Ewte: другие произведения.

477447

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ГЛАВА 1.Будущее прошлое.
  Симпатичный юноша с изумрудно-зелеными глазами сидел в последнем купе пятого вагона состава Хогвартс-экспресс. Он периодически бросал обиженные взгляды на закрытую дверь, после чего отворачивался к окну. Но проплывающий за ним пейзаж не мог удержать внимания молодого человека, поэтому он вновь и вновь поворачивал голову в сторону двери. Он ждал. Наконец, спустя час от начала поездки, ожидание ему надоело, и парень зло прищурил глаза. Цвет радужки теперь не был чисто зеленым, к нему прибавились кроваво-красные искры и в этот момент дверь вспыхнула бледно-голубым светом, означающим снятие защиты. В следующую секунду она отъехала в сторону и в купе ввалились три парня. Такие разные, но с абсолютно одинаковым, устало-раздраженным выражением на лицах.
  - Достали!- в совсем непривычной для, почти всех, студентов Хогвартса, но вполне знакомой, собравшимся в этом купе манере, рявкнул шатен плюхаясь на свободное сиденье.
  - И не говори, - согласился с ним второй юноша с темно - рыжими, отливающими красным, волосами, усаживаясь рядом. Третий юноша с необычной, платиново-белой шевелюрой, совершенно молча, сел рядом с зеленоглазым парнем. Он посмотрел на него и обреченно вздохнул.
  - Гарри, - в свойственной лишь ему манере, протянул блондин, - только не говори, что ты обиделся.
  Рыжий и шатен тут же уставились на того, кого их друг назвал Гарри.
  - Могу и не говорить, - процедил ему в ответ брюнет и отвернулся к окну.
  Рыжик тут же закатил глаза.
  - Гарри, друг, ну ты же знаешь, что мы не виноваты, - примиряюще произнес он.
  - Я ждал вас целый час, - обиженно выдал зеленоглазый юноша.
  - Зато этот час ты провел в тишине и покое, - почти пропел блондин.
  - Вот-вот, тебе никто не мешал, никто не дергал, никто не заставлял что-либо делать, - подхватил шатен.
  - А у меня до сих пор в ушах стоит визг этой глупой грязнокровки. "Рональд Биллиус Уизли, мы немедленно сейчас пойдем и найдем Гарри Поттера", - очень похоже, сымитировал голос Гермионы Грейнджер рыжий парень. - И ведь слушать ничего не хочет, уперлась хуже гипогрифа. Еле удалось свалить оттуда. Спасибо Неву.
  - Мерлин, эта дура Паркинсон тоже, когда пытается заставить меня сделать то, что хочет она, зовет меня полным именем. Такое ощущение, что ее и грязнокровку Грейнджер одна ведьма родила, - передернул плечами Драко.
  - Ну, Малфой, вам еще повезло, - раздраженно фыркнул шатен. - Мне пришлось почти час выслушивать тот бред, который излагают с умным видом твоя сестра, Рон, а также остальные ее подружки.
  - Лонгботтом, в таком случае я тобой восхищаюсь, - с усмешкой протянул блондин. - Это ж, какую надо иметь силу воли, чтобы не заавадить их там всех к Мордредовой бабушке.
  - Это не сила воли, - с какой-то непонятной тоской в голосе, ответил Невилл. - Просто Гарри еще на перроне отобрал у меня вторую палочку.
  Зеленоглазый брюнет хмыкнул. Он перестал злиться на друзей за то, что ему пришлось их долго ждать, поняв, что им уже досталось.
  - И правильно сделал, - ядовито улыбаясь, произнес он, - иначе ты, Нев, мог бы нас сильно подставить, и тогда еще большее внимание к нашим скромным персонам было бы обеспечено. Что, как ты сам понимаешь, крайне нежелательно.
  - Да, понимаю я, но иногда руки так и чешутся их проклясть, - удрученно покачал головой Лонгботтом.
  - Ладно, это все хорошо. Но давайте-ка обсудим, что мы будем делать в этом году, - сказал Рон и потянулся к рюкзаку, в который они перед отбытием на вокзал сложили еду...
  * * * * *
  До самого прибытия экспресса на станцию в Хогсмид, мальчики проговорили о том, что им нужно будет сделать в этом году. Их никто не тревожил, не отвлекал. Студенты, проходя мимо их купе, даже не пытались туда заглянуть. Почему? Да потому, что на дверь были наложены чары отвлечения внимания. Откуда эти чары, которые проходят на седьмом курсе, знают будущие четверокурсники? Ответ прост и в то же время чрезвычайно сложен. Как и ответ на вопрос: почему Поттер, Лонгботтом и Уизли дружат с Малфоем.
  * * * * *
  10 июня 2010 года.
  Четверо молодых мужчин в крайне потрепанном состоянии сидели возле небольшого костра, разведенного в пещере. Сегодня у них будет сытный ужин, так как Гарри, наконец, смог востановить свои силы и перекинулся, чтобы достать еду. Да, эти две недели им приходилось нелегко без помощи того, кого они, не сговариваясь, назвали своим лидером. Хотя для одного из них, мужчины с рыжими волосами с ниточками седины, Гарри Поттер уже без малого двадцать лет был лидером, другом, братом. Для второго, шатена, который в свои тридцать имел больше седых волос, чем какой-нибудь иной старик, Гарри Поттер еще со школьных времен был хорошим другом и примером для подражания. Ну, а для третьего, блондина, которого также не обошла седина, но была практически незаметна в почти белых волосах, Гарри Поттер все с тех, же школьных времен был соперником и почти врагом. Но сейчас они объединились, забыв все свои разногласия. Они сумели объединиться, чтобы выжить. Чтобы отплатить тем, кто причинил им вред. Отплатить так, как они того заслуживали.
  30 октября 2000 года.
  Все газеты магического мира взорвались сенсационными статьями о том, что Гарри Поттер, победитель Темного Лорда, заключен в Азкабан за неоднократное применение пыточного и смертельного проклятий к ряду светлых магов.
  28 сентября 2000 года.
  Гарри Поттер и Рон Уизли, начинающие авроры, в этот день были отправлены в маггловский мир для работы под прикрытием. Работа была неожиданной для молодых людей, но они смогли довольно быстро с ней справиться. Благодаря этому была обезврежена маггловская террористическая группировка, которой руководил скрывшийся от магического правосудия один из Пожирателей Смерти. Спустя неделю, Рон и Гарри вернулись в магический мир и узнали о том, что их друга, тихого и неконфликтного Невилла Лонгботтома, осудили на пожизненное заключение в Азкабане за зверское убийство Дина Томаса и его супруги Чжоу Чанг. Разбираясь в этом деле, Гарри и Рон узнали много нелицеприятного о ветеранах последней войны с Волдемортом. О тех, кого считали своими самыми близкими, кому безоговорочно доверяли. Тогда Гарри отправил друга в маггловский мир, чтобы он подготовил им пути отступления. Сам же в это время докопался до тех сведений, которые охранялись, как зеница ока. Тогда-то его и поймали. После чего был фарс, названный судом.
  15 ноября 2000 года.
  Рон Уизли был заключен в Азкабан по обвинению в пособничестве Гарри Поттеру, желавшему занять вакантное место Темного Лорда и попытке устроить ему побег.
  28 декабря 2000 года.
  Драко Малфой был взят под стражу и в тот же день был переправлен в Азкабан. Приговор ему был зачитан уже в камере. Пожизненное заключение за попытку убийства министра магии.
  * * * * *
  Камеры всех четверых молодых людей находились на одном этаже напротив друг друга. Пока отсутствовала охрана, они могли общаться. Азкабан даже без дементоров был страшным местом и маги, работавшие в нем, редко в точности исполняли свои обязанности, что было только на руку четверым молодым магам, которые были невинноосуждены.
  Во время общения ребята узнали настоящие причины их попадения сюда. Как оказалось, Невилл на самом деле убил Чжоу и Дина. Но для этого были веские причины. Чета Томасов ставили эксперименты на его больных родителях, а когда об этом узнала леди Августа Лонгботтом, то они ее убили прямо в больнице Святого Мунго.
  Невилл мстил.
  Драко Малфой тоже мстил. Он напал на Кингсли Шеклбота, но это было в целях самообороны и защиты имущества. Чернокожий маг решил, что при его статусе ему подойдет для жилья именно Малфой - мэнор. Драко смеялся, когда рассказывал об этом. Смех был вызван тем, что он успел наложить на Шеклбота несколько неснимаемых, темномагических проклятий и активировал функцию разрушения мэнора, чтобы поместье не досталось никому.
  Гарри с горькой усмешкой рассказал о том, до каких сведений он докопался. Как оказалось, Дамблдор и Грюм были живы и под их руководством разрабатывались планы уничтожения магов, сила которых превышала средний уровень. Предварительно эти маги должны были лишиться всего, что им принадлежит. Первым в списке было имя Гарри Поттера, на десяток пунктов ниже, к шоку молодого аврора, было имя его лучшего друга - Рона Уизли, а сразу после него Невилл Лонгботтом. Так же там обнаружились и имена некоторых его однокурсников, большую часть из которых составляли слизеринцы.
  К сожалению, Гарри не успел просмотреть остальные записи. Пергамент с описанием ритуала, который позволит силу одного мага передать другому, ввел его в полнейший ступор. За что он и поплатился, оказавшись связанным и обезоруженным, под прицелом палочек своего бывшего и, как он до недавнего времени считал, мертвого директора Альбуса Дамблдора, Джинни Уизли, девушки, которой собирался сделать предложение, Гермионы Грейнджер, лучшей подруги, а также нескольких авроров, особо приближенных старому манипулятору. Да, теперь он знал, что эти маги были недостойны того, чтобы их спасали. А также теперь он мог быть уверен, мисс Грейнджер не зря проводила все свободное время за учебой. Именно она разрабатывала ритуал передачи магии.
  Рон Уизли с такой же, как и у его лучшего друга, горькой ухмылкой, рассказывал о том, что он успел сделать и как пробился к Азкабану, чтобы вызволить оттуда друга. Как с удивлением узнал Гарри, рыжик снял им жилье в маггловском мире, наложил на него защиту и отправил гоблинам письмо с описанием текущей ситуации.
  Трое заключенных были пораженны тем, что Рон сумел пробить защиту Азкабана, добрался до кабинета охраны, где, без зазрения совести, наложил на них Аваду, нашел список заключенных и ключи от камер. Он даже успел добраться до того этажа, на котором содержались Гарри и Невилл. Там то - его и перехватило прибывшее по тревоге подкрепление.
  Февраль 2004 года.
  У Гарри стали получаться некоторые самые простые безпалочковые заклинания. Трое других магов, теперь уже друзей, почувствовали надежду на то, что возможно они когда-нибудь смогут выбраться на свободу. Тогда же Гарри стал объяснять друзьям, как и им этому научиться. Но у них пока ничего не получалось.
  Ноябрь 2006 года.
  У троицы заключенных стали получаться простенькие заклинания. Гарри же продолжал тренироваться, не только в безпалочковой магии, но и анимагии.
  Март 2010 года.
  Гарри решил, что они уже готовы для того, чтобы совершить побег. Четверо магов стали планировать свои дальнейшие действия и тогда Драко рассказал о том, что у Малфоев есть тайное убежище, где они будут в безопасности.
  26 мая 2010 года.
  Этот день запомнится волшебному миру, как день побега новоявленного Темного Лорда Поттера и его приспешников из Азкабана, который в процессе этого самого побега стал обычным каменным строением, которое лишилось всей своей магии и защиты. Просто Поттер во время аппарации неведомым ему самому образом подключился к магическому ядру тюрьмы, которое подпитывалось магией заключенных и исчерпал его до суха.
  После аппарации он рухнул без сознания и трое друзей нашли небольшую пещеру, где и провели следующие две недели. За это время магическая сила Гарри обработала полученную от Азкабана магию и слилась с ней, сделав ее частью своего носителя. Спустя 14 дней Поттер пришел в себя, и первое же заклинание показало ему и его друзьям, что уровень магии молодого мужчины стал в разы выше, чем был до этого.
  11 июня 2010 года.
  Четверка магов перенеслась в тайное убежище Малфоев. Там же, спустя месяц, был проведен очень древний и крайне опасный для проводящих черномагический ритуал возвращения в прошлое.
  Видимо высшие силы решили дать этим четверым магам шанс прожить жизнь так, как они того хотели. Поэтому Гарри, Невилл, Рон и Драко проснувшись рано утром, обнаружили себя в своих старых постелях в 14 летнем возрасте, но сохранившими все знания, умения и магическую силу.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +30
  ПрофильЛС
  301.12.2012 13:01
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 2. Друзья.
  1 июля 1994 года.
  Гарри Поттер сидел на кровати в своей комнате и ядовито улыбался. Он уже успел выяснить, что его сила, знания и умения остались при нем. А это значило, что кого - то ждет веселенькое время. Парень подошел к окну и выглянул на улицу. Так как еще было раннее утро, никто из соседей еще не проснулся, и улица была пустынной. Гарри потянулся и сел за стол. Через несколько минут все еще сонная Хедвиг, недовольно поглядывая то одним, то другим желтым глазом на своего сумасшедшего хозяина, которому приспичило с утра пораньше отправить с ней почту, выпорхнула в окно, попутно нагадив на, так любимые тетей Петунией, розы. Поттер хмыкнул, оценив пакостливый нрав своей белоснежной любимцы. После этого парень шагнул к шкафу, чтобы взять одежду и замер. В зеркале отражался высокий, хорошо сложенный юноша с копной черных волос, достающих до плеч и яркими изумрудно - зелеными глазами, излучающими силу.
  - Круто, - выдохнул Гарри, придя в себя.
  Он вытащил из шкафа старые джинсы и футболку, которые достались ему от кузена Дадли. Критично осмотрев их, Поттер занялся трансфигурацей. Через пару минут он остался доволен делом рук своих и, прихватив полотенце, отправился в душ. Когда с утренними процедурами было покончено, юноша спустился вниз, и весело насвистывая себе под нос, стал готовить завтрак. Молодой, растущий организм требовал, чтобы его покормили. Пожарив себе яичницу с беконом, Гарри сделал еще тройку сандвичей, потом с ядовитой ухмылкой отрезал почти половину торта, по всей видимости, испеченного вчера тетушкой для Дадлика и, прихватив коробку с апельсиновым соком, поднялся обратно в свою комнату. Наложив на двери запирающие чары, он удобно устроился на кровати и принялся за, наконец - то, нормальный, полноценный завтрак. Юноша, с чувством хорошо выполненной пакости, предвкушал какой совсем скоро, когда Дурсли проснутся, поднимется скандал. Через три четверти часа в его комнате раздался хлопок аппарации, а через несколько секунд еще два подряд.
  * * * * *
  Рон Уизли, протяжно зевая, сел на кровати. С трудом разлепив глаза, парень поплелся в душ. У самых дверей он внезапно застыл, вспомнив обо всем. Попробовав несколько безпалочковых, невербальных заклинаний, Рон остался доволен результатом и убежал в душ, обдумывая, как ему лучше уйти из дома, чтобы встретиться с Гарри. После ванны парень прокрался на кухню, где опустошил блюдо с пирожками и кувшин с молоком. Прихватив с собой еще пару яблок, рыжик поднялся в спальню, где его уже дожидалась полярная сова.
  - Хедвиг, - с умилением прошептал Рон, поглаживая перья птицы.
  Он помнил рассказ Гарри, как эта белоснежная красавица подставилась под луч смертельного проклятья, который предназначался ее хозяину. И был благодарен ей за то, что сохранила жизнь его лучшему другу. Наконец парень отвязал письмо от ее лапки и развернул пергамент.
  "Свяжись с Невом и Драко, и немедленно дуйте ко мне. Г.П. "
  Рон радостно улыбнулся. Он уже знал, как ему уйти из дома, да так, чтобы его не хватились до осени. Собрав все свои вещи, рыжеволосый парень пошел к спальне родителей. С презрением осмотрев спящих магов, он сконцентрировался. В следующую секунду в Молли и Артура один за другим полетели два бледно-желтых луча. Этому заклятию друзей обучил Драко в последний год, который они провели в Азкабане. Оно действовало по принципу стирающего память проклятья, только несколько иначе. О тебе помнят, но не концентрируют внимание. Рон вложил в заклятье то, что нужно говорить, когда о нем будут спрашивать и установку, что спустя определенное время оно развеется. Обойдя всех домочадцев и подвергнув каждого этому заклятью, благо этим летом все братья собрались под одной крышей, рыжик спустился в гостиную и связался с Невиллом, а потом, наложив на себя иллюзию Блейза Забини, поговорил с Драко. Сказав друзьям куда аппарировать, Рон последний раз окинул гостиную взглядом и вышел на улицу. Опасаясь того, что его аппарация может потревожить сигнальные чары, парень дошел до деревеньки, которая начиналась в нескольких милях от Норы, и уже оттуда перенесся в комнату своего друга.
  * * * * *
  Драко разбудил эльф, сообщивший, что его через камин вызывает Блейз Забини. Проклиная все и вся, блондин вылез из постели. Завязывая пояс халата, он, наконец, сообразил, что именно ему казалось неправильным в этом утре. Парень хлопнул себя по лбу и поплелся к камину, гадая, что ему говорить приятелю, ведь по прошествии стольких лет он не помнил о чем они могли бы договориться. Через несколько минут Драко вошел в малую каминную залу и присел на корточки, глядя на лицо в огне.
  - Забини, - манерно протянул наследник Малфоев.
  - Придурок, это я, - перебил его собеседник и чуть понизив голос, добавил, - Рон.
  - Тьфу, Уизли, - облегченно выдохнул Малфой, - а я уже себе всю голову сломал, зачем бы меня стал вызывать Забини, да еще с утра пораньше. Кстати, а на фиг иллюзию наложил?
  - Как это на фиг? А вдруг бы твой папенька увидел меня? Он бы умом тронулся, узнав, с кем ты общаешься.
  - А он бы и не увидел. Их с maman не будет дома до начала августа. А потом ему все - равно придется об этом узнать, - протянул Драко.
  - Вот блин, - чуть не взвыл Рон, ведь силы у него были не бесконечные, а безпалочковая магия требовала много энергии.
  - Ладно, я, что хотел сказать. Гарри письмо прислал и просил как можно быстрее собираться у него. Так что запоминай адрес: графство Суррей, город Литл - Уининг, Тисовая улица, дом номер четыре. Координаты сам высчитаешь. С Невом я уже связался. Все, давай, встретимся там.
  Голова Блейза, то есть Рона, исчезла из огня и Драко тяжко вздохнув, пошел одеваться.
  * * * * *
  Пробуждение для Невилла было несладким. Он просто упал с кровати. Посекундно поминая недобрым словом все постельные принадлежности, он, наконец - то, выпутался из одеяла и забрался, обратно, на кровать. Потирая шишку на лбу, юноша обратил внимание на свои руки. Они были не такие, как еще вчера. Издав радостный писк и подпрыгнув на кровати, он вновь свалился на пол.
  - Получилось, - радостно прошептал Невилл и, потерев теперь уже ушибленную коленку, парень пополз к зеркалу. Отражение его несколько озадачило. Это был уже не тот Невилл Лонгботтом, который собирался идти на четвертый курс в Хогвартс. В зеркале отражался высокий, стройный юноша с длинной каштановой шевелюрой.
  - Ох, что ж я ба скажу. Ба! Мерлин, она ведь в этом времени жива, - Невилл заулыбался еще радостнее. - И мама с папой живы. Надо их домой забрать. А то неизвестно, может та парочка тварей, были непервые, кто над ними издевался. Да, точно, так и сделаю. Только надо сначала с Гарри связаться. Мордред, у него же нет камина. Тогда лучше сначала с Роном или Драко. Так, Малфой не знает, где Гарри живет. Значит, остается Рон. У ба где - то была записная книжка с адресами каминов...
  Продолжая бормотать себе под нос, парень спустился в гостиную и нахмурился, вспоминая, где его бабушка хранит записную книжку. В этот момент огонь в камине полыхнул зеленым пламенем и Невилл тут же выставил вперед руку с уже готовым сорваться с пальцев заклятьем. В огне появилось лицо Рона, и Лонгботтом облегченно вздохнул.
  - Рон, - позвал он, опускаясь на низенький стульчик, стоящий рядом с камином.
  - Нев, дружище, привет, - негромко произнес Уизли с отчетливо слышимой в голосе улыбкой. - О, а ты изменился.
  - Привет, Рон, - улыбнулся Лонгботтом. - Ага,я сам удивился, когда увидел.
  - Нев, Гарри письмо прислал, просил к нему отправляться. Так что запоминай адрес, - произнес рыжик и назвал адрес Поттера.
  - Ты сейчас к нему? - спросил Невилл.
  - Да, сейчас только с Малфоем свяжусь и буду сваливать, а то... родители скоро проснуться.
  Лонгботтом понимающе усмехнулся, услышав, как его рыжий друг буквально выплюнул слово "родители". Да - а - а, после всех открывшихся фактов этих... волшебников... сложно было уважать.
  - Ладно, я тогда сам высчитаю координаты, адрес - то я теперь знаю.
  - Встретимся у Гарри, - попрощался Рон и связь оборвалась.
  Невилл поднялся в свою спальню, чтобы собраться. Перед уходом он оставил для бабушки записку, в которой просил ее не волноваться и писал, что когда вернется, им предстоит серьезный разговор.
  * * * * *
  Услышав первый хлопок аппарации, Гарри тут же скатился с кровати в угол комнаты и приготовился атаковать. Но увидев появившегося, парень облегченно выдохнул и улыбнулся, принявшись разглядывать своего друга. Изменения были, хоть и не такие разительные, как у него самого.
  Но все же они были. Черты лица стали чуть тоньше, волосы на несколько тонов темнее и теперь отливали красным, фигура перестала быть такой долговязой, как была перед прошлым четвертым курсом. Движения стали более плавными. Появилась некоторая грация. Кожа посветлела, россыпь веснушек на лице почти исчезла, оставив лишь несколько слабозаметных рыжих пятнышек. От разглядывания друг друга парней оторвал хлопок аппарации, а следом прозвучал еще один.
  - Нев, Драко, - улыбнулся прибывшим Поттер, когда понял, кто именно аппарировал.
  - Гарри! - в один голос радостно воскликнули те.
  Четверо молодых ребят обнялись, радуясь тому, что все они смогли пережить ритуал и переместиться в прошлое. Спустя пару секунд они разошлись по комнате. Едва мальчишки расселись, как тишину дома прорезал вопль миссис Дурсль.
  - Поттер, проклятый мальчишка, немедленно иди сюда!
  - Это что еще за баньши? - вскинул бровь Малфой.
  - Это тетка моя. Она по ходу дела вчера вечером испекла торт для своего сына - свина. А я утром был та - а - акой голодный, - хохотнув, протянул Гарри.
  Мальчишки захохотали, но их смех перекрыл еще более громкий вопль Петунии.
  - Поттер, псих ты ненормальный, я сказала немедленно вниз!
  - Да - а - а, любящая у тебя родственница, - передернулся Невилл.
  - Это еще цветочки. Вот сейчас дядя проснется... - многообещающе произнес Гарри, повернувшись к тумбочке и заклинанием разрезая так и нетронутый торт на четыре куска. - Угощайтесь. Тетка хоть и тварь, каких поискать, но готовит отмененно.
  Ребята с улыбками взяли по куску и принялись их поглощать.
  - Гарри, я фделаю эту магглу рабой, фтофы она готоила мне такие торты. Ты не против? - с набитым ртом, спросил Драко.
  - Как хочешь, - пожал плечами Поттер.
  - Сопляк!!! - раздался оглушительный рев Вернона и следом последовал мощный удар по двери.
  Рон и Невилл аж подавились от такого.
  - Это что? - обалдело, спросил Лонгботтом.
  - Это дядя, - ухмыльнулся Гарри. - Спорим, он выбьет дверь, не смотрю на мои запирающие чары?
  - Я даже спорить не буду, - протянул Малфой, под грохот кулаков обрушиваемых на дверь и вытирая рот занавеской.
  - Ненормальный урод, немедленно открой дверь! - продолжал надрываться мистер Дурсль, колошматя в дверь.
  Малфой прищурил глаза цвета расплавленного серебра и посмотрел на Гарри.
  - Друг мой, - вкрадчиво начал блондин, - ты, конечно, говорил, что у тебя были не очень хорошие отношения с родственниками. Но почему мне кажется, что ты сильно преуменьшил?
  На секунду лицо Гарри приняло виноватое выражение, которое часто можно было увидеть в прошлой жизни, когда он учился в Хогвартсе.
  - Пф - ф - ф, - фыркнул Рон. - Не очень хорошие в понимании ТОГО Гарри, в нашем понимании хуже, чем отвратительные. Эти мрази измывались над маленьким волшебником, как хотели.
  Поттер дернулся, как от удара, но опровергать слова рыжика не стал. Малфой и Лонгботтом аж побелели от подобного заявления. Ни один из них в точности не знал, какое детство было у наследника древнего рода Поттеров. И сейчас они, наконец - то, смогли понять то, прошлое, поведение Гарри, когда он еще учился в школе. Стало ясно, откуда взялась робость, самокритичность, желание полагаться лишь на себя. Стало понятно, почему у него была такая плохая одежда и откуда такой заморенный вид после летних каникул.
  Драко плотно сжал губы в тонкую полоску.
  - Но почему они с тобой так обращались? - спросил Невилл, недобро поглядывая на дверь.
  - Им Дамблдор разрешил, - тихо ответил Гарри, стыдливо отводя глаза.
  - Значит, эти ничтожества знали, что им ничего за это не будет. Чувствовали за собой силу, получается, - процедил Малфой. - Ну - ну.
  Поттер отвернулся к окну. Ему было неприятно, что кто - то узнал о его таком ужасном детстве. Он корил себя за то, что позвал друзей сюда, за то, что не подумал, что будет происходить что-то подобное. На плечо парня опустилась рука и он вздрогнул. Кто - то сжал его плечо, а следом надменный голос Драко, с такими привычными, протяжными интонациями произнес.
  - Мы с тобой. Скажи же, что и ты с нами.
  Гарри обернулся и несколько неуверенно посмотрел на друзей.
  - Он считает, что раз мы узнали о том, какое у него было неприглядное прошлое, то посчитаем его недостойным нашей дружбы, - неодобрительно покачал головой Рон.
  - Ну и дурак, - дернув друга за прядь волос, резко произнес Невилл. - У каждого из нас в прошлом есть постыдная тайна. И ты не исключение. Так что если ты будешь и дальше думать о нас так, как говорит Рон, я сам тебя побью.
  - Гарри, я так и не услышал ответа. Ты с нами? - непривычно мягко спросил Драко.
  Поттер оглядел серьезные лица ребят и, сглотнув, кивнул, протягивая вперед руку раскрытой ладонью вверх.
  - Я с вами.
  - Мы с тобой, - сверху положил свою руку Рон.
  - Мы едины, - опустил на ладонь рыжика свою Невилл.
  - И вместе мы сила, - Драко накрыл своей ладонью соединенные руки ребят, серьезно закончив их своеобразную клятву, придуманную еще в Азкабане.
  Ребята совсем по - мальчишески задорно улыбнулись друг другу, словно и не было тех 10 лет проведенных в самой страшной тюрьме мира, словно не было войны, в которой все они в первых рядах принимали участие, словно не было в их жизни предательства.
  - Ну что, развлечемся? - ухмыльнулся Драко, кивнув в сторону двери.
  - А почему бы и нет? - решился-таки Гарри.
  Отредактировано Ledy Siren (01.12.2012 21:58)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +29
  ПрофильЛС
  402.12.2012 11:23
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 3. Правда и развлечение.
  Как Поттер и предсказывал, Вернон смог выбить дверь, не смотря на запирающее заклинание. Правда Дурсль не ожидал, что дверь рухнет на него, а не внутрь комнаты, поэтому и оказался погребен под ней.
  - Вернон, дорогой, - взвизгнула его жена и бросилась поднимать дверь.
  - Ма, это все эти дурацкие штучки нашего психа, прикажи ему, пусть сам убирает дверь, - пробасил Дадли, откуда - то сбоку.
  - Слышал, проклятый уродец?! Немедленно выполняй, - взвыла, серена в лице Петунии.
  - Сам сломал, сам пусть и убирает. И вообще, ничего этому жирному, грязному магглу не будет. Весь вес этой деревяшки приняло на себя его пузо. Так что все в порядке, - манерно растягивая гласные, произнес Драко.
  Юноша подошел к дверному проему и принялся с брезгливой гримасой на холеном лице осматривать обалдевших от его слов Дурслей.
  - Оп - пачки, зоопарк на выезде, - восхищенно протянул Невилл, выглядывая из - за плеча Малфоя.
  - И не говори, - согласился с ним блондин. - Знаешь, Гарри, я передумал. Не буду я из твоей тетки делать рабу, а то мои эльфы ее испугаются, слишком уж страшная. Рон хмыкнул, подходя к друзьям. Его взгляд остановился на кузене Гарри. В голубых глазах парня полыхнула злость. Дадли, почувствовав взгляд ненормального друга кузена, вздрогнул. В этот момент он пожалел о том, что относился к Гарри так же, как и родители. Рон зло улыбнулся. Взмах рукой и через мгновение по коридору забегал довольно крупный, хрюкающий поросенок. Драко и Невилл синхронно заржали, в то время как Петуния отчаянно заверещала.
  Гарри не выдержал и вышел в коридор. В этот момент на него налетел свин, сбивая с ног, и парень не удержавшись, приземлился на пятую точку. Смех ребят тут же прекратился, стоило им увидеть, скривившегося от боли, друга. В эту же секунду в коридоре значительно похолодало, а в зеленых глазах Поттера вспыхнули алые искры. Злость, обида, боль, копившиеся годами, мгновенно поднялась в юноше, вырываясь наружу. В этот момент и началось настоящее веселье для ребят. Злое, извращенное, но все же веселье. В этот день Дурсли заплатили за все свои грехи. За те, которые уже сделали и те, которые пока еще не успели.
  * * * * *
  К семи вечера ребята, наконец, выдохлись. Драко даже пожаловался, что у него иссякла фантазия, на что Невилл насмешливо фыркнул. Дурсли же сейчас отходили от "развлечения" в том месте, куда едва смогли вместиться, но куда не постеснялись поселить маленького Гарри. О да, ребята оторвались на славу. Чего только сегодня не происходило в доме номер четыре на Тисовой улице. Игра под названием "Загони хряка" была лишь началом. После этого Дурсли мысленно пережили все годы в теле Гарри во время его пребывания в их доме, особенно Невиллу и Рону понравилась их реакция на годы до Хогвартса. Ребята вдоволь попрактиковались в трансфигурации людей в живые и неживые предметы. Гарри долго хохотал, когда дядя Вернон был превращен в помесь кита и слона, правда, раза в три меньше натурального размера этих животных, а тетя Петуния горцевала на задних копытах в облике осла. Драко же к обеду вспомнил, что у его отца есть запас зелий, который остался со времен Пожирателей Смерти. Для этого он даже аппарировал в Малфой-мэнор. Сейчас же ребята устроились на кухне, поедая заказанную пиццу и запивая ее соком.
  - Что будем делать дальше? - спросил Рон.
  - Пойдем с ба моей поговорим, - ответил Невилл и взглянул на Гарри. - Надо ее и родителей из страны отправить.
  - Надолго? - задал вопрос Драко, плотоядно поглядывая на блюдо с половиной торта, который Дурсли так и не успели съесть.
  - Пока все не закончится, - твердо ответил Лонгботтом.
  - Нев прав, - кивнул Гарри. - Не стоит оставлять все на самотек. Лучше обезопасить ваших близких... пока не поздно.
