Евстигнеев Алексей Юрьевич.: другие произведения.

Танго

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  <
  
  ТАНГО.
  
   Пьеса.
  
  Действующие лица:
  Муж, Сергей - 40 лет
  Жена, Таня - 30 лет
  Соседка, Люба - 40 лет
  Знакомый Тани, Валентин - 20 лет
  
  Сцена 1
  
  Две квартиры, разделённые стеной. В одной, затемнённой, на кровати спит женщина. В другой - муж и жена в спальне. Разворошена кровать. На столе: шампанское, фрукты, начатый торт, всякие деликатесы. Сергей в пижамных брюках, Таня - в пеньюаре. Волосы у обоих растрёпаны. На шкафу висит китель моряка, штурмана или капитана торгового флота.
  Татьяна. Дорвался! Орёл!
  Сергей (удовлетворённо, самодовольно). Ну, ты, тоже, знаешь - богиня! Что вытворяла! Танюха! (Обнимает жену.) Я так скучал. Капитан предлагал мне повременить с отпуском. Намечался ещё один рейс, выгодный, в Бразилию. А я - наотрез! Ни за что, говорю. Говорю, Танюха, мол, звонит, сообщает: 'Больше не могу. Хочу, аж челюсти сводит'. (Смеётся).
  Татьяна (зазывно улыбаясь). Ты, правда, так сказал?
  Сергей. Ну, да. (Восклицает) И я таки был прав!
  Звучит музыка. Пара танцует танго 1.
  Танго 1. Желание. Радость. Веселье. Игривость. Он - победитель. Он преодолел много трудностей и опасностей, и вот заслуженная награда - его женщина. Он добытчик. Он привёз много денег и подарков. Он благосклонно принимает обожание своей женщины, своей жены. Как он соскучился по этому милому женскому кокетству! Она рада - муж вернулся. Вот он сильный, весёлый. Привёз много денег. Ох, как завтра они начнут тратить! Она кокетлива, игрива, старается поддаться каждому его движению, завлекает, обольщает. Он силён, уверен в себе, мужественен, весел. Она умна, податлива, женственна, весела.
  Танец заканчивается.
  Сергей (наливает шампанское). За мою красавицу жену!
  Татьяна (поднимая бокал). За моего неугомонного мужа! А кстати, сколько бы ты заработал за рейс в Бразилию? Может быть, всё-таки зря отказался? Потерпели бы ещё немного.
  Сергей. Да ты что? Я думал - ещё чуть-чуть и меня разорвёт от желания. А если бы согласился на Бразилию, то ещё больше месяца не видел бы тебя. Хотя, конечно, рейс был выгодный. Да чёрт с ним!
  Татьяна. У вас же на судне одни мужики. И все вот так мучаются?
  Сергей. Нет, конечно. Некоторые ребята в портах ходят в районы с улицами красных фонарей. Ну, к проституткам то бишь. С другой стороны - от воздержания ещё ни кто не умирал. (Улыбается.) Тем более, если дома ждёт такой вулкан!
  Татьяна (вроде бы в шутку, смеясь). Ну, и ты бы сходил. А что? Зато 'давление сбросил' бы и сделал рейс в Бразилию, денег заработал? К проституткам я бы не приревновала.
  Сергей (удивлённо). Ты что, правда?
  Татьяна. Да смеюсь я. Шучу. Вы, моряки, только свой морской юмор воспринимаете, типа (пародирует грубый мужской голос): 'якорь тебе в глотку!'.
  Сергей (расслабляясь, смеётся). Нет, знаешь, Танюх? Я ведь с этими, ну, девками, сиживал, бывало, за одним столиком в баре, разговаривал. Ребята там свои дела справляли, а я их, ребят, ожидал. За исключением редких дебилок, в основном, ничего себе девки. И поговорить, и посмеяться. А вот остальное? Не для меня это. Не моё. Даже если бы я не был женат. Флирт, ухаживания - сколько угодно. И уж как логическое завершение... тогда с превеликим удовольствием.
  Татьяна. Ах так!? Так, может быть, ты флиртовал там с кем-нибудь? На любовниц денег уходит больше, чем на шлюх.
  Сергей (смеётся). С кем мне флиртовать? С дельфинами? С китами? Да хватит про них! Сейчас у меня всё есть, и я хочу снова это ощутить. (Начинает снимать штаны).
  Татьяна завлекающе пятится к кровати, соблазнительно медленно снимает пеньюар. Гаснет свет. Раздаётся скрип кровати, затем стоны, затем восторженные крики Татьяны.
  В это время немного освещается другая квартира. Проснувшаяся соседка встаёт с постели и начинает бить кулаком в стену.
  Люба (кричит). Ну что это такое! Опять!! Каждую ночь одно и то же!!!
  Внезапно вспыхивает свет в спальне супругов. Муж изумлённо смотрит на жену. На его лице с каждой секундой всё больше проявляется понимание того, что он сейчас услышал. Вроде бы конец анекдота, ан нет, это начало пьесы.
  Татьяна. Ты чего?
  Сергей. Интересно девки пляшут!
  Татьяна. Какие девки?
  Сергей. Действительно, девки тут не при чём. Ну, я жду объяснений?
  Татьяна. Каких объяснений? Подумаешь, соседям спать помешали, вот они и барабанят почём зря (заговорщически улыбается). Мы теперь будем потише, ага?
  Сергей какое-то время, сощурившись, пристально смотрит на Татьяну. Затем вскакивает с кровати, судорожно натягивает пижамные штаны, хватает попавшийся под руку, висевший на вешалке, на дверце шкафа китель, надевает его на голое тело и идёт по направлению к входной двери.
  Татьяна. Серёжа! Ты куда, Серёжа? Ты с ума сошёл?
  Сергей (остановившись у двери). Ты же ни чего не объясняешь, молчишь как партизан.
  Татьяна. А что я должна объяснить тебе, Серёженька?
  Сергей. Ох, бабы, бабы...
  Татьяна. Не бабы, а женщины.
  Сергей. Так вот, женщина, объясни мне, пожалуйста, смысл услышанных только что слов.
  Татьяна. Каких слов? Что же я тебе такого умудрилась сказать, что ты так расстроился?
  Сергей. Не придуривайся, Тань. Не ты сказала, а из-за стенки сказали. И мне очень интересно, что они имели в виду? (Грустно.) Хотя, конечно, нужно быть дураком, чтобы не понять.
  Татьяна. А что там сказали? Я лично ничего не разобрала. Так, пробубнили что-то спросонья. Может быть, соседей кошмары мучают, вот и орут по ночам, сами не зная что?
  Сергей. Думаю, скоро кошмары будут мучить нас с тобой: тебя в аду, а меня в тюрьме.
  Татьяна удивлённо взмахивает руками и складывает их крестиком на груди, всем своим видом выражая недоумение по поводу услышанного.
  Сергей. Ну да, ну да.
  Он открывает дверь и выходит. Татьяна, накинув пеньюар, бежит за ним.
  
