Евграфова Алла Александровна: другие произведения.

Магия Для Принцессы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Глава 1
  
  
   Было далеко за полночь, когда в башню королевского звездочета Астрокориуса, вошел принц Гедеон, сводный брат царствующего Арнольда Седьмого. Седовласый старец в синем плаще и остроконечной шляпе c переливающимися, словно звезды, маленькими огоньками устало поднял глаза на нежданного гостя и нехотя отложил большую, испещренную магическими знаками и рисунками книгу.
   - Астрокориус, ты великий маг, - вкрадчиво начал гость в черном одеянии, - развей мои горестные предчувствия. Сегодня я видел страшный сон, будто чадо Арнольда, которое вот-вот родится в королевской спальне, станет причиной моей ужасной гибели... Тебе открыты все судьбы, скажи правду!
   - Но, - прервал его звездочет, - ты же знаешь, дар ниспослан мне свыше взамен молчанию. В тот миг, когда я кому бы то ни было раскрою тайну будущего - сам превращусь в прах, а тот несчастный будет нести на себе вечно печать проклятия.
   Гедеон вздрогнул, а потом, приблизившись к Астрокориусу, жарко заговорил. В свете свечи, тлеющей на столе, его лицо исказилось и стало похоже на гримасу гиены:
   - Ты знаешь, брат мой встал во главу Мэрилендского королевства несправедливо. Я, я должен был занять трон, он слюнтяй и простак. Неужели звезды не говорят об этом? Скажи мне хоть что-то, чародей, моя мать всегда была добра к тебе.
   Старец тяжело вздохнул, затем повернулся в глубь комнаты и тихонько позвал:
   -Диаманд, Диаманд, принеси мне магический глаз.
   Из темноты появился серый, как пепел, кот с пушистой гривой и изумрудно-зелеными раскосыми глазами. В зубах он нес небольшой замшевый мешочек. Вспрыгнув на стол, он несколько раз потерся о бок своего хозяина и буквально втиснул ему в руку свою ношу.
   - Присядь принц, - махнув рукой на тонкий золоченый стул, промолвил волшебник, а сам, вставив магический кристалл в серебряную витиеватую розетку, наклонился и что-то быстро зашептал.
   Неожиданно комната озарилась несколькими алыми вспышками, в глубине кристалла промелькнули какие-то картинки. Казалось, стеклянный шар вот-вот разломится и все эти люди, мечущиеся там внутри, окажутся здесь, но, вдруг все пропало. Глаз потух.
   - Ну, что, говори, - голос Гедеона стал хриплым от напряжения, - растолкуй хотя бы языком иносказания увиденное тобой.
   Седовласый старик провел рукой по длинной бороде. Принц заметил, что его тонкие пальцы тряслись. Он глубоко задумался, затем, чеканя каждое слово, ответил:
   - Только что у королевы Амелии родилась дочь. Мой совет - не трогай девочку. Ее звезда счастливее твоей.
   - Значит, я был прав, - прошипел принц и выбежал прочь.
   В этот миг замок огласился радостными возгласами многочисленных придворных:
   - У короля Арнольда Седьмого появилась наследница, наследница...
   Астрокориус повернулся к окну, и вдруг небо разрезала огромная молния.
   - Гроза началась, - произнес он, в его глазах стояли слезы.
  
  
  
   * * *
  
   -Боже, откуда такая сентиментальность? - послышался за спиной тягучий голос.
   Астрокориус вытер глаза рукой, повернулся, ловко схватил кота за загривок и, приподняв, строго сказал:
   - Ах ты, неблагодарный наглец. Опять позволяешь себе неуважительно разговаривать со мной. У тебя что, обязанностей нет? Вон в том углу уже две недели скребется мышь, а ты и не думаешь ее ловить.
   Диаманд вырвался из рук хозяина, брезгливо отряхнулся и недовольно прорычал:
   - Она старая и тощая, эта мышь. Неужели я - помощник великого мага - должен питаться подобной гадостью?
   Чародей улыбнулся:
   -Ладно. Ты умеешь находить весомые аргументы.
   Маг вздохнул, и его чело снова омрачилось:
   - Диаманд, что мне делать? - нежно поглаживая своего любимца, он рассуждал вслух. - Гедеон - страшный человек. Вот уже несколько лет он находится в тени своего брата. Видно, его терпению пришел конец. Он готов на все ради короны, и первой его жертвой станет эта беззащитная малышка, дочь короля Арнольда. Я знаю, что не имею право менять ход истории. Но умирать, осознавая, что на твоей совести лежит ответственность за смерть ребенка, не могу.
   - Вот незадача, - легкомысленно ответил Диаманд, - в деревушке, неподалеку от замка, крестьянки перетопили с десяток моих пушистых отпрысков. И ничего, я продолжаю жить и радоваться.
   Звонкая оплеуха заставила кота замолчать:
   "Боже, как я здесь живу? За что терплю эти издевательства? За кусок курицы с хозяйского стола? - забегали мысли в его голове, но, взглянув на звездочета, он примирительно промурлыкал:
   - Прости, о великий. Кажется, я знаю, что делать. Может, это и смешно, - кот потер лапой пострадавшее ухо, - но от твоих затрещин моя голова начинает думать быстрее.
   - Хватит философствовать, говори по существу, - урезонил кота маг.
   - Ладно. Но я бы хотел за это...
   - Не торгуйся.
   -Хм, так и быть. Вчерашней ночью я ходил в деревню. Так, поболтать с местными кошками. И вот, рыжая Марыся, которая живет у мельника, рассказала, что хозяйка утром родила ребенка, четвертую по счету девочку. Такую слабенькую, что, по мнению Марыси, она не проживет и трех дней.
   - И что ты предлагаешь, - Астрокориус перестал гладить кота.
   В глазах Диаманда засверкали злые огоньки:
   - А ты еще не понял? Подменим малышек, хуже не будет. Поживет принцесса неделю у мельника, а если ничего не произойдет, вернется в царскую спальню под розовый балдахин.
   Волшебник задумался. Затем резко встал со стула:
   - Пошли, покажешь дорогу.
  
  
  
   * * *
  
  
   Только под утро в галереях и залах дворца стихли звуки, даже гроза прекратилась. В покоях Гедеона тишину нарушил скрип открывающейся двери. В освещенный факелами зал проскользнул начальник королевской охраны Сильван Морр.
   - Мой принц, вы хотели меня видеть, - обратился офицер к венценосной особе. - Наверное, что-то очень важное заставило Вас бодрствовать в столь ранний час?
   - Вы правы, Сильван, - принц полулежал на изящном диване. - Два часа назад у меня состоялся разговор с Астрокориусом. Он поведал мне страшное. Все уже знают, что королева Амелия родила наследницу. Но это лишь половина правды. Она родила чудовище, которое скоро погубит наше королевство, наш народ, даже мне предсказана смерть от рук этого исчадия зла.
   Гедеона посмотрел в глаза начальнику охраны, тот стоял словно громом пораженный.
   - Я хотел сказать правду Арнольду, - продолжил он, - но думаю, что он не поверит ни мне, ни звездочету. Сильван, - он резко встал, - что делать: смириться и погибнуть или попробовать противостоять злу?
   - Н-н-не з-з-наю, - голос Морра трепетал, - какое горе для королевства.
   - Утром я хочу поговорить с братом. - Гедеона явно разозлила нерешительность офицера. - Предупредите охрану, пусть она присутствует при нашем разговоре. Правду должны узнать все.
   Сильван уже хотел возразить. Он опустил взгляд, чтобы собраться с мыслями, и вдруг его взор приковал перстень, красующийся на безымянном пальце повелителя. Магическим образом камень притягивал к себе, поражая своими идеальными формами. Пурпурный свет, струящийся изнутри рубина, словно пульсировал. Он подавлял волю, заставляя повиноваться его хозяину беспрекословно.
   - Я сделаю так, как вы скажете, - выпалил Морр и спешно покинул покои принца.
  
  
  
   * * *
  
  
   Солнце еще не показалось из-за вершины горы, но ночная тьма уже потихоньку начала рассеиваться. По мокрой тропинке, петляющей в луговой траве, шли двое - высокий старик в сером походном платье и в масть его одеянию, кот, едва успевающий за размашистым шагом хозяина.
   - И почему я должен бежать куда-то спозаранку, - ныл Диаманд, - неужели нельзя было сказать простенькое заклинание и в мгновенье ока оказаться там, где нужно?
   Астрокориус не хотел спорить с котом, но справедливое замечание его задело:
   - Я понял, как прекратить твое нытье, - с нарочитой серьезностью произнес волшебник, - когда мы вернемся в замок, я превращу тебя в мышь. Ты будешь сидеть в норке вместе с той бедолагой, которую ты не соизволил поймать, и даже носа не покажешь, чтобы, не дай бог, не попасться на глаза своим собратьям.
   От такого заявления кот чуть не подпрыгнул на месте:
   - Ладно, - еле сдерживая ярость, процедил он, - я буду сидеть в норе вместе с ненавистными мне мышами. Но однажды ночью я проберусь в твою потайную комнату, затерянную в подземелье замка, возьму превращальное зелье и безжалостно плесну содержимое пузырька в лицо тебе, спящему. Утром наша драгоценная королева Амелия придет, как обычно, за порцией антистаринного эликсира, а вместо неподражаемого чародея за столом будет сидеть ужасная жаба и зеленой лапкой листать рунические книги.
   Маг громко расхохотался:
   - Да, с тобой лучше не враждовать, - наконец успокоившись, подытожил он, - ну вот и деревушка показалась.
   Аккуратный домик мельника стоял на самом краю поселения, рядом с мельницей, построенной на реке. Астрокориус подошел к двери и прислушался - внутри было тихо.
   - И все же подстраховаться стоит, - рассудил маг. Он вытащил из кармана свободных одежд какую-то травку, дотронулся до нее волшебной палочкой, и, когда та затлела, тихонько открыл дверь и бросил ее в дом. Через мгновение жилище мельника наполнилось желтоватым дымом.
   - Пора, - сказал звездочет, и ринулся в дом.
   Чтобы не рисковать своей драгоценной жизнью, Диаманд остался сидеть у порога. Ждать пришлось недолго. Не успел он досчитать и до десяти, как его спутник уже стоял на улице, в его руках был сверток, в котором кто-то тихо попискивал.
   - Прыгай мне на руки, - скомандовал маг, а когда кот вцепился в рукав его платья, произнес:
   - Ре-ми-гро-но, - и исчез.
  
  
   * * *
  
  
   В главном зале королевского дворца шло приготовление к праздничному обеду в честь новорожденной принцессы. Слуги драпировали стены шелком лазурного и жемчужного цвета, огромные столы сервировали золотой и серебряной посудой. В королевской кухне запекали свиней фаршированных кроликами, многочисленные колбасы, в огромных количествах жарили гусей и фазанов и еще десятки блюд, которые при одном только названии заставляли поваров и поварят захлебываться слюной. Королевский кондитер пританцовывал перед главным украшением торжества - большим розовым тортом, сделанным в форме сердца.
   Многочисленные придворные томились в ожидании. Каждому хотелось блеснуть на обеде новым платьем, костюмом или хотя бы шикарной шляпой.
   Королева Амелия в белоснежном платье, украшенном тысячами бриллиантов, наклонилась над кроваткой дочери.
   - Арнольд, посмотри - как прекрасна наша девочка.
   - Она будет первой красавицей, как и ты, - с любовью произнес он, - вот только как мы ее назовем?
   - Давай назовем ее Жаннет - достойное имя для принцессы.
   - Вполне. - Арнольд нежно обнял супругу. - Мне кажется, что я еще никогда не был так счастлив. Ты только представь, день за днем, год за годом мы будем наблюдать, как наша Жу-Жу подрастает. А лет через двадцать, в такой же прекрасный, как сегодня, день, в этом дворце снова будет праздник - наша дочь пойдет под венец с благородным и смелым принцем. - Король посмотрел на жену, та плакала от переполнявших ее чувств.
   Внезапно в спальню ворвался Гедеон, его сопровождали стражники.
   - Брат, - повелительным тоном начал принц, - нам нужно поговорить.
   - Что еще, - попытался отмахнуться король.
   - Твоя маленькая дочь должна быть казнена, иначе она принесет горе нам всем.
   - Кто это сказал, - Арнольд грозно взглянул на Гедеона.
   - Мне приснился вещий сон, а Астрокориус, при всей его любви к тебе и Амелии, не смог опровергнуть горьких предчувствий.
   - Ты, что, сумасшедший? - король заслонил собой колыбель, - я не позволю никому и пальцем дотрагиваться до девочки.
   - Раз так, - Гедеон задохнулся от ярости, - придется устранить и тебя. Он выхватил из ножен кинжал и вонзил его в грудь брату.
   Арнольд упал замертво, его белоснежный камзол обагрился кровью. Офицер Сильван Морр вскрикнул от неожиданности, сопровождавшие его гвардейцы оцепенели, боясь поднять на принца глаза.
   Воспользовавшись всеобщей неразберихой, королева Амелия выхватила дочку из кроватки и выскочила в коридор. Путаясь в юбках пышного платья, она, еще слабая после недавних родов, бежала к единственному человеку, который мог спасти ее дочь - к волшебнику Астрокориусу.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Вернувшись после ночного похода в башню, чародей, не переодеваясь, занялся делом. Он положил пищащий кулек на стол, развернул одеяльце и сосредоточенно начал осматривать малышку.
   Диаманд, умирая от голода, сначала попил молока, потом съел кусок говядины, припасенный им еще с вечера, и лишь насытившись, запрыгнул на стол, чтобы понаблюдать за манипуляциями хозяина.
   - Ты знаешь, - обратился маг к своему четвероногому другу, - твоя знакомая кошка оказалась права. Девочка вряд ли доживет до завтрашнего утра, давай-ка, вернем ее обратно домой, кажется, с обменом ничего не получится.
   В этот момент в галерее, ведущей в покои волшебника, послышались шаги. Первой в комнату вбежала королева Амелия:
   - Закрывайте дверь на засов, быстрее, - взмолилась она. Старец, не теряя времени, захлопнул массивные дубовые створы. Буквально через несколько секунд в них начали настойчиво тарабанить. Астрокориус повернулся к Амелии и спросил:
   - Я знал, что горе стоит на пороге нашего замка. Так значит, Гедеон начал действовать?
   - Он ворвался в нашу спальню, убил Арнольда и хотел расправиться с моей девочкой, принцессой Жанеттой, но я успела вырваться и прибежала к вам.
   Диалог прервала очередная попытка гвардейцев открыть дверь:
   - Именем новоявленного короля Гедеона Первого откройте, выдайте нам злейших преступниц - королеву Амелию и маленькую принцессу.
   - Что будем делать? - Астрокориус обратился к королеве, но та без чувств лежала на полу.
   Грохот за дверью усилился. Было понятно, что еще несколько ударов и дерево не выдержит.
   - Пора уходить, - хладнокровно заметил Диаманд, - давай-ка сюда малютку.
   Кот ловко стащил деревенскую девочку со стола, доволок ее до Амелии и водрузил на грудь бесчувственной женщины.
   - Бери принцессу и спускайся к потайной двери, скомандовал он волшебнику.
   Тот послушно взял девочку на руки. Затем сложил в мешок магический глаз, пару книг, волшебную палочку, подошел к стене и нажал ладонью на один из кирпичей. Стена расступилась, внутри появились ступеньки, уходящие вниз. Диаманд на минуту задержался. Рядом с королевой он расстелил синее платье волшебника, чуть поодаль бросил остроконечную шляпу с мерцающими звездочками, посыпал все это пеплом из камина. Повернулся, еще раз удовлетворенно оценил свою работу, и исчез в подземелье. Дверца в стене беззвучно закрылась.
   Бегство обитателей башни оказалось своевременным. Спустя мгновенье, в проломе двери появилась разъяренная физиономия Гедеона:
   - Я повешу и тебя, Астрокориус, и Амелию, - негодовал он, - но, увидев на полу бездыханное тело королевы, а рядом с ней платье старца, осекся:
   - Значит, это произошло. Старик не смог смолчать и предупредил несчастную о горькой судьбе ее доченьки, - Гедеон наклонился, потрогал пальцами пепел, потер его, и, убедившись в реальности происходящего, поднял голову на стражников.
   - Ну вот, со вторым моим врагом тоже покончено, пришло время разделаться с третьей. Принц брезгливо указал перстом на девочку:
   - Покончите с этой паршивкой.
   Сильван Морр поднял крошку:
   - Мой принц - мне кажется, она мертва.
   Начальник королевской охраны приложил ухо к груди ребенка и прислушался:
   - Она не дышит, и сердце не бьется...
   Громкие голоса привели Амелию в чувство. Открыв глаза и увидев малышку в руках предателей, она закричала:
   - Умоляю, не убивайте ее.
   Гедеон взял ребенка у Морра и сунул его в руки матери:
   - Нам не пришлось ничего делать. Она умерла сама.
   Прижав девочку к груди, женщина зарыдала. Обезумев от горя, она повторяла лишь одну фразу:
   - Ты ответишь за свое вероломство, ты ответишь.
   Принц повернулся к ней спиной:
   - Заточите в темницу эту сумасшедшую.
   Он вышел из покоев звездочета:
   -А теперь все на торжественный обед - надо сообщить, что отныне в Мэриленде новый король. Да, а если вы все хотите дожить до старости, - угрожающе изрек он, - то должны уяснить для себя совсем другую версию произошедших сегодня событий. Запомните - королева Амелия, потеряв рассудок, сначала задушила свою дочь, а затем зарезала мужа. Понятно?
   -Понятно, - отозвались стражники.
  
  
   * * *
  
  
   Направляясь по каменной лестнице в потайную комнату замка, волшебник думал: "Может, я совершаю ошибку, может, нужно вернуться, встать на защиту Амелии, попытаться поговорить с принцем..." Но, вспомнив глаза Гедеона, в которых горел злобный огонь, он осознал, что этот человек подобен бешеной собаке.
   Маленькая девочка тихонько заплакала на руках старика:
   - Боже, в свете этих трагических событий мы совсем забыли о тебе, а ты, наверное, сильно проголодалась?
   Кот догнал Астрокориуса:
   - Нам действительно нужно быстрее от нее избавляться. Давай доставай волшебную палку - я больше не потащусь пешком в деревню.
   - Мне нужно взять кое-что в моих секретных закромах, - устало произнес маг, - а потом мы сразу отправимся в путь. И я даже не знаю, куда он нас приведет.
   К счастью, в доме мельника все еще спали под воздействием сонного снадобья.
   Маг положил принцессу в плетеную ивовую кроватку, поцеловал ее в розовую мягкую щечку и с тяжелым сердцем покинул деревенское жилище.
   В лесу, который начинался сразу за околицей, звездочет нашел небольшую полянку.
   - Здесь мы и будем жить, - грустно поведал он своему единственному другу.
   - Как, - кот обвел поляну взглядом, - так и заночуем под деревьями?
   - Получается, что так, а завтра я пороюсь в своих книгах и найду заклинание, с помощью которого возведу дом, - пообещал чародей и улегся на траву.
  
  
  
   * * *
  
  
   Спустя несколько дней мельник Бертольд беседовал со своей женой Анной. Женщина укачивала новорожденную дочь.
   - Жаль, конечно, - челюсти у Бертольда двигались так же медленно и неуклюже, как жернова на его мельнице, - что у нас родилась девчонка. Мне так нужен помощник в хозяйстве, а добавился еще один лишний рот.
   - Зачем ты так, - в голосе Анны сквозила обида. - Гляди, какая она у нас уродилась красивая? Ни у одной из моих старших дочерей нет таких больших синих глаз и длинных ресниц. Мне кажется, что она необыкновенная. Давай дадим ей самое красивое имя.
   В это время в приоткрытое окно влетел большой жук. Ж-ж-у, ж-ж-у, пролетел он мимо удивленных крестьян, попал в луч света, засверкал и спиралью упал на кроватку к девочке.
   Мельник схватил жука и удивлено вскричал:
   - Посмотри жена, жук превратился в золотой самородок. Если я отнесу это в город и продам, мы сможем прожить безбедно целый год.
   - Чудеса, - Анна была удивлена не меньше мужа. - Знаешь, а ведь это знак. Мы назовем малышку Жу-Жу в благодарность за столь дорогой подарок. Вот только кто нам его сделал?
   Увидев озадаченное лицо мельничихи в своем магическом глазу, Астрокориус улыбнулся:
   - Ну вот, по крайней мере, принцессу будут называть так, как этого хотели ее настоящие отец и мать.
   Он встал и начал мерить шагом свое новое жилище - маленький каменный домик, спрятавшийся под сенью векового дуба:
   - Пусть девочка растет, в деревне ей ничего не угрожает. А я буду ждать того дня, когда смогу, наконец, рассказать принцессе правду о ее семье.
  
  
  
  
   Глава 2
  
   Минуло десять лет с того момента, как принцесса Жу-Жу впервые появилась в доме мельника. Возможно, она задержалась бы там и до совершеннолетия, но одно событие перевернуло весь уклад жизни девочки.
   Жу-Жу росла в ласке и любви. Даже старшие сестры относились к ней с каким-то почтением. Мать рассказывала, что с появлением младшей девочки беды начали обходить их дом стороной. Жаннет была совсем маленькой, когда однажды, играя в песке возле речки, она вдруг нашла большой сапфир. Как-то девочки пошли в соседний лес за грибами, а вместо этого обнаружили под деревом мешочек с золотыми монетами.
   Мельники уже давно забыли про нужду и были в своем селенье самыми зажиточными.
   На праздники они пекли пироги и булки, тушили картошку с бараниной и приглашали за стол всю деревню. Тут уж бывало весело - песни, танцы. Вот только Жу-Жу все это словно не радовало. Часто она покидала празднество, и одна часами сидела на огромном камне у реки.
   Мать как-то пошутила:
   - Смотри, заманят тебя в воду русалки, их сладкие голоса многих погубили.
   Серьезный взгляд дочери смутил Анну:
   - Мама, часто во сне я вижу женщину. Она тянет ко мне руки, а в ее глазах боль и нежность. Может, это смерть? Ведь ты говорила, что я чуть не умерла, когда была совсем маленькой. Вот только одно меня смущает, неужели смерть может быть такой прекрасной?
   - Не думай о плохом, - мельничиха крепко обняла девчушку, - и, на всякий случай, не увлекайся купанием на реке.
   Вскоре после этого разговора, в жаркий июльский полдень Жу-Жу вместе с другими ребятишками загорала на песке возле водоема. Она уже собиралась идти домой, когда увидела приближающуюся карету. Повозка была запряжена четверкой отборных вороных коней, на дверках различался королевский герб. Подобное зрелище было здесь редкостью, поэтому детвора ринулась по пыльной дороге сопровождать господ. Когда карета поравнялась с девочкой, из окна выглянул мужчина. Их глаза встретились всего на миг, но холодная надменность незнакомца словно обожгла Жу-Жу. Поддавшись инстинкту, девочка запрыгнула на большой камень и нырнула в реку. Погружаясь под воду, она услышала:
   - Стой - стой.
   Когда Гедеон выскочил из кареты, на камне никого не было. " О, ужас, - подумал он, - мне показалась, что на меня сейчас смотрели глаза королевы. Их невозможно забыть или спутать с другими".
   Он подошел к чумазому мальчишке, стоявшему поодаль, и ласково спросил:
   - Только что в воду прыгнула белокурая девочка, кто это?
   - Младшая дочь мельника, - парнишка даже не смутился, отвечая самому королю.
   - А где она живет?
   - Вон в том доме с зеленой крышей.
   Гедеон кинул мальчишке мелкую монетку, и, сев в карету, направился к дому Бертольда.
   Анна, увидев, что в их жилище пожаловал столь высокий гость, чуть не потеряла дар речи.
   - Чем можем служить, Ваше величество? - после некоторой паузы выговорила она.
   - Я видел сейчас на реке вашу прекрасную дочь и подумал, почему бы не взять ее фрейлиной в свой замок?
   Мельничиха зарделась от гордости:
   - Да мы и сами не можем надивиться ее красоте. Вот только как мы расстанемся с нашим сокровищем?
   - Сокровищем? - вопрос короля был столь невинным, что Анна без оглядки начала делиться с незнакомцем самым сокровенным:
   - Я родила ее десять лет назад, за день до летнего равноденствия. Повитуха сказала, что вряд ли девочка будет жить. Но Жу-Жу словно подменили. Уже на следующий день она порозовела, у нее проснулся аппетит. А потом начались чудеса. Сначала жук, летающий над ее кроваткой, превратился в слиток золота. Потом маленькая Жу-Жу нашла в песке у реки драгоценный камень. И так каждый год. Словно какой-то тайный покровитель посылает нам эти богатства.
   - Видно, девочка родилась под счастливой звездой, - сказал король, и давняя картина встала перед его взором. "Не трогай девочку, ее звезда счастливей твоей..." - слышался забытый голос. Да, это был голос Астрокориуса.
   Словно меч вонзился в сердца короля. Ему стало тяжело дышать. "Неужели мудрец обманул меня, неужели принцесса жива? Боже, раньше кошмары преследовали меня только ночью, теперь они не отпускают меня и днем".
   Гедеон достал из кармана горсть золотых:
   - Это лишь часть, потом получите еще, - властно сказал он Анне, - давайте же собирайте девочку в путь.
   Мельничиха позвала старших дочерей:
   -Бегите скорее на речку и приведите сюда Жу-Жу.
  
  
  
   * * *
  
  
   Просидев в воде с полчаса, Жу-Жу все же отважилась выйти на берег и направилась к дому. Она подошла к калитке, намереваясь войти во двор, как кто-то положил ей на плечо руку.
   Девочка обернулась, перед ней стоял высокий незнакомец.
   - Ну здравствуй, Жаннет, - добродушно произнес он.
   Жу-Жу непонимающе смотрела на человека, который, почему-то, сразу ей понравился.
   - Вы родственник моих родителей? - спросила она. - Это не вас привезла карета?
   Мужчина покачал головой:
   - Нет, но нам нужно серьезно поговорить.
   Он увлек ее за куст жасмина, приложил палец к губам и прошептал:
   - Т-с-с-с.
   В это время из дверей дома выбежали сестры Жу-Жу. Они промчались мимо жасминовых зарослей и устремились к реке.
   Девочка посмотрела на незнакомца:
   - Мы что, играем в прятки?
   Волшебник вздохнул:
   - Детка, мне нужно сказать тебе что-то очень важное. Но не здесь. Куда же нам укрыться?
   - Я не могу уйти с человеком, которого совсем не знаю. И вообще, мне давно пора быть дома. Прощайте.
   Астрокориус, а это был именно он, сунул руку в карман и достал ажурную цепочку, на которой висел медальон. Легким нажатием он открыл его и протянул Жу-Жу:
   - Посмотри сюда.
   Девочка без интереса поднесла украшение ближе к глазам. На одной створке медальона был изображен портрет какого-то мужчины в королевской короне, на другой - женщины с распущенными волосами. Что-то знакомое было в этом лице, излучающем радость. Что-то до боли знакомое.
   - Да это же женщина из моих снов, - со страхом произнесла она, - значит, это все-таки смерть. Вы сейчас заберете мою жизнь?
   Астрокориус предполагал, что разговор будет сложным, но такого развития событий не ждал. Пускаться в долгие объяснения не было никакого смысла:
   - Это твои родители, Жаннет, - сказал волшебник. - Ты не дочь мельника, а принцесса. Дай мне свою руку.
   Не дождавшись ответа, он взял за руку ошеломленную девчушку и, произнеся "Ре-ми-гро-но", исчез вместе с ней.
   Мельничиха Анна до поздней ночи искала младшую дочь. Крестьяне, вооружившись баграми, обследовали все заводи на реке, но тела пропавшего ребенка так и не нашли. Гедеон ждал долго. Наконец, потеряв терпение, засобирался в путь:
   - Я уезжаю в соседнее королевство с визитом, - процедил он, - на обратном пути снова загляну к вам. Приказываю, найдите мне девчонку хоть из-под земли.
  
  
   * * *
  
  
   Яркие звезды одна за другой зажигались на темно-синем небосводе. На небольшой лесной полянке, возле костерка, различались три силуэта. Один из них принадлежал зверьку с пушистым хвостом, два других - мужчине и девочке.
   - Так ты и попала в дом к мельнику, и прожила у чужих людей долгих десять лет, - закончил рассказ Астрокориус.
   Жаннет тихо плакала.
   - Значит, моего отца убили. А мать? Вы видели ее? - грустно спросила она.
   - Диаманд как-то заглядывал в темницу, - начал маг. Кот перебил его:
   - Это было ужасно.
   Девочка вздрогнула:
   - Говорящий кот? Он что, волшебный?
   - Я умный, - обиделся Диаманд. Он фыркнул, помолчал с полминуты, потом снисходительно продолжил. - Твоя мать находится в каком-то забытьи, она постоянно плачет и повторяет твое имя.
   - Мне нужно ее увидеть, - твердо заявила Жаннет, - идемте в замок.
   - Куда же мы пойдем ночью, - маг говорил сдержанно. - Сегодня у тебя был слишком трудный день. Завтра мы отправимся в замок. Думаю, пора еще раз посетить мою тайную комнату. А потом, - он ласково посмотрел на принцессу, - попробуем пробраться в тюрьму.
   Наконец в доме мага все улеглись спать. Принцесса мирно посапывала в своей новой кроватке. Диаманд, свернувшись калачиком, примостился в ногах девочки. Один Астрокориус не мог уснуть. Он вспомнил такую же бессонную ночь, когда он вместе с котом, засыпал под вековым дубом здесь, в лесу. Тогда ему казалось, что минет целая вечность, прежде чем Жу-Жу вырастет и узнает правду. И вот она здесь. Вот только по силам ли ей, десятилетней девчонке, противостоять жестокому и сильному королю? "Я должен ей помочь, - произнес он, его кулаки сжались, - Гедеон, ты сам напросился".
  
  
   * * *
  
   С первыми лучами солнца чародей, принцесса и кот отправились в замок. Подойдя к стенам дворца, они с трудом отыскали камень, нажав на который, проникли в темный подвал.
   Астрокориус нащупал давно потухший факел, легонько дунул на него и яркий огонь осветил узкую галерею.
   - Ну, идемте, - подбодрил он притихших попутчиков. - Давно я здесь не был.
   Продвигаясь в глубь подвала, то поднимаясь, то спускаясь по каменным лестницам, они добрались до старинной двери с вензелем "А".
   - Луреко-мо-но се-то, - прошептал волшебник, и дверь со скрипом отворилась.
   Глазам присутствующих открылась комната, на стенах которой располагалось огромное количество полок. На одних из них пылились книги: большие и маленькие, старинные и в золотых окладах, украшенных драгоценными камнями. На других стеллажах стояли многочисленные бутылочки с какими-то жидкостями. Содержимое некоторых бурлило и клокотало, выпуская наружу едкий дым.
   Жаннет нерешительно вошла в комнату и, поддавшись желанию, потянулась к розовой склянке, стоявшей рядом.
   - Ма-ма, - закричала она, напугав до полусмерти всех подвальных мышей.
   Астрокориус подскочил к девчушке:
   - Что случилось?
   - Не знаю, я хотела взять розовое зелье и вдруг моя рука исчезла. С испугу, я ее отдернула, но она оказалась целой и невредимой.
   Звездочет недоверчиво протянул руку к мензурке, которая заинтересовала принцессу, и вдруг, на глазах у изумленных наблюдателей пальцы, а затем и вся кисть волшебника словно растворились в воздухе.
   - Дьявольщина, - прошипел кот.
   Маг усмехнулся:
   - Кажется, я понял! Жаннет, ты только что нашла плащ-невидимку, который я потерял лет двести назад.
   Волшебник бережно потянул что-то с полки, и только в свете факелов принцесса различила еле уловимые контуры волшебного плаща.
   - Вот теперь можно сходить в темницу, - сказал чародей, - Диаманд, ты будешь сопровождать девочку, а я еще побуду здесь.
  
  
  
   * * *
  
  
   По коридорам подвала девочка и кот шли без опаски. Но когда через потайной вход они проникли в бывшие владения звездочета, пришлось облачиться в плащ-невидимку. Жилище Астрокориуса казалось безжизненным, видимо за десять лет никто из придворных не захотел, а может, и побоялся его занять.
   Все здесь было, как и прежде, вот только входная дверь, пострадавшая когда-то под натиском гвардейцев, стояла расколотая в уголке.
   Двигаясь на цыпочках, Жаннета потихоньку пошла по галереям, Диаманд шепотом подавал ей команды:
   - Налево, направо, заверни вон туда.
   Они благополучно пересекли половину замка, и почти добрались до темницы, как дорогу им преградил высокий гвардеец. Он ходил взад и вперед, напрочь исключая возможность проскочить в казематы.
   - Да, здесь мы можем долго прождать, - расстроился кот, - придется поворачивать назад.
   Сердце девочки бешено заколотилось.
   - Я так хотела увидеть маму, - чуть не закричала она, - ну давай подождем немножечко.
   - Тебя отсюда не утащишь, - прошептал кот, - ладно подождем пять минут, но не больше.
   Минуты тянулись одна за другой, а гвардеец все ходил без устали.
   - Все, ждать больше нельзя, - он царапнул принцессу за ногу, - поворачивай.
   В этот миг в коридоре раздался хриплый бас:
   - Смена караула.
   Охранник вскинул аркебузу на плечо и быстрым шагом направился в сторону главного поста. Жу-Жу и Диаманту пришлось со всей силы прижаться к стене, чтобы гвардеец, проходя мимо, не задел их рукой.
   Как только стражник скрылся за поворотом, Жаннет бросилась к заветной двери. К счастью, она оказалась незапертой, и они без труда вступили в сырую и затхлую комнату. Это квадратное помещение имело еще несколько дверей. За каждой из них располагались темницы. Несколько камер были пусты, в одной мирно спал какой-то воришка, а в самой маленькой находилась Амелия.
   Жаннет подошла к самым прутьям решетки, отделяющей ее от матери и сосредоточенно вгляделась во мрак. Только когда глаза привыкли к темноте, она разглядела в уголке худенькую женскую фигурку. Некогда блистательная королева сидела неподвижно, устремив свой взор куда-то вверх. Порой она тяжело вздыхала, но потом опять затихала.
   - Мама, мамочка моя, - не выдержав, позвала Жаннет, - мама, я здесь.
   Кот вздрогнул, представив, что Амелия сейчас встрепенется и начнет искать свою девочку, но та так и осталась сидеть, как исткан.
   - Принцесса, - взмолился Диаманд, - пора уходить. Охрана скоро сменится, и нам не удастся проскочить обратно.
   - Да, идем, - упавшим голосом произнесла девочка.
   Весь обратный путь они шли молча. Даже наступив в подвале на хвост дохлой мыши, Жаннет не вскрикнула от ужаса.
   Только увидев Астрокориуса, она не смогла скрыть своих чувств и расплакалась в его объятиях.
   - Нам нужно вызволить ее оттуда, - сквозь слезы повторяла она. - Ты же волшебник, придумай что-нибудь.
  
