминая, что уже ничего не вернуть.
  
   - Мы с твоей матерью смотрели на войну, на количество примкнувших к врагу и понимали, что Зеддер утерял нечто бесценное. Совесть, отзывчивость, благонравие...
  
   - Ты - воплощение нашей мечты, Кэйл. Первый, кто обрел суперсилу на Зеддере. Поэтому каждый пятый его житель был готов пожертвовать собой ради тебя.
  
   - Ты бы полетел со мной, будь возможность? - Героймену легко давались победы над сверхопасными противниками, но куда труднее было свыкаться с фактами, ранее неизвестными, неожиданными, а оттого труднопереваримыми, - На Землю... Если б не погиб, если бы остался жив.
   ИИ (искусственный интеллект) - активированная спецкомпьютером проекция Айдока Бэннери, удовлетворил любопытство.
   - Я бы не смог... - ИИ копировал все эмоции военного. Как положительные, так и отрицательно окрашенные.
   - Почему?
   - Я - порождение грехов нашего мира. И как Шрейден, как твоя мать, неотторжимо связан с его участью.
  
   Исходя из вышеуслышанного, Кэйл сделал неутешительный вывод:
   - Значит, я обречен на одиночество...
   - Нет - поправил Айдок, - Теперь ты такой же ребенок Земли, как и Зеддера. Ты можешь взять лучшее от обоих миров, исполнив великую мечту, которой мы посвятили свои жизни.
  
   ЛжеАйдок большую часть времени терся неподалеку от заброшенного компьютерного терминала. Видимо, это помещение имело для погибшего не последнее значение.
   - Если верить религиозным запискам
  позапрошлой и прошлой эпох, то наша фамилия, Бэннери, означает благородство.
   - К чему клонишь?
   После длительного хождения взад-вперед Айдок повернулся к Кэйлу.
   - К тому, что хорошие поступки у нас в крови. Ты ведь последний представитель рода Бэннери, поэтому на твои плечи возложена честь стать спасительным элементом, что в будущем убережет Землю от участи нашего мира...
  
   - Ты поведешь людей за собой, дав им надежду - показав добро, к которому нужно стремиться...
  
  
   - Сколько помню Тейлора, он всегда был живым сюрпризом, человеком-удивлением. Ребята, действующие под его руководством, превращали службу в нечто притягательное... - получив крайне неприятное известие об аресте бежавшего из страны господина Родригеса, причастного к убийству Майкла Брендона, президент Никмунд общался сам с собой. Поставив перед собой зеркало, - Что ж, запомним его славным парнем, прилежным мужем и заботливым отцом, - а еще он пил, "добивал" купленную экс-солдатом выпивку, - Запомним...
  
  
   Четверг. Двадцать пятое сентября.
   В Wayne Enterprises заглянул солидный мужчина в очках, с голубыми глазами, кучерявой шевелюрой, стройный, высокий. Он спрашивал мистера Вэйна у каждой проходящей мимо особы, интересовался, когда тот появится на своем рабочем месте. В диалогах проявлял крайнюю стеснительность, которая, впрочем, лишь подчеркивала его интеллигентность.
   Спустя пятнадцать минут напрасных ожиданий вечно сползающие с носа очочки были убраны в бежевый футляр, засунутый в карман пиджака.
  
   Мужчина заметил цель еще до того, как она подъехала к зданию корпорации. Парадокс? Он слышал выкрики случайных граждан "мистер Вэйн", просьбы личной охраны и вежливые попытки богача образумить столпившихся.
   "Оборотень" - думал гость, глядя на Джона... сквозь пол, - "У него нет суперсилы, у меня - целый комплект различных суперспособностей. Но кое-чего нет и у меня: врать так, как Спаун, признаться, я никогда не смогу"
  
   Феноменальная двуличность ощущалась в каждом слове, в каждом движении, если, конечно, знать сущность филантропа достаточно хорошо.
   Днем темный мститель выясняет отношения с
  бизнес-партнерами, бесцеремонно кокетничает с секретаршей, притворяется хамоватым пофигистом...
   - Скажу только, что к концу конфликта, когда все знакомые мистера Уиллинга разошлись по рабочим местам, половина битком набитого ресторана сидела и плакала. А потом подбежали официанты, спросили, что стряслось. Я - жуткий скептик и циник - растрогался до влажности роговицы. Представляешь?
   А ночью Вэйн - олицетворяющий долг и ответственность, не обделенный патологической жестокостью и решительностью идол, добившийся широчайшей известности за счет непопулярных методов допроса и частого использования высокотехнологичных устройств.
   - Ваши ресторанные бои меня всегда отпугивали... - призналась Ребекка Плейз - рыжеволосая секретарша, планирующая взять двухмесячный отпуск, - Никогда не понимала конфликтующих...
   Джон не просто оборотень, а искусный выдумщик, за мгновение просек, чем надурить женщину...
   - Все это происходит ради пиара. Как бы галантно я не вел себя на светских вечеринках, при неинтеллигентных личностях я вправе вести себя более раскованно...
  
   Он припеваючи довел ее до лифта. Ответил на вопрос:
   - Позвоните?
   - Не сомневайся. Пронаблюдаю за работниками, подоспевшими разгрести тутошний хлам, и сразу же наберу тебя...
   Их свидание завершилось незатянутым поцелуем и очередным пустым, незначительным для Вэйна обещанием. Как только лифтовые двери закрылись, глава корпорации подошел к гостю...
   - Как долго ждешь?
  
  
   Вэйн припас для Бэннери нечто интересное, о чем он сообщил еще вчерашним вечером - добытые ОПБ координаты второй боливийской базы, где, вероятно, доктора из Grand Corporation продолжают предпринимать попытки по извращению человеческой природы, используя ресурсы покойного Радзинского.
   - Этого я и боялся... - было невозможно не почувствовать заметного сожаления в голосе Кэйла. Любая тема, связанная с Адвокатом, терзала зеддерианца сильнее всего остального, - Что собираешься делать?
   Вэйн положил географические данные обратно в папку, папку - в ящик стола.
   - То, что всегда. Сражаться...
  
   Бэннери первый раз за все время своего общения с миллиардером не постеснялся показать ему, что сомневается. Прежде пришелец казался темному мстителю непоколебимым. Вмиг все стало иначе...
   - Я думаю, бесполезно что-то делать...
   Поразившись услышанному, Вэйн стукнул по столу:
   - Нет! - признание зеддерианца всерьез задело чувства, - Мы будем! Мы продолжим войну, потому что это все, что мы можем!
  
   Спаун вдохновил Героймена на геройские поступки.
   Героймен вернул Спауну почти улетучившуюся веру в... справедливость.
   Что именно подорвало похвальную самонадеянность Вэйна - доселе неясно. Ведь богач так и не рассказал Кэйлу, намереваясь до конца дней удерживать эту историю в себе и ни с кем не делиться подробностями того вечера - вечера, когда Спаун - вторая сущность Джона Вэйна - разонадеялся.
  
   - Впервые увидев совершенного человека, я поверил в спасение, мол, это - лучик света в темном царстве. Неописуемые ощущения, хоть и не лишенные доли призрачности, согревали, как ничто другое. Сейчас же, узнав, что даже ты, тот совершенный человек, когда-то поднявший меня на ноги, сомневаешься, я... - Вэйн снял с себя пиджак, открыл форточку, взял в руки графин с кипяченой водой. Ему стало очень душно, дискомфортно, - Я снова погрузился в поднадоевший мне холодящий душу мрак.
   Бэннери, стараясь не чувствовать себя виноватым за подорванное настроение соратника, тихо, но глубоко вздыхая, произнес:
   - Все имеют право сомневаться. Разве нет? Никто не виноват, что ты посчитал меня тем, кем я не являюсь...
   - Кем ты не являешься? - крикнул Вэйн, - Говори конкретнее, не оставляй наедине с догадками!
   Зеддерианец продолжал все так же негромко:
   - В прошлый раз меня чуть не убили. Если точнее, таких случаев было целых два. Я ведь не бог, а простой солдат, на чью долю выпала ответственность за чужие жизни...
  
   Чтобы добиться понимания, элементарной попытки со стороны Героймена войти в ситуацию, Спауну пришлось приложить максимум усилий. Поначалу миллиардер вообще не верил, что до пришельца возможно достучаться. Зеддерианец казался таким отстраненным...
   - Слушай, ну ты же вернул мне веру один раз! Такое же было, не станешь отрицать?
   - Нет...
   - Так почему бы тебе не вернуть ее снова? Многократно умножив, во всем блеске веры!
  
   Услышав столь неординарную просьбу, инопланетянин мигом вспомнил отцовское наставление...
  
   - Ты поведешь людей за собой, дав им надежду - показав добро, к которому нужно стремиться...
  
   - Я хочу тебе ее дать - признался он, - Правда, хочу. Но дело не в желании. Вера должна быть горячей, готовой к запуску, подобной ракете. Иначе эффекта не будет... - зачастую источником стресса являются разбалансированные мысли, эмоции, чувства... Кэйл долгое время хватался за голову, сидел, ничего не произнося.
   Джона начала разочаровывать эта порядком затянувшаяся встреча.
   - Только не говори! Не говори, что ты ее потерял...
  
   Веру.
  
   Зеддерианец думал про себя:
   "Подобные рассуждения бесценны. За ними можно скоротать любую вечность"
   И решил все-таки не разочаровывать лучшего друга:
  
   - Я все осознал, ты только прости. Я... я не хотел тебя подводить - Бэннери был готов встать на колени перед Вэйном, лишь бы получить извинение, - Я должен верить, чтобы верили другие.
   - Не стоит - сказал богатей, - Ты не мне должен, а человечеству. Символы государства издавна считались нераздельной честью и гордостью. А буква на твоем костюме это символ... - из подавленного, хмурого, готового сдаться Вэйн превратился в храброго, проникшегося, - Символ, который будет с нами до конца, так ведь?
   - Да. Так...
   "А имеет ценность только быстротечное. Как те рассуждения.
   Дороже всего жизнь. Она конечна"
  
  
   Салар де Уюни - великая соляная пустыня.
  
   Здешняя природа ни на что не похожа. Соляные поля и мелководья, действующие вулканы и гейзеры, а также острова высоких кактусов превращают пребывание на озере похожим на фантастический сон.
   Главный плюс - сюда еще пока не добралась цивилизация, нет асфальта, и следы от пролетающих самолетов не кромсают ультрамарин неба на части. Здесь дьявольски трудно дышать из-за большой высоты, но еще труднее прогнать от себя волнующее ощущение, что ты все еще на Земле.
  
   - Оживим это место, подключим холдинг-банки и парочку заинтересованных в обустройстве пустынь организаций. Будем добывать чужими руками - существенно сэкономим время...
  
   Инкауаси - остров чарующей красоты, расположенный в центре солончака и сформированный каменными глыбами известкового происхождения с остатками кораллов и морских ракушек. Здесь растут семиметровые кактусы, и из любого уголка можно обозреть необъятность Уюни.
  
   - Ой, совсем забыл. Все это скоро умрет, сгинет. Палачи, чьи жизни не более бессмысленны, чем жизни людей, не американцев, пожертвуют собой, но унесут миллиарды...
  
   Миллиарды бессмысленных жизней равняются спасенной Америке!
  
   Ежедневно к острову причаливают десятки джипов с туристами, и таинственную тишину взрывает гомон восторгов и оханий. Здесь растёт десять тысяч самых старых и самых высоких кактусов мира. Старейшине - тысяча двести восемь лет.
  
   Светлым ясным днем на Салар де Уюни приземлился космический корабль неизвестного типа. Основная реакция очевидцев - испуг, нежели изумление. Наслышанная о подозрительном летательном объекте администрация острова пообещала во всем разобраться.
  
   ЛА принадлежал Стражам Порядка, захваченный во время проведения очередной космо-операции генералом Троем, тайно входившим в отряд смотрителей.
   Выйдя из корабля, Гранд, Ханк и Трой внимательно осмотрелись. Третий не забыл прокомментировать.
   - Чужая местность для меня - обыденность. В каких закоулках термисанской пустоши я только не бродил... - патлатый термис (житель Терра) с рыжей бородой и усами делал сдавленные вздохи и елезвучно пошмыгивал носом, - Начинаешь вспоминать, как пробирает ностальгия. Чудо...
   - Ну, дружище! - а тут и Гранд подсуетился, хлопнул термиса по спине, - Я уж не знаю, как ты там уживался в одном чертовом штабе с безмозглыми роботами, которых чей-то воспаленный мозг поставил руководствовать, писать законы... Гарантирую, рядом со мной все будет по-другому!
   - Надеюсь... - вздохнул генерал, жалеющий, что несколько лет своей жизни отдал Стражам и сомнительным поручениям Совета, - Не зря же я согласился помочь.
  