  
  Сцена 2
  
  В квартире Любы раздаётся звонок. Она недовольно встаёт с кровати. Суёт ноги в мягкие тапочки. На ней лёгкая пижама в бантиках и кружевах: блузочка длиной по бёдра и панталончики по щиколотку. Волосы растрёпаны после сна. Женщина, покачиваясь, идёт к двери, она ещё не совсем проснулась.
  Люба. Да что за ночь такая сегодня?! Дадут мне, наконец, поспать хоть немного? Кто там? Кто? Какой сосед? Не знаю ни какого соседа. Кто стучал в стенку? Что? Стучала ли я в стенку? Ах да, это я. Так это вы мне спать мешаете по ночам? Ну, и что вам угодно?
  С этими словами она распахивает дверь. В дверях появляется Сергей. Из-за его спины выглядывает Татьяна и подаёт Любе умоляющие знаки, прижимает палец к губам со страдающим выражением лица. Люба недоумённо смотрит то на неё, то на Сергея.
  Люба. Повторяю свой вопрос: что вам угодно? Вы вообще в своём уме? Среди ночи вваливаетесь к незнакомому человеку. Вы пьяны, что ли?
  Сергей. Извините. Мы не такие уж и посторонние. Мы соседи.
  Люба. Ага, поняла. Значит, если мы несколько раз поздоровались на лестничной клетке, то теперь мы чуть ли не родня, и вы можете вот так вваливаться ко мне среди ночи? Это помимо того, что вы мне каждую ночь спать не даёте. В это время Татьяна из-за спины Сергея делает ей отчаянные знаки. Люба пожимает плечами. Я прекрасно понимаю, страсть и всё такое, но не забывайте, что в нашем доме тонкие стены и можно было бы как-то вести себя потише. Впрочем, извините, это не моё дело. Я просто не высыпаюсь в последнее время что-то.
  Сергей. Вот по этому поводу мы и пришли. Примите ещё раз мои извинения за столь поздний, неожиданный и побеспокоивший вас визит. Я хочу задать вам только один вопрос: это вы стучали нам сейчас в стенку?
  Люба (опасливо пятясь назад). Я стучала. И что? Вы пришли разбираться со мной по этому поводу? Вроде на буйно-помешанного не похожи, а глаза вон какие бешеные. Вы успокойтесь, гражданин сосед.
  Сергей. Я хочу задать вам только один вопрос...
  Люба (раздражённо). Это уже второй вопрос. На первый я ответила. Да, это стучала я.
  Сергей. И при этом кричали, что вам это надоело, что каждую ночь одно и то же. Вопрос: вам действительно каждую ночь мешает спать шум, подобный сегодняшнему, который раздаётся из-за нашей общей стены, из нашей квартиры?
  Татьяна показывает жестами, как обматывает верёвку вокруг шеи и затягивает её, высовывая язык и выпучивая глаза. Затем умоляюще складывает руки перед грудью и делает невинно-просящее лицо. Всё это из-за спины мужа.
  Люба (начиная понимать, в чём дело). Ну, не знаю. Как я могу утверждать, что это из-за вашей стены? А вдруг это другие соседи?
  Сергей. Но стучали-то вы нам.
  Люба (недовольно покачивая головой, глядя на знаки Татьяны из-за спины мужа). Откуда я знаю, кому стучала. Просто стучала в стену.
  Сергей. Но это была наша стена.
  Люба (прыскает в ладошку). Значит, вам повезло. То есть, ваша стена мне первая под руку попалась.
  Сергей (пытаясь заглянуть за спину Любы). А мне кажется, стены вашей комнаты должны соседствовать: одна с улицей, вторая - с вашей кухней, третья - окно и дверь на балкон, и лишь одна единственная стена смежная с соседями, а именно - с нами.
  Люба (неуверенно). Может быть, это соседи сверху или снизу, мало ли?
  Сергей. А что же вы к ним не стучали, а сразу к нам?
  Люба. Во-первых: по стене стучать удобней. На полу прыгать надо, спросонья упадёшь ещё, а по потолку - это же за шваброй надо идти. Нет, по стене удобней.
  Татьяна энергично машет головой за спиной мужа и показывает в восторге большой палец. Люба недовольно кривиться.
  Сергей. Вы в своём уме!? Только потому, что по стене удобней, вы стучали к нам?
  Люба. Не хамите, гражданин сосед. Я-то в своём уме. Сегодня, если не изменяет память, шум раздавался из-за стены? ( И удовлетворённо) Из-за стены.
  Сергей (смущённо). Да, конечно, извините, но...
  Люба. До свидания господа-граждане соседи. Вы прекрасно развлекли меня разговором и пантомимой.
   Глядит на жесты благодарности Татьяны. В это время Сергей тоже резко оборачивается назад, но Татьяна ужЕ ему жестами показывает мол, а я чё(?), я ни чё. Люба пытается вытеснить соседей за порог и закрыть дверь. Сергей не желает отступать, хотя жена пытается за руку увести его домой. Сергей выдёргивает руку.
  Сергей. Да вы что тут из меня дурака делаете!? Обе женщины, одна открыто другая незаметно, согласно кивают головами. Так, (Татьяне) живо домой! Я сейчас приду, и тебе мало не покажется. (Кричит) Живо, я сказал!
  Татьяна, сделав обиженную мину, уходит. В последний момент, когда муж поворачивается к соседке, она успевает послать той знак, палец, приложенный к губам.
  Люба (Сергею) Вы тоже отправляйтесь. Вы что, решили здесь всю ночь стоять и разговоры разговаривать? Мне, между прочим, завтра на работу. Не заставляйте меня вам грубить.
  Сергей. А вы можете грубить? Мне кажется вы добрая интеллигентная женщина, которая по каким-то, неизвестным мне причинам, решила помочь моей жене, я думаю - уже бывшей. Наверное, это женская солидарность?
  Люба. Как вы легко бросаетесь жёнами. Точнее - женой. Ревнивый человек - неуверенный в себе человек. Как бравый морской офицер может быть человеком, неуверенным в себе?
  Сергей. Да не ревнивый я нисколько. Наоборот, доверчивый. Но если мне показывают всю ошибочность моей доверчивости, то что, я должен как ребёнок зажмуривать глаза и делать вид, что ничего не происходит? Как страус, засовывать голову в песок?
  Люба. Некоторые мудрые женщины так делают.
  Сергей. Я не мудрый, очевидно. И уж точно не женщина.
  Люба. Некоторые мужчины тоже иногда не обращают внимания на...
  Сергей. На что?
  Люба. Нууу...
  Сергей. Может быть, на что-то и не обращают внимания мужчины, о которых вы говорите, но на прямое обвинение, я думаю, среагировали бы даже ваши мудрые, ничего не замечающие женщины.
  Люба. Так то на прямое обвинение.
  Сергей. Так вы своим стуком в стену и своими громкими криками вынесли самое прямое обвинение, только сейчас, почему-то, решили отыграть на попятную.
  Люба. Знаете что? Вы мне надоели. Оба. Почему я, действительно, должна с пеной у рта защищать какую-то бабу, неизвестную мне и не близкую? И это - ночью! Когда я должна видеть десятый сон в своей постели. Делайте что хотите. Выйдите из моего коридора. Спокойной ночи.
  Сергей. Да-да, сейчас я ей устрою спокойную ночь. (Сжимает кулаки и кричит в сторону своей квартиры зло и с сарказмом) Ты ждёшь меня, солнце моё? Я иду! Ох, я щщщас приду!!!
  Люба (в зал). Ой, убьёт! Убьёт или покалечит. Ну и идиоты эти мужики! (Обращается к Сергею) Эй, сосед, как вас зовут?
  Сергей (ворчливо). Сергей.
  Люба. А меня Люба. Серёжа, ну-ка зайдите на минутку ко мне.
  Сергей. Зачем?
  Люба. Но вы же хотели всё выяснить? Задать какие-то вопросы?
  Сергей. Да какие тут вопросы? Мне и так всё ясно.
  Люба. А мне не всё ясно. У меня, может быть, тоже возникли к вам вопросы.
  Сергей. А вы-то тут при чём?
  Люба. Но это же некультурно: это вы ворвались ко мне в дом среди ночи, вы навязали мне этот разговор, эти вопросы свои. И вот, я согласна с вами поговорить, а вы, как героиня Елены Воробей, заявляете: 'Не пойду!'
  Сергей. Это где она так говорит?
  Люба. Ну, помните, в смешном таком номере. Она всё время повторяет: 'Ну, возьмите меня! Ну, возьмите меня!' Помните? Помните?
  Сергей (смеётся). Помню.
  Люба (тоже смеётся). Проходите, садитесь вон в кресло. У меня не прибрано, но извиняться не буду: живу одна, и гостей сегодня не ждала. Может быть, кофе хотите? Я бы, честно говоря, выпила.
  Сергей. Если вы будете, то и я не откажусь.
  Люба. А коньяк?
  Сергей пожимает плечами, но утвердительно кивает головой.
  Люба. И правильно. Ставит на стол коньяк, рюмку. Вы посидите минуточку, а я на кухню, кофе сварю.
  Люба выходит.
  Сергей. Я думал у вас кофе растворимый. К чему все эти хлопоты?
  Люба (из кухни). Я не пью растворимый. Я быстро сварю, не волнуйтесь.
  Сергей (грустно). Да я не волнуюсь. Чего мне теперь волноваться? (Обращаясь к себе) И чего я здесь сижу? Всё же ясно. Каких объяснений и доказательств мне ещё надо? Но очень домой не хочется. Общаться с Танькой, пусть даже какое-то время - пытка.
  Люба (из кухни). Серёжа, вы какой кофе пьёте, чёрный или со сливками?
  Сергей. Я по всякому люблю. Сейчас давайте чёрный.
  Люба. С сахаром или без.
  Сергей. Сейчас давайте с сахаром. (Усмехается) Подсластить пилюлю.
  Сергей наливает коньяк, выпивает. Громко, чтобы было слышно Любе на кухне, говорит
  Сергей. Люба, так что за вопросы? Я готов отвечать.
  Люба (показываясь из кухни). Вы точно успокоились? С вами можно нормально разговаривать?
  Сергей (смеётся). А признайтесь, вам ведь ничего не надо у меня узнавать? Вы испугались, что я в порыве гнева сделаю что-нибудь своей жене, что-нибудь страшное, и остановили меня. Так?
  Люба (простодушно). Так.
  Сергей. Спасибо, что удержали. Порыв, действительно, был. Ничего угрожающего её жизни, уверен, я не сделал бы, но неслабую пощечину мог отвесить. И затем стыдился бы своего поступка, и не мог бы простить себе, что поднял руку на женщину.
  Люба. Надо же, какие мы щепетильные! Ой, у меня сейчас кофе убежит! ( Из кухни) А вы кино современное смотрите? Там женщины дерутся огого как, разбрасывая мужиков пачками.
  Сергей. В таких фильмах самое хреновое не то, что, хрупкая девушка, природой созданная для любви, или, например, для подиума, с тонкими косточками на лодыжках и запястьях, разбрасывает кучами центнеровых громил, а то, что эти громилы, и отрицательные, и, что ужасно, положительные, все лупцуют женщину с громадным удовольствием почём зря. И затем тринадцатилетний юнец, вышедший вечером на улицу за подвигами, (а через это проходит огромная часть мальчишек), не увидит разницы между такими вещами как: пойти подраться с пацанами из враждующей группировки с соседней улицы или ударить спешащую домой из музыкальной школы девочку со скрипкой.
  Люба (смеясь). Вы любите порассуждать. Моряки все такие?
  Сергей. Моряки все разные.
   Люба (вносит кофе). А вам действительно абсолютно всё равно: с сахаром, без сахара, чёрный, со сливками; кофе, чай, вода из под крана?
  Сергей (делая глоток кофе, улыбаясь). Э, нет, люблю именно кофе. Кстати, вы изумительно сварили, а вроде - на скорую руку.
  Люба (улыбаясь). Приятно слышать льстивые речи.
  Говорят вместе в один голос (удивлённо глядя друг на друга). Тем более, что кофе действительно вкусный (смеются оба).
  Сергей. Продолжаю тему. Иногда люблю чёрный кофе, иногда с молоком, иногда с сахаром, иногда без него. Вот все мы носим разную одежду: на работу, на праздник, на пикник, когда занимаемся домашними делами. У меня так же с кофе: утренний, в кафе, в гостях, на работе, вдвоём с... с подругой; для разных ситуаций и кофе разный.
  Люба. А вы вдвоём с подругой только кофе пьёте?
  Сергей. С подругой - всё что угодно.
  Люба. Хотите ещё коньячку?
  Сергей (смеясь). Вот я ужЕ и с подругой! Не знаю, хочу ли ещё коньячку.
  Люба. Вы не хамите, дорогой господин-товарищ сосед.
  Снова говорят вместе в один голос. Но раз уж было предложено... (удивлённо смотрят друг на друга).
  Люба. Вот коньяк, вот рюмочка - наливайте.
  Сергей. А вам?
  Люба. А мне достаточно чайной ложки в кофе.
  Сергей наливает коньяк в рюмку, затем тонкой струйкой начинает наливать в Любину чашку. Люба, желая показать, что ей достаточно, отстраняет его руку с бутылкой. Её ладонь задерживается на его запястье. Сергей поднимает глаза, в это время его свободная рука ложится на руку Любы.
  Говорят вместе в один голос (изумлённо). Это что?
  Неприлично долго смотрят друг другу в глаза. Затем Люба, как бы опомнившись, отдёргивает руку.
  Люба. Кажется, вам пора домой. И забудьте всю ту ерунду, которую вы навыдумывали о своей жене. Вы с ней прекрасная пара. А я спросонья могла всё что угодно наболтать. Ну, со зла, чтобы мне спать не мешали. И из зависти, что у людей всё хорошо.
  Сергей. Но вы же не злая.
  Люба (смущённо начинает ходить по комнате). Откуда вы знаете?
  Сергей. Я вижу.
  Люба (проходя мимо музыкального центра, машинально его включает). Может быть, по радио погоду на завтра передадут? Брать зонтик, не брать?
  Из колонок слышится голос диктора: '... И для всех влюблённых, для всех, кто сейчас не спит, мы передаём это танго'. Звучат первые аккорды танца. Сергей решительно встаёт, расправляет плечи и решительной походкой (что выглядит несколько комично, так как он одет в мятые пижамные брюки, мягкие домашние тапочки и отглаженный, сияющий золотыми нашивками, китель морского офицера, надетый на голое тело) подходит к Любе.
  Сергей (протягивая открытую ладонь). Разрешите пригласить вас на танго?
  Люба, неожиданно для себя, кладёт свою ладонь в открытую ладонь Сергея, соглашаясь. Пара танцует танго 2.
  Танго 2. Взаимный возрастающий интерес. Смущение и непонимание происходящего у Любы. Самоирония, удивление, непонимание происходящего у Сергея. Несмотря на полный бред момента, Люба танцует с удовольствием. Может быть, давно не танцевала, а тут вдруг - рраз, и на тебе! Сергей старательно уверенно выполняет все движения танца, мол, да, я умею, а как же! В одном из резких поворотов головы друг к другу взгляды танцующих встречаются. Пара на некоторое время замирает, позабыв о музыке. Затем вновь продолжают танцевать, немного сбившись с ритма, но постепенно восстанавливая рисунок танца. Люба начинает понимать, что происходит, не может этому поверить, несколько раз начинает отрицательно крутить головой из стороны в сторону, как бы пытаясь стряхнуть наваждение. У Сергея в движениях появляется, нет, не страсть, а то, что предшествует этому чувству. Но страсть уже близко, её не миновать. Обоим.
  Музыка обрывается. Люба, опустив глаза, отстраняется от Сергея.
  