  
   * * *
  
   Третий день Гедеон гостил у своего соседа Бальтазара Темного. Властитель королевства Шеффилд был известен своими жестокостью и коварством. Сведущие люди утверждали, что Бальтазар водит дружбу с черными ведьмами и страшными колдунами, да и сам он долгое время занимался алхимией, но тщетно. Секрет философского камня Бальтазар так и не открыл. Однако магическому искусству был обучен. Зная это, Гедеон обратился к нему с просьбой:
   - Бальтазар, - начал он издалека, - ты можешь сказать, сколько у меня врагов?
   - У тебя их много, как и у всех людей, облаченных властью, - ответил тот, улыбнувшись.
   - Но среди них есть человек, который несет мне смертельную опасность, - в голосе Гедеона появились металлические нотки.
   - Ты дважды терял его, считая мертвым, а ведь он живой, - спокойно продолжал Бальтазар.
   - Да, ты прав, - с деланным равнодушием ответил Гедеон, - ну а где же мой враг сейчас?
   - В твоем замке, - глаза Бальтазара засверкали алым огнем, - он хочет забрать оттуда самое дорогое, что у него есть.
   - Говори яснее, - не выдержал Гедеон.
   - Я колдун, - заметил властитель Шеффилда, - я даю тебе лишь направление, остальное ты должен додумать сам.
   Гедеон понял, что настаивать бесполезно.
   - Хорошо, - примирительно промолвил он, - ну, хотя бы научи, как мне противостоять людям, жаждущим моего свержения с престола?
   В первый раз Бальтазар засмеялся, но этот смех показался Гедеону шипением змеи.
   - Ты имеешь сильнейший талисман, который делает тебя неуязвимым. - Он указал на перстень, красующийся на руке Гедеона. - Разве мать, оставляя этот дар, не поведала тебе о его магической силе? А ты сам никогда не чувствовал его тепла?
   - Я думал, что мне это кажется, - задумчиво произнес гость. А потом добавил. - Да и мать, попросила меня всего лишь беречь перстень и никогда его не снимать.
   - Такие экземпляры дело рук только очень сильных чародеев, - сказал Бальтазар. - Не знаю, как он попал к твоей матери.
   Гедеон нежно погладил перстень.
   - Моя мать была редкой женщиной, - гордо заметил он. - Но ее оберег, видно, не решит всех моих проблем. Ты сообщил мне грустные вести. Пора возвращаться в Мэрилендское королевство и наводить там порядок.
  
  
   * * *
  
   В лесном жилище Астрокориуса шел военный совет. Разложив карты замка, набросанные магом по памяти, звездочет и принцесса обсуждали, как вызволить Амелию из тюрьмы.
   - Да, тебе удалось пробраться в темницу, - рассуждал чародей, - но даже если вы откроете решетки, как обратно вернетесь с королевой. Она же никого не узнает.
   Жаннет хотела возразить, но весомых аргументов не нашла.
   В спор вступил Диаманд:
   - Вы уже больше часа сидите над этой головоломкой и не видите простейшего решения. Разве не понятно, что здесь без колдовства не обойтись. Нужно превратить королеву во что-то маленькое - да хоть в мотылька. Жу-Жу аккуратно сунет его в карман и принесет сюда. А здесь ты опять превратишь бабочку в королеву.
   - План неплохой, - после некоторой паузы сказал волшебник, - но в нем много слабых мест. Нужно еще раз все обдумать.
   - Думай, не думай, а лучше все равно ничего не придумаете, - самодовольно произнес кот.
   Всю следующую ночь Астрокориус колдовал над превращательным зельем. Только под утро мутный желтоватый напиток стал, наконец, прозрачным.
   - Кажется готово, - волшебник снял котел.
   - Диаманд, - разбудил он кота. - Ну-ка, попробуй, - он протянул ему ложку с дымящейся жидкостью.
   Тот поморщился, но зелье выпил. Хлопок, и кот исчез в фейерверке серебристых искр. Вместо него на кровати появился маленький серый мотылек.
   Астрокориус разлил варево в две одинаковых склянки. Затем в одну из них добавил несколько щепоток фиолетового порошка. После этого зелье приобрело приятный сиреневый цвет.
   - Сейчас проверим обратный эффект, - изрек маг и, намочив стеклянную палочку в жидкости, помазал ею крылышки бабочки.
   Миг, и из мотылька вырос огромный серый кот. Диаманд отряхнулся.
   -Я кто, помощник мудреца или подопытный кролик?
   - Ты самый лучший, самый смелый и самый умный кот во всей вселенной? - весело вскричала принцесса.
   - Вот так-то, - удовлетворенно подытожил Диаманд, - а кормить самого умного кота во вселенной не надо?
   - Сегодня ты заслужил настоящего лакомства, - ответил маг.
   Он взмахнул волшебной палочкой, и кошачья миска доверху наполнилась аппетитными мясными кусочками.
   - Я тоже хочу есть. Мне, пожалуйста, молока и горячих булочек с вареньем, - Жаннет уже сидел за столом.
   - Да, сегодня вам необходимо подкрепиться. Впереди серьезное испытание, и, сдается мне, вас поджидает немало опасностей, - заметил Астрокориус.
  
  
   * * *
  
  
   Гедеон с остервенением гнал лошадей по дорогам Мэрилендского королевства. Когда он въехал во двор замка, часы на башне пробили полдень.
   - Срочно ко мне начальника охраны Морра, - приказал он на ходу одному из гвардейцев.
   Огромными прыжками он преодолел лестницу и удалился в свои покои.
   Через минуту Сильван Морр стоял перед королем.
   - Что-то случилось, мой господин? - испуганным голосом выдавил он.
   - Да, Сильван, не буду вдаваться в подробности, скажу лишь одно - дочь Арнольда и Амелии жива, скорее всего, жив и обманщик Астрокориус. Более того, как предупредил меня мой друг Бальтазар Темный, эти наглецы сейчас во дворце. Они хотят забрать отсюда самое дорогое, что у них есть, а может, уже и забрали. Где мои корона и скипетр?
   Сильван метнулся к массивному шкафу, стоящему в глубине комнаты. Быстрым движением он снял со своей шеи массивный золотой ключ и открыл им двери шкафа - корона и скипетр, к счастью присутствующих, оказались на месте.
   - Слава небесам, они не успели этого сделать, - воскликнул Гедеон.
   Морр со страхом и непониманием смотрел на правителя:
   - А почем вы решили, что для девочки главное - корона, возможно, она хочет вызволить свою мать?
   Гедеон застыл, а потом завопил на весь зал:
   -Взвод гвардейцев в тюрьму. Перекрыть все двери, никого не впускать и не выпускать, к Амелии приставить четверых стражников. Бегом.
   Немного остыв, он добавил, глядя на Морра:
   - Переоденусь с дороги и тоже отправлюсь в казематы, а вы не стойте, руководите операцией.
  
  
   * * *
  
   Как и за день до этого, Жаннет и Диаманд, спрятавшись под плащом-невидимкой, проникли в королевскую тюрьму. На этот раз стражник был занят чисткой своего ружья, и не помешал им проскочить мимо.
   Жу-Жу подошла к двери, отделяющей ее от матери, приложила руку к замку и тихонько произнесла:
   - Сим-то-ра-мин.
   Этому заклинанию, открывающему любые двери, научил ее Астрокориус. В доме звездочета оно срабатывало, но здесь дверь осталась запертой.
   - Скажи заклинание погромче, - посоветовал кот, - не думаю, что гвардеец услышит твой писк.
   - Сим-то-ра-мин, сим-то-ра-мин, - Жу-Жу начинала нервничать. Дверь, однако, не поддавалась.
   - Сим-то-ра-мин, - выпалила она со злостью и толкнула дверь ногой. Тяжело заскрипев, та поддалась.
   Попав в камеру, Жаннет, подошла к своей матери. Та, как и в прошлый раз, неподвижно сидела на лавке. Принцесса достала из кармана пузырек с зельем и стеклянную палочку. Обмакнула ее в жидкость и дотронулась до мамы. Вспышка света на мгновение озарила камеру. Девочка протянула руку, чтобы взять лежащего вместо матери маленького мотылька, и тут послышались возгласы:
   - Перекрыть все входы. В темнице могут быть опасные преступники, прочесать каждый сантиметр тюремной площади.
   Несколько охранников пробежали мимо камеры королевы, один встал у заветной двери.
   Он заглянул внутрь и, не увидев силуэта королевы, отрапортовал:
   - Узница пропала, что прикажете делать?
   К нему подошел Сильван Морр:
   - Ничего не предпринимать, будем ждать прихода короля Гедеона Первого.
   Услышав эти слова, Жу-Жу в испуге выронила пузырек с превращательной жидкостью. Ударившись о каменный пол, склянка разбилась вдребезги, обрызгав своим содержимым Диаманда и принцессу. Сразу два всполоха озарили комнату.
   - Там что-то сверкает, - заметил стражник.
   - Волшебные штучки, - в темницу вошел король, - хватайте всех, не дайте ускользнуть ни одной живой душе.
   Гвардейцы кинулись в комнату и стали обшаривать стены и пол, если бы кто-нибудь из них поднял в это время голову, то, возможно, увидел, как в маленькое оконце, под самым потолком, вылетают на свободу два мотылька, и тащат на себе третьего. Жаннет волокла за собой еще и плащ-невидимку, который никак нельзя было оставлять врагам.
   Через полчаса Сильван стоял перед королем, держа за хвост большую серую мышь.
   - Господин, - трепетал он, - а может, это и есть королева. Может, она приняла такой облик под воздействием чар Астрокориуса.
   - Ладно, - Гедеон еле сдерживал душившую его злобу, - посадите мышь Амелию в клетку, и не спускайте с нее глаз ни днем, ни ночью.
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Только к вечеру мотыльки с тяжелой ношей долетели до дома волшебника. Астрокориус усадил на небольшое золотое блюдечко сначала мотылька-кота, затем мотылька-принцессу, и только потом королеву. Несколько капель сиреневатого эликсира - и они приняли свой облик.
   Жаннете казалось, что, очутившись в доме волшебника и увидев знакомых людей, королева очнется от забытья, но годы страданий наложили на ее рассудок неизгладимый отпечаток.
   Неделя бежала за неделей. Уже прошел месяц, как Амелия жила вместе с дочерью и звездочетом. Жу-Жу не отходила от матери, она кормила, поила ее, постоянно пыталась с ней разговаривать, но женщина лишь безмолвно сидела на кровати или тихонько спала.
   Однажды за ужином принцесса спросила старца:
   - Астрокориус, неужели ты ничем не можешь помочь моей матери?
   Волшебник словно ждал этого вопроса:
   - Я мог бы сделать эликсир, который, несомненно, поможет Амелии. И у меня для этого есть почти все ингредиенты. Не хватает лишь одного.
   - И какого? - в глазах девочки затеплилась надежда.
   - Драконита. Это очень редкий камень. Его можно найти на склонах гор, где когда-то проливалась драконья кровь.
   - Но как я найду это место?
   - Я подскажу тебе, но ты должна сделать все сама. Лес, в котором мы живем, простирается до самой горы. На ее вершине стоит чертог прорицательницы и колдуньи Клариссы. Много лет назад на ее владения напал огромный дракон. Брат Клариссы, отважный Максимилиан, сразился с чудовищем и убил его, но и сам был ранен. Не могу сказать, что там еще произошло, только вот с тех пор никто не видел ни Клариссу, ни Максимилиана. Но мой старый друг, гном Орландо, уверен, что они живы. Ты разыщешь Орландо у подножия горы, и он поможет тебе добраться до жилища колдуньи.
   - Я готова идти, - отважно произнесла девочка.
   - Я кое-что дам тебе с собою в путь, - сказал Астрокориус, - и отправлю провожатым Диаманда.
   Кот, присутствующий при разговоре, безмолвствовал. С одной стороны, ему не хотелось идти к Клариссе, с другой - Жаннета полюбилась коту. Она понравилась ему своим отважным характером.
   - Надо послать письмо Орландо с голубиной почтой, - добавил маг, - а как только придет ответ, будем собираться в путь.
  
  
   * * *
  
  
   Лишь через неделю белокрылый голубь принес на лапке письмо от гнома Орландо. Маг развернул небольшой кожаный свиток, в котором мелким почерком Орландо написал целую повесть:
   - Мой друг весьма скептически относится к нашей затее, - заключил звездочет. - Он пишет, что раньше в чертоги прорицательницы вели две дороги - по склонам горы и по копям, прорытыми рудокопами. Теперь верхняя дорога непроходима из-за обвала, который спровоцировала сама колдунья. А путь через подземелье необычайно опасен.
   Принцесса внимала каждому слову, сказанному стариком:
   - И все же я пойду к прорицательнице, - твердо сказала она.
   Астрокориус улыбнулся:
   - На твоем месте я поступил бы так же. А раз так, сборы начнем прямо сейчас. Лето вот-вот кончится, а ближе к зиме идти в горы опасней вдвойне.
   На другой день Жаннет вместе с Диамандом отправились в путь. Диаманд тащить на спине вьюк с провизией напрочь отказался, поэтому Жу-Жу пришлось нести и мешок с едой на первое время, и котомку со всякими волшебными мелочами, которые, по словам чародея, обязательно пригодятся.
   Путники шли строго на запад. Где-то к полдню они проголодались и присели под дерево, чтобы подкрепиться. Принцесса достала сыр, сдобные булочки, кусок окорока и бутыль с молоком. Насытившись, они вновь зашагали к горе. Когда солнце начало опускаться за горизонт, Жу-Жу и Диаманд расположились на мягкой траве под высокой сосной и мирно задремали. Проснувшись утром, принцесса обнаружила, что, оставленный с вечера, мешок с провизией утащили какие-то лесные воришки. Рядом на траве валялись крошки хлеба и сыра. Нетронутой оказалась лишь бутыль с молоком, которую зверушки просто не смогли открыть.
   Весь следующий день и вечер пришлось голодать. Устроившись под кустом сирени, Жаннет мгновенно заснула от усталости, а вот Диаманда одолевал голод.
   Где-то неподалеку шуршали лесные мыши. Кот поднялся и крадучись двинулся в сторону манящих звуков.
   Жаннет спала. Ей снился тот летний день, когда она впервые увидела своего заклятого врага, Гедеона, вновь она ощутила на себе тот злобный колючий взгляд. Принцесса вздрогнула и проснулась. Темный и пугающий лес окружал ее. Тишину вдруг прорезало уханье филина.
   - Диаманд, ты здесь? - тихонько позвала девочка.
   Кота рядом не было.
   - Диаманд, Диаманд, ты где, - все громче и громче повторяла Жу-Жу. Поддавшись ужасу, она побежала, не разбирая дороги, и вдруг провалилась в какую-то нору.
  
  
   * * *
  
  
   Под утро сытый и довольный Диаманд вернулся к месту ночевки. Под кустом лежали вещи Жу-Жу, но самой девочки видно не было. Поняв, что случилось несчастье, кот бросился искать принцессу.
   Когда Жаннет открыла глаза, сверху на нее смотрел Диаманд. Девочка зашевелилась и застонала от нестерпимой боли в ноге.
   - Найди в себе силы и попытайся выбраться оттуда, - умолял кот.
   Жу-Жу зацепилась руками за корни, торчащие по краям норы, и подтянулась. Еще несколько движений, давшихся девочке с огромным трудом, и она выбралась из норы.
   Сжавшись в комок, Жаннет лежала на земле, тихо постанывая. Диаманд заметил на ее правой ноге огромную кровоточащую ссадину. Наконец принцесса села на землю.
   - Что же делать? - превозмогая боль, вымолвила она, - в норе кто-то живет, сквозь забытье я слышала чьи-то отдаленные голоса. Оставаться здесь страшно, нам нужно спрятаться куда-то, а затем ты вернешься за вещами.
   - Я видел недалеко отсюда дерево с дуплом, в котором есть место для нас обоих, но вот как ты заберешься на него с такой-то раной?
   - Возвращаться домой, не пройдя и пятой части пути, я не могу, - горько заметила принцесса, - веди меня к этому дереву.
   К счастью, взобраться на дерево и примоститься в дупле оказалось легче, нежели выбраться из чьего-то подземного домика. Жаннет улеглась на ворох сухих листьев, словно кем-то специально положенных в дупло, а Диаманд отправился за пожитками.
   Когда вещи были принесены, странники принялись рыться в котомке.
   - Сейчас, сейчас мы найдем какой-нибудь заживляющий эликсир, - причитал кот, перебирая лапами пузырьки и склянки. - Здесь написано "подарок Орландо", - он аккуратно раскупорил бутылку и понюхал, - да это же простое красное вино, нет, не подойдет. На этой склянке - "Эликсир желаний", может, попробуем?
   - Нет, Астрокориус предупредил, что вещества мало и его необходимо оставить для более серьезных испытаний, - запротестовала принцесса.
   - Здесь еще волшебный фонарь, веревка, меховая накидка и все, - констатировал кот, - больше ничего. Вот так всегда, - его недовольство начинало расти, - отпустить двух бедолаг в опасное путешествие и не положить чудо-мазей от ссадин и какого-нибудь зелья, превращающего, к примеру, камни в жареных индеек.
   Несмотря на боль девочка почувствовала острый приступ голода:
   - Диамандик, миленький, - ее голос звучал так жалобно, - поищи для меня в лесу чего-нибудь съестного, я умираю от голода.
   - Ну хорошо, - кот сжалился над девочкой. - Оставайся здесь, а я на время отлучусь, но давай договоримся, ни при каких обстоятельствах ты не покинешь нашего убежища. Хорошо?
   Жаннет утвердительно закивала головой:
   - Только приходи быстрее, мне так страшно одной.
  
  
   * * *
  
  
   В поисках пищи кот рыскал по лес часа полтора. Правда, за это время сам он успел подкрепиться, поймав и съев двух жирных лесных птах. Но притащить девочке на обед пару задушенных птичек или грызунов, не позволяло воспитание. Вдруг его чуткий нос уловил приятный запах жареного мяса. Вобрав воздух ноздрями, Диаманд понял, что съестным тянет из какого-то подземного жилища. Подойдя поближе, кот узнал знакомую нору, из которой утром с таким трудом выбралась Жу-Жу.
   Осторожно спрыгнув в неглубокую яму, он заметил в темноте небольшой ход. Пройдя по нему несколько метров, кот оказался в просторной комнате без окон, освещаемой слабо мерцающим костерком в очаге. Посреди нее стоял чурбан, видимо служивший хозяевам в качестве стола и три чурбачка поменьше, вероятно - стулья. Вдоль стены располагалось огромное ложе, покрытое несколькими шкурами. На противоположной стене висела грубо сколоченная деревянная полка, на которой стояли глиняные тарелки и чашки.
   "Интересно, кто же здесь живет?" - подумал Диаманд. Он обошел стол и заметил на вертеле жареного кролика. "Сейчас оторву от него хотя бы ножку для Жу-Жу, и сразу наверх", - подбадривал он себя, подходя ближе к огню. Он вцепился зубами и когтями в добычу и вырвал достаточно крупный кусок. В этот момент в противоположном лазе, по размерам больше первого, послышались голоса.
   Кот ринулся назад. Еще миг, и он будет на свободе, но любопытство заставило его остановиться. Из темноты он решил посмотреть, кто же облюбовал себе это подземелье.
   Вскоре в комнату вошли два взрослых гоблина и, по всей видимости, их детеныш.
   - Ат, - ругалась мамаша, - тебе скоро тридцать, а ты такой неуклюжий. - Диаманд удивился услышанному. И вдруг, вспомнив давний рассказ Астрокориуса о лесных гоблинах, которые живут по пятьсот-шестьсот лет, понял у кого находится.
   Малыш всхлипнул и присел на ложе, показывая матери разодранную ручонку. Маленький, с полметра ростом, с острым носиком и длинными мохнатыми ушами, он смотрелся комично. Мамаша выглядела более устрашающе. Она повернулась к мужу и раздраженно произнесла:
   - Ко, дорогой, поднимись наверх. На той стороне ручья растет травка, напоминающая пушистые елочки, принеси мне несколько штук.
   Гоблин засобирался наверх. Вскоре он вернулся с пятью веточками растения, которого кот не видел даже в обширном гербарии чародея.
   Ру, так звали гоблинку, взяла травку, положила ее в чашку и истолкла небольшой деревянной то ли ложкой, то ли вилкой. Получившимся ядовито-зеленым соком она промокнула кусочек тряпицы и приложила ее к ссадине. В мгновенье ока ранка затянулась, и малыш, спрыгнув с лежбища, запрыгал у очага:
   - Мама, я хочу кролика, вкусного кролика!
   "Вот теперь точно пора сматываться", - решил кот и выпрыгнул из норы.
   В предвечерних сумерках, он нашел нужную ему траву и, довольный собой, помчался к Жаннет.
   Принцесса ела жареного кролика с жадностью. В доме мельника всего было вдоволь, так что голодать никогда не приходилось. Теперь все было иначе.
   Из последних сил принцесса растерла траву, приложила жидкую кашицу к распухшей ноге, и уже к утру была здорова.
  
  
   * * *
  
  
   Лесная тропинка становилась все уже и уже. Однако, несмотря на сложности и невзгоды, путь подходил к концу. Огромная гора неотвратимо приближалась, пугая путников своими суровыми черными скалами, словно оправдывая название - Предел черных слез.
   К вечеру следующего дня они все же отыскали маленькую хижину гнома Орландо. Крохотный человечек в полосатом свитере, коротких коричневых штанишках, тяжелых деревянных башмаках и колпачке на голове, встретил гостей в дверях. Его жена, дородная и улыбчивая гномиха проверещала:
   - Какие худые и грязные! Скорее садитесь за стол, наголодались, небось, в лесу.
   На столе появились тарелки с солеными грибами, квашеной капустой, отварной картошкой и жареной рыбой.
   На запах съестного из комнаты вышли два хозяйских сына - Лукрист и Михей. Жу-Жу чувствовала себя в домике гнома настоящей великаншей и, чтобы не занимать много места, примостилась на тоненьком резном стульчике рядом со столом.
   Вскоре все дружно застучали ложками. Кот расправлялся на полу с большим жирным карасем.
   После некоторой паузы, Орландо завел разговор. Угрюмо взглянув на Жу-Жу, он спросил:
   - Значит, ты решилась идти к этой страшной женщине?
   - Да, - не поднимая головы, ответила девочка.
   - И ты не боишься сгинуть в горе?
   - Нет.
   - А тот факт, что никто из тех, кто пытался проникнуть в замок к колдунье, не вернулся обратно, тебя не страшит?
   - Нет.
   - Удивительно, откуда такая смелость у девочки десяти лет?
   Жаннет подняла глаза полные слез:
   - Моя мать потеряла рассудок от горя, много лет назад. Астрокориус может сделать для нее исцеляющий эликсир, но для его приготовления не хватает маленького, но редкого камня - драконита. Я сделаю все, чтобы взять этот камень у Клариссы и тем самым вернуть свою мать к жизни.
   Комнату наполнила щемящая тишина. Оливия, жена Орландо, смахнула фартуком набежавшую слезу и по-матерински ласково предложила:
   - Деточка, попей лесного отвара из трав с медком.
   Диаманд, вспомнив о подарке, шепнул Жу-Жу:
   - Отдай гному бутылку вина.
   - Я совсем забыла, - приободрилась гостья, - маг передал вам подарок.
   Она достала из котомки склянку и протянула Орландо.
   - О-о-о, - зацокал языком гном, - это вино восхитительно. Много лет назад я попробовал его впервые, когда был у Астрокориуса в гостях, в королевском дворце. Да, это были прекрасные времена. Твой отец, Арнольд, был тогда совсем ребенком, помладше тебя года на три. Но уже тогда он гордо носил королевский камзол и маленькую золотую шпагу.
   Гном налил вина в рюмочку, вырезанную из горного хрусталя, и заметно смягчившись, добавил:
   - Нужно все серьезно обдумать и подготовиться. Мой старший сын, Лукрист, проведет тебя через копи на вершину горы. Дальше ты пойдешь одна.
  
  
  
   * * *
  
  
   Жу-Жу проснулась среди ночи. В крохотной кроватке ей было тесно и неудобно. Где-то вдалеке, на лесной опушке, ухала сова. Что-то гнетущее было в этих звуках, как будто ночная птица накликала беду. Девочка попыталась закрыть глаза. Перед ней явственно встал образ Гедеона - коварного, жестокого, поломавшего жизнь ей и ее родителям.
   - Я не должна бояться, и не имею права умереть, - шептала она. - Когда моя мама придет в себя, когда узнает, что я - ее дочь, мы все вместе справимся с этим злодеем.
   От охвативших ее злости и обиды стало как-то легче:
   - Я буду жить надеждой наказать этого подлеца, а вот он пусть ждет и трясется от страха.
   Повернувшись на другой бок и поджав ноги, она сразу уснула.
   В это самое время король Гедеон проснулся в своей спальне от кошмара. Ему приснилась темная лесная дорога, по которой он бежал один среди ночи. Он бежал и боялся обернуться, зная, что кто-то настигает его. От крика разрывало грудь, все его существо ощущало смертельного врага. И вдруг он упал. Все, деваться некуда. Король обернулся. Над ним стоял брат. В его груди торчал окровавленный нож.
   - Не-е-ет!
   Гедеон вскочил. Многочисленные атласные подушки посыпались с роскошной кровати.
   Он подошел к маленькому секретеру. Достал оттуда пергамент и перья. Поставив канделябры со свечами поближе, король нервно заскрипел по бумаге пером.
   "Дорогой Бальтазар! - писал он, - мне грозит смертельная опасность. Вся надежда только на тебя. Приезжай, погости у меня во дворце некоторое время. Жду с нетерпением.
   Король, Гедеон Первый".
   Скрутив пергамент и скрепив его края красной сургучной печатью с королевским вензелем, он вышел в коридор и крикнул: "Гонца мне, самого быстрого!"
  
  
   Глава 4
  
   Неделю гном Орландо давал наставления девочке, как вести себя в горе, как, по его мнению, завести разговор с Клариссой, если все же удастся попасть в чертоги колдуньи. Лукрист, уставший от нудных отцовских речей, ждал с нетерпением, когда же они с принцессой отправятся в путь.
   И вот, ранним воскресным утром, в первый день осени, путники направились к расщелине у подножия черной горы. Оливия и Орландо на прощание расцеловали принцессу и наказали сыну возвращаться быстрее домой.
   - Помните, - крикнул вслед уходящим путникам гном, - не отвлекайтесь ни на что. Идите центральной дорогой, которая по спирали поднимается вверх, и не сходите с нее.
   - Отец не может без назиданий, - заметил Лукрист, - а сам неделями носа не казал, живя в копях.
   Друзья осторожно вошли в пещеру. Жаннет вытащила из котомки волшебный фонарь, промолвила:
   - Лай-та, - как учил ее чародей, и яркий свет озарил сводчатый потолок пятиугольной каменной залы.
   - Всю эту красоту сделали гномы? - принцесса не могла оторвать глаз от замысловатого рисунка, вырезанного в горной породе. - На стенах изображены какие-то люди, а наверху, похоже, великан.
   - Гномы поселились возле этой горы всего лет триста-четыреста назад, - протянул Лукрист, - а эти рисунки здесь уже были. Старожилы рассказывали, что когда-то давно здесь жили рудокопы, большие, сильные люди. Они добывали золото и редчайшие самоцветы, но один из них, Тефикор, своей неуемной жадностью прогневал духа горы, и тот погубил рудокопов - всех до единого. С тех пор прогулки по копям - занятие весьма опасное. Даже гномы предпочитают искать драгоценные камни на склонах горы, а не в ее сердце, боясь беспощадного владыки.
   История навеяла грустные мысли, и некоторое время они шли в полном молчании. Да и разговаривать, поднимаясь по крутым каменным ступеням, особенно не хотелось. Диаманд быстро устал, Жу-Жу тоже еле волочила ноги. В тоннеле было жарко и влажно. Капельки пота безостановочно катились по лбу девочки. Зато Лукрист чувствовал себя как дома.
   -Треть пути мы уже прошли, - заметил он, когда пересекли очередной перекресток. - Может, вы хотите отдохнуть.
   - Да, - в один голос выдохнули Жаннет и Диаманд.
   Расположившись у большого камня, принцесса достала из сумки еду. Лукрист и Жаннет накинулись на пироги, испеченные тетушкой Оливией на дорогу, коту достался кусок вареной курицы.
   - Давайте отдохнем немного, - предложила после обеда Жу-Жу, торопиться нам некуда, все равно нас никто не ждет.
   Она посадила на руки Диаманда и начала чесать его за ухом. Тот благодарно замурлыкал.
   - Подождите, - Лукрист напряг свой слух. - В галерее слева слышится звук падающей воды, может это подземный источник? Не мешало бы пополнить запасы. Оставайтесь здесь, я пойду, разведаю.
   Гном быстрым шагом двинулся по галере.
   - Идите сюда, - послышался отдаленный голос, - здесь водопад.
  
  
  
   * * *
  
   Принцесса и гном подставляли ладони под холодные голубые струи и пили чистую прозрачную воду. Диаманд лизнул капельку и отошел от бурлящего потока. Жу-Жу непонимающе обернулась, и вдруг все вокруг изменилось. Яркий свет ослепил странников. Жаннет на секунду зажмурилась, а когда вновь открыла глаза - стены, потолок и даже пол грота сверкали россыпями бриллиантов.
   - Где мы? - она непонимающе взглянула на Лукриста.
   -Нам открылись богатства горы, - вымолвил тот, и, потеряв самообладание, бросился набивать камнями карманы курточки и штанишек.
   - Посмотри, какая красота, - гном держал пригоршню лучистых кристаллов в руках, - бери, вместе мы унесем гораздо больше.
   Девочка смотрела на своего спутника с недоумением. Ее внимание привлекло непонятное явление. Россыпи камней медленно зашевелились, двигаясь вокруг ног Лукриста. Их движение начало ускорятся, обретая форму воронки.
   - Тебя засасывает, - что есть силы, закричала принцесса.
   Но было уже поздно. Под ногами гнома разверзлась бездна. Лукрист полетел вниз, сопровождая свое падение истошным криком.
   "Сейчас та же участь постигнет и нас", - в страхе подумала девочка, но край воронки коснулся носков ее туфель и остановился. Все стихло так же стремительно, как и началось. Жу-Жу осмотрелась. Грот принял тот же вид, что и прежде. Камней как не бывало, с потолка лились потоки воды.
   - Что нам теперь делать? - обратилась она к коту, у которого шерсть все еще стояла дыбом.
   - Пошли обратно к ступеням, ведущим к вершине горы, - хладнокровно произнес Диаманд, - гному мы помочь ничем не можем, пусть сам выбирается из переделки, если он еще жив, конечно.
   -Ты что? Я не мог его оставить, - запротестовала она.
   Диаманд недовольно фыркнул:
   - Вечно мне нужно больше остальных. Ну зачем я потащился в эту гору? Надо было просить Астрокориуса перенести нас туда с помощью волшебного заклинания. Так нет, нам просто необходимы трудности. Мы же герои! - Он засопел еще громче. - И что ты сидишь, - набросился он на Жаннет, - Надеюсь, котомку с зельями ты не потеряла? Вынимай, что там у нас еще осталось?
   Жаннет придвинула поближе фонарь и начала рассматривать содержимое сумки.
   - Может, попробуем спуститься вниз с помощью веревки, - предложила она коту, - тот отрицательно покачал головой. - Здесь еще меховая накидка, - продолжила девочка, - и "Эликсир желаний".
   - Не густо, - надежда в его глазах начала угасать. - А веревка, зачем нам этот моток?
   - Наверное, она заколдованная, потому что чародей сказал, что с ее помощью можно спуститься или подняться куда угодно, - вспомнила Жу-Жу.
   - Ждать бесполезно, - решительно сказал кот, - давай действовать. Привяжи один конец веревки вон к тому выступу, - только сейчас принцесса заметила выступ, торчащий из стены, словно рука чудовища, замурованного в стене. - Я полезу первым, а потом, если останусь в живых, крикну тебя.
   Принцесса не стала спорить. Один конец веревки она привязала к выступу, второй - бросила вниз. Кот подошел к краю пропасти, осторожно зацепился когтями за веревку и начал спускаться.
   Жу-Жу подошла к воронке, села на ее краешек и стала ждать. Минуты тянулись словно часы. Жаннет уже не понимала, сколько прошло времени: десять минут или десять часов, как вдруг услышала отдаленный голос:
   - Спускайся сюда, я нашел этого алчного гнома.
   Она быстро сунула фонарь в котомку, примотала ее к спине и последовала за Диамандом.
  
  
  
   * * *
  
  
   Наконец, ноги уткнулись в твердую почву. Жу-Жу зажгла фонарь. Посреди огромного зала сидел Диаманд. Рядом с ним лежал Лукрист. Он был без сознания. Струйки крови текли у него из носа.
   - Зачем ты пришла сюда, - подобно грому, раздался голос.
   Ей навстречу двигался великан. Весь он был словно из камня, только два огромных глаза горели как уголья.
   - Здесь мой друг, - принцесса говорила тихо, но без страха. - Я не могу бросить его в беде.
   Великан нахмурился:
   - Этот карлик покусился на мои богатства и за это умрет. А ты прошла испытание и можешь убираться восвояси. Мои слуги покажут тебе дорогу.
   Два валуна отделились от стены и покатились к принцессе.
   - Я не уйду, - твердо заявила девочка. - Мы вернем тебе твои камни. Они нам не нужны. Мы идем к Клариссе.
   - К Клариссе? - горный владыка явно удивился. - Много лет к этой ведьме никто не хаживал. У тебя, наверное, к ней важное дело, если ты решилась на столь серьезный шаг?
   Жу-Жу почувствовала в голосе великана некоторую жалость:
   - Я хочу попросить у Клариссы драконит, - честно призналась она, - мой друг и учитель Астрокориус приготовит из него лекарство для моей матери, которая потеряла память.
   - Астрокориус? Я слышал о нем. Это добрый волшебник. Слишком добрый, чтобы стать великим.
   Великан подошел к Лукристу и толкнул его ногой:
   - А как ты связалась с гномами? - обратился он к принцессе.
   - Он согласился провести меня на вершину горы.
   - Что же мне с вами делать? - задумался владыка, - С одной стороны все знают о моей непреклонности и жестокости по отношению к лазутчикам, жаждущим украсть мои сокровища, с другой - как я могу обидеть бедную девочку, идущей к страшной ведьме за лекарством для матери. Ладно. Мой ответ таков. Вам предстоит пройти дорогой испытаний. Если все три испытания окажутся тебе и твоим друзьям по плечу, выпущу вас из горы. Если нет - навсегда заточу, как подземных рудокопов, которых все считают погибшими.
   Жу-Жу в знак согласия кивнула головой.
   Великан еще раз ткнул гнома ногой:
   - Что ты лежишь, мошенник, я вижу, что ты давно пришел в себя.
   Лукрист медленно поднялся.
   - Кру-пи-а-то, - прогремел великан, и сотни алмазов выпорхнули из карманов гнома, упав в ладони к хозяину.
   - Пойдемте, я объясню вам условия нашего соглашения.
  
  
  
   * * *
   Владыка привел пленников в какую-то комнату, усадил на каменную скамью, явно сотворенную руками такого же верзилы, и крикнул:
   - Хушито, подойди.
   Из бокового проема вышел трехметровый горный тролль.
   - Эти малютки попались в ловушку, но я был милостив к ним и разрешил попробовать пройти испытания, - обратился к нему великан.
   Тролль удивленно взглянул на хозяина.
   - Они идут к Клариссе, - словно поняв немой вопрос, пояснил владыка, - так что не тяни время, объясни им условия.
   - Хе-хе-хе, - тролль засмеялся, - условия очень простые. Я отведу вас к двери, за которой вам предстоит столкнуться с тремя простенькими испытаниями. Какими - узнаете сами. Вы готовы?
   - Да, - ответила Жу-Жу. Диаманд и Лукрист промолчали.
   - Тогда идите за мной.
   Пленники последовали за троллем.
   - Подожди, - раздался голос великана. - Я хочу подарить тебе кое-что. В руках владыки блеснул травянистого цвета изумруд странной формы, напоминающей половинку сердечка. Этот камень очень редкий. Если тебе удастся выбраться отсюда, он станет твоим амулетом, а если нет - вернется ко мне.
   - Спасибо, - Жу-Жу с благодарностью приняла подарок.
   Она догнала своих спутников и побрела, как и они, за троллем.
   Хушито долго петлял по запутанному лабиринту, пока не привел несчастных к большой двери:
   - Сейчас, - гигант с усилием отворил кованый створ. - Заходите. Видите дорожку. Идите прямо, надеюсь, не потеряетесь. - И он зло захохотал им вслед.
   Клацк, дверь закрылась. Друзья очутились в полной темноте.
   - Достань фонарь, - послышался голос Лукриста.
   Жу-Жу засунула руку в сумку.
   - Кажется, я оставила его в зале, - призналась она виновато.
   Диаманд вгляделся в темноту:
   - Я вижу какие-то всполохи, может быть, дальше дорога освещена.
   - Это не всполохи, - Лукрист замолчал на мгновение, - это огненная лава, и она движется прямо на нас.
   С каждым мгновением огонь приближался. Теперь уже стал отчетливо виден пройденный им путь. Путь разрушителя, испепеляющего все вокруг.
   - Мы пропали, - Лукрист прижался к стене. - Давайте вернемся к двери и постучимся.
   - Нет, мы не вернемся, - голос Жу-Жу был тверд как никогда, - я не останусь навсегда в горе.
   - Тогда доставай "Эликсир желаний", - заметил Диаманд, - думаю, более подходящего момента испробовать волшебные штучки Астрокориуса нам не представится.
   Принцесса вытащила склянку:
   - Надо выпить глоток снадобья и трижды произнести название существа, в которое хочешь превратиться. - объяснила она. - Но надо помнить, что в новом обличии можно пробыть лишь четверть часа, потом чары рассеиваются.
   - Тогда глотай первая, - приказал кот. - И крикни слово "геккон", я слышал, что эти твари просто обожают огонь.
   Жу-Жу отпила глоток, передала бутылочку Лукристу, тот сначала напоил кота, потом принял зелье сам. "Геккон, геккон, геккон", - выкрикнули они одновременно, и три ящерицы упали на каменистую дорожку.
   - Бежим - пискнула одна из них, и все трое рванули в пекло.
  
  
  
   * * *
  
   Ящерки побежали по раскаленной лаве. Жу-Жу даже зажмурила свои маленькие бусинки-глазки, ожидая обжигающей боли от огня, но лапки ощутили лишь приятное тепло.
   Огонь все не кончался.
   - Еще немного, и я снова превращусь в кота, - забеспокоился Диаманд, - у меня уже хвост покрывается шерстью, - взвизгнул он.
   Жаннет тоже почувствовала, что ее тело начинает расти.
   - Нет, - закричала она, и, сделав последний прыжок, упала на камни.
   Лава кончилась. Через мгновение на нее свалился кот, кончик хвоста которого еще дымился. Чуть поодаль стонал гном, он сильно обжег ногу. Сумка в руках Жу-Жу тоже занялась огнем. На днище зияла огромная дыра, в которую, по всей видимости, вывалилась меховая накидка. Последнее, что оставалось. Девочка нащупала в котомке несколько веточек засохших травинок, найденных Диамандом в лесу, и сунула их себе в карман платья.
   - У нас еще остался эликсир? - спросила она хромающего Лукриста.
   - Да, на несколько глотков хватит, - успокоил тот.
   Путники пошли дальше. Свет от огнедышащей лавы померк далеко за поворотом, они опять двигались в полной темноте.
   - Лукрист давай возьмемся за руки, - предложила принцесса, - а Диаманд сядет тебе на плечо. Мне кажется, следующее испытание вот-вот на нас обрушится.
   Жаннет взялась за маленькую жилистую руку гнома. Она хотела сказать, что так чувствует себя гораздо спокойнее, но в этот в миг, земля ушла у нее из-под ног.
   - Мы падаем, - закричал Лукрист, - Сегодня я уже испытывал это чувство, когда провалился в воронку. Что делать, опять пить зелье?
   Впрочем, ждать ответа гном не стал, он приложился к склянке, сделал глоток, ткнул ее коту в пушистую мордочку, затем передал остатки Жу-Жу.
   - Светлячок, - вымолвил Диаманд, девочка и гном повторили ту же фразу.
   Принцесса почувствовала, как все ее тело сжимается, а за плечами непривычно жужжат маленькие крылышки. Рядом с ней преспокойно летели еще два светлячка, освещая желтоватым светом пространство вокруг себя.
  
  
   * * *
  
  
   Постепенно набирая высоту, светлячки поднимались вверх. Вот и край огромной ямы, в которую путники угодила в темноте. Преодолев его, насекомые приземлились на дорожку и стали ждать обратной трансформации. Хлопок, еще два, и все трое обрели свой обычный вид.
   - Ну что, пойдемте дальше, путь открыт, - приободрилась девочка. - Осталось всего одно испытание.
   - Мне даже идти стало как-то светлее, - весело рассуждала она, делая несмелые шаги в темноте, - так и кажется, что мое тело продолжает светиться.
   - Слышите, - прервал ее Лукрист, - опять шум воды. Может, мы идем в ту самую заколдованную комнату, которая и привела нас к владыке горы?
   - Не знаю, - Жу-Жу притихла.
   - А мне сдается, что вода приближается, - заметил Диаманд. - Не знаю как вы, а я плавать не умею. Дайте-ка мне эликсира.
   Лукрист открыл бутылочку, кот пригубил зелье, гном допил остатки.
   - Жаннет, тебе не хватило, - подытожил гном.
   - Попробую без волшебства, - принцесса старалась не показать своего страха, - я всегда любила воду.
   Дальнейших ее рассуждений Лукрист и Диаманд не услышали. Мощный поток воды сбил путников с ног и понес с огромной скоростью по лабиринту горы.
   - Окунь, - крикнул гном.
   - Карась, - Диаманд назвал свою самую любимую рыбу. И оба, заработав плавниками и хвостами, с легкостью поплыли против течения.
   Жаннета долго не могла справиться с круговертью воды. Несколько раз она погружалась под воду с головой, выныривала, успевала сделать глоток воздуха, и опять пропадала в пучине. И все же, ей удалось зацепиться за какой-то камень. Держась за гладкий край, она немного отдышалась, а затем, держась стены, медленно поплыла обратно. Здесь не было такого сильного течения, да и умение хорошо плавать сослужило неплохую службу.
   Подземная речка постепенно теряла свой пыл и становилась мельче. Жу-Жу нащупала дно и встала на ноги. Впереди появился свет. Это был выход из горы.
   - Мы выбрались, - закричала она, - выбрались. Мы на свободе.
   Мокрая, без туфель, она протиснулась в расщелину горы. Перед ней предстал чертог Клариссы. Черный замок упирался острыми башнями в самое небо. Снег, лежащий на вершине горы казался еще белее, контрастируя с величественным дворцом.
  
  
  
  
   Глава 5
  
  
   - Вот и все, - пряча глаза полные слез, вымолвил Лукрист, - дальше мне нельзя.
   - Спасибо тебе за все, - Жаннет обняла гнома.
   - За что? Я принес вам одни неприятности, - усмехнулся юноша.
   - И все же с тобой нам было надежнее.
   Путники попрощались, и гном побежал к центральному входу в гору.
   - Идем, - Жу-Жу грустно посмотрела на кота.
   Медленно ступая босыми ногами по снегу, она ощутила холод. Откуда ни возьмись, налетел пронизывающий ветер. Подол мокрого платья девочки покрылся сосульками.
   Не в силах терпеть, принцесса побежала. Ей казалось что на всей земле нет другого места кроме этого ледяного островка, что нестерпимый холод никогда не кончится, что он всюду, куда не пойди.
   Она остановилась перед воротами, преграждающими дорогу в чертог. Схватилась за металлический молоток, и забарабанила, что есть силы.
   - Смотри, - кот показал лапой наверх.
   На одной из сторожевых башен вырисовывался черный силуэт.
   - Это Кларисса, - выдохнула принцесса.
   Услышав возглас девочки, загадочное существо взмахнуло полами шелкового плаща, и, превратившись в сотни летучих мышей, растворилось в воздухе.
   Огромные ворота со скрежетом отворились. Навстречу путникам вышла женщина в черном облегающем платье. Ее лицо скрывала золотая маска.
   - Милости прошу в мои владения, - произнесла хозяйка.
   Гости пересекли небольшой двор и вступили в замок.
  
  
  
   * * *
  
  
   Кларисса провела принцессу и Диаманда в огромный зал, заставила девочку снять с себя мокрую одежду и подала ей сухое чуть великоватое серое платье.
   - У меня время обеда, - протянула она надменно, - я полагаю, вы составите мне компанию.
   Жаннет утвердительно кивнула.
   Колдунья села за огромный стол, девочка заняла место на противоположной стороне.
   Маленькая женщина-горбунья с черными, как агат, глазами, принесла тарелки, тяжелые столовые приборы, несколько экзотических салатов и огромный кусок запеченного мяса. В серебряный кубок она налила Клариссе белого вина.
   Кларисса попробовала принесенные кушанья, и, оставшись довольна их вкусом, ласково обратилась к девочке:
   - Так как звать тебя, нежданная гостья?
   - Жаннет, я принцесса Мэрилендского королевства, - ответила та.
   - Что ты здесь делаешь, принцесса, - интонации Клариссы стала жестче.
   - Я пришла к вам за камнем драконитом, который поможет моей матери. Мой учитель Астрокориус сказал, что вы можете мне в этом помочь.
   Глаза Клариссы метнули молнии:
   - Почему всем, кто ко мне приходит, что-то нужно. Меркантильность движет миром.
   Она встала из-за стола:
   - Ты умрешь, - ледяной голос ведьмы оглушил девочку. - Ты умрешь прямо сейчас.
   Она достала из складок платья волшебную палочку и направила ее на Жу-Жу. Тонкая серебристая искра вылетела из нее и ударила принцессе в грудь. Жаннет упала на пол, не в силах сделать и вздоха. Все вокруг потемнело. Смерть обняла ее своими костлявыми руками, вырывая у жизни.
   Дикий крик огласил зал. Это Диаманд бросился сзади на колдунью и вцепился когтями ей в шею. Золотая маска соскользнула с лица колдуньи и, звеня, покатилась по гранитным плитам.
   Кларисса опустила палочку. Девочка почувствовала облегчение и открыла глаза. Страшное зрелище предстало перед ней. Все лицо Клариссы перечеркивал огромный пурпурный шрам, который вздымался и пузырился, словно под кожей шевелился огненный червь.
   - Что это? - прошептала Жаннет.
   Колдунью села рядом с Жу-Жу, и, сдерживая рыдания, начала рассказ.
  
  
  
   * * *
  
   Это произошло более полувека назад. В прекрасном чертоге, построенном троллями на вершине горы, жили брат и сестра. Кларисса и Максимилиан. Родители Клариссы и Максимилиана были искусными волшебниками, которые обладали знаниями высшего мастерства. Но они бесследно исчезли, и никто не знал, что с ними произошло.
   Пытаясь хоть что-то разузнать, Кларисса отправилась к своей тете, Стефании. Повелительница мленького королевства Лабустор, граничащего с Шеффилдом, поведала, что в день исчезновения, маги поехали в дальний лес за какими-то редкими травами и больше не вернулись. Подданные Стефании обыскали все окрестности, где могли бы затеряться гости, но не нашли даже ворсинки от фиолетового платья королевской кузины.
   - А может, они в Шеффилде, - предположила расстроенная Кларисса.
   - Я не советую тебе туда отправляться, - предупредила тетя, - это страшное место. Там живет черный маг Беренгар. Сейчас он уже стар и передает свои знания сыну Бальтазару. Говорят, там происходят страшные вещи. Беренгара обвиняют в том, что он якобы убивает маленьких детей, забирая себе их жизненную силу.
   - И все же, я должна использовать последнюю возможность, чтобы найти своих родителей, - ответила смелая девушка и наутро отправилась в Шеффилд.
   Зря Кларисса не послушала уговоров Стефании.
   Когда она подъезжала к замку Беренгара, конь под ней захрапел и упал замертво. Девушке пришлось переходить по мосту через огромный ров пешком. Но когда она обратилась к стражникам с просьбой пропустить ее к Беренгару, тот передал ей свиток, в котором было написано:
   "Убирайся прочь, незваная гостья, иначе с тобой случится то же, что и с твоим конем".
   Разъяренная колдунья, потрясая кулаками, поклялась отомстить негостеприимному хозяину.
   Когда же она вернулась к себе домой на вершину горы, случилось нечто загадочное.
   На замок напал дракон. Как только Предел черных слез окутывали сумерки, он появлялся в небе и бросался на зазевавшихся слуг или принимался крушить все, что попадалось на его пути.
   Осада продолжалась несколько недель. Наконец, Максимилиан, не выдержав всеобщего страха и паники, решил сразиться с чудовищем. Вооружившись щитом и мечом, он вышел навстречу дракону.
   Солнце спряталось за горизонт, любопытный месяц поднялся на потемневшее небо, а Максимилиан все ждал. Но вот до него донесся шелест крыльев свирепого недруга. Дракон, словно смерч, напал на юношу и свалил его на землю. Максимилиан стремительно поднялся и нанес монстру сокрушительный удар. Отсеченное крыло упало на горный склон. Из раны брызнула черная густая кровь.
   Но боль лишь растравила зверя, он вновь бросился на жертву, извергая потоки пламени. Рубашка на теле юноши загорелась, тонкая кольчуга стекла серебряным дождем на землю. Каким-то чудом он все же подобрался к дракону и ударил его мечом в грудь. Монстр рухнул.
   - Я убил его, - победно вскричал Максимилиан.
   Не помня себя от радости, Кларисса бросилась из чертога к брату.
   Их разделяло всего несколько метров. Но тут дракон неожиданно поднялся и ударил воина когтистой лапой. Тот осел, монстр повалился на него, пачкая черной пенящейся кровью.
   Кларисса в замешательстве остановилась. Вдруг, рядом с собой она заметила оружие брата. Схватила его за рукоять и, что есть силы, обрушила удар на шею чудовищу. Меч вошел в плоть монстра с неимоверной легкостью. Отрубленная голова затихла, застыло и тело. Только горячая кровь поверженного врага брызнула в лицо воительницы.
   Кларисса села на землю. Смертельная усталость навалилась на нее. Из дворца уже бежали на помощь слуги. Тело зверя отпихнули палками, из-под него вытащили брата, который, оказался жив, хоть и был сильно истерзан.
   Девушке тоже помогли встать. В каком-то забытье она вернулась домой, подошла к умывальнику, обтерла лицо холодной водой и посмотрела в зеркало.
   - Не-е-е-т, - раздался душераздирающий крик.
   Верная Плумина, горбунья и врачевательница, бросилась в спальню девушки.
   Кларисса обернулась на ее шаги. Плумина остановилась как вкопанная. На лице у прекрасной Клариссы алел уродливый шрам. Он словно расцветал огненным цветком, становясь все ярче.
  
  
  
   * * *
  
   Вот так я навсегда осталась изуродованной, - завершила исповедь Кларисса.
   Жаннет слушала страшную историю, сидя на полу:
   - А Ваш брат, он умер? - спросила девочка.
   - Ему еще хуже, чем мне, - грустно ответила колдунья, - пойдемте, я покажу вам его.
   Взяв в руки факел, ведьма в сопровождении гостей отправилась в одну из башен чертога. Там, в освещаемой несколькими фонарями комнате, лежала огромная глыба льда.
   Гости подошли ближе и увидели подо льдом мужчину. Он спал в своей ледяной усыпальнице. Все его тело, так же как и шрам Клариссы, пылал огнем.
   - Он спит уже больше пятидесяти лет, - объяснила сестра, с любовью глядя на Максимилиана, - только так он не чувствует страшной боли.
   Посетители немного постояли возле дремлющего воина и пошли обратно наверх.
   Горбунья принесла на ужин пахучий чай и большой торт.
   - У нас так давно не было гостей, - попыталась оправдаться она, - и повода побаловать себя сладким тоже не было.
   Жаннет с наслаждением откусила кусочек торта, Диаманд фыркнул, угощение явно было не по его вкусу.
   - И вы никогда не пытались найти снадобье, которое поможет справиться с ожогами? - тактично спросила Жу-Жу.
   - Почему же, рецепт известен. Мы с Плуминой не раз пытались сделать лекарство. Но у нас, как всегда, не хватило одного пустячка, травки, которую на всем свете не сыскать, - она саркастически хмыкнула и опустила грустные глаза.
   - И что это за трава? - не отступала девочка.
   - Она появляется на свет один раз в сто лет, редкое явление. Я отправила сотни писем нашим друзьям, знакомым, даже тем, чьи имена только слышала и ни у кого, слышишь, ни у кого нет этого снадобья.
   - Как оно называется?
   Клариссу начал раздражать этот разговор:
   - Какая тебе разница, деточка, ты же не знаешь названия трав?
   - А, может, у вас есть ее рисунок?
   - О боже, - протянула колдунья и встала из-за стола, - Плумина принеси книгу в зеленом кожаном переплете.
   Через несколько минут горбунья приволокла огромную книгу, засаленную до предела.
   Кларисса водрузила ее на стол и раскрыла где-то по середине, немного полистала и подозвала принцессу.
   -Иди, смотри.
   Жаннет заинтересованно наклонилась над рисунком и удивленно подняла глаза.
   -Вы ищете эту траву, похожую на елочку?
   -Ну да, - нахмурилась хозяйка.
   -Где платье, в котором я сюда пришла, - воскликнула Жу-Жу, - куда его задевали?
   -Оно в прачечной, - послышался голос горбуньи, - я отнесла его постирать, оно было все грязное и мокрое.
   -Быстрее показывайте, где находится эта прачечная, - закричала гостья не в силах скрыть волнения.
   Плумина указала на дверь и проворно понеслась по коридору, показывая обезумевшей девчонке дорогу. Наконец они добрались до маленькой комнатки, заваленной разным тряпьем.
   -Где, где оно? - не унималась принцесса, раскидывая груды белья. Она успокоилась лишь, когда выдернула из очередной кипы свое дранное одеяние.
   Обшарив карманы, она с торжествующей улыбкой вытащила две измятые веточки.
   - Кларисса, - повернулась она к колдунье, - это то самое средство, которое вы искали все эти годы. Диаманд раздобыл его в лесу у гоблинов, когда я лежала в убежище с пораненной ногой.
   Словно бесценное сокровище, женщина взяла в руки заветную травку и залилась слезами счастья.
   -У гоблинов? Вот к кому я даже не подумала обратиться за помощью.
  
  
   * * *
  
   В великом напряжении Кларисса и ее помощница Плумина варили избавительный эликсир. Жаннет наблюдала за этим зрелищем с мистическим страхом.
   Сначала зелье было черным и тягучим, затем Кларисса добавила в него крылья махаона, печень саламандры, несколько волосков льва, кусочек мумия и еще какие-то замысловатые ингредиенты.
   Эликсир стал синим. И вот последний штрих - две веточки гоблиновых елочек и, зелье приобрело лазурный оттенок.
   Горбунья сняла котел с огня, зачерпнула самую малость варева стеклянным черпачком и перелила в серебряную чашу. Из шкафа она достала стеклянную банку ватными шариками. Достала один, обильно смочила в жидкости и трясущейся от волнения рукой приложила к шраму Клариссы.
   - Вы что-нибудь чувствуете? - тихо спросила она.
   - Холодно, - ответила колдунья, - как будто ты приложила кусок льда.
   Врачевательница медленно убрала тампон.
   - Посмотри, - она дала ведьме зеркало.
   Жаннет приподнялась с места, чтобы лучше видеть.
   - Он пропал, пропал в этом месте, - радостно вскрикнула Кларисса, - посмотрите, даже следа не осталось.
   Она схватила серебряную чашу и плеснула ее содержимое себе в лицо.
   - Какое блаженство, - простонала она, - это нестерпимое жжение преследовало меня полвека.
   Волшебница колдовала над своим лицом всю ночь. Наутро она появилась за столом в голубом платье, счастливая и прекрасная.
   Жаннета смотрела на нее и не могла поверить, что перед ней та сама Кларисса. Только теперь красота этой женщин стала заметной. И почему принцесса раньше не замечала ее прекрасных зеленых глаз, тонких изогнутых бровей, нежных, словно розовые лепестки губ. Неужели шрам был тому виной?
   Кларисса улыбнулась девочке.
   - Сегодня мы начнем лечить Максимилиана, - она с аппетитом набросилась на булочки с марципаном, бекон и фрукты. - И еще я очень благодарна тебе, - лицо ее приняло серьезный вид. Я помогу тебе всем, чем смогу. Много лет я полагала, что мое избавление - лишь хрустальная мечта. И вот это произошло. За мной должок.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Спустя неделю Жаннет и Диаманд покидали чертог колдуньи. Кларисса и Максимилиан провожали их. Брат колдуньи, русоволосый с тонкими усиками мужчина, был еще несколько бледен.
   Он подошел к Жу-Жу обнял ее и сказал:
   - Знай, здесь у тебя остались друзья. Мы всегда придем на помощь.
   Кларисса оттеснила родственника:
   - Пора торопиться. Видишь, вас ждет огромный белый орел. Садитесь ему на спину. Мой Штурм домчит вас до дома в одно мгновение. И не потеряй сумку, которую я тебе собрала. Отдай ее Астрокориусу, он знает, что делать с моими подарками.
   Она поцеловала девочку, потрепала кота по загривку и уже повелительным тоном добавила:
   - Ну идите.
   Жаннет в красном бархатном костюме пажа, который Плумина откопала в одном из старинных сундуков, в шапочке с пером и высоких кожаных сапогах, взобралась на огромную птицу, усадила рядом кота и крикнула:
   - Домой!
   Орел взмыл в небо. Чертог Клариссы становился все меньше и меньше пока совсем не исчез из виду. Первый страх прошел. Жу-Жу посмотрела вниз. Под ними проплывали белые мохнатые облака. Она подняла голову. Наверху было синее небо. Солнце заливало весь мир своими теплыми золотыми лучами.
  
  
  
   Глава 6
  
  
  
   Астрокориус сидел за столом в своем лесном убежище. Рядом с ним лежала раскрытая книга. На ее страницах плясали отсветы от пламени свечи. Кто-то тяжело вздохнул в углу комнаты. Это Амелия металась во сне. Маг оторвался от книги.
   " Вот уже несколько месяцев прошло, как принцесса и Диаманд ушли из этого дома в чертоги колдуньи, а вестей от них нет и нет, - думал он. - Я тысячу раз подходил к магическому кристаллу с огромным желанием взглянуть, что же с ними происходит, и каждый раз боялся, что увижу нечто ужасное. Нет, надо верить и ждать. Ждать".
   Волшебник не заметил, как его голова опустилась на стол, и монотонный храп огласил комнату. Старец спал.
   В это время за окнами послышался тихий свист. Огромная белая птица опустилась на полянке возле хижины.
   Сначала со спины орла спрыгнул кот, затем девочка.
   Как только птица почувствовала себя свободной, она взмахнула крыльями и улетела прочь.
   Жаннет и Диаманд подошли к домику и постучали в дверь. Им пришлось колотить достаточно долго, чтобы разбудить задремавшего хозяина. Наконец, за дверью послышались шаги.
   - Вернулись, - перед ними стоял звездочет. - Заходите, рассказывайте, вы добрались до Клариссы?
   До утра Жу-Жу и Диаманд не могли наговориться. В своем рассказе они не упустили ни одной мелочи. То, что забывала рассказать принцесса, живописно обрисовывал Диаманд. Правда, в его интерпретации повествование получалось несколько иным - во всех без исключения случаях, он - храбрый и находчивый кот - с легкостью разделывался с неприятностями. Впрочем, Жаннет не прекословила. Она сидела в уютном и таком родном жилище мага, и ей было спокойно и по-настоящему хорошо.
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
   В сумке, переданной Клариссой, Астрокориус нашел много полезных вещей. Во-первых, несколько красно-черных камней - драконитов. Во-вторых, с десяток пучков редких трав, которые произрастают на склонах самых высоких гор. Еще - книгу заклинаний восточных мудрецов и склянку чистейшей горной воды. В сумке оказалось и старое платье, в котором сохранился подарок горного духа - редкий изумруд.
   И все же принцесса расстроилась. Уже дома она вспомнила, что во дворце забыла свой любимый золотой медальон с изображением папы и мамы.
   - Не переживай, - успокаивал ее Астрокориус, - я уверен, ты еще встретишь Клариссу, и она обязательно вернет тебе медальон.
   Да и, честно говоря, долго сокрушаться по этому поводу просто не было времени. Несколько дней ушло на приготовление снадобья, возвращающего память. Как только первая порции лекарства была готова, девочка принялась усердно поить им свою маму.
   Эликсир странно действовал на больную. Она залпом выпивала стакан кисловатого красного, словно вино, напитка и погружалась в глубокий сон.
   Прошло уже три дня с начала лечения, но никаких сдвигов заметно не было.
   Жаннет уходила в чертоги к Клариссе в начале осени, а вернулась к началу зимы. И хотя в Мэрилендском королевстве зимы бывали теплыми в этот день впервые за многие годы выпал мягкий белый снег. Звездочет затопил вечером камин, и все домочадцы устроились возле весело потрескивающего огня.
   Непринужденная беседа то завязывалась между друзьями, то утихала на какое-то время.
   Амелия спала, отдаленные слова заставили ее проснуться. Она открыла глаза. Незнакомый дом. Чужие люди. Но голос, этот голос ей был знаком. Астрокориус!
   Королева скинула с себя одеяло, встала и пошла к камину. Ее неуверенные шаги заставили присутствующих обернуться.
   - Амелия! - добрый голос мага разнесся по комнате. - Ты пришла в себя.
  
  
   * * *
  
   С удивительной сдержанностью Амелия вспоминала свою прошлую жизнь. Вплоть до мельчайших деталей она воспроизвела события того страшного дня, когда Гедеон убил ее мужа и маленькую дочь.
   - Он бросил мне ее охладевшее тело, - вспоминала она, - все было кончено.
   Она заломила руки, силясь сдержать слезы.
   - Дальше я ничего не помню.
   В разговор вступил волшебник:
   - Дорогая, - медленно начал он, - прости меня за то, что тебе пришлось перенести. Да - да. Я ведь догадывался о помыслах Гедеона, но клятва о невмешательстве в дела своих господ не позволила мне пойти на решительные действия. И все же кое-что предпринять удалось. Твоя дочь жива. Посмотри - это Жаннет.
   Только теперь Амелия заметила маленькую белокурую девочку, тихо сидевшую возле нее.
   - Мама! - Жу-Жу бросилась ей на грудь, - я знала, я верила, что ты выздоровеешь!
   - Но как? - женщина не могла поверить в услышанное.
   - Это все Диаманд, - старец погладил своего любимца. - Той ночью он уговорил меня поменять маленькую принцессу на только что родившуюся дочь мельника. Мы совершили этот невероятный обмен. Чем он закончился, ты знаешь.
   - Так Гедеон убил не мою дочь? - королева стала еще бледнее.
   - Он ее не убивал, - вырвалось из уст мудреца, - малышка родилась очень слабенькой, шансов выжить у нее не было.
   Амелия крепко сжала свою девочку:
   - Так где же ты жила все это время, и что было со мой?
   - Это долгая история, - вздохнул старик. - Мы все тебе расскажем. Ты только поправляйся быстрее.
  
  
  
   * * *
  
  
   Во дворце Гедеона шли приготовления к встрече дорогого гостя. Сам Бальтазар Темный должен был прибыть в Мэрилендское королевство - великий и ужасный волшебник. Его появления слуги короля, да и все жители Мэриленда, ждали с особым трепетом. Улицы города были разукрашены разноцветными флажками и гирляндами. На главной площади разместился веселый балаган и аттракционы.
   Гедеон смотрел из окон главного зала дворца на шумную толпу горожан, расхаживающих в ожидании Бальтазара.
   "Быстрее бы он приехал, - думал король. - Он должен мне помочь найти эту девчонку и этого подлеца - Астрокориуса. Жить в постоянном ожидании беды невозможно".
   Его тяжелые думы прервал городской гвалт. Гедеон поднял к небу глаза и сам чуть не вскрикнул. Прямо на него мчался огромный черный дракон, на котором восседал Бальтазар. Монстр пролетел мимо высоких сторожевых башен и благополучно приземлился во внутреннем дворике. Король вместе со свитой ринулся встречать укротителя драконов.
   Бальтазару понравился изящный и светлый замок Гедеона.
   - У тебя очень красиво, - признал он, - мой дворец куда суровее и темнее.
   - Мы всегда любили роскошь, - гордо заметил хозяин. - А еще у меня превосходный повар, пойдем, пора отведать его самые прекрасные творения.
   И он увлек друга в зал, где за накрытыми столами восседали многочисленные придворные.
  
  
  
   * * *
  
  
   Неделю спустя Амелия, Жаннет и Астрокориус ужинали в своем лесном убежище. Жу-Жу вместе с матерью испекли вкусный пирог с картофелем и уткой, сварили компот из найденных в лесу красных ранеток. Диаманд в пиршестве не участвовал, он еще днем подкрепился парой толстых мышей и теперь мирно спал на стуле.
   Королева отрезала еще кусок пирога и положила его себе на тарелку.
   - Я почему-то опять вспомнила день гибели Арнольда, - грустно произнесла она. - Мы готовились к пиру в честь рождения Жаннеты. Весь дворец наполняли соблазнительные запахи приготовленных на кухне лакомств. Я надела свое новое платье, Арнольд тоже был так прекрасен. Неужели Гедеон уже знал, что смерть брата неминуема?
   - Амелия, а ты видела его в тот день? - спросил звездочет.
   - Да, мимоходом, когда готовилась к торжеству. Он был в своем любимом черном одеянии. Я запомнила еще его перстень. Он носил его крайне редко, но всегда, когда я вглядывалась в этот огромный рубин, ощущала какое-то движение в камне. Он начинал пульсировать, излучая красноватый свет. Это необъяснимое чувство, но мне в такие моменты становилось страшно.
   - Что за кольцо? - звездочет непонимающе посмотрел на королеву, - я никогда не видел у Гедеона ничего подобного.
   - Он рассказал, что это подарок его покойной матери. Сам Гедеон не знал, откуда у нее появилось это сокровище.
   Астрокориус поднялся из-за стола, прошел к полке с книгами и начал на ней что-то искать. Амелия и Жу-Жу молча наблюдали за ним. Наконец, он нашел какой-то пергамент и вернулся к столу:
   - Видишь это кольцо, оно не похоже на то, которое носит Гедеон.
   Амелия вгляделась в рисунок:
   - Столько лет прошло. Не буду утверждать, но могу сказать твердо одно, может кружево оправы и не такое. Точно не помню. Но камень тот. Он был правильной четырехгранной формы.
   - Теперь понятно, почему Гедеон с такой легкостью подчинил себе придворных, - промолвил Астрокориус. - Рубин обладает огромной силой. Он подавляет волю и может сокрушить всякого, кто посмеет навредить его владельцу. Кстати, знаете, кому перстень принадлежал раньше - родителям Клариссы. Надо будет сообщить ей об этом. Возможно, разгадав тайну перстня, она откроет и тайну исчезновения ее родителей.
   Размышления мудреца прервала принцесса:
   - Так что же получается, пока у Гедеона это кольцо, мы не сможем его победить?
   - Ну это лишь усложнит нашу задачу, - ответил ей звездочет.
  
  
  
   * * *
  
   На другой день, когда Амелия вместе с Диамандом ушли в лес за хворостом, Жу-Жу снова начала вчерашний разговор:
   - Астрокориус, ты так и не сказал, как противостоять Гедеону.
   - В том пергаменте было рассказано, как с ним бороться. Но, видимо, мать Гедеона, Лисандра, догадывалась, что рано или поздно правда выйдет наружу, и позаботилась о том, чтобы никто не смог сломать его чары. Только вчера я вдруг заметил, что часть пергамента отрезана. Уверен, это сделано неспроста.
   - А может Кларисса знает что-нибудь?
   - Не думаю, в ту пору она была слишком молода, чтобы обладать столь обширными знаниями.
   Девочка задумалась:
   - Значит, нужно ехать к Стефании, тетушке Максимилиана и Клариссы, она должна была знать о секретах собственной сестры.
   Астрокориус немного помолчал, а потом сказал:
   - Наверное, ты права. Ждать нечего. Сегодня утром я узнал из письма друга, он живет в Мэриленде, что к Гедеону приехал Бальтазар Темный. А это плохой знак. Думаю, их главная цель найти нас и уничтожить. Вот только одно меня тревожит, как ты пойдешь одна. Амелия еще слаба, да и Диаманд вряд ли согласится на второе длительное путешествие.
   - Ничего, я надену плащ-невидимку и осторожно проберусь в Лабустор. Это же недалеко, - возразила девочка. - Два три дня, не больше.
   - Хорошо, - голос мага стал строгим. - Только прошу тебя никаких необдуманных действий. Поговоришь со Стефанией и назад.
  