   Придя в себя после полета, сожрав два жирных гамбургера, Адвокат заметил выглядывающее из-под горы здание и с ярко выраженным недовольством отдал приказ Ханку:
   - Смотри-ка, тот домишка твой. Оказывающих противодействие убить! - в нем было ни капли сострадания, - А совсем уж беспомощных рубить необязательно, так ведь?
  
  
   Неподалеку от места посадки ЛА располагалась двухэтажная гостиница. Уже ровно два часа ее постояльцы обсуждали корабль, споря, кто на нем прилетел. Духи, инопланетяне, агенты, принадлежащие тайной правительственной организации - поступало множество теорий, некоторые из которых были абсурдны до невероятия, а некоторые -
  более-менее реалистичны и допустимы на теоретическом уровне.
   У детей особенно разгрызлось любопытство. Подростки с гуманитарными наклонностями принялись сочинять эссе, придерживаясь идеи гения-фантаста - Гербера Уэллса из его произведения "Война Миров", давно снискавшего уважение и славу среди ценителей классической литературы. А девочки с удовольствием читали их - принимали участие в редактуре, помогая править ошибки и придумывая героям имена. Легковесные эссешки потихоньку превращались в полноценные повести.
  
   Родители, с умилением наблюдающие за своими детьми, постепенно забывали о странном объекте. Они... несказанно за них радовались! Аж нутро пополнялось теплом.
   - Это Пегги, моя неродная дочь, сводная сестренка моего сына. Я тебе рассказала уже. У нее пропали родители пять лет назад, хорошие были люди, и мы с мужем решили ее удочерить. Не оставлять же девчонку на растерзание приюту, подумали мы, когда увидели Пегги заплаканной. Боже, она выглядела такой беспомощной... - одна из матерей стояла в коридоре, говорила по мобильному с двоюродным братом. Муж терся рядом, ждал, когда супруга закончит общаться. У них были свои семейные планы...
   - Барбара, ты не идешь наверх? Мы, вроде, собирались распаковывать подарки...
   Жена на секунду отвлеклась:
   - Любимый, немного потерпи, ладно? Я еще не
  д-о-г-о-в-о-р-и-л-а...
  
  
   Семеро (это все дети, которые на данный момент жили в гостинице) - четыре мальчика и три девочки - занимались творчеством на первом этаже, в игровой комнате. Предки же суетились на втором, полностью отдавшись "разруливанию" накопившихся проблем.
   Ребятишки, получившие долгожданную свободу для реализации своей самобытности, радовались ей очень недолго: в отеле появился человек, чей грозный имидж нехило взбудоражил пожилого портье.
   Сотрудник гостиницы из-за перепуга не смог соблюсти вежливость:
   - Не каждый день встречаешь типа с мечом и такими вызывающими татуировками. Сэр, вы к нам на недельку?..
   Ответ не заставил себя долго ждать. Незнакомец отрезал вопроснику руку.
   Зафантанировала кровь.
   Тот закричал:
   - А-а-а-а-а-а!
   А довершил дело удар по дыхалке, оказавшийся смертельным для пожилого портье...
  
  
   Дети тем временем писали эссе.
   Вдруг к ним вошел грозный дяденька в заляпанной чем-то красным джинсовой безрукавке. Свободно размахивающий настоящим оружием боя незнакомец приказал мальцам выдать местоположение родителей...
   - Я убью вас, если вынудите! Не только предков, которые, если я их пожалею, пощажу, наверняка, добра не поймут и предпримут попытку кого-нибудь вызвать...
   Дети, как ни странно, ни слова не сказали ему. Даже в столь раннем возрасте человек способен предвидеть последствия собственных поступков.
   - Это не шутки - убеждал ребят Ханк, - Мне много раз приходилось убивать, когда не хотелось.
   Дети уже не писали эссе...
  
  
   Закончив с гостиницей - связав маленьких писателей, овдовив пару капризных мамаш - Ханк приступил ко второму этапу задания. Рядом с отелем стояло сооружение, предназначенное для наблюдения за окружающей местностью. Несколько лет назад, если верить найденным в отеле документам, на острове проходили международные
  детско-юношеские спортивные состязания. Эти мероприятия, к сожалению, обросли многочисленными скандалами из-за часто получаемых участниками травм и "лавочку свернули".
   Забравшись на вышку, мечник установил там взрывпакет и... связался с шефом.
   - Все готово. Только скажите, для чего это?
   Из рации донесся голос Гранда.
   - Как для чего? Качественной демонстрации силы можно добиться только повышенным вниманием к мелочам. А ты, что ли, не знал?
  
  
   В Штабе героев проходили переговоры на тему, кто поможет Спауну и Героймену в очередной попытке предотвратить конец света. Дело едва не дошло до потасовки: Ватермен, готовый отдать жизнь во имя спасения планеты, доказывал Сплаву, что если Вэйн попросит их остаться, они все равно обязаны настоять на сотрудничестве.
   Паттерсон и Дендок отсутствовали; порядком измотанная Хэлла читала книжку, отдыхала вместе с дочерью в выделенной для них комнате; Джерри Сайкс сидел в наушниках за ультрабуком, угорая от дабстепа; Шторм отсутствовал.
  
   - Ты считаешь, наши жизни совсем уж ничего не стоят, и мы обязаны рисковать ими по всяким пустякам? Обрети здравомыслие, если Вэйн не говорил о сверхсерьезности задания, значит...
   - Мы должны проверить! - убеждал Сплава Лесли, нарочито вдалбливая свою правду, - Вэйн много чего не говорит, недосказывает, потому что излишне самоуверен!
   Силач не ломался.
   - Хах! Ну, ты и сказанул, дружище! Вэйн - тактик, стратег и мыслитель, который куда лучше нашего знает, сколько огневой мощи понадобится для успешного проведения операции.
   Водяной не прекращал напирать:
   - А представь, он допустит ошибку и погибнет там, на острове. Кто будет виноват? Он, что хотел провернуть все тихо, бесшумно, или мы, не сообразившие помочь?
   Первому уже наскучил спор.
   - Так! Ты же прекрасно знаешь, Лесли, мы не будем драться из-за разногласия, поэтому позволь мне пройти...
  
   Вдруг Джерри, сидевший рядом, не сдержался: снял наушники и вскочил с дивана.
   - Так, оба заткнитесь! - не побоявшись, он крикнул: - Сейчас же!
   - Эй! - Сплаву очень не понравилось такое поведение парнишки, - Ты часом не попутал, милок?
   Сын генерала ответил с несокрушимой безбоязненностью:
   - Нет! - и это по-хорошему удивило героев, - Я вас не боюсь. Хотите сказать, почему? - товарищей пробрало жутчайшее любопытство, - Потому что вы мне ничего не сделаете!
   - Я и подумать бы не решился - успокоился Олсен, - Конечно, мы все здесь друзья - а позже признал, - Бывает, случаются вспышки... Но они проходят!
   Сайкс-младший обрадовался, что у него вышло разрешить разгоревшийся конфликт.
   - Узнаем у Вэйна, на что они там с Бэннери подписались - решил парень, - И обойдемся без вспышек...
  
  
   Джон собрал все нужные приспособления и положил их в пояс, перепроверил мини-компьютер и часок покопался в двигателе спаунплана. За это время к нему ни разу никто не подошел. Ну, разве что Сайкс соизволил поинтересоваться, и то, ближе к концу, когда уже все было готово к отлету.
   - Ты что-то хотел? - Спаун повернулся к явно встревоженному Джерри, которого замучила непрекращающаяся дрожь в подбородке, - Говори, не держи в себе...
   - Я волнуюсь - парень незамедлительно последовал совету, - За вас.
   - Назови причину тревоги...
   Он больше не держал в себе то, что его мучило.
   - Простите, конечно, но я подслушал ваш разговор с Кэйлом. Это, вроде, было три часа назад.
   Спаун спросил.
   - Что из услышанного тебя взволновало?
   - Ваша миссия - все прояснилось, - Вы говорили, она может оказаться последней для вас...
   Следующее Вэйн произнес не как пессимист, но как философ:
   - Все, что существует, живет, имеет конец...
   - Это бесспорно - Джерри "копнул" глубже, - Ничто не вечно под луной.
  
   "Спаун, Героймен и другие герои, с которыми я провел лучшие моменты жизни, предоставили мне возможность внести свою лепту в спасение Земли, за что я им искренне признателен. И я очень не хочу в один ужасный бессолнечный день узнать об их гибели. Лучше умереть вместе с ними. Самопожертвование осмысленно, если пережило кульминацию"
  
   Парень вовремя проявил инициативу:
   - Я хочу полететь с вами!
   Поначалу Спаун проявлял непреклонность:
   - Исключено...
  
   "Что же мне сказать, чтобы он разрешил мне лететь с ним? Что мне нужно сделать, чтобы меня взяли?"
  
   - Это мое личное, понимаете? Я не просто хочу, я должен, я могу в любую минуту оказаться нужным!
   Но оценив огненное рвение Сайкса, несломимое, неостановимое, мститель пересмотрел решение и одобрил его инициативу:
   - Считай это исключением...
  
  
   Сплав предпочел на сей раз не высовываться, и на просьбу парня полететь с ними никак не отреагировал. Зато, когда Спаун с Сайксом-младшим уже разглядывали ватные облака, прилепленные к синеве неба, подготавливаясь к разработке и согласованию плана действий, на полу ЛА образовалась подозрительно большая лужа, быстро переместившаяся из одного края салона в другой. Увидев в ней преданного команде Лесли Олсена, Джерри просиял широкой улыбкой.
   Ватермену было ужасно стыдно за недостойное поведение Джеймса Бартлетта.
   Приняв антропоморфную форму, он схватил термос с горячим чаем и засунул в рот пару сладких сухарей. Не доев, пробормотал:
   - Эмм, а вы не позавтркали? А вы будите чего-нибуть кушть и где-нибуть останавливться?
   Вэйну только и было дело до таких вот вопросов (сарказм))))
  
   Игнор не подействовал. По крайней мере, с первого раза - на что рассчитывал пилот.
   - Так вы будете где-нибут останавлиться? Ау!
   - Ешь! - сделал замечание Спаун, мгновение спустя мысленно проворчав:
   "Зачем я только с ними связался?"
  
   - Никогда не говори с полным ртом! - дополнил Джерри, и посмотрев на мстителя: - Слышал, это некультурно и опасно.
   - Уу... - кивнул Олсен.
   В боковом окне только что промелькнуло облако в форме кита...
  
  
   Убитых - тридцать девять человек, взятых в плен - пятьдесят, раненых - двадцать. Ханк идеально выполнил работу еще до заката, навсегда отбив у туристов интерес к курорту в Салар де Уюни.
   Жнец-Гранд, второстепенный инициатор земного апокалипсиса, взглянул на наручные часы и подумал:
   "Пора"
  
   В двадцать один вечера наступили обещанные синоптиками осадки, пошел сильный проливной дождь, слух приглушил раскат молнии. Адвокат впервые не побоялся возможного печального исхода и вел себя раскрепощенно.
   - Вот он - вечер перед днем спасения Соединенных Штатов Америки! - развел он руками.
  
   А внизу, под ногами злодея, у готовящейся к отливу воды подзаряжался Радиоактивный Человек. Монстр с жадностью вбирал в себя негативную энергию зеддериана, при этом бешено смеялся и регулярно выкрикивал:
   - Уа-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Наполняясь силой, отрицающей жизнь, я становлюсь сплошным жизнеотрицанием! Уа-ха-ха-ха! - выбросив из головы предупреждение Гранда, что при воздействии большой дозы, скалярная величина зеддериана оказывает губительный эффект. Но смотритель зафанател: он посчитал себя избранным, - Еще! Еще! - он не верил, что у него, у богоподобного, может произойти перенасыщение.
  
   "Подзарядившись" больше, чем требовалось, Фернок вышел из маленькой пещерки, в которой лежал рюкзак с магическими зелеными камешками и подошел к берегу. Силенку необходимо беречь, впереди еще столько сражений и битв, а попрактиковать появившиеся способности не терпится уже сейчас.
   Пришлось переусердствовать в неудобной позе, чтобы вода обрела иной цвет, позеленела. Одного-двух касаний оказалось недостаточно. Но из-за этого абсолютно непродуманного действия мутант "разрядился" - растерял накопленные силы, и даже упал в обморок. В воде быстро сдохли все рыбы...
  