  - Отец, когда все узнает, не уедет, - покачал головой Малфой. - И крестный тоже. Тебе ли этого не знать, мой друг?
  - Сильные маги обузой не будут, - согласился Поттер. - Но твою маму лучше тоже отправить из страны. Рон, близнецов и Чарли тут тоже не должно быть.
  - Мы поговорим с ними, - закивал рыжик.
  - А если не согласятся? - поинтересовался Невилл.
  - Сотрем память и все - равно отправим, - хмуро ответил Рон.
  - Значит, договорились, - хлопнул ладонями по столу Гарри. - Все, отправляемся. Драко, оставь торт в покое. Мы еще вернемся.
  - Малфой, а я и не знал, что ты такой сладкоежка, - ухмыльнулся Невилл.
  - Куда тебе, сам помнишь, в Азкабане даже на Рождество не давали шоколад, - довольно зло ответил Драко.
  Все четверо об одном воспоминаний о тюрьме вздрогнули.
  - Хватит. Давайте отправляться, а то леди Августа скоро аврорат на ноги поднимет, - оборвал парней Гарри.
  Четверо молодых магов взялись за цепочку медальона, который снял с шеи Невилл и в следующую секунду их словно что - то дернуло за пупок. А через несколько мгновений они попадали на пол в гостиной фамильного особняка рода Лонгботтомов.
  - Мордред, - простонал с пола Драко, - совсем разучился пользоваться порт - ключами.
  - Неужели у вас такой большой опыт в этом деле, юноша? - раздался над ребятами грозный голос бабушки Невилла.
  - Больше, чем вы могли предположить, леди Лонгботтом, - ответил Малфой, поднимаясь и кланяясь пожилой женщине. - Добрый вечер.
  Августа внимательно осмотрела блондина с ног до головы и удивленно вскинула седую бровь.
  - Вот уж кого не ожидала здесь увидеть, так это вас, молодой Малфой.
  - Ба, я тебе сейчас все объясню, - поспешно произнес Невилл.
  - Конечно, объяснишь, - строго сказала Августа, опускаясь в кресло. - Итак, я тебя слушаю. И не забудь поподробнее остановиться на том, почему твоя внешность изменилась.
  Ребята переглянулись, после чего Невилл позвал домовика и приказал принести ему омут памяти. Бровь пожилой леди вновь поползла вверх. Она скорее почувствовала, чем увидела, насколько ее внук стал другим за ночь и этот день. Когда чаша артефакта была водруженна на журнальный столик, Невилл подошел к нему и вытащил из кармана свою волшебную палочку, которую взял на всякий случай, когда отправлялся к Гарри. Поднеся ее к виску, парень стал одну за другой вытягивать серебристые нити, похожие на туман и опускать их в чашу. По поверхности тут же, словно по воде стали расплываться изображения. Лицо самой Августы, только намного старше сменилось изображением залитой кровью палаты в больнице Святого Мунго, потом поменялось на громаду Азкабана и сменилось на вид тюрьмы изнутри. Невилл, наконец, опустил палочку.
  - Посмотри. Там ты найдешь все объяснения, - серьезно произнес Невилл.
  Женщина поднялась с кресла и подошла к журнальному столику. Она пристально вгляделась в глаза внука и лишь после этого опустила лицо в воспоминания, крепко сжимая при этом свою волшебную палочку. Едва лицо леди коснулось дымки, как она исчезла. Невилл подошел ко второму креслу, в котором сидел Гарри и устроился на полу, уперевшись спиной в край подлокотника.
  - Не волнуйся, Нев. Твоя бабушка сильная женщина. Она сможет стойко принять правду, - негромко, но очень уверенно произнес Поттер.
  Лонгботтом лишь кивнул, плотно сжав губы. Он верил словам друга, но все же волновался. Ведь это была его ба. Однажды он уже потерял ее, и больше проходить через это у него не было желания. Да, он знал, что когда - то ей придет время покинуть этот мир, но не так быстро, как в прошлый раз. В конце - концов, она - ведьма, а ведьмы и волшебники живут гораздо дольше обычных людей, не наделенных магией. Именно она, магия, продливает их жизненный путь и не позволяет состариться раньше времени. Спустя час леди Лонгботтом вновь появилась в гостиной. Внешне нельзя было бы сказать, что эти воспоминания внука ее как - то задели, если бы не растрепанный пучок, в который эта, по всем параметрам достойная, представительница магического мира скалывала волосы. И глаза. Глаза леди были наполненны, какой - то болезненнной решительностью. Она гордо выпрямила спину и властным, нетерпящим возражений голосом, произнесла.
  - Я хочу увидеть и ваши воспоминания. Твои, твои и твои.
  Палочка женщины поочередно указала на Гарри, Драко и Рона. Первым поднялся Поттер.
  - Как пожелаете, - кивнул зеленоглазый юноша...
  Лишь в час ночи закончился просмотр воспоминаний. Августа, уже взявшая себя в руки, восседала на своем кресле.
  - Что мы будем делать? - спросила она.
  - Мы? - Гарри насмешливо выгнув бровь. - Мы будем менять будущее. А Вы, вместе с родителями Невилла уедете из страны и будете беречь свою жизнь и жизни вашего сына и невестки пуще зеницы ока.
  - Ну, уж нет, - возмутилась леди.
  - Да, ба, - жестко оборвал ее внук. - И это не обсуждается. После этих слов плечи женщины опустились вниз. Она только сейчас поняла, что ее внук уже не мальчик, а взрослый мужчина, прошедший в своей жизни через Ад. Просто этот мужчина находится в теле молодого юноши. Но ведь, как известно, важно лишь то, что внутри, а не снаружи. Августа прикрыла глаза рукой. Спустя пару минут она заговорила.
  - Хорошо. Я согласна. Я сделаю так, как вы хотите, и уеду вместе с Фрэнком и Алисой.
  - Я рад, что Вы поняли все правильно, - произнес Гарри. - Женщинам не место на войне. Не спорю, есть исключения. Но Вы не входите в их число. Ваша помощь будет гораздо полезнее, если Вы будете вне этой страны. Может случиться так, что Вам придется спрятать еще кого - то. И... помните, ни Беллатрис Лестранж, в девичестве Блэк, ни Барти Крауч - младший не виновны в таком состоянии мистера и миссис Лонгботтом. Их там вообще не было. А виновные... Поверьте, виновные понесут наказание.
  Грустная улыбка появилась на губах леди.
  - Поттеры всегда держали свое слово. Я верю тебе, Гарри. Я верю в вас.
  * * * * *
  Ночевать Гарри и Рон отправились на Тисовую улицу, Драко в мэнор, так как Люциус мог в любой момент проверить сына, а Невилл остался с бабушкой. Поттер небезосновательно подозревал, что этой ночью его друг спать не будет.
  Вернувшись, домой, Гарри и Рон проверили, как там Дурсли в чулане. Все же их смерть им была не нужна. Определив с помощью диагностических заклинаний их состояние здоровья, Гарри удовлетворено кивнул - жить будут. После этого парни, очистив кровати от всяких разбитых во время развлечения вещей, рухнули спать. Перед тем, как заснуть, Поттер еще успел подумать о том, что беспалочковая магия это, конечно, хорошо, но если ее много использовать, то сильно устаешь. Поэтому им просто необходимо обзавестись вторыми, незарегистрированными палочками.
  * * * * *
  Утром ребят разбудил Драко. Блондин был явно не в духе. Все из - за того, что его предположения о том, что отец будет его проверять, оказались верны. Лорд Малфой ранним утром заявился в мэнор и устроил сыну допрос, где тот был вчера целый день.
  Драко с трудом смог убедить отца в том, что он был на территории поместья и просто заснул после купания, поэтому и не услышал, как его искали домовики. О чем думал Люциус и, вообще, поверил ли он ему, парень не знал, но все же в этот раз перед своим уходом наложил оповещающие чары, чтобы успеть вернуться домой до того, как отец начнет его искать.
  Гарри, зевая, направился на кухню. Через четверть часа оттуда стал доноситься такой аромат, что даже Рон, ни в какую не желающий вставать, примчался на кухню. Разложив еду, Поттер пошел за Дурслями. Они ведь его кормили, значит и он должен их покормить. На кухню его родственники вошли, молча, и не поднимали глаз. Гарри достаточно грубо приказал им садиться и поставил перед ними их завтрак. Каждому досталась тарелка, на которой лежала половинка переспевшего банана, парочка подгоревших тостов и вялые листья салата. Также он поставил перед ними по стакану воды. Сами же ребята под завистливые взгляды Дурслей, позавтракали омлетом с грибами и блинчиками с шоколадным соусом. После этого Поттер вновь запер родственников в чулане, гадостно хихикая, пока наблюдал за тем, как они туда влезают. Закончив с этим, Гарри и Рон трансфигурировали себе одежду и вместе с Драко порт - ключом, данным им леди Августой, отправились в особняк Лонгботтомов.
  Спустя два часа Фрэнк и Алиса были выписаны из больницы Святого Мунго и переведены на домашнее лечение. Это, конечно, была версия для некоторого манипулятора, который очень любил совать свой длинный нос и седую бороду туда, куда его ну никак не просили. На самом же деле, сразу после того, как родители Невилла были забраны из больницы, леди Лонгботтом отправилась вместе с ними в давно не используемое поместье, располагающееся в горах Швейцарии и о котором никому не было известно. Защита, по уверениям Августы, там была не хуже, чем в Хогвартсе.
  И лишь после этого, почувствовав некоторое облегчение от того, что близкие Невилла теперь в безопасности, парни направились в банк. Им предстояло одно крайне сложное дело.
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 21:37)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +24
  ПрофильЛС
  503.12.2012 18:05
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 4. Изменения.
  - Значит, мистер Грипхук, моя мать считается чистокровной? - прищурившись, переспросил Гарри.
  - Да, мистер Поттер, - кивнул гоблин.
  - И я могу, приняв обязанности лорда, считаться совершеннолетним?
  - Да, мистер Поттер, - вновь кивнул гоблин - поверенный.
  - Кто - то сможет это опротестовать? - задал еще один вопрос Гарри.
  - Нет, мистер Поттер.
  - Отлично. В таком случае я согласен возглавить оба рода, - холодно озвучил зеленоглазый волшебник принятое решение.
  В данный момент Гарри был не в самом лучшем расположении духа. Только что он узнал то, что не знал даже в прошлой жизни. Как оказалось, Лили Эванс в 17 лет прошла ритуал образования рода, дабы родители ее избранника дали свое согласие на свадьбу и благословение молодой семье. Образование новых родов было очень редким событием в магическом мире. И не только потому, что нужно быть сильным волшебником, чтобы магия подтвердила его право на это, но и потому, что придется лишиться одной третьей части своей силы, которая ляжет в основу рода. А на такое большая часть магов не готовы были пойти. Но магглорожденная ведьма мисс Эванс не побоялась пойти на такой шаг и основала род Эванс, став, таким образом, чистокровной. Гарри немного побаивался принимать на себя обязательства главы двух родов, но понимал, что на данный момент это единственный шанс выйти из - под контроля Дамблдора. Благо, что хоть этот старый манипулятор не является его опекуном, так как он не смог обойти приказ в завещании леди и лорда Поттеров, которые определили таковым Сириуса Блэка или, в случае смерти крестного отца наследника Поттеров, Ремуса Люпина. Завещание было обнародовано гоблинами перед полным составом Визенгамота. К сожалению, старик смог настоять на том, чтобы юный победитель - Того - кого - нельзя - называть был отдан на воспитание сестры Лили. Аргументировал он это решение тем, что Люпин оборотень, а Блэк - заключен в Азкабан за убийство 13 магглов и Питера Петтигрю, а также выдачи Поттеров Темному Лорду.
  Пока Гарри размышлял о том, что ему поведал гоблин, Грипхук принес шкатулку, в которой хранились перстни глав родов Поттер и Эванс.
  - Мистер Поттер, прошу Вас капнуть каплю, крови на этот артефакт, он покажет, есть ли на Вас какие - либо ограничители. Это необходимо сделать для того, чтобы при принятии обязательств главы рода, ваши родовые дары не заблокировались, - произнес гоблин, протягивая своему клиенту небольшой серебряный кинжал.
  Гарри кивнул. Разрезав себе указательный палец, он капнул кровью в выемку на шаре артефакте. Сбоку стал просачиваться красноватый дымок и стелиться по рядом лежащему пергаменту. Когда он развеялся, на листе оказалось несколько слов. Гоблин пододвинул к себе пергамент и стал читать.
  - Активные дары: ментальная магия. Активность с 1983 года. Неактивные дары: артефакторика, анимагия. Активность блокирована со второго полугодия 1981 года. Хм... Мистер Поттер, перед тем, как надеть родовые перстни, вам необходимо пройти ритуал очищения.
  Гарри все больше и больше хмурясь, кивнул. Он стал не просто понимать, но и осознавать то, какое количество магов дергал, как марионеток за ниточки, "великий и светлый" Дамблдор.
  - Я хочу, чтобы вы провели проверку моих друзей, - кивнув на сидящих у стены на диване троих парней, практически приказал Гарри, но поминая, что ссорится с гоблинами себе дороже, добавил, - пожалуйста.
  Драко, Невилл и Рон молча, подошли к столу поверенного. Грипхук же с удивлением отметил, что эти трое молодых магов беспрекословно подчиняются наследнику Поттеров. Причем самое большое удивление вызывало то, что среди них был юный Малфой, который, как известно всему магическому населению Англии, находится в далеко недружеских и даже, совсем не приятельских отношениях с Мальчиком - который - выжил. Но все же гоблин успел скрыть свое удивление и протянул кинжал в сторону ребят. Первым его взял наследник рода Лонгботтомов. Артефакт показал, что у Невилла есть лишь один дар - маг растений - и он находится в активном состоянии. У Малфоя история повторилась, его дар - зельеварение - также был активен. Но и у младшего сына четы Уизли, к очень большому удивления Грипхука тоже был дар, правда, заблокированый в 1983 году. Рон оказался магом - ритуалистом. Помолчав несколько секунд, Грипхук вызвал через сквозное зеркало поверенного рода Прюэтт. Спустя пару минут, в дверь постучали, и вошел вызванный Грипхуком гоблин. Спустя еще несколько минут совещания на своем языке, поверенный Поттеров повернулся к ребятам.
  - У Вас, мистер Уизли, обнаружился дар, наследуемый в роду Прюэттов. Так как ваша мать была изгнана из рода, то из - за этого дар не проснулся. Но она и ее дети, единственные живые потомки этого рода. Исходя из того, что дар ритуалиста проснулся именно у Вас, то уверен, Вы можете претендовать на звание главы рода Прюэттов. Магия этого рода Вас приняла. Итак, что Вы решаете?
  - Э - э - э, - Рон оглянулся на Гарри, получив от троих друзей одобрительные кивки, - я согласен.
  - В таком случае, Вам также необходимо провести ритуал очищения, - удовлетворенно оскалился Грипхук.
  В том, что гоблин был доволен, не было ничего удивительного, ведь если золото будет работать, то и гоблины станут богаче. Поверенный Поттеров попросил Драко и Нева подождать в кабинете, пока Гарри и Рон пройдут ритуал.
  * * * * *
  Через полчаса ребята вместе с Грипхуком вернулись в кабинет и Поттер надел оба перстня, которые его сразу признали, тем самым сделав главой обоих родов.
  - Я хотел у Вас спросить еще вот что, - произнес Гарри, разглядывая перстень Эвансов. - Есть ли хоть какая - то возможность получить нечто находящееся в сейфе другого рода?
  Гоблин внимательно посмотрел на парня и твердо ответил, покачав головой.
  - Нет.
  - А если допуск попросит кровный родственник одного из супругов рода?
  - Нет. Если только у него не будет официально заверенного разрешения от владельца сейфа.
  - А если я скажу, что в одном из хранилищ находится предмет, который при надлежащем использовании может привести к новой войне? - задал еще один вопрос Гарри.
  - Нас не волнует возможность войны среди магов, лорд Поттер-Эванс, - вновь покачал головой Грипхук.
  Гарри помолчал.
  - То есть, если начнется война Вы, гоблины, займете нейтральную позицию?
  - Совершенно верно, - кивнул Грипхук.
  - Что ж, в таком случае нам пора. Всего доброго.
  - Всего доброго, господа.
  * * * * *
  Перед тем, как покинуть банк, Гарри спустился в свое хранилище за деньгами, чтобы обновить гардероб. Ему надоело каждый день трансфигуриров старые вещи. Да и Рону тоже была нужна одежда, ведь все, что он взял с собой из Норы, было уже мало ему. А так как он, до полного магического совершеннолетия не мог претендовать на титул лорда Прюэтта, то он мог рассчитывать лишь на себя самого и родителей. В завещании последнего лорда Прюэтта было сказано, что на титул и наследство может претендовать лишь тот, кто достиг 21 года и у кого к этому времени проснулся родовой дар. Поэтому Гарри решил, что он способен до указанного возраста сам обеспечить друга всем необходимым. Тем более что его состоянию это не нанесет никакого урона.
  Сопровождающий Гарри гоблин, видя, что молодой маг берет довольно большое количество денег, предложил ему кредитную карту. Поттер лишь мысленно треснул себя по лбу за то, что забыл о такой полезной услуге Гринготтса. Кредитка могла использоваться, как в магическом, так и в маггловском мирах.
  * * * * *
  До самого вечера ребята ходили по магазинам, преимущественно в маггловском мире. Рон по - началу возмущался и сильно смущался тому факту, что Гарри тратит на него свои деньги, но после немного успокоился и поклялся, что когда вступит в наследство, вернет другу все деньги, которые тот потратит на него. Поход по магазинам закончился в ресторане, где ребята плотно поужинали. После чего все четверо порталом перенеслись в особняк Лонгботтомов.
  - Слушай, друг, а твои родственнички не сдохнут от голода в чулане? - спросил Невилл, развалившись на диване в малой гостиной.
  - Не, у них жировых запасов много. Да и вообще, ничего с ними не будет, если день - два поголодают. Я же выжил, хоть и по пять дней не ел, - отведя взгляд в сторону, ответил Гарри.
  - Пять дней?! - вытаращил глаза Драко, подаваясь вперед.
  Поттер не ответил, и ребята решили не развивать эту тему, внутренне кипя от возмущения.
  - А твой... дядя вроде работает. Его не будут искать? - чуть позже все же решил спросить Рон.
  - Нет, - покачал головой Гарри, - он в отпуске.
  - А вдруг соседи, что - то заподозрят, если не будут их долго видеть? - задал вопрос Драко.
  - Малфой, только не говори, что тебе их вдруг стало жалко, - ухмыльнулся Поттер.
  - Упаси меня Мерлин от того, чтобы жалеть подобные отбросы общества, - картинно ужаснулся блондин. - Просто я подозреваю, что до Дамблдора скоро дойдут известия, что происходит что - то странное.
  - Мордред и Моргана! Я совсем забыл, что мисс Фигг, эта мантикорой покусанная кошатница, приставлена им, за мной следить! - воскликнул Гарри, вскакивая с кресла.
  - Ну, так давай ее устраним, - спокойно предложил Невилл.
  Поттер обернулся и внимательно посмотрел на своего друга.
  - Нев, откуда в тебе эта жестокость? Ты же раньше был не таким, - удивленно протянул Гарри.
  - А может я и должен был быть именно таким? Так же, как и ты, не должен был быть таким, каким был ТОГДА? Друг мой, в ТОЙ жизни я понял одну вещь. Если не хочешь получить удар в спину, нанеси его своему врагу сам. Тогда хотя бы будешь знать, за что тебя бросили гнить в Ад, - голос парня был холодным, а на лице злая маска. Поттер перевел взгляд на Драко, затем на Рона и был удивлен их согласными кивками.
  - В Слизерине мы живем именно по такому правилу, - негромко заговорил Малфой. - Пойми, игры кончились. У нас три сильных врага - Дамблдор, Волдеморт и Министерство. Чем больше их сторонников мы уберем, тем легче будет нам победить. Гарри, прекрати быть гриффиндорцем, честным и справедливым. Покажи, наконец, свою слизеринскую сторону. Посмотри на Рона, в ТОЙ жизни, чтобы вытащить тебя из Азкабана, он, истинный гриффиндорец и светлый маг, без зазрения совести пустил шесть Авад подряд. Он убил шестерых ради тебя. А ведь ТОГДА он еще не знал всей той грязи. Мы изменились, Гарри. Они сделали нас такими. Хватит жить старыми стереотипами.
  Драко замолчал и откинулся на спинку второго кресла, в котором сидел. Поттер, опустившись на пол, прикрыл глаза. Он уже в который раз стал переосмысливать свою жизнь. Постепенно до него стала доходить правота слов Малфоя и Лонгботтома. С каждой секундой размышлений, нить, скрепляющая его нынешнее и прошлое Я, становила все тоньше. Наконец, она растаяла окончательно. Драко, Невилл и Рон стали свидетелями поистине небывалого зрелища. Поттера окутал кокон магии, помогающий ему принять свою не новую, а истинную личность. Покорность, навязанное мировоззрение, не свойственные его истинной сущности эмоции, стереотипы отделялись темными сгустками, растворяясь в защитном поле магического кокона. Трое парней, открыв рот, наблюдали за тем, как их друг принимает свое истинное Я.
  Гарри распахнул глаза и кокон рассеялся. В изумрудно - зеленом цвете полыхали багровые искры. От него вновь повеяло силой. Плечи юноши распрямились, словно он сбросил, тянущий его к земле груз. Хотя, в общем - то, так и было. Гарри просто не замечал эти дни, как его истинная сущность борется с навязанной, пытаясь вытеснить ненужное и разрушающее. И вот она оказалась свободна.
  Драко первый заметил, что шрам на лбу друга исчез.
  - Ты уничтожил крестраж? - спросил Малфой.
  - Не уничтожил. Он растворился во мне. Магия сама это сделала, - немного непонятно ответил Гарри.
  - Ну, тогда, минус один, - улыбнулся Рон.
  - Итого минус два. А скоро будет минус еще парочку, - улыбнулся Невилл.
  - Я вижу ты, наконец, пришел в себя, - манерно растягивая гласные, произнес Драко. - Так что я жду план - минимум на это лето.
  - План - минимум? Ну что ж, слушайте. До сентября должны быть уничтожены чаша Хаффлпафф, медальон Слизерина, перстень Гонтов. Надо отправить Нарциссу, близнецов и Чарли подальше отсюда, поговорить с Сириусом, вытащить Беллатрис из Азкабана, найти Крауча - младшего и перетащить эту парочку на свою сторону, убрать эту тварь Скитер и Фигг. Все ясно? - закончил вопросом свою речь Гарри.
  - Так точно, командир, - шутливо отсалютовал двумя пальцами Рон.
  - Вот теперь я вижу того Поттера, за которым решился пойти в Азкабане, - довольно улыбнулся Драко.
  - План ясен, - облегченно выдохнул Невилл. - Когда приступаем?
  Лонгботтом был рад, что его друг, наконец - то, стал тем, кого он всегда в нем видел. И теперь мог вздохнуть свободно. Проблемы будут, но с таким Гарри, настоящим, они их решат. И неважно, каким способом, главное выжить, спасти близких и отомстить за прошлый Ад.
  - Когда? - переспросил Поттер. - Да сейчас. У нас не так уж много времени.
  - Начнем с твоей надсмотрщицы? - деловито поинтересовался Драко.
  - С нее родимой, - кивнул Гарри. - Есть предложения?
  - Хоть отбавляй...
  * * * * *
  - На доме нет никакой защиты, - констатировал Драко, обрывая с живой изгороди листики.
  - Она же сквиб, как бы она с ней справлялась, - пожал плечами Рон.
  - Это нам только на руку, - кивнул Гарри. - Драко, ты все взял?
  - Естественно, - надулся Малфой.
  - Прекрати дуться, - дернул его за прядь волос Невилл. - В конце - концов, ты хорек, а не хомяк.
  - Цыть, - цыкнул Гарри, на захихикавших Лонгботтома и Уизли. - Драко, успокойся. Никто не виноват, что такова твоя аниформа. Все помните? Тогда пошли.
  Четверо ребят один за другим пробрались в дом, открыв замок простым отпирающим заклятьем. Невилл и Рон шли последними, неся довольно большую коробку. Драко прошел в кухню и вылил на пол склянку с притягивающим зельем, в которое предварительно добавил вытяжку из валерьянового корня. После этого он ушел под лестницу, где прятались друзья. Спустя несколько минут, когда запах распространился по дому, на лестнице один за другим показались три кота - книззла. Парни затаили дыхание, дожидаясь пока коты, скроются на кухне. После этого, наколдовав запирающее чары на дверь кухни, Гарри бросил легкое разбивающие проклятье в вазу, стоящую в коридоре на этажерке. Осколки посыпались на пол, создавая шум. А Рон и Невилл тем временем установили в изножии лестницы ящик. Спустя почти минуту, послышались шаркающие шаги, и на верхней ступени лестницы показалась сама мисс Фигг.
  - Кто здесь? - дрожащим голосом позвала женщина и стала потихоньку спускаться вниз, держась одной рукой за перила, а другой, сжимая ворот старого, полинявшего халата.
  Драко взмахнул рукой, и крышка слетела с ящика. Из него стал вылезать окровавленный мужчина, с торчащим из головы куском трубы.
  - А - а - а! - завизжала мисс Фигг, застыв на месте.
  Мужчина стал приближаться к ней все ближе и ближе. Женщина захрипела и прижала руку к груди, в области сердца. Спустя пару секунд она упала и покатилась вниз по лестнице. Гарри едва успел убрать ящик, чтобы мисс Фигг на него не налетела и не разбила. Женщина приземлилась на пол чуть дальше от первой ступени. Ее левая нога была, по всей видимости, сломана в нескольких местах, так же как и правая рука. Драко подошел к ней и, присев на корточки, произнес диагностирующее заклинание. Гарри же, пока блондин осматривал мисс Фигг, загнал заклинанием боггарта обратно в ящик. Невилл и Рон тем временем прошли на кухню и удалили все следы зелья, отлевитировали невменяемых от зелья книззлов на диван, подчистили остаточные следы от применяемых ими заклятий и вернулись обратно к ребятам. Драко в этот момент пересказывал Гарри результаты диагностики.
  - Умерла она от сердечного приступа, вызванного сильным, нервным потрясением. Левая нога сломана в двух местах, правая рука в трех. Ребро сломано и пробило легкое. Ну и вдобавок ко всему свернута шея. Короче, шансов выжить у нее не было. Кстати, ее можно было, просто, столкнуть с лестницы. Из - за дефицита кальция у нее хрупкие кости. Так что... - Малфой развел руками.
  - Пора уходить отсюда. Чует мое сердце, скоро здесь будет людно, - бросив мимолетный взгляд на мертвую женщину, произнес Гарри.
  - Тогда уходим, - кивнул Рон и подхватил с одной стороны коробку с боггартом.
  Тут же Невилл взялся с другой стороны. Драко и Гарри зачистили все остаточные следы магии в коридоре, и вышли вслед за друзьями.
  - Ну что? Куда теперь? - спросил Невилл, оглядываясь на Поттера.
  Драко внезапно замер. Глаза расширились, и он дернул Гарри за рукав футболки.
  - Кое о чем мы не подумали. Если Дамблдор явится сюда лично, он может придти и к тебе. Проверить тебя, чтобы быть уверенным, что ты у Дурслей и тебя никто не похитил.
  - Вот же мерлиновы яйца, - раздраженно вздохнул Гарри и задумался.
  - Паршиво дело. Думается мне, старый козел обязательно явится, - Рон со злости пнул живую изгородь.
  Поттер, чуть прищурившись, произнес:
  - Я придумал, что делать...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +26
  ПрофильЛС
  604.12.2012 17:37
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 5. Живой.
  Гарри, Рон и Невилл чуть ли не бегом отправились в сторону дома N№4, а Драко, без труда удерживая ящик с боггартом, который Уизли и Лонгботтом перемещали вдвоем, аппарировал в Малфой - мэнор. Едва блондин успел спрятать ящик, как эльф доложил о том, что его отец желает с ним поговорить через камин. Драко помчался в свою комнату, чтобы скрыть мантией откровенно маггловскую одежду. Спустя десять минут наследник Малфоев, запыхавшись, влетел в кабинет отца.
  - Где тебя носит, сын? - тут же возмутился Люциус, глядя на своего ребенка из пламени камина.
  - Отец, доброй ночи, - слегка задыхаясь, поприветствовал его Драко. - Прости, что заставил тебя ждать, но я уже собирался ложиться спать.
  - Отрадно слышать, что ты помнишь о правилах, заведенных в нашем доме. Итак, расскажи мне, как у тебя дела?
  - Я - Малфой, отец. Я не забываю правила, - гордо произнес Драко, на что получил от родителя одобрительный кивок. - В поместье все хорошо. У меня тоже. Домашние задания практически готовы, осталось приготовить лишь те зелья, что крестный задал мне индивидуально.
  - Очень хорошо, - произнес Люциус. - Если приготовишь все верно и сможешь научиться использовать заклинания, список которых я оставил тебе перед нашим с твоей матерью отъездом, то я куплю тебе новую метлу.
  - Обязательно, отец. Я все сделаю. Расскажи, как вы там? Как мама? С ней все хорошо?
  - Да, сын, с Нарциссой сейчас все хорошо. Ее здоровье пошло на поправку. Местные целители утверждают, что к августу она будет в полном порядке.
  - Это просто замечательные новости, - улыбнулся Драко. - Когда вы вернетесь?
  - За три дня до Чемпионата, - ответил Люциус. - Что ж, сын, раз у тебя все в порядке, можешь идти отдыхать. Если что, то ты знаешь, как со мной связаться. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, отец. Поцелуй за меня маму, - попрощался Драко, и голова Люциуса исчезла из пламени камина.
  - Ничего, в этот раз я сделаю все, что смогу и мама будет еще долго жить и никакая Паркинсон этому не помешает. Злобная тварь, - пробормотал себе под нос юноша и вышел из кабинета, направляясь в лабораторию.
  Взяв там необходимые зелья, Драко аппарировал в дом Гарри. Пока Драко был в мэноре Невилл и Рон приводили в порядок первый этаж дома Дурслей. После их развлечения там было слишком много разбитых или просто поломанных вещей. А Гарри в это время рисовал на чердаке пентаграмму, чтобы его рыжий друг смог провести несложный ритуал. Вообще, у него весь вечер всплывали в сознании ранее неизвестные данные. Но это было вполне понятно. Ведь частица души Волдеморта растворилась в нем, следовательно, знания Темного Лорда, полученные до октября 1981 года, стали и его знаниями. Поэтому Гарри сильно не волновался, а, наоборот, был рад тому, что теперь у него с друзьями будет еще одно оружие, которое они обернут против своих врагов. Закончив с пентаграммой, Поттер спустился вниз и прошел к чулану. Открыв дверь, он поморщился от резкой вони. Н - да, надо было все же сводить их в туалет.
  - Выходите, - приказал Гарри, отойдя в сторону, и пару секунд подумав добавил. - У вас есть пять минут, чтобы принять душ. Время пошло.
  Первой из чулана выбралась Петуния с отчетливым опечатком края доски на щеке. Щурясь, женщина неуверенно направилась в ванную на первом этаже. Следом из чулана появился Вернон, выглядел он помято, жидкие волосенки на голове стояли дыбом, а под глазом красовался, неизвестно откуда взявшийся, фингал. С трудом распрямив спину, он поковылял на затекших ногах к лестнице. Последним из бывшего места жительства Гарри вылез Дадли. Выглядел младший Дурсль откровенно паршиво. Из разорванных сзади джинсов торчал свиной хвост, точно такой же, каким его в 1991 году наградил Хагрид. Испуганно зыркнув на Поттера, Дадли, так же как и его отец, поковылял к лестнице. Гарри проводил кузена неприязненным взглядом и прошел в гостиную.
