Евстратова Марина Александровна: другие произведения.

Тень Души

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная версия. Редактируется!!!

Тень души

Сон

Он не спал уже несколько минут, всё ещё приходя в себя от ужаса ночного кошмара. Игнат видел его уже не в первый раз, но каждый раз он немного изменялся, модифицировался и постепенно, раз за разом, стал уже совершенно другим сном. Это как в игре "испорченный телефон". Детская забава в точности передаёт то, что произошло с первоначальным сном, виденным им ещё в глубоком детстве, и до какой степени всё в нём теперь изменилось. Каждый раз прибавлялось лишь по незначительной детали и убиралось по чуть-чуть. Но результат шокировал мужчину. Виденное им сегодня изменило его настрой и дальнейшие планы.

Снилось сегодня многое, как всегда картинки, места и действующие лица сменяли друг друга, не поддаваясь никакой здравой логике, но во сне это всегда кажется естественным и нормальным. Вот он в ванной, купался, намылил одну руку, вокруг пена, приятно, чувство блаженства разливается по всему телу, пена приятно обволакивает и щекочет шею... И вдруг будто переключили невидимый тумблер и он оказался в море. Очутился там, будто перемещенный невидимой рукой. Или даже скорее это не его перенесли, а окружающую обстановку сменили на другую. А он всё в том же положении сидя, но теперь ему это не комфортно, потому что он не на поверхности, а под водой. Вокруг плавают рыбы и кто-то еще. Этот некто был большим и темным, но Игнат никак не мог сфокусироваться на нём, и разглядеть. Нужно было куда-то плыть и что-то искать, мужчина чувствовал, что в нем сидит потребность найти то, что необходимо для всей его дальнейшей жизни и без этого она невозможна. Он поплыл, выбрав направление наугад, но чувствуя, что оно и не важно, а главное просто двигаться и всё равно окажешься там, где необходимо обязательно быть. Важно то, что нужно непременно стремиться, а не стоять на месте. И вдруг все стало меняться, необъяснимо и пугающе неотвратимо. Из состояния легкой растерянности Игнат начал впадать в тревожность, потом им стало овладевать чувство страха, а затем оцепенения от жуткого пронизывающего ужаса, причину которого он не мог понять.

А тень чего-то необъяснимого, которая сопровождала его, стала вырисовываться, увеличиваться и проявлять свои очертания. Она стала окружать его со всех сторон, он не мог уже вырваться из её цепких объятий и уплыть, даже если бы была возможность. Но не было, ни её(возможности), ни сил, ни духа, ведь он не был в состоянии пошевелить даже пальцем, а лишь смотрел, все оценивал, понимал и боялся. Страх был жуткий, необъяснимый, животный. Инстинкты, неподдающиеся разуму овладели им, подавив здравый смысл, ужас не давал принять решения для собственного спасения. Хотя тень и опутала его, но ведь окружающая вода не изменила своих физических свойств, и он мог бы уплыть, но был словно загипнотизированный прикован к месту. Очарованный метаморфозой превращения и перерождения окружающего пространства он просто застыл. Вот!!! Вот тот момент, которого он, возможно, так долго ждал, и наконец-то увидит то о чем так долго и, похоже, безрезультатно спрашивал Тенгу. На тени стали проявляться две точки, которые росли и начинали, будто гореть зеленоватым огоньком. Глаза!!! Они приковали всё его внимание и вдруг тень, будто материальная подхватила его, закружила и понесла. Водоворот увиденного Игнатом не укладывался в голове: это были и незнакомые места, там, на поверхности земли, и знакомый, родной дом. Он увидел в одночасье лица всех, с кем когда-то сводила его судьба, и разглядел тех, с кем никогда не встречался в этой жизни. Но вот череда, вереница лиц, мест, событий будто замерла на одном выбранном тенью лице. Оно было близко и одновременно далеко, что не достать. Однако это была даль не связанная с расстоянием, их разделяло время. Лицо было зло и жестоко, в нем не читалось ни капли доброты, но при этом было заметно, что тот, кому оно принадлежит, как и Игнат, мучительно пытается что-то понять и осмыслить. Вдруг мужчину, лицо которого было напротив спящего, будто осенила догадка, и пронизывающая мука передернула всего его. Плечи, руки свела судорога, глаза затуманила ненависть. Сжались кулаки. Игнат сначала подумал, что агрессия направлена на него, но в ту же минуту понял, что ошибся. Тень. Она вновь закружила его и унесла. Но на какую-то долю секунды Игнат поймал на себе взгляд того человека, в нем было все: мука за себя, безысходность, потерянность, любовь и сострадание к Игнату.

Спящий не видел лица тени, не ощущал прикосновений, лишь легкое чувство, будто завернули в невидимую пеленку и несут как младенца. Но в этом беспомощном положении Игнат мог ловить эмоции, которыми было охвачено то, что было вокруг него, природа и происхождение которого так до сих пор и не была ему понятна. Тень будто сильно расстроилась, и возникло чувство, что что-то пошло не так, как она планировала. Она из нейтрально безучастной становилась постепенно агрессивной. И вот уже она не просто перемещала мужчину куда-то, а кидала из стороны в сторону. Он снова из любопытствующего, превратился в испуганного и затравленного. Вдруг все замерло. Тень стала надвигаться. Видимо она приняла какое-то новое решение, взамен неудавшемуся плану. Глаза смотрели вглубь Игната, будто буравя и выжигая изнутри. Мужчина задыхался, нечем было дышать, легкие стало сдавливать и постепенно заполнять водой, все было необычайно медленно и прочувствованно каждой его клеточкой. Его прошибла мысль "наверное, так и умирают". Не в состоянии двигаться, лишенный надежды и гипнотизируемый этими глубокими, бездонными глазами, в которые он стал медленно падать, чувствуя беззвучное эхо с их дна, которое кажется, находится на другой стороне галактики.

Вдруг толчок, ещё один.

-Андрей,- имя даже не прозвучало, а будто с остервенением на надоедливую вошь, было настолько сильно эмоционировано тенью, что Игнат уловил это.

Тень ослабила хватку, переключившись на что-то. Завязалась борьба. Словно тот, чьё лицо ненадолго высветилось и появилось перед Игнатом, преследуя тень, нагнал её и пытается отвоевать, отбить пленника. Но эта борьба мёртвых не касалась его, живого человека, как он думал, главное для Игната сейчас это схватить глоток воздуха. Хотя бы один вдох. А потом он вернётся и со всем разберётся...Сейчас мужчина оказался, возможно лишь на миг, свободен, нужно успеть этим воспользоваться, ведь он может плыть, выпутываясь и продираясь сквозь водоросли сковывающие, лезущие в руки, рот, попадающие в нос... Он плыл к свету, теплу... Вдох...

Слава богам он может дышать!!! Где он?! Игнат стал озираться по сторонам, его глаза с трудом привыкали к темноте, вот они выхватили из гущи мрака что-то светлое, лежащее совсем рядом, оно дышало. Послышался рев мотора, и отсветы движущегося света от фар автомобиля по потолку. С детства он любил наблюдать за этим, проснувшись случайно ночью.

-Фууу, - он понял, что проснулся. Не в силах сдержать чувство облегчения он вздохнул.

Сон, то был всего лишь кошмар, а сейчас он лежит на кровати, рядом с очаровательной девушкой, в арендованном на время приморском домике. Всего лишь сон, как подумали бы многие. Кошмар. Забудь. Но Игнат, на протяжении всей свой жизни, научился думать, и доверять своим чувствам и ощущениям. Они очень часто выручали его. Вот и сейчас сон был настолько явным, что даже до сих пор во рту ощущается соленый вкус морской воды и налипших на лицо водорослей.

Так, всё по порядку: он всё в том же снятом на недельку домике в Крыму в Новом Свете, бояться нечего, кругом люди, рядом море, отдыхающие везде, даже ночью слышны голоса подвыпивших прохожих. Откуда ждать угрозу? Что может быть причиной его страха? Конечно, причины есть, но Игнат думал, что все они уже позади и он с ними справился.

А рядом спит Ольга и ни о чем не догадывается. Не знает, ни про его сон, ни про все то, через что он прошел, чтобы очутиться здесь. Тихо лежит и её почти не слышно, о том что она жива можно догадаться лишь низко наклонившись почти к самому её лицу, и уловив такое сладкое и нежное дыхание. Ах, как же он полюбил наблюдать за ней, когда она вот так мирно спит. Её белое тело будто светится, изнутри освещая темноту и разгоняя мрак. Она была в эти ночные часы такая одновременно величественная и беззащитная, словно девочка-богиня. Он и хотел к ней прикоснуться, прижать к себе, оградить, защитить, и в то же время опасался, что из-за этого вуаль спадет, и она окажется не живой женщиной, а мраморной статуей, холодной как лед и бездушной как истукан. Поэтому он не прикасался к ней, а лишь любовался. Красивое тело, безукоризненное лицо, волнистые темные волосы, будто обнимающие и целующие её красоту. Он любил её такую. Жаль что, просыпаясь, Ольга становилась совсем другой. В ней будто постоянно обитала и разъедала изнутри жадность. Желание всего и как можно больше поначалу нравилось Игнату, он воспринимал это как неуёмную жажду жизни, но постепенно понял, что это банальная жадность и неумеренность. Жажда секса, денег, славы, познания новых вкусов, новых ощущений, приключений, еды... Всего. И почему она с ним? Может прав был Тенга. Игнат вновь внимательно пригляделся к девушке.

Ольга спала тихо, будто даже не дыша, Игнат протянул руку, чтобы дотронуться до нее, удостовериться в том, что она реальна. Но тут же остановился, замер, боясь что, прикоснувшись к ней, ощутит лишь холод и окоченение мертвого тела. Он всегда боялся, что она вот так внезапно уйдет, покинет, растворится, будто её и не было. Нечаянно оказавшись на его пути, она так же неожиданно исчезнет из его жизни. А вообще есть ли она? Или это плод его фантазии, так же как Тенга?

Тенга. Откуда взялось это имя, кажется, что тот и не представлялся никогда, а слово это будто выплыло из безвременья памяти, словно Игнат всегда знал его. Или всё же Тенга представился при первой встрече? Игнат потер лоб, пытаясь вспомнить, но безрезультатно. Мысли его постепенно вернулись в сегодня.

Они здесь не случайно. Есть одно дело, которое привело их сюда. Но событие сегодняшней ночи заставило Игната передумать его осуществлять. И в то же время, ему не хотелось подводить Ольгу, это опять будет считаться сродни предательству. Но, в конце-то концов, новое мировоззрение, новая жизненная позиция всё говорит за то, что нельзя идти у неё (или них?) на поводу. И если он сделает то, о чем она его просит, то это будет предательством его нового смысла жизни. А ведь знания, пришли к нему с такими муками. Ради них он так много прошел и выстрадал. Игнат был уверен, что эта экстримально-авантюрная операция будет стоить ему жизни, а как это может быть неприятно, он сегодня во сне понял сполна, и не хотел повторения чего-то подобного наяву. Всё, решено, сам не пойдёт и её не пустит. Ольга после ухода Леночки стала второй женщиной, которая была ему по настоящему дорога, ещё там в больнице она проявляла к нему внимание и заботу, но потом, постепенно, он конечно начал догадываться об истинности её мотивов, однако сердцу и чувствам не прикажешь и он по-прежнему хорошо к ней относился.

А как же он то, сам Игнат начал понимать, что живет неверно? На каком жизненном этапе? Пожалуй, отчетливо он это осознал там, в закрытых стенах, лишенный возможностей, но живущий надеждой и силой мысли... Сейчас ему постоянно вспоминались его единственно доступные там "развлечения". Дня теперь не проходило, чтобы Игнат не вздрогнул, вернувшись мысленно обратно. Так скупо и однообразно шла его жизнь за стенами! Сны, воспоминания, лечение и разговоры с Тенгой. Вот и всё. Как кажется, давно это было, будто в другой жизни, но на самом то деле совсем недавно, ведь и месяца не прошло. Как это было? Когда он впервые осознал самого себя? С чего началось его возвращение в люди? Пожалуй тогда, когда он проснулся в очередной раз. Или когда поговорил с Тенгой? Для него всё новое всегда начиналось по утрам. Новый день - новая веха, новая жизнь. Он уже и сам запутался в череде событий, произошедших с ним, ведь до сих пор не мог вспомнить всё последовательно. Лишь обрывки. Опять нахлынуло воспоминание о тех моментах больнично-однообразно-тупого прозябания, в котором смена состоящая из череды бесед с Тенгой и снов, перемежалась обрывками выплывающей памяти из детства. Которые в результате и помогли ему излечиться, главным образом от неверия в себя. Как это было...

До сна

Месяцем раньше.

Опять проснулся от нестерпимой рези в глазах. Всё в той же палате. И вдруг отчетливо осознал, что пора вырываться, так дальше продолжаться не может. Здесь, в больнице, он только и стал отдавать отчет всему происходящему с ним. Начал становиться адекватным.

Резь в глазах. Это уже не сон, а идет извне, оно и разбудило его на этот раз...

Игнат приоткрыл один глаз и вновь зажмурился.

Боже, ведь ярко светит солнце, пробиваясь сквозь маленькое, тусклое оконце почти под самым потолком. Солнечный лучик бьет в глаза. Удивительно, но иногда самые, казалось бы, простые вещи, действия, детали нам кажутся настолько удивительными и необычными, что захватывает дух. Просто всё зависит от стечения обстоятельств: от того в какое время, в каком месте, при каких условиях и с каким багажом накопленных знаний тебе подвернулось то, над чем есть повод поразмыслить. А ещё очень важно, чтобы было на все это время и желание обращать внимание на мелочи. Мы часто проходим мимо удивительных вещей и не видим их. Перестаем радоваться началу дня, восходу солнца, улыбке ребенка... И понимаем как нам этого не хватает лишь когда теряем. Игнат ощутил это в полной мере. Здесь он научился понимать то о чем раньше даже и не задумывался, о существовании чего даже не догадывался. Сейчас у него появилось много времени, от которого раньше в спешке и беготне он отмахивался, не задумываясь, находя, как он думал, куда более важные дела. Вот бы его (это время и знания, понимание) тогда, когда он мог всё изменить, исправить, хоть что-то предпринять.

Сначала, когда Игнат попал сюда, то постепенно с болью физической и мучениями духовными стал постигать смысл содеянного им над собой, своими близкими, своей жизнью. Вот так, мужчина, которому за тридцать, прожив жизнь, не задумывался над ней. И лишь будучи изолированным (возможно к счастью, ведь если бы не это, то он бы до сих пор был недумающим недочеловеком) он стал постигать смысл жизни. Он постепенно стал перерождаться внутренне, и, осознавая всю безвыходность сложившейся ситуации, надолго впал в депрессию, во время которой единственным его собеседником был Тенга. Природу и происхождение которого он не знал. Хотя за беседами об этом они провели немало вечеров, но Игнат все больше и больше запутывался, возможно, что и намеренно вводимый Тенгой в заблуждение. В общем чем дальше, тем больше он понимал о себе и меньше о собеседнике.

Но тогда ещё верил Игнат в то, что Тенга его друг, с которым он делился всем и которому привык доверять как самому себе. Именно из этих бесед шаг за шагом стала по крупицам восстанавливаться картина произошедшей с ними беды. Тенга неосознанно тем или иным словом напоминал то, что Игнат пережил, услышал или увидел когда-то, но не сделал правильных выводов, не обратил внимания на мелочи. Иногда даже складывалось такое ощущение, что вообще жил в каком то своем мире, в котором окружающие были лишь средством: добиться успеха, сделать карьеру, сдать зачет, получить прибавку к жалованию, быть сытым, обутым, выглаженным. Да что там... и сам Игнат был средством! Все всех использовали в его мире, не давая ничего взамен. А если что-то выбивало Игната из рамок или было неприятно, то он тут же старался избавиться от воспоминаний об этом эпизоде, не делая никаких выводов. Поэтому процесс восстановления памяти, был очень длителен и прерывист.

Тенга часто намеренно запутывал его, уводил вглубь дисскуссий и заблуждений, но Игнат научился отфильтровывать здоровые зерна от вымысла, которые были на руку собеседнику, но никак не Игнату. Часто реальные события, воспоминания о которых мужчина собирал сейчас так трепетно и по крохам, Тенга перемежал с неверными и опасными для сознания выводами и призывом к ненужным действиям. Вот так и происходила борьба за правду и память, с вымыслом Тенги и медицинскими процедурами (как их частенько называют "промывка мозгов"), которые надолго лишали Игната возможности трезво и логично мыслить. Это "лечение" забирало силы, мысли (итак запутанные) приходили в полный хаос. Пока он вновь начинал мыслить логично и трезво, уже снова приходило время "лечиться". Но и пользу Игнат нашел в этих злополучных медицинских манипуляциях с его сознанием. Тенга после них надолго оставлял его, давая возможность самому, без подталкиваний и давления, во всём разобраться.

Игнат стал осознавать происшедшее с ним когда-то, и происходящее сейчас. Так он постепенно смирился с мыслью о том, что былое не исправить, на теперешнее тоже повлиять пока не удастся. Вот он и пришел к выводу, что начать изменения необходимо с самого себя, со своего "Я", пройдя весь путь памяти от истока и найдя те моменты, которые он должен был тогда заметить и измениться. И план уже постепенно вырисовывается. Главное понять то, в какие сети он попал, к чему или кому. Вспомнить то с чего все началось было трудно, и тут опять невольно обмолвившись, помог Тенга. В одном из разговоров он упомянул деда Игната и тут все начало вставать на свои места. Если до этого он думал, что точкой отсчета его злоключений был момент его рождения, то теперь был уверен, что причина была раньше и глубже.

Начав путь самопознания Игнат вышел из депрессии и научился замечать и радоваться обычным вещам. Ведь скоро все это вновь станет ему близким и доступным. Он сможет увидеть дочь. Иногда он мечтал, что вновь обнимет жену, но прекрасно понимал, что после всего им содеянного, она вряд ли захочет его видеть. Но зато он сможет дать дочке то, чего неосознанно лишал её все эти годы. Даст заботу, любовь и будущее. Он радовался этой мысли, и всему что связывало его с тем миром, откуда он так опрометчиво бежал, он жив и значит, сделает всё, чтобы исправить совершенное когда-то. У него теперь есть цель и это поднимало его дух и настроение.

Вот и сейчас проснувшись, казалось бы, не по собственному желанию, он должен был бы быть раздражен или как иногда случалось раньше подавлен, но нет, сейчас он радостно зажмурившись с улыбкой, встречает день, потому что здесь и теперь лишь он стал понимать зачем живет, и к чему нужно стремиться. Он знает, что необходимо приложить максимум сил для рывка, сложнее которого еще не было в его жизни, и не будет. Но и результат усилий - его жизнь! Цель достойная тех мучений, которые он перенес. Он знал - с ним правда, и чувствовал душой, что с ним бог.

Он лежал как обычно после того как проснется и наблюдал за разбудившим его солнечным зайчиком. За окном ярко светило солнце, пробиваясь сквозь щель почти под самым потолком, которую, видимо в насмешку, издеваясь над привычным пониманием, называют окошко. Верх изобретательности архитектора, который, видимо, мнил себя специалистом в области безопасности. Игнат смотрел и восхищался, радовался как ребенок лучику заглянувшему к нему в гости, его силе, которой можно позавидовать и поучиться. Ведь сквозь такое окошко не то что яркий луч, но и просто свет казалось бы не мог просочиться, а вот гляди ж ты, нет, бьет, да прямо в глаза, будто говоря "вставай, радуйся новому дню".

Этот маленький гость из того мира, где Игнат был по сути никем, т.к. делал то что не хотел, говорил тоже не своими словами, был можно сказать биороботом, исполняющим чужую волю, и не догадываясь об этом, принимая все позывы, действия и решения за свои собственные. Игнат радовался этому солнечному проявлению природы, как радуется любой тяжело больной, начавший идти на поправку. Которому всё в радость и даже такая мелочь, от которой другие щурятся и закрывают глаза. Он наоборот стал ловить его и играть... Мужчина научился по местоположению света определять время суток, ошибка могла составить плюс-минус десять минут. Ему помогало это знать, когда подходит время обеда, и значит точно заглянет персонал, а это уже означало, что Игнату надо подготовиться и вести себя естественно, а то его уже несколько раз ловили за занятием, о котором в этих стенах лучше никому не рассказывать. Когда он общался с тем, кого другие не видят.

Игнат жил в этой комнате уже, наверное, около года, может немного меньше. Он не знал точно, потому что уже несколько раз сбивался со счёта. Раньше он обитал в более светлой и просторной палате, с другими людьми, но после того как в резкой и громкой форме несколько раз попытался объясниться с персоналом, его сочли опасным, и сидит он теперь один в маленькой темной комнатенке с каким-то неприятным, сладковатым запахом. Который не только раздражал, но кажется, даже сам по себе, способен был свести любого человека сума. Скучно и однообразно. Не с кем общаться. Вроде есть у него один друг, но от него последнее время Игнату еще пуще становится боязно, аж до дрожи доходит, хотя раньше если бы ему об этом сказали - ни за что бы не поверил. Мало того со всем свойственным ему азартом стал бы доказывать, что это и есть его самый что ни на есть настоящий, проверенный друг, и только ему он смело подставит спину, ведь тот столько раз выручал.

Да, в этой комнате он давно, сколько по времени он не помнил, но точным было то, что здесь он провел весну, ведь сквозь окно его ушей достигало весеннее пение птиц и солнце весной светит иначе, гораздо ярче и веселее. Зиму с короткими днями и бесконечными ночами. Или нет, зиму провел все же в другой комнате, с такими же тенями, как и он? Он совсем запутался... Запутался и поймал себя на том, что даже сам о себе начинает говорить и думать в третьем лице. А это уже не шутки. Подобное нужно срочно пресекать и бороться. Ведь он ещё способен трезво размышлять, а значит надо жить и бороться! А то так и правда до сумасшествия недалеко.

Игнат попытался перевернуться на другой бок, тело пронизала резкая боль, всё ныло и не слушалось его, но чувство удовлетворения не оставляло узника, ведь он вчера предпринял попытку и сделал то единственное, что возможно изменит всю его дальнейшую жизнь. Правда теперь уже все зависит не от него, а ему остается лишь надеяться и ждать. Ведь его последние несколько лет... да что там последние, все годы его жизни принадлежали не ему, и лишь теперь может все измениться, он сможет делать то, что хочет сам, что нужно ему и его близким.

Вчера, когда его вели на "процедуры", Игнат улучил момент и смог передать то, над чем трудился несколько дней, в надежные, единственно дружественные ему руки. Сделал он это незаметно для соглядатаев. Но сам его порыв в сторону другого жителя этих стен (в отличие от передачи тому бумаг), не прошел незамеченным. Они, эти животные с лицами людей, прижали его к полу и пару раз, больше для острастки, чем в виде расправы, приложились ботинками как следует. А бить они умели на славу. Лицо Игната перекосила улыбка сарказма.

Ну да не о том сейчас думу нужно мыслить. А волновать должно, чтобы после передачи записки, не попасть из одной зависимости в другую. От рабства перед неизвестностью в рабство к человеку нужно не попасть. Ведь та записка и те обещания, которые он посулил, ко многому обязывают его теперь. И если человек окажется непорядочным, или записка попадет не к тому, кому адресована, то из этого может получиться настоящая кабала. Но все равно Игната не покидала радость. Лучше хоть что-то сделать и надеяться, чем не делать ничего и прозябать без перспективы на будущее освобождение. Теперь остается ждать, ждать и вспоминать, ведь это стало единственное доступное развлечение. Продолжать вспоминать то, с чего всё начиналось, своё детство, юность, и что было пережито в этих стенах. Нахлынула память.

***

-Деда, а деда Матвей, ну почему опять каша?- как всегда канючил, пятилетний Игнатка.

Дед Матвей, привыкший к подобному началу завтрака, спокойно и несуетливо приступил к ежедневному объяснению мальчику о пользе каши, о здоровье и богатырской силе, которая появится, если кушать её, но сегодня у Игнатки видимо было настроение поспорить и он всё никак не мог угомониться.

-А почему не варенье, оно же из ягод, а ты говорил, что ягоды полезные и сам мне их давал все лето, хочу варенье бабы Нюры.

Дед, смахнув слезу, ничего не ответил, вышел в сени, чем-то погремел и затих. В дом проник запах дедовой махорки. Курит на крыльце, догадался Игнат. Он опять коснулся тяжелой для деда темы. Хотя в силу мелкого возраста он это ещё и не понимал отчетливо, но смутно догадывался и в разговорах обходил стороной тему бабы Нюры. Её просто не стало в одночасье, и никто ему ничего о ней не говорит. Вот уже поздняя осень, но на этой теме до сих пор висит табу. Не стало его любимой няни весной, куда ушла никто не говорит, все только молчат, разводят руками. Некоторые правда спрашивали у него, не помнит ли он чего-то такого, о чем он даже представления не имеет, даже дядя милиционер к ним в дом по весне приходил, когда Игнатка поправляться после болезни, неожиданно его свалившей, стал. Спрашивал о том дне, когда он заболел, с кем он пошел, куда, кого по дороге встретили. Игнатка так и ответил, что с Бабой Нюрой к колодцу отправились за водичкой, она собиралась его ополоснуть чистой колодезной водой перед тем, как повести в церковь и крестить. Его родители итак долго откладывали эту процедуру, то времени нет, то желания, то возможности. Пока баба не взяла на себя смелость, и договорившись с батюшкой из местной церквушки, собралась сама отвести его и крестить. Игнат отчетливо помнил как они подошли к колодцу, как баба Нюра с грохотом и плеском опустила ведро на цепочке в воду, как склонилась потом над краем колодца, чтобы вытащить поднятое и полное до краев ведро...А дальше он ничего не помнил, очнулся дома, с температурой, все говорят шепотом и ходят на ципочках около его кровати. Как стало понятно из разговоров взрослых, он был без сознания несколько дней, местный доктор сказал уже, что мальчик не жилец, его может спасти только чудо. И оно произошло, Игнат не только очнулся, но и вел себя, и чувствовал как ни в чем не бывало. Ни следа болезни или какого-то намека на недавнее полуживое состояние. Будто и не было этого. Правда взрослые стали на него странно коситься, и зачастую когда он проходил мимо, показывать пальцем. Что стало с бабой Нюрой, и что за болезнь его сразила, непонятная ему, так никто и не объяснил. Лишь родители сказали, что мал ещё знать и попросили больше не задавать вопросов, а то может опять заболеть. Игнат не спорил, он привык доверять и слушаться взрослых, к тому же будто внутренний голос подсказывал ему не задавать вопросов, со временем все само собой проясниться, и он сначала отгонял от себя эти мысли, а потом и правда забыл даже думать об этом происшествии. Лишь вскользь вспоминал о нем из общения с дедом Матвеем, который раньше жил с бабой Нюрой, потому, что был её мужем.

Вот и сейчас едва Игнат коснулся в разговоре, со всегда открытым и общительным дедом, этой темы, как тот сразу замолчал и замкнулся. Ладно, мальчик решил оставить на потом разрешение этого вопроса, а пока его ждала каша на завтрак, и он изрядно проголодавшись от мыслей на взрослые темы, с аппетитом набросился на неё. Дед докурив свою самокрутку, и по ходу перекинувшись приветствием с соседом через забор, со скрипом половиц вошел в избу. Игнат захотел загладить свою вину, за то что нечаянно коснулся болезненной для любимого деда темы, и поэтому решил перевести разговор в другое русло, чтобы отвлечь того от горестных мыслей.

-Деед, а деееда, а почему ребята говорят, что ты мне не дед?

-Это потому, что я тебе не родной, - с грустью в голосе ответил дед Матвей.

-А как это не родной?

-Родные это те кто родили тебя. Твои родители тебе родные, родители твоих родителей тебе тоже родные...

-А кто они, где живут, я их знаю? А то я только папку и маму знаю, а их родителей нет совсем. - Мальчик от обиды или досады даже оттопырил нижнюю губу. Потешно было деду и радостно наблюдать за ним. Как растёт и умнеет не по годам.

-Нет внучек, не знаешь, их давно не стало... - вздохнув, с грустью в голосе сказал Матвей Николаевич.

-Их так же не стало как бабы Нюры? - спросил Игнат и прикусив губу замолчал, поняв, что опять не то спросил.

-Да, Игнатка, да... - опять вздох и грусть в глазах деда заставили мальчика притихнуть и ненадолго замолчать,но тема оказалась для него настолько интересной, что не в силах сдержаться, он продолжил.

-А почему тогда я тебя называю дедом? А какой мой был? А кто твои родные? А твои дети и дети детей?..

-Вопросы короткие, а ответы длинные, давай я тебе вечером перед сном все это расскажу, а пока подумаю и вспомню, а ты беги, поиграй, там к соседям внук Димка погостить приехал, тебя звал, я сказал, что как только кашу доешь, то так сразу и выйдешь.

-Уррра, - Дима был любимым и можно сказать единственным другом нелюдимого и замкнутого Игната. Если Игнат был весь в себе, в своих мыслях, и никто не мог с ним подолгу играть и дружить, то Дима был его полной противоположностью. Активный, веселый, всегда готовый помочь и поделиться всем что есть. Многие взрослые удивлялись, что же связывает этих двух таких не похожих сорванцов. Но рядом с другом и Игнат менялся и преображался, будто черпая и вдохновляясь от него весельем и жизнерадостностью. Дима мог без усилий рассмешить и придумать любую забаву, вот и сегодня он ждет его, Игната!!! Мальчик с радостью и предвкушением отличного дня, полного приключений побежал на улицу, оставив деда Игната с думами трудными и воспоминаниями тяжелыми.

-Иииигнат, Димкаааа... Игнааат, Дииимка, куда же вы запропастились, сорванцы? -Вздыхал дед, безрезультатно оббегав всю улицу, в поиске друзей. - Опять поди за околицу подались, а ещё пуще в лес убёгли, ой сладу мне с вами нет, когда же слушаться начнете, силы то мои уже не те, чтобы угнаться то за вами в ваших играх-то, я же почти что на век старее вас буду... - Так причитал дед Матвей, ускоряя шаги и направляясь в сторону лужка, на котором мальчишки всё лето заигрывались в свои забавы. Но то было летом, когда и тепло, и день длинный, а сейчас он им строго настрого запретил уходить далеко от дома, да разве ж они послушают его?! А он разве в их возрасте прислушивался особенно то к тому, что ему говорили взрослые?! Правда отец его после таких вольностей порол, да так, что надолго он эту науку помнил и бегать без спроса не ешался далече... Дааа, время было... А потом опять за своё, возраст и энергия молодости брали свое... Игнатку то отец не порол никогда, больно желанный он и балованный, любовью обласканный, да дед Матвей в воспитание родительское и не встревал, он и сам Игнатку частенько баловал, к себе брал на выходные и каникулы, хотя тот и не был ему родным. Но дед так к нему привязался, пока они с родителями не переехали в городишко. А то раньше вообще мило дело, жили буквально через дом. Да баба Нюра, Аннушка, жена его ненаглядная была у него, у Игнатушки, у пострелёнка милого в няньках. С пеленок растить помогала. Игнатка был у них в доме денно и нощно, родители то работали помногу... Вот не стало Аннушки-то и ещё больше у деда необходимость в мальчике проявилась. Потребность восполнить, заполнить пустоту, вдруг возникшую с уходом жены. Его живость и в деда вселяла искру, желание жить, понимание, что несмотря на старость, и он кому-то нужен. Вот и сегодня Игнатка задал вопрос и дед понял, что не все ещё дал, не всем поделился, что знал и умел, что понял и в свою очередь услышал от своих родителей. Он должен Игнатку научить, подготовить его к жизни, если успеет, если сил хватит все ему рассказать. Если конечно тот его сейчас поймет,а то дольше откладывать нельзя, стар больно стал, не равен час помрет и сам не заметит как это произошло... Дай то бог чтобы так то и не мучиться... А то вона как Аннушка то его,не знамо долго ли звала на помощь, кричала ли и боролась за жизнь или быстро ушла к отцу с матушкой? Ну да там ей лучше, только чуял Матвей, что следит она за ним, не зовет пока к себе, может как он Игнатке глаза приоткроет на жизнь, то и ему, деду, местечко рядом с женой найдется. А пока не все дела сделаны, не все!

-Игнаат,... Димаааа... Эх, найду да поймаю, ухи то надеру, - как всегда грозился дед, даже и не думая никогда приводить свои угрозы в исполнение. Да и как можно было ругаться и наказывать этих озорнуль? Бывало найдет он их где нибудь, притаившихся под кустом или за кочкой, они как загалдят, засмеются, уткнутся своими раскрасневшимися мордашками ему в фуфайку, он запустит пальцы им в волосы, чтобы играючи потрепать, а они моктые, от игры запыхавшиеся, радостные... Как в такие моменты можно продолжать на них сердиться? Вся усталость от поиска уходит под переливы их задорного смеха.

-Деда, деда,...- начинают они наперебой рассказывать приключения минувшего дня. Эх, любил он ребятню, вот только бог своих им с Аннушкой так и не дал, а потому сколько чужих они перенянчили, воспитали, поди ж ты подсчитай. И соседских, и за приезжими иной раз приглядывать приходилось. А Игнатка вообще почитай как свой, ведь история, связавшая их, еще до его рождения началась. И появился чудо-ребятёнок не без Аннушкиных стараний... Искал дед внучат не только пригреть, помыть, накормить и спать уложить, но и рассказать историю рода Игнатого, а что один из них за жизнь забудет, то другой упомнит и потом подскажет, потому как век Матвеев уж не долог остался. А надобно, чтоб у Игнатки не токма друг, но и соратник, и помощник остался, чтоб справиться с напастями помог на его нелегком в будущем пути. А то что путь будет нелегким в том дед не сумлевался. Ни один из их рода (Игнатки) не жил, ни спокойно, ни долго, ни беспечно. В вечной борьбе. То с одной напастью, то с другой. За что им такие испытания пройти давалось? Неизвестно. То ли для того, чтобы род от скверны поганой очистить через муки пройдя, то ли чтобы для будущих свершений закалить и силы дать? Про то лишь они знать могли, да и то возможно не знали наверняка, а лишь догадывались. Но дед мог рассказать о внешней стороне событий, внутрь рода не заглянешь. А ведь и это порой уже не мало, ведь родители Игната, по наивности видимо, чтобы уберечь сына, вообще в разговорах не касались многих тем, которые стали считаться в их семье запретными. Поэтому тяжело мальчику придется, будет сам до всего своим умом доходить. А хороший, проверенный друг, такой как Дима, в том будет ему помощью и опорой.

***

-Кушайте, кушайте, пострелята, поди ж ты проголодались то не по-детски, скакали весь день где-то. Дед насилу нашел вас, сорванята. - Приговаривал дед ставя на стол чугунок с картошкой. - Кое-как я вас сыскал, не бегайте так далеко больше, а то говорят, волк сюда захаживать повадился, загрызть может.

-Не деда, не загрызет, - стал как всегда спорить Игнатка,- мы уже большие и нас двое!!!- Для большей убедительности Игнат показал деду два вытянутых пальца. - А папка говорит, что волк только на маленьких, больных и одиноких нападает, - с гордостью за то, что знает так много, закончил свою мысль мальчик.

-Так-то оно конечно так, - порадовавшись в душе, за сообразительность своего питомца, молвил дед, - но в сложных случаях, когда выхода нет, али голодный шибко, то может и напасть на двоих. Потому что не головой думать будет, а брюхом и страхом, а страх - самая сильная и страшная из причин, потому как пути назад не дает, а значит остается идти только вперед любыми средствами,напролом,возможно даже через собственную погибель...

-А какие у волка бывают средства? - с набитым ртом полюбопытствовал Димка, чувствуя, что и он должен внести свою лепту в разговор, ведь не один же Игнат думать умеет.

-Такие же, как и у человека, и у другой какой божьей твари, - подумав и немного замявшись, дед продолжил, - я не охотник, но слышал немало чудных историй, и про хитрость нечеловеческую, и про смекалку, про невиданную силу и выносливость звериную...

- Дед, дед, дед,..- перебил Игнат, вспомнив, - а ты обещал мне сегодня ответить на вопросы, которые я тебе задал утром. Ты помнишь или уже забыл?

-Это длинная история, расскажу, когда поедите, и в баньке сполоснетесь. Я её не топил, но она со вчерашнего ещё тепленькая. Спать ляжешь, вот я тебе на ночь её и расскажу.

-А можно Димка тоже здесь ночевать останетсяяяя? -скривил и сморщил ребенок нос и засопел. Он всегда так делал, когда просил деда о чем-то. Знал, что тому до смеха нравится эта гримаска. Мальчик хоть и подрос, но привычка эта за ним так и закрепилась.

-Дед, можно, я так хочу, мы с Игнатом давно не виделись, а завтра сутра уже вместе и на речку собрались, посмотреть, как утки на юг собираются, и мамка мне разрешила у тебя остатся... - Дима тоже решил окончательно растопить лед в душе деда. И тоже стал к нему ластиться. - А мы больше без спроса никуда убегать не будем.