  
   - С отрочества лелею фразы Терри Пратчетт, обожаю ее произведения, а посмотреть фильм по придуманному ею миру интересно вдвойне! Я у писательницы, считай, взял автограф. Она имела бороду и шляпу в стиле Индианы Джонса. Удивительная женщина... - пока Трой и Ханк затаскивали храпящего Радиоактивного Человека, Адвокат изливался юмором и нескромно подстегивал подельников, - В дом его!
   Преступники зашли в гостиницу и положили смотрителя на деревянный дощатый пол. Термис оперативно проверил пульс, после - отчитался перед шефом.
   - Жив и, думаю, скоро очнется...
   - Ремарк теперь не одинок!
  
  
   Спустя три минуты.
   - Да что вы с ним возитесь, Трой? Неужели не оживить? Прямо не элита, а дешевые вариации злодеев четвертого эшелона! - Лэтс стоял над тужащимся генералом и неосторожно поторапливал его, - Ну, совсем как маленькие. Приложите же усилия...
   Экс-Стражу, уже довольно уставшему, пришлось упорнее ворочать лежачего.
   - Да я пытаюсь... Не видите, что ли? - следующая сцена выглядела особенно нелепо: одно неловкое высказывание повлекло за собой смертельные последствия, - Тупой урод, почему ты не встаешь?
  
   ...СЮРПРИЗ!!!
   Глаза Радиоактивного Человека внезапно распахнулись. Вскрикнув, генерал едва не замер от испуга. Монстр схватил грубияна за кисть.
   - Каждый атом в моем теле - частица чей-то взорвавшейся надежды! Мною движет неконтролируемая похотливость, заставляющая пожирать начинку зеддериана в неограниченном количестве, а процесс омертвления души длится в зависимости от ее индивидуальных качеств - он держал термиса, параллельно высасывая из него жизнь, - Душа - тоже вид энергии, положительный, а когда одна энергия высасывает другую, злая - добрую, первая набирает обороты! Мое тело приспособилось, научилось само вырабатывать энергию зеддериана, само выделять - термис уже позеленел, как вода, омывающая солончак, - Знаешь, что это значит? Мне больше не нужно заряжаться!
   Лицо генерала покрылось гнойной коркой, начало взбухать асимметричным белым волдырем, а кожа на руках словно растаяла, потекла. Процесс умерщвления сопровождался острыми сотрясающими внутренности спазмами. Трой мог бы позавидовать онкобольным на терминальной стадии.
   Через пять минут физическая оболочка термиса превратилась в салат из розоватого месива, ошпаренных радиацией полусгнивших костей и лохмотьев прожженной одежды.
  
   Гранду не сильно понравился бзик Радиоактивного. Впрочем, он не побоялся об этом сказать:
   - Ну, подумаешь, ляпнул чушь. Что... обязательно было мочить?
   У монстра имелся лишь один ответ:
   - Да!
  
  
   Окончательно опомнившись, похрамывая, смотритель подошел к подоконнику. Он с полуотвращением поглядел на свои кисти, увидел ярко светящиеся полоски - дырки в перчатках, из-под которых пробивалась облученная кожа.
   Вспомнив эксперимент, схватку с Геройменом и Симендиан, мутант стал бредить вслух:
   - Ветер на Зеддере - прогноз будущего. Радиально льются странные звуки, всюду война, из-за шероховатой поверхности рация не желает выскальзывать из рук. Ветер мышления треплет радиацию излучения, но разрешения трепать не получил. Атомная материя - сознательная материя, либо имеющая сознание. Будущее планеты не предопределено. Букет цветов, излучающий счастье человечества, радиально тонизирует его. Солнце внушает в нас сознание и порождает в нас мысль. Мысль человека - аромат счастья во вселенной. Вселенная ждет человечество. Я иду по ступеням к атому земли, пульсирующему радиально, ведет меня разум солнца, открывается туч занавес, который однажды покрыл весь Зеддер. Боги, спасите меня...
  
   - Что с ним происходит? - спросил Ханк у Гранда. Больно его тревожило нынешнее моральное состояние смотрителя, - Чувак не в себе...
   - Завязывай с риторикой - сумничал Лэтс.
   - Почему сразу риторика?
   - А то ты такой тупой, что не понимаешь простейших вещей!
   - А если вопрос был ради уточнения?
   - Умные предпочитают обходить очевидное стороной. После того, чему подвергся мозг и весь его организм, трудно сохранить рассудок.
  
  
   Спустя полчаса.
   Радиоактивный немного отошел от своего "припадка", так сказать, вернулся в строй. Тогда-то Гранд и напомнил ему о задании, наставнически прошептав:
   - Десерт нельзя отложить в долгий ящик. Пора переходить к заключительной фазе.
  
  
   Радиоактивный Человек совершил полет в стратосферу, чтобы накачать газовую оболочку Земли энергией жизни, хорошенько отфильтрованной, преобразованной в энергию смерти.
   Зеленый цвет - цвет жизни. По крайней мере, так было до сегодняшнего вечера. Отныне все, что зеленеет - мрет и гибнет.
  
   Радиоактивный Человек отрицает возобновление активной формы существования материи после осадков: капли дождя превратились в мелкие крупицы зеддериана, наколдованное им в небе темно-салатовое, отравляющее форму облако будет разрастаться, пока не накроет собой всю планету. Кроме США, естественно.
   Палачи послужили обманным маневром.
  
   Что же спровоцирует ядерный взрыв? Неуправляемый процесс высвобождения большого количества тепловой и лучевой энергий вызовет выброс опасных кристаллических веществ. Неприспособленность земной экологии к зеддериану и прочим иноземным веществам, имеющим кристаллическую структуру.
  
  
   Спаунплан - легкий, маневренный, самый скоростной из всех существующих ЛА. Благодаря его уникальности герои за час приблизились к Южной Америке, а еще через пол - уже пролетали над Бразилией - государством, граничащим с Боливией на северо и северо-востоке.
   - Скажите, мистер Вэйн - Джерри не унимался, каждую минуту загружая мозг Спауна новыми вопросами, касающимися их, отнюдь, не простого задания, - Как вы выяснили местонахождение плохих парней?
   - Интеллект напрягать не понадобилось - Спаун показал любопытствующему коллекцию шпионских жучков, индивидуально упакованных в подарочную коробку, - Я с самого начала знал, кто предатель и позаботился... - распаковал, вытащил один экземпляр, - О том, чтобы он не остался без внимания.
   От полученной информации у Сайкса едва не отвисла нижняя челюсть:
   - Как? Вы все это время знали, что Ханк яростно действует по обе линии фронта и намеренно умалчивали? - внутри него все затряслось, - Фух, а я-то, наивный, думал, что разучился удивляться...
  
  
   Через полчаса.
   - Что это? - Джерри обратил внимание на резко повернувшуюся стрелку встроенного химического индикатора.
   - Хм... - призадумался Вэйн, - Уровень утечки радиоактивных веществ в том месте, куда мы держим путь, превышает ранее объявленные показатели - он решил, что сейчас самое время напомнить Сайксу и Олсену о самопожертвовании, смирении и обязательстве, - Чтобы там не происходило, не забывайте, зачем мы это делаем.
   - Само собой - отозвался Лесли, уже допивший чай, - А что там с показателями?
   - Что бы это ни было... - Спаун вновь поглядел на стрелку индикатора, - Подобное вижу впервые...
  
  
   Героймен летел сзади SS, практически висел на хвосте. Пришельцу издалека удалось заметить ярко-зеленое сияние, беспощадно окутавшее небо. Сегодняшний вечер раскрыл неблаговидную роль зеддериана в окружающей среде. Вознамерившись сообщить Спауну о надвигающейся смертельной катастрофе, о проблеме, которую не решат даже Стражи, супергерой ощутил подозрительно знакомое недомогание и, схватившись за грудь, пытался пошевелиться.
  
   Ватермен взглянул на "покрашенное" озеро Титикака и отрицательно помотал головой. Затем озвучил одну неблагоприятную весть:
   - Все очень плохо...
   - В чем дело? - встревожился Сайкс.
   - Вода... с ней что-то случилось. Что - не могу сказать. Возможно, воздействие здешних аномалий. Но факт в том, что я потерял связь с ней и... я бесполезен, так как не смогу управлять стихией, не смогу никого прикрыть...
   Парень осмотрел берега и трижды чертыхнулся.
  
   Природа извращалась как могла.
   Высокогорно-тропический теплый климат, какой должен наблюдаться в краях Альтиплано, больше напоминал северный, знобкий.
   Или ее что-то извращало?
  
   Героймен быстро сориентировался на местности и применил телескопическое зрение: он увидел человеческую фигуру, что на двадцать метров выше крыши гостиницы, где Ханк удерживает заложников, пропитывает атмосферу Земли
  микроскопическими кристаллами. Те проходят культивацию и становятся сгустками вредной субстанции.
   "Это конец" - на него нахлынуло смятение, которое мгновение спустя переродилось в подобие мужества. Все добродетели сошлись - отвага-доброта-предприимчивость, вернув былую превосходность.
  
   Подлетев поближе, Героймен крикнул противнику:
   - Остановись! Ты всех убьешь!
   - Ха-ха-ха-ха! - Радиоактивный торжествующе засмеялся, - Я отберу жизни только у неамериканцев, а американцев оставлю в живых! Я за короткое время наберу популярность, стану богом для всех для них! - вошел в раж, - Спрятавшись в убежищах, в церквях, в оплотах, в крепостях, люди, эти существа, пробившиеся из низа, из самого дна, будут молиться, упоминая мое имя!
   "Мечтать не вредно" - подумал про себя Героймен, - "Но такие грезы греховны"
   - Они будут... - разыгравшись, психопат не успел докончить речь, как антагонист напал с тыла: ударил в область солнечного сплетения, схватил за ногу, немного покрутил и выкинул в зараженную воду.
   Увы, Бэннери не смог посмотреть уход Фернока на дно. Зеддериан, заполонивший буквально всю местность, не позволял ему максимально использовать способности. Но тот факт, что присутствие злой энергии до сих пор не сломило Героймена, говорил о возникновении процесса развитии приспособленности организма пришельца к зеддериану.
   "Я все еще держусь"
  
  
   А тем временем в отеле плакали дети. Кое-кто из них уже лишился папы. Ханк, хоть и колебался, выполнение прихотей Лэтса считал обязательством, поэтому тот вертел им, как только мог.
   - Планирую отлет! - поскольку стало "жарко", бизнесмен надумал свалить, - Ты обеспечишь мне защиту, проследишь, чтобы со мной ничего не случилось, пока я изучаю управление кораблем Стража, которого некстати замочил бешеный ублюдок.
   Воин без страха никак не среагировал на просьбу. Он неподвижно стоял, задумавшийся о чем-то своем...
   - Эй, ты меня слышишь? - "разбудил" его Лэтс, - Что молчим? Язычок прикусили?
   Ханк опомнился:
   - А, да. Да-да, приказ понятен - и, поклацкав зубами, спросил, - Когда выходим?
   - Хотя нет... - внезапно передумал Лэтс, - Сваливать я не хочу. Меня не так воспитали, это не по-мужски... - он почесал подбородок, убрал со лба испарину холодного пота, - Да и удовольствие от того, что, вероятно, пропущу эпичную картину - кончину тех, кто солил мне на протяжении долгого времени, весьма-таки очень сомнительное, - и кашлянул, - Кхм, так что ж мне делать-то? А если я все же останусь, но отброшу коньки в самый неожиданный момент, а они в итоге останутся живы?
   Ханк обрадовался подвернувшейся возможности озвучить мнение:
   - Сказать по-честному? Их жизни ничего не стоят...
   Гранд все взвесил и...
   - Дело говоришь!
   - Вот, сами согласились. То есть, вам глубоко безразлично, что с ними станется? Умрут они или же нет - вам плевать, да?
   - Да!
   Мутант обрадовался, что его мнение оказало влияние на принятие окончательного решения босса.
   - Значит, и причины остаться, чтобы поглазеть на их смерть, у вас нет.
   Босс поблагодарил помощничка за помощь:
   - Что ж, спасибо тебе. Тут твой цинизм очень даже логичен. Глупо рисковать ради навоза - и взялся собирать вещи для отлета: достал из-под пыльного шкафа мультираздельный рюкзак, из которого вытащил ствол, сотовый телефон и
  кое-что еще.
  