   Сцена 3
  
  Татьяна в своей квартире ходит из угла в угол. Раздаётся звонок в дверь. Татьяна вздрагивает и бежит открывать. На пороге - Валентин. Он широко улыбается.
  Валентин. Танюша! Как я тебя люблю!
  Татьяна пытается захлопнуть дверь перед его носом, но Валентин не даёт это сделать.
  Валентин (удивлённо). Танечка, да в чём дело? Что случилось?
  Татьяна (раздражённо). Беги быстрей отсюда! Муж вернулся.
  Валентин. Понятно. И что будем делать?
  Татьяна. Да уматывай же ты быстрей! Не дай бог сейчас появится, а тут: здрассьте, я ваша тётя.
  Валентин. Я не тётя. Я твой мужчина. И нам надо честно об этом сказать твоему мужу. И пусть сначала будет плохо...
  Татьяна. Кончай рассусоливать. Тоже мне, доктор Айболит, или кто там, Бармалей: 'это даже хорошо, что пока нам плохо'. Проваливай, кому сказала! А ну, живо отпусти дверь!
  Валентин. Танечка, а как же любовь?
  Татьяна. Потом будет любовь. Мне сейчас с мужем надо разобраться. У меня и так неприятности.
  Валентин. А что случилось?
  Татьяна. Да соседка, сволочь!
  Валентин. Почему сволочь?
  Татьяна. Не важно, сволочь и всё тут! Валечка, миленький, вали, пожалуйста, отсюда, пока Сергей не появился. Он тебя одним щелчком по стенке размажет. И меня вместе с тобой. Ты этого добиваешься?
  Валентин (нерешительно). Ннет.
  Татьяна. Ну так и двигай ножками вниз по ступенькам: топ-топ, топ-топ.
  Валентин. А может всё-таки поговорить с ним?
  Татьяна (зло). Ты, Валечка, вспомни, сколько ты зарабатываешь. Так вот, Серёжа зарабатывает на много, на много, очень на много больше тебя. Тебе всё ясно, или ещё объяснять?
  Валентин (грустно). Ясно. Я тогда действительно пойду.
  Татьяна. Иди, иди. Увидимся ещё, дурачок. Пока.
  Валентин разворачивается, собираясь уходить, но сталкивается в дверях с Сергеем.
  Сергей. Здравствуйте, вы к кому?
  Валентин (мнётся). Да я, собственно...
  Сергей (с возрастающим интересом, обращаясь к жене). Это кто?
  Татьяна. Приятель нашей соседки. Подошёл, а у неё за дверью музыка играет, мужской голос слышен. Он, бедненький, в растерянности не знает, что делать. А я стою в дверях, как дура, жду мужа. А он видно расстроился сильно и говорит мне, постороннему человеку: - 'Слышите, у неё кто-то есть'? А я отвечаю: - 'Да. Там мой муж'.
  Сергей. Так ты к Любе? Что молчишь?
  Валентин (заикаясь). Ддда, я к Любе.
  Сергей. Она вроде говорила, что одинока и никого не ждёт. Впрочем, это не моё дело. Так что ж ты, двери перепутал? Что в мою квартиру - то завернул, а?
  Валентин. Я, вот, это, как Таня говорит, услышал музыку и всё такое.
  Сергей (с усмешкой) Интересно, так вы уже успели познакомиться?
  Татьяна (бросив быстрый злой взгляд на Валентина). А ты бы ещё дольше у соседки-то музыку слушал. Тут не только познакомиться можно.
  Сергей. А что же ещё можно, пока муж отсутствует?
  Татьяна. Не начинай, Серёжа. Всё ведь выяснилось. Из-за какой-то истеричной бабы, которой что-то там снится от одиночества, ты испортил нам такой прекрасный вечер.
  Сергей (Валентину) Что-то молод ты для Любы?
  Валентин. Любовь зла.
  Сергей. Правда? Ты о Любе? Не заметил. Ну, иди.
  Валентин. Куда?
  Сергей. Куда шёл. (Усмехаясь) Или ты всё-таки шёл именно (показывает жестом на Татьяну) в эту квартиру?
  Валентин. Нет. Я к этой, как её, к Любе.
  Сергей. Ну, иди. Иди-иди.
  Валентин. А вы?
  Сергей. Ты и меня хочешь с собой взять? Да я только что там был.
  Валентин. Нет, я имел в виду, а вы что, не идёте домой? Желаете наблюдать мою встречу с... с... мою встречу?
  Сергей. Желаем!
   Он опирается спиной о дверной косяк, складывает руки на груди, как бы предвкушая интересное зрелище.
   А ты против, что ли?
  Татьяна. Серёжа, пойдём домой, неудобно же.
  Сергей отстраняет её ладонью.
  Валентин (волнуясь). Ну, я пошёл?
  Сергей. А тебе оно надо?
  Валентин. Что 'оно'?
  Сергей. Приключение на свою пятую точку?
  Валентин (взглянув на Татьяну). Ннннадо, наверное.
  Сергей. Тогда вперёд!
  Валентин уходит. За сценой слышен звонок в дверь.
  Голос Любы. Да что за ночь такая сегодня!? Вам кого, молодой человек?
  Голос Валентина. Вас. То есть, тебя, моя дорогая.
  Голос Любы (устало раздражённый). Я тебе, мой дорогой, сейчас так шваброй заеду промеж глаз!
  
  Сцена 4
  
  Сергей выходит из своей квартиры, за ним выскакивает Татьяна. Все втроём: Сергей, Татьяна и Валентин, появляются на пороге Любиной квартиры, оттесняя хозяйку вглубь прихожей.
  Люба (иронично). А, это любимые и родные соседи? Давно не виделись. Надеюсь, вы успели помириться. А это что за новый персонаж (указывает на Валентина), тоже сосед?
  Сергей. Да это же ваш приятель! И, как он утверждает, даже больше, чем приятель.
  Люба. Вот этот? Я бы не хотела иметь приятелем человека, который первому встречному объясняет, что он мне больше, чем приятель. (Валентину) Что скажешь, приятель?
  Валентин. Видите ли, ммм, видишь ли, я услышал из твоей квартиры музыку и мужской голос, и остановился в нерешительности, не зная, что делать. А Таня, то есть вот эта женщина, велела мне подождать, пока от вас, от тебя вернётся её муж (вытирает пот со лба, очевидно фраза далась ему нелегко).
  Люба (возмущённо). А что это ты мне тыкаешь? Сопляк!
  Татьяна. Но он же ваш приятель.
  Люба в недоумении. Татьяна, за спиной мужа, умоляюще складывает руки лодочкой и одними губами показывает: 'Ну, пожалуйста! Ну, пожалуйста!! Ну, пожалуйста!!!'
  Люба. А, ну да, приятель. Привет, приятель.
  Валентин. Здравствуйте. То есть, здравствуй, ээээ....
  Люба. Люба меня зовут.
  Валентин. Да-да, конечно. Я это прекрасно знаю. И всегда помню, что мою подругу (в этом месте Люба морщится, как будто съела лимон) зовут Люба. Вот и познакомились (с ужасом зажимает рот ладонью). Это шутка. Шутка такая. Я пошутил, чтобы всех развеселить.
  Сергей. Развеселил.
  Люба. Это точно.
  Татьяна. Пойдём домой, Серёжа. Видишь, у них всё хорошо, и не стоит мешать людям отдыхать. Правда, Люба?
  Люба. Первые разумные слова за этот вечер, точнее ночь.
  Татьяна (Сергею). Вот видишь? Пошли домой.
  Сергей. Уважаемая соседка, а представьте нам вашего молодого человека, пожалуйста?
  Люба. Пожалуйста. (Показывает на Валентина) Это... это.. (В сердцах ругается) Хрен знает, что это такое! А с какой стати я должна вам представлять моего молодого человека? Он - мой, а вам он с какого боку нужен?
  Сергей. Да мне он на... настолько не нужен, что вы даже представить себе не можете. А интересно, где вы познакомились? Разница в возрасте очевидна.
  Люба. Хам! Напоминать даме о возрасте бестактно.
  Сергей. Простите, но против его тридцати пяти лет ваши семнадцать, кажется, тянут на совращение малолетней.
  Люба. Льстец и подлиза.
  Сергей. Так где вы, говорите, познакомились?
  Татьяна. Сергей, это бестактно.
  Сергей и Люба (одновременно). Ты бы заткнулась!
  Сергей изумлённо смотрит на Любу, та зажимает рот ладонью.
  Сергей (с улыбкой) Так где познакомились-то, Люба?
  Люба. На танцах, где же ещё? Я, знаете ли, люблю танцевать и прекрасно танцую.
  Сергей. Я в курсе.
  Люба нервно барабанит пальцами по музыкальному центру, случайно задевает клавишу. Раздаются звуки танго.
  Сергей. А что вы танцевали, уж не танго ли?
  Люба. Естественно, танго! (Валентину) А ну-ка, как тебя, эй?! (Раздражённо шепчет) Как звать-то тебя, горе луковое?
  Валентин. Меня зовут Валя. Валентин.
  Сергей смеётся.
  Люба. Да я знаю прекрасно, что Валентин. Уж мне ли этого не знать? Просто забыла на минутку. Валентин, а давай с тобой потанцуем как тогда, на танцах?!
  Валентин. Давайте. То есть - давай, любовь моя. Получает мощный, но невидимый Сергею апперкот в солнечное сплетение от Любы. Сгибается, потеряв дыхание.
  Люба. Меня и тогда, во время первого знакомства поразила его оригинальная манера держаться. (Валентину) Ну, милый друг?
  Люба и Валентин танцуют танго 3.
  Во время танца Валентин часто оглядывается на Татьяну, всем видом показывая, что он не виноват в ситуации и что он танцует совершенно без удовольствия. Люба изредка с вызовом поглядывает на Сергея, мол, вот, я же говорила, у нас всё прекрасно. Танцующие автоматически, но очень мило и умело, выписывают всевозможные элементы танго, но в танце нет чувства, нет желания. Ирония сквозит отовсюду: и от танцующих, и от наблюдающих за ними.
  Сергей (смеясь). Танго - это танец страсти. Станиславский заявляет однозначно - не верю!
  Люба (танцуя). А нам ваше 'верю-не верю' до лампочки. У нас всё замечательно. (Валентину) А ну-ка милый, давай поддадим страсти!
  Валентин. Хорошо, милая.
  Сергей (Любе). Странное у вас увлечение, соседка, танцевать танго по ночам.
  Люба (танцуя). Что же в нём странного? Ночь - время для страсти. Совсем недавно мои соседи мне это ещё раз доказали своими воплями из-за стены.
  Сергей (смущённо). Ну да, ну да. Счастливо оставаться. Мы ушли.
  Люба. Очень надеюсь, что в третий раз вы не придёте.
  Сергей и Татьяна направляются к выходу. Люба легонько отталкивает от себя Валентина.
  Сергей. Да вы танцуйте, танцуйте. Мы дверь прикроем.
  Люба. Нет уж, я должна быть полностью уверена, что вы не затаились где-нибудь у меня в коридоре и через минуту опять не выскочите, как чёрт из табакерки.
  Сергей (Татьяне). Я на улице покурю.
  Татьяна. Я с тобой посижу на лавочке.
  Супруги уходят. Люба закрывает за ними дверь. Музыка прекращается.
  
  Сцена 5
  
  Валентин. Благодарю вас, Люба. Вы нас спасли.
  Люба. Не стоит благодарности.
  Валентин. Только не говорите, что на вашем месте так поступила бы каждая. Уверен, не каждая.
  Люба. Да, я поступила как дура.
  Валентин. Я сейчас уйду, и не буду досаждать вам своим присутствием.
  Люба (выглядывая в окно). Идите. Но Сергей с женой сидят на лавочке перед подъездом.
  Валентин. Тогда я ещё немного побуду у вас. Простите.
  Люба. Как вы мне все надоели. И выгонять вас сейчас нелогично. Зачем я, спрашивается, столько времени здесь комедию ломала?
  Валентин. Не выгоняйте! Ну ещё минут пять-десять.
  Люба. Да сиди уж сколько надо.
  Валентин. Спасибо. Вы только не подумайте, Люба, что я такой вот... такой... нуу...Короче, я не такой.
  Люба (улыбаясь). Такой, не такой, мне-то какая разница?
  Валентин. Нет, вы не подумайте. Я её люблю, Таню.
  Люба. Ну и люби себе на здоровье.
  Валентин. Но она же замужем!
  Люда. До сих пор тебе это обстоятельство не мешало?
  Валентин. Мне мешало, мешало. У меня к ней всё серьёзно, понимаете. Я готов хоть сейчас... Я за неё хоть в омут с головой!
  Люба (смеясь). Экая страстная натура! Ты извини, что я тебя несколько (показывает жестом апперкот).
  Валентин (улыбаясь). Да ничего, мне не больно (но уважительно потирает ушибленное место).
  Люба (выглядывая в окно). Вроде ушли. На лавочке никого нет.
  Валентин (берёт свою сумку). Ну, я пошёл. Ещё раз спасибо, и извините.
  Люба. Иди уж.
  Валентин открывает дверь и сталкивается на пороге с Сергеем.
   Сергей. А ты это куда?
  Валентин. А вы куда?
  Сергей. А я здесь зажигалку потерял. Наверное из кителя выпала случайно. Пришлось у прохожих пацанов прикуривать.
  Валентин. А меня срочно вызвали на работу.
  Сергей. Ну иди. Удачи тебе.
  Валентин. Спасибо. А вам удачно найти зажигалку!
  Сергей. Спасибо.
  Валентин уходит.
  