На самом деле деду и самому было с ними веселее, а серьезный вид он придал лицу, чтобы они послушнее были и вели себя тише. Нравилась ему их взаимовыручка и сплоченность.

-А когда ты успел отпроситься то у неё? - Лукаво сощурив глаз, дед взглянул на Димку.

-Утром еще, когда на улицу пошел.

-Ах ты ж предусмотрительный какой, - искренне развеселившись и не в силах больше сдерживаться и серьёзничать, сквозь смех, пробормотал Матвей, - конечно оставайся, я и кровать вам уже на двоих застелил.

-Нееет, дед, это ты предусмотрительный, - сказал Димка, а Игнат согласившись с ним, так отчаянно замотал головой, что лбом ударился о стол.

-Терпи, терпи казак, атаманом будешь... Сам ушибся, виноватых нет, а коли поели, то, Димка, сходи в сени за травой, что в левом углу на стене висит. Заварим, посла баньки попьем, а ты, Игнат, поди вещи исподние чистые собери себе да другу, размер у вас всё одно один.

***

-Ну так вот, давно это значит было, -так начал свой рассказ дед внукам,- многое я сам застал, а что-то мне бабка моя, Анастасия сказывала. Много не знаю, а что помню - расскажу. Вы запомните, и деткам своим обязательно расскажите, и накажите, чтоб передали то своим деткам.

-Ой, деда, ты таким голосом это говоришь, что мне уже страшно и мурашки по коже побежали.

-Ты что, Димка, совсем струсил, я вот совсем не боюсь - расхорохорился Игнат, хотя и сам поджал ноги, и глубже закутав их в одеяло, собрался слушать.

Дед Матвей неспеша отвечать ребятам, и дав им время самим успокоиться, старательно набил свою трубку отменным табаком. Он редко позволял себе курить, а уж дома и подавно. Бабка ругалась, не позволяла, дух табачный в доме не выносила. А сейчас трубка должна была помочь ему сосредоточиться, все сказать что хотел, ничего не забыть. Неспеша, раскурив и посасывая её, он начал свой рассказ. Мальчики заворожено слушали, не в силах отвести глаз от огонька трубки, горящего в темноте ночи. Вкусно щекочущий запах табака вливался им в ноздри, дурманя и усыпляя. Он успокаивал их, убаюкивал, обволакивал будто гипнотизируя. И слова деда, будто проходя мимо них, не испугав, и не тронув, тем не менее, запечатлевались в мозгу, будто выжженные клеймом. Каждое слово, кожный вздох и сокрушение.

***

-Что опять всё думаешь, да гадаешь как бы тебе отсюда свистануть? - смеясь спросил, как всегда неожиданно появившийся Тенга. Вот так всегда, только стоило Игнату предаться воспоминаниям, начать по крупицам собирать жизнь, как он тут как тут. Мешать не помогать... Легко... Сколько бы Игнат ни общался с ним, но так до сих пор и не смог привыкнуть к этим его неожиданным появлениям. Хотя их и можно предсказать по появляющемуся незадолго до материализации Тенги специфическому холодку. Будто сквозняк дует от окна, да так, что все волоски на теле дыбом встают. Игнат, только проснувшийся от солнечного света, и на мгновение окунувшийся в воспоминания из детства, был резко возвращен в больничную действительность.

-А ты что опять подоставать меня решил? - С вызовом в голосе ответил Игнат. - Или у тебя есть предложение, от которого я не смогу отказаться?

-Свои предложения все я тебе уже озвучил, теперь твой черед думать и решать собираешься ли ты всю оставшуюся жизнь здесь гнить, или с почестями и богатством на свободу.

-Да кому же я такой нужен буду там? Моя семья отвернется! Мне бы ещё про чистую совесть не забыть!

-Так они итак отвернулись, - улыбнулся Тенга.

-И то верно, - Игнат пока не хотел идти на открытый конфликт, ему нужно было потянуть время и не вызвать подозрений в собеседнике. Чтобы тот не стал предпринимать крайних мер. А то он мог, это Игнат знал наверняка, он и не на такое готов был, ради реализации своих идей!

-Я не всё помню из того, что ты мне говорил и предлагал.- Сделав сокрушенное выражение лица, Игнат решил потянуть резину. - Ты же знаешь, что после тех лекарств, что в меня пичкают эти коновалы, я и сам не свой, не то, что понимать сказанное тобой, я даже забываю, кто я, - немного покривил душой Игнат.

Тенга знал, он и сам чувствовал, что действие лекарств идет в разрез его интересам, он тоже после процедур мерк и чувствовал себя без сил. Именно в такие моменты он больше всего боялся, что Игнат окончательно выйдет из под его контроля. А ведь он итак стал слишком много понимать, задавать лишние вопросы, и не только ему, но и окружающим его здесь людям. Но Тенга вовремя спохватился и позаботился о том, чтобы прекратить это влияние извне. Воспоминание Тени об этой своей проделке, о своей догадливости и изворотливости всегда доставляли ему удовольствие. И вот сейчас Игнат живет один, в полном его распоряжении, никто не пичкает его информацией. Для всех, кроме Тенги, он недоступен. Если конечно не считать персонал, и особенно эту прилипчивую медсестру Ольгу. Тенга в сердцах чуть было даже не ругнулся вслух, вспомнив о ней. Всё ходит кругами, смотрит, вынюхивает, спрашивает и разговаривает с Игнатом. Зараза. Тенга не верил в благие и бескорыстные намерения других людей, и во всем всегда видел подвох и личную выгоду. Вот и с Ольгой он предпочитал быть настороже и заранее настроить Игната подобным же образом. Но тот (ох уж эта животная часть каждого человека) тянулся к ней, и не хотел, ни слушать, ни думать, ни замечать.

-Ну и что сегодня ты вспомнил? Что нафантазировал?

-А ты хотел бы, чтобы я все что было мною пережито забыл напроч? Конечно, так тебе было бы гораздо проще и удобнее манипулировать мною. Писать с белого листа. - Улыбнулся Игнат

-Ты что сума сошел? Я же твой друг! Или ты уже забыл, сколько раз я спасал тебя? Выручал из разных ситуаций, и даже жизнь спасал? - Состроил Тенга обиженную гримасу, незаслуженно оскорбленного героя.

-Конечно, пока я тебе нужен, пока есть надежда на то, что пойду опять у тебя на поводу, ты будешь со мной таким. Как только выгоды тебе от меня не станет - выкинешь как окурок, или даже раздавишь, наступишь и разотрешь.

Тенга изменился в лице. Оно будто посерело, и пробежала мелкая рябь. Игнат испугался, видимо он все же перешел тонкую грань. Просто уже не выдержал лжи и высокомерного лицемерия со стороны собеседника, нужно срочно загладить казус, пока злоба и мстительность Тенги полностью не захлестнули отношения. Ведь им приходится делить одно тело, и поэтому нужно учиться сосуществовать. Пусть и временно, но в надежде на избавление от "прилипалы".

-Лучше напомни о своем предложении, вместо того чтобы вспоминать былое, - перевел Игнат диалог в другое русло. Он знал, что Тенга клюнет на это, слишком уж тот хотел переманить "друга" в соратники. Тень и вправду попался на удочку, не задумываясь, очень уж соблазн был велик... Он говорил, а Игнат тем временем, под монотонность его речи, вновь погрузился в воспоминания...

***

-Ну, вот значит внучки, слушайте что расскажу, слова мои запоминайте, но выводы свои делайте.

Дело это было давно, след человеческой памяти издалёка это тянет. Были твои предки, Игнат, сильными людьми. Сильными и справедливыми. А оттого звали их всегда управлять и помогать людям. Не княжили они, конечно, не тех высот были, но их народ слушался, где бы, ни проявился их талант. Будь то воинское исскуство, охота ли... Творили руками они вещи замысловатые, место которым токма в музее поди ноне то, а раньше всё для дела было... Да... А коли рыбачить пойдут, то тоже сладу с ними не было. Все пусты к берегу возвращаются, женам да деткам голодным на берег пустые сети лишь кидают, а они, родичи то твои, полну лодку привезут. И не разгружая на берег, а прямо с борта на всех поделят. Всякому дадут, кто спросит, да кого нужда заставляет не своим трудом пойманное брать. Голод то он, знаешь, не тётка. В общем, было в них, что-то особое, выделялись всегда...

-Дед, дед, а дееед, почему у них так получалось? потому что они были самые сильные и смелые?

-Да вроде и нет, но было в них умение чувствовать момент. Будто слышали они то, что должно произойти, и знали как поступить надо в какой ситуации. Будто знание свыше вами двигало. Но так было не всегда, - дед Матвей горестно и с сокрушением вздохнул. - Умение и знания от природы вам на роду данные, прадед твой во вред людям пустил. Я свидетелем тому был. Мне было немногим больше чем вам сейчас, но я эти времена отчетливо помню, будто все это сейчас у меня перед глазами стоит. Из теперешней своей жизни могу, что запамятовать и перепутать, но те года мои в память врезались, будто клинком вырезанные.

Случилось это в смутные времена революции, когда смешалось всё, распадалось и рушилось на глазах. Люди теряли веру, и в бога, и в людей, и в справедливость. Брат, взяв оружие в руки, шел на брата. Раскулачивали всех подряд, кто жил немногим лучше прицерковного нищего. Гибли люди миллионами, многие бежали с обжитых мест, где родились их деды и прадеды. А были и такие, кто, пользуясь смутой и общей бедой, грабил и убивал нещадно. Вот на борьбу с этими бандитами и был собран отряд добровольцев, возглавил который твой прадед Андрей Геннадьевич. Фамилию не буду называть, потому что твой отец сам фамилию сменил, видимо не хочет, чтобы ты её даже знал.

-А почему? Она некрасивая?

-Не в том дело милок, просто многим людям она до сих пор ненавистна. Осквернили и запятнали её слишком. Потому и не хочет твой отец, чтобы ты знал её и касался, авось минет тебя чаша сия, как говорится.

-Значит Федоров это не моя фамилия, а чужая? - с обидой в голосе хныкнул Игнатка. Обида и легкое чувство брезгливости к себе вдруг возникло,но к счастью тут же пропало.

-Да нет же, друг мой ситный, нет, она твоя, но не по папке, как обычно бывает после свадьбы родителей, а по мамкиной родне ты Фёдоров. - улыбнувшись успокоил мальчугана дед, - И дед твой по маме, и прадед, и пра-пра-прадеды носили эту фамилию.

Похоже, такой поворот событий немного успокоил Фёдорова-младшего. И затихшие ребята вновь приготовились слушать рассказ деда.

-Ну так вот значит, на чем же я остановился, ах да, твой прадед стал во главе отряда, который должен был бороться с бандами и беспределом, но сами не выдержав соблазна перед деньгами и золотом, которые сами шли им в руки они заразились жадностью. Начались незаконные аресты, раскулачивания, отбирали значит добро у людей, -спохватившись, что мальчики могут ещё не знать этого слова, пояснил дед.-Замарались они в крови, перепачкались. А всё, что было у других отобрано, они себе, значит, присвоили.

-Испачкались, значит? Искупаться им надо было, разве не было у них бани?

-Эх, милок, от этого так просто не отмыться! Может рано я тебе всё это сказываю, да больно уж времени у меня, чую, не много осталось, бабку часто во сне видать начал, скоро к ней, наверное, соберусь, и некому станет рассказать тебе все это.

-Ты к бабе Нюре собрался? Так значит, ты все же знаешь, куда она уехала? Нет, ты не уезжай, пока сказку эту мне не расскажешь, - пробубнил Игнат зевая.

-Расскажу что успею. Ну чтож сказка, так сказка, слушай дальше. А ты что, Дима, молчишь, или спишь уже, сопишь?

-Нет, деда, я слушаю и думаю. Мне не нравится эта сказка, она не похожа на неё, а ты сразу скажи, у неё конец хороший будет?

-Не знаю, конец ещё у неё не написан. Книга жизни она, знаешь, вся ещё только пишется. А что тебе в ней страшно?

-Как будто мне от неё плохо становится. В животе неприятно, словно съел что не то, и поселилась там жаба.

-Странно, но ты прав...- дед более внимательно посмотрел на Димку. Маленький, а думает и чувствует как взрослый. Все же верно он решил рассказать и открыться не только перед Игнатом. Верно, Диму выбрал среди других ребят. Тот мыслил как надо! Именно он, и только он сможет справиться с тем делом, которое дед задумал для него. Если только будет время подготовить их перед такой долгой и трудной жизнью, с таким огромным количеством соблазнов. Эх, если бы рядом была Аннушка... Они смогли бы подготовить своего воспитанника перед прыжком в ... Куда? Дед и сам не знал, но чувствовал, что на долю Игната выпадет ещё немало трудностей и испытаний.

-Деда, а о чем ты задумался? Ты забыл про нас?

-Не забыл, а просто с мыслями собираюсь, чтобы продолжить. Давайте завтра я вам сказ тот доскажу.

-А о чем он завтра будет?

-Ах вы любознательные хитрецы, - молвил с улыбкой старик. - Расскажу вам завтра про то, как пропало все церковное добро, про то, как нашли священника убитым в лесу, и как после всего этого ужаса, который вселил в души односельчан лишь ожесточение и ненависть к отряду добровольных мордоворотов, они поступили. Как услышав проклятия и угрозы в их адрес, твои родные предупредили деда Андрея. И тот вместе со всей своей бандой и награбленным добром исчез без следа. Да, причем ни разу ни слуху о нем, ни духу не было. Может сгинул где на чужбине, а может за границу убег. Добра то они видимо не видимо награбили, со всей округи, да говорят обоз, проходящий с золотом они опустошили. В общем, с тех пор и не было никого из их шайки,по крайней мере в живых не видели. Будто страшный сон прошел, все проснулись, а злодеев и нет вовсе, ничто о них больше не напоминало, вот только семьи загубленных ими и ограбленных никогда их думаю простить и не смогут и не захотят. Только несмотря на исчезновение деда это все отразилось все же на вашей семье. Хоть односельчане никоко и не покарали физически, но прокляли видно сильно. И перестало быть вам везение, видимо предали вы что-то большее, чем просто совесть. Вы предали суть, исток ваш, на котором всё как на столпе держалось. Перестали детки в вашем роду рождаться, а если и рождались, то хилые и болезненные. Многие умирали во младенчестве. Девки боялись замуж за ваших мужчин идти, потому как каждая баба хочет семью полную и крепкую. Горе и потери мало кто себе желает, а что за дом и семья без деток! В общем угосать стал ваш род.

Дед Матвей и забыл про то, что хотел прервать свой рассказ, он с головой окунулся в воспоминания былых лет, когда и сам был молод, да удал. И не сказал он мальчику, что и он тоже его дальный-предальний родственник, а потому и его коснулась эта горестная чаша. И он без детей, Нюрушка его знала всё, но любила и пошла за него. Хотя он и срок ей давал передумать. Нет, разделила жизнь свою с ним. Он всю жизнь любил её и почитал за это. Всё пронеслось в голове, слезы памяти и любви к жене готовы уже были капнуть, но с ним были дети, а для мальчиков какой же он пример подаст, если будет постоянно нюни распускать. Ребята даже не перебивали с интересом слушая его рассказ,а когда он останавливался, то они не торопили, а терпеливо сидели и ждали.

-Вот и твои родители много лет не могли иметь детей, да больно уж им хотелось. А как прослышали, что баба Нюра знает бабку которая травками да словами мудрёными может им помочь, то упросили они её свозить их к ней. Аннушка то долго их отговаривала, говорила "раз бог не дал, значит так надо", но не устояла перед долгими мольбами. Как всё было не знаю, я в те вопросы не лез, но спустя положенный срок ты, Игнат, родился. Только Нюра всё говорила, что ещё нужно что-то сделать, вроде как бабка велела непременно крестить тебя. Но родители твои отмахнулись, некогда мол, нельзя пока. Отец твой в партию должен вступить, а если это станет известно, то на карьере крест. Эх, Аннушка, Аннушка, чистая, бескорыстная душа и всю жизнь была такой. Все до последнего другим, ничего себе. А конец твой не спокойный. Всё делала для других, своим внутренним светом очищала и делала добрее тех, кто рядом. И тебя Игнат брала с малых лет нянькаться, чтобы на глазах её рос, чтоб смогла помочь тебе, когда увидит, что срок пришел. Закладывала в тебя свою силу и мудрость добрую, но не успела, дай бог, чтоб я ей хоть чем смог помочь, доделаю ею начатое... - загрустил дед Матвей, задумался, а как очнулся от дум своих, то и ребятки уже спали, сон сморил. -спите, спите, пострелята, сил набирайтесь, вам ведь ещё так много предстоит пройти и испытать.ЭЭЭх.

В ту ночь случился сильный пожар, дом деда сгорел дотла, а самому старику и обоим мальчикам еле удалось выбраться и спастись. Игнат это почти не помнил, полагаясь в большей степени на рассказы очевидцев. Но вот что точно запечатлелось в его памяти, так это то что, несмотря на пожар и огонь его била дрожь от холода, его знобило изнутри. После этих событий разговор забылся, ушел на задний план, слишком много было пережито. Да и дед Матвей несколько месяцев спустя, в ту же зиму встретился со своей Аннушкой, так и не сумев до конца оправиться от шока после пожара.

***

-Игнат, давай договоримся, что я в последний раз всё это повторяю, а то грешным делом начинаю думать, что я какой-то попка дурак в твоем представлении, - глядя куда-то будто сквозь стену в коридор, продолжал гнуть свою линию Тенга. Только сейчас Игнат оторвался от воспоминаний и понял, что он всё ещё в больнице, а его знакомец продолжает, начатую когда-то, речь.- А я, как ты сам понимаешь, не люблю находиться в этой роли. В конце-то концов, мы же друзья...

-Да какие мы нахрен друзья!!! Единственный, кто был действительно безгранично предан нашей дружбе, так это Димка!

-Ага, - хмыкнул Тенга, - и вспомни как ты его за это отблагодарил... Да ты не кривись, а вспомни то. Или тебе напомнить?

-Не надо...Я, кажется, помню... А то, с твоей помощью, я лишнего навспоминаю. И того в придачу, чего и не было.

***

-Игнат, Игнат, побежали скорее, - тараторила запыхавшаяся и раскрасневшаяся Ленка. Девочка с соседней улицы. - Там Димку бьют мальчишки, говорят, он что-то в школе директрисе настучал, когда, помнишь, вы с ним дежурными оставались...

-А он что говорит? - Встрепенулся парень.

-Ничего, молчит.

-Совсем молчит или хоть что-то говорит?

-Ни единого словечка, даже губы сжал, а они его пинают. - С гримасой боли и сострадания Леночка сжала у груди свои тонкие, как две палочки ручки.- Побежали же быстрее! Ты им скажешь, что он ничего не говорил директору, и ни на кого не донёс. А то они его совсем покалечат ведь!!!

-А откуда мне знать, что он не проболтался, когда я с ведром выходил за водой.

-Как ты можешь так говорить?!! Он же твой друг!!! И за тебя всегда заступался!!! - Даже не с укором, а с безнадёгой, ненавистью и бессилием в голосе пискнула она в ответ.

Игнат стоял перед серьёзнейшим выбором за всю свою пятнадцатилетнюю жизнь. Он должен был принять очень важное решение. Ведь это он, Игнат, тогда рассказал о выходке подростков директору. Димка всё слышал, потом в разговоре объявил ему, что так поступать якобы подло и не по-товарищески, сказал ещё много чего неприятного. В общем, они здорово поссорились, и чуть даже не подрались, но помешали какие-то прохожие. Игнат был на него зол и в душе злорадствовал, что Димку бьют. Пусть теперь увидит, за каких отморозков он тогда заступался, из-за кого поставил под сомнение их с Игнатом многолетнюю дружбу. Была и ещё одна причина, почему Игнат боялся бежать вслед за Ленкой спасать друга, и это страх разоблачения! Вдруг Димка проболтается, не выдержав побоев, или уже проболтался. Нет, лучше отсидеться дома, пока страсти утихнут, каникулы будут идти ещё больше двух месяцев, все может быть и забудется. А пока никуда можно и не выходить даже со двора. В крайнем случае, можно в другую школу будет потом перевестись, чтобы не встречаться с этими (как говорила мама) головорезами. Хотя раньше Игнат и любил проводить с ними время, его завораживало чувство свободы и какой-то взрослости исходящей от них. У них всегда водились деньги, они уже курили и пили. Что тоже влекло, как все новое из мира взрослых. А вот Димка никогда с ними не тусовался и осуждал. Почему он встал на их сторону, когда Игнат проболтался директору не понятно.

-ЭЭЭХ, ты...- вернул к действительности вздох, который издало зелёное ситцевое платьице, и стало удаляться в сторону другой улицы, играя цветом и формой, в такт с прыгающими белёсыми косичками. И вдруг неожиданно для самого себя Игнату захотелось доказать этой маленькой и неприметной девчушке, что он не такой, как она думает, что он лучше и сможет... Но вернулся внутренний здравый смысл и подсказал ему, что во-первых она уже убежала достаточно далеко и он вряд ли поспеет за ней, но даже если и догонит, то что скажет и как глупо будет выглядеть при этом. А во-вторых вернулся страх перед расправой хулиганов.

***

-Нет, Тенга, я ничего не забыл. Про нашу с Димкой дружбу я всё помню, будто сейчас было! До сих пор корю себя за ту свою слабость, если бы не это начало моего нравственного падения, то может друг помог бы мне побороть тебя.

-Он не стал бы этого делать, даже если бы вы до сих пор оставались друзьями. -Иногда на Тенгу нападали моменты откровенности, видимо и ему время от времени было необходимо кому-то выговориться. - Дмитрий всегда был и остался очень умным, он прекрасно знает, что в подобных вещах можно лишь дать совет, но вмешиваться ни в коем случае нельзя. Каждый человек должен пройти свой путь сам. А если это не происходит по тем или иным причинам, то его душу опять отправляют сюда на землю для завершения начатого, и так до полного свершения его предназначения. Но с каждым новым приходом задача всё больше усложняется. Представляешь - раз за разом с одной и той же миссией... Так что дружочек, полагайся лишь на себя. В этом мире каждый сам за себя, а остальные зачастую даются нам не для облегчения жизненного пути, а напротив, для осложнения, иногда для соблазна... Как испытание на верность, прочность, честность...

-С Димой я это испытание не прошел...

-Совершенно верно... И перед женой тоже...Перед родными и близкими тебе людьми.

-Значит, в следующей жизни я опять буду стоять перед подобной же дилеммой?

-Не факт. - Тенга задумался, будто в сомнении, говорить ли дальше, и не слишком ли он разоткровенничался. Потом придя к какому-то выводу, успокоился и продолжал. - Ты можешь это исправить. Каждый человек, пока он жив и работает над своим внутренним миром, может исправить своё теперешнее и будущие воплощения. Но на это не достаточно лишь одного желания. Нужна сила, воля, милосердие и искренность желаний, а ещё и знание того на каком месте он сейчас стоит, чтобы понимать куда необходимо двигаться.

-А не боишься,что я смогу измениться?

-Нет, ты погряз в дерьме по уши. Слишком хорошо жил, чтобы сейчас отказаться от искушения родолжить такую же жизнь. Ты эгоист, жил только для себя всегда и никогда не делал ничего для других, без выгоды для себя. Нет, улучшения душевные тебе не грозят. Это слишком тяжелый труд. К тому же отсюда тебе выход закрыт. Ты не сможешь улучшить и облегчить свои будущие воплощения, но я могу помочь тебе сделать эту твою жизнь сказочной.

-Но я ведь могу начать изменения с самого себя. Не об этом ли твердили мудрецы? Хочешь изменить мир - начни с себя. - Будто не слыша слов Тенги, продолжал рассуждать Игнат.- Да, выхода отсюда нет, но есть я и моя душа.

Тенга прислушался к чему-то за дверью. Теперь и до Игната донеслись какие-то еле слышные звуки. То были даже не звуки действия, а просто присутствия.

-Кто там? - но на вопрос Игната никто ему не ответил. Тенга как вседа скрылся так же неожиданно, как и появился. Он просто исчез, испарился.

Мужчина продолжал прислушиваться и ждать. Тот, кто был за дверью, видимо понял, что дольше надеяться на возобновление беседы просто бессмысленно, и послышались едва уловимые шаги. Но Игнат их узнал. Когда долго находишься взаперти и не видишь ничего, кроме голых стен, то волей неволей начинаешь больше прислушиваться и полагаться на этот дар. Развивается слух и интуиция, начинаешь по звукам узнавать. От двери уходила Ольга. Походку её ни с чьей не спутать. Будто порхая летит. Это конечно красиво-литературное сравнение, но Игнат именно так и воспринимал её. Она одна, как лучик света среди них... Несмотря на недуг все они продолжали остаться мужчинами и присутствие привлекательной девушки было всеми неоднозначно воспринимаемо. Но Игнат знал, что она не одна,.. От неё часто исходил запах Аршавина. Только тот из окружающих пользовался этим новым аоматом. Небось новинка парфюмерной индустрии, реклама которой пестреет сейчас на каждом шагу. Не то, чтобы запах был езким или неприятным, просто видимо ревность самца или что-то в этом роде, когда речь заходит о понраившейся самке. Самое интересное, что Игнат, как человек образованный, начитанный, поумневший и искренне любящий свою жену, тем не менее ничего не мог с собой поделать. Что он знал об Ольге? По сути мало, почти ничего. Приехала откуда-то из Тульской области. Мать её босила на бабку, а та умерла. Ольга продала что было, и поехала искать счастья в Москве. Купила какую-то комнатенку, влезла в долги... Мало ли таких историй сейчас. Игнат услышал, вернее, подслушал это, когда та с Аршавиным разговариала. Не знал он лишь то, что мать недавно объявилась у Ольги.

Встретились они неожиданно. Точнее это Ольгу застала встреча врасплох. Во дворе собственного дома к ней подошла неприметная женщина средних лет. Девушка не обратила на неё внимания, когда та выйдя из тени стала приближаться. Лишь когда они уже были практически лицом к лицу друг к другу, женщина обратилась, голос был тоже, как и вся она невзрачен.

-Ольга...

-Да, здравствуйте, - девушка замедлила шаг, но не остановилась. Она на мгновение решила, что это одна из многочисленных соседок, с которыми здесь принято здороваться. Дом и двор старый и все знают друг друга. А Ольга здесь новичок и поэтому не всех ещё помнит и узнает в лицо. Вот странно, приехать из маленького городишки в Москву и столкнуться здесь всё с теми же пороками, как любопытство и желание влезть в чужие дела. Все лезут, лезут, и чего им надо?... Она уже устала от того, что почти каждый день её останавливала одна из соседок и норовила поговорить за жизнь, поохать, пожаловаться на ЖЭК, да мало ли ещё причин каких находили. Они считают, что проявляют внимание и заботу. Но ей то этого не надо, она не хочет ни видеть ,ни слышать никого. Хочет быть одна, и никто ей не нужен.

-Я твоя мама...

Ольгу словно подкосило. Еле устояв на ногах, она обернулась, потому что уже успела пройти мимо незнакомки.

-Что, что вы такое сказали?

-Я сказала, что звонила маме, твоей бабушке, а мне там дали твой здешний адрес. Вот я и пришла.

-Зачем? Столько лет не хотела меня даже видеть,...

-Ты не права, я всегда помнила о тебе, просто не было возможности забрать тебя. Да и тебе так было лучше. Даже не сомневайся. Может поднимемся к тебе, я долго ждала и замерзла. Нам есть о чем поговорить.

-Ничего, я ждала ещё дольше. А о чем нам говорить? Это раньше я мечтала о том, как встречу тебя, а сейчас... Вы мне будто чужая, я ничего не чувствую. Бабушка меня вырастила, она мне и была мамой, не вы.

-Так ты меня даже не пригласишь к себе?

-Я пока не знаю. Я привыкла к тому, что ничего не происходит просто так. Что вам от меня нужно?

-Ничего, просто хотела увидеть тебя, познакомить с младшим братиком.

-У меня есть брат?

-Да, ему три годика.

-И он живет с вами?

-Да, со мной. Вот тебе мой номер телефона, когда надумаешь познакомиться с ним и узнать меня поближе, то звони. По одному глупому поступку молодости не суди. Я итак себя уже корить устала. Тяжелее уже не станет. Мне нужно твоё прощение.- Она всунула Ольге в руку клочок бумаги с номером телефона.

-И братик спрашивает о тебе, я рассказала ему, что у него есть сестра.

-Хорошо, я позвоню, но потом, мне нужно собраться с мыслями. Это всё неожиданно очень. Я как-то всё по-другому себе представляла, празднично и помпезно...

-Я понимаю, но ты уже большая и понимаешь, что фантазии и жизнь отличаются друг от друга.

-Да, хорошо, хорошо...

Мать попыталась обнять, дёрнулась в сторону дочери, но та не двинулась навстречу, мать остановилась. И Ольга, будто только сейчас поняв её порыв, тоже наклонилась к ней, но та уже в свою очередь замерла... Они так и разошлись не сблизившись. Разошлись в разные стороны.

-Ну что? Что? - в темноте мужской голос звучал встревожено...

-Ничего пока, сказала, что позвонит.

-Ну ты, то понимаешь, что она это наша последняя надежда на спасение Сашки?

-Знаю, не хуже тебя я это!!! В конце-то концов не забывай, что я его мать! Она позвонит. А если нет, то я приду ещё раз, ради Сашеньки буду, хоть каждый день её караулить.

-А если она не подойдет ему в доноры?

-Может и такое случится, но я стараюсь совсем не думать об этом. За что мне такое испытание? Сашеньке ничем помочь не могу. Страшно ощущать бессилие перед его болезнью.

- За то, что стерва ты.- Неожиданно проснувшаяся совесть развязала язык мужчине.

-Может и стерва. Но в ней заговорит родная кровь, она нам поможет. Если не собой, то деньгами. А с деньгами мы его поднимем на ноги. Я её мать и она должна, обязана мне жизнью.

-Стерва. - Уже почти неслышно он прошептал. - Никого, кроме себя не видишь. И ещё кроме сына. - И уже громко продолжал, - Почему, откуда такая странность? Одного ребенка бросила, а над другим, трясёшься и любишь за двоих?

- Не знаю. И не спрашивай, потому что нет ответа.

- А я, кто я для тебя?..

-Давай помолчим.

За такой беседой они дошли до станции метро и не заметили, что в нескольких метрах за ними, по темноте шла Ольга. Она сделала это необдуманно, будто даже на автопилоте. Но в результате услышала больше, чем хотела. А хотела всего лишь ещё раз взглянуть на мать и если удастся, то не в темноте, а на свету увидеть её лицо и глаза...

Что теперь делать? Причина её обращения к Ольге стала ясна. Дочь не нужна матери, она, когда-то бросив её, не изменила своего отношения. Но девушка нужна своему братику, которого хоть никогда и не видела, но уже полюбила заочно. Может быть, только так от её жизни будет толк, польза. Уйдет пустота и ненужность...

***

-А сам-то ты как думаешь, кто я? - Спросил Тенга, в один из приходов к Игнату, и скосил один из глаз в сторону собеседника, а второй направил в другом направлении. Игната всегда пугало это умение друга видеть одновременно две картинки, причем он ещё и обладал способностью не только видеть, слышать, обонять и осязать, но и чувствовать предметы на расстоянии, и уметь наперёд предугадывать действия и поступки других людей. Будто знал, что случится так-то и так. Правда, иногда и он ошибался, Игнат догадывался об этом по его виду. За столь длительный срок общения, он научился понимать его без слов. Тоже уже стал чувствовать его эмоции на расстоянии. Так часто бывает у супругов живущих уже много лет вместе, им часто не нужно слов, достаточно одного взгляда.

-Может я твоя совесть? - Вышел наконец, из задумчивого созерцания собеседника, Тенга.

-Какая нафиг совесть!!! Если ты наоборот, всю мою жизнь подталкиваешь на плохие поступки, провоцируешь скандалы, рушишь всё, что я строю и налаживаю.

-Ты не прав, Игнат. Ты сам и только сам всегда совершал всё, в чем сейчас пытаешься обвинить меня. Я же не вёл твою руку, не держал связанным, когда надо было идти.

-Но ты подуськивал меня.

-А ты мог не слушать, и делать так как считаешь нужным!

-Но я же не знал сначала что это ты, я думал, что это моё подсознание мне подсказывает, моя интуиция, внутренний голос к которому нужно прислушиваться. А когда понял, что это ты и какое зло в себе таишь, то было уже слишком поздно, ты стал слишком сильным, и зачастую я просто не мог с тобой справиться. Ты вышел из-под моего контроля. А вернее никогда и не был под ним. Невозможно контролировать то, о чьем существовании не догадываешься.

-Бла-бла-бла. А когда ты, якобы прислушиваясь к своей интуиции, совершал те или иные подлости, тебя потом не коробило, не тошнило от самого себя? Нет! Ты был вполне доволен тем, что совершив очередную гнусность, ты потом из этого же извлекал для себя выгоду. Тебе это давало те или иные преимущества и блага, продвижение по службе. Ты же это совершал не ради меня, а для собственной выгоды. Да ты поступал так, как хотел я, но и сам ты этого желал не меньше меня.

-Мне не нужно это, забери, верни обычную жизнь!

-Забери, верни...- Похоже передразнивать Игната, стало привычкой для Тенги.-Что забрать то? Тело? Душу? Я без тебя в этом мире ничто, ты мне нужен, а я нужен тебе. Потому что без меня и ты ничто, овощ. Говоришь "верни нормальную жизь". А какую жизнь ты имеешь в виду, если нормальной её у тебя никогда и не было. Ты всегда был со мной, никогда не был самостоятельным и "обычным".

-Я начну всё заново. Сам!!! Ты понимаешь?!!! Сам!!!

-Ты слабак и трус. Что ты начнешь заново? Опять пить? Как начал это делать, когда столкнулся с первыми трудностями и сложными задачами, которые стала подкидывать тебе жизнь?

-Я пил не поэтому. А от понимания, что ты как кукловод мною управляешь. Мне была невыносима мысль, что я марионетка в твоих руках. Лишь при помощи алкоголя я мог забыться и не думать о тебе!

-И это помогло? - С ехидцей и издёвкой в голосе Тенга проскрипел чеканя каждое слово. И самое главное, что всё это было правдой, неумолимой, голой, нещадной правдой. - Это решило твои проблемы?

-Нет.

-Вернуло жену?

-Нет.

-Друзей

-Нет

-Совесть твою очистило?

-Нет

-Грех убийства сняло?

Игнат дернулся на кровате. Какое убийство, он никого не убивал. Если Тенга о той аварии по пьяной лавочке, так сбитый им мужик остался жив, он это проверил, звонил в больницу.

-Ах, так ты голубок не помнишь? - Ласково и жутко звучал голос Тенги. Он видимо уже предвкушал ту ошарашенность, в которую сейчас вгонит Игната. Он таил в себе то, от чего всю сознательную жизнь, пытался оградиться Игнат. Сейчас он услышит то, с чем уж точно не сможет жить дальше. Мужчина, ещё будучи ребенком знал, что есть то, чего не надо касаться в своих воспоминаниях. Он старался не думать об этом, и постепенно, год за годом, эти воспоминания действительно стерлись из его памяти.

-А то, что именно ты, своими собственными руками толкнул бабу Нюру в колодец, забыл уже?

-Я?!

-Ты, ты, кто же ещё!

-Мммм, ннне, мммм...

-Что мычишь? И как дом деда спалил, тоже забыл? Убить то ты его этим не убил, но стал косвенной причиной того, что он так рано умер, это его подкосило. Он же всё видел. Как ты это делал. А не сказал, потому, что любил тебя как родного, даже крепче наверное, чем многие родные своих детей любят. И понимал, что в смерти жены его ты виноват. Вот и не выдержал.

-Не я, я добрый...

-Ты?! - Раздался хохот Тенги, который раскатом отдавал в голове Игната. В висках запульсировало, мозги от перенапряжения стали будто плавиться. Словно не в силах справиться в реальности происходящего сознание решило, стирая четкость и отключая некоторые чувства, облегчить Игнату жизнь. - Ты всегда был беспощадным. Вспомни хотя бы, как ты убил котенка, забросав его камнями. Или скажешь что это тоже я?

-Он был посреди огромной глубокой лужи, стоял там на каком-то камне, и мяукал громко и так жалостливо, что сердце разрывалось. Я не мог ему ничем помочь,б ыл слишком маленьким, а он плакал и молил помочь. Я я я, не мог оставить его там, я должен был для него что-то сделать, помочь. Я думал, что так сделаю лучше, что избавлю его от страданий. А за ним добраться не мог, лужа глубокая была... он утонул бы... я для него...

-И всю жизнь ты так поступаешь, если не можешь сделать и справиться, то разрушаешь до основания.

-Это не я, ты, ты, не я...

-Ладно, сегодня с тобой видимо говорить уже бесполезно...

***

-Михаил Владимирович, ты что такой кислый? Опять дома с женой нелады? Или денег опять думаешь, у кого перехватить до получки? - Так частенько начиналось утро у старых знакомых. Михаил Владимирович Аршавин и Алексей Дмитриевич Ерошин, были знакомы ещё с институтской скамьи. Вместе в Мед... учились, вместе потом по распределению трудились. А теперь, скорее всего больше по велению не сердца, а разума, пришли сюда, изучать и лечить то, что называют болезни "душевные". Хотя и молоды они были годами, но пророчили им большое будущее. Светлые головы были даны им свыше. Будто чувствовали они, или неосознанно знали что делают.

-Нет, тьфу, тьфу, тьфу, - больше по привычке, чем из суеверия сплюнул Аршавин через левое плечо. - Опять наши коновалы чуть не лишили меня подопечного. Помнишь, с раздвоением личности, я тебе рассказывал. Почему помимо того что столько сил уходит на то, чтобы разобраться с лечением больных, приходится ещё и санитарам мозги постоянно вправлять. Иногда даже не понимаю кого в большей степени следовало бы изолировать и лечить.

-Но там же, с этим больным, вроде диагноз под вопросом был? Главный же сомнение высказал. - Подмигнул Алексей Дмитриевич, подзадоривая друга. У них, как и положено у молодых специалистов, шла негласная борьба-соревнование.

-Да этого главного самого надо подлечить основательно. Там с Федоровым, слишком всё ясно и прозрачно. Даже...

-Да ладно ты не кипятись, я же шучу. Просто он кажется спеца из Москвы пригласить хотел.

-Но пока он в отпуске,а лечащий его врач я, то мне и решать как и чем его лечить, а так же от чего. - Молодость, амбиции и горячность болезненно сказывались, когда более опытные и знающие наставники пытаются поправить и показать истинную картину происходящего. Вечный бунт, противостояние поколений. Михаил Аршавин не был исключением и посему Игнату присвоили недуг, от которого и лечили в свете того, как учили в ВУЗе. Но вдруг тон Аршавина резко сменился. - А насчет денег ты серьезно? У тебя есть свободные?

-Миха, когда ты научишься жить по средствам то? На что ты их тратишь? Любовницу что-ли жадную до денег завел? Или в машину стал вместо бензина золото заливать?

-Не твоё дело, - беззлобно отбрехнулся Аршавин, поняв, что денег у друга занять ему всё равно не светит.

В дверь без стука впорхнула новенькая медсестричка.

-Ой, - она будто даже удивилась, увидев здесь не пустую комнату.

-И откуда столько удивления, Оленька? Будто мы и работать здесь не должны. Или это вы только мне так удивились? - Ерошин подмигнул Михаилу, тот в ответ на реплику товарища лишь отмахнулся.

-Да нет, я просто пирог дома сегодня испекла, думала чай попить... - Ольга скосила глаза на Михаила, ожидая от него помощи в разрешении этой щекотливой ситуации.

Но Алексей итак уже догадывался, на что или вернее кого у Михаила давно уже не хватает денег, почему жена его стала постоянно названивать на рабочий телефон, а после разговора с ней Мишка полдня ходит смурной и сам не свой. О какой уж работе тут можно гоорить. Пока горе-любовники переглядывались, Ерошин тихонько вышел, прикрыв за собой дверь. Основное правило его жизни было - не лезть в чужие дела и тем более судьбы и семьи. Хотя на его веку ещё ни один подобный роман не заканчивался хеппи ендом. Конечно мечта почти любого тридцателетнего с гаком врача это молоденькая медсестра-практиканточка, но он, Ерошин, до того насмотрелся на всевозможные неприятности, сулящие вылиться их этих отношений, что выработался рефлекс отрицания. Но ведь другу не вставишь свои мозги, к тому тот даже слушать не захотел, когда Алексей просто заикнулся об этом вскользь. Остаётся посто не вмешиваться, авось с наименьшими потерями всё это пройдет и травой зарастёт.

Была и другая причина, по которой он не вмешивался в это. И причине этой уже много лет.

Женился Аршавин неожиданно для всех. Даже Алешка, его самый закадычный друг ничего не знал об этом. Тот просто поехал отдохнуть в каникулы на море и к третьему курсу в институт вернулся уже женатым человеком.

Играли свадьбу Мишки и Кати в общаге бедно, но весело. Собрались все самые лучшие и крепкие друзья. И Алексей пришел со своей невестой Аллой, с которой встречался уже больше года и разговор шел о свадьбе. Но дальше разговора так дело и не зашло. Неисповедимы пути... Алешка, как только увидел Катеньку, то остальные женщины для него потерялись. Что называется любовь с первого взгляда. Она много в тот день смеялась, гости кричали горько, все пили шампанское, потом водку... Он ничего не замечал, молчал, только смотрел на неё. Мишка смеясь заметил, что заревнует. Аллочка, девушка умная и внимательная ушла ещё до окончания праздника. Она молодец, не устраивала сцен. Хотя и любит Алёшу до сих пор, но ни разу не перешагнула больше границу просто дружбы. Уходя, уходи. Лишь, кажется, чета Аршавиных ничего не поняла и не заметила. Миша сначала шутил и спрашивал, когда у друга свадьба. Потом и спрашивать перестал. Были у Алеши ещё женщины, но всё не то, он ждал, искал такую, как Катюша, но пока её не было. И что Мишке нужно, зачем бегает от такой женщины?.. Алеша не понимал, но и не вмешивался, пусть сами разбираются, а он не хочет стать причиной их несчастий. Катерина по-настоящему любила мужа, и Алешка сделает всё, чтобы она не переживала, он сделает всё, если нужно, чтобы сохранить для неё Мишу. Но пока, лучше пусть всё течет у Миши с Олей само по себе, так оно само себя и изживёт. Лёша перестал бывать у Аршавиных в гостях, потому что тяжело было потом уходить от них. Видеть и не иметь возможности прикоснуться и взять лишний раз за руку.

Аллочка понимала Алёшу, любила, но и она не смогла долго ждать его. В прошлом году вышла замуж. Ерошин был у них свидетелем. Гуляли помпезно, с шиком, в ресторане. Муж её какой-то бизнесмен. Алексей не ревновал её, он любил её, но как сестру и ценил, за чувства к себе. Дорожил ею, как близким человеком, которыми разбрасываться нельзя. В жизни не так часто выдается нам возможность приобрести по-настоящему близкого человека. Такого чтобы ничего не ждал взамен, а просто готов был придти в любой момент, когда потребуется помощь. Родился у Аллы сынишка, назвали Алешей. Муж её постепенно стал ревновать, не понимая и не имея ума и широты души, чтобы принять и любить её такой, какая она есть. Приступы ревности стали доходить и до кулаков. В один из вечеров с кулачными дискуссиями Алла просто собрала чемодан и взяв Алешеньку на руки, ушла. Идти было не куда, и она позвонила Алексею. И сейчас они уже втроём живут в его комнате коммунальной квартиры. Все решили, что это действительно их совместный сын, а бывший муж даже отказал в алиментах, на которых Алла даже не стала настаивать. Нужно быть выше и чище, а если мужчина не хочет озаботиться о будущем собственного ребенка, то к чему настаивать. Она прокормит двоих. И Алексей помогает. Они никого и не переубеждают в том, что не мужем и женой живут. Да и сынишке лучше расти в полной семье. Пусть это и всего лишь видимость. Но мало, даже настоящих семей, которые могут похвастать таким взаимопониманием и искренностью привязанности друг к другу. Ерошин привязался к малышу всем сердцем. Тот начал называть его папой. И Алексей, понимая, что своих детей, скорее всего не будет, поэтому он в лице Алешеньки приобрел того, на кого может распространить отцовские чувства и заботу, реализоваться, как родитель. А своих детей ни от кого кроме Катерины не хочет, а стало быть, их и не будет. И так возможно лучше. Он постепенно с этим смирился. И Аллочка не лезла с вопросами и советами. Она просто жила с ним рядом...

***

Голова болит, раскалывается. Так началось это утро у Игната. И опять этот голос, Тенга будто караулил, когда он проснется, и начал говорить то, что видимо долго обдумывал во время своей бессонной ночи. Зачем он это делает? чтобы деморализовать его? Один лишь раз Игнат спросил Тенгу кто тот, и вот теперь должен слушать всё новые и новые версии. Будто перебирая их и проговаривая вслух, Тенга себя пытается в чем-то убедить и найти правильный ответ.

-Вот вы всё боитесь, что вас захватят какие-то далекие и страшные инопланетяне. А захватывать то вас уже и не надо, это произошло уже давным-давно. Почему, как ты думаешь, человек из животного, живущего инстинктами, вдруг стал существом наделённым разумом и интеллектом? Да потому что в каждом из вас живет по одному из нас. Инопланетян, вселившихся в вас незаметно и давно. Вы зовёте нас своей душой. Мы строим, учим, руководим вами. Вы нас носите, кормите. Правда бывают случаи, когда не доживя до естественной смерти, кто-то из вас решает умерщвить своё тело, или тело другого носителя с одним из нас. Но на эти случаи мы подсказали вам создание религии, с её запретами на вред себе, своему телу и телам других особей вашей породы. Мы живем долго, и много раз возвращаемся в разные тела, разные времена. Не всегда оказываясь в будущем, иногда в прошлом, так как время для нас понятие относительное, вот мы и кочуем по времени. Отсюда и появление ясновидящих. Просто в этом человеке Наш из вашего будущего. И если между человеком и его "душой" налажен контакт, то просто идет считка информации. Причем зачастую человек и сам не понимает, откуда то или иное знание. Взять хотя бы Юродивых. Слишком слаб свой ум и поэтому Наш говорит и руководит вашим. Или возьми раздвоение личности. Случайность, нелепость. Двое наших поселились в один дом. А обратно никак, только через смерть. Поэтому такие люди и идут часто "самостоятельно" на саморазрушение.

Когда-то и мы имели свои физические тела, свой дом, родную планету. Но наши тела были бренны, а жить хотелось вечно. Вот наши ученые и стали, сначала записывать наши воспоминания, составляя на каждого карту личности. Потом после смерти клонировать, и внедрять карту с нашей памятью в новый биологический, информационно чистый, объект. Цель была достигнута, но слишком трудоёмка, ведь кому-то приходилось постоянно выращивать клонов, а рожать и выращивать естественным путем ребенка для чьего-то чужого внедрения женщины отказывались.

-Почему для другого? Можно ведь для себя!!!

-Это означало бы, что в момент зачатия ты уже должен был бы умереть, чтобы твоя личность оказалась в твоём ребенке, а это невозможно. Ведь если родители мертвы, то, как же тогда произойдет зачатие и кто выносит ребенка. А почему мертвы? Элементарно, ведь растущий и развивающийся естественным образом объект, получает информацию самостоятельно и формирует свою собственную личность, начиная с момента зачатия. Единственный способ этого избежать - сразу заполнить сосуд собой.

-А зачем обязательно мертвы? Ведь можно же просто вселить карту не затрагивая и не умерщвляя родителей.

-Не знаю уж почему, но одновременное существование двух идентичных личностей в одном времени невозможно. Они негативно влияют на полярность друг друга, и в скором времени это приводит к гибели обоих, без возможности восстановления карты личности. Поэтому и стали клонировать и вселять в них умерших. А потом пошли ещё дальше! Для минимизации затрат и волокиты с чужими картами, клонами... дошли до того, что из карт смогли переживить нас в просто невидимый и вполне самостоятельный импульс и разлетелись наши личности во все части нашей необъятной галактики в поиске тех, в ком мы можем прижиться, и чувствовать себя более или менее комфортно. Разные миры, различные цивилизации. Интересно поначалу было. Но потом оказывается, что не всегда, получается полностью изолировать личность, вложенную родителями в аборигена при рождении. Вот как с тобой. Приходится соседствовать. А в некоторых мирах, так вообще до смерти приходилось быть просто наблюдателем, потому что совсем не получалось взять власть, слишком сильна связь между телом и врожденными информационно личностными оболочками объекта.

-Но зачем мы вам нужны, ведь в качестве импульса вам и проще, и самостоятельнее. А с нами одна морока, ведь вам ещё мириться приходится с нашими слабостями, болезнями... Приспосабливаться к нашим привычкам, укладу, психологии, нравам...

-Периодически нам нужна подзарядка от физических тел. То время, пока мы можем обходиться без вас, мы путешествуем по галактикам, другим планетам. Но когда наступает критическое обесточивание, то мы вселяемся в ближайшее, желательно высокоорганизованное, тело. Есть несколько подобных вам планет, которые являются нашими базами, причем их жители даже не догадываются об истинной причине своего процветания. Душа - вечна, тело бренно. Мы даём вам бесценные знания, накопленные веками. Мы никого не обманываем, мы лишь не говорим, что тело является собственностью души, но мы, души не являемся вами - людьми. Да мы будем жить вечно, но не вы. Вы прах и уйдете в никуда. Поэтому не надейтесь на жизнь после смерти, а живите сейчас и сегодня! После вашей смерти жить будем мы. А пока вы ещё дышите, то ловите каждый шанс быть счастливыми, и я даю тебе этот шанс. Твоё дело лишь воспользоваться им, и слушать меня, раз уж у нас с тобой такая необычайно тесная связь установилась и прямой контакт, которого не было ни с одним из прежних носителей. Прогрессирую.

-Лучше бы его и со мной не было, глядишь, жил бы себе спокойнее, ни о чем не тревожась, и не подозревая.

Раздался скрип открываемой двери. Это явилось полной неожиданностью не только для Игната, но и для его собеседника тоже. Странно, такого раньше не было, чтобы Тенга пропускал приближение постороннего, он чуял присутствие чужого, будто пес.

***

-Врёшь ты всё, никакая ты не душа моя, и не все, такие как я!!! Моё состояние противоестественно, я это ощущаю всем телом, не тот ты за кого, всё это время, пытаешься выдать! - Так продолжился разговор, после того, как Ольга с Аршавиным, зашедшие к Игнату на утренний осмотр удалились. И вчера прерванный разговор возобновился, будто и не было временного разрыва.

-Глупости!!! Надумал за ночь невесть что!!! С чего вообще ты это взял. - Отозвался нехотя Тенга. Общение на повышенных тонах у Игната и Тенги стало входить в обычное дело. В любой момент мог случиться взрыв, и терпение у Тенги просто лопнуло бы. Обвинения Игната становились всё более и более безапелляционными и резкими, так он того и гляди мог совсем выйти из-под контроля. А Тенге, во что бы то ни стало, было необходимо заручиться его поддержкой, потому что без Игната он был пшик, тень, никто и ничто, вернее нечто бесформенное и бестелесное. - Я же всю жизнь оберегал тебя, - ласково начал он, смягчив тон и став более вкрадчивым, он придвинулся ближе. - Я же был с тобой, когда все отвернулись, и ты нуждался больше всего...

-Ну, во-первых давай сразу расставим все точки над "И". Ты никогда не заботился обо мне, а лишь о себе во мне, а это кардинально меняет всё дело. Врал ты и про то что это я бабу Нюру убил. Ты просто хотел совсем меня деморализовать, чтобы я стал более податливым. А я не спал всю ночь, пытался вспомнить, что же тогда произошло то на самом деле, и многое в памяти восстановил. Она хотела сделать то, что ей сказала бабка, когда они ездили с мамой по поводу моего появления на свет. Правда, это должны были сделать мои родители, но видимо им действительно было не до этого. А та бабка то ли видела что-то, то ли предвидела, а может и сама спровоцировала твое появление во мне своими манипуляциями с миром потусторонним (хотя я меньше всего склоняюсь к этой версии). Но, в общем, я должен был пройти обряд крещения. Дед, несмотря на твои старания, и ему заткнуть рот, успел хоть это мне сказать перед пожаром. А крещение тебе было ой как не на руку, и ты совершил захват, вероломный и грозящий гибелью мне и соответственно тебе, но видимо у тебя не было другого выхода, и ты пошел на это. Захватив моё тело, и отодвинув моё сознание на задворки, ты и совершил то преступление, в котором пытался уличить меня. Ты столкнул бабу Нюру, которая всегда была так добра ко мне и по-настоящему любила. Это были мои руки, но ими руководил и двигал ты. Тебе легко было справиться с моим детским сознанием. Если бы ты сейчас впервые решил начать проводить подобные эксперименты надо мной, то у тебя вряд ли что-то получилось бы. Потому что сейчас моя психика была бы готова противостоять этому вмешательству. Наверное (если как ты и говоришь вас здесь много), как и у многих ваших ничего не выходит. Потому что переломный шаг труден и зачастую слишком поздно уже и начинать брать тело в свои руки. Человеческая личность в нем слишком сильная и окрепшая. Вы, попав в людей, остаетесь в них лишь в виде неразвивающихся зародышей, подсказки которых мы часто приписываем своей интуиции. И дедов дом ты сжег. А проделав процедуру захвата моего тела несколько раз, ты просто настолько расшатал границу, что стал в силах перешагивать её всё чаще, и внедряясь всё глубже в моё сознание. И для меня это стало менее болезненно, ко всему привыкаешь. Хотя первый раз я помнится, почти не умер. Но потом все легче и легче. Затем ты стал подспудно подкидывать мне идеи, мысли, выдавая их за мои. И если сначала тебе для управления моим телом необходимо было убрать моё сознание, нейтрализовать его, то постепенно ты научился свои желания, мысли и приказы внушать мне, будто они мои собственные. Я разучился различать, что хочешь ты, а что я. Ты старался стереть мою личность. И так постепенно я становился невольным свидетелем и участником ТВОИХ действий, а не своих. Я не жил, не делал то, что действительно хочу и могу. Да у меня (тебя) появились некоторые способности, которые помогли мне строить карьеру, но это разрушило мою семью, отпугнуло друзей. Эти способности я поначалу с радостью приписывал себе, и пользовался ими. И потом, когда узнал про тебя, я не отказался от них. Потому что поначалу я считал тебя своим ангелом-хранителем. Но видит бог, я не хочу больше этого, не хочу и не буду. Даже если это будет стоить мне жизни.

-А ты не боишься, что я опять просто захвачу твоё тело, а ты даже и не догадаешься об этом, плавая счастливый в своих снах подсознания?

-Раньше боялся - теперь нет. Я стал сильнее и знаю чего опасаться, и к чему быть готовым. Предупрежден - значит вооружен. На этот раз тебе это так просто не удастся сделать, как с маленьким и беззащитным пятилетним мальчиком. Захотелось окунуться в то время, когда его любили, и окружали заботой.

***

-Игнат, Игнатушка, вставай, уже давно будильник прозвонил, а ты всё ещё не проснулся. Я завтрак приготовила, и Аню в садик отвела, чуешь, как кофе вкусно пахнет? Вставай милый, - Лена по утрам была, как всегда, чрезмерно суетлива, и успевала многое переделать, пока он ещё спал, или просто нежился, ленясь встать с кровати и помочь жене. Его очень раздражала и даже порой бесила эта её способность так распланировать своё время и не лениться, чтобы всё успеть. А не нравилось ему в ней это потому, что он чувствовал будто упрек с её стороны безмолвный - вот, мол, посмотри, ты ещё спишь, а я уже всё сделала, и вообще что ты можешь? Только ленишься вечно, да спишь...

Именно с такими мыслями и негативом часто и просыпался Игнат в кругу собственной семьи, в собственной квартире пригорода Москвы. Но ещё хуже дело обстояло в выходные, когда не нужно было, едва проснувшись, и выпив чашку кофе, убегать срочно на работу. В выходные он должен был словно военнообязанный, службу нести в кругу семьи, делать вид что ему доставляет удовольствие шарахаться с ними по магазинам, кафе, кино и прочей ерунде, куда он с гораздо большим удовольствием сходил бы один или с друзьями, а может и вообще не пошел. И все эти жертвы лишь для того, чтобы считаться нормальной семьёй, такой как все. Его это тяготило. А ещё хуже было, вообще становилось невыносимо, когда жена затевала уборку, или должны были придти гости, и всё было охвачено суетой. В такие дни он вообще пытался найти отмазку и попросту свалить на работу. Почему так было, он и сам не понимал. Вроде и женился по любви, и Ленка не дура, не доставучка, красавица и прелесть во всех отношениях. Но было что-то, что душило Игната в их кругу, он задыхался, не мог открыться, показать истинного себя, надев маску добропорядочного главы семьи, нес это бремя. Правда бывали и срывы. Вот, например такой, как назревал сейчас. Он чувствовал, как внутри подступает и накатывает ком раздражения, который вырвется наружу. Причем его появление не было обусловлено никакими видимыми причинами. Игнат это прекрасно понимал, и оттого злился ещё больше.

-Игнат, что ты так смотришь? - Лена присела на краешек кровати, и потянулась к мужу, попытавшись его обнять. - Милый опять снился тот сон?

Мужчина отклонил объятия, возможно немного грубее, чем следовало бы. Но он больше не мог сдерживать себя, всё больше и больше распаляясь. Внутри него кипело, и даже дыхание начало захватывать, а сердце колотилось как бешенное, готовое выскочить наружу. Уже ничто не могло его успокоить. Опять она лезет со своими вопросами, со своими телячьими нежностями, почему не оставит его просто в покое, одного. Это его жизнь, его сны, пусть просто отстанет, и не указывает когда ему ложиться, когда вставать, когда приходить домой. Почему он, в конце-то концов, должен в этой, его, жизни давать кому-либо отчет? Это его жизнь!!! И она у него единственная!!! Он хочет её прожить так, как хочет этого он, а не так, как велят глупые условные нормы жизни, в которые нас с детства вгоняют, и мы их придерживаемся. Так он сам себя всё больше распаляя уже не хотел ни видеть ,ни слышать никого вокруг. Да сделал в своё время глупость - рассказал о снах, но это было на заре их отношений, когда кажется, что с близким человеком нужно делиться всем. Это мнение ушло, но она помнит и постояно достаёт вопросами. Чуть что сразу - "...это сон..."? ДОСТАЛА. Он пытался раньше объяснить ей суть этих своих ночных кошмаров, но постепенно желание это пропало, ему на смену пришло чувство тщетности этих попыток. Как ей объяснить весь их ужас, если она, успокаивая, говорит, чтобы он не волновался и это просто сны. О чем с ней можно говорить, если она не в состоянии его понять и разделить его точку зрения. Ведь он то чувствует, что это не просто сны! Это что-то большее, чем просто игра его подсознания, которое ночью перерабатывает полученную за день информацию. Его сны это нечто большее. Каждый из них это жизнь, которую он продолжает проживать в состоянии безвольного участия. А иногда даже имеет возможность менять и действовать. В эти мгновения он чувствовал прикосновение чего-то необъяснимого и загадочного, сущностей из другого мира. Вот и сегодня среди ночи он почувствовал присутствие кого-то у своей кровати. Проснувшись, но не имея возможности даже шевельнуться, он выхватил глазами из темноты две тени. Лиц их он не мог разглядеть, были они настолько неопределённы. Игнат даже не понял какого они пола, и есть ли он у них вообще. Они склонились над ним, будто решая что-то или совершая какой-то свой обряд. Страх непонятного, необъяснимого и незнание того, что можно ожидать от них пронизал его, моментально прошиб озноб и по всему телу выступили огромные капли ледяного пота. Оцепенение и возбуждающая неизвестность. Кто? Они будто нависли над ним. Что-то липкое и невидимое протянулось от них к нему и связало, сковало по рукам и ногам, не давая возможности даже шелохнуться. Это длилось всего мгновение, но в состоянии обездвиженности и беззащитности этот миг показался слишком долгим. Будто невидимые энергетические хоботки протянулись от них к мужчине, словно лежащему на жертвенном алтаре. Обездвиженному, но всё понимающему и не имеющему возможности даже позвать на помощь. Сквозь эти хоботки существа высасывали из него силу. Он то, приходя в сознание, то вновь погружаясь в забытье, уже не мог четко определить где сон, а где явь. Но вот, венец его усилий!!! Вот спасительная свобода!!! Ему, несмотря на их силу и гипновозможности удалось стряхнуть транс. Он мотнул головой, и ЭТИ исчезли. Кто они? Самостоятельные ли личности, или результат и проекция чьей-то мысли на расстоянии? Игнат не знал, и узнать это теперь не представляется уже возможным. Он лежал, а пот градом струился по всему его телу, застилал глаза, разъедая их своим признанием в позорном и трусливом бессилии. Хотелось встать и пройти в ванную, чтобы смыть с себя липкий ужас пережитого, но страх быть застигнутым Этими, там в пугающей темноте коридора, останавливала его. Он представил, как они подкараулили его, и, выскочив из-за угла охватывают его своими щупальцами, притягивая все ближе и ближе, чтобы окончательно поглотить и слиться с ним, влиться в его кровь. Стать им. Игнат очень отчетливо увидел, как они с чавканьем сожрут его душу, если он высунется, хоть чуть-чуть из-под одеяла, если он даже пошевелится. Бррр, нет, он забился с головой под теплое одеяло, рядом с Леной. И лежал так без сна до утра, боясь даже на мгновение сомкнуть глаз. Из опасения их возвращения, он стал сам с собой разговаривать, чтобы отвлечься и дать работу мозгу. Нельзя пугаться и импульсы страха нельзя источать, ведь возможно это и есть именно та энергия, которая им нужна. Ради которой они пришли к нему и мучили. Ведь не зря же они напали не на спящего. Они хотели, чтобы он всё видел и боялся. Или это случайность, то, что он уже не спал? И просто он застал их врасплох...

И что об этом ночном происшествии он мог рассказать жене? Что она поняла бы из сказанного? Сон, очередной кошмар, забудь... Вот то, на что он мог рассчитывать, поделившись с ней ночными переживаниями. Она не понимала, то что он не такой, как все... Он особый... И его внутренний мир другой...

То, что он не такой как все Игнат понял уже давно, ещё учась в школе. Он видел закономерность в своём нежелании делать что-либо и тем, что это действительно не получалось и не состоялось, если за это даже и брались другие. Будто ангел-хранитель вел его по жизни, подсказывая правильный путь. И Игнат привык на него полагаться. Однажды, когда все ребята побежали купаться, а он просто не захотел и не пошел,тем самым избежав падения с обвалившегося берега, который своим срывом покалечил многих ребят, которые на нем стояли в этот момент. Не полетел с друзьями в прошлом году в Египет, и остался жив, не разбился. Его жена сначала даже ругалась, не желая терять потраченные деньги и возможность отдохнуть, но после программы новостей о трагических событиях, примолкла и долго ходила в состоянии шока. А причина отказа им от отдыха просто ей была бы не понятна, даже если бы он и начал ей это объяснять. Что он это чувствует внутри, своим сердцем, печенкой, селезенкой и не знаю чем ещё, что лететь нельзя. Начни он ей говорить это, она глядишь ещё начала бы спорить и полетела бы одна с дочкой. Игнат не мог рисковать. Он сделал проще. Закрыл их в квартире, оставив сидеть на уже собранных чемоданах, а сам пошел прогуляться. Он не знал и даже не подозревал что произойдет, но чувствовал, что нехорошее. Так и случилось. Сидя в кафе он увидел новости. Вот оно. Он решил, что теперь можно оправданно вернуться домой. Разумеется ни упрека, ни скандала, лишь испуганные и затравленные глаза видевших новости, но ничего не понимающих жены и дочки. Анютке хоть и исполнилось всего шесть, но она на удивление смышленый ребенок. Вся в мать, даже косички как у той были в детстве,.. белесые. Его это частенько умиляло. Глядя на неё, он вспоминал, как впервые разглядел и полюбил в девченке, которую знал кажется вечность, свою будущую жену Леночку. Но и мужское самолюбие бывало, бунтовало. Ему, как и многим хотелось сына, продолжателя рода и носителя штанов. Что он в конце то концов, не мужик что ли, что получилась девка, бракодел. А Лене врачи категорически запретили впредь иметь детей. Вот и получается, что он теперь без наследника, которого смог бы всему научить, рассказать,.. брать с собой на рыбалку и тренировку. Да он один.

-Лен, остнань от меня, - Он уже перекипел внутри, но что-то саднило в груди. В голосе Игната были такие нотки обреченности и ещё чего-то, что Лена не смогла определить, но почувствовала, что лучше и правда пока не лезть к нему, пусть даже и с благими намерениями. Хоть и не было у Игната кроме неё и дочки никого из родных больше, родители умерли несколько лет назад, но он не близился, а будто даже отдалялся с каждым годом. Но что поделать? Ей оставалось только ждать, любить и уповать.

***

Перейдя от своих воспоминаний к действительности, Игнат нехотя, будто через силу, и по принуждению, продолжил прерванный разговор. Будто смиряясь и признавая то, в чем стыдился признаться даже самому себе.

-Я помню тот день, когда отчетливо понял, что ты не плод моего воображения, а более чем реален. До этого я лишь чувствовал и о чем-то догадывался, но в тот день ты проявил себя. - На этот раз Игнат сам начал их разговор, не дожидаясь очередного взрыва философствования Тенги, на тему кто он, откуда и зачем. Это и обрадовало Тенгу и одновременно насторожило его. Так чего доброго, носитель и правда решит и действовать самостоятельно.

-До сих пор жалею об этом. - Только и смог констатировать Тенга. - Не знал бы обо мне до поры до времени, глядишь и осуществил бы я задуманное твоими руками, а ты бы даже и не понял что к чему, а когда догадался бы, то уже было бы поздно.

-Но ты не мог допустить моей гибели и себя во мне, а поэтому и раскрылся. К тому времени ты стал уже достаточно сильным, питаясь мною, моими чувствами, слабостями, подлостями, властью, которую черпал из моих же источников. Верно говорят "мысль материальна". От себя же добавлю, что разумная мысль, которая живет своей жизнью, независимой от тела носителя, и подавно материальна и крепнет день ото дня. Ты достиг вершины, когда уже смог завладеть моим телом для совершения преступлений. Но тебе и этого оказалось не достаточно. Алчность и амбиции повели тебя дальше. Ты стал эволюционировать на базе меня, и смог научиться на какое-то время становиться достаточно самостоятельным, и даже находиться какое-то время вне меня, зарядившись и почерпнув достаточно энергии из меня. А я долго не мог понять причину своих внезапных приступов подавленности и упадка сил. Но и на этом ты не прекратил свои эксперименты. Научившись быть даже видимым на какое-то время. Правда видимость была относительна, и ты не мог жить физической жизнью, так как твой молекулярный состав был слишком разрежен и ты не смог бы поднять даже перышко, но этого было достаточно, чтобы мои глаза могли начать улавливать и видеть тебя. Кто-нибудь ещё, кроме меня, знал и видел тебя?

-Твоя жена.

-Так вот причина её ухода!!! Что ты сделал Лене?!!! Что сказал, ты, ты.... ЧУДОВИЩЕ

-Лишь правду. Она её испугалась, вот я почему всегда говорил тебе, что нет возврата, она знает обо всем что ты совершил и она тебя не просто презирает, а боится. Да это всё и к лучшему. Вспомни, как ты вздохнул свободно, когда она исчезла из твоей жизни, прихватив с собой и дочь впридачу...

-Я помню, помню... - Он вновь с головой окунулся вушедшее безвозвратно прошлое. Свободное прошлое. Но почему же всё чаще к нему стало приходить чувство, что только здесь и сейчас он становится по-настоящему свободным, а там он был в путах. Но не в тех, о которых раньше так пёкся и беспокоился. Свобода не там, за стеной, а здесь, в голове и сердце...

***

Игнат как всегда был в своём привычно отвратительном настроении. Несмотря на то, что был вечер конца рабочей недели, невзирая, на то что жена (о как он давно мечтал об этом) оставила вчера записку на столе, которую он обнаружил и прочтя, понял, что его наконец-то, пусть всего и на какое-то время освобождают от свего присутствия, и дочь, и жена. Они уехали к теще в Волгоград. Хотя и ярко светило солнце, радостно заглядывая всем в лица, но при этом не было пекла. А легкий ветерок приятно овевал, играя, щекотал под рубашкой, освежая, будто легкими поцелуями пробегал по всему телу, неся чувство комфорта. Игнат уже забыл, когда последний раз радовался по-настоящему. Неважно радовался чему или кому, но чтобы это чувство было искренним. Вся его жизнь в какой-то момент превратилась в рутину. В череде серых дней которой он разучился любить, чувствовать человеческие эмоции, кроме постоянного страха, недовольства и жадности, алчности, зависти, потребности чего-то большего...

И сейчас он с отвращением переходил улицу отделяющую офис, где он трудился, как вол, от ближайшей станции метро. Не было смысла в машине, он это понял давно. Проще и быстрее на метро. Работа, работа, трудишься, как проклятый, а в результате но место, которое все пророчили Игнату, и он сам так давно метил на него...Отдают другому. Он узнал это "по секрету" из достоверного источника. Пусть претендент и его друг, с которым они не раз после работы засиживались допоздна в баре неподалеку от офиса, где вместе работали. Да Юрка талантлив и за последние полгода показал отличные результаты, сумев повысить продажи на двадцать процентов. Но почему никто не спросил, кто его наставлял, учил, помогал, когда тот обращался за советом. Ну ничего, ладно, он им ещё устроит... он им покажет... они поймут, как сильно ошибались...

Вот в таком расположении духа Игнат и приблизился к пешеходному переходу, чтобы пройдя его, нырнуть в подземную суету. Где растворившись в толпе и заняв место поудобнее, он сможет более детально обдумать план своей мести. Вдруг что-то насторожило его. Это был и не звук, и не запах, но что-то, что он видел, но так и не мог захватив взглядом оценить угрозу. В оцепенении он простоял долю секунды, но тут зажегся ему зеленый и он, стоя в первом ряду пешеходов, уже занёс ногу над асфальтом проезжей части. Но вот ОНО, то, что так напугало и насторожило его. Его собственная тень, отбрасываемая на асфальт, стояла не шелохнувшись, она не двигалась. А порыв, сделанный Игнатом в сторону проезжей части, она не просто не повторила, но будто даже в противовес его действиям, сделала движение обратно в сторону тротуара. Его замешковшегося кто-то толкнул в спину и поток людей чуть не вынес на дорогу. Мужчина, сделавший это, видимо, как и все нормальные рабочие люди, спешил домой, под крышу, где его ждали после тяжелой рабочей недели отдых, ужин и любовь. Но даже это не сдвинуло Игната в сторону, он стоял как вкопанный не в силах осознать и оценить произошедшее. Вдруг со страшной скоростью машина, даже не притормозив, пронеслась по дороге, прямо перед оцепеневшими от изумления и неожиданности пешеходами. Если бы Игнат шагнул на мостовую, то сейчас он видимо уже лежал бы на асфальте, в немыслимо изломанной позе. Мужчина невольно проявивший свое неудовольствие, тормозившим пешеходов Игнатом, крякнул, будто извиняясь. Да и к чему были пустые слова, слишком обыденными стали нарушения правил, написанных не для всех, и смерть транслируемая по всем каналам. Да и вряд ли до завтра ещё кто-нибудь кроме Игната не забудет происшесвие сегодняшнего дня. Ведь все обошлось, так зачем голову загружать, итак есть много о чем подумать и гораздо поприятнее, нежели обдолбанный или попросту пьяный водитель, который к тому же никого и не сбил. Пусть этим занимаются соответствующие органы, им ведь за это зарплату регулярно платят. Происшествие заняло секунду, но могло стоить жизни.

И лишь Игнат еле дошедший, словно в бреду до метро, ехавший и всю дорогу оглядывавшийся в поисках тени, как подтверждения недавнего события, лишь он не мог забыть о том, что произошло некоторое время назад. И не потому, что был до глубины души возмущен халатностью водителя, едва не приведшей к его гибели, а потому, что понял одну простую вещь - он прикоснулся к чему-то неизвестному, неведомому, и жизнь его теперть просто не может идти прежней чередой скучных и однообразных дней. Теперь новое и загадочное вошло в его мир, теперь всё будет иначе. Но вот лучше ли?... Начинает подтверждаться то,что он знал с детства, он избранный, он особенный...

Игнат еще много дней ходил на работу, будто в бреду. Ел, пил, не понимая вкуса съедаемой и выпиваемой им пищи. Он делал это лишь потому, что так привык делать. Это было зачем-то нужно. Ведь если не ходить на работу - то уволят, если не есть, то рано или поздно, но непременно обессилишь и умрёшь. Но голова его всё это время работала в режиме нон стоп. Мысли ходили по кругу, из которого не могли вырваться. Капкан захлопнулся не оставив сил и времени на думы о чем-либо другом, кроме галлюцинации, к такому выводу в результате долгих размышлений пришел Игнат. Но почему это видение посетило его настолько вовремя и спасло от неминуемой гибели под колесами урода. Игнат, до этого уверенный в своей исключительности, теперь же убедившись в этом, возрос в своих собственных глазах ещё выше. А может он экстрасенс? Нет, а может да? Или контактер с духами? Или инопланетянами? Но почему эта тень больше не появляется?