  
   Радиоактивный Человек не появлялся в течение десяти минут. За это время Бэннери успел подумать, что в отчаянных попытках выплыть на поверхность монстр захлебнулся и обрел покой в широченном миру Титикака. Он даже было расслабился... что сыграло однозначно злую шутку.
   Фернок вынырнул из воды, судорожно втягивая воздух: неожиданно послышался всплеск, затем - отвратительный скрип, режущий слух. Чудовище метаморфозно вытянулось, извилось дугой, стало походить на чуть видоизмененный знак вопроса. Натирающий промежности костюмчик, долгое время украшавший, отнюдь, не блещущее фотогеничностью тело, растворился. От цветастого наряда не осталось ничего, помимо намертво въевшейся маски. Новый имидж преступника больше ужасал, чем смешил - красное крайне невыразительная мина, костлявые руки, втянутое туловище, трещины по всему телу, из которых выглядывал магический свет зеддерианских кристаллов.
   - Я больше не Радиоактивный Человек! Зови меня Мистер Смерть!
  
   Сопровождаемый сверхсилами бой, "чары", меняющие небосвод, отдающие изрядной долей гротеска, ослепительно яркие всплески - красивое описание губительной картины, показывающей непостижимую и нечеловеческую силу.
   - Видят небеса, мы оба украсим постамент! Так посоревнуемся в монументальности! - Радиоактивный Человек, не видя резона идти врукопашную, выпускал из себя заряды гиперболизированной (за счет недавнего купания) эффективности в надежде, что это уничтожит противника, - Я - бог! Мое существование - эволюционное чудо...
  
   Лесли больше не мог отсиживаться и бездействовать. Срочно нужен был план. И, к слову, у него он только что созрел: Ватермен нащупал цифровую панель у пилотского кресла и с ее помощью активировал дверь. Герой с демонстративной неуверенностью посмотрел вниз и замер на миг. Но страх победила отвага.
   Привязавшийся к мистеру Олсену, как, впрочем, и ко всем другим членам команды, Джерри был ошарашен подвигом друга.
   - Ты что, затеял умереть? А ну, прекращай!
   Спаун, более холодный, который никогда не считал водяного, бывшего грабителя и мародера, гораздым на подобные фривольности, смог им по-настоящему гордиться. Но виду не показал, оставив эмоции внутри.
   - Не могу, ведь ему нужна моя помощь!
  
   Выкинув тормозящие мысли, Ватермен спрыгнул с SS:
   "Вел максимально бессмысленный и необдуманный образ жизни. Грабил для добычи, убегал от полиции - для азарта, орудовал битой - для удовлетворения гнева - летя вниз, он путался в трясине наступающих дум, - Перечеркнуть сомнительное пройденное можно только, начав с чистого листа. Для чего же? Чтобы доказать приверженность справедливости"
  
   Приземление состоялось удачно - обошлось без травм и ушибов. Олсен ощутил легкий недостаток кислорода из-за постепенно увеличивающихся сил Радиоактивного Человека. Внимательно осмотревшись, водяной увидел вдали сражающегося Бэннери и безотложно двинулся на помощь.
  
  
   А тем временем. Героймен летал вокруг Фернока, дразнил его, нешуточно выводя из душевного равновесия. Монстр неустанно швырялся энергосгустками, исходил непомерной злостью, обещая уничтожить Землю, планеты Солнечной системы, вселенную!
   - Взявшийся беречь людей - преувеличенно беспомощных существ, недостойных такого покровительства, навеки проклят. Грядущая антиутопия отнимет у человечества Элпиду! - пока Радиоактивный занимался привычной для себя болтовней, Героймен дернул вперед, стараясь держаться в густых облаках, - Не опоздай на встречу с судьбой! - тот рванул за ним.
  
  
   Покинув отель, Гранд посмотрел на стоящий неподалеку космический корабль. Ханк, сопровождающий его, поинтересовался:
   - Надумали угнать?
   - Стоит попробовать... - Адвокат неторопливо вытащил пистолет и, настороженно оглядываясь, тихонько добрел до агрегата. Дойдя до кабины, он вмиг освоил управление, прежде казавшееся ему чем-то непостижимым.
   Гранд крикнул:
   - Я - гений!
   После прозвучал негромкий рев двигателей, и корабль газанул, выпустив столб сизого дыма. Преступник, случайно или нет, включил стелс-режим и сделал судно незримым.
  
  
   Спаун засек движение неизвестного объекта, уверенно покинувшего территорию солончака, а минутой позже
  по-настоящему удивил негодовавшего Джерри, всегда видевшего в нем тактика и стратега.
   - Полагаю, ты не сразу поймешь мой поступок, но, как я сказал ранее, я всегда знал, что среди нас есть предатель и подстраховался - мститель показал парню набор шпионских жучков, упакованных в красивую подарочную упаковку, и демонстративно вытащил один экземпляр.
   Сам ЛА все это время кружил вокруг гостиницы, и, казалось, не собирался предпринимать кардинальных решений. Что-то в его маневрах изменилось, когда сработала система обнаружения, определяющая личность разыскиваемого по биению сердца, потовыделению (ха-ха) и другим причудливым критериям. Сотрудники филиала мультиприбыльной корпорации Wayne Enterprises Wayne Tech, ответственные за другие ресурсотребовательные проекты, внесли кое-какие изменения - откорректировали систему наведения и установили поисковую систему. Таким образом, "агрегат" обзавелся собственной криминальной базой данных. Узнать об этом более подробно можно было либо на втором этаже здания филиала у спецконсультанта по будням с семи утра до двадцати вечера, либо в любое время на официальном сайте.
   - Это он! - крикнул Джерри Сайкс, заметив Ханка.
   Спаун, ощутивший праведный гнев, преисполненный раздирающим чувством отмщения, не собирался терять негодяя из виду.
   "Не уйдешь"
   ЛА чуть набрал высоту.
  
  
   Олсен влез в порядком затянувшуюся битву между Геройменом и Радиоактивным. Он тоже мог держаться в воздухе. Подмога была очень кстати.
   - Зеддер - цивилизация, сгнившая в коррупции, в насилии, в небратстве! Как же приятно осознавать, что в тебе пульсирует вымерший мир... - монстр продолжил нести первосортную ересь, будто не заметил появления на сцене вражеского соратника, - Что в тебе пульсирует Зеддер... - у него, у упивающегося в сладостно-злорадной эйфории, преобладала оптимистическая оценка всей окружающей действительности, несмотря на угрозу.
   - На, получи, философ! - Ватермен окатил бредящего с головы до пят, направив на него мини-водопад. Мутант сопротивлялся, противопоставляя воде - радиоактивный приток и длительное время сдерживал натиск, - Как тебе? По вкусу? - Лесли усилил напор, - Нравится душ?
   - А-а-а-а-а-а! - мутанта едва не снесло.
  
  
   Побродив около отеля, Ханк вытащил из брючного кармана пульт дистанционного управления.
  
   Забравшись на вышку, мечник установил там взрывпакет и... связался с шефом.
   - Все готово. Только скажите, для чего это?
   Из рации донесся голос Гранда.
   - Как для чего? Качественной демонстрации силы можно добиться только повышенным вниманием к мелочам. А ты, что ль, не знал?
  
   - Эх, вот вам и круговорот нитрата аммония в природе - нажатием на квадратную красную кнопку он привел в действие взрывоустройство. Классический момент, показанный в куче американских блокбастеров - послышалось тиканье таймера.
   60:00 59:00 58:00 57:00 56:00 55:00 54:00 53:00 52:00 51:00 50:00 49:00 48:00 47:00...
  
  
   Радиоактивный человек постепенно слабел: из трещин выходил пар, в них зеддериан уже не светился так ослепительно, как раньше. Героймен и Ватермен объединили усилия, чего монстр никак не ожидал.
   - Ты умрешь Бэннери, как твой отец-солдат, как твоя мать, напрасно пожертвовавшая собой! Зеддериан рассказал, как Зеддер поскупился на жизнь, как веру променял на отчаяние, потому что смотрел на вас с укоризной. Его сразил осколок лютых мин на ваших рожах! - этими словами злодей пытался спровоцировать Героймена, сохранявшего безупречное спокойствие, зачастую нервирующее недругов.
   - Умойся получше! - Олсен не переставал "гасить" изверга.
  
  
   Раздался взрыв, впоследствии отвлекший внимание супергероев. Обвалилась спортивная вышка...
   - Что там? - Сайкс подсел поближе к Спауну и увидел бывшего дружка, мчащегося в неизвестном направлении, - Подлец все еще здесь и, кажется, уходить не собирается.
   Намереваясь в скором времени приземлиться,
  "демон-защитник" не спускал с Ханка глаз.
  
  
   Взрыв, впоследствии отвлекший внимание супергероев... Лесли машинально переметнул взгляд, чем допустил роковую ошибку, которая стоила ему ни много ни мало... жизни. Здесь злую шутку сыграла и излишняя уверенность, появившаяся в период незначительного превосходства.
   - Не-е-е-е-е-т! - только и успел крикнуть Кэйл.
   Расслабившись, Лесли потерял власть над ситуацией и пропустил один из выпущенных противником энергосгустков. В итоге "снаряд" поразил незащищенного от такой силы Ватермена.
   Приняв чужеродный элемент, организм подвергся процессу саморазрушения, будто просочившийся в него зеддериан включил безвозвратный режим удаления данных. Лесли утратил способность к своевольной трансформации. А, смертельно ослабев, распался на мелкие частицы (кристаллы), которые смешались с каплями воды и упали на холодный песок.
   Фернок не забыл прокомментировать:
   - Теперь нам никто не посмеет мешать!
  
   "Что, Кэйл, ты дальше будешь делать? Что предпримешь? Как отреагируешь? Не свернешь ли?"
   Момент, запечатлевший гибель союзника, глубоко тронул Бэннери: эти несколько капель, которые совсем недавно были Лесли Олсеном, растворились.
   Тут пришельца охватило... вовсе не уместная в подобных ситуациях досада. Нет. Кое-что другое. То, что супергерои, обычно, по всем законам кодекса, стараются не подпускать близко к сердцу, дабы не поступиться принципами.
   "Я пытался..."
  
   Героймен небезболезненно перенес гибель напарника. Им полностью завладело боевое исступление. Пойдя в атаку, пришелец нарочно отключил рассудок, чтобы тот вдруг не воспрепятствовал желанному возмездию.
   "Больше никаких компромиссов"
   Двинув чудовищу в область желудка, Героймен не нарочно отдалил его от себя. Обнаружив за Бэннери прежде невиданный гнев, Радиоактивный Человек сменил тактику и полетел назад. Инопланетянин - полетел за ним.
   "Никаких колебаний"
  
   - Вернись! - крикнул Кэйл, чей голос, до того громкий, снес огромные песчаные глыбы.
   Цель было достать очень трудно, не помогала и сверхчеловеческая скорость (радиоактивное поле значительно понизило силовые параметры зеддерианца). Потребовалось применение огненного зрения - способности, позволяющей выстреливать лучами, максимальная температура которых мощностью сравнима с ядерным взрывом.
   "Для точного попадания нужно сфокусироваться"
   Героймен выстрелил с трехсотметрового расстояния. Луч обжог оголенную спину мутанта, взвизгнувшего от скоротечной агонии, быстро пробежавшейся по всему телу.
   Легко поддающийся любому, даже самому извращенному искушению, Радиоактивный Человек подумал:
   "Какое наслаждение... Такого я не испытывал со времен первой отсидки: вроде и поджарился, должен изводиться стоном, а ощущение, словно прокатилась нежная капля. Во мне заиграл спектакль, вылившийся в настоящую феерию звука. Я думал, это чей-то музыкальный шедевр. А нет. Это тряска моих внутренних органов"
   Он грузился больными фантазиями, являющимися частью последствий основательной перестройки организма, при которой деятельность практически всех подсистем настроилась на новый лад. Грузился, забывая об уплывающей в дальние дали реальности. Но... неожиданный удар вернул уходящего!
  
   БУХ-БАХ! (Героймен бьет)
   ПШИ-ПШИ! (Фернок стреляет энергией)
   БАМ-БУХ-БАМ-БУХ (Героймен делает комбинацию из четырех ударов)
   ПШИ-ПСС-ПСС (Фернок делает что-то непонятное, видимо, силы зеддериана на исходе)
   БУХ-БАХ! (Героймен бьет)
   ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ-ПШИ (Фернок стреляет-стреляет-стреляет. Но все коту под хвост, все мимо. Противник уворачивается)
   БАМ-БУХ-БАМ-БУХ-БАМ-БУХ-БАМ-БУХ-БАМ-БУХ-БАМ-БУХ (Героймен повторяет заученное комбо)
  
   Собрав все силы в кулак, Героймен расколол череп Радиоактивного Человека, схватил его за руку и...
   Злодей заумолял о пощаде. С него таки слетела маска.
   - Пожалуйста, не убивай. Ты же герой, забыл? Подумай, как драгоценный социум доверится тебе, если ты не будешь добрее тех, с кем борешься? Добро же должно хоть чем-то отличаться от зла... - из узких ноздрей треугольного носа и немного приоткрытого рта свободно вытекала вязкая зловонно пахнущая жидкость, а на остром подбородке свисали остатки сгнившей кожи, - Не убивай...
   По своему содержанию вердикт был милостивым, но по звучанию - суровым:
   - Ты не умрешь!
  
