Шипицын Евгений: другие произведения.

Книги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данная книга об молодом, но перспективном участковом который волей судьбы попадает в далекий, богом забытый поселок. В данном поселке он один, как представитель власти, наводит порядок и раскрывает преступления. Ранее по близости с поселком были колонии, и большая часть жителей поселка ранее судимые рецидивисты, чем ещё труднее молодому участковому Дмитрию Сергеевичу Опарину.

  Начало.
  Из жизни участкового.
  
  Осень, слякоть, все серое и грустное. За окном капал дождь, ну как дождь, не дождь, а так, морось, вроде сыро и мокро, но капель нет, я и говорю, моросило. В теплом и полусумрачном кабинете пахло пылью и сыростью. Кабинет находился в одноэтажном здании, которое впоследствии будем называть "Опорный пункт участкового". Под одной крышей с кабинетом было еще несколько помещений, но о них позже. Участковый Опарин Дмитрий Сергеевич, двадцать три года от роду, находился на опорном пункте. Время было около семи часов вечера, или как говорят военнослужащие и приравненные к ним лица, девятнадцать, ноль-ноль. Ничто не предвещало суеты. Дмитрий, на вид среднего роста, среднего телосложения, располагался на офисном кресле, которое стояло около письменного стола, в кабинете участкового. Беззаботно, он трепал свои белокурые волосы, которые челкой спускались на лоб. Ноги Опарин закинул на стол и вспоминал, как в своё время беззаботно и весело проводил вечера. Отдыхал с сокурсниками по учебе. Не задумываясь, пил, гулял, кутил в соседних кабаках большого города, который сейчас находился в 100 километрах от его опорного пункта. Молодой пацан, участковый, попал сюда, в глухую деревню, с трех дворов, да еще и в такой отдаленности от больших городов. Да что там от городов, вообще от ближайшего населенного пункта, 90 верст, по глухой грунтовой дороге. Тут не то, что нет заезжих, тут и местные-то никуда не ездят. Маршрутный автобус один раз в неделю. Глушь, больше ничего не сказать. А зачем местным куда-то ездить, у них тут все, что нужно для жизни есть. Три продуктовых магазина, два винно-водочных, один хозяйственный, где и одежду сразу продают, ну вот в принципе и всё.
  Пока Дмитрий вспоминал и задумчиво смотрел в грязный и зашарканный потолок, входная дверь опорника тихонько скрипнула. В полумраке проскользнула тень, и в освещающей одной лампочкой помещение, размером три на три, зашла женщина. На вид ей было около 35-38 лет. Одета она неряшливо, наспех, видно, что первое, что попалось под руку. Она, молча, стояла и смотрела на участкового, как на икону. Тот заметил ее не сразу, перед его глазами проплывали веселые и красивые девчонки, легкий дымок сигарет, дорогое спиртное, которое он позволял купить себе в городе, шум музыки и веселья. Его воспоминания прервались громким кашлем.
  -Да,- резко оборвал Опарин, приподнявшись в старом офисном кресле, рывком головы скинув с себя все веселые и разгульные воспоминания, при этом убрал ноги со стола,- У Вас что-то произошло? Он сделал вид, что очень заинтересован рассказом пришедшей.
  Женщина, немного потоптавшись у входа в кабинет, толи от робости, толи от скромности, сделала шаг вперед, попав под лучи тусклой лампы, резким движением качнулась к стоящему рядом стулу и присела на него.
  -Меня выгнали из дома, начала рассказ она,- Так получилось, что около полугода я приехала в поселок. Жила у матери Гафаровой Прасковьи Захаровны. Около месяца назад к матери пришел ее сожитель Степкин Михаил Петрович, который начал с нами жить. Сегодня у меня произошел конфликт с матерью, которая меня выгнала из дома,- закончив рассказ, женщина скрючилась, как старуха, и для придания правдивости сказанным словам тяжело вздохнула. Тусклый свет лампы осветил слезинку, которая покатилась у неё из глаза, по щеке, и упала на пол.
  Дмитрий около минуты "подзавис", находился в бездействии, как будто "в прострации", от полученной информации, пытаясь собраться с мыслями, и внимательно вслушивался в рассказ женщины. Однако в его голове все еще кружились веселые нотки вина и шампанского, "Эх как было хорошо тогда,- подумал Опарин,- ну да ладно, надо работать, это все-таки мой хлеб и больше я ничего не умею".
  
  Первый день. Гафарова П.З.
  
  -Ваша фамилия, имя, отчество, адрес проживания?- уверенно и с расстановкой, при этом стараясь быть вежливым и внимательным, к чужим - проблемам, говорил Дмитрий Сергеевич.
  Женщина громко вдохнула, как будто пыталась набраться смелости, начала рассказ:
  - Меня зовут Егоркина Мария Петровна, я около полугода приехала в поселок Петровский, в котором у меня живет моя мать Гафарова Прасковья Захаровна. С матерью мы жили хорошо, до тех пор, пока к нам не пришел ее сожитель Степкин Михаил Петрович. Он так мужик ничего, но только пьет и постоянно ко мне пристает. Сегодня между мной и матерью произошел скандал, после которого мать выгнала меня из дома. Вот вроде и все.
  - Хорошо,- сказал Дмитрий,- то есть, нет, совсем не хорошо, ой извините, я сегодня только первый раз к Вам приехал из города, новенький участковый, или, как там у вас говорят-то в поселке? Ну да ладно. Так, а я чем могу помочь, я вроде не суд и не администрация поселения, жильем не распоряжаюсь,- Недоумевал Опарин, что она пришла, такие воспоминания прервала, как тогда было хорошо, а сейчас, ужас, был бы девкой, плакал бы от горя, но нельзя, я же мужик, к тому же представитель закона. Тут его взгляд упал на Егоркину. Она сидела, полностью скрестив ноги и руки, при этом, Дмитрий вспомнил, что в ходе рассказа не жестикулировала, получается, что это положение она заняла сразу, как пришла и села, то есть оно не наиграно, а получилось произвольно. Здесь Опарин насторожился, ведь он хорошо помнил уроки психолога, из этого явно видно, что обратившаяся к участковому, что-то скрывает.- Ну так, что?
  - Выгоните сожителя, и мы снова с матерью заживем как раньше, сказала посетительница.
  -Выгнать, это несложно, а как я его выгоню, за что, он прописан у вас? И вообще, кто я такой, чтобы решать такие вопросы, кому и где жить?
  -Ну как кто, вы же участковый, вы все и решаете.
  "Да,- задумался Дмитрий,- ничего себе, а, ну да, я ведь и правда участковый, в маленьком поселке, кто, если не я, наведет порядок в этом захолустье, в этой дыре",- Все поехали смотреть, где вы живете.
  Они вышли и вдвоем направились к стоящей во дворе опорного пункта автомашине марки "Нива". Новая, цвета мурена, "ВАЗ 2121 нива"- "коротыш", блестела и сияла своей красотой. На обоих ее боках красовалась белая лента с надписью "участковый уполномоченный полиции". "Новая, спасибо нашему президенту и его программе по развитию службы участковых, а то так и ездили бы на старых допотопных рухлядях, типа "УАЗ, "Козлик" или "Батон"",- подумал Дима, открывая ключом дверь автомашины. Проехали около двух улиц, и свернув направо, еще пару дворов, женщина сказала: "Здесь!".
  Остановившись, Опарин вышел из автомашины, поправил на себе, новую полицейскую форму, которую он буквально перед назначением в поселок получил на складе, можно сказать "еще даже муха не сидела", направился вслед за женщиной. Пройдя через покосившуюся калитку из дерева, черного цвета от старости и ветхости, попал во двор, поросший травой. Во дворе слева был жилой дом, небольшой, но судя по толщине бревен, добротный, перед ним было что-то типа огорода, где в заросшем бурьяном куске земли временами проглядывали кусты картошки. Справа- хозяйственная постройка, и то это очень громко сказано, сарай, это если льстить, а так стояло нечто сколоченное из пары досок и столбов, перекошенное и черное, аналогично калитке. "Да- подумал Опарин, не зря говорят, что калитка-это лицо двора и хозяина дома". Уже предвкушая вид и запах Степкина, который уже около месяца управляет всем этим хозяйством.
  Войдя в дом, Дмитрий ощутил резкий запах аммиака, это первый признак антисанитарии и бомжатника. К его удивлению, первый, кто его встретил, была маленькая девочка, лет 3, которая стояла в длинной майке, грязно-желтого цвета, босиком, и было ясно, что кроме майки другой одежды у девочки нет. Следом за девочкой в коридор вышли еще две девчушки, на вид около 7-10 лет. Они уже одеты поприличнее, чем первая. Одна из них в школьной форме, видно только, что пришла из школы, вторая - в домашнем.
  -А вам кого?- спросила девочка, что постарше, которая была в школьной форме.
  Опарин немного растерялся; "Мне надо увидеть Гафарову П.З.", сказал он и, перебарывая резкий запах мочи, шагнул вперед. За его спиной, как за щитом, пряталась Егоркина. Из дальней комнаты, как огромная баржа, выплыла женщина. По ее виду было видно, что она и есть Гафарова П.З.
  -Что вам от меня надо?- грубым, практически мужским голосом спросила она, всем видом пытаясь показать свое могущество и непоколебимость авторитета в данном помещении.
  Дмитрий немного растерялся, отшагнув немного назад, забыв, что сзади была Егоркина, он наступил ей на ногу, но потом, набравшись смелости и переборов первый шок от всего увиденного, заявил.
  -Вы выгнали свою дочь из дома? Я требую, чтобы вы немедленно с ней помирились и приняли жить к себе, а то,...- Немного подумав, добавил.- Я выгоню вашего сожителя, он ведь здесь не прописан, значит, нарушает Российское законодательство, в основании часть 1, статьи 19.15, Кодекса об Административных Правонарушениях.- Немного постояв, сделал вид очень грозного и безумно серьезного человека, выпалил Дмитрий.
  Реакция последовала незамедлительно, Гафарова П.З. всем своим весом и авторитетом поперла напролом. "Да кто вы такой, чтобы мне указывать, как и с кем, мне жить?!".
  Дмитрий тоже не растерялся: "Кто я, я ваш новый участковый и буду представлять закон в вашем убогом и богом забытом захолустье".
  Гафарова П.З. немного отступила, притормозила свое наступление и как будто даже немного отошла назад.
  -Хорошо, а как вас звать, и где мне можно с вами переговорить наедине. Мне много что есть вам рассказать.
  Дима, почувствовав слабину и поняв, что агрессия повержена, а хозяйка дома, капитулировав, хочет выйти на компромисс, предложил ей проехать с ним на опорник, но при условии, что Егоркина М.П. останется в доме. Хозяйка согласилась, при этом добавив, что она ее и так не выгоняла, что та сама сбежала из дома, как гулящая кошка, но Опарин уже этого не слышал, он шел уверенной походкой к автомашине, чувствуя, что сделал доброе дело, что справедливость восторжествовала, и он справился с первой проблемой. Даже не догадываясь, что это только маленькая ниточка всего клубка, который он по воли судьбы начал разматывать.
  На опорнике, который состоял из одного кабинета, пристроенного к нему гаража и сан. узла внутри, горел тусклый свет. С другой стороны опорника, располагалось служебное жилье, состоящее из трех комнат, кухни, ванны с туалетом и небольшой кладовки. В доме Дмитрий еще ни разу не был. Как он приехал, так зашел только на опорник и все. Весь опорник окружал железный забор, сваренный из армированных прутьев, высотой около двух метров. Вход во двор осуществлялся через калитку, закрытую в данный момент на замок и ворота, которые, как понял Опарин, насколько заржавели, что никак не закрывались. Пройдя в кабинет, Дима с чувством исполненного долга плюхнулся на кресло, демонстративно развернулся и, надев маску делового человека, спросил: "Так, что вы мне хотели рассказать?"
  Гафарова, зайдя следом, без опаски и страха, как будто она уже бывала в данном помещении и не раз, спокойно села на стул напротив Опарина, положила руки на стол и начала рассказывать.
  -Раньше я жила с Егоркиным Петром, когда мы еще были молодыми. В данный поселок приехали с целью заработать денег, север, романтика, да тогда и деньги платили по сравнению со всей страной немаленькие. Так и затянуло. Егоркин работал на вырубах, я подрабатывала поваром в вахтовых поселках, так и познакомились. Потом в межсезонье стали жить вместе. Дом-то, в котором сейчас были, Петр построил. Да, хороший был мужик, но рано умер, водка-зараза, много кого сгубила, тем более в то время, когда вахтовики пили безбожно. Машку я родила, когда Петр дом еще только строить начал. Росла она практически одна, а что, отец на вырубах, я на вахтах. Родных-то у нас никого не было, да и кто поедет в глушь такую. Когда Петр умер, Машка уже в школе училась. Одни мальчики да гулянки на уме у нее были, от рук совсем отбилась. Я пыталась с ней договориться, как могла. Первую дочь-то она родила, еще школу не закончив, поэтому и оставила у меня. А сама подалась в город, якобы на учебу. Понимаю, что в поселке-то делать, только смотреть, как мужики водку хлещут, да пьяные пытаются род свой продолжить. Она этого и раньше насмотрелась. Примерно через два года привезла мне вторую свою дочку. Сказала, что устроилась на работу, а дочь мешается. Вот я и устроилась сторожем у местных богачей, на лесопилку. По ночам сторожила, а днем занималась воспитанием внучек. Да у нас так практически полпоселка живут, дети в городе работают, а родители занимаются воспитанием их детей. Примерно около пяти лет назад Машка снова приехала. Плачет, рассказывает, что жила, с каким-то мужиком, было все: и деньги, и вещи, вот только одна проблема, бил он ее жестоко. Лупасил, на чем свет стоит. На самом деле показала свое тело, все синее от побоев. Хорошо, приняла, поняла, устроила ее работать тоже сторожем, а что, мест у нас вакантных-то особо нет, каждый за работу держится. В поселке-то в основном женщины работают, мужики-то или в лесу на просеке, или в гараже водку пьют. Вот и на дежурила Машка третью дочку около трех лет назад. Как вышло сама говорит, не помнит, сидела с работягами в сторожке, пила водку, а утром проснулась уже на полу, при этом голая. Что было, кто был, не помнит. Да с мужика-то спрос невелик, сунул, вынул и ушел. Так и живем, три внучки, ни одного зятя. А Машка-то сама, добрая гулена, шляется постоянно допоздна, где лазает, я и не знаю. Да мне это и без надобности, живу сама по себе, внучек, как могу, поднимаю. А тут около двух месяцев назад, старый знакомый объявился. Раньше лучший друг Петра был. Зовут Степкин Михаил Петрович. Он раньше жил по соседству, сильно меня любил, но скрывал это. А тут объявился и все рассказал. Так как раньше я жила с его другом, он даже подойти боялся, чтобы не нарушить нашу складывающуюся семейную жизнь. А теперь, когда я уже много лет живу одна, он появился. Я знаю, что в Машке он видит меня молодую. Я знаю, сама замечаю, как он на нее смотрит. Мы с ним хоть и спим в одной кровати, но близости у нас нет. Он до сих пор относится ко мне как к любимой его друга. А на Машку частенько заглядывается. Да и Машка-распутница, частенько подает для этого повод; то юбку задерет, типа сама задралась, то лиф не наденет, дойки так и торчат, как у коровы, через майку. Он ведь тоже мужик живой, я ведь все вижу. Ревновать, нет, я не ревную, зачем и из-за чего. Он просто мужик, сами должны понимать, в хозяйстве мужские руки нужны, но ее поведение периодически выходит за рамки приличия. Я ей об этом напоминаю, а она злится и думает, что я ее прогоняю. Да не нужен мне этот Миша, просто боюсь, что Машка сама дура залетит в очередной раз, а внучек мне поднимать трех и так тяжело, а если еще будет, куда. И с этими словами, некогда грозная и свирепая женщина, опершись ладонями о лоб, заревела. Дмитрий впервые видел, как женщина, сначала излила душу, а потом по-бабски разрыдалась. При этом ее слезы были не от горя или страданий, а просто от того, что она устала, устала от этой жизни, когда старается сделать все правильно, а в итоге выходит еще и виноватой.
  На какой-то момент вся спесь Опарина пропала. Он задумался, а правильно ли он поступил, того ли человека он защищал. Верно ли он осуждал, проявляя жесткость и грубость в обращении с этой в принципе по жизни несчастной женщину. Захотелось ее как-то утешить. Пусть коряво, по- неопытности, он постарался это сделать.
  -Хорошо,- сказал он - пускай, вы правы, но это еще не повод, чтобы выгонять родную дочь из дома. Да, она, как я понял, у вас не ангел, но необходимо найти какой-то компромисс, обоюдное решение вопроса, которое устроит обеих. Давайте, дома сядьте, поговорите, постарайтесь решить данную проблему. Я уверен, что вы взрослая и разумная женщина, у вас все получится. А я со своей стороны постараюсь вам помочь, в рамках своей компетенции. Хорошо?
  -Хорошо, ответила Гафарова, и с этими словами, медленно поднялась и направилась к выходу.
  Дмитрий расслабился и посмотрел на часы, которые висели над выходом из кабинета. На часах было 23.43 часа. "Ну, вот и отработал,- подумал Опарин-Пора спать. Надо идти до жилого помещения и смотреть, что там есть". От усталости и переживание Диме ничего не хотелось делать. Он просто расслабился и закимарил в кресле. Так началась его жизнь, поселкового участкового в отдаленном поселке, у черта на куличиках. Лишь радио негромко напевало: "не летают туда самолеты и не ходят туда поезда".
  
  День второй. Машка-промокашка.
  
  Проснулся Дима от стука по столу. Перед ним стоял мужчина лет 45. Громко прокашлявшись, как будто пытаясь разогнать весь сон, который кружил вокруг Опарина, мужчина начал представляться.
  -Я глава поселения Бобров Михаил Кузьмич. Проживаю в поселке со дня его образования, знаю всех и все. Так что если что, можете обращаться. Я так понимаю вы наш новый участковый. Немая минута молчания зависла в воздухе. Бобров смотрел на Дмитрия, а тот, находясь в полной прострации, смотрел на Михаила Кузьмича.
  Дима никак не мог понять, где он, что с ним и что надо этому здоровенному мужику, который смотрел на него, будто сверлил дыру в его физически не сильно развитом организме. Встряхнув головой, как трясут лошади, отгоняя мух, Дмитрий приподнялся в кресле, поправил форму, которая во время сна примялась. Ощутил, что зря он вчера уснул в кресле. От сидячей позы болели спина и шея. Ух, как затекла шея, Дима потянулся и правой рукой начал растирать ее.
  -Да, да, я ваш новый участковый, вот, приехал. Я слышал, что у вас тут давно власти не было? А что так-то, или поселок проблемный?- Спросил Опарин, с целью поддержать разговор и отвлечь внимание Михаила Кузьмича от своей персоны.
  -Ну как сказать, так-то поселок в меру спокойный, есть, конечно, свои дебоширы и хулиганы, есть и воры и убийцы, сами понимаете, раньше рядом было поселение, где находились лица с ограничением свободы. Так сказать колония поселение, они тут лес валили, ну со временем и расселились. Многие даже уезжать не стали, так и остались здесь жить. Так что сами понимаете, что контингент собрался отвязный. А по поводу участкового. Да раньше здесь были и оперуполномоченный свой, и сотрудник ДПС, и инспектор по делам несовершеннолетних, и участковый с помощником, но в связи с сокращением, да и реформами вашими, никого не осталось. Около трех лет поселок вообще никто не посещал, народ одичал, отвык от власти закона. Так что будьте осторожны, люди хоть с виду и добрые, а нож в спину могут сунуть, ну вот такие в принципе жители.
  От услышанного Дмитрию, конечно, стало не по себе, "А вы-то сами как тут живете, раз у вас народ такой, как вы сказали "отвязный"."
  -Да так и живу, я тут службу начинал, вот также, как и вы, молодым участковым, приехал и начал работать. Но по определенным причинам уволился из рядов, тогда еще милиции, потом работал в пожарке, потом в администрации соседнего города, а вот теперь тружусь на благо своего поселка, который, меня можно сказать, воспитал и взрастил. Кстати около трех лет назад у нас тут был участковый, но он куда-то пропал, так вот и живем без власти закона.
  -Ясно,- сказал Опарин,- При этом полностью проснулся, поправился начистил губкой для обуви свои черные туфли, которые блестели и отражали солнце, как хромовые сапоги у военнослужащих при дембеле. "А как можно провести знакомство с населением, может быть, встречу, какую-нибудь организовать, у вас тут дом культуры или какой-нибудь зал есть?", спросил Дмитрий.
  -Да, запросто, только по времени определитесь когда,- сказал Бобров, при этом достал из внутреннего кармана сотовый телефон на кнопках и начал в нем что-то искать,- вообще, как вам буду нужен, запишите мой сотовый, позвоните и все решим. С этими словами Михаил Кузьмич развернулся к выходу и неспешным шагом пошел, но на пороге, остановился, еще раз обернулся; "Да, чуть не забыл, будьте так любезны, к 9.00 часам ко мне в кабинет, на утреннее совещание, вы как представитель закона, и каждое утро доклад о произошедшем за сутки, так принято и положено." После этих слов вышел. Дмитрий слышал, как во дворе завелась автомашина, выглянул в окно, это была тоже "Нива", белого цвета, только по ее виду было видно, что она вся старая, но на ходу.
  -Да уж, день начинается,- подумал Дмитрий.- Вот уже и с главой познакомился. Так, что он там говорил, про пропавшего участкового, три года назад? Ну ладно, надо определяться с работой на день. Поднявшись с кресла, Дима ощутил пустоту в животе. Точно, я ведь ничего не ел. Оглядевшись в кабинете, он понял, что ничего съестного тут нет. Кабинет состоял как бы из двух частей. Две трети кабинета была рабочая зона участкового, а одна треть была отделенная крепкими решетками камера. Так называемый "стакан", или место временного ограничения свободы. На калитке "стакана" висел довольно увесистый замок, ключ вставлен внутрь замка. В самом "стакане" с правой и левой стороны располагались скамейки. Сам кабинет, то есть рабочая зона участкового, тоже как бы делилась на две части. У самого окна стояло офисное кресло, за спинкой которого небольшой, но несгораемый сейф. Кресло приставлено к рабочему столу, на котором стоя монитор, клавиатура, мышка. Также всюду лежали бумажки, карты, и прочие офисные принадлежности. К столу участкового торцом был приставлен еще один стол, но вокруг него стояло три стула, это была зона для посетителей. С правой и левой стороны кабинета находились открытые шкафы, в которых были книги, законодательная литература, бланки для работы, и прочие бумаги. В шкафу, ближе к столу участкового, были карточки с фотографиями. "Что это?- подумал Дима, поднял пору карт,- о боже, картотека на жителей поселения, с указанием паспортов, места проживания, телефонами и так далее. Какой древний век, тут еще бумажная картотека, да уже,"- подумал Дмитрий, положив карты на место. Пошарившись в столе, он нашел ключ от жилого помещения и только направился к выходу, как навстречу ему из проема дверей выскочила Егоркина Мария.
  -Ой, извините,- сказала Егоркина. Мария резко опустила глаза в пол и замерла, как замирает маленький нашкодивший ребенок.
   -Вы что-то хотели?- Спросил Опарин.
  -Да я опять поругалась с матерью, и еще Степкин меня за попу ущипнул,- Выпалила Егорова, посмотрев на Дмитрия, и снова опустила глаза в пол.
  -И что вы думаете делать?- Дима с недоумением посмотрел на Марию,- я голоден,- подумал Дмитрий,- я еще вчера ничего не ел, а это очень опасно для здоровья и желудка. Так сейчас разберусь с Егоркиной и обязательно поем, а то голова уже совсем не варит.
  -Я хочу, чтобы вы его посадили,- ее голос остановил его мысли об еде. "Да, Гафарова П.З. была права, у Егоркиной нет ни такта, ни уважения, она даже прийти нормально не может, про какую культуру поведения можно вообще говорить, быдло оно и есть быдло,"- подумал Дмитрий.
  -Да конечно, а за что, за что вы хотите его посадить?- Спросил Дмитрий, пытаясь перебороть свое чувство голода и понимая, что ближайшие час-полтора, он так и не сможет покушать.
  -Как за что, за домогательство, он ведь меня чуть не изнасиловал,- С удивлением в лице пояснила Егоркина.
  Опарин задумался, пытаясь вспомнить уголовный кодекс, те самые уроки, которые буквально недавно он любил прогуливать, когда он учился в академии МВД. Понимая сейчас, что каждую секунду, прогулянную им, он потерял большое количество знаний. Да, да, статья 131 уголовного кодекса, изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Вспомнил, но там много нюансов и разных препонов, которых Дима не помнил, да и не знал, в связи со своими вечными пропусками. Вспомнил слова ротного, "учитесь, вам потом все это пригодится на практике", или как говорили старые участковые "на земле".
  -Гражданка Егоркина, поймите, что обвинить человека в таком преступлении довольно сложно, а тем более доказать его причастность к содеянному, и еще необходимо установить умысел,- Во, Дмитрий вспомнил умное слово, кажется, на первых уроках уголовного права изучал, состав преступления, объект, субъект, и их стороны. Значит, что-то учил, что-то еще помню.
  -А что вы предлагаете?- Обескуражено спросила Егоркина. Мне так и терпеть его домогательства и ждать, пока он меня, этого, того, да?
  -Нет, нет, ни в коем случае. Я с ним переговорю и думаю, что мы решим этот вопрос, даже уверен, что больше такого не повторится. А сейчас можете идти домой, только скажите домашний телефон, я вызову Степкина к себе, хорошо.
  Мария кивнула головой и, развернувшись, побрела из кабинета. Опарин провожал взглядом это одинокое, с зловонным запахом тело, думая о том, что хочет кушать. Как давно он уже ничего не ел. Опарин немного постоял, глядя в след Егоркиной и направился в жилое помещение опорного пункта.
  Обойдя здание опорника со стороны двора, он увидел зашарпанную дверь, отворил ее ключом, это была прихожая, такая же унылая, как и все здание, да вообще как вся его нынешняя работа. Пройдя по комнатам жилого помещения, он оценил внутреннюю обстановку. В жилом помещении было три комнаты, кухня, кладовка, ванная и туалет. Первая комната была "зала", примерно 4 на 6 метров. В ней находились старенький, но вместительный шифоньер, далее стоял стол, на котором был небольшой телевизор. Около окна - расположенный диван-книжка. Рядом с ним - журнальный столик, с покрытой пылью кружкой из-под пива, объемом 0.5 литра. Больше из мебели ничего в комнате не было, не считая отдельно стоящего в крайнем правом углу торшера и небольшой картины размером 10 на 15 сантиметров, которая висела на правой стене от входи. В остальных комнатах примерно такая же обстановка, за исключением телевизора. На кухне- электроплита, раковина, пара тумб, с рабочими столами, висели полки под посуду, стол, около которого стояло четыре стула. Из электроприборов были микроволновка и чайник. За кухней - кладовка, в которой стоял холодильник, вдоль стены шкафы с множеством полок. На полках Дима нашел пачку "лапши быстрого приготовления", которую он заварил в тарелке и съел. Больше ничего из съедобного в квартире не было. Закусив "бичеком", так он называл "лапшу быстрого приготовления" за простоту и скорость приготовления, Опарин пошел обратно в кабинет. "Надо будет съездить найти в этой дыре продуктовый, а то совсем с голоду подохну",-подумал Дмитрий. Зайдя в кабинет, он нашел в бумажной картотеке карточку с надписью "Гафарова Прасковья Захаровна", просмотрел ее, найдя там домашний телефон и начал звонить со стационарного аппарата.
  "Прасковья Захаровна, здравствуйте, это я ваш участковый, доброе утро, Прасковья Захаровна, знаете мне надо с вами переговорить, да, сейчас, да, жду, да, на опорном пункте, да, подходите!". Закончив разговор, Дмитрий положил трубку и тяжело вздохнул. Вот он второй день в этой дыре. Дима опять прикрыл глаза, откинувшись в кресле. У него перед глазами поплыл, тот самый день, когда его направили в эту глухомань. Когда на общем совещании, начальник отдела развешивал всем "награды", кому строгач, кому неполное служебное, а ему, за то, что он не ответил, сколько у него реально проживает человек на участке, поездку в глухую деревню, или вернее поселок городского типа, как его называли. Он вспоминал, как находился с глубокого похмелья, у него болела голова, он тогда и слушать не мог, не то, что вспомнить записи в "Паспорте на административный участок". А начальник отдела, увесистый мужчина, в темном форменном кителе, с двумя большими звездами поперек погон и двумя просветами, громко кричал. "Я уверен, что отработав пару лет, ты выучишь число проживающих в данном поселке людей!". Да куда там? По приезде в поселок, первым делом, Опарин посмотрел "Паспорт на административный участок", страница четыре, "сведения, характеризующие административный участок", строка девятнадцать "проживает населения, всего", 2829 человек. Ну, так все знаю, запомню, выколю на груди,- думал Димка,- Вот блин из-за такой ерунды, попал в такую переделку. Его воспоминания прекратились, как только в кабинет вошла Гафарова П.З.
  -Здравствуйте, что опять моя "дура" начудила?- спросила Прасковья Захаровна.
  -Да в принципе ничего,- открывая глаза и поправляя на себе форму, пояснил Опарин,- вот только она хочет написать заявление на вашего сожителя Степкина М.П., поясняя, что он ее домогается, принуждает к близости с ним, вообще вы сами все понимаете, мне нужен Степкин, ну и разумеется ваши показания, по данному факту.
  -Так, пускай Мишка сам отвечает за свои поступки, он вон, со мной пришел. Пояснила Гафарова, показывая во двор пункта. А эта стерва, еще раз мне попадется, зашибу, сама не живет и другим житья не дает.
  Опарин, посмотрев во двор, увидел небольшого мужичка, на вид лет 50-60, одетого в телогрейку и рабочие штаны. Он ходил по кругу, диаметром около трех метров. Его глаза были уставлены в землю. Сгорбившийся, сжатый, забитый и сморщенный мужичешка, когда смотришь на таких, даже жалко становится. Почему-то глядя на Степкина, Опарин сразу вспомнил забор и калитку у дома Гафаровой П.З., они были очень похожи, старые сгорбившие, черные. Дмитрий, приоткрыл окно и крикнул: "Степкин, зайди сюда!" Через минуту, Степкин уже стоял в кабинете.
  -Ну так, что, гражданин Степкин Михаил Петрович, ваши документы, давайте, посмотрим, кто вы и что вы.- С завораживающей задумчивостью и деловитостью произнес Дима. Степкин протянул паспорт, который достал из внутреннего кармана телогрейки.- Ага-ага, Степкин Михаил Петрович, 1953 года рождения, уроженец д.Старое Уюм, Удмуртской АССР, проживает, я не понял,- Опарин поднял глаза на Степкина,- где проживаем,- страница с регистрацией по месту проживания была полностью пустая,- Степкин!,- повышая голос и немного приподнимаясь, как думал Дима, он так выглядит более грозным- Степкин!, где прописка.
  -Про что, про, что?- Переспросил Михаил, немного посмеиваясь.
  -Я тебе сейчас дам.- Сказал Опарин, и резко выпрямив спину, как учили на строевой в институте, чуть ли не во весь бас. -А ну, сел! Я спросил, на каком основании находитесь в данном поселении, чем занимаетесь, где проживаете и на каком основании занимаете жилое помещение у гражданки Гафаровой П.З.?, к тому же на вас поступила жалоба, от Егоркиной М.П., о том, что вы, пользуясь доверием Гафаровой П.З., и ее безысходным положением, принуждаете к интимной близости её дочь, Егоркину М.П., что вы мне ответите на данные вопросы?
  Михаил и так на вид невысокого роста, от крика и неловкой ситуации, еще сильнее съежился и чуть ли не писклявым голосом начал рассказывать, как он очутился в этом чудном поселке. Что его родители, которые уже давно почили, не оставили ему ни угла. И что за время, проведенное в местах лишения свободы, общим сроком около 15 лет, у него кроме Гафаровой, никого знакомых нет. И самое главное, что за время, проведенное в колониях, он стал импотентом. Ну ни как, не реагируют его мужские достоинства, ни на женщин, ни на мужчин. И поэтому ни о каком интимном сожительстве и речи быть не может. А то, что Егоркина ведет себя неподобающим образом, это точно. От этого Степкин и позволяет себе, то за грудь ее схватить, то по попе рукой хлопнуть, так сказать из воспитательных целей. После длительного разговора со Степкиным и Гафаровой, Опарин предложил им найти общее решение, которое бы устраивало все стороны конфликта. "И впредь не надо выгонять, либо как-нибудь угрожать Егоркиной М.П.".-закончил разговор Дмитрий. После этого все посетители опорного пункта удалились. Дима один в кабинете осмотрел внимательно помещение. "Ну что сделаешь, придется здесь жить и работать",- подумал он и вспомнил, что хотел найти продуктовый, чтобы купить еды.
  Опарин встал, в очередной раз поправил своё форменное обмундирование, губкой для обуви, протер до блеска туфли и пошел на выход, к стоящей во дворе служебной автомашине.
  Проехав несколько улиц, поколесив вдоль и поперек, Дмитрий высматривал, хотя бы мало-мальски, что-то более менее похожего на городские супермаркеты, но ничего, кроме убогих магазинчиков типа "чипок", он не нашел. Выбрав более-менее приличный по внешнему виду магазин с названием "Светлана" (из кирпича, на окнах решетки), он остановился. Зайдя внутрь, Дима был шокирован тем, что вместе с продуктами там продавали и хоз. товары и даже нижнее бельё, а вернее всего женские трусы, в виде панталонав, висели на прилавке, во всей своей красе. За прилавком стояла увесистая продавщица, на вид возрастом около 45-50 лет. Она с ног до головы осмотрела щупленького, молодого юношу в форменной одежде полиции, и с интересом и немного с издевкой в голосе спросила; Вам чего?
  Димины глаза остановились на лежащих около панталонав, пирожках. По внешнему виду было видно, что они свежие, и к тому же только что приготовленные, так как от них шел пар.
  -Да, мне пирожков, пожалуй, штук пять, банку кофе,- Дмитрий указал, на верхнюю полку, где стояла большая банка с кофе,- пачку жвачек и сигарет синего цвета, легкие,- добавил Дима.
  -Извините, у нас сигарет нет. Сказала продавщица, не останавливаясь, разглядывала участкового и тем временем собирала ему пакет.
  -А вы наш новый участковый? Спросила она, судя по покупке, не женат, или жену в городе оставили?, хотя такой молодой.
  Дмитрий засмущался, - Знаете, я вот банковской картой расплачусь, достал из портмоне карту и протянул продавщице.
  -Ой знаете, а у нас терминал не работает,- с улыбкой сказала продавщица,- давайте я вас в тетрадку запишу, как терминал отремонтируют, я позвоню, вы и расплатитесь, хорошо? Как вас звать, какой у вас телефон?
  -Опарин Дмитрий Сергеевич, телефон восемь, девять, три ноля, пять сотен пять, четыре копейки,- выпалил Дмитрий, не думая о том, что сейчас не он спрашивал телефон у понравившейся девушки, а у него спросили телефон. Выйдя из магазина, ощущал, как продавщица провожала его взглядом, как будто раздевала. Он даже выскочил, из магазина, по ощущениям было, что его снимают, и продавщица осмотрела каждый кусочек его тела, что было видно из под кителя.
  Прикончив в автомашине пару пирожков, Дима поехал в администрацию поселка. Надо знакомиться с ее людьми, подумал он.
  Здание администрации представляло собой двухэтажное кирпичное здание, недалеко от магазина, буквально в ста метрах. При входе в холл, Дмитрий увидел незнакомого ему мужчину. Подойдя к нему, Дима спросил, как найти кабинет главы поселения, мужчина, молча, показал на лестницу на второй этаж, - там найдете,- добавил он.
  Опарин поднялся на второй этаж и сразу у лестницы увидел табличку "глава поселения", ниже были написаны фамилия имя отчество и часы приема граждан, но данная информация Дмитрия совсем не интересовала. Он без стука вошел в кабинет, в котором увидел большой стол, за которым сидела щупленькая, одетая в серую кофту, девушка лет 20-25.
  -Вам кого? - спросила она. Если Михаила Кузьмича, то его нет, он уехал в район.
  Дмитрий решил повыпендриваться, и, наклонившись над секретаршей дыша ей прямо в лицо, пояснил,- я ваш новый участковый, вот решил познакомиться с жителями. Девушка, немного смущаясь и краснея от неожиданного предложения, отвела лицо в сторону, пояснила, что она сейчас занята важной работой, и что если он оставит свой номер телефона, она обязательно перезвонит ему, как только освободится. Дима по привычке выпалил свой номер телефона и с деловым видом вышел из кабинета.
  -Ага перезвонишь ты мне,- подумал он,- по всему видно, что боишься, вся серая, тихая, как мышка в норке, тоже мне секретарша главы поселения. В городе секретарши как "волкодавы", не подойдешь, сразу на месте отрубят любое желание общаться с "главой".
  Прокатившись по поселку, осмотрев его окраины, и центральные улицы, Опарин приехал к опорному пункту. Если честно признаться, он сначала потерялся в маленьких и запутанных улочках поселка, но быстро сориентировавшись, все-таки нашел свое здание. Вечер шел к концу, темнело. Дмитрий уже собирался ужинать и спать, но дороге он заскочил в магазин, где купил бутылку пивка, и конечно, сигарет. Правда тех сигарет, которые он курил в городе, не было, поэтому пришлось покупать, что было, попроще, разумеется, подешевле, но ничего не поделаешь, отдаленность и глушь сказывалась не только на жителях поселка, но и на ассортименте продаваемой продукции. Дима подогрел чайник на кухне, расстелил свое постельное бельё, которое ему дала с собой мама, когда он уезжал, открыл бутылочку пивка и, включив телик, вспомнил, как ему хорошо было в городе, какие были развлечения, девушки, веселье.
  Так прошел второй день Дмитрия. Что его ждет впереди, он и сам не знал.
  
  День третий. Кража.
  
  Утром Дмитрий проснулся от будильника в сотовом телефоне, который он поставил заранее, чтобы успеть попить кофе. Пройдя на кухню и включив чайник. Когда он выключился, Дмитрий налил себе кофе. Присев на стул, он сделал небольшой глоток горячего и ароматного кофе, "Ну вот, еще одно утро, вроде начинается спокойно",-подумал Дима. Однако его размышления прервал телефонный звонок.
  -Да,- взяв трубку, сказал Опарин, что? Магазин? Когда? Как? сейчас подъеду.
  Опарин положил трубку, в голове крутилось, то что он только, что услышал. Звонила продавщица магазина, которая пояснила, что придя утром в магазин, она обнаружила, что его ограбили. "Ага, Вот оно, первое серьезное дело. Ограбление магазина, статья 158 УК РФ, или нет, надо вызывать группу из города, я ведь не могу один расследовать. Хотя нет, сначала надо посмотреть, может, ничего особенного." Мысли кучей крутились в голове Дмитрия.
  Он быстро собрался и вышел во двор Сев на служебную автомашину, пулей направился к магазину, где вчера покупал пирожки.
  Подъехав к магазину, увидел, что попасть внутрь довольно сложно, на окнах решетки, дверь большая железная, сразу глянул на состояние замков, следов отжима или повреждения не было. "Значит не через дверь проникли",-подумал Опарин. Когда зашел в магазин, за прилавком увидел все ту же увесистую женщину, на вид около 45-50 лет.
  -Здравствуйте, вызывали?- спросил Дмитрий.
  -Да, да, конечно, я обнаружила, что у нас на прилавке не хватает трех бутылок водки и банки тушенки,- выпалила продавщица.
  Дима остолбенел от такого количества убытка, прокручивая в голове среднюю цену водки, около 180 рублей, плюс банка тушенки около сотни итого даже при грубом раскладе получается около 700 рублей, "Да, блин, кража века, меня в городе начальство порвет, если из за такой ерунды я дерну оперативную группу, со следаком, опером и экспертом, на смех поднимут, и еще выговорешник влепят следом.". Но раз приехал, значит надо разбираться.
  -Хорошо, какие еще вы заметили изменения в магазине, может быть, форточка открытая, или задний вход был не закрыт, "какое название, задний вход, да глупо",-подумал про себя Опарин.
  -Да вроде нет, все на своих местах, на форточках решетки, и вход был закрыт.
  -Хорошо, тогда давайте подумаем, как вор мог попасть в магазин? Через входные двери, нет, через окна, нет, значит через крышу или подвал.
  -Подвала у нас нет.
  -Тогда как? Этот вопрос реально мучил Дмитрия, он понимал, что смысла разбираться нет, максимум отказной материал, тем более, что факта взлома нет, значит свободным доступом, а это уже отказной. Блин, что-то продавщица мутит, что-то она не договаривает. По любому, тут что-то нечисто.
  -Так это , вот, Пронька, местный алкаш, водку утащил, и закусь к ней, точно я уверена,- сказала продавщица, немного замешкавшись. У нее в голове уже крутилась картинка, как толпа ОМОНовцев в черных костюмах и масках заламывает руки бедному Проньке, как он мучается от боли и просит ее о прощении.
  -А поточнее, что за Пронька, где его искать, и почему именно он мог залезть в магазин? Спросил Опарин, с видом, явно заинтересовавшимся будущей судьбой гражданина Проньки.
  -Так это алкаш, он живет через дом от магазина, вон там, во времянке,- указав в окне на ближайшую лачугу,- а вы его точно посадите, он ведь такой, он злодей, кучу народу убил, и вообще его давно уже пора закрыть, душегуба,- сказала продавщица, всем своим видом показывая явное желание наказать и приструнить обидчика.
  Дмитрий вышел из магазина и направился в сторону указанного ему помещения. Дом был небольшой, реально времянка, или вернее сказать сарай, с оконцем размером 30 на 30 сантиметров. Отворив старую деревянную дверь, которая по своим функциональным способностям могла защищать максимум, что только от ветра, он попал в узкий коридор, за которым была комната, 3 на 4 метра. В дальнем углу комнаты находилась кровать, на которой лежал человек. Остальная часть была завалена старыми вещами, частями мебели в виде табуретов, кухонной утварью в виде старых сковородок и сгоревших кастрюль. Зайдя в комнату, так сказать, пролазив по всему бардаку, что находился в комнате, Опарин подошел к кровати. Пнул по ножке кровати, Дмитрий наблюдал за реакцией хозяина лежбища.
  Мужчина на вид лет 45-50, с резким запахом перегара и явно похмельным видом открыл один глаз, потом слегка поправился на кровати и, собравшись с силами, которые явно убегали, как и его молодость, выпалил: "Чо надо, я тут живу, а чо жить уже нельзя?"
  Дмитрий, конечно, ожидал подобной реакции, ранее он уже был знаком с поведением подобного типа "Маргиналов", поэтому сделав небольшой шаг назад, в качестве личной безопасности, с уверенным и настойчивым видом спросил: "Ваша фамилия, имя отчество, год рождения, ваши документы?"
  Маргинал, конечно, не ждал сотрудников полиции к себе в гости, поэтому, он продолжал настаивать на их нежелательном присутствии в данном помещении, при этом всем своим видом показывая, явное хозяйское поведение. Однако настойчивость и явное рвение к преобладанию в данной ситуации сотрудника полиции немного смутили маргинала, поэтому тот повожкавшись, привстал, опустил ноги на пол и спросил сотрудника полиции, кто он и что ему надо.
  -Я Ваш новый участковый; зовут меня Дмитрий Сергеевич Опарин, вот хожу знакомлюсь с населением, как мне позволите Вас звать, величать,- как бы в шутку сказал, Дмитрий. Он хорошо знал, такое поведение людей и знал, что спокойное и шутливое настроение может помочь в общении с таким контингентом.
  -Хорошо, меня зовут Прохоров Сергей Михайлович, мне 43 года, нигде не работаю, живу здесь, документы сгорели при пожаре, поэтому ничего у меня нет. Что вас еще интересует, а да, ранее судим, по кражам, но сейчас давно завязал.
  -Ладно. Раз контакт налаживается,- подумал Опарин,- можно выложить и основную его причину поведения. "А, вот тут сегодня в соседнем магазине, пропала водка и тушняк, чьих рук дела не знаете случаем?, а...",-с видом мудреного опера выпалил он.
  -Так значит вот как оно, ага, я все понял, что начальник 158 шьешь, не надо, не надо, я тут вообще не при делах, Алька, курва, сама мне все принесла, а потом, когда я отверг ее домогательства, пообещала, что сгноит меня,- высказался Маргинал, при этом энергично размахивая пальцами в разные стороны и демонстрируя этими пальцами Дмитрию различные фигуры, так сказать пальцевой расклад. Явно, данный человек, имел отношение к криминальным местам отдыха, или иначе называемыми "места лишения свободы".
  -А поподробнее, кто такая Алька, и почему она курва, вас домогалась?- все более и более заинтересовавшись происходящим, спросил Опарин.
  -Так, это, Селезнева Алевтина, продавщица, магазина, она давно на меня глаз положила, постоянно мне водку таскает и закусь, все намекает, что раз у нас с ней, это секс был раньше, когда мы были молодыми, то я должен, ее, ну это, жениться. Так-то девка она ничего, но вредная, и приставучая, я ей, говорю, отстань, я, это ну не как, вообще привык один жить, а она не унимается, говорит, что раз раньше было, то и сейчас тоже все может быть. Вот как-то так. А вчера, так вообще как с ума сошла. Принесла три бутылки водки, сроду такой щедрой не была, и банку тушенки, дорогущей. Сидела, тут, вон (Пронька указал на стоящую у входа табуретку) и все рассказывала, как ей не хватает мужика в огороде теплицу ремонтировать, да грядки копать, а потом давай описывать, какие у нее подушки в спальне на кровати, при этом давай раздеваться, но я ей сразу сказал, что я не раб и жить у нее не собираюсь. Так она, как мегера, вскочила, посмотрела на меня и сказала, что сгноит меня в застенках, Вот прямо так и сказала. При этом Прохоров со всего маху упал на кровать, как будто у него кончились все силы, и он ослаб и растворился в кровати.
  -Ясно, -сказал Опарин,- значит через час, гражданин Прохоров зайдете ко мне на опорный пункт, а я пойду поговорю с вашей насильницей. При этом Дмитрий двинулся к выходу, в его голове сложилась вся картина происходящего, все встало на свои места, осталось всему придать юридический оттенок и выплеснуть все на бумагу, которая, как говорят, "стерпит ВСЕ".
  -Так, это, я же, этого, болею, ну не хожу, с похмелья, вот чего!- услышал сзади Опарин.
  -Я сказал, через час, иначе вас настигнет Фемида Законности и Правосудия, раскатисто удлиняя последние слога, произнес Опарин, даже не оборачиваясь к слушателю. Он уже был на выходе.
  Дверь времянки громка, стукнула о короб, и участковый вдохнул чистого воздуха улицы. Как хорошо, что я не вызвал группу, а то "из-за такого фуфела и порожняка", как сказал бы маргинал Пронька, получилась полная котовасия.
  Придя в магазин, с видом, знающего в таких делах толк, Опарин достал бланк объяснения и начал его заполнять, число, время, опроса, и дальше все по строчкам.
  -Ваша фамилия, имя, отчество, год рождения, место проживания, место работы, данные документа, удостоверяющего вашу личность?
  Продавщица с недоумением начала говорить.
  -Меня зовут Алевтина Прокопьевна Селезнева, а что вы Проньку закрывать не будете, как, вы что, вы должны его немедленно посадить в тюрьму, он гад, постоянно у меня водку ворует, и вообще она паразит и душегуб.
  -Знаете, что Алевтина Прокопьевна, я вот думаю вас привлечь к ответственности за дачу ложных показаний и ложный донос. Вы сами ему вчера отнесли водку и тушенку, а сегодня решили на него заявление написать, так,- при этом Дмитрий серьезно посмотрел на продавщицу и свел брови над глазами к переносице, как будто, он суд и уже выносит решение дела.
  -Так это,- растерялась Алевтина,- он же гад меня любил, бегал за мной, а потом, когда он вернулся из тюрьмы, даже не замечает, он мне обещал, я ему письма туда писала, ждала его, а он, гад, вообще, извините, что я вас потревожила, простите, пожалуйста, я просто думала, что вы его напугаете, и он на мне женится. Извините.
  -Ясно все,- сказал Опарин и убрал протокол объяснения в сумку, ладно, на первый раз прощу, но чтобы впредь такого больше не повторялось, решайте свои семейные вопросы сами, без привлечения полиции, хорошо? И не дождавшись положительного ответа, он вышел из магазина.
  Вернувшись на опорник, Дмитрий первым делом нашел картотеку ранее судимых, в которой он посмотрел карточку на Проньку. Да, человек с тремя судимостями, общим сроком 12 лет, это существенно, там же были и копии приговоров, из которых он узнал, что первое уголовное дело было по краже из дома, второе кража со взломом, группой лиц, третье было вымогательство, но все это в лихие 90 года. Когда каждый выживал, как мог, и закона толком не было.
  
  День Четвертый. Первая Верба.
  
  В отличие от оперативной части, у участковых нет специального законом установленного оперативного аппарата, так называемых "стукачей". Хотя каждый участковый знает, что без них никак, ни информации не получишь, ни преступление не раскроешь. Мало того в законе об "ОРД", даже специальная статья есть, на финансирование так называемого оперативного секретного аппарата. А у участковых, все на собственной инициативе. Как говорит руководство, "налаживание доброжелательных отношений с гражданами". Вот потому, как только Дмитрий ознакомился с историей путешествия Проньки, он сразу решил, что Пронька будет первой "Вербой", с оперского понятия, завербован, будет работать на Опарина. А как иначе надо узнавать людей и получать своевременную информацию. Для этого Дмитрий решил все-таки дописать объяснение Алевтины, в котором он указал, что именно Пронька заставлял приносить ему спиртное и еду, путем угроз и шантажа, зная, что судимость за вымогательство у Прохорова уже есть, значит, рецидив-повторность, повторное деяние по одной и той же статье, ему уже не нужна. "Вот значит на это и надавим,- подумал Опарин,- вот так и договоримся с Маргиналом". И когда через час открылась дверь кабинета, и под свет лампы вплыл еле стоящий на ногах Прохоров, у Димы все уже было готово.
  -Так заходите, Сергей Михайлович, присаживаетесь, рассказываете, как вы довели гражданку Селезневу А.П. до такого состояния, что она вынуждена вам носить спиртное и еду? С видом делового следователя, правой рукой направляя в лицо заспанного и болеющего бодуном Проньку, лампу с включенным ярким светом, спросил Опарин.
  Пронька растерялся; "Кого, куда, я, это, я ,все же объяснил, или, как?", Присев на стоящий недалеко от входа стул, Прохоров стал вошкаться, пытаясь понять, что надо участковому.
  -Так, значит, вот объяснение, тряся перед лицом Проньки листком бумаги, где красовалось объяснение Алевтины, немного подправленное Опариным. В нем черным по белому написано, что вы гражданин Прохоров С.М. принудили, заставили, Селезневу А.П. носить вам спиртное и продукты.
  Все эти слова полностью оборвали все мысли Проньки. "Так как так, это что снова 163 УК РФ, да плюс за длительность времени и крупный размер могут до семи лет впаять, так это мне до самой смерти сидеть, в мои-то старые годы, да на фиг надо". Он вспомнил колонию, холодный барак, лай злющих собак на этапах, смех и злые шутки блаторей с их фраерами, постоянные понятия, как можно, а как нельзя. Ну уж нет, я до этого жил нормально, никого не трогал.
  -Так Прохоров С.М., прервал его рассуждения Опарин, у вас еще и рецидив вырисовывается, с ухмылкой констатировал он.
  -Так рецидив, срок вдвойне, нет, нет, не хочу обратно, в зону. "Начальник, что тебе от меня надо, я ведь честно никого не трогаю, никуда не лезу, ну если и бухаю, но не по беспределу, начальник, давай договоримся, а...".
  Дмитрий понял, что фрукт дозрел и пора его срывать, "так, вот тебе бумага", протянул чистый листок Проньке, "пиши на нем, что готов сотрудничать с участковым и обещаешь ему во всем помогать, и тогда я про все забуду, как страшный сон, а иначе, сам понимаешь, это не я наделал, это ты сам все замутил." После этих слов, Опарин передал взволнованному Проньке ручку, который стал писать на чистом листе бумаги, что он Прохоров Сергей Михайлович, на несколько минут, замешкался, "так это что ты меня под актив подписываешь?", - возмутился Прохоров,
  -нет, ты, что это же только мне, а красные по понятиям это ОПЕРА, так ведь, а я участковый, я не актив и свой. После этих слов Дмитрий как невзначай, по-дружески подпихнул Проньку в бок, "давай, пиши, пиши".
  После всего этого, Дмитрий убрал данный листок в сейф, закрыл его и, пообещав Прохорову, что обязательно разберется со всеми его проблемами, отпустил его. А начатое и не подписанное объяснение Селезневой он разорвал и выкинул в мусорное ведро, все свое дело оно уже отыграло. Первая "верба" уже сидела в саду Опарина. Теперь при необходимости, Пронька будет ему рассказывать, кто и что судачит по деревне.
  На улице смеркалось. Осенний ветер стал нагонять тучки, которые впоследствии вылились в небольшой, но довольно противный дождик. Знаете, бывает так, что дождик капает, но его особо не ощущаешь, он вроде идет, однако при этом его не чувствуешь, или просто Дмитрий его не чувствовал, идя по дорожке, выложенной плиткой, от опорного пункта до двери квартиры. В его голове кружились мысли, как он дальше будет жить, и работать в этом поселке. И с этими мыслями, Опарин, как на автомате открыл дверь квартиры, зашел, скинул ботинки, в прихожей, заглянул на кухню, убедившись, что с прошлого раза как он тут был, ничего не изменилось. Даже кофе, который он не допил, так и стояло на столе, правда, уже остывший, а вернее сказать холодный. Дмитрий допил из кружки, развернулся лицом к проходу в спальню, и пошел спать. Сегодня он впервые ночует в квартире. Хотя это помещение и служебное, но пока он тут работает, это его квартира. Его, не мамина или папина, ни друзей, ни подруг, у которых он ночевал раньше, когда работал в городе, а именно его, его первое самостоятельное жилье. Но на тот момент Опарин даже не думал об этом, он был выжат, как лимон, и бухнулся на стоящий в углу диван, даже не раздевшись, только снял "китель", форменное обмундирование в виде пиджака. Уткнулся лицом в подушку, как будто хотел дислоцироваться от всех этих мыслей в его голове и уснул.
  
  
  День Пятый. Зубастики.
  
  Ночь у Опарина выдалась нелегкая. Сначала он спал глубоким сном. Ему снилось как его новый завербованный агент, приносит ему ценнейшую информацию, как он получает внеочередное звание "старлея", старшего лейтенанта, которое по всем срокам ему полагалось через год. Дмитрий даже проснулся с восторгом, услышав как за окном, громко гавкали собаки, которые мешали ему спать. Потом он вроде начал дремать, скорей всего от усталости мыслить и вслушиваться в происходящее, как его разбудил телефонный звонок. Дима встал дошел до стационарного телефона и поднял трубку. В трубке громкий женский голос кричал: "Алло, милиция, помогите, помогите!". Дмитрий спросил: "Алло, это кто и что у вас случилось?". В трубке женский голос, явно, что в состоянии опьянения, стал сбивчиво объяснять, что ее муж, поругавшись и замахнувшись на звонившую, стал громко кричать и скандалить, после чего, взяв ружье, ушел из дома. Опарин вспомнив слова Боброва М.К., главы поселения, о том, что люди в поселке дикие, немного струхнул, "Ага, я сейчас пойду, а мне потом в спину стрельнут, того и гляди умру, в мои-то молодые годы. Но выбора нет, я тут поставлен следить за порядком, а не "бздеть" в квартире опорника по ночам".
  - Хорошо, говорите, где проживаете, и желательно поподробнее, я недавно у вас, поселок толком не знаю.
  Женщина как смогла, объяснила, что ее дом через три дома от опорного пункта, что она проживает в двухэтажном доме и ее квартира находится на втором этаже среднего подъезда. Дмитрий быстро оделся, вышел из квартиры и, сев в припаркованную около входа в опорник машину, поехал на вызов.
   Проехав пару дворов, около гаража, где были открыты ворота, и горел свет, Опарин увидел мужчину, который ходил по гаражу и сам с собой разговаривал. Увидев полицейскую машину, мужчина подошел к ней и со словами, "все начальник я сдаюсь, забирай меня", стал пытаться залезть на заднее сидение автомашины с пассажирской стороны.
  -Подождите,- опешил участковый, - сначала объясните, что у вас произошло, и за что вы сдаетесь, - сказал Дима, у которого в голове уже крутились нехорошие мысли, может, он убил кого-то, может, отвлекает, и сейчас в него, кто-то целится из-за угла.
  -Да вот,- стал объяснять мужчина, - я поссорился с женой, хотел ее убить, стерву, да не смог, ударил только один раз по щеке, но несильно, так слеганца, потом пошел в гараж, со злости на себя и на то, что жена мной помыкает, я выдернул себе зуб, вот смотри,- и он достал из кармана, самый настоящий передний зуб, у которого были отростки и кровь,- на вот держи,- протянул мужик зуб участковому.
  От таких конкретных откровений, Дима даже опешил, "Блин, всякое видел, но чтобы вот так, сами себе зубы рвали впервые", подумал он.
  -Подожди, мужик, а давай, твой гараж посмотрим, всю жизнь мечтал себе гараж купить,- сказал Опарин, и, выйдя из машины, направился к не закрытому гаражу.
  Мужик поспешил за участковым, при этом, начал рассказывать, что гараж-это логово любого нормального мужика, что у него там есть все, что надо для жизни, что он сам в этом гараже не раз ночевал и бухал, и вообще гараж-это очень круто и хорошо.
  Зайдя в гараж, первым делом, участковый стал осматривать все укромные места, при этом приговаривая и нахваливая мужика: "Да у тебя здесь, все классно, круто, я бы так не придумал, вот и верстак, и инструменты, и кресло кровать стоит, и телик с диваном, у тебя даже раковина есть, и скважина своя, да можно жить, а вот и ружье стоит",- сказал Дима, потянувшись за стоящей в дальнем углу двустволкой. Именно это Опарин и искал, делая вид, что очень интересуется гаражом, когда он взял ружье в руки, сказу проверил наличие патронов в стволе, и понюхал ствол, пахло маслом, значит не стрелянное.
  -А что ружье-то храним не по правилам, так поехали, поговорим на опорнике,- сказал участковый и довольный тем, что его никто не убил, направился к машине. Мужик поплелся следом, он в состоянии запала, совсем забыл о ружье и теперь переваривал в голове, как будет "мазаться", выкручиваться, за нарушения правил хранения оружия.
  Приехав на опорный пункт полиции, Дмитрий сразу переписал номер и марку ружья и убрал его в стоящий у него в кабинете сейф. "Пусть немного полежит, так сказать, наберет вес",- сказал участковый и предложил еще раз под запись рассказать ему, все то, что произошло сегодня ночью с мужиком. Удостоверив личность со слов мужчины, Опарин выписал ему постановление на изъятие оружие с указанием, за ненадлежащее хранение, и строго настрого пригрозил, что если еще раз будет ругаться с супругой, ни в коем случае не хвататься за оружие, "Нельзя, это ЗАПРЕТ".
  Зубастик молчал, кивая в ответ, и всем своим унылым видом показывая, что он согласен со всеми действиями участкового, лишь бы тот отпустил его домой, так как на тот момент, алкоголь сделал свое дело, и наш ночной герой очень сильно хотел спать, у него уже начинала болеть голова с похмелья. Для закрепления пройденного материала Дмитрий еще выписал повестку герою на следующее утро в кабинет, для проведения профилактической беседы и, видя внешний вид и состояние "зубастика", отпустил его домой.
  Посмотрев на часы, Опарин понял, что спать ему осталось буквально полчаса. Так как рано утром необходимо звонить в дежурную часть и докладывать о происшествиях за сутки, для общей сводки в область. И даже если ничего не произошло, все равно звонить необходимо, это указание начальства, и от этого никуда не денешься. Надо, так Надо.
  
  
  
  
  
  
  Герань.
  Завозный Н.П.
  
  Герань это красивое, простое в уходе растение с яркими цветами, и специфическим запахом. Существует две разновидности герани: садовая герань и комнатная пеларгония. Несмотря на их похожесть это два совершенно разных растения. Пеларгония является сугубо комнатным растением, а герань может быть как садовой, так и домашней. Но речь в этом главе пойдет не о растении, а о Дмитрии, который в данный момент, открывает глаза, и пытается проснуться. Как порой тяжело, проснутся, и встать утром, особенно если вчера поздно лег.
  Опарин Дмитрий Сергеевич, простой участковый полиции, 23 года от роду, которого забросило волей судьбы служить в отдаленном поселке в глухой северной стороне. Где как поется в песне "не летают самолеты и не ходят поезда".
   Позавтракав, на скорую руку, кофеем и бутербродом, Дмитрий пошел на опорник(опорный пункт полиции). На столе лежал бланк с указанием, что Завозный Николай Петрович, 1983г/р. Являясь, лицо освободившимся вчера должен был прибыть к месту проживания сегодня. Также был указан адрес места проживания данного человека и его нынешний статус "Административно Надзорный". Про этот статус, я вполне возможно позже еще расскажу много чего интересного, но на данный момент, этот статус сразу вызывает раздражение у Дмитрия. Он посмотрел на адрес, не далеко, это был практически соседний дом. Он вышел во двор и направился по данному адресу, что бы проверить, приехал указанный человечек или еще нет. Подойдя к дому, а вернее сказать к окнам, которые выходили на улицу, стало слышно песни из магнитофона в стиле шансона. А вернее "чисто, зоновский фольклор", из раскрытых окон запахло спиртным и жареной картошкой. В принципе можно было и не заходить, по песням и запаху спиртного с закуской было понятно, что Николай Петрович, по кличке "Навозник", уже приехал и полным ходом отмечал своё освобождение. Но не зайти, это было не уважение со стороны участкового, что он зря вставал и шел по данному адресу. И так. ...?
  Входная дверь от резкого удара по ней открылась, и на пороге однокомнатной квартиры появился Опарин.
  -Здравствуйте, мир Вашему дому, как дела, как живете, кто хозяин столь любезного помещения,- Дмитрий любил эффектные появления, это на время шокировало людей и давало ему время сориентироваться в обстановке и пространстве, при этом получить время на реакцию домочадцев,- Что-то празднуете, молодцы, что за праздник?
  Пока все находившиеся в квартире находились в ступоре. Дмитрий уже осмотрелся, на входе; напротив него в кресле сидел мужчина - на вид 40-45 лет, судя по наколкам на руках - судимый, одет по местному, значит местный, сидел развалившийся, значит чувствовал себя как дома, но так как был обут в ботинки, значит пришел в гости, делаем вывод это гость и по положению в авторитете, либо приближенный (авторитеты- лица имеющие определенный вес в решении вопросов по воровским сходкам, чаще всего это лица которые имели множество судимостей по уважаемым статьям УК РФ). Далее по часовой стрелке был проход в большую комнату, где было трое мужчин. Два были молодые, судя по всему либо родня Николая, либо знакомые, особых проблем они не создадут, так как еще молодые и не кипишьные (кипишь -беспокойство на блатном жаргоне). Сам Николай находился во главе стола, и именно в этот момент он держал в левой руке стакан с прозрачной жидкостью, с запахом спиртного, и хотел уже было его опрокинуть в ротовую полость, как вся ситуация сбила его настрой. Завозный, стараясь сдержать всю злость и ненависть к "красным погонам" сквозь зубы процедил "менты", и резким движением, перевернув стол в сторону Опарина, рванулся к раскрытому на улицу окну. Опарин, разумеется, ждал такой реакции и потому не спеша, сделал шаг назад, при этом заметив, что сидящий в кресле мужчина попытался встать, и преградить выход Дмитрию. Но не тут-то было, Опарин резким движением крутанул мужчину на одном месте, так, что тот уткнулся лицом в подушку кресла, а его руки сами собой сошлись за спиной, перекрестившись в районе запястий, в столь знакомую Дмитрию позицию. В этот момент, как на автомате наручники щелкнули за спиной у мужчины, а Опарин продолжал дальше выходить из квартиры, как будто никто ему не мешал. Вот еще момент и он уже настиг Завозного, который в состоянии опьянения пытался разобрать, где штакетина забора, а где его нога, которая штаниной угадила в штакетину.
  -Здравствуйте Николай Петрович, и я тоже Вас очень рад видеть,- сказал Дмитрий и обхватив Николая за плечи направил его обратно в квартиру, но уже через дверь.
  Проходя мимо мужчины, который остался в коридоре квартиры, и находясь в состоянии опьянения, не мог понять, что произошло и все еще был уткнут головой в кресло, с застегнутыми на руках наручниками. Опарин, расстегнул и снял наручники, также быстро как их и одел. Мужчина не произнеся ни слова обратно плюхнулся в кресло, где и был за мгновение до этого, и вел себя так, как будто ничего не произошло. При этом никто из окружающих даже не заметили, где Дмитрий берет наручники и куда убирает, как фокусник достает их из воздуха и туда же отправляет при не надобности.
  Немного остепенившись, Завозный присел и поняв, что он у себя дома начал качать права.
  -Я не понял, что Вам надо, я вот дома, сижу с друзьями, кушаю,- он немного замолчал.
  По всей видимости, стараясь подобрать фразы, или хотя бы какие-то слова для разговора, но к его глубочайшему сожалению ничего не шло, в его на тот момент пьяную, и до этого не очень одаренную красноречием голову. Поэтому Завозный сделав гримасу умного человека, замолчал.
  -Да конечно,- уловил момент Опарин,- вы дома, вы только что приехали из мест лишения свободы и в праве отмечать свое освобождение, но я бы хотел Вам гражданин Завозный Николай Петрович, напомнить, что у Вас "Административный Надзор", по решению суда и поэтому, вы обязаны, явится ко мне завтра на отметку и постановку на учет. После этих слов Дмитрий поправил на себе смявшийся от погони китель и добавил,- А чтобы вы себя завтра чувствовали более-менее, лучше я бы посоветовал вам, сегодня не злоупотреблять спиртными напитками.
  После этого Опарин с чувством выполненного долга вышел из квартиры. Проходя по улице, он увидел, как Завозный с недовольным лицом закрывал окно, музыка стихла и веселье пошло на убыль.
  Придя на Опорник, Дмитрий первым делом взял "входяшку" (на профессиональном языке сотрудников ОВД входящая документация), с указанием, проверить Завозного Н.П., и, сев за стол, написал рапорт о проверке надзорного по месту жительства. "... проверил, ведет себя удовлетворительно, на работу пока не устроился, общается с родственниками, замечаний нет." Все, можно было отсылать в отдел, но что-то его остановило. Пускай, пока полежит на столе в стопочке не исполненных, так сказать, наберется юридической силы. Данное чувство частенько спасало Дмитрия. Что то он почувствовал в этом Николае Петровиче неладное, что-то ему в нем не понравилось, но он и не девка, чтобы всем нравиться, "Время покажет", - подумал Опарин, и положил "входяшку" в "неисполненные".
  Заява.
  
   - Здравствуйте, - с такими словами на опорный пункт, где находился Опарин, зашла женщина, на вид лет 38-40. Она была одета в бежевую болоньевую ветровку, темные штаны и резиновые сапожки. Женщина с порога рассказала Дмитрию, что у неё из дома, пока она была на работе, в ночную смену, пропали вещи, деньги, украшения, и что самое интересное цветок герани.
  Опарин понимая, что он сейчас либо должен проверить сообщение сам, либо вызвать оперативную группу. По приказу, для более быстрого реагирования, но ехать до поселения три-четыре часа на автомашине, и недопустимости утери возможных следов преступления, а профессионалы в группе, под большим вопросом. Обычно в следственно оперативную группу входят молодые малоопытные сотрудники, работая в данной группе, они набираются опыта, так сказать "нюхают землю". Опять же если данная кража окажется, так же как и предыдущая, не значительной и пустой, а группа уже выехала, за сто километров, руководство ему этого не простит. В районе и без его кражи вызовов хватает, бывает что и одной группы не хватает, поднимают резервную. Поэтому он, ничего не говоря ни дежурному, ни руководству, встает и идет сам все проверять. "Как Шерлок Холмс, вот только без доктора Ватсона", - подумал про себя Дмитрий и вышел из опорника.
  Придя на место, Опарин по привычке достал из своей сумки, бланк осмотра места происшествия, установленного образца, согласно УПК РФ и образцовой документации ОВД, и, находясь еще на улице, у входа в многоквартирный дом, начал описывать. "... дом деревянного изготовления, имеет два входных подъезда, дом двухэтажный, на каждом этаже по четыре квартиры, в ходе осмотра интерес представляет первый подъезд, второй этаж квартира номер восемь". после написания данных слов Опарин зашел в подъезд и поднялся на второй этаж. При входе в подъезд он уловил странный запах. С одной стороны запах был сильным и терпким, но в общей массе воздуха с учетом постоянно открытых дверей запах терялся. Поднявшись в квартиру потерпевшей, Дмитрий продолжил осмотр места происшествия, где описал полностью все, что находилось в квартире, сфотографировал и приобщил фотографии к осмотру специальным бланком приобщения вещественных доказательств. По итогу трехчасовой работы стало ясно, что кража в квартире была в ночное время, так как хозяйка квартиры ушла на работу около 24.00 часов, вернулась около 08.00 часов. Преступник проник в квартиру при помощи монтировок или небольшого лома, путем отжима дверного замка, от накладки, а, учитывая, что хозяйка боялась, что замок может заклинить, так как он был старый, никогда не закрывала на второй оборот, это становилось еще проще. Из квартиры пропали ДВД плеер, стоимостью около 1000 рублей, денежные средства, которые хозяйка хранила на тумбочке, около 3500 рублей и пара золотых цепочек, принадлежащих хозяйке, которые она приобретала около 5-10 лет назад и оценивала в среднем в 15000 рублей. Итого: общий баланс 19500 рублей общего ущерба, при средней заработной плате потерпевшей, в 25000 рублей, ущерб значительный, плюс еще проникновение в жилище. Статья 158 ч.2.п.б,в. УК РФ вырисовывается точно, да еще и с отягчающими последствиями, до пяти лет лишения свободы, средней тяжести.
  -Да, надо задуматься, преступление вырисовалось серьезное, группу я не вызвал,- подумал Опарин, значит, чтобы не получить люлей, надо сто процентов раскрыть преступление. А чтобы его раскрыть, срочно нужны свидетели. Тут двухэтажный дом, неужели нет никого, чтобы кто-нибудь, что-нибудь не видел?
  Опарин пошел всех опрашивать. Данная процедура на профессиональном языке сотрудников правоохранительных органов называется "поквартирный обход", или в разговорном "подворник". Обойдя весь дом и соседний, который находился напротив, Дмитрий узнал, что в ночное время через двор часто проезжают автомашины с громко включенной музыкой, на лавочке часто сидят молодые подростки и громко разговаривают, при этом плюют на землю и оставляют после себя грязь, а вот про необходимую ему кражу никто ничего не знает. Но чутьё не могло подвести Опарина, как говорят старые "опера" (сотрудники оперативного отдела уголовного розыска), "чуйку не пропьешь". Вот так и Дмитрий обходил в квартиру, за квартирой, разговаривал с жильцами, выслушивал их проблемы, предлагал их решения и шел дальше. И вот оно, бинго, старая пожилая женщина, в доме напротив, ночью, около двух часов, слышала, как какой-то мужчина проходил мимо ее окон в спальне. Как она пояснила, он был один, явно в состоянии опьянения, так как часто падал, и при этом матерился, чем и привлек внимание женщины. Она даже выглянула на улицу в окно, но на тот момент, когда это сделала, мужчины уже не было, но очень хорошо ощутился запах герани, у женщины аллергия на данный цветок, и она этот запах очень хорошо узнает. Значит, вор был один, мужчина, злоупотребляющий спиртным, да, немного характеризующих факторов,- подумалось Опарину. Если учесть, что в данном поселке под это описание подходят процентов 90 мужчин, но не 90 процентов пойдут совершать кражи.
  -Кто же недавно освободился? Завозный Николай Петрович, точно вот и проведаем нашего "надзорника" (лицо находящееся под каким-либо видом надзора, надзор - принятое решением суда ограничения в установленных законом правах человека).
  Надзорничек.
  
  Дверь в квартиру Завозного была открыта. Дмитрий не стал повторяться и на этот раз слегка оттолкнул дверь, что бы она открылась, как, будто от дуновения ветра. В приоткрытый проем, Опарин заметил лежащего на кресле Завозного, судя по всему он, спал, или "кимарил" (не глубокий сон, дремота). Стараясь не издавать шума, Дмитрий зашел в квартиру, в это время Завозный резко открыл глаза и попытался вскочить. Но это у него не получилось, так как, во-первых, он был пьян, а во-вторых, Опарин преградил ему движение резким давлением своей руки на плечо Завозного. Надзорный, как снег в январе, опал на покрытие кресла, и растекся по нему, как медуза.
  -Что надо, начальник, я завтра к тебе зайду, сегодня не могу, видишь, не в состоянии,- сказал Завозный, понимая, что скрывать свое пьяное состояние от участкового уже бесполезно.
  -Это хорошо, что зайдешь, я пришел тебя проверить, как жив, здоров, может, помощь нужна? На работу устроился, или как? Гляжу, все пьешь, интересно на какие "шиши" (в разговорном языке это деньги)?
  При этом Опарин глазами высматривал хоть какую-нибудь зацепку, может, быть, плеер с кражи, где стоит, или цепочка золотая, про наличие денег уже и разговора не шло. Но квартира Завозного как назло была пустой и "чистой" (на профессиональном языке отсутствовали какие-либо зацепки или доказательства причастности к преступлению) . Однако в мусорном ведре у Завозного находилась бутылка армянского коньяка,-"Это довольно дорогая покупка",-подумал Дмитрий. Учитывая, что уже три дня прошло, как Завозный "откинулся" (на блатном лексиконе вышел из мест лишения свободы). Во входяшке было отмечено, что он "отбывал срок" (находился в местах лишения свободы), в г.Ивдель, Свердловской области, это примерно 250-300 километров до поселка, а на проезд ему выдали по справке освобождения всего около 1300 рублей. На что гуляет "моложавый"(лицо втирающееся в доверие и живущее за чужой счет)?
  -Так это, знакомые приносят, вот вчера Череп заходил, а сегодня Гроб пожаловал. Не забывают меня мои "кореша" (на блатном языке друзья).
  Дмитрий с деловым видом подошел к мусорному ведру, которое было практически полным от пустых бутылок, перевернул его и высыпал в пакет, который лежал рядом на столе, и со словами" уберусь у тебя, а то совсем грязью зарастешь",- направился к выходу, с данным пакетом в руках.
  Завозный ухмыльнулся; - "Совсем участковый с ума сошел, мусор мой выбрасывать пошел".
  Выйдя на улицу и дойдя до мусорного бака, Дмитрий высыпал мусор в специальный чистый пакет, который был у него с собой, он положил бутылку из под коньяка, аккуратно, стараясь не оставлять отпечатков на ней, для чистоты работы экспертов. Потом посмотрел, что еще есть в пакете. Вместе с мусором там еще был чек из магазина. Дима поднял его и посмотрел, что коньяк покупался вчера, в магазине на углу улицы, кроме коньяка было куплено триста граммов колбасы, буханка хлеба, пельмени и соленая рыба форель, весом 300гр. Все, на общую суммы 2890 рублей. "Если это покупал Завозный, то это никак не клеится с его финансовым положением,- подумал Опарин,- надо опросить продавщицу в магазине".
  Магазин на углу улицы был неказистый. Вход осуществлялся через простую деревянную дверь, которая запиралась на засов изнутри. Конечно, за ней была еще одна дверь, но она была такой же, как и первая. Сам магазин представлял собой небольшое помещение, примерно пять на пять метров, в котором уместились торговая зона приметно 1.5 метра на 3 метра, складское помещение, примерно одинакового размера, комнатка заведующей и туалет, размером 1.5 на 1.5 метра. "Очень скромный и маленький магазинчик", - подумал Дмитрий, который вырос в огромных торговых центрах. Но для этого поселка, это был вполне хороший магазин, в нем можно было купить все, что хочешь, начиная от простой еды и заканчивая деликатесами в виде маринованных улиток, что для этого поселка считалось диковинным продуктом.
  Опарин не стал задерживать взгляд на продуктах, он был сосредоточен на решении вопроса: кто приобрел продукты, указанные в чеке? Так как отлично понимал, что идет уже третий день, как была обнаружена кража, а он еще даже не удосужился сообщить об этом руководству, а это значит, что, если он её не раскроет в течение ближайших дней, его ждет жесткое наказание, скорее всего увольнение или неполное служебное.
  -Здравствуйте,- обратилась к Опарину продавщица,- вы, что-то хотели?
  -Да, да,- Дмитрий на секунду задумался, как правильно построить разговор,- знаете, мне вот необходимо узнать, кто мог приобретать данные продукты?
  Опарин протянул продавщице чек, она посмотрела и практически сразу сказала: "Знаете, это покупал мужчина лет тридцати, он живет недавно, дня три, раньше я его не видела, со слов знакомых, я знаю, что он недавно освободился, да у него еще музыка весь день играла громко, там вот во дворе", и продавщица протянула руку в сторону, где жил Завозный.
  Дмитрий достал из папки карточку Завозного Н.П., на которой была его фотография, и показал её продавщице, та, посмотрев, сразу стала махать головой сверху вниз, - "Да, да, это он, а что он кого-то убил?" Продавщица даже немного попятилась назад, и её глаза очень сильно раскрылись и стали большими.
  -Нет, нет, - улыбнулся Опарин, это тайна следствия, и пока я ничего сказать вам не могу,- это было сказано с такой таинственностью, что любой бы задумался над двусмысленностью данной фразы, что говорить, когда и так уже все понятно. Но так надо говорить, так говорят во всех фильмах, про следствие, так говорят все молодые опера, это придает работе шарм таинственности и секретности.
  -А какими купюрами рассчитывался покупатель?- спросил Дмитрий, при этом прищурив правый глаз, в ожидании заветного ответа.
  -Знаете, он достал четыре купюры, три купюры номиналом по 1000 рублей и одну бумажку номиналом в 500 рублей.
  -Замечательно,- подумал Опарин, точь-в-точь как было на краже: четыре купюры на 3500 рублей. "Все в масть", как говорят старые опера, которые "раскрыли"(раскрыть преступления, найти и доказать виновность преступника) уже не один "глухарь"(нераскрытое уголовное дело).
  Придя на опорный пункт, Дмитрий задумался. Так; по рассказу соседки из дома напротив, Завозный подходит, но точного описания нет, и она его четко не видела, отпадает. По объяснению продавщицы, Завозный покупал спиртное и закуску, на деньги, схожие с похищенными, но это тоже только косвенные улики и никаких конкретных улик на него нет. Что делать? А если мы посмотрим его личное дело, за что его ранее посадили, может, копия приговора сохранилась. Там, может быть, что и всплывет. Опарин с ожиданием чуда накинулся на шкаф с папками, которые стояли друг за другом плотным рядом, с фамилиями на корешках.
  Так вот она! "Завозный Н.П." красовалось на папке, по весу небольшой, листов около тридцати, не больше, Дмитрий оглядел папку с наружи; судим на пять лет, статья 158, 161 УК РФ, перекидывал лист за листом. Ага, вот приговор:
  "...совершил кражу с проникновением в квартиру, путем отжатия дверного замка, когда выходил, встретил соседа, у которого сорвал золотую цепочку с шеи..." Следователь не стал разделять преступление на эпизоды и сделал обвинительное все в одном производстве. Так и получил Завозный Н.П. первое свое наказание. Хотя обычно действия-эпизоды делят, чтобы было удобнее квалифицировать преступление, и вообще, для набора количеств преступлений, так называемых "палок", повышение количества раскрытых преступлений при отчетности. Ну кто его знает, может, спешили с раскрытием, может на тот момент хватало "палок", но дело было одним эпизодом, удивительно, подумал Опарин.
  По проникновению, тоже, похоже, отжим замка, это уже в принципе как квалификация у воров: есть домушники, карманники, форточники, а есть и отжимщики. Но это все косвенные улики, надо, что - то конкретное, чтобы не открутился.
  Лист "связей", где указаны родственники, друзья, подельники.
  -Ага, вот, мать умерла, отца нет, два двоюродных брата, это те, что были в квартире двумя днями раньше, нет, все не то. Стоп, а это, что? Опарин застыл в изумлении: адрес сожительницы, указанный в старой анкете, и место совершения первой кражи совпадали. Это получается, что Завозный совершил кражу у своей сожительницы. Вполне возможно, совместно нажитое имущество, но сожительница подала заявление, и его посадили,- А дело становится все интереснее и интереснее,- подумал Дмитрий. Он стал искать рапорта предыдущего участкового, о том, как ранее жил Завозный. А вот, ага, "... проживает с сожительницей, замечаний нет, ведут совместное хозяйство, работает на вахте в лесу, ... ". Интересно, значит, работал, проживал, замечаний не было, и тут, на кража и грабеж. Так не бывает, что-то тут не в порядке. Дмитрий начал собираться снова на выезд, в этот раз по адресу сожительницы, которая жила в соседнем поселке, но за 100 километров от этого.
  Расследование.
  
  Приехав в поселок, где проживает бывшая сожительница Завозного, Дмитрий сразу направился к ней домой. Двери открыла женщина, лет 30-35, обесцвеченные волосы, как пакля, торчали во все стороны. Голос хриплый, женщина явно курила и злоупотребляла спиртными напитками. Внешний вид был неряшливый. В квартире все кубарем, в прихожей часть вещей лежала на полу, было такое ощущение, что женщина куда-то переезжает. И только до боли знакомый запах не давал покоя участковому. Бывшая сожительница Завозного все куда-то торопилась и на беседу с Опариным выделила несколько минут. Из беседы с ней он узнал, что Завозный приезжал к ней примерно два дня назад, клялся в любви, обещал все простить, если она бросит своего нынешнего мужа и вернется к Завозному.
  -А кто у нас муж?- поинтересовался Дмитрий. И он не был удивлен, когда узнал, со слов бывшей сожительницы Завозного, что её муж, тот самый сосед по предыдущему эпизоду грабежа. Да, тот самый, с которого Завозный пять лет назад сорвал золотую цепочку и получил ст.161 УК РФ, "Мир крутится по одной спирали, и в одну сторону",-подумал Дмитрий,-"ничего не меняется кроме времени".
  -Так, а дальше, что было?- поинтересовался Опарин,- В тот день, Николай, что-то еще говорил или предлагал?
  -Ну да, вот цветы подарил,- и бывшая сожительница Завозного показала рукой на стоящую на подоконнике герань в горшке. Теперь Опарин понял, что это был за запах, такой знакомый ему. Смешно, уголовник, урка, приносит любимой цветок с кражи, да еще и в горшке, это такое проявление романтизма или как? Да, Завозный удивляет,- подумал Дмитрий.
  -Ясно,- сказал он, -цветок надо будет изъять, он с кражи, а где сейчас ваш муж?,- спросил Опарин.
  -Как где в гараже, ремонтирует автомашину;- пояснила бывшая сожительница Завозного.
  Дмитрий взял с нее объяснение и направился в гараж к мужу бывшей сожительницы Завозного.
  Из разговора с ним, Опарин узнал, что зовут бывшего потерпевшего Андреем, что он со своей женой встречаться начали еще, когда она жила с Завозным. Как он пояснил, она тогда была конфетка, вся в золоте, ухоженная, Завозный с неё пылинки сдувал, сам работал, деньги зарабатывал, а она их прогуливала. Так и познакомились в ресторане. А там как обычно, пьянка, секс, страсть, и затянуло, стали любовниками. Из за этого у Завозного с ней стали часто ссоры возникать, Завозный даже обещал, что убьет обоих, но, видно, любил её сильно, не трогал, не Андрея, не её. Однако потом начал избивал свою бывшую сожительницу, из-за чего последняя, ушла к Андрею жить. После этого Завозный вывез все вещи из квартиры и в ходе очередного скандала сорвал с Андрея цепочку. Один из знакомых Андрея, "следак" по профессии, посоветовал обратиться в милицию, пообещав, что Завозного закроют на долгое время. Так, по сути, и произошло. Вот только два дня назад Завозный приезжал, очередной раз устроил скандал. Андрей в этот момент находился на работе. Его жена позвонила ему и рассказала, что приходил Завозный и просил её вернуться к нему, а потом ушел. А после его ухода пропали ключи от гаража, где была сломанная автомашина Андрея. После рассказанного, Андрей вместе с Дмитрием осмотрели автомашину, и гараж обнаружили под сиденьем две золотые цепочки, а под коробками, в углу, ДВД плеер, украденный из квартиры. Все находки были зафиксированы и изъяты. Андрей был опрошен. Дмитрий спокойно вернулся в свой опорный пункт, откуда он позвонил руководству и сообщил о том, что у него три дня назад произошла кража.
  -Где ты был раньше,- ругали его, но Опарин спокойно отвечал, что есть, подозреваемые, и он так думает, что сегодня вечером будет уже явка с повинной. Руководство ответило, что после ознакомления со всеми документами примет решение по поведению Опарина, а сейчас у него есть два часа, пока едет группа.
  Дмитрий положил трубку и пошел к Завозному.
  Сознанка.
  