Игнат пытался ещё раз спровоцировать ЭТО на проявление себя. Он симулировал и провоцировал опасные для его жизни ситуации,но тень не появлялась. То ли он плохо симулировал и То знало, что он не пойдёт до конца. То ли это действительно глюк, который он словил от усталости и переутомления. Но в любом случае, из-за этого события он и думать забыл про семью, которя его неожиданно бросила. Главное то, что он перестал мучиться от их постоянных доставаний, теперь он один и свободен. Ну и что ,что в квартире бардак, в конце-то концов можно нанять домработницу. Будь у него зарплата побольше, получи он то повышение по службе, о котором так долго думал, мечтал и считал, что оно уже у него в кармане. Ну ничего, он уже придумал как его получить, а Юрка сам виноват, нечего было лезть вперед Игната. Ещё ходит, как ни в чем не бывало, пивка предлагает попить, "по-дружески" хлопает по плечу, дает идиотские советы по работе, может они и правильные, но какое он имеет право учить его, когда сам занял не свое место?!!! Игнат всё рассчитал, скоро корпоратив и он сольёт "друга" боссу, находясь якобы под хмельком, он случайно проговорится. Зная дотошность Петра Ильича он был уверен, что тот не оставит этот факт не проверенным, пусть и добыт он был не совсем из адекватного источника. А проверка покажет, что Юрка облажался. Не даром же они так давно дружили, тот доверял Игнату всё. Зря он тогда проболтался, что вместо больничного летал с красоткой на берег морской, поплавать и предаться прочим радостям человеку доступным. Теперь его выход. Игнат хмыкнул, представив какое лицо будет у шефа, когда он узнает такое про своего любимчика. Хотя нет, так и его могут как стукачка слить, уволить, как потерявшего доверие руководства. Вот, эврика!!! Поведаю это Любе, секретарше шефа, известной сплетнице, по-секрету. Всем давно ясно, с кем она спит и кому докладывает все свежие новости. Надежнее мегафона. Разнесёт всем, но в первую очередь доложит Петру Ильичу. К тому же Юрка её отверг, ещё на заре своей карьеры в их фирме, а она баба видная, гордая и обидчивая, затаила злобу. Отличный союзник!

***

Тенга медленно, день за днем, продолжал своими разговорами и ложью разъедать его мозг. Подменять истинные ценности на удобный вымысел. Размывал границы допустимого. Хорошо и плохо зачастую подменяя друг на друга. Он лишил его возможности самому ориентироваться в событиях, реальности. Игнату с трудом удавалось не разучиться делать собственные выводы, потому что это именно то, к чему и шел стремительно Тенга. Обезволить и подчинить носителя. Но он не до конца сломил его волю. Нужно выплывать из налитого Тенгой дерьма. Это основное, что сейчас заботило Игната. Дошло ли его письмо до адресата, прочел ли тот его, понял ли, поверил? Он итак как мог упростил информацию, чтобы его не сочли сумасшедшим и не сказали посмеявшись - "там ему и место". Он бы и сам не поверил в то что с ним происходит, расскажи ему кто-нибудь об этом несколько лет назад. А если бы и поверил, то все равно не стал бы помогать. Зачем?

Этому надо радоваться, могут подумать многие. Неизвестно кто, или что, называющее себя "Тенга", предлагает настоящее приключение, предоставляя Игнату всю информацию по кладу, когда-то свистнутому и зарытому дедом. И к тому же не требует делёжки. Ведь делить найденное с самим же собой это полный абсурд. А он, Игнат, ещё что-то раздумывает, оттягивает время, пытаясь выиграть несколько дней для осуществления собственного плана. Замысел о котором созрел давно, но не было всей информации, и физически он не был ещё готов на это, слишком ещё было сильно влияние Тенги на его тело и душу. Ведь попадал он под его давление долго, а значит и освободиться сразу не удастся. Возникла своеобразная зависимость.

Как начал влиять Тенга, в какой конкретно момент? Игнат точно не знал, но с того момента как предал и слил Юрку, почувствовал, что больше не властен над собой. Часто действуя спонтанно и не обдуманно, он начал понимать что целые дни пропадают из его памяти, будто он и не жил их. Будто под постоянным действием наркотика. Бывали моменты просветления, когда он пытался взять власть в свои руки, но вот реальность вдруг ускользала, и он вновь проваливался в мир грёз, снов, которые заменили ему жизнь. То он пробирался сквозь какие-то лабиринты, знакомился с людьми, но как в любом сне не мог управлять собой и ситуацией, или это было в действительности, но он не был способен на действия, потому что тело было во власти Тенги. А ему оставалось лишь наблюдать за всем со стороны. О боже!!! Но это же даже страшнее, чем если бы он просто спал, потому что там порой творилось такое, от чего его даже спящего пробирал холодный пот, и озноб пробегал мурашками по всему его телу от страха, что подобное возможно творить одному человеку над собой и другими.

Игнату было стыдно до такой степени, что он испытывал даже физическую боль от этих воспоминаний. Кто он теперь? МОНСТР! Но он ли тому виной? Да, ведь это он своей слабостью духа дал Тенге развиться в себе. А может Тенга это лишь вымысел, удобный, для того чтобы прикрыть содеянное, оправдать собственную рапущенность и преступность? Нет, ведь о кладе он не мог знать, потому что даже никогда не видел и слышал лишь однажды о существовании в их роду деда Андрея. Или и клад это лишь плод больной фантазии... А откуда это известно Тенге? Если бы эта информация была известна всем подобным Тенге, то клад наверняка нашли бы давно, следовательно он был лично знаком с Андреем. А может это он и подтолкнул его на преступления, а потом что-то пошло не так, ведь награбленным он так и не воспользовался. И теперь он с помощью Игната пытается доделать когда-то начатое. А может Тенга это демон их рода. Вечно преследующий и искушающий их. Но ему это не удастся, и с дедом видимо не удалось до конца осуществить задуманное, потому что тот тоже оказался сильнее, он не пошел до конца, который возможно мог привести к вечной погибели души и мукам, не сравнимым с теперешними физическими страданиями Игната. Сейчас надо думать, как он сможет выбраться отсюда и начать исправлять содеянное. Сюда-то попасть не составило большого труда. Подумаешь, покусал мента...Дикость...Дурак, зачем спрашивается? Теперь он даже и вспомнить точно не мог, то ли Игнат на улице подошел к нему в момент просветления и стал просить освободить от Тенги, а тот отказал и вот результат. Покусанный и оскорбленный служитель порядка при помощи сотоварищей и дубинок долго объясняли, что такое хорошо, а что такое плохо. После чего - обезьянник, но так как Игнат не успокаивался и стоял на своем, что он носитель иного существа, то ли инопланетного, то ли демонического, то ли из миров параллельных...В общем результат на лицо - психушка, дурильник...

***

-Что Игнатушка не весел, что сидишь и нос повесил?

-Тенга, меня всегда бесила и продолжает ещё больше бесить, твоя манера неожиданно появляться и язвить к месту и не к месту. Что за дурацкая привычка начинать общение с подтруниваний?

-Ну во-первых я появился не неожиданно, а очень даже давно сижу тут, наблюдаю за тобой, а ты весь в своих раздумьях, что даже поздороваться со своим старым другом некогда. А во-вторых, я думал, что подобное товарищеское, простяцкое обращение понравится тебе и поможет вновь нам сблизиться. - Тенга не умел улыбаться, эмоции были ему вообще чужды, но ради достижения цели он готов был далеко пойти. Вот и сейчас, как бы Игнат его не ненавидел, но всё равно не смог сдержать искреннего человеческого смеха видя, как тот пытается растянуть губы в уродской улыбке, которую даже гримасой не назовёшь. Потому что когда человек гримасничает он хотя бы знает, какое чувство с какими эмоциями пытается изобразить. А тут не зная, что человек испытывает при этом, пытаться растянуть губы от уха до уха, немного оскалить зубы, слегка сощурив глаза и глядя собеседнику прямо в зрачки. На взгляд Тенги все люди были странные и непонятные, и цель, зачем они это делают, ему тоже была не ясна. Возможно для налаживания контакта. И чтобы произвести на Игната положительное впечатление Тенга готов сощуриться, зажмуриться, скривиться... Но человек смеётся, причем искренне, хохочет, не понятно, что его так рассмешило? Он даже упал на пол и катается. Может это лекарства так стали действовать. Эх, зря Тенга провоцировал у Игната приступы, а всё для того, чтобы через то лечение, которые осуществляли эти бездари, было легче его обезволить и подчинить себе. Зря! Перестарался.

-Ой, не могу больше, вот умора, видел бы ты себя со стороны. - Сквозь слёзы, со смехом слова с трудом выходили. - Тенга, лучше больше не делай этого, лучше будь прежним, я только начал к тебе привыкать, так ты решил меня шокировать!

-Я не хотел тебя довести до припадка, извини. Ты мне нужен адекватный. - Игнат заметил, что кое-какие чувства всё же у Тенги были, потому что сейчас тот явно проявил легкое чувство обиды.

-Ладно, ладно. Что сегодня в нашем меню для беседы на первое, а что на второе?

-Предлагай ты.

-Милостиво с твоей стороны, но ведь правду я всё равно от тебя не дождусь! - Игнат совсем уже успокоившись, после недавнего веселья, даже слегка топнул от негодования.

-Почему ты так в этом уверен? Даже я сам сейчас не знаю, скажу ли тебе правду или нет. Может и скажу, как знать, а может я и сам правды то не знаю, а могу лишь догадываться о том, о чем ты меня спрашиваешь. Ты задавай тему а там уж и разберёмся что правда, а что нет. О чем думал, когда я проявился, что аж даже меня не заметил?

-О тебе.

-Это я и без тебя знаю, о ком же ещё. Я имел в виду что обо мне ты думал?

-Что в моих снах правда, а что нет.

-Или какие твои сны не сны вовсе, а реальность?

Тенга умел многое угадывать, или он считывал это из его мыслей? Надо поменьше сильно думать при нем, нейтрально мыслить в присутствии того, кто сломал твою жизнь, тоже не получается!

-Что замолчал? - Живая тень переместилась к окну, и теперь его голос стал менее отчетлив, так как смешивался со звуками извне.Но Игнат ловил каждый его шорох, каждое слово в надежде услышать то, что так ему хотелось, что реабилитировало бы его в собственных глазах.

-Ты прав, я действительно хочу знать это.

-Насколько сильно?

-Очень.

-Тогда давай договоримся я тебе всю правду обо всех твоих страшных снах, а ты делаешь так, как я прошу, и мы с тобой богатые, довольные, да на свободу.

-А что же ты не воспользовался ситуацией сразу, как только вошел во власть надо мной, тогда в моём детстве? Почему сразу же не отправился за сокровищами? Хотел оторваться по полной, покуражиться, длительный перерыв был между жизнями в человеческом теле, и захотелось всего и сразу, пуститься во все тяжкие? Покрепче зацепить меня, чтобы потом я даже не думал слезть с крючка?

-Зачем ты так? Я всегда заботился о нас обоих.

-А затем, что ты сейчас хочешь рассказать мне лишь то, что уже произошло, и что, немного поднапрягшись, я и сам могу вспомнить и додумать, и что уже не исправить, а взамен требуешь моё будущее. Тебе это не кажется несколько несправедливым обменом? И это твоя честность?

-Если бы тебе было так легко это вспомнить, как ты говоришь, то не спрашивал бы меня. Хотя ладно, могу и рассказать про сны. Но вот правда это или ложь тебе самому решать, раз ты все равно мне не веришь. Твои сны делятся на несколько видов: 1. когда ты общаешься с духами, 2. когда я тобой руковожу, то явь для твоего тела, но "Ты" воспринимаешь это как сон, 3. в мои воспоминания о других мирах, где я жил, ты проникаешь и считаешь их тоже сном. Да, да, - Тенга заметил жест Игната и предотвращая его возражения, он поднял руку. - Не только я, но и ты иногда проникаешь в меня, как это ни парадоксально звучит. У нас с тобой симбиоз.

-А есть в четвертых?

-Конечно есть! Остаются ещё просто сны. - Тенга остановился и в качестве подтверждения закивал головой. - Да, да, просто сны, как у всех остальных обычных людей.

-Обычных? А разве я не обычный? Ты же говорил, что я как все, и в каждом из нас живет кто-то из вас.

Тенга исчез. Он так всегда делал, когда нечего было ответить, и было необходимо время на обдумывание ответа. Да, видимо он сказал действительно лишнее, и сам растерялся от этого. Бегство - единственное спасение, только так он мог выиграть время. Игнат тоже был не против этой передышки, ему тоже было чем заняться... Воспоминания вновь захлестнули его.

Он пытался вспомнить свои сны, в которых хотел найти ответ на вопросы мучившие его, но на потрескавшуюся во времени память всё время приходили лишь два. Они были из последних и потому он их ещё помнил. В одном сне был мир, где жизнь идет в катакомбах, похожих на ласточкины пещерки в глиняном высоком берегу. У каждого помещения есть несколько входов, сообщающихся с другими подобными помещениями. Вместо окон в помещениях круглые дыры в стенах, достаточно высоко, чтобы случайно не выпасть за пределы жилья и дающие достаточно света. В комнате несколько женщин и детей. Женщины очень красивы и стройны, благородные, открытые и добрые лица. Одеты в облегающую серебристую одежду. Дети одеты проще. Входят мужчины, одеты просто, даже по-дикарски. Один из них направляется к девочке лет десяти. На сказанное им от неё следует тихий, виноватый ответ. Видимо это не то, что он хотел услышать, потому что его лицо резко меняется превращаясь в маску гнева. Женщина не успевает вступиться за ребенка, а мужчина в порыве злобы берет хрупкую маленькую руку беззащитной девочки в свои лапищи и просто с хрустом и криком детской боли ломает её. Всё, он провёл воспитательный процесс, и с чувством выполненной миссии, разворачивается и уходит. Женщина подбегает, раскрыв объятия и стараясь собой полностью закрыть девочку от всех и вся. Она плачет, сердце её рвется от страдания, но она, нет не она - ОНИ!!! Слишком слабы и беззащитны перед грубостью и жестокой силой мужчин. БЕСПОМОЩНОСТЬ!!! Они не могут даже собственных детей защитить от их же собственных отцов.

Что это? Смешение двух рас? Или представители двух различных и по культуре, и по интеллекту цивилизаций, они и чувствами, так сильно разнящиеся между собой, случайно попали в одно время, и в одно место? Лишь физиологическое сходство уберегло женщин от полного истребления варварами. И для того, чтобы выжить, они должны терпеть и приспосабливаться? А как же беззащитные дети, кто вырастет из них? Варвары или люди? Несправедливость, жестокость и бессилие изменить что-либо, даже ради собственных детей. Единственное, что они могли дать им - это безграничная любовь и самопожертвование, потому что многие, вступаясь за детей, зачастую даже не своих, погибали.

Во втором сне Игната, ему пришлось посетить подземелье типа бункера. Он чем-то, возможно отделкой стен, напомнил метро. Но это не одна большая комната, а помещение, которое состоит из множества залов, соединяющихся между собой тоннелями высотой в человеческий рост. И тут Игнату приходит понимание, что когда-то этими помещениями пользовались для того, чтобы переждать тяжелые для населения времена, творящегося наверху ненастья. Что за ненастье он не знал, но был уверен, что те кто здесь жил боялись выходить наверх, наружу. Возможно какое-то природное явление, катастрофа, или или экологические проблемы...Может война... Сейчас подземелья были пусты, должно быть все вымерли? Или нет, он вспомнил, что они покинули этот мир перейдя сквозь открытые ворота в другой мир. Более пригодный для жизни. Игнат идет дальше по лабиринту коридоров и залов. Начали попадаться на глаза люди, сначала разрозненные и редкие, потом всё чаще и наконец он зашел в зал, где было много народа, они все были заняты делом, или какой-то зарядкой. Он так и не понял, то ли он проходя сквозь коридоры перемещался назад во времени придя к истокам жизни здесь, под землёй, к тому моменту когда ещё кто-то живой был. Либо это те кто остался верен бункеру после всеобщего перехода людей в другую обитель. Со спины к нему подошел неизвестный.

-Думаешь, они разумны? Нет. Они как зомби повторяют то, что один под воздействием искры случайно проскочившей в мозгу сделал. Они повторяют это за ним. А он глядя на них тоже продолжает делать это действие.

И правда они все напоминали каратистов выполняющих каты. Стоящие в ряды, и делающие одно и то же. Отрывистое движение. Без капли отблеска разума в глазах. Они были пустые. В подтверждение своих слов спутник и собеседник Игната, решил продемонстрировать ему и подтвердить то, что он, видимо давно понял, столкнувшись с полным отсутствием работы головы у тех, кто заполнял этот зал. Он встал напротив горстки поникших существ, у которых либо подзарядка закончилась, либо они дольше всех выполняли движение, и соответственно, раньше других устали, а посему просто стояли в обмякшем состоянии с поникшими головами. Он провёл рукой, будто мойщик окон, вытирающий пыль, привлекая их внимание. Все один за другим начали повторять это движение, сначала только эта ближайшая и поникшая группа, потом на них среагировали и остальные, повернувшись и подойдя ближе. Движения их были одинаковы, но не одновременны, но постепенно появился общий ритм, действия стали слаженными и синхронными, теперь Игнат не мог найти ни одного живущего в своём,личном ритме. Будто роботы.

-Почему же они не идут за нами, если они повторяют все движения приходящие извне? Почему не копируют все твои действия, а повторяют лишь одно и то же?

-Ты для них не реален, они тебя не видят, а я материализовался перед ними, лишь для того, чтобы показать им новое движение, а тебе доказать, что они будто зомби в которые можно вкачать всё, что удобно нам, при умелом их использовании... ЭЭЭх.

И всё, это был конец сна и конец надеждам Игната выудить из них ответ, найти в них смысл... И кто был Тот, из его сна?

***

Когда он только появился в этих стенах, после того злополучного обращения к представителям правопорядка, то был помещен в общую комнату с другими людьми. Сначала он пытался познакомиться с ними, наладить хоть какой-то контакт, но практически все они были из разряда "Наполеон". Общение, проживание, прогулки в их обществе, всё угнетало и убивало его. Так продолжалось около месяца, пока однажды, на прогулке, к нему не подошел странный мужичок (хотя о ком здесь можно было бы сказать "не странный"). На вид ему было около пятидесяти, но держался он очень уверенно и молодцевато живо. Игнат его здесь раньше не видел, или просто не замечал, последнее время полностью уйдя в себя.

-Я вижу всех. - Так начал разговор незнакомец. Игнат собрался уже было проигнорировать его, как он это делал со всеми сумасшедшими, подходящими и что-то бубнящими, кричащими, шипящими... ему.

-Да, да, всех! И Его за твоей спиной!

Игнат быстро и испуганно обернулся в надежде и одновременно со страхом увидеть то, о чем говорил незнакомец. С надеждой - потому что это означало бы, что значит Игнат не сумасшедший и Тенга действительно реален. А со страхом - потому что он устал и боялся каждой встречи со своей тенью. Но сзади, как он и предполагал, была лишь стена. Она грозно и основательно отделяла этот мир, от другого, со светом, теплом, вкусом, запахами... Своей крепостью доказывая всем, что только это и истинно в этом мире, отделение одного от другого, а остальное не важно и не так нужно.

-Того, кого ты видишь только когда он хочет. А я его вижу всегда, когда он с тобой, наблюдает или говорит. А иногда просто стоит рядом с тобой, невидимый и подслушивает, что ты другим говоришь. Не вижу его только, когда он уходит. Давно наблюдаю за вами, но и боялся подойти, и хотел очень поговорить с тобой, но без него. Сегодня хочу больше чем боюсь.

-И каким ты его видишь?

-Зачем спрашиваешь, если ты и сам знаешь, вы же друзья, он мне так сказал.

-А он с тобой говорил? - Встрепенулся Игнат, ему трудно было представить, что Тенга может общаться с другими людьми. Хотя...

-Да, когда ты ночью спал, я подходил, думал, что его нет, так мне было бы не страшно с тобой говорить, но он тоже лежал на твоей подушке к тебе лицом и ловил губами твоё дыхание. Оно было как на улице, когда холодно, то хорошо видно. Оно выходило клубами, а он разинул пасть и ловил его, глотал, аж глаза разинул от вкусноты наверное. А когда я совсем близко подошел, он сказал, что твой друг, и если я подойду к тебе ещё раз, то он так съест меня всего, как тебя. Но тебя понемногу, по кусочкам, а меня совсем всего, потому что я плохой. Я тогда ещё больше испугался, и опять долго не хотел к тебе подойти, но сегодня не смог бояться больше, чем хотеть говорить. Я не плохой, как он говорит. Просто я всех вижу и вижу, когда они говорят неправду. - Мужчина занервничал, он заломил руки и хотел сказать ещё что-то, но передумал, или забыл, потом опять порыв и снова молчание. Игнат решил его не торопить, в некоторых вопросах необходим такт и терпение. Сейчас был именно такой случай. Просто нужно было перевести разговор на другую тему, а к разговору о Тенге они всегда могут вернуться. Здесь и теперь им было доступно в неограниченном количестве единственный ресурс - свободное время, на общение и размышления. Если конечно кто-нибудь из их компании не спровоцирует скандал. В таких случаях персонал ужесточал условия их пребывания в этом санатории, ограничивая общение. Но сейчас вроде пока спокойно и лучше на мужика не наседать.

-Как тебя зовут? - Это было первое, что пришло Игнату в голову, чтобы увести собеседника в сторону. Но это лишь для того,чтобы потом, когда тот расслабится, вновь вернуться к интересующему его вопросу.

-Не помню. - Он потер кулаком лоб. Совсем не помню. - Забеспокоившись и смутившись от незнания ответа на, казалось бы простой, вопрос, новый знакомый засуетился, забегал. Он выглядел настолько жалко, убого и раздавлено, что у Игната по отношению к несчастному возникло чувство искреннего сопереживания.

Когда новый знакомый в очередной раз поравнялся с ним в своём суетливом мельтешении, Игнат схватил его за руки и удержал. В порыве жалости и видимо чего-то ещё, чего давно не было в его жизни, наверное какой-то человечности он стал успокаивать его, гладил руки, подбадривал. Видимо это было необходимо им обоим. Они в короткое время смогли проникнуться друг к другу симпатией и доверием. Почувствовав, что выброшенные за пределы нормального общества и обычных человеческих отношений, практически потерявшие здесь всякую надежду, могут рассчитывать друг на друга и на себя.

-Ты зачем это делаешь? Меня так только матушка успокаивала, пока не умерла. Я раньше не видел людей так, как вижу сейчас. Это случилось тогда, когда я привёл чужих в дом, они меня связали, а маму убивали... А я смотрел. После этого я вижу всех, кого не хочу видеть... - Задрожав всем телом, он осел на землю. Игнат последовал его примеру, прижав его по-братски крепко к своему плечу. Он чувствовал, что нужен ему сейчас, как давно уже никому не был нужен. А тот в ответ на внимание со стороны, неожиданно внимательного и доброго собеседника, стал говорить, говорить, говорить,... Слова лились потоком. Всё, что держал долгие годы в себе, чувствуя свою вину перед матерью в её смерти. Всё о чём он молчал, боясь даже думать об этом, полилось из него потоком сбивчивым, но он спохватывался и начинал говорить более последовательно, через какое-то время опять переходя на отрывочные воспоминания. Желая за короткое время, пока его слушают рассказать всё то, что никому и никогда не говорил.

Как после смерти матери его в невменяемом состоянии привезли сюда. Как его лечили, спрашивали, допрашивали. Потом махнули рукой. Несколько раз выпускали на волю, но боясь вернуться в "тот" дом, он начинал бомжевать по подвалам, скитаться. Его ловили и отправляли вновь сюда. Через какое-то время его перестали выпускать и даже ставить вопрос об этом. Здесь теперь его дом. Он не знает другой жизни, боится её, но всегда чувствует, что что-то теряет, отказавшись от другого мира. Это уже здесь окончательно развился и оформился его дар. Здесь же и нашелся человек, который не преминул направить этот дар в нужное русло. Сначала главврач стал приглашать его для того, чтобы он посмотрел на новенького и определил, не симулянт ли тот. Особенно остро в этом нуждались те люди которые отвечали за порядок и безопасность. Ведь, умышленно косящих под сумашедших, становилось все больше и больше. Новый знакомец Игната помогал им в этом разоблачении и потому был среди остальных больных на привилегированном положении. Ему разрешалось ходить куда он захочет, разговаривать с кем пожелает и даже сам персонал обращался к нему уважительно.

Между Игнатом и тем, кого все называли Глеб (но сам он этого не знал и не помнил) завязалась настоящая дружба. Они гуляли вместе, разговаривали, Глеб знакомил Игната с интересными постояльцами учреждения, в котором они все вместе жили. Многих Глеб браковал и не уделял им даже минуты своего времени, но были и такие с кем он настоятельно рекомендовал Игнату пообщаться. С Тенгой стало проще. Разумеется всё это общение с Глебом и остальными "интересными" людьми, проходило в то время, когда человек чувствовал, что его тень "спит". Он научился определять это безошибочно. Как Тенга раньше мог управлять мужчиной, так теперь с точностью до наоборот Игнат научился чувствовать и улавливать нужный момент самостоятельности и бесконтрольности со стороны вселенца. Используя это для себя, пополняясь знаниями, о которых тот не должен ни знать, ни даже догадываться. Глеб помогал в этом Игнату. Поначалу, когда носитель не совсем мог определить нужный момент, и отсутствие Тенги не было стопроцентно ясно, то Глеб делал знак отрицания и Игнат не подходил к нему. Так продолжалось долго. Они не просто сдружились, а почти сроднились. Возникло полное взаимопонимание. Так было, пока приехавшая комиссия не сочла Глеба вполне вменяемым и способным к самостоятельной жизни в реальности. Его выписали, и единственное что он успел сделать напоследок, это познакомить с тем, о ком давно говорил, но всё время откладывал их представление друг другу. Но видимо поняв, что времени больше нет и возможность впредь такая не представится, Глеб на очередной прогулке подвёл Игната к мужчине лежащему на спине под цветущим кустом сирени и устремившему взгляд далеко в небо. Мечтательное и никого вокруг не видящее выражение лица. Игнат сначала пожалел, что возлагал такие большие надежды и ожидания на их знакомство, но песня, которую пел подвывая этот странный человек, постепенно ввела его в состояние транса, звуки, картинки, действия о которых пел незнакомец постепенно вовлекли и его мысль в свой круговорот. Особый резонанс во всю эту картину вносило то, что голос, которым пел этот крупный мужчина, средних лет никак не мог ему принадлежать. Он принадлежал женщине в годах. К тому же интонации, ударения, будто песнь велась хоть и на русском языке, но с каким-то диалектом, возможно даже временнЫм. Это ещё больше завораживало и притягивало. Видимо певец находился в состоянии транса и сам к тому же обладал даром гипноза, или Игнат стал настолько легко внушаемым и поддающимся влиянию чужой мысли. Слова, лица, раскачивание, почти танец, такт... Песня мрачная, погребальная, замогильная...

Ой, лежит добрый молодец на сырой земле

На сырой земле, во поле пустом

И никто его не покрыл травой

Ой, да развевает ветер кудри русые,

А вокруг кружат, да черны вороны

Только вороны прилетят клевать

Прилетят клевать, кости добела

Не останется больше ничего

Что искал то он на чужой земле

А нашел свою лишь погибель он

Кто найти хотел правду дИвную

Всё про то, милок, как творился мир

Все погибли за одним другой

Под скалой лежит тот, кто первым был

Тот, кто первым был, он сильнее всех

Он честнее всех и проворней был,

Подкосить его - значит сладить всех

Изо всех пятерых его первеньким

НевидИмой рукой убивали здесь.

Шли по круче все, и лишь он упал

Он упал со скалы и разбился сам

Только знали все, что не смерть пришла

Что не смерть его, то пришла за ним

А забрал его жизнь, тот, кто знать не дал

Тот, кто знать не дал про мирски дела.

Чтобы жили все во неведении

Чтобы верили все, в то, что он сказал

И так быть должно до поры-времени.

До поры и до времени слушать и расти.

Но не все так жить могут и хотят

Есть такие, что впереди идут

Впереди идут, освещая путь.

Первый то упал, схоронили его

В землю русскую положили гнить

Положили гнить, и дальше все пошли

Пока путь не забрал всех до одного,

По одной жизни в каждый горе-день.

Шли туда, где быть должен переход

В мир другой, туда, где и жизнь не та

Жизнь не та, что здесь, а друга совсем

И народ весь там с сотворения,

С сотворения всех миров живет

И мудры они и подскажут всё

И как жизнь прожить и что делать нам

Как народу жизнь здесь наладить всем

Жизнь наладить здесь, чтобы мирно жить

Чтоб без войн одних процветали все

Чтобы люд простой от болезней всех

Не страдал, не мёр, а творили все

Чтобы ум и честь всем в пример была

Чтоб отвага с добром всем лишь в почести.

То лишь часть из того, что хотел храбрец

Каждый в путь идя, для родной земли

Для людей простых, и для правды знать

Но в пути узнать много лишнего

И ненужного им пока, могли дать.

И за то они поплатилися

Поплатилися тем, что дороже всего

Жизнью данной им лишь единственною.

И лежат теперь, кто и где упал,

Схоронённые, акроме его

Акромя его, да последненего

Не ушел назад, до конца прошел

Он свой путь земной,

с совестью в ладах

И теперь кто пойдет,

мимо той стороной,

Горстку кинет пусть,

да цветы польёт

В память всех добрых молодцев

Что искать пошли правду-матушку

А нашли одну смерть-полынную...

Когда Игнат вышел из состояния оцепенения, то ни певца, ни Глеба поблизости уже не было. Как потом выяснилось из разговоров, незнакомца все уважительно называли Семен Валерьевич и относились как к местному авторитету. При возникновении споров он мог рассудить и вразумить любого. Игнат стал искать возможности поговорить с ним, потому что то, что было в первый раз, даже разговором трудно назвать. А интерес у него возник. Даже, наверное, любопытство. Возможность представилась не скоро, но Игнат сумел ею воспользоваться. Подойдя к группе больных, среди которых был интересующий его объект, на прогулке.

***

Семен Валерьевич продолжил прерванный разговор, обращаясь, будто к старому собеседнику, но было более чем понятно, что теперь он все свои слова посвящал Игнату.

-.Ты понимаешь, если взять все миры в целом, то это будет как лоскутное одеяло. Оно состоит из разных кусочков, отличающихся друг от друга : цветом, формой, качеством ткани и её возрастом, размером... Да много ещё чем. А чтобы всё это хоть как то держалось, необходимо было создать базу, на которую лоскуты эти, миры наложить, то есть подкладку нужно было сотворить. Это для большей прочности. Чтоб ровно всё лежало, не перекосило куда, опять же. Так вот места, где ткани сшиты, или попросту говоря там где шов, там и есть место наипростейшего соединения и перехода из одного мира в другой. А вот подклад, по сути своей, соединён со всеми мирами. И в него попасть можно отовсюду, из любой точки одеяла, из любого мира. А если одеяло свернуть, то и проникновение из противоположных концов друг в друга, чисто теоретически становится возможным. То есть из миров, которые раньше, были бы, недоступны друг для друга, теперь появилась бы возможность простейшего и безболезненного перехода. Так вот, что ты думаешь, и служит как раз таким подкладочным материалом? Не удивляйся, но это Земля. Когда кто-то (думаю тот, кого все называют богом) поняло, что мирам необходима основа для стабильности, потому что взаимное хаосное и спонтанное, незапланированное проникновение существ из одного мира в другой, зачастую проходил с риском и безвозвратной утерей жителей планет. Так вот поэтому то и была создана планета более-менее отвечающая общим требованиям и потребностям. На которой житель любого мира сносно смог бы довести свою жизнь до конца. Это конечно не идеал, но жить можно. Кому-то здесь лучше существуется, кому-то хуже, кто-то вымирает, но в целом как-то научились, приспособились. Эти бедолаги, которые волею судьбы из своего родного мира, попавшие сюда, многие даже нашли себе пары и счастливы, ни о чем так и не догадываясь. Ибо в их мире возможно даже были абсолютно те же Марь Иванны и Иван Петровичи. Возможно, просто вели себя немного иначе и ценности в мире были несколько иные, но всё в принципе то же. Просто подстроиться и продолжать жить, считая, что жизнь слишком быстро меняется и за ней трудно поспеть. Но бывают и крайние случаи, когда мир в котором обитало существо радикально отличается от нашего. Это и является причиной появления явлений типо Лохнесс,огромного количества сумасшедших людей, которые просто иначе мыслят и живут другими критериями и ценностями, а как часто мы не понимаем откуда такое живое существо как паук, змея, летучая мышь...да мало ли ещё кто взялось. Они настолько чужеродны нам, что понимание их инопланетности не вызывает у нас смеха и удивления. Оно, это существо, просто прошло сквозь границу между мирами. Ведь они явно из совершенно иного мира. Про животных понятно, но что про людей можно сказать из другово мира. Здесь мы сталкиваемся и с проблемой преступности и убийства. Когда человек просто не понимает за что его осуждают, ведь он просто убил. Возможно в его мире это норма жизни. Или наоборот "рубаха-парень", значит из светлого мира. Такие люди трудно уживаются с другими людьми, рожденными уже в этом мире, теми, кто заселился сюда раньше и расплодился. Ведь изначально наш мир был абсолютно пуст. Он был площадкой для заселения временного, но не для жизни постоянной. Ведь все эти перемещения, как я уже говорил, не запланированы, они спонтанны и не зависят от чьей-то воли или желания. Это скорее природное явление, вихревые космические потоки, которые засасывая поглощают, и открывая в другой мир портал просто сами перемещаются, слычайно захватывая с собой горе-"туриста. Вот так и была заполнена наша планета, которую постепенно планировалось потом подчищать и возвращать всех живых по их родным мирам. Но этого не случилось, что-то пошло не так. Сюда попадали, а обратно не возвращались. Но люди постепенно приспособились и даже стали размножаться, строить свое общество. Тогда-то и появилась необходимость создания мифа о нашей древности и якобы общей для всех нас цивилизации. Это для того, чтобы не было попыток искать и прознавать об истине. Пока рано нам это знать. Поэтому-то проще оказалось накинуть пелену. Чтобы мы не искали там, где не должны искать. Нашей Земле от силы двести лет. А все что считается исторической ископаемостью, так вот все это мусор свезенный сюда с других миров, для искусственного создания теории общей истории. Повезло тем, кто попал сюда тогда, с самых так сказать истоков. Миры были прозрачны и видимы друг другу, не стоило и больших усилий, чтобы пройти сквозь грань. Лишь было бы желание и необходимость. Был более легок переход и те, кто приходил сюда, постепенно становились всё более материальны, и менее воздушны, их сказочное волшебство (так обычные умения выходцев из других миров воспринимались погрязшими в материализме землянами) пропадало. Уходила их невесомость, умение летать, они стали тяжелее, и красота покинула их. Многие другие миры так и остались более сказочны и фантастичны. Там мир и гармония иные. По мере всё большей материализации нашего мира-подкладки, сотканной за три дня, всё сложнее становилось попасть из миров другого порядка сюда, а те, кто жил здесь становились шаблонны и лишены индивидуальности. А может пошло что-то не так и мы из подстраховочной базы базы, связанной с остальными мирами стали поневоле изолированными. Куда попасть стало редкостью и бедой. Как "Земля Санникова". Короче, мы со временем из родничка младенца, связанного невидимой нитью с космосом, стали заросшей макушкой, которую кроме как пожрать и поспать ничего больше не интересует. А в чем гармония, идеал, самопознание и смысл жизни? Где поиск и стремленье творить? Простите, отвлекся,... На чем я остановился? Ах, да, ааа... те, кто пребывают сюда сейчас, они не имеют возможности адаптироваться на месте, у них нет на это времени, они сразу обязаны внедряться и жить. В лучшем случае их назовут эпотажными, с хоризмой, не от мира сего. В худшем сумасшедший дом, тюрьма... Многие не найдя человеческого общества заводят себе свору собак. С ними им легче найти общий язык. Но и это в нашем обществе не есть норма. Каждый, проходя сквозь перемычку миров наполняется знанием мира в который он входит. Эту оболочку мирскую нельзя пройти не считав. Поэтому многие подсознательно присваивают себе имена и роли, они неосознанно впечатываются в их мозг и сознание, формируя новую личность. Как принудительный сеанс гипноза. А тем, чей мозг не готов к подобному информационному взрыву можно сказать не повезло. Здесь, в нашем заведении таких немало. А откуда ты думаешь, часто возникает чувство де жа вю? В других мирах ты это уже ощутил и пережил. Многие из нас путешествуют из мира в мир, чуть ли не ежедневно. Это уже зависит от особенностей индивидуума и тела, потому что потоки, подхватывающие, и переносящие их видимо существуют с ними в общей полярности. А другим для путешествия не обязательно даже искать место специальное, портал и путешествовать физическим телом. А достаточно лишь уснуть и проснуться в другом мире. Так бывает у тех, у кого душа не крепко с телом связана. Человек просыпается, думая что он в своем теле, ан нет, оно похоже очень, но это двойник из другого мира. А этот персонаж возможно там, откуда прибыл ты. Многие души заблудившись в мирах до сих пор блуждают где-то. Это призраки. Их надо опасаться, потому что во сне они могут стать тобой, выгнав тебя из твоего тела. Так вот и происходит, что те из нас кто по цвету или форме лоскутка на одеяле больше всех разнится от остальных или подклада, тот и получается, самый что ни на есть злостный изгой общества. Нда, общества, которое составляет большинство. Хотя все мы равны, просто кто-то раньше сюда прибыл и уже пообвыкся. Но принцип "прав тот, кого больше" у нас работает на сто процентов. Демократия. Смешно. Не знаем где живем, а пытаемся о чем-то судить. Что тебя ещё интересует?

-А как же Библия? И вообще религия?

-Не стану за всё это говорить, отмечу только одно, что есть в этом и зерно истины, но многое опять же призвано для того, чтобы держать нас в страхе и боязни копать вглубь истины. А вот с чем склонен скорее согласиться, так это с тем, что создано всё было за три дня и ещё немного на корректировку и свезение сюда мусора ископаемого побольше. Время его видимо поджимало, хотя что такое время для бесконечности? Что-то торопило не его самого, а его ради нас. Может если бы ещё немного он помедлил, и не сшил на скорую руку наше покрывало, то всё, конец всему... Может какая катастрофа приближающаяся подстегнула его... Или его торопила неизбежность ухода куда-то или перехода во что-то... Короче, думаю скроил он нас по-быстрому и оставил всё на самотек, одни мы, без него... А потому и катимся в тартарары, и помочь нам спастись можем лишь мы сами... Да, вот такая невеселая картинка нарисовалась... Да и не противоречит это Библии вовсе, вон с Петром поговори, он при помощи математики и цифр тебе это доходчиво объяснит и докажет. Он когда-то профессором был, и как у полиглотов считается высшая степень мастерства - это когда они и думают на тех языках, а вот у него с математикой так случилось. Он на ней думает. Ты в математике силён?

-Нет, к сожалению.

В разговор вмешался маленький и сухонький старичок. Этакий Хоттабыч с бородой.

-И не надо быть математеком, молодой человек, всё итак на поверхности лежит. Взаимосвязь, отмеченная и зашифрованная в Библии, и не только, отражает математические формулы и цифры. 3,4,6,7,12,13... Плюс и минус, добро и зло... Другие религии тоже отмечают то, о чем в перекликании цифр и жизни я вам расскажу. Покажу элементарный пример, но дальше вы уже сами сможете считать и улавливать взаимосвязь всего сущего... Вот только управлять я пока не научился... А если в двух словах. Цифры и действия. Начнет с того, что можно потрогать. - Он улыбнулся. - Колбасу, например, сколько разрезов нужно сделать, чтобы получить семь равных кусков? - Прищурившись, профессор с хитрецой в глазах обвел взглядом своих слушателей. И будто читая лекцию, сам же продолжил, отвечая на свой же вопрос. - Да, да, шесть. Так что это, как не прямая взаимосвязь двух чисел, шести и семи? В одно число религией вложено положительное значение, другое же со знаком минус! Но они взаимосвязаны. Возьмем хотя бы то, что сумма этих чисел дает следующее число, связанное с религией, это число тринадцать. А числа три (отец,сын и святой дух) с числом четыре ( оно типо шести из нашей религии,но только у жителей востока) дают семь!!! Извините, я немного перескочил,буду по порядку. Есть числа первого порядка, второго, третьего,...Первого это три, четыре,...второго это те, которые созданы из взаимодействия между собой чисел предыдещего, простейшего ряда. Третий это разумеется вторые после определенных манипуляций. Пока не понятно, да? - Я поясню на примере, может это немного прояснит, я стал непонятен другим, в голове много мыслей и чисел и трудно это рассказать, спасибо, что слушаете... Итак в качестве взаимодействия чисел возьмем их сложение и разумеется первопорядковые 3(с религиозным знаком +) и 4(знак -). 3(+)+3(+)=6(-), 3(+)+4(-)=7(+), 4(-)+4(-)=8(-).Видим, что основное правило " плюс на плюс дает плюс, плюс на минус дает минус, и минус на минус дает плюс". Это при умножении и делении, но ведь можно допустить и другие взаимные действия чисел друг с другом!!! Итак, это правило здесь напрочь не работает!!!- Он засмеялся как ребенок, которому дали полную коробку конфет,- Вам это ещё интересно?- И не получив ответа продолжал. - Итак, таким образом, мы получили числа второго порядка, возьмем, к примеру 6(-) и 7(+). 6(-)+6(-)=12(+), а 6(-)+7(+)=13(-)...уже видно, что минус на минус это число, которое в религии положительное, а вот если к добру и положительности семерки добавить отрицательно несущую шестерку, то обеспечен негатив цифры тринадцать!!! Вы по-прежнему не улавливаете связи между религиозными значениями, присвоенными числам и жизнью, наукой, так много доказавшей. Великие ученые, бьющиеся над вселенским смыслом бытия, пусть заглянут они в книгу, написанную на горизонте времен...

Разговор был прерван резко и грубо. Пришедший медбрат разогнал всех по палатам, да и сил не было у Игната слушать далее. Слишком много новых мыслей и идей за один день. Его мозг не мог справиться с этим. Нужно отдохнуть и подумать. Правда второй такой возможности, поговорить, может и не представиться... Значит не судьба. Ведь здесь, как на вулкане, всё постоянно меняется, течет, и рушится... Люди приходят и уходят... Были уже многие, с кем Глеб его знакомил, разные теории и версии довелось Игнату выслушать, и к этим домыслам сегодняшних своих собеседников, он отнесся, как к одним из... Были здесь те, которые будто действительно из "другого мира", и те, что строили свои теории о существовании бога. Довелось Игнату общаться и с Любителями поговорить о гибели, вернее продолжении жизни Атлантиды. Чего Игнат только не наслушался, и не насмотрелся. Много их здесь таких, живущих будто не в этом,а в каком-то своем мире. Игнат забрался на кровать и обхватил руками колени, его знобило...

***

Игнат с трудом возвращался в больничную реальность. Стук, стук, стук, рвущий и убивающий, идущий из глубины. Разрывающая головная боль, подобную которой он ещё никогда не испытывал, невозможно думать, вспоминать, даже понимать кто ты и зачем, нет сил. Невозможно сосредоточиться на том, чтобы здраво осмыслить, что можно сделать для облегчения собственной боли, которая его убьёт! Кто он и где? Стук, стук, стук, крики, смысл которых он не в состоянии оценить и понять. Что случилось? Почему такая боль? Была комната, был разговор с Тенгой, потом как всегда ссора...

-Мне кажется, что ты и сам не знаешь кто ты и зачем.- Вспомнил Игнат свои слова, брошенные в порыве гнева Тенге.- Просто появился на свет, и пытаешься выжить всеми возможными способами. Может ты мысль крепкая, материализовавшаяся каким-то образом, может пришелец из другого мира. Точно одно, что ты сам, из-за древности своего рождения, или от того что вынужден постоянно переселяться из тела в тело после очередной смерти хозяина, то и мысли твои зачастую уже не чисто твои, но наполовину заполнены и запутаны мыслями и желаниями человека-хозяина. Ты забыл себя! Может ты когда-то был добрым, но власть, которую можешь дать своему носителю, разлагает хозяев и те постепенно, подкармливая тебя своими мыслями и желаниями, сделали несносным мерзавцем, влияя на тебя своими развратностями. Думаю ты всегда жил в нашем роду из поколения в поколение. Поэтому и необычными были мы. Ты прилип к нам, сначала как спасение и благодать, а потом притягивая к нам лишь неудачи и проклятия. И если теперь не изгонять тебя, а постепенно своими личными хорошими качествами пытаться влиять и менять тебя, то вновь станешь дающим силу и доброту следующему человеку-носителю. Не знаю. Я наверное мечтатель, но хотя ты и испортил мне жизнь, однако сделал меня сильным духом и думающим человеком, а не зомби, которые только и знают что ходят на работу, а потом тупо домой, и ничего вокруг не видят. Я их не осуждаю, но и смысла в таком прожигании жизни не вижу. Нет прогресса. Жизнь нужно любить, я этому научился, когда понял, как много потерял, а не прожил. Вот ещё странно и плохо то, что я, произошедшее со мной, будто по кусочкам помню. Не всю, а складываю в голове память, будто мозаику, из обрывков событий произошедших со мной. Будто и не свою жизнь прожил. А лишь наблюдал из глубока. За это не прощу тебя, ты часть её украл, обделил меня.

А иногда мне даже жалко становится тебя. Я имею близких мне людей, а ты один, и даже в мыслях не на что опереться, раз не помнишь даже себя и кто ты. А пытался запутать меня, потому что и сам в рассуждениях пытался лучше понять себя и вспомнить, собрать крупицы произошедшего в скитании по жизням на Земле.

...Вот так слово за словом видимо они перешли грань и Тенга стал подходить, приближаться, надвигаться неумолимо и беспристрастно подчиняя себе и пространство, и сознание. Он не стал ждать, пока Игнат как всегда заснет, чтобы безболезненно внедриться и управлять. В этот раз он решил действовать вероломно и жестоко больно, потому что уже не хотел компромиссов. Или всё, или ничего, потому что понял, что мирное сосуществование невозможно и пошёл ва-банк. Игнат помнил боль рвущегося сознания, свою борьбу и нежелание сдаваться, а во что бы то ни стало остаться собой и в себе. Помнил оттиснение все глубже, как не в силах был действовать, двигаться, потом чувствовать, видеть, слышать. Было отвратительное ощущение чего-то противного внутри. Гадость и отторжение. "Гадл..., гадл..., гадл..." эти слова из какой-то книги, прочитанной Игнатом в детстве и глубоко сидевшие в мозгу, вылезают наружу. Желание вырваться. Бессилие. Он опять стал падать в бездну, но пытался взлететь, махал руками, хватался, карабкался. Изнутри его будто рвало отвратительное чудовище. Он словно даже слышал, чувствовал, как оно растет в нем. Тошнота от отвращения. Растет, ширится, рвет его внутренности, ломает его кости. Он слышит, как хрустят в грудной клетке раздвигаемые и раздираемые ребра. Отвратительный хруст и боль. Его вырвало кровью с желто-зеленой слизью. Оно ещё в нем, оно его захватывает и терзает. Потом вдруг ничего, пустота. Что же случилось? Где он? В другом мире, в грезах и фантазиях. Или же потерял сознание? А может в реальности и своем теле и пробуждение несет ещё более страшную правду-откровение? Ему ещё никогда не было так больно! Он не помнил, чтобы после прежних захватов его тела он испытывал подобное. Или он просто забыл? Защитная функция его сознания, которая бережёт его психику от полного уничтожения? Стук, тук, ук... Вкус во рту. Непонятный, противный, ни сладкий, ни соленый, ни кислый... Кровь и горечь... Желчь... Если вкус крови, то он мертв? Наверное, ведь не может двинуться и шевельнуться, не чувствует ни рук, ни ног. И темнота. Лишь только стук... и прибавились голоса, которые он стал различать. Они казались ему знакомыми, но далекими. Будто кто-то кричал из другого конца бесконечно длинного коридора. Слов не понять. Кто там Игнат тоже не разобрал. Темнота и смерть или спасение? А может быть это наконец-то выход для них двоих из этого лабиринта, в котором они застряли, оба запутались и заблудились? И уже ждет тот, кто поможет им найти верный путь?

***

-Доктор, он будет жить? - с этим стандартным, для реанимационного отделения городской больницы, вопросом мужчина, отделившись от стены, где он стоял уже несколько часов, вышел на свет.

Врач, сначала опешив, не понял, что обращаются к нему. Настолько он удивился, увидев этого несуразно одетого и отпугивающе выглядещего человека. Ко всякому он привык на своем веку, но такое увидеть удаётся не часто. Помимо того, что одет он был, словно бомж с помойки, так ещё и манера говорить... Отличная дикция, красивый голос... Осанка и манеры, достойные аристократа. Всё это, за пару-тройку секунд опытному взгляду человека, привыкшего иметь дело с разного сорта людьми, сразу открыли в посетителе не того, за кого он хотел себя выдать, облачившись в тряпьё с чужого плеча.

-Доктор, вы меня слышите? - мужчина подошел поближе. И только сейчас врач заметил, стоявшего рядом с говорившим человеком милиционера, на которого сначала даже не обратил внимания. Поняв о ком из больных у него спрашивают тем не менее не спешил, а решил выждать паузу. - Вы меня не знаете, это я был с ним, когда Игната привезли.

-Вы что-то сказали, молодой человек? - доктор пытаясь оттянуть время для того чтобы лучше оценить визитера задал вопрос, ответ на который прекрасно расслышал и понял с первого раза.

-Да, я спросил будет ли он жить?

-Кто он?

-Вы только что вышли из палаты, в которую недавно привезли мужчину, - уже начав гневиться, посетитель неосознанно сжал руки в кулаки и сменил тон общения на более жесткий и недовольный, - прооперированного вами. Надеюсь, операция была успешной, и хотелось бы услышать лично от вас о состоянии его здоровья.

-Не знаю, не знаю, он потерял слишком много крови, к тому же общее истощение организма, он плохо, очень плохо питался последнее время, или не питался вовсе. А ко всему видимо и нервишки подкачали. А главное в выздоровлении это покой и сохранение спокойствия. Так что картина сложная. Никаких прогнозов дать не могу. Пока без сознания, как долго продлится это - не знаю и гарантий выздоровления не даю. А вы кто ему будете, родственник?

-Нет, я должен был позаботиться о нем, но не смог. Это я во всём виноват! Он сам себя так...?

-Полно вам себя-то винить. - Будто ещё не придя к какому-либо решению, относительно того, как ему держаться со странным визитером, доктор стал отвечать нейтрально и ходить вокруг да около, но, не касаясь сути дела. - По характеру ран трудно сказать сам или нет. Они могли быть нанесены как самостоятельно, так и при чьём-либо содействии. Так что остаётся только ждать и надеяться.

-А к нему можно?

-Нет, да вы не волнуйтесь, с ним сейчас жена, она будет дежурить. К тому же у неё медецинское образование, я посмотрел диплом и её трудовую книжку с прежнего места работы, она справится, к тому же специльно уволилась, чтобы за ним ухаживать. Я вот только не пойму как её так быстро отпустили, хотя к мужу грех не отпустить.

-Какая жена? Откуда она узнала?

-А я откуда могу знать? Да и не моё это дело, нос в чужие семьи совать. - Александр Петрович засуетился, вспомнив, что ждут его ещё пациенты, а эту головоломку "кто, откуда и кого" сами пусть между собой решают. - Эхх, моолодёж. - уже на полпути погруженный в свои мысли произнес он. - Да, деелаа... Странно всё это...

***

Посетитель больницы, помявшись немного, сделал милиционеру знак рукой, чтобы тот оставался на своем посту, а сам тихонечко нырнул в палату, откуда буквально несколько минут назад вышел Александр Петрович. Столь скорый приезд и присутствие жены в палате Игната встревожило Сергея.

-Ольга?!! - удивлению его не было предела, когда в палате Игната он увидел вместо его жены медсестру из психушки.

Она тоже не ожидала его здесь увидеть. К тому же вид его, манера говорить, так резко отличающаяся от того, как он вёл себя "там" повергли её в оцепенение. Кто он? Что за странная перемена произощла с ним?.. Много ещё вопросов промелькнуло, но не погасло, а притаилось, в ожидании часа, когда можно будет получить ответ.

-Ты как...? - только и смогла она выдавить, по всей видимости решив, что он совершил побег. Она стала пятиться к выходу, чтобы вовремя успеть позвать на помощ. Там-то, у себя она привыкла ходить за спинами медбратов, которые всегда сопровождали её к больным. А здесь сейчас лицом к лицу, и что у него на уме...

-Не нужно, - разгадав её план, он вытащил какие-то документы и сунул ей под нос, для того,чтобы она прочла.

Вишняков Сергей Владимирович, майор...едва прочитав это она и не смотрела дальше, вернее смотрела, но не вдумывалась и не запоминала, просто прокручивала в уме одно "зачем он там был, что ему было нужно, что искал или расследовал?.. От пережитого испуга живот скрутило, вокруг всё поплыло, но она справилась и вовремя взяла себя в руки и снова попыталась соображать. Так зачем он был у них "Там"? Может из-за тех лекарств, хотя она-то тут ни при чем и тогда зачем же он здесь, если дело в тех препаратах?

Сергей решил развеять все её страхи и сомненья. Хотя он и любил вот так, запугивая и вводя в транс страха людей получать у них нужные сведения. К тому же чувство власти... Но она нужна ему в адекватном состоянии. К тому же всё что ему нужно, он уже и без неё знает, а что он не знает, то и ей неизвестно...

-Я здесь не к вам, вот к нему, - он повернулся в сторону Игната, который по прежнему был без сознания. Белый, без движения, словно покойник, он производил жуткое впечатление. Только медицинские датчики фиксировали и передавали людям в мир живых, что он ещё с ними и борется за право дышать.

Желая, в свою очередь, тоже успокоить собеседника, относительно своих планов и видов на Игната, Ольга подошла чуть ближе, чтобы из коридора её не смогли услышать.

-Я всё знаю, и не сомневайтесь, я поставлю его на ноги. - И то ли её голос полный веры, то ли ему просто захотелось отбросить переживания на сей счет, но он не усомнился в её словах.

-Это ты назвалась его женой?

-Да, - кивнула она.

-И тебя так быстро отпустили с работы? Ты же там на хорошем счету.

-Я давно собиралась уходить, но тут такое дело, что дольше ждать нельзя было. К тому же я главврача предупредила, что если не отпустит, то потом уже точно никогда не вернусь на работу. А так типо отпуска за свой счет с открытой датой выхода опять на работу. Туда особо никто не бежит устраиваться, поэтому они за всех держатся.

-Вот и я никогда не мог понять, что такая умница, красавица там забыла. -улыбнувшись, на легкой ноте Сергей решил закончить этот разговор и выйти в коридор к ожидающему его подручному. Но на полпути будто спохватившись, остановился в легком замешательстве, словно решая важный вопрос. Вот, видимо приняв какое-то стратегически важное решение, он повернулся, направив взгляд Ольге прямо в глаза. - Ольга, я буду с вами откровенен, мне как и вам важно, чтобы Игнат выкарабкался, я не спрашиваю вас зачем это вам нужно, но думаю если вы так решили, то приложите максимум усилий и не отступитесь. Я тоже хочу ему помочь, поэтому прошу вас, когда он придет в себя, то первым делом позвоните мне, а вторым уж делом зовите врачей. Хорошо?

-И я в свою очередь не стану любопытствовать относительно ваших мотивов, однако думаю здесь не праздное любопытство и пустой интерес. Вам как и мне что-то от него нужно... Хорошо.

-Приятно иметь дело с умными женщинами, ну а уж коли мы с вами теперь команда, то вот вам ещё одно маленькое задание, - он вытащил из одной из многочисленных складок своего одеяния коробку с ампулами. Ольга отшатнулась, на мгновение ей показалось, что он всё знает и это "те самые". Но нет, и цвет другой и размер. Да и откуда он может знать.

-Что это? - зачем-то спросила она, хотя уже догадалась об их предназначении.

-Это ему! Когда придет в себя, коли по одной два раза в день утром и вечером. А что это я и сам не знаю, новейшие разработки секретных лабораторий,- при этих словах он подмигнул ей,- о которых в вашей психушке и слыхом не слыхивали, да думаю ближайшие лет двадцать, и догадываться о подобном не будут. Горе-лекари. В общем коли, не бойся, не хочу чтобы подобное тому, что произошло с Игнатом вчера, ещё раз повторилось. Это средство поможет.

-Понятно, хорошо. - Она кивнула и спрятала лекарство в свою сумочку.

-Только смотри, без глупостей мне!

-Я же сказала, я всё поняла. И к тому же мне это не меньше твоего надо! Я всё сделаю, как ты сказал.

-Ну, вот и умница. - Сергей стоял уже у двери. - Близких, думаю, ставить в известность о его состоянии не надо.

-Я тоже так подумала, и когда привезли его сюда, я сказала, что родственников у него, кроме меня нет.

-Ещё раз умница, хвалю и ценю. Пока, жду звоночка. Номерок на обратной стороне упаковки с препаратом, не потеряй.

Когда он скрылся за дверью, Ольга ещё долго прислушивалась к звукам доносящимся из коридора. И когда удостоверилась, что он ушел, вздохнула с облегчением. Какой он странный и страшно пугающий. Его манеры, то учтиво вежливые, то развязно фамильярные... Взгляд без стеснения заглядывающий и разглядывающий. Определенно она его боится. Что делать? А если с Игнатом не получится? Хотя у нее с мужчинами ещё ни разу не было осечек, но вдруг... Сергей сильный и напористый, знает, чего хочет. Это именно то, что она ценила всегда больше всего в Представителях противоположного пола. За таким как за каменной стеной. Не придется все решать и вечно выкручиваться, придумывать самой...

***

Сергей рос честолюбивым и амбициозным мальчиком, а повзрослев не утратил этих своих качеств. Ещё он очень хотел хорошо жить, сладко спать, вкусно есть, то есть достичь очень хорошего материального положения. Но будучи очень умным и проницательным он прекрасно понимал, что двигаясь по карьерной лестнице, без знакомств и не будучи чьим-то протеже особых богатств не получишь, и высот не достигнешь. А достаток... У всех потребности разные, его желания заходили далеко за грани возможностей. А денег на все это взять неоткуда, вот если только не проворачивать левых делишек, но это было чревато, а головой и местом, с таким трудом, доставшимся ему, он рисковать он ооох как не хотел. А поэтому пришел к единственному выводу - ему может помочь только мистер Случай. И он стал ждать, слушать, смотреть. Однажды даже к гадалке сходил. Ничего толкового она ему не сказала, но в ту же ночь ему приснился сон, перевернувший его жизнь.

Сидит он на развилке горных дорог. Сверху идет одна тропа, крутая, льдом покрытая, кажется и идти то по ней невозможно, скатишься. Сколько он не пробовал, подняться не получалось. И он стал сидеть и ждать. При этом он чётко знал, что должен сидя здесь дождаться путника, спустившегося сверху, и помочь ему в выборе дороги идущей вниз. Сергей провел там много времени, дни, месяцы, может годы. Он потерял счет. Он устал, глаза болели от постоянного всматривания в снежноледовую даль. И вот он видит вдалеке человека, идущего с самой вершины, оттуда, откуда всегда светит солнце. Человек идет медленно, уставший от долгого перехода. Постепенно Сергей начинает различать что это мужчина. Тот то идет, то подскользнувшись падает и катится в страхе свалиться в пропасть, хватается за всё, что попадается под руки. Потом встает и снова упрямо идет вниз, будто этот спуск и есть его главная цель в жизни. Он долго боролся с этой дорогой, упорно шел, то появляясь, то пропадая за огромными валунами. Это движение, наблюдаемое с развилки Сергеем, длилось дни. Ни встать, ни помочь путнику он не мог, потому что ноги и руки, от долгого ожидания и сидения, затекли и атрофировались. Сергей их давно перестал чувствовать и печалиться по поводу их утери. Он уже так привык, живы в нем остались только глаза и рот, которым он жадно хватал снежинки, когда начинались осадки. Вдруг, совершенно неожиданно, Путник появился рядом с Сергеем, но будто не видя его, или настолько погруженный в свои мысли, что ничего коме своей дороги он уже и не видел. Дойдя до развилки, он остановился, и этот выбор пути видимо отвлек его от монотонного спуска. Он осмотрелся, чтобы принять решение о том куда же следует направиться. Сергей понял,что его черёд настал.

-Я давно уже здесь тебя сижу-жду...

***

Сергей и думать про тот сон забыл, мало ли кому какой бред снится. Но когда он потом, по делам службы, попал в ту пресловутую больницу, и на прогулке к нему подошел тот самый мужчина-путник из сна, то он, откровенно говоря, опешил. Неужели такое бывает? Может это и есть судьба или провидение? В какие игры с ним играет кто-то непонятный, всемогущественный и пугающий. Сергей решил не делать пока никаких необдуманных шагов, и не говорить незнакомцу, что он здесь по воле непонятной судьбы и закинут ею ему в помощь. А пока прикинувшись незнакомцу другом он присмотрится к нему, ведь если всё это не спроста, то возможно из этой ситуации что-то получить и для себя. А пока он кинет ему крючок, мол он знаком кое с кем, кто сможет помочь в случае чего. Авось удастся вызнать всё, не раскрываясь до конца. Задание, ради которого он был суда внедрён, было давно уже завершено, виновные выявлены, но ради того, чтобы ещё немного последить за Игнатом, Сергей тянул время и ссылаясь на неполные данные постарался остаться в больнице как можно дольше. Он не просто оставался, но и не передавал улики собранные за это время своему руководству. Многие люди, работающие в этом медицинском учреждении, были теперь на его крючке. А это козырь, валюта, которой можно в случае чего воспользоваться. А делиться с кем-то таким оружием, он не хотел. Авось и самому это пригодится. Нужен план и максимум информации, про всех и вся. Жучки умело поставленные и хитро замаскированные при помощи одного местного и жадного санитара, работали исправно. При помощи того же сговорчивого парня Сергею удалось раздобыть дубликаты многих ключей. А уж про свободное время в ночи дежурства этого пройдохи и говорить не приходится. В общем у Сергея было и время, и возможность следить, слушать и проверять всё записанное на аппаратуру ранее. Так он узнал, о том, что Игнат постоянно беседует с кем-то, кого просто нет. Постепенно, слушая и вникая в их (его)диалог, в голове Сергея начала складываться картина того, как можно достичь того, к чему он так старательно и безуспешно стремился всю свою сознательную жизнь. Он не слышал, что говорил "невидимка", но по реакции и ответам-вопросам Игната понял что речь идёт о кладе, и не маленьком, а речь шла о реальных сокровищах, которые ещё во время революции были вывезены и спрятаны. Пусть это и смахивает на сказку про капитана Флинта, но чем черт не шутит... Если конечно это не обычный бред сумасшедшего. Но уже одно то, что встреча их здесь была не случайной, убедило его в реальности этого мистически нереального совпадения. Это и был его долгожданный случай, судьба! Перехватить письмо Игната, адресованное к придурку (его новому другу), не составило труда. Правда, пришлось после этого его, нежелающего так просто отдавать послание, хорошенько припугнуть... Но зато то того стоило и Сергей после всей этой возни все же успел почти во время, по крайней мере Игнат был жив, а значит ещё была надежда на его выздоровление.

***

-Михаил Владимирович, вас к главврачу! - передала Аршавину медсестра, которую он встретил, не успев ещё даже зайти в свой кабинет.

-А по какому поводу не известно? - поинтересовался он, наверное скорее машинально, потому как догадывался, предполагал.

-Наерное из-за обыска...

-Так, так, так, а теперь поподробнее, кто и что ищет? - Такого поворота событий даже он не мог себе предположить, тем более, что ему вдвойне было что скрывать.

-Дак разве ж они скажут, что и зачем, просто обыскивают и всё тут! - Видимо ей это тоже не было кстати, да и кому может понравиться нарушение привычного уклада, маленький переворот, дополнительная уборка и неразбериха. - Всё перерыли, даже в подсобку залезли, швабры и вёдра переворошили. - Она зыркнула на Аршавина. - Главрач вас вот и вызывает, небось узнать почему именно у нас такой погром. - Тут она немного будто даже смягчилась, - Хотя откуда вам знать, вы же вообще только что пришли и вас три дня как не было.

-Это точно, это точно. - Пробормотал он в ответ ни к кому не обращаясь, будто даже разговаривая сам с собой, с целью убедить и себя и всех вокруг в этом. - Меня не было три дня, и я пришел только что.

-Ну тогда вы ещё должны знать, что того, которого вы от раздвоения лечили, вчерась на скорой в больницу увезли, помрёт небось. Эх, дверь в палату забаррикадировал, как-то он так умудрился? Мы всеми силами еле выломали. А узнали то, что к нему нужно срочно, потому как псих из соседней палаты поднял такой дебош, всех больных на уши поставил, что легче было в палату с Игнатом лишний раз заглянуть, чем всех успокаивать. И откуда они друг про друга столько знают? Экстрасенсы чтоль какие? - Скорее это был её риторический вопос, потому что вот уже двадцать лет она здесь работает и привыкла находить более реальные объяснения. А лучше вообще не думать, от этого голова ничинала болеть. - Или перестукиваются, когда мы не рядом. Ну вот, а когда мы вошли в палату, то там такое было... - Для пущей убедительности и придания веса своим словам, она закатила глаза и тем больше стала похожа на отвратительно играющую актрису из третьеразрядного провинциального театра. Раздула щеки, сущая жаба. Михаил еле сдержался, чтобы не назвать её этим именем. - Там все в крови... И он лежит посреди палаты связанный. Мы скорую вызвали, помогли ему чем смогли. А потом и милиция приехала. Нда, что ж теперь будет то? Может маньяк какой у нас завёлся? На больных нападает? А вдруг и на нас начнет? - Она вновь с недоверием покосилась на Михаила Владимировича.

-Не волнуйтесь Нина Викторовна, раз милиция здесь, то они обязательно разберутся. - Говоря это, он потихоньку стал оттеснять её в коридор, ведь в ходе беседы она зашла к нему и, похоже, желание поговорить и выговориться пересилило у неё чувство субординации. А ему, как никогда, сейчас требовалось посидеть одному и подумать о том как быть дальше и как вести себя в новой, сложившейся ситуации. И где же Оленька? Почему не заходит, как обычно?

-Да уж, милиция, пожалуй, найдет, как же. - Вздохнула женщина и поняв, что беседа окончена с грустью повернулась и пошла убирать то, что было сейчас не на своих местах, благодоря бдительности и работоспособности нашей милиции, которая нас всех бережет.

Будто вспомнив что-то важное, она обернулась сказать, но увидев уже закрытую дверь, махнула рукой. В конце-то концов, ей это больше всех, что ли надо? Пусть сами разбираются... Как им что надо, так бегут - помоги, как к ним придешь, так двери захлопывают, пусть лучше учатся диагнозы ставить и лечить, меньше неразберихи будет с психами. Вот с такими мыслями она и отправилась уже ободрённая, и как всегда обозлённая на весь белый свет.

***

Утро у Вишнякова Сергея Владимировича тоже выдалось не из лёгких. Даже, наверное, будет точнее сказать, что всё со вчерашнего дня идет не по плану. Сначала записка от Игната, после которой Сергей понял об угрозе, нависшей над его знакомым. Правда он так и не понял до конца, что тому грозит, но не стал рисковать и медлить. Ведь в свете открывшихся перспектив, которые всплывают, быть может, раз в жизни, он понимал, что потеря этого человека, или утрата им рассудка это просто катастрофа для готовящейся им (Сергеем) втайне экспедиции за богатством. Которые приблизят его к заветной мечте. При этом об Игнате, как о компаньоне и человеке с которым придётся делиться, он как-то не думал. Втайне надеясь, что время само расставит всё по своим местам. А потом "нечаянно" попасть в катастрофу он всегда успеет ему помочь. Сейчас нужен был клад, но не нужен был абсолютно здравомыслящий Игнат. Поэтому то он и разыскал средство лишь тормозящее перетекание Игната в Тенгу, но не убирающее последнего насовсем. Пусть он сам себя изъест и сведёт сума. Так будет проще и руки чище. Пусть сам свихнется до конца, но потом. Но вот что делать и где искать? Искать единственную улику, носящую информацию и ключ к разгадке того, что же всё таки здесь произошло той злополучной ночью, когда Игнат едва не отправился на тот свет. От Игната это узнать не представляется возможным, и как сказали врачи, что и после того, как он придёт (если придёт) в чувство, то не факт, что сможет вспомнить хоть что-то более менее связное и разумное. Поэтому единственная зацепка - это найти диск с записью, который был похищен из аппаратуры, установленной Сергеем. Кто может быть причастен к этому? Нужно быть последовательным и разумным... Легко это говорить, когда твоё будущее не зависит напрямую от случайности и ошибки, которая возможна всегда и везде... Ладно, не сбиваться... Думай, думай кто мог быть причастен к этому и украсть диск... Медбрат, дебилоид, которому Сергей не мог не довериться, хотя тот и не знал зачем и почему, но мог додуматься, что после случившегося это имеет цену и ценность... Хотя нет, он даже не знает, как с техникой то обращаться, а здесь не перерыто, а аккуратно вынуто лишь то, что имеет цену и значение, из всей этой груды ненужного теперь и бесполезного металла. Уборщица, случайно забредшая сюда?.. Нда, версия ещё сказочнее и нереальнее, чем предыдущее предположение. Сергей слишком хорошо знал, как те выполняли свою "работу", и осуществляли уборку закутков и пылесборников, короче тех мест, где Сергей аккуратно прибрался, расчистил годовалые зележи пыли, прежде чем установить технику... Нет, туда годами никто не заглядывал, и по случайности вряд ли заглянул, это было сделано намеренно, знали, что ищут... Главврач? Нет, он на отдыхе...Медсестра? Тоже нет, она сейчас у кровати Игната дежурит, к тому же Сергей хорошо разбирается в людях, и если бы та пыталась что-то скрыть, то он быстро это заметил бы... Кто остаётся?.. Его сослуживцы? Пожалуй и это следует отмести, он на хорошем счету и вряд ли для такого пустячного дела послали бы дублера...Кто?.. Пожалуй, есть такой человек, и доступ имеющий, и возможности, и жажду до денег...

***

Аршавин весь день не находил себе места, не мог ни лечить, ни даже выслушать больных. Он был полностью погружен в свои мысли потаённые. Вот уже несколько недель он пристально приглядывался к своим двум пациентам, подозревая их в симуляции заболевания. И вот однажды ночью, в своё дежурство стал невольным свидетелем разговора между одним из них с санитаром. А потом проследив и немного пораскинув мозгами, решил не мешать ему, что бы тот ни затеял, а попытаться извлечь из этого свою выгоду. Деньги ему сейчас были ох как нужны!!! И вот в злополучный для Игната день, он не пошёл домой, сменившись, а будто его что задержало... Он не просто всё видел на мониторе, зайдя в подсобку, где Сергей установил аппаратуру, но и сумел взять и вынести диск, незаметно для всех. Хотя на диске и не было ничего особенного, но он всё же решил припрятать его до времени, а потом воспользоваться по обстоятельствам. Вообще же он понял, что что-то случилось уже когда поднялся крик среди персонала. А до этого на экране не происходило ничего необычного, Игнат лежал на своей кровати, свернувшись калачиком, и наверное мирно спал, в то время, как его лечащий доктор, как последний дурак, которому делать больше нечего, сидел и нёс непонятное дежурство, никем не оплачиваемое. Хотя, надо прийдя домой ещё раз пересмотреть диск, может он что пропустил важное, ведь смотрел впопыхах и многое мотал, сочтя неинтересным и однообразным. За этими мыслями и ожиданием визита представителя власти в лице милиционера, он на нервах и в нетерпении окончания смены провёл день. Но к нему так никто и не обратился за разъяснениями. Отнеся это к разряду халатности представителей правопорядка и с чувством облегчения, он собрался домой. Один день выигран, есть время всё обдумать и принять решение как быть дальше, а пока домой... Всю дорогу он шёл в задумчивости, и сначала не заметил мужчину, сидящего на лавочке в парке, сквозь который обычно ходил врач по дороге домой. Его остановил оклик незнакомца.

-Михаил Владимирович.

Аршавин мгновенно обернулся на голос, но мыслями всё ещё был очень далеко. Всмотрелся в лицо, нет они не знакомы, хотя что-то... Ах да, второй его странный пациент... Хотя сейчас на нем был отличный костюм, сорочка, галстук и туфли были прикиду под стать. Да, хорошая одежда творит чудеса. Совсем другой человек.

-Разрешите представиться, - знакомо-незнакомец наклонил голову, - Вишняков Сергей Владимирович, - представился тот, сунув под нос удостоверение. - Не хотелось разговаривать с вами в формальной обстановке, гнетёт она меня, знаете ли, не очень приятные воспоминания, с нею связаны. А здесь природа, свежий воздух, для здоровья полезнее.

-Да, да, понимаю, - в замешательстве промолвил Аршавин. Ну вот, нет времени придумать что-нибудь, придётся на ходу выворачиваться, как он не любил этот самодеятельный театр... Придётся.