   Радиоактивный Человек свалился на песок от очередного мощного удара. Потеряв семьдесят процентов своей силы, он воспользовался запасным вариантом: Бэннери приспособился к зеддериану, перенес тяжеленную дозу и выжил, но инфернальная сущность кристаллов не только отбросила корни, она расцвела, возрадовавшись, заскандировала! Зеддериан приютился в самом Героймене, сросся с душой пришельца и наградил неприсущими ему противоположными качествами, вселив прежде чуждую жестокость...
   - Ты узнаешь... - Радиоактивный закашлялся от попавшего не в то горло песка, - Узнаешь, какого быть вместилищем зла! Всех загубленных жизней твоего родного мира!
  
   Впустив в себя этого паразита через привыкание, Героймен впустил в себя Зеддер, который начал в нем развиваться, откладывать личинки зла. Циничный, мстительный
  демон-развратник...
  
   Сгустились тучи.
   - Убей меня! - крикнул Фернок, - Ведь ты теперь живое хранилище опороченных войной душ, как я! Души, коих в тебе миллионы, требуют срочного выхода. Выхода гнева!
   Бэннери противился злу: хватался за голову, бился в истерике, борясь с безудержным желанием убить:
   - Я не могу. Не в этом мое предназначение...
   - Нет, в этом! - настаивал злодей, - О, я хочу умереть, Кэйл. Очень. Давай, ну же, убей меня, Кэйл, мы все хотим этого. Жаждем...
   - Нет - пришелец не поддавался, - Сколько бы меня не заставляли, как бы ни заставляли, я никогда никого не убью...
   - Примешь дар - борьба завершится, ты выиграешь. Стань концентрацией гнева и ярости...
  
   Бэннери на миг прислушался. Перед ним предстала давнишняя война: солдаты, орущие, копошащиеся в окопах. Где-то рядом беспрерывно, монотонно барабанит пулемет. Машины (киборги), изначально созданные людьми, для добычи жизненно важных ресурсов, безжалостно истребляют своих создателей.
   Героймен прочел их эмоции - чувства парней, отдавших жизнь в бою, женщин, погибших рядом с детьми. Вместо ожидаемого приступа гнева, на него нашло оцепенение. Он как будто за несколько минут прожил пережитое, прочувствовал каждую погаснувшую свечку, каждую потерянную на Зеддере жизнь. Иллюзия или проведение - экскурсия в военное прошлое Кэйла прошла довольно быстро.
  
   Героймен посмотрел на Радиоактивного Человека, на бедное существо, исстрадавшееся от несправедливо приобретенных возможностей, и проникся к врагу первородной жалостью. Ведь по-настоящему сострадать злу могут только герои. Супер.
   - Бедняга... - у инопланетянина покосились глаза, - Ты все видел... - если бы у кого-то возникло желание описать происходящее в полной красе, у него бы не вышло. Пожар на сердце Кэйла не поддавался ни описанию, ни разжевыванию, - И я представляю, чего тебе стоили чужие мучения...
   - Да, я видел - хрипя, подтвердил побежденный, - Все, что произошло с твоим народом, считай, произошло со мной. Мы породнились, пока сражались - он не умирал, но был серьезно ослаблен поединком.
   - Эмм... - Бэннери слишком хорошо подумал о своем противнике. Он в принципе старался не думать плохо ни о ком, даже при контакте с самыми заблудшими искал их хорошие качества. Искал то, что нельзя найти, - Если хочешь так думать, то я спорить не буду. Думай, как знаешь...
  
  
   Греховные помышления злодей отложит на потом, чтобы проявить зло в самый неожиданный момент.
   "Конец тебе, Бэннери. Пора свидиться с мамочкой"
   Такой момент настал.
  
  
   Спаунплан наступал. Ханк скрывался от загадочного преследователя, пока была возможность. Отыскать укрытие не удалось. Оставалось только прекратить бежать и принять вызов. От того, чем завершится встреча, зависела дальнейшая судьба воина без страха. И все же, не глядя на откровенно дурное предчувствие, он принял вызов.
   "Сохранение достоинства важнее выживания"
  
   ЛА приземлился в ста метрах от захваченной гостиницы, крылья свернулись винтом, гул моторов резко снизился, потухли прожекторы...
   Ханк нервно выкрикнул:
   - Кто бы ты ни был! - выдернул меч из колоды, - Я готов к любому сражению! - и...
  
   - Привет - спокойно молвил вышедший из открывшейся боковой двери спаунплана Сайкс-младший.
   - Что? - Ханк выронил меч. От поразившего изумления. Мутант ожидал увидеть кого угодно, но только не мальчика, - Ты?..
   Джерри кивнул.
   - Почему ты здесь? - Ханк, отнюдь, не разучился волноваться за других, - Здесь же опасно, - но мальчик его встретил менее тепло.
   - Ты нас предал. Мы тебе верили - в его взгляде читалась не столько злость, сколько понятная обида, - Я не дам тебе уйти - Сайкс оказался куда более смелым, чем предполагал его
  экс-друг, встав в оппозицию, - Не дам!
   "И опять судьба меня ставит перед чертовым выбором. Самое гадкое в том, что его придется сделать"
   Ханк вернулся к своему устоявшемуся образу "доброго, но вынужденного злиться". Поначалу он держался достойно.
   - Ты же понимаешь, что я свалю отсюда, так или иначе...?
   Сайкс завозражал:
   - Ничего подобного!
   Ханк помотал головой.
   - Я хотел как лучше - и, подняв с песка меч, сделал два шага вперед, - Либо прекратишь пылить, и мы оба вернемся в
  Нью-Йорк, расскажем нашим, с каким весельем провели время, либо... - небольшая пауза, протяжной вздох, - умрешь. Выбирай.
   Джерри, как стоял, так и остался стоять. Ничего в поведении молодого храбреца не поменялось.
  
   Вдруг сзади раздался долгожданный голос союзника:
   - Дай-ка - из спаунплана выскочил Спаун. Парень отошел от него на три метра.
   Ханк невидимо оскалился, крепче сжал рукоять меча.
   - Угроза более слабым, чем ты, и есть вся твоя честь? - крикнул замаскированный миллиардер, - А?
   Воин без страха недобро улыбнулся, чуть пошатался и громко ответил:
   - Только гляньте, какие мы правильные! Какие честные... Может, ты еще себя слабым назовешь?
   Не боясь смертельно опасного излучения, Спаун снял маску (которая, хоть и незначительно, но уменьшала шансы загнуться от радиации) и свой драгоценный поясок.
   Теперь перед Ханком стоял уже не мститель-одиночка, матерый осквернитель криминальных общин, а самый настоящий Джон Вэйн - без блеска и гламура, без фальша, без образа подчеркнуто следящего за эстетикой внешнего вида плейбоя, из которого он вышел после смерти отца.
   - Проверим?
   Поединок обещал быть эпичным.
  
  
   Радиоактивный человек повторил мысль вслух:
   - Конец тебе, Бэннери. Пора свидиться с мамочкой! - громко. Причиной внезапного превосходства злодея послужила добрая наивность Кэйла.
   Зеддериан не смог ужиться внутри Героймена. Героймен добровольно отверг эту врожденно темную силу. Ожидаемо пропал иммунитет пришельца к излучению камня. Души нескольких миллиардов жителей Зеддера вернулись обратно к ходячей метаморфозе - к Ферноку.
   Радиоактивный Человек набрался былой мощи: голос превратился из жалобного в металлический, по-прежнему ярко засветился выглядывающий из щелей свет.
   - Камень видел ту войну. Камень все помнит. Камень наблюдал рассвет и заказ твоей планеты! - в руке образовался зеленый энергетический шар, монстр мог его телепатически перемещать, - Камень приказывает избавиться от последнего представителя рода Бэннери! - и он запустил шар в Героймена.
  
  
   Спаун знал - Ханк превосходит его по физическим параметрам, и все равно затеял бой. Наблюдавший за поединком двух мастеров Джерри очень жалел, что не мог принять участие и вступиться за мстителя.
   "Эх, вот бы мне подрасти"
  
   Мечник явно недооценивал врага - подхихикивал, бросался шутками. Это продолжалось до тех пор, пока довольствовавшийся лишь кулаками (Ханк размахивал мечом) Спаун не продемонстрировал умение наносить высокие удары ногами. Он продвинулся вперед и, подпрыгнув, грязной подошвой разбил супостату очки.
   Ханк приостановился, убрал с лица осколки...
   - А ты хорош для обделенного суперсилой психа - но недооценивать врага не прекратил, - Чем дольше упорствуешь, тем мучительнее будешь умирать. Появятся сложности с сопровождением в рай, которые без боли не решишь... - после недолгого перерыва, как и предполагалось, бой продолжился.
  
   Второй этап - несколько необдуманных атак, все те же непроизвольные взмахи. Казалось, Ханк напрочь позабыл о тактике, и ярость бесповоротно поглотила разум. Спаун, не обладающий способностью регенерации, просто не позволял себя ранить - ловко двигаясь, резво меняя позицию, мститель делал мутанта еще более агрессивным, еще более беспомощным...
   "Тибетские монахи утверждали, успех заключается в балансе злости и умиротворенности. Одно не должно значительно перевешивать другое, иначе боец обречен - он думал и одновременно дрался, - Первые два месяца, как и любой явившийся из большого города новичок, я считал их убеждения абстрактными и слабосодержательными. Но потом, на третьем месяце обучения, я просветлел"
   Когда Ханк, скорее, зацикленный на мыслях о предстоящей казне Вэйна, нежели на бое, отхватил по лицу во второй раз, гнева поприбавилось.
   "Злость - беспомощность в непривычном виде. Дерясь, нельзя увлекаться самообманом. Гнев, по мнению моих учителей, не входил в число базовых чувств, так как, по их же мнению, являлся завуалированной формой трусости"
   Поразительно, но раздумья не мешали Джону защищаться. Напротив. Они помогали ему.
   "После Тибета, подарившего легкое абстрагирование от стандартной жизни, мне не больно хотелось возвращаться домой. Я на какой-то момент потерял родственную связь с городскими трущобами"
   Самоанализ улучшает реакцию.
  
  
   Героймена парализовала знакомая боль. Пришелец уже испытывал ее, находясь в пленении у Джерго, на Грув-стрит и совсем недавно, до того, как зеддериан предпринял попытку ужиться в нем.
   - Боль... - Кэйл скрипел зубами, но мысли о возможном губительном исходе лишь усугубляли, поэтому пытался прогнать их. Первое время попытки были тщетными, а потом от мучений наступило безразличие.
   И, практически умирая, Кэйл увидел мать и отца. И тот отрывок из прошлого, когда Шрейден хотел убить его, но умер сам, пронесся перед глазами.
  
   - Мой ребенок, единственный сыночек, я люблю тебя... - Энна - супруга Айдока добровольно подписалась остаться с Кэйлом без мужской опоры, чтобы в одиночку встретить надвигающееся зло и пожертвовать собой ради мальчика.
   С первого дня жизни Бэннери-младший страдал астмой, очень тяжело дышал по ночам. Родители беспокоились, сидели рядом с ним...
  
   "Сейчас, будь моя мама жива, я бы сказал ей, где обитаю, чтобы она знала, что кроме Зеддера, есть и другие планеты, населенные людьми.
   Она бы не поверила, по крайней мере, не сразу, так как в нашей семье только отец веровал в существование людей из других миров"
  
   - Где ребенок? - неистово кричал убийца, - Где?
   Мать не сказала.
   Тогда убийца схватил женщину за волосы и повел в детскую. Там и порешал - вонзил выдвижное лезвие в живот.
  
   Она наблюдала, как Шрейден подходит к ребенку, истекая. Тихонько постанывала, моля своих богов о защите Кэйла.
   - Вот и ты, последний мусор из рода Бэннери! - злой лорд обнаружил младенца, спрятанного в шкафчике.
   Благо, Кэйл противостоял этой угрозе не в одиночку. Вместе с ним была любовь его (уже мертвой) мамы.
  
   Убийца замахнулся, чтобы зарезать, и... младенчик применил огненное зрение. Сжег негодяя заживо, который, прежде чем оборотиться в пепел, прокричал несколько проклятий.
  
   Героймен увидел себя, недавно родившегося. Увидел последние минуты жизни матери, последние минуты жизни лорда.
   - Ты умрешь ужасной смертью! - кричал Радиоактивный.
   Бэннери спасло то же, что когда-то наделило воистину нечеловеческой силой - материнская любовь - наиболее эффективный вид энергии, ибо исходит непосредственно от души.
  