  - Нужно с ними что-то делать, - Поттер неопределенно дернул головой в сторону лестницы на второй этаж.
  - Попозже об этом подумаем, - кивнул Рон. - Лучше расскажи о ритуале.
  В этот момент замок на входной двери щелкнул и трое парней синхронно нырнули за диван.
  - Гарри, вы где? - донесся из коридора негромкий голос Драко.
  - В гостиной, - отозвался Поттер, облегченно выдохнув, когда узнал голос друга. Малфой вошел в гостиную, держа в руках небольшую коробочку с зельями.
  - О, я гляжу, вы уже все убрали, - протянул он.
  - Да, Нев и Рон постарались. Так, времени у нас в обрез, поэтому садитесь и слушайте, - произнес Гарри.
  Минут 10 ушло на объяснение, как провести ритуал и что нужно говорить. Рону было легче, чем Драко и Невиллу. Так как его родовой дар был теперь разблокирован, то ему было достаточно лишь раз прочитать, или послушать принцип проведения какого - либо ритуала, чтобы запомнить его навсегда. Так же он мог самостоятельно составлять новые ритуалы.
  * * * * *
  Спустя 40 минут все трое Дурслей были отправлены в Малфой - мэнор и помещены там, в темницы, чтобы не могли никак помешать ребятам. Предварительно Поттер срезал у каждого из родственников по пряди волос для оборотного зелья, которое Драко, Невилл и Рон должны будут выпить, если в дом номер 4 заявится старик Дамблдор. Сейчас же трое парней пытались разделить свое сознание и сознание одного из Дурслей, полученного с помощью проведенного ритуала. Первым справился Драко. Он, тяжело дыша, откинулся на спинку кресла.
  - Ну и хрень творится в голове у твоего свиноподобного кузена, - слегка охрипшим голосом, произнес Малфой.
  - Нисколько в этом не сомневаюсь, - хмыкнул Гарри и тут же серьезно спросил. - Ты в состоянии будешь терпеть это 24 часа?
  - Ничего, потерплю. Можешь не волноваться и не через такое проходили.
  - Твоя, правда, - кивнул Поттер.
  - Тьма великая! - с отвращением выплюнул Рон. - Ну и ничтожество твоя тетушка. Это ж надо из зависти к способностям сестры творить такое! Ты хоть знаешь, что за каждое твое унижение старый ублюдок платил ей сто фунтов?
  - Нет, - покачал головой Гарри, - для меня это новость.
  - Так она этим еще и наслаждалась? - прищурив глаза, спросил Драко.
  - И не только она, - сипло ответил ему Невилл. - Этот боров тоже.
  - А вот свин - переросток не наслаждался этим. Он искренне считал, что так относиться к Гарри - это правильно. Этому его обучила тощая жердь, - Драко задумчиво подергал себя за прядь волос.
  Ребята на некоторое время замолчали, думая каждый о своем.
  - Кстати, Драко, твой эльф, ну который забирал, отсюда, Дурслей, ничего не расскажет лорду Малфою? - поинтересовался Поттер, разрывая тишину.
  - Нет. Отец подарил мне его на одиннадцатилетие, и он подчиняется только мне. Если я приказал ему ничего никому не рассказывать, то он и не расскажет, да еще и от остальных эльфов скроет пленников, - ответил блондин.
  - Мерлин, так спать хочется, - зевнул Невилл.
  - Всем сразу спать нельзя. Нев, Рон, вы ложитесь сейчас. Если что, мы с Драко вас разбудим. А потом, часов с пяти, вы будете дежурить, - решил Гарри.
  Оба названных парня поднялись и пошли к лестнице.
  - Зелье возьмите с собой, - сказал им вдогонку Малфой.
  Невилл и Рон, взяв по флакончику оборотного зелья и по несколько волосинок старших Дурслей, ушли спать.
  - Поговорим? - проницательно глядя на друга, спросил блондин.
  - Поговорим, - тяжело вздохнул Гарри.
  - Только я не против перекусить, чего-нибудь, а то столько беспалочковой магии сильно выматывает.
  - Тогда пойдем на кухню, - кивнул Поттер, вставая.
  Минут через 20 на столе уже стоял легкий ужин. Он состоял из овощного салата, копченой курицы, горячих бутербродов с сыром и чая.
  - Приятного аппетита, - произнес зеленоглазый юноша, отрезая грудку курицы.
  - И тебе, - кивнул Малфой.
  Пару минут они, молча ели, но потом Гарри заговорил.
  - До меня только в банке дошло сколькими людьми манипулирует этот старый козел. Я раньше удивлялся, почему Дамблдор всегда у меня спрашивал, не хочу ли я ему что - то рассказать. Я не понимал, почему он это спрашивает. А когда узнал, что он легиллимент, то решил, что он чувствовал мои эмоции, но не лез в голову, потому что слишком благороден для этого. Но сейчас я понимаю, что он просто не мог пройти через мою врожденную защиту. Помнишь, я рассказывал, что он приказал Снейпу заниматься со мной окклюменцией? Так вот, я считаю, вернее с теми знаниями, что стали моими, когда крестраж Волдеморта во мне растворился, я это знаю, он приказал Снейпу сломать мою защиту. Ведь мне тогда было невыносимо больно, я чуть ли не ползком покидал кабинет твоего крестного. А при изучении окклюменции недолжно быть боли. А ведь Снейп сделал все, чтобы закончить со мной эти занятия. Он даже решился на то, чтобы я посмотрел его воспоминания о том... Впрочем, неважно о чем, это его тайна и я рассказывать не имею права. В общем, он оставил на столе омут памяти и ушел. Он знал, что я в него обязательно залезу. Снейп тогда бросил в меня банкой с сушеными тараканами... Но главное, он добился того, чтобы прекратить наши занятия. А знаешь, твой крестный один из самых верных людей, что я когда - либо знал. Он, как и мы, прошел через Ад, но свою верность той, кого любил, той, кому однажды поклялся защищать ее сына, сохранил. Перед тем, как погибнуть, он даже словом не обмолвился о том, кому служит Старшая палочка, хотя и знал, что жить ему осталось считанные мгновения... Я восхищаюсь им, на самом деле восхищаюсь. Я даже рад, что он погиб тогда, не зная о том, какая сволочь Дамблдор. Он ведь считал его почти своим отцом. Я видел это в его воспоминаниях, которые он мне отдал в свои последние секунды жизни... Только представь, что он чувствовал, когда считал, что убил его. Он получил от него лишь зло, но умер, ненавидя себя за его смерть. Дамблдор просто взял и сломал его жизнь. А сколько еще таких было? Драко, я не хочу повторения. Не хочу...
  Гарри замолчал, уставившись в кружку с чаем, словно пытаясь найти в ней решение всех проблем. Малфой тоже молчал, обдумывая услышанное. Он всегда, с тех пор, как они оказались в Азкабане, знал, что Гарри пришлось тяжелее всех. Но он не мог и предположить, какую боль испытывал его друг на самом деле.
  - Никто из нас не хочет, - тихо произнес блондин. - Помнишь, что мы решили перед тем, как провести ТОТ ритуал? Что мы все изменим. И мы сделаем это. Знаешь, я ведь ТОГДА почти сразу понял, что выбрал не тот путь и лишь когда оказался в Азкабане, в соседней с тобой камере, понял, сам не знаю, откуда, но понял, что у нас еще будет шанс на то, чтобы все изменить. Помнишь, перед побегом, когда Нев и Рон спали, ты предложил: "Давай изменим нашу жизнь"? Я хорошо это помню. Именно тогда я решил, что окончательно готов назвать тебя своим лидером. И даже здесь я не изменю свое решение. Теперь уже замолчал Драко. Ему было непривычно говорить так откровенно, но он понимал, что то, что он сейчас сказал, не услышит больше никто. Какая бы ни была истинная сущность этого зеленоглазого волшебника, но благородства по отношения к тем, кого он на самом деле считал друзьями, тем, кого он уважал, у него было не отнять.
  - Кстати, а у тебя появились какие - нибудь изменения? - спросил Поттер, спустя пару минут молчания.
  Драко вздохнув, снял иллюзию. Среди платиново-белых волос виднелись две симметрично расположенные по бокам черные пряди. Малфой сжал кулак, и серый цвет глаз сменился на - черный.
  - Это внешне. А еще я стал по силе равен оборотню.
  - Неплохо смотрится, - чуть улыбнулся Гарри. - А уж сила точно лишней не будет. Лишний козырь в грязной игре.
  - Да. От тебя тоже, кстати, никто не будет ожидать ничего похожего на способности дементоров.
  - Что ты имеешь ввиду? - удивился Поттер.
  - А ты разве сам ничего не понял? Еще ТОГДА в убежище я почитал пару интересных книг. Ты хотя бы в курсе, что впитал в себя магию Азкабана?
  - Да, - кивнул Гарри.
  - Ну, так вот. Магия Азкабана пропитана магией дементоров. Именно поэтому даже тогда, когда они были уничтожены, в Азкабане оставалось ощущение их присутствия, исчезала большая часть положительных эмоций, и стоял дикий холод, несмотря на то, что изначально на стены камер были наложенны согревающие чары. И сейчас ты по собственному желанию можешь создать ощущение присутствия дементора точно так же, как сделал это в первое утро в этом доме, когда свин сбил тебя с ног.
  - Н - да, вот тебе и подарочек, - протянул Гарри...
  * * * * *
  В пять утра Невилл и Рон сменили Гарри и Драко. Оба парня, даже не переодеваясь, рухнули спать. Но так долгожданный отдых продлился недолго. Спустя четыре часа их разбудил вой полицейских сирен. Как выяснилось немного позже, соседка мисс Фигг зашла к ней за солью, а дверь оказалась незаперта. Увидев лежащую на полу без признаков жизни женщину, соседка тут же вызвала полицию. И сейчас стражи правопорядка, обходили дома всех жителей, собирая у них показания. Смерть мисс Фигг выглядела, как неудачное падение с лестницы, но незапертая дверь и осколки вазы натолкнули полицейских на мысль, что это могло быть убийство.
  Рон и Невилл в облике старших Дурслей спокойно дали показания и сказали, что ничего подозрительного не видели и не слышали. Драко, под личиной Дадли, и Гарри сказали тоже самое. Стражи порядка, записав услышанное, извинились за беспокойство, и покинули дом номер 4. Парни же остались ждать прибытия Дамблдора. Сейчас у них не осталось ни грамма сомнения в том, что он скоро нагрянет. Во время завтрака, приготовленного Гарри, Рон с гордостью сообщил о том, что он придумал. Как оказалось, пока друзья спали, рыжику пришла в голову мысль, что Дамблдор может задержаться в доме больше, чем на час и тогда маскировка ребят полетит ко всем соплохвостам. Вот он и придумал заправить оборотное зелье в капсулы таблеток, которые случайно нашел в шкафу. И они с Невиллом начинили капсулы часовыми дозами зелья, предварительно наложив на них чары увеличения внутреннего пространства.
  * * * * *
  В 11 часов утра Невилл услышал хлопки аппарации. Трое парней тут же заглотили по капсуле с зельем, и расселись вокруг телевизора, который им включил Гарри перед тем, как уйти в свою комнату. Там он наложил на себя мощную иллюзию своего прежнего облика. Едва он с этим закончил, как раздался звонок в дверь, а через минуту, совершенно неотличимые, от настоящих вопли Вернона. Еще спустя пять минут послышался крик Петунии о том, что Гарри должен спуститься вниз. Поттер в последний раз, посмотрев в зеркало, вышел из комнаты. Стоило ему войти в гостиную, как сердце пропустло удар и прямым ходом ухнуло вниз. За спинкой кресла, в котором расположился Дамблдор, стоял Снейп. Живой. С целой шеей. С такой до боли родной, язвительно ухмылкой на тонких губах... и все также преданный, старому ублюдку... В носу внезапно защипало и пришлось, судорожно сглотнув, перевести взгляд на улыбающегося старика, чтобы хоть как - то можно было оправдать отчаянную радость, вспыхнувшую в изумрудно - зеленых глазах...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +23
  ПрофильЛС
  708.12.2012 20:34
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 6. Месть.
  - Гарри, мой мальчик, рад видеть тебя, - увидев, вошедшего в гостиную Поттера, приторно - сладко улыбнулся Дамблдор. - А мы тут, с твоими тетей и дядей, немного поговорили.
  - Здравствуйте, профессор Дамблдор, - неменее сладко улыбнулся старику зеленоглазый юноша. - Вы за мной?
  - Нет, Поттер, - зельевар окатил парня взглядом полным презрения, - не все делается ради вас.
  - А разве я когда - то говорил, что все делается лишь ради меня? - с теми же презрительными интонациями в голосе вопросил Гарри и уже с явно садистским удовольствием добавил. - Я, кстати, не у вас спрашивал. Или вы сменили фамилию... сэр?
  Снейп вздрогнул и внимательнее присмотрелся к юному магу. Было в нем что - то не то, но что, зельевар не мог определить. А Поттер тем временем перевел взгляд на директора Хогвартса, но сам мысленно подхихикивал над мастером зелий. Да, он безмерно уважал Снейпа, он восхищался им, он сожалел о том, что декан Слизерина ТОГДА умер. Умер бессмысленно и преданным. Но простить незаслуженную ненависть к себе, едкие слова и неправомерные наказания не мог.
  - Мальчики, прекратите ссориться, - пожурил Снейпа и Поттера старик. - Гарри, пока еще тебе придется пожить здесь, но совсем скоро ты поедешь к семье твоего друга Рона. Сейчас же я хотел бы задать тебе один вопрос, который уже задавал твоим родственникам.
  При упоминании о том, что Гарри скоро надо будет ехать в Нору, сидящая на диване Петуния нервно дернулась, но, ни Снейп, ни Дамблдор на это не обратили внимания.
  - Какой вопрос, профессор? - с любопытством спросил Поттер, ему на самом деле было интересно, что скажет Дамблдор в оправдание своего визита.
  - Тебе ведь известно, что ваша соседка мисс Фигг умерла?
  - Да, конечно, - абсолютно честно ответил Гарри, подумав о ситуации, в которой услышал первый раз эти слова и продолжил, - к нам приходили полицейские, впрочем, как и к остальным жителям Тисовой улицы.
  - Что ж... Скажи мне, мой мальчик, ты не видел ничего странного вчера? Может что - то слышал или... почувствовал? - добродушно улыбаясь, вновь спросил директор Хогвартса.
  - Да нет, ничего, - помотал головой Гарри. - Вроде все было как всегда.
  - Жаль, - покачал головой Дамблдор.
  - Профессор, а почему Вы интересуетесь, мисс Фигг? - спросил Поттер. - Она ведь маггла.
  - О, Гарри, Арабелла не была магглой. Хотя она и не была ведьмой, но волшебство в ней... - непонятно зачем старик ударился в воспоминания о погибшей женщине.
  Описание того, как мисс Фигг самоотверженно приглядывала за ним, Гарри Поттером, затягивались, уже прошло 40 минут. На очередной фразе старика, что Фигг специально бросила все и переехала в Литл - Уининг для того, чтобы приглядывать за маленьким Героем, раздался громогласный крик Дадли. Он уже оказывается минут пять теребил за плечо своих родителей, прикорнувших на диване под мерное жужжание Дамблдора, разливающегося соловьем, о неповторимой сквибше.
  - Мама! Папа! Я хочу, есть! - вопил Дадли, топая ногами и тряся уже проснувшихся, Вернона и Петунию за плечо. - И еще я хочу витаминных таблеток! ТАБЛЕТОК!
  Миссис Дурсль, как ветром снесло с дивана, и она резво поскакала на кухню, приговаривая:
  - Мой бедный мальчик совсем проголодался и о таблеточках помнит, моя прелесть. А Дадли все продолжал вопить.
  - Пусть эти ненормальные отсюда уйдут! Нам своего хватает! Папа, мама слишком долго ищет мои витаминные ТАБЛЕТКИ! Иди к ней! Я хочу их сейчас! Немедленно!
  Топанье сменилось прыжками, истеричные требования не умолкали ни на минуту. Сервизы, вазы, статуэтки в серванте и на декоративной каминной полке подпрыгивали в такт прыжкам юного отпрыска Дурслей. Гарри только и мог восхищенно думать: "Ну, Малфой, ну, дает". Молодой зеленоглазый маг почти оглох от воплей и рассудив, что слух для него очень важен, заткнул пальцами уши и теперь готов был их терпеть хоть час, лишь бы их спектакль с оборотным не полетел к Мордредовой матери. Но вот, кажется, Снейп не разделял его готовность и крутнул между длинными, тонкими пальцами волшебную палочку. Следом послышался вой серены в исполнении Дадли Дурсля и топот стада слонов, когда отпрыск хозяев дома пронесся на кухню. После того, как наступила благословенная тишина, Снейп с откровенной жалостью взглянул на своего студента, все еще зажимающего уши и вышел на улицу. После ухода зельевара, Дамблдор задержалась в доме еще на четверть часа, аргументировав для Гарри это тем, что ему нужно поговорить с Петунией по поводу того, чтобы она и дальше продолжала принимать племянника на последующих летних каникулах. Поттеру ничего не оставалось, как играть роль послушного мальчика и подняться без возражений в свою комнату. Чуть позже он услышал звук закрывшейся входной двери и спустя несколько секунд хлопок двойной аппарации. Когда все вновь собрались внизу, дом сотряс дикий хохот. Немного успокоившись, ребята принялись обсуждать произошедшее.
  - Как вы могли заснуть, придурки! - Малфой от веселья практически мгновенно перешел к обвинительным крикам. - Вы чуть все не запороли! Еще 10 минут, и зелье закончило бы свое действие! И что тогда?
  - А тогда, вам бы выпотрошили память, после этого нам всем ее стерли бы и конец нашим планам, - подвел итог Гарри.
  - Вот - вот, это был бы конец всему, - уже более спокойно произнес Драко.
  - Это был не просто сон, - покачал головой Невилл, - он что - то пытался нам внушить.
  - Что внушить? И как? И почему тогда на нас с Драко это не подействовало? - разразился целым шквалом вопросов Поттер.
  - Не подействовало потому, что ты ментальный маг, а меня с детства учили защите сознания. А вот как? Гарри, ты вроде бы говорил, что он владеет беспалочковой магией?
  - Да, - задумчиво кивнул брюнет, - но не на том уровне, что мы. Я узнал еще в ТОЙ жизни его предел в данной отрасли магии. Самое сильное - это оглушающее и парализующее, конечно, если колдует вне пределов Хогвартса. А вот в школе, по его словам, любые заклинания, кроме высшей магии.
  - Это ты узнал, когда тебя забирали из Азкабана? - тихо спросил Рон.
  - Да. После... в общем, у него однажды случился приступ откровения. Правда, он думал, что я без сознания. Ничего особенно нового он не рассказал, все это я уже знал из документов, но вот про его возможности в беспалочковой магии для меня было неожиданностью. Я именно после этого и начал в ней тренироваться. Боялся поначалу, что не получится. Но как оказалось, зря боялся... Так как он смог колдовать здесь незаметно? Гарри ненавидел свою прошлую жизнь, но еще больше он ненавидел те моменты, когда узников Азкабана поодиночке или группами забирали из тюрьмы. Он не хотел даже вспоминать эти моменты, поэтому быстро вернулся к первоначальной проблеме.
  - Внушение относится к магии разума. Там сила не так важна, как концентрация. Ее практически невозможно отследить, особенно если не знаешь, что искать и на что обращать внимание. Только в ней есть огромные минусы. Эта магия действует лишь короткое время и на слабых магов, - глядя в одну точку, произнес Драко.
  - Хочешь сказать, мы с Невом слабые маги? - ошарашенно спросил Рон.
  - Определенно нет. Просто, когда он ее использовал, у нас доминировало сознание Дурслей. Меня просто спасло то, что я поверх их сознания, на всякий случай, набросил слабенький блок, - ответил Малфой.
  - Вывод, до школы вы должны научиться ставить хотя бы слабенький блок, - решил Гарри, глядя на Невилла и Рона.
  - Я понял, что он хотел нам внушить, - встрепенулся Лонгботтом, молчавший последние несколько минут. - Мы должны были... Трель телефонного звонка заставила Невилла замолчать. Гарри снял трубку.
  - Дом Дурслей, - ответил юноша и стал слушать, что ему говорили на другом конце провода. - Гарри Поттер, племянник миссис Дурсль... Да, конечно. Я обязательно передам... До свиданья.
  - Что там? - спросил Драко.
  - Дядюшку Вернона желают видеть на работе. Похоже, нам придется с ними разбираться раньше, чем планировали.
  - Раньше - позже, не имеет значения, - пофигистически пожал плечами рыжик. - Главное, что они заплатят за все.
  - Ладно, это потом. Нев, что ты понял? - Малфой не желал отступать.
  - Там что - то связанное с палочкой Гарри. Больше ничего не помню, - Лонгботтом виновато взглянул на Поттера.
  - Старый козел что - то задумал сделать с моей палочкой. Короче, парни нам срочно нужны новые. Я к этой в школе даже не прикоснусь, соплохвост его знает, что он хочет с ней сделать, - Гарри нахмурился.
  - Ничего он не сделает. Проведем ритуальчик один, и ее кроме тебя никто в руки взять не сможет. Но вторые палочки нам в любом варианте нужны, - протянул Драко уже своим голосом. Действие оборотного зелья заканчивалось, и ребята возвращались к своему облику.
  - Хорошо, - кивнул Поттер. - Значит, как купим новые палочки, тогда и проведем ритуал. Для вас тоже, а то мало ли...
  - Так может сейчас за ними, и отправимся? - предложил Рон, предвкушающе потирая руки.
  Рыжику уже надоело чувствовать себя вечером, как выжатый лимон из-за того, что приходилось постоянно использовать беспалочковую магию. А своими палочками ребята опасались пользоваться, так как их могли по ним отследить.
  - Да, наверно, так будет лучше всего, - согласился с ним Невилл.
  - Ну, тогда, переодеваемся и в путь.
  * * * * *
  Спустя два часа четверо молодых магов покинули одну из множества подозрительных лавочек на Диагон-аллее, в кармане мантии у каждого из них лежали футляры с новыми, незарегистрированными палочками. Сами палочки оказались довольно интересными. Хотя внешне они были не особо примечательными, но вот их сердцевины могли вогнать в шок любого темного мага. Слишком уж страшные компоненты использовались для них. Волшебные палочки ребят были из одинакового материала - лавровое дерево и одного и того же размера - 13,5 дюймов. Формой они не отличались от стандартных и были абсолютно ровной. Сердцевина палочки Гарри представляла собой волос химеры, вымоченный в яде королевской кобры и обернутый в кусочек плаща дементора. У Рона она была так же из волоса, но не химеры, а гримма, выдержанного в крови принесенного в жертву юноши. Сердцевина палочки Драко состояла из молотого клыка василиска смешанного с пеплом черного феникса. У Невилла сердцевина представляла собой молодой побег цикуты, подвергшийся дыханию нунды.
  Переместившись в особняк Лонгботтомов, парни сразу же отправились в столовую, время близилось к вечеру, а они еще даже не обедали. По приказу Невилла, эльфы тут же накрыли им стол. Четверо магов настолько проголодались, что ели молча, совершенно пренебрегая разговорами. И лишь после того, как они перешли к десерту, Рон, наконец, спросил то, что собирался спросить еще утром, когда они решили купить себе новые волшебные палочки.
  - Объясните мне, почему, когда мы ВЕРНУЛИСЬ, беспалочковой магией пользоваться стало проще и выполняются любые заклинания?
  - А это интересный вопрос, - кивнул другу Гарри и посмотрел на Малфоя. - Драко, ты в этом лучше соображаешь, ответишь?
  - Ну - у - у, - протянул блондин, - у меня есть лишь одно объяснение, но я не уверен, что оно верное.
  - И все же? - Невилл хотел получить ответ.
  - Тот ритуал, который мы с вами провели, предназначен для изменения прошлого и, следовательно, будущего. Но, так как там не приводились примеры того, кто проходил этот ритуал, то его действие, плюсы и минусы неизвестны. Тем более вы сами помните, что в том фолианте, в котором описан ритуал, открытым текстом говорилось, что если будет допущена хоть малейшая ошибка, то никто из участников не выживет и лишится посмертия. В общем, я считаю, что пройдя этот ритуал, мы не просто переместились в прошлое, но и развили нашу магию, а также повысился ее уровень за счет того, что произошло совмещение магических сил нас ТЕХ и нас ЗДЕШНИХ.
  - Звучит логично, - согласился с ним Гарри. Ребята некоторое время молчали, размышляя об услышанном. Наконец, тишина была нарушена.
  - Гарри, так что будем делать с Дурслями? Раз с работы звонили, то могут начать искать, если в ближайшее время не объявится, - Невилл серьезно посмотрел на друга.
  - Ну, для дядюшки я уже все давно придумал и распланировал, еще ТАМ, в Азкабане. А вот тетке... даже не знаю, - Поттер уставился невидящим взглядом в стену.
  - А Дадли? - спросил Рон.
  - Если б его не воспитывали так, что ко мне надо относиться плохо, не баловали без меры, то он мог бы вырасти вполне нормальным парнем. И я даже знаю, какое для него будет наказание, - Гарри сменил отсутствующее выражение лица на пакостливую улыбку.
  - Я знаю, что можно сделать с Петунией, все же не зря мы использовали ритуал с подменой сознания, - столь же пакостливо, как и его друг, улыбнулся рыжик.
  * * * * *
  Спустя три дня на Тисовой улице вновь появились две полицейские машины. Они остановились напротив дома номер 4 и трое служителей правопорядка решительно направились к двери данного дома. Через четверть часа двое полицейских выволокли из дома Вернона, одетого только в безразмерные трусы. Следом вышел третий, держа на руках, завернутого в одеяло мальчика лет 7 - 8. Как позже сплетничали жители Тисовой улицы, мистер Дурсль очень любил развлекаться в спальне с маленькими детьми. После такого скандала миссис Дурсль загремела в психиатрическую больницу, крича во все горло о ненормальных, которые сломали ей всю жизнь. А Дадли получил в грудь заклятие, которое станет следить за тем, как парень будет себя вести. И при попытке возвратиться к прежнему образу жизни, оно трансформирует его в свинью.
  Так как дети не могут жить одни, то тетка Мардж забрала племянника жить к себе, а первого сентября Дадли был отправлен в военное училище, которое стало истинным адом для сверхизбалованного парня. Гарри же в середине августа пришлось распрощаться с парой тысяч галеонов, переведенных в фунты, но зато он был уверен, что его месть сделает из кузена нормального человека.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +14
  ПрофильЛС
  808.12.2012 20:35
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 7. Откровения Крауча.
  Жуткий крик вспарывает тишину небольшого зала. В этом зале в центре находится небольшой помост, окруженный магическим куполом, чтобы тот, кто находится внутри, не смог оттуда выбраться. А внутри находится молодой мужчина. Все его тело в крови, которая вытекает из многочисленных ран на спине, груди, ногах, руках... Только лицо остается нетронутым. На этом лице есть лишь один шрам в виде молнии. Зеленые глаза кричащего мужчины полны боли пополам с ненавистью. Он извивается на полу, словно змея, стараясь облегчить свои муки. Но у него это не выходит, ведь проклятье, направленное на него, никто не отменял.
  До слуха измученного мужчины доносится свист и улюлюканье, исходящие от зрителей. Эти зрители сегодня пришли сюда специально для того, чтобы насладиться мучениями Гарри Поттера. Он ненавидит их неменьше, чем того, кто сейчас стоит рядом, почти вплотную к куполу и удерживает палочку, продолжая пытку победителя-того-кого-нельзя-называть. Хотя нет, его, кричащий от боли, мужчина ненавидит больше всех остальных. Его-Альбуса Дамблдора. Пытка прерывается, когда барьер сносит небывалым по силе магическим выбросом. Дамблдора впечатывает в стену, предварительно швырнув через весь зал. Мужчина на арене с трудом встает на ноги, его глаза полыхают бешенством, голос, хриплый от долгих криков на грани срыва, звучит в зале.
  - Клянусь именем... силой и честью моего... благородного, древнего рода, что однажды... я отомщу тебе, старый ублюдок... Отомщу... Я уничтожу... тебя и всех... выродков, что предали... меня...
  Мужчину сносит каким-то заклятием, выпущенным из палочки зрителя. Но теперь уже клятва принесена и принята. Теперь все это знают и знают, какая мощь сокрыта в Гарри Поттере, который даже без палочки смог совершить произошедшее.
  Сквозь гул в ушах, мужчина слышит разговор Дамблдора и Артура Уизли.
  - Билл сказал, что гоблины заморозили счета Поттера из-за какого-то предупреждения. Видимо этот сопляк успел им что-то рассказать. И еще, счета всех, кто в Азкабане также заблокированы. Так что никто ничего не получит и все наши планы на хранилища летят к Мордреду.
  - Да и с ритуалом над теми, кто больше месяца провел в Азкабане ничего не выйдет, - злобно процедил старик. - Это ж надо, сами себя обхитрили.
  - Как не получится?! - возмущенно воскликнул Артур.
  Скрипнула дверь и Гарри упал на пол. Оказывается, его перенесли в камеру ожидания. Как только с остальными узниками наразвлекаются, их доставят обратно в тюрьму.
  - Магия Азкабана сковывает магию своих пленников, проникает в ядро и никакие ритуалы ее не возьмут. Мы уже проводили опыты. Так что они все годны лишь для нашего развлечения. Эх, сколько магии пропадает...
  Гарри подскочил на кровати. На лбу выступили крупные капли пота. Футболка прилипла к телу, покрывало сбилось в ноги, руки тряслись. Этот сон часто преследовал юношу по ночам. Были и другие, еще более страшные. Но за месяц до того, как четверо магов провели ритуал, позволивший им вернуться в прошлое, именно этот сон стал сниться ему постоянно. Словно напоминая о данной им клятве. Но ЗДЕСЬ этот сон приснился ему впервые. Гарри, тяжело дыша, откинулся на подушки и уставился в потолок. В голове парня бродили тяжелые мысли. И избавиться от них не было возможности. Да, впрочем, и незачем. Ведь они, отголоски воспоминаний, тех, из ТОЙ жизни. А забывать ее и все, что в ней произошло, Гарри не собирался. Забыть - значит предать себя, своих друзей, своих близких. Забудет-станет предателем. Предательство-это клеймо, которое не смыть, которое передастся его потомкам. А такого он не хотел.
  Поттер поднялся с кровати и подошел к окну. Он долго вглядывался в темноту, пытаясь там отыскать ответы на свои вопросы, которых у него было в избытке. Но не находил их. Да и может ли кто-то или что-то дать ответ, хотя был на такой извечный вопрос, как - что делать? Или на другой, не менее вечный - как правильно поступить? Так и не найдя ответов, Гарри вернулся в кровать.
  * * * * *
  Четверо молодых парней сидели в засаде у дома Бартемиуса Крауча. Они ждали уже более четырех часов. По воспоминаниям Гарри, Крауч-младший должен был к этому моменту уже побороть заклятие подвластия, а значит Винки, выводит его на прогулки во двор дома. За прошедшее время у них затекло все, что только возможно, а желудок требовал еды. Но никто из них не жаловался на неудобства, так как понимали, что дело важное. Наконец, спустя еще три четверти часа дверь дома отворилась и на пороге появилась домовиха. Винки деловито оглядела двор и лишь после этого открыла дверь, позволяя своему подопечному выйти из дома.
  Достаточно молодой волшебник с немного безумным выражением лица спустился со ступеней крыльца и подошел к скамейке, стоящей под большим, раскидистым деревом, ветви которого создавали тень. Барти присел на лавку, настороженным взглядом сканируя двор. Эльфийка следила за ним словно коршун, ни на секунду не позволяя выпасть ему из поля зрения.