  Сцена 6
  
  Люба (увидев Сергея). О господи! Это опять вы. Ну что ещё стряслось? И где ваша дражайшая половина?
  Сергей. Татьяна пошла домой.
  Люба. И вы идите. Какой повод вы ещё придумали, чтобы мне спать не давать?
  Сергей. Если вы видите, что человек ищет повод лишний раз помозолить вам глаза, значит вам, очевидно, ясны и настоящие мотивы его поступков?
  Люба. Обычно - да, но не в вашем случае. У вас какая-то маниакальная настойчивость, а цели непонятны.
  Сергей. Мне самому не совсем понятны мотивы моих поступков. Первопричина ясна, а затем я, наверное, растерялся немного.
  Люба. Ну так и идите домой, Серёжа. Утро вечера мудренее, разберётесь потихоньку.
  Сергей. Люба, а можно я у вас немного посижу? Совсем немного? Мне очень тяжело сейчас идти домой.
  Люба. Я понимаю, нет, я верю, что вам тяжело, но сейчас ночь, а вы желаете, как вы говорите 'посидеть' у женщины. У одинокой женщины. А за стеной жена. А? Как вам такая ситуация? То ли комедия, то ли сюрреализм какой-то.
  Сергей. Скорее трагедия. (Усмехается) Нет, всё же фарс.
  Странно. Вы разрешили побыть у себя этому парню, Валентину, только для того, чтобы я не смог вывести его на чистую воду, а мне не желаете разрешить остаться ни на минуту. Почему такая симпатия к нему, почему такая антипатия ко мне?
  Люба. А может быть как раз наоборот?
  Сергей. Да? Незаметно.
  Люба. Что вам не заметно?
  Сергей. Симпатия незаметна.
  Люба. Да вы в своём уме? Вы семейный мужчина, жена за стеной, сидите у соседки - ведь анекдотичная ситуация. А вы говорите 'я ещё посижу'. С чего это вдруг?
  Сергей. Мне дома сейчас будет плохо.
  Люба. А у меня хорошо?
  Сергей. Да.
  Люба. Нет уж, извините, я вам не скорая помощь.
  Сергей. Ну зачем вы так, Люба? Я ничем, вроде, вас не обидел. Наоборот, всеми силами показываю, насколько вы мне симпатичны. Даже более чем симпатичны. Просто наваждение какое-то!
  Люба. Эй, моряк, ты слишком долго плавал! У вас, Сергей, крыша поехала. Я понимаю, говорить комплименты женщине нормально для любого мужчины, а уж тем более для бравого моряка. И вообще, для моряка только что спустившегося на берег, симпатична, наверное, каждая женщина. Только вот такие обороты как 'более чем симпатична' или, к примеру, 'наваждение какое-то' - уже лишние.
  Сергей. Как бы то ни было, Люба, можно я у вас посижу немножко? Пожалуйста.
  Люба. Да сиди уж! Всё равно мне, наверное, сегодня не уснуть. Весь сон перебили своими шекспировскими страстями.
  Сергей подходит к телефону, набирает номер.
  Сергей. Алло? Алло. Таня, я уехал на корабль. Мне надо побыть одному и всё обдумать. Что? Взял такси. В пижамных штанах? Ну и что? У нас не военно-морской флот, а торговый и патрули мне до лампочки. (Раздражённо) Ну а если напьюсь, то что? Тебе-то теперь какое дело? Всё, всё я сказал (кладёт трубку).
  Люба. Резок ты. Всегда так с женой?
  Сергей. Впервые.
  Люба. Даа, дела! Выходит, я не нарочно, но разрушила хорошие добротные семейные отношения. Я не люблю чувствовать себя виноватой. Сергей, давай-ка успокаивайся и иди мириться. Если у вас до этого всё было хорошо, то из-за одной фразы, сказанной абсолютно незнакомым человеком, не стоит всё разрушать. Сам-то как думаешь?
  Сергей. Люба, ну не притворяйся, пожалуйста. Фраза тут как деталь. Да яркая деталь, да - сногсшибательная. Могла быть и другая деталь, я, допустим, мог увидеть что-то своими глазами или, что мало вероятно, Татьяна могла мне сама всё рассказать, или случайно проболтаться. Но главное-то в другом. Качество отношений перешло на новый уровень, то есть упало это качество со своего пьедестала... и разбилось.
  Люба. А может быть, не разбилось? Может быть, ушиблось немножко? Чуть-чуть полечить и всё пройдёт?
  Сергей. Нет. Именно разбилось. И теперь качество отношений никогда не вернётся на прежний уровень. Разбитую чашку не склеишь.
  Люба. А может быть и не надо склеивать? Можно построить новые отношения. Ты увидел женщину новыми глазами, но если ты её любишь, если она тебя любит, прими её такой, какая она есть, а не той, что рисовалась тебе в мечтах.
  Сергей. Не могу и не хочу. Легче построить отношения с другой женщиной, нежели с той, в которой так ошибся.
  Люба (с усмешкой). Но другая может быть не лучше, тоже может не оправдать твоих ожиданий. Что, так и будешь всеми бросаться и искать в каждой новой свой идеал?
  Сергей. Люба, я не ветреный человек. Мне не интересен поиск идеала. Я вижу весь твой сарказм и всю твою иронию. Я принимаю человека со всеми его недостатками и всеми непохожестями на меня, но есть определённые моменты несовместимые с совместным проживанием. (Смеётся) Ну не свингер я, Люба. Не пытаюсь я ограничить свободу женщины, полное доверие, пойми, но если в её свободу не входит естественное для неё самой самоограничение, моя свобода даёт мне право сделать женщину свободной от меня.
  Люба. Во завернул! Ты сам-то понял, что сказал? Однако, хорошо, что уже смеёшься. Значит, нервная система устойчива к стрессам и ты уже пришёл в норму? Более или менее?
  Сергей. Ты спрашиваешь, чтобы решить, пора меня выгонять или дать ещё посидеть у себя?
  Люба (с хитринкой поднимая глаза вверх). Нууу...
  Сергей. Понимаю, тебе спать надо, а я тут со своими проблемами. Люба, а можно я у тебя на кухне посижу до утра? Не в подъезде же сидеть бравому моряку, в самом деле, а на улице холодно. Я к тебе не буду приставать, честно-честно!
  Люба (смеясь). Нашёл, что пообещать одинокой женщине.
  Сергей (удивлённо). Ну, то есть... я хотел сказать...
  Люба. Да сиди уж, не объясняй ничего. Я же тебя не гоню. Вот ты только что говорил, что в свободе женщины должно быть естественное для неё самоограничение? Так?
  Сергей. Так. Ведь тебе же неприятно будет всё время находиться в обществе алкоголика или наркомана, если ты, конечно, сама не употребляешь то же, что и он. Но и с человеком, который себя ломает, который усилием воли заставляет себя не делать что-то, чего ему на самом деле очень хочется, тоже тяжело будет. Самоограничение, я подчеркнул, должно быть естественным, органичным, не приносящим ни каких неудобств. Наоборот, без него женщина должна чувствовать себя некомфортно. То есть женщина мне, естественно, ничего не должна, я хочу, чтобы она не считала, что чем-то жертвует ради меня, чтобы для неё желание быть только со мной было естественным.
  Люба (с улыбкой). Ой, мужики, и любите же вы всё усложнять! Сказал бы проще, хочу, чтобы она меня любила, и всё! Нет, он будет здесь распинаться: 'естественно', 'органично', 'комфортно'...
   Сергей (смущённо). Ты права, наверное.
  Люба. Я ведь не зря задала вопрос. Ты вот говоришь, что женщина должна то-то и то-то. А ты сам? Ты-то имеешь это самоограничение? (Смеётся) И естественное ли оно у тебя?
  Сергей. Если я люблю, то естественно, самоограничение у меня естественное. Я воспринимаю только свою женщину как женщину, а все остальные для меня просто люди. Это нормально и удобно, и комфортно. Да что там, это же счастье, когда любишь!
  Люба. Ну вот, значит, свою жену ты любишь...
  Сергей. Это запрещённый удар. Ниже пояса...
  Люба. Не думаю. Как я успела заметить, в нашей беседе нет запретных тем. И я хотела своим вопросом подвести тебя к мысли...
  Сергей. Не надо, Люба. Это уже звучит как издевательство какое-то. Жена всё последнее время орёт за твоей стенкой, от удовольствия орёт, между прочим, а я покурил на улице, выпил кофейку с соседкой и домой? Всё хорошо, всё нормально?! Я за то, чтобы всем людям было хорошо, чтобы было как можно больше удовольствия в жизни, но если удовольствие одного оборачивается мукой другому, то лучший выход для обоих, жить подальше друг от друга.
  Люба. Да, натворила я дел.
  Сергей. Ты здесь ни при чём. Раз так вышло сейчас, значит, всё равно именно так случилось бы когда-нибудь.
  Люба. И ни чем не помочь?
  Сергей. Души соединяют, а им бы разъединиться.
  Люба. Сам придумал?
  Сергей. Нет. Высоцкий.
  Люба. Я равнодушна к его творчеству. Больше люблю лирику.
  Сергей. Высоцкий и есть самая обнажённая лирика, только мужская.
  Люба. Хочешь поговорить о лирике?
  Сергей (смеётся). Так говорят психиатры в американских фильмах. Но, однако, да, я не против поговорить о лирике.
  Играет лирическая музыка. Сергей и Люба продолжают увлечённо разговаривать.
  
  Сцена 7
  
  Татьяна нервно ходит по своей квартире из угла в угол. Иногда выглядывает в окно, иногда прикладывает ухо к стене, смежной с соседской квартирой. Берёт телефон.
  Татьяна (по телефону). Алло. Алло, Валька. Да не знаю я пока, хорошо у меня или плохо. А у тебя-то как дела? Не доставала тебя эта стерва? Мол, что, да как, да почему? Нет? Странно. Что-что? Ты сам всё ей рассказал? Ты что, осёл? Зачем? Кто тебя просил? Она хорошая? Да откуда ты знаешь? Или уже узнал?
  Почему я так свободно разговариваю? Да потому что Сергей уехал на корабль. Сказал, что пьянствовать. Наверное, надолго. Ты где сейчас? На автобусной остановке? Никак не поймаешь такси? Можешь зайти ко мне на пять минут. Расскажешь что да как. Жду.
  Татьяна продолжает нервно ходить по квартире и прислушиваться к подозрительной соседской стенке. Звонок в дверь. Татьяна бежит открывать. Входит Валентин.
  Валентин. Танечка! Солнце моё!
  Татьяна (обнимает его). Ой, я столько сегодня всего натерпелась. Так переволновалась сегодня. Пожалей меня, Валечка. Пожалей меня, мальчик мой.
  Валентин. Танечка! Танюша. Ты же знаешь, одно твоё слово...
  Татьяна подносит палец к его губам.
  Татьяна. Тссс. Знаю, знаю, любишь.
  Валентин. Люблю! Люблю!
  Звучит музыка. Экспрессивное танго. Пара танцует танго 4.
  Танго 4.
  Страсть. У Валентина она бездумная, всепоглощающая, покорная, возвеличивающая партнёршу. У Татьяны страсть именно к такому отношению к ней её партнёра, к его мальчишеству, безрассудству. Им весело рядом. Татьяна уверенна в своей неотразимости для партнёра. Валентин готов повиноваться любому движению её ресниц. Они на время забывают опасности, неприятности, сложности и полностью растворяются в сладострастном танце.
  Танец заканчивается. Улыбка сползает с лица Татьяны.
  Валентин. Танечка, ну пожалуйста, ну не расстраивайся! Ну давай поговорим всё-таки с Сергеем? Он ведь у тебя мужик неплохой? Должен понять. А я заработаю, Таня, я, поверь, я заработаю столько, сколько тебе будет надо. Правда-правда. Мне ведь все говорят, что я золотая голова.
  Татьяна (улыбаясь). И золотое сердечко.
  Валентин. Мне осталось-то отучиться немного, и затем я уже как начну! Ты же знаешь, у меня огромные перспективы. Только бы доучиться.
  Татьяна. Да тебе ж ещё два года и диплом писать, балбес. Это почти три года.
  Валентин. Я уже и сейчас подрабатываю, ты же знаешь. Мне на жизнь хватает.
  Татьяна. На что хватает? На 'Ролтон' и воду из под крана? Ты приходишь, а у меня всегда полный холодильник и что-нибудь вкусненькое приготовлено для тебя. Но это всё куплено на Серёжины деньги.
  Валентин. Таня, как ты можешь!? Я всегда отказываюсь от твоих угощений, но ты сама настаиваешь, чтобы я покушал.
  Татьяна. Конечно, а то ноги протянешь: учишься, работаешь, да и ночью...(Вздыхает) Молодец, в общем. Извини, я не хотела тебя упрекать.
  Валентин. Но так нечестно по отношению к Сергею.
  Татьяна. Надо же, вспомнил! И что?
  Валентин. Надо что-то делать.
  Татьяна. Квартира - Сергея. Вся обстановка и техника куплены на его деньги. Машина, на которой я езжу, оформлена на него. Хотя у него и прав-то нет. Он же больше полжизни в море проводит. Говорит, что ему права не нужны. Если что, мол, его жена всегда довезёт куда нужно.
  Валечка, мне тридцать лет. Высокооплачиваемой профессии у меня нет. И кем я стану без Сергея? Незамужней нищей тёткой. Скорее всего, надо будет снимать квартиру. Надо будет идти на какую-нибудь противную работу, чтобы хоть что-то кушать и хоть как-то одеваться. Моя нынешняя работа в местном музее больше для души и для общения, нежели для заработка. Ты же знаешь, что я получаю там грошИ.
  Валентин. Танечка. Я найду деньги. Я что-нибудь придумаю. Я ночами буду вагоны разгружать, но нам с тобой хватит на жизнь.
  Татьяна (смеясь). Если ты ночами будешь вагоны разгружать, а днём учиться, то чем ты будешь отличаться от Сергея, который вроде есть, но чаще его всё же нет?
  Валентин (озадаченно). Танюша, но я же... Гмм... Но ведь... Иногда я буду... Дааа, однако! Что же делать, Танечка? Ведь должен быть какой-то выход. Ведь не рассчитываешь ты, в самом деле, на то, что Сергей должен взять тебя на содержание, да ещё и меня в придачу? Что мы с тобой будем жить в его квартире на его деньги, а он будет иногда заходить к нам в гости и радоваться за нас?
  Татьяна. А почему бы и нет? Ведь до сегодняшнего дня именно так и было. И это всех устраивало.
  Валентин (смущённо). Но это неправильно. Тебе приходилось делить постель между нами. Я в последнее время очень ревновал.
  Татьяна. Ревновал? А какое ты имел на это право? И кто тебе сказал, что ты для меня значишь больше, чем Сергей? Что ты хоть в чём-то лучше Сергея? Делила постель? И что в этом плохого, если это всех устраивало?!
  Валентин (с ужасом). Танечка, ты это серьёзно? Я не верю.
  Татьяна (горько усмехаясь). И правильно, куда тебе в такое поверить! Да пошутила я, Валечка. Люблю я тебя, дурачок ты мой глупенький.
  Валентин. 'Глупенький' и 'дурачок' это повторение.
  Татьяна. Заткнись, или по губам получишь.
  Валентин. Молчу, молчу, моя богиня. Глупенький дурачок у твоих ног.
  Татьяна (задумчиво). Что же, интересно, решил Сергей? Самое противное, что от меня сейчас почти ничего не зависит. Что бы я ни сделала.
  
  Сцена 8
  
  Комната Любы.
  Сергей. Люба, а выходи за меня замуж?
  Люба. Вы ни о чём не забыли, молодой человек? Вы женаты, между прочим.
  Сергей. Теперь это только на бумаге. Морально я свободен.
  Люба. Морально многие мужчины считают себя свободными, как только выходят за порог своего дома.
  Сергей. А женщины нет? Точнее, что, нет таких женщин?
  Люба. Есть. Однако, у нас конкретный случай, женат ты, Сергей.
  Сергей. Я разведусь. Всё это условности. И свободным от Татьяны я себя считаю не потому, что мне вдруг захотелось романтики, а...ты же знаешь почему. Я не повторю прошлых ошибок. У нас будет ребёнок. Нет, минимум двое, если ты не против.
  Люба. Ээй, Серёжа! Очнись! Ты с Луны спрыгнул? Какой ребёнок, какие двое? Я не собираюсь за тебя замуж.
  Сергей. Почему, Люба. Мне кажется, между нами возникло какое-то очень тёплое взаимопонимание. Зажглась какая-то загадочная искра, которая появляется только при взаимном притяжении. Ты разве этого не чувствуешь?
  Люба. Ты о чём говоришь, Сергей? Какая искра? Да, я польщена твоим бешеным натиском бравого моряка, но, извини, я не могу заставить себя не думать о том, что буквально час назад ты заставлял кричать в объятьях свою жену. От тебя ещё пахнет другой женщиной!
  Сергей (смеясь). Это дело поправимое. Я приму душ.
  Люба запускает в Сергея подушкой. Тот уклоняется. Подушка попадает в музыкальный центр и тот включается. Передают танго. Сергей подходит к Любе, чинно кланяется, приглашая на танец. Они танцуют танго 5.
  Танго 5.
  Страсть.
  
  Сцена 9
  
  Комната Татьяны.
  Татьяна. Интересно, что он там придумал?
  Валентин. Кто?
  Татьяна. Сергей. Напьётся ещё, чего доброго, с горя, натворит всяких глупостей на своём корабле, потом будут проблемы на работе.
  Валентин. Если и напьётся, то не на корабле. Когда я уходил от соседки, то в дверях столкнулся с Сергеем. Он шёл к ней. Так что он, наверное, за стенкой.
  Татьяна. И ты молчал?!
  Валентин. А какая разница, где твой муж? Его нет рядом с тобой. Его нет рядом потому, что он не хочет находиться рядом с тобой. А я хочу! Я хочу быть рядом постоянно, Таня.
  Татьяна. Так, об этом потом. Значит он сейчас у этой сучки? Ах ты, зараза!
  Татьяна выскакивает за дверь. Валентин, со словами: - 'Кто, кто зараза?', выскакивает за ней.
  
  Сцена 10
  
  Комната Любы. Звучат заключительные аккорды танго. Сергей с Любой стоят, не разомкнув объятий после танца, их губы тянутся навстречу друг другу. Тут с шумом открывается входная дверь и в комнату врывается Татьяна.
  Татьяна. А дверку-то запирать надо.
  Сергей. Ты зачем сюда пришла?
  Татьяна. А ты? Ты что здесь делаешь?
  Сергей. Это теперь тебя не касается. Ты мне не жена теперь.
  Татьяна. Даа? Какие новости интересные! А в паспорте у меня другое написано.
  Сергей. Можешь свой паспорт... впрочем, не хочу говорить пошлости. На заборе тоже много чего написано, не стоит всему верить.
  Татьяна. Сергей, у нас размолвка, но это наглость, вот так, сразу идти к соседке, флиртовать, наплевав на чувства жены. Да, пусть ты на меня зол, но не стоит выносить сор из избы. Пусть всё уляжется и затем, на свежую голову, мы всё обсудим и решим. Ты же сам меня всегда учил поступать именно так. А ты здесь сразу нашёл приют и утешение, как я вижу? И что, ты думаешь, эта коза лучше, чем я?
  Люба (обращаясь к Татьяне). Ещё одно неуважительное слово в мой адрес в моём же доме и ты получишь такой пендель, что дверь вышибешь.
  Сергей. Кстати, дверь и вышибать не надо, она открыта. Кто это там прячется? А? (Весело) Ээээ! Да это наш старый знакомый. Валентин, заходи! Танюш, а что это он здесь делает, а? Не подскажешь? Слушай, а по виду не скажешь, что он может заставлять женщину орать по ночам?
  Валентин (проходя в комнату). Внешность обманчива.
  Сергей (ободрительно кивая). Да-да, согласен.
  Татьяна (Валентину). Ты что сюда припёрся?! Кто тебя звал?! Придурок!
  Валентин. Таня, я услышал крик и поспешил на помощь.
  Сергей. Да он настоящий мужик! Тебе опять повезло, Тань.
  Татьяна. Мне не нужны твои шутовские комментарии. Ты идёшь домой?
  Сергей. У меня его нет, дома. Я имею в виду дом в общечеловеческом смысле: семья, тепло, защита, уют, тыл, доверие, последний рубеж и так далее. Всё это разрушено тобой сегодня ночью.
  Татьяна (показывая на Любу). Разрушено ею.
  Сергей. Нет, тобой. Но, действительно, не сегодня. А я либо не замечал, либо не хотел замечать.
  Татьяна. Всё можно исправить, восстановить, построить заново, наконец.
  Сергей. А зачем?
  Татьяна. Чтобы был тыл, уют, это... как его... доверие.
  Сергей. Вот последнее как раз и невозможно. Не вижу смысла.
  Татьяна. Значит, ты не любил меня.
  Сергей. Во молодец! Во настоящая женщина! И в этой ситуации старается сделать меня виноватым.
  Люба. Ты аккуратней о женщинах, Сергей. А то договоришься до того, что, мол, все бабы дуры, и слушать станет противно.
  Татьяна. Ах, вы уже и на 'ты'? Лихо! И этот человек бросает мне какие-то там обвинения.
  Сергей. Прошу прощения за ироничный намёк на приписываемую только женщинам манеру поведения, однако, ситуация не меняет сути. Как бы то ни было, Татьяна, наша совместная жизнь закончена полностью и окончательно. Как говорится: до свидания, или, лучше, прощай. Нас больше ничего не связывает, кроме, очевидно, твоих ко мне имущественных притязаний.
  Татьяна. И что тебе очевидно?
  Сергей. Завтра найму адвоката, и он займётся разводом и разделом имущества. Не волнуйся, нищей не останешься. Продадим квартиру, деньги пополам, а на эту сумму ты сможешь снимать приличное жильё долго-долго. Да, это будет не свой дом...
  Татьяна. Не свой тыл, не свой очаг, не свой последний рубеж...
  Сергей. Не юродствуй. Если всё это тебе нужно, то вон, у тебя какой кандидат на совместное создание очага! Орёл!
  Валентин галантно кланяется, приложив руку к груди.
  Татьяна. Так просто всё у тебя. Жили-жили и на тебе, всё по-новому начинать? Как после пожара или погрома. Как после войны.
  Сергей. Тань, нас больше ничего не связывает. Иди домой, а? У тебя, вроде, есть с кем поговорить? Вот с ним и обсуждай всё произошедшее, а меня избавь от этого.
  Валентин вновь галантно кланяется, приложив руку к груди.
  Татьяна (Валентину). Да ты-то что придуриваешься, клоун? (Сергею) А о том, что ты меня не любил, Серёжа, я правду сказала. Не мог любящий человек вот так вот сразу перекинуться на другую женщину, если только что потерял любимую. И то, что тебя по нескольку месяцев не бывало дома, это не главнее. Любимого и любящего можно ждать и долгие годы, и всю жизнь. (Валентину) Пошли, горе моё, луковое.
  Валентин галантно раскланивается и удаляется вслед за Татьяной.
  
  Сцена 11
  
  Люба. Она права.
  Сергей. Наверное.
  Люба. Любая женщина хочет быть любимой.
  Сергей. А мужчины не люди, что ли?
  Люба. Мы, женщины, всегда открыто говорим об этом. О том, что самое важное это любовь, для многих из нас. Для большинства. А мужчины часто стараются сделать бесстрастное лицо, как будто им всё безразлично, или ёрничать начинают, шуточки-прибауточки всякие отпускать. Пойми вас, попробуй.
  Сергей. Люба. Я не делаю бесстрастное лицо. Я, сейчас, по крайней мере, не отпускаю шуточки-прибауточки всякие. Люба, я влюбляюсь в тебя с каждой секундой всё сильнее! Во прикол, да?
  Люба. Серёжа, мне сейчас мужчина объясняется в любви. Избавь, пожалуйста, меня в эту минуту от этих 'прикол', 'прикинь', 'супер', 'как бы'. Дай насладиться моментом в чистом виде. Нет и не было ни одной женщины, я думаю, которой бы не нравились объяснения в любви, какой бы ответ она не собиралась дать пылкому оратору.
  Сергей. Прикинь, я как бы и не хотел говорить 'супер'! (Смеётся). Шучу, шучу! Но меня очень интересует, какой ответ ты собираешься дать пылкому оратору.
  Люба. Нет, (нерешительнее), наверное, нет. (В зал) если женщина говорит 'нет', это значит 'быть может'. Так было написано в моём песеннике-анкете, когда мне было тринадцать лет. Тогда у всех девчонок в классе были такие песенники. В них заносились всякие стишочки, песенки, поговорки - и всё о любви. Что-то типа: 'люби меня, как я тебя', непревзойдённый поэтический шедевр столетия. Но ведь 'нет' же, да? (Сергею, твёрдо) Нет.
  Сергей (расстроено). Причину можно узнать?
  Люба. Не люблю я такие кавалерийские наскоки. Не верю в них. Хочется хотя бы немного узнать человека. Да и не планировала я так вот уводить мужа у соседки. Какой-то пошлостью попахивает ситуация, тебе не кажется?
  Сергей. Любовь никогда не планируют. Ты никого ни у кого не уводишь. Всё по порядку. Сначала я ушёл от Татьяны, а лишь затем обратил внимание на тебя. И влюбился.
  Люба (насмешливо). И всё это за полчаса!
  Сергей (пожимая плечами). Да, наверное, уже больше часа прошло. Ты говоришь, хочется узнать меня ближе? Иногда, в экстремальной ситуации за полчаса о человеке можно узнать больше, чем за несколько десятков спокойных ровно прожитых лет. Хотя, что я говорю, ведь никто тебя силком не пытается отвести к алтарю. Мы можем, (как это?), 'встречаться', 'гулять', ходить в театры, кафе, ездить на природу? Узнавай меня. Вот он я, весь перед тобой и готов ждать твоего решения столько времени, сколько тебе понадобится.
  Люба. Ждать! Опять ждать. Я столько лет жила одна, и вот вроде появляется интересный мужчина, (только сильно нос не задирай), но он чужой муж. Более того, он только что из постели, где занимался сексом с женой, да так, что та кричала от страсти.
  Сергей. Ну, любит человек покричать. Как оказалось, с кем угодно. Я-то здесь при чём?
  Люба. Как ты можешь говорить так о своей жене? Вы так долго жили вместе. Она столько ждала тебя из твоих рейсов...
  Сергей (кричит). Ждала!? Это называется 'ждала'!?
  Люба. Не кричи, Серёжа. Что такое 'ждать'? И возможно ли это в принципе - ждать? Одно дело: ждать в очереди за продуктами или за билетами куда-нибудь, и другое дело ждать месяцы и годы. Человек, любой, он помимо ожидания ещё и живёт, понимаешь? Он не умирает на время ожидания. Родители ждут своих сыновей из армии, родные и друзья ждут отбывающих наказание в местах не столь отдалённых, миллионы жён ждут своих мужей дома, в то время как мужья зарабатывают деньги в другом, более богатом городе или даже стране. Ждут жёны и вас, моряков, и других военных, и дальнобойщиков, и всех-всех, кто находится на работе, на службе вдалеке от дома. Но жизнь на время ожидания не прекращается.
  Сергей. Ты хочешь сказать, что когда я в рейсе, жизнь на это время для меня заканчивается?
  Люба. Всё с точностью до наоборот. Ты в рейсе как раз и живёшь полноценной жизнью. Ты самореализуешься. Ты любишь море, любишь и хорошо делаешь свою работу, ты, и это не последнее дело, получаешь за свою работу, как я предполагаю, хорошие деньги. Ты живёшь полной жизнью и помимо этого ждёшь встречи со своей женщиной. А если у нее вся жизненная установка на то, чтобы любить? Значит, ты уехал, а она умирай?
  Сергей. Люба! Ты понимаешь, что сейчас говоришь!? Ты оправдываешь неверность!?
  Люба. Никого я не оправдываю, но и не сужу. А тебе никогда не приходила мысль, что человек, который долго ждёт - несколько ущербен? Если человек поставлен в условия ожидания непреодолимыми обстоятельствами, тогда всё понятно, ему надо сжать зубы, терпеть и ждать. А вот если непреодолимых обстоятельств нет, а человек сидит и ждёт, когда можно будет жить? Это что, хорошо? Представь, в семье одна половинка соблюдает все посты, и соблюдает их как положено, а другая половинка - атеист, или, допустим, пофигистка. И вот наступает сорокадневный пост, (я сейчас говорю не о еде, у нас с тобой довольно ясно обозначена тема, я думаю), и одного члена семьи греет вера, а другой мучается, видит, что вокруг кипит жизнь, а он (или она) вынуждены себе в этой жизни отказывать. И что получается? Либо неверность, либо ущербность, как минимум в своих глазах.
  И с другой стороны, пример: Чарли Чаплин. Были похождения, разгульная жизнь, неуважение к жене. И вот он отбивает девушку у собственного сына, что само по себе отвратительно. Она становится его женой. Но затем начинается другая жизнь: они с женой ни на один день не расставались. До самой смерти. Она родила ему, по-моему, шестерых детей, и всегда была рядом во всех поездках, гастролях, и, насколько я понимаю, именно Чарли так хотел.
  Сергей (грустно). Люба. Честно говоря, я от тебя не ожидал таких слов. Ты сейчас кидаешь камень в огород сотен миллионов женщин и девушек, которые ждут своих мужчин из походов, с заработков, да мало ли ещё откуда. Да и отнюдь не все мужчины в этих отлучках пускаются 'во все тяжкие'.
  Пока существует жизнь, будет существовать и такое понятие, как 'ждать'.
  Люба. Ни в кого я камни не кидаю. Я несколько лет живу одна только потому, что не могу представить у себя... мм... в постели нелюбимого. Вот и всё. Всё просто. Это мой рецепт жизни. А рядом живёт другой человек и у него этот рецепт совсем другой. И вокруг живут миллионы людей, и у каждого свой взгляд на жизнь независимо от религиозных и политических пристрастий. Или может быть ты думаешь, что я не смогла бы найти более или менее подходящего партнёра для жизни , ну, скажем, в течении недели? Это когда есть Интернет, клубы знакомств и просто имея на вооружении пару десятков способов привлечь внимание мужчины? Способы известны любой женщине, но пускают их в ход не все и, уж во всяком случае, не постоянно. (Смеётся) А то, представь, что творилось бы на улицах, в офисах, везде...
  Сергей. Представляю.
  Люба. Я всё к тому, что не стоит, наверное, судить человека за то, что он живёт так, как хочет. Так что, Сережа, камни я ни в кого не кидаю, то есть не обвиняю никого, а наоборот...
  Сергей. Да пусть все живут, как хотят, но не за счёт других. Татьяна выходила за меня замуж, это обстоятельство предполагает супружескую верность, так? Так. Зачем она мне лгала. Сказала бы честно...
  Люба. Ты представляешь, что бы было с мировым институтом брака, если бы все изменившие супруги вдруг одновременно признались в содеянном? Такой родной и привычный институт человеческого общежития, такая незыблемая ячейка общества, как семья могла бы быть уничтожена. А как же дети? Ведь семья в первую очередь для них.
  Сергей. Я думаю и пожилому человеку лучше встречать старость, когда родные и близкие недалеко.
  Люба. В какие дебри мы с тобой залезли, Серёжа. Зачем?
  Сергей. В мире огромное количество одиноких людей, (женщин - в мире вообще, в Китае - мужчин), и люди живут. И ничего у них не случается. Пусть даже они сами сильно хотят перемен. Не привлекай к себе приключения, и они пройдут стороной. К чему это я так говорю? Я не собираюсь быть одиноким. Не собираюсь просто сидеть и ждать перемен. Стараюсь воздействовать на ситуацию, то бишь, привлекаю приключения. В контексте нашего разговора: я не собираюсь жить одиноко, холостяком. У меня обязательно будет любимая.
  Люба. Так уж сразу и любимая? Сказал бы проще, обязательно будет женщина, партнёрша. И ты пытаешься взять на эту роль первую подвернувшуюся кандидатуру, то есть меня.
  Сергей. А ты предлагаешь мне не добиваться взаимности от женщины, которая очень понравилась, только на том основании, что она первая после семейного краха? А сколько надо отсчитать потенциальных кандидатур на звание любимой? Десять, двадцать, пятьдесят?
  Люба. Не бросался бы ты такими словами, Сергей. 'Любимая', это, в моём понимании, не просто понравившаяся женщина, это прицел на всю оставшуюся жизнь. Понятно, что ни кто не может дать гарантию, что там дальше получится, но, я думаю, что произнося 'любимая', мужчина рассчитывает прожить с этой женщиной всю оставшуюся жизнь?
  Сергей. Один человек - вселенная, которая за земной отрезок жизни не может быть разгадана и понята. Уж на сто-то лет человека хватит, чтобы удивлять и восхищать, и приковывать внимание своей половинки другого пола. Человек до глубокой старости, до смерти не теряет интерес к себе, любимому. Абсолютно так же он может не терять интерес к своему близкому человеку, тем более, если это взаимно.
   Я за последний час отчётливо понял, что всегда мечтал иметь рядом с собой такую женщину, как ты. Я уверен, что моего чувства хватило бы на всю жизнь... И не смотря на все твои 'нет', я бы добился твоей любви...
  Люба. Ого!
  Сергей. Только зачем? Я - моряк, и буду им всю жизнь. Миллионы женщин честно ждут своих мужчин, желая видеть рядом с собой только своих любимых, так? Я правильно уловил твою мысль? Только любовь оправдывает ожидание?
  Люба. Да.
  Сергей. Но, судя по нашему разговору, ты не собираешься и не желаешь ждать. Я люблю тебя! Я очень хочу, чтобы ты стала моей женой, но сначала единственный вопрос: ты будешь меня ждать?!
  Люба (тихо). Нет.
  Сергей молча кивает головой и уходит.
  
  Сцена 12
  
  Звук корабельного колокола, шелест волн, бьющих о борт корабля. В небе звёзды и луна. Рулевая рубка. За штурвалом в форме капитана - Сергей.
  Сергей (в зал). Отпустил рулевого на полчаса. Так захотелось самому постоять за штурвалом! Море, корабль - только так; я не смог бы жить по-другому.
  Какое-то время с удовольствием наблюдает за морем, изредка поправляя штурвал. В рубку по трапу поднимается человек в плаще и капюшоне, и протягивает капитану листок бумаги.
  Сергей. Что? Радиограмма? (Читает). Ничего серьёзного.
  Человек в плаще и капюшоне направляется к выходу.
  Сергей. Погоди. Побудь со мной немного.
  Плащ и капюшон соскальзывают на пол, и, оказывается, перед Сергеем стоит Люба в форме морского офицера. Она подходит к Сергею, обнимает его.
  В рубку заходит рулевой. Они с Сергеем кивают друг другу, типа, пост сдал - пост принял. Сергей с Любой выходят на палубу.
  Сергей. Признайся, ты ведь сама придумала эту радиограмму?
  Люба. Я не могла дождаться, когда закончится твоя вахта.
  Сергей (улыбаясь). Да, ждать, это не для тебя.
  Люба. Ненавижу ждать! Я и так ждала тебя всю жизнь.
  Звучит танго. Пара танцует танго 6.
  Танго 6. Страсть. Нежность. Счастье.
  
   Конец пьесы.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"