   - Я не страдал, наблюдая закат твоей цивилизации, а, не скрывая, наслаждался их болью! Болью четырех миллиардов...
   Супергерой скрестил руки на груди и, вновь почувствовав сильнейшее недомогание, опустился на колени. Он уже не видел, что происходило перед ним, ведь в очах все темнело, все расплывалось.
   Первое, что заставило бороться с наступающей гибелью - внезапно пробившийся сквозь пелену тьмы сладкий женский голос.
   Кэйл...
   Бэннери подумал, кто мог его издать. На ум приходила только Энна, голос которой, как и внешность, он точно не помнил до сего мгновения. Разве что, недавно промелькнувший в сознании флешбэк все расставил на свои места и сын, наконец, увидел мать.
  
   - Будешь подыхать, и никто тебе не...
   Из глаз Кэйла вышли горячие лучи как тогда, когда он был младенцем, в день маминой смерти. Они поразили Радиоактивного Человека, как тогда поразили Шрейдена. Зеддерианец вовсе не хотел убивать монстра. За него это сделали родители, которые всегда находятся рядом с ним, которые живут внутри него, хоть сам он об этом и не подозревает.
  
   Кэйла никто не может лишить жизни, никто и ничто, потому что они не позволят. Потому что они, хоть и живут ныне очень далеко от него, все еще так рядом...
  
   - Что? - Радиоактивный Человек дотронулся руками до собственного туловища и обнаружил в нем огромную дыру с обугленными краями. Внутренности разъедали языки пламени, - Как?
  
   Огненное зрение - способность, позволяющая выстреливать лучами, максимальная температура которых мощностью сравнима с ядерным взрывом.
  
   Кэйл сам толком не понял, что только что произошло, и почему лучи выстрелили сами по себе. Он не смог бы удовлетворить любопытство мутанта, даже если б сильно хотел...
   - Это нечестно. Я должен... - Радиоактивный Человек опустился на колени. Они с Бэннери долго смотрели друг другу в глаза, - Я должен жить, чтобы убить тебя...
  
   - Спасти Америку!
  
   Героймену стало почти жалко своего неприятеля. И он бы пообещал ему помочь, если б не заряд молнии, добивший монстра. Никто, а уж тем более Кэйл, не ожидал, что, вконец разленившиеся супергерои, Крэйт, Сплав, Дендок, Визари, Шторм, появятся на арене. Но, как оказалось, чудеса порою случаются.
   Стихийный жрец вызвал грозу: небо стало темнее, многовольтный заряд молнии поразил и без того сникшего злодея. Каждая клетка Фернока была сожжена электричеством, уничтожена.
   - Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет! - несостоявшийся бог сиял как рождественская елка, искрил как бенгальский огонь. Вытянувшись, Радиоактивный Человек покраснел, покрывшись черной коркой, а мигом позднее - взорвавшись.
   Его зловонно пахнущими останками закидало не успевшего отбежать мистера Бартлетта.
   - Фу, какое же дерьмо... - ругнулся силач.
   Отряхнув плащ от пепла, Бэннери поднялся на ноги и недоверчивым взором опалил собравшихся:
   - Почему вас так долго не было?
   Паттерсон решил пошутить для смягчения обстановки:
   - Теоретизировали...
  
  
   "Уезжая из города, я имел очень слабое, далекое от реальности представление о трудностях жизни. На освоение ушло десять месяцев, на закалку - три года.
   Возвращался я уже другим человеком. Опытным, целеустремленным"
   Намного превосходя Спауна по силе, Ханк не нанес ему ровным счетом НИ ОДНОГО УДАРА.
   "Йога, медитация, искусство маскировки, самопознание, самореализация... Жаль, что люди богатого контингента, которые хорошо помнят моего отца, не знают и четверти того, через что я прошел"
   - Это не бой, а игра в недотрогу! - мутанта бесило, что с ним, обладающим целым набором сверхспособностей, мастером мечей и крутым наемником, разводит спектакль "какой-то циркач".
   - Вот тебе! - выискав незащищенную область, Спаун ударил Ханка в колено.
   Через какое-то время противнику, наконец-то, повезло. Ему удалось заломить руки ловкача и прижать лезвие меча к горлу. Вэйн попытался ускользнуть, правда... не вышло.
   - Это называется захват! - разъяренный Ханк приготовился к осуществлению казни, - Денежный мешок молодец и все такое прочее. Опыт опытом. Но я тебя сильнее, ты обязан был учесть этот нюанс, стратег.
   Спаун не отчаялся.
   "И я учел"
   Техника, напоминающая самбо: он двумя ногами обхватил голову предателя.
   - Ах ты... - Ханк не допускал, что Вэйн настолько(!!!) проворен... - Отпусти...
   - С удовольствием! - лидирующий моментально исполнил пожелание мутанта, но перед этим, вырвавшись из столь незамысловатого захвата, совершил удар.
  
   "Меня научили, как надо бить. Это нужно делать дважды: сначала в мыслях, чтобы вложить в удар ровно столько силы, сколько планировал, и только потом по-настоящему.
   Здесь четко прослеживается родственная взаимосвязь подготовки и исполнения. Второе нельзя сделать качественно без первого"
  
   - За тебя, отец! - выкрикнул Спаун.
   - Что? - недоумевая, озарился Ханк.
  
   Лидирующий моментально исполнил пожелание мутанта, но перед этим, вырвавшись из столь незамысловатого захвата, совершил удар.
  
  
   Исход поединка получился полностью противоположным первому прогнозу: Спаун, вымотанный, изнемогший лежит на песке, чувствует затруднение в дыхании и нехватку воздуха, который он с жадностью глотает. То же делает и Ханк - тоже лежит, но... ничего не чувствует, так как вырублен и вряд ли сможет продолжить.
   - За тебя, отец... - повторил Джон, но уже спокойно, без эмоций. Подобрав сломанный клинок Ханка, он забрал прикрепленный к рукояти жучок, чтобы положить обратно в коробку.
   "Боже" - подумал Вэйн. Из-за усталости.
  
   Джерри не мог оставить это без внимания, он подошел к Джону и протянул руку дружбы.
   - Спасибо... - Спаун был очень благодарен даже за такую пустяковую помощь.
   Настроившись, Сайкс приступил к вопросительной части разговора:
   - Я видел, все рыбы погибли. По крайней мере, здесь. Каким образом вы планируете очистить зону от вредных веществ?
   - Что-нибудь да придумаем... - сказал Джон, - Хорошо, что мы вообще выжили - и, посмотрев на лежачего Ханка, - Будь добр, отыщи прочную веревку или заменяющий ее предмет... Мне нужно немного посидеть...
   Обязательный Джерри воскликнул:
   - Будет сделано!
  
  
   Прошел час.
   Ханк уже стоял на ногах со связанными руками в окружении экс-друзей. Смотрел на лица, которые когда-то были приветственными и дружелюбными. Сейчас они совсем другие: отвергающие, пренебрежительные, достоверно передающие шквал негатива.
   Визари, ранее относившаяся к виновнику незлобно, снисходительно, отвернулась в другую сторону, когда усекла, что ее вряд ли кто-то поддержит.
  
   Первым заговорил Спаун. Он же и последний. У других не возникло желания что-то с ним выяснять.
   - Что мы видим? К чему привели твои действия?
   Ханк пока что ничего не чувствовал полномерно. Никакого позора. До него доходило постепенно.
   Мститель продолжил отчитывать задержанного:
   - Твоя попытка испортить нам хеппи-энд провалилась. Но все, что касается супергеройской деятельности, больше не будет таким, как прежде, так что не сомневайся, я придумаю миллионов способов омрачить остатки твоей жизни и самолично выбью из тебя сведения о запасных планах Гранда и угрозе из космоса. Но твои муки... они будут душевного характера.
   - И немножко наружного! - вставил Сплав.
   - Не исключено - подыграл Вэйн, - Ты посвятил всю свою жизнь службе самовлюбленному ублюдку, которому было плевать абсолютно на всех, включая тебя. И теперь его либо убьют, либо посадят навсегда. А ты из года в год, до наступления конца, будешь задаваться вопросом: кто ты без него? Что ты собой представляешь как личность?
   Безвыходно согласившись со всем озвученным, Ханк сделал глубочайший вздох. Почувствовав к себе отвращение, он послушно опустил глаза и сблизил ступни.
   Спаун произвел финальный аккорд, закрепивший за ним почетное звание лидера - громко произнес:
   - Ты будешь до конца дней помнить человека, который победил тебя!
   Уступчиво кивнув, мечник принял выговор
  
  
   В западно-румынских горах по инициативе властей в позапрошлом году построили дворец для проведения политических заседаний в, так сказать, более дружественной обстановке. Намечающаяся встреча президентов нескольких стран - второе по счету мероприятие в стенах парадного здания.
   Витающий запах прохлады, готовящегося к ужину мяса, дорогого красного вина; псевдовоспитанные толстые буржуи, музыка исполнителей эпохи ренессанса; роскошные ожерелья, свисающие на шеях далеко не младых дам - недавно прилетевший в Европу Лэтс Гранд любил такие вечера. Его пригласили на мероприятие, в ходе которого должно было осуществиться перемирие семи европейских государств с США, но им пришлось хорошо заплатить ему. Бизнесмен заранее предупредил организаторов, что его "драгоценное время стоит денег".
   Связались с Грандом лишь по одной причине - в прошлом он покрывал огрехи немецкого вице-президента, отчего его сегодняшнее присутствие на банкете можно считать его личной заслугой.
  
   - Здравствуйте, вы не подскажете, кто виновник сего торжества? Кого благодарить за возможность здесь потусоваться? - спросил Гранд у мимо проходящего лакея, у мальчика-араба, - А?
   Парень остановился, чтобы ответить:
   - Если вы об организаторе, то их целый каталог. Всех не перечислишь - он оказался чересчур многословным для простой прислуги, - Но вас, предполагаю, пригласил именно господин Вахид Синал...
   - Что? - Гранда встревожил тот момент, что он не мог припомнить ни одного знакомого деятеля с арабским именем, - А вы ничего не перепутали, молодой человек?
   Лакей помотал головой из стороны в сторону.
   - Ладно, я пойду, хорошо? Вы уж простите меня, но надо работать!
  
   "Что-то мне здесь не по себе"
  
   После не самого полезного дискута с юношей Лэтс повернулся к стоящей возле двери на кухню милашке в желтом танцевальном платье. Ему почему-то показалось, что именно она, это олицетворение внеземной красоты, сможет отвести его к главному.
   - Девушка, вы на меня так смотрели, что я вдруг сообразил, что вы...
   - Все верно - перебив, не услышав вопрос полностью, она подтвердила его подозрения, - Идите за мной.
   Засмущавшись, Лэтс проследовал. Разок шлепнул незнакомку по ягодицам...
  
  
   Гранда позвали на балкон. Человек с длинной черной бородой, как у пирата. Он был вовсе не арабом, а представителем индоиранской расы.
   Там дул приятный ветерок.
   - Уважаемый, мне повезло, что вы - перс!
   Приглашенный включил свой фирменный юмор, который в чужых владениях ощущался менее негативно, чем обычно.
   - Хм, приятно удивлен - подключил интеллигентность Вахид, - А вы хорошо ознакомлены с историей моего народа?
   - А как же? - для Лэтса это была очередная возможность проявить знание истории, и ее он ни за что не упустит, - Муж моей сестры - великий человек. Он когда-то служил в Иране под дипломатической крышей сотрудника консульского отдела посольства СССР. В свободное время писал мемуары...
   Перс не оставил это без внимания:
   - Что ж, мне вдвойне будет приятно общаться с человеком, наслышанным о моей родине...
   Лэтс без разрешения засунул кисть в вазу, стоящую посередине стола, вытащив из нее виноградную ветку.
   - Ну, это само собой разумеющееся. Историю все обязаны знать, как мне кажется...
   - И правда - согласился перс, - Куда же без нее..
   - Ага.
  