  
  
  
   * * *
  
  
   Дорога к Лабустору пролегала через бескрайние поля. Снег растаял, и Жаннете приходилось плюхать по непролазной грязи. Чтобы никто не заметил одинокую странницу, она спряталась под мантию-невидимку, и это придавало ей некоторую уверенность. Правда, отсутствие спутника, делало путешествие ужасно скучным. С Диамандом можно было хоть словом перемолвится, теперь же приходилось двигаться молча. Даже запеть песенку она не решалась, вдруг кто-то услышит и поймет, что здесь замешано колдовство.
   Наконец, девочка увидела очертания замка Стефании. Дом, стоявший на пригорке, совсем не походил на дворец. Маленький, розового цвета, он был подобен кукольному жилищу. Да и сама королева оказалась невысокой сухонькой старушкой с морщинистым, но добрым лицом.
   Она с радостью приняла девочку, а уж когда узнала, что та недавно виделась с ее племянниками, и совсем растаяла от счастья.
   - Какая радость, - причитала она, - а я думала, что они погибли.
   Они сидели в красивой комнате с желтыми стенами. Старушка обожала цветы. Поэтому на подоконниках, столиках - везде, где только можно, в больших и маленьких горшках произрастали различные растения, многие из которых буйно цвели.
   Жу-Жу ела горячий суп из шампиньонов, который после длительного перехода показался ей восхитительным.
   Стефания пододвинула к девочке мясо, запеченное с черносливом, и отварной рис.
   Только когда гостья закончила трапезу и поставила на стол стакан с недопитым какао, королева Лабустора продолжила расспросы.
   - Так ты мне не рассказала самого главного - зачем Кларисса и Максимилиан послали тебя ко мне?
   - Они меня и не посылали, - ответила Жаннета, - я пришла к вам по собственной инициативе, ведь только вы можете помочь разгадать мне одну тайну.
   - Деточка, - Стефания рассмеялась, - я старое сушеное яблоко, которое забывает даже то, что было с ним вчера, разве ж удержишь в голове чужие секреты?
   - Но это касается не кого-то, а вашей сестры, матери Клариссы.
   - Сабины?
   - Да, вспомните, не было ли у нее прекрасного перстня с рубином, имеющего огромную силу?
   - Был, это свадебный подарок ее мужа Гильермо. Он купил его у какого-то мага за очень большие деньги и подарил любимой жене, как защитный амулет.
   - И куда делось кольцо вашей сестры потом?
   - Потом, да оно было на ней до самого момента исчезновения, а что, почему ты спрашиваешь об этом?
   - Потому что перстень Сабины нашелся.
   Стефания открыла от удивления рот:
   - И где он, - только и смогла она вымолвить.
   - Его многие годы носит властитель Мэрилендского королевства, Гедеон. Он мой дядя и самый страшный враг.
   - Дядя? Так значит, ты дочь Арнольда и Амелии? Но я слышала, что принцесса умерла, едва появившись на свет.
   - У вас прекрасная память, - улыбнулась Жаннет, - но, как видите, я жива. И за это нужно сказать спасибо Астрокориусу и его верному другу, коту Диаманду.
   - Значит, добрейший звездочет спас тебя, - опять запричитала старушка. - А я то думала, как же он позволил произойти этой страшной трагедии?
   - К сожалению, - вздохнула девочка, - даже чародеи не всесильны. Он не смог спасти от смерти моего отца, зато позаботился обо мне. Но мы отвлеклись. Подумайте, как перстень мог попасть в руки к Гедеону?
   - Попробую вспомнить, - протянула Стефания.
   Она легла на атласную кушетку, устремила глаза в потолок, и картины прошлых событий встали у нее перед глазами. Слова так и потекли из ее уст.
  
  
  
   * * *
  
  
   -Мы с Сабиной, урожденные принцессы Лабустора, рано остались сиротами. Наша мать умерла совсем молодой, от какой-то непонятной болезни. Отец после ее смерти так и не смог пережить утрат и вскоре ушел в мир иной. Мне только исполнилось пятнадцать, Сабине - семь. И хотя наше государство совсем маленькое и небогатое, мне пришлось побороться за то, чтобы удержать оставленный отцом трон.
   С особой любовью я относилась к своей младшей сестре. Чтобы уделять ей как можно больше внимания, даже не решалась выйти замуж, хотя предложений было немало. А к тому времени, когда Сабина выросла и повстречала Гильермо, я стала уже старой девой.
   Гильермо оказался волшебником, тогда я еще не знала, что мир разделен на простых людей и посвященных, поэтому поначалу новая жизнь Сабины меня сильно пугала. Он научил ее появляться ниоткуда, летать и делать разные чудеса. Как-то она похвалилась мне подарком мужа - чудным кольцом. Правда, пожаловалась она, перстень обладает непонятной силой и не особо любит свою хозяйку. Постоянно пытается соскользнуть с руки, куда-нибудь закатиться. А то начинает сдавливать палец или обжигать, словно его раскалили на огне.
   - Я думаю, он предназначен для злых деяний, а я и мухи не обижу, - повторяла она, глядя на него.
   Сестра приезжала ко мне редко. Где-то раз в пять лет, поэтому и своих племянников я видела нечасто. Сабина и Гильермо постоянно разъезжали по разным странам, все набирались знаний, ставили алхимические опыты и весьма успешно, золотом так и сорили. Впрочем, алхимию обожал Гильермо, а Сабина просто помешалась на собирании чудодейственных трав.
   В тот последний приезд какая-то редкая трава и стала целью ее визита.
   Сестра познакомилась с моей новой соседкой из Мэрилендского королевства, Лисандрой, которая уверила ее, что в лесу между Лабустором и Шеффилдом ей встречались черные ранункулусы. Сестра, даже не обедая, умчалась в лес, пообещав вернуться через пару часов. А в итоге исчезла вместе с мужем навсегда.
  
  
  
   * * *
  
  
   - Больше мы не виделись, - вздохнув, подытожила королева.
   - Так, - протянула девочка. - Ясности ваш рассказ не добавил, но один момент меня заинтересовал. Значит, получается, что вашу сестру послала в лес Лисандра из Мэрилендского королевства, моя бабка?
   - А ты дочь старшего из братьев, Арнольда?
   - Да.
   - Тогда Лисандра тебе не бабка.
   - Как это? - недоумевала Жаннета.
   - Когда Арнольду исполнился год, его отец, король Фернандо, отправился на север сражаться с врагом. Его супруга Ирис осталась с маленьким сыном в Мэриленде. Как-то ночью черный всадник принес ей письмо, в котором сообщалось о геройской гибели Фернандо на поле боя. Даже не дождавшись рассвета, Ирис, не помня себя от горя, бросилась с самой высокой башни дворца и разбилась о камни. Ее схоронили, а спустя неделю Фернандо в полном здравии вернулся домой с победой.
   - Значит, письмо оказалось чьей-то злой шуткой? - спросила Жу-Жу.
   - Получается что так, - ответила Стефания, - слишком злой шуткой. Потом Фернандо женился на Лисандре, она была редкой красавицей и, что интересно, дочерью того самого короля, с которым и воевал Фернандо. Спустя два года у них родился Гедеон.
   - А потом? Вы что-нибудь слышали о Лисандре?
   - Слышала ли я? До тех пор пока не ушел в могилу этот злодей Беренгар, я глаз по ночам сомкнуть не могла от страха. Это был сущий дьявол. Черный маг. Безжалостный человек. Его жены я никогда не видела, говорят, она и сейчас живет где-то на Западе. А вот Лисандра была в Шеффилде желанной гостьей. Беренгар осыпал ее царскими подарками, помогал во всем. А уж когда погиб Фернандо, и вообще взял под свое покровительство.
   - Фернандо погиб, с ним-то что случилось? - принцессу все больше поражала судьба своих предков.
   - Рассказывали, что на королевской охоте на него напал огромный медведь. Никто не видел, откуда появился этот зверь. Когда придворные опомнились от страха, зверь уже успел растерзать короля и скрыться в лесной чаще.
   - Все это похоже на колдовство, - в задумчивости произнесла девочка.
   - Не исключено, что так, - согласилась королева Стефания. - Только что теперь-то ворошить старое, столько лет прошло.
   - Подождите, - взмолилась девочка, - Расскажите, Лисандра намного пережила Фернандо?
   - На десять лет, - припомнила старушка. - Ровно через два года после пропажи моей сестры черный маг устроил большой праздник. На него съехалось немало ведьм и колдунов. В Шеффилде был устроен карнавал приведений, а из черного озера били пятнадцать кровавых фонтанов. В ту ночь Беренгар встал из-за стола и объявил присутствующим, что жить ему осталось ровно три дня. Многие из гостей приняли это за шутку. Но спустя три дня колдун действительно умер. А через несколько дней умерла и Лисандра. Помнится, я слышала, что она, почувствовав приближение смерти, произнесла напоследок:
   - Беренгар так и не отпустил меня. Кольцо же подсказывало, что не нужно пить вино из хрустального кубка...
   - Кольцо? Вы сказали кольцо? - вскрикнула девочка.
   - Да, - встрепенулась старушка. - Думаешь, она говорила о кольце моей сестры?
   - Я все больше в этом убеждаюсь, - твердо сказала Жаннета.
   - И почему мне не пришло это в голову еще тогда, - сокрушалась Стефания, - Хотя, что бы это изменило?
   Принцесса взяла ее руки в свои:
   - Королева, вы должны мне помочь, научите, как противостоять этом кольцу? Разве Сабина никогда не говорила об этом?
   - Нет, - королева покачала головой. - Однако мой зять Гильермо поведал мне очень интересную вещь. Он знал, что я мечтаю о замужестве и детях, и, как бы невзначай, обмолвился, что на границе Лабустора течет прозрачная речушка. Она совсем мелкая. Лишь в одном месте поток делает поворот, расширяясь в озерцо. Его называют озером Вожделений. Если ты горячо желаешь чего-то, но не знаешь способа осуществление своей мечты, наберись мужества и зайди в источник. Как только ты войдешь в него по пояс, к тебе подплывут некие существа. Им можно задать всего один вопрос, и они сразу дадут на него ответ. Но не все так просто, если ты не удержишься и невольно спросишь еще что-нибудь - существа утащат тебя под воду. Я не решилась отправляться на поиски своего счастья, а теперь сильно об этом жалею.
   - Иными словами, вы думаете, что мне стоит найти озеро Вожделений?
   - Тебе решать, - сдержанно ответила старушка.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   За жилищем Стефании начинался сумрачный еловый лес. Жаннет ступала по мягким еловым иголкам, устилающим дорожку толстым ковром, и думала о разговоре с королевой Лабустора:
   "Что же спросить? Как одним вопросом выведать у этих страшных существ секрет волшебного кольца? И знают ли они этот секрет?"
   Принцессе постоянно приходилось заглядывать в карту, которую на память нарисовал слуга королевы, не раз бывавший в тех местах.
   Лес кончился, девочка пошла по равнине, держа путь на восток. Ночь настигла ее в небольшой лощине. Жу-Жу улеглась на мягкую траву, накрылась мантией-невидимкой и попыталась уснуть. Она долго лежала с закрытыми глазами. А когда их открыла, увидела над своей головой небо полное звезд. Огромная сверкающая звезда висела прямо над ней. "Мельничиха Анна часто рассказывала, что звезды - это души умерших людей. Что они наблюдают за своими близкими оттуда, с высоты, и стараются дать знак, когда нас подстерегает беда, или поджидает радость, - вспоминала принцесса разговоры из какой-то другой жизни. - А вдруг эта звезда мой отец Арнольд? - мелькнуло в ее голове. - Папа! - взмолилась она, - дай мне знак, научи, что делать дальше?"
   Сверкающая звезда приблизилась к девочке. В мерцающем свете она различила лицо своего отца: голубые грустные глаза, тонкий нос и красиво очерченные губы, такие же, как у Жу-Жу. "Доченька, я очень тебя люблю, люблю, люблю..." - сквозь сон услышала она родной голос.
  
  
   * * *
  
  
  
   Утром Жаннет продолжила свой путь. Солнце пригревало совсем по-весеннему. Многочисленные ручейки куда-то бежали, весело журча. Принцесса прибавила шаг и уже к полудню добралась до реки. Несколько километров она брела вдоль берега, на ее пути все чаще появлялись дубовые деревья. Путница и не заметила, как очутилась в густом лесу. Река стала заметно расширяться. Вот и озеро. Темная гладь, над которой клубилась белая дымка. Солнце пропало за тучами. Холодом потянуло от леса.
   "Как же я войду в эту ледяную воду?" - подумалось Жу-Жу. Она стянула с ног сапоги, сняла походные брюки, курточку, и, оставшись в одной рубахе, смело шагнула к озеру. Пробираясь все дальше и дальше, Жаннета погрузилась в воду по самую грудь. Пока ничего не происходило.
   - Озеро Вожделений, я пришла спросить тебя о самом важном, - громко произнесла она.
   Туман поглотил звук ее голоса. Тишина воцарилась над заколдованным местом.
   Девочка простояла так несколько минут, и, решив, что Стефания что-то по старости напутала, повернула обратно.
   Непонятные звуки послышались за ее спиной. Из воды поднимались три русалочьи головы. Глаза утопленниц были закрыты. В прекрасных зеленых волосах девушек запутались крупные кувшинки.
   - Кто ты и зачем пришла? - спросила одна из русалок.
   - Меня зовут Жаннет, я принцесса Мэрилендского королевства. Мне нужно задать вам один вопрос.
   Зеленоволосая дева, на груди которой переливалась ожерелье из крупных розовых жемчужин, открыла мутные очи.
   - Что ж, задавай.
   - У короля Гедеона, моего дяди, есть волшебный перстень, обладающий страшной силой. Как мне ему противостоять?
   Русалка снова закрыла глаза. Жаннет ждала, но та все молчала. Наконец, она начала говорить:
   - Ты заблуждаешься, девочка. Гедеон тебе совсем не дядя. Его отец - Беренгар. Ни Гедеон, ни Бальтазар не знают об этом, хотя что-то их влечет друг к другу. Не иначе, кровное родство. - Утопленница улыбнулась, обнажив два ряда белоснежных зубов. - Лисандра унесла эту тайну с собой в могилу, а злосчастное кольцо подарил ей Беренгар, в подарок за сына. Сила его действительно велика. Чтобы ее отвести, необходимо сделать серебряный оберег - подвеску в виде сердечка, состоящую из двух камней - один у тебя уже есть. Подарок горного духа. Второй, голубой сапфир, ты найдешь в Шеффилде. Но это не все - победить Гедеона тебе поможет бриллиант. Он рядом с тобой, но не блестит, он не имеет ценности, потому что для тебя бесценен. Он спасет тебе жизнь.
   - Но, я не поняла. - Возразила девочка. - Может... - и тут она вспомнила наставления Стефании: " Задать можно лишь один вопрос, иначе погибнешь в водах озера".
   - Ты что-то хотела спросить, - русалки словно ожили, - говори же, - и они подплыли к принцессе поближе.
   - Нет, - прошептала девочка. - Я хотела сказать вам спасибо.
   - Тогда уходи, - зло ответила главная из них, - не искушай, а то не отпустим назад.
   Принцесса в спешке поплыла к берегу.
  
  
  
   Глава 7
  
  
  
  
   Огонь в дворцовом камине жарко пылал. Напротив него в массивных кожаных креслах сидели Гедеон и Бальтазар. Ночь давно опустилась над Мэрилендским королевством, а этим двоим не спалось. Хозяин дворца оторвал взор от пляшущих огоньков и посмотрел на гостя.
   - Бальтазар, - обратился он к другу, - Ты гостишь здесь почти месяц. Признаюсь, мне спокойнее с тобой, и все же, когда мы начнем искать моих врагов? Мысль о том, что они преспокойно живут где-то в пределах моего королевства, снедает меня. Я хочу знать, что их больше нет на этой земле.
   - Не думай, что все это время я сидел без дела, - с укоризной произнес Бальтазар. - Ты как брат мне, и я все сделаю, чтобы оградить тебя от беды. Завтра я скажу тебе, где прячутся твои недруги. Иди в свою опочивальню и спи. Никто не нарушит твоего покоя.
   С этими словами гость встал и отправился к себе.
   С первыми лучами солнца из окна Мэрилендского замка вылетел черный, как смоль, ворон.
   Он пролетел через весь город и спикировал на крышу обветшалого маленького домика. Ждать пришлось недолго. Хозяин жилища, когда-то королевский садовник, Рудольф вышел на крыльцо и подбросил вверх белого голубя. Птица взмыла в небо, остроглазый ворон заметил на ее лапке записочку. Подождав немного, ворон взмахнул крыльями и полетел вслед за голубем. Черный маг прекрасно знал, что старик-садовник был давним другом Астрокориуса и, несмотря на опалу звездочета, поддерживал с ним переписку.
   Теперь установить место проживания заговорщиков не составляло труда. Через пару часов крылатый почтальон добрался до лесной избушки. Бальтазар, укрывшийся в густой кроне дуба, видел, как навстречу письмоносцу вышли волшебник и королева Амелия.
   - Вот вы и попались, - засмеялся злодей и повернул назад в Мэриленд.
  
  
   * * *
  
   "Где же мне искать этот Шеффилд", - думала Жаннета, удаляясь от озера Вожделений. Она не заметила, как наступила ночь. Выйдя из леса на равнину, девочка увидела вдали огненное зарево.
   - Ага, - промолвила она. - Сама судьба ведет меня туда.
   Замок Бальтазара оказался непреступной крепостью из шлифованного серого камня. Массивные ворота были наглухо заперты, по стенам патрулировали многочисленные стражники.
   - Придется ждать до утра, - вздохнула принцесса.
   В поисках укромного местечка для ночлега она решила обойти цитадель. Невдалеке от центральной дороги путница заметила старое кладбище.
   "Страшно, конечно, находиться возле вековых могил, - мысленно рассуждала она, двигаясь между надгробными камнями, - но здесь меня уж точно никто не заметит".
   Она прилегла возле какого-то надгробия, сняла с себя плащ-невидимку, и, подложив его под голову, начала засыпать.
   Тихий шорох заставил ее разлепить ресницы. Два желтых глаза глядели на девочку из темноты.
   В груди у Жу-Жу похолодело, не помня себя от страха, она вскочила и, что есть силы, кинулась бежать.
   "Привидения, привидения, - стучало у нее в голове, - сейчас они настигнут меня". Чтобы оторваться от преследователей, принцесса сиганула через чью-то могилу, преграждающую ей путь. В этот момент ее правая нога за что-то зацепилась, и беглянка со всей силы упала на землю.
   Холодная рука опустилась ей на плечо. "Все кончено", - выдохнула она и обернулась.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Вместо страшного полуистлевшего чудовища в белом саване, ее взору предстал худенький черноволосый мальчишка лет тринадцати. Рядом с ним сидел белоснежный волк с небесно-голубыми глазами.
   - Девчонка, - усмехнулся он, - что это ты делаешь ночью на кладбище?
   Жаннет перевела дыхание.
   - Кто ты такой, чтобы я перед тобой отчитывалась, - съязвила она. - Может, я здесь живу.
   - Нет, - рассмеялся парнишка. - Последний год здесь живу я. Ладно, вставай, - он дружелюбно протянул ей руку. - Меня зовут Феликс, а это мой друг - Чезаре. Я сын королевского министра финансов. Правда, Бальтазар казнил всю мою семью. Только я уцелел.
   - А я принцесса Мэрилендского королевства, - без тени высокомерия произнесла она.
   - Да брось, - присвистнул парнишка, - поклянись, что не врешь.
   - Клянусь.
   - Чем?
   - Сердцем матери, кровью отца!
   Феликс не знал, что и говорить. Они все шли и шли по кладбищенским дорожкам, пока не остановились у двери старинного склепа.
   - Вот здесь я и живу, - констатировал Феликс, - заходи и будь как дома.
   Внутри усыпальницы оказалось довольно уютно. Мальчишка зажег факел и пригласил гостью к ужину.
   Только теперь, глядя, как незнакомец достает из-за пазухи всякие вкусности, Жу-Жу осознала, как она голодна. Она уплетала запеченное мясо, хлеб, помидоры и зеленый лук с неприличной скоростью. Феликс ел с достоинством, самые вкусные кусочки бросал своему волку.
   Затем хозяин вскипятил чай, разлил его по железным кружкам и придвинул одну из них Жаннет.
   - Пей, ты, наверное, замерзла, ночи-то еще холодные, - поинтересовался он.
   - Да нет. Я так драпанула от приведения, что до сих пор грудь горит огнем, - честно призналась принцесса.
   - Ага, - засмеялся Феликс,- так значит, ты приняла нас за призраков?
   - Конечно, а кого еще можно встретить ночью на кладбище? - удивилась девочка.
   - В принципе, ты не далека от истины, - грустно изрек он, - все эти месяцы после смерти отца, матери и трех моих братьев, я хожу, как тень. Первое время мне просто некуда было деваться, вот все дни напролет я и проводил возле могилы родственников. А потом привык. Нашел себе пристанище в этом склепе и даже не представляю, что когда-нибудь придется отсюда уходить. Впрочем, что я все о себе,- встрепенулся он, - ты то что забыла ночью на кладбище?
   Жаннет долго рассказывала новоявленном другу о своих приключениях, о погибшем отце, о маме, которая недавно встала на ноги, об Астрокориусе и Диаманде, и, конечно, о Гедеоне.
   - Тебе тоже пришлось нелегко, - подытожил он, - и все же я тебе завидую, у тебя есть мать, друзья, хотя и врагов предостаточно. И скоро, по всей видимости, ты наживешь еще одного - Бальтазара, он не прощает вторжения в собственные владения.
   - В его владения нужно еще попасть, - возразила принцесса.
   - Ну это как раз не проблема, - улыбнулся Феликс, - я каждый день совершаю ночные вылазки в Шеффилд, иначе, чем бы питался. Здесь недалеко в стене есть сточная канава. Лаз там узкий, взрослый человек не проберется, но мы-то с тобой пролезем.
   Он выглянул на улицу:
   - Жаль только, что за разговорами мы не заметили, как наступило утро. Сейчас идти нельзя. Ложись спать, а поздним вечером пойдем в замок.
  
  
  
   * * *
  
  
   К вечеру Жаннет чувствовала себя бодро. Сон помог восстановить силы, и теперь она была готова к любым испытаниям. Подойдя к крепостной стене, Феликс, со знанием дела, отодвинул ветви густого куста, за которыми появился темный проем.
   - Чезаре, жди нас здесь, - приказал он волку и первым влез в подземелье.
   Жаннета направилась за ним. Они ползли на коленках по узкому ходу, постоянно поворачивая то вправо, то влево. Путь им преградила чугунная решетка.
   - Подожди, - он надавил на нее, и та, скрипя, поддалась.- Вставай, мы на свободе.
   Лазутчики осторожно прокрались по темному коридору подвала, и, поднявшись по лестнице, оказались на первом этаже цитадели.
   - Справа от нас будет королевская кухня, - прошептал сын министра, - а там дальше лестница, ведущая в покои Бальтазара. Куда пойдем?
   - В гости к Бальтазару Темному, - уверенно сказала Жаннет.
   Закутавшись в плащ-невидимку, друзья стали подниматься наверх. Возле огромной резной двери, с которой на непрошенных гостей смотрели два огнедышащих дракона, Феликс недоумевающе встал:
   - Слушай, дверь-то закрыта, как же я сразу не сообразил.
   - Отодвинься, - Жаннет ткнула мальчишку локтем в бок. - Дай попробую.
   Она приложила руку к замку и тихонько произнесла:
   - Сим-то-ра-мин, - в тишине послышался щелчок, и дверь отворилась.
   - Ты колдунья? - спросил пораженный Феликс.
   - Нет, - замотала головой девочка, - просто Астрокориус успел научить меня кое-чему полезному.
   Попав в большую темную комнату, непрошенные гости скинули с себя плащ-невидимку, зажгли факел и начли обследовать шкаф, книжные полки и стол черного мага.
   Несколько часов кропотливой работы не дали никаких результатов. Жу-Жу нашла с десяток различных минералов, но ни один из них и отдаленно не был похож на голубой сапфир, имеющий форму половинки сердечка.
   - Жаннет, - голос Феликса отвлек принцессу от поисков.- Скоро начнет светать. Нам пора уходить.
  
  
  
   * * *
  
   Лазутчики благополучно выскользнули из покоев Бальтазара, спустились по лестнице вниз и направились к водосточной канаве. Упоительный запах жареных пирожков заставил их остановиться:
   - Ты чувствуешь? - повела носом Жаннета
   - Мы рядом с кухней, - прошептал мальчишка, - пойдем, в плаще-невидимке нам ничего не угрожает.
   На королевской кухне все пыхтело и кипело. Несколько шустрых поваров умелыми движениями таскали из огромных сковородок аппетитные пирожки.
   - Вон те, - принцесса показала на большое белое блюдо, стоящее на металлическом столе, - с мясом.
   - А те, - Феликс ткнул на голубое блюдо поменьше, с картошкой и грибами.
   Он незаметно стянул с полки глубокую тарелку, и, подобравшись к горам пирожков набрал под плащ с десяток разных. Жаннета тоже времени не теряла, ей удалось незаметно уволочь кувшин топленого молока и кусок говядины для волка.
   Через полчаса в усыпальнице пир шел горой.
   - Ты знаешь, десять лет я жила в семье мельников, - рассказывала принцесса, - Анна, моя приемная мать, часто пекла пироги, но эти - нечто особенное.
   - А я, министерский сын, всегда был гурманом. В мой день рождения королевский повар по традиции готовил пирог с перепелами, вишневый пудинг и мороженое.
   Жаннета вздохнула:
   - Скажи, за что были казнены твои родственники?
   - Я говорил, что мой отец был министром финансов? Раз в год вместе со своими тремя помощниками и под зорким присмотром Бальтазара он делал ревизию королевских богатств. Сначала подводился общий итог истраченных за год казенных денег, а затем с помощью огромных весов взвешивалось золото в хранилище. После этого методом сложнейших подсчетов выводилась оставшаяся сумма богатств. В тот злополучный раз отец перевешивал золотые монеты целую неделю. И вот расчеты были завершены. Их результаты оказались ужасающими - в хранилище не хватало нескольких тысяч золотых монет. Так как доступ к казне был только у моего отца, Бальтазар не раздумывая, приказал обезглавить все наше семейство - отца, мать, трех моих старших братьев, ну и меня, конечно. Стража пришла к нам ночью, всех связали и потащили в тюрьму. Я плелся последним. Как только мы вступили на сырой темный двор, кто-то толкнул меня в спину. Я упал и почувствовал, что лежу на спине своего друга-волка, который молнией пронес меня через открытое пространство и нырнул в канаву.
   Несколько дней мы провели на кладбище, удивительно, но никто меня даже не искал. Оголодав, я как-то ночью пробрался в дом наших родственников, которые в бытность отцовского министерства очень гордились дружбой с нами. Но те, увидев меня, так сильно испугались, что даже не пустили на порог. "Уходи, - зло процедила тетя Марта. - Мы не общаемся с ворами. - Забудь сюда дорогу. И вообще, твоих родителей и братьев завтра обезглавят на площади", - крикнула она мне в след.
   Феликс прервал рассказ, закинул голову вверх, чтобы не дать слезам политься из глаз. Он вновь заговорил, голос его сел:
   - Утром следующего дня я встал с единственным желанием - пойти на площадь и присоединиться к моим несчастным родственникам, чтобы принять смерть всем вместе. Зевак посмотреть забаву собралось немало. Я пробирался в толпе, толкаясь локтями. Когда протиснулся к самому эшафоту, моих уже привезли. Они стояли потерянные и затравленные, абсолютно сломленные, оставившие всякую надежду на избавление. И вдруг отец заметил меня в толпе, видимо, разгадав мой порыв, он вдруг выпрямился, гордо поднял голову и выкрикнул:
   - У меня еще остался один сын, он отплатит за мой позор.
   Услышав это, я словно окаменел. Не чувствуя ничего, я смотрел, как прощаются с жизнью мой отец, мать, как погибают мои братья Энрике, Антуан и Огюст. Когда казнь кончилась, я вместе с другими покинул площадь и вернулся на кладбище. Ночью я видел, как тела самых близких мне людей привезли и побросали в свежевырытую яму. На их могиле не удосужились написать даже имен, словно это были не люди, а подвальные крысы.
   - Скажи, - вежливо спросила принцесса, - как же тебя не узнали в толпе?
   - Сложно было узнать в оборванном худом мальчишке холеного министерского сынка. Я удивляюсь, как отец-то меня узнал.
   - А деньги, куда же они делись из казны?
   - Через неделю после казни моих родителей, королевский механик выяснил, что на контрольных весах сломалась какая-то пружина, из-за этого они и показывали неправильный вес. Все богатства опять перемеряли, и сумма сошлась до последнего золотого.
   - Какой ужас, - всплеснула руками девочка. - Значит, теперь с вашего имени смыт позор казнокрадства?
   - Да какое это теперь имеет значение, - горько заметил Феликс, - близких-то не вернуть. Кстати, - встрепенулся он, - с твоим появлением я совсем перестал посещать их последнее пристанище, пошли нарвем сначала весенних цветов на поле.
  
  
  
   * * *
   Они сидели возле безымянной могилы и смотрели, как теплый ветерок треплет лепестки только что сорванных нарциссов и ирисов. Чезаре послушно лежал рядом с детьми.
   - Удивительное животное, - восхищалась принцесса, глядя на белоснежную шерсть волка. - Мне приходилось и раньше видеть его сородичей, но они были другими - свирепые серые с желтыми больными глазами.
   - Чезаре - северный волк, - Феликс говорил о своем друге с нежностью, - нам подарил его искусный мастер Мигель из Торингара. Отец заказывал ему новую корону для Бальтазара. И тот в знак дружбы подарил нашей семье волчонка. Вот уже четыре года мы неразлучны.
   - Сколько же корон у вашего правителя? - поразилась Жу-Жу.
   - Действительно, немало, - со знанием дела ответил Феликс, - но все они остались от Беренгара, а у Бальтазара голова оказалась несколько больше, чем у отца. Поэтому все прежние венцы были ему маловаты. Он отдавал на переделку пару корон, заказывал несколько новых, но ни одна так и не пришлась ему по душе: то слишком скромна, для такого блистательного властителя и мага, как Бальтазар. То непомерно тяжела, то камни оказывались ни столь безукоризненными, чтобы украшать голову хозяина Шеффилда. Зато творение Мигеля просто поразило его воображение. Узор, сотканный из тысяч драгоценных камней, впечатлял сложностью исполнения и безукоризненным сочетанием цветов совершенных во всех отношениях кристаллов...
   - Ты говоришь, как истинный ценитель, - прервала его тираду Жаннета.
   - Да нет, я просто повторяю слова отца, который частенько разглагольствовал о новой короне Бальтазара, - смутился мальчишка.
   - Интересно, - Жаннета встала с земли, - а где гробница Беренгара, он похоронен на этом кладбище?
   - Нет, - Феликс покачал головой. - Его усыпальница где-то в подвалах замка. Родители рассказывали, что вход в нее охраняется, посещать покойного мага имеет право только его сын.
   - Вот, - вскричала принцесса, - там-то и может храниться волшебный камень. Пошли, кажется, пришло время несколько потревожить сон колдуна Беренгара.
  
  
  
   * * *
  
  
   В ночной мгле четверо всадников в черных плащах на рослых вороных конях мчались по лесной дороге.
   - Притормозите, - скомандовал вожак, - мы скоро будем на месте. Нужно пробираться как можно тише.
   Через четверть часа они вышли на залитую лунным светом поляну, на краю которой, в тени огромного дуба, пряталась маленькая хижина.
   - Я войду в дом первым, - голос принадлежал Бальтазару.
   - Конечно, - ответил Гедеон, - а как только тебе удастся обезоружить Астрокориуса, подоспеем и мы с Морром.
   Бальтазар спрыгнул с коня, вытащил из кармана плаща волшебную палочку и с силой толкнул плечом дверь.
   Попав в жилище, он бросился к постели волшебника и, наведя палочку на спящего старца, произнес:
   - Фимано-та-ро.
   Звездочет проснулся, но было уже поздно. Прочные серебряные сети опутали его руки и ноги. Через мгновение та же участь постигла и Амелию. Сильван Морр и королевский гвардеец потащили пленников из жилища, а Гедеон с Бальтазаром принялись копаться в вещах волшебника.
   - Что здесь искать? - злился король Мэриленда, - старое барахло. Будь Астрокориус и вправду таким всемогущим, не допустил бы, чтобы его поймали в силки, как глупого лесного кролика.
   -Ты не прав, - миролюбиво ответил Бальтазар, - во-первых, Астрокориус больше чем простой колдун. Он знает то, о чем мы и не догадываемся, а потому не мешает истории развиваться по собственному замыслу. Во-вторых, я тоже не простак, и могу поспорить со старцем в плане маскировки. А в-третьих, ты, может быть, и прав. Сейчас лучше отправиться во дворец, заковать мерзавцев в кандалы и выведать - куда делась девчонка. А уж потом я вернусь сюда и неспешно исследую все эти колдовские штучки.
   - Да, - согласился Гедеон, - мешкать с ними нельзя, надо вызнать у них как можно больше и прирезать в тюремном каземате, да так, чтобы ни одна живая душа не узнала об их бесславной кончине.
   Ночные пришельцы повернулись и спешно вышли из дома. Через несколько минут послышался стук копыт. Как только топот стих, из-под кровати осторожно выбрался Диаманд.
   - Вот тебе и раз, - растерянно промямлил кот, - что же делать? И где мне теперь искать эту ветреницу Жу-Жу?
  
  
   * * *
  
  
   Как обычно, Чезаре остался ждать своих друзей у крепостной стены. Феликс провел принцессу по уже знакомому канализационному стоку, а затем, прячась под плащом-невидимкой, они спустились в подземелье Шеффилда. Жаннет полагала, что им придется идти по темным заброшенным коридорам, куда много лет не ступала нога человека, но на поверку все оказалось иначе. К усыпальнице Беренгара вел хорошо освещаемый коридор. У входа в гробницу дежурили два солдата.
   - И что нам теперь делать? - прошептала Жу-Жу в ухо сопровождающему. - Однажды, когда я тайно навещала свою мать в тюрьме, мне удалось проскочить мимо охранника. Но он был один. Но здесь все иначе: их двое.
   - Я знал это, - спокойно ответил Феликс, - не раз, блуждая ночью по замку в поисках приключений, я наведывался и сюда. Просил стражей пропустить меня к гробу, чтобы хоть одним глазком взглянуть на великого чародея, чье имя до сих пор приводит в трепет подданных, но меня так ни разу и не пропустили. Сегодня я долго размышлял, как нам проникнуть в усыпальницу и кое-что придумал. Давай подойдем поближе.
   Лазутчики приблизились к часовым еще на несколько шагов. Феликс достал из курточки большую бутыль и осторожно поставил ее на пол.
   - Теперь отойдем, - скомандовал он принцессе, - и будем ждать.
   Некоторое время солдаты не замечали приманки. Они мирно беседовали, облокотившись на увесистые ружья, но вот один из стражников обвел взглядом пустынную галерею и присвистнул от удивления:
   - Ты посмотри, бутылка рома, это кто же ее позабыл?
   - Диво, - поразился второй, - такого быть не может, а вдруг это подвох?
   - Да, ладно тебе, - усомнился первый, - я всегда подозревал, что наши сменщики весело проводят здесь время, наверное, кто-то на этот раз позабыл бутылочку.
   Он поднял ее, откупорил пробку и отпил глоток.
   - Прекрасный ром, - заключил он, - хочешь попробовать?
   - Ну-у-у давай, - нерешительно протянул второй.
   Через час оба охранника мирно похрапывали на полу. Феликс и Жаннета, проскочив мимо них, подошли к заветной двери. Рядом на стене Жаннет заметила красивый золотой ключ. Он висел на гвозде, над которым было начертано: "Не трогать. Карается смертью!"
   - Подожди, - голос принцессы был испуганным, - а вдруг мы дотронемся до него, и сюда сбежится вся охрана?
   - Брось, - рассмеялся мальчишка.
   Он снял ключ и, повернув его два раза в замке, распахнул дверь гробницы.
  
  
  
   * * *
   Посреди огромной залы, освещаемой несколькими факелами, стоял черный пьедестал, по четырем углам которого возвышались статуи огромных мраморных псов. В центре, на бархатном ложе покоились мужчина и женщина. Казалось, что они не умерли, а лишь погрузились в глубокий сон. Их лица были белы, левая рука Беренгара сжимала правую руку незнакомки.
   - Да это же Лисандра, - воскликнула Жу-Жу, - я случайно видела в замке ее портрет. Но почему она здесь?
   - Наверное, это еще одна загадка мачехи твоего отца, - задумчиво произнес Феликс.
   Он окинул взглядом пустынную комнату:
   - Здесь и искать негде, может, мы ошиблись в расчетах?
   Ничего не ответив мальчику, Жаннет смело взобралась на пьедестал и на коленках подползла к телу мага.
   - Смотри, - обратилась она к своему спутнику, в его правой руке что-то есть.
   - Не трогай, - закричал Феликс, но было уже поздно.
   Жаннет с силой нажала на кулак чародея. Пальцы мертвеца расслабились, высвободив маленький кожаный мешочек. Жу-Жу схватила находку, дернула веревочку, и, увидев внутри заветный кристалл, победно воскликнула:
   - Камень здесь!
   - Нашла, - услышала она скрипучий мужской голос. - Но тебе он все равно не достанется.
   Жаннет отвела взгляд от камня. Прямо на нее двигался оживший Беренгар. Глаза чародея горели алым огнем.
   Леденящий ужас приковал девочку к месту. Глядя, как маг подбирается все ближе, она не могла даже пошевелиться.
   - Попалась, - торжествовал он, - от меня не уйдешь.
   В этот миг Феликс сорвал со стены горящий факел и опалил пламенем одежду Беренгара. Атласный костюм вспыхнул словно порох. Властелин Шеффилда в миг превратился в сноп огня.
   - Бежим, - прохрипел мальчишка, хватая растерянную принцессу за руку.
   - Вам не уйти, - простонал маг, - растерзайте их.
   Мраморные псы, услышав команду, ожили и, с остервенением бросились за беглецами.
   Рыча и захлебываясь от ярости, они мчались по узкому коридору, по лестницам, через темный двор. Еще несколько прыжков и их зубы вонзятся в человеческую плоть. Предвкушая добычу, собаки даже не заметили, как Феликс открыл в стенном проеме небольшую чугунную решетку, из которой выскочил белоснежный волк. Чезаре бросился сначала на одного пса, свалив его ударом в грудь, затем отшвырнул второго и третьего, четвертому вонзился клыками в шею.
   Их потасовка длилась недолго. Забрезживший рассвет открыл ошеломленным стражам цитадели страшную картину. Четверо окровавленных псов распластались на земле. Как только солнечные лучи упали на их тела, они окаменели, а через некоторое время рассыпались в прах.
  
  
  
  
  
  
   Глава 8
  
  
   Этот день Феликс, Жаннет и Чезаре встретили на пути к Лабустору. Двигались медленно, приходилось буквально тащить на себе израненного волка. У него была разодрана передняя лапа, на левом боку зияла огромная рана.
   - Нам нельзя останавливаться, - падая от усталости, твердила Жаннет, - скоро доберемся до королевы Стефании, там отдохнем и постараемся помочь Чезаре.
   Феликс всю дорогу молчал, лишь порой, тихонько отворачиваясь от девчонки, он смахивал с ресниц слезы.
   Раненный зверь, видя страдания хозяина, старался не скулить. Однако нестерпимая боль вынуждала его время от времени тихонько подвывать.
   Путники пересекли дубовую рощу, зеленый луг, вот на пригорке показался кукольный домик Стефании. Слуги долго не отзывались на яростные грохотания в дверь, а когда увидели на пороге принцессу Жу-Жу, очень обрадовались.
   - А мы уж думали, что ты сгинула в озере Вожделений, - добродушно пробасил старый привратник в серой ливрее. - Ждали, что ты быстро вернешься, а тебя все нет и нет.
   - Судьба привела меня в Шеффилд, - призналась девочка, - но оттуда нам пришлось бежать. Наш ручной волк сильно пострадал, нельзя ли ему помочь, - жалобно добавила принцесса.
   - Срочно позовите моего врача Ципелора, - послышался голос Стефании.
   Эскулап Ципелор оказался маленьким щупленьким старичком с лохматой седой гривой. Он водрузил Чезаре на кухонный стол, острым ножом сбрил клочья шерсти вокруг раны на боку, промыл ее каким-то пахучим составом, и обмотал тело волка чистой тряпкой. Тоже самое он проделал и с передней лапой раненого. Затем он перенес четвероногого пациента на мягкую подстилку и дал ему выпить настой трав.
   - Не волнуйся, - обратился он к Феликсу, - я дал твоему другу зелье, которое снимет боль и вернет ему силы. Он проспит несколько дней, так организм быстрее справится с ранами.
   - Деточки мой, - кудахтала Стефания, - на кого же вы похожи? Сами, как волчата: грязные, худые - вам необходимо срочно помыться и поесть.
   Когда детей отмыли и переодели в чистое, Феликс взял тарелку тушеной капусты с сосисками, булку, намазанную толстым слоем грушевого варения, чашку чая и пошел к Чезаре:
   - Я побуду рядом с ним, - смущенно сказал он Жаннет, - он чуть не погиб, спасая нас.
   Принцесса понимающе кивнула:
   - А я поговорю со Стефанией. Ведь именно по ее совету я отправилась к озеру Вожделений. А потом лягу спать, смотри, совсем стемнело.
  
  
  
   * * *
  
  
   Замок Лабустора погрузился в сон, а в Мэрилендском дворце Гедеон и Бальтазар совсем не помышляли об отдыхе. Спустившись в подземелье, они проследовали к пыточной комнате, где своей участи уже несколько дней ждали два узника - белокурая женщина и седовласый мужчина.
   Короли уселись в обитые бархатом кресла, совсем не гармонировавшие по стилю с этой убогой, грязной и жуткой камерой, и жестом приказали стражникам развязать арестантов.
   - И не вздумай выбросить какой-нибудь финт, - грозно заметил Бальтазар Темный, - твоя волшебная палочка у меня, - он вынул из кармана черной мантии палочку Астрокориуса, - одно неверное движение - и ты навсегда превратишься в безобразного паука, а твоя подруга - в отвратительную жабу.
   - Не бери грех на душу, - тихо ответил звездочет, - ты же знаешь, что колдовство всегда возвращается к тому, кто его сделал.
   - В твоем положении глупо кого-то пугать, - усмехнулся Гедеон, - пока что мы не намерены причинять вам страдания. Мы лишь хотим узнать, где девчонка? Куда она подевалась?
   - Что за девчонка?
   - Дочь моего братца Арнольда.
   - Она же умерла на твоих руках десять лет назад, - спокойно ответил волшебник.
   - Я тоже так полагал, - признался король, - но частые видения заставили меня думать иначе. Прошлым летом я встретил ее, случайно, в деревушке, неподалеку отсюда. Сердце подсказало мне, что передо мной заклятый враг. Ее приемная мать лишь подтвердила мои сомнения. Девочку с детства окружали чудеса, так ты Астрокориус проявлял заботу о малышке. Потом я надеялся, что эта гадина утонула в пруду, но когда, спустя несколько месяцев, из темницы пропала ее ненормальная мамаша, мои надежды рухнули. Она была жива и крайне опасна. - Гедеон устремил на старца холодный взор, - Ну, скажи, что я не прав?!
   - Ты абсолютно прав, - дерзко кинула ему в лицо Амелия. - Моя Жаннет жива и здорова. Она доберется до тебя, грязный пес, и отомстит за меня и Арнольда.
   Удар стражника заставил женщину замолчать:
   - Не хочется прибегать к пыткам, - ласково произнес Бальтазар, - только назовите ее местонахождение и мы оставим вас в покое.
   - Мы не знаем, где она, - ответил звездочет.
   - Так посмотри в свой хрустальный шар, - не выдержал Гедеон, - десять лет назад ты был искуснее в своих колдовских делах.
   - Зачем тебе моя помощь, у тебя же есть друг - великий чародей.
   - Я не владею мастерством предсказания, - отозвался Бальтазар, - это высшее искусство. Но ты нам сейчас приоткроешь завесу неведомого.
   Бальтазар поставил на небольшой столик хрустальный шар и подтолкнул к нему Астрокориуса.
   - Давай начинай, хватит ломаться.
   Старик сделал шаг и вдруг, потеряв равновесие, рухнул на пол. Падая, он зацепился за бархатную скатерть, покрывающую столик, и все предметы, включая магический кристалл, полетели на пол.
   - Ты посмотри, - в бешенстве зарыдал Гедеон, - шар разбился. Да я просто убью этого подлеца.
   Король выхватил из ножен золотую шпагу, и занес ее над головой Астрокориуса.
   В этот миг в комнату пыток невесть откуда влетела стайка летучих мышей. Одна из них, самая крупная, кинулась к Бальтазару.
   Властелин Шеффилда схватил ее, и заметив привязанное к тельцу письмо, отвязал свиток.
   Сломав сургучную печать и пробежав глазами послание, он помрачнел.
   - Гедеон, - протянул он, - твоя Жаннет побывала в моих владениях и натворила там немало бед. Сейчас я срочно вылетаю в Шеффилд, прикажи своим слугам спустить с цепи моего дракона, а когда я выясню в деталях, что же там случилось прошлой ночью, вернусь и своими руками придушу эту девчонку.
   Он обнял Гедеона и решительно вышел из подземелья, за ним устремилась стая летучих мышей.
   Оставшись без товарища, король Мэриленда потерял к узникам всякий интерес.
   - Заприте их в камеру, - нервно приказал Гедеон, - пусть ждут своей участи. Им недолго осталось.
   Подняв с пола самый крупный осколок хрустального шара, король удалился, полный тревог и сомнений.
  
  
   * * *
  
  
   Огромные крылья дракона резали прохладный весенний воздух. Бальтазар, сидя на спине чудовища, даже не замечал, проплывающих под ним лесов, полей, холмов и речушек. Он думал о дурных вестях, которые пришли из его королевства. Много лет назад отец, черный маг Беренгар, пригласил его, мальчишку, в свои покои и завел непростой разговор.
   - Сын мой, - начал он, - люди делятся на три категории. Простые, которым отмерен путь земной отрезком в сто лет, посвященные, кто посредством колдовства и магии может продлить жизнь до трех - четырех столетий, и мы - избранные, чье присутствие на земле может продолжаться до тысячи и более лет. Однако совсем непросто жить так долго. Наш организм не совершенен. Ему необходима релаксация. Простому человеку достаточно проспать ночь, чтобы на утро встать отдохнувшим и полным сил, нам нужны для этого годы. Скоро я впаду в пятидесятилетнюю спячку, после чего явлюсь помолодевшим. Однако для всех моих слуг я должен умереть. Ты предстанешь перед ними убитым горем. Затем устроишь для меня пышные похороны, но захоронишь мое тело не на кладбище, а в склепе внизу, в подвале. Не волнуйся, мои люди заранее там все подготовят.
   Беренгар вздохнул, затем продолжил:
   - Но это еще не все. Через девять дней после моей так называемой кончины, в Мэрилендском королевстве будут хоронить Лисандру, тамошнюю владычицу. В следующую ночь после ее похорон вы выкрадете ее из усыпальницы, перевезете сюда и положите со мной рядом. После этого двери в мою гробницу закрой и никому не позволяй туда входить. Запомни - никто не должен потревожить мой покой, иначе страшные потрясения ожидают Шеффилд.
   Отец замолчал.
   - Да, вот еще что, - спохватился он, - в Мэриленде живет принц Гедеон, он совсем мал, но лет через тридцать заведи с ним дружбу, он станет тебе как брат. Это, все что я хотел тебе сказать. У нас с тобой в запасе есть время, и мне нужно многому тебя научить, чтобы ты стал достойным правителем Шеффилда.
   С тех пор минуло сорок девять лет. Через год отец должен был восстать из мертвых, и вдруг неслыханное происшествие, какие-то девчонка и мальчишка пробрались в гробницу и разбудили отца. Нужно как можно быстрее выяснить, в чем дело, и наказать виновных.
   В этот момент дракон начал стремительно снижаться. Внизу горели огни Шеффилда.
  
  
  
   * * *
  
  
   Жу-Жу, Феликс и Чезаре гостили в Лабусторе третий день. За это время дети отъелись и отмылись. Пошел на поправку и волк. Он, конечно, еще хромал, но уже самостоятельно добирался до миски с едой и выползал погреться на солнышке в королевский сад.
   - Как у вас хорошо, - восхищалась принцесса, завтракая утром вместе со Стефанией. - Так бы никуда и не уходила. Но нам пора. Завтра мы двинемся к себе, в лесную избушку Астрокориуса.
   - Не опасно ли это? - заволновалась старушка. - Сегодня ночью мои слуги видели, как Бальтазар возвращался на драконе в свои владения. Видно, до него уже дошли вести о ваших геройствах.
   - Тем более нам нужно торопиться, - посерьезнев, сказала Жаннет. - А то еще навлечем беду и на ваше королевство. Надо предупредить Феликса, что выходить нужно не завтра, а сегодня, как только стемнеет.
   С этими словами девочка завершила трапезу и побежала обсуждать новость со своим новым другом.
   Они совещались долго. В итоге решено было оставить Чезаре у Стефании, а в Мэрилендское королевство отправиться вдвоем.
   Феликс оправдывался перед волком:
   - Подумай сам, ты еще совсем слаб, а вдруг по дороге на нас нападет Бальтазар на своем страшном драконе, разве мы сможем бежать, бросив тебя раненого, нет! Тогда придется погибать всем троим. Сам понимаешь, сейчас мы просто не может так безрассудно разбрасываться своими жизнями.
   В ответ волк, соглашаясь, кивал головой.
  
  
   * * *
  
  
   Несмотря на опасения, беглецы без происшествий одолели открытое пространство, разделяющее замок Лабустора и Мэрилендский лес. По дороге их расстроило лишь одно обстоятельство - выяснилось, что при последнем бегстве из Шеффилда, Жаннет сильно порвала плащ-невидимку, и теперь это универсально средство потеряло магическую силу.
   Лишь под сенью вековых деревьев путники почувствовали себя в безопасности.
   -Скоро будем дома, - радостно щебетала девочка, - мама, наверное, вся за меня испереживалась. Смотри, вон с той стороны поляны наша обитель.
   -Даже как-то не удобно будить их в столь поздний час, - забеспокоился Феликс.
   -Вот придумал, - отмахнулась принцесса, - Астрокориус вообще редко спит по ночам. Как и многие старики, он страдает бессонницей, а потому предпочитает в это время суток смотреть на звезды или изучать заумные книжки.
   - А почему же тогда в окнах не видно света? - возразил парнишка.
   - Странно, - удивленно протянула Жу-Жу.
   Смутное беспокойство овладело ею. Бросив пожитки на землю, она помчалась к домику.
   Дверь оказалась незапертой.
   -Мама, - закричала Жаннета, врываясь в комнату, - мамочка, где ты?
   Вбежавший за ней Феликс понял, что в отсутствии Жу-Жу здесь произошло что-то ужасное. В лунном свете они различили признаки борьбы: разбросанные вещи и книги, осколки разбитой посуды.
   -Что, что могло случиться? - всхлипывала принцесса. - Может, их загрызли лесные звери?
   -Нет, они живы, - раздался знакомый голос, - Гедеон забрал их в королевские казематы.
   В дверях стоял невозмутимый Диаманд.
  
  
   * * *
  
   Пока кот описывал Жаннет ужасы ночного нападения, Феликс нашел на полу огарок свечи и зажег его. Через некоторое время в доме воцарился порядок. Мальчик нагрел в очаге кипяток для чая, нашел в чулане копченый окорок, пшеничные лепешки и жестяную банку, полную карамели.
   Завтрак прошел в полном унынии. Принцесса не переставала ронять слезы, Диаманд тоже был не в настроении.
   - И вообще, - выговаривал он. - Все из-за тебя. Почему ты так долго не возвращалась из Лабустора, что ты делала у этой старухи Стефании?
   - Я что делала? - упреки Диаманда, заставили девочку вернуться к реальности. - А ты решил, что я там гостила, нежась в розовых подушках? Да я столько пережила. Ходила на озеро Вожделений, узнала у русалок тайну волшебного кольца Гедеона. Добыла, благодаря помощи Феликса, вторую часть камня, из которого нам необходимо сделать защитный кулон. Можно сказать, вырвала его из рук злобного мага Беренгара.
   - Какого Беренгара? - не унимался Диаманд. - Он умер давным-давно.
   - Все так думали, а он лишь претворялся мертвым, вернее, пребывал в летаргическом сне, пока я его случайно не разбудила.
   - Как же тебе удалось вырваться из его лапищ? - удивился кот.
   - Феликс поджег факелом его одежду, а ручной волк спас нас от огромных псов, которые неожиданно ожили из мраморных статуй.
   - Значит, вторая часть камня-сердечка оказалась в руках колдуна?- вслух рассуждал Диаманд. - Получается, что ему известна сила этого кристалла? Но какой ему смысл опекать Гедеона, который даже не приходится ему дальним родственником?
   - А здесь ты не прав, - саркастическим тоном произнесла Жу-Жу, - Гедеон никто иной, как его родной сыночек. А знаешь, кто лежал в гробнице рядом с Беренгаром? Лисандра!
   Услышав это, кот свалился со стула.
   - Значит, твой отец Арнольд и Гедеон не братья?
   - Нет!
   - Лисандра жива!
   - Да!
   - И ты узнала, как справиться с силой кольца?
   - Конечно!
   -Так что же мы сидим? Надо пробраться в замок и рассказать обо всем Астрокориусу.
  
  
  
   * * *
  
  
   Впервые за многие годы, Бальтазар испытывал смешанное чувство стыда и детского страха. "Что, что могло случиться? - думал он, направляясь к усыпальнице. - Да отец и слушать ничего не захочет моих оправданий. Испепелит взглядом, и все".
   Он подошел к двери, дрожащей рукой, снял ключ со стены и злобно прикрикнул на стражников:
   - Не вздумайте подслушивать, иначе лишитесь своих голов.
   Огромные створы с грохотом за ним захлопнулись.
   - Темень-то какая, - недовольство короля нарастало. - Факелы что ли потухли?
   Он попытался сделать несколько шагов вперед.
   - Это я потушил огни, чтобы никто не мог видеть моего позора, - услышал он полузабытый голос.
   Вспыхнул свет. Перед Бальтазаром стоял отец. Вид его был ужасен: одежда висела клочьями, лицо и руки были сильно обожжены.
   - О небеса, что случилось? - сын упал на колени перед отцом, - как искупить вину перед тобой?
   - Встань, сын мой, - ледяным тоном произнес Беренгар. - Сейчас не время таить обиды друг на друга. Я еще очень слаб, и не могу заниматься чародейством. Преврати меня в какую-нибудь мелочь, да хоть в булавку, и вынеси отсюда. В моем кабинете вернешь мне первоначальный облик, там и поговорим обо всем. А теперь действуй!
   Бальтазар вынул волшебную палочку и, взмахнув ею, произнес заклинание:
   - Пре-вра-бул-л-л.
   Отец исчез, под ногами Бальтазара звянькнуло что-то металлическое.
   - Да где же он? - король зашарил руками по полу, - потеряю сейчас папашу, вот будет история.
   - Я здесь, слева от тебя, рядом с ногой, - донесся до него тонкий писк.
   - Вижу, вижу, - сын нашел булавку, - и перестань пищать, а то распугаешь всех местных комаров.
   Он положил находку в карман плаща и вышел из усыпальницы.
  
  
   * * *
  
   Весь день дети ломали голову над тем, как пробраться в замок незамеченными. Исчерпав все идеи, Феликс предложил:
   - Может, попробуешь зашить плащ-невидимку?
   -Я бы с радостью, да где взять невидимые нитки? - возразила Жу-Жу. - Скорее всего, такие есть в секретной комнате Астрокориуса. Но как я их там разыщу, не зная, где они лежат. Я плащ-невидимку-то обнаружила совершенно случайно. Полезла из любопытства на одну из полок, и вдруг рука у меня исчезла. Эх и испугалась же я.
   -Что еще за секретная комната? - встрепенулся мальчишка.
   - Она находится в Мэрилендском дворце, знаем о ней только мы с Диамандом и, конечно, сам звездочет.
   - А что в ней хранится?
   - Да всякие волшебные безделушки.
   - Так что же мы головы ломаем, - обрадовался Феликс, - давайте проберемся в эту комнату, а там уж решим, что делать дальше.
   Спорить с ним никто не стал, все равно другого плана не было. Однако в подземелье Астрокориуса их ждало разочарование. Тайник был забит разными вещами, вот только ничего нужного не нашлось.
   - Вот какое-то зелье, - потеряв всякую надежду, сказала Жу-Жу, доставая с самой дальней полки запыленную склянку.
   - Ну-ка, - с важным видом вмешался Диаманд, - дайте мне его понюхать.
   Он сунул нос в сосуд:
   - Сдается мне, что это остатки мышиного эликсира. Астрокориус использовал его, исследуя узкие лабиринты королевского подземелья. Действует он ровно сутки, но есть у него и недостаток.
   - Какой? - испугалась девочка. - Всю оставшуюся жизнь мы будем ходить с тонким лысым хвостом или острыми зубами?
   - Да нет, - успокоил кот, - просто, потом несколько дней придется есть только сыр.
   - С этим мы справимся, - оптимистично заверила принцесса, - а ты не помнишь, как нужно принимать эликсир?
   - Кажется, по чайной ложке.
   - Тогда не будем ждать, - предложил Феликс, - глотаем зелье и - в тюремные казематы.
   - Диаманд, а ты пойдешь с нами?- поинтересовалась Жаннет.
   - В мышь я превращаться точно не буду, - брезгливо проговорил кот, - а красться в своем натуральном виде через весь дворец весьма неосмотрительно. Так что здесь мне делать нечего, я лучше наведаюсь в гости к нашему старом другу, садовнику Рудольфу, он хоть расскажет мне последние мэрилендские новости. А потом буду ждать вас за крепостной стеной.
   - Значит, порешили, - согласился Феликс.
   Он первым выпил эликсир, Жу-Жу последовала его примеру.
   Несколько минут с ними ничего не происходило.
   - Может, зелье от старости потеряло свою силу? - расстроился Диаманд.
   - Не знаю, - выдохнула принцесса, - но кажется, начинается, у меня внутри какой-то холодок.
   Девочка начала уменьшаться в размерах, ее лицо вытянулось, уши поползли куда-то вверх, ногти удлинились и отвердели. Что-то больно хлестнуло по спине. Это оказался собственный хвост - тонкий, гибкий, не поддающийся дрессировке. Рядом с собой она увидела еще одну мышь.
   - Феликс, это ты? - ее голос стал тонким и писклявым.
   - Я, - отозвался мышонок, - ну что, вперед?
  
  
  
   * * *
  
   Закрывшись в своем кабинете, Бальтазар достал из кармана булавку.
   "Вот возьму и сломаю ее сейчас. Раз и все, исчезнет навсегда грозный чародей Беренгар, - промелькнула в его голове недобрая мысль. - Нет. Опасно. Вдруг это не погубит его, тогда уж он точно меня не пощадит. Ладно, буду пока что следовать его приказам".
   Король положил булавку на роскошный кожаный диван, махнул палочкой, и вместо кусочка металла на нем появился старик в лохмотьях.
   - Подай мне книгу в синем переплете, - слабым голосом попросил он сына. - И что-нибудь из вещей.
   Бальтазар нашел в старом дубовом шкафу огромную книгу, затем вышел в соседнюю комнату, откуда вернулся с ворохом одежды.
   Он помог отцу освободиться от лохмотьев, надел на него черную мантию, водрузил на голову маленькую остроконечную шапочку.
   - Узнаю великого колдуна, - раболепно проговорил он.
   - Не надо, сын, - Беренгар был беспристрастен, - Подойди сюда и открой семьсот девяносто шестую страницу. Видишь, здесь написано заклинание, спасающее от ожогов, произнеси его.
   - Фа-я-ме-ди-лат, - послушно прочитал тот.
   - Ты забыл направить на меня палочку, - укоризненным тоном упрекнул старец бестолкового ученика.
   - Прости отец, - Бальтазар направил палочку на отца, - Фа-я-ме-ди-лат.
   Сноп розовой пены выстрелил из ее конца. Колдун поймал ее руками и нанес на обожженные места. Пузырьки субстанции зашипели и растворились. Бальтазар не поверил своим глазам, перед ним был его отец, такой же молодой, как и он сам.
   Заметив удивление сына, Беренгар произнес:
   - Я же предупреждал тебя, что многолетний сон нужен мне для омоложения. Но этот процесс не завершен. Мне нужно вернуться в мою усыпальницу и провести там еще год. - Он погладил сына по плечу. - Не расстраивайся, скоро, совсем скоро мы будем неразлучны. Потерпи. - Он отстранился и сел в кресло. - Впрочем, не для этого я вызвал тебя сюда. Мне нужно сказать очень важную вещь. Сорок девять лет назад ты был совсем юн, чтобы узнать нашу тайну. Теперь время пришло. Помнишь, я говорил тебе о Гедеоне, принце Мэриленда, ты познакомился с ним?
   - Да, - кивнул Бальтазар. - Он теперь властитель этого восхитительного королевства. Скажу больше, мы стали друзьями.
   - Очень хорошо, - колдун искренне улыбнулся. - Не знаю, как ты к этому отнесешься, но он брат тебе. Сводный. Матери у вас разные, а вот отец общий - и это я, Беренгар Безжалостный.
   - Я знал, что мы родственники, вернее, чувствовал, - воскликнул король Шеффилда, - между нами существует определенная связь, и это не так просто. Значит, общая кровь давала о себе знать!
   - Однако твой брат под угрозой, - прервал его Беренгар. - Много лет назад при рождении моего второго мальчика я составил гороскоп. Путь его был лучезарен до определенного момента, но потом он омрачался присутствием смертельного врага. Тогда я не мог понять, кто же это, маленький и слабый, и в то же время смелый и целеустремленный. Уходя на покой, я решил подстраховаться. Лисандра, моя подруга и мать Гедеона, оставила ему для защиты волшебное кольцо, а я наложил на сынишку заклинание. Ему должны были сниться вещие сны, которые предупреждали бы его о присутствии врагов и приближении несчастий. Мне казалось, я все предусмотрел. Но за несколько недель до моей мнимой смерти, перебирая старинные манускрипты, я вдруг наткнулся на описание кулона, который сокрушает своей силой действие кольца. Эти два украшения сделал один и тот же ювелир. Некий Мигель из Торингара. Сам я к нему отправиться не мог, неотложных дел было очень много. Поэтому послал своего вассала, министра финансов Рамуальда. Спрашивать напрямую о кольце и кулоне я ему запретил, приказав выведать все исподволь. Тот уехал, а когда вернулся, рассказал, что очень сдружился с Мигелем. Ему было несложно разузнать, что кулон так и остался непроданным у ювелира. Рамуальд изъявил желание посмотреть на это чудо, а как только уверился в его подлинности, незамедлительно приобрел его для меня. Однако когда он возвращался обратно, на него напали разбойники, лесные тролли. Они отняли у него остатки денег и эту злосчастную подвеску. Кулон им не понравился, но тролли разделили между собой редкие камни. Рамуальд вернулся ни жив ни мертв. В ярости я даже хотел его казнить, но решил не усложнять ситуацию.
   - Не волнуйся, папа, - осклабился Бальтазар, - он уже казнен, год назад.
   - Зря ты лишил меня этого удовольствия, - шутливо ответил колдун.
   Сын поежился, в голосе отца сквозил замогильный холод.
   -В общем, - продолжил Беренгар, - я уходил на покой в полном смятении. Кое-что, конечно, мне удалось вернуть, но изумруд - он пропал бесследно. Прошло почти полвека. Все было спокойно. Я даже подумал, что ошибся, составляя гороскоп, как вдруг в мою усыпальницу проникли чужие люди. Когда я увидел перед собой эту костлявую девчонку, сразу понял, что именно ее боялся все эти годы. Мне хотелось разорвать ее на куски, но сделать ничего не сумел - мое могущество еще не вернулось ко мне. Да тут какой-то мальчишка сунул мне в лицо горящий факел. Я чуть не умер от боли! Из последних сил послал тебе весточку.
   - Теперь ясно, почему ты не остановил их, но куда делись твои свирепые псы-охранники?
   - Для меня это тоже осталось загадкой, не знаю, кто смог справиться с ними. Ладно, что теперь-то говорить, надо действовать. Прошу тебя останови эту девчонку. Она знает тайну кольца. Она хочет лишить Гедеона всего. Пообещай, что ты поможешь брату!
   - Обещаю отец! - отчеканил король Шеффилда.
   - Вот и отлично. А теперь переправь меня обратно в усыпальницу и поезжай в Мэриленд, там ты нужнее.
  
  
  
   Глава 9
  
  
  
   В сыром подвале Мэрилендского дворца было темно и сыро, но две серые мышки - Феликс и Жу-Жу - прекрасно ориентировались. Мрак не мешал им, вернее, они его даже не замечали. Маленькие лапки сами собой бежали по каменным полам, уводя своих хозяев все дальше и дальше от тайника звездочета.
   - Смотри, лестница, - заметила принцесса, - полагаю, нам нужно подниматься.
   Они преодолели щербатые ступеньки и высунулись наружу.
   - Мне кажется, я узнаю этот коридор, - заговорила Жаннет, - он ведет в северное крыло, где и располагается тюрьма. Давай пробежим верхом, думаю, никто особо не обратит на нас внимания.
   И действительно, зверушки благополучно преодолели несколько галерей, спустились по винтовой лестнице, прошмыгнули мимо охраны и остановились у двери в темницу.
   - Тише, - прошептала девочка-мышь, - я хочу услышать голос матери или Астрокориуса.
   Она замерла на секунду:
   - Там, в самой дальней камере я слышу знакомые звуки, - выдохнула она, - бежим. Проскочив мимо десятка металлических дверей, они остановились у самой последней.
   - Как же нам пройти через эту преграду? - запаниковала Жу-Жу, - Я уже бывала здесь однажды, но тогда я применяла открывающее заклинание. Теперь же, в обличии мыши, дотянуться до запора сложновато.
   - А мышам это и не нужно, - усмехнулся Феликс, - посмотри в тот темный уголок, разве ты не видишь лазейку?
   И точно, там, куда указывал мальчик, зияла большая дыра. Не раздумывая, два серых зверька нырнули в темноту.
  
  
   * * *
  
  
   - Мы, кажется, попали не туда, - Жу-Жу выскочила из проема и резко остановилась. Феликс врезался в нее. - Ты что не глядишь, - взвизгнула принцесса, - все лапы мне отдавил.
   - Извини, - промямлил мышонок, - я тебя не заметил.
   - Куда же ты смотрел? Здесь же пусто, совсем ничего нет.
   - Да, мышь из тебя никудышная, - съехидничал тот. - Приглядись, различаешь два силуэта?
   Принцесса пробежала пару метров и только теперь заметила две фигуры. Это были Амелия и Астрокориус. Двигаться они не могли - их руки и ноги были прикованы железными цепями к стене.
   - Мама! Звездочет! - закричала Жаннета, - Вы живы, вы слышите меня?
   - Да, девочка, не кричи так, - волшебник поднял голову, его лицо, изнуренное голодом и жаждой, осунулось, под глазами залегли черные тени. - Мы тебя слышим.
   - Слышим, но не видим, - даже слова давались королеве с трудом. Ее голос был очень слаб.
   - Я превратилась в мышь. Видишь, нас двое - это Феликс, мой друг.
   Феликс помахал лапой, так до конца и не поняв, заметили его манипуляции или нет.
   - Долго мы тебя ждали, - опять заговорил Астрокориус, - что тебя так задержало?
   - Сначала я пошла в Лабустор, а потом, по наущению Стефании, отправилась к озеру Вожделений.
   - К озеру Вожделений, это же так опасно, - вскричал чародей.
   - Меня научили, как вести себя с коварными русалками. Зато от них удалось узнать много интересного. Но все по порядку.
   И Жаннет принялась подробно описывать разговор с подводными жителями, свои приключения в Шеффилде, знакомство с Феликсом и Чезаре, встречу с Беренгаром, их бегство и возвращение домой, где, как выяснилось, их ждал только один Диаманд.
   - А потом мы пробрались в твой подземный тайник, здесь в замке, нашли превращательное мышиное зелье и проникли сюда, - закончила эпопею Жаннета, - мы не знаем, что делать дальше, поэтому пришли посоветоваться с вами. Заодно нужно решить, как вызволить вас отсюда.
   - Ты открыла нам глаза на многое, - волшебник был явно взволнован услышанным. - Вызволить нас отсюда будет очень сложно. Мало того, что мы прикованы к стене крепкими цепями, Бальтазар еще завладел моей волшебной палочкой и наложил на меня заклятие неподвижности. Снять его сложно даже опытному колдуну, а вам уж и вообще не под силу. Но это не главное. Наше бегство из тюрьмы ничего не решит. Бальтазар опять нас найдет и тогда уже точно прикончит. Здесь мы в большей безопасности, чем на свободе, - горько усмехнулся старик. - Более того, пока у нас нет защитного кулона, не имеет смысла начинать борьбу против Гедеона и его новоявленного братца. Что же касается оберега, пока тебя не было, я нашел его описание в одной из книг. Много лет назад его сделал некий Мигель, известный ювелир.
   Жу-Жу повернулась к Феликсу:
   - Так это не тот самый Мигель, друг твоего отца, к которому он ездил в Торингар?
   - Похоже, - согласился мальчик.
   - Так вы и о Мигеле знаете, - изумился звездочет, - а я еще думал, где же его разыскать. Значит, он живет в Торингаре. Ну, что ж, дети мои, вам придется отправиться в самый прекрасный город на земле, столицу колдунов и чародеев.
  
  
  
   * * *
  
  
   Много-много веков назад волшебники жили среди людей. Они помогали простецам излечиваться от болезней, бороться со стихией, познавать науки. Но люди оказались жестоки. Зависть и алчность разожгли в их душах ненависть к волшебникам. Им казалось, что колдуны, богатые и всесильные, могли бы сделать их жизнь счастливой и беззаботной. Зачем трудиться от зари до зари, махать молотами, вырезать из дерева мебель или сеять пшеницу, если можно все это сотворить одним взмахом волшебной палочки.
   - Вон посмотрите, как живет Сантролар, - кивали жители некогда богатого города Корнхауса, на одного из самых великих чародеев, - говорят его дом сделан из чистого золота, а гляньте на его руки, разве на них есть мозоли от непосильной работы, как на наших?
   Эти разговоры среди корнхаусцев продолжались достаточно долго, пока однажды не вылилось в страшную трагедию. Прознав, что волшебник уехал из города на несколько дней, ненасытная толпа горожан ворвалась в его роскошный дом, растерзала жену и сына, а потом, разгромив жилище, растащила его по кирпичику.
   В гневе чародей разорил город, а его жителей превратил в отвратительных змей. Еще многие годы на месте прежде цветущего Корнхауса оставались руины, по которым сновали полчища мерзких пресмыкающихся тварей, норовящих укусить всякого, кто осмеливался подойти поближе к проклятому месту. Змеи расплодились настолько, что стали настоящим бичом той местности. Но однажды, в страшную грозу, сразу несколько молний ударили в останки города. Кучи хлама вспыхнули и горели три дня. В этом огне погибли аспиды, внуки и правнуки тех, кто когда-то поднял руку на ни в чем не повинных жену и сына Сантролара.
   А что же чародей? Он долго горевал по погибшим родственникам, а потом собрал Совет мудрецов, на котором предложил своим собратьям построить город, непохожий ни на один из имеющихся на земле.
   За одну ночь в долине Заблудших душ вырос город из белого камня, вот только попасть в него могли лишь волшебники, либо те, кто нуждался в помощи мудрецов в борьбе с несправедливостью и злом.
  
  
   * * *
  
   - Я жил в этом легендарном городе несколько лет, - в глазах Астрокориуса заиграли лучики счастья. - В Торингаре я обучался магии. Сам Сантролар давал мне уроки астрологии. Тогда он был еще молод, полон сил. Сейчас, говорят, превратился в такого же старика, как и я. Да - это великий чародей, самый талантливый из нас. Впрочем, - звездочет спохватился, - думаю, вам не придется встречаться с правителем Торингара, - лучше я объясню вам, как попасть в этот город, ведь он не доступен простым людям.
   - Как не доступен? - вступил в разговор Феликс, - мой отец не был колдуном, но тем не менее ему доводилось бывать в Торингаре несколько раз.
   - Просто он знал секрет, - возразил волшебник. - Торингар - город-призрак. Увидеть его среди бела дня и уж тем более попасть в него, не зная волшебства, невозможно. Только один раз в три недели, в полнолуние, в долине Заблудших душ возле россыпи сине-розовых валунов появляются белоснежные ступени, которые уходят в небо. Они кажутся зыбкими, воздушными, похожими на мираж. Но если ты смел и действительно хочешь попасть туда, то не раздумывая беги по лестнице. Как только ты одолеешь ее, город станет для тебя реальностью. Однако это еще не все испытания. В воротах города вас встретит древняя ведьма Катрина. На ее плече будет сидеть белый филин по прозвищу Философ. Он настолько умен, что умеет читать человеческие мысли. Если твои помыслы чисты, он дает знак Катрине, и та без проволочек пропускает гостя в столицу. Если же в твоей голове что-то недоброе, путь в Торингар для тебя закрыт. И вот еще что, - Астрокориус нахмурился, - улицы этого города совсем не безопасны. Не разгуливайте по ним без надобности, а то попадете в какую-нибудь историю. Найдете Мигеля, дождетесь, когда он сделает для вас кулон и сразу в обратный путь. Вам все понятно?
   - Понятно, - послушно закивали мыши.
   - Надеюсь, - голос старика был строгим, - надеюсь, что вы успеете. Гедеон очень зол, его действия непредсказуемы.
   -Не отчаивайтесь, - мышка Жаннет взобралась по цепям на плечо к старику и лизнула его в щеку. - Все будет хорошо. Я в это верю. - Она спрыгнула на пол и, напоследок, крикнула:
   - Мамочка, милая моя, помни - я очень тебя люблю.
   Глотая слезы, принцесса скрылась в стенной дыре. За ней исчез и Феликс.
  
  
   * * *
  
   - Как же мне их жалко, - Жу-Жу всю дорогу не могла успокоиться.
   Они преодолели уже половину пути и наделись, что, примерно через час, выберутся из этого темного подвала.
   - Ты знаешь, - она попыталась сменить грустную тему, - мне всегда казалось, что дворцовое подземелье буквально кишит всякими обитателями, но за все время мы не встретили никого. Интересно почему?
   - Ага, вас это, наконец, заинтересовало, - из мрака послышался противный голос.
   Мыши обернулись. За ними острым клином двигалось полчище огромных зубастых крыс.
   - Мы вас давно углядели, - опять заговорила крупная крыса с ободранным ухом. - Разгуливают себе по нашим владениям. Разве вам не известно, что мышам в этом замке делать нечего?
   - Нет, не известно, - Жаннет придала голосу непринужденный вид. - Нам этого никто не сказал.
   - Не сказал? - крыса подпрыгнула от ярости. - Так сейчас мы вам скажем. - Она повернулась к своим сородичам и завизжала, что есть мочи. - Разорвите на кусочки этих наглецов. Пусть мерзким мышам будет неповадно совать сюда свои носы.
   - Разорвем, - крысы подхватили призыв своей предводительницы и, наступая друг другу на хвосты, бросились на чужаков.
   - Ва-а-а-у, - в два голоса заорали мыши и со всех лап бросились наутек от преследователей.
   - Слушай, мы не уйдем от них, - задыхаясь, вопила Жу-Жу, - все, я больше не могу. У меня нет сил, нам некуда бежать, мы в ловушке.
   Она посмотрела вперед. Навстречу им двигалась еще одна свора крыс. Сейчас эта серая масса сольется воедино, и в ней навсегда пропадут два маленьких пушистых комочка, которые, по существу, никогда и не были мышами.
   Беглецы остановились, прижались к стене и закрыли глаза. Еще миг, и все будет кончено.
   - Бедные мама и Астрокориус, они так надеялись на меня, а я уже никогда не смогу прийти им на помощь, - промелькнула в голове девочки последняя мысль. - Прощайте!
   В этот момент принцесса почувствовала, как пара когтистых лап схватила ее за бок и дернула со всей силы. Она потеряла равновесие и повалилась на каменные плиты.
  
  
   * * *
  
  
   Скрежет железа заставил Жаннет вернуться к реальности. Подняв голову, девочка осмотрелась. Теперь она находилась не в подземном коридоре, а в какой-то круглой норке. Справа лежал Феликс, он все еще тяжело дышал. Крыс нигде не было видно, зато у одной из стен убежища две непонятно откуда взявшиеся мыши с силой закручивали металлическое приспособление, позволяющее перекрывать увесистым камнем небольшой лаз.
   - Вот и все, теперь крысы сюда не проникнут, - довольно пропищала одна из них и повернулась к спасенным. - Братишки, как вас сюда занесло?
   - Нам нужно было попасть в тюрьму, - Феликс начал приходить в себя.
   - В тюрьму? - еще больше удивились мыши. - Там-то вы что забыли? В казематах не добудешь и хлебной корки.
   - Мы не искали еду, - уныло ответила Жаннета. - Мне необходимо было увидеть свою мать и звездочета Астрокориус.
   - С каких это пор в дочерях у бывшей королевы Амелии ходит мышь? - расхохоталась
   вторая незнакомка с большой проплешиной на лбу.
   - Я не мышь, - призналась Жу-Жу, - а обыкновенная девочка. А это, - она указала на Феликса, - мой друг. Он тоже человек.
   Мыши удивлено таращились на оборотней, не зная, стоит ли продолжать разговор или бежать из собственной норы, куда глаза глядят.
   - Да вы не бойтесь, - почувствовав неловкость, успокоил их мальчик. - Мы не причиним никому зла. Нас самих чуть не растерзала свора крыс. К счастью, вы подоспели на помощь.
   Мыши дружелюбно заулыбались:
   - А мы в это время возвращались к себе домой, услышали шум погони, смотрим, крысиное племя мчится за двумя нашими собратьями. И решили помочь.
   - Правда, когда с другой стороны появилась вторая орда, - запищала другая мышь с сиплым голоском, - мы уж решили, что вы до нас просто не успеете добежать.
   - А почему крысы так ненавидят мышей? Что вы им такого сделали? - все еще негодовала принцесса.
   - Мы? Плохого? Да мы до сих пор не понимаем, в чем провинилась наша тетушка Кривозубка. Кстати, вся это история началась прошлым летом, в тот злополучный день, когда Амелия удивительным образом пропала из темницы.
  
  
   * * *
  
   - Наши предки поселились в замке Мэриленда с его основания, - начала повествование одна из мышей. - Здесь им было вольготно: в распоряжении огромное подземелье, да и на королевской кухне еды не меряно, всегда можно стащить что-нибудь вкусненькое. Дошло до того, что мыши вообще перестали бояться людей. Лет десять назад, по воспоминаниям старожилов, во дворце жил страшный кот, который нещадно истреблял мышиное семейство, но после смерти короля Арнольда Седьмого этот душегуб пропал вместе со своим хозяином, звездочетом Астрокориусом. Так вот, - перевела дух рассказчица, - привольная наша жизнь закончилась в один прекрасный летний день. Мы с сестрой были тогда совсем крошками. Нам от роду было всего несколько дней, но события, которые стали причиной наших несчастий, помним отчетливо. Сначала пропала тетушка Кривозубка. Ушла поутру искать пропитание, а вечером в свою нору не вернулась. Конечно, все пустились на розыски. Искали несколько дней, наконец, нашли в покоях самого Гедеона в большой металлической клетке. Пока короля не было в комнате, моей матери удалось поговорить с сестрой. Та вообще не понимала, что происходит. Она спокойно доедала вареную фасоль из деревянной плошки королевы-узницы, когда в камеру вбежали вооруженные стражники, и схватили ее, ни в чем не повинную Кривозубку, за хвост. Затем ее долго рассматривал сам король, а начальник королевской охраны все время повторял какую-то нелепость, будто это совсем не мышь, а Амелия. Возможно, через несколько недель они бы и совсем позабыли о несчастной серой пленнице, но тут ей удалось ускользнуть из клетки. Узнав о побеге, Гедеон просто озверел: "Я истреблю всех мышей в этом проклятом дворце, - негодовал он, - ни одной не оставлю! И мне все равно есть среди ли них Амелия или нет".
   Тогда мы решили, что это лишь пустые слова. Но король не забыл своих угроз. Его друг Бальтазар Темный передал ему из Шеффилда два десятка ужасных крыс. Они начали войну против нас, истребляя всех, от мала до велика. Не обошла страшная участь и нашу семью. Сначала в схватке с врагом погиб наш отец, затем крысы пожаловали в нашу нору. Мать боролась с ними до последнего, пока не упала замертво. Очередь дошла и до нас. Крысиный главарь по кличке Крэзит схватил мою сестру и вонзился свои резцы ей в горло, еще миг, и он убил бы ее. И тут со мной что-то произошло. Не помня себя, я подскочила и вцепилась Крэзиту в ухо, тот взвыл от боли, выпустил из лап свою жертву, и попытался оторвать меня от уха. Можно сказать, ему это удалось. Вот только в моих зубах остался кусок его плоти, а в его когтях клок волос с моего лба. Когда он отбросил меня в сторону, я воспользовалась общей неразберихой и, схватив сестру, ускользнула. К моей радости, сестра оправилась от нанесенной ей травмы, вот только голосок у нее после этого стал тихим и сиплым. Я стала звать ее Шушунькой.
   - А я прозвала ее Плешунькой за проплешину на лбу, - усмехнулась вторая мышь.
   - Ну а мы только что познакомились с Крэзитом, твоя отметина осталась до сих пор, - добавила Жаннет, и рассмеялась.
  
  
  
   * * *
  
   В то самое время, когда Феликс и Жу-Жу знакомились с Шушунькой и Плешунькой, Гедеон находился в главном зале дворца, где следил за приготовлениями к балу. Для праздника было две причины. Во-первых, он еще не отметил поимку двух ярых недругов - Астрокориуса и Амелии, а во-вторых, накануне Бальтазар прислал ему письмо, где сообщал следующее: "Ждите меня в красном зале завтра, ровно в семь".
   К положенному времени вся знать Мэриленда собралась на бал. Гедеон восседал на изящном троне, по обе стороны от него в ожидании томились прекрасные дамы и бравые кавалеры.
   - На главных часах без двух минут семь, - занервничал министр точного времени, - часы идут правильно, я самолично их проверял, видимо, ваш гость запаздывает".
   - Если он сказал, что прибудет в семь, значит, так тому и быть, - зло ответил Гедеон. - Передайте Сильвану Морру, как только Бальтазар появится на горизонте, пусть сразу мне доложат.
   Придворные еще помнили первое эффектное появление Бальтазара, когда он прилетел в Мэриленд на спине огромного дракона.
   - Интересно, - шептались разряженные красавицы, - чем король Шеффилда удивит нас на этот раз?
   Дворцовые часы на южной башне начали бить. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
   Все замерли. Мгновения ожидания были мучительны. Вдруг из огромного старинного зеркала, висящего на стене, появилась человеческая рука в черной кожаной перчатке, затем высунулась голова в шляпе с пурпурными перьями, и, наконец, Бальтазар собственной персоной в роскошном черном костюме с росшивом, вступил в зал.
   Восхищенные возгласы сопровождали каждый его шаг к трону Гедеона. Тот встал навстречу и, нарушая все правила этикета, бросился в объятия гостя.
   - Я ждал тебя, так ждал, - повторял он.
   - Моя радость не меньше твоей, - отвечал Бальтазар, - мне так много нужно тебе поведать, но это я сделаю потом, а сейчас давай веселиться. Забудь хотя бы на этот вечер о своих печалях. Мы вместе, а значит, сокрушим их обязательно.
   В подземелье Мэрилендского дворца разговор носил тот же характер:
   - Теперь у нас появились верные друзья здесь, в логове врагов, - говорила Жаннета, обращаясь к Шушуньке и Плешуньке, - а значит, мы сокрушим Гедеона, Бальтазара и, само собой, выгоним отсюда этих мерзких крыс. Мы бы с Феликсом остались погостить у вас еще, - смущенно добавила она, - но, к сожалению, наше зелье скоро перестанет действовать, а став большими, мы просто застрянем в узких лазейках подвала. Так что, пожалуйста, покажите нам выход отсюда. Тем более у крепостной стены нас уже давно ждут.
   - Мы проведем вас безопасной дорогой, - пропищала Шушунька. - За время войны с крысами мы научились делать устройства, которые блокируют пути проникновения чужаков на нашу территорию. Ладно, в следующий раз мы обязательно все вам покажем и объясним. А теперь бежим, нужно торопиться.
  
  
   * * *
  
   Диаманд ждал своих соратников довольно долго. Его поход к садовнику Рудольфу оказался бесполезным. О том, что творится в городе, а тем более в замке, Рудольф ничего не знал. Кот надеялся хотя бы получить на угощение кусок мяса или блюдечко сливок, но вместо этого ему битый час пришлось шататься со стариком по садику и выслушивать занудные разговоры о подрезке роз и пикировке рассады.
   Теперь еще и Жаннет с Феликсом задерживались.
   "Где же они шастают? - рассуждал Диаманд. - Неужели так сложно добраться до тюрьмы и обратно? Всегда так, если в чем-то не участвую, ситуация сразу же выходит из-под контроля".
   Кот прислушался, до его слуха долетел звук семенящих ножек, из травы сначала появилась мордочка Жу-Жу, затем Феликса.
   - Фу, - Диаманд поморщился, - как же от вас пахнет мышатиной, - так и хочется избавиться от этого запаха.
   - И каким образом? - поинтересовалась принцесса.
   - Съел бы вас, да и все.
   - Есть нас рановато, - заметил Феликс, - мы тебе еще пригодимся.
   - Пригодитесь, - кисло протянул кот, - а пока, залезайте мне на загривок, я довезу вас до дому.
   Мыши беспрекословно взобрались на Диаманда.
   Сумерки опустились на лес, а кот все бежал по лесным тропинкам, приближаясь к дому, а две маленькие мышки сладко спали у него на спине.
  
  
   * * *
  
   На другой день дети проснулись в прежнем, человеческом облике. Диаманд, с горем пополам собрал к завтраку кое-какой еды.
   - Я что? Прислуга, - ворчал он, усаживаясь на стул, - приволок вас вчера на себе, спать уложил, всю ночь глаз не смыкал, следил, нормально ли пройдет ваше перевоплощение из мышей в людей. А вы в десять часов встали и сами себе даже завтрак приготовить не хотите.
   - Только не ной, - Жаннет ласково погладила кота по спине. - Ты ведь мог нас больше и не увидеть, - девочка отломила кусок хлеба, намазала его маслом и снова обратилась к коту. - Знаешь, что произошло там в подземелье? Помнишь, как мы, превратившись в мотыльков, умыкнули маму из тюрьмы? Стражники тогда долго искали пропажу, а вместо нее нашли в углу камеры зазевавшуюся мышь. Кто-то решил, что эта серая бедолага совсем не из грызунов, а королева, которая с помощью колдовства пыталась убежать из заключения. Ее, конечно же, притащили к Гедеону, но Кривозубка, так ее звали на самом деле, сумела удрать из железной клетки. Тогда Гедеон разозлился и запустил в королевские подвалы крыс-убийц, те за несколько месяцев изничтожили почти всех мышей. Вчера мы чуть не стали их добычей. Только благодаря доброте двух героических сестер, Плешуньки и Шушуньки, мы остались живы.
   - Меня там не было, - в глазах Диаманда засверкали столь знакомые Жаннете бесовские огоньки, - я бы с этими крысами быстро разделался. Конечно, я не люблю мышей, но крысы, их ненавижу еще сильнее.
   - А вот мыши отзывались о тебе благоговейно, из поколения в поколения они передавали своим детенышам легенду о воинствующем коте звездочета, который наводил ужас на всю их братию.
   Кот довольно хмыкнул:
   - Нашли, тоже мне, чудовище! Да я ловил мышей только в том случае, когда Астрокориус заставлял меня это делать. Они, видите ли, скреблись по ночам в подполье и отвлекали его от философских размышлений.
   Однако после этого замечания настроение у кота заметно улучшилось.
   - Да что мы все о мышах и о мышах, - спохватился он, - что там с Астрокориусом и Амелией? Они вообще думают о побеге?
   Улыбка тут же слетела с губ принцессы:
   - Вряд ли им это удастся, Бальтазар наложил на Астрокориуса заклятие неподвижности, а для подстраховки заковал обоих железными цепями. Так что пока мы не будем иметь защитного амулета, вызволить их из тюрьмы нам вряд ли удастся.
   - И что, звездочет даже не дал вам совета, что делать дальше?
   - Дал, - ответил за Жу-Жу Феликс, завтра мы с ней отправляемся в Торингар к ювелиру Мигелю. Медлить с этим нельзя. Луна сейчас в стадии нарастания, по моим подсчетам, через пять дней будет полнолуние. Если мы его пропустим, то потеряем еще почти месяц.
   - В Торингар, - выдохнул Диаманд, - вот я где мечтал побывать всегда!
   -Нет, - отозвалась Жаннета, ты останешься здесь и будешь время от времени наведываться в город, - мы должны быть в курсе происходящих там событий. И давай не будем спорить, нам нужно сегодня же собраться в дорогу. Жаннета сложила в сумку самое необходимое. На столе, рядом с книгами она заметила несколько разноцветных палочек причудливой формы, связанных серебряной нитью.
   "Надо взять это с собой, вдруг полезные вещицы", - подумала она, и кинула связку в котомку.
  
  
  
   Глава 10
  
  
   Свой путь в Торингар дети решили держать через Лабустор. Там их ждал оправившийся от ран Чезаре. Волк тяжело переживал разлуку, и как только завидел Феликса и Жу-Жу на дороге к дому королевы, бросился навстречу и долго лизал лицо и руки своему обожаемому хозяину. Стефания обрадовалась появлению детей не меньше Чезаре. Она приказала своему повару приготовить к обеду вареники с черешней и лимонный торт, а пока шла сервировка, отвела принцессу в свою комнату и спросила:
   - Девочка моя, правда ли, что твоя мать и звездочет в заточении?
   - Да, - подтвердила Жаннета, - а вам откуда это известно?
   - Вчера мое скромное жилище посетила проездом одна придворная дама из Мэриленда. Она рассказала мне об этом, более того, поведала, что несколько дней назад Бальтазар опять вернулся в твое королевство. По окончании бала и торжественного ужина, Гедеон Первый встал и произнес тост: "Скоро, совсем скоро головы моих врагов слетят с плеч. Не пройдет и нескольких недель, как с ними будет покончено".
   - Значит, нужно торопиться, - серьезно заметила Жу-Жу. - Надо быстрее добраться до Торингара, да и там не задерживаться.
   - До Торингара путь непрост, когда вам нужно быть в столице колдунов?
   - По нашим расчетам волшебная лестница появится в долине Заблудших душ через три дня.
   - Три дня, - охнула старушка, - да вам на самых быстрых конях не добраться туда за три дня. - Что же делать? - задумалась она. - Подожди.
   И королева стала рыться в ящиках своего стола.
   - Вот он, - с облегчением вздохнула она. - Нашла, сколько лет здесь пролежал.
   В руках Стефании было совсем маленькое золотое колесико.
   - Это давний подарок моего зятя, Гильермо, - с нежностью в голосе произнесла она. - Называется колесом путешествий. Зять хотел, чтобы с его помощью я посещала их замок на горе. Но я все боялась опробовать эту штуковину. Хотя принцип колесика прост - надеваешь на указательный палец, крутишь и говоришь, куда тебя надо доставить. Одно мгновение и ты на месте.
   Королева протянула его девочке:
   - Возьми, оно поможет добраться до Торингара.
  
  
   * * *
  
  
   Отправка в столицу колдунов стала целым наказанием. У Жаннет и Феликса долго не получалось одновременно крутить колесико на указательных пальцах, потом ломали голову над тем, что делать с Чезаре. Мальчишка пытался взять волка на руки, но под тяжестью друга и сам чуть не падал. Решение пришло неожиданно, Жаннета, устав от многократных попыток, в минуту всеобщих раздумий тихонько присела Чезаре на спину.
   - Вот, - всплеснула руками Стефания, - сядьте на Чезаре лицом к лицу и крутите колесико. Думаю, теперь все получится.
   Дети последовали совету королевы и через миг, произнеся хором - Долина Заблудших душ! - исчезли.
   Ощущения были захватывающими. Они с бешеной скоростью мчались куда-то ввысь, а вокруг них все вертелось в карусели разноцветных красок. Полет длился несколько минут и прекратился так же стремительно, как и начался. Посадка оказалась не слишком мягкой, и путешественники, приземлившись, покатились по земле в разные стороны.
   - Ай, - услышала Жу-Жу, - что ты на меня навалилась?
   Девочка в недоумении поднялась с травы. Рядом никого не было.
   - Извините, но я вас не вижу, - произнесла она.
   - Да ты не там ищешь, - ответил все тот же писклявый голос, - посмотри себе под ноги, видишь фиолетовый камешек - это я, подними меня.
   Жу-Жу подобрала небольшой фиолетовый булыжник, который пялился на нее своими наглыми черными глазками. Его рот криво открылся и произнес:
   - Что, не видела никогда?
   - Нет, а ты кто?
   - Живой камешек.
   - И что ты здесь делаешь? - с интересом спросила принцесса.
   - Да ничего, катаюсь по долине, все вижу, все замечаю.
   - Значит, ты знаешь, где появляется волшебная лестница в Торингар? - в беседу вступил и Феликс.
   - Конечно, - горделиво изрек камень, - видите, там вдалеке светлеет. Это валуны - ориентиры. Тащите меня туда, я вам все покажу.
  
  
   * * *
  
   Пока дети ждали полуночи, фиолетовый камень поведал им о себе. Лет пятнадцать назад какой-то странник, направляясь в Торингар, набрал в долине две пригоршни камней, облил их содержимым какой-то бутылочки и, сунув в мешок, стал дожидаться появления лестницы.
   - Как только зелье нас коснулось, - с упоением вспоминал булыжник, - мы ожили и начали разговаривать между собой. Сначала мы беседовали довольно мирно, потом заспорили, начали толкаться, и я случайно вывалился в небольшую прореху. Я начал кричать, звать своего нового хозяина, чтобы он обратно сунул меня в мешок, но тот и не заметил пропажи.
   С тех пор фиолетовый камень исследовал всю долину, чего только не насмотрелся, не наслушался.
   - Вот только в Торингар я так и не попал, - признался он. - Прыгать я умею, но не так быстро, как люди. Мне удавалось преодолеть лишь половину лестницы к вратам города колдунов, как она исчезала, и я падал вниз с огромной высоты. Что случилось с моими братьями, живут ли они в столице колдунов, или пошли на приготовление каких-нибудь зелий. Не знаю.
   Жу-Жу показался рассказ фиолетового камешка забавным, и она с улыбкой предложила:
   - Хочешь, мы возьмем тебя с собой, вот только пригодишься ли ты нам в Торингаре?
   - Конечно, - самоуверенно ответил тот, - я находчивый.
   В это время небо над долиной Заблудших душ озарилось серебристым светом.
   - Лестница появилась, - крикнул Феликс, - бежим, и дети наперегонки с волком помчались по ступеням.
   Все выше и выше поднимались они, ноги начали болеть от крутого подъема, а конца все не было видно.
   - Эй, камень, нам долго еще бежать, - поинтересовалась Жаннет у булыжника, лежавшего у нее в кармане.
   - Прибавьте шагу, - скомандовал тот, - лестница вот-вот пропадет.
   Путники ускорили темп.
   - Сейчас я потеряю равновесие и покачусь вниз, - жалобно произнесла девочка, - не понимаю, почему путь в Торингар такой мучительный?
   - Чтобы туда не шлялись все кому не лень, - улыбнулся Феликс, - будь я Сантроларом, придумал бы дорожку позаковыристей.
   - Хорошо, что ты не Сантролар, - съязвила Жаннет, - кстати, я что-то вижу впереди, осталось совсем чуть-чуть.
   Преодолев еще ступенек пятьдесят, дети достигли ровной каменной площадки, посреди нее одиноко возвышались ворота.
   - У меня такое ощущение, - с опаской заметил Феликс, - что мы сейчас откроем двери, а там пустота.
   - Думаешь, - протянула Жу-Жу, - тогда придется спускаться назад в долину.
   - Как, - усмехнулся мальчик, - лестница-то пропала.
   Жаннет обернулась. И действительно, ступени, по которым они сюда поднялись, растворились в небесах.
   - Значит, другого выхода нет, пошли открывать ворота, - сказала она и дернула дверцы.
  
  
   * * *
  
   Прекрасный город предстал перед их взором. Широкие улицы разбегались от ворот в разные стороны. В предутренние часы они были пустынны. Дома необыкновенной формы и окраски спали вместе со своими хозяевами, лишь в окнах некоторых из них горел свет.
   -По какой же дороге нам идти, - растерялась принцесса.
   -Думаю, по центральной, - нашелся Феликс.
   Их диалог прервал старческий голос:
   -Далеко ли собрались детки?
   Ребята обернулись, сзади стояла древняя старушенция в помятом черном платье, на плече у нее сидел белый как снег филин.
   -Вы, наверное, Катрина, - предположила Жу-Жу, - а это Философ?
   -Да, - ведьма улыбнулась беззубым ртом, - откуда вы знаете? Что-то я вас не припомню среди гостей Торингара, - она посветила фонарем на лица путников.
   -Нам рассказывал о вас Астрокориус, - призналась Жаннета.
   -Астрокориус? - Катрина опять заулыбалась, - знавала я этого сорванца. Он как-то чуть не подстрелил из рогатки моего Философа, за что получил от меня с десяток подзатыльников.
   -Наверное, мы зря рассказали, что с ним знакомы, - с напускной серьезностью заметила девочка.
   -Только не нужно меня считать злопамятной старухой, - затараторила колдунья, - я как раз непрочь пропустить вас в город, но вы должны пройти необходимую процедуру. Философ заглянет каждому из вас в глаза и прочитает все ваши сокровенные мысли, если они чисты - дорога открыта, а если нет, беседовать с вами будет тайная охрана Торингара.
   Старушка сняла Философа с плеча и усадила его на высокую кованую подставку, приготовленную специально для подобных действий. Сначала к птице приблизился Феликс, затем Жаннет, потом уже общими усилиями подтащили волка.
   -У меня нет претензий, - проухал филин, - можете идти к Мигелю.
   -К Мигелю? - переспросила Катрина. - А я-то думаю, откуда у вас такой красавец волк. У меня вообще слабость к животным белого цвета. Со мною вместе живут два белоснежных кота, с десяток белых мышей и, конечно, Философ. И я не оставляю надежды заиметь белую собаку или северного волка. Помнится, у Мигеля был такой волчонок. Но, вместо того чтобы отдать его мне, он подарил его другу. Кажется, министру Шеффилда.
   -Да, это тот самый волчонок, - грустно заметил Феликс, - его зовут Чезаре и теперь он мой единственный родственник.
   -Получается, ты - министерский сынок, - старушка задумалась, - а что произошло с твоими родителями?
   -Бальтазар казнил всю мою семью. Если бы не Чезаре, я бы тоже загорал сейчас на кладбище.
   -Значит, Мигель правильно сделал, что отдал волчонка именно в вашу семью, - словно успокаивая себя, произнесла ведьма, - ладно, бегите к дому Мигеля, он в самом центре, за квартал от дворца Сантролара.
   Глядя, как дети удаляются прочь, она добавила:
   -Вот и утро. Солнце встает. Вам уже никто не причинит вреда.
  
  
   * * *
  
   Добродушный толстяк Мигель с проницательными карими глазами, увидев на пороге своего роскошного дома двух незнакомых детей в сопровождении волка, закричал:
   -Узнаю своего питомца, - и бросился обнимать Чезаре.
   Удивительно, но зверь отнесся к ювелиру дружелюбно, даже на манер собаки подал чародею лапу.
   -А ты, наверное, сын Рамуальда?
   -Да, я Феликс.
   -Что привело вас в Торингар? Почему твой отец не предупредил меня о твоем визите?
   -Его казнили год назад по приказу Бальтазара Темного, - ответил мальчик. - Но мы пришли к вам совсем по другой причине. Моей подруге, - он указал на Жаннет, - очень нужна ваша помощь.
   -Тогда милости прошу, - ответил Мигель. Было заметно, что весть о гибели друга его сильно огорчила.
   Жилище ювелира оказалось многолюдным. Его очаровательные дети бегали по всем жилищу, издавая громкие звуки и сметая все на своем пути. За ними бегали няньки и сердобольная мать.
   -У меня их семеро, - оправдывался перед гостями Мигель. - Женился десять лет назад, а жена безумно любит детей. Пойдемте в мой кабинет, только там можно поговорить спокойно.
   Он провел гостей в большую комнату, усадил на бархатный диван, а сам устроился за столом напротив.
   -Что у вас за дело? - спросил он.
   -Как ни странно, но оно напрямую связано с вашим занятием, - ответила Жаннет. - Много лет назад вы сделали кольцо и кулон, имеющие чудодейственную силу. Кольцо давало человеку власть над людьми, а кулон заставлял эту власть направлять в позитивное русло.
   -Точно, - вспомнил чародей. - У меня было несколько интересных вещей. Среди них был и этот набор - кольцо с огромным рубином четырехгранной формы, и великолепная подвеска в виде солнца, в центре которого сияли камни - две половинки одного сердца. Я трудился над ними больше года.
   -Уж лучше бы вы их вообще не делали, - вырвалось в девочки.
   Она достала из кармана кожаный мешочек, из которого выпали два камня.
   -Узнаете их, - спросил Феликс поднося изумруд и сапфир к Мигелю. - Их сила утеряна, а вот рубин причинил жителям Мэрилендского королевства немало горя.
  
  
  
   * * *
  
   -Да, история грустная, - произнес ювелир, выслушав рассказ Жаннет до конца. - Я постараюсь вам помочь. Но изготовление подвески займет некоторое время. В отличие от кольца, она была сделана из редкого сплава - треть чистейшего золота, треть - серебра, остальное - платина. Золота и серебра у меня в избытке, а вот платину придется выменивать у алхимиков Сантролара. Сегодня вечером я этим займусь, завтра приготовлю сплав, а уж после этого сяду за изготовление украшения. Ну-ка, дайте мне камни, - попросил он девочку.
   Взяв в руки кристаллы, он соединил их вместе тонкой серебряной проволочкой.
   -Посмотрите, - вскричала принцесса, - камни начали излучать свет!
   В этот миг за сотню километров от Торингара, в Мэриленде, Гедеон Первый вскрикнул от боли.
   -Кольцо, - он протянул руку Бальтазару, - оно обожгло мне пальцы.
   -Нам необходимо уединится, - сказал тот и спешно вышел из-за стола, за которым венценосные особы обедали. Придворные проводили их непонимающими взглядами.
   Когда короли закрылись в кабинете, Бальтазар произнес:
   -Дай мне перстень.
   Гедеон заупрямился:
   -Мать не позволяла мне этого делать.
   -Мать, - протянул Бальтазар, - а она, часом, не рассказывала тебе, что в паре с ним чудо-мастер создал и кулон-оберег? Мой отец знал это и намеревался уничтожить подвеску. Но затея провалилась.
   Гость из Шеффилда понизил голос:
   -А знаешь, что означает эта боль? Сегодня кристаллы, разъединенные срок девять лет назад, снова воссоединились.
   -Как? - только и смог прошипеть Гедеон.
   -Вот так. Жаннет выкрала один камень из тайников моего замка. Видно, второй каким-то образом тоже попал ей в руки. Она не сидит на месте, действует. И, скорее всего, сейчас находится в Торингаре у Мигеля, который, если не вмешаться, в ближайшие дни соорудит ей новый оберег.
   -И что, что теперь делать? - губы мэрилендского короля тряслись.
   -Я отправлюсь в Торингар. У меня там есть друзья-колдуны, которые помогут схватить девчонку.
   Гедеон бросился в объятья Бальтазара:
   -Спасибо, ты мой единственный друг.
   -Да не друг я тебе, - усмехнулся тот, - мы с тобой братья.
  
  
   * * *
  
   Завершив разговор с Мигелем, дети решили осмотреть город получше. Они быстро нашли общий язык со старшим сыном ювелира, Арианом, и тот вызвался показать им достопримечательности Торингара.
   Они шатались по улицам, покупали всякие сладости: заколдованное мороженое, которое при попадании на язык начинало пузыриться и стрелять кусочками леденцов, конфеты из цветного шоколада и маленькие булочки с марципаном и ванилью.
   Посреди города, на пруду, девочка заметила стайку черных лебедей. Она отломила кусочек булочки и кинула его птицам.
   -Что ты делаешь, - испугался Ариан.
   -Кормлю их, а разве нельзя?
   Мальчик отвел чужеземцев в сторону:
   -Это не совсем птицы, - зашептал он. - Когда был создан этот город, в него съехались чародеи и маги со всех уголков нашей земли. Поначалу главенство Сантролара признавали все, но потом злые колдуны объединились и стали творить здесь свои черные дела. Несколько раз они получали предупреждение от Совета мудрецов, но, видно, ничего не поняли. И тогда Сантролар изловил злодеев и наложил на них кару.
   -Какую? - удивилась Жаннета.
   -По закону маги не должны вмешиваться в дела друг друга. Лишь в некоторых, особо серьезных случаях они могут ограничивать их возможности на некоторое время.
   -И он превратил их в черных лебедей? - улыбнулась Жу-Жу.
   -В облике птиц они пребывают с восхода до заката солнца, а ночью, став людьми, разбредаются по своим жилищам. Видите, этот прекрасный дворец, - мальчик указал на белоснежный замок, окна которого смотрели на гладь темного пруда. - Здесь и живет наш владыка. Из этих окон он каждый день наблюдает за провинившимися магами и следит, чтобы никто из них не уклонился от наказания.
   -Наверное, Астрокориус не зря нас предупреждал, что прогулки по ночной столице весьма опасны, - вспомнил совет звездочета Феликс.
   -Ночной город и вправду таит немало загадок, - с трепетом произнес Ариан, - но я думаю, что вы проведете в Торингаре всего несколько дней и за это время ничего непредвиденного не случится. Кстати, начинает смеркаться, пойдемте-ка домой.
  