  В квартире Завозного после последнего посещения ее Опариным ничего не изменилось.
  -Здравствуйте, Николай Петрович, -заходя в квартиру, произнес Дмитрий.
  -И тебе не хворать,- отозвалось в глубине квартиры.
  Дмитрий зашел в квартиру и увидел сидящего за столом Завозного, который на удивление был трезв и при этом прилично одет, в квартире, где три дня было веселье и пьянка, чисто и не пахло спиртным.
  -Ты был в соседнем поселке?- поинтересовался Завозный,- Видел, что Андрей совершил кражу из квартиры в доме с соседней улицы? В общем, ты его арестуешь и посадишь?- продолжал настаивать Завозный,- или только меня можно было ни за, что на пять лет в лагеря отправлять?
  -Да, я был у Андрея,- сказал Опарин,- а также я знаю, что это ты совершил кражу, и ты "скинул"(подложил краденые вещи) краденное, в гараж и автомашину Андрея.
  -Не может быть, меня там никто не видел, у тебя нет доказательств, ты ничего не докажешь, это он все украл.- настаивал Завозный.
  -Да, не докажу, но ты напишешь "сознанку" (постановление о явке с повинной) и тогда получишь год судимости, а может, и условное,- спокойно и без каких-либо эмоций сказал Дмитрий.
  -Ну как так! - заорал Завозный. Он весь сжался, и из глаз потекли слезы,- не может так быть, я нигде не прокололся, нигде?
  -Да нигде, кроме герани, она сильно пахнет, и ее легко узнать по запаху,- сказал Опарин и рассмеялся,- вот так, Николай, герань тебя подвела, какая сентиментальность!
  После этих слов они оба пошли на опорный пункт, где Завозный рассказал Опарину все. Как он спланировал, еще находясь в лагере, подставить Андрея и сделать так, чтобы его посадили, как когда-то его подставил Андрей. Также Завозный рассказал, как он любил и до сих пор любит свою сожительницу, как он злился, когда его лучший друг, на тот момент Андрей, оказался предателем и увел у него любимую женщину. Одного только Завозный не понимал, что все, что вокруг него происходит, он делает сам. Друга ограбил он сам, сожительницу избивал тоже сам. И даже сейчас, когда уже вышел из мест лишения свободы, сам совершил кражу с целью подставить своих недругов. "Как это все глупо",-подумал Опарин.
  После этих слов, дверь в опорник открылась, и зашли ребята в гражданской форме одежды с удостоверениями Оперуполномоченных уголовного розыска. Они забрали Завозного, и весь собранный по данной краже участковым материал. Дмитрий вышел на крыльцо и долго смотрел вслед отъезжающей автомашине, которая повезла Завозного обратно, туда, откуда буквально дня три назад он вернулся.
  На утро Опарина разбудил телефонный звонок.
  -Да,- ответил он.
  По телефону руководство ему сообщило, что материал собран удовлетворительно, все вещественный доказательства изъяты и приобщены согласно законодательству, все объяснения удовлетворяют следствие, и материал уже направлен в производство. Это положительная новость, и за сбор такого материала, Опарина должны похвалить, или наградить. Однако учитывая то, что Завозный является надзорным, Дмитрия необходимо наказать, но, учитывая, что он еще не поставил на учет Завозного, а так сказать, выявил преступника практически на стадии завершения преступления, вроде и наказывать его не надо. Вообще решили ничего не делать, а Опарин так и останется в данном поселке участковым на неопределенное время, пока он не станет героем. Так решило руководство.
  
  
  
  
  
  
  Челюсти.
  9 мая.
  
  Дело было в мае. Май в поселении, где работал Опарин Дмитрий Сергеевич, довольно-таки прохладный, я бы даже сказал, холодный. Все-таки район, приравненный к крайнему северу.
  Хотя на деревьях то там, то здесь проглядывали свежие распустившиеся листочки, на земле все еще лежал слой снега. Правда днем он беспощадно истреблялся солнечными лучами, но становился от этого только страшнее, чернее и грязнее. В общем, весна неумолимо наступала на поселок, где участковым жил и работал наш герой, Опарин Дмитрий.
  Ветерок дул прямо в лицо Дмитрию, от этого становилось прохладно. Он, находясь на улице около администрации поселения, стоял и смотрел, как собираются жители поселка на шествие. Было 9 мая. Опарин одет в парадный костюм, серый китель, который ему шили в мастерской на заказ, еще в училище, лет пять назад. На левом кармане кителя красовался знак о высшем образовании, красный ромбик, с двуглавым орлом и символикой МВД РФ. На тот момент это был единственный знак отличия, который имел наш герой. Но несмотря на это, он с чувством гордости носил данный знак, также, как и форму в целом. Его фуражка с высокой тульей была видна издалека, а находившаяся посередине тульи эмблема в виде орла отблескивала под лучами солнца и сияла, как звезда.
  И хотя Опарин был один представитель закона в поселении, всем своим видом он мог внушить распоясавшимся хулиганам правила необходимого поведения.
  И вот заиграла музыка из колонок, что были установлены около администрации поселения. Жильцы, как муравьи, быстренько собрались в группки, колонна с цветами, шарами и портретами ветеранов Великой Отечественной войны двинулась в сторону площади, напротив администрации.
  Там были установлены скамейки для ветеранов и гостей праздника, также стояла трибуна для выступлений, а с левой стороны от входа на площадь была установлена деревянная сцена, на которой тоже стояли большие уличные аудиоколонки.
  После того, как на площадь втиснулся весь народ, что пришел на праздник, к трибуне подошел, глава поселения Бобров Михаил Кузьмич, и своим властным и баритонистым голосом, прямо как Левитан Ю.Б. в 1945г., объявил о начале митинга, посвященного Победе над Фашистами. Дальше все проходило, как обычно это и бывает. Выступали разные начальники, друг друга хвалили, дарили друг другу презенты, которые, как я думаю, уже по кругу третьему или четвертому пошли.
  Дмитрий же в этот ответственный момент находился около забора, который ограждал площадь. Он внимательно всматривался в жителей, а вернее сказать, в их спины, так как он был сзади всех, кто находился на площади. Его основной задачей было внимательно наблюдать, чтобы какой-нибудь хулиган не совершил карманную кражу или не причинил кому-нибудь какое либо повреждение сзади, пока все смотрят на ведущих праздник людей и не обращают внимания, на то, что происходит сзади.
  Но так как поселок был небольшой, жильцы друг друга очень хорошо знали, и, разумеется, на данный праздник никто из хулиганов не пошел. Да и Опарин за небольшой срок работы уже успел запомнить в лицо основных хулиганов и дебоширов. "Да, кстати",- подумал Дмитрий,- надо будет зайти проверить сегодня пару учетников, на тех, у кого есть ограничение не участвовать в массовых мероприятиях, обратить особое внимание". После этих рассуждений Дмитрий продолжил свое внимательное наблюдение.
  После слов ведущего, что митинг закончился, и начинаются народные гуляния и уличная торговля, Опарин направился сторону опорного пункта, он собирался поесть и посмотреть списки поднадзорных по отдельным видам ограничений.
  Находясь на опорном пункте, Дмитрий открыл в компьютере таблицу с поднадзорными лицами, где на сегодня было выделено; обязательно проверить Золотова Максима Максимовича, 1984г/р., который был условно осужденным и в ночное время, а вернее после 22.00 часов должен был быть дома.
  -Ага, у него вот еще и ограничение не находиться в местах массового скопления людей,- сказал сам себе Опарин, -надо будет его точно сегодня проверить, ему ведь нельзя на вечернее гуляние. При этом Дмитрий усмехнулся, но взгляд его потускнел, он отлично знал, что такое вечернее гулянье населения. Это как у лошади во время свадьбы "рожа в цветах, а жопа в мыле". Да, ему придется вступать во все конфликты, драки, по любому, кто-то напьется и будет бурогозить. Как хотелось бы просто отдохнуть, как все люди, но ведь нет, он сам выбрал себе такую работу-"Родину Защищать"!!!
  Дмитрий внимательно посмотрел адрес поднадзорного и усмехнулся, его дом находился как раз около площади, где и проходят все мероприятия: "Ладно, буду рядом, обязательно загляну и проверю,"-подумал Опарин.
  Но, к сожалению, в этот день у Дмитрия было столько дел и вызовов, столько дебоширов и скандалистов, что он, как это часто бывает у молодых людей, забыл заглянуть и проверить Золотова М.М. В конце рабочего дня, а вернее сказать, ночью Опарину позвонили с приемного покоя скорой помощи местного медицинского пункта и сообщили, что где-то с полчаса назад к ним обращался Щвец Аркадий Демьянович, 1980г/р., с закрытым переломом нижней челюсти, травма бытовая, но под вопросом.
  Дмитрий взял себя в руки и пошел до приемного покоя, хорошо, что он находился недалеко. Придя в медицинское учреждение, он узнал, что Швец Аркадий Демьянович, проживает с женой, совместных детей у них нет. Он работает мастером на лесопилке, а его жена-домохозяйка. Как пояснила медицинская сестра, на вопрос, где и как Швец А.Д. получил травму, он пояснил, что упал на крылечке своего дома. Опарин понял, что ничего особого здесь не будет, "отказной" (по результатам проверки, скорее всего, будет вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.), и пошел спать, а Швеца А.Д. он решил опросить на следующий день.
  10 мая.
  
  Утро 10 мая выдалось теплым, уже в 08.00 часов светило солнце, лед под ногами таял и сбегал ручейками в дальний угол улицы, под уклон. От этого в конце образовалась большая лужа, которая не то, что перекрывала всю дорогу, а уже начала заползать в огороды соседних участков, под заборами и калитками. Черный кот, сидевший на столбе забора, тихонько мурлыкал и ловил лучики солнца своей мордочкой. От этих лучиков у него текли слезинки из глаз, и он периодически чихал. Как это было смешно наблюдать со стороны.
  Дмитрий шел по улице в обмундировании, которое уже отличалось от вчерашнего. Сегодня на нем была повседневная форма одежды, то есть, черный китель и черные штаны, с наличием всех знаков различия и обозначения принадлежности служб МВД РФ.
  Подойдя к дому Швеца, участковый последний раз посмотрел на черного кота, усмехнулся и потянул на себя край калитки.
  Зайдя во двор, потом в квартиру, он встретил Аркадия Демьяновича, который был довольно внушительных размеров. Приметно 195 сантиметров в высоту, и 160 сантиметров в ширину. Его габариты начинались со светло-русых волос, и головы 60 размера, а заканчивались черными кирзовыми сапогами 50 размера. При одном только взгляде на него можно было подумать, что эта гора никогда не ломается, а ведь нет. Смотришь диагноз-перелом, смешно.
  Достав бланк объяснения и присев на кресло, Дмитрий начал спрашивать, при этом записывая в объяснения все, что необходимо...
  - Швеццц Аркадиии Демьяновичии, 1982г/р., уроженеццц Запорожьяяаа, сейчассс Украинаааа,- пытался выговорить потерпевший. Он сильно шепелявил и тянул окончания, пытаясь выговорить все буквы. Это ему мешала сделать повязка, которая полностью перекрывала ему весь низ лица и сходилась на макушке, заканчиваясь маленьким бантиком, от чего его голова была похоже на перевязанный подарок.
  В это время в комнату зашла женщина, одетая в домашний халат. Она представилась.
  -Я, Матушкина Светлана Сергеевна, жена Аркадия, могу все рассказать, чтобы муж не мучился и не перетруждался. Я тоже все видела, как он падал и как сломал челюсть.
  Дмитрий молчал и только слушал.
  -Итак,- продолжила женщина,- вчера около часу ночи мы возвращались с вечерней дискотеки и гуляния. Когда муж подходил к крылечку, он поскользнулся на ледяном пороге и упал, при этом попал челюстью на порог дома и сломал её. Вот в принципе и все,- подытожила женщина, при этом поставив руки в бока, показывая уверенность в сказанном, но ноги были скрещены. И так, как она стояла, её повело немного в сторону, и она сама, чуть не упала на пол.
  -Смешно, смешно,- думал Дмитрий. Смешно и подозрительно. Конечно, мне участковому вы хотите втереть, что, упав на крылечко, можно сломать челюсть, причем с сдвигом её направо. Ага, это точно кто-то ударил, но кто?
  Опарин отлично понимал, что его разводят, но сознаться, значит, завалить все дело, поэтому Дмитрий подробно все записал, сделал вид, что во все поверил и вышел из дома.
  -Так, все ясно, Аркадия явно прессанули на празднике, но кто это, надо будет узнать.
  Также Дмитрий отлично знал, что чем меньше поселение, тем больше все про всех знают, и если немного подождать, то все тайное станет явным.
  Выйдя на улицу, Опарин вспомнил, что он так и не проверил Золотова Максима, и поэтому сразу направился к нему домой. Проходя мимо столба, на котором сидел черный кот, Дмитрий резко фыркнул на котяру, который от неожиданности выгнул спину и, соскользнув со столба, упал в сугроб, при этом издав звук "Мяааууу".
  Проверка надзорника.
  
  Дом Максима, как я уже указывал, находился около центральной площади, а вернее сказать, одной стороной выходил на улицу.
  -Интересное расположение дома,- подумал Дмитрий, находясь в квартире у Золотова, при этом из большой комнаты он полностью видел всю площадь, а также крылечки пары магазинов; один был слева, другой - справа. Центральный вход в дом культуры, и вход в здание администрации тоже видно.- Да, Золотов, повезло тебе с расположением квартиры, всех видно, ты, наверно, постоянно дома сидишь и в окно смотришь?- усмехнулся Опарин.
  -Да нет, товарищ начальник, я обычно гулял, но сейчас с надзором, вот, все дома приходится сидеть, может, разрешите, так я и погулять не против,- также с ухмылкой ответил ему Золотов.
  -Так ты, поди, и так гулял вчера, видел же, что я не смогу к тебе зайти и пошел гулять?
  -Да нет, начальник, как я мог вас подвести, вчера точно весь вечер отсидел дома, впрочем, как и каждый вечер,- добавил Максим, подумав, что он, чуть-чуть не проговорился,- Я даже все драки вчера видел, хотя их практически и не было, так, парочка конфликтов, даже по морде никто никого не бил.
  -Как не бил, а кто Швецу Аркадию челюсть сломал?- поинтересовался Опарин с надеждой раскрыть преступление.
  -Аркашке, Шведу? - с изумлением и вопросом произнес Золотов,- Да он сам всех толкал и хамил, я даже видел, как он толкнул ребенка у Норкиной Настюхи, там даже что-то, типа бучи, было, но не Швед участвовал, а Норкина с Матушкиной ругались. Даже вроде за волосы друг друга потаскали, но потом успокоились и разошлись. Это примерно около 23.00 часов было, как раз я еще подумал, что детям спать пора,- усмехнулся Максим,- сыну Норкиной- то около двух лет, как бы маленький еще.
  -Понятно,- сказал Дмитрий,- а эта Норкина, вообще кто такая?
  И тогда Золотов рассказал Опарину, что ранее Швец Аркадий проживал с Норкиной Анастасией, от совместного проживания у них родился ребенок, мальчик, которому сейчас два года. Но Матушкина Светлана, которая славилась в поселении своим легким поведением, увела Швеца Аркадия, как говорят, из-под венца. Швец и Норкина уже хотели свадьбу делать, но в один из вечеров Норкина пришла к Швецу, а там уже была Матушкина, после чего Швец и стал проживать с Матушкиной. Хотя все знают, что раз через раз, Швец все равно бегает к Норкиной, но они это все скрывают.
  -Да уж Санта-Барбара у вас тут,- посмеялся Дмитрий,- А сама Норкина- то с кем живет?
  -Так, как с кем, она живет у Шнурова Андрюхи. Это простой парень, часто на вахтах или с мужиками бухает, дома бывает редко, но метко,- заметил Золотов,- раз у Шведа сломана челюсть, значит по любому это он.
  После разговора с Золотовым у Опарина уже начали складываться пазлики в голове, и для того, чтобы все сложилось в рисунок, он отправился в гости к Норкиной и Шнурову.
  Норкин и Шнуров.
  
  Норкину Анастасию и Шнурова Андрея Опарин застал перед их домом. Андрей колол дрова, а Анастасия развешивала постиранное бельё на веревку, которая была растянута на столбах в палисаднике.
  -Доброго дня, помощи в работе,- поприветствовал их Дмитрий,- Как дела, как заботы, может, что-то интересное мне хотите сообщить?- поинтересовался он. Но так как никакого ответа не последовало,- Так значит Швецу Аркадию, сломали челюсть, и мне очень интересно, кто, же это мог сделать? В этот момент, как заметил Опарин, все замерли и как будто время на мгновение остановилось. Но спустя мгновение, все пошло так же, как и было. Только один Дмитрий стоял в ожидании какой либо реакции, остальные делали, то, чем занимались ранее, Андрей продолжил колоть дрова, как будто никого не было, Настя- развешивать бельё.
  -Стоп!- закричал Опарин, его взбесило, что здесь на него никто не обратил внимания,- Кто вчера скандалил с Аркадием?
  -Никто не скандалил,- не выдержала Анастасия,- он сам вчера всем надоедал, сначала напился, а потом стал ко мне приставать, мы даже из-за него со Светкой поругались, но потом вовремя одумались и помирились. А они потом и ушли, вместе, как я помню.
  -А что нам гражданин Шнуров скажет?- язвительно спросил Опарин.
  -Я тоже ничего не скажу, да, вчера видел Аркадия, он был пьяный, и на площади толкнул ребенка, я заступился и начал ему говорить, что так себя вести нельзя, потом он ушел, и больше я его не видел.
  -Да скудновато, подумал Дмитрий, да в принципе, когда глядишь на Шнурова Андрея, складывается впечатление, что он и не мог ударить Аркадия. Андрей, худощавого телосложения, в свои 23 года имел, рос 162 сантиметров, темные волосы, на его худощавом, и слегка вытянутом вниз лице виднелись небольшие глазки, которые постоянно бегали с такой скоростью, что поймать взгляд было очень сложно. Хотя Андрей и колол в этот момент дрова, его вид был абсолютно безобидный. Такой точно не смог бы сломать челюсть двухметровому детине, каким был Аркадий. "Мда, тогда кто?"-Опарин задумался и уже было собирался пойти на опорный пункт, как вспомнил слова Золотова, о том, что ребенок Норкиной был допоздна на площади.
  -Так, гражданка Норкина Анастасия Петровна, а почему это у Вас ребенок всю ночь с вами по поселку гулял, когда он должен был быть дома, и уже спать в это время?,- спросил Опарин,- а, ведь если бы его не было, то и конфликта бы не было, верно? А это значит, что в содеянном виноваты вы,- закончил фразу Опарин. Норкина виновато, опустила глаза.
  -Только в КДН не сообщайте, я обязательно сейчас узнаю, кто и как ударил Аркадия и вам все расскажу на опорном пункте,- сказала Норкина и побежала в квартиру кому-то звонить.
  Дмитрий с деловым видом пошел на опорный пункт, к тому же было уже пора созваниваться с городской дежуркой и передавать, что у него статья 112 УК РФ не раскрытая зависла. А это не есть хорошо, за это по головке не погладят. Но он был уверен, что сегодня вечером все раскроется, ведь это же поселок, тут все так, нужно качнуть одну веточку, чтобы зашевелился весь лес. Главное угадать, какую веточку надо шевельнуть. Дмитрий подумал, что в этот раз он точно угадал с веткой.
  
  Раскрывашка.
  
  Придя на опорник, Опарин не сильно спешил получать "люлей", за ст.112 УК РФ,- "нанесение телесных повреждений, причинивших средний вред здоровью", и поэтому как мог оттягивал звонок в дежурную часть района. Но время шло, и докладывать уже надо было.
  Дмитрий набрал в грудь воздуха, как вдруг зазвонил рабочий телефон. Он взял трубку, и Норкина ему рассказала, что узнала, ведь Аркадия ударила супруга Матушкина, сковородкой, в ходе домашнего скандала, из-за ревности, так как он, то есть Аркадий, хотел уйти от неё к Норкиной, об этом вчера у них был разговор, между Аркадием и Анастасией, на площади, в который бесцеремонно вклинилась Матушкина, которая его, то есть Аркадия отпускать не хотела. Потому когда они вдвоем пришли домой, то Аркадий рассказал, что любит Норкину и хочет к ней уйти, а с Матушкиной живет из за жалости. На что Матушкина, отлично об этом знавшая, рассказала Аркадию, что её жалеть не надо, так как пока Аркадий бегал к Норкиной, к нему в гости, а вернее к Матушкиной, постоянно приходило много знакомых мужского пола, и приходили они не чай пить. Разумеется, после таких изречений, между Швец и Матушкиной произошел конфликт, который на почве подогретых алкоголем отношений, и так-то, непростых, а тут еще и такое, произошла драка. В ходе драки, Матушкина схватила сковороду, стоящую на плите, и наотмашь шибанула ей Аркадия, а, учитывая, что Аркадий был здоровым, максимум куда смогла дотянуться была челюсть, которая ответно съехала в сторону и сломалась. После того, как они успокоились, и помирились, несколько раз, Матушкина предложила Аркадию сказать, что он упал сам на крылечке, так как в другом случае её могут посадить за причинение вреда здоровью. Вот они и решили обратиться в больничку и сказать, что травма бытовая, и не думали, что оттуда сообщат участковому, а тот еще вдобавок окажется таким "докопистым" и размотает клубок любовных интриг. После услышанного Опарин поблагодарил Анастасию, пообещав, что не скажет инспекторам ПДН про поздние прогулки ребенка, получив, разумеется, в замен обещание, что такого больше не повторится.
  -Ага, подумал Дмитрий,- вот оно все и сложилось в ровную картинку, осталось только опросить повторно Аркадия и Матушкину, но это он сделает завтра, и на опорном пункте, чтобы у них не было желания в очередной раз наврать.
  А сейчас Дмитрий набрал номер дежурной части района, доложил, что необходимо зарегистрировать сообщение о преступлении," нет группу не надо, да все раскрыто по горячим, в течение суток, да знаю, что, хорошо, служу России."!!! Опарин положил трубку и улыбнулся. Вот и прошел еще один день, день, за который Дмитрий раскрыл очередное преступление, ну не убийство, не грабеж. Нет незначительных преступлений, все преступления важны, так как от них страдает человек, а значит, ему нужна помощь в защите его прав и достоинств. Все преступления важны.
  
  
  
  Убийство.
  Звонок.
  
  Сегодняшний день у Опарина начался с телефонного звонка. Звонили из местной больницы и сообщили, что по адресу ул.Лесорубов дом 26, труп, женщина, лет 40-45. По всем трупам, в принципе участковым по приказу положено вызывать следственный комитет, что Дмитрий и сделал. Однако, выслушав много "положительных" отзывов в свой адрес, при том, что он позвонил, в 08.00 часов, в воскресенье, ещё в дежурке сказали, что не фиг делать, "Езжай сам, разберись, там ведь стопудова без видимых", хотел бы сразу уточнить, что "без видимых", то есть, без видимых следов насильственной смерти, подразумевается, что человек умер своей естественной "биологической" смертью, по длительной болезни, по старости, или еще как, но не связано с криминалом и нарушением законодательства.
  Дмитрий Сергеевич, вышел на крылечко своего опорного пункта, развел руки в стороны и набрал полную грудь воздуха. На улице была весна, хотя то там, то здесь, местами еще лежали небольшие сугробики снега, основные бетонные дорожки уже растаяли, по краям которых уже начинала пробиваться трава. Где-то на более теплых местах уже появились стебли одуванчиков, их листья своей формой резко выделялись среди травы. В селении в восемь утра в выходной было тихо. Лишь только редкий звук проезжающей автомашины можно было услышать, через две, а то и три улицы. Дмитрий вернулся в кабинет, собрал все необходимые для работы документы; объяснения, осмотр трупа, направления на судебно медицинское исследование трупа, и направился на указанный ранее по телефону адрес.
  
  Труп.
  
  Сама улица Лесорубов была в самом конце поселка, она проходила как объездная. Только по одному краю улицы стояли дома, с другой стороны уже был лес. Улица грунтового покрытия, причем учитывая, что по ней круглый год ездят грузовые автомашины, она была, как говорят авто владельцы, "убитая". Ограняло её, узкая пешеходная дорожка со стороны домов, которая была настолько узкой, что пройти мог только один человек. Когда Дмитрий подъехал к 26 дому, то решил, что обратно его "Ниву" придется вытягивать грузовиком. Она вся была, как большой комок грязи. "Да уж", - подумал Опарин и направился в дом.
  Дом снаружи был внушительных размеров, хотелось бы заметить, что в селении много частных домов больших размеров. И строили их обычно из бревен, место "лесозаготовительное", в связи с чем бревен здесь хватает. Вот люди и не скупятся на размеры домов, строят их просторными, да и выгодно - меньше бревна пилить, сложили из стандартного 6 метрового бревна комнаты. Вот и выходят дома большие, но не многокомнатные.
  Этот дом тоже был снаружи огромный, но когда Дмитрий зашел внутрь, то увидел, что в нем всего пара комнат и большой коридор. При входе, Дмитрий по привычке набрал воздуха, сделал глубокий вдох. Как он заметил, если человек умирал сам, то воздух наполнялся каким-то непонятным сладким ароматом, не сказать, что он сильный и приятный, нет, скорее всего, мало заметный и раздражающий, вообще в смерти ничего приятного нет, но это уже другой разговор. Итак, Дмитрий вдохнул и ничего кроме запаха прелой травы из под крыльца он не почувствовал. "Странно,- подумал Дмитрий,- ну ладно, может быть не заметил, или не почувствовал", -успокаивал себя он.
  В коридоре его встретил мужчина, на вид лет 40-45, невысокий, худощавенький, весом килограммов 45. Он суетился, постоянно ходил из стороны в сторону, тряс руками, что-то говорил, но так быстро, что Опарин даже не успевал разобрать словесный поток данного гражданина.
  -Вот, вот, жена у меня умерла, вот там, в конце коридора сидит на полу. Мы с ней жили хорошо, да, очень хорошо, душа в душу. А она вот, сегодня встала, пошла в коридор, и все, вот это, села и умерла. Я уже и скорую помощь вызывал, они сказали, что все смерть, вот я вот сижу, они сказали, вас ждать, ну вот, я все и жду, вот она, вот,- мужчина потянул участкового за рукав в сторону покойной.
  -Хорошо, я все вижу, подождите,- одернув рукав, сказал Опарин. Его крайне раздражало поведение мужчины, какой-то через, чур, подвижный. Когда умирает родной человек, все наоборот стараются быть рядом, так сказать "увидеться в последний раз", а тут нет, наоборот он не подходил к трупу, а сторонился его.
  Подойдя к телу, трупа Дмитрий увидел перед собой довольно-таки крупную женщину. Она была полной, и через её ночную рубашку видно, что тело её покрыто множеством складок. Рыжие волосы, длиной около 30-35 сантиметров, были распущены и свисали на плечи. Голова наклонена лицом вниз, так, что нельзя было увидеть лица. Одета женщина в ночную рубашку, которая ниже колен. Женщина сидела на полу, спиной опершись на стену, колени выпрямив, ноги прямые. Все: и вид трупа, и его кожные покровы говорили об одном,- это скорей всего остановка сердца. Сначала Дмитрий решил, что надо сделать полный осмотр трупа, как это и положено, начиная с головы, и заканчивая пятками. Он даже подошел к телу и, положив ладони на голову покойной, начал прощупывать черепные кости. Но постоянно суетливый муж умершей подбежал и начал опять, что-то трындычать. Дмитрий понял, что полностью осмотреть труп не получится и отошел от тела. Достал документы и начал их заполнять. В принципе, ни крови, ни каких-либо следов убийства он не увидел. "Ну, встало сердце, ну что, может, неловко встала, проснулась, давление резко скокануло, сердечко тормознуло, всякое бывает, да тут еще этот муж, ну не буду же я при нем его жену ощупывать и осматривать, надо, же и одежду снимать, да ладно, все нормально", - думал Опарин. Закончив осмотр трупа, он вышел в холодный коридор, где уже стояли около четырех соседей. Весть о смерти быстро разнеслась по селению. Дмитрий предложил соседям зайти и засвидетельствовать обстановку в квартире, положение трупа и все, что было записано в осмотре его, но соседи, которые с момента подписания протокола являются свидетелями, отказались, пояснив, что обстановку они и так знают, а смотреть на труп нет никакого желания. От предприятия, где работал муж умершей, подъехала грузовая автомашина, с кунгом. Опарин выписал направление на СМИ, в город, труп поместили на старое одеяло, накрыли старой простыней и уложили в кунг, его закрыли, и машина уехала с телом в город. А Дмитрий продолжил опрашивать соседей и мужа умершей.
  Соседи пояснили, что семья была благополучная, жили нормально как все, не ругались, не кричали. Муж сказал то же самое, что и утром, единственно, что после того, как погрузили тело его жены и увезли из дома, он успокоился. Стал медленнее говорить и шевелиться. Под конец опроса Дмитрий даже стал замечать, что опрашиваемого начало тянуть в сон. "Отпустило,- подумал он,- бывает же такое, жену увезли, и муж начал засыпать".
  Выполнив все необходимые процессуальные действия, Дмитрий попрощался с мужчиной и направился к выходу. В холодном коридоре, он случайно заметил ведро, которое было задвинуто за входную дверь, ведро с водой, странного цвета, с бурым отливом, в ведре была тряпка, вся покрытая бурым цветом. Выходя, Дмитрий, мельком глянул в это ведро и прошел дальше, и лишь только на опорном пункте Дмитрий задумался, а что за ведро и что за странная тряпка была в нем.
  
  Убийство.
  
  Смерть как смерть, обыкновенная, такая же, как многие, другие, если бы не звонок из морга. На следующий день утро Опарина также началось с телефонного звонка. Звонил уже следователь следственного комитета, громко кричал, почему его никто вчера не поднял на убийство. "На убийство, какое убийство, у меня вчера была женщина без видимых, никакого убийства не было". Потом следователь рассказал, что при вскрытии обнаружили, что у трупа, в районе левой молочной железы, имеется прокол, шириной с 1 сантиметр и глубиной около 25 сантиметров. Как, вероятно, это простой кухонный нож. От услышанной информации Дмитрий встал в ступор. Он вспомнил про ведро с тряпкой бурого цвета, похожего на кровь, и стола понятна суетливость и потом обратная реакция супруга покойной. Участковый догадался, что его развели как мальчика, у него перед носом был сыгран спектакль. Теперь надо только разобраться, это театр одного актера, или группой лиц по предварительному сговору. "Да, да, я сам дособираю весь материал",- пояснил Опарин следователю.
  И первым делом Дмитрий направился на Лесорубов 26. Сейчас ему эта улица уже не казалось такой убогой, все ямины и ухабы он пролетел на одном дыхании, ему было плевать на грязь на его автомашине.
  Выскочив из "Нивы", он за несколько шагов пролетел двор и остановился у входной двери, на которой висел большой амбарный замок. Ага, хозяина дома нет.
  Дмитрий проверил его на работе, там тоже не было. Позвонил в морг, там пояснили, что тело будут забирать родственники жены через пару дней. Дмитрий осознавал, что время уже упущено, и убийцу придется искать. А про улики и доказательства вообще слов даже не велось.
  Опарин снова поехал по адресу. Обойдя весь двор, он заметил ведро, да, то самое ведро уже находилось около зимнего туалета. Дмитрий аккуратно осмотрел его стенки, заметил, что на них еще остались сгустки бурого цвета и начал составлять протокол осмотра места происшествия. Все улики должны быть изъяты согласно законодательству, потому, что, если этого не будет, они не пройдут в суде. А тем более, если они косвенные и с ними необходимо будет проводить исследование на наличия потожировых, капиллярных или иных следов преступника, все надо изымать, согласно процессуальному кодексу.
  Затем Дмитрий направился в зимний туалет. Там в месте сбора отходов жизнедеятельности человека он увидел ту самую тряпку. Как мог, разными палками, он аккуратно вытащил тряпку. От той вони, что шла от тряпки Дмитрия чуть было не стошнило. "Никуда не денешься, это работа",-подумал Дмитрий и, расправив тряпку, увидел, что это ночнушка с имеющимся отверстием в ткани с левой стороны, в районе груди. Не обращая внимание на запах и следы каловых масс на ночнушке, он записывал все, что видел в протокол. Потом упаковал улику в пакет, прошил его и скрепил нити бумажкой с печатями, так, чтобы при вскрытии повреждалась бумажка. Ну вот, вроде бы и все. Теперь надо ждать либо, когда появится хозяин дома, или сотрудников уголовного розыска с постановлением на проведение обыска, чтобы попасть внутрь дома и, возможно, найти орудие убийства.
  
  Действия.
  
  Переговорив с соседями, и, разумеется, поняв, что в случае чего они будут прикрывать мужчину, Опарин объяснил им, что необходимо, чтобы муж умершей подошел к нему, так как ему нужно передать паспорт умершей. Дмитрий сказал, что в суматохе, паспорт остался у него, а его срочно надо передать в морг, но передать должен только муж, поэтому ему надо, срочно прийти к Дмитрий и забрать паспорт. Конечно, все это было выдумано на ходу. Паспорт находился в морге, без него и труп бы не взяли, но муж умершей об этом не знал, и до сих пор думал, что все считают, что его жена умерла сама. По крайней мере, на это надеялся Опарин, и его надежда оправдалась. Вечером того же дня, муж умершей пришел к нему и с видом, что ничего не произошло, стал спрашивать, зачем его искал участковый.
  Раз он ничего не подозревает, решил Дмитрий, будем идти до последнего. И тут же на ходу придумал, что ему необходимо снова попасть в квартиру, где была умершая, так как Дмитрий забыл буквально мелочь дописать. Собеседник сначала отказывался, ссылаясь, на то, что после того, как все ушли, он уехал на рыбалку и у него дома не прибрано, но понимая, что участковому отказать тяжело, согласился. И они пошли в дом.
  На этот раз Опарин был бдительнее, под предлогом, что у него оторвалась пуговица с рукава, он осмотрел все углы дома и "бинго", все-таки нашел в дальнем углу, под грязными вещами, старый кухонный нож, (высота лезвия 1 сантиметр, длина 25),-"Как доктор описал",- подумал Дмитрий. Опарин, аккуратно вытащил нож, убрал его в специальную коробочку, которую он заранее положил в свою сумку и, сделав вид, что нашел пуговицу, вышел из дома. Он также договорился с хозяином дома, что ему надо будет еще раз подойти завтра на опорный пункт, подписать протокол осмотра, сегодня уже поздно и участковый устал. А потом он будет совершенно свободен. Хозяин согласился и пообещал, что обязательно придет.
  
  Вот и всё.
  
  На следующий день с утра на опорный пункт уже приехали сотрудники уголовного розыска вместе с следователем, который был очень рад, что Опарин изъял улики и орудие убийства. Дмитрий вечером дописал в протокол об изъятии ведра и тряпки. В общем, все улики были налицо. Опера рвались схватить убийцу, но Дмитрий с видом делового человека, пояснил, что муж умершей сейчас сам подойдет. И после произнесенных им слов в дверях появился невысокий, худощавый человек лет 40-45. Это и был муж покойной.
  Он, как ни в чем не бывало, прошел к Опарину и спросил его, где ему надо что-то подписать. Вот тогда уже следователь следственного комитета объяснил ему, что вся компания приехала за ним и что они все знают, кто убил его жену, и что чистосердечное раскаяние облегчает вину и все такое по протоколу.
  Мужчина посмотрел на участкового со злостью и даже попытался выскочить из кабинета, но выход ему перекрыли опера. Тогда он сел на стул, стоящий посередине кабинета, и начал рассказывать.
  - Да, с супругой жили около семи лет. Поначалу все было нормально, но последние года два все хуже и хуже. Они постоянно ссорились. Мужчина любил рыбачить, там, на берегу реки он отдыхал от постоянных придирок своей супруги. Но на рыбалку она его отпускала редко. Дома постоянно были какие-то дела; то дров поколи, то огород прополи, то еще что-нибудь. В общем, в то утро он собирался на рыбалку с соседом. Потихоньку, чтобы не разбудить жену собрал рюкзак и уже практически вышел, как услышал сзади ругань жены. На эмоциях, проходя мимо кухонного стола, он схватил нож и с развороту воткнул нож ей под левую грудь. Все произошло мгновенно, мужчина даже не понял как, но его жена уже соскользнула по стене и упала лицом вниз. После нескольких минут раздумий, посмотрел, что кровь из раны уже вытекла, порез небольшой, и если посадить жену спиной к стене, а ноги выпрямить перед ней, то из-под увесистой груди рану видно не будет. Осталось только переодеть жену в новую ночную рубаху и вытереть кровь дома. Нож он забросил в дальний угол. Куда, толком не помнит. Потом, когда все сделал, и начал выносить ведро, в холодной он увидел соседа, который зашел за ним на рыбалку. Ему он сказал, чтобы тот срочно вызвал скорую помощь, так как у него умерла жена, и чтобы не привлекать внимание, ведро поставил за дверь. Потом, когда уже все ушли и увезли жену, мужчина вспомнил про ведро и вынес его, а вернее вылил в зимний туалет, а ведро бросил рядом. После чего взял рюкзак и поехал на рыбалку. Разумеется, о том, что жена не умерла, а он сам её убил, он никому не говорил.
  После рассказанного, мужчина замолчал. Оперативники немного помолчали, потом все собрались, забрали мужа и все, кроме Опарина, уехали в город.
  После нескольких дней, Опарину позвонило руководство и пояснило, что, так как он раскрыл убийство, его надо поощрить, но так как труп первоначально прошел как без видимых, Опарину грозит выговор. Так что пока руководство думает.
  
  
  
  Семейное убийство.
  Начало
  
  Я долго думал, как Вам рассказать эту историю. Долго, потому, что история длинная и началась она очень давно. Началась она с того момента, когда участкового Опарина Дмитрия Сергеевича, еще даже не было в поселке.
  А рассказала ему эту историю самая главная виновница всего произошедшего. И так жила была Марфина Людмила Семеновна, которая являлась женой Марфина Сергея Петровича, и была у них дочка Марфина Алевтина Михайловна. А через дорогу у них жила мать Марфиной Людмилы, то есть, бабушка Марфиной Алевтины. Звали бабушку Феклова Прасковья Дмитриевна и жила она с сожителем Плюхиным Игорем Никодимычем. Может быть из за этого и началась эта история. Из за того, что Феклова Прасковья не смогла жить со своим супругом Фекловым Семеном Владимировичем, так как его убили. Убили в лесу, зимой, в стужу, жестоко и беспощадно, застрелили с охотничьего ружья. Причем так как патроны были с картечи, они не сразу убили Семена Владимировича, а еще какое-то время он жил, и даже пытался доползти до дома, но к сожалению дополз только до края лесной опушки, где его и нашли жители, тогда еще только появляющегося и строящегося поселка. В те далекие годы, никто особо и не разбирался, похоронили Семена Владимировича, так, без проверки и забыли. Только вещественные доказательства, там гильзы, да кусочки картечи, так и остались валяться в кабинете участкового, с биркой "смерть Феклова С.В." А Прасковья Дмитриевна так и зажила, без мужа, в то время ещё даже дочь, Марфина Людмила Семеновна не родилась.
  Вот такая вот запутанная история произошла с Опариным Дмитрием Сергеевичем. Ну да ладно, обо всем по порядку, а то я и сам могу сбиться.
  
  #
  
  Все отлично знают, что пьяные бабы это зло, а разговаривающая пьяная баба, это зло в двойне. А тут ещё и праздник 8 марта, будь он не ладен.
  Вечером, около 22 часов в кабинет к Опарину зашла женщина. По всем признакам явно было видно, что она в состоянии опьянения, ну в принципе и так все понятно, праздник, великий женский день. А женщина уселась на стул напротив стола Опарина и сидит на него смотрит.
  -Здравствуйте, вы что-то хотели,- спросил Дмитрий, в ожидании ответа. Так-то вообще-то он уже собирался заканчивать свою работу, отлично понимая, что его работа и так затянулась, а тут ещё и вот это "чудо".
  -Да, хотела,- пытаясь держать себя в руках и выглядеть более или менее трезвой сказала женщина,- меня зовут Марфина Людмила Семеновна, мне 28 лет, я уже 10 лет как замужем и у нас есть дочь Алевтина которой 8 лет.
  -Хорошо,- не понимая, что от него необходимо сказал Опарин,- а от меня, вам что надо? Так-то уже довольно таки поздно и я бы хотел уже закрыть кабинет и пойти отдыхать. К тому же в поселке сегодня ещё будет дискотека с драками, ой я хотел сказать с танцами, мне там тоже надо быть, извините гражданка вы меня задерживаете,- Дмитрий протянул левую руку в сторону выхода, как бы показывая женщине, что ей уже пора на выход. Но женщина особо уходить не собиралась. Она наоборот, закинула ногу на ногу, обозначая, Опарину, что собирается быть долго.
  -Да, так вооот,- протянула, она как видимо собираясь с мыслями.- Мне необходимо, чтобы вы забрали моего супруга в тюрьму, а иначе он меня убьет, он постоянно мне об этом говорит. А у нас ещё и дочь, она ведь может остаться сиротой.
  -Так он вас бьет, или вы только ругаетесь?
  -Да нет, но это только пока, не бьет, но я думаю, что когда-нибудь он меня убьет. А у меня дочь...
  -На каком основании я должен посадить вашего мужа,- не дослушав женщину, оборвал её Дмитрий,- если он вас даже не бьет, а вы просто ругаетесь, почему, почему, вы решили, что он вас убьет,- после этих слов Опарин прошел обратно за стол и с негодованием рухнул в рабочее офисное кресло.
  -Знаете, около десяти лет назад, когда я встречалась со своим парнем, Плюхиным Михаилом Игоревичем, мой нынешний муж за мной ухаживал. Я не оказывала особое внимание ему, так как мы уже должны были пожениться с Михаилом, я даже была беременна от него. Но в день свадьбы, моей и Михаила, произошла драка, в ходе которой мой муж, Марфин Сергей Петрович, убил Михаила. Он застрелил его с ружья, которое было у Михаила. Там был следователь, потом был суд, Сергея признали не виновным. Там как я помню на тот момент, была самооборона со стороны Сергея. Я точно не знаю, так как на момент суда была в больнице, рожала Алевтину. Но весь смысл в том, что это Сергей убил биологического отца Алевтины. Потом, когда уже прошел суд, всё немного позабылось, Сергей повторно стал за мной ухаживать, а я тогда уже, с ребенком на руках, никому не нужна, вот и вышла замуж за него. Хотя у Алевтины отчество её отца, но Сергей воспитывает её как свою дочь, практически с рождения.
  -Хорошо,- продолжил не понимать, что от него хотят сказал Дмитрий,- я все равно не вижу оснований закрыть вашего мужа. Хорошо, он убил отца Алевтины, был суд, его оправдали, все обвинения сняли, дальше, что, я не суд и его решения оспаривать не могу, что вы от меня хотите?- негодовал Дмитрий. Его даже уже начало немного потряхивать, от того абсурда и непонимания всей ситуации.
  -Ничего,- сказала женщина и с не довольным видом встала и вышла из кабинета.
  Дмитрий еще минут десять сидел в кресле и думал, зачем приходила эта, как там её Марфина Людмила Семеновна, хорошо, ещё, что я выработал привычку записывать фамилии и имена, на листочек, иногда бывает нужным, даже если с человеком просто поговорил, его данные у тебя уже есть, это иногда бывает очень хорошо. Ага, что она хотела, может это проверка от руководства, как я среагирую, семейные конфликты это как раз, участковская тема, да нет, вроде не похоже. Может, проверяет общественный совет, от администрации поселения, да тоже вроде нет. Может и правда проблема в семье, конфликты разные, надо будет посмотреть, может быть зайти, проверить, на учет поставить, глядишь может 119 или 117 УК РФ выстрелит. (ст.119 УК РФ, угроза убийства, ст.117 УК РФ истязание, "выстрелит"- на жаргоне сотрудников ОВД получится раскрыть уголовное дело.)
  С этими мыслями Опарин пошел на запланированную дискотеку.
  
  #
  
  Какие могут быть дискотеки в богом забытых поселках. Вот такие деревенские дискотеки. В зале дома культуры, который сразу является и кинотеатром и библиотекой, и музыкальной школой, на полу стояли колонки, из которых громко кричала музыка. Колонки были настолько старые, что музыка из них не звучала, а вырывалась кусками. К колонкам был подключен музыкальный центр, какой марки определить было практически не возможно. Около музыкального центра стоял молодой человек, лет 25 и ростом метра два с хвостиком, это был ди-джей и охранник-вышибала в одном лице. В правом углу от входа стояли мужчины, которые держали в руках спиртные напитки и, попивая их, передавали между собой. Так, сказать, круг выпивающих. В левом углу стояли женщины, которые тоже находясь в состоянии опьянения, еще понимали, что надо выглядеть, красива, и постоянно подкрашивались, то губы, то глаза, а вернее брови и ресницы. Также как и правая сторона передавали между собой инвентарь, только не спиртное, а помаду, тушь и тени. Накрасившись, женщины небольшими группами, по 3-5 человек выходили в центр зала, и начинали танцевать, а справой стороны выходили мужчины, которые расправляя плечи, и широко расставляя руки, тоже пускались в пляс, перебирая ногами под музыку и отстукивая каблуками по полу. Это была очень забавная картина, но предвидя участкового у входа в зал, обе кучки сжались, мужчины быстро начали прятать все спиртное, что у них оставалось, женщины тоже прятали тени, тушь и помаду. Опарин понял, что его не ждали и ему не особо рады, тоже решил не лезть на рожон и быстренько ретировался, выйдя через зал с черного входа на улицу, где уже собирались на драку очередные пьяные забияки. При выходе Дмитрий немного наклонился вперед, убрав свою голову с траектории движения руки одного из забияк. Удар пришелся в закрывающуюся дверь, от чего дверь немного хрустнула, издав определенный звук.
  -Оппа, здравствуйте,- сказал Дмитрий,- неожиданно отшатнувшимся в сторону ребятам. По всему вижу, что ждали не меня,- сказал он, смотря на недоумевающие лица,- кого ждали?
  -Так, это, товарищ участковый, там, это, козел один зашел и должен был выйти,- не ожидав увидеть участкового, стали оправдываться находящиеся рядом с ним молодые люди.
  -Да, да,- стали поддакивать остальные,- это просто случайно так получилось, мы не хотели, ну, это, чтобы вы вышли.
  -Ясно, я отлично знаю ваши пьяные игры, сначала пьете спиртное, потом ищите с кем подраться, а когда не находите, начинаете задираться ко всем подряд, или вот так стоите и первого встречного бьете. В общем, все господа, для вас праздник закончился, собрались и разошлись по домам. Кому не понятно пойдет со мной в "стакан" (на лексиконе сотрудников ОВД обозначает место, где предварительно содержат нарушителей).
  Молодые люди зашевелились и начали расходиться. Вдалеке Дмитрий заметил мужчину, который стоял и, опершись на плечо женщины, что-то ей доказывал.
  -Я тебе сказал, что ваш участковый молодой лошок и ничего мне не сделает.
  Подойдя ближе, Опарин узнал женщину, это была Марфина Людмила. "Ага",- подумал Дмитрий,- "Значит Марфин Сергей это вот этом мужчина",- решил он, и, подойдя к ним поближе, но так, что бы они его не заметили.
  -Здравствуйте, Марфин Сергей, если не обознался,- с деловым видом выпалил Опарин. От неожиданности Марфин даже вздрогнул и резко обернулся на голос.
  -Да, а, что мы знакомы, или когда-то ранее общались?- спросил Сергей.
  -Пока нет, но я так думаю, что скоро станем видится чаще, я думаю, что вашу семью необходимо поставить на учет как не благополучную, вы так не считаете?- спросил в ответ Опарин.
  -Да нормальная семья, а что сразу на учет, может, ещё и в клетку посадишь, как обезьяну или, что на большее сил не хватит?- в более грубом тоне ответил Марфин.
  -Да посмотрим,- с парировал Опарин,- может быть и посажу, но не как обезьяну, а как нарушителя закона и по закону, надо будет и подмогу вызову, если сил не будет хватать.
  После этих слов Марфин одернул жену, они развернулись спиной к Опарину и пошли вдоль по улице, а Дмитрий все смотрел им в след и думал, что надо было этой Людмила, что она приходила, что хотела сказать своим рассказом, может быть, как не совершенно наше судебное законодательство, которое позволяет убийцам уходить от наказания, опять же зачем она вышла за него замуж, если знала, что он убийца? Как Марфин воспитывает не свою дочь, а дочь убитого им человека? Много вопросов, не одного ответа.
  
  #
  
  9 марта утро, тишина, народ ещё спит, после вчерашней пьянки. Солнце свежим весенним лучом светило сквозь занавеску прямо в лицо Дмитрия. Он спал на старом диване, который отдал глава администрации поселка. Этот диван раньше стоял в кабинете приемной главы администрации, для посетителей. Потом, было решено, заменить всю мебель на офисную, и диван хотели выкинуть, но тут появился новый участковый, и ему на опорный пункт, глава администрации как раз решил, подарить "новый" диван. Его аккуратно обернули целлофаном и привезли в качестве подарка на опорный пункт. Хоть диван и был двуспальный, но в связи со временем он сломался и был наглухо заколочен, так что спать можно было только на одной стороне, он больше никогда не раскладывался. Хотя Дмитрию и было мало места, на этом диване, но он привык обходиться минимальными удобствами, которые ему предоставляла жизнь. Купить что-то более комфортное у него не было средств, и в этом поселке, не было ни одного магазина мебели. Все своими руками. И так, солнце светило лучом в глаз Дмитрия. От яркого света, он потянулся и приоткрыл глаза. За окном были слышны щебет птиц, настойчивая капель упрямо падала, пробивая дыры во льду, пахло весной. Дмитрий встал, встряхнул с себя остатки последнего сна и направился в ванну, умыться, почистить зубы, потом кружечка горячего растворимого кофе, и на работу.
  Уже находясь в кабинете, у Дмитрия ни как не выходила из головы история, которую ему рассказала Марфина Людмила. История про смерть её любимого Плюхина Михаила Игоревича. Первым делом он открыл в компьютере базу РАИБДД (специализированная база данных, имеет допуски секретности, только для сотрудников ОВД, офицерского состава и спец. должности), и по ней быстро нашел Плюхина Михаила Игоревича. По базе было видно, что он числится умершим более десяти лет. Смерть насильственная, по событию ст.105, ст.37 УК РФ, то есть было возбуждено убийство, но по решению суда закрыто за доказанностью вынужденной самообороной обвиняемого. "Странно,- подумал Дмитрий,- такие статьи редко проходят в суде гладко, или деньги, или воля случая. Опарин посмотрел обвиняемого, им оказался Марфин Сергей Петрович, "это было ожидаемо",- подумал Дмитрий, он это и так знал. Хорошо, теперь он решил найти приговор, или хоть что-нибудь похожее по данному делу. Он подошел к шкафам, в которых находились папки с фамилиями на корешках и начал искать Марфина С.П.
  Ага, вот его папка, он быстренько достал её и открыл, все как обычно, копия паспорта, прописка, какие-то бумажки, объяснения, ага, вот копия административного протокола за потребление наркотических препаратов без назначения врача, "да он ещё и нарик",- подумал Опарин, "хорошо, но плохо, что протокол старый, уже прошло более трех лет, на учет не поставишь, надо делать запрос в больничку, и в НОН, это долгий случай, больничка отморозится, якобы конфиденциальная инфа, а НОН входяшку потеряет, как обычно". Вот так и работаем, помощь между структурами и подразделениями, никакой, все сам, все сам.
  Дмитрий продолжил листать дальше, ага, вот, копия приговора суда, как хорошо, что у участковых принято все собирать в папки, все данные на каждого человека, очень хорошо. Дмитрий начал вчитываться в каждое слово, бумага была уже желтого цвета, да еще и следы от копирки были еле видны, но все-таки он разобрал смысл ситуации. Значит во время свадьбы, Сергей попытался украсть невесту, при этом он реально силой затащил её в стоящую рядом со столовой, где проходила свадьба, автомашину и пытался на ней уехать. Но путь ему преградил жених-Михаил, который держал в руках ружьё. В ходе потасовки, Сергей стал вырывать ружьё из рук Михаила, в этот момент прозвучал выстрел, ствол ружья был направлен в сторону туловища Михаила. От выстрела Михаил упал и умер. Интересно, почему в приговоре ничего не говорится про Людмилу. Где она была в этот момент? Ничего не говорится и после того как Михаил умер, как будто в тот момент её уже не было рядом. Ладно, пролистав и прочитав, больше ничего интересного не было. Опарин очень заинтересовался этим делом. Он быстренько на компьютере набил заявку в суд, на ознакомления с материалами дела. Собрался и поехал в город, так как любой запрос надо ещё подписать у начальника и потом в суде.
  Приехав в суд, Дмитрий сел в специально отведенном помещении и начал читать материалы уголовного дела по убийству Плюхина М.И.
  А дело оказалось на самом деле интересным. Во первых, никто не изъял ружье, что за ружьё. В материале изъяты только гильзы, но где они находятся, не указано, тоже странно. Вообще все дело построено только на свидетельских показаниях, практически без каких либо улик. Причем свидетельских показаний Марфиной Людмилы, или на тот момент Фекловой, тоже нет. Зато в самом начале имеется чистосердечное признание Марфина С.П. где он полностью описывает, как он не хотел убивать Михаила, и как так получилось случайно. Полная чушь, "дело шитое белыми нитками",-так говорят про сфальсифицированные дела, дела в которых все подогнано под обвинение или под оправдание.
  
  #
  
  Когда Опарин приехал уже обратно в поселок был вечер.
  Он вылез из маршрутки и направился к дому Марфиных. Подходя к дому, Дмитрий услышал громкие крики. Хозяева дома явно сильно ругались. Женский голос переходил на крик, а мужской на бас. Дмитрий решил немного ускориться, мало ли, что может произойти, ведь Людмила не зря приходила. Заскочив на крыльцо дома, Опарин резко открыл входную дверь, и ему на встречу вывалился Сергей. Он был выпивший. Дмитрий это понял сразу, так как от него пахло спиртным.
  -Оппа, что случилось,- спросил Дмитрий, немного пропуская вперед Сергея, но при этом следя за тем, чтобы он не упал на крылечке.
  -Нормально все,- сказал Сергей,- вот жена из дома выгоняет, злится на меня, за то, что я выпил стопочку водки. Говорит, что мне нельзя, что я "зашитый", а я может быть устал и хочу немного отдохнуть.
  При этом Сергей тоже старался держать равновесие и при виде участкового тем более. Следом за Сергеем выскочила Людмила, у неё в руке была деревянная доска для разделки мяса. Она сначала замахнулась на Сергея доской, но потом увидев Опарина, резко опустила руку.
  -Здравствуйте,- сказала Людмила, широко улыбнувшись, и поспешила в дом.
  -Так, что здесь сейчас было?- спросил Дмитрий,- Знаете, что Сергей Петрович, давайте пройдем с вами до опорного пункта, там побеседуем, обещаю на сегодня закрывать не буду,- при этом Дмитрий постарался улыбнуться как только мог милее. Сергей посмотрел на уходящую вдаль коридора супругу и согласился с участковым, махнув головой,- Пошли.
  На опорном пункте Сергей по началу говорил, что ничего у них в семье не происходит, что у них обычная семейная жизнь, только когда узнал, что Опарин сильно заинтересовался делом убийства Плюхина М.И., он переменился в лице.
  -"Плюшка", так я называл Михаила, он был моим лучшим другом, мы с ним постоянно все делали вместе, выросли вот, рука в руку,- при этом Сергей потер руку об руку, показывая каким другом, был ему Михаил,- мы жили рядом, через забор. Да что я говорю, вам не понять, когда лучшего друга, выдают замуж, не женят, а реально выдают, так как это удобно. Сначала сводят, потом ждут когда залетит, а потом женят, отработанная годами схема. Вы же знаете, что мать Людмилы живет с Плюхиным старшим, Игорем Никодимычем, нет, вот, теперь знайте. Мишка в юности жил с матерью, потом она померла и отец забрал сына к себе. Там его и свели, а вернее познакомили. Мишке уже было 18 лет, когда у них с Людмилой это все произошло, ну это, от чего потом появилась Алевтина. Мишка не любил её, так просто, раз отец живет с матерью, сын стал жить с дочерью Прасковьи- мачехи. Потом Людкин залет, истерика Прасковьи, как так получилось, как недоглядели, не можем опорочить честь семьи, и, разумеется, свадьба. Мишка не хотел свадьбы, он и сам-то ничего понять не успел. А на свадьбе, я и сам не понял, что случилось. Все, что написано в бумагах мне уже адвокаты и следаки мне диктовали, сам-то я был сильно пьян, и ничего не помню. Проснулся уже в ментовке, на мне были одеты наручники и сидел я в "обезьяннике" (камера предварительного заключения). Потом мне все рассказали, голова болела, ничего не помнил. Как будто часть жизни стерли. Как, я мог, лучшего друга, с одного выстрела, я раньше-то и ружье никогда в руках не держал. Ну а потом сами знаете, все закружилось, понеслось. Я даже не знаю, почему меня в суде оправдали. А когда вышел на свободу, тут Плюхин старший и подошел, мол, так и так, вот, ты убил сына, теперь должен жениться на Людмиле, и все, таким образом, вот так все и вышло. Я, то тоже не особо любил Людмилу, у нас даже детей совместных нет. Раньше как-то хотелось, а сейчас вообще ничего не хочу. Вот только пью и работаю. Если есть работа, то работаю, там вахта, или еще, что, нет, значит пью.
  Дмитрию все интересно было, а ружьё то где, но Сергей тоже не знал ответа на этот вопрос.
  -Слушай, а ружье то куда делось, где все улики?- спросил Дмитрий.
  -Не знаю, я был к камере, и вообще ничего об этом деле не знаю, знаю только, что Плюхин старший там много следакам "отвалил" (заплатил денег, взятка), и потом дело сразу в другую сторону пошло. А что, зачем не знаю, думаю, что план про женитьбу меня и Людмилы у него тогда уже был. И вообще он такой мутный тип. Постоянно ходит, молчит, а глазки маленькие, постоянно бегают из стороны в сторону. Я его порой сам боюсь.
  -Ладно, а дома-то, что с Людмилой Семеновной ругаешься, что вас мир не берет,- спросил Опарин.
  -Да так, надоела уже она, я и на работу-то рвусь постоянно, не люблю её и все тут. А ей вечно, что-то от меня надо. Да ладно, много ли что в семьях бывает, так поскандалили малеха, ничего, сейчас приду, померимся.
  С этими словами Сергей пошел домой.
  -Ну вроде профилактическую беседу провел, по поводу убийства узнал, и опять же ничего конкретного,- думал Дмитрий,- надо будет познакомиться с этим Плюхиным старшим, интересная личность.
  
  
  Убийство.
  
  После мартовских событий прошло уже около месяца. Семья Марфиных больше не беспокоила Опарина, видимо все наладилось."И правда чего в семье только не бывает, ну была у них черная полоса в жизни, что их после этого на учет ставить. Нет, конечно, поскандалили и перестали, сейчас счастливы и нормально живут. Или может быть Сергей на вахте, вот и тишина",- все не как не успокаивалось подсознание Дмитрия,- "надо сходить проверить, узнать как живут."
  С этими мыслями Опарин пошел в дом Марфиных. Подойдя к дому, он через открытые окна услышал женский смех. "Это уже радует, хоть не крики",- подумал Дмитрий. Постучал, дернул дверь, но она была закрыта. "Странно, днем обычно двери открыты, деревня ведь, чего закрываться",- насторожено подумал он. Минут через десять дверь открыла Людмила. Она была одета в длинную футболку, дыхание было учащенное, щеки красные, как будто она только что занималась физкультурой, или просто участковый немного не вовремя зашел. Дмитрий даже смутился,- "может попозже надо было зайти, ну да ладно, пришел и пришел, я ведь не в гости, а по работе, проверить как живут люди." Дмитрий приветливо улыбнулся и сделал шаг в квартиру.
  -Здравствуйте, как поживаете,- Дмитрий продолжал делать шаги внутрь, хотя хозяйка была опешена и не спешила впускать его.
  -Так это, вот,- небольшое замешательство восстановила тишину в квартире, после чего из дальней комнаты вышло три молодых человека, лет по 18-20, которые на ходу одевались в верхнюю одежду. Проходя мимо участкового и хозяйки дома, они молча одели обувь и выйдя на крылечко быстренько исчезли.,- Это гости были, пояснила хозяйка, так заходили, узнать как у меня дела.
  -Хорошо, а где Сергей,- поинтересовался Опарин. При этом провожая взглядом выходящих молодых людей.
  -Так он на вахте, вот после того разговора, он собрался и уехал, и больше я его не видела.- ответила Людмила.
  Дмитрий продолжал смотреть на то, что произошло и делать вид, будто он не чего не понял, при этом выдерживал паузу в разговоре.
  -Да,- не выдержала Людмила,- да я люблю, когда со мной молодые ребята, им что, им все равно девчонки еще не дают, вот они и учатся со мной, а мне приятно, чисто для здоровья полезно, с мужем то все равно давно уже все не как. Он что, только пьет и спит, ругается и снова пьет. А с молодыми интересно, они меня развлекают, и ничего не требуют в замет. Только мужу не говорите, иначе он меня точно убьет, он ведь этого не выдержит.
  Дмитрий на мгновение замялся, посмотрел на коридор, который был длиной во весь дом, на недостроенную крышу в прихожей, сквозь которую светило весеннее солнце, развернулся и вышел из дома. Вот так, думаешь за людей, переживаешь, делаешь что-то, как ты думаешь, хорошее, а им это нафиг не надо. Им надо, чтоб было, весело и чтобы муж ничего не знал. Вот как после этого смотреть в глаза её мужа, а семью разрушать тоже не хорошо.
  
  #
  
  Прошло еще около полумесяца, когда перебирая в служебном гараже старые коробки, с целью навести порядок и выкинуть давно уже никому не нужный хлам Опарин наткнулся на пару пакетов с гильзами, что за ерунда, подумал он, рассматривая бумажки которые были пришиты к пакетам, стоп, интересно, это были гильзы, изъятые на месте убийства Плюхина Михаила, десять лет назад и гильзы с места убийства Феклова Семена Владимировича, ага, это родной отец Марфиной Людмилы, которого она никогда не видела, так как она родилась уже после его смерти. Также как и Алевтина, подумал Дмитрий, не слишком ли много совпадений. Понимая, что данные гильзы ещё могу пригодиться, он стал их рассматривать, и что самое интересное, они совпали. Сколько лет между убийствами, лет 17-18, а гильзы с одной партии. Интересно, а почему раньше этого никто не замечал, или может быть, не надо было. Интересно, оружье тоже одно и то же, с этими мыслями Дмитрий стал рассматривать царапины и задиры на гильзах, хотя через пакет и плохо было видно, но все, же он убедился, что задиры и царапины от выстрелов на гильзах идентичные, значит, ружье было одно. Ну, хоть, что-то уже более или менее налаживается. Осталось только найти ружье и можно будет выйти на настоящего убийцу. С этим мыслями Дмитрий аккуратно положил гильзы как они и были в коробочку и занес её в кабинет, чтобы при необходимости не потерять.
  Как только он убрал коробку с гильзами в шкаф, раздался телефонный звонок, звонила Феклова Прасковья, которая сообщила, что у её дочери, Марфиной Людмилы муж приехал с вахты и сейчас в их доме, который через дорогу от Фекловой, происходит скандал, кто-то кричит, может даже уже убивают.
  Дмитрий без промедления, схватил папку с документами и поехал по уже знакомому ему адресу.
  Приехав, он как всегда увидел уже выпившего Сергея, который уже стоял на улице и ждал Опарина, по квартире бегала Людмила, и что-то собирала.
  -Начальник, забери меня в стакан, закрой, посади, суток на пять или десять, что бы пока я на выходном, я её не видел,- с такими словами подошел к Дмитрию, Марфин.- пожалуйста, я на все согласен, вот смотри я пьяный, вот еще и матерюсь,- при этом Сергей изрядно матекнулся,- закрой.
  -Что опять у вас произошло,- спросил Опарин, закрыть, хорошо, сейчас. При этом Дмитрий достал протокол административного правонарушения, заполнил его по ст.20.21 КоАП РФ, и дал подписать Сергею. Тот не глядя, подписал.
  -Ну, вот и все,- сказал Опарин,- поехали в город, завтра будет суд, и там дадут тебе сутки, или штраф.
  В этот момент выскочила Людмила, которая кинула в сторону Сергея небольшую дорожную сумку, из которой торчали пару носков, трусы, сигареты и пару банок тушенки.
  -Вот видишь, меня даже жена уже собрала,- ухмыльнулся Сергей, и они вдвоем с участковым направились в сторону автомашины.
  По дороге до города Сергей молчал, по его виду, было видно, что он хочет, что-то рассказать Дмитрию, но толи боится, толи остерегается. Приехав в отдел внутренних дел, Опарин передал собранный материал и Дмитрия в дежурную часть, а сам решил зайти к начальнику.
  
  
  
  #
  
  Кабинет начальника участковых был расположен на третьем этаже, четырех этажного здания. Кабинет был не большой, в центре кабинета стоял стол, вокруг которого было много стульев. С левой стороны от входа, у стены стоял шифоньер, который был полон различных папок с документами. Он был огромен, и все папки в него не влезали, часть из них лежало на столе, а часть на стульях. Эти папки были дополнительными проверками, теми материалами, которые не проходили прокурорской проверки и возвращались обратно на дополнительную проверку, так называемые "Допы". Часть из них становились вечными материалами, где все указания прокурора выполнить просто не возможно, либо человек пропал, либо ещё что-либо случилось. И материал вечно мотается из прокуратуры в кабинет участковых и обратно. Между всеми этими стульями и столом, шифоньером и окном бегал начальник участковых. Как думал Опарин, такой же вечный, как и допы в кабинете. Данный начальник уже был начальником УУМ, когда Опарин приехал после учебы в "школе МВД" (ВУЗ). Он, то есть, начальник поменял уже пять своих начальников (начальников отдела), и все также и был майором, как был когда молодой лейтенант, Опарин заскочил в кабинет УУМ первый раз.
  -Привет Анатольевич,- улыбаясь, протянул руку Опарин своему начальнику.
  -Ну, привет коли не шутишь, Сергеевич,- ответил Юрий Анатольевич, также протянув руку ему на встречу. Они пожали друг другу руки, и Юрий Анатольевич продолжил дальше перебирать все документы. Дмитрий знал, что Юрий готовил допы на получение участковым, он подбирал более менее готовые к исполнению материалы, передавал участковым, которые старались их доделать и сдать, как говорят "с концами", что значило безвозвратно.
  -Ну не тяни Сергеевич, что хотел, что зашел,- начальник знал, что Дмитрий так просто никогда не зайдет,- что хотел, что, говори?
  -Я вот Анатольевич не знаю,- замялся на мгновение Опарин,- у меня вот семья проблемная, чувствую, что, что-то будет не ладное, а зацепиться не за что, вот и не знаю, на учет не поставить, а что случись, вина моя.
  -Да ты прав, нам по "Бытовухе" (происшествия на бытовой почве, семейные), показатели совсем не нужны, вон у тебя, убийство уже в этом году, было, хватит, больше не надо. Знаешь, что я тебе скажу, я тебя Сергеич, знаю очень хорошо, вот ты костьми ляг, а показатели нам не порть, я знаю, ты можешь. А сейчас мне не когда, заходи, если что, но сейчас я занят, все, пока, давай, я знаю, ты все сможешь.
  В поселок Опарин вернулся уже поздно вечером. На улице дул слабый ветерок, который ровно развивал флаг России над входом в опорный пункт участкового. Небо было, абсолютно синим, не единого облачка не было на нем. В природе стояла такая благодать, птицы стихли, и лишь только колыхание знамени было слышно на крылечке кабинета Дмитрия. Как все спокойно и тихо, вот бы так было всегда,- подумал Опарин, подумал и пошел спать.
  
  #
  
  Утром Дмитрия разбудил телефонный звонок, звонила опять Феклова, мать Марфиной Людмилы.
  -Скорее, скорее к нам приходите, Сергей ночью приехал, сейчас точно убьет Людмилу,- после этих слов трубка оборвалась и пошли короткие гудки.
  Блин, да как так, его же на суд сегодня должны были вести, подумал Дмитрий и на ходу начал одеваться и выбегал из квартиры, которая находилась в одном здании с опорником.
  Приехав на адрес проживания Марфиных, Опарин выскочил из машины, но его встретил не Сергей, как обычно, а Феклова Прасковья, которая шла, опустив голову, правая её рука была в крови.
  -Что случилось,- спросил Дмитрий.
  -Ничего, просто я его убила,- тихо сказала Феклова,- вот так,- при этом, она демонстративно махнула правой рукой снизу вверх.
  Забежав в квартиру, Дмитрий увидел в конце коридора труп Марфина Сергея, который лежал на полу, лицом вниз. Ноги его были поджаты, все тело скрючено и сжато. Осмотревшись по сторонам, он заметил охотничье ружьё, которое стояло в углу, не далеко от трупа. Обстановка в коридоре была соответствующая, все было разбросано, вещи валялись как на полу, так и на столе, диване и креслах, явно, что здесь был сильный скандал. Дмитрий не стал ничего трогать, он сразу позвонил в отдел и попросил, что бы подняли следователя следственного комитета и оперативную группу, "у меня труп, бытовуха", грустно произнес Опарин, уже представляя, как Алексеевич кричит на него на оперативке,"что ты не смог удержать один поселок в руках, второе убийство за год, это никуда не годится, да ты будешь уволен, или может быть, наказан, за халатность, а это уголовная статья." В общем, ничего хорошего не светит, надо срочно заняться сбором материала, глядишь, может быть не накажут.
  Выйдя во двор, Дмитрий увидел Людмилу, которая подбежав к нему, стала расспрашивать его, что будет с её матерью, ведь она убила Сергея. Солнце начинало припекать. Феклова сидела на завалинке, с таким же пустым взглядом, с каким она выходила на встречу Опарину. Вокруг, наступила какая-то глухота, вроде были звуки, но они были приглушенные, как будто, кто-то убавил звук в мире. Это все было какое-то мгновение, потом у Дмитрия все восстановилось и он собравшись с мыслями начал работать. Надо произвести опрос свидетелей и очевидцев.
  
  Следствие.
  
  Прежде всего Дмитрий решил опросить Марфину Людмилу Сергеевну, где она была, и что именно произошло. Марфина пояснила так:
  -Вчера, когда вы уехали с Сергеем, ко мне пришли гости, вы их уже видели, это те молодые мальчики, ну ладно, не мальчики, а юноши. Я сразу отправила дочь к бабушке, ну сами все понимаете, для чего, рано ей ещё все знать. Но они ушли еще до 21 часа, потому, что новости мы смотрели вдвоем с дочерь. Ночью около 2 или 3 часов пришел Сергей, он был пьяный и злой. Как я поняла, его там отпустили и он на попутках доехал до дома. Всю ночь он не давал нам спать, требовал от меня какой-то правды, потом сказал, что вы все знаете и мне ничего от вас не скрыть. Упрекал смертью Михаила, он в последнее время часто про него вспоминает. А я сама ничего не помню, помню, что была свадьба, а потом меня уже в больницу увезли, у меня и роды были раньше времени. А что, и как убили Михаила, я знаю, только со слов матери и отчима. Ближе к 6 часам утра я договорилась с Сергеем, чтобы он отпустил Алевтину до бабушки, ей надо было сегодня в школу. Когда ушла Алевтина, прибежала моя мать. Потом они стали разговаривать, и я тоже постаралась убежать. Потом, где-то, через полчаса приехали вы, и я вышла из дома матери и узнала, что мать убила моего мужа. О чем говорили мать, и муж я не знаю, за всю ночь я сильно устала и хотела спать, потому, как только я забежала в дом матери, сразу закимарила у входа на лавочке. Проснулась только когда зашла заплакавшая Алевтина.
  -А где была Алевтина?- спросил Опарин.
  -Не знаю, я спала, думаю, может быть, она заходила за вещами и видела мертвого отца,- сказала Людмила.
  -Хорошо, позовите тогда Алевтину,- сказал Дмитрий,- я знаю, что она еще ребенок, поэтому постараюсь опросить её в присутствии психолога, в школе где она учится есть психолог.
  Через некоторое время, когда пришел психолог и сотрудник отдела по несовершеннолетним, Опарин начал опрос Марфиной Алевтины, которая рассказала:
  - Мама с папой постоянно ругались, я знаю, что мама часто изменяла папе с другими мужчинами. Она думала, что я сплю, или ничего не вижу, но я знала все. Папе я не говорила, так как боялась, что он уйдет от нас и бросит меня, а я папу сильно люблю. Сегодня ночью я проснулась от криков мамы и папы. Я долго лежала в кровати, пока не увидела, как папа ударил маму по лицу, потом я поднялась и стала защищать маму. Потом папа сказал, чтобы я шла к бабушке, я пошла к ней. Бабушка не спала, она спросила, о чем говорят родители, я сказала, что о каком-то Михаиле. Сама я не знаю, кто это такой. Потом бабушка, что-то взяла в кладовке и пошла к родителям. Потом я начала собираться в школу и увидела, что забыла дома бантики, я пошла за бантиками домой. Когда зашла в квартиру, то видела, как папа и бабушка держали в руках ружьё, они дергали его к себе, в одну и другую сторону, потом бабушка завалилась на кухонный стол, взяла с него нож и ударила папу ножом в живот. Папа отпустил ружье, отошел в сторону и упал лицом вперед. При этом, бабушка сказала слова "прямо как Михаил". И пошла на выход. Нож бабушка вроде положила в раковину, а ружье поставила в угол.
  После такого объяснения, надо было опрашивать Феклову Прасковью,- бабушку Алевтины.
  
  #
  
  Феклова Прасковья Дмитриевна, уже немого отошла от того, что она натворила. И начала потихоньку общаться. Поэтому Опарин решил, пока не приехала группа опросить её.
  -Ночью, когда меня разбудила внучка Алевтина, которая мне рассказала, что папа бьет маму, я побежала их успокаивать. Пока разговаривала с Сергеем, он схватил ружье и начал мне угрожать, я случайно облокотилась на стол, где мне под руку попался кухонный нож, когда я его взяла, Сергей меня дернул и я упала на него, а нож случайно воткнулся ему в живот. Он сразу меня оттолкнул и упал лицом вниз, а ружье поставил в угол.
  -А откуда появилось ружьё,- спросил Дмитрий.
  -Так я откуда знаю, возможно это то ружьё которым Сергей застрелил Михаила, его ведь так и не нашли, а Сергей мог его хранить, вот оно и нашлось.
  Да, подумал Опарин, как все складно выходит, и ружьё нашлось, значит не зря следствие проводили, и самооборона у Фекловой, вырисовывается красивая, типа я тут не причем, он, сам меня, прямо как десять лет назад, с Михаилом, один в один, а что, Сергея ведь суд оправдал, значит и Феклову оправдает, плюсом преклонный возраст, состояние здоровья, и положительные характеристики.
  -Так знаете, я так думаю, надо сходить до вас, и все посмотреть,- сказал Дмитрий и направился к выходу.
  Прейдя в дом, где проживала Феклова Прасковья, Опарин, прежде всего, остановил свой взгляд на шкафе, который стоял в кладовке. Открыв его, как будто, случайно, он заметил в пыльном углу след продолговатого овала, как от приклада охотничьего ружья.
  -Смотрите, какой интересный след, от чего бы он мог быть, как думаете, гражданка Феклова,- спросил её Дмитрий,- а вот если еще внимательнее посмотреть, то можно и вообще чудный пакетик найти,- с этими словами Дмитрий вынул из шкафа целлофановый пакет с десятком патронов. Дмитрий заметил, что патроны были идентичны тем, что лежали у него на опорнике, как вещественные доказательства с убийства Феклова и Плюхина. Дело начинало набирать новые обороты и новые улики.
  -Что вы мне скажите на это,- спросил Опарин, пристально посмотрев на Феклову, которая ничем не подавала виду, что её это вообще касается.
  -Я ничего не знаю, это шкаф сожителя Плюхина Игоря Никодимыча,- ответила она и направилась в спальную комнату,- и вообще я устала, сегодня столько произошло, я уже очень старая для приключений, я пошла спать.
  
  #
  
  Игорь Никодимович, мужчина невысокого роста, крепкий, плечистый, сидел в кабинете участкового и молчал, его голова была опущена, он пытался, что-то сказать, но у него кроме мычания ничего не получалось.
  -Ну так, что, Игорь Никодимович, я так думаю, придется вас привлекать к уголовной ответственности за хранение боеприпасов,- ходя из угла в угол говорил Опарин,- да, а как иначе, как сказала Феклова, шкаф ваш, и вещи в нем ваши, так что все улики против вас.
  Опарин на время остановился, подошел к Плюхину и заглянул ему в глаза,- А может быть все не так, может быть это кто-то другой, может вы здесь не причем? На мгновение он опять затих и продолжил, как маятник ходить из угла в угол. Плюхин молчал, при этом пытаясь заставить свой практически отсутствующий мозг собраться и подумать. Когда он это делал, его лицо искажалось гримасой, а на лбу появлялось множество морщин, что выглядело очень спешно и странно.
  -А может быть, кое-кому, и так придется убыть в места не столь отдаленные? Зоны в принципе находились в 150-200 километров от поселка.
  -А разве Прасковью не оправдают?- удивленно спросил Плюхин,- Сергея ведь оправдали за подобное же преступление.
  -Знаете, тогда был другой участковый, и другое время, сейчас участковый я, и время моё, я то уже будьте уверенны, добьюсь правды,- с этими словами, Дмитрий поднял голову и посмотрел в сторону, как памятник Петра 1 на Сенатской площади, г.Санкт-Петербурга.
  Игорь Никодимович, совсем сник головой, потом резко приподнялся, поднял голову, открыл глаза и начал рассказывать.
  -Знаете, я сильно каюсь, я всю жизнь все скрывал, я виноват во многом, и многое было не по моей вине. Я убил Феклова Семена Владимировича, отца Людмилы. Это было около двадцати лет назад. Феклова Прасковья была очень симпатичной, и сильно мне нравилось. Её муж постоянно был на вахтах, и мы с ней часто общались. Как-то она мне предложила, что если я застрелю её мужа, она будет только моей. Я долго думал, но она стала угрожать, что все расскажет главе нашей комсомольской ячейки и тогда меня исключат из комсомола. Я был молод и планировал перспективную карьеру мастера участка, а такой казус меня бы полностью дискредитировал. В общем, я решился, ружье Прасковья мне дала сама, где она его взяла я не знаю, как она говорила, это ружьё нашел её муж в лесу. В общем, она мне показала, где обычно её муж ходит лесом с вахтового поселка домой. Я выждал время, пришел на поляну и сразу увидел Семена. Я не знаю, видел ли он меня, так как я сделал пару выстрелов, бросил ружье и убежал домой. Позже узнал, что Семен умер от потери крови на другой стороне поляны. После похорон, как и говорила Прасковья, она стала со мной жить. Как-то в сарае я заметил то самое ружьё, я спросил Прасковью, откуда у нас, то самое ружьё, на что она мне сказала, что смотрела за мной, как смогу ли я убить Семена, и после того как я бросил ружьё, она его забрала, что бы никто ничего не заподозрил. Потом позже, когда Людмила выросла и собиралась замуж за моего сына, я узнал, что она выходит замуж без любви, а только по залету, и то не от моего сына, а так, не известно от кого. Нужно было не уронить честь семьи и так далее. В итоге, сын обо всем узнал, и в день свадьбы, хотел прилюдно рассказать обо всем. И тут снова вмешалась Прасковья, которая заставила меня, убить собственного сына, а свалить все на Марфина Сергея. Сергей в тот день был сильно пьян, и практически спал на крылечке, где я и встретил сына. Одним выстрелом в грудь я наповал убил его, полностью перечеркнув себе всю жизнь. После всего произошедшего, конечно я как мог, старался отбелить Сергея, который ни в чем, ни виноват.- Плюхин с облегчением вздохнул, еще раз посмотрел на участкового, который затих от услышанного, и продолжил,- а сегодня, сегодня я все слышал, так как находился во дворе дома, под окнами, просто не успел помочь Сергею, просто не успел. Сегодня был день признания Сергея, он длительное время догадывался, и часто замечал, Людмилу с другими, и его это все раздражало, но он терпел, думая, что это он решил Алевтину родного отца, совсем не зная, что её отца, даже мать не знает. Сегодня, под утро Прасковье уже видимо надоел Сергей, или другую партию дочери нашла, она схватила ружье из шкафа и побежала к Людмиле в дом. Она знала, что ружье было не заряжено, она знала каждый патрон, у неё все было распределено, я так думаю, что и для меня тоже патрон был. Так вот, забежав с ружьем, она сразу выпалила, что Сергей не убийца, и что она знает, кто убил Михаила. Этим она зацепила самолюбие Сергея и страх Людмилы. Людмила сразу кинулась к ней домой, а Сергей схватив ружьё стал пытаться выстрелить, но стрелять было не чем, а у Прасковьи тем временем уже был нож, который она и всадила в Сергея. Раньше когда у нас были свиньи, Прасковья сама резала свиней, с одного удара попадала в сердце, а тут человеку, да которого она ненавидела последние лет пять это точно. Вот и все, больше я не знаю, что вам рассказать.
  
  #
  
  В скором времени приедет оперативная группа, которая соберет все улики, изымут ружьё, заберет на исследование труп. И все потечет, так же как и раньше. Людмила в скором времени будет жить с молодым пареньком, который будет пить спиртное, время от времени поколачивать Людмилу и щупать за жопы молодых девок, за её спиной. Алевтина будет называть его папой, на что он постоянно будет морщица и говорить, что он еще молод. Прасковью, скорее всего, осудят, но делая скидку, на её возраст и положительные характеристики через лет пять выпустят по УДО, а, то и раньше. Плюхина тоже осудят за двойное убийство, и я так думаю, он уже не выйдет из мест лишения свободы, а умрет в зоне, от туберкулеза, которым заразится от сокамерников. А я, сижу и жду телефонного звонка, от руководства, которое скажет,-"знаешь, ты молодец, ты раскрыл дело, но смотри, это бытовуха, на твоем участке, ты виноват, я не знаю, будем решать, наказывать тебя или нет." Как всегда ты вроде герой, но ты не выполнил свои служебные обязанности, не защитил человека, так что ты еще и подлец.
  А по поводу семейных ценностей, это вообще отдельный разговор. Есть мнение, что дети строят свои семьи по подобию родителей, данный рассказ вам в пример. Надо это менять, я хочу, чтобы дети были лучше нас и надо, насколько есть сил им в этом помогать. Проблема родителей и детей, недопонимание, это все понятно, а кто ни будь, просто слушал своего ребенка, какие у него планы, что он хочет. Послушайте и просто сделайте, как хочет ваш ребенок и будет вам счастья.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"