-Думаю, нам есть о чем поговорить. И вы, как умный человек, это прекрасно понимаете, - Сверля и буравя его своими глазками, Сергей будто пытался разгрызть его как орешек, расколоть, даже не коснувшись, чтобы посмотреть, что скрывается внутри. Ценное содержимое или труха. - Я знаю что у вас есть одна вещь, которая вам не принадлежит. Вы же в свою очередь знаете, что она моя и имеет определённую цену. Сами ею распорядиться, вы не можете, но и просто так с нею расстаться видимо не желаете... Чтобы не ходить вокруг да около, не тратить времени понапрасну, ведь и вы и я люди занятые и время наше дорого, давайте сразу перейдём к сути вопроса, без прелюдий. Что вы хотите? У вас был целый день на обдумывание этой ситуации, и наверняка уже созрела цена.

-Нет..

-Что нет? Нет...

-Не созрела, представьте себе... Ничего ни отрицать, ни подтверждать не буду, скажу лишь, что для принятия решения, мне необходимо поговорить с моим пациентом...

-С каким? - Сергей искренне удивился, потому что совершенно не понял о ком речь, он не ожидал такого поворота, приготовившись услышать сумму.

-С Игнатом.

Сергей задумался, но ненадолго, он всегда был быстр на принятие решений.

-Хорошо, но только с одним условием, что после встречи вы мне сразу же отдаёте диск.

-Как сразу?

-Вот так, сразу. То есть возьмите его на эту встречу и передайте мне.

-Мммне нужно подумать...

-Сколько уже можно думать? Это ты в больничке своей над диагнозами думать будешь, а здесь нужно решаться, каждый час на счету.

-Ну хорошо, но сначала я должен с ним поговорить с глазу на глаз.

-Договорились, я устрою вам встречу сегодня в 20.00. И попрошу без опозданий, встречу вас не у центрального входа, а со двора. Буду на машине, мигну фарами, вы подойдете и сядете, я передам пропуск...

-Как сегодня? Его же без сознания увозили, разве он пришел в себя? И зачем в машину, меня что, не пропустят к нему без пропуска...?

-Ну что вы как маленький, характер его травм пока невыяснен и к нему приставлен милиционер, поэтому без меня - никак. И подумайте сами, если бы он был всё ещё без сознания, то какой смысл мне вас вводить в заблуждение, если вы это можете на месте проверить, когда придете к нему. Нет, я предельно с вами честен и того же жду и от вас, тогда у нас получится взаимовыгодное и полезное сотрудничество. - Сергей улыбнулся и развел руки. - А иначе и смысла нет начинать и затевать дело.

-Да, наверное, постоянное ожидание подвоха во всем, уже сума просто сводит, и на пустом месте кажутся неясности и неожиданности. Договорились, я приду. - Сказал врач поднявшись и уже направившись в сторону дома.

-Диск не забудьте. - Уже в спину крикнул Сергей, на что в ответ получил кивок даже не обернувшейся головой. Он посидел на скамеечке ещё недолго, разглядывая уточек плавающих в пруду, но мысли его были далеки и не совсем безоблачны. Потом он будто сказал сам себе что-то подбадривающее и одобряющее, и быстрым шагом направился в сторону противоположную той, куда некоторое время назад ушел его собеседник.

***

В небольшой комнате, на третьем этаже обычной подмосковной многоэтажки было немного душно. Воздух был спёртым и густым от смеси запаха секса, пота и сигарет. Обстановка тоже мало чем отличалась от миллиона подобных обиталищ холостяков. Бездумно и безвкусно подобранная мебель, пыль давно не пуганая уборкой, неожиданные вещи в самых неожиданных местах. К душным запахам начал примешиваться аромат кофе, доносящийся из кухни.

-Тебе с сахаром? - спросил мужской голос из-за двери.

-Нет, с молоком или сливками, если есть, - отозвалась его гостья, томно расположившаяся на кровати.

-Для тебя - есть.

Хозяин вышел из кухни с небольшим подносом, аккуратно поставил его перед обнаженной девушкой.

-Только давай сразу договоримся, мы с тобой только деловые партнёры, которым хорошо вместе, а остальную дребедень просто не будем вешать друг другу на уши.

-То есть ты даже не обидишься, если у меня будет кто-то кроме тебя?

-Ты о чём? - он недоуменно уставился на неё. - Мы с тобой ещё тридцать минут назад, вернее не мы, а я, и не думал даже ни о чем совместном. И тут ты приходишь,...

-Ты ещё скажи, что соблазняю и принуждаю бедного беззащитного мальчика.

-Ну нет, конечно, - её слова заставили его немного смутиться, что ещё больше его разозлило, он не любил, когда его ставят в неловкое положение.

-Зачем ты вообще пришла, собственно говоря?

В планы гостьи не входила ссора, а даже можно сказать наоборот, поэтому, чтобы сгладить ситуацию, она придвинулась и улыбнулась.

-Конечно мы, прежде всего, партнёры. Которым не только хорошо вместе, но и взаимовыгодно. Игнат, кажется, пришел в себя.

-Что значит кажется? Либо пришел, либо нет, насколько я знаком с медициной, третьего не дано.

-Да, но всегда есть место, на неожиданности. Я почувствовала, что он наблюдает за мной исподтишка. Будто пришел в себя, но не хочет об этом сообщать во всеуслышание. Может не доверяет. Не знаю.

-Ты вколола ему, то что я принес?

-Нет, решила посоветоваться с тобой.

-А, понятно, то что было несколько минут назад называется "посоветоваться"? - смягчившись он решил даже немного пошутить. В конце-то концов ему было с ней космически классно, давно такое не испытывал. Мелькнула мысль, "а не повторить ли"? Нет пожалуй, пока не время расслабляться, дело прежде всего.

Она почувствовала его, изменившееся настроение к себе. И тоже решила поддержать лёгкий тон беседы, и ни на чем пока не настаивать, пусть привыкнет к ней, начнет доверять... Был ещё один вопрос, который мучил её и нужно было невзначай спросить. Хотя как это спросить ненароком, она даже не представляла себе, ведь речь шла не о банальных мелочах, да с таким человеком как её собеседник и невозможны были мелкие дела. Всегда нужно будет держать ухо востро, но зато отсутствие скуки и застоя в жизни абсолютно обеспечены!!!

-Я как только поняла, что он играет со мной, то сразу же решила понаблюдать за ним. Нужно же было понять кто в нём? Это Игнат.

-А как ты это поняла?

-Трудно объяснить, я просто чувствую. - Она приложила руку к своей груди, будто показывая, где рождается это чувство.

Он в сомнении помотал головой.

-Полагаться на ощущения не в моих правилах.

-Знаю, но бывают моменты и ситуации, в которых иначе не получится.

И будто на что-то решившись, она, мотнув головой, выпалила давно мучивший её вопрос.

-Около больницы, где лежит Игнат нашли тело Аршавина. Ты имеешь к этому отношение?

-К чему этому? - сверкнул глазами Сергей.

-К его смерти, - голос Ольги слегка дрожал, но не от страха, а от какого-то другого волнения, происхождение которого даже ей самой было неясно и непонятно.

-Дура, конечно НЕТ!!! - Метнул он злобный взгляд на неё, потом перевел на полочку с ДВД дисками. Всё бесполезно, ещё большая путаница и ничего толкового, что пролило бы свет на ситуацию. Ничего ценного на том диске не оказалось.

-Ну вот, ты опять рассердился, не обижайся, забудь. - Она ни на минуту не поверила ему, но зачем вообще спрашивала, какой ответ рассчитывала получить.

-А ты в следующий раз думай, что спрашиваешь...

Её порадовало уже то, что он сказал "следующий раз", значит, предполагает продолжение отношений. Он какое-то время ещё походил по комнате, успокаиваясь и собираясь с мыслями.

-Ты знаешь, когда ты появилась у меня на пороге, я действительно обрадовался, и сразу понял, всё что произойдет, и что ты хочешь от меня. Да, я доволен этим и даже очень, но я такой, какой я есть и если тебя не устраивает моя грубость, то можешь уйти. Я так привык, я всегда был один и меняться не собираюсь. Я не люблю всякие сюси-пуси, киси-миси, но знай, что если мы будем вместе, то можешь на меня рассчитывать и не сомневаться. Просто поменьше спрашивай, не лезь не в свои дела, что тебе нужно знать я сам скажу. И если уж ты первая заговорила про ревность, то сразу скажу - никогда меня не ревнуй!!! Я не ревную тебя! Останемся свободными и будем вместе до тех пор, пока нам вдвоем хорошо. Не будем связывать друг друга. Ты согласна?

-Да, но учти, ведь и я не подарок. - Улыбнулась она, прильнув к нему.

Раздался телефонный звонок на домашний телефон. Сергей, отодвинув Ольгу, взял трубку.

-Да, слушаю... Черт, выезжаю...

Он в гневе бросил телефон о стену, тот разлетелся на сотню кусочков и осколочков.

-Игнат сбежал...

-Как?

-Пока никто не знает, собирайся, ты мне нужна, поедешь в вашу больничку, прошерсти всю его историю болезни, узнай адреса всех возможных знакомых и родных. Короче тех, кто может его приютить или снабдить необходимым... БЕГОМ, - уже заорал он, на растерявшуюся девушку...

***

Покинуть больницу незаметно не составило никакого труда, главное не ломиться как лось напропалую, а всё обдумать и выждать. Уж что-что, а ждать он в психушке научился. Ждать и притворяться. Сначала Игнат долго притворялся, будто он без сознания. Видел, вернее слышал встречу Сергея и Ольги. Потом наблюдал за ней, и когда отворялась дверь, то видел милиционера несущего вахту у его порога. Ещё он понял, что цербер этот не всегда на месте, а частенько отлучается. И судя по перешептываниям медсестер, которые заходили к Игнату для проведения медицинских процедур, то страж порядка наш оллучался не иначе как к "этой страшненькой Вальке, кто только позарится на неё...". Узнав такую важную для побега деталь, он также услышал, что "Валька сегодня будет в ночную, и кавалер не применет этим воспользоваться...". Да, зависть людская развязывает не только языки, но и некоторым открывает двери на свободу. Подслушав это и подсмотрев куда Ольга положила его вещи, заботливо привезённые из психушки, и спрятанные до момента выздоровления, или, что более вероятно, видимо до совместного путешествия за злом рода человеческого под названием ЗОЛОТО. Он спокойно стал ждать когда же она отлучится, чтобы не теряя ни минуты воспользоваться этим.

Момент представился скоро и переодевшись он сквозь пустой коридор вышмыгнул наружу. С деньгами, необходимыми на дорогу, всё оказалось ещё проще. Не нужны знакомые и друзья, надежды на которых никакой, да и как на них можно рассчитывать, если в своё время сам окружил себя теми, кто был нужен и кому был нужен сам, только из меркантильных соображений. Никакой искренности, одна выгода. Продадут и глазом не моргнут. Но славься земля русская своей широтой и добротой людей тебя населяющих. Два часа у метро с протянутой кепи, и сумма необходимая для поездки на родину у тебя в кармане. Видимо после всех своих мытарств, Игнат был так особо привлекателен, что ему из жалости давали деньги не раздумывая. Конечно отправляясь к себе в старый дом он сильно рисковал, ведь там будут в первую очередь искать. Но это было ему необходимо, так говорило его сердце, и к тому же у него была фора как минимум полсуток. Ему хватит. Может и жена с дочкой там. И Димка мог помочь. Может простил за столько лет. Ведь кроме него у Игната и друзей-то на поверку не оказалось.

Как необычно было вновь оказаться на свободе. Видеть людей и чувствовать их запахи. Они так сильно отличались от тех, которыми заполнены больницы. Он видел живые лица, а не маски. За каждым лицом читалась мысль, движение, интерес. Все куда-то шли, движение и дела. И совершенно никому до него, по сути, нет никакого дела. Надо домой, прижать их, обнять, чтобы почувствовать силы и идти дальше...

Никогда поездка на электричке не доставляла столько эмоционального потрясения и восторга. Впечатления были такие, будто только сейчас Игнат начал жить, и словно младенец всё впитывает и видит в первый раз. Впервые наблюдает проносящиеся мимо поля, леса, дачи, людей видит стоящих на перроне. Хотелось на всей скорости высунуть голову из вагона в окно, и кричать людям приветствия, махать им рукой... Эге-гей... Но он еле сдержался от крика, это можно будет сделать потом, когда с документами проблем не будет, а сейчас лучше не привлекать к себе внимание. Он съежился, будто маленький мальчик, на которого накричали и сказали "нельзя". Душа открылась, словно птица навстречу новому и светлому, но он сам запихнул её обратно. Но иначе нельзя. Как в детстве. Имея чистую и неиспорченную душу, мы учимся притворяться, закрываться, таить, лгать...

Ещё одна мысль терзала его. Как же его встретят родные. Те, кто как оказалось ему дороже и ценнее остальных. Он предполагал, что Аннушка с Леночкой сейчас живёт там. Сердце его сковывал ужас, и будто в холодный кулак сжимало всё внутри, когда он прдставлял себе, что его выгонят. Но на что иное он может рассчитывать, когда всю жизнь вёл себя, как последняя скотина. Он будет вымаливать их прощение, он сможет быть им полезен... Даже... даже если у них теперь новый папка. Он будет делать всё для того, чтобы эти два самых близких и родных ему человека, были счастливы, и искренне смогли простить его.

***

Город оказался чужим и незнакомым. Со времен его детства здесь осталось разве что здание самого вокзала, который внутри и то был ему будто неизвестен. Всё изменилось. Новые стены, потолок, остались прежними только сиротливые скамеечки вдоль стены, вблизи входа-выхода. И люди, снующие вокруг как муравьи, стали больше походить на москвичей. И у них была будто масса неотложных дел. Никто не замечал, и не узнавал его. Не останавливался, как раньше перекинуться парой фраз, узнать, как живет. Он вышел на улицу, где к нему не замедлил прицепиться таксист. Игнат стряхнув его лапу с рукава, пошел по памяти домой. В надежде, что хоть расположение улиц осталось прежним. Магазины, вывески, машины, торопливые люди, телефонные разговоры на ходу прямо на улице, молодеж нагло толкающаяся толпами на тротуарах... Всё так же как в Москве, но почему он решил, что вернувшись сюда он обнаружит, что здесь всё по-старому? Как он заблуждался!.. Вернуться в такую жизнь он хотел? За этим ехал? Кому он здесь нужен? С багажом новых знаний и откровений его здесь примут? А ему что нужно самому? Он здесь ради любимых, а до остальных... Пусть живут как хотят. Он не вправе ни учить, ни осуждать.

Дойдя до искомого дома он уже приготовился постучать, но тут распахнулась дверь...

-Папка вернулся за нами!!! - И девушка кинулась Игнату на шею. Он отшатнулся не поняв что ей нужно от него.

-Боже, заяц, неужели это ты? - Он просто остолбенел от неожиданности. Рассчитывал увидеть дочурку, а его встретила взрослая (почти) девушка. Так сколько же лет его не было? Сколько времени он потерял за стенами. И что она всё это время слышала и думала о нем? Вопросов много, а времени их задать и получить ответ - мало. Но главное, что она помнит его и ждала все эти годы. Он ничего не видел, слезы сами текли из его глаз, ведь даже мечтать о таком не мог. Его девочка с ним...

-А где мама?

-Она уже, наверное, бежит сюда. Я как тебя увидела, то тетя Ксюша, скорее всего, ей уже и позвонила. Мама недалеко работает в магазине.

-Она теперь работает.

-Ну да, так Петьку же и меня кормить нужно. - Она улыбнулась счастливо и застенчиво.

-Аня, а Петька это кто? Мамин новый муж? - Игнат почувствовал, что вот и настал тот момент, которого он боялся и сейчас он услышит то, чего больше всего в жизни не хочет знать, но это нужно сразу усвоить и...

-Нет, папа, это твой старый. - Она искренне и радостно расхохоталась. - Мама сначала не хотела сообщать тебе, чтобы ты нас не вернул обратно в ту квартиру, и в ту обстановку из которой мы убежали,.. Ну в общем, а потом, когда Петя родился, то мы тебе сообщили, телеграмму послали, звонили, но никакого ответа. Потом мама заболела, а когда выздоровела, то мы поехали к тебе, но ты исчез, и никто не знал куда. Мы всех спрашивали, но все говорили злые вещи про тебя. Но я всегда верила и знала, что ты нас найдешь и придешь за нами. Папка я тебя всегда любила, даже когда ты кричал и бил меня. Я боялась, но любила и верила, что ты другой и добрый по-настоящему.

-Да, чтож вы на улице то, в дом, в дом заходите. - Это первое что Игнат услышал после оцепенения, в которое он впал. На него смотрела женщина примерно его лет, немного полная, но достаточно приятная и симпатичная.

-Папа, это тетя Ксюша, мы с ней живем, с ней и дядей Димой. Он её муж.

-Очень приятно, да мы наверно... лучше зайти...- Игнат, пребывая всё ещё в растерянности с трудом подбирал слова.

Они неспеша поднялись по ступенькам. Только сейчас Игнат ощутил дух родного дома и детства, в которое он вновь постепенно возвращается. Знакомые ступеньки, на которых они с другом детства провели немало часов, и выковыряли немало слов ножичком. А вот и они, эти надписи. Он провел рукой по краске нанесенной на перилах и под её многослойностью ощутил бугристость когда-то нацарапанных слов. Под слоем наносного, глубоко внутри ещё хранилось то, что он ищет и хочет вернуть. Самого себя. С того момента, как он начал терять контроль над собственной жизнью. Когда стал марионеткой. Он начал возвращаться в родное детство, гнездо, свитое его родителями, где он получил жизнь и тепло любимых людей. Он заново всё начнет. Он сможет.

-Ну привет, дружище, долго же мы тебя ждали, бродяга. - Игната обняло, и обхватив, буквально втащило в комнату громадное чучело в шапке. - Да ты не пугайся, это я!!! Просто пока мелких нет дома, новогодний костюм Деда Мороза примеряю. - Это был его Димка, друг и соратник, выдумщик и озорник!!! Всё такой же! Горящие глаза и масса энергии.

-Сейчас скоро Лена придет, пытать вопросами не будем, сразу видно с дороги. Ешь, мойся, ляг отдохни, к вечеру ближе заглянем за порцией рассказов. ЭЭЭХ,.. - и он не ужержался, чтобы вновь не обнять Игната, да так, что ребра чуть не затрещали. После чего был беззлобно вытолкан Ксенией за дверь.

-Анюта, ты уже большая, я буду только помехой, постели отцу, он видно устал, да покорми. Молоко свежее я за столом к стене поставила в крынке.

Уже засыпая, сквозь дрёму, он слышал все эти слова, веки будто сами собой склеились. Сон, и сквозь него отдельные фразы, и чувство покоя и того, что он ДОМА со своими родными. Конец мытарствам и мучениям. Больничным койкам и врачам, процедурам против воли. Когда нельзя выйти на улицу и просто гулять, когда хочешь...

Пришла Лена, села возле него молча, он спал, не в силах даже открыть глаза, но знал, что она рядом с ним, он чувствовал близость её присутствия...

Потом все куда-то делись, и стало подниматься что-то тёмное. Приближаться, что это? Пока не ясно...

-НЕТ.

-Тихо, тихо, дорогой, это тебе опять приснилось.

Игнат вскочил, сначала не поняв где он и кто рядом. Рубашка потная облепила всё его тело, не давая дышать, сковала, он стал рвать её на себе.

-Успокойся, милый, всё будет хорошо. - Лена взяла его за руку и усадила рядом с собой, положив его голову себе на грудь. Прикосновение её теплой руки к его лбу было пожалуй самой непостижимой лаской за последнее время, о которой он только мог мечтать. Почему он раньше не любил это? Дурак!!! Чувство тепла и неги разлилось по всему его телу. Спокойствие, как в детстве, когда мама сажала его к себе на колени и обнимала. Ощущение любви и защищенности от всех напастей, которые ему, с такой опорой любящей женщины, теперь не страшны.

Из-за угла занавески выглядывали четыре глаза. Два на высоте около полутора метров, а два - ниже метра.

-Идите сюда, не бойтесь, - позвала их мать.

Они вышли из своего укрытия и направились к ним. Аня вела брата за руку, он настороженно, будто щенок, вглядывался в незнакомое лицо дяди, которого все почему-то упорно называли его папой. И почему тот не радуется, а сначала кричал, а сейчас сидит рядом с мамой и плачет, тянет к нему руки. А Петьке просто страшно и неохота вот так сразу идти к нему. Лучше к маме на коленочки, у неё сегодня лицо светится, может и конфетку даст.

-Милые мои, посидите рядом с папой. - Сказала она сквозь слезы, будто интуитивно, глубоко внутри чувствуя, что он приехал ненадолго, лишь для того, чтобы залечить свои душевные, глубоко залегшие раны. А может и вообще, в последний раз свидеться им удалось. Пусть хоть запомнят его.

Они сидели молча. Долго никто из них не мог прервать, просто не осмеливался, тишину, повисшую в комнате. Все замерли, будто готовясь с духом, перед долгим прыжком в неизвестность. Что там и кто? Кто вырвется, а кого засосёт пучина? И пути назад просто нет. Единственное что возможно это только движение. Вперёд любой ценой, остановиться - значит умереть. Пусть даже этот путь будет длиною в жизнь. Значит для этого они и родились и именно это их - миссия в развитии себя. Умом это не понимал пожалуй никто, кроме Игната, но все это чувствовали, даже маленький Петя посерьёзнел лицом. Сидели молча, держась за руки, до тех пор пока не стало постепенно стало смеркаться. Будто боясь потерять каждую драгоценную минуту, данную им на эти редкостные минуты близости. Их будто окружило совместное энергетическое поле, связало общими мыслями, идеями, чувствами. И словно замкнув в совместный кокон, помогло чувствовать другого, как себя самого. Будто взаимное проникновение в мысли и ощущения друг друга. Всё стало совместным. Такого раньше с ними не было никогда. Каждый был сам по себе. Жизнь совместная, хоть и рядом друг с другом, но не вместе.

Их сплочение прервал стук в дверь. Все вышли из оцепенения. Кокон разомкнулся. Это Дмитрий пришел, как и обещал посидеть и пообщаться с другом. Он вошел неловко, молча извиняясь, за то, что нарушил хрупкое соединение. Лена засуетилась, накрывая на стол.

-Лена, не надо, я итак засиделся, мне пора. - Игнат, будто ножом резал себя говоря эти слова. Он и по лицу жены видел,что и её больно это слышать,хотя она и была готова к такому повороту событий.

-Куда ты опять лыжи навострил? - Возмутился было Димка, но жена его так толкнула локтем в бок, что он моментально замолчал. Это было так необычно, что Ксения подняла на него руку, что он понял необычность и экстренный характер событий. - Я тебя провожу. Поговорим по дороге. - Уже вмиг посерьезнев и повзрослев сказал он. За всю жизнь, только в нем Игнат видел подобную быстроту перемен. От смеющегося мальчишки, к способному на серьезные поступки мужчине. Была в нем и основательность, вызывающая доверие.

Петька стоял в сторонке, он, не успев приобрести папку, о котором все так много говорили, вновь лишался его. Плакать? Но о чем? Он уже привык быть мужчиной в своей семье. Иногда даже командовать девчонками пытался, чем вызывал смех с их стороны. Злился, но не долго, они его любя начинали в такие минуты щекотать, и смеялись сами так заразительно, что и он не удержавшись, начинал улыбался, пытаясь подавить и не показать это им. От чего его ямочки на щеках оживали играть, как на яблочках. Сдерживаться от радости ему долго не удавалось, и он скосив глаза тоже начинал озорно хохотать вместе с ними, они падали совместно на кровать, и в возне со смехом проводили самые счастливые и радостные минуты своей неполной семьи.

Ну вот и опять, просто он останется за старшего, но когда-нибудь папа вернется и Петька станет просто ребёнком. Папа сам будет думать и заботиться о маме, и Ане, и о нем. И привезёт игрушек и подарков, и пойдет с ним на рыбалку, как с другими мальчиками ходят папки. Вон у Кольки папка каждую неделю берет его на речку, если не запьет. Вот бы и ему так же,с папкой... И перестанут его дразнить безотцовщиной и папка за него заступаться будет, а Петька станет папкой хвастаться и всем рассказывать, какой тот герой и сильный...Эти мысли так сильно расстроили его, что он несмотря на то, что мужчина, заплакал своими детскими слёзками. Подбежал к папке и схватил его, наклонившегося, за шею, обхватив своими тонкими и слабенькими ручонками так крепко, что у Игната сжалось сердце. Как он мог позволить жизни распорядиться так, что самым близким и родным не может дать то, в чем они нуждаются. Просто своё присутствие. Не видел, пропустил рождение сына. Не няньчил, ночами не вставал. Не купал, не целовал, не радовался первым его зубкам и шагам... Боже, он пропустил то, чего уже никогда не вернуть! Людей иногда вернуть можно, но не радость моментов, пережитых ими без него... Какой же он был эгоистичный дурак...

Сил не хватило и смелости оторвать Петьку от себя. Игнат сел, и пожертвовав, рискнув, решил ещё ненадолго задержаться, успокоить и убаюкать малыша. Всё ещё всхлипывая, тот постепенно успокаивался. Он боялся уснуть и ослабить объятия, потому что папка мог опять исчезнуть, уйти из его жизни. И если держать его крепко, то это возможно единственный способ, чтобы он был с ними. И мама, и сетренка будут только благодарны ему за такую силу и сообразительность, ведь они тоже хотят, чтобы папа остался. Петя не знал других способов, не понимал он и то, что бывают обстоятельства, изменить которые мы не в силах.

Пожертвовав драгоценным временем и дождавшись, пока сын уснул, Игнат осторожно переложил его на кроватку и вышел вслед за всеми на улицу. Вереница людей, состоящая из Димы, Ксении, Лены и Ани шла молча и удрученно. В темноте эта процессия смотрелась жутковато. Будто только что близкий им скончался и наступил траур. Несмотря на уверения Игната, что это ненадолго и он скоро вновь вернётся, но уже навсегда, никого это не воодушевляло. Все кивали, но глаза жены и дочки были затравленными, словно у бездомных собак, которых каждый прохожий может пнуть и обругать. Брошенность.

Поняв, что уверениями здесь не помочь, Игнат поцеловал своих любимых, и с Димой пошел на вокзал. Засунув руку в карман он обнаружил там тоненькую пачку денег. Это жена скудно заработав и скопив, сунула ему все сбережения. А он даже не заметил и не поблагодарил. Как же им тяжело приходится без него. И частенько наверное руки опускаются, но необходимость вырастить двух детей не даёт расслабиться и пасть духом. Сильная женщина. Хрупкая, но сильная. Вот такой парадокс.

За этими размышлениями Игнат и не заметил, как они уже дошли до вокзала.

-Ты куда путь то собираешься держать? - Дима наконец прервал тишину и мысли Игната, текущие лишь в направлении семьи.

Игната даже поразил этот вопрос. Он делал всё автоматически, не задумываясь, каждый следующий шаг и поступок сам приходил к нему с внутренним чутьем и необходимостью. А о том куда ехать и зачем он даже пока и не задумывался. Должно что-то само придти и подсказать.

-Не знаю, - честно и коротко ответил он другу детства. Если уж не ему, то кому другому можно довериться? - Не знаю что со мной. Не знаю кто я, совсем запутался. Врачи говорят, что с головой у меня что-то. Да ещё и в историю вляпался, что люди меня ищут серьёзные. Боюсь оставаться, чтобы Лене с детьми чего не сделали,т ак что если кто обо мне спрашивать будет, то говори, что не видел уже сто лет. И моим тоже накажи молчать. Сбереги их.

-Ладно, понял, не дурак. А насчет того, что ты с приветом, это ты брось. Я много лет молчал, потому что боялся, а теперь вижу что тебе туго, ещё хуже чем мне, поэтому и секрет свой расскажу, который храню уже бог знает сколько лет. Времени нет, поэтому не будем мямлить и ходить вокруг да около. Не буду спрашивать что, да как с твоей головой. Расскажу, что с моей однажды случилось.

Помнишь, рассказывал ты будто снились волки тебе. Всё детство они тебя преследовали ночами и спать не давали. Дескать, будто гонятся по лесу, настигают, в руку впиваются и не пускают, вырваться невозможно. Потом говорил, что сны это, а я поддакивал тебе, что да, забудь плохое быстрее, ещё подшучивал, что веришь во всякую ерунду. Так вот, Это не сон был!!! А слова мои успокоительные это лишь попытка и себя убедить в призрачности и нереальности увиденного и пережитого. Я хотел скорее забыть, но и до сих пор скинуть это не могу, висит это видение у меня перед глазами, будто только что увидел... Помнишь в детстве я у тебя частенько заигрывался допоздна и ночевать оставался?

-Ну, да ,а потом перестал, я думал ты обиделся на меня или что, мне опять кошмар приснился и я наверное во сне закричал на тебя...

-Да, закричал, а я не спал, повернулся сразу же к тебе и увидел,.. лучше бы не видел... - Он провел рукой по лицу, будто снимая прилипшую к моментально взмокшему лицу паутину... - В общем от тебя что-то отпрянуло и побежало прямо на меня, я сначала не понял что это, подумал собачка ваша Маркиза в дом забежала, но потом увидел Его глаза, они были разумные, а Зло светило и жило в них. Я в один миг будто проник в них и растворился в бесконечности, трудно описать это чувство охватившее меня. Одновременно и паника, и бессилие, невозможно пошевельнуться. Я даже забыл где я и кто, я был уже вне себя, вне своего тела, его глаза поглотили меня и вовлекли во что-то, затянули в бесконечность. Я будто падал в тёмную пропасть, бездну, в которой нет конца и начала, а только само падение и ощущение бессилия что-либо изменить. Чувство ненужности всего остального, кроме ничегонеделания охватило меня связав по рукам и ногам, которых я уже не ощущал, лишь тоска и безысходность ,а ещё мука его, этого поглотителя, передалась мне. Это длилось миг,.. пока я поймал его взгляд, секунду спустя я вновь был в своём теле. И он всё ещё нёсся на меня, смерть была в его глазах, он сожрал меня изнутри, вывернул и будто присосавшись выпил жизнь, силу, волю... И всё это за одну секунду. Страх,жуть... Это твой повторный окрик вернул меня в жизнь. Не хотел бы я вновь встретиться с ним, увидеть этот взгляд. Он не выдумка, он есть, не знаю уж кто, живой или неживь, но он реален, а иначе мы вдвоём не видели бы его одновременно. Не знаю как он проникал в твои сны, но думаю что и там он пытался сделать с тобой то же, что со мной, когда ему не удалось подкрепиться за твой счёт. Пожалуйста, убей его. Прошу об этом не только ради тебя, но и ради меня, страх перед ним до сих пор не даёт мне жить. Он будто навис над моей жизнью невидимой тенью, не давая развиваться, радоваться, любить... Я не могу спокойно спать... Жизнь моя... Да ладно, не буду больше, главное пойми, то что происходит с тобой это не плод твоей фантазии, как хотели бы убедить тебя врачи!!! Это РЕАЛЬНОСТЬ!!! Пусть и необычайная. И кроме тебя самого никто не сможет тебе в этом помочь!!! Никто за тебя не справится с Ним.

Это ещё не всё! Я всю жизнь собирал рассказы о странных людях, и о тех, кто им помогает. Так что многие меня даже двинутым считают. Ну так вот, есть такой человек, к которому съездить и поговорить нужно. Если и не поможет делом, то словом укажет что делать. Ты главное его выслушай. Чую сможет он тебе помочь. Верь мне, дружище!!!

Как тут было не поверить, если Димка и вправду всколыхнул память о том, что Игната мучило долго в детстве, пока не приняло другой вид. Вот и дальнейший путь сам очертился. Это когда против течения идешь и делаешь всё через сопротивление извне, то не твоё это, судьбою не тебе предназначено. А что твоё, то сразу по приходу на следующую станцию жизни получишь. Будто подсказку, куда и как идти дальше. Ориентирование на местности. По жизни. Главное не просмотреть, а внимать, анализировать, делать правильные выводы и запоминать.

Долго прощаться не стали. Просто крепко пожали руки. Это было больше слов.

***

На этот раз поездка не принесла Игнату столько удовольствия от чувства свободы. Мысли постоянно вертелись и возвращались к семье, к тому, что он только сегодня приобрел сына и уже опять покинул его. Думал и о том, что сказал Дмитрий на пощание. Что будет с ним, как встретит его тот, к кому он едет без приглашения,...Много мыслей под стук колес... Чух,чух,чух...Постепенно всё это стало смаривать его и Игнат погружаясь в дрёму вдруг четко осознал, что он совершенно один на Земле. А вокруг него пустые, бездушные биороботы. Которые при его приближении оживают и создают видимость жизни, но когда он сворачивает за угол, то сразу же гаснут обесточенные, в ожидании следующего его приближения. Но если езко обернуться, то возможно и получится поймать момент их безвольного бездействия. А родные? Кто они? Наверное они всё же живые, только их, пожалуй, ему и дали реальных, чтобы закрыть глаза на остальное, то что творится вокруг...

Игната разбудила кондуктор, которая выгоняла таких же замешкавшихся или заснувших пассажиров из вагона Электрички.

-Дальше не едем, конечная, в депо...- Кричала она противным, визгливым голосом.

Игнат не стал спорить, а просто вышел. Свою станцию он, разумеется, проспал и теперь в темноте не рискнул возвращаться обратно пешком. А электрички уже явно не ходили. Эта была последняя. Он решил провести остаток ночи на вокзале. Так что утром даже будет возможность подкрепиться в буфете. А то идти неизвестно к кому голодным...Неизвестно как его ещё встретят, а то может и обратно сразу придется топать.

Вокзал оказался как вокзал. Ничем не примечателен. Да и попал сюда Игнат не специально с целью изучения привокзальной жизни разных городов и городишек нашей необъятной...Так что после незамысловатых гигиенических процедур он приспокойненько заснул на лавочке, свернувшись клубочком. Проснулся уже ближе к утру, от пристального взгляда Милиционера, наблюдающего за ним из другого конца зала. Игнат решил не лезть на рожон и очень оперативно собравшись, оказался за пределами помещения. От чего страж порядка вздохнул явно с облегчением. Незнакомец избывил его от решения дилеммы, которая стояла перед ним. Потому что с одной стороны - геройства были не в его характере, а с другой стороны он обязан был проверить подозрительного незнакомца, тем самым подвергнув себя опасности. И напарник, как назло засел в туалете... А так, нет пассажира, и нет проблемы. Пусть дугие головы ломают кто, зачем и куда...

Уже почти рассвело и поэтому Игнат, не дожидаясь первой электички, по рельсам пошел на нужную ему станцию. Она была соседней и он не переживал о легкости и скорости пути. Приятно в хорошую погоду вот так гуляя идти и думать о своем. Так можно идти-идти... Главное во-время слышать приближение поездов и прочего пыхтящее-маслящего транспорта, передвигающегося по рельсам...

Шел Игнат по рельсам, и было ему хорошо от вольности такой и ветерка свежего. И от простора этого было так хорошо и просторно, что руки, будто крылья у птицы сами разлетались в стороны, словно помогая ему идти. Вот так и шел он широко размахивая руками, как однажды в детстве. Было это давно, так давно, что не помнил он сколько лет ему было, ничего другого не помнил, а только этот момент врезался в его память. Шли они вот так, рядышком с мамой. Вела она его из детского сада, куда неизвестно, но Игнату думалось, что домой. Идет он рядом с ней и так ему хорошо, что руки вот так же широко-щироко раскидывает и машет ими вперёд-назад, вперед-назад... Тепло, на нём любимый костюмчик из синих брючек и синенькой безрукавочки с желтенькими цыплятами, хотя нет, наверное это всё же были утята... Забавный такой костюмчик. Всё вокруг хорошо и мама, и весна, и любимый его костюмчик, и то что из детского уже ушли, и впереди вечер с родителями и любимыми игрушками, конфет купили по дороге...Идет, радостно, вольно, солнечно...Смотрит на стену, тень вместе с ним машет, они будто два солдата маршируют. Руки в плечевых суставах ходят, а ниже всё расслаблено...Интересно, новое для него ощущение...

-Ты чего размахался? Чо разбаловался? Ну ка веди себя как все, нормально иди...

Это какая-то бабулька сделала ему замечание. Зачем, за что? Что он ей плохого сделал, чем помешала ей радость и счастье его? Он одернулся. Настроение радости ушло вместе с этими вольными движениями. Вроде и солнышко по-прежнему светило и костюмчик любимый, и конфеты ждали. А бабулька прошла мимо и забыла о сказанном...

Память эта не омрачила теперешнюю радость Игната. Потому что он научился копить и ограждать свою внутреннюю комфортность и радость. Охранять от чужих посягательств. Она внутри и никому кроме близких не предназначается. Шел так Игнат и вдруг петь начал. Никогда раньше не пел, а тут, на тебе. Душа русская, воля вольная, степь широкая, жизнь ключом бьёт.

Пес привязался, рыжий, большой, лохматый. Бежит, не лает, не кусает, просто бежит. Куда и зачем? Видно просто и ему компания нужна, несмотря на то, что животное. Всякому нужен друг, вот и он от тоски привязался к первому встречному. Вдвоем веселее бродить, виляя хвостом (руками), брехать на всех (здороваться или просто кивать).

До станции, от которой следовало идти к деревне, в которую направлялся Игнат, было уже рукой подать. Он собрал по дороге целую охапку цветов. Были там разные по цвету и запаху, но все они пахли солнцем. Вплелись в букет и травинки полыни с волосками ковыля. Было просто невозможно пройти мимо колышушегося сухого и безводного океана ковыля, который под дуновениями ветра склонял голову и шевелился. А когда его много, то это выглядело, словно волны катят. Накатывают одна за другой.

Собрал бездумно, просто потому что захотелось. Подумалось, что жене никогда таких цветов не дарил, а зря, только они и были настоящими. И букет получился с душой, второго такого не сыскать в целом свете.

Так, медленно, но верно, они с псом Булькой дошли сначала до станции, а потом, расспросив местных, узнали и то, куда их дальнейший путь лежит. Оказалось, что совсем недалеко: "КилОметров пять, аль шесть, не более будет, не не более, отец Василий оттуда пешим ходит сюды, а коли пешим, то стало быть не более шести километров...". Его рассуждения прервал лай чудо-пса, на который мой собеседник откликнулся с теплотой дешеной и полез в пакет за провизией, видимо более Игната зная толк в том, что нужно для поддержания хорошего настроения у пса. Шесть километров,.. километров... А что такое несколько километров для двух молодых и свободных, которым море по колено? Вот только Булька стал проявлять признаки неудовольствия своим компаньоном, то бишь Игнатом и выказывать явное непослушание и нежелание продолжать начатый совместно путь. Видимо цель его знакомства с Игнатом была не столь чиста и идейна. И вот результат - соратник по утренней прогулке решил предпочесть нового друга. В лице указчика дороги он приобрел нового идейного вдохновителя, к тому же тот не замедлил с ним поделиться своим утренним ломтем вареной колбасы. Всё, выбор окончателен и он не в пользу Игната. Смирившись и порадовавшись за то, что его попутчик нашел то, что искал, Федоров отправился дальше. Ему нужно было не просто найти тот дом, в котором жил тот, кто возможно сможет понять и помочь, но и самому разобраться кто перед ним. Доверять всем Игнат перестал. С Тенгой он привык держать ухо востро и не клевать на всё, что другие преподносят за чистую монету. Но он искренне надеялся на то, что в этот раз человек окажется дельный. И путь проделанный им, будет не зря.

***

Отец Василий надолго задумался, несколько раз вставал, подходил к окну, выглядывал во двор, будто собираясь с мыслями. Он и вправду ещё ни разу то и никому не рассказывал всю историю своей жизни. Вернее последний её отрезок. Который и изумлял то всех, и интересовал больше всего. Отчего отнекивался и не рассказывал, он и сам не знал, а только чувствовал душой, что те люди не готовы к его исповеди, интерес их пуст и поверхностен. Уйдут и лишь посмеются за спиной. Но не то его тревожило больше всего, а другое. Что зря его время потрачено будет, пока не будет в душе у людей готовности идти за ним, верить и беречь достигнутое, нет смысла в словах, пусть через дела его судят и оценят.

Но видимо желание выговориться, свойственное нормальному человеку, заручиться чьим-то одобрением, услышать доброе слово всё же пересилило в нем. Или в глазах Игната он прочел что-то близкое и родное, боль и тяжесть пережитого, что решил рассказать всё, поделиться, глядишь и тому станет легче, найдет в его словах отражение и своего ощущения мира и пользы. Благо оно творит чудо. Так или иначе, но отец Василий начал рассказ. Пусть сначала нехотя, будто ещё сомневаясь в правильности решения, но постепенно распаляясь его уже было не остановить. Он знал и ведал многое, и многое пытался втиснуть в рамки слов и донести до гостя. Слова - сила, могут многое передать, но ещё большее впечатление и силу им придало, то, как они говорились! Из самой глубины Василия, с почерпнутой мудростью из пережитого, с Игнатом говорила душа сильного, мудрого и справедливого, но глубоко несчастного человека. Он будто страдал и переживал за всех...любя. Он метался по комнате, заламывал руки, глаза его то наполнялись слезами, то метали молнии. Во всем слышалась боль и страдание. А когда страдание не за себя, а за ближнего своего, то оно ещё сильнее. Ну а уж от сознания того, что всем помочь невозможно, и кто-то, остро нуждающийся в этой помощи, молит бога и плачет в бессилии в подушку от одиночества, а Темнота - это единственное, что слышит и кому можно доверить свои мольбы, то от этого душа просто рвется на части.

-Вот ведь, всегда думал, что много есть чего рассказать, а случилось собеседника внимательного, да слушающего повстречать, так и не знаю с чего начать то. Несколько раз садился с тетрадкой, описать всё хотел, но бог не дал дара сочинительства. Так хоть расскажу тебе. Всё может прок какой будет. Рос я в семье не большой. Мать, отец да я с сестрой. Жили мы в деревне, в той где сейчас ты и находишься. Мальчишками бегали, резвились по лесам, полям да речкам, сам видел раздолье здесь какое. Но как любой деревенский амбициозный мальчишка я разумеется всегда хотел уехать в город, манил он меня, влёк своими перспективами, простором развлечений, невиданными в деревне. Что уж тут греха то таить и зарабатывать хотелось много, чтоб жить не хуже чем в кино, которое к нам в клуб деревенский привозили раз в неделю. Вот это была настоящая радость. Телевизоров не было, потому как антенны просто не ловили каналы. Жили мы уединённо и спокойно. С одной стороны скучно, как мне тогда казалось, с другой стороны просторно и вольготно для душеньки, которая каждый день радовалась уже от того, что день начался, солнышко сияет, ребята за околицей уже зовут. Никакой тебе преступности, маньяков. А если и случалось что, то по оплошности или алкоголь-вражина. Даже двери на ночь не запирали. Не было телевидения и не было насилия, жили свою жизнь, а не проблемами каких-нибудь филиппинцев свои головы забивали. Водку да, пили, но наркотики - ни в жисть. Чтоб самому привязать себя к собственному безумству... Ну так вот, переехал я в город после окончания школы, работал и в милиции и наоборот, терпел то есть от неё за свою деятельность. Всяко было, и густо и пусто. Но потом конечно всё больше густо пошло. И настал момент, когда денег стало больше, чем я мог на себя потратить, вот и стал я своим селом всё больше озадачиваться. Плохо, бедно, много чего нет. Стал помогать через главу района финансами, но всё то на его карман шло, ему от меня благотворительная помощь, мне грамота. Да ладно бы только так, а то ведь вижу, что всё где я детство провел, где родился и вырос, всё в упадок приходит. Люди уезжают, остаются лишь старики, да пьянь никому не нужная. Правильно, каждый думает прежде всего о себе да о детях, кто же им, кровинушкам своим такого будущего пожелает, а сил справиться, наладить всё в одиночку у сельчан нет. Это от главы избранной должно идти, он должен ратовать не за карман свой, а за людей ему доверившихся. Не казну с собой на тот свет потянешь, не монеты и нажитое тебе в благо зачтется, а мир и благодать, которую ты людям сотворил. И когда я сердцем стал болеть и чувствовать, что не то место в жизни занял, не своим делом, не моё это призвание,.. В общем... был мне сон, а может и не сон то был, потому как явный он очень случился, будто и чувствовал я даже запахи и тепло солнца щекотало мои щеки. Ну так вот значит, слушай что привиделось мне.

Будто еду я на грузовике, на своем по деревне значит нашей, да то ли пьяный, то ли земля после дождя сырая, да склизкая, вот и занесло машину то мою на повороте, да угодил я в ней в бурную нашу речушку. Вернее она то и не бурная, просто места в ней такие встречаются, глубокие. Машина тяжелая, сразу на дно пошла, я в ней, пытаюсь дверь открыть, она тяжелая, снаружи вода давит, окно открываю, чтоб сквозь него выплыть, воздух то кончается. Вот наконец открыл я окно значит, выплыл из кабины, а куда дальше плыть и спасаться не знаю, где верх, где низ? Всё перемешалось. Решил плыть на свет. Плыву, значит, плыву, а воздуха всё спасительного нет. Да и знаю, что нет таких мест то глубоких в речке нашей, не могла машина так глубоко затопнуть, с детства помню, ведь всю её с пацанами проныряли. Силы уже совсем на исходе, вот думаю и конец жизни твоей никудышной, Васёк, пришел, в которой и не сделал то ты ничего доброго, вечного, за что люди тебя вспомнят потом словом добрым. Неужто и жизни конец и исправить ничего уже не можно. Всё в один миг подумалось, вихрем пронеслось, будто и не разумом продиктовано, а знанием этого, будто всегда я это знал словно наизусть, да сказать вслух боялся, а тут случай такой представился, и это вышло из души в сознание, а из сознания на язык словами вышло. И плыть я устал, и бороться. Всё думаю, конец, но тут о детках своих вспомнил. НЕТ!!! Им я нужен, без меня жене их не поднять одной, и не кончилась жизнь моя, пока я дышу и думаю, пока понимаю и хочу свершать и изменяться. Не пройден мой путь ещё до конца. Не набрался я опыта, не очистил душу, не усовершенствовался, не сделал я всего мне отведенного. И стал грести ещё пуще, откуда силы только взялись у почти уж бездыханного. Выплыл вобщем на свет божий, да долго на пустом бережку в себя приходил. Наглотался воды, да больше от страху встать не мог, ноги, честно скажу, подкашивались, как подумаю, что мог сейчас в один момент уйти в другой мир. Совсем к этому не готов оказался, все мы думаем, что вечные и ещё успеется о душе позаботиться, да пожить правильно, чтоб на том свете зачлось. Вот и я не готов был оставить дела земные, не всё ещё сделал, будто черновик писал. А жить то нужно так, чтоб сразу набело, чтоб не делать ошибок, которые потом упорно исправляем. Не делать больно никому, чтоб в такой вот момент не остаться не прощенным, не брать в долг, чтоб должником не уйти. Планируя дела знать нужно, кто продолжит и закончит случись что, друзей нужно иметь не ради выгоды с тобой жизнь проживающих и прожигающих... Много я понял сидя на том берегу. Да только это ещё не все мои злоключения были, основное впереди ждало, притаилось и выжидало, пока это, мною пережитое переварю и переосмыслю жизнь и её течение. Чтоб потом по лбу ещё сильнее садануть.

Встал я значит, отряхнулся, а вещи то на мне мои, но драные, грязные, будто носил я их лет не знамо скока много. Хотя в этом году только куплены были. Да они не просто порвались, а будто сама ткань даже истлела, обветшала. Удивился я конечно, но не сильно, ведь во сне же не как в жизни на все реагируешь, вот и я будто иду уже по тропинке к дому моему новому, свеже построенному. Иду и думаю как же лучше сообщить, что машину утопил, да чтоб купаться впедь не ходили на тот пляж, шибко глубоко, вдруг воронка утянет. Подхожу к дому, а и он вроде мой, а как бы и нет. Старый, забошенный, пристрой к нему прилепился, окна битые, людей никого. Жутко, страшно, я больше за своих испугался, жену да дочек. Подумал чей умысел злой, кто сотворил с ними что, пока меня не было, да на бережку прохлаждался. Вбегаю, зову, ни от кого в ответ ни слова, ни звука, только ветер сквозь оконные щели воет, да запах цветущей сирени с улицы доносит. И тут мне стало непривычно больно, щемило и болело в груди одновременно от любви и страха перед возможностью потери. Я никогда не думал, что такое сильное чувство способен испытывать. Наверное, это именно то, про что говорят "что имеем не храним, потерявши плачем". Так и со мной, пока жил с женой, то и ругались порой и руку поднимал на неё, и с детьми не идеальным отцом случалось быть. А тут вдруг в одночасье их не стало. Причем это чувство во сне возникло настолько сильно и уверенно, что я уже не сомневался в том, что их больше со мной не будет никогда. Вот так в один миг понять как сильно любишь и тут же понять что объект любви безвозвратно потерян. Боль утраты не давала соображать, слезы нахлынули. Одна напасть за другой, похоже, преследовали меня сегодня. Еле справившись с собой, я всё же вышел за порог и пошел по пустынным, будто вымершим улочкам, пытаясь найти хоть одну живую душу, чтобы расспросить, что случилось в поселке пока меня не было. Но даже собаки будто вымерли или разбежались от чего-то страшного или неотвратимо губящего всё живое, как лавина или смерч. Наверное я бы ещё долго ходил так, ничего не понимая и не видя, но тут открылся люк ведущий в погреб прямо передо мной, оттуда высунулась лохматая голова и схватив меня за штанину буквально затащила под землю.

-Ты что, дурень, совсем рехнулся так ходить смело до заката!!!

Я, если честно, сначала хотел съездить ему по роже, но остановила уверенность и сила какая-то звучавшая в его голосе. К тому же не было агрессии и злобы, а будто даже забота и беспокойство за жизнь мою прозвучало.

-А почему нельзя, что случилось-то?!!!

-Ну ты мужик что, с Луны что ли свалился? - Непонятно откуда раздались смешки, мне показалось, что я попал в землянку, в которой помимо нас, находилось еще несколько человек. - Ну ты чо застыл то? Двигай за мной, иди на звук моего голоса.

Я решил не сопротивляться и делать то что он говорит. Мы прошли наверное метров десять - пятнадцать и тут перед нами распахнулась дверь в комнату. Она была освещена несколькими лампами и я наконец то смог увидеть своих сопровождающих, заросших и растрепанных мужчин разного возраста, роста и комплекции. Судя по лицам, они действительно не были агрессивно настоены. Скорее их объединяло другое выражение - безнадёга. Чувство безысходности и постоянной борьбы за выживание поставило свою печать на лица, наполнило глаза необъяснимым чувством тоски по свободе и спокойствию за будущее своих семей.

В помещении в общей сложности находилось не более пятнадцати человек. Мужчины, женщины, дети. Все они были бледны, и жались друг к другу с интересом и вызовом, разглядывая, в свою очередь, меня и изучая содержимое моей барсетки, которую сдёрнув меня в подвал, прихватил мой похититель. Я не мог больше ждать и играть в гляделки. Нужно было идти и спасать, искать, что-то делать, хоть и знал что это уже безнадежно, но сидеть, сложа руки ещё более невыносимо, когда речь идет о моих родных. Нужно было во всем разобраться.

-Так что случилось? Мне кто-нибудь объяснит? Почему вы под землей? От кого или чего прячетесь? Что с моей семьей? И вообще кто вы?!!! Я вас не знаю, откуда вы? Моя семья у вас? Что вы с ними сделали?.. - Я забросал их вопросами, на которые, судя по их лицам, они просто не знали ответа, или он был настолько очевиден, что задавать его, как казалось им, я просто не должен был.

-Мужик, - обратился ко мне бородач-похититель - Ты чо головой ударился или и правда с Луны?

-Нет, я просто чуть не утонул, а потом пришел домой, а там разруха и никого...

Все переглянулись.

-Опять... - Со вздохом мне отдали сумку мою, и всё что было из нее извлечено.

-Что опять?

-Опять это то, что ты такой уже не первый у нас. Вы приходите из неизвестности в якобы свой дом,но он либо не тот, либо разрушен...Откуда вы беретесь непонятно. Видимо игра, шутка провидения... Хотя если честно, то мы и сами толком не знаем смысла всего происходящего. Просто так случается, а нам в борьбе за то, чтобы выжить и подумать толком некогда и спросить некого, сообщить некому. Мы полностью отрезаны от мира, после того, как от нас ушел в сторону города и пропал последний такой-утопленничек, то мы уже и не имеем извне никаких вестей. Ты видимо последний из того, другого мира.

-Откуда? Я то из этого мира, а вот вы откуда пришли и что сделали с нашим поселком, хотя вы бы не смогли за столь короткий период времени такое натворить...

-И то верно, наконец соображать начинаешь. Раз голова твоя понемногу приходит в рабочее состояние, то давай знакомиться, все же люди, не звери какие безымянные. Я Геннадий, можно просто Генка, остальные...

Отец Василий почесал затылок, и добавил будто опрадываясь перед Игнатом за свою забывчивость, - остальных я не помню как мне представили, да и говорил то со мной в основном всегда Генка, поэтому я никого больше не запомнил. А Генкин род , как потом выяснилось, знал я, дед его мне дом класть помогал. Но это потом, забегаю немного.

Ну так вот значит и я представился, Васёк мол я, местный, здесь и вырос и сейчас живу. А он на это говорит мне, значит, а вернее спрашивает.

-Из какого ты года?

Я сначала не понял о чем он, думаю, наверно год моего рождения его интересует.

-А зачем тебе это?

-В каком году ты в воду попал? Тонуть стал? И странности все эти случились?

-Ввввдве тысячи десятом. - Ещё не понимая зачем это, но не считая какой-то тайной ответил я. Сначала подумалось, что так он хочет удостовериться в том, что от потери семьи я умом не тронулся.

-Понятно, понятно...

-Тебе может и понятно, а вот мне совсем не понятно, - перебил я его размышления вслух. - Пора бы и мне узнать и понять.

И он решил, что мне нужно услышать, а пока время есть до заката, то он рассказал такую историю, от которой я испытал настоящий, шок не ожидая никогда, что подобное может произойти не на киноэкране и не в книжке какой, а со мной и в жизни. Причем я поверил ему абсолютно и безоговорочно, с первого слова. Потому, что чувствовал, что правда это, всё до единого слова. Вот так, Игнат, бывает. Сразу и всему.

Отец Василий задумался обдумывая свои слова сказанные и те что ещё не сорвались с его губ, но готовы вылететь и подивить меня.

А дальше, значит, сел Геннадий и стал рассказывать чудные вещи. Что они живут, вернее, доживают, по всей видимости последние дни в этом мире, потому как рушится он, распадается, точнее засасывается в какой-то круговорот или воронку времени, которую нерадивые ученые создали, а потом сами же и удержать в рамках эксперимента не сумели. И год сейчас у них две тысячи сто первый первый. Все эти временнЫе эксперименты начались в институте, который был основан на мои деньги, но примерно через двадцать лет для меня, то есть около две тысячи тридцатого года. Они всё это знают, потому что пока у них было телевидение, то они видели и фильмы документальные про меня и научно-популярные передачи. Сначала не узнали, потому что моложе и потрёпаннее, чем был на экране. Вот... А вся эта неразбериха с экспериментами со временем была затеяна ради изучения и дальнейшего переселения людей в прошлое или будущее нашей планеты, так как солнце с каждым годом становилось всё более и более опасным и радиоактивным для людей. Они стали вынуждены уходить жить под землю. А в результате моих будущих деяний, вернее горе спонсорства в эти научные каверзы погибла сначала малая часть планеты, потом стала в воронку времени засасываться всё большая и большая часть. Поначалу ученые пытались вернуть утраченное, делались поекты, изобретения, но потом речь стала идти уже не о возвращении утраченного, а чтобы хотя бы сохранить уцелевшее. Что там, по ту сторону временного барьера не знал никто, потому что люди попавшие туда, уже не могли ничего сообщить, техника и роботы были тоже бессильны. А потом уже перестали работать средства массовой информации, так что полное неведение. Все приготовились и просто стали ждать конца. Смерть их наступает не от Солнечной активности, которую все так опасались, а от попыток спастись от неё. Но всё было бессмысленно, потому что её пик пришелся на две тысячи восьмедесятый год, а сейчас активность пошла на убыль. Большинство людей её пережило, так что человечество, если бы не стало паниковать и раздувать миф о конце света, то легко пережило бы этот период, а вот от эксперимента, который наоборот должен был пойти на благо людей и спасти им жизнь все как раз и погибнут. Так что не будь меня, моих денег и желания помочь, но незнания как это сделать, то человечество пережило бы эту природную катастрофу, кто под землей, кто в пещерах, но люди не перестали бы населять нашу планету, а научились бы, приспособились к новым условиям. Нельзя бежать впереди паровоза. Лозунг медиков "не навреди" очень полезен, но не всегда вспоминаем. Запустили механизм постепенного разрушения.

По лицу отца Василия, когда он рассказывал это Игнату, струились слезы.

-А потом, когда солнце стало уходить за горизонт, меня отвели на могилку моих детей и жены. Там же были и внуки, которых я даже ещё не видел. Нашел я и где похоронены родители. Боже как страшно было стоять там и понимать, что пережил их и нет никого больше из моих близких. Детей, которых купал, играл, на коленке катал, строил планы на их будущее. Мамы, которая вырастила и дала жизнь. Отца, который воспитал во мне мужчину. Жены, к которой больше никогда не прикоснусь и не поцелую. Я вдруг поздно и резко с тоской понял как много времени я тратил попусту, на непонятные дела и пьянки, и как мало времени провёл со своими единственно близкими, родными и важными для меня людьми. Понял, что знание это пришло слишком поздно, уже невозможно ничего исправить, некого прижать к себе, нет людей которые любили и всегда ждали обратно, домой, к которым мог всегда придти и знать, что не прогонят, а выслушают, поймут, согреют своим теплом и любовью. Я им был тогда нужен, но не смог дать то, что они ждали. Любви и времени. А потом вообще исчез. Ведь я же здесь и сейчас, а не тогда и с ними.

Но самое наверное о всем этом было необычно, даже недоразумейно как-то, это то, что я посетил собственную могилу, стряхнул пыль со своих дат жизни. Оказывается, я никуда от них не исчезал, а прожил всю свою жизнь с семьей. Может это был знак, что мне господь дает ещё одну возможность прожить жизнь.

И ты представляешь, с каким чувством я вернулся в реальность ото сна? Вернее это даже был не сон, а видение, причем очень реальное. Я вновь окунулся в наш мир, будто перерожденным. Вот мгновение назад я стою на своей собственной могиле с чувством полной безнадежности и обреченности, а секунду спустя реальность для меня сменяется на ту в которой я в более комфортных условиях, и где я ещё могу хоть что-то изменить в своей жизни и жизни других, но уже под новым девизом. "Сделай как можно большее количество людей счастливыми, не навредив остальным". Семья в целости и со мной. Я могу их видеть, целовать, учить, воспитывать... Я стал другим, будто открылись новые чувства, доселе мне неведомые. Я вроде как пропустил всё наше теперешнее бытиё сквозь себя и ощутил полноту реальности, то, к чему я всегда стремился, но оно всегда ускользало и мне этого не хватало. Не те ценности были, не туда шел, не к тому стемился.

Я всегда, живя в городе, стремился обратно в деревню. Душа моя не привыкла жить скованно, она привыкла к простору и природе. Мы с семьёй окончательно переехали в дом, достроили его. Я постепенно закончил свои финансовые дела в городе. Денег должно хватить на то, чтобы и жизнь скромно прожить и детям немного оставить. Но если ещё учесть, что я не собирался сидеть сложа руки, то жизнь впереди предстояла интересная и полная новых задач, которые нужно было научиться решать. Мы взяли в аренду поля, купили технику, стали настоящими фермерами, землепашцами и кормильцами. Но сердце все равно оставалось не спокойно. Своих детей у меня на тот момент было двое, третьего ждали. А после того, как перестали все мои мысли вертеться вокруг только одного "как бы побыстрее и побольше заработать денег" я смог больше времени проводить со своими близкими, больше уделять внимания своим дочкам. Моё сердце стало более открытым, и от того становилось все радостнее с каждым днем. Я начинал чувствовать, что постепенно начинаю жить все более и более плодотворно. Жизнь моя начала приобретать новые оттенки. Многогранность чувств, вошедших в мою новую жизнь, обогатила мой внутренний мир. Теперь я просыпался каждое утро со счастьем в сердце, что наступил ещё один новый день для всех нас. Моей любви становилось с каждым днем все больше. И вот в один из дней от чувства любви к своим детям, захлестнувшего меня и переполнившего через край, я вдруг как бы перескочил к более глобальной любви ко всем людям в целом и бедным, брошенным и никому не нужным детям сиротам. Которые не успев родиться уже оказались выкинутыми за борт жизни. Их то кто обнимет, приласкает, да даже просто таблетку, сироп от кашля даст, подгузник поменяет. Кому они нужны, если даже родные их не хотят. В меня будто вошла и я почувстовал, ощутил всем телом общую боль всех бошенных детей Земли. Само слово "бошенные" стало вызывать слезы жалости. Как, скажи, их можно бросать? Я решил посоветоваться с женой о том, чтобы усыновить детей. Ведь так мы сможем сделать ещё кого-то счастливым. Она, к счастью, принимала всё новое с охотой. Раньше я и не думал, что вера её в меня так велика, и за это я любил её всё больше день ото дня. И мы усыновили сначала двух пацанов, потом ещё девочку. Когда поняли, что тесно стало в доме, то сделали пристрой. Удивительно, но потом, вспоминая сон, я понял, что он был именно таким, только обветшавшим. Дети помогали чем могли, каждый на свой возраст. Мы жили как единая семья. Им нужен был кто-то к кому они могут придти и просто обнять, если хочется. Тепло и люди относящиеся с любовью, большего им и не нужно, о другом они и не мечтали. Ведь в детском доме меж ними только и разговор о том, что папка с мамкой их обязательно найдут и заберут домой. Почему многие так пренебрежительно относятся к сиротам? Может мстят, видя в них отражение их родителей, бросивших их. Но дети то ни в чем не виноваты. Их нежные, ангельские души приходят в этот жестокий и трудный мир, а вместо любви и наставлений получают отказ родителей и наше общее нежелание видеть их проблем. Они плачут ночами в подушки, комкая и обнимая старую игрушку в своих пухлых ручонках, беззвучно дрожа под одеялом боясь выдать всем свою душевную боль, вытирают ладошками слезы со щёчек. Их души с детства настрадавшиеся и покалеченные растут, без ласки и заботы. Но каждый из них в душе надеется, что придет папа с мамой и заберет его. И если повязать ленточку красивую и причесаться понаряднее, то выберут и заберут именно его. Потому что человек, а ребенок особенно не может жить без надежды. И он каждую ночь засыпает с этой мечтой, потому что иначе не может. Завтра придут и заберут. А до этого не могли-болели, потеряли... Но обязательно найдут. Многие взрослые не берут чужих детей, потому что боятся, что не смогут их любить как своих собственных. И очень зря. Ведь даже десятая, сотая, тысячная доля их любви подаренная ребенку, возможно спасет ему жизнь, ведь большего для него и не надо. Ведь очень многие дети умирают от тоски и без любви. Их души очень сильно чувствуют ненужность. Они в столь юном возрасте живут ещё в двух мирах, и оставляют этот мир ещё не пожив, но уже настрадавшись. Неужели родители бросающие своих детей думают, что казенная жизнь это так уж сладко? И что чужая тетя будет за копейки смотреть и убирать за ним. Тяп-ляп и приклеить скотчем соску во рту, чтоб не орал. И вот лежит он задыхаясь от собственного немого крика в луже мочи, исходится, жжет его, голодно, холодно, мокро, смотрит на облупившийся потолок и не видит больше ничего, ни лица родного, даже на бок его никто не перевернет, пока сам не научится. Кто виноват в том, кем он потом выастет? Все мы! А потому что живем не по законам человеческим, а мысли только вокруг "моё,деньги..." вертятся. Почему так происходит, почему родители оказываются от своих малышей? Я сейчас не буду говорить о наркоманах и алкоголиках, это отдельная тема, на неё уйдет времени немало, и всё равно боюсь, до конца не сможем разобраться в этом. А отказываются здоровые и полные сил матери от детей, потому что вступают в близкие отношения с мужчинами, даже не задумываясь о будущем, о детях, просто ради секса, повальная распущенность. Сейчас же всё телевидение этим пропитано. Секс это хорошо, это здоровье, удовольствие... А то что это ещё и ответственность для обоих, никто при этом не говорит. Не думают о детях, о том что это живые человечки, с чувствами, желаниями, которых обрекают на несчастную судьбу, бросая как щенят. Другая категория бросающих это испуг перед физическими недостатками ребенка. Но ведь зачастую в его уродстве виноваты сами родители. Потому что не заботились о его здоровье, а думали лишь о собственных привычках и пристрастиях, тем самым обрекая его на мучительную жизнь с этим уродством и вечной болью не только в душе, но и в теле. Отказываются, чтобы не видеть это исковерканное тело, искореженную судьбу и жизнь собственного ребенка и даже не стремятся её скрасить своей заботой. Он возможно очень скоро умрет даже никогда и не увидив папу с мамой, потому что они побоялись даже взглянуть ему в глаза, но не расстанется до последнего с надеждой хоть одним глазком взглянуть на них и почувствовать, как они погладили его по голове, по ручке. С глаз долой, как говорится, из сердца вон. Зачем же нужно это вечное напоминание своей вины? Нет человечка, нет проблемы. Вам это ничего не напоминает? Успокаивая себя тем, что будут ещё дети. Ну а этот то? Его то как можно так просто скинуть со счетов, забыть? Я не понимаю. Мне бы кошмары, наверное, каждую ночь снились, если бы я не то что со своим, но даже чужого ребёнка вот так выкинул, как кусок мяса из своей жизни. Вы не думайте, что я только о чужих детях пекусь. С моими у меня прекрасные отношения, я бы даже сказал идеальные. Просто наша семья теперь гораздо больше и дружнее. Мы всегда все можем положиться дуг на друга. Дети все ладят. Бывают, конечно конфликты, но как можно иначе, ведь все мы разные? Но всё это решаемо. Главное это то что мы все открыты друг другу. Разные дети приходят. И из семей которых забирают, лишая родителей прав за постоянные истязания родного ребёночка, и за алкоголизм. Есть и те, которых никогда с лаской даже руки взрослых не касались, из детских домов. Разные, но со всеми рано или поздно наступает переломный момент, когда заслуживаешь высшую степень его доверия. Он подходит и доверчиво вкладывает свою ладошку в твою руку, и открыто смотрит в глаза своими ангельскими, доверчивыми глазками с робостью, но и в то же время надеждой и где-то даже уверенностью, что ты сможешь позаботиться о нем. Это означает "вот оно!!! Он выбрал тебя!!!", ты избранный им!!!

Тут в комнату зашел паренёк лет пятнадцати, худенький с ввалившейся грудью. За ним вбежал крепыш лет двух от роду, не больше, но он уже умел говорить, потому что сразу же закричал со смехом

-Папа, папа... - Это обращение было не к отцу Василию, а к пареньку, что удивило Игната, так как возраст молодого человека был ещё слишком юн для того чтобы иметь собственных детей. Видимо приёмный. И Игнат не ошибся.

-Алеша, Петя, я с гостем разговариваю, просил же не беспокоить меня. - Пожурил их отец Василий совсем не строго, а скорее даже с лаской в голосе. Но для них и это было более чем понятно, они извинившись вышли.

-Вы наверное уже догадались, что это не его сын, просто Алеша вырастил и поднял Петю, он ему больше чем отец. Родной не каждый делает для своего сына такое. Когда мы увидели Петю в первый раз, то сразу поняли, что он не жилец. Что называется отправили его к нам доживать последние дни, он уже и кушать то бросил, только смотрел своими голубыми и ясными, не по детски грустными глазёнками вверх. Алёшке тогда было четырнадцать, сам тоже намучился немало, очень чувствительный мальчик, но не обозлился, остался с чистой и сильной душой. Так вот он от слёз чуть не захлебнулся. Взял простынку свою, связал наподобие кенгуру, привязал себе на груди и стал везде Петю носить с собой. Разговаривал, положит бывало на кроватку и гладит ему ножки, ручки, приговаривая слова добрые или песенку поёт. Постепенно тот и кушать начал и поправляться. Ночью спали вместе, я сначала не очень это одобрял, но видя его искреннюю заботу стал только радоваться. Ночами он, как самая заботливая мама, его и напоит, и накормит, и погладит, и слово ласковое скажет. А когда мы в первый раз услышали Петькин смех, то радости не было границ. Алеша не просто плакал от счастья, мы боялись, что у него сердце не выдержит этого. Ведь он не очень здоров сердцем. Петя рос, крепчал, сейчас он конечно спит в своей кроватке, но с Алешей в одной комнате, хотя у нас и правило, что дети спят в комнатах по возрастам, типо как в группах. Но ради этого дуэта мы сделали исключение. Вот так любовь и забота лечит и возвращает к жизни,делая обоих счастливыми. Итого кто заботится, и того о ком. А забота о другом человеке всегда, поверьте, всегда делает счастливее. Потому что радостнее Алёшки, когда он смотрит на своего "сына", я просто мало встречал. Поэтому титул "Отца" он носит заслуженно, и Петя в нем души не чает, что является самой лучшей платой за его труд и любовь, потому что деньги уходят, а благодарность и искренность отношений и чувств вечны.

Я не буду больше пытаться, в вас вызвав жалость, склонить на свою сторону. Рассказы о несчастных детях и так всем понятны. Многие на этом пытаются даже спекулировать. Моя цель другая. Я делаю людей счастливыми. И бросив зерно любви в их души, я потом получаю от них такой неимоверный заряд любви и благодарности, что сердце захлёстывает от счастья, с которым невозможно справиться. Каждое утро просыпаться и чувствовать их ответную заботу проявляющуюся во всем, пусть пока и неумелую, но от того ещё более нежную и трогательную. Каждый сам для себя решает как ему жить. Я так решил и стал счастливым сам и сделал других. Чужих детей не бывает. Потому что они, прежде всего, дети, и не должны нести наказание за то чего не совершали, а мы заочно их уже осудили за проступки их родителей.

Сейчас у нас уже целый частный детский дом, и мы планируем помимо ведения фермерской деятельности, ещё открыть цех по пошиву одежды. И на продажу, и для себя. Ведь одеваться то красиво хочется ребятам, фантазия есть, пусть развивают свои умения, в жизни, я так считаю, пригодится. Каждый день я чему-то учусь у них, это общение обогащает. Через любовь и понимание детей я научился иначе относиться к взрослым. Теперь я люблю людей в целом. Для меня теперь нет ничего дороже, чем доверие малыша пришедшего посидеть на моих коленях и поделиться тем, что он узнал за день. Ты думаешь почему меня называют Отец Василий? Нет, не потому что я причастен к религии и духовенству. Я конечно верю в бога, но не думаю, что он помогает только ради ритуальности и за деньги, которые в современной церкви платить приходится за всё. Я уверен, что помощи достоин каждый и безвозмездно. За деньги купить индульгенцию и продолжать выйдя из церкви грешить... я считаю что нужно просто жить по совести и в согласии со своей душой и тогда бог, которого ты всегда носишь в своей душе, всегда будет тебе помогать. Я сейчас именно так и поступаю, мне вечером не за что себя корить, каждый день я проживаю по совести. И ты знаешь, мне стало не страшно перед лицом смерти. Я в состоянии благоденствия, которое дает мне чувство спокойствия. Я открыт миру, людям и они приходят, советуются, помогаю им. И они идут ещё больше, чаще. Помогают нам. Несут кто что может. И я считаю что это хорошо. Каждый помогает кто чем может и значит это искренне, потому как не по обязаловке. Не верю в помощь за деньги. Нет искренности, а значит нет в этом души, лишь холод и выгода. Это люди стали звать меня Отец Василий. Может потому что я к детям отношусь как к родным, и их у меня немало. Да и как же иначе, ведь душеньки их не могут быть родными или чужими, они все (и твоя и моя в том числе) божии. А может так зовут потому что искренне верю в бога, в высшую справедлиость. А может видят то, что я не вижу, каждый свое, но знают...

Спрашиваешь почему отношусь так ко всем, с теплотой и пониманием, не знаю поймешь ли, но попробую сейчас объяснить. Как-то так случилось, что переезд на природу и развитие собственной духовности привело меня к тому, что больше и чаще стал думать о смысле жизни, о душе... Бывает лежишь так вечером в гамаке на веранде, глядишь в звездное небо и думаешь, размышляешь... И посетила меня одна мысль, а почему все считают, что душа после смерти именно в будущем реенкарнируется, т.е. заново придит в этот мир? Ведь лишь мы, физические существа живем в нами известных измерениях, да и то не всё изучено, а душа имея другую природу возможно и измерения эти иначе преодолевает и такое понятие как время для неё не существует. Ходит она из прошлого в будущее из сегодняшнего в прошлое... А если так оно происходит, то почему нельзя предположить, что душ, вселившихся в людей не много, как нам говорят с детства, а она одна, единственная, пронизывает всех людей сквозь время и расстояние, вечно кочует, учится. А когда научится, то перейдет на следующий уровень бытия, а пока... Как секундная стрелка на циферблате, а высшая отметка её обучения и познания сущности человеческой это 24.00. - Тело Христа. Вот если круг пройден плодотворно, если смогла душа выполнить предназначение, с которым приходила в каждое тело, то не казнят Христа, останется жить и после смерти его душа пойдет дальше в другой путь, покинет Землю нашу грешную. Ну а коли не качественно прожиты жизни, и не смогла душа обогатить тела духовностью и состраданием, то смерть Христа, час 00.01 наступает, а за нею, за смертью, вновь по кругу улучшать и учить людей, вселяясь в их тела и сама совершенствуется. Пойдёт следующая минута, параллельный и похожий мир с подобными же делами и людьми. Если долго не получится научить и научиться, то пойдет отсчет на часы, и множество параллелей, который начнут путаться и совмешаясь смешиваться... И так до тех пор, пока круг за кругом, виток за витком мы не приблизимся в духовности к божественному началу. Все мы по образу и подобию его... И Иисус Христос, сын божий (и мы его дети) действительно умер за всех нас (ибо он и есть мы)... Чтобы очистившись вновь войти в наш мир. И каждый новый (новая минута) отсчет и виток это параллельный мир... Дай бог, последний. И переселение души в прошлое из будущего сто процентно объясняет феномен предвидения...Просто душа знает, что подсказывает, показывает, она это пережила, она была там...И именно зная, что у всех моя душа, что это её будущее или прошлое подсказывает мне, как нужно относиться к людям. Если я сегодня обижу кого, или не помогу, то возможно в следующей жизни это будет именно моё тело и я буду отвергнут, ненужен или мучим кем-то... Я сделаю максимально большее число людей счастливыми, насколько смогу, ибо это вернется ко мне бумерангом, ведь для себя я это делаю, для одного из моих же воплощений... Сил уже не так много, но растут помощники... Эх, если бы религия учила единству души, то как крепче и терпимее все были бы по отношению к другим людям... Но в таком случае невозможно было бы оправдать пытки и инквизицию, казни, эксплуатацию и угнетение человека человеком, неравенство в материальном, расовом, социальном статусе и многое другое... Я лишь хочу, чтобы все были позитивнее друг к другу и помогали пройти жизненный путь... Что скажешь?

-Скажу, что будто слышал я уже это, но от другого кого-то... Не помню.

-А то, что не слышал, из сказанного мною, то ещё услышишь. Потому что, чтобы человека вразумить и довести до его сознания господу частенько приходится и повторять в разных вариациях информацию то.

Долго они сидели, говорили. Разные темы, разные люди. Им старались не мешать, но время от времени всё же заглядывала чья-нибудь голова, но тут же скрывалась за дверью, со смехом убегая. Игнат рассказал и свою историю жизни. Как смог, путаясь и возвращаясь к уже сказанному. Рассказывал лишь события, не касаясь своих мыслей и стараясь не оглашать выводов, которые делал и продолжает делать. Он хотел, чтобы Василий сторонним взглядом, без мнения извне, сам, полагаясь на свой жизненный опыт, дал оценку происходящему и помог, как сможет.

-А сам что думаешь, - под конец рассказа спросил хозяин, накручивая в задумчивости на палец, отросшие до плеч волосы. - Кто или что это?

-Сам не знаю. Надеялся, что ты с этим сталкивался и мне скажешь. Мне говорили, что люди разные к тебе идут за советом и помощью. Помогаешь им. Вроде ты как знаешь жизнь, и всё что не укладывается в её привычность, ты помогаешь понять.

-Так-то так, но такого ещё не приходилось слышать. А в целом я людям говорю, как правило, почти одно и то же, но каждый это выполняет и понимает по своему. Это как лечение у всех индивидуальное должно быть, а так как я предлагаю всем заниматься самопознанием и соответственно самолечением, то и методы у всех разные. Многим помогает, ну а многие из-за лени и нежелания прислушаться, игнорируют слова и уходит в мир теней. Вот и тебе скажу то, что увидел, наблюдая за тобой. Ты стал присматриваться и видеть, чувствовать то, что другим не дано и за всю жизнь понять и увидеть. Но это ты собираешь вне себя, черпаешь и ждёшь что мир тебе подскажет и подкинет новую мысль и идею. Но на самом деле эта идея есть уже внутри тебя, решение и понимание есть, лишь научись услышать это без дополнительного стимула извне. Погрузись в себя. Только сам ты сможешь понять себя и то, что поселилось в твоей душе. Многие изгоняют духов. Ты наверное надеялся на что-то подобное, приехав сюда. - Он глянул на Игната, тот нехотя и немного разочарованно кивнул. - Ну а какой смысл вычистить тебя изнутри, если ты сам не можешь поддерживать духовную чистоту, то внутренний мир скоро вновь будет засорен. Не надо нищему давать денег, надо дать ему возможность самому зарабатывать их, ведь просто деньги закончатся, а умение их заработать останется и будет кормить его всю жизнь. Не мои слова, кажется Библия, но как точно сказано!!! Так и тебе, могу помочь словом. Научу. Очисть сам себя изнутри. И если он вновь придет искушать, значит дал ему повод, значит будет и дальше всё сильнее и сильнее затягивать тебя. Научись поддерживать внутри себя духовную чистоту и не поддавайся на уловки и соблазны. Когда научишься быть честным прежде всего сам с собой, то он не сломит твой дух. То что он в тебе это не проклятие, это благо, значит кто-то хочет, чтобы ты стал сильнее и духовнее, это испытание данное воину духа. Кто-то хочет, чтобы ты был воином и носителем света... или тьмы. Тебе выбирать... Пришло на ум сравнение с фильмом "Звездные войны". Помнишь? У каждого из нас есть черты и возможности стать светом или тьмой. За нами выбор.

-Так, смутно, но суть припоминаю...

-Поэтому и спрашиваю тебя. Что это? Прислушайся к себе и попытайся ответить мне честно, как самому себе.

-Я думал об этом иногда, но так до конца и не разобрался. Мне кажется, что он и сам не знает кто он и зачем. Просто появился на свет и пытается выжить всеми возможными способами. Может это мысль крепкая, материализовавшаяся каким-то образом, может пришелец из другого мира. Но он точно сам, из-за древности своего рождения, или от того что вынужден постоянно переселяться из тела в тело после очередной смерти хозяина, то и мысли его зачастую уже не чисто его, но наполовину заполнены и запутаны мыслями и желаниями человека-хозяина. Может он когда-то был добрым, но власть, которную он может дать своему носителю разлагает хозяев и те постепенно, подкармливая его своими мыслями и желаниями, сделали и его несносным мерзавцем, влияя на него своими развратностями. И поэтому если теперь не изгонять его, а постепенно из поколения в поколение своими личными хорошими качествами пытаться влиять и менять его, то он вновь станет дающим силу и доброту следующему человеку. Не знаю. Я наверное мечтатель, но хотя он и испортил мне жизнь, но сделал меня сильным духом и думающим человеком, а не зомби, которые только и знают что ходят на работу, а потом тупо домой, и ничего вокруг не видят. Я их не осуждаю, но и смысла в таком прожигании бессмысленной жизни не вижу. Нет прогресса. Вот. А иногда мне даже жалко становится Тенгу. Я имею близких мне людей, а он один, и даже в мыслях не на что опереться, раз не помнит даже себя и кто он. А пытался запутать меня, потому что и сам в рассуждениях пытался лучше понять кто он и вспомнить, собрать крупицы произошедшего с ним в скитании по жизням на Земле.

-Ты с жалостью тоже старайся не перебарщивать, а то он может и на этом тебя подловить и начать манипулировать.

-Я понимаю... А ещё странно то, что я жизнь свою будто по кусочкам помню. Не всю, а складываю в голове память будто мозаику, из обрывков событий произошедших со мной. Будто и не свою жизнь прожил. А лишь наблюдал изглубока...

***

Разошлись они по комнатам спать уже под утро. Но, не проспав и пары часов, Игнат услышал под дверью робкий шорох и дверь открылась. Это один из воспитанников отца Василия пришел его предупредить.

-Отец Василий послал сказать, что приехали чужие за вами, и если хотите, то мне велено проводит вас до безопасного места дворами, о которых приезжие и не знают. А я всё здесь облазил и знаю. Меня Колькой-следопытом зовут, - С мальчишеской гордостью за то, что отец доверил ему такое поручение, как спасение таинственного гостя, и за признание окружающими его способностей к ориентации и сообразительности, произнес парнишка. На вид ему было лет шестнадцать, может больше немного, но держаться он пытался как взрослый. И во взгляде его читалось, что немало пережито и он знает о превратностях жизни не понаслышке.

-А зачем мне бежать? - не понял спросонья Игнат.

-Папка сказал, что почуял неладное, не с добром люди пришли.

Игнат задумался.

-Всё равно спасибо, но не надо. Я сам должен это пройти до конца, а то так можно всю жизнь пробегать. - Парнишка немного даже обиделся, потому что не воспользовались его помощью и знанием. Игнат, заметив это, решил смягчить неловкость и обиду. - Но вижу ты парень что надо! И рыбак наверное отменный. А если мы с сыном к тебе как-нибудь приедем, то ты сможешь показать нам такие рыбные места, о которых городские только мечтать могут. Ты же наверняка здесь всё уже лучше любого взрослого знаешь. - Лицо парня залила краска от похвального предположения гостя. Тот попал в точку. Их с ребятами любимой забавой летом было это встать спозаранку, и пока все ещё спят, наловить и притащить на кухню рыбёхи на обед, ко всеобщему удивлению и восторгу. Хотя Мама иногда и ворчит, но чистит рыбу и с удовольствием жарит, припевая себе песенки под нос. А сейчас и девочки ей научились помогать. Вот свежий деликатес и получается общими усилиями.

-Конечно приезжайте, у нас здесь всегда рады гостям, но только подольше побудьте. За один день не поймете как здесь хорошо. Я вам и заводь с кувшинками свожу-покажу. Там такие смешные маленькие зелененькие лягушатки, просто смех, сидят и греются днем на бережку. А сыну сколько лет? Маленький?

-Да, но это потом, веди к тем, кто приехал за мной. - Игнат втоял уже серьёзный и одетый. - И не переживай за меня, - Почувствовав его тревогу сказал он. - Высплюсь у них в машине по дороге.

У мальчика было ещё много вопросов, но из чувства такта и привычки, что разные люди приходят и уходят, он решил промолчать и ждать возвращения гостя. Вот тогда-то на рыбалке он узнает всё, что ему было так интересно знать. Совместная встреча рассвета очень сближает и делает многих друзьями. А гость ему понравился и он интуитивно потянулся к нему.

После сна

Вот так и оказался Игнат на берегу Черного моря, куда привели их с Сергеем и Ольгой воспоминания от общения с Тенгой. Исколесили они немало. Ведь точных координат не было, зато помнилось точное место и подводная пещера, про которую и Тенга неоднократно говорил и сон не раз снился. Но вот то, что приснилось Игнату сегодня и заставило вспомнить всё произошедшее за его жизнь и особенно события больничной жизни, воистину апогей ужасов виденных им. Что делать дальше? Как быть? Сон был явно угрожающего характера, другой интерпритации, и быть не может. Уж в чем, чем, а в этом Игнат научился разбираться и прислушиваться к увиденным знакам. К тому же и дед Андрей был там. Если бы не он, то возможно что даже ещё во сне тень захватила бы Игната. Его душу, а стало быть и тело уже не принадлежало бы ему... Что-то подобное он слышал от отца Василия, хотя нет, там другое было. Тот сон был чтобы побудить и вразумить, а этот угрожающий. И Тени у Василия не было...

Сергей до последнего времени ездил с ними, но потом его срочно вызвали в Москву по делам, и он разумеется не смог отказаться. Благо и помощник у него был верный. Соратник ещё тот, как оказалось. За призрачность денег мать родную продаст. Не до нравственных и моральных устоев. Вот и сейчас... Только Сергей за ворота, а она к нему, Игнату, под бочок. Не первую ночь уже приходит. Видимо надеется, что тот всё же не выжержит. Наверное, таким образом закрепить отношения свои и причастность к тому, что они найдут, хочет. Сергею на сто процентов не доверяет, а чует, что Игнат честнее и положиться на него с большей уверенностью можно, вот и пытается сблизиться. Но после того, как узнал Игнат про сына, так ни о ком, кроме жены думать не может. Как раньше мог изменять, не понимает. Гнал, а она не уходит, жмется. Так и засыпают вместе. И ещё одна причина того, что Сергей не боялся оставить их, не опасался за побег Игната. Тот семьёй привязан был к ним. Опасаясь за месть, которая может распространиться на близких, Игнат и поехал то в эту экспедицию. Что называется влип. И быть с ними до последнего видимо его удел.

Но конец всему близок. Сон означал лишь одно, что развязка близка. И выхода видимо уже нет, как нет и начала. Всё тянется из неоткуда в никуда... Тенга давно не появлялся. Василий был прав. Нужно было самому научиться не пачкать душу, а оставаться чистым в помыслах и делах, для того, чтобы быть человеком, а не перерожденцем в демона. Но что же он сделал не так, раз Тенга опять появился сегодня? Проявил свою суть? Или это Дед Андрей пытался его предупредить и дать шанс? Вот ещё одна загадка, смысл которой как и в любом гадании мы поймём уже по факту свершения. А потом и скажем "Ну конечно же, именно это и имелось в виду, как же сразу то я не понял..?" Внутренний голос и чувства говорили против сегодняшнего погружения. Категорически. Но вот ум говорит, что нельзя. Семья может пострадать. Дети, жена уязвимы без Игната, а при таких связях как у Сергея им вообще не на что надеяться.

Рассвет наступал медленно. Думы утомили голову, сон не приходил, было страшно надолго закрывать глаза. Голова разболелась, мысли путались и разбегались, как в бреду. Скорее бы уже утро, кофе...

Игнат измученный забывшись под утро, не слышал, как вернулся Сергей. Не знал он и то, что у них с Ольгой состоялся неприятный для обоих разговор. Говорил в основном Сергей. Сроки поджимали, слишком много затрат на эту подводную одиссею, которая пока не приносила никакого результата, но вытягивала все средства. Оплата оборудования, работы ребят-дайверов, которые сопровождали их в подводных пещерах. Без них они как без рук. Не знали где что находится. Это было на грани риска лезть туду-не знамо куда. Деньги на съем жилья и питания...

-В общем минимизация расходов и сокращение сроков до минимума. А вдруг Игнат нам вообще голову морочит?.. С сегодняшнего дня с нами будет всего один провожатый и то новый, не те, что раньше. Он говорит, что здесь новичок и молоденький совсем, но знает все меры предосторожности и поведения под водой. Зато и берёт за свою работу сущие копейки. Я с ним по дороге познакомился, он автостопом сюда добирался. - Сергей остановился разглядывая Ольгу, она никогда для него не одевала это бельё. Красивая. А может сделать сегодня выходной... Нет, после, дело прежде всего. Стряхнул он с себя оцепенение и завороженность от её близости и возможности прикоснуться. - К тому же мы сколько раз спускались, уже сами кого-угодно научить можем. - Подмигнул Сергей, - На карте отметили вход в сегодняшнюю по плану пещеру старо-проверенные ребята, а уж дальше новый помощник будет искать. Да и того, думаю, чтобы не особенно было о чем ему размышлять, оставим снаружи, чтобы подстраховывал если что. Внутрь сами пойдем, а то неравен час найдем то, что искали, так и он чего большего захочет, кроме денег, о которых за работу договорились. А мараться о него, чтоб не делиться, себе дороже выйдет, проще оградить и не дать узнать. Встречаемся с ним на берегу.

Ольга всё это время в испуге сидела и ждала услышать слова ревности. Но то ли Сергей ничего не заметил и не заподозрил, либо ведет свою непонятную ей игру.

За разговорами их и застал Игнат. Вместе позавтракали. Несмотря на то, что уже много времени провели вместе, но почти не говорили друг с другом. Не о чем было, да и желания не было ни у кого. Лишь Ольга пыталась время от времени создать видимость хоть какой-то совместности.

После молчаливого завтрака, не откладывая, собрались в море, как на работу. Чем раньше они начнут, тем больше проверить они успеют за день. Искать там, где люди уже бывали и не однажды... Ведь приморские экстремалы облазили уже всё, что только было возможным. Но уверенность Тенги - дорогого стоит. Всех не оставляла надежда, что по счастливой случайности никем ещё не найден этот клад. Лежит себе где-нибудь навиду под кочкой нетронутый. Их дожидается. А от Игната требовалось смотреть и прислушиваться к себе. Внутренним чувством он должен понять, что именно здесь находится то, что они так долго ищут. Уже несколько раз они ошибались и начинали ковырять скальную породу там, где ничего не было. Аквалангисты, сопровождающие их, только с ухмылкой переглядывались: "ещё, мол, одни кладоискатели, которым золотая лихорадка мозги затуманила. Видали мы таких. Немало..."

Вот и сегодня пришли они на берег моря. Игнат не стал говорить никому про сон. Все взрослые люди, и к тому же они вряд ли откажутся от затеи лишь из-за очередного кошмара Игната, которые он видит почти каждую ночь. Новый проводник ждал их уже на берегу. Оборудование, которое они сняли на длительное время для работы, было помощником уже перетащено на берег и проверено. Каково же было удивление Игната, когда в пареньке, ждущем на берегу он узнал Кольку, воспитанника отца Василия. Едва не дав сорваться возгласу с губ, он вовремя остановился. Что же тот здесь делает и как попал сюда? Ведь несколько недель уже прошло с тех пор, как попрощались. Тот не подал и вида, что узнал его, хотя и подмигнул потом, когда никто не смотрел в их сторону. Значит он узнал его и знает зачем здесь. Случайность в этом невозможна. Вот только Игнат сам не знает что здесь такое происходит и кто есть кто. Но задавать вопросы и раскрывать их знакомство решил повременить. Лишний, а вернее единственный человек, который искренне на его стороне, никогда не помешает. Поэтому если паренек решил тайно проникнуть в их команду, то и Игнату это только на руку. Вот только бы он не лез в опасность сломя голову. Надо попытаться предупредить его, чтобы держался подальше от Игната, которому риск на судьбе написан и опасность нависла ведь именно над ним. Так сон сказал.

Колька по-взрослому с деловитым видом занимался со снаряжением. По его профессиональным движениям было видно, что это дело ему знакомо. И у Сергея отпали последние сомнения в том, что он сделал правильный выбор в его пользу. К тому же такой экономичный. Да и в любом случае мальчишка ведь только и будет,что стоять на стреме, на всякий случай, которого случиться и не должно!

-Давайте присядем всё же, есть разговор. - Не обращаясь ни к кому конкретно, но достаточно громко, сказал Игнат. И сон, и опасения были выложены всем без утайки. Но сделано это было не для всех, а лишь для того, чтобы предупредить одного единственного человека, который ради него риск принимает на себя. Тот понял, к кому обращены были эти слова, но видимо не из пугливой породы то мальчик оказался.

-Не моя смерть это будет. Свою я видел, она иначе выглядит.

-Как? - Ошарашенный подобным заявлением Сергей не смог не подивиться уверенности парня, говорящего так четко на подобные, недетские темы.

-А уж как, простите, пусть знание со мной будет. Это слишком личное, чтобы рассказывать. Но только не от воды и не удушья помру.

Может конечно он так просто хотел Игната успокоить, но уверенность Колькиного тона заствляла верить в то, что он знает о чем говорит. Невозможно так уверенно блефовать в таком юном возрасте на подобные темы.

***

Поезд мчал их с немыслимой скоростью. Мимо полей, домов, лесов, деревень, городов... Стук колес сливался и заполняя мысли усыплял. Первые сутки, почти полностью они оба проспали. А проснувшись на вторые голодные, но радостные и счастливые первым делом заказали у проводника чай, печенья, лапшу быструю. На станции сошли, купили курицу жареную. Говорили только на общие темы. Не хотелось ни Игнату, ни Коле затрагивать то, что произошло с ними. Даже думать пока об этом не хотелось. Видимо потрясение пережитые за последнее время было настолько сильно,что психике требовалось просто отдыха и нейтрала. Оставаться в постоянно собранном и зажатом состоянии невозможно. Отдохнуть, а потом уже можно будет поговорить. Вопросов было много. А вот ответы были не на всё готовы. Да и возможно их вообще просто не было. И ни Коля, ни Игнат их не знал. После того, как поели, им опять захотелось поспать. Они смеялись ни над чем, спали, ели... почти весь день, лишь ближе к вечеру Игнат почувствовал, что настал тот момент, когда желание знать и возможность воспринимать серьезную информацию вновь вернулись к нему.

-Коля, расскажи, как Василий вообще отпустил тебя?

-Да он и не отпускал. Я написал записку и ушел. Мне уже почти семнадцать и он знает, что если я чувствую, что должен сделать что-то, то мне ничто не помеха. Я всё равно к нему вернусь. Там моя семья. Я вольный и останавливать меня никто не имеет права. Зато обрадуются, что тебе помог.

-Но ты же ещё не совершеннолетний! Как тебя через границу пустили?

-Эх дядя Игнат, взрослый ты, но иногда рассуждаешь ей богу, как маленький. Я и не шел через неё там, где от других зависело, перейду я её или нет. И чтобы не было больше вопросов, сразу скажу, что добирался я за тобой автостопом. Узнал я где тебя искать, подслушав разговор твоих этих двух. Они когда за тобой приехали, то мужику на телефон позвонили, вот он и ответил куда едет, чтобы если что знали, где его искать и прозванивать. А деньги нам щас на проезд я не украл, а заработал. Еще дома сбережения были, я их не тратил, вот и прихватил с собой на всякий пожарный. Что ещё рассказывать? Остальное не интересно...

-Зачем поехал?

-А я просто сразу понял, что это мой долг. Если не поеду, то сгинешь ты. А в тебе есть что-то что не должно пропадать. Нужен ты ещё на этой земле и это знание вошло в меня. - Он улыбнулся, увидев, что я изучающее смотрю на него, - Я в книжке эти слова прочитал, но они подходят к тому, что я чувствовал.

-Какие книги странные для твоего возраста ты читаешь...

-Я их у Отца беру.

-Понятно. А про смерть свою откуда знаешь? Какой она будет тебе и вправду известно или наврал, чтобы успокоить меня?

Коля обиделся, надулся от того, что недоверием его оскорбили. Усомнились в словах.

-Знаю, потому что видение было. Во время бодрствования, будто кино перед глазами посмотрел и почувствовал даже. Это было днём, когда после рыбалки присел под дерево и прикрыл глаза. Но не смейся, это не сон был!!! - Почти задыхаясь, крикнул Колька. Игнат успокоил, сказав, что тоже часто видит то, чего другие не знают. Мальчик, успокоившись продолжил. - Привиделось мне, будто лежу я на спине. А где и почему не знаю, да это и не важно как я попал сюда. Важно лишь то чувство полностью меня захватившее. Чувство покоя. По легкому запаху полыни и других трав, которые доносит до моего лица теплый ветерок, я могу чувствовать и понимать, что вокруг меня раскинулась широкая степь, привольная, необъятная, которая так и манит своей бескрайностью и неизведанностью. Ковыль щекочет мне лицо своими волосистыми колосьями. Простор степи зовёт, кричит, "вскочи в седло, обуздай резвость скакуна и мчись настречу теплому и светлому солнцу, ловя лицом, свежесть ветра, запах свободы, ощути, как льётся сила сквозь тебя". А я не внемлю зову, которые нашептывают мне травинки, которые напевает бегущий невдалеке ручей, не могу даже подняться навстречу солнышку. Я могу только лежать и смотреть, как бегут облака, белые и величественные, такие родные на голубом небушке. Они плывут и плывут, а меня всё больше окутывает чувство безмятежности и покоя, не шевелю руками, не чувствую ног, лишь запахи, небо и покой. И я понял, что это и есть смерть, именно такой она и должна быть. Это её лик. С тех пор я перестал её бояться. Она принесёт мир и покой душе.

Тишина, которая последовала за этим, говорила о том, насколько серьезным этот рассказ был для обоих.

-Ты красиво рассказываешь.

-Я когда вижу или чувствую красиво, то и говорить об этом некрасиво не могу.

На этот раз тишина и мысли захватили всех ещё надольше. Игнат в памяти стал перебирать то что с ними произошло после того, как Коля сказал Сергею, что умрет не от воды. Вспомнился и счастливо-страшный момент освобождения и экстренного побега его с Колей. Ладно хоть тот умудрился стащить документы Игната у Сергея, пока те ехали до поселка. Навыки бывшего беспризорника иногда и на пользу приходят. Так что и осуждать за воровство во благо вроде как и не морально с его стороны... Побег, да, словно от конвоиров...

Погрузились как обычно, вход в пещеру нашли быстро. Колю, как и планировал Сергей, оставили снаружи ждать, а сами втроём поплыли по лабиринтам, исследуя каждый пятачок поверхности. По инструктажу и обучению, который провели с ними предыдущие инструкторы, баллоны не закрепили на спине, а предпочли расположить по бокам, чтобы улучшить собственную проходимость и не цепляться за низкий потолок. Эта конструкция, называемая "сайд-маунтом", позволяет подводному путешественнику чувствовать себя свободнее и заметно увеличивает его маневренность. А маневренность в этих природных катакомбах не помешает. В идеале дайверу лучше ознакомиться со спелеологической картой пещеры и воспользоваться услугами опытного проводника. Но даже в этом случае заблудиться в туннелях проще простого. К тому же не все подводные ходы известны даже самому опытному ныряльщику. Роль нитей Ариадны в лабиринте выполняет ходовой конец, или просто ходовик. Собственно, передвигаться по пещерам можно лишь находясь в пределах прямой видимости ходовика. Конечно, запретить самостоятельные спелеологические исследования дайверу никто не может.

Потеря ходового конца - страшный сон для пещерного ныряльщика. Именно поэтому инструкторы по кейв-дайвингу так старательно учат своих подопечных быстро находить спасительный трос в условиях низкой видимости. Но лучше всего просто не создавать себе такие условия. Перемещаться по подземелью нужно максимально плавно и осторожно, стараясь не касаться дна и стен. Иногда резкое движение может вызвать бурю мути, в которой потеряется не только ходовик, но и собственные руки. Им, к счастью, удалось избежать подобных неприятностей.

Впрочем, их путь все же нельзя было назвать безоблачным. Рельеф пещеры явно не предназначался для свободного плавания. Относительно просторные подземные залы сменялись крайне узкими коридорами. Тут-то и пригодился уже упомянутый сайд-маунт. К тому же, по мере продвижения по катакомбам несколько раз приходилось преодолевать обширные сухие участки, чтобы попасть в отдаленные тоннели. Громоздкое снаряжение перетаскивали прямо на себе. В такие моменты чувствуешь себя неуклюжим средневековым рыцарем, закованным в доспехи. Но ради покорения подземного царства и достижения своей цели они были готовы пойти и не на такие жертвы. Уже почти под самый конец своих поисков, когда кислород уже был почти на исходе и они приближались назад к выходу, случилось то, роковое для них событие.

Видимо Ольга, банально запутавшись волосами за выступ скалы в самом узком месте, поддалась панике. Или это провидение взяло, сковало и не отпускало. Трудно судить об этом по скудным воспоминаниям, которые залегли в мозг в экстренный момент обуявшей всех паники и сутолоки. Невозможность протиснуться мимо неё и помочь с тем, что случилось и протолкнуть её, никакой возможности тоже нет. Узкий проход на одного!!! Она дергается, не дает четких объяснений и жестов. В какой-то момент Игнату, плывшему вслед за ней, даже показалось, что она не понимая, где и что с ней происходит, в приступе безумства даже сорвала с себя маску. Постепенно движения её стали затихать, и даже протиснуть ей свою трубку для дыхания было невозможно, тем более втиснуть ей её в рот. Слишком узко. Страшно смотреть, когда на твоих глазах за короткое время мучительно умирает человек, а ты не можешь ему помочь. Пусть этот человек и не близок тебе, но вот он был жив, а вот его не стало...Жизнь покинула его...

На заканчивающемся кислороде, единственно верным было решение вернуться без неё обратно, тащить тело не было смысла. До ближайшего грота с воздухом было недалеко. Страшно и неправильно бросать её, но помочь уже ничем было невозможно. Вернуться в грот, дышать и ждать пока Коля примет все шаги для их спасения, вызвав команду профессионалов.

Они с Сергеем свернули пару раз, уже не особо разбираясь куда и по этому ли пути следовали. Паника начала проникать и в их сердца. Пока плыли до грота, и у Сергея закончился кислород. Он двигался вперед сколько мог, но и у него силы закончились вместе с невозможностью дышать и нежеланием умереть возникло решение пожертвовать тем единственным человеком, который сможет помочь в поисках золота. В проходе пошире он развернулся и единым рывком сорвал с Игната маску. Не дав тому опомниться, он оглушил его ударом по голове. Чтобы как говориться тот не смог оказать сопротивление...

Очнулся Игнат уже на берегу. Колька совершал над ним какие-то манипуляции. Как тот потом рассказал, что был всё время начеку, и когда верёвка стала непонятно дергаться, он решил, что произошло что-то неладное и следует идти другу на спасение.

И правда, когда он проплял немного по тоннелю то увидел Ольгу. Он наткнулся на неё совершенно неожиданно выплыв из-за поворота. Она словно живая смотрела на него широко открытыми глазами. Маски на ней не было. Волосы от течения шевелились вокруг головы, будто змеи у мифической Медузы-Горгоны. Тело тоже слегка передвигалось под давлением воды и проходящих сквозь проход потоков. Жуть. Парнишка в первые секунды испугался, но взяв себя в руки все же смог прикоснуться к ней и оттащить наружу. Это был единственный способ расчистить проход. После уточнения Игната, Коля подтвердил ещё раз, что ничто не сковывало и не мешало ему в этом, Ольга ни за что не была зацеплена, привязана, и ничто не преграждало ей путь. Когда он освободил проход, то Игната и Сергея уже не было в поле его зрения и он решил рискнуть, и самостоятельно отправиться на их поиск, несмотря на строгие инструкции и то, что трос по которому они двигались валялся здесь. Значит они поплыли куда-то наугад. Главное успеть и свернуть в нужном направлении, времени на исправление ошибок просто не было. Коля сосредоточился и отдался во власть чувствам и интуиции. Которые его не подвели. Через какое-то время он нашел Игната. Уже без сознания. Плыть обратно с ним или до ближайшего воздушного пузыря? Но там возможно Сергей. Нет. Коля снял с себя маску, одев на друга, и потащил его обратно. Многим не хватает силы воли чтобы вернуться обратно. От потери воли к победе и спасению они складывают руки и перестают бороться. А нужно несмотря и невзирая идти к намеченому. Несмотря на дальность, ношу и возраст, Коля смог показать свой характер и вытащил, спас и себя и Игната. Это уже потом складывая оброненные Колей слова Игнат понял, как тому было трудно. Но тот прямо это не говорил, потому что хвастать было не в правилах паренька. И спасателей он вызвал, несмотря на то, что не испытывал к Сергею теплых чувств. Они с Игнатом решили, что не душегубы же они в конце-то концов. Оставив четкие инструкции и описание, они вдвоем незаметно прокравшись на берег, ушли через поселок в горы. Желая там пересидеть до темноты, и потом уже по дорогам отправиться обратно. Где автостопом, а где пешком до ближайшей возможности оказаться ближе к дому. Как потом из новостей по радио Игнат слышал, что операция по спасению дайверов была безуспешной. Нашли одно женское тело, а в живых никого. И кто сообщил об инценденте тоже пока ничего не известно.

В горах, когда они уже почти дождались сумерек, с ними тоже произошел случай заставившей Игната убедиться в правильности того, что от судьбы не уйти. Как он ни пытался найти золото, но то ему так и не давалось, а тут Коля отлучился ненадолго по своим надобностям, а Игнату случайно на глаза попалась кочка с камнем на вершине. И нет чтобы пройти мимо, его будто что-то дернуло пнуть её. Футболист, блин, фигов. Только душеньке на смутение... И сам не обрадовался, а скорее испугался, обнаружив под бугром не что иное, как полусгнивший саквояж с камушками, да золотом высшей пробы. Бес попутал пнуть, а вот не взять или взять, когда так близко и ничего взамен не требуется. Леночка давно заслужила не такой жизни, какую он им сделал. Детки тоже намаялись да настрадались. Что ели и как сводили концы с концами одному богу известно. Может пришел их черед, зажить как людям.

Он дёрнулся на шорох, аж подпрыгнул. Коля подошел и не смог отвести пристального взгляда от находки.

-Что делать будешь? - Будто и не заметив Игнатового взгляда исподлобья, дружески спросил он.

-Пока не знаю. Думать нужно, соблазн велик, но и цена за это тоже. Видать всё же Тенга привел меня сюда. Значит есть власть надо мной, я думал что победил его уже, но да нет. Всё как он хотел и запланировал всё это давно, и шел к этому постепенно, кругами, тайно, не показываясь мне. Значит и про Сергея и всех остальных он заранее всё просчитал, и как в шахматы играл нами. Даже то, что ты спасешь меня от них, он учел и дал это сделать. Чтобы потом пользоваться благами этими в моём теле всю жизнь. Привел нас сюда. Манипулятор. Значит что бы я не делал, всё уже предрешено и нет смысла душу беречь и чистить. Чему быть того не миновать... А если выкинуть всё, вытряхнуть в море...Что ты скажешь, а, Тенга? Выходи, где ты, трус?- Игнат заметался, взгляд обезумел.

-Паника...

-Что, не понял...

-Я говорю, паникуешь ты, и не можешь трезво сейчас размышлять. Как Ольга. Вспомни, до чего это её довело. До утра проспись, не принимай решений сгоряча.

Эти слова отрезвили Игната. И верно. Утро вечера мудренее.

Правда и заснуть ему толком то не удалось, мысли лезли в голову и путались будто свора кошек под ногами.

***

В общем, в этой истории для Игната закончилось всё в целом и неплохо.

Игнат с семьёй переехал в деревню, поближе к отцу Василию. На вознаграждение от того клада, что он сдал государству, они с семьёй построили огромный дом, сделав его приютом для всех нуждающихся. Он обожал семью и они уже никогда не расставались. А что это приключилось с ним, и почему, он просто перестал на какое-то время думать , стал просто жить и радоваться, ибо насущные проблемы ближних поглощали всё его свободное время без остатка. Лишь ближе к концу жизни он сел за написание всех тех странных историй, которых наслушался в больнице. Выпустил свои труды под одним общим названием "записки из сумасшедшего дома". Всю свою жизнь он звал Глеба переехать к нему в деревню, но тот так и остался в знакомых стенах сумасшедшего дома, куда в скорости после выписки вернулся обратно. Лишь изредка он сам звонил Игнату. И ничего не говоря, они подолгу молчали в трубку. Понимая, что словами часто меньше бывает сказано, чем просто присутствием и вниманием. Они понимали друг друга издалека. Семен Валерьевич пропал из больницы почти сразу же после Игната. Несмотря на расследование, не было даже намека на какой-то след или версию его исчезновения.

Димка стал частым гостем у них. Приезжал, помогал, чем мог. А когда случилось в семье его несчастье, то и вовсе переехал, не в силах сносить одиночество, свалившееся на него, после гибели жены Ксении и сына двухлетки Славки. Корил себя Дима за гибель их, но поделать уже ничего не мог. Ругал, что не пошел с ними на ту прогулку и за то, что не уберег сынишку, когда тот, заигравшись за мячиком под трамвай, проходящий сеганул, а Ксюшенька за ним, спасать кинулась. В реанимации пришла в себя ненадолго и спросила первым делом про сына. Ей сказали "Жив - здоров", так она спокойная и померла, ушла за ним, ведь ему родимому сразу трамваем то голову отрезало, не мучился и даже не понял, что игра закончилась. А вот Дмитрию теперь всю жизнь крест этот нести...У каждого свой путь, а когда и каков его конец никому, кроме всевышнего, не ведомо!

Сергея так и не нашли, ни среди живых его не было, ни среди мертвых.

Ольгу похоронили в Крыму. Никто за ней туда так и не приехал. Но много лет спустя её могилу кто-то стал прибирать и приносить цветы. Вот так иногда жизнь приобретает значение и наполняется смыслом, лишь пройдя сквозь смерть.

Диск, который стоил жизни Аршавину жизни, был выброшен на свалку дальней родственницей Сергея, принявшей через какое-то время наследство. Просмотрев диск и увидев, как человек исчез со своей кровати, будто скрывшись в другом измерении, потом появляется с криками, и уже весь избитый она решила, что это монтаж режиссера самоучки.

После похорон своего лучшего друга и супруга Катеньки, Алексей Ерошин так и не признался ей в своих чувствах, сначала, потому как траур, потом...потому что Катерина ушла в монастырь. А может так и лучше, каждый посвятил себя полностью делу своей жизни... Алеша вырастил сына, лечил пациентов... Катя несла свой крест.

Коля дожил до старости. Всю жизнь в движении. Летчик космо-испытатель. И умер именно так, как предвидел. Катапульта поздно сработала и он разбился. Нашли его среди травы и цветов в чистом поле. Лежал он на спине, запрокинув голову. Глаза голубые-голубые, и всё ещё по-мальчишески молодые, смотрели с восторгом и упоением в синее небо. Даже смерть не затуманила их.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"