  
   * * *
  
   Не успела детвора исчезнуть за поворотом, как на том же месте возник мужчина. Он отряхнул запыленный дорожный плащ и произнес:
   -Кажется, я попал именно туда, куда нужно. Теперь мне надо дождаться темноты и найти своего друга, Прелания.
   Он уселся на скамейку, прикрыл глаза черной шляпой и задремал.
   Спустя некоторое время на прекрасном сине-черном небе появилась золотая луна.
   Черные лебеди начали приближаться к берегу. Друг за другом они выходили из воды, и как только их красные перепончатые лапы касались земли, птицы превращались в людей.
   Они были разного возраста и вида, но их отличало одно свойство - зловещие взгляды. В таких глазах никогда не блеснет искорка жалости и доброты. Колдуны обступили спящего на скамейке человека, и один из них изрек:
   -Посмотрите, какой-то чудак удосужился уснуть возле этого окаянного места, ну-ка, давайте его накажем.
   Маг вытащил из кармана волшебную палочку и начал произносить заклинание. В это время незнакомец проснулся, приподнял поля шляпы и восторженно закричал:
   -Преланий, ты ли это, какая встреча!
   Колдун опустил палочку и разочарованно промолвил:
   -Бальтазар, тебе повезло. Только что я хотел превратить тебя в водяного жука и бросить в озеро.
   -Да ладно расстраиваться, - засмеялся король Шеффилда, - у тебя еще будет возможность поиздеваться над людьми. Именно за этим я сюда и приехал. Мне нужно найти одну девчонку, которая причинила немало бед мне и моему братцу. Впрочем, здесь не самое лучшее место для разговора по душам, может, ты пригласишь меня к себе в гости.
   -Пошли, - приободрился Преланий, - как же я могу бросить на улице сына моего лучшего друга, Беренгара. Вот с ним-то мы уж пошалили, сколько кровушки безвинных людей пролили. Твой отец умел это делать с особой фантазией, тебе есть чему у него поучиться.
   С этими словами колдуны устремились прочь от озера.
  
  
   * * *
  
   Вечером в доме Мигеля было весело. За ужином дети без устали смешили друг друга, за что получили несколько замечаний от матери и няни.
   Воспользовавшись всеобщим гвалтом, Мигель наклонился к Жаннет и тихонько спросил:
   -Ты кормила черных лебедей на колдовском озере?
   Разговоры за столом мгновенно стихли. Принцесса заметила гримасу страха на лицах детей и взрослых.
   -Откуда мне было знать, что это непростые птицы, - ответила она.
   -Ариан, - чародей обратился к старшему сыну, - как вас туда занесло?
   -Случайно, - мальчик понурил голову, - я не успел сказать Жаннет и слова, как она бросила булочку главному из колдунов, Преланию.
   -Я что, навлекла на себя беду? - Жу-Жу попыталась улыбнуться.
   -Не знаю, но Преланию лучше вообще не показываться на глаза. Кто знает, что взбредет ему в голову. В общем, так, - добавил ювелир после некоторой паузы, - завтра из дома никуда не выходите, я постараюсь как можно быстрее приступить к изготовлению кулона, платину для него мне уже нашли.
   -И когда он будет готов? - радостно спросила девочка.
   -Послезавтра утром, - твердо ответил ювелир, - и прошу, до этого времени соблюдайте осторожность.
   Мигель встал из-за стола, поцеловал своих малышей и удалился в лабораторию.
   -Что ж, мои дорогие гости, - величаво промолвила Миранда, хозяйка дома, - пойдемте, я покажу ваши комнаты.
  
  
   * * *
  
   Весь следующий день Феликс, Жаннет и Чезаре не покидали жилища ювелира. Перед ужином волк совсем приуныл, и мальчик решил прогуляться с ним по саду, прилегающему к дому Мигеля. Жу-Жу отправилась с ними.
   Пока волк с воодушевлением носился по усыпанным гравием дорожкам, дети примостились под персиковым деревом у самого забора, выходившего на улицу. Оставшись наедине, Феликс признался подруге:
   -Вчера вечером, когда все уже спали, Мигель приходил в мою комнату, чтобы поговорить с глазу на глаз. Он ужасно расстроился из-за нелепой смерти моих родителей и предложил мне остаться жить в их семье.
   -И что ты ему ответил? - прямо спросила принцесса.
   -Я отказался. Мне нравится и Мигель, и его жена, и дети. Но я не уверен, что смогу стать членом их семьи. Да и потом, - грустно добавил он, - я не хочу быть им обузой.
   -По-моему, ты поступил опрометчиво, нужно было все взвесить и дать окончательный ответ после того, как с кем-то посоветуешься, - возразила девочка.
   -Я подумал, что не имею права бросать тебя в беде. А больше мне и советоваться не с кем. Вот если бы можно было разговаривать с умершими родственниками, хотя бы редко, раз в год, рассказывать им о своих сомнениях и проблемах...
   -Твое желание вполне реально, - раздался незнакомый голос.
   К ограде прильнул человек, чьи тело и лицо были спрятаны под серым поношенным плащом с капюшоном.
   -Недалеко от заколдованного озера есть разрушенный храм, - продолжил нищий, - кажется, что от него остались одни руины, но если пробраться в самый центр постройки, то в каменном полу можно различить небольшой люк. Как только вы спуститесь вниз, то попадете в святилище ордена Черного солнца. Сантролар запретил волшебникам поддерживать идеи этого ордена, потому что он основан на общении с душами умерших. Но люди, которые не смогли смириться с потерей близких, посещают этот храм, несмотря ни на что.
   -Может быть, вы отведете нас в святилище? - с мольбой в голосе произнесла Жаннет.
   -Почему нет, - согласился человек.
   -Сейчас мы выйдем на улицу, - заторопилась девочка, - ждите нас у ворот.
   -Не нужно спешить, - ласково промолвил бродяга. - Орден Черного солнца распахивает свои двери лишь глубокой ночью. В половине двенадцатого стойте возле ворот этого дома, я буду поджидать вас.
   -Хорошо, - ответили дети.
   -И вот что, - грозно произнес он, - никто не должен знать о вашей предстоящей прогулке.
   -Мы будем молчать, - поклялись Жу-Жу и Феликс.
   -Плюс к этому, - добавил он, - за услуги провожатого я возьму с вас два золотых.
   -Я отдам вам их прямо сейчас, - сказал Феликс и протянул человеку две монеты.
   Тот просунул руку сквозь кованую решетку и жадно схватил деньги.
   -Не забудьте, в половине двенадцатого, - еще раз напомнил он и пропал так же неожиданно, как и появился.
  
  
  
   Глава 11
  
  
   -И что, вы попадетесь на эту приманку? - Жаннета подскочил от неожиданности. Ровно сутки камешек не подавал никаких признаков жизни и вдруг в самый ответственный момент заорал как резаный.
   Принцесса порылась в кармане платья и выудила оттуда крикуна:
   -Смотри-ка, да ты изменился! - запрыгала она от радости. - Теперь понятно, почему все это время ты молчал.
   И действительно, фиолетовый голыш, которого Жу-Жу случайно нашла в долине Заблудших душ, попав в Торингар, превратился в маленького каменного человечка с ручками, ножками и головой.
   Принцесса осторожно поставила его на дорожку.
   -Ура, - закричали дети, - теперь ты сможешь остаться в Торингаре и самостоятельно отправиться на поиски своих братьев.
   -Безусловно, - ответил каменный человечек, - но, не отвлекайте меня от темы ночного рандеву. Неужели вы поверили этому прохвосту?
   -Он не прохвост, - вступилась за бродягу Жу-Жу, - а очень больной человек.
   -С чего ты это взяла? - поразился голыш.
   -Когда он протягивал руку, чтобы взять деньги у Феликса, я заметила на его запястьях гнойные нарывы.
   -Это же прокаженный! - вскричал человечек, но, заметив недоумение на лицах детей, запнулся. - Р-р-разве вы о них ничего не слышали?
   -Ничего, - ответила девочка.
   -У нас в Шеффилде был один такой несчастный, он часто наведывался к Бальтазару, но я не знал, что прокаженных нужно бояться, - неуверенно промолвил мальчик.
   -Проказа - страшная болезнь. Никто не знает, отчего она начинается и как с ней бороться. Человек вдруг покрывается ранами с ног до головы. Они причиняют больному страшные страдания, гноясь и кровоточа. Не знаю, верно ли это, но однажды я подслушал разговор двух знахарей, собирающих в долине Заблудших душ лечебные травы. Так вот один из них утверждал, что проказа - это наказание человеку за его злодеяния. Только тот, чья душа прогнила изнутри и почернела, покрывается болячками и снаружи.
   -Ты говоришь страшные вещи, - принцесса перебила человечка, - может, те лекари ошибались. Нельзя же мерить одной меркой всех подряд. И вообще пора возвращаться, скоро нас примутся искать.
   -Чезаре! - Феликс окрикнул волка, и дети побежали в дом.
  
  
  
   * * *
  
   Часы в гостиной Мигеля пробили одиннадцать часов. Жаннет тихонько встала с кровати и начала собираться.
   -Ты никуда не пойдешь, - в темноте послышался голос человечка, - иначе я закричу и разбужу весь дом.
   -Только попробуй, - твердо произнесла девочка, - и ты навсегда лишишься верных друзей - меня и Феликса. И какая же я была дура, что взяла тебя с собой в столицу колдунов, - посетовала она, - Не было бы у меня никаких хлопот, а ты еще сто лет прыгал бы себе по волшебной лестнице, пытаясь ее преодолеть.
   -Вот только не надо упреков, - умерил пыл голыш. - Я не буду кричать. Тогда возьмете меня с собой?
   -Договорились, - ответила принцесса и сунула человечка в нагрудный карман курточки.
   В этот момент в дверь постучали:
   -Ты готова? - пробурчал Феликс. - Открывай, нам пора.
   Беззвучно проскользнув по коридору, дети устремились к выходу. За воротами их уже ждал бродяга.
   -Идите за мной, - приказал он и нырнул в темный переулок.
   Ровно в полночь они достигли указанного места. В лунном свете хорошо различались развалины храма.
   -Сюда, - позвал прокаженный, - помогите мне справиться с люком. Феликс схватился за медное кольцо, торчащее в бетонной плите, и, дернув со всей силы, открыл тайный вход.
   -Ступайте вниз, - повелительным тоном произнес провожатый, - я подожду вас здесь.
  
  
   * * *
  
   Посреди святилища на белом мраморном полу выделялся черный круг. От его краев исходили тонкие лучи, разделяющие зал на сектора. В каждом из них различались каббалистические знаки, значение которых никто из детей, естественно, не знал.
   -Мне кажется, что здесь никого нет, - вздохнула принцесса.
   -Подожди, сейчас к нам выйдут, - ответил Феликс.
   В этот момент серебряная молния ударила в центр черного солнца. Перед ними предстал чародей, облаченный во все черное. Лишь на его руках красовались алые шелковые перчатки.
   -Добро пожаловать в обитель, - ласково проворковал он. - Почившие родственники мечтают о встрече с вами.
   Чародей махнул волшебной палочкой, "шар-то-на" услышали они заклинание. Черный круг расступился. Из зияющей бездны поднялась стайка полупрозрачных призраков. От них отделилось одно бестелесное существо и приблизилось к принцессе:
   -Дочка, - прошелестело оно, - разве ты меня не узнала? Я твой отец, Арнольд.
   Жу-Жу вгляделась - да, именно это лицо она видела на медальоне матери, который случайно оставила в чертогах Клариссы. Именно эти грустные глаза и снисходительная улыбка привиделись ей в блеске яркой звезды по пути к Озеру Вожделений.
   -Здравствуй, отец, - голос девочки дрожал от волнения, - я так мечтала хоть раз поговорить с тобой.
   Звуки чужого разговора на миг отвлекли ее внимание. Феликса со всех сторон обступило сразу несколько фантомов - мать, отец и три погибших брата увлеченно беседовали с мальчиком. Непонятным было лишь поведение Чезаре. Поджав хвост, он пятился прочь.
   -Куда ты смотришь? - обиделся Арнольд, - ты же пришла ко мне. Лучше расскажи, как мать, как Астрокориус, зачем ты пришла в Торингар?
   -Мама в тюрьме, вместе с Астрокориусом, - без утайки выпалила она, - а я пришла сюда за заветной подвеской. Только с ее помощью мы сможем победить Гедеона.
   -Гедеона, - усмехнулся призрак, - что ты печешься о его судьбе. Зачем тебе Амелия и Астрокориус? Все это суета. Идем со мной, я подарю тебе вечный покой и блаженство. Здесь нет забот и проблем. Нет врагов и друзей, нет ничего, кроме твоей освободившейся от бренности души.
   Жаннет не отрываясь, смотрела в глаза отца. Все вокруг куда-то пропало, растворилась, Тревога и страх покинули ее.
   -Мы будем вместе навсегда! Сделай шаг ко мне, еще, еще...
   Сильный удар в грудь заставил принцессу вернуться к реальности.
   -Что ты делаешь? - визжал каменный человечек из кармана. - Ты же сейчас упадешь вниз и разобьешься!
   Действительно, всего несколько сантиметров отделяло Жаннет от бездны. Рядом, в состоянии глубокого транса стоял и Феликс. Он уже занес ногу, чтобы сделать последний шаг.
   -Не -ет, - опомнилась Жу-Жу.
   Схватив друга за рукав камзола, она опрокинула его на пол.
   -Ты сумасшедшая, - зарычали со всех сторон фантомы, - оставь его в покое, он наш.
   Принцессу охватил ужас, только сейчас она поняла, что попала в западню. Призраки наступали. Поняв, что их план сорван, они перестали претворяться. Теперь их ужасные лица совсем не походили на знакомые образы родственников Феликса и короля Арнольда. Это были враждебные, отвратительные существа.
  
  
   * * *
  
  
   -Не трогайте их, - голос чародея в алых перчатках заставил приведений отступить. - Нашим гостям не уйти отсюда. - Он повернулся и крикнул в темноту. - Бальтазар, они твои.
   В зал вошел король Шеффилда и еще несколько черных магов.
   -Мы пропали, - Жаннета сжала руку своего друга.
   -Нельзя сдаваться, - почти беззвучно произнес он, - выход близко, бежим.
   Сорвавшись с места, дети помчались по залу.
   -Ам-по-лис, - гаркнул им вслед чародей.
   Каббалистические знаки в секторах озарились светом.
   -Что это? - принцесса остановилась.
   Из мраморных полов высунули головы сотни ядовитых змей. Протиснувшись наружу, они метнулись за беглецами.
   -Не останавливайся, - умолял Феликс, - еще два сектора и мы у люка.
   -Да разве мы справимся с этими гадами? - Жу-Жу теряла надежду.
   -Выпустите меня, - забарабанил каменный человечек. - Я знаю что делать.
   Принцесса вынула голыша из кармана, и бросила его на пол.
   Человечек проворно вскочил на ножки и с удивительной решимостью бросился на змей. Багровая кровь аспидов залила полы святилища, а человечек все воевал и воевал с пресмыкающимися.
   Однако, как только дети вступили в следующий сектор, змеи пропали, а с потолка посыпался дождь из скорпионов.
   -Накройте чем-нибудь головы и не останавливайтесь, - заревел голыш, - сейчас я подоспею.
   Закрутившись волчком, он начал давить смертоносных насекомых десятками.
   Но одному все же удалось достигнуть цели. Вцепившись принцессе в щеку, он занес над ней свое жало.
   -Ядовитая тварь, - гаркнул Феликс. Он бесстрашно схватил скорпиона за хвост, швырнул на пол и расплющил каблуком ботинка.
   -Последний сектор! - констатировал он, - прыгай.
   Скорпионы, кишащие на полу, исчезли, словно их никогда и не было.
   До выхода оставалась пара метров, как вдруг мрамор под ногами задрожал и раскололся. Из трещины показались огромные земляного цвета ручищи, за ними высунулась гигантская голова чудовища. На его узком лбу горел месяцеподобный желтый глаз. Под ним располагались расплющенный нос и отвратительный рот с кривыми коричневыми зубами.
   -Циклоп, - выдохнул каменный человечек, - против него мы бессильны.
   Верзила вылез из расщелины и встал волосатыми лапищами на пол, его голова уперлась в потолок.
   -Г-а-а-у, - по-звериному пророкотал он и двинулся на беглецов.
   -Сейчас я тебе покажу, - крикнул Феликс и, подхватив правой рукой голыша, запустил им в единственный глаз чудовища.
   Циклоп поймал каменного человечка на лету, и, сжав его в кулаке, пригрозил:
   -Стойте на месте, или я сотру его в порошок.
   -Отлично, - послышался саркастический голос. Чародей в красных перчатках похлопал великану, словно тот был актером уличного балагана.
  
  
   * * *
  
   -Твой план как всегда великолепен, - Бальтазар был весьма доволен, - что дальше, куда потащим этих мерзавцев, Преланий?
   Пленники переглянулись, так вот кто был перед ними в образе верховного жреца святилища - самый могущественный и коварный маг Торингара!
   -Расправимся с ними здесь, - плотоядно улыбаясь, ответил колдун, - девчонку убьем, а мальчишку оставим. В этом подземном узилище он проведет всю жизнь. Я чувствую в нем задатки мага, он станет последователем наших идей.
   -Согласен, - кивнул Бальтазар. - Так давай, прикончи девчонку. Ее голову я отвезу своему брату. Какую радость ему доставит этот подарок!
   -Голову, - повторил чародей, в его алых перчатках блеснула волшебная палочка, - сейчас я ее отхвачу...Цими-но-ста! -повелел он.
   Устремив взгляды на принцессу, никто и не заметил, как кто-то стремительно пронесся через зал. Это был Чезаре. Он набросился на Прелания и выдернул палочку из рук оторопевшего волшебника. Сноп света, брызнувший из нее, ударился об одну из колонн, поменял направление и скользнул по шее циклопа. Тот замер, потом обмяк и рухнул в глубокую расщелину. Его отсеченная голова не удержалась на плечах и покатилась по залу, оставляя за собой кровавый след. Единственный глаз чудовища закатился, из открытой пасти вывалился широкий бородавчатый язык. Крик ужаса застыл на устах чародеев.
   Воспользовавшись замешательством в рядах чернокнижников, Феликс и Жаннета бросились к люку и через мгновение выскочили на улицу. За ними на свободу выбрался волк. В зубах он держал каменного человечка.
  
  
   * * *
  
  
   Спустя несколько мгновений Бальтазар обрел дар речи.
   -Вот те на, - зло процедил он. - Ушли из-под носа.
   Его взгляд упал на Прелания, который сдергивал с рук разорванные перчатки. Под алым шелком, вместо обтянутых кожей ладоней и пальцев виднелись голые костяшки.
   -Это что такое? - вырвалось у него, - просто ночь каких-то сюрпризов!
   -Идемте, - засуетился Преланий, - я все расскажу по дороге, - может, мы еще успеем их нагнать.
   -В общем, - семеня по дорожке мимо заколдованного озера, с придыханием начал Преланий, - это случилось лет через тридцать после того, как я перебрался жить в Торингар. Как известно, все мы - черные маги - мечтаем открыть главный секрет алхимии - тайну философского камня.
   Колдуны, шагающие рядом, одобрительно закивали.
   -Немало времени я провел над старинными книгами, силясь разгадать его формулу. Как проклятый сидел в лаборатории, склонясь над колбами и ретортами, в надежде однажды увидеть на дне сосуда маленький кроваво-красный камень, но все тщетно. В отчаянии я бросал эту затею, потом начинал поиски вновь, прекрасно отдавая себе отчет, что философский камень становится моим навязчивым образом. И вдруг, когда надежда почти совсем угасла, неожиданная удача придала мне новые силы. Как-то раз в гостях у знакомых я разговорился с одним чудаковатым волшебником. Весь вечер он просидел, не сказав ни слова, а потом, изрядно выпив розового вина, начал хвалиться:
   -Перед вами величайший алхимик, - твердил он, - С помощью философского камня я каждый день превращаю груды тусклого свинца в сверкающее золото.
   -Естественно, - продолжил Преланий, - его россказням никто не поверил, но мое сердце сразу подсказало, что это - чистая правда. Дождавшись, когда болтун покинет этот гостеприимный дом, я пошел за ним. Всю ночь мне пришлось просидеть под окнами его коморки. А утром я превратился в невидимку и пробрался за своим проводником в святая святых - в лабораторию Сантролара. На первый взгляд это было обычное помещение, заваленное свинцовыми чушками. У стены располагалась печь. Мой вчерашний знакомый разломал несколько кусков свинца на более мелкие, наложил их в форму и поставил на огонь. Как только свинец растопился, алхимик вытащил из сундучка тряпицу, развернул ее, и я увидел самую вожделенную вещь на земле - небольшой кроваво-красный минерал неровной формы. Чародей зацепил его тонкими щипцами и поднес к кипящему металлу. Философский камень вспыхнул и изверг сгусток энергии, подобный тысяче молний. Мне даже показалось, что он спалил и горе-ученого. Но нет! Живой и невредимый, тот лихо подцепил форму, окунул ее в бочку с водой, и, как только субстанция остыла, вытащил и положил на стол. Потеряв всякий страх, я подошел поближе. Передо мной лежал слиток чистейшего золота!
  
  
   * * *
  
   -Стоит ли говорить, - продолжил свое повествование Преланий, - что я уже не мог контролировать свои чувства. Схватив первый попавшийся кусок свинца, я ударил алхимика по голове, сгреб философский камень и убежал из лаборатории. Несколько месяцев я любовался на него как зачарованный, наконец, пришел день, когда мне захотелось проверить его в деле. Я так же растопил кусочки свинца, так же поднес к клокочущему металлу философский камень. Сноп огня вырвался из него, но вместо ощущения бесконечного ликования я почувствовал страшную боль. Мои руки пылали, словно два факела. В смятении я сунул их в воду, а когда выдернул обратно, увидел две безобразные костлявые длани. Камень Сантролара наказал меня за нечистые помыслы и пропал, будто его никогда и не было. Как же я возненавидел этого колдуна! Чтобы лишить его спокойствия, я постоянно устраивал всякие гнусности. Издевательство над людьми вошло у меня в привычку, но властелин Торингара нашел выход из положения. Заручившись поддержкой Совета мудрецов, он превратил нас в лебедей, лишив возможности среди бела дня творить свои черные дела. Когда-нибудь Сантролар ответит мне за уродство, - злобно произнес маг.
   Он вынул свою скелетированую кисть из кармана и, указав ею вперед, радостно закричал, - вон они, вон выбежали из парка.
   С воем и улюлюканьем волшебники бросились в погоню.
   Дети уже подбегали к огромному дому, стоящему особняком.
   -Вот, гады, уйдут же, уйдут. - завопил Преланий. - Бальтазар, - обратился он к королю Шеффилда, - дай мне волшебную палочку. Мою сломал этот бешеный волк.
   Тот протянул ему тонкий хрустальный стержень.
   -Кра-нси-нат, - колдун указал на Феликса, и, тот, сраженный заклятием, поник на ступеньках дома.
   -Кра-нси-нат, - послышалось еще раз, и Жаннета упала ничком возле самых дверей.
   -Быстрее, - Преланий был вне себя от злости, - шевелитесь, нужно их оттащить отсюда.
   Чернокнижники подбежали к дому, но в это время Чезаре, подняв вой на всю округу, разбудил обитателей дома. Двери распахнулись, на пороге появился старец.
   -Сантролар, - испуганно прошептали колдуны и отступили в тень.
  
  
   * * *
  
   -Заносите их скорее сюда, - волшебник склонился над детьми. - Бедняжки! Они без сознания. Похоже, к ним применили заклятие окаменелости.
   Из дверей выбежало несколько маленьких человечков. Схватив незнакомцев за руки и за ноги, они поволокли их внутрь дворца.
   -Вот сюда, на диван, - распорядился хозяин, - сейчас я произведу осмотр.
   Он склонился над мальчиком, потрогал его отвердевшие руки, прислушался к дыханию.
   -Да, дело плохо, - обеспокоено промолвил он, - парнишку нужно срочно натереть настоем женьшеня, иначе, он окончательно окаменеет. Ломо, - обратился он к одному из своих маленьких слуг, - принеси лекарство из моего кабинета.
   Сантролар подошел к девочке.
   -Странно, - удивился он, - признаков колдовства не наблюдается.
   Почувствовав прикосновение, Жу-Жу застонала и открыла глаза.
   -Где я? - тихо произнесла она.
   -Не волнуйся, ты в безопасности.
   -А вы кто?
   -Меня зовут Сантролар - я властитель этого города.
   -Я рада, - заключила она, и, заметив лежащего рядом Феликса, испуганно вскрикнула, - боже, что с ним?
   -Не знаю, - спокойно ответил волшебник, - может, ты мне расскажешь, куда вас, таких глупых и маленьких, занесло?
   -Мы прибыли в Торингар по делу, - гордо изрекла Жаннета, - мастер Мигель должен был изготовить для нас волшебный оберег. Он предупреждал, что нельзя разгуливать по ночной столице, но нас одолело любопытство. Какой-то незнакомец, прокаженный, предложил посетить храм Черного солнца. Он говорил, что там можно пообщаться с душами умерших родственников.
   -И что же вас там ждало, западня?
   -Ага, а как вы догадались? - виновато спросила Жу-Жу.
   -По-моему, это очевидно. Иначе, вы бы не лежали среди ночи в моей гостиной в полуокаменелом состоянии.
   -Вот почему Феликс молчит? - сникла принцесса.
   -Да, - волшебник взял из рук Ломо склянку с настоем и начал обтирать им паренька.
   -Ну а тебя что спасло от заклятия? - Сантролар с нескрываемым интересом посмотрел на Жаннет.
   -Вот, он, - принцесса вытащила из кармана каменного человечка, - видимо Преланий попал в него. Я почувствовала сильный толчок, от этого и упала.
   -Интересный экземпляр, - повелитель Торингара взял человечка в руки. Тот молча, поглядывал на волшебника. - С ним все нормально, он и так каменный. А где ты его нашла?
   -В долине Заблудших душ, - призналась девочка, - он сам попросился в столицу колдунов, чтобы разыскать здесь своих братьев.
   -Хм, - улыбнулся маг, - ему это удалось. Все они живут в этом доме, это мои верные помощники. Посмотри сама.
   Только сейчас девочка заметила нескольких голышей, замерших рядом с Сантроларом. Она опустила своего друга на пол и, придав голосу твердость, сказала:
   -Иди, вот они.
   Каменные человечки, не скрывая радости, бросились к родственнику:
   -Шико, ты нашелся, а мы уж думали, что никогда тебя не увидим.
  
  
   * * *
   Жаннете казалось, что эта ужасная ночь никогда не кончится. Феликса поместили в одну из комнат дворца, где он лежал бледный, без движения. Чезаре примостился возле его кровати, роняя на пол крупные слезы.
   -Надо же, какая верность, - удивился Сантролар, глядя на страдания волка.
   -Они как родные, - заметила Жу-Жу, - у них обоих больше никого нет на этом свете.
   Ломо появился в дверях.
   -Повелитель, - произнес он, - по вашему распоряжению прибыл Мигель.
   -Хорошо, - Сантролар взял Жаннету за руку, - Идем, нам нужно срочно принимать меры.
   Мигель был просто потрясен случившимся, весь всклокоченный, с измученным лицом, он стоял у дверей гостиной.
   -Я же предупреждал вас, как вы могли ослушаться? - гневно заговорил он, увидев Жаннету, - а что с Феликсом?
   Принцесса молчала, смахивая кулачками слезы стыда и горечи.
   -Мальчик под заклятие окаменелости, - ответил за нее чародей. - На его лечение понадобится минимум две недели.
   -А я то радовался, - Мигель потер руками лицо, - всю ночь не спал, доделывал волшебный оберег.
   -Так кулон готов? - Сантролар несколько приободрился. - Тогда не стоит тянуть с его отправлением. Жаннет, каким образом вы прибыли в долину Заблудших душ?
   -С помощью колеса путешествий, мне его подарила королева Лабустора, Стефания.
   -И где он сейчас?
   -В сумке с вещами, в доме Мигеля.
   Как только девочка произнесла эти слова, Ломо появился в комнате, таща за собой кожаную котомку:
   -Я предполагал, что вещи скоро понадобятся, поэтому захватил их из дома мастера.
   -Ты как всегда предусмотрителен, - похвалил его волшебник.
   -А кулон здесь? - Жу-Жу, наконец, преодолела чувство жуткого стыда.
   Мигель достал из мантии великолепную подвеску, украшенную сапфиром и изумрудом.
   -Вот, точно такой же, как и первый!
   Сантролар подошел поближе, невольно залюбовавшись его красотой.
   -Это редчайшие камни, - медленно произнес он, - они способны погасить любую ненависть и злобу.
   -Но почему русалки из озера Вожделений говорили мне о трех камнях - еще и о бриллианте, - вспомнила девочка, разглядывая украшение. - Здесь его явно нет.
   -Растолковать слова русалок ты должна сама, - владыка нежно погладил ее по голове. - И вообще, хватит разглагольствовать, тебе нужно срочно отправляться.
  
  
   * * *
  
   Жаннет стояла перед замком правителя Торингара. Проводить ее в дорогу кроме Мигеля и Сантролара вышли Чезаре, Шико и пятнадцать его братьев.
   -Простите меня за все, - всхлипнула девочка.
   -Что ты, детка, - успокоил ее Мигель, - я так полюбил тебя и Феликса за эти несколько дней.
   -Пожалуйста, позаботьтесь о Феликсе, - ее глаза вновь наполнились слезами, а голос зазвенел, как натянутая струна, - Чезаре, Шико, вы же его друзья!
   -Не волнуйся, с ним все будет хорошо, - заверил Сантролар. - А теперь надевай на палец колесо путешествий и произнеси "Лабустор". Думаю, прежде чем идти вызволять из заточения свою маму и Астрокориуса, ты должна обсудить план действий со Стефанией.
   -Прощайте!
   Шико не выдержал и со всех ног бросился к девочке:
   -Мы еще встретимся, обязательно встретимся, - кричал он.
   Жаннета поцеловала его в маленькое каменное личико:
   -Спасибо тебе, камешек, ты спас нам с Феликсом жизнь.
   -А ты взяла меня в Торингар, - благодарно ответил тот, - так что мы квиты.
   Принцесса улыбнулась.
   -В добрый путь, - произнесла она.
   -Подожди, - Сантролар заспешил к ней по дорожке. - Дай-ка мне оберег.
   Жу-Жу протянула подвеску.
   -Ас-ти-нос, - он дотронулся до украшения волшебной палочкой. - Теперь никто не сможет отнять у тебя эту вещь, если только ты сама не захочешь этого сделать.
   -Спасибо, - девочка тихонько шмыгнула носом. - Так я могу отправляться, у меня получится? Или надо опять спускаться по той головокружительной лестнице?
   -Покинуть Торингар можно в любое время, - ответил Сантролар. - Здесь не существует никаких запретов.
   -Тогда, Лабустор!
   Золотое колесико крутнулось на пальце принцессы, и в тот же миг она исчезла.
  
  
  
   Глава 12
  
  
   Все вокруг закружилось в стремительном вихре. "Еще несколько секунд, и я буду на месте, - с чувством облегчения подумала принцесса, - сейчас, посильнее покручу колесо".
   Она дернула палец, но золотая штучка вместо того, чтобы набрать обороты, подскочила и слетела с руки...
   Падение сопровождалось оглушительным свистом. Если бы не куст можжевельника внизу, полет мог бы закончится весьма плачевно. Однако упругие ветви несколько смягчили удар, и хотя Жу-Жу сильно ободрала руки и ноги, в целом она осталась невредима. Выбравшись из можжевеловых зарослей, девочка огляделась. Никаких признаков Лабустора вокруг не наблюдалось. Везде, куда простирался ее взор, возвышались горы.
   -Где же я? - в панике произнесла она. - Куда меня занесло?
   В ответ она не услышала ни звука. Казалось, в этой пустынной местности не обитает ни одно живое существо.
   Посидев немного на каменистом склоне, принцесса решила спуститься в ущелье. Там среди огромных валунов, извивалась горная речушка.
   -Может, хоть река выведет меня отсюда, - грустно сказала девочка и поплелась по откосу вниз.
   Солнце уже садилось за горизонт, когда Жаннет добралась до источника.
   Наклонившись над прозрачной водой, она черпала ее руками и с жадностью пила. Что-то темное вдруг промелькнуло в отражении. Принцесса повернула голову и встретилась взглядом с трехметровым троллем.
   -У нас незваные гости, - злобно произнес великан. - Что же это получается - кто ни попадя шляется по нашим горам. Нет, за такую наглость нужно платить!
   -Но я не хотела нарушать ваш покой, - девочка трепетала от страха, - с помощью колеса путешествий я направлялась из Торингара в Лабустор, но со мной случилось несчастье - колесо слетело с руки, и я, кажется, безвозвратно его потеряла.
   -Ты безвозвратно потеряла свою жизнь, встретившись со мной, - рассмеялся тролль. - Никто, слышишь, никто не имеет право нарушать границ Лендтроллии.
   Волосатое существо схватило принцессу за шиворот и поволокло прочь от ручья.
  
   * * *
   -Интересно, что же мои сородичи сделают с тобой? - гадал тролль.
   -А у вас их много? - Жаннета старалась быть как можно обходительнее и приветливее.
   -Вообще-то у нас здесь глухомань, - чувствовалось, что тролль соскучился по разговорам. - Горы труднопроходимы, да еще пользуются среди людей дурной славой. Нас здесь немного, около двух сотен. Мы живем семьями.
   -И что вы сделаете со мной?
   -Наверное, съедим, - равнодушно ответил тролль. - Если честно, я никогда не видел ничего хорошего от людей.
   -Я тоже от троллей, - помрачнела принцесса.
   -Можно подумать, у себя в Лабусторе ты общалась с кем-то из моих сородичей, - съязвил верзила.
   -Во-первых, я не из Лабустора, а из Мэрилендского королевства, а во-вторых, с одним из вас мне и в правду пришлось пообщаться, и он так же насмехался надо мной, как и ты. Сейчас я вспомню, как его звали, - она наморщила лоб. - Хушито, да, точно, Хушито.
   Горный тролль внезапно остановился и впился глазами в девочку.
   -Хушито, ты говоришь?
   -Да.
   -Как давно ты с ним встречалась?
   -Прошлой осенью.
   -А где?
   -На границе моего королевства стоит огромная гора. Она называется Предел черных слез. Я встретилась с ним в ее недрах. Он слуга горного духа.
   -Какое счастье, - вскричал тролль, - наконец-то я нашел своего брата!
  
  
   * * *
  
   -У моей матери было два сына. Младший - Хушито и я, старше на три года - Шухито. Тролль сидел на уступе горы, уставившись куда-то в даль. Жаннет рассматривала небо, на котором из-за огромных темных туч не было видно ни звезд, ни луны.
   -Мы всегда были очень дружными, хотя и разными по характеру. В один из дней нашей молодости нам повстречался человек. Он держал путь из Торингара в Шеффилд, но его конь сбился с дороги и завел своего седока в Лендтроллию. Я не хотел обижать несчастного путника, но Хушито решил осмотреть его багаж. Там ничего особенного не было, кроме прекрасного кулона. Его украшали два камня - зеленый и голубой. Странник просил не трогать украшение, но Хушито и слушать его не захотел:
   -Считай, что взамен мы даруем тебе жизнь, - усмехнулся он, - а теперь убирайся отсюда.
   -Вы пожалеете об этом, - чуть не плакал наездник. - Своим поступком вы обидели не меня, а могущественного чародея.
   Но мы только хохотали над ним. Поднявшись в горы, мы поделили добычу. Зеленый камень Хушито забрал себе, а все остальное досталось мне.
   Лишь спустя две недели мы поняли, что совершили страшную ошибку. В Лендтроллию на огромном черном драконе прилетел Беренгар Безжалостный. Он расправился с несколькими троллями, которые и понятия не имели о пропавшем кулоне. Чтобы прекратить кровопролитие, я пошел к колдуну и отдал ему подвеску с сапфиром.
   -Где второй камень? - заорал тот.
   -У моего брата, - признался я.
   -Так приведи мне его, я хочу уничтожить этого нахала на глазах у сородичей, чтобы все запомнили, что имущество Беренгара неприкосновенно.
   -Он придет, - пообещал я, а сам побежал предупредить Хушито о смертельной опасности. Раскинув мозгами, мы поняли, что для спасения жизни нужно срочно покидать родные горы. Брат ушел на восток, я подался на запад. Через десять лет я вернулся в Лендтроллию, а Хушито - нет. Все эти годы мы считали, что Беренгар настиг его и убил.
   Эту исповедь Жаннете пришлось услышать за ночь несколько раз. Как только к костру, у которого тролли вели разговор, подходил кто-то новый, Шухито начинал свое повествование сначала.
   Утром он растолкал Жу-Жу и победно сказал:
   -Решено, я иду с тобой в Мэрилендское королевство. Ты должна показать мне гору, в которой осенью встретила тролля по имени Хушито.
   -Да - да, конечно. - Принцесса прекрасно понимала, что спорить с трехметровым громилой бесполезно.
  
  
   * * *
  
   Переход по горам не кончался.
   -Сколько нам еще идти? - спросила принцесса у Шухито.
   -Сейчас мы преодолеем последний подъем, за ним начнется Страна болот, - бодро отозвался тролль.
   -Может, остановимся на привал, я просто больше не могу идти.
   -Нет, терпи, внизу я возьму тебя на руки.
   Поднявшись на вершину, путники увидели внизу бескрайнее зеленое болото. Водную гладь, грязную и тусклую, тут и там разделяли островки суши, поросшие сочной травой.
   -Здесь сможет пройти не каждый, - пояснил тролль, - забирайся ко мне на плечи, так мы будем двигаться гораздо быстрее.
   Обрадовавшись возможности отдохнуть, девочка беспрекословно полезла на шею великану. Тот, даже не почувствовав груза, легко поскакал по кочкам, устремляясь в самое сердце трясины.
   Впрочем, и его силы иссякли после нескольких часов безостановочных прыжков. Найдя достаточно большой участок суши, тролль опустил девочку на землю.
   -Здесь мы заночуем, а завтра продолжим свой путь, - зевнув во весь рот, произнес он, - ложись рядом и спи. Здесь очень опасно.
   Через мгновение он заснул, оглашая окрестности громким храпом.
  
  
   * * *
   С первыми лучами солнца все болото наполнилось звуками. Высоко над землей пролетали птахи, весело щебеча, они рассказывали друг другу последние птичьи новости. Рядом, за кочками квакали две лягушки. Одна протяжно, с достоинством, другая - торопливо и громко.
   Жаннет открыла глаза. Шухито все еще спал, подложив свои огромные ручищи под голову. Чтобы не будить его, девочка тихонько встала и пошла осматривать островок. Вода вокруг была темно-зеленая, подернутая мелкой ряской, и только в одном месте выглядела прозрачной и чистой.
   -Неужели мне удастся умыться и ополоснуть ноги, - после нескольких дней тяжелого похода, возможность искупаться показалась ей фантастикой.
   Она зачерпнула воду и умыла лицо. Затем, сняла с ног туфли и шагнула в озерцо.
   Тысячи серебристо-черных пиявок сорвались со дна водоема и впились в ноги Жу-Жу.
   -Шухито, - взвыла она от боли и бросилась обратно на сушу.
   Тролль подскочил от неожиданности и, протирая глаза, побежал к принцессе.
   А та, лежала на траве и с ужасом наблюдала, как пиявки, вонзаясь в плоть, уходили под кожу.
   -Что это? - девочка не могла отвести взгляда от своих ног.
   -Я же предупреждал тебя об опасности, - Шухито был напуган не меньше девчонки.
   -Они сгрызут меня изнутри? - не унималась Жу-Жу.
   -Как ты догадалась, - даже сейчас тролль не терял чувства юмора.
   -Мне уже никто и ничто не сможет помочь, да?
   -Сможет - болотный царь.
   -Но где мы его найдем, это же займет много времени.
   -Не знаю, надо попробовать.
   Великан подошел поближе к воде и закричал, что есть силы:
   -Киану! Поднимись со дна. Киану! Приди на помощь.
  
  
   * * *
  
   Странное бурление послышалось рядом с островком. Из глубины поднималась хрустальная пагода. Стеклянные двери распахнулись, в них появился невысокий красивый юноша с длинными черными волосами и раскосыми глазами, кроткий взгляд которых, очаровывал всякого, кому доводилось в них заглянуть.
   -Что вам надо, о, путники! - произнес он своим нежным голосом.
   -Черные пожиратели напали на эту девочку и разъели ей ноги, - смиренно произнес тролль.
   -Ладно, я спасу ее, - согласился Киану, - но взамен вы отдадите лучшее, что у вас есть.
   -Хорошо, - кивнул Шухито.
   Киану ступил на островок, наклонился над девочкой и провел своими белоснежными руками по ее ногам.
   -Крэбэла, вернитесь к повелителю, - приказал он, и сотни пиявок начали вылезать из-под кожи.
   -Рэбэла, - болотный царь вновь взмахнул руками, и ноги девочки зажили.
   -Моя часть уговора выполнена, - Киану лучезарно улыбнулся, - Теперь показывайте, чем владеете.
   -Я несу своему брату кусок вяленой козлятины, костяной гребень и новый каменный топорик.
   -Да, не густо, - произнес Киану. - Что ж, давай гребень. Тролль протянул юноше расческу величиною с грабли.
   Жаннета высыпала перед царем содержимое своей сумки, предчувствуя заранее, что выберет Киану.
   И действительно, увидев кулон, Киану указал на него пальцем. Девочка дрожащими руками протянула подвеску своему спасителю.
   -Это удивительна вещь, - протянул тот. - И очень дорога тебе, не правда ли?
   -Да.
   -Ты на многое пошла ради нее?
   -Да.
   -Другой бы забрал эту прелесть, только потому, что ее утрата будет для тебя слишком тяжелой, но мне чужда жестокость, несмотря на то, что я живу в болоте. На, забирай свой оберег! - и он бросил подвеску девочке.
   -Не знаю, как вас благодарить, - Жу-Жу склонилась в поклоне.
   -А что это у тебя среди вещей, - теперь Киану смотрел на цветные палочки, перевязанные серебряной бечевой.
   Жаннета поднял причудливые вещицы:
   -Я нашла их среди вещей Астрокориуса, но об их предназначении я не могу даже догадываться.
   -Зато мне это известно.
   Вытащив из связки зеленую палочку, болотный царь притронулся к своим глазам, и они из карих превратились в изумрудно-зеленые. Затем он провел по устам красной палочкой, и губы заалели, словно маки.
   -Я всегда мечтал иметь волшебный колор, но это такая редкость, - Киану стал еще прекраснее, - принцесса, ты подаришь мне их?
   -Это малая толика того, что я могу для вас сделать, - честно сказала девочка.
   -А теперь можете идти дальше. Я прикажу своим тварям не трогать вас больше.
   Царь поднялся в свою хрустальную пагоду и погрузился в воду.
   Шухито повернулся к Жаннете:
   -Ты случайно не хочешь мне рассказать, откуда у тебя этот кулон?
   - Я давно хотела это сделать, - солгала Жу-Жу.
  
  
   * * *
  
   Страна болот осталась далеко позади. Девочка и тролль достигли границы между Лабустором и Мэрилендским королевством.
   -Здесь мы расстанемся, - помрачнела Жу-Жу, - ты пойдешь на северо-запад, а мне нужно в Лабустор. Скоро ты дойдешь до леса, который простирается до самой горы. Заблудиться ты не сможешь. Предел черных слез виден издалека. Удачи тебе!
   -И тебе тоже. Я всегда удивлялся твоей храбрости и целеустремленности, - по-отечески произнес тролль, - надеюсь, у тебя все будет хорошо.
   -Конечно, - уверенно ответила девочка.
   Шухито постоял немного, но, не найдя больше слов, повернулся и неуклюже зашагал прочь.
   Жаннет еще несколько секунд смотрела ему вслед, потом подхватила сумку и пошла по лугу к Лабустору.
   "Трава желтеет, - заметила она первое дыхание осень, - точно, ведь уже август. В бесконечных путешествиях я совсем забыла о дне рождении, а мне ведь исполнилось одиннадцать".
   -Ага, вот я тебе и дождался, - принцесса услышала знакомый тягучий голос. Из высокой травы появился Диаманд.
   -Кисуля, - радостно закричала девочка, - не ожидала тебя увидеть.
   Кот подошел и потерся об ноги.
   -Как Торингар, ты заполучила подвеску?
   - Все нормально, она у меня в сумке.
   -Где, - кот схватился за кожаную котомку, - дай посмотреть!
   Жу-Жу не успела сказать и слова, как он засуну свою мордочку в сумку.
   -А-а-а-й, - послышалось из сумки, - я не могу до нее дотронутся, она обжигает, словно раскалена добела.
   -Я и забыла, - девочка погладила кота, - Сантролар заколдовал кулон, его можно брать только с моего позволения.
   -Так разреши мне, - не унимался Диаманд.
   -Слушай, опять ты ноешь. Вон уже дом Стефании виден. Придем туда, пообедает, разберем вещи, тогда и наглядишься.
   Кот насупился, и, бурча что-то себе под нос, поплелся за принцессой.
  
  
   * * *
  
   Жаннета постучала в розовые двери домика Стефании:
   -Сейчас, - услышала она старческий голос, - открываем.
   На пороге появилась королева, из-за ее спины выглядывал Диаманд.
   Принцесса непонимающе посмотрела сначала на кота, который стоял возле нее, затем перевела взгляд на точно такого же, но замершего у ног Стефании. Не сказав ни слова, она безвольно сползла по стенке.
   -Ах ты самозванец, - закричал Диаманд, выскочив из дома Стефании.
   Набросившись на своего двойника, он вцепился когтями ему в горло. Не ожидая такой встречи, оборотень опешил, и, еле вырвавшись из лап настоящего Диаманда, со всех ног кинулся удирать.
   -Это же надо, - приговаривала старушка, отпаивая принцессу крыжовниковым компотом, - у тебя чуть не украли оберег.
   -Кто же это был, Бальтазар? - Жу-Жу медленно приходила в себя. - Я ведь подумала, что это настоящий Диаманд. Он встретил меня на лугу, попросил показать подвеску, но мне так хотелось к вам, я так устала от этих бесконечных походов. - Опустив голову на плечо Стефании, девочка заплакала.
  
  
   * * *
  
   Гедеон дремал. Послеобеденные летние часы он любил проводить в плетеном кресле под сенью сада. Он только что видел себя в образе маленькой райской птички, парящей в лазурном небе. Вдруг что-то нарушило ее покой. Птичка несуразно перевернулась и, потеряв равновесие, начала падать вниз. Земля стремительно приближалась, еще миг, и птаха разобьется вдребезги...
   Гедеон открыл глаза, перед ним с огромной раной на шее стоял Бальтазар.
   -Помоги мне, - прохрипел тот, - меня ранили, я истекаю кровью.
   Король уложил своего брата на траву и крикнул стоявшему поодаль гвардейцу:
   -Срочно позови моего придворного лекаря, пусть он захватит все для остановки крови. Да, и Сильван Морр пусть явится.
   Через считанные минуты к раненому подбежал мужчина с тонкой черной бородкой. Надев на глаза окуляры, он принялся осматривать порез:
   -Я ничего не смогу сделать, - произнес он трясущимся голосом, - рана смертельная.
   -Идиот, - Бальтазар захлебывался кровью, багровые струйки пульсировали на горле. - Какой остолоп. Гедеон, наклонись ко мне.
   Тот прильнул к умирающему:
   -Что мне сделать?
   -Найди в кармане моего камзола волшебную палочку.
   -Нашел.
   -Теперь направь ее на меня и произнеси слово: "Ви-то-на".
   -Ви-то-на!
   Кровь не унималась.
   -Ви-то-на! - что есть силы, крикнул Гедеон.
   Никакого эффекта.
   -Собери волю в кулак, у тебя должно быть огромное желание мне помочь, - теряя последние силы, объяснял Бальтазар, - давай, иначе я сейчас умру.
   -Ви-то-на, - Гедеон побелел от напряжения.
   Кровь на шее короля Шеффилда остановилась. Рана затянулась, оставив после себя чуть заметный след.
   -Я верил в тебя, - благодарно произнес Бальтазар, - твоя мать слыла прекрасной ведьмой, у тебя тоже есть немалые способности.
   Гедеон потрепал брата за волосам:
   -Кто на тебя напал?
   -Диаманд, кот этой ужасной девчонки. Мерзавке просто везет. Она ускользнула из наших рук в Торингаре, каким-то чудом не погибла в Лендтроллии и в Стране болот. Я наделся уж здесь ее остановить. Придумал этот ход с котом, но серый стервец вместо того, чтобы тихо сидеть в лесу, оказался у Стефании. Кулон уже был у меня в руках, но заклятие Сантролара не позволило мне его выхватить. Что же делать? Скоро она явится сюда и погубит нас.
   -Подожди, а что за заклятие, - Гедеон нахмурился.
   -Воспользоваться кулоном можно только с разрешения его хозяйки - то есть, этой девчонки.
   Брови Гедеона снова взлетели вверх.
   -Я заставлю ее отдать подвеску!
   -Как? - одновременно выдохнули Бальтазар, и прибывший по приказу Сильван Морр.
   -Сильван, - Гедеон был решителен как никогда, - пишите указ. Именем мэрилендского короля Гедеона Первого, сего месяца, четвертого числа, в 12 часов на малой площади королевского дворца, будут казнены опасные преступники - убийца короля Арнольда Седьмого, безумная Амелия, и чернокнижник, насылающий горе и страдания на мэрилендский народ, звездочет Астрокориус. Их отрубленные головы будут выставлены на всеобщее обозрение сразу после казни и провисят на колах да тех пор, пока черное воронье не выклюет им глаза.
   Гедеон перевел дух, Морр старательно скрипел пером по пергаменту:
   -Огласите указ перед горожанами сегодня, - добавил он, и, повернувшись к лекарю, заорал. - А ты что встал, как истукан, неси моего брата в королевские палаты. Не видишь, он еле дышит?
  
  
  
  
   Глава 13
  
  
   Вечером того же дня белый голубь принес в Лабустор страшную весть. Жаннета развернула записку от садовника Рудольфа и прочитала вслух: "Через три дня, в воскресенье, за толстыми стенами замка, в присутствии Гедеона и еще нескольких особо приближенных господ будут казнены Амелия и Астрокориус. Казнь состоится в полдень".
   Принцесса посмотрела на Стефанию:
   -Он назначил день и час нашей встречи, я пойду в замок и вызволю маму и Астрокориуса или умру вместе с ними.
   -Ты знаешь, на что идешь, - старушка, словно постарела еще на сто лет, сгорбившись за эти мгновения. - Не буду тебя отговаривать, развязка должна наступить. Иди отдыхай, а у меня неотложное дело - нужно отправить одно письмо.
   Женщина уединилась в своем кабинете и, положив перед собой чистый лист пергамента, начала что-то писать. Первый лист был исписан весь, Стефания дописала и второй.
   -Кажется, все, - сказала она сама себе, - я изложила эту историю от начала до конца. Теперь им решать, как поступить. Свой долг я выполнила.
   Старушка взяла на руки голубя Рудольфа и, привязав ему на лапку увесистый сверток, виновато произнесла:
   -Знаю, что ноша слишком тяжела для тебя, но ты должен доставить его до адресата как можно скорее. От этого зависят жизни многих людей.
   Голубь с пониманием глянул на королеву. Расправив крылья, он выпорхнул в окно.
  
  
   * * *
  
   До поздней ночи заговорщики обсуждали детали предстоящей операции.
   -Два дня мы спорим, как лучше проникнуть во дворец, как обойти толпу стражников, - Стефания старалась быть сдержанной. - И совсем не касаемся самой главной проблемы. Как тебе одной удастся справиться с Бальтазаром и Гедеоном. Один - искусный волшебник, второй - жестокая гиена, у которой на руке кольцо, сковывающее волю каждого, кто на него посмотрит. А что у тебя? Оберег, в котором, по твоим словам, не хватает бриллианта, и больше ничего. Подумай, может, тебе не вступать в открытый бой с ними? Выжди время, подрасти, заручись еще чьей-нибудь поддержкой.
   -Если я позволю Гедеону убить мать и Астрокориуса, зачем тогда жить дальше? Я рискну. И пусть будет так, как должно быть.
   -Я провожу вас завтра, - сухо ответила Стефания. Она встала и удалилась в свою спальню.
   Ранним утром карета королевы ждала путников.
   Жаннет, Диаманд и Стефания уселись на мягкие сидения и покатили по извилистой дорожке.
   -За четыре часа мы домчимся до стен мэрилендского дворца, - зевая в рукав, сказала старушка, - потом вы пойдете одни.
   Поля и луга Лабустора скрылись за поворотом. Карета въехала в лес, за окнами мелькали деревья и кустарники. Чащу оглашали трели соловьев, но путников это совсем не трогало. Жаннет молчала, Диаманд, свернувшись калачиком, спал на бархатных подушках.
   -Замок, - крикнул кучер. - Вам пора выходить.
  
  
   * * *
  
   Открыв потайную дверь в стене, девочка и кот в который раз попали в подземелье дворца. Они миновали секретную комнату Астрокориуса и поднялись в башню, где когда-то давно располагались владения чародея.
   -Нам нужно преодолеть всего один коридор, - произнес кот, - потом, по каменным ступенькам мы спустимся в центральный дворик замка. Там и должна будет состояться казнь.
   Жаннета прошла через комнату звездочета и выглянула в коридор. Он оказался пуст. Лазутчики проскользнули по галерее и распахнули дверцу, ведущую во двор.
   Страшное зрелище предстало перед их глазами. На высоком эшафоте, обитом черным шелком, стоял палач с огромным топором на плече. У его ног на коленях стояли Амелия и Астрокориус. Женщина была подавлена. Ее белые волосы трепал ветер, лицо было отрешенным, рубище из мешковины несообразно смотрелось на ней, но это, видимо, никого не волновало. Старик держался увереннее, его глаза горели огнем, связанные руки сжимались в клаки.
   Гедеон, Бальтазар и еще несколько придворных сидели чуть поодаль на роскошных стульях, несколько служанок прикрывали их опахалами от палящего солнца.
   -Господин, она пришла, - крикнул один из стражников, завидев Жаннет.
   -Ты здесь! - Гедеон встал. - Я ждал тебя.
   -У вас есть ко мне предложения? - сухо ответила она.
   -Подойди сюда, - король говорил очень ласково и дружелюбно. - Ты же принесла мне магический клон, дай мне его.
   -Что я получу взамен? - спросила принцесса.
   -А что ты хочешь?
   -Отпустите мою мать и Астрокориуса!
   -Кто же отпускает злейших врагов? - возразил Гедеон, - сейчас я проявлю милосердие, а через какое-то время вы снова начнете строить против меня всякие козни.
   -Я обещаю, мы покинем эту страну навсегда!
   -Так не пойдет, - отчеканил король, - я убью вас всех и буду спокойно жить.
   -Спокойно? Значит, вашу душу мучает страх?
   -Ты надоела мне, как назойливая муха. Схватите ее, - приказал он гвардейцам.
   Пока двое стражников бежали к девочке, та успела снять с шеи оберег и кинуть его Диаманду, - держи, крикнула она коту, тебя они точно не поймают.
   Тот стрелой прыгнул на окно, затем перескочил на один из балконов второго этажа, а оттуда перелетел на крышу.
   -Достань его оттуда с помощью волшебной палочки, - Гедеон посмотрел на Бальтазара.
   -Не торопи события, - лениво протянул тот, - сначала давай насладимся казнью этих несчастных, а потом займемся животным.
   Жаннету завели на эшафот и поставили на колени рядом с матерью и звездочетом.
   -Кому первому рубить голову? - грубо спросил палач.
   -Звездочету, - повелел Гедеон.
  
  
   * * *
  
   Палач толкнул старика вперед:
   -Клади голову на плаху, - он схватил чародея за волосы. - Сейчас все будет кончено.
   Он поднял топор и вдруг остолбенел.
   На него стремительно летел огромный орел. На его спине сидели женщина и мужчина. Штурм спикировал прямо на эшафот и, столкнув с него палача, приземлился рядом с приговоренными.
   Кларисса соскочила со спины орла и направила палочку на Бальтазара.
   -Иди сюда, - с достоинство произнесла она, - я хочу сразиться с тобой.
   -Что вам здесь надо? - на губах Бальтазара играла наглая улыбка. - Разве вы не знаете, что колдуны не имеют права вмешиваться в дела других колдунов? Убирайтесь на свой Предел черных слез и сидите там тихо.
   -Нет, дорогой, - Кларисса сохраняла спокойствие, - Ваши делишки напрямую касаются нас с братом. Максимилиан встал рядом с сестрой. - Твой отец погубил наших родителей из-за кольца, которое сейчас сверкает на руке твоего братца. Так что пришло время отвечать за содеянное.
   -Ты сама нарвалась, - Бальтазар выхватил палочку, - Сент-ре-лло. - и он взлетел ввысь.
   -Сент-ре-лло, - повторила Кларисса и последовала за королем Шеффилда.
   Высоко в небе завязалось настоящее сражение. Посылая друг на друга заклятия, они оба только и успевали уворачиваться от снопов искр, вылетающих из их палочек.
   В это время Максимилиан, обнажив шпагу, бросился на Гедеона.
  
  
  
   * * *
  
   Жаннет подползла к матери и звездочету и развязала им руки и ноги.
   -Астрокориус, ты можешь им помочь, - взмолилась принцесса, глядя, как бесстрашно сражаются Кларисса и Максимилиан.
   -Гедеон забрал мою волшебную палочку, - признался старик, а запасная лежит в секретной комнате.
   -Мы принесем ее вам, - раздался позади мышиный писк. Это были Плешунька и Шушунька. - Подождите, мы сейчас.
   -Мои подружки, - Жаннет смутилась, - я познакомилась с ними, когда в образе мыши пробиралась к вам в тюрьму.
   Внезапно оглушающий хлопок раздался в высоте. Перекрестные заклятия одновременно оглушили Клариссу и Бальтазара и, те, с огромной высоты рухнули на землю.
   -Сестра, - Максимилиан обернулся к сестре, - что с тобой?
   Воспользовавшись заминкой, Гедеон вонзил свою шпагу сопернику в грудь. Тот упал рядом с сестрой.
   -Ну что, моя девочка, сейчас я прикончу и тебя!
   -Прикончишь, если поймаешь.
   Жаннет стремительно вскочила и побежала к лесенке, ведущей на крепостную стену. Она взлетела по железным ступенькам на самый верх и осторожно пошла по карнизу. Гедеон гнался за ней. Он тоже добрался до верха и пошел по узкой кирпичной кладке. Несмотря на то, что девочка очень спешила, король догонял ее, их разделяло всего пара метров, когда за спиной Гедеона послышалось мурлыкание:
   -Может, тебе нужно это, - кот выгнул грудь. На ней сверкал оберег.
  
  
   * * *
  
   Гедеон обернулся и пошел на кота.
   -Ты думаешь, что амулет погубит меня, совсем нет! - Он бешено захохотал. - Смотри, что будет.
   Король подошел еще ближе и направил свое кольцо на кулон. Камни засветились, а потом лопнули, раскрошившись на мелкие части.
   -Вот и все, - Гедеон снял с пальца ненужное теперь уже кольцо и швырнул его вниз. - Добро не смогло победить зло. Теперь вы бессильны против меня.
   -Нет, - кот бросился на короля и вонзил когти ему в глаза.
   От боли тот закачался, потерял равновесие и полетел вниз, увлекая за собой и Диаманда.
   Неожиданно ему вспомнился недавний сон, он так же, как и птица, падал вниз. Сквозь застилающую глаза кровь, можно было разглядеть землю, которая приближалась так же стремительно. Вот только проснуться уже было нельзя...
   Жаннет видела, как король ударился об острые камни и затих, рядом с ним без движения лежал Диаманд.
   Она села на край стены и, закрыв лицо руками, зарыдала.
   -Милый хороший зверек, ты погиб из-за меня, - Астрокориус положил руку ей на плечо:
   -Спускайся вниз, нужна твоя помощь.
  
  
   * * *
  
   Стражники разбежались кто куда, на площади осталось лишь несколько слуг, которые не побоялись показаться на глаза опальной королеве.
   Мыши принесли Астрокориусу волшебную палочку, и тот занялся своим привычным делом.
   Наколдовав носилки, он положил на них Клариссу, которая только сейчас начала приходить в себя. На другие поместили раненого Максимилиана. Тот был очень слаб и все же, увидев рядом с собой Амелию, слабо прошептал:
   -Жаннета случайно оставила у нас свой медальон, когда я видел ваше изображение, то сразу полюбил вас всем сердцем.
   Королева опустила глаза, ее щеки пылали.
   -Достаньте медальон, он у меня на груди, - попросил воин.
   -Женщина расстегнула камзол и увидела круглю подвеску, которая была сильно поцарапана.
   -Медальон спас вам жизнь, - воскликнула она, - шпага Гедеона попала в него, соскользнула и ранила вас с меньшей силой.
   -Это судьба, - произнес Максимилиан, он положил руки на грудь, и еще раз посмотрев на Амелию, сказал, - несите меня скорее в лазарет, я хочу как можно быстрее встать на ноги.
   Теперь дошла очередь до Бальтазара. Но как только слуги подошли к нему, чтобы уложить на носилки, из подземелья вырвался огромный огнедышащий дракон.
   Он подскочил к своем хозяину и, схватив его когтистыми лапами, взмыл с ним в небо.
   Взяв курс на Шеффилд, он покидал Мэриленд, разрезая воздух своими огромными перепончатыми крыльями.
  
  
   * * *
  
  
   Жу-Жу осталась на площади одна. Все куда-то разбрелись, словно забыв о ней. Она подняла стул, на котором еще час назад восседал Гедеон, и опустила голову.
   -Ты не замечаешь нас, - Шушунька и Плешунька выглянули из дырки в стене, - почему ты такая грустная?
   -Мой друг погиб, - призналась принцесса.
   -Серый кот по имени Диаманд? - спросили мыши.
   -Да, он.
   -Слушай, а пойдем посмотрим на него, - предложили сестрички, - здесь в подвале есть выход на ту сторону крепостной стены.
   -Конечно, надо забрать его оттуда.
   Девочка пошла за мышами, которые, проведя ее через подземелье, показали на дверь.
   Попав наружу, она увидела мертвого Гедеона, он как-то сжался весь от удара, став маленьким и комичным. Рядом лежал кот.
   -Диамандик мой, самый лучший в мире кот, - заплакала опять девочка, - ты был самым лучшим в мире, я так тебя любила.
   Она прижала к груди тельце друга.
   -Ну, не надо меня так тискать, - прошептал тот, - у меня и так половина костей сломана.
   Слезы на глазах Жаннет мгновенно высохли.
   -Так ты жив!
   -Жив, - ответил кот, превозмогая боль.
   -Сейчас Астрокориус поможет тебе, - радостно закричала принцесса и со всех ног бросилась в замок.
   Старик взял Диаманда на руки:
   -Жу-Жу - это тот самый бриллиант, который и должен был спасти тебя от Гедеона, именно такое значение имеет его имя.
   -Правда? - удивилась девочка. - А я так и не догадалась, о чем говорили русалки.
  
  
  
  
   Глава 14
  
  
   В Мэрилендское королевство вновь вернулось счастье. Деспота Гедеона предали земле на городском кладбище. Сильвана Морра и его помощников выслали из страны. Диаманд поправился, горная вода, подаренная когда-то Клариссой, вернула ему силы. Придворные только и говорили, что о предстоящем празднике, который вскоре должен был состоятся во дворце. Кларисса и Максимилиан тоже быстро оправились от ран. В гости к ним и к Жаннет приехала Стефания. Она была не одна, из кареты вышел Феликс со своим верным другом Чезаре.
   -Я хотел сделать тебе сюрприз, - мальчик был счастлив увидеть свою подружку. Сантролар отпустил меня к тебе в гости, но всего на несколько дней. Мы очень сблизились за время моего лечения, он рассказал мне историю гибели его семьи и признался, что я очень напоминаю ему сына. Мне стало жалко его, такого же одинокого на этом свете, как и я сам. Поэтому я решил остаться жить у него. Он очень обрадовался и пообещал научить меня колдовской грамоте. Так что скоро я стану волшебником.
   Принцесса посмотрела на своего друга:
   -Я очень рада за тебя, - сказала она. - А теперь скажи, можешь ли ты мне помочь в одном деле.
   -Конечно, - без раздумий ответил Феликс, - мы тайно отправимся в Шеффилд и добьем Бальтазара?
   -Нет. Мне нужно в соседнюю деревню. Очень хочу увидеть мельничиху Анну. Она вырастила меня, как дочь, и я не хочу, чтобы она проливала по мне слезы, как по утопленнице.
  
  
   * * *
  
   Анна сидела на большом камне у пруда. С тех пор, как пропала ее дочь Жаннет, она почти каждый день приходила сюда и кидала в воду веночки из полевых цветов.
   -Говорила я тебе, - шептала она набегающей волне, - не плещись в пруду, русалки унесут. Но ты не слушала...
   -Мама, - Жу-Жу произнесла это слово и осеклась. - Я жива.
   Женщина повернула голову и взглянула на девочку. Несколько секунд она неотрывно смотрела на нее, потом ее подбородок задрожал, и две крупные слезы потекли по щекам.
   -Ты, это ты!
   -Мне очень жаль, что пришлось так долго обманывать тебя, - виновато промолвила Жу-Жу, - но я не могла иначе. Моя мама нуждалось в помощи.
   -Ма-ма! - мельничиха посмотрела на принцессу, как на умалишенную. - Что ты имеешь в виду?
   Девочка тоже присела на камень:
   -Ты знаешь - это очень долгая история, пошли домой, я тебе расскажу все с самого начала.
   Феликс, Жу-Жу и все семейство Бертольда и Анны сидели за столом. Пирожки с капустой ели, пожалуй, только гости. Остальные сидели в молчании, все еще не веря в россказни своей младшей сестры.
   Немногословный Бертольд открыл рот и многозначительно произнес:
   -Да, бывает же.
   Анна, вытерев руки белым полотенцем, налила детям молока.
   -А теперь признайся, что ты все это придумала, чтобы оправдать свое отсутствие, - доброжелательно проговорила она, - мы так рады, что ты вернулась, и не будем ругаться.
   -Это не фантазии, - произнесла девочка, - вот вам письмо от моей матери, королевы Мэриленда.
  
  
   * * *
   Анна все перечитывала и перечитывала послание Амелии. "Многоуважаемая Анна. Одиннадцать лет назад при трагических обстоятельствах моя дочь, принцесса Жаннет, попала в ваш дом. Сама я все это время не знала, что она жива, денно и нощно оплакивая своего новорожденного ребенка. Судьба смилостивилась надо мной, вернув мне любимое дитя, но и у вас я не могу отнять Жаннет. Начиная с сегодняшнего дня я назначаю вашего мужа Бертольда, главным королевским поставщиком муки, а вы и ваши дочки будут фрейлинами при Мэрилендском дворе. Я ваша вечная должница, королева Амелия".
   -И здесь еще приглашение на праздник, - многозначительно добавляла она, - так что девочки, нужно позаботиться о нарядах.
   И хотя пухлые мельниковы дочки выглядели несколько неуклюже в шелковых платьях и изящных шляпках, а Анна боялась на празднике показаться деревенщиной и весь вечер скромно молчала, для Жу-Жу они были одними из самых желанных гостей. Она смотрела, на многочисленных придворных, слащаво улыбающихся ей, и ловила себя на мысли, что совсем недавно они так же заискивали перед Гедеоном. Если бы все эти напыщенные дамы знали, что под столом, сидят две маленькие мышки и пируют вместе с нами, вот бы подняли крик.
   Шушунька и Плешунька теперь чувствовали себя во дворце настоящими хозяйками. Диаманд собрал всех своих друзей-кошек и выгнал из подвала всех крыс. Навсегда.
   Жаннета бросила мышам очередной кусок торта и подошла к матери. Прижавшись к ней, она тихо спросила:
   -Мама, ты же не веришь всем этим господам, правда?
   -Детка, - улыбнулась королева, - на свете много плохих людей, но есть и хорошие. Смотри, сколько у тебя друзей - Астрокориус, Феликс, Диаманд, Кларисса, Стефания. Разве этого мало?
   -Нет, но больше всего на свете я люблю тебя. Скажи, ведь у нас теперь все будет хорошо?
   -По-другому просто не может быть! - ласково ответила Амелия. - Забудь о невзгодах!
   За многие мили от Мэриленда, в Шеффилде, Бальтазар сидел в тронном зале совсем один. Допив вино, он ударил стеклянный фужер об пол. Каскад осколков разлетелся в разные стороны.
   -Не прощу, - прошипел он, - не прощу! Мы еще встретимся, Жаннет!
   Алла Евграфова
   Мой адрес:
   Г. Димитровград Ульяновская область
   Л.Гвардейска 51А - 21
   Телефон домашний: 8-84235-6-08-39
   Сотовый телефон: 8-9272-71-53-53
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"