Перов Евгений: другие произведения.

Перезагрузка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды я умер. Нездоровая еда и игры доканали мое сердце. И что я увидел по ту сторону? Слово "Перезагрузка" с уходящими душами на фоне. Разряд дефибриллятора вернул меня, но... что-то теперь не так.
    Я изменился. Во мне операционная система. Теперь мне предстоит многое узнать, а еще больше сделать, чтобы выжить. Но самое главное, пережить полную интеграцию системы и не скатиться в безумие.
    Все новости в паблике: https://vk.com/chig_book
    ПОДПИСЫВАЙСЯ

  ПЕРЕЗАГРУЗКА
  
  In the wild frontier, off the beaten track
  In the wild frontier, better watch your back
  Where your dreams get real or your blood gets spilled
  Gotta face your fears in the wild frontier
  
  
  ПРОЛОГ
  
  - Не спать! Не спать!
  Вот чего она так рявкает? Слышу вроде пока. Сирена надрывается, но не так шумит... Я отвожу взгляд от красного огнетушителя под потолком кабины, лениво поворачиваю голову. Молодая врач смотрит с тревогой, мне это не нравится. Ну как не нравится? Ровно настолько, насколько может не нравиться человеку после двух капельниц с морфином. Боль вроде отпустила, но... Если врач неотложки встревожена - хреново дело. Логика. Стараюсь улыбнуться, чтобы подбодрить женщину, и даже говорю негромко:
  - Интересно тут у вас. Машина новая?
  Слова звучат словно со стороны. А так, вполне нормальный голос, мой.
  Врач молчит. У нее светлые волосы, они выбиваются из под шапочки прямо на веснушки. Они притягивают взгляд, и я вяло поднимаю руку, раздумывая, прикоснуться к ним или не стоит. Но она отворачивается к прибору, проводами бегущему к моей утыканной датчиками груди. Прибор показывает ей что-то очень нехорошее. Меня это мало беспокоит. Возвращаю взгляд к яркому красному пятну под потолком, прислушиваюсь к неумолкающей всю дорогу сирене. Снаружи она орет пронзительно, а внутри звучит приглушенно, убаюкивающее. Даже приятно...
  Вдруг мотнуло на каталке, рука рефлекторно вцепилась в крепление огнетушителя. 'Заложил вираж' - пришла дурацкая мысль, но взвизгнули тормоза, мы останавливаемся.
  - Коль, что там? - врач заглядывает в кабину водителя, вцепившись руками в край окошка, отделяющего салон.
  - Пробка. В час пик тут всегда очередь к гипермаркету.
  - Коля, сделай что-нибудь! Не довезем. Уйдет.
  'Уйдет... видимо, я уйду. Уйду... мда, плохи мои дела' - мысли ворочаются лениво, нехотя всплывают и тут же ныряют куда-то во тьму. Хочется нырнуть за ними. Уйти. Сладко, спасительно уснуть, как бывает ранним зимним утром за пять минут до будильника.
  - Да что я сделаю?! Сирена, мигалки работают. Не торопятся.
  - Коля! - врач требовательно повышает голос и достает мобильник.
  - Твою мать! - выругался водитель. - Да хорошо! Хорошо!
  Скорую тряхнуло раз, два. Внутри все звякнуло, а меня подкинуло на каталке.
  - Коля, ты что творишь? - взвизгнула женщина, хватая одну из падающих коробок.
  - По тротуару объедем! Сейчас вмиг домчим. Ты там держи его, хоть оправдание будет.
  Женщина наклоняется ко мне и оттягивает веко. Ее лицо уже не просто встревоженно, скорее напугано.
  - Не спать! - рявкнула она командным тоном с нотками отчаяния, и потом в мобильник: - Алле! Алле! Оля, готовьтесь принимать. Да... Тяжелый. Оля! У меня сейчас тут клиника будет!
  Я слабо улыбаюсь, но, когда вижу подготовленный дефибриллятор, желание улыбаться пропадает.
  - Нормально все будет... - выдавливаю из себя, чтобы ее подбодрить.
  - Ты это... расскажи чего. Пока едем, - просит врач, отключая трубку. - Говори со мной. Не молчи. Тебе удобно?
  Я не отвечаю. Мне лень. Наверное я должен паниковать? Бояться смерти? Все вдруг стало неважным. Смотрю на двери. В верхней части окошка, где стекло не заклеено пленкой, мелькает Гостиный двор. Значит до Областной еще километр. Я моргаю, и... врач оказывается у самого лица, заглядывает в глаза. Внезапно, скорая сбавляет ход. Я чувствую, как машина поворачивает влево-вправо. Остановилась.
  Открываются двери. В кабину врывается свет, пошел свежий воздух. Несколько человек хватаются и тянут каталку из машины. Слегка тряхнуло.
  Раз... Два... Три... Одним слаженным движением меня перекладывают на больничную каталку, словно манекен - неподвижный и безучастный.
  Перед глазами все расплывается, свет кажется вкусным теплым бульоном. Поворачиваю голову и вижу лицо врача, что везла меня в скорой. Она тараторит про меня серьезному дяде в синей шапочке, а на лице облегчение.
  Сознание выхватывает торопливое: 'Коля, все! Поехали!'. Хлопают двери скорой, а меня уже вкатывают в приемный покой. Жаль, что здесь меньше света.
  - Подпишите вот тут! Соглашение.
  Я не могу сфокусировать взгляд на протянутых бумагах, силюсь разобрать буквы. Пальцы едва держат ручку, сил нажать не осталось. Тогда медсестра, а сейчас скорее большое синее пятно, поддерживает лист. Кончик стержня протыкает бумагу.
  - Извините... - выдыхаю и проваливаюсь во тьму.
  Полная невесомость. Я завис над ровной как стол поверхностью. Спокойно осматриваюсь. Прямо над головой и повсюду огромные полотнища. Алым кумачом советского первомая они медленно колышутся, лениво хлопают на ветру, которого нет. Свет проходит сквозь них, меняет свой цвет, играет теплыми бликами всей гаммы: от розового до темно-красного. Я любуюсь, меня наполняет восторг и ровное счастье. Я буквально состою из счастья. Но где же свет? Где тоннель? Куда дальше? Я останусь здесь?
  Вокруг двери. Не представляю, откуда они взялись. Просто двери и все. Повсюду появляются размытые силуэты людей, странно подвижные тени, сгустившееся марево. Они входят в двери, и я понимаю, что, если тоже войду в одну из дверей, начнется история следующей жизни. Где-то у горизонта ослепительно сверкает звезда. Можно и туда.
  
  Активация
  Сбой
  Критическое состояние
  
  Что? Дурацкая надпись перед глазами. 'Ксюша!' - напоминает сознание. Ксюша - любимая, почти жена. Я разом увидел ее в том милом летнем сарафане. Ксюша! У нее теплые губы и нежные руки. Она не раз говорила, что не сможет жить без меня. Твердила, что я - ее счастье. А я вот так брошу ее? Оставлю одну, горевать и плакать?
  Надо вернуться. Надо...
  
  Перезагрузка
  
  Опять эта надпись. Да что такое? Какая нахрен перезагрузка?
  Чернота.
  Глаза открываются тяжело. Нехотя. Мерный писк над головой. Я слабо шевелю рукой и писк сменяется на тревожный. Справа за занавеской ругаются. Слышу старушечий голос. С ней спорит мужчина.
  - Дома будешь порядки наводить. Здесь реанимация! Лежи! Лежи, я сказал! Да сказал я... покормят твою кошку.
  Проваливаюсь во тьму.
  Снова открываю глаза и каким-то шестым чувством понимаю, что сейчас глубокая ночь. Медсестра в бежевом толкает мимо каталку с телом, накрытым простыней. Сюр какой-то. Хочется пить. Закрываю глаза.
  Судя по свету, наступило утро. Дурацкий провод, закрепленный присоской к груди, нормально не держится, а только мешает. Тревожный писк и появляется медсестра. Она видит мою возню, сразу уходит и возвращается с врачом, взъерошенным небритым мужиком в мятом халате.
  - Далеко собрался? - насмешливо спрашивает врач, уткнув руки в карманы. - Что за народ? Едва глаза откроют, сбежать намыливаются.
  - Когда операция? - хрипло выдавливаю из себя, стыдливо пытаясь приладить датчик обратно.
  - Операция? Была уже операция. С днем Рождения тебя.
  - Так у меня в апреле...
  - Теперь и в июне. Ты немножечко умер. Ничего не помнишь?
  - Скорую помню. Поле какое-то помню. Красное.
  - Поле? - заинтересовался врач. - А свет в конце тоннеля? Может бабушку почившую видел?
  - Не...
  - Хорошо, - улыбнулся врач и повернулся уходить. Но я его окликнул:
  - Что значит 'немножечко умер'?
  - А то и значит - умер. Теперь все будет хорошо. Ты, главное, датчики не дергай, - врач подмигнул и ушел по своим делам.
  
  Глава 1
  - Сто двадцать девять рублей тридцать копеек, - молоденькая продавщица с ярко накрашенными бровями искренне улыбается. Хочу улыбнуться в ответ, но парень за другой кассой хмуро зыркает на меня, и я ухожу, не ответив на улыбку, а мог бы и пофлиртовать.
  У меня в руках фирменный пакет. В нем баночка темного и пачка чипсов. Хоть повода праздновать не намечается, но погода шепчет.
  Осень в этом году по-настоящему золотая: теплое ласковое солнце, легкий ветерок едва касается лица, пожелтевший клен у магазина похож на рекламу уютных пабликов в соцсети. Благодать, и неплохо бы взбодриться, вспомнить пару пафосных цитат, поверить во 'все лучшее, конечно, впереди', вот только... на 'лучшее впереди' мне плевать.
  Не хочу возвращаться в пустую квартиру, поэтому ловлю солнечный день, пока ему на смену не пришло одиночество октябрьского вечера. Глухое пустое одиночество, в котором, чтобы ни в коем случае не остаться наедине со своими мыслями, рубишься в игрушку до рассвета или смотришь кино, сериал за сериалом.
  На работе выплатили больничный и 'вежливо попросили' в день выхода. Ксюша бросила меня шестнадцать дней назад. Я считаю дни. Бросила, хотя сама она предпочитает обтекаемое 'расстались'.
  Потому что ей важно, чтоб все было достойно, тихо и без скандала. И чтоб никто не виноват. А это как раз вписывается в 'расстались'.
  'Антоша, ты только спокойно ко всему относись. Тебе нельзя волноваться. Береги себя!' 'Конечно, - соглашаюсь я. - Раз ты решила спрыгнуть с нашей лодки, то теперь 'беречь меня' буду сам. Каждый заботиться о себе, и получается забота о людях.'
  Ксюха поступает правильно с точки зрения любой молодой особи. Найдет крепкого мужика, нарожает. А что я? Инфарктник. Больше пятнадцати килограммов поднимать нельзя. Пить нельзя, жирного нельзя, да много чего еще с ограничениями. Так что все правильно. Я выдал ей горшок с бегонией, придержал двери, но вещи до такси не понес. Нельзя.
  Игры по ночам и перекусы фастфудом доконали мое сердце, а вместе с ним, спустили в сортир мою жизнь.
  Знакомая дорожка, петляя среди кустов и брошенных бетонных плит, привела на берег реки. Отмериваю шаги, складывая метры в дневную норму. Для сердца полезно много ходить.
  Сам того не ожидая, я попал в 'клуб ходунов'. Кроме меня в клубе состояли: соседский мужик-'бодрячок' после инсульта и бабулька в темно-сером плаще с лыжной палкой. Каждый день она маячит на дорожке под окнами. Как ни увижу ее - ходит. Вот и я хожу. Чаще всего на берег реки. По какой-то причине именно в эту осень и под этим солнцем река действует на меня умиротворяюще. Сейчас мне надо подумать.
  На берегу у меня есть излюбленное место - старый мосток, скрытый среди пожелтевших ивовых кустов. Один из немногих, переживших время и пьяных вандалов. Тут я сажусь на потемневшие доски, свесив ноги к воде, снимаю кофту и открываю пиво. Река неспешно облизывает камешки под мостком, солнце пригревает, и я задумчиво смотрю на лодку, что скользит в тени золотистых зарослей напротив.
  У меня почти не осталось денег. В бумажнике три сотни, еще сколько-то на картах. В ноябре оплачивать съемную однушку, а мне просто не на что жить. Можно, конечно, продать 'ферму' - бесполезный артефакт после бума криптовалют, вот только на это понадобится время. Да и сколько я протяну на те деньги? Если очень прижаться, можно пережить зиму. Еще остается вариант с родителями, но это на крайний случай.
  'Ферма' в гараже у Дениса. Прямо с утра надо взять инструмент и разобрать. Можно еще занять у друга - перебиться, пока 'железо' уйдет по нормальной цене, хотя жуть как не хочется. Мне надо срочно искать работу. Я же вроде неплохой менеджер, у меня получается продавать. Правда, продавал я в основном по телефону, но все же.
  Вкус темного бодрит, острые чипсы щиплют язык, а я смотрю на невыразимо синее небо и не хочу, чтобы наступал вечер. Про 'завтра' думается туго, со скрежетом пропихивается в мыслях.
  - Завтра, - пробую слово на вкус, но тут же заедаю его 'лэйсами'.
  Бесполезное завтра. Воспоминаниями я возвращаюсь в скорую, где снова умираю в сладком облаке морфина. Какая ирония! Умереть, чтобы бороться за премию на очередной работе, искать женщину мечты и платить ипотеку. Люди боятся смерти, а сами толком не живут. Ради чего? Наверное, ради моментов, как сейчас - мостков у реки нагретых солнцем. Было бы грустно расстаться с такой красотой. Карамельный аромат осени с запахом темного, чипсов и близкой воды - потрясающее ощущение, которое я раньше упускал в бесконечной суете. Не хватает тонкого аромата ее духов. Можно ли жить, не разделяя такую красоту?
  Я отправляю солнцу импровизированный салют и делаю большой глоток. Солнце всегда со мной, даже если скроется за облаками.
  Надо пережить зиму. Не дать себе сгинуть в тоскливой хмари февраля. Ненавижу февраль. При одной мысли о сером февральском снеге хочется умереть прямо здесь на мостках. Может продать 'ферму' и уехать на юг? Может...
  Вот уже несколько дней на периферии зрения меня раздражает черная точка. Чаще я ее даже не замечаю, но сейчас на фоне неба она откровенно раздражает своей чуждостью. Странное чувство, что она будто бы есть и нет одновременно. Ксюня как-то переживала по поводу такой точки у себя. Она утверждала, что так начинается отслоение сетчатки. Какое нафиг отслоение? Мусор попал да и все.
  Я рассеянно потер пальцем правый глаз, проморгался и посмотрел вверх. Странная помеха не исчезла. Тогда я перевел взгляд на старую лодочную станцию на другом берегу. Точка вроде пропала, но я чувствую - она есть. Скосив глаза, я пытаюсь выделить ее и...
  Точка скакнула в центр, разом увеличилась разворачиваясь в надпись:
  
  Базовая интеграция установлена
  Обнаружено устройство: 00-1F-C6-B9-29-77
  Подключить?
  Да/Нет
  
  Я посмотрел на 'Да' и слово высветилось выбором. В следующий момент, прямо перед глазами закружилась иконка - стилизованный греческий шлем с гребнем. Потом появилась новая надпись:
  
  Обнаружено обновление. Загрузить?
  Да/Нет
  
  Я снова выбираю 'Да' и удивленно смотрю на бегущую полосу загрузки. Все по-прежнему: я сижу на мостках, у самых ног бежит река, а где-то в метре передо мной висит полоса загрузки. Я попробовал закрыть глаза - полоска тут же потускнела, но осталась различимой. Сбитый с толку, озадаченный, даже немного напуганный я допил свое пиво. Что бы это могло значить? Окончательно свихнулся на почве игр? Так я не играл два месяца - после инфаркта пропал интерес. Вспомнилось странное 'Перезагрузка' во время клинической смерти. Было ли 'по ту сторону'? Да. В этом я не сомневаюсь. Клиническая смерть почти две минуты. За это время душа, наверное, успеет слетать до Марса и вернуться обратно, посмотреть, как током бьют тело в попытке запихать ее назад. Если душа, конечно, есть. О! Опять надпись:
  
  Доступно обновление. Обновить?
  Да/Нет
  Снова выбираю 'Да'.
  Займите горизонтальное положение. Не забудьте использовать капу.
  - Что? - вырвалось у меня вслух.
  
  3.
  2.
  1.
  
  И я отключился. Не знаю сколько времени прошло, но когда очнулся, солнце успело опуститься к полоске леса. Теперь оно зацепилось краем за трубы пригорода. На берег я пришел в два часа дня, и похоже, провалялся в отключке до вечера. Я растерянно оглядываюсь. В стороне, дальше по берегу, вижу двух девушек. Одна ковыряет камень носком белого кроссовка, а вторая копается в своем телефоне и одновременно машет свободной рукой, что-то объясняя подруге. Ее ручки-палочки торчат из желтой дутой безрукавки - яркой, как клен у магазина. Хорошенькая. Пока я озирался с открытым ртом, они заметили меня, испугались и поспешили прочь, часто оглядываясь.
  Чувствую солоноватый привкус, под носом и на щеках засохла кровь. Она натекла на доски, попала на ворот майки. Перед глазами снова надпись:
  
  Сбой обновления. Система развернута на 96%.
  Повторить попытку?
  Да/Нет
  
  Ну нет, спасибо! Такого нам больше не надо. Да и скорее всего не выдержу. Грудь болит, а это наверняка сердце. Вялыми пальцами вытаскиваю из кармана пузырек с нитроглицерином. Кладу одну таблетку под язык, откидываюсь на мосток и обреченно раскидываю руки, ожидая головную боль. Мне уже приходилось... когда расставались с Ксюшей, сердце решило уйти вместе с ней.
  После выбранной 'Нет', все тот же шлем с гребнем и сообщение:
  
  Запустить систему?
  Да/Нет
  
  Помедлив пару секунд, я выбираю 'Да'.
  
  Система Спартанец 2.7
  Базовая интеграция: успех
  Общая интеграция: 3%
  Приложения: Система : Сеть : МПО : БД
  
  Охренеть! Каким-то боком неизвестно кто сделал из меня 'айфон'! Выудив мятую пачку 'Винстон', я задумчиво закуриваю. Обычно, табак помогает вернуться к реальности. А то, что сейчас происходит, выглядит совсем не реальным.
  Так... Все более-менее понятно, кроме 'МПО'. Разогнав табачный дым рукой, сосредотачиваюсь на загадочном пункте, и выскакивает рамка:
  
  Мониторинг показателей организма
  Температура тела: 36.5
  Артериальное давление: 110/60
  Пульс: 67
  
  А вот ниже, шрифтом мельче, надпись поинтереснее:
  
  Повысьте общую интеграцию для расширенного мониторинга показателей
  
  О! Как минимум, у меня есть персональный фитнес-трекер! Поди и приложение 'шагомер' найдется. Что еще может быть?
  Солнце скрывается за горизонтом, оставив небу красивый перелив от красного к фиолетовому и дальше в глубокий-синий. Ветер усилился, стал по осеннему пронизывающим, а от реки потянуло холодом. Майка, заскорузлая от крови, больше не спасает. Зажав сигарету в зубах и постоянно косясь на показатели, я надеваю кофту. Потом спускаюсь к воде и старательно оттираю засохшую кровь с лица. Пока умывался, рамка исчезла. Озадаченно хмыкнув, я закинул в пакет пустую банку с пачкой недоеденных чипсов и пошел тропинкой в сторону улицы. Мне еще в магазин за хлебом... или лучше сразу домой.
  Хлеб так и не купил. Дома оставались спагетти, и я определился в сторону дешевых сосисок. Пока рассеянно бродил по залу, чуть не свернул конфетную стойку. Точка со странным интерфейсом зудит, словно свежая пломба. Отвлекает, чешется, притягивает взгляд. Всякий раз, когда я ее ловлю, она разворачивается в знакомое меню. Новых пунктов пока нет, старые я решил оставить до дома. Расплачиваясь на кассе, словил странный взгляд женщины у банкомата и представил, как выгляжу со стороны - косоглазый шизик.
  
  Дома я, не спеша, съел свой скромный ужин, запил его чаем с ложкой меда и тоской в душе. Яркий свет дает резкие тени, отчего небогатая обстановка выглядит совсем убого. Без Ксюши на кухне невыносимо, особенно вечерами. Иду в темную комнату и замираю на пороге в раздумьях. Ноутбук на столе в углу - мой центр жизни, когда жизни нет. Ждет меня. У стены пустует Ксюшино кресло. Она любила сидеть в нем, подобрав ноги в теплых носочках и читать глупые романы в ярких обложках. Дом умер без нее. Чувствую себя породнившимся с этой дурацкой чужой квартирой. Вот только... мы, как два ненавидящих друг друга брата. Жизнь после смерти.
  Может сериал? Или книга? Или... Ничего не хочу. Умываюсь, глотаю ежедневную порцию таблеток и слушаю темноту в холодной постели. Точка тут, но я не тороплюсь с ней. С мазохистским удовольствием жалею себя, уткнувшись взглядом в узор на обоях. Во дворе шум, там с лета 'прописалась' веселая компания. Погода пока хорошая, и они опять решили поиздеваться над терпением жильцов. Женский смех ржавой пилой по нервам. Наверное надо разозлиться и выкинуть эту боль из сердца. Возненавидеть ее всей душой, встрепенуться и заняться собой. В конце концов, жизнь на этом не кончается. Но не сейчас.
  Сразу после инфаркта на меня неожиданно обрушилось внимание и сочувствие. Под реанимацией ждали родители, в палату приезжали друзья. Куча людей всячески показывала свое неравнодушие. Даже с работы звонили. Ха! И она прежде всего. А сейчас? Чем она занимается сейчас?
  Рука тянется набрать ее номер, но вместо этого я откладываю телефон подальше. Решив, что с меня довольно, открываю свое 'внутричерепное меню', хочу исследовать его по порядку и не спеша. Начинаю с приложений, тут несколько пунктов с иконками: знакомый шлем с подписью 'Спартанец'; рядом тоже шлем, но славянский, подписанный как 'Витязь'; еще тут есть ключ в шестеренке 'Тьюринг' и кукла на веревочках 'Марионетка'. Отдельно ото всех завис иконка-кубик с подписью 'Песочница'.
  Не густо. Никаких тебе органайзеров и игр. Нажимаю на спартанский шлем.
  
  Внимание! Для начального курса пройдите тест Купера.
  Начать тест?
  Да/Нет
  
  Ого! Я помню этот тест по армии. Сомневаюсь, что сдам его сейчас, с таким-то сердцем... Тогда, помню, сдал, но с вербовщиком в спецотряд не поехал. Поверил слухам, что их сильно покрошили.
  У 'Витязя' выскочила такая же надпись. Интересно. Но понятнее не стало.
  'Тьюринг' оказался программой для взлома паролей. Ломать прямо сейчас мне нечего, и я перешел к Марионетке.
  
  Доступно 842 абонента.
  Подключение будет разблокировано на 12 уровне курса 'Витязь'.
  Внимание! Первое подключение только в присутствии куратора.
  
  Четвертое приложение и никакого толка. Из всех осталась только 'Песочница', для себя я ее назвал просто 'Кубик'. Его я и запустил.
  
  Добро пожаловать в Песочницу.
  Песочница - курс развития навыков глубокого взаимодействия с системой 'Спартанец'.
  Хотите начать?
  Да/Нет
  
  Я выбрал 'Да' и... ничего не произошло. Лежу и, как дурак, таращусь в темноту, ожидая непонятно чего. Молодежь во дворе никак не унимается: вместо смеха теперь препирания и матерная ругань. Я поморщился от визгливо-пьяного 'Леша, не трожь! Уйди, сказала'. Летними ночами весь дом терпел эту компашку, но полицию никто так и не вызвал.
  Так. Что тут у нас? Попробую выбрать 'Система'. Вижу знакомое:
  
  Система Спартанец 2.7
  Базовая интеграция: успех
  Общая интеграция: 3%
  
  Не густо. Назвав это 'айфоном', я погорячился: ни приложений нормальных, ни настроек. Что это такое вообще? Ума не приложу. Почему оказалось в моей голове? Кто? С какой целью?
  Захотелось пить и я иду налить чаю. Мысли крутятся вокруг бесполезных загадочных меню. Чайник еще горячий. Наливаю кипяток в кружку с надписью 'BIG', подарок Ксю, добавляю заварку и мед. Сажусь за стол на свое привычное место и... Какого хрена? Застываю с открытым ртом. Напротив, там где обычно сидела моя Ксю, всего лишь на миг, на мгновение я заметил тень. Размытое очертание той, что ушла.
  Сердце в груди опасно разогналось, в ушах зашумело, по телу прошла волна и затряслись руки. Будто призрака увидал. Неудержимо захотелось позвонить ей, узнать, что она жива. Забыв про чай, я поднимаюсь и иду звонить, но, едва взяв телефон в руки, останавливаюсь в нерешительности. Услышать ее голос? Мы теперь практически чужие люди. Нет! Пишу сообщение. 'Привет. У тебя все в порядке?'. Должна ответить. Мы вроде как 'расстались', а не разругались в хлам.
  Секунды тянутся вечностью. Наконец, приходит ответ: 'У меня всё хорошо. Антон, что случилось?'
  Отправляю: 'Все нормально. Взгрустнулось', откладываю телефон и тупо смотрю на квадрат света, падающий из кухни. Возвращаться туда страшновато. Конечно, я взрослый мужик, но к чертовщине не готов. Хотя чего боюсь? Ее? За нее? Ха! Я решительно иду на кухню, забираю чай и ухожу. Медленно пью в темноте комнаты, поглядывая на пятно света из кухни, и пытаюсь избавиться от чувства, что там кто-то есть.
  Наконец успокаиваюсь и возвращаюсь к интерфейсу.
  Что тут у нас еще? Ага. Попробуем 'Сеть'. Выбрав пункт меню, я открыл рот от удивления, увидев обычный браузер. Адресная строка, пустая вкладка, полоса прокрутки - все в наличии. Логотип 'Гугл' в моей голове. Охренеть! Вот только как набрать текст? Клавиатуры-то нет. Курсора тоже нет. Хотя...
  - Бред какой-то, - говорю вслух.
  О! Буквы появились в адресной строке.
  - 'YouТube', - первое, что пришло в голову.
  Браузер послушно открыл 'ютуб' в пустой вкладке, и я запустил видео. Одно, второе, третье - все исправно показывается перед глазами, но самое главное - я слышу звук! Забыв про недопитый чай, смотрю случайного видеоблогера. Он рассказывает про тест-драйв китайских машин. Потом я захожу на полузабытый игровой форум. Читаю, листаю, даже пробую ответить. Спустя час я перестал произносить буквы вслух, а еще спустя два - зашел на порносайт смотреть видео на самом большом экране, какой могу охватить зрением. Я разобрался, как растянуть окно браузера, и теперь у меня свой кинотеатр в половину комнаты. Вот только от порно в таком формате меня начал разбирать смех: увидел пломбу во рту порномодели и почувствовал себя стоматологом.
  Плюнув на порно, я решил заняться чем-нибудь конструктивным. От мысли, что я - часть какого-то эксперимента, брала оторопь. Где-то у солнечного сплетения проснулась паранойя. Если я чей-то эксперимент, рано или поздно люди в белых халатах спросят результат. А мне не нравится, что надо мной сотворили без моего ведома и могут сотворить в будущем.
  Поиск по 'гуглу' ничего не дал. По запросу: 'интерфейс в голове' упоминания только в фантастике. Есть еще исследования активности мозга, продвинутые протезы для инвалидов... По моей теме ничего.
  Запрос 'Спартанец' - тоже мало интересного. Спарта, Леонид, 'Вис из Спарта'. Ничего полезного. Могу предположить, это нечто военное.
  'Повтыкав' напоследок на новую серию 'Проповедника', я, наконец, забылся сном. Свет на кухне так и не выключил.
  
  Глава 2
  
  Весь день я провел в разъездах. Вот и сейчас грязный автобус мчит меня на окраину. Он натужно ревет убитым двигателем, чадит густым дымом, стучит и лязгает железом на дорожных выбоинах. Сегодня еще один погожий день, хотя большинство пассажиров и не замечают этого. Мрачные сосредоточенные лица, будто золотая осень - это навсегда.
  Держась за поручень, я слегка качаю головой в такт музыке. Она льется из наушников, обволакивая сознание мягким басом и настраивая на философский лад. Напротив, на обратном сидении, миловидная девушка копается в своем смартфоне. Ярко-зеленый
  шарфик небрежно накинут поверх бежевого плаща, смартфон в легкомысленном розовом чехле, зеленые ноготки постоянно в движении. Она смешно морщит носик, и мне вспоминается видео, где вот такая же дурачится на камеру с мультяшными кошачьими ушками.
  Сейчас многие девушки увлекаются этим делом: фотографируют селфи с приложением няшных кошачьих ушек или больших анимешных глаз. Стопудово она то же самое делает.
  Представляю ее с черными ушами кошки над белой шапочкой и...
  Я застыл в изумлении: над головой девушки реально появляются кошачьи уши. Невероятно! Но их не было! Я моргаю и они пропадают. Снова моргаю и они появляются. Пораженный догадкой, я представляю, что ушки белые и они послушно меняют цвет. Это 'куб'! Так работает 'куб'! Значит... ночью на кухне была не Ксю, - я представил себе бывшую, а 'куб' дорисовал. Ха! Мне смешно от собственной тупости. Девушка замечает, что я на нее пялюсь. Она тут же делает кукольное личико с таким вот независимым видом, как бы говоря 'я вся такая, и ты мне не пара'. С широкой улыбкой я представляю вместо кошачьих ушек рожки, потом уши спаниеля, потом пробую представить голову плюшевого медведя. Сначала получилось размыто, но картинка держалась, и я быстро добавил деталей. Потрясающе!
  Впечатленный результатом, я пустил взгляд по автобусу. Вон тот дядя с сумкой на ремне будет Печкиным. Мальчишка со школьным рюкзаком станет дядей Федором, а его друг Матроскиным. Бабушка будет старой ведьмой из аниме Миядзаки... не помню, какое аниме, но ведьма там колоритная. Так. А вот из этой 'инстамамы' сделаем блондинку из игры, с большим мечом и в мини-юбке. Еще дедок, - будет крокодилом Геной.
  Моей фантазией весь автобус превратился в какой-то невыразимый зверинец. Все выглядит настолько захватывающе, что я слишком увлекся и едва не прозевал свою остановку. Рассыпая извинения, запоздало проталкиваюсь вперед и передаю деньги Гимли из 'Властелина колец'. Под ворчание кондуктора ступаю на
  пыльную обочину другим человеком. Чувствую себя волшебником. Мой мир - мои правила! Сдернув из ушей бусины наушников, оборачиваюсь на трогающийся автобус, волей моей фантазии превратившийся в Котобус, и с широкой улыбкой подмигиваю плюшевому мишке.
  Последнее собеседование привело в промзону, наследие советской эпохи, заселенное деловитыми предпринимателями всех мастей. Вокруг корпуса старых предприятий: где-то разваливающихся, где-то подкрашенных. Мини-цеха, офисы, непонятные конторки со
  странными названиями раскрутившихся однодневок. На другой стороне дороги бетонный забор, огораживающий непроходимые заросли. Желтые каштаны и дубы выглядят невзрачно из-за осевшей дорожной пыли, как уставший кассир супермаркета в мятой форменной куртке. Тоска. Сейчас я пойду в одну из коробок и, если пройду собеседование, буду ездить в это унылое местечко каждый день. Безрадостная перспектива.
  Краем заросшего пустыря иду к кирпичному зданию с новыми пластиковыми окнами. Металлобаза 'Мир металла' - гласит знак у дороги. Мда. Скромность владельцев достойна нашего мухосранска. Чуть что, сразу 'Мир' и никак не меньше. Я видел 'Мир посуды', 'Мир окон', 'Мир пива' и даже 'Мир канализации и водопровода'. Теперь вот еще 'Мир металла'. Название с легким очарованием провинции.
  Обшарпанное снаружи, с пожелтевшей вагонкой на козырьке, внутри здание выглядело неплохо.
  Наверное, владельцы недавно делали ремонт, и я не представляю, какому извращённому мозгу пришла идея покрасить стены в розовый. Я еще не устроился, а уже ненавижу эту работу и мысленно раскрашиваю стены веселыми матерными граффити. Меня сопровождает любопытный черный кот. Он прыгает по граффити, словно точка в караоке, и подмигивает с видом заговорщика, едва я обращаю на него внимание.
  В приемной крашеная блондинка просит подождать. Она манерно поправляет очки и указывает на черный кожаный диванчик рядом с кулером. Я опускаюсь и тут же неуклюже проваливаюсь в подушках с дурацким чувством, будто коленки оказались выше ушей.
  Блондинка смотрит с превосходством. Именно такого она и ожидала, но сделала вид, будто на экране ее 'мака' что-то поинтереснее, а я так... попрошайка с улицы. У нее стол из темного дерева с хромированными вставками. Он выглядит массивной мебельной 'недвижимостью'. Передняя стенка офисного бастиона не достает до пола, и я вижу ноги секретарши в старых стоптанных лодочках без каблука. Это сразу разбивает образ надменной барышни, и я мстительно представляю ее без одежды.
  Размер, форму груди и сосков регулирую по желанию. Не выдержав, начинаю улыбаться, забавляясь над ее напускной строгостью.
  Под моим пристальным взглядом секретарша выпрямляется, некоторое время делает вид, что все как надо, но от улыбки ей становится неудобно, и она елозит в своем офисном кресле, поправляет прическу, трогает наманикюренными пальчикам дужку очков. В конце концов, она не выдерживает, изящно прогнувшись отодвигает кресло и встает за своим столом-'бастионом'.
  - Я сейчас спрошу у Андрей Валерьича, - информирует меня, а сама оглаживает юбку по бокам.
  - Да, конечно, - киваю с широчайшей улыбкой, на какую только способен. О да! Теперь-то я вижу все и представляю все. Наблюдаю, как совершенные ягодицы покачиваются в сторону кабинета начальства. Все-таки 'куб' плюс воображение - дарят мне идеальный вид на пропорции зазнайки. Наверное, это неправильно, но мне очень нравится.
  - Человек-рентген! Вух! - шепчу, оглядывая пустую приемную. Вскакиваю с дивана 'задери-ноги' и без стеснения наливаю воды из кулера. Пока пью, мысленно рисую на диване... Так! Надо поумерить воображение, а то результат слишком реалистичный. А еще не смотреть порно. Может мне какой внутренний кодекс выработать? Например, не
  представлять женщин голышом и во всяких позах.
  - Андрей Валерьевич ждет вас, - секретарша застыла возле открытой двери, и я не могу оторвать глаз. Оказывается, я ей пририсовал тело Ксюхи. Я узнал его по стрижке внизу и бабочке чуть выше, там, где проходит резинка от трусов. Черт! И тут она.
  - Спасибо,- прошмыгнув мимо тела, вваливаюсь в кабинет шефа 'металлистов'.
  - Здравствуйте, - приветствую Андрея Валерьевича, грузного мужика в костюме, с коротким ежиком на лысеющей голове.
  - Добрый день, - шеф смотрит настороженно. Мне не стоило так пялиться на его секретаршу, наверняка доложила про странного посетителя.
  - Присаживайтесь, - указывает на офисное кресло перед столом с толстенной в три пальца крышкой.
  Сажусь и разглядываю широкий стол, уставленный множеством аксессуаров руководителя: не нужных, но важных. Монитор и клавиатура от 'мака', дорогая перьевая ручка в подставке - дядя явно себя любит и не обижает. А еще сентиментален, судя по аквариуму у стены между окон. Вот только аквариум без воды.
  - Антон Терехов? - мужчина поднимает бумагу со стола, скорее всего анкету, которую я отправил утром.
  - Да, это я, - отвечаю.
  - Приятно познакомиться, - встает с места и протягивает широкую ладонь.
  Пожимая руку, я успеваю разглядеть брендовые 'Rolex', вывалившиеся из-под манжеты. Да. Дядя себя любит. Как минимум - реплика, и так даже интереснее.
  - В анкете вы указали предыдущее место работы ООО 'Пять пальцев'. Как именно вы продавали их продукцию?
  - В основном - телефон и интернет. Сообщения на профильных форумах, холодные звонки, прямые продажи по базе лидов.
  - И почему уволились?
  - По семейным обстоятельствам, - соврал я, подтверждая ответ в анкете. - Заболел родственник и надо было ухаживать.
  - А сейчас?
  - А сейчас родственник здоров, бодр и весел.
  - Болеть больше не будет?
  - Надеюсь.
  - На какую зарплату рассчитываете?
  - Ну как... На ту, которую вы указали в объявлении. Для начала. Вопросы посыпались один за другим: уточнения, выяснения, прояснения. Я отвечал механически, поскольку собеседование было третьим за день, и я устал. Меня спас Голлум. Он расселся на краю роскошного директорского стола и смотрит на часы шефа
  своим жадным взглядом.
  - Моя прелессссть, - шипит Голлум. Я неосознанно шевелю губами, повторяя за ним.
  - Простите, что? - переспрашивает директор.
  - Ваши часы, - говорю. - 'Ролекс'?
  - Ах, это, - Андрей Валерьич смущенно теребит манжету над часами. - Это реплика. Нравятся?
  - Очень! Не отличить! - тепло улыбаюсь, словно мы с директором 'металлистов' старые знакомые.
  - У вас отличный вкус! Так какой следующий вопрос?
  Шеф прокашлялся, немного помялся, ткнув компьютерную мышь на столе и соображая, чтобы еще такого спросить.
  - Андрей Валерьевич, - перехватываю инициативу. - У меня есть опыт. Вы, конечно же, назначите испытательный срок, и за это время мы выясним, насколько у меня получается продавать металлоконструкции.
  - Э... да, - кивнул директор. - Есть еще нюанс. Мы участвуем в тендерах, там нужен навык в специальной программе.
  - Программа - не проблема. Я разберусь.
  - Хорошо, Антон. Нам надо время подумать. До конца недели вам перезвонят и сообщат о решении.
  Посчитав разговор законченным, мы пожали руки, и я пошел на выход. Оказавшись в приемной, я застал секретаршу за чаепитием. Как раз в тот самый момент она надкусывала полоску шоколада. В сочетании с ее алыми пухлыми губами это было вызывающей провокацией, учитывая, что я могу воображать всякое.
  - До свидания, - вежливо наклоняю голову, заглядываю в ее глаза и, не оборачиваясь, ухожу прочь.
  Выбравшись на свежий воздух, я закуриваю и иду в сторону улицы. Мимо проезжает трейлер 'Скания' с кучей металла на прицепе. У поворота притормаживает, и я шагом догоняю его.
  Вместо металла мое воображение неосознанно рисует закрепленного тросами трансформера - видимо мозг как-то включился в игру с 'кубом'. Затягиваясь горьким дымом, я жду, когда трейлер вырулит на главную, смотрю по сторонам и перебегаю дорогу.
  Людей вокруг стало больше, рабочий день почти закончился, и многие спешат с работы. Я не особо обращаю на них внимание, у меня есть занятия поинтереснее. Например, боинг, врезающийся в высотку в конце улицы. Грохот, пламя, разлетающиеся обломки захватывают мое внимание. Я ловлю на себе внимательные взгляды прохожих: женщина, мужик в приплюснутой кепке с козырьком, снова женщина с тяжелой сумкой. Сообразив, что со стороны, наверное, выгляжу странно, я захожу в интерфейс и отключаю 'куб'. Мне еще не хватало зазеваться, воображая вместо трамвая летающий паровоз из 'Назад в будущее'.
  Я заметил, что у всех моих образов, так или иначе, есть недостатки. Где-то не хватает деталей, что-то выглядит мультяшно. Паровоз, будь он неладен, выглядел как-то серо. Солнце уже садится, и все приобрело вечерний оттенок, но паровоз, будто приклеенная картинка. Наверное, таковы особенности моей несовершенной фантазии. До дома Дениса, лучшего друга, я решил добираться пешком. Мы договаривались еще днем, но я не спешу, хочу дать ему немного оклематься после работы. Кроме того, на улице час пик и транспорт набит под завязку, а мне хочется больше воздуха и меньше людей. Пока я добирался, ранний октябрьский вечер погрузился во тьму, разгоняемую фонарями и рекламой.
  
  Глава 3
  Окна на третьем этаже новостройки манят уютным теплом. Поднимаюсь в лифте и долго терзаю звонок, прислушиваясь к шуму скандала за дверью. Похоже, я не вовремя. Наконец, мне открывает взъерошенный хозяин дома в своей любимой зеленой кофте. Он стоит боком, и у меня чувство, что он открыл, не договорив фразу. Да уж! Я ему дал время оклематься после работы, а они с женой поругаться успели.
  - Здорова! - вскидываю руку, делая вид, будто не понимаю происходящего.
  - Здорова, Тоха. Заходи, - Денис пропускает в коридор. Он рад моему визиту, чего не скажу про его супругу, рыжую мелочь, ниже меня на голову и по грудь мужу. Сейчас она напоминает разъяренную ведьмочку. На мое показательно-жизнерадостное 'Привет!' кидает хмурое 'Здравствуй' и удаляется на кухню, хлопнув напоследок дверью.
  - Извини, дружище, - смущается Денис, рассеянно зарывшись пятерней в свою вихрастую шевелюру. - Мы это...
  - Опять поругались? - закончил я вопросом.
  - Ну да... прости, чаем не напою. Сейчас туда опасно заходить. Да и вообще, нам лучше валить. Ей надо успокоиться, сам понимаешь. Сейчас я соберусь.
  Поругались - обычная для них ситуация. Эти двое эмоциональные, как итальянская парочка. Творческие люди, что с них взять. Он художник, но работает программистом, а она дизайнер. Могут сцепиться из-за ерунды: оттенка на картине или композиции фотографии. Помню, как-то раз они перебили все тарелки из-за фотки с камышами. Я пил чай среди черепков, гадая, как скоро соседям надоест, и они вызовут полицию. В тот раз обошлось, но не совсем. Накричавшись вдоволь, они пристали ко мне с вопросом: что я вижу на той фотографии? Я увидел 'обычные камыши в тумане', за что был унижен и записан обоими в пролетариат без вкуса. Больше они меня не втягивали. В быту у них вроде все нормально, но в творчестве оба упрямы и бескомпромиссны.
  Разуваться я не стал. Дождался пока Денчик найдет свои инструменты, и мы сбежали в гараж, разбирать ферму.
  - Ну вот, представляешь? - завел свою тему Денис. - Я ей говорю: ты тетке лицо замаж, чтобы как куколка. Ей понравится. А она: 'Так нереалистично, непрофессионально и вообще, фотопортрет должен отображать как есть, только чуть красивее'. Я ей: 'Чем красивее? Там вся шея в морщинах. Убери их, и тетка тебе спасибо скажет!' В общем, как всегда, - заключает друг, открывая ворота, пока я подсвечиваю мобильным.
  - Вы как всегда, - даю оценку, наблюдая, как долговязый Денис балансирует над смотровой ямой, пробираясь мимо подрамников. Ведь говорил ему, накрыть яму досками, но в этом весь Денис. Он разбирается в куче языков программирования и помнит названия всех оттенков масляной краски, но забывает про яму в гараже, едва закрыв ворота.
  - Ну, а ты что? - интересуется друг, убирая с пути старый мольберт. - Как здоровье? С деньгами совсем беда?
  - Да, совсем. Сегодня ходил на собеседование. Даже если возьмут, месяц на что-то надо жить. А еще квартиру оплачивать. Ты когда коня соберешь? - тычу пальцем в разобранный 'Кавасаки Версус' за смотровой ямой.
  - Слон.
  - Что? - не понял я.
  - Мы его называем Слон. Да, немного осталось. Деталь привезли, а поставить времени нет: либо работа, либо рисую.
  - Я тебе говорил, что вы странные?
  - Говорил, - Денис с улыбкой взялся за стойку фермы и без труда переставил ее поудобнее. - Кстати, я картину продал!
  - Какую?
  - С морем.
  - Они у тебя все с морем. По моему, ты только море и рисуешь.
  - А! Ха-ха, - рассмеялся Денис. - И правда. Не, не только море. Мы, короче, на тимбилдинге пересеклись с региональным шефом. Пиво, шашлычок... Парни попросили графикой похвастаться, я и показал на смартфоне. А там эта была. Ну он и зацепился.
  - Поздравляю дружище, - я за разговором откручиваю шуруп и вытаскиваю видеокарту. Она вся в пыли. - Слушай, может одолжишь немного, на перебиться? Пока не продам.
  - Прости, Тох, одолжить не могу. У тебя дела не очень, а я друга терять не хочу. Видеокарту купить могу. - Денис задумчиво посмотрел на шубу из пыли, и я подул на радиатор. От поднявшегося облачка засвербило в носу, захотелось чихнуть.
  - Все еще надеешься, что крипта взлетит?
  - Верую, - серьезно заверил друг, подняв вверх указательный палец. У меня знакомый один, квартиру в Пхукете купил. Представляешь? Туристам сдавать собирается. Через агентство.
  - Ты тоже квартиру в Тае хочешь?
  - Не. В Финку хочу перебраться. Там красиво... Так что? За двенашку отдашь?
  - Хорошо! Договорились, - протягиваю руку, символически заключая сделку. - Деньги когда?
  - Сейчас могу пятеру наликом. Остальное завтра. Или на карту кину, если хочешь. Только чтоб Сашка не знала!
  - Ругаться будет?
  - Она в крипту не верит. Вроде как блажь моя. Я ей и ноут купил, визуализировал, так сказать. А она все равно не верит. Так... Все коробки вот тут. - Денис стянул старый плед и показал на коробки из-под железа. - Вот эти вроде твои.
  - Да. В Финку вдвоем хорошо, - загрустил я, укладывая видеокарту в коробку. - Ты программистом везде устроишься.
  - Не звонит? - посерьезнел Денис, заметив перемену моего настроения.
  - Не звонит, - подтвердил я.
  - А самому позвонить?
  - Слушай, - расстраиваюсь окончательно. - Она ушла. Надо жить дальше.
  - Ну, ты ее любишь. Да и она тебя вроде.
  - Слушай, Денчик. Она решила вот так. Ну, а я что? После инфаркта никакой. Могу прожить долго или не прожить и трех лет. Она молодая еще, детишек хочет.
  - Аргумент, - согласился лучший друг. - Вот только своих не бросают. Ну... Ваше дело. Заканчиваем?
  - Заканчиваем, - я аккуратно сдул пыль и убрал последнюю видеокарту в коробку.
  - Пойдем к нам - накормлю. Ты сегодня, вообще, ел?
  Я и правда сильно проголодался. Утром перехватил бутерброд с кофе и промотался весь день, потому отказываться не стал. И не прогадал.
  Уже с порога нас встретил аппетитный запах пиццы. Денис ободряюще подмигнул, и мы заглянули в зал. Саша сидела на диване, прямо под картиной с морем, по-турецки подогнув ноги и водрузив ноутбук на колени.
  - Милая, мы пришли, - объявил Денис, но она только показала большой палец, не отрывая взгляд от экрана. Спасибо, хоть не средний.
  - Работает, - сказал друг одними губами, и мы пошли мыть руки.
  Под полотенцем на кухне нас ждет ужин. Всякий раз после скандала Саша готовит какое-нибудь блюдо. Как-то я удивился такому поведению, но когда увидел, с какой сосредоточенной яростью она режет овощи, понял: свои удивления лучше держать при себе.
  - Угощайся, дружище, - кисло улыбается Денис, скидывая полотенце с пиццы. Настроение его разом упало. - С тунцом, - жалобно выдохнул друг, провожая взглядом мой кусок.
  - Блин! Фкуфнятина, - мямлю с набитым ртом. - А ты?
  - А я... блин! Да она издевается!
  - Чего не так?
  - Дружище. Она специально так делает. Мне еще 'мириться' изо всех сил. А если обожрусь... - двусмысленно сожалеет Ден.
  - Оу! - понял я друга. - Сочувствую. Ты не против? - беру еще один кусок.
  - Да ты ешь. Только не издевайся надо мной! Лучший друг называется. Я, если съем, то разомлею и вроде как она победила. Нет. Сначала надо 'помириться' по-полной, потом еда.
  - Как все сложно у вас. Ладно, - улыбаюсь и перестаю изображать гастрономический экстаз. - Прости, дружище, я действительно голодный. Сделаю вид, что это овсянка.
   От пиццы я расслабился и под чай захотелось поговорить о насущном.
  - Слушай, - начинаю издалека. - Сашка сейчас фотками занимается?
  - Ну, да, - тоскливо отозвался Денис, задумчиво отпивая чай из собственноручно расписанной кружки.
  - А сколько стоит одна?
  - Тебе зачем? - друг смотрит озадаченно, будто я собрался валенками торговать.
  - Ну... может попробовать хочу.
  - Ретушировать фотки?!
  - Мало ли. Деньги нужны очень.
  - От ста до пяти сотен и выше. Но на это надо учиться. И не только ретуши.
  - Свадебные фотографы вроде быстро учатся.
  - Эти... - скривился Денис. - Нихрена не умеют. Недавно Сашке заказ попался, от 'афтографа', так она полночи материлась. Думала, я сплю и не слышу.
  - Сложно это? - я улыбаюсь, представляя, как эта пигалица материться, не давая спать своему мужику.
  - Бывает сложно. По-всякому бывает. Зависит от фотографа, модели. Бывают такие тетки... замучаешься. Мужики тоже. Вроде он брился, а на фотке весь подбородок в черную крапинку. Будто он в перец лицом нырял.
  - Ха! Наверное тяжко такое вывозить, - поддержал я друга.
  - Да не то слово!
  - Слушай, а вот если вот так. Раз! Штекер в голову воткнул и из мозга в компьютер, сразу красиво. Или по вай-фай. Что думаешь?
  - Бред, думаю. Так не бывает. Может и будет лет через двадцать, но точно не для нас. Хотя, я бы не отказался. Прямая визуализация воображения. Я в детстве о таком мечтал, когда рисовать только учился. Хотелось побыстрее и без занудных штриховок. Но даже если такое изобретут, тут не всякий мозг подойдет.
  - Это почему?
  - Инструмент художника - не только компьютер, - разволновался Денис и подлил себе чай, настраиваясь на лекцию. - Глазомер, чувство вкуса, чувство цвета. Главный инструмент художника - мозг, и этот инструмент надо постоянно тренировать. А рука - продолжение глаза, навык, связь мысли с бумагой. Если в голове нет образа, рука не знает, что именно рисовать. Помнишь клятву Стрелка из 'Темной башни'?
  - При чем тут это? Я не смотрел 'Темную башню'.
  - Я целюсь не рукой: тот, кто целится рукой, забыл лицо своего отца. Я целюсь глазом. Я стреляю не рукой. Я стреляю разумом.
  - Ты это твердишь, когда рисуешь море?
  - Дать бы тебе подзатыльник, - беззлобно отозвался друг. - Хорошо изобразить море - для такого нужно мастерство. Море - это оттенки. Если просто встать на берегу и посмотреть на волну, вот ты, например, не различишь их. А когда на картине волна словно светится изнутри... вот это живопись! Для такого нужен талант. Вот Сашка не верит в талант, а он должен быть!
  - Хочешь сказать, у меня без шансов? Даже если я стреляю разумом.
  - Дружище, я не хочу тебя обидеть, но да - без шансов. Ну может быть, когда-нибудь, годика через три.
  - А что можно почитать по теме?
  - По компьютерному дизайну? - уточняет друг.
  - Например...
  - Это ты к Сашке лучше. Она посоветует.
  - Спросим?
  - Сейчас? - Денис сначала смутился, а потом, подумав о своем, вдруг решился. - А пошли!
  Его супруга по-прежнему на диване с ноутбуком. На нашу делегацию она посмотрела исподлобья, и я вдруг понял - ждет пока уйду.
  - Сашуль, - позвал Денис, устраиваясь на стуле в углу возле компьютера. - У тебя есть чего по компьютерному дизайну, Антохе почитать? Или может порекомендуешь чего?
  Девушка смотрит на меня так, словно я тюлень, заговоривший человечьим голосом. Невозмутимо выдерживаю взгляд, сажусь в кресло и готовлюсь отвечать на закономерный вопрос.
  - Тебе зачем? - интересуется она, откладывая ноутбук в сторону.
  - Думаю попробовать, может фотографией займусь. Врачи прогулки рекомендуют. Да и подработаю может.
  - На 'Лабиринте' полно. Открываешь, читаешь отзывы. Еще на сайт 'Дежурка' зайди.
  - Сашуль, - укоризненно отозвался друг.
  - Чего?! Откуда я знаю, чего ему нужно? Маргулиса пусть почитает! Это твое 'зафотошопить' можно по-быстрому, на уроках из интернета. А тут учебники читать надо!
  - Ладно, - смотрю с улыбкой, как Денчик пытается сдержаться и не затеять очередную перепалку. - Спасибо, Саш.
  Ей, видимо, стало стыдно за резкость, и она по-своему решила загладить разговор:
  - Антон, этому надо учиться. Сначала Маргулис, статьи с 'дежурки'. Потом сам разберешься. Быстро заработать не получится, но со временем...
  - Саш, нескромный вопрос: сколько ты можешь обработать за день фоток?
  - Не знаю. По-разному. От трех до тридцати.
  - Три подороже, тридцать дешевле?
  - Не всегда. Бывает и три подешевле, а возни на полдня.
  - Спасибо. Ладно, мне пора в свою берлогу.
  - Ксюша звонила? - поинтересовалась Саша, на миг превратившись из фурии в обычную растрепанную девушку.
  - Нет. Не звонила. Денчик, проводишь? - надеваю куртку, стараясь не замечать сочувствующие взгляды, и подхватываю пакет с коробками. От простого вопроса захотелось сбежать. И тем более, захотелось сбежать от их тихого-буйного счастья. Если бы все решалось вот так...
  - На вот, держи, - Денис протягивает пятитысячную купюру за 'видюху': хоть какое-то утешение. Мы прощаемся, хлопает дверь, и я отправляюсь в свое одиночество.
  Спустившись вниз я встал у подъезда. Мне нравится их двор: уютный, аккуратный, машинам отдельная стоянка. И ведь знаю - уедут в свою Финляндию, и я буду скучать.
  Холодно. Изо рта идет пар. Отхожу от подъезда и грустно смотрю на окна друзей. Уверен - эти двое спать не смогут, если не помирятся. А я... Мне надо срочно найти себе занятие: поднять самооценку, поверить в себя, заработать денег. Может уехать в Финляндию, черт возьми!
  Занимаю лавочку на детской площадке. Над головой шумят лысеющие кроны, скрипят ветви под октябрьским ветром. Дождевая капля падает на лицо, я сутулюсь и поднимаю капюшон кофты. Вызываю интерфейс. Меня подмывает включить 'куб', попробовать совместить фантазию с картинкой, отредактировать и поставить Вконтакте. К моей радости, у меня легко получается. Картинка выглядит кривовато, - как и говорил Денис, нужен навык. И тем не менее! Я довольно улыбаюсь и захожу в системные настройки.
  
  Система Спартанец 2.7
  Базовая интеграция: успех
  Общая интеграция: 5.4%
  
  Ого! Отличная новость. Прогресс! За день я прокачал два с половиной процента, и если заняться дизайном или просто обрабатывать фотки, можно прокачиваться, зарабатывая. А что если... мысленно делаю 'щелк' и представляю, как копирую фото во Вконтакте. Открыв на телефоне, с удивлением разглядываю результат. Фотография выглядит качественной, детализированной и немного даже странной - слишком натуральной. Неплохо! Пожалуй, можно купить подержанную зеркалку для видимости и подрабатывать фотографом на свадьбах. Еще надо видео попробовать, а то может сразу оператором. Или шпионом, тайным покупателем, частным детективом. Надо показать фотки Денчику с Сашкой. Интересно, что скажут. Наверняка что-нибудь про талант и пролетариат без вкуса. Довольный, иду домой. Оставлю эксперименты на завтра.
  До дома недалеко, всего-то пройти полкилометра вдоль Набережной и немного дворами. То, что нужно: прогуляться, предвкушая завтрашний день. Всего-то, найти себе дело, работу и заказчиков. С такими возможностями я легко найду непыльную работенку, без поднятия тяжестей и беготни по городу. Потихоньку во всем разберусь, и дела наладятся.
  В отличном настроении закуриваю у казенных ворот с облезающей краской. Они открыты и ведут в старый парк. Я задумчиво вдыхаю горький дым, посматривая на дорожку в свете редких фонарей. Парк можно пройти насквозь, и я решительно направляюсь внутрь. Дубы, осины, ели - тут царит непередаваемый осенний аромат, который не перебить табачным дымом. Этот парк - маленькое чудо посреди города: некоторым деревьям больше ста лет.
  Дорожки усеяны опавшей листвой, она влажно блестит и навевает что-то из детства. Сейчас мне отчаянно хочется вернуться на год назад, в тот момент, когда мы с Ксюшей строили планы. Возможно, не все потеряно и у нас есть шанс.
  Я с улыбкой поднимаю пинком листву. Сигаретой пытаюсь усмирить желание позвонить, но проигрываю самому себе. Что я скажу? Может сказать, что выиграл в лотерею? Просто проверить, как она отреагирует. Да ну, бред...
  Я еще не знаю, с чего начну разговор, а пальцы сами выбирают нужный номер. Ксю у меня в избранных. Нетерпеливо слушаю гудки, вспоминая моменты, когда приглашал ее на свидание. Точно! Отличная идея! Приглашу на свидание.
  - Антон? - голос в трубке запыхавшийся, будто она только смеялась.
  - Привет, - улыбаюсь голосу.
  - Привет. Что-то случилось? Ты поздно звонишь.
  - Ксюш, - я мнусь, подбирая слова. - Помнишь ту кафешку у моста? 'Блюз-хаус' называется.
  - Помню, - настораживается она.
  - Я, в общем, это... давай там встретимся? Например, в эту субботу. У меня тут проблема, и я хочу с тобой посоветоваться.
  - Какая проблема?
  - С бухгалтерией. Ты ведь бухгалтер. Лучшая из всех бухгалтеров, каких я знаю, - говорю, а сам представляю, как встречу ее с цветами. Она любит астры.
  - У тебя проблема с бухгалтерией?
  - Да. Я тут с криптой пытаюсь разобраться, - у меня появляется странное чувство. Что-то не так.
  - Антон, позвони завтра и все обсудим.
  Мне не нравится ее похолодевший тон. Напряженный и... она пытается от меня отделаться? Я едва слышу возню в трубке. Мужской голос? Определенно слышу 'кися, хватит болтать'. Я даже знаю этот голос, но не помню хозяина.
  - Ксюш, а я гуляю, - выдаю невпопад. - Знаешь, сегодня заходил тут к Денчику...
  - Антош, прости, уже поздно. Давай завтра обсудим.
  Память, наконец, вытаскивает обладателя голоса. Это юркий хлыщ из ее конторы с совершенно неподходящим именем Степан. Худой, как кощей, рост 'метр с кепкой', бегающие глазки - скользкий тип, весь на показ. А еще у Степы жена и дочь-трехлетка. Видели их как-то вместе. В трубке снова возня, и едва слышно голос Ксю. Что говорит - не разобрать, но я догадываюсь: она закрывает микрофон рукой.
  - Ты сейчас не одна? - разум отказывается верить.
  - Антон, спокойной ночи.
  Она отключается, и я тупо смотрю на потухшее фото. Вверху экрана время: без двадцати минут двенадцать. Телефон. Дурацкий кусок пластика и микросхем в руке. Он отвратителен, словно дохлая крыса, раздавленная колесом автомобиля. Я ненавижу этот телефон. Он омерзителен, а женщина на экране чужая.
  Хорошенький расклад! Всего две с половиной недели, и у нее другой. Быстро она оформила чувства. Ну правильно, она женщина свободная и хочет жить дальше. Люди встречаются, люди расходятся. Наверное, мне стоит поступить также и найти себе другую. Все у нее будет хорошо. Мда. Но у него жена! Как так?
  Делаю шаг, второй... Мне надо идти домой, но я не могу. Навалилась усталость. Ноги ватные. Шатаясь, словно пьяный, пытаюсь собраться с силами. Перед глазами появляется надпись:
  
  Сбой сердечного ритма
  
  Что? Сердечный ритм... Рассеянно достаю пузырек с нитроглицерином. В одной руке телефон, в другой пузырек. Хочется кинуть телефон, разбить его об ствол дуба, что в паре метров у дорожки. Разбить так, чтобы куски разлетелись как можно дальше. Но у меня нет сил поднять руку. Грудь сдавливает невидимыми тисками, левая рука не слушается, немеет лицо - знакомые ощущения.
  - Кхе, - выдыхаю от боли и падаю на колени. Каким-то чудом умудряюсь открыть пузырек. Слизываю желтый кругляш и неловко рассыпаю остальные. Краем сознания понимаю: таблетка мне не поможет. Ложусь на спину среди мокрой листвы в свете фонаря.
  
  Критический сбой сердечного ритма
  
  Мне надо позвонить в скорую. Где телефон? Мало воздуха. Я проталкиваю воздух короткими вдохами, но его тут же выбивает боль. Свет... фонарь! Поворачиваю голову и цепляюсь за фонарь взглядом, как утопающий хватается за подвернувшуюся деревяшку. Под фонарем камера. Она направлена на меня. С трудом отрываю руку от земли и пытаюсь махнуть. Может кто-нибудь увидит?
  Я чувствую лист, прилипший к щеке, его мокрый прелый запах и ничего больше, кроме боли в груди. Никто не увидит. Никто не придет. Ознакомительный фрагмент. Полный текст вот тут: https://author.today/work/21908
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"