  Гарри и Драко переглянулись, после чего Малфой коротко свистнул. Невилл и Рон, находящиеся с другой стороны двора швырнули в сторону дома несколько бутылок с бензином, а следом пару заклятий. Угол, о который разбились бутылки, тут же занялся огнем, и внимание Винки переключилось на его устранение. В этот момент Драко бросил в Барти то же заклинание, каким на прошлом четвертом курсе лже-Хмури обратил его в хорька, а Гарри призвал его обычными манящими чарами. Еще один короткий свист Малфоя и четверо ребят аппарировали к особняку Лонгботтомов. Этот особняк теперь был их штабом. Невилл сам это предложил, и поэтому ребята проводили именно в нем большую часть своего времени. Даже Драко практически переселился сюда, лишь иногда срываясь в Малфой-мэнор. Сам же Лонгботтом был только рад тому, что друзья согласились жить в его доме, иначе он просто пустовал бы.
  Ребята вошли в дом и привели Барти в нормальное состояние. Молодой маг глядел на них с опаской и подозрением, гадая, что же понадобилось четверым подросткам от него. Крауч-младший быстро вычислил лидера. Им был достаточно высокий, хорошо сложенный, черноволосый юноша с серьезным взглядом изумрудно-зеленых глаз. Брови Барти взлетели вверх, когда трое ребят ясно указали положение четвертого в своей компании. Не словами, нет, они показали это тем, как заняли свои места.
  На левый подлокотник кресла, в котором сидел зеленоглазый парень, присел блондин, согнув в колене правую ногу. За спинкой этого же кресла и облокотившись об нее, встал шатен. А рыжий юноша уселся на пол, согнув одну ногу и вытянув вторую, спиной опираюсь на правый подлокотник.
  - Ну, здравствуй, Барти, - протянул брюнет, с прищуром глядя на Крауча.
  - Чем обязан вашему гостеприимству? - мужчина нервным движением облизал губы.
  - Давай для начала мы представимся, - чуть насмешливо, протянул его черноволосый собеседник, и немного склонив голову, назвался. - Лорд Гарольд Джеймс Эванс-Поттер.
  Барти ошарашенно перевел взгляд на лоб парня, но шрама там не обнаружил. В этот момент раздался надменный голос, манерно растягивающий гласные.
  - Драко Люциус Малфой, наследник рода Малфоев.
  - Рональд Биллиус Уизли, наследник рода Прюэттов.
  Крауч перевел взгляд с Малфоя на рыжего парня и чуть скривился.
  - Не корчи рожи, Пожиратель, - фыркнул шатен. - И, кстати, лорд Невилл Франклин Лонгботтом.
  Барти резко дернулся, сидя в кресле напротив ребят.
  - Да ты не дергайся так, - хмыкнул Поттер, - мы с тобой просто хотим поговорить.
  - О чем? - Крауч вновь нервно провел языком по губам.
  - О том, почему ты попал в Азкабан, - ответил Невилл, ехидно улыбаясь.
  - Вы и сами все знаете. Иначе для чего бы я вам понадобился?
  - Совсем не для того, для чего ты подумал, - ухмылка не уходила с губ Поттера. - Ну, так что, сам говорить будешь или под веритасерумом?
  Мужчина молчал, он знал, что эти четверо ребят услышат, если он начнет говорить. И после этого жить ему останется не дольше секунды. Уж в этом маг не сомневался.
  - Какой смысл мне говорить что-то? - наконец, произнес Барти.
  - А если мы снимем с тебя заклятье, появится смысл? - уже более серьезно спросил Гарри.
  Крауч вытаращил глаза на юношу.
  - Откуда тебе это известно? Никто не мог определить наличие этого проклятья на мне.
  - У каждого свои секреты, Барти и ты ничего не узнаешь... пока не скажешь. Так что, решай. Выбор за тобой, - Поттер вытащил из кармана свою волшебную палочку.
  - Если снимешь проклятье, все расскажу, - кивнул Крауч. - Клянусь.
  Брюнет лишь кивнул и направил на него палочку. Тихо произнесенное контр-заклятье и почти прозрачный лучик сорвался с конца палочки, устремляясь в голову мужчины. Крауч закричал и свалился с кресла, сжимая голову руками. Через несколько секунд он замолчал и с трудом вернулся на свое место.
  - Моргана великая, - прохрипел маг, - как же больно. Подумать только, его смог снять школьник-недоучка, а опытные авроры даже не заметили.
  - Может, и заметили, - пожал плечами Драко, - только зачем им было с тебя его снимать? Лишняя головная боль никому не нужна.
  - А мне вот другое интересно, - негромко протянул Невилл. - Почему твой отец с этим ничего не сделал?
  - Я был для него помехой, - ответил Барти. - Вы хотели, чтобы я рассказал. Что ж, слушайте. В июле 1980 года нас привели на кладбище. Нас - это меня и еще полтора десятка выпускников Хогвартса. Мы должны были либо принять метку, либо получить Аваду в лоб. Я не собирался ему служить, но едва получил диплом, как у меня в голове что-то щелкнуло. Сознание прояснилось лишь на этом кладбище. Но выбора в тот момент у меня уже не осталось. Умирать я не хотел. Не буду рассказывать, что там происходило дальше, это просто не важно. После этого мне пришлось постоянно посещать собрания Пожирателей Смерти и принимать участие в нападениях. На магглов, скажу сразу, мне плевать и я спокойно мог использовать на них смертельные проклятья. Но вот на магах... Я старался обойтись простыми проклятиями из школьной программы. А потом наступил Хеллоуин 1981 года, я чуть с ума не сошел от радости, что этот ублюдок сдох. Но счастье мне никогда долго не улыбалось и через два дня меня нашли Лестранжи. Рабастан и Рудольфус потащили нас к Лонгботтомам. Они решили, что Фрэнк и Алиса знают, как воскресить Темного Лорда. С чего они это взяли? Как я понял из их разговора, эта парочка умудрилась подслушать Дамблдора и Хмури, когда те разговаривали о том, что у молодых Лонгботтомов есть специальный артефакт, способный призвать из-за Грани в мир живых душу умершего. Лестранжи даже нашли ритуал возрождения. Только вот мне это показалось бредом. Беллатрикс не хотела в этом участвовать. Она несумасшедшая... была. В общем, пока они удерживали ее, я смог сбежать. А потом, через неделю меня судили. Сказали, что Игорь Каркаров меня сдал. Но по своей воле он бы этого не сделал. Он был моим единственным другом, не смотря на то, что на 8 лет старше меня. Я видел его мельком в Азкабане. И я знаю точно, на нем то же самое проклятье, что было и на мне. И оно уже тогда было не только что наложенное. В общем, по моим подсчетам выходило, что его на него наложили перед тем, как ему стать Пожирателем. Он же тоже не хотел служить этому психу, а потом оказался в рядах его слуг. Перед тем, как начался суд, ко мне в камеру предварительного заключения заходил Дамблдор. Больше до самого момента, когда начали закрывать приговор, я ничего не помню. В Азкабане мы с Беллатрикс оказались в соседних камерах. Она вела себя, как сумасшедшая, твердила, что придет время и Темный Лорд возродится. Что он будет благодарен тем, кто ради веры в его возвращение оказался в Азкабане. Мордред, это было жутко. Но иногда она приходила в себя и тогда проклинала родителей за то, что заставили ее выйти замуж за этого ублюдка Лестранжа. Проклинала Темного Лорда за то, что запытал ее до такого состояния, что она лишилась ребенка, которого носила. Проклинала мужа за то, что принуждал ее к пыткам волшебников. А потом она опять начинала нести бред. Через несколько лет в Азкабан пришли мои родители. Мать уговорила отца на то, чтобы она осталась там вместо меня. Все удалось провернуть с помощью оборотного зелья. Через полгода мама умерла. А отец... Он ненавидел меня за то, что разрушил его карьеру, за то, что мама отдавала всю свою любовь мне, а не ему, за то, что умерла ради меня. Он держал меня под заклятьем подвластия, но этим летом я смог его побороть. Дальше вы знаете.
  Ребята, знавшие правду в общих чертах, благодаря тому, что перед тем, как попасть в Азкабан, Гарри вытащил на свет эту историю, сейчас молча, обдумывали услышанное. Наконец, Поттер прокашлялся, и задал вопрос.
  - Барти, хочешь отомстить?
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 21:44)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +25
  ПрофильЛС
  913.12.2012 17:59
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 8. Разговор.
  Барти стоял у окна и наблюдал, как молодые парни занимаются физическими упражнениями. Скоро ему это тоже предстояло, но на неделю Гарри согласился дать ему отдых, так сказать для восстановления здоровья, после длительного нахождения под действием второго непростительного. Мужчину удивляло то, насколько уверена в себе и своих действиях эта четверка, ведь Азкабан оставляет в душах тех, кто в нем был сильный след страха, неуверенности, недоверия.
  POV Барти Крауча-младшего.
  Ребята просидели в Азкабане 10 лет... и ничего. В них нет ничего, чтобы могло на это указать. Они планируют, претворяют в жизнь свои планы, посвящают абсолютно чужого им человека, который принес в прошлой жизни один лишь вред, в тайны... Как они так могут? Как они смогли остаться нормальными после этого, после того, что с ними сделали? И что самое непонятное, как они смогли сохранить подростковое озорство и безбашенность, присущую лишь молодым, мало думающим о последствиях людям? И ведь справляются со всем так, словно играют.
  Что это? Влияние детства, которого, по сути, и не было? Или способ борьбы с прошлым? Или же та злость и ненависть, что приобретаются в Азкабане, просто преобразованные в эту самую безбашенность? И все же, это надо догадаться выкрасть меня из под носа у эльфийки и с моего собственного двора. Причем проломили защиту и такое ощущение, что даже не заметили. Да и с родственниками Гарри разобрались так, что даже Темный Лорд позавидовал бы. Интересно, что же они дальше-то придумают, после того как поговорят с Блэком? А ведь Сириус в Хогвартсе был тем еще шутником и балагуром. Если он смог восстановиться после Азкабана, то мне страшно подумать, что же нас ждет.
  Конец POV Барти Крауча-младшего.
  Увидев, что парни закончили свою зарядку, мужчина спустился в столовую. Как раз в это время хлопнула входная дверь, и раздался топот. Это парни прошли в свои комнаты, чтобы переодеться и принять душ. Барти сунул руку в карман и тяжело вздохнул. Он так хотел вновь обзавестись волшебной палочкой, которой не пользовался вот уже почти 13 лет. Жаль, что старую палочку вернуть не представляется возможным, так как ее сломали сразу же после суда.
  - Что ж, значит, буду пользоваться другой, - вслух произнес Крауч, отодвигая себе стул.
  - Разговоры с самим собой, да еще и вслух к добру не приводят, - весело произнес Поттер, входя в столовую.
  То, что парень спустился сюда сразу после душа, было видно невооруженным взглядом. Не слишком длинные черные волосы были влажными, а запах геля для душа явственно ощущался в воздухе. Приятный, свежий запах океанского бриза подходил этому юноше. Такой же резкий, порывистый, но постоянный. Повисшую тишину после слов юноши прервал хлопок, оповещающий о появлении эльфа.
  - Сэр Гарри, можно накрывать на стол? - пропищал домовик.
  - Да, Зиппи, - кивнул Поттер.
  Он так и не понял, почему эльфы рода Лонгботтом, если рядом нет Невилла, обращались к нему. Сам же хозяин дома лишь криво улыбнулся на заданный ему недавно вопрос и ответил, что если хочет узнать, то нужно просто пошевелить мозгами. Но именно по этому вопросу размышлять Гарри было откровенно лень. И он просто махнул на это рукой. Через несколько минут в столовую спустились Драко, Невилл и Рон. К этому времени стол уже был заставлен блюдами. После Азкабана ребята предпочитали полный английский завтрак, причем съедали они довольно много. Сегодняшний завтрак, как и все с тех пор, как парни вернулись в ЭТО время, состоял из яичницы, сосисок, жареного бекона, кровяной колбасы, тостов, фасоли в соусе, жареных на гриле шампиньонов и помидоров, сливочного масла, мармелада, джема, сока и чая. Барти только понимающе хмыкнул, увидев заставленный стол. В Азкабане узников кормили ужасно. Да и серо-коричневую жижу, которую выдавали за суп или комок клейкой массы, обозначающий кашу, сложно было считать едой. Он внимательно наблюдал, за молча жующими парнями, стараясь не показывать своего интереса. Спустя полчаса пятеро магов перешли на летнюю террасу. Домовики тут же перенесли туда чай. И уже сидя в плетеном кресле, щуря глаза из-за яркого солнца и удерживая в руке тонкую фарфоровую чашку с чаем, Барти задал волнующий его вопрос.
  - Гарри, ты говорил, что я должен буду пойти к Темному Лорду. Это обязательно?
  Поттер, сделал глоток чая, повертел кружку в руках и лишь после этого ответил.
  - Да, Барти, обязательно. Мы оставим все, вернее почти все, как в ТОЙ жизни. Старый козел до последнего момента не верил, что Грюм ненастоящий. Поэтому ты без опаски сможешь быть вместе с нами в Хогвартсе, а также проследишь без малейшей опасности для себя за тем полудохлым недомерком, что из себя сейчас представляет милашка Томми и крысой Петтигрю. Ведь Риддл считает тебя своим самым верным слугой, заметь, это его слова. Он ТОГДА на кладбище именно так и сказал. А то, что противно, ну что ж, всем приходится чем-то жертвовать и что-то терпеть. Представь, каково будет нам в школе среди этих тварей и ведь ни заавадишь, не проклянешь никого. Зато и мы, и ты потом отыграемся на них за все. Поверь, Барти, они проклянут все, что уже сделали и все, что еще не успели.
  - Хорошо, - кивнул Крауч. - Только вот что мне делать с палочкой?
  - В каком смысле, что с ней делать? - не понял Рон.
  - Мою волшебную палочку сломали сразу после суда, а другой у меня нет, - объяснил Барти.
  - Купим, - несколько флегматично пожал плечами Гарри.
  * * * * *
  Поздно вечером камин вспыхнул зеленым пламенем и в гостиную особняка Лонгботтомов ступил Сириус Блэк. Сейчас он выглядел немного лучше, чем в конце третьего курса Поттера. Он был одет в хоть и потрепанную, но чистую мантию темно-коричневого цвета, простые, немного великоватые, черные брюки и маггловскую футболку. На ногах красовались простые летние туфли. Едва выйдя из камина, Сириус тут же стал искать глазами Гарри. Спустя несколько секунд его глаза расширились, он с трудом, но узнал своего крестника. Следующие слова, которые произнес не похожий на себя крестник, дали понять мужчине, что он прав в своем определении.
  - Здравствуй, крестный. Рад, что ты согласился на встречу.
  - Гарри? Что с тобой случилось? - спросил Блэк, подходя ближе к племяннику.
  - Много чего, крестный. Нам будет, о чем поговорить сегодня. Так что присаживайся, - парень улыбнулся Блэку, махнув в сторону дивана.
  - Сначала объясни, что ты здесь делаешь, - потребовал Сириус.
  - Объясню, все объясню, но по порядку. А для начала давай-ка я тебя познакомлю со своими НАСТОЯЩИМИ друзьями, - Гарри голосом выделил нужное слово. - Итак, позволь представить тебе хозяина дома-лорда Невилла Франклина Лонгботтома. Нев, это мой крестный-Сириус Орион Блэк. Дальше. Рональд Биллиус Уизли, наследник рода Прюэттов. Но вы уже знакомы. И, конечно же, Драко Люциус Малфой, наследник рода Малфой. Драко, это мой крестный и твой двоюродный дядя - Сириус Орион Блэк. Крестный, сидеть! Успокойся и не дергайся. Ты получишь все объяснения. И есть еще один человек. НАШ соратник и, смею надеяться, в будущем хороший друг - Барти Крауч-младший.
  На этих словах молодой мужчина вышел из тени угла и подошел к ребятам, не спуская глаз, с обалдевшего Блэка.
  - Какого Мордреда тут творится, - через минуту пришел в себя Сириус и вскочил на ноги.
  - Если хочешь узнать, то сиди и слушай. Молча, - почти приказал Гарри, усевшись в последнее свободное кресло, а Барти прошел к камину и встал возле него. Когда Поттер начал свой рассказ, Невилл вызвал домовика и приказал принести кофе и омут памяти, который до сих пор был заполнен воспоминаниями о ТОЙ жизни. Правда это уже были копии, так как Драко, поминая, что придется их показывать не единожды, предложил их копировать. Слишком уж хлопотно было после просмотра разбирать, где, чьи воспоминания. Так же туда были добавлены и копии воспоминаний Барти.
  Спустя два часа рассказ был закончен. Ребята и Крауч рассказывали по очереди, чтобы у Блэка сложилось полное впечатление о произошедшем. Сириус сидел с задумчивым видом, постукивая пальцами по чашке с уже давно остывшим кофе. Через некоторое время он заговорил.
  - Я не верю. Это какой-то бред. Альбус просто не мог такого сделать, да и твои родители, Рон, тоже. Я их хорошо знаю. Они добрые, честные и порядочные маги. Как вы можете так о них говорить?! Гарри, ты был у них и знаешь, что Молли считает тебя, чуть ли не сыном! И тебе и Рону должно быть стыдно. Альбус прикрывает все ваши выходки! Это пожирательский выкормыш вас с пути сбивает?! Под конец Сириус уже кричал. Он вскочил с кресла и размахивал руками. Гарри же, напротив, внешне был абсолютно спокоен, но нехороший прищур изумрудно-зеленых глаз, говорил о том, что лучше его сейчас не трогать.
  - Никто нас с пути не сбивал, - бросился на защиту Малфоя Рон. - Драко гораздо лучше, чем большинство магов. Он знает, каково это, когда предают и не сделает подобного. Он наш друг, он так же пострадал от твоего ненаглядного Дамблдора и его марионеток. Все, что мы тебе рассказали - правда. Дамблдор - это тварь, каких поискать. А ты Альбус то, Альбус это. Тьфу, противно слушать! Да и вообще, как ты можешь не верить своему крестнику?!
  - Защищаешь белобрысого? - вкрадчиво поинтересовался Сириус.
  - Заткнись, Блэк, - раздался ледяной голос Гарри.
  Тот обернулся и нервно сглотнул. Такого Гарри он еще не видел. В зеленых, словно изумруды, глазах прорезались алые крапинки, в гостиной резко похолодало, а от всей фигуры юного мага исходила угроза. Одним слитным движением Поттер поднялся из кресла. Цепко ухватив Блэка за плечо, он произнес:
  - Еще раз оскорбишь Драко или кого-то из них, - взмах свободной руки в сторону Невилла, Рона и Барти, - я прокляну тебя так, что даже портрет твоей злобной мамаши будет мне аплодировать стоя. Ясно?! Драко мне роднее, чем ты. Он прошел вместе со мной, Невом и Роном через ад. Он, а не ты? А сейчас, пошел смотреть воспоминания! -
  Гарри толкнул ошалевшего крестного к омуту памяти, невербальным беспалочковым заклинанием удерживая артефакт, чтобы он не разбился или не расплескал воспоминания. Сириус головой влетел прямо в серебристую субстанцию, исчезнув из гостиной. Поттер, недовольно сверкая красно-зелеными глазами, вновь опустился в кресло.
  - Жестко, - одобрительно протянул Барти, садясь в свободное кресло.
  - По-другому он не поймет, - пытаясь успокоиться, ответил Гарри.
  В гостиной повисла тишина. Ребята задумались о своем. Драко был удивлен тем, что сказал Гарри. И в тоже время ему было приятно, что друг посчитал его важнее, чем его собственный крестный. Такое отношение не от члена семьи для светловолосого мага было в новинку.
  * * * * *
  Сириус Блэк лежал в гостевой спальне особняка Лонгботтомов. Более трех часов назад он закончил просмотр воспоминаний при помощи омута памяти, после чего ему просто-напросто пришлось поверить во все, что рассказывали четверо парней и Крауч. После того, как он согласился им помогать во всем, не смотря на то, какими способами это все будет достигаться, Гарри связал его с ними и их тайной, нерушимой клятвой с кучей разных страховочных пунктов и лишь тогда успокоился. После чего отправил своего крестного в выделенную ему спальню, дабы он смог спокойно обдумать услышанное и увиденное. Сейчас Сириус уже не обижался, он понимал, что крестник заботится о тех, кто ему дорог. Пройди он сам через такое же, наверняка бы так же поступил. Мужчине больно было признавать, что тот, кому он верил, предал его. Что все вокруг настолько было пропитано ложью, но... Но он не стал предаваться сожалениям о том, что было, о том, что так слепо верил Дамблдору. Он, наконец, смог начать разбираться в своей жизни и в своих поступках. И лишь рано утром он заснул, приняв решение. А именно, попросить у матери прощения за все свои выходки и, не задавая ненужных вопросов и забыв о своей щепетильности в отношении темной магии, довериться тому, кто уже однажды прожил эту же жизнь, довериться и идти под его знаменами до конца. И не важно, каков будет этот конец, даже если смерть, больше он не свернет с пути.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +26
  ПрофильЛС
  1020.12.2012 22:50
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 9. Освобождение.
  Сириус решил не откладывать исполнение своих планов и вечером следующего дня отправился на Гриммаулд-плейс 12. Итогом разговора с леди Вальпургой стало официальное приглашение ребят в особняк Блэков. ТА леди Блэк и ЭТА отличались мало. По сути, единственным различием было отсутствие воплей, издаваемых портретом. Но, во всяком случае, дама давала достаточно хорошие советы и даже выдала тайник в доме, где были собраны полезные артефакты.
  Гарри сильно подозревал, что этот тайник был выдан им лишь потому, что они собирались отправиться за ее племянницей Беллатрис в Азкабан. Именно там ребята отыскали несколько мантий-невидимок хорошего качества, которые и взяли с собой, а также небольшой железный ящик, который был способен удержать в себе адское пламя и не выпустить его наружу. С помощью данного предмета был уничтожен медальон Слизерина, отданный Кричером. Маги просто сунули туда медальон, наколдовав адское пламя и закрыв крышку, принялись с садистским удовольствием слушать вопли уничтожаемого куска души Тома Риддла. И вот сегодня четверо молодых парней стояли на противоположном от Азкабана берегу. Сириуса и Барти с ними не было. Гарри, видя, как нервничает его крестный по поводу их вылазки в Азкабан, решил, что их нужно занять делом. Поэтому Блэк и Крауч-младший сейчас находились в Литл-Хенглтоне. Они должны были забрать из лачуги Гонтов кольцо, послужившее Риддлу вместилищем под еще один кусок его души. По возвращении на Гриммаулд-плейс, крестраж должен был быть уничтожен в том же ящике, что и медальон Слизеринов.
  Ребята переглянулись и решительно кивнули друг другу. Спустя секунду на берегу вместе четверых юношей оказались ворон, коршун, змея и хорек. Птицы, осторожно сжав в лапах кобру и маленького белого хищника, взмыли в небо. Спустя четверть часа полета, они приземлились на верхней площадке громады тюрьмы. Приняв человеческий облик, парни накинули на себя мантии-невидимки. Защита Азкабана беспрепятственно пропустила их через все свои щиты и мальчики, сняв запирающее заклинание с крышки люка, спустились на верхний этаж тюрьмы. Магия Азкабана текла не только в Гарри, но и в остальных трех его друзьях. Только в них ее было крайне мало, но и этого оказалось достаточно, чтобы Азкабан не посчитал их за чужаков. Драко благодарил всех святых за то, что перед вылазкой в тюрьму, Барти предложил им провести ритуал обмена кровью и магией. После этого участники становились друг для друга названными братьями и получали небольшую часть знаний и способностей своих названных братьев. Для Драко, Невилла и Рона больше всего выгоды принес Гарри, так как его знания, благодаря крестражу Риддла, были очень большими. Также они теперь могли понимать парселтанг, а у Уизли и Лонгботтома появился слабенький блок, который можно было усилить с помощью тренировок. От Рона друзья получили способность интуитивно ориентироваться в ритуалах. От Невилла знания о растениях, а от Драко способность на высоком уровне варить зелья.
  Стараясь сильно не шуметь, парни продвигались по этажу, заглядывая во все камеры. Дело осложнялось тем, что они не знали, где именно содержится Беллатрикс. На этом этаже ее не оказалось, поэтому по лестнице ребята спустились ниже. Но и там искомой ими особы не было. Дойдя до третьего этажа, юные маги увидели, что возле одной из камер столпилось полдесятка дементоров, по всей видимости, недавно Азкабан пополнился новым жильцом. Ненависть ребят к этим тварям была велика и хоть они больше не испытывали при их присутствии никакого дискомфорта, в сознании забилась лишь одна мысль:"Уничтожить."
  Четыре одинаковых снаружи, но разных внутри палочки синхронно взметнулись вверх и с губ ребят сорвался тихий шепот заклинания патронуса. Дальнейшее развитие событий повергло магов в шок. С кончиков палочек сорвались их заступники. Но не серебристо-белые, а непроницаемо-черные. Олень, терьер, волк и конь понеслись на дементоров. Те в свою очередь стали отступать, но патронусы взяли их в кольцо, а через мгновенье стражи Азкабана осыпались пеплом. Покружив вокруг того места, где были дементоры, звери вернулись к своим создателям и исчезли.
  - Не понял, - протянул Драко, глядя на пепел.
  - Понятия не имею, - ответил Гарри, запахивая мантию-невидимку, упавшую во время вызова патронуса. - Дома об этом поговорим.
  Ребята, молча, двинулись дальше. На этом этаже мадам Лестранж так и не обнаружилась. Гарри проклинал служащих Азкабана за то, что те перевели всех Лестранжей в другие камеры, а не оставили в тех, в которых они пребывали в самом начале, когда Барти еще был в тюрьме. Наконец, они дошли до нижнего уровня. Эти уровни были еще хуже, чем все остальные этажи, так как именно там пребывала основная масса дементоров и узники почти беспрерывно находились под их воздействием. Едва спустившись туда, ребята столкнулись с тремя охранниками, вокруг которых скакал тусклый патронус-кролик. И те и другие замерли. Патронус охранников погас, и они вскинули палочки. Кончики засветились готовыми сорваться проклятиями и ребята тут же вскинули свои палочки. Два оглушающих и парализующее были встречены четырьмя зелеными лучами непростительных проклятий, которые точно попали в свою цель. На пол рухнули трое мертвых охранников. Не успели они опустить волшебные палочки, как из-за поворота появилась группа дементоров. Ребятам пришлось вновь вызывать своих необычных заступников. Не отменяя заклинание патронуса, маги стали забрасывать дементоров наколдованными сгустками огня. В то время когда первая группа стражей Азкабана превратилась в кучки пепла, появилась еще группа и заступники ребят бросились на них...
  Спустя десять минут самая страшная тюрьма магического мира лишилась трети своих стражей. Ребята, уже достаточно уставшие, нашли свободную камеру и засунули туда мертвых охранников. После этого, выпив по пузырьку восстанавливающего зелья, парни продолжили поиски Беллатрис. Гарри заглянул в окошко очередной двери и ошарашенно замер. В углу на голых досках,призванных изображать кровать, сидел довольно молодой маг в ужасном состоянии. Но не это ввергло Поттера в шок. Этот узник был очень сильно похож на Сириуса Блэка, только выглядел чуть-чуть моложе и безумнее.
  - Тьма великая, - прошептал Гарри, отходя от двери и снося ее с петель заклинанием. Войдя в камеру, Поттер приблизился к узнику.
  - Назови свое имя, - требовательно произнес он.
  Тот, лишь молча, смотрел на юношу полубезумным взглядом мутно-синих глаз из под длинных, спутанных прядей грязных волос.
  - Назови. Свое. Имя, - четко выделяя каждое слово, потребовал Гарри.
  По всей видимости, до узника дошло то, что от него требовали, и он что-то невнятно прохрипел. Парень нагнулся к нему поближе.
  - Еще раз, - попросил он.
  - Регулус... Арктурус... Блэк, - хрипло выдавил из себя заключенный.
  - Почему ты здесь? - задал вопрос Поттер.
  - Дамблдор... и Хмури... - Регулус сильно закашлялся, прервав ответ.
  - Я и мои друзья заберем тебя отсюда. Ты сможешь встать? - задал еще один вопрос Гарри.
  Блэк судорожно кивнул и тяжело уперевшись руками в доски, попытался подняться. Через пару секунд он смог встать и пошатываясь, сделал шаг. Но из-за сильной ослабленности, Регулус не смог удержать равновесие и стал падать, но Гарри успел его подхватить под руку. В эту же секунду в камеру заглянул Рон.
  - Гарри? - удивленно позвал он.
  - Помоги, - потребовал Поттер. Рыжик тут же подошел к узнику и перекинув его руку себе через плечо, потянул вперед.
  - Гарри, а кто это? - спросил Уизли.
  - Брат Сириуса, - ответил Поттер.
  Ответ друга потряс рыжика настолько, что он впечатался в стену рядом с дверью, когда ошарашенным взглядом уставился на того, кому помогал идти.
  - Уй! - взвыл Рон, потирая рукой сшибленный нос.
  - Тихо ты, - шикнул на него Гарри, натягивая на Регулуса мантию-невидимку.
  Рыжик, вполголоса ругаясь, накинул на голову капюшон мантии, исчезая из вида. Поттер же, когда они втроем оказались в коридоре, вернул дверь на место и наложил на себя дезиллюминационные чары. Откуда-то спереди раздался голос Драко.
  - Мы нашли ее.
  В воздухе из ниоткуда появилась рука и Гарри, оставив Регулуса на попечение Рыжика, поспешил вперед. Он вошел в точно такую же камеру, из какой только что вышел. И ее узница сидела на таком же подобии кровати, глядя бессмысленным взглядом в одну точку на противоположной стене. Гарри судорожно сглотнул и, решив не тратить время, произнес.
  - Забираем ее и уходим.
  Драко и Невилл подхватили женщину под руки, поднимая на ноги. Малфой сбросил свою мантию-невидимку и надел ее на мадам Лестранж, а на себя наложил дезиллюминационные чары. Ребята вывели Беллатрикс в коридор, и Гарри закрыл за ними дверь. Через полчаса они, наконец, добрались до верхнего этажа и выбрались на площадку. Все это время и Регулус, и Беллатрикс вели себя спокойно, лишь крепко держали за руки тех, кто им помогал идти. Но сейчас они оба стали нервно озираться по сторонам, пытаясь понять, зачем их привели сюда.
  - Беллатрикс, Регулус, - позвал их Гарри и дождавшись, когда они сфокусируют на нем внимание, продолжил, - я сейчас создам порт-ключ и мы с его помощью переместимся в городской дом Блэков.
  Ни Лестранж, ни ее кузен ему не ответили и Поттер, пожав плечами, вытащил из кармана длинный кусок веревки, который после манипуляции над ним волшебной палочкой стал порталом.
  - А у нас гости, - с какой-то непонятной долей веселья проинформировал всех Невилл, заглядывая за ограждение площадки вниз.
  - Ну и пикси с ними, - фыркнул Рон.
  - Как это? А презент им оставить? - обиженно протянул Невилл и для полноты эффекта шмыгнул носом.
  - Ага, ты еще скажи оставить транспорант с надписью: "Здесь были мы, ниже подписавшиеся. " И внизу оставить подпись из наших полных имен, - съехидничал Гарри, обвязывая веревкой запястья мадам Лестранж.
  - Не, это слишком, - хихикнул Драко, поддавшись соблазну посмеяться над сильными мира сего.
  - Дурдом, - буркнул Поттер, перемещаясь к Регулусу и так же обвязывая его запястья веревкой.
  - Да ладно, дружище, весело будет, - поддержал Малфоя и Лонгботтома Рон.
  - Ребят, вы с ума посходили? Времени в обрез. Сюда в любую минуту могут войти, - возмутился Гарри.
  - А мы быстро, - умоляюще посмотрел на него Невилл.
  - Ну, точно, дурдом на выезде, - покрутил пальцем у виска зеленоглазый юноша, но все же сдался и махнул рукой. - Делайте что хотите.
  Невилл радостно заулыбался и подняв несколько небольших камешков, протянул их Поттеру.
  - В тебе магии Азкабана больше, она затрет твой магический почерк. Трансфигурируй это в...
  Через несколько минут, когда все было готово, шестеро магов исчезли в бледно-голубой вспышке портала. Они появились в гостиной дома Блэков и тут же оказались под прицелом двух волшебных палочек - Сириуса и Крауча. Разглядев прибывших старшие маги опустили свои палочки. И лишь тогда Сириус увидел, что вместо пятерых в гостиной стоит шесть прибывших магов.
  - А это кто? - удивленно спросил он, указывая на высокого, худого мужчину, стоявшего рядом с его крестником.
  - Твой якобы покойный брат Регулус, - спокойно ответил Поттер, отвязывая с рук узника больше ненужную веревку.
  - Рег? - недоверчиво переспросил Сириус, внезапно охрипшим голосом.
  - Он самый, - кивнул Драко, также освобождая свою тетку от веревки.
  - Но как? Он же... - начал было Блэк.
  - Сначала приведем их в порядок, а потом все узнаем, - оборвал крестного Гарри. - Зови своего домовика.
  Сириус все еще не пришедший в себя от вида брата, которого долгие годы считал мертвым, вызвал Кричера. Видя, что хозяин дома немного неадекватен, Поттер, тяжело вздохнув, взял дело в свои руки. Правда, дело продвигалось с трудом, так как, увидевший своего любимого хозяина живым, Кричер забился в истерике, обнимая Регулуса за колени. Но все, же спустя три четверти часа, бывшие узники, были выкупаны, напоены куриным бульоном и уложены в кровати. А мальчики были подвергнуты допросу о том, как прошла их вылазка. К вечеру вышел экстренный выпуск газеты "Ежедневный пророк". На первой странице большими готическими буквами змеился заголовок: "Нашествие сумасшедших на Азкабан." Ниже была размещена фотография той самой площадки. В центре стоял шест, на котором развевалось белое полотно с красной надписью: "Давайте заберем у Фаджа шляпу-котелок, а у Дамблдора лимонные дольки!"
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 22:06)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +17
  ПрофильЛС
  1120.12.2012 22:56
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 10. День рождения.
  Вслед за известием о нападении на Азкабан и побеге двух заключенных, магический мир получил еще одно, всколыхнувшее его, известие. Надежда магического мира, Мальчик-который-выжил, золотой мальчик Гриффиндора и, наконец, просто Гарри Поттер - исчез. Эту тему в газетах журналисты готовы были обсуждать бесконечно. Какие только причины его исчезновения не придумывали служители пера. Писалось о том, что его похитил сбежавший из Азкабана в прошлом году опасный убийца-Сириус Блэк; о том,что его похитила и запытала до смерти самая опасная Пожирательница, сбежавшая из Азкабана в этом году Беллатрикс Лестранж; о том,что мальчик-который-выжил решил не возвращаться в магический мир и спрятался среди магглов и др. Но больше всех усердствовала, конечно же, Рита Скитер. Из-под ее прытко-пишущего пера выходили такие опусы, что у ребят, Барти и Блэка волосы становились дыбом. Последняя ее статья переполнила чашу терпения, причем не, только Поттера и компании, но и гоблинов, которые даже снизошли до того, что явились на Гриммаулд-плейс лично. Правда, появились они там немного не вовремя. Просто Блэк и Крауч-младший подстрекаемые милой старушкой на портрете-леди Вальпургой-решили, что пора объяснить "зарвавшейся грязнокровной недописаке на какого высокородного, хоть и безмозгового, лорда она свою пасть распахнула". Да, эта милейшая старушенция могла стать просто неповторимым учителем в "искусстве" оскорблений. Но все же, не смотря на свой горячий нрав, скверный характер и целый вагон других недостатков, эта леди пыталась искренне заботиться о нынешних обитателях особняка. Их репутации, на свой собственный, неповторимый и не всем всегда понятный манер.
  Так и получилось, что двое представителей гоблинской расы прибыли в тот момент, когда двое старших магов пытались прорваться к выходу или на крайний случай к камину, чтобы добраться до этой журналистки, а четверо юных магов живым заслоном встали у выходов, дабы Сириус и Барти не натворили глупостей, явившись днем в редакцию, чтобы пустить в лоб Скитер парочку лучей, так любимого ею зеленого цвета.
  Но, как оказалось, данная картина нисколько не смутила гоблинов, и они предложили поговорить о сложившейся ситуации. Статьей, что переполнила чашу терпения, стала та, в которой в ярких красках расписывалась история о том, что мальчик-который-выжил сошел с ума на почве безграничной славы и обожания магов и при попытке заставить гоблинов отлить из золота статую самому себе получил отказ от одного из представителей данной расы и применил к нему первое непростительное. А гоблины за смерть своего сородича отрубили ему голову и повесили ее в кабинете директора банка.
  Результатом переговоров между гоблинами и магами стало то, что первые подадут на нее в суд и будут защищать не только свою сторону, но и представлять интересы своего высокородного клиента, а маги после того, как пройдет процесс, разберутся с нею дальше. Присутствующий в особняке Блэков директор Гринготтса, с мечтательным оскалом на зеленом лице заметил, что идея о голове в его кабинете ему очень нравится, и он был бы отнюдь не против претворения ее в жизнь. Восстановление бывших узников Азкабана шло довольно медленно. Драко часто пропадал в лаборатории, варя необходимые зелья, остальные же ребята оккупировали библиотеку, ища более быстрые способы восстановления здоровья. А Блэк и Крауч дежурили у постели больных. В конце-концов именно Барти, в силу своего дара видеть ауры, обратил внимание на то, что аура Беллатрис пронизана нитями воздействия на рассудок и волю женщины. Изложив Гарри свои мысли по этому поводу, он фактически преподнес ребятам ключ к решению проблемы.
  Поттер не единожды возблагодарил больного на голову Волдеморта за то, что он решился разорвать свою душу. Ведь если бы не частица души Темного Лорда, растворившаяся в нем, у юноши не было бы стольких знаний. Сосредоточившись на сказанных Краучем словах, Гарри вытащил из глубин памяти необходимый ритуал и способ отмены его воздействия.
  30 июля четверо юношей спустились в ритуальный зал особняка Блэков, где приготовили все необходимое для ритуала возвращения контроля над разумом для мадам Лестранж. Чуть позже туда спустился Блэк, несущий на руках свою кузину. Когда женщина была устроена в центре пентаграммы, Рон, как маг-ритуалист, начал магическое действо. На середине основного катрена тело Беллатрикс взмыло вверх и стало вращаться, словно разматываемый клубок. С последним словом, произнесенным молодым магом она дико закричала и рухнула на пол.
  - Ее аура чиста, - констатировал стоявший у лестницы Барти. - Осталось только поправить здоровье.
  - Надеюсь, нам хватит времени до сентября, чтобы поставить ее и Регулуса на ноги, - вздохнув, произнес Гарри.
  * * * * *
  На следующий день обитатели особняка на Гриммаулд-плейс 12 готовились к празднованию дня рождения Гарри и Невилла. Самих же именинников выставили из дома, велев возвращаться лишь к вечеру. Оба юноши лишь пожали плечами и отправились в дом Лонгботтома, где и придумали способ скоротать время. Пакостно улыбаясь, два юных вредителя, наложив на себя мощную иллюзию, направились через камин в Хогсмид, а оттуда к запретному лесу. Наловив с десяток акромантулов, Невилл и Гарри уменьшили их и вновь вернулись в бар "Три метлы", через который переместились в особняк. Немного перекусив и отдохнув, ребята вновь воспользовались каминной сетью, чтобы переместиться в "Дырявые котел". А, уже выйдя, на Диагон-аллею они проскользнули к неприметнопу проходу в Лютный переулок. Оба юноши хорошо помнили из ТОЙ жизни, что в этом переулке есть заброшенное здание с подключенным, но неотслеживаемым министерством камином. По большей части он использовался для того, чтобы переправлять контрабанду. Именно им мальчики и собирались воспользоваться.
  Бросив несколько сиклей в копилку в качестве уплаты за пользование дымолетным порошком, Гарри взял маленький мешочек, появившийся на каминной полке.
  - Готов? - спросил Поттер.
  - Да, - кивнул Лонгботтом и вытащил из кармана небольшую коробочку.
  - Тогда на счет три. Раз, два, три, - Гарри вытащил из мешочка щепотку дымолетного порошка и бросил ее в разоженный камин.
  Следом туда же полетел уменьшенный акромантул. Зеленоглазый маг увеличил летящего паука и когда тот коснулся лапами огня, Невилл выкрикнул адрес редакции "Ежедневного пророка". Повторив эти действия еще несколько раз, мальчики довольно улыбнулись и вернулись домой.
  * * * * *
  Ровно в девять часов вечера камин в особняке Лонгботтомов полыхнул зеленым огнем и в гостиную ступил Драко. Ребята, сидевшие в креслах рядом с небольшим столиком и играющие в карты, отвлеклись от своего занятия и вопросительно взглянули на прибывшего.
  - Ну и чего вы сидите? - вскинул светлую бровь Драко.
  - А что нам еще делать? Прыгать? - ехидно спросил Гарри, откладывая карты в сторону.
  - Ну, зачем же? Вы можете просто встать, пойти переодеться и отправиться со мной в дом Блэков, - проигнорировав ехидный тон друга, ответил светловолосый юноша.
  - А чем тебя наша одежда не устраивает? - удивился Невилл.
  - Да мне-то без разницы, - пожал плечами Драко, - но вас же будет поздравлять еще и леди Вальпурга. Так что сами думайте, как она поведет себя в отношении вашей откровенно-маггловской одежды. На это ни у Гарри, ни у Невилла никаких аргументов не нашлось и с тяжелым вздохом они пошли по направлению к лестнице, чтобы сменить джинсы и футболки на парадные мантии и классические костюмы, которые наденут под нее. А Драко устроился в кресле, ухмыляясь тому, какие несчастные лица были у его друзей. Леди Вальпургу Блэк никто из них не любил, но относились с уважением и прислушивались к ее советам, так как она была хоть и вздорной особой, даже после смерти не умерила свой нрав, но очень хитрой и умной. И всем обитателям, как постоянным, так и временным было чему у нее поучиться.
  Спустя десять минут Гарри и Невилл спустились вниз, одетые в классические черные брюки, белые рубашки и парадные мантии. В общем-то, мальчики были одеты одинаково, отличались лишь цвета мантий. У Гарри была темно-зеленая с серебристым шитьем по подолу и на отворотах, а у Лонгботтома темно-синяя с вязью рун из золотой нити. Оглядев их наряд и, одобрительно кивнув, Драко поднялся из кресла. Он первый шагнул в камин, называя адрес особняка Блэков. Ребята последовали за ним. Выйдя из камина, Гарри очутился в темной комнате, чуть улыбнувшись, он шагнул в сторону. В ту же секунду за его спиной камин вспыхнул изумрудно-зеленым огнем и рядом с Поттером, встал Лонгботтом. Едва огонь потух, как гостиная осветилась сотней свечей и оба юных мага попали в объятия Сириуса, Крауча, Драко и Рона. Пожелания счастья, здоровья, удачи, достижения желаний сыпались на именинников, как из рога изобилия. У стены стоял стол, заваленный всевозможных размеров коробками и свертками. На диване в полусидячем положении обнаружилась Беллатрикс, а в рядом в кресле бледный до синевы Регулус.
  Гарри был удивлен тем, что бывшие узники Азкабана изъявили желание присутствовать на их с Невом дне рождения, тем более в таком плачевном состоянии. Но увидев рядом с ними по две коробочки, Гарри был поражен еще больше. Оглянувшись на Драко и Рона, Поттер вопросительно выгнул бровь. Малфой улыбнулся.
  - Мы рассказали им все, - пояснил блондин. - И теперь наша сторона пополнилась еще двумя бойцами.
  - Бойцами? - протянул Невилл.
  - Ну, они же поправятся,- пожал плечами Драко.
  - Когда поправятся, Беллатрикс переедет к леди Августе, - покачал головой Гарри. - Женщинам не место на войне.
  - Я никуда не поеду, - впервые за долгое время зеленоглазый маг услышал голос мадам Лестранж.
  - Гарри, ну правда, ты же знаешь, как она сражается. Сильного бойца найти не так легко. И нам ее помощь лишней уж точно не будет, - возразил ему рыжик.
  - Но она, же женщина, - возмутился Поттер.
  - Я хочу сражаться, - хрипло произнесла Беллатрис. - И я не успокоюсь, я должна отомстить.
  - Гарри, ты сам сказал моей ба, что есть исключения. Лестранж является именно этим исключением, - Невилл серьезно посмотрел на друга.
  Поттер оглянулся. На лицах присутствующих было написано согласие на то, чтобы Беллатрикс участвовала в их делах. Он нахмурился, вспоминая все, что узнал в ТОЙ жизни об этой женщине и понял, что ему придется согласиться, не смотря ни на какие свои принципы.
  - Ладно. Если хочет, то пусть участвует. Но лишь тогда, когда полностью придет в себя, - согласился юноша.
  - Я тоже хочу сражаться, - раздался хриплый от многолетнего молчания голос Регулуса.
  Гарри внимательно посмотрел на бледного мага, видно было, что слова ему даются с трудом.
  - На тех же условиях, что и мадам Лестранж, - кивнул ему Поттер и получил в ответ согласный кивок.
  - Можешь называть меня Белла, - произнесла женщина. - И...я хотела бы подарить тебе и... Невиллу подарки.
  Поттер и Лонгботтом подошли к женщине. Лестранж протянула им по коробочке. Гарри распечатал свою, и вытащил из нее кубок Хаффлпафф. Удивленно взглянув на женщину, он спросил.
  - Когда ты успела?
  - Драко сходил в Гринготтс. Я дала ему разрешение. Там еще кое-что есть.
  Поттер заглянул в коробку и вынул оттуда тонкую, бархатную шкатулку. В ней оказалась золотая цепочка с медальоном в виде змеи. Беллатрикс сама вытащила ее из шкатулки и надела на шею Гарри.
  - Ты спас меня из ада. Этот медальон я делала сама для своего ребенка. Но... - женщина замолчала, и в ее глазах блеснули слезы. - Он защитит тебя от любых зелий и большей части ядов.
  Гарри благодарно обнял ее. Обняв юношу в ответ, мадам Лестранж отстранилась и обернулась к Лонгботтому, который рассматривал медальон, так же преподнесенный ему в подарок женщиной.
  - Он имеет такие же свойства, что и медальон Гарри, - произнесла Беллатрис. - И... Невилл... я не принимала участия в пытках твоих родителей. Клянусь.
  Вспышка магии подтвердила слова мадам Лестранж. Лонгботтом улыбнулся.
  - Я знаю, - Невилл протянул женщине медальон, чтобы она сама надела его ему на шею.
  - Теперь мои подарки, - произнес Регулус.
  Мальчики, поблагодарив Беллатрикс, повернулись к младшему Блэку. Тот также протянул им по маленькой коробочке, в которых оказались запонки для рубашек. На них были наложены чары, защищающие от любых проклятий, действующих на сознание мага: от заклятья забвения до подчинения.
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 22:18)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +25
  ПрофильЛС
  1208.01.2013 22:11
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 11.
  Зеленоглазый юноша вошел в спальню, которую занимала мадам Лестранж. Женщина полусидела в кровати, откинувшись на гору подушек. На коленях у нее лежал раскрытый почти на середине фолиант. Только взгляд женщины был прикован не к строчкам на пергаментных страницах, а к какой-то точке на противоположной от кровати стене.
  - Знаешь, а моему сыну или дочери должно было бы быть сейчас уже семнадцать лет, - тихо произнесла Беллатрис.
  Создавалось ощущение, что она говорит сама с собой. Но Гарри знал, что ее слова обращены именно к нему. Юноша подошел к кровати и немного помявшись, присел на краешек.
  - Я не хотела служить Темному Лорду, хотя мне и нравились его идеи. Только вот меня никто не спрашивал. Когда моя мать выдала меня замуж за Рудольфуса, он приказал мне стать Пожирательницей Смерти. Я не могла его ослушаться, так как пункт о моем полном подчинении входил в магический контракт, по которому заключалась наша помолвка. Спустя два месяца после того, как Темный Лорд поставил мне темную метку, я забеременела, - Белла всхлипнула. Юноша протянул руку и осторожно коснулся сжатого кулачка мадам Лестранж. Она перевела на него взгляд, полный боли. Темно-синие глаза были полны слез, которые вылились двумя хрустально-чистыми ручейками на бледные щеки, стоило женщине моргнуть.
  - Темный Лорд не позволил мне покинуть ряды действующих Пожирателей Смерти. А еще полгода спустя, я со своим отрядом попала в засаду. Кроме меня не выжил никто. Я проклинала всех, кого только можно, за то, что не погибла вместе со своими бойцами... - Беллатрикс вновь замолчала.
  Гарри, глядя на то, как по ее щекам катятся слезы, плюнул на все и сбросив ботинки, взобрался на кровать и обнял женщину. Она уткнулась лицом ему в плечо, рубашка в том месте тут же стала мокрой. Раздались всхлипы, и парень крепче прижал к себе ту, что в ТОЙ жизни наводила ужас на сильнейших бойцов аврората и Ордена Феникса, ее боялись даже сами Пожиратели Смерти.
  - Дамблдор ставил на мне эксперименты, выясняя, как беременность влияет на силу будущей матери и способен ли нерожденный ребенок защитить свою мать. На этих словах, у Гарри перед глазами встала красная пелена. Он был в ярости. Юноше не понаслышке были известны методы общения старика со своими пленниками, но подобное он слышал впервые...
  * * * * *
  Из комнаты Беллатрикс парень вышел часа два спустя. Он выслушал все, что рассказала ему женщина: про то, что так и не рожденный ребенок погиб; про то, что Дамблдор провел над ней ритуал, прежде, чем отправить обратно к Волдеморту; и про то, как она боролась с захватывающим ее безумием; про то, что ни ее муж, ни брат мужа, ни Темный Лорд ничего не знали об этом ритуале, но им понравилось ее новое амплуа...
  Гарри ушел лишь тогда, когда Беллатрикс выплакалась и уснула. Все рассказанное легло тяжелым камнем на сердце молодого мага. Ему искренне было жаль женщину. И сейчас он собирался поговорить с Сириусом, чтобы он, как глава рода Блэк разорвал брачные узы между своей кузиной и Рудольфусом Лестранжем. Спросив у леди Вальпурги, не знает ли она, где находится ее сын, парень прошел в сторону кабинета главы рода.
  - Сириус, ты не занят? - спросил Гарри, входя в кабинет.
  - Нет, - качнул головой Блэк, - как раз закончил.
  - Я сейчас разговаривал с Беллатрикс, и она мне рассказала... много... интересного, - Поттер уселся в кресло напротив стола. - Ее брачный контракт здесь или в Гринготтсе?
  - Здесь, в сейфе, - несколько удивленно ответил Сириус. - А тебе зачем?
  - Я хочу, чтобы ты его разорвал. Только предварительно нужно посмотреть, о чем конкретно в нем говорится. Я сейчас услышал такое, отчего даже у меня волосы дыбом встали, - Гарри покачал головой, вспоминая о том, какая ярость поднялась в нем во время разговора с мадам Лестранж и о том, каких сил ему стоило ее удержать, чтобы она не выплеснулась наружу. - Только не спрашивай ни о чем. Если Белла захочет, она сама все расскажет. Просто нужно сейчас освободить ее от связи с мужем, чтобы, когда придет время, она могла отплатить ему за все.
  Сириус внимательно посмотрел на крестника и молча, поднялся с кресла. Подойдя к сейфу, он отпер его и вытащил тонкую, темно-синюю папку с родовым гербом Блэков. Маги углубились в чтение и через некоторое время Гарри нашел повод, позволяющий разорвать брак так, чтобы Белла не получила магический откат и вдобавок ко всему все имущество ее супруга перешло к ней. Из объяснений крестника, Сириус сделал свои выводы, которые ему крайне не поправились. Он смог догадаться о том, что Рудольфус, хоть и косвенно, но был виноват в том, что Беллатрикс потеряла ребенка. Объясняя, Гарри упирал именно на факт того, что возможный наследник рода погиб в утробе матери из-за того, что ее супруг халатно отнесся к вопросу о безопасности жены и будущей матери. Так же он говорил, что второй пункт о ненанесении урона репутации супруги главы рода также был не выполнен, ведь Белла предстала перед судом и была отправлена в Азкабан. Сообщить о предстоящем разрыве брачных уз, Сириус и Гарри решили тогда, когда женщина оправится после сегодняшнего разговора с Поттером. Юноша, сказав крестному, что они встретятся за ужином, отправился на поиски Драко, чтобы тот сварил для женщины умиротворяющий бальзам.
  * * * * *
  Третьего августа Драко посреди завтрака сорвался с места и побежал к камину.
  - Что случилось? - спросил Гарри, встревоженно взглянув на блондина.
  - Родители в Мэноре, - коротко ответил Малфой, зачерпнув летучего пороха. - Когда будем им все рассказывать?
   Рон, Гарри и Невилл переглянулись.
  - Может сразу, ну, чтобы долго не тянуть? - неуверенно предложил Уизли.
  - А Люциуса удар не хватит? - вопросительно хмыкнул Сириус, продолжая завтрак.
  - Он у меня сильный. Все выдержит, - ответил Драко, мысленно надеясь на то, что не переоценивает своего отца. - Гарри?
   Поттер потер переносицу и, вздохнув, утвердительно кивнул.
  - Приводи их сюда. Чем быстрее всех соберем, тем лучше.
  - Что ж, тогда ждите. Скоро будем, - Драко бросил в огонь порошок и назвав адрес, исчез в изумрудном пламени.
  - Интересно, как быстро лорд Малфой поверит в нашу историю? - пробормотал себе под нос Невилл, возвращаясь за стол.
  - Главное сразу его огорошить, а уж потом начинать более подробный рассказ. Так он точно до конца дослушает, - тихо произнесла Беллатрикс. Мадам Лестранж и Регулус сегодня впервые спустились к завтраку и выглядели уже не такими больными, как раньше. Все-таки нормальные условия проживания, хорошая, обильная еда и пусть не квалифицированное, но на приемлимом уровне лечение стало тем, в чем так нуждались бывшие узники Азкабана. Гарри улыбнулся женщине и спросил:
  - Почему ты так считаешь?
  - Потому, что я достаточно давно и смею надеяться, хорошо знаю мужа моей сестры, - Белла вернула ему улыбку.
  - Так ты - знаток Малфоев, кузина, - пошутил Блэк. - Давно хотел узнать кое-что, так что не буду упускать шанс. Признавайся, они натуральные блондины или нет?
  Белла звонко рассмеялась, и ей вторил грубоватый смех сильной половины обитателей дома на Гриммаулд-плейс 12.
  - Спроси у него сам, - улыбаясь, ответила женщина, - и получи свою долю жалящих проклятий в ответ.
  - Спасибо, но нет, - хмыкнул мужчина. - Раз он такой нервный в этом вопросе, то пусть его ответ остается при нем.
  Перешучиваясь, волшебники закончили завтрак и устроились в гостиной, ожидая появления блондинистого семейства.
  * * * * *
  Драко, выйдя из камина, наткнулся на сидящих в креслах отца и крестного. Вся заготовленная речь вылетела из головы, так как взгляды старших магов не предвещали ничего хорошего.
  - Здравствуйте, отец, крестный, - Драко нервно сглотнул. - А где мама?
  - Здравствуй, сын, - довольно прохладно произнес Люциус и, игнорируя его вопрос, задал свой. - Где ты был?
  Юноша закусил губу, думая о том, как бы ему ответить отцу.
  - Что же ты молчишь, Драко? - вкрадчивым голосом, вопросил Снейп, пытаясь поймать взгляд крестника.
  - Я был у друзей, - наконец ответил младший Малфой, старательно отводя взгляд в сторону.
  - У кого? - задал Люциус еще один вопрос.
  Помолчав минуту, Драко решился.
  - Отец, вам с мамой нужно пойти со мной в одно место, там ты получишь ответы на все вопросы. Крестный, тебя это тоже касается.
  Оба мужчины синхронно вскинули брови. Слова юноши их очень удивили. Люциус щелкнул пальцами, вызывая эльфа. Приказав позвать Нарциссу, он поинтересовался.
  - В какое место мы должны с собой пойти? Что за секреты, Драко?
  - Отец, я не могу вот так сразу все объяснить, - младший блондин покачал головой.
  Спустя пару минут, в гостиную вошла высокая, красивая леди. Улыбнувшись сыну, она обратилась к супругу.
  - Дорогой, ты меня звал?
  - Да, Нарцисса, - кивнул Люциус, поднимаясь. - Драко хочет, чтобы мы прошли вместе с ним.
  - Зачем? - удивленно спросила женщина.
  - Я бы тоже хотел это узнать? - вторил ей Северус.
  - Я же уже сказал, вам. В доме моих друзей вы получите ответы на все вопросы, - чуть раздраженно ответил Драко.
  - Хорошо, - прищурившись, кивнул Люциус, - говори адрес.
  Юноша подошел к камину и зачерпнув гость летучего пороха, бросил его в огонь, четко выговаривая слова.
  - Главная гостиная Гриммаулд-плейс 12.
  Парень исчез, а старшие ошарашенно посмотрели друг на друга.
  - Какие это у него друзья живут в доме твоих родственников, Нарцисса? - задал риторический вопрос лорд Малфой.
  - Понятия не имею, - ответила женщина, и первая отправилась в дом своей тетки.
  * * * * *
  Драко появился в гостиной особняка Блэков, где его дожидались все обитатели этого дома.
  - Гарри, задача будет несколько сложнее. Вместе с родителями прибудет и Снейп, - едва переведя дух после путешествия по каминной сети, произнес блондин.
  Никто ничего не успел ответить на слова юноши, так как камин полыхнул изумрудным пламенем, и в гостиную ступила леди Малфой. Увидев, кто именно находится перед ней, женщина замерла на месте. Не каждый день увидишь двух сбежавших из Азкабана магов и одного, давно считающегося умершим, кузена. Из ступора ее вывело взревевшее за спиной пламя. В гостиную вступил Северус, а спустя несколько секунд за ним появился и глава рода Малфой. В руку зельевара тут же скользнула волшебная палочка, стоило ему увидеть Беллатрикс Лестранж.
  - Не стоит так нервничать, профессор. Уберите свою палочку. Здесь никто никому не причинит вреда, - услышал Северус до боли знакомый голос.
  Он перевел взгляд на говорящего. На первый взгляд юноша был ему незнаком, но стоило приглядеться внимательнее, мужчина понял, что правильно определил обладателя голоса. Это был Гарри Поттер, изменившийся, но точно Поттер.
  - Что вы здесь делаете, Поттер. Вас половина аврората и профессор Дамблдор ищут, а вы тут прохлаждаетесь, - Снейп бросил яростный взгляд на зеленоглазого мага. - И, как я посмотрю, вы выбрали себе просто великолепную компанию из двоих Пожирателей смерти.
  - Ну, если быть точным, профессор, - насмешливо произнес Гарри, - то из... шестерых Пожирателей. Или вы забыли, что на вашей руке и руке лорда Малфоя тоже красуется милая татуировочка? И, кстати, говоря, о шестерых. Сириус не служил Волдеморту, вам ли этого не знать?
  - Ах, ты, дряной щенок, весь в своего папашу. Такой же... - глаза мастера зелий полыхнули злостью.
  - Заткнись, Нюниус! - рыкнул Сириус, вскакивая на ноги. - Не смей говорить гадости про Джеймса! По сравнению с ним...
  - Крестный прекрати, - оборвал его Гарри. - А вы, сэ-э-эр, прежде чем открыть рот, подумайте, стоит ли оскорблять моего отца. Ведь вы тоже не идеал.
  - Поттер, - зашипел Снейп.
  - Я прекрасно знаю и без вас главой, какого рода являюсь, - холодно произнес юноша.
  - Главой рода? - вклинился в их отнюдь не мирную беседу Люциус.
  - Вот именно, лорд Малфой. А теперь давайте присядем и спокойно поговорим, - Гарри взмахом руки указал на свободные кресла.
  - И вы нам расскажете, как стали друзьями с моим сыном? - насмешливо вопросил Люциус, подходя к креслу.
  - Не только расскажем, но и покажем, - ехидно ответил Гарри, наблюдая за тем, как все занимают свои места и, гадая, как отреагируют Малфой и Снейп, когда до них, наконец, дойдет, что здесь присутствуют те, кто уже более десяти лет должны быть мертвы.
  Северус и Люциус, уже почти сев, разглядели тех, кого не видели, стоя у камина. Оба так и застыли в полусогнутом состоянии.
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 22:26)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +29
  ПрофильЛС
  1331.01.2013 20:29
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 12.
  В гостиной раздался грохот. Это Люциус и Северус сели мимо кресел и пытаясь не упасть на пол, схватились за подлокотники этих предметов мебели. Изящные кресла не были рассчитаны на столь грубое отношение и опрокинулись прямо поверх двух магов. Нецензурную лексику заглушил гомерический хохот других волшебников. Даже Снежная королева - Нарцисса - позволила себе небольшую усмешку. Понаблюдав полминуты за тщетными попытками супруга и крестного своего сына, женщина, подняв глаза к потолку, словно спрашивая у него, за что ей это все, взмахнула палочкой. Кресла встали на свои места и старший Малфой со Снейпом получили возможность подняться.
  Когда они, наконец, уселись, Гарри щелчком пальцев вызвал домовика и велел принести омут памяти из кабинета Сириуса, вино для дам, коньяк для старших мужчин и сок для себя и друзей. Кричер, выслушав юношу, низко поклонился и с тихим хлопком исчез. Спустя минуту он появился вновь и деловито расставил все на небольшом столике.
  - Я не стану ничего пытаться объяснить вам на словах, - негромко произнес Гарри, стирая остатки веселья с лица, - наши воспоминания сделают это лучше. После их просмотра мы поясним моменты, которые вызовут вопросы.
  - После просмотра вы дадите нам непреложный обет никому ничего не рассказывать, - спокойно сказал Невилл, поднимаясь и вставая за спинкой кресла, которое занимал Гарри.
  - А кто вам сказал, что мы его вообще будем давать? - изогнул бровь Люциус.
  - И представьтесь, молодой человек, - добавил Снейп.
  - Если вы не захотите давать обет, то вы просто не выйдете из этого дома, - жестко произнес Гарри. - В конце-концов, вы находитесь в родовом особняке Блэков и здесь его глава.
  Старший блондин перевел взгляд на сына, но тот отвел глаза. У мужчины появилось нехорошее предчувствие по поводу возможных действий Драко.
  - А вы разве не узнали меня, профессор? - юноша хмыкнул, глядя на зельевара.
  - А должен был? - зло спросил Снейп, понимая, что этот дом может стать ловушкой, если они совершат ошибку.
  - Стыдно не узнать того, кого учите уже три года, - хмыкнул Рон.
  - А не стыдно применять шантаж? - спросил в свою очередь Люциус.
  - Кто бы говорил, - с тихим смешком произнесла Беллатрис.
  - А тебя никто не спрашивал, Лестранж, - процедил Снейп.
  - Я бы на вашем месте был повежливее, сэр, - в тон ему ответил Гарри. - Хотя, что я говорю, ведь вы и вежливость понятия несовместимые.
  - Щенок... - Северус вскочил с кресла.
  - Это еще как посмотреть, - в руке Гарри появилась палочка. - Из нас двоих ошейник носите именно вы.
  - Да как ты смеешь, неблагодарная тварь! Ты такой же ублюдок как и твой папаша... - в руке мастера зелий также оказалась палочка, а лицо побелело.
  Мощный удар сбил его с ног и Снейп второй раз за последние четверть часа оказался на полу. Над ним навис Сириус, потирая костяшки пальцев.
  - Я тебя, кажется, предупреждал, Нюниус, - прорычал Блэк, - не смей оскорблять Джеймса и Гарри.
  - Плевать я на тебя хотел, псина блохастая, - рявкнул Северус и пнул противника в голень, отчего тот упал. Два мага сцепились словно два бойцовых пса и покатились по полу, нанося друг другу мощные удары. Гарри, Драко, Невилл, Рон и Люциус спокойно смотрели на происходящее, чего нельзя было сказать о Нарциссе, которая прижала тонкую, бледную ладонь ко рту и с ужасом взирала на дерущихся мужчин. Регулус наблюдал за ними с неодобрением и покачивал головой. Белла поддерживала кузена одобрительными выкриками и свистом, а Барти приходилось дважды усаживать обратно, так как он порывался помочь Сириусу.
  Наконец, противники выдохлись. Рядом с Гарри появился Кричер, державший в лапках поднос с флаконами кроветворного и успокаивающего зелья и баночкой с заживляющей мазью. Когда ушибы, разбитые носы и сбитые костяшки пальцев были обработаны, а зелья выпиты, Поттер указал на омут памяти.
  - Вы сами или вас проводить? - несколько ехидно поинтересовался юноша.
  Снейп злобно зыркнул на него и опустил лицо в серебристую дымку воспоминаний, исчезая из гостиной. За ним последовали сначала Люциус, а потом и Нарцисса.
  - Ну как, полегчало? - спросил Поттер, глядя на крестного.
  - Ненамного. Ты считаешь, я был неправ? - спросил Сириус,глядя на зеленоглазый юношу.
  - Отнюдь. Я считаю, что это давно нужно было сделать. Может у него, наконец-то, мозги на место встанут, - улыбнулся Гарри и подмигнул Блэку.
  - Думаешь? - хмыкнул Драко. - Нам-то это не помогло ТОГДА, в школе.
  - Ну, не всем же так везет, как мне... - иронично протянул Поттер.
  * * * * *
  Трое магов одновременно появились в гостиной, когда Драко и Рон уже доигрывали третью партию в шахматы, а Невилл, Гарри, Регулус и Сириус пятую в карты. Беллатрикс и Барти не принимали участия в развлечениях и сидя у камина, тихо беседовали.
  Нарцисса, всхлипывая, бросилась к сыну и заключив его в крепкие объятия, разрыдалась. Северус и Люциус, оба бледные до синевы, молча подошли к столику и залпом выпили коньяк, разлитый Кричером в пузатые бокалы еще несколько часов назад. Помедлив несколько секунд, лорд Малфой наполнил их еще раз из бутылки, которая стояла тут же. Через несколько минут бутылка опустела, а оба мага все так же молча, уселись в кресла. Бросив на них беглый взгляд, зеленоглазый парень стал по-новой сдавать карты. Молчание длилось до тех пор, пока партия не была доиграна.
  - Драко, я так понял, мы с твоей матерью к тому моменту, как ты оказался в... Азкабане, были мертвы. Как это... произошло? - спросил Люциус.
  Младший блондин аккуратно высвободился из объятий матери и с тоской взглянул на пустую бутылку коньяка. Сейчас бы он с удовольствием выпил этого благородного напитка. Слишком уж тяжело было рассказывать о том, как родители погибли. Он остановил свой порыв попросить Кричера принести еще спиртного, понимая, что его организм еще не знает, что это такое и врядли хорошо отреагирует на алкоголь. Тяжело вздохнув, юноша подошел к креслу Гарри и присел на подлокотник. Лорд Малфой удивленно выгнул бровь, отметив, что в сложной ситуации его сын, даже не задумываясь и скорее всего уже привычно, за поддержкой подошел именно к Поттеру.
  - Когда война была окончена, тебя отправили в Азкабан. Я и мама тоже должны были туда попасть, но Гарри... Он буквально вырвал нашу с ней свободу у министра, которым к тому времени стал Кингсли Шеклбот. Еще месяц ему потребовался, чтобы и тебя отпустили. Гарри считал, что был обязан своей жизнью маме, ведь она не побоялась соврать Волдеморту, глядя ему прямо в глаза о том, что он убил его. Только, Гарри почему-то не считал, что у меня перед ним тоже есть Долг Жизни. Ведь он спас меня из Выручай-комнаты, когда там полыхало адское пламя. Ну да, он ведь у нас Герой, храбрый и благородный... После того, как вас департировали - это было условием твоего освобождения, все шло спокойно. Я собирался жениться на Астории Гринграсс, но не сложилось. Ей поступило более выгодное предложение от Перси Уизли. Конечно, сын героев войны, разве тут можно отказать и плевать, что они предатели крови... Хотя, я думаю, если бы на ее месте была бы Дафна, то не смотря ни на что, она бы стала Малфой. Рядом со мной все время крутилась Паркинсон. Я бы никогда не согласился на брак с ней, вы тоже были категорически против. Ее семья была одной из первых оправдана потому, что эта... Она была шпионкой в Слизерине и докладывала все Дамблдору, ее отец вынюхивал информацию для него же в рядах Пожирателей. Да, крестный, ты был не единственным шпионом этого старого ублюдка... В-общем, когда Астория вышла замуж за Уизли, Паркинсон предложил мне брачный контракт. Мы все встречались во Франции и ты, отец, сказал, что скорее заключишь контракт между мной и обычной магглой, чем позволишь подстилке чернокожего магглолюбца войти в род Малфоев и переступить порог мэнора в качестве его хозяйки. Им это ой как не понравилось. И да, эта дура с шестого курса грела постель Шеклбота. А его жена знала об этом и закрывала глаза... После отказа, тебя убили, обставив это как взрыв в лаборатории. Мама тогда чудом спаслась, ведь ваш особняк рухнул. Я разобрался с теми, кто это сделал. Но до заказчика добраться не смог...
  Хотя и знал его имя, но руки оказались коротки. Маме позволили вернуться в Англию. Я такой идиот был, нужно было отправить ее куда-нибудь подальше от этой проклятой страны, но она была единственной, кто у меня остался... Как-то раз, Паркинсон заявилась в мэнор, когда меня не было дома. Эта с... смогла с помощью порт-ключа переместить ее в дом, где встречалась со своим любовником и потребовала передать ей права на титул и все имущество. Мама отказалась и тогда она наложила на нее проклятье и вместе с ублюдком министром издевалась над ней более двух суток. Ты же знаешь, что ее здоровье было итак подорвано, а после твоей смерти стало еще хуже. Паркинсон шантажировал меня, говоря,что вернет маму если я отдам ей все.Только... Нарцисса Малфой к тому времени была мертва и я знал об этом. Я убил эту тварь. Запытал до смерти круциатусом и вызвал в мэнор Паркинсона.Я отплатил им за вас. Оставался только Шеклбот.Он пришел через месяц в мэнор и стал требовать подписать документы на передачу титула и имущества. Я был готов к его визиту. Но, ко всему подготовиться невозможно. Авроры накинули антиаппарационный барьер и блокирующий порт-ключи купол вокруг всей территории поместья. Но, до того, как они меня обедвижили, я успел его проклясть парочкой семейных проклятий из арсенала деда, из тех, что снять невозможно и активировал разрушение мэнора. А потом был Азкабан. Знаете, я ведь только там понял, что такое быть живым, что такое настоящая дружба, когда друг за тобой пойдет в огонь и в воду, даже в ад. Рон научил меня этому. Он, тот кто никогда не убивал, лишил жизни шестерых, пробил защиту Азкабана и готов был отказаться от магии, только ради того, чтобы спасти своего друга. Он один пришел за Гарри. А Поттер... Он показал нам всем, что даже в этом аду можно жить. Научил нас беспалочковой магии, анимагии и в конце-концов, вытащил нас оттуда. Я впервые сделал правильный выбор, когда назвал его своим лидером и другом и горько жалею до сих пор, что был идиотом долгие годы, считая Гарри своим врагом. Драко замолчал и в гостиной повисла тишина, почти осязаемая. Люциус, лицо которого после коньяка стало приобретать более привычный оттенок, теперь вновь было бледным. Сейчас холодный аристократ выглядел на свои годы, хотя раньше ему можно было дать чуть за тридцать. Но самым страшным было смотреть в глаза этого мага. Казалось, что они принадлежат не человеку, а животному, которое чувствует свою близкую смерть. Вокруг них четко обозначились морщинки, уголки губ были опущены вниз. Он весь ссутулился, а пальцы, сжимающие набалдашник трости, побелели. Откровения сына дались ему еще тяжелее, чем просмотр воспоминаний.
  Нарцисса тихо плакала, уткнувшись в плечо сестры. Та обнимала ее и гладила по длинным, золотистым волосам. Глаза самой Беллатрикс тоже блестели от непролитых слез, слишком тяжело было слышать ей о том, какая участь была у ее сестры в ТОЙ жизни ребят.Она не была бесчувственной, жестокой тварью, какой ее знали когда-то мальчики. Она умела сочувствовать, переживать и испытывать душевную боль. Северус молча сидел в кресле, глядя на свои сцепленные в замок руки. Малфои были ему единственной семьей. В жизни этого мага было мало радости. Он рано остался один. Его мать умерла едва мальчику исполнилось 9 лет, не выдержала побоев мужа. Отец-маггл не любил жену за то, что она скрыла от него то, что была ведьмой и ненавидел сына за то, что родился волшебником. Еще за два года до смерти супруги он стал сильно пить и вымещать зло на своей семье. В школу Северус ехал в старой мантии и с подержанными учебниками. Ему нужно было экономно тратить те деньги, что оставила ему мать. В Хогвартсе у него сразу же появились враги - Джеймс Поттер и его верные дружки. Но была и подруга, которую, став постарше, Северус полюбил всем сердцем. А также он познакомился с Люциусом Малфоем, старшекурсником, который взял его "под свое крыло". С тех пор он знал, что ему есть к кому обратиться и кто поможет в трудную минуту. Позже он стал крестным отцом Драко и фактически его считали членом семьи. И вот сейчас он услышал, что его семью уничтожат. Он, конечно, уже будет к тому времени мертв, но... Будь он проклят, если не сделает сейчас ничего для их спасения. Даже если придется кланяться Поттеру. А именно это и придется сделать. Здесь правила игры задает ненавистный мальчишка. Джеймсов щенок... Сын Лили. Мужчина посмотрел прямо на Гарри и тот, почувствовав его взгляд, повернулся.
  - Я готов принести клятву, - хрипловато произнес Северус, глядя в изумрудно-зеленые глаза юноши.
  Он решил, что с этого момента парень будет для него не сыном Джеймса Поттер, а ребенком Лили Эванс, любимой рыжеволосой ведьмочки. Он будет для него тем, кто даст шанс спасти его семью.
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 22:52)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +29
  ПрофильЛС
  1402.03.2013 19:26
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 13
   Спустя несколько дней после того, как Малфои и Снейп присоединились к ребятам, магический мир уже который раз за это лето испытал потрясение. Все газеты и журналы буквально сошли с ума от сенсационной новости. Здание редакции газеты "Ежедневный пророк" было выставлено на торги. Правда, узнать, кто же теперь будет владеть ведущим средством массовой информации, не представлялось возможным. Торги были закрытыми. Но и помимо этого прессе было о чем посудачить.
   Гоблины, подавая иск в Визенгамот действовали с размахом. Они не ограничились обвинениями лишь в адрес Риты Скитер. Представители этой расы обвиняли также и главного редактора данного печатного издания. И намекали на то, что возможно под обвинение попадет и хозяин "Ежедневного пророка". Именно благодаря этим намекам в прессе появилось заявление о торгах. Суд был кровавым, в переносном смысле конечно. Гоблины ни в какую не желали сдавать свои позиции и их адвокаты упорно отвоевывали наказание для редактора и репортера. Того же самого требовал и поверенный делами рода Поттеров, так как иск был подан от лица директора Гринготтса и юного лорда. Как бы Дамблдор не сверкал глазами из-за очков половинок, но обвинительный приговор ему все, же пришлось вынести. Рита Скитер своими статьями достала многих магов, и большая часть судейского состава проголосовали в пользу обвинения. Скандальная журналистка была приговорена к десяти годам заключения в Азкабане с лишением всего имущества в пользу истцов.
   Сразу после суда верховный чародей Визенгамота потребовал у, не успевшего покинуть здание министерства поверенного рода Поттеров, чтобы тот сообщил ему, где находится Гарри. Но гоблин, оскалившись в неприветливой улыбке, заявил, что лорд Поттер пожелал, чтобы его местонахождение оставалось для всех закрытой информацией и он не намерен выдавать тайны своего клиента кому бы, то, ни было. После чего, воспользовавшись камином в атриуме министерства, исчез.
   Дамблдор мог лишь скрипеть зубами и думать о том, куда подевалась его марионетка. Вернувшись в свой кабинет, старик решил, что пришло время связаться с Блэком. Он считал, что Сириус, находясь в бегах, не знает о пропаже своего крестника. Иначе беглый узник уже давно появился бы в его кабинете и закатил скандал. Альбус задумчиво покрутил в пальцах перо и отложил его в сторону. Он мысленно уже в который раз вернулся к тому моменту, когда зачитывал приговор. Ему было жаль, что мисс Скитер проведет десять лет в Азкабане. А ведь у него были такие большие планы! Она должна была в этом году знатно потрепать нервы Мальчику-который-выжил. Дамблдор знал о том, что журналистка незарегистрированный анимаг, но молчал, спуская ей все выпады в свой адрес. Эта дамочка должна была сыграть свою роль в том плане, который он составил на годы вперед и вот теперь этот план придется корректировать. Так же Дамблдор был зол на то, что главный редактор тоже угодил в тюрьму. Пусть и на меньший срок, чем Рита, но все, же это была потеря. Джереми ел с его рук и пускал в печать нужные Альбусу статьи. С помощью этих статей Дамблдор насаждал читателям свои идеалы. И вот теперь у него больше нет этой возможности.
   POV Альбуса Дамблдора.
   Как-то не спокойно мне. Не случилось бы ничего неожиданного. Хотя, о чем это я? Уже случилось. Поттер пропал, с Дурслями беда, Скитер в Азкабане, Беллатрикс Лестранж сбежала из тюрьмы и теперь разгуливает где-то на свободе, Арабелла погибла. Что там еще? Ах, да! Поттер, мордредов мальчишка, умудрился как-то узнать, что является лордом и договорился с гоблинами, чтобы те и от его имени подали иск против "Ежедневного пророка". И одного из рычагов давления на магов я теперь лишился. Джереми был единственным, кто не побоялся проворачивать дела для моей пользы под носом у своего начальника. Мерлин, сколько сил и денег было вложенно в него! И все пошло прахом. Может создать школьную газету? А что, неплохая мысль, пусть студенты читают и доносят сведения до своих родителей. Да, надо об этом будет подумать. Все-таки, как ни крути, а дети - это лучшие рычаги давления на их родителей.
   Поттер, Поттер, куда же ты так не вовремя исчез? Надеюсь, Блэк сможет тебя найти. Не зря ведь он пес. Такие ищейки как он, обычно быстро находят нужные следы. Пожалуй, отправлю-ка я мальчишку к Уизли. Раз уж Петуния не смогла добыть его палочку, то уж Молли это без сомнения удастся. Кстати, надо узнать куда это они своего недалекого сынка отправили, а то я в прошлый наш разговор ничего, толком, и не понял. Да и не до этого мне было. Ах да, надо еще проверить зарядился ли ограничитель. А то, когда настанет время новой встречи нашего героя с Томом, может получиться так, что никакого "Приори инкантатем" не произойдет и мальчишка либо победит Риддла, либо не сумеет убежать и Риддл победит его. Хотя, может и не надо этого делать? Кто знает, когда Том возродится? Оно, конечно, Петтигрю вернулся сейчас к нему, но ведь нужно, же еще провести ритуал. Если я хорошо знаю, а я знаю Тома, то он захочет использовать в ритуале кровь Поттера. Иначе ему будет сложнее до мальчишки добраться. Вот только когда именно все это произойдет. Я все же склоняюсь к мысли, что в этом учебном году. Он же добрался до Берты Джоркинс, значит, вся информация ему известна. А раз он знает, то ждать не будет. Врядли ему предоставится еще такой хороший шанс. Интересно, кто же поможет Поттеру попасть в число участников? Наверняка это будет кто-то из слизеринцев. Надо будет в этом году к ним повнимательнее присмотреться. И дай Мерлин, чтобы мои выводы были верны. Итак, уже в плане несколько ошибок допущено. Ну, да ладно, исправлю. Жаль только, что сопляку память о его новом статусе уже не сотрешь, слишком многие благодаря этому проклятому суду теперь знают, что он стал лордом. Кто-то все-равно его об этом спросит, а он начнет хлопать глазами. Неприятностей тогда точно избежать не получится. Так, ладно, сейчас напишу Блэку письмо, чем быстрее мальчишка окажется под надзором, тем лучше.
   Конец POV Альбуса Дамблдора.
   Вновь взяв в руки перо и пододвинув пергамент, директор Хогвартса написал послание Сириусу.
  * * * * *
   Гарри сидел в кресле напротив Беллатрикс. Женщина быстро шла на поправку и сейчас уже выглядела вполне прилично. Тяжелые, черные кудри красиво рассыпались по плечам и блестели на свету. Черные глаза утратили свой безумный блеск, теперь в них нередко можно было увидеть смешливые искорки. Кожа бледная, но приятного оттенка, а не воскового цвета, что был раньше; руки перестали дрожать, как впрочем, и сама Белла практически больше не вздрагивала от любого громкого звука. Сейчас, получая нормальное питание и целебные зелья, женщина перестала походить на скелет обтянутый кожей, а приобрела вполне приятные на мужской взгляд округлости. Но, все-равно она еще не вернула тот цветущий вид, который имела до того, как попала на службу к Темному Лорду и который Гарри видел на колдографиях в семейном альбоме Блэков.
   Беллатрикс крутила между пальцами небольшую брошь. Это был родовой артефакт Блэков, который наводил на носителя гламур. Иллюзию никто не сможет снять без разрешения ее владельца или увидеть сквозь нее.
  - Ты точно уверена, что справишься? - в который уже раз за последние полчаса спросил Гарри.
  - Абсолютно, - кивнула женщина и, встав с кресла, прикрепила брошь на отворот темно-фиолетовой мантии.
   По лицу Беллатрикс прошла рябь и спустя секунду ее внешность ощутимо изменилась. Сейчас перед Поттером стояла очень красивая женщина. Гладкие, шоколадного цвета волосы достигали талии, черный цвет радужки сменился на каре-зеленый, кожа приобрела приятный, персиковый оттенок, губы стали чуть тоньше, но сохранили свой насыщенный цвет. Теперь в этой женщине невозможно было узнать Беллатрикс Лестранж.
  - Ну, здравствуй, Изабелла Ранж, - произнес Гарри, поднявшись со своего места и целуя тонкие пальчики леди.
  - Предпочитаю Белль, - с улыбкой ответила та.
  - Не слишком ли откровенная схожесть будет в этом имени? - прищурившись, спросил юноша.
  - Не думаю. Врядли кто-то осмелится даже просто предположить, что беглая преступница решится на то, чтобы появиться в обществе при свете дня, да еще и станет журналисткой.
  - Да, это на самом деле маловероятно, - кивнул Гарри. - Осталось дождаться появления Люциуса, чтобы быть абсолютно уверенными, что ты займешь это место.
  - Люциус в лепешку разобьется, но станет владельцем газеты. Я в этом нисколько не сомневаюсь, - с уверенностью в голосе произнесла Беллатрикс, вновь присаживаясь в кресло.
  - Дай-то Мерлин... - рассеянно отозвался Поттер, подходя к окну.
   Когда в прессе только появилось сообщение о торгах, лорд Малфой тут же заявил о том, что "Ежедневный пророк" будет принадлежать им. А Беллатрикс, понимая, что из-за своего нездорового состояния и статуса беглой преступницы не может пока ничем особенным помочь, предложила свою кандидатуру на роль журналистки. И Малфой-старший со Снейпом одобрили ее идею, аргументируя это тем, что большая часть магов по-своей сути наивны, и они верят любому печатному слову. Гарри, испытав это на собственном примере, даже не стал спорить. Хотя он волновался за Беллу, ведь она до сих пор еще не поправилась окончательно. И для этого потребуется еще не один месяц.
   Чтобы Беллатрикс не узнали, ей было необходимо сменить внешность. Было много предложений, начиная от оборотного зелья и заканчивая маггловскими средствами. Леди Вальпурга молча, выслушала все и лишь фыркнула. В конце-концов именно она предложила самый лучший вариант.
   В одном из множества тайников, разбросанных по всему дому, хранился ценный и довольно древний артефакт. Брошь в виде цветка лотоса. Он наводил очень мощную иллюзию, которую невозможно было снять никому, кроме того Блэка, что становится хозяином данного артефакта. Через нее нельзя было увидеть никакими магическими способами или с помощью других артефактов. Фактически, иллюзию невозможно было обнаружить и это даже при том условии, если знать, что искать. По желанию владельца брошь могла становиться невидимой, и снять ее мог тоже только он. Когда Беллатрис взяла артефакт в руки, она ни секунды не сомневаясь, напитала его своей кровью и, почувствовав, как брошь на мгновенье нагрелась, удовлетворенно улыбнулась. Сегодня должны были состояться торги, и они все очень надеялись, что Люциус вернется с хорошими новостями. Гарри весь день нервничал, ожидая результата, и решил побыть рядом с Беллатрикс, чтобы ни на ком не сорваться. Эта женщина действовала на него как-то необычно. Если в ТОЙ жизни, видя мадам Лестранж, Гарри только и мог, что желать ее уничтожить, то в ЭТОЙ жизни все было наоборот. Он чувствовал в присутствии Беллы умиротворение и желал ее защищать, хотя и прекрасно знал, что будь она абсолютно здорова, то сама сможет себя защитить, да и не только себя, но и близких. Вот и сейчас, находясь вместе с ней в гостиной, Поттер практически не нервничал, веря даже не в сами слова женщины, а в ту уверенность, с которой она их произносила.
   Дверь тихонько скрипнула и Гарри резко обернулся. В гостиную вошли его друзья. Еще через пару минут к ним присоединились Сириус и Барти, а потом и тихо переговариваясь, вошли Нарцисса с Регулусом.
  - Пора бы отцу уже вернуться, - пробормотал Драко, поглядывая на часы.
  - Думаю, он скоро будет, - негромко сказала Нарцисса.
   В гостиной вновь повисла тишина. Наконец, спустя почти четверть часа, огонь в камине полыхнул изумрудным пламенем, пропуская в дом сиятельного лорда Малфоя. Гарри нервно хихикнул, так как внезапно мужчина напомнил ему кота, обожравшегося сметаны.
   Повернувшись в сторону Поттера, Люциус несколько удивленно выгнул бровь, словно спрашивая, что его насмешило.
  - Ну как? - нетерпеливо спросил Сириус.
  - "Пророк" наш, - лаконично ответил блондин и вынул из кармана свиток, удостоверяющий, что отныне ведущая газета магической Великобритании принадлежит роду Малфоев.
   По гостиной разнеся общий вздох облегчения. Ребята засияли, как начищенные галеоны, радуясь тому, что теперь в их руках находится один из рычагов управления общественным мнением.
  - Это просто великолепено, - улыбаясь, произнесла Нарцисса. - Предлагаю отметить это событие.
   Возражений на данное предложение не последовало и леди Малфой, прихватив с собой свою сестру, умчалась на кухню. Она не знала, что на маленькой, практически семейной вечеринке, которая состоится благодаря ей, будет принято одно очень важное для них всех решение.
  Отредактировано Ledy Siren (11.03.2013 22:57)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +35
  ПрофильЛС
  1511.03.2013 21:27
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  ГЛАВА 14.
   Гарри сидел в кресле и хмуро глядел на бледно-зеленых мужчин. Празднование покупки газеты вчера прошло на ура. А сегодня уже были последствия обильных возлияний. Драко, Рон и Невилл с аппетитом поглощали завтрак, ехидно поглядывая на старших мужчин. Те, стоило им увидеть что-то съестное, тут же принимались морщиться, им в данный момент даже был неприятен запах еды. И именно поэтому они сейчас не находились за столом, а заняли диван и кресла.
  - Ну-с, дорогие наши алкоголики, - ядовито протянул Поттер, - что будем с вами делать?
  - Крестник, не будь садистом, - взмолился Сириус, - отдай зелье.
  - Еще чего, - возмутился Гарри, погладив Кричера по голове, как котенка.
   Эльф блаженно зажмурился, предварительно бросив злорадный взгляд на пятерых мужчин.
  - Поттер, - процедил зельевар, осторожно ощупывая нос, - не хотите отдавать зелье, так хотя бы разблокируйте камин и верните наши палочки.
  - А я у вас их и не брал, - фыркнул зеленоглазый маг. - Если они вам так нужны, забирайте. Мужчины проследили взглядом за рукой парня и дружно застонали. Пять волшебных палочек оказались прикреплены к потолку.
  - Как? - только и смог прохрипеть Люциус.
  - Омут памяти принести? - ехидно предложил Гарри, но ответа так и не дождался. - Кстати, лорд Малфой, как вам понравился маггловский магазин строительных товаров?
   Люциус побледнел, хотя казалось, куда еще больше? Он что-то невразумительно пробормотал и отпил из бокала воды.
  - Что, простите? Не могли бы вы повторить? А то я не расслышал, - Гарри откровенно издевался.
  - Малфои не ходят по маггловским магазинам, - внятно произнес старший блондин, пытаясь придать своему лицу надменности, правда, вышло откровенно плохо.
  - Верно, Малфои по ним не ходят, - покивал Гарри головой и злорадно добавил, - они по ним ползают... на коленях.
   Сириус, Регулус и Барти заржали, как кони. Снейп ухмыльнулся и продолжил изучать потолок. Лорда Малфоя же казалось, сейчас хватит удар.
  - Как это на коленях? - с ужасом спросил он.
  -Ну, как-как, обычно, помогая себе руками, - хмыкнул зеленоглазый юноша.
  - Зачем? - спросил Люциус.
  - Затем, что это была единственная поза, из которой вы не падали и в которой вас не мутило.
  - Малфоев не мут... - начал, было, блондин, но Гарри его перебил.
  - Это вы скажете урне на углу того же магазина и фонарному столбу недалеко от Гриммаулд-плейс.
   Гостиная вздрогнула от дикого хохота, Снейп, Крауч и оба Блэка даже забыли о том, что им плохо.
  - Смеяться изволите, профессор, - все тем же ехидным тоном произнес Гарри. - А что же это вы, позвольте узнать, так скрываете свою любовь к животным?
   Снейп поперхнулся смехом и замолчал, вытаращив на гриффиндорца слегка мутные, черные глаза.
  - Да-да, сэр, вы вчера так хорошо смотрелись, шагая зигзагами и выгуливая черного пса вместе со столь же черным, персидским котом. Кстати, а куда вы поводки дели?
   Сириус и Регулус, которые были не в состоянии перестать смеяться, тут же замолчали, дикими глазами взирая, то на хватающего ртом воздух Снейпа, то на Гарри. Полюбовавшись еще несколько минут на ошалевших магов, Поттер решил, что с них хватит и кивнул Кричеру. На журнальном столике тут же появились пять флаконов с так необходимым сейчас мужчинам зельем, и мягко спланировали с потолка волшебные палочки. Гарри встал и направился к столу, где его друзья давились смехом.
  - Поттер, а что у меня с носом? - услышал зеленоглазый волшебник, уже садясь на стул.
  - То же самое, что и у Сириуса с ухом. Вы друг друга покусали, когда не смогли достать с потолка свои палочки...
  * * * * *
   Поздним вечером того же дня Барти нашел Гарри в библиотеке. Присев в кресло, мужчина тихо произнес:
  - Беллатрикс плохо себя чувствует.
  - Что с ней? - с тревогой спросил Поттер.
  - Из нее откачивают магию.
  - Что-о-о?!?
  - Магия переходит по брачным узам к ее супругу. Он набирается сил, в то время когда Беллатрикс становится все хуже и хуже.
  - Но почему она ничего раньше не говорила? - Гарри поднялся и стал мерить шагами комнату.
  - Она раньше не чувствовала ничего.
  - Почему тогда она это почувствовала сейчас? - не понял Поттер.
  - Ну, тут может быть две причины. Либо узы были блокированы, пока Белла не восстановилась от пребывания в Азкабане. Либо этот... стал специально оттягивать ее магию на себя. Я склоняюсь ко второму варианту и считаю, что Рудольфус накапливает магию для побега, - Крауч тяжело вздохнул.
  - Просто великолепно, - прошипел Гарри и направился к двери. Свяжись с Нарциссой, пусть она найдет Снейпа. Они понадобятся нам тут. И еще. Позови Регулуса и Драко. Я сейчас поговорю с Сириусом, и будем разрывать брачный контракт.
  * * * * *
   В спальне Беллатрикс, собрались Драко, Нарцисса, Регулус, Сириус, Гарри и поверенный рода Лестранж с директором Гринготтса. В данный момент бледная, измученная болезненным оттоком магии женщина и гоблины заполняли все необходимые документы. Все деньги и имущество рода Лестранж передавалось в род Блэков. Белла без проблем могла это сделать, так как глава рода Лестранж сейчас был юридически недееспособен. Спустя четверть часа оформление бумаг было окончено и гоблины отошли к стене. Беллатрикс осталась лежать в кровати, а Сириус сел в кресло, стоящее рядом с постелью женщины. Он достал брачный контракт и, следуя не писаным правилам, стал задавать вопросы. Малфои и Гарри выступали в качестве свидетелей. Драко и Нарцисса были кровными родственниками Беллатрикс, но из другого рода. Гарри был близким роду, но принадлежал другому. Именно это необходимо было для того, чтобы стать свидетелями при разрыве брачного контракта. Вскоре последний вопрос был задан, а положительный ответ озвучен. Сириус произнес церемониальную фразу, после чего поднялся и разорвал пергамент ровно пополам. Одна половина была скопирована и передана свидетелям, вторая осталась у главы рода Блэк. В ту же секунду магия стала возвращаться к Белле, и Регулус встал рядом со своей кузиной, читая необходимое заклинание. Оно было необходимо для того, чтобы возвращающаяся магия не вышла из-под контроля. Фактически, Регулус выступал страховщиком. Вскоре все закончилось и, Белла откинулась на подушки. Северус, не теряя времени, тут же напоил женщину зельями, добавив в конце зелье сна-без-сновидений. Мисс Блэк требовался отдых.
  * * * * *
   Наступил день Чемпионата по квиддичу. Перед ним ребята долго думали о том, стоит на него идти или нет и в конце-концов решили, что появляться там нет смысла. Уизли все-равно получили установку на то, что их младший сын отправлен ими же в летний лагерь, так что особо много вопросов ни у кого возникнуть было не должно. Таким образом, вместо пребывания на чемпионате, который они уже видели, компания заговорщиков решилась-таки осуществить тот план, который после приличного количества огневиски озвучил Люциус. В этот день, точнее вечер Корнелиус Фадж должен будет на некоторое время сменить свое местожительства на темницы Малфой-мэнора, а его место займет Регулус Блэк. Естественно младший сын леди Вальпурги будет носить личину нынешнего министра, в чем ему поможет родовой артефакт, такой же, как у Беллатрикс. Люциус, Драко и Нарцисса перед тем, как воспользоваться порт-ключом, который должен перенести их на место проведения Чемпионата, прибыли в дом Блэков, чтобы еще раз все обсудить и забрать с собой Беллатрикс. Мисс Блэк должна была выпустить после этого мероприятия свою первую статью. Вместе с ними также отправлялся и Регулус в своей анимагической форме - черного кота. Младшему Блэку предназначалось до вечера исполнять роль домашнего любимца. Остальным же оставалось лишь ждать, чем закончится их затея.
   Еще раз, обговорив все детали плана, четверо волшебников и персидский кот исчезли в голубой вспышке, чтобы появиться на площадке для прибывающих, которая располагалась неподалеку от леса. Спустя некоторое время на отведенном для семейства Малфоев участке раскинулась большая палатка, на которой красовался герб их рода. Нарцисса, подхватив кота-кузена на руки, отправилась поприветствовать своих подруг. Драко тоже решил встретиться с однофакультетниками, чтобы освежить память перед возвращением в Хогвартс. Беллатрикс, вооружившись пером и блокнотом, растворилась в толпе волшебников. Люциус же направился в сторону министерской палатки, где надеялся найти Фаджа.
  * * * * *
   Драко удобно устроился на пледе, который был расстелен возле палатки Ноттов. Рядом расположились Тео, сестрички Гринграсс, Панси, Блейз, Винс, Грег и Миллисента. Его сокурсники делились деталями своих поездок в другие страны, которые состоялись на этих каникулах. Это время Драко использовал для того, чтобы рассмотреть ребят и составить о них мнение, которое определенно будет отличаться от того, что было раньше. Ведь сейчас он уже не мальчик, а взрослый мужчина, который волею судьбы и проведенного ритуала находится в детском теле.
   На Панси ему было крайне неприятно смотреть, так как в эти моменты в сознании всплывали картины из его будущего. А руки так и чесались прямо здесь, и сейчас свернуть шею этой предательнице и будущей любовнице чернокожего аврора. Лишь сильная воля не давала ему этого сделать. Но вот оскорбить ее ему никто не мешал. Драко ядовито улыбаясь, посмотрел на Паркинсон.
  - Что-то я не заметил никакого эффекта от твоего пребывания в массажных и косметических кабинетах египетского курорта, - лениво протянул блондин.
  - Хочешь сказать, что я итак красивая? - похлопав ресницами, спросила Панси.
  - Хочу сказать, что даже там тебе не смогли помочь.
   Из глаз девочки тут же брызнули слезы, а остальные издевательски рассмеялись. Паркинсон, не дождавшись ни от кого поддержки, убежала в сторону родительской палатки.
  - Драко, зачем ты так? Ей ведь неприятно, - укоряюще произнесла Дафна, хотя было видно, что девочке абсолютно безразличны чувства своей сокурсницы.
  - Знаете, ребята, у меня есть подозрения, что Паркинсон не очень хорошо хранит тайны нашего факультета.
  - У тебя есть доказательства? - нахмурившись, спросил Забини.
   Драко пару секунд помолчал, после чего ответил.
  - Пока нет, но будут.
  - Малфой, ты ведь понимаешь, что это очень серьезные обвинения? - задал вопрос Теодор.
  - Понимаю, - кивнул блондин.
   Слизеринцы тут же принялись обсуждать возможное предательство их факультета их же сокурсницей.
  - А ты изменился, Малфой, - негромко произнесла Бутлстроуд, сидящая чуть впереди него.
  - С чего ты это взяла, Милли? - довольно мягко спросил Драко, вспоминая о трагической судьбе этой девушки.
   Он подумал о том, что такую, как она надо держать поближе. Мисс Бутлстроуд умела быть верной, и своих близких будет защищать, как дракониха кладку. Не важно, что сейчас девочка не блещет особой красотой и не может похвастаться огромной силой, когда она подрастет, то станет очень миловидной. А нехватку магической силы заменят мозги. Уж ему-то это хорошо известно.
  - Я это чувствую, - просто ответила слизеринка, после чего отвернулась и включилась в обсуждение Паркинсон.
  * * * * *
  - Корнелиус, не согласитесь ли отужинать вместе с моей семьей? - спросил Люциус, после того, как игра закончилась.
   Сейчас он вместе с Фаджем спускался из министерской ложи. Драко и Нарцисса уже были в палатке.
  - С удовольствием, - кивнул министр и поправил сползший на глаза котелок.
  Двое магов неспеша, прошли к палатке, раскланиваясь по пути со знакомыми. Наконец, они дошли до места, и Люциус пропустил Фаджа вперед. Внутри палатка была похожа на охотничий домик. Корнелиус подошел к встретившей их Нарциссе и галантно склонился над ее рукой. В эту же секунду ему в спину ударил луч оглушающего проклятья. Драко тут же активировать порт-ключ и переместился в мэнор с бессознательным министром магии. Там юноша отлевитировал Фаджа в подземелья. Сняв с него артефакты, часы и шляпу-котелок, надел ему на ноги цепи. После чего для верности наложил антипоисковое заклинание, чтобы если их план провалится, никто не смог его найти. Оглядев камеру и пленника, Драко с помощью многоразового портала вновь вернулся в палатку. Там уже вовсю шел инструктаж Регулуса, который пребывал в облике министра магии. Драко отдал ему волшебную палочку Фаджа, артефакты, часы и шляпу, после чего сходство с министром стало окончательным. Теперь им оставалось лишь надеяться на то, что Регулус справится со своей ролью и все пойдет так, как они и планировали.
  Отредактировано Ledy Siren (12.03.2013 19:05)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +32
  ПрофильЛС
  1617.03.2013 22:07
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 15.
   Ранним утром первого сентября в доме на Гриммаулд-плейс 12 было довольно шумно. Четверо ребят яростно спорили о том, каким образом все узнают о том, что они теперь общаются. Очень уж не хотелось им играть в ненависть. За последние дни трое гриффиндорцев и один слизеринец так и не пришили к согласию в этом вопросе. Вариантов было высказано предостаточно, но все они не устраивали кого-либо из ребят. Старшие же обсуждали свои вопросы. Так как теперь место Фаджа занимал Регулус, то отпадала необходимость Сириусу отправляться в какую-либо другую страну, где можно было бы попросить провести расследование его дела и снять с главы рода Блэк все обвинения. После суда старший из двух братьев готовился открыто уйти в оппозицию Дамблдору. Он итак проигнорировал десяток писем старого манипулятора, которые тот отправлял ему с призывом появиться у него в кабинете, в Хогвартсе. И в дом не пускал старика, навесив на него чары Фиделиуса, которые замкнул на Гарри, так настоял сам крестник. Самого суда Сириус не боялся, так как был абсолютно уверен в том, что выиграет его. Этой уверенности способствовало то, что во-первых, он был не виновен в приписываемых ему деяниях; во-вторых, у него будет лучший в магической Англии адвокат, который настоит на применении сыворотки правды; в-третьих, против Дамблдора будет выдвинуто обвинение. Его обвинят в том, что являясь главой верховного суда магической Англии, он не потребовал доказательств виновности Блэка, хотя и знал, что как минимум по-одному из пунктов обвинения Сириус был невиновен. Дамблдор знал кто именно являлся Хранителем тайны Поттеров, так как сам проводил ритуал Фиделиуса. А раз глава Визенгамота подпадал под обвинение, то и выступать судьей по этому делу не мог. Его место займет Фадж, как первое лицо государства, точнее Регулус, который непременно очистит имя брата от грязи и снимет с него все обвинения. А еще, эта первая победа над Дамблдором, окажется двойной. Старик больше не сможет занимать пост главы Визенгамота, так как однажды он уже отправил невиновного в тюрьму.
   Крауч громко ругался, расхаживая по гостиной в облике Хмури и периодически извинялся перед двумя леди за нецензурные выражения. Он уже второй день пытался привыкнуть ходить в облике отставного аврора, а тот же эти дни "отдыхал" в темницах Малфой-мэнора, в соседней камере от настоящего Фаджа. Операция по взятию этого параноика в плен прошла гладко. Ребята хорошо помнили статью в "Ежедневном пророке" из ТОЙ жизни, где Скитер со вкусом описывала взбесившиеся мусорные баки перед домом старого вояки. Защиту ребята смогли обойти без проблем, а сам дом основательно разгромили. Хмури хоть и был в отставке по причине возраста и состояния здоровья, но бойцом был сильным. Когда Гарри надоело швыряться проклятьями, он просто выпустил наружу силу Азкабана, которая в мгновение одолела верного сторонника Дамблдора. Уходя, они все же активировали защиту. Крауч в облике Хмури остался дожидаться наряд авроров, а Белла состряпала статью об этом происшествии.
   Пока Люциус, Регулус и Сириус обсуждали детали поведения на предстоящем суде, Беллатрикс и Нарцисса по-десятому разу пересматривали содержимое сундуков ребят. Они волновались о том, как бы мальчики ничего не забыли и пытались впихнуть в сундуки еще некоторое количество одежды, артефактов, книг, зелий... Ну, это женщины с хорошо развитым материнским инстинктом, что с них взять? Ребята просто не обращали на их действия никакого внимания, с головой уйдя в свой спор. Хотя, Гарри все же иногда поглядывал в сторону двух суетящихся леди и улыбался. Ему такое внимание, почти материнское, было в новинку, ведь свой сундук он всегда, даже когда жил у Уизли, собирал сам. А сейчас ему было очень приятно, что кто-то о нем так заботится. Да еще если принять к сведению то, кем были эти женщины. Одна - для всех рьяная прислужница Темного Лорда и беспощадная убийца Беллатрикс Лестранж, теперь уже Блэк, а вторая - снежная королева и эталон элегантности леди Малфой. Но сейчас эти дамы были такими домашними и милыми...
   Как оказалось, единственные леди в так недавно образованной компании, ну, если конечно не считать портрет Вальпурги Блэк, могут заниматься несколькими делами одновременно. Они не только собирали и перепроверяли сундуки ребят, они еще успевали переговариваться о том, какие статьи будет лучше всего пустить первыми в печать и прислушиваться к спору мальчиков. Наконец, когда сидя на крышке последнего сундука, дамы смогли его закрыть, то решили внести свою лепту в спор молодой четверки.
  - Не понимаю, почему вы не можете прийти к самому простому решению вашей проблемы, - произнесла Нарцисса, промокая снежно-белым, кружевным платочком капельки трудового пота на лбу.
  - Какое решение, ты называешь простым, мама? - спросил Драко, скептически поглядывая на почему-то увеличившееся в два раза количество сундуков.
   Он очень хорошо знал свою мать, чтобы представлять размеры будущей катастрофы, которая произойдет, когда придет время распаковывать вещи. Они просто вывалятся через край, стоит только открыть замок.
  - Драко, ты - слизеринец. А что на этом факультете ценится превыше всего? - мягко улыбнулась Нарцисса, позволяя сыну самому догадаться о решении проблемы.
  - Чистота крови, умение плести интриги, статус в обществе... - начал было перечислять блондин.
  - Вполне хватит и первого фактора, - прервала его Беллатрикс. - Гарри - чистокровный. К тому же, он - твой кузен через крестильную связь с Сириусом. Так что мешает вам наладить отношения?
  - А еще, он глава рода. Не пристало наследнику задирать главу рода, пусть и другого. Ведь слизеринцы в большинстве своем стараются не ругаться с Гарри. Это лишь между вами была вражда, - закончила пояснения леди Малфой, вставая и расправляя складки нежно-салатового платья.
   Четверо ребят смотрели на двух женщин, как на гениев. Они не понимали, почему сами не нашли столь простого решения, ведь оно было таким очевидным. Видимо, не смотря на весь их жизненный опыт и суммарный возраст, они были еще не способны видеть и улавливать подобные нюансы. Да, Азкабан - это не та школа, которая способна научить подобному. Он может дать знание, как быть сильным, как научиться ненавидеть, как выжить в жестоком мире. Но он не подарит опыт в более тонких, можно даже сказать изящных играх, таких, как плетение интриг, считывание информации с позы, жестов, наклонов головы, крепости рукопожатий, глубины реверансов и поклонов... Вообще, если так судить, есть три основных школы: школа получения знаний, школа общества и школа боли и потерь. Две из трех ребята прошли в полной мере. Школой знаний для них был Хогвартс. Школой же боли и потерь, в которую их привело предательство, ненависть и страх окружающих, для этой четверки стал Азкабан, самая страшная тюрьма магического мира. И эту, последнюю, школу они прошли от начала и до конца, до дна испив чашу, наполненную обжигающей болью, смертельной ненавистью, раздирающим душу предательством...
  * * * * *
   Драко с родителями первыми аппарировали на платформу 9 3/4. К ним почти сразу подошли Крэббы и Гойлы. Мужчины тут же принялись за обсуждение вчерашней статьи в газете, где было напечатано сенсационное интервью с якобы беглым преступником Сириусом Блэком, Нарциссу же дамы увлекли в другой разговор. Драко хмыкнул. Ничего не меняется. Его отец все также обсуждает политику, ожидая того, когда отпрыск займет место в Хогвартс-экспрессе, а мать, как и раньше болтает с подругами о тряпках и моде. Да и он сам стоит рядом Винсом и Грегом. Сейчас подойдут Забини, следом за ними Нотты, Паркинсоны, Бутлстроуды, Гринграссы... Так было всегда и в ТОЙ жизни и в этой.
   Драко, слушая болтовню своих сокурсников, краем глаза следил за аппарационной площадкой. Скоро должны были прибыть его друзья. Наконец, контур площадки замерцал, это специальные чары сообщали о том, чтобы на нее не заходили. Спустя секунду один за другим появилось трое парней. Малфой едва заметно улыбнулся. Пора.
  * * * * *
   Симпатичный юноша с изумрудно-зелеными глазами сидел в последнем купе пятого вагона состава Хогвартс-экспресс. Он периодически бросал обиженные взгляды на закрытую дверь, после чего отворачивался к окну. Но проплывающий за ним пейзаж не мог удержать внимания молодого человека, поэтому он вновь и вновь поворачивал голову в сторону двери. Он ждал. Наконец, спустя час от начала поездки, ожидание ему надоело, и парень зло прищурил глаза. Цвет радужки теперь не был чисто зеленым, к нему прибавились кроваво-красные искры и в этот момент дверь вспыхнула бледно-голубым светом, означающим снятие защиты. В следующую секунду она отъехала в сторону и в купе ввалились три парня. Такие разные, но с абсолютно одинаковым, устало-раздраженным выражением на лицах.
  - Достали!- в совсем непривычной для, почти всех, студентов Хогвартса, но вполне знакомой, собравшимся в этом купе манере, рявкнул шатен плюхаясь на свободное сиденье.
  - И не говори, - согласился с ним второй юноша с темно - рыжими, отливающими красным, волосами, усаживаясь рядом. Третий юноша с необычной, платиново-белой шевелюрой, совершенно молча, сел рядом с зеленоглазым парнем. Он посмотрел на него и обреченно вздохнул.
  - Гарри, - в свойственной лишь ему манере, протянул блондин, - только не говори, что ты обиделся.
   Рыжий и шатен тут же уставились на того, кого их друг назвал Гарри.
  - Могу и не говорить, - процедил ему в ответ брюнет и отвернулся к окну.
   Рыжик тут же закатил глаза.
  - Гарри, друг, ну ты же знаешь, что мы не виноваты, - примиряюще произнес он.
  - Я ждал вас целый час, - обиженно выдал зеленоглазый юноша.
  - Зато этот час ты провел в тишине и покое, - почти пропел блондин.
  - Вот-вот, тебе никто не мешал, никто не дергал, никто не заставлял что-либо делать, - подхватил шатен.
  - А у меня до сих пор в ушах стоит визг этой глупой грязнокровки. "Рональд Биллиус Уизли, мы немедленно сейчас пойдем и найдем Гарри Поттера", - очень похоже, сымитировал голос Гермионы Грейнджер рыжий парень. - И ведь слушать ничего не хочет, уперлась хуже гиппогрифа. Еле удалось свалить оттуда. Спасибо Неву.
  - Мерлин, эта дура Паркинсон тоже, когда пытается заставить меня сделать то, что хочет она, зовет меня полным именем. Такое ощущение, что ее и грязнокровку Грейнджер одна ведьма родила, - передернул плечами Драко.
  - Ну, Малфой, вам еще повезло, - раздраженно фыркнул шатен. - Мне пришлось почти час выслушивать тот бред, который излагает с умным видом твоя сестра, Рон, а также остальные ее подружки.
  - Лонгботтом, в таком случае я тобой восхищаюсь, - с усмешкой протянул блондин. - Это ж, какую надо иметь силу воли, чтобы не заавадить их там всех к Мордредовой бабушке.
  - Это не сила воли, - с какой-то непонятной тоской в голосе, ответил Невилл. - Просто Гарри еще на перроне отобрал у меня вторую палочку.
   Зеленоглазый брюнет хмыкнул. Он перестал злиться на друзей за то, что ему пришлось их долго ждать, поняв, что им уже досталось.
  - И правильно сделал, - ядовито улыбаясь, произнес он, - иначе ты, Нев, мог бы нас сильно подставить, и тогда еще большее внимание к нашим скромным персонам было бы обеспечено. Что, как ты сам понимаешь, крайне нежелательно.
  - Да, понимаю я, но иногда руки так и чешутся их проклясть, - удрученно покачал головой Лонгботтом.
  - Ладно, это все хорошо. Но давайте-ка обсудим, что мы будем делать в этом году, - сказал Рон и потянулся к рюкзаку, в который они перед отбытием на вокзал сложили еду...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +25
  ПрофильЛС
  1727.03.2013 21:00
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 16.
   Стоило Гарри ступить на перрон по прибытии "Хогвартс-экспресса" на станцию Хогсмид, как на глаза ему попался полувеликан. Рубеус Хагрид. В ту же секунду внутри Поттера всколыхнулась необузданная ярость. Он ведь совсем забыл про лесничего. Рон и Невилл, мгновенно уловив перемену в настроении своего друга и лидера, постарались незаметно подхватить его под руки и силой потащили к карете. Благо, что мантии широкие и казалось будто трое ребят просто идут очень близко друг к другу. В такой толчее это не привлекало внимания.
  - Это у кого из нас еще палочки нужно было забирать, - пробурчал Невилл, усаживаясь на сиденье рядом с Гарри.
   Лонгботтом вытер рукавом лоб и покосился на черноволосого друга. Тот выглядел очень хмурым, и было видно, что юноша потерялся в воспоминаниях, причем, отнюдь не приятных. Ребята решили его не трогать, надеясь, что к тому моменту, как они подъедут к воротам школы, их друг успокоится. Оба очень хорошо понимали чувства Гарри в отношении Хагрида. Они даже лучше самого Гарри понимали, что полувеликан был его первым другом. Именно он - Хранитель ключей Хогвартса - стал тем, кому Поттер дал это почетное звание. Именно он, а не Рон. Он получил это звание из-за того, что открыл никому ненужному сироте мир магии. Именно Хагрид подарил первый подарок нелюбимому родственниками ребенку... Именно он стал тем, кто своим неверием в невиновность Гарри, нанес самую глубокую и до сих пор не зажившую рану на сердце. Хагрид предал того, кто был ему настоящим другом и защитником. Предал, предпочтя сторону Дамблдора, того, кто разрушил жизнь доверчивого гриффиндорца, сначала заставив поверить в его, директора Хогвартса, смерть, а потом, бросив в Азкабан, чтобы никто не узнал о темных делишках "великого и светлого" волшебника...
   Ехали до замка в тишине. Гарри постепенно брал себя в руки, чтобы никого не натолкнуть на ненужные мысли. Сегодня им предстояло одно неприятное дело. Они, наконец-то, встретятся с теми, кто совсем скоро начнет платить по счетам. В Большом зале три гриффиндорца сели рядом. Причем не на то место, где Гарри и Рон сидели раньше, а там где всегда садился Невилл. Гермиона бросала на троицу растерянные взгляды, сменившиеся недовольством, когда она поняла, что две трети Золотого Трио ее просто игнорируют.
  - Что, Грейнджер, ты им больше не нужна? - ухмыляясь, протянул Драко, проходя мимо стола ало-знаменного факультета.
  - Заткнись, Малфой, - явная обида зазвучала в голосе Гермионы.
  - Неужели Поттер за ум взялся и осознал, что такая как ты ему не подруга? - вклинился Нотт, встав рядом с Малфоем.
  - Не лезь не в свое дело, - зло ответила гриффиндорка, сверля взглядом своих "друзей".
  - Много чести разбираться в твоих делах. Не приведи Мерлин - испачкаюсь, - Теодор хохотнул и вместе с Драко прошел к столу своего факультета.
   Гриффиндорцы удивленно смотрели то на Гарри и Рона, то на Гермиону, не понимая, почему мальчики позволяют слизеринцам оскорблять их подругу. Те даже не взглянули в ее сторону, о чем-то оживленно разговаривая с Невиллом. Ребята с трудом дождались того момента, когда приветственный пир, наконец-то, закончился. Гарри очень раздражали многочисленные вопросы о том, куда он пропал этим летом. Проклятые статьи сделали свое дело, и теперь покой Поттеру мог только сниться. А скоро его и друзей вообще будут разрывать на части, осталось только дождаться того момента, когда кубок выдаст очень интересную бумажку. Но для начала необходимо было не дать себе сорваться во время встречи с Дамблдором. В том, что эта встреча состоится уже сегодня, Гарри не сомневался.
   И действительно, стоило только пиру закончиться, как перед ним опустился бумажный журавлик. Это была записка от старика, где он просил, точнее, приказывал явиться прямо сейчас в его кабинет. Гарри мысленно скривился от необходимости играть роль послушного мальчика. Как же он ненавидел этого старого ублюдка, как он хотел запытать его до состояния овоща. Успокаивал Поттер себя тем, что после того, как будут названы участники турнира, он сможет, наконец, стать самим собой. Гарри неторопливо поднялся из-за стола и направился к выходу. У него было еще минут десять, чтобы окончательно взять свои чувства под контроль. Мысленно он прикидывал, кто конкретно будет присутствовать в кабинете Дамблдора, когда "великий и светлый" начнет его стыдить. Ведь в глазах старика Гарри был эгоистичным подростком, который неизвестно где пропадал летом, когда члены Ордена Феникса его усиленно искали. Как думал юноша, в кабинете у старика соберутся Уизли старшие, возможно Люпин, наверняка будет Кингсли и непременно Снейп. И если последний был на его стороне, то оставшиеся явно поддерживали Дамблдора. Хотя на счет МакГонагалл он не был абсолютно уверен. Декан Гриффиндора была темной лошадкой и в ТОЙ жизни никак прямо не навредила ему. И все же, кто знает, что творится в ее голове? С этой дамой нужно было быть крайне осторожным. Интуиция подсказывала ему держаться от нее подальше, ведь во времена его ПРОШЛОЙ, да и нынешней учебы она всегда делала выбор в сторону директора Хогвартса.
   "Интересно, а как он назовет тех, кто занимался моими поисками? Ведь про Орден Феникса я, якобы, еще не знаю, "- подумал Поттер, подходя к гаргулье. Еще минута и он, чисто ради приличия, а не из уважения к старику, стукнул пару раз в дверь. Услышав приглашение войти, Гарри толкнул массивную, дубовую дверь и вошел в кабинет. Он правильно предположил, в помещении собрались именно те, о ком он подумал. Снейп стоял у окна, спиной ко всем собравшимся. Люпин и чета Уизли сидели в креслах напротив стола директора. Минерва МакГонагалл занимала стул рядом с жердочкой феникса.
  - Здравствуй, мой дорогой мальчик, - слащаво улыбаясь, поприветствовал гриффиндорца Дамблдор.
  - Добрый вечер, профессор, - кивнул ему в ответ Гарри, прислоняясь плечом к стене недалеко от двери.
  - Присаживайся, - старик жестом указал ему на свободный стул рядом с Люпином.
   Юноша пару секунд колебался, после чего все же сел на указанное место. Стул был жестким и неудобным, видимо директор решил показать ему, таким образом, свое недовольство. На отношение старика к своей персоне Поттеру было глубоко плевать. Дамблдор же отметил, что гриффиндорец абсолютно не выглядел виноватым, что неприятно его удивило. Последний раз, когда он видел мальчишку в доме Дурслей, тот был ему безумно рад. Уж в этом сомневаться не приходилось. Только вот, старик абсолютно не предполагал, что Гарри Поттер радовался не тому, что директор его навестил, а тому, что вновь видит мастера зелий живым.
  - Гарри, я хотел бы узнать, где ты провел это лето, - произнес Дамблдор, внимательно следя за лицом студента, надеясь на то, что сумеет правильно истолковать эмоции, которые на нем отразятся.
   Он проклинал способность мальчишки неосознанно держать мощный блок на мыслях, который был "не по зубам" даже ему. Не смотря на то, что эта способность была им лично блокирована, сознание Поттера все равно оставалось хорошо защищено. И с этим он планировал разобраться уже в следующем году и помочь в решении данной проблемы ему должен был Снейп.
  - Я не могу сказать, - покачал головой Поттер.
  - Гарри, я твой директор и отвечаю за тебя. Я обязан знать, где ты был. Тем более что летом в твоей семье произошло такое несчастье, - на мгновение глаза Дамблдора полыхнули злостью, но он тут, же взял себя в руки.
  - Простите, профессор, но мне не позволено открывать эту информацию. Единственное, что могу сказать, я был в безопасности, - зеленоглазому волшебнику доставляло несказанное удовольствие то, что старый манипулятор не получит так интересующую его информацию.
   Раньше он все рассказывал этому пауку, наивно веря в то, что директор Хогвартса непогрешим и делает все лишь для его блага. Как же он был слеп! Этот старик никогда не заботился о нем, он всегда действовал лишь в своих интересах.
  - Гарри, ты обязан все рассказать профессору Дамблдору, - строго произнесла миссис Уизли. - Твое исчезновение очень напугало и его и нас. Мы места себе не находили, не зная где ты. Будь хорошим мальчиком и расскажи нам, где ты провел лето.
  - Мне действительно очень жаль, что вы все обо мне так волновались, но я на самом деле не могу сказать, где был. Я пообещал, что буду молчать. - Гарри развел руками.
   Дамблдор зло поджал губы. Кажется, мальчишка не понял тонкого намека со стулом. Вон как показывает, что ему на нем сидеть удобно и вроде как не замечает, что раньше всегда ему предлагали не эту голую деревяшку, а кресло. Что ж, значит, придется действовать по-другому.
  - Не желаешь чая, мой мальчик?
  - Нет, профессор, спасибо. Я только что с пира, - Гарри улыбнулся и покачал головой.
   В глазах старика вновь мелькнул гнев, а Поттер поразился тому, как же в ТОЙ жизни он был слеп. Почему он никогда не замечал того, что так легко читалось на лице Дамблдора. Видимо вера в его святость сильно застила ему глаза.
  - Мистер Поттер, почему вы не предупредили руководство школы, что остались без опекунов? - спросила МакГонагал.
   Юноша широко улыбнулся на эти слова и радостным тоном произнес то, что заставило присутствующих заскрежетать зубами.
  - У меня есть опекун.
  - И кто же это, позвольте узнать? - спустя полминуты спросила профессор трансфигурации, когда взяла себя в руки.
  - Очень хороший человек, - улыбка не сходила с лица Гарри.
  - Имя, мистер Поттер. Назовите имя, - потребовала Минерва.
  - Гарри, - растерянно произнес юноша, мысленно неудержимо смеясь над женщиной. - Мое имя - Гарри. Разве вы забыли, профессор.
   Так как он, отвечая своему декану, повернулся, то смог увидеть, как плечи мастера зелий дрогнули. Тот откровенно, хоть и беззвучно, ржал над тем, как студент выводил из себя главную гриффиндорку.
  - Не ваше, мистер Поттер, - повысила голос МакГонагалл.
  - А чье? - непонимание явно было написано на лице Гарри.
  - Вашего опекуна! - прокричала женщина, у которой начал нервно подергиваться левый глаз.
   Поттеру стало интересно, а смогут ли у нее дергаться оба глаза. И если да, то, как это будет выглядеть? Поэтому он продолжил доводить ее.
  - А вам зачем?
  - Я ваш декан!
  - Ну, так это только на время учебы, - протянул строптивый волшебник.
  - Гарри, мы за тебя ответственны, - решил вмешаться Дамблдор, видя, что его заместитель находится уже практически в неадекватном состоянии.
  - Но директор, это ведь только на время учебы, - не сдавался юноша.
  - Мой мальчик, ты не понимаешь. Ты очень важен для нас и всего магического мира. Мы беспокоимся о тебе, вдруг ты попал в плохую компанию. Вдруг этот опекун тебя обидит, и мы даже не сможем прийти на помощь. Не упрямься, скажи, как зовут этого человека.
  - Он не причинит мне вреда. С чего вы взяли, что он - плохая для меня компания? Он в сто раз лучше тех опекунов, что были у меня до этого лета, - Гарри упорно не называл имени, да и не было никакого опекуна.
   Он считается совершеннолетним из-за вступления в права Главы рода. Нет, конечно, для поддержания легенды он может назвать имя Сириуса, но Блэк не был его опекуном. Но об этом им всем еще слишком рано знать, а Снейп, единственный в этом кабинете, кроме него самого конечно, кто был в курсе дела и он ничего не скажет.
  - Конечно, он плохая для тебя компания! - воскликнула Молли. - Посмотри, что он с тобой сделал! Какими зельями роста этот ужасный человек пичкал тебя? Нельзя так быстро вырасти без проблем для здоровья. Или это не зелья? Может быть, он провел над тобой какой-нибудь запрещенный, темный ритуал? А где твои очки? И почему он позволил тебе отрастить такие длинные волосы? Кого он пытается из тебя сделать? Ты совсем на себя не похож!
  - Ничем он не пичкал меня! И ритуалов не проводил. И зрение тоже само исправилось! - Гарри, изображая избыток чувств, вскочил на ноги.
  - Почему ты так защищаешь его? Почему не говоришь его имени? Твои родители не одобрили бы подобного. Сейчас, глядя на тебя с небес, они наверняка очень тобой разочарованы, - покачав головой, произнес молчавший до этого мистер Уизли.
  - Вы не имеете права так говорить. Мои родители одобрили бы моего опекуна. Я не назову вам его имени. Я не хочу, чтобы вы лишили меня того, кто дал мне семью. Если это все, директор, то я пойду спать! Гарри решил изобразить обиженного на весь мир, капризного ребенка, не желающего слушать умных взрослых. Видя, что Поттер обижен, Дамблдор решил дать ему время успокоиться. Он все-равно узнает имя того, кто получил опеку над мальчишкой. А сейчас пусть идет, не стоит портить с ним отношения, ведь подростки в этом возрасте становятся неуправляемыми максималистами и могут очень долго таить обиду на взрослых. Сейчас на него не подействует никакой метод, тем более он отказался от чая, в котором было немного подчиняющего зелья. Хотя раньше такого не случалось, а насильно вливать в него зелья нельзя, слишком непредсказуемая у мальчишки магия. Не хватало еще, чтобы он разнес кабинет или покалечил кого-нибудь. Что ж, он, Альбус, подождет. Терпение всегда было его отличительной чертой.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +30
  ПрофильЛС
  1804.04.2013 20:01
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 17.
   Вернувшись в гостиную Гриффиндора, Гарри тут же попал в цепкие ручки своей, так называемой, подруги. Мисс Грейнджер силой утащила юношу к их любимому месту. Рон уже сидел там в одном из кресел, а рядом на диване развалился Невилл. Многие однофакультетники поглядывали на троих преобразившихся за лето ребят с любопытством. В их памяти еще хранился совершенно иной облик: Лонгботтом - неуклюжий толстячок, Рон Уизли - неотесанный деревенщина, а Гарри Поттер - лохматый и тощий недомерок в очках. Сейчас же с ними внешне произошли разительные перемены. Все трое стали выше ростом, одеты в дорогую, качественную одежду и вообще, выглядят так, словно сошли с обложки глянцевого журнала. Лаванда и Парватти, глядя на мальчиков глупо хихикали и усиленно хлопали ресничками.
  - Гарри, ты должен мне все объяснить, - строго произнесла Гермиона, толкнув подмигнувшего Браун парня в кресло.
  - Что ты хочешь узнать, Герм? - вальяжно развалившись в кресле, спросил Поттер.
   Гриффиндорку перекосило.
  - Сколько раз я тебя просила, не называй меня этой кличкой! - Грейнджер судорожно вдохнула, стараясь успокоиться и продолжила. - Гарри, ты всех очень сильно напугал этим летом. Где ты был? Что случилось с твоими родственниками? Я не верю в то, что писалось в газетах. Они, конечно же, не могли быть такими плохими.
  - Так, стоп-стоп, Герми, - Поттер поднял руку, останавливая поток слов изо рта Грейнджер и искренне наслаждаясь тем, как ее вновь перекосило, стоило ему сократить имя. - Я уже знаю, что все волновались, но ведь со мной ничего страшного не случилось. Как видишь, я вернулся в школу живым и здоровым, а также, надо заметить впервые по-настоящему отдохнувшим за это лето. По сути, я никуда не пропадал и провел каникулы в Англии, просто у меня появился новый опекун, который в отличие от Дурслей, хорошо ко мне относится. А по поводу моих дражайших родственничков... В газетах написали истинную правду. Маггловская газета отличается от магической, в ней по-большей части пишут проверенные факты. Гермиона раздраженно взглянула на Гарри. Тот же внезапно вспомнил, как его заклятая подруга в ТОЙ жизни относилась ко всему маггловскому. Она после войны стала еще хуже чистокровных, ненавидя все, что хоть на самую малую часть относилось к тому миру, в котором родилась. Но, что самое страшное, она отринула свои корни, вычеркнула собственных родителей из своей жизни. И сейчас мальчики могли наблюдать на лице Грейнджер зачатки той ненависти, которая буйным цветом расцвела в ней к двадцати годам. Раньше, в ТОЙ жизни, Гарри не смог бы разглядеть всего этого на лице своей подруги. Сейчас же он видел это настолько ясно, насколько это было возможно. Хотя, может быть видел он это лишь потому, что знал что конкретно надо искать?
  - Почему ты мне не написал о том, где и с кем был? Я места себе не находила! - обвиняюще произнесла гриффиндорка, решив временно закрыть вопрос о Дурслях.
   Гарри ухмыльнулся, глядя на то, как девчонка пытается взять ситуацию под свой контроль. Раньше ей это очень хорошо удавалось.
  - Если ты так обо мне волновалась, то почему сама не написала? - задал встречный вопрос Поттер.
  - Ну, я же была с родителями во Франции, среди магглов, как бы я с тобой связалась? Не бежать же мне в лес отлавливать сову, - Грейнджер пожала плечами, абсолютно уверенная в том, что не писать другу, за которого якобы волнуешься - это нормально.
  - Но о моем исчезновении ты ведь как-то узнала, - указал Гарри на то, что связь с магическим миром у нее все же была.
   Щеки Гермионы вспыхнули, когда юноша ткнул ее носом в ее собственный промах.
  - Мне Джинни написала и я газеты читала.
  - Вот с одной из почтовых сов ты могла бы запросто отправить мне письмо. Всего-то и нужно было, что заплатить ей. Или попросить Гермеса доставить мне послание, - Гарри решил, что довести Грейнджер будет очень неплохой идеей.
   Он надеялся, что благодаря этому бывшая подруга, если, конечно, она таковой когда-либо была, отстанет от него хотя бы на несколько дней. Слишком уж тяжело было ему с ней продолжать общаться.
  - Но ведь эти совы разносят только газеты! Они тебе не рабы, чтобы их гонять куда-попало! - возмутилась Гермиона.
  - Эти совы за плату разносят и письма. Неужели ты ни разу не видела, как некоторые студенты используют их, как наемных почтальонов? Такое в Большом зале происходит каждый день. И о рабстве тут речь не идет. Рабам не платят, - Гарри продолжал ухмыляться, глядя на сокурсницу.
  - Герми, а ты считаешь, что Гарри - это кто попало? - ввернул свои пять кнатов Рон, чуть нахмурившись глядя на Грейнджер.
  - Что?! С чего ты взял такую чушь! Я никогда такого не говорила! - от возмущения на щеках Гермионы выступили ярко-красные пятна.
  - Говорила, - донесся с дивана ленивый голос Невилла. - Причем только что, не прошло и минуты.
   Гриффиндорка перевела взгляд на Гарри и увидела его подтверждающий кивок.
  - Но я правда не говорила.
  - Ты сказала, что нечего сов гонять куда попало. То есть ко мне. Следовательно, для тебя я - кто попало. А я-то думал, что мы друзья.
  - Не извращай мои слова!
   Гарри мысленно потер руки в предвкушении, видя, что Грейнджер уже на пределе. Осталось еще чуть-чуть и его затея удастся...
  * * * * *
   Драко отошел в угол спальни, которую делил с остальными мальчиками своего курса. Направив свою волшебную палочку на один из сундуков, он произнес отпирающее заклинание. Как же он был прав, решив, что в момент открытия, стоит от сундука держаться подальше. А вот Крэбб и Гойл даже не подозревали, что столь безобидное занятие, как распаковка багажа, может быть довольно-таки травмоопасным. Крышка сундука открылась с таким звуком, словно кто-то взорвал петарду. И тут же данный предмет перевозки и временного хранения вещей стал буквально плеваться своим содержимым. Мантии, словно огромные птицы, разлетелись по всей спальне, брюки и рубашки повисли на столбиках кроватей и открытых дверцах шкафов, легкое, шелковое нижнее белье, пижамы и халаты, плавно кружась, усеяли весь пол. А вот обувь просвистела со скоростью света и градом посыпалась на Винса с Грегом. Нотт и Забини, зайдя в спальню, застыли у двери с отвисшими челюстями и вытаращенными глазами. Крэбб, кряхтя как старик, поднялся с пола, потирая ушибленную спину, Гойл же валялся без сознания. У обоих, как по заказу, под левыми глазами наливались синяки, помимо них у Винсента на щеке, а Грегори в центре лба виднелись отчетливые следы от каблуков туфель.
  - Малфой, что здесь произошло? - придя в себя, спросил Теодор, увидев не покалеченного сокурсника, стоящего в дальнем углу спальни.
  - Ничего особенного, - пожал тот плечами, но не выдержав вида своих "телохранителей" хмыкнул. - Просто maman проверяла все ли я взял. Ну и видимо решила, что я кое-что забыл.
   Драко взмахом палочки собрал все свои вещи в кучу и отлевитировал на кровать, после чего спокойно принялся их разбирать.
  - А, понятно, - протянул Блейз и прошел к своему спальному месту.
   На слова блондина возразить ни одному из ребят было особо нечего, их матери несильно отличались от леди Малфой в стремлении по полной экипировать своих сыновей. Винс, постояв несколько минут над другом, обратился к своему лидеру.
  - Драко, приведи Грега в чувство, пожалуйста.
   Малфой вскинув брови, удивленно посмотрел на своего приятеля.
  - А сам не можешь?
  - У меня этим летом время пришло... Ну, ты знаешь, - ответил Винсент.
  - А, ну да. Я и забыл, извини,- кивнул Драко и применил к Гойлу заклинание, приводящее в сознание.- Кстати, как ты? Справляешься?
  - Спасибо. Все нормально, - кивнул Крэбб и подал руку другу, помогая подняться с пола.
   По виду наследника рода Крэбб было ясно, что ему приятно услышать от блондина этот вопрос, ведь он означал, что Малфой показывает некую заботу о нем. Если бы Винс ответил, что не справляется, то Драко обязательно помог бы ему решить проблему. Речь шла о том моменте, когда магическая сила делала скачок вверх. Так происходило с каждым волшебником, достигшим нужного возраста. В последующие несколько месяцев после скачка, магия носителя была нестабильна и ее необходимо было держать под жестким контролем. Правда об этом знали в основном чистокровные, а для магглорожденных и выросших вне волшебного мира полукровках никто сеанс информационной беседы проводить не спешил.
  - Если будут трудности, - Драко взглянул на Винсента, - скажи. Я уже через это прошел, так что постараюсь помочь.
  - Спасибо, - поблагодарил Крэбб.
  - Малфой, а где ты ехал в поезде? - спросил Тео. - Мы все купе обошли, но тебя так и не нашли.
  - И Поттера с Уизли, кстати, тоже не видели, - добавил Забини.
   Драко отложил мантию в сторону, которую до этого собирался повесить на вешалку и обернулся к сокурсникам. Внимательно поглядев на них, он тщательно подбирая слова, произнес:
  - Вы ведь в курсе, что родство, очень важная вещь в нашем мире? - увидев согласные кивки, блондин продолжил. - Так вот, как оказалось в Поттере течет небольшая доля блэковской крови. Его крестный отец - Сириус Блэк, мне же он дядя по матери. В общем, летом maman решила примириться с кузеном. А Поттер жил у Блэка. И мы с ним благодаря родству заключили перемирие. Четверо слизеринцев молча выслушали Малфоя. Наконец, Блейз спросил:
  - Значит ваша война закончена?
  - Да.
  - А его разлюбезный Дамблдор в курсе того, что вы помирились? - поинтересовался Нотт.
  - Этим летом мнение Гарри о директоре сильно изменилось, - Драко ухмыльнулся. - Старик даже не знал о том, где и с кем Золотой мальчик провел каникулы. Вы ведь читали выпуски "Ежедневного пророка"?
  - Хочешь сказать, Поттер, наконец, взялся за ум? - удивленно вскинул брови Забини.
  - Не только взялся. Он еще и Уизли с Лонгботтомом наставил на путь истинный. Так что эта троица больше не является нашими врагами.
  - Подожди-ка, Драко. А то, что ты на чемпионате говорил про Паркинсон... Ты ведь уже тогда общался с Поттером. Уж не от него ли ты узнал о ней? - Теодор прищурился.
   Малфой промолчал и только ухмыльнулся. Он решил, что если слизеринцы подумают о том, что это Гарри рассказал о предательнице, то веры в его слова будет больше. Ведь всем известно, что гриффиндорцы слишком благородны для лжи.
  - Значит, Дамблдора ждет сюрприз, - подвел итог Блейз.
  - Да, если, конечно, кое-кто разговорчивый не донесет ему эти сведения раньше, - Драко прошелся по приятелям острым взглядом.
  - Не донесет, - уверенно пробасил Крэбб, хрустнув пальцами...
  * * * * *
   Расчет Гарри полностью оправдался. Грейнджер демонстративно обиделась на него. Парни только облегченно вздохнули, когда на следующее утро после приветственного пира она ушла на завтрак одна, не став дожидаться Рона и Гарри, как делала это всегда. Время шло и остальные студенты привыкли к тому, что состав Золотого трио изменился. Теперь место Грейнджер занял Лонгботтом. Трое парней полностью оправдывали название своей группы. Они великолепно справлялись с ролью золотой молодежи. И в этом не было ничего удивительного. Все трое являлись представителями древних родов, пусть Уизли и были предателями крови, но длины их родословной никто не отменял. Удивление, конечно, вызывало то, что рыжик теперь был хорошо одет. Но и на это нашлось объяснение. Гарри в разговоре с Лавандой, которая упорно пыталась обратить на себя внимание знаменитого гриффиндорца, вскользь обмолвился о том, что предложил своему рыжеволосому другу беспроцентный заем, на который тот согласился и обещал отдать когда закончит свое обучение в Хогвартсе и устроится на работу. Поттер нисколько не переоценил возможности этой гриффиндорской сплетницы и уже через два часа вся школа знала об этом.
   Довольно скоро студенты заметили, что вражда вчерашних врагов - Поттера и Малфоя - сошла на нет. Теперь эти два ярких представителя веками соперничающих факультетов при встрече чинно здоровались, либо перекидывались вежливыми фразами о погоде или еще о чем-нибудь незначительном. И многих это заставило задуматься над тем, так ли уж плохи слизеринцы, раз даже Мальчик-который-выжил общается с одним из них.
  И пока студенты раздумывали над этим, подошел день прибытия делегаций из школ Шармбатона и Дурмстранга...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +30
  ПрофильЛС
  1915.04.2013 20:58
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Предупреждение:
   Правила турнира немного изменены. Вместо одного участника от каждой школы будут соревноваться команды.
  Посовещавшись с ЛЕДИ КАРОЛИНОЙ, мы пришли к решению сделать перестановку в парах. Таким образом пейринг теперь будет Гарри/Флер и Драко/Дафна.
   Приятного прочтения!
  Глава 18.
   Все обитатели Хогвартса, за исключением привидений, стояли на улице у главных дверей в замок. Больше половины учеников ежились от холода, сильный ветер трепал подолы мантий и проникал под них, заставляя кожу покрываться мурашками. На их фоне выделялись учителя, наложившие на себя согревающие чары и несколько десятков студентов. Гарри, Драко, Невилл и Рон, прекрасно помня о том, какой в этот день в ТОЙ жизни стоял холод, оделись в теплые мантии. Также обновленное Золотое трио проследили за тем, чтобы первокурсники тоже оделись тепло. Все-таки одиннадцатилетки еще мало думают о чем-либо кроме шалостей, да и жалко их было. В ТОТ раз они практически всем курсом загремели в больничное крыло, сильно простыв на пронизывающем ветру. А остальные... На них ребятам было плевать, так как ТОГДА многие из их нынешних однофакультетников были преданными шавками Дамблдора.
   Малфой, на самом деле являясь старше, чем выглядел, ощущал ответственность за своих приятелей. Поэтому весь четвертый курс серебристо-зеленого факультета, за исключением Панси Паркинсон, сейчас стояли в теплых мантиях. Впрочем, о студентах первого курса своего дома Драко тоже позаботился.
   Малфой, Поттер, Лонгботтом и Уизли стояли вместе. Четверо ребят тихо переговаривались, не обращая внимания на недовольные взгляды директора и его заместительницы. Остальные же по большей части посматривали на них заинтересованно, хотя встречались и непонимающие, и откровенно злобные взгляды. Интерес студентов был вполне объясним, сегодняшний вечер оказался первым, когда трое гриффиндорцев и один слизеринец открыто перешли от холодно-вежливого общения к приятельскому. Они поняли, что уже достаточно подготовили окружающих к столь незначительным в масштабном плане, но довольно значимым в школьной жизни английского учебно-магического заведения изменениям. Буквально пару дней назад парни решили перейти к следующему этапу и вот сейчас демонстрировали всем, что являются приятелями. Третий же этап назначили на день оглашения участников. И вот сейчас, стоя у входа в замок, четверо ребят тихо беседовали между собой, не проявляя любопытства к тому, каким образом прибудут делегации из других школ. Когда-то они это уже видели, так что интереса как такового не было.
   Наконец, Ли Джордан закричал, чтобы все смотрели вверх. Взгляды собравшихся устремились туда, куда указывал темнокожий гриффиндорец. Над верхушками деревьев показалась большая карета, запряженная огромными, крылатыми лошадьми, перебирающими копытами так, словно бегут по воздуху. Зрелище прибытия делегации школы Шармбатон было красивым. Лошади грациозно опустились на землю и сложив крылья, проскакали еще пару десятков футов, прежде чем остановиться. Когда же остановка состоялась из огромной, золотисто-голубой кареты выскочил невысокий, хрупкий юноша и распахнув пошире дверцу, спустил на землю лестницу. Первое что увидели собравшиеся - это нога обутая в женский туфель невероятно-огромного размера, а следом за ней и ее владелицу. Директором Шармбатона являлась полувеликанша Олимпия Максим. Эту женщину, не смотря на ее габариты, можно было даже назвать красивой. Она, покинув карету и дождавшись пока ее подопечные встанут рядом, широко улыбнулась и с ярко выраженным французским акцентом поприветствовала Дамблдора.
   Пока мадам Максим и директор Хогвартса, произносили ничего не значащие фразы о том, как рады друг друга видеть, Гарри выискивал взглядом среди французских студенток Флер Делакур. Спустя несколько секунд он все же увидел ее. Девушка стояла в окружении своих подруг и зябко ежилась на пронизывающем ветру. Тонкая ткань формы, принятой в их школе, не спасала от холода и была неуместна в холодном климате Шотландии. Поттер внимательно разглядывал мадемуазель Делакур. Девушка была очень красивой, а что самое главное - верной до самой смерти. В ТОЙ жизни эта французская красавица за свою верность спасителю младшей сестры заплатила смертью... Флер, вопреки приказам супруга искала доказательства невиновности Гарри и нашла их, только вот пустить в ход не успела. Собственный муж вонзил ей кинжал в сердце...
   Это произошло в Азкабане, когда Флер пришла навестить Поттера и поделиться с ним хорошими новостями. Охранник тюрьмы предупредил Билла о том, что его супруга пришла к одному из особых узников. И тот тут же примчался в Азкабан. А услышав, что именно его супруга говорила Гарри, пришел в дикую ярость. Флер умерла быстро, но ее взгляд, полный отчаяния, направленный на зеленоглазого узника навечно остался в памяти Поттера и Малфоя, находящегося в соседней камере...
   Сейчас в глазах девушки горело любопытство и Гарри поклялся себе, что не допустит союза Флер и Билла Уизли. Эта продажная, ревнивая тварь не заслуживала счастья находиться рядом с прелестной француженкой. И в ЭТОЙ жизни ни один из Уизли не подойдет к ней, уж об этом он позаботится.
  - О ком мечтаешь? - Невилл пихнул локтем Гарри в бок, тем самым прерывая размышления друга.
  - Я не мечтаю, а думаю, - Поттер ухмыльнулся, заметив, как Паркинсон, единственная из представителей четвертого курса Слизерина не одетая в теплую мантию, трясется от холода.
  - Как скажешь. Так о ком думаешь? - не отставал Лонгботтом.
  - О ней, - Гарри указал подбородком на знакомую, светловолосую шармбатонку.
   Невилл взглянул на прибывших и его взгляд стал серьезным. В памяти тут же, как недавно и у его друга, возникла та же картинка о гибели прекрасной полувейлы. Тут уже сложно было продолжать улыбаться. Юноша вздохнул и сжав плечо Гарри, тихо произнес:
  - Здесь все будет по-другому.
  - Я знаю, - так же тихо ответил Поттер.
   Спустя минуту делегация от Шармбатона прошла в замок, а в толпе учеников вскоре раздались восхищенные возгласы. Это студенты увидели прибытие корабля, доставившего представителей школы Дурмстранг. Болгары организованно сошли на берег. Процессию возглавлял директор школы - Игорь Каркаров.
  - Надо будет с ним поговорить, - прошептал Рон, следя за тем, как болгарский директор здоровается с Дамблдором.
  - Обязательно, - кивнул Гарри, также наблюдая за профессорами.
   Только в отличие от своего рыжеволосого друга он следил не за Каркаровым, а за Снейпом и Хмури-Краучем. Поттер заметил, как буквально на мгновение оживился Барти, временно носящий личину сумасшедшего аврора. Не упустил из виду и интерес, мелькнувший в антрацитовых глазах зельевара. Оба мужчины, кажется, были рады видеть своего товарища по несчастью. Ну, да это и понятно. Для Крауча Игорь был другом, для Северуса - хорошим приятелем.
  - Скоро, совсем скоро... - на грани слышимости прошептал зеленоглазый маг, размышляя о том, как лучше подступиться к директору Дурмстранга.
  - Ты что-то сказал? - негромко спросил Драко, бросая недовольные взгляды на Паркинсон, которая старалась пробраться поближе к нему.
  - Да, но не здесь, - ответил Гарри.
   Малфой лишь кивнул и пихнув Рона локтем в бок, знаком предложил поменяться местами. Рыжик ухмыльнулся и отступил на шаг в сторону, позволяя слизеринцу встать рядом с Поттером. Краем глаза Рон заметил, как Паркинсон зло скривилась и начала что-то яростно шипеть на ухо Теодору Нотту. Но тот лишь отмахнулся от нее, как от назойливой мухи.
   Наконец, Дамблдор позволил всем вернуться в замок. В Большом зале их уже ждали празднично накрытые столы и такое желанное тепло. Хогвартские эльфы поработали на славу, стараясь чтобы принимающая сторона не ударила в грязь лицом. Факультетские столы, как и дважды в год - на приветственном и прощальном пирах - были застелены белоснежными скатертями и ломились от изобилия еды. Все было так, как и помнили ребята. Шармбатонки, как и прошлый раз заняли стол Райвенкло, дурмстранговцы расположились за столом Слизерина. Мадам Максим и Игорь Каркаров потеснили Флитвика, сев с одной стороны от Дамблдора. Так же, как и прошлый раз Флер забрала блюдо с буйабесом* со стола Гриффиндора, предварительно спросив на это разрешение у Гарри, а Крам беседовал с Драко...
   Из-за стола преподавателей поднялся Дамблдор. Призвав всех к молчанию, он произнес:
  - Как вы все уже знаете, в этом году мы проводим турнир трех волшебников. Посовещавшись с министром магии Корнелиусом Фаджем и членами судейской комиссии, мы решили немного изменить правила. За всю историю проведения турнира нередко случалось, что участники гибли. Поэтому было решено, что от каждой школы будет участвовать не один студент, а команда из четырех человек. Подобные прецеденты уже случались в прошлом несколько раз и таким образом те турниры оказались самыми удачными. Конечно же из-за увеличения количества участников будут введены и дополнительные испытания, чтобы можно было оценить как самостоятельную работу, так и умение работать в команде. Те, кто будет принимать участие в турнире, освобождаются от экзаменов. И последнее. Из-за высокой смертности участников, было принято решение, что в испытаниях смогут принять участие только те студенты, которые достигли четырнадцатилетнего возраста. Для соблюдения этого условия, я лично проведу возрастной рубеж вокруг кубка огня. А теперь. Мистер Филч, прошу вас.
   Старик приглашающе махнул рукой и завхоз выкатил на тележке большой короб. Дамблдор наколдовал постамент в центре зала и водрузил на него немалых размеров кубок, вытащенный из короба. Директор вновь взмахнул рукой и свет в зале погас, чтобы спустя несколько секунд все увидели, как над кубком загорается голубоватое пламя. Казалось, что оно исходит из самой чаши. Зрелище было достаточно красивым и этот торжественный момент завораживал многих присутствующих.
   После того, как кубок был установлен, свет в зале зажегся вновь. Сам же пир продлился недолго и вскоре студенты разошлись по своим общежитиям. Гарри, Невилл и Рон по пути в свою гостиную, свернули в неприметный коридорчик, они собирались встретиться с Драко и Барти, чтобы обсудить несколько важных вопросов. Наложив на себя дезиллюминационные чары, ребята прошли к Выручай-комнате, где и должна была состояться встреча. Через некоторое время туда же подошли сначала Драко, а потом и Крауч. Северуса решили не дергать понапрасну, ему итак хватало забот.
  - Ну как Дамблдор? Не раскусил тебя? - задал вопрос Гарри, едва только Аластор-Барти вошел в комнату.
  - Нет, - мужчина покачал головой и сел в кресло.
   С гримасой облегчения он отстегнул деревянный протез и вынул стеклянный глаз, прикрыв пустую глазницу черной повязкой на манер пирата. Здоровым глазом мужчина уставился на циферблат наручных часов, отсчитывая последние секунды до возвращения своего, родного облика. Парни молча ждали. Спустя минуту контуры тела отставного аврора поплыли и мужчину скорчила болезненная судорога. Несколько секунд и все закончилось, вместо старого, покалеченного вояки в кресле оказался молодой мужчина. Барти вздохнул и откинулся на спинку.
  - Ну рассказывайте, как вам удалось избавиться от своей назойливой подружки, - он взглянул на Гарри и Рона.
   Роль рассказчика на себя взял рыжеволосый юноша. Рон рассказывал все в лицах, заставляя Крауча хохотать в голос.
  - А как твой поход к Волдеморту? - спросил Невилл, когда друг закончил свое повествование.
  - Руки так и чесались запустить в этого недомерка авадой, - мужчина поморщился от одного только воспоминания о том, что нынче представлял собою Темный Лорд. - Гарри, может уберем его по-тихому? Ну, не дожидаясь возрождения?
  - Знаешь, я в последнее время об этом думаю все чаще, - задумчиво ответил Поттер.
  - А как же тогда Дамблдор? - непонимающе спросил Рон.
  - Можно сделать из него психа, - оскалился в кровожадной усмешке Лонгботтом.
  - Психа? - Драко вскинул брови.
  - Психа говоришь... - изумрудно-зеленые глаза черноволосого волшебника прищурились, создавалось ощущение, что Гарри ушел в себя.
  *Буйабес - французский суп из четырех сортов рыбы, омаров, креветок, помидоров и других овощей. Подается холодным.
  Отредактировано Ledy Siren (15.04.2013 21:03)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +31
  ПрофильЛС
  2025.04.2013 22:17
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 19.
   Несколько дней Гарри просто наблюдал за Флер Делакур, стараясь выработать правильную линию поведения в отношении этой французской красавицы. Рон и Невилл беззлобно подтрунивали над ним, Драко же засыпал советами, как обратить внимание сереброволосой шармбатонки на героя магической Великобритании. Гарри реагировал на это внешне абсолютно спокойно, но иногда в изумрудно-зеленых глазах плескались ехидные искорки, обещающие троим друзьям коварную месть.
   Неизвестно, сколько еще времени потратил бы Поттер на построение планов относительно мисс Делакур, но судьба решила все за него. Впрочем, как и всегда. На третий день пребывания делегаций от школ Шармбатона и Дурмстранга в Хогвартсе, случилось то, что потрясло многих волшебников Англии. А конкретно, газета "Ежедневный пророк" опубликовала сенсационную статью о невиновности Сириуса Блэка. Причем потрясение получили не только простые обыватели, но и сам глава Визенгамота - Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор. Он не только не присутствовал на заседании, но даже и не знал о нем. Никто не потрудился поставить его в известность о суде над наследником рода Блэк. И надо полагать в самом ближайшем будущем этот статус изменится. Наследник станет главой. В магический мир вернется лорд Блэк. Который займет положенные ему места в Визенгамоте и Совете попечителей Хогвартса. Что соответственно лишит Альбуса Дамблдора одного из трех голосов в судебном органе власти. И что-то директору Хогвартса подсказывало, что у него останется лишь один голос, так как у Поттера появился слишком рьяный опекун.
   POV Альбуса Дамблдора.
   Надо срочно проверить, не успел ли опекун этого щенка добраться до информации о месте в Визенгамоте и вытрясти из мальчишки имя этого смельчака. Хотя... Не Блэк ли занимался Поттером летом? Сириус всегда был падок на все красивое. И прежний внешний вид крестника его определенно не устроил бы. Сейчас сопляк выглядит так, как выглядел бы живя в любящей семье. Да и летом я не смог найти ни того, ни другого. Значит, Блэк все же пошел против меня. Ну, да что с него взять - темный маг, этим все сказано. Но вот Поттера я ему не отдам, слишком уж важен этот щенок для моих планов. А впрочем, вместо того, чтобы бороться с Блэком, гораздо проще будет его просто убрать...
   Н-да, как же так вышло, что Блэк смог уговорить министра на расследование его дела? Фадж - трус, он бы его скорее дементорам скормил, чем позволил бы что-то попытаться ему доказать. А тут такой смелый шаг. Пойти против меня - это надо иметь либо немереную силу за спиной, либо быть абсолютным идиотом. Он же всегда меня боялся, зная, что я в любой момент смогу сместить его с поста министра. В конце-концов, я - кавалер Ордена Мерлина первой степени и верховный чародей Визенгамота. Ко мне прислушиваются многие, да что там прислушиваются? Эти ослы делают все, что я им скажу. Истину говорят - стаду нужен вожак. И вожак в этом мире я, а уж никак не Фадж. Он всего лишь марионетка, разменная пешка на шахматной доске. И его своеволие ему еще аукнется. Уж я постараюсь. Никому не позволено срывать мои планы и первым об этом узнает Блэк. А уж из его смерти я смогу сделать сенсацию не хуже сегодняшней. И выжму из нее максимум пользы...
   Конец POV Альбуса Дамблдора.
   Старик размышлял о своих планах не замечая того, что маска доброго дедушки свалилась с него, показывая всем истинное лицо. Лицо прожженного интригана, лицо гроссмейстера, для которого весь мир - шахматная доска, а все люди - пешки. Не замечал он и того, какое чистое, ничем незамутненное счастье написано на лице Гарри Поттера. А вот зеленоглазый гриффиндорец, наоборот, внимательно и с наслаждением следил за тем, как маска стекает с лица его кровного врага, обнажая неприглядную, истинную натуру злобного и жадного до власти паука.
  - Акромантул, - тихо произнес Невилл, сидящий рядом с Поттером.
  - И, к сожалению, пока еще ядовитый, - Гарри оглянулся на друга.
   На лице Лонгботтома было написано удовольствие вперемешку с ненавистью. Поттер его понимал. Очень хорошо понимал. Старик причинил его другу зла не меньше, чем ему самому. И у Невилла было полное право ненавидеть этого зарвавшегося ублюдка. Ненавидеть и желать его полного уничтожения. "Ничего, друг мой. Он заплатит нам за все. Дай только время и все будет так, как и должно быть. Он увидит и узнает, что на всякую силу найдется другая,"- мелькнула мысль в голове брюнета.
   Взгляд изумрудно-зеленых глаз переместился на Рона. Вот тот радовался искренне. Никаких других примесей чувств не было на его лице. Он просто знал, что это еще одна их небольшая победа над Дамблдором, одна из череды уже начавшихся. И однажды очередная победа станет финальной. А сам Гарри знал, что рыжику было откровенно лень показывать свою ненависть к старику, но она, эта ненависть, цвела в его душе буйным цветом, так же как и у Гарри, у Драко и Невилла.
   Поттер чуть повернул голову и встретился со взглядом серебристо-голубых глаз своего третьего друга. Во взгляде Малфоя горел триумф. О да, поражение старика было чистой амброзией для этого, отдельно взятого слизеринца. Желание растоптать, уничтожить, убить Дамблдора было неистребимо. Малфой люто ненавидел директора Хогвартса за то, что тот бросил тень на их факультет, нашел слизеринку, что была с гнильцой, сделал ее своей шпионкой и на собственном примере научил, как добиваться своей цели. Паркинсон хорошо усвоила преподанные ей уроки и воспользовалась ими, отправив его, Драко, мать на тот свет. Сам же старик погубил многих достойных представителей аристократии магической Великобритании. Фактически, он срезал весь ее цвет под корень, уничтожил, втоптал в грязь все, что было дорого любому аристократу...
   Гарри и Драко улыбнулись друг другу. Не смотря на все зло, что сотворил Дамблдор, он сделал кое-что еще, то, о чем даже не подозревал. Его стараниями эти два самых ярких представителя своих факультетов познали цену истиной дружбы. Дружбы, которую пронесут сквозь года и которая будет жить в их потомках. Дамблдор этого не знал, а когда узнает, тогда будет поздно что-то исправлять. Хотя, поздно уже сейчас...
   За спиной Гарри раздался красивый голос, который зеленоглазый волшебник помнил еще по ТОЙ, прошлой жизни.
  - Мистер Поттер, позвольте принести вам свои поздравления в связи с тем, что с вашего крестного сняли столь неправомерные обвинения.
   Гарри оглянулся и улыбