Перов Евгений: другие произведения.

Красная книга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение чужой игры

    Все новости в паблике: https://vk.com/chig_book
    ПОДПИСЫВАЙСЯ

  ПРОЛОГ
  Паша
  - Ваше Высочество! Проснитесь! - в сон Павла ворвался настойчивый голос и мощные удары сапогов в дверь. - Вас требует к себе Его Величество император!
  Сознание парня всплывало из глубин, продираясь сквозь сон, словно толщу воды. Павел осознал себя лежащим в огромной кровати. Прямо над головой он увидел навес из синего бархата, расшитого золотом. Кто-то держал его за руку и он повернул голову посмотреть. Рядом сидела растрепанная Медея, бледная и испуганная. Павел рванул на нее одеяло, накрыв с головой, быстро натянул штаны и открыл дверь.
  - Чего ты ломишься? - прокричал принц прямо в лицо испуганному слуге, отчего тот отпрянул назад, прямо на руки ожидающих гвардейцев.
  - Ваше Высочество! - зачастил слуга. - Мой принц! Император требует вас к себе немедленно! Он ждет в кабинете уже сорок минут!
  - Сколько времени? - спросил Паша, стирая остатки сна ладонью. Преследуемый взволнованным слугой, он кинулся в умывальную комнату.
  - Уже далеко за полдень. Император отобедал и ждет...
  - Твою ж...! Проспал! - выругался Павел и подставил лицо под струю холодной воды. Схватив полотенце, он наспех вытерся и кинулся одеваться. В любой момент ему надо быть готовым выехать в Пату, где стоит второй имперский легион. Кувыркаться полночи с бывшей фрейлиной Дианы оказалось дурацкой идеей.
  Из-под одеяла показалась копна растрепанных рыжих пружинок-кудряшек. Испуганный взгляд зеленых глаз Медеи заинтересованно следил за метаниями принца.
  Обычно император Роберт оставался равнодушным к происходящему во дворце. Всем занимались советники и ближайшие придворные. Сам император тяжело болел и большую часть времени проводил в постели. Теперь властитель выздоровел. Но каковым он был в молодости, многие успели забыть, а Медея просто не знала. Неизвестно, чем обернется гнев добродушного старика.
  Взволнованный принц попытался на ходу приладить свой роскошный меч, но едва не растянулся на полу, споткнувшись о ножны. Налетев на столик у кровати, он перевернул серебряное блюдо с фруктами и ударился о стойку балдахина. Из-под одеяла послышался смешок Медеи.
  Принц, улыбаясь, застегнул дублет, стянул одеяло и, пылко схватив девушку за волосы, горячо поцеловал в губы.
  - Спасибо за чудесную ночь, - улыбнулся Конрад, наслаждаясь мягким теплом, головокружительным ароматом женского тела. За спиной раздалось вежливое покашливание слуги. Принц нехотя оторвался от девушки и, схватив с пола яблоко, стремительно выбежал в дверь, с грохотом захлопнув ее за собой.
  
  ***
  У императорских покоев собралась внушительная толпа. Сенаторы, придворные, купцы и представительные горожане. Гвардейцам силой пришлось оттеснять встревоженных людей от наследника, освобождая ему дорогу.
  Конрад стремительно вошел в кабинет. Император был не один. В роскошной комнате, похожей скорее на небольшую библиотеку, собрался военный совет. Кроме знакомого мастера Сэмвела, доверенного советника императора, присутствовали: казначей, командир дворцовой гвардии, несколько незнакомых мужчин и первый рыцарь империи сир Ладвиг Даруа. Павел вспомнил - именно Даруа дамы избрали почетным судьей, повязав вуаль в последний день турнира. С появлением принца все замолчали.
  - Ты опоздал, - сказал император тоном, не терпящим возражений. Сказал тихо, но всем стало понятно, что он в бешенстве. Статного мужчину с коротким ежиком седых волос и аккуратной бородой трудно было назвать стариком. Заклинание Димы вернуло его к тому возрасту, когда мужчина достаточно зрел для важнейших решений и по-настоящему энергичен для их осуществления. Сейчас его выдавали только глаза. Мудрые глаза старика, обрамленные сеточкой морщин.
  - Прости отец, - ответил принц, склонив голову. - Я...
  - Ты опоздал! Ты опять взялся за старое?
  - Нет.
  - Так можно опоздать на решающую битву. Проспать трон. Ты понимаешь это? У нас тут невесть что творится, а ты с бабой в постели!
  - Я..., - растерянно промямлил Конрад.
  - Следующую женщину, с которой ты проспишь, удавят на твоих глазах - это мое слово! - император показал серьезность намерений, демонстративно подняв сжатый кулак. Словно лично душил несчастную Медею.
  У Павла дернулась щека. Такого от своего статуса принца он никак не ожидал. Некстати вспомнился тесть. Бывший военный полковник умел парой жестких фраз вызвать у Павла чувство вины, ничтожности и возмущения одновременно. Хуже была только теща, роль которой сейчас отлично выполнял мастер Сэмвел. С бумагами в руках он стоял у огромного рабочего стола и смотрел на принца, как на омерзительное насекомое.
  Император Роберт сверлил взглядом человека, которого искренне считал своим сыном. Монарх едва держал себя в руках. Наконец, сделав глубокий вдох, он обратился к своему другу и советнику:
  - Сэмвел, расскажи наследнику империи, что случилось пока он облизывал канью своей пассии.
  Мастер Сэмвел прокашлялся и начал доклад.
  - Утром со стороны Сарда Мадора появились первые беженцы - студенты и преподаватели академии. Со слов бегущих магов, в академии случился некий катаклизм, повлекший много смертей. Среди беженцев ходят слухи о так называемом "черном море", от которого к ночи в городе погибнет все живое. Жители улиц, соседствующих с академией, в ужасе бегут за магами. Городская стража пытается предотвратить беспорядки. Часть служивых разбежалась, а те, что остались - не справляются. У них не хватает людей. Третий легион окружает академию на два квартала вокруг.
  В городе начались грабежи. Разграблены имперская биржа на Энкарт-мосс, множество лавок и несколько складов в порту. Гильдии просят защиты, а кое-кто - и возмещения убытков. В двух трактирах пьяные драки закончились поножовщиной. Орден света выставил патрули, но легионерам они не помогают. Хватают разбегающихся магов академии.
  - Ты видишь, что происходит? - обратился Роберт к принцу. - Мало нам попытки переворота... В академии много высокородных детишек. Будущие графы, маркизы, бароны! А сейчас оттуда мертвецов телегами вывозят. Ты понимаешь, что может случится бунт среди знати? Второй за месяц! Это не чернь по улицам гонять! Если знать взбунтуется - будет война. Нам придется подавлять очень жестко. Крови будет море. Еще эту убили... как ее там Сэмвел?
  - Лиара - дочь барона Таркеланна, - отозвался советник, складывая на столе бумаги.
  - Вот! - поднял указательный палец император. - Надругались и убили. Даже охрана не помогла. Вот какого ее носило по ночам? Сейчас ее папаша в приемной с сыновьями. И он в ярости. А Таркеланны, между прочим, имеют долю в банке Миноя. Ты хоть осознаешь, что творится, пока ты с бабой кувыркаешься?
  - Да отец, - ответил Павел. Он с ужасом осознал, насколько веские основания у императора злиться.
  - Вы, - обратился властитель к участникам совета. - Идите и наведите порядок в городе. К академии никого не пускать. Всех магов из академии хватать и допрашивать. Я хочу знать, что там произошло! Сэм, во чтобы то ни стало, найдите Диану. Переверните все вверх дном, но девушка должна быть во дворце под охраной! Остальное по плану, как оговаривали. Мастеров гильдий я приму через час. Идите.
  Император дождался, пока все выйдут. Остались только принц и мастер Сэмвел. Все еще злой Роберт сел в кресло и, сцепив пальцы, задумался. События развивались так быстро, что он перестал понимать происходящее. Приняв решение, император взял со стола круглый футляр, украшенный золотым узором и обернутый алыми лентами, скрепленными восковой печатью. Протянул его принцу.
  - Здесь письмо графу Мало. Тебя ждет надежный капитан легиона с небольшим отрядом. Возьмешь второй императорский штандарт и прочь из города!
  - Что делать с фрейлиной? - спросил Сэмвел. Совершенно спокойный, он сидел на диванчике поглядывая на Павла. - Может ее допросить? Вдруг она знает про Диану больше нас?
  - Не знает! Я ее спрашивал, - вступился Павел. Холодея, он отметил лукавые морщинки в уголках глаз советника.
  - Уверен, что она ничего не знает? - тяжелый взгляд императора давил принца, рисовал в его воображении мрачные картины пыток несчастной девушки.
  - Уверен, - с трудом выдавил принц. Его бросило в жар, воротник стал тесным.
  - Хорошо. Сэмвел, напоите ее отваром или что они в таких случаях пьют. Отправьте с папашей в Ларику на год. Найдите ему дело. Если дочь понесет, тихо удавить обоих. Ну а если ей повезло, и наш принц не сделал бастарда... Места там хорошие. Отдохнет, а там глядишь... и жених какой найдется. Позаботься об этом заранее.
  Император снова повернулся к Павлу.
  - Ты еще здесь?! Бегом!
  Парень решил не испытывать судьбу и кинулся вон из кабинета.
  
  ***
  На город спускались сумерки и шел снег. В верхнем парке дворца Его Высочество уже ожидала колонна легионеров. Спустя полчаса принц взобрался в седло. Пегий жеребец приплясывал в нетерпении, фыркал паром из широких ноздрей, танцевал под наездником от переполнившей молодой энергии. Заждавшиеся солдаты оживились. Теперь, они стряхивали снег с алых плащей, проверяли амуницию, собирались в дорогу. В руках Конрад сжимал имперский штандарт, бережно завернутый в ткань. Символ власти, олицетворение воли императора.
  Развернувшись в седле, Павел оглядел выстроившуюся колонну, потом перевел взгляд на дворцовые окна и увидел там Медею. Девушка наблюдала за его отбытием. Вспомнив ночь, принц улыбнулся, поднял штандарт в импровизированном салюте и дал команду выдвигаться. Бряцая доспехами и оружием, отряд медленно двинулся по дорожкам парка среди голых деревьев. Миновал старые ворота из грубого камня, отстучал подковами по мосту над неглубоким крепостным рвом и выехал в город.
  Столичные улицы встретили тоскливой пустотой. Жители попрятались за темными окнами, многие из которых закрывали деревянные ставни. Кое-где окна были заколочены досками. Те, кто не желал или не смог бежать, прятались в холодных домах, опасаясь за свои жизни. Павел не видел их, но чувствовал взгляды. Он вспомнил, как они въехали в этот город, наполненный жизнью. Тогда, еще до турнира и дворца, столица империи ему понравилась. Сейчас Асадар будто умер. Словно что-то сломалось и больше не будет как прежде.
  Огромный город затаился в тревожном ожидании. Ежась от холода, Павел смотрел на разграбленные и сожженные лавки торговцев, закрытые дома, редкие патрули легионеров и городской стражи. Кое-где виднелись пятна алой свежей крови, едва припорошенные белым. На улице быстро темнело, снегопад усиливался, но это не останавливало легионеров. У их командира был приказ императора - до полуночи, во чтобы то ни стало, вывести принца из столицы.
  
  
  
  ГЛАВА 1
  Балмор
  
  - Моя партия! - широкая щербатая улыбка озарила лицо лейтенанта гвардейцев. Слегка поддатый и довольный собой, мужчина размашисто сгреб серебро со стола грубой мозолистой ладонью. - Не желаешь отыграться, Родерик?
  - Нет, - расстроенно отозвался Балмор, провожая взглядом монеты, проигранные в скатч. - В другой раз. Сегодня удача у тебя в рукаве. Уж не знаю, чем ты ее приманил - вонью лука изо рта или сногсшибающим ароматом ног. Просто не мой день. Хватит с меня твоей рожи.
  - Неделя, - уточнил лейтенант и рассмеялся. - Не твоя неделя. Может кружку доброго эля? Слабое утешение, но...
  - Поставь парням. Я завтра тебе еще проиграю.
  - Этак, пока перевал откроется, ты домой в Пандер босой поедешь.
  - А ты сопьешься, Харрак. Меня это устроит.
  - Ха! А что еще делать в этой заднице забытой светом? Сраное пограничье! Дикое место! Во всей округе девку не найти. К деревенским бегать - в сугробе мужики прикапают. Местные горцы суровые - не посмотрят, что имперский гвардеец. С вашей стороны границы тоже так? А еще холодно в этих горах. До костей пробирает. Только эль и остается. Ладно! Выпивка за твой счет? Запросто! - гвардеец хлопнул по столу и повернулся к хозяину заведения. - Эй, трактирщик! Тащи свое пойло.
  Расстроенный Балмор резко отодвинул скамью и под радостный гомон гвардейцев отправился в свою комнату. По лестнице он поднимался, ссутулившись и слегка покачиваясь, но как только прикрыл дверь в комнату, выпрямился.
  Некоторое время дознаватель сосредоточенно прислушивался. Он хотел убедиться, что никто не помешает. Напряженно замер у двери, потом ухмыльнулся и неторопливо зажег свечу.
  Утром в трактире появился человек из Кратмагар, тайной канцелярии королевства. Показав условный знак, шпион снял комнату. Весь день он таскался к трактирщику, доливая эль из бочонка в глиняный кувшин. После третьего раза, на него перестали обращать внимание. Покачивающийся пьяный торгаш, стал привычной частью размеренного бытия. Опытный Балмор быстро сообразил, что от него требуется. Поймав момент, они столкнулись с агентом. Бормоча пьяные извинения мужчина ушел к себе, оставив дознавателю маленькую свернутую записку. Балмор потерял покой. Весь вечер он не мог сосредоточиться и проигрывал лейтенанту раз за разом. Казалось, спрятанная в одежде записка обжигает непрочитанными новостями. Сейчас, сделав глубокий вдох, дознаватель развернул тонкую полоску бумаги в неровном свете свечи.
  
  "Академия пала. В городе беспорядки. Великан пропал. Маги во дворце. Наследник выехал из столицы. Следим за наследником и лучницей. Разговор."
  
  Балмор нахмурился. Задумчиво поднес записку к язычку пламени и, сосредоточенно перебирая пальцами, сжег.
  Академия пала - эта новость поразила, обрушив целый ворох непростых вопросов. Сарда Мадора. Крепость. Имперская академия магии в недрах которой пропало немало любопытных. Пала. Новость сколь невероятная, столь и пугающая. Она требовала немедленных действий. Но начать стоило с разговора.
  Балмор осторожно вышел из комнаты. В коридоре было темно, снизу доносились приглушенные голоса и смех. Большую часть времени гвардейцы проводили внизу - в пропитанном перегаром, дымом табака и потушенных свечей общем зале. Там же они и спали, расстелив свои походные скатки прямо на полу. Сейчас, служивые устраивались на ночлег, вяло переругиваясь и отпуская незамысловатые солдатские шуточки. Дознаватель рисковал. Он не сомневался, что у сопровождавших гвардейцев есть самые широкие полномочия на его счет. Взвесив все возможные риски, Балмор решительно направился к нужной двери и тихо постучал. Спустя несколько томительных секунд ему открыли.
  Мужчина стоял вполоборота, прятал левую руку за дверью и можно было догадаться, что в ней скорее всего кинжал. В другой руке он поднял масляную лампу. Рассмотрев в ее свете гостя, королевский шпион отступил в сторону, впуская внутрь.
  - Говори, - велел лорд, едва закрыв дверь.
  Мужчина наклонился и быстро зашептал в самое ухо.
  - Академия пала. Много жертв. Горожане называют Черным мором. Выжившие маги разбежались. Городская стража частично разбежалась. В городе беспорядки и грабежи. Легионеры пытаются навести порядок. Инквизиция вылавливает магов и всех кто кажется подозрительным. Мародеров казнят на месте. Великан пропал. Лучница переехала в другую гостиницу в центре города. Наследник выехал из столицы с отрядом легионеров. Маг стихий и волшебница во дворце.
  - Волшебница. Когда ее в последний раз видели во дворце?
  - У нас нет постоянной связи с осведомителями. Тем что есть, пришлось затаиться. Всех проверяют. Ищут заговорщиков. За два дня до падения академии ее видели во дворце.
  - Еще новости? Слухи?
  - Говорят, Черный мор - это болезнь из колоний. Обвиняют магов академии в опасных экспериментах и темных практиках.
  Балмор опустил голову. Рассеянно достал трубку, покрутил ее в руках и убрал обратно. Он напряженно слушал, и, казалось, пытался сложить головоломку, вытаскивая из собеседника новые недостающие подробности.
  - Еще.
  - Император помолодел.
  - Еще.
  - В академии погибло много знатных отпрысков. Будет бунт. Инквизиция хватает всех подряд. В том числе и благородных.
  - Постой! Император помолодел?
  - Да. Очень помолодел.
  - Откуда слух? - терзаемый подозрением Балмор, сам того не замечая, вцепился в ворот дублета мужчины. Потянул на себя так, что они едва не стукнулись лбами.
  - Из дворца. Они...
  Балмор раздраженно вздернул ладонь, призывая к молчанию.
  
  Развитое чутье и опыт подсказывали, что слух про императора правда. Мысли сменяли друг друга, заставляя искать ответы, но их не было. Разум отказывался верить в такое.
  "Диана. Могла ли Диана провернуть такое? Если это она, то я сильно прокололся. Но это невероятно! Такого не может быть! Какой же я идиот. И Сайлар тоже проглядел. План с проклятием был хорош, но помолодевший император... Что с договоренностью по свадьбе наследника? Нужен ли вообще "подменыш"? Император еще наделает. От меня избавились, отправив под охраной договориться с королем о свадьбе. Неделю торчу в этой дыре. Перевалы закрыты снегопадами. Почему эта дорога? Может Харрак выбрал ее специально? И теперь сидит ждет приказа по мою душу. Еще академия... Твою мать! Все пошло наперекосяк. Если Черный мор - проклятие, то она больше не сможет колдовать. Но даже если не может, она знает заклинание молодости. Но это легенда! Надо найти ее. Демоны! Что там случилось? Для проклятия нужен веский повод. Эти идиоты-пришельцы, конечно, не уравновешенны, но проклятие... Подпустит ли она теперь? Проклятье! Хорошо что мы застряли в таверне у перевала и не успели уехать. Хоть в этом повезло. Не мой день? Твою мать!"
  Дознаватель расстроено цокнул языком. Он не любил понапрасну лить кровь, но в этот раз придется. Надо избавиться от гвардейцев и срочно возвращаться в Асадар. Искать Диану.
  Балмор посмотрел на шпиона в упор. От этого взгляда, мужчина невольно поежился.
  - Ты один? - глухо спросил лорд.
  - Нет. В деревне, ниже по дороге, остались Харрис и Дженс.
  - Сейчас побежишь за ними и приведешь сюда.
  - Что нам делать?
  - Что у тебя есть? Трости, яды, снотворное?
  - Есть снотворное, поцелуй Линки и Китафа.
  Балмор, практически не мигая, смотрел в глаза шпиона. Дознаватель торопливо просчитывал варианты устранения гвардейцев, без сопротивления и лишней крови. Сейчас он, пожалуй, единственный человек в империи, знающий об источнике Черного мора. Это была страшная ошибка. Прежде всего - его ошибка. Больше ошибаться он не имел права. Диану надо найти и приручить, либо убить.
  - Китафа? Сколько ее у тебя?
  - Полный кисет.
  - Давай сюда.
  Мужчина покопался в старой дорожной сумке и передал дознавателю мешочек с травой. Балмор взвесил кисет на ладони. У него появился план.
  - Уйдешь через кухню. Приведи Харриса и Дженса. Я, скорее всего, буду в отключке вместе со всеми. Гвардейцев убить. Желательно без крови. Хозяев и слуг не трогать без надобности. По возможности просто заприте. Возле конюшни есть сани. Тела отвезти в горы. Все без свидетелей. Если будут любопытные - убивать без жалости.
  Агент ушел, а Балмор вернулся в свою комнату и выждав некоторое время осторожно спустился вниз. Все фонари потушили на ночь, кроме ночника на стойке трактирщика. Маленькая глиняная плошка, с фитилем в масле, едва разгоняла полумрак. Дознаватель попробовал пересчитать гвардейцев, сбился и снова пересчитал. Не свежий дух десятка тел повис в помещении, связывая воздух в тягучий кисель.
  Балмору стало жарко. Осторожно, стараясь не наступить на кого-нибудь из спящих, он стал пробираться к почти потухшему очагу. В правой руке дознаватель сжимал трубку, на случай если кто-нибудь проснется и придется объясняться, но в целом все прошло гладко и он почти никого не потревожил. У самого очага лежал Харрак. Лейтенант накрылся дорожным плащом. На его лице, в красноватом отблеске тлеющих в очаге углей, блуждала какая-то детская улыбка.
  "Прости дружище, - подумал Балмор, присаживаясь на корточки перед очагом и разглядывая спящего. - Это важнее тебя, меня и любого в этом трактире. Если вас отпустить, ты все расскажешь и за мной будет гоняться половина империи. А за мной нельзя гоняться. Если я ее не найду, погибнет очень много людей. Простых людей."
  Балмор достал кисет с травой. Он все еще медлил, гадая сколько времени понадобится добраться до деревни и обратно. Обычно Китафу добавляли в табак, она обладала дурманящим эффектом. Человек вдохнувший ее с дымом, на некоторое время полностью терял интерес и волю. Травы в кисете много, но и зал трактира не маленький. К тому же, со временем она выветрится. Риск был немалый.
  Дознаватель поднялся на ноги и решительно перекрыл заслонку дымохода. Сделав глубокий вдох бросил кисет на угли. Повернулся и пошел ко входной двери. Надо снять засов.
  Белый дым, подсвеченный красноватым отблеском очага, быстро наполнял зал. Балмор успел добраться до двери, но пока снимал засов все-таки надышался дурманом.
  "Столько Китафы, как бы не отравиться..." - успел он подумать, сползая по стене на пол.
  ***
  Снег. Большие холодные хлопья, тающие на лице. Балмор с трудом разлепил потрескавшиеся губы и подставил распухший язык под холодные крупинки. Невыносимо хотелось пить. От сладковатого привкуса во рту тошнило. Глаза совершенно не слушались, ощущались темными провалами.
  - Он очнулся! - послышался голос рядом.
  - Родерик, вы слышите меня? - этот был знаком, но Балмор никак не мог вспомнить кому голос принадлежит. Кто-то оттянул большим пальцем веко и посветил фонарем. От яркого света дознаватель болезненно сморщился, но и только.
  - Глаза желтые. Слишком много травы.
  - Что будем делать?
  - Дай ему воды. Много воды. И положи на бок. Сани запряг?
  - Да.
  - Хорошо. Давай грузить.
  Балмору без церемоний запрокинули голову и напоили водой. Едва ли не захлебываясь, он рефлекторно глотал, пока не закашлялся. Только тогда его оставили в покое, уложив у стены. Спустя минуту дознавателя вырвало и он снова провалился в небытие.
  ***
  Белое. Рассвело. Холод. Балмор чувствовал зверский холод. По верхушкам елей, проплывающих мимо, он сообразил что его куда-то везут. Невероятным усилием лорд повернул голову и увидел руку мертвеца. Она волочилась по снегу оставляя борозды скрюченными пальцами. Лежать было невмоготу, под спиной что-то мешало, было неудобно и захотелось хотя бы сесть. Балмор завозился, силясь позвать на помощь. Губы все также не слушались.
  - Он снова очнулся!
  - Помоги ему сесть.
  Лорда подтянули за спину и он, наконец, смог осмотреться. Его везли на санях, уложив прямо поверх трупов солдат. Судя по синей полосе на шее ближайшего мертвеца, агенты просто передушили гвардейцев, пока те валялись, одурманенные травой. Теперь, как и приказал дознаватель, тела везли подальше от таверны, чтобы скрыть следы.
  - Ви... вы... - попытался сказать лорд, вяло махнув рукой.
  Харрис, шедший прямо за санями, без лишних разговоров взобрался и напоил вином из мягкого походного меха. Балмор откинулся на спину и закрыл глаза, словно прислушиваясь к ощущению тепла, растекающемуся от выпитого и согревающему изнутри. Где-то в глубине сознания крутился вопрос. Не давал покоя. Пришлось сделать усилие, чтобы позволить ему вырваться.
  - С... сколько тел? - сипло выдавил из себя лорд.
  - Десять, - ответил Харрис. - Все здесь.
  - А этот?
  - Кто?
  - К... который траву дал.
  - Остался в таверне проконтролировать. Если что не так, свидетелей не будет.
  - Хорошо, - прошептал Балмор и, успокоенный на некоторое время, уснул.
  Уже за полдень они, наконец, остановились. Дознаватель отрешенно наблюдал, как агенты сбрасывают мертвецов в неприметную с виду расщелину среди скал. Он уже немного пришел в себя и мог относительно связно соображать. Пожив с гвардейцами в дороге, разделяя хлеб, нехитрый быт и даже немного подружившись, Балмор жалел о случившемся. Это была неприятная сторона его службы в Кратмагар. Та к которой он никогда не привыкнет. Маленькое кладбище мертвецов во имя короны.
  - Что дальше? - спросил Харрис, возвращаясь к опустевшим саням.
  - Возвращаемся в Асадар, - ответил лорд, пытаясь замерзшими руками набить трубку. - Сэмвел хотел устранить меня. Переиграть. Большая ошибка.
  
  
  Глава 2
  Миша
  
  Неуловимое движение или скорее беспокойство вынудило Мишу открыть глаза. Двое нахальных мальчишек, потеряв страх, пытались вытащить его меч. Видимо решили, что воняющий перегаром грязный великан крепко спит. Миша неуклюже отмахнулся от наглой детворы, силясь встать. Вокруг все крутилось, кренилось и ехало вбок. Воин понял, что мертвецки пьян. Оставив попытки подняться на ноги, он кое-как притулился спиной к стене.
  Грязный узкий переулок. Покосившийся дырявый навес над головой. С низкого неба моросит холодный дождь. Вода стекает по навесу, проникает в щели между плохо пригнанных досок, стекает струйками и льет прямо на ноги, вытянутые в холодной грязи. Взгляд Михаила уперся в стену дома напротив. Старая штукатурка обвалилась и оттого стена походила на сгоревшую на солнце облезающую кожу. Чуть в стороне, прячась от дождя под разбитым ящиком, сидел старый кот. Грязный с порванным ухом и шерстью клочками, он поглядывал презрительно равнодушно.
  Встретившись с котом взглядом, Миша вновь попытался подняться. Рядом стояло несколько старых бочек. Ухватившись за одну из них, он едва не перевернул ее. Голова шла кругом. Ругаясь сквозь сжатые зубы, Миша взялся обеими руками за бочку и, собрав всю волю, наконец, поднялся на ноги. Так он некоторое время стоял, набираясь сил и решимости, поднять лежавший тут же меч. Великан потянулся за ним, едва не упал, но все же ухватил ножны и перекинул ремень через плечо.
  Измученный выпивкой желудок вдруг взвыл болезненным спазмом. Мишу скрутило, мучительно вывернуло желудочным соком прямо в грязь. Обтерев губы рукавом, он застыл, обняв бочку в ожидании новых позывов. Спустя немного времени ему полегчало.
  Миша сделал первый неуверенный шаг и сразу остановился у другой бочки, наполненной до краев дождевой водой. Заглянув в темный круг, тупо уставился на свое зыбкое отражение. Там он увидел бродягу, заросшего бородой, с грязными космами. Миша сунул голову в холодную воду, стирая ненавистное лицо. Держал под водой, пока не заломило в висках. Вынырнул, шумно выдохнул, нырнул снова. Это помогло: мысли стали яснее. Он принялся пить. Вода стекала с волос за отворот куртки, но холод становился живительным. Свой плащ он где-то потерял, как и дорожную сумку. А может выменял на выпивку. Миша не помнил. Сейчас он даже не знал, где находится. Последние дни провалились в бездну небытия. Голод выгнал его из переулка и Миша медленно поплелся по улице. Дождь лил за шиворот, возвращая великана к жизни.
  На улице оказалось многолюдно. Миша удивленно остановился среди серой толпы, идущей вдоль улицы только в одном направлении. Мужчины, женщины, дети. Скрипели колеса, гремели и постукивали вещи в повозках. Изможденные уставшие люди в дорожной грязи и с потухшими глазами равнодушно огибали застывшего великана. Какой-то невероятный табор, спасающийся от неизвестно чего. Местные жители попрятались от нашествия чужаков. И только несколько ребятишек смотрели на беженцев, заняв места под крышей поленницы. Заметив великана, они заулыбались, показывая на него пальцем.
  Денег у Миши не было. Внезапно совершенно четко ему стало ясно - кормить его никто не будет. Надо срочно найти средства на жизнь и крышу над головой. Но меч все еще при нем, и единственное, что приходило на ум - пойти в трактир и наняться к кому-нибудь в охрану.
  Заведение он отыскал через пару улиц. Прямо у открытых деревянных ворот стояло множество повозок. Во дворе повозок оказалось еще больше. От них было тесно. Их охраняли наемники, городская стража и сами хозяева. Наемники и стража смотрели по волчьи недоверчиво, а простой люд - с плохо скрываемым страхом. Смурые люди занимали все более-менее сухие места под немногочисленными крышами. Некоторые сидели прямо на повозках, укрывшись под плащами, тяжелыми от влаги.
  Ловя враждебные взгляды, Миша миновал двор. Вошел в общий зал таверны и остановился, покачиваясь, все-таки спиртное еще не выветрилось. В зале было не протолкнуться, но фигуру великана, оставляющего потеки на грязном, давно немытом полу, сразу заметили. Люди невольно расступались, создавая свободное пространство вокруг. За длинным грубыми столами сидели те из путешественников, у кого нашлись деньги на мимолетнее тепло. Они ели, пили, тихо переговаривались или бранились. Под низким деревянным потолком, потемневшим от копоти и времени, царила гнетущая атмосфера. Лохматый трактирщик у стойки выглядел изможденным.
  Оглядев зал, Миша выбрал одного из путешественников, крепкого мужичка в добротной одежде под замызганным, как и у всех, плащом. Длинные черные волосы, аккуратно подстриженная бородка, крупный нос, темные глаза - мужчина походил на испанца и выглядел нехарактерно для этих мест. На среднем пальце чужеземца поблескивал крупный перстень, а плащ скрепляла красивая пряжка в виде змеиной головы. "Испанец" мусолил куриную косточку в компании пары тучных попутчиков и нескольких крепких ребят. По его поведению, расслабленной позе и тому, как к нему подобострастно обращаются было понятно: за этим столом главный он. Запах еды вызвал голодный спазм, в животе заурчало и Миша решительно направился к столу чужеземца.
  Мужчины, сидевшие за столом, сначала сделали вид, что не замечают великана. Они продолжали есть, перекидываясь ничего не значащими фразами. Наконец, один из них повернулся к Михаилу и оглядев презрительно бросил:
  - Чего тебе надо?
  - Я хочу наняться, - хрипло ответил Миша. - Я и мой меч.
  - Мы не нанимаем бродяг и пьяниц, - парень равнодушно отвернулся, возвращаясь к своей тарелке с кашей.
  Миша заколебался. Внутри него шла борьба между голодом и остатками собственного достоинства, возмущенного таким приемом. Чувство голода победило и он решился.
  - Может спросим у твоего хозяина? - пробасил великан, опершись руками о край стола и нависая над сидящими. Но никто даже не обратил внимания. Только "испанец" сказал несколько слов на чужом языке и все рассмеялись. Миша отлично понял, что он сказал - это была издевательская шутка, сравнивающая Мишу с ночным горшком пропойцы.
  - Я стою десятка твоих людей, - ответил великан на том же языке, отчего "испанец" с удивлением повернулся и, казалось, увидел пьяного бродягу впервые.
  - Ты говоришь на Минойском? - удивленно спросил чужеземец. Он оценивающе оглядел Михаила, вскинув бровь и кривясь, словно ему подсовывают плохой товар. - Ты наверное беглый раб или наемник. Вот что я скажу - ты не стоишь своего меча. Хороший меч. Продай его мне. Я дам тебе столько, что ты сможешь упиться до смерти. Продай его сейчас или потом ты выменяешь его на кружку бормотухи в какой-нибудь дыре. Либо потеряешь, украдут, заберут с твоего тела, остывающего в крови и дерьме. Такой меч не должен ржаветь. Ты позоришь его.
  - Меч не продается, - отшатнулся Михаил, потемнев лицом.
  - Тогда проваливай, - разозлился "испанец", резко взмахнув рукой. - Проваливай, пока можешь удержать его! Найди себе нору и спивайся там. Проваливай, пока я не отрубил тебе голову и не отвез ее в Миной, показать ловцам беглых рабов.
  Атмосфера за столом быстро накалялась, спрессовывалась в тягучий заряд, готовый взорваться убийством в любой момент. Мужчины отставив тарелки неуловимо подобрались. Напряженно смотрели на великана, внутренне готовясь к драке. Один из них демонстративно поставил кружку с таким видом, словно собирается выполнить скучную ненужную работу. Двое ближайших чуть отклонились назад, готовые скатиться с лавок, дабы не попасть под гнев грязного бродяги.
  Расстроенный Михаил, выиграв душевную борьбу благоразумия над самоуважением, развернулся было уходить, когда очередная шутка ударила в спину. Один из сидевших кинул кость со словами:
  - Вот прихвати, достойная закуска для куска дерьма.
  Волна гнева затопила великана. Он покраснел, резко развернулся, вцепившись в рукоять меча побелевшими пальцами.
  - А что если я оставлю тебя без друзей? - в ярости процедил Миша чужеземцу, чуть наклонившись вперед.
  - Мертвецов я тем более не нанимаю, - парировал "испанец", демонстративно вытягивая свой клинок из ножен на два пальца. - Но вот твой меч, пополнит мою коллекцию дома.
  Спутники чужеземца привстали со своих мест. В их руках блеснули ножи и кинжалы. Лезвия все еще были в жире от мяса, которое они резали за обедом. Они совершенно не боялись великана и вели себя, как опытные бойцы, побывавшие в хороших драках.
  Миша в свою очередь медленно потянул меч из ножен, но внезапно чья-то рука надавила на его предплечье, остановив неумолимое движение. Великан оглянулся через плечо и увидел легионера. Встретился взглядом с внимательными серыми глазами. Тот был немолод, правую щеку уродовал длинный шрам.
  - Ты перепил друг, - сказал легионер, настойчиво давя на руку Михаила со спокойной уверенностью. - Брошенная кость не стоит жизни. Иди с миром. Уходи подобру-поздорову.
  Миша хотел возмутиться, но почувствовал как что-то острое колет в спину чуть ниже ребер. Это был кинжал.
  Великан оглянулся. Большая часть посетителей смотрела на него со смесью страха и интереса. Они ожидали развития конфликта, вероятно, гадая, скольких здоровяк успеет искалечить, прежде чем его убьют. За одним из столов сослуживцы легионера обступили богато одетую девушку и немолодого мужчину, видимо ее отца. Девушка с любопытством выглядывала из-за широкого наплечника одного из солдат. Она выделялась чистотой красивого бледного лица под копной рыжих волос, собранных в замысловатую прическу и скрепленных россыпью заколок. Ее отец и легионеры собрались в круг. Они схватились за мечи, готовые защищаться или кинуться на помощь своему товарищу, рискнувшему погасить разгорающийся конфликт. При том легионеры смотрели совсем не на великана, а на чужака и его спутников.
  - Хорошо, - зло согласился Миша, нервно сглотнув и разжимая пальцы на рукояти. - Я ухожу. Все в порядке. Я не в обиде.
  - Давай провожу, - скривился легионер. Он не убрал кинжал от спины великана, но в то же время старался не показывать приставленный клинок посетителям.
  Разочаровав невольных зрителей, вместе они вышли из таверны под моросящий дождь, аккуратно обошли лужу и остановились среди грязных повозок у каменной стены двора, заросшей плющом. Легионер как-то по-доброму обезоруживающе улыбнулся и, подмигнув, спрятал кинжал.
  - Ты прости друг, но это было глупо, - сказал солдат, рассматривая великана в упор. - Глупо заваливаться грязным и пьяным в таверну, невероятно глупо наниматься к Минойцам. Откуда ты? Что с тобой стряслось? Одежда добротная, сапоги хорошие. Правда грязное все и воняет, будто спал в сточной канаве под ямой хердов.
  - Много чего, - туманно ответил Миша, стыдясь за свой вид.
  - Ты вот что: отмойся, постирайся, сходи в управу и попробуй наняться в городскую стражу. Ты парень здоровый, сейчас такие будут нужны. Или отправляйся в Асадар. Доберись до казарм легиона в Эрке и найди там сотника Крастина. Скажешь, что тебя послал Вент. Только пить прекращай. Не позорь свой меч. Это ведь твой меч? Здоровенный-то такой. На вот. Возьми асат, да купи себе краюху. И замотай меч в ткань. За оружием надо следить.
  Легионер вложил в руку Михаила крупную медную монету с дыркой посередине и повернулся уходить. Великан озадаченно посмотрел на кругляш, лежащий в ладони. Он толком не помнил сколько серебра и золота пропил в гостинице, топя свое несчастье в бутылке. Сейчас дырявая монета обещала кусок хлеба. Миша удивленно посмотрел в спину уходящему легионеру и, сам того не ожидая, окликнул его:
  - Эй! Погоди!
  - Чего тебе? - повернулся Вент.
  - Спасибо!
  Вент ничего не ответил, только махнул рукой и скрылся за дверью таверны.
  Миша застыл посреди двора в раздумьях. Чем дальше, тем больше хотелось есть, но не хотелось заходить в таверну второй раз. Стыд, горечь и злость переполняли его. Хотелось немедленно выпить хоть чего-нибудь. Хотя бы кружку. Великан быстро трезвел и память начала подсовывать болезненные переживания, те самые, от которых он бежал в забытье на дне бутылки. Великан растерянно оглянулся, сник и побрел со двора, плохо разбирая дорогу и не обращая внимания на лужи под ногами.
  Так он прошел половину улицы, пока его не окликнули. Сначала Михаил даже не понял, что тихое "простите" предназначается именно ему. Он растерянно оглянулся и увидел маленькую худую женщину, та едва доставала ему до груди. Под старым дырявым плащом она робко прижимала к себе узелок и смотрела на великана с плохо скрываемым страхом из-под широкого капюшона. Смотрела так, словно была готова бежать едва мужчина сделает резкое движение. Но что-то удерживало ее на месте.
  - Ну? - хмуро спросил великан предполагая, что она захочет выпросить монетку выданную легионером.
  - Я вас знаю! Видела на турнире короны в Асадаре, вы там дрались на кулаках, - зачастила женщина, чуть наклонившись вперед и волнуясь. - Праздник Благосвета.
  - На турнире? И что?
  - И в таверне я вас видела. Вы искали работу.
  - Искал, - криво усмехнулся великан.
  - У меня нет денег но... мы едем к морю, в Сарт. Там живет мой брат. Вы можете присоединиться к нам и мы поделимся едой. Там вы найдете работу в порту или купеческой гильдии.
  - К морю? - задумался Михаил.
  Женщина заметила его колебания и немного приободрилась.
  - Мой брат примет. Если вы доставите нас в сохранности, он заплатит крону серебром.
  - А ты меня не боишься? - спросил великан, махнув рукой в сторону опасливо косящихся прохожих.
  - Боюсь, но с меня нечего брать. Что есть, я сама отдам. Только помогите добраться в Сарт.
  Женщина поднял взгляд и посмотрела с отчаянным вызовом. Стало понятно, что она готова на все.
  - Как тебя зовут? - спросил великан, принимая решение.
  - Фэнн. Фэнн Лисарт.
  - Веди Фэнн Лисарт. Я согласен. К морю, так к морю.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"