   Вопросы господина Синала были формальными и одновременно заковыристыми. Таким любопытством славились многие политиканы, не только индоевропейцы.
   - Мистер Гранд, могу ли я узнать, какое евразийское государство вам больше по душе? Что вы предпочитаете?
   За Лэтсом водилась похожая манера общения:
   - Признаться, я люблю Швейцарию - когда он начинал делиться мироощущением, то это могло продлиться от пяти минут до часу, - Там уважают частную жизнь человека, особенно если у него есть состояние... - бизнесмен выдержал длинную паузу и улыбчиво подмигнул. Он всегда улыбался, когда речь заходила о деньгах, - Всегда ценил неприкосновенность.
   - Это, конечно, славно - перс обладал непонятным акцентом, - Но Швейцария - центр Европы, а речь шла о евразийских странах. Я...
   - Вы не помните, о чем вам говорил секретарь? - Гранд недоброжелательно взглянул на собеседника и перешел на свой привычный тон общения, - За компанию со мной придется недурно заплатить, и я бы не советовал нецелесообразно тратить время. Уважайте собственный бюджет.
   Вахид Синал учел рекомендацию визави и с вдумчивым взглядом приготовил вино.
   - А вы все же умеете расставлять приоритеты, да...
  
   - Ну, так, что? - Гранд не собирался напиваться перед утренним вылетом и отставил бокал, - Зачем меня вызвали? - не забыл еще раз припомнить, - Я сейчас начну требовать с вас, и тогда за век не откупитесь.
  
   Нарвавшись на откровенную грубость, организатор мероприятия, наконец, раскрыл карточный веер:
   - Вы должны узнать правду. Вам угрожает опасность.
   Восприятие подобной информации у Лэтса никогда не сопровождалось серьезностью:
   - От кого же она исходит, интересно? От студентки, пользовательницы социальной сети, которая норовила стать моей женой, чтобы вовремя оплачивать больничные счета отчима?
   А вот перс стал серьезнее некуда:
   - Очнитесь, я говорю не об интернет-романах! Обсуждение их привлекательности оставим на потом...
   - Тьфу! Хорошо... - Адвокат чуть не засмеялся, - Продолжайте.
   Каким-то образом Вахид был осведомлен о недавних грешках бизнесмена.
   - Ваша попытка уничтожить несколько континентов при помощи инопланетного источника радиации разозлила
  кое-кого очень влиятельного и деспотичного. И этот кое-кто точит на вас зуб.
  
   Вахид щелкнул пальцами - подошла красавица в желтом платье и бросила на стол папку-регистратор с черно-белыми снимками.
   Гранд выкинул последнюю шутку.
   - Отчим девочки вздумал обратиться в полицию?
  
   Вахид что-то шепнул красавице и объяснил товарищу, в какой он "жопе":
   - Иранская разведка сообщила о возможном возвращении одной живучей террористической организации, исторически связанной с хуанданом - даосским эликсиром бессмертия. По официальным данным остальных разведок, занимающихся подобными вопросами, террористы бездействуют, но мои ребята уверены, что они начинают проявлять активность.
  Кто-то в их рядах упомянул ваше имя.
   Гранд не мог выразить, как сильно его заинтриговала данная новость. Он начал судорожно просматривать фотографии, одну за другой...
   - Бессмертие. Киноварь. Распространенный ртутный металл... - почесав переносицу бумажной салфеткой, удивленный сунул снимки обратно в регистратор, - Черт, я считал все эти слухи про источник вечной жизни мифом. А они, оказывается, существуют?.. - вопросительно глянул на девушку.
  
   Дама раскрыла свою личность, как и планировала - только после того, как Гранд узнал про пробудившуюся организацию. Вахид сделал то же самое.
   - Они живее, чем вы думаете - ведь перс был одним из них. Член этой самой террористической группировки, чьи следы запечатлены на фотографиях - древние иероглифы, вырезанные на камнях, - И сейчас стоят рядом с вами. Нам не терпится выполнить поручение господина.
   Гранд понял...
   "Вот я и допрыгался"
   - А за что на меня взъелись? - он посмотрел на них, как на дураков, - У меня же не вышло...
   - Попытки тоже караются - объяснил Вахид, - Глава организации считает, вы недостаточно долго живете, чтобы распоряжаться судьбой мира. Это понятно?
   Адвокат надул щеки, напыжился, привстал над столом.
   - Допустим, своим действием я оскорбил предводителя. Я это признаю, не глупый - преступник очень нервничал, что было заметно по его пальцам. Они тряслись, - Могу ли я откупиться? Просто намекните - богач посмотрел вначале на незнакомку, потом на Вахида, - Миллиарда хватит? Поверьте, я и не такую сумму способен достать.
   Дева не сдержалась. Убить Гранда должен был Вахид, так как глава организации приходился отцом крошки и не очень-то хотел, чтобы родная дочь, чья кровь принадлежит дворянскому роду, грязнила руки о "скотского американца". Но лишила его жизни именно она - не выносящая, когда
  кто-то пытается купить отца.
  
   Подойдя к Лэтсу, милашка не показала признаков ненависти, ожидая от него ответных грубых действий.
   - Эй, цыпочка, как тебя зовут? - очередной причиной избавиться от толстяка послужило шутливое фамильярное высказывание.
   Заехав ладонью по щеке, девушка сняла с себя тонкую позолоченную цепь, которую часто использовала в качестве смертельного оружия.
   Гранд снова присел.
   - Сучка, ты чего?
   - Сдохни! - придя в ярость, террористка накинула украшение на его шею. Обмотала им и душила.
   Перс никак не отозвался на хрипы...
  
  
   Спустя два месяца. Симендиан
   Мистер Вэйн решил навестить старого знакомого и посоветовался с главврачом по поводу этой идеи. Несмотря на почти всевозможность за счет физических навыков и
  ноу-хау, богач бы не стал пробираться к нему незаконно, если бы медик не одобрил.
   - Как он? Могу ли я его увидеть?
   Доктора Бартоломью, погибшего от руки Радиоактивного Человека, заменил не менее опытный в области психиатрии Уиттмор Стрейзанд - вечно заикающийся сутулый инсультник.
   - М-м-м-м-ожно! О-о-он не о-о-о-п-п-пасен!
   - Спасибо! - поблагодарил Джон (он еле дождался, когда врач договорит).
  
  
   В отделении, куда поместили Ханка, на данный момент кроме него не было никого. Вчера выпустили последнего заключенного.
   Вдруг миллиардера остановил человек в белом халате. Еще один "док".
   - Здравствуйте, кто вы?
   - Генри Ноксвил. Я заместитель Стрейзана и тоже врач, в общем-то.
   - Угу - одобрительно кивнул Вэйн.
   - Что-то хотели?
   - Да. Вы можете описать мне его состояние.
  
   Вэйн и Ноксвил подошли к камере Ханка. Доктор все думал, с чего бы начать. Заметив некий трепет со стороны посетителя, он заговорил о его дисциплине.
   - Состояние на удивление гармоничное. Даже чересчур. Без перебоев, психов и попыток к побегу.
   Богач спросил:
   - То есть, заключенный исправился?
   - Я не знаю всю историю, видите ли - объяснил "док", - Когда его только привели к нам, он просил, чтобы его убили, раскаивался в чем-то. А потом, как успокоился... так больше никогда ни о чем не просил. С тех пор сидит в одном положении и смотрит в одну и ту же сторону, максимально отдалился от реальности.
   Посетитель получше разглядел тесное, но хорошо освещенное обиталище мутанта. Он увидел, что практически вся стена камеры, даже стеклянная дверь, были расклеены фотографиями беловолосой девушки. Именно на нее Ханк и пялился.
   - Что с ним? - шепнул Джон, дабы не нарушить его крепкий "покой".
   - Я не помню точно и могу ошибаться - какими бы монстрами ни были жители Симендиана, Ноксвил всегда пытался разглядеть в них долю человечности. А в случае с Ханком и не надо было пытаться, - Он, вроде, рассказывал Стрейзану историю о подруге, которую вынужденно лишил жизни. Не помню имя. Говорил, мол, видит ее каждый день, наяву и во сне, а эти фотографии укрепляют связь с ней.
   Джон построил собственную версию по поводу состояния Ханка:
   - То есть, видит то, что хочет? Нарочно обманывается?
   - А вы знаете... - врач покумекал, - Ведь так многим легче. Намного легче. Любая выдумка нужна для отрицания правды.
   - Не соглашусь. Я вот привык смотреть правде в глаза. Хотя...
   "Я же ночной мститель. Я Спаун. Какая у меня может быть правда?"
   Мда... - Ноксвил посмотрел на часы. Он явно куда-то торопился, - Я вас оставлю с ним. Двадцати минут хватит?
   Плейбой всегда самостоятельно определял время:
   - Хватит и десяти.
   - Хорошо, мистер Вэйн. Бывайте...
  
   Ханк сидел в позе со скрещенными ногами, "по-турецки", и, как сказал доктор, беспрерывно смотрел в одно место. Правда, неясно, на какую фотографию он именно смотрел. И было ли это фотографией?
   Джон хотел высказать ему все, что думал по поводу произошедшего на Салар де Уюни. У него не возникло стремления выяснить все на месте, а теперь, когда такая возможность вновь подвернулась, он не упустил ее.
   - Там, в пустыне, где мы схлестнулись, я произнес одну вещь, затронул философскую тему - слышал Ханк или нет, Вэйну было все равно. Он хотел выпустить это из себя, - Я сказал, что твои муки будут душевного характера. Имелась в виду, конечно же, совесть, которая, по-видимому, и заставляет тебя молчать, смотреть на эти фотографии. Не так ли? - реакции от заключенного не поступило, но вошедший продолжил, - И, отнюдь, не Симендиан твоя тюрьма, не камера удерживает тебя. Если бы хотел, я уверен, ты бы сбежал отсюда в первый же день заключения - он говорил поистине мудрые вещи, - Но твоя тюрьма это ты сам, - и на этом закончил, - Я все сказал...
  
   Когда Вэйн отвернулся, направился к выходу из отделения, Ханк убрал взгляд от фотографий и неспешно поднялся. Наемник давно не брился, полностью перестал следить за собой. Правда, колючая борода не слишком ему шла.
   Услышав сзади движение, Вэйн довольно повернулся к заключенному:
   - Я знал, что ты не спятил. Просто притворяешься.
  
   Он на пальцах перечислил нечестивые деяния Ханка:
   - Убил семерых Стражей Порядка, четверо из которых занимали генеральскую должность. Убил Эллен Джейн, Эриджа Бэлмока, из-за тебя погиб Лесли Олсен - провинившийся ничего не успел сказать в ответ на это, как Джон припомнил еще один грех, - Ах да, ко всему перечисленному ты хотел убить Джерри. Мальчика, который ни за что не смог бы тебе ответить...
   - Эй - Ханк перебил Джона, сделав примирительный жест - поднял руки кверху, - Знаю, мне веры нет, но я бы ни за что, я бы никогда не убил мальчика. Вырубить мог - икая, повторил, - Вырубить, но не убить...
   - И ты бы типа взял его с собой, и вы бы улетели вдвоем?
   - Все бы так и было. Именно так и никак иначе... Я угрожал убийством, но... Но угрозы это ж угрозы, они же не всегда отражают намерения.
  
   - Знаешь... - Джон обратил внимание на грязь под ногами, на прилипшую к подошве жвачку, - Будь я циником, я бы сказал, что ты потерян для общества и вообще забыл бы о тебе, махнул бы рукой на твое существование. Было бы так... - он сказал Ханку то, что его вдохновило, вывело из затянувшейся депрессии, - Но я не циник. Я вижу в уголках твоих глаз добро. В них его более чем достаточно. А, значит, ты не потерян и можешь сгодиться для чего-нибудь хорошего...
  
   Разные фотографии - разные возраста Эллен. Были такие, на которых она еще совсем девчушка, а были и те, что сделаны не так уж и давно.
  
   Ханк не сказал Вэйну "спасибо". Это не нужно было говорить. Об этом и так говорило все остальное, например, его взгляд.
   Но он не мог не сказать:
   - Я рад вновь увидеть человека, который победил меня.
   На этой славной ноте они попрощались.
  
  
   Глава 23 - заслуженный отпуск
  
  Жизнь супергероев стала налаживаться.
  
   Героймен убеждал правительство:
   - Я - не угроза для страны! Я - самый настоящий американец! - у него не получалось, но он не терял надежду, что
  когда-нибудь сможет до них достучаться. Кэйл учитывал, что человечество привыкло опасаться всего необычного, поэтому он дал ему время.
  
  ------------------------------------------------------------------------------
   Рональд Бак! Место рождения - планета Земля, более точные сведения неизвестны. Возраст пятнадцать лет. Цвет клюва стандартный, желтый. Прическа стандартная, утячья.
  
   - Не такая уж и стандартная! Я выкупил парик у пьяного соседа и теперь расхаживаю в нем по комфортабельной двушке, красуюсь перед зеркалом! - Рональда Бака, разумную говорящую утку, выпустили из-под ареста.
  
   - Майкл Бэй! Майкл Бэй! Майкл Бэй! Майкл Бэй! Майкл Бэй!
  
   Ут десять дней подряд смотрел четвертых Трансформеров,
  
   - Ты говно! Ты говно! Ты говно! Ты говно! Ты говно!
  
   и чуть было не съехал с катушек. Пообещал разгромить Голливуд...
  
   - Чтобы новые поколения не засоряли мозги этим попкорновым дерьмом, я выхожу из дома и отправляюсь крушить кинотеатры...
  
  ------------------------------------------------------------------------------
  
   Паттерсон пообещал одной ворчливой старушенции купить кое-какое лекарство.
   Обежал один раз аптеку.
   - Черт, где я?
   Второй раз:
   - Что?
   Третий:
   - Вот же зараза, опять промахнулся...
   Четвертый:
   - Я все время возвращаюсь в одно и то же место. На старт! Как будто и не двигался...
  
   Паттерсон понял, что для того, чтобы сходить в аптеку, не нужно бежать со скоростью света, тем более, если здание находится в двух сотнях метрах от тебя. Понял через час. К этому момента бабуля уже умерла...
   - Вот незадача...
  
   ------------------------------------------------------------------------------
  
  - Эй, тебя подбросить? - к гуляющей по Нью-Йорку Хэлле Визари подъехал таксист. Мужчина оказался грубоватым и невоспитанным, - Детка, почему твоя кожа носит такой экзотичный оттенок?
  
  ------------------------------------------------------------------------------
  
  Джеймс Бартлетт/Сплав все свободное время проводил в спортивном клубе, занимался тяжелой атлетикой. Уставая, он каждый раз забывал, что является самым сильным среди посетителей клуба.
   Порой его беспамятство приводило к НС:
   - Ой, что с тобой?
   Сплав нечаянно убил чернокожего качка, бросил ему на голову гирю...
   - Прости, приятель. Я забыл, что твоя голова не такая стальная, как моя. Ну, ладно, бывай...
  
  ------------------------------------------------------------------------------
  
   Wayne Enterprises.
  
   Сидя в своем кабинете, глава корпорации, Джон Вэйн, получил известие о смерти Лэтса Гранда. Как выяснилось, похороны прошли уже три месяца назад. Обряд погребения состоялся на родине Лэтса - в Канаде. Убийцу, на поиски которого потратили немало сил и денег из кошелька Grand Corporation, так и не нашли.
   Пододвинув к себе фотографию с изображением целующихся отца и матери, еще молодых, Джон/Спаун тихо произнес:
   - Вы отмщены...
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
   В одном темном мире темных миров, в королевстве королевств, на троне тронов восседал правитель правителей. Вынужденно покинув старую добрую крепость с лавой, булькающей в ущелье Мангалла, поселившись в реликвенном хранилище сарксов, он ликующе представлял себе закат человечества. Монстр не мог думать о людях без ненависти. Это злое чувство перевешивало все остальное.
  
   Наступил режим абсолютного тоталитаризма и безволия. В хранилище заявился саркский посол Уба-Дуба, который, в отличие от иных представителей захваченной цивилизации (сморды пообещали уничтожить сарксов), добровольно сдался в плен и вошел в доверие к тирану.
   Костлявый, скрывающий за капюшоном страшные ожоги, саркс монашеской походкой подошел к трону. Раб склонился перед повелителем в мрачном помещении, похожим на храм богов визари...
   - Император... - змеиным полушепотом обратился к властвующему, - Император Дарейдас.
   "Император" - огромная глыба, чьи красные глазища размером с перезрелый плод, нетерпеливо уставились на посла, а обезьяний оскал продемонстрировал большущие зубы. Себастьян Дарейдас, напоминающий огромную каменную обезьяну, поднялся с монархического кресла и спросил:
   - Чего тебе?
   Послу пришлось сказать правду:
   - Космогонический страх людей - жуткая преувеличенность, о, мой повелитель. Ваш земной приспешник провалил задание! Голубая планета по-прежнему находится в целости и сохранности, и... - он докладывал, трясясь за свою жизнь, - В общем-то, у меня все!
   - Прекрасно! - сморд провоцировал возникновение мурашек у всех, кто находился поблизости, не только у жалких предателей вроде посла, - Значит, я сам займусь угнетением...
  
   - Что? Вы займетесь сами...?
   - Ты правильно расслышал, раб! Как только утрясу неурядицы, появившиеся в местных колониальных поселениях, наведаюсь к людишкам...
   - Жестокий вы...
   - Если, конечно, они сами друг друга не уничтожат к тому времени!
  
   Храмы визари были захвачены смордами незадолго до побега Хэллы из дома. В тот день полегли тысячи отважных борцов за свободу.
  
  
  
   "Никто из нас еще не родился бессмертным, и, если бы это с кем-нибудь случилось, он не был бы счастлив, как это кажется многим!" (Платон)
  
   В юности прекрасная Мэлори, ортодоксальная гречанка и начинающая певица, путешествовала со своим отцом - главой "Повелителей Смерти" Генрихом Фатумом - обучаясь и адаптируя свой интеллект и навыки, благодаря которым она считалась наиболее талантливой из всех отпрысков Генриха.
  Поначалу она ничем не выделялась, показывала низкие, но простительные для женщин нормативы. Затем орден увидел в ней нечто большее - она выделялась на фоне других учениц, прежде всего, рано проявившимися лидерскими качествами.
   Пройдя целую серию страшнейших и мучительных испытаний, Мэлори стала для отца настоящей опорой, его правой рукой и получила звание руководителя террористических операций в Ираке, позже сдружилась с Вахидом Синалом - жестоким предводителем международных контрабандистов, хорошо знавшим ее отца.
  
   Несмотря на то, что Фатум считает женщин ниже мужчин, по версии подчиненных страдает мизагинией (женоненавистничеством), он почти во всех вопросах поддерживает дочь. Поддерживает, но не перестает повторять из раза в раз, что, будь возможность, он исправил бы этот единый существенный порок в своём чаде, но, как любой человек, уважающий божий выбор, он предпочитает избегать любых биологических или химических модификаций организма, несмотря на его отвращение к ней как к женщине.
  
   Впервые Мэлори встречает своего будущего мужчину - Спауна - когда тот спасает её от рук двоюродного брата Виктора Дума, возжелавшего убить ее и отца ради выгоды. После вмешательства мстителя Дума находят люди Генриха и жестоко казнят.
   В ходе расследования, проведенного Спауном, выясняется, что Повелители Смерти - лишь одна из десяти организаций, созданных отцом спасенной красотки. Одна из десяти террористических групп опасного долгожителя - Генриха Фатума.
  
   Внезапно пропадает Красный Спаун - верный напарник Вэйна. Фатум посещает виллу своего давнишнего врага и озвучивает правила, которым миллиардер должен следовать ради безопасности плененного - Мэлори обязана родить от него ребенка - наследника, который завершит мечту деда - подарит Земле заслуженный рай (то есть, уничтожит Землю).
  
   Спаун последовал принципам - огорчил террориста отказом, но чувства к Мэлори, родившиеся во время их опасного путешествия, никуда не пропали. Мэлори думала, что вот-вот и она разорвется - преданность к отцу, любовь к Джону. Ей не удалось усидеть сразу на двух стульях и, хорошо подумав, все взвесив, она покончила с собой. Благо, Генрих простил дочь за столь опрометчивый поступок и поделился с мертвой каплей даосского эликсира, который вот уже семь веков поддерживал его организм, отгонял старость, наделял кое-какими способностями, в общем говоря, не давал умереть.
   Кратковременный союз с персами, предавшими Генриха на одном из политических мероприятий в Германии, ухудшившееся психологическое состояние дочери и непонимание со стороны Вэйна резко снизили реакцию организма долгожителя на употребление эликсира. Уже не было такого чудодейственного эффекта, как раньше, и это до жути волновало Генриха. Он думал, ах, что же будет, какая беда произойдет, если столь несовершенная цивилизация останется без его опеки, без бдительного присмотра...
  
   Фатум - тот, кем вы его посчитали, руководствуясь первым впечатлением: колдун, философ, масон, многоликий актер, макиавеллевский политик...
  
   Мэлори выбежала на улицу. В дождь. Ей опять захотелось проститься с жизнью. Она снова не угодила папаше...
   - Стой, негодница! - выбежавший из бани, голый, весь красный, Генрих поймал истеричку за руку и крикнул, - Хочешь потешить свое эго? Чтобы я опять потратил на тебя эликсир?
   Девушка утерла слезы...
   - А ну, живо в замок! Запрись в комнате и жди, когда к тебе постучатся!
   - Что я тебе сделала, что ты так, так орешь...
   Папаня не выдержал:
   - Запачкала руки об АМЕРИКАНЦА!!! Смешала свою кровь, весь наш славный дворянский род, с неотмываемой грязью!
   Он даже не успел убрать бакенбарды. Правая щека была еще не побрита...
  
  
   Юго-запад Баварии.
   Замок Нойшванштайн стоит на месте двух крепостей, переднего и западного Швангау. Король Людвиг Второй распорядился путем взрыва скалы опустить плато приблизительно на восемь метров и создать тем самым простор для постройки "сказочного дворца".
   После строительства дороги и прокладки трубопровода, пятого сентября тысяча девятьсот шестьдесят девятого года, был заложен первый камень, ознаменовавший строительство замка. Это поручили придворному архитектору Эдуарду Ридвелю. А мастак из Мюнхена Кристиан Янк воплощал его планы в художественные виды. Личные покои короля на третьем этаже, а также респектабельные помещения на втором способствовали удобству всего строения.
  
   В две тысячи четырнадцатом году Генрих Фатум, приплатив правительству, приобрел этот замок, позже ставший гнездом его группировки.
  
  
   - Ты не имеешь даже отдаленного представления о том, что натворила. Ты - порок нашей семьи! Нечистая сила!
   Мэлори приходилось по доброй воле запираться на третьем этаже, отсиживаться в бывших королевских покоях. Там она могла на время скрыться от психованных воплей отца.
   - Смерть показалась бы тебе снисхождением, не будь ты моей дочерью...
  
   Дни шли, отец становился все хуже и хуже. Девушка все чаще погружалась в далеко не безоблачное прошлое, вспоминала пережитый кошмар...
  
   - Я просил тебя родить мне сына, а не эту м-м-мразь... - бесноватый грек каждый вечер закатывал скандалы, бил жену, грозился покончить с малышкой... - Что молчишь?
   Мать Мэлори сильно пожалела, что не бросила своенравного муженька, когда могла. Патлатый, небритый, раздраженный, кормилец возвращался с работы в подвешенном состоянии и всю накопившуюся за муторную смену злость нагло срывал на семье.
   - Что молчишь, мразь?
   Однажды он взял в руки кухонный нож и...
  
   - Мэлори, ты даже не представляешь, насколько жалки эти американцы. Они такие непостоянные, что людям из приличных семей их нельзя даже убивать!
  
   Генрих зарезал жену на глазах годовалого чада.
   - Будешь знать!
  
   Отойдя от психоза, отец позвал дочь на один важный разговор. Та и сама была не прочь обсудить будущие планы бессмертного...
  
   - Да, отец - Мэлори вышла к предку нарядной, в мамином красном платье, с напомаженными губками и ярко блестящем ожерельем, которое очень сильно ей шло в сравнении с предыдущими украшениями.
   Генрих припас для дочери ответственное поручение, раз надел костюм наполеоновский эпохи.
   - Прекрасно, боялся, будешь упрямиться... - вздохнул папаня.
   - Ну, как же я могу... - играючи отвернулась Мэлори.
   - Мне никаких извинений от персов не нужно, пусть заберут их себе. Разберись с псами Вахида, как хитроумный стратег, примени свой талант экономиста...
   - Речь о женском обаянии?
   - Как вариант! Вот что, натрави собак друг на друга. Я не могу позволить себе волноваться из-за таких мелких сошек.
   - Где они собираются, скажем, в среду утром?
   - Насчет среды ничего сказать не могу. Но мне знакомо их расписание на следующую неделю. Это четверг, ранний вечер. Они тайком вывозят из Румынии опасный груз, содержащий изотопы стронция и плутония. Нападать на них во время поездки неразумно. Нужно все провернуть до того, как поезд отъедет от станции.
   - Отец, признайся, для чего тебе понадобилась смерть Вахида?
   Фатум надеялся, что дочурочка поинтересуется:
   - Хочется спасти его душу - тут проявилась вся его недоступная другим "философия", - Контрабандизм ее слепит. Чистокровных индоиранцев нынче днем с огнем не сыщешь
  (русско-греческое выражение, появившееся со времен Диогена). А, возможно, что твой дружок и вовсе последний. Так пусть он лучше умрет, уйдет под землю, чем продолжит позорить память своего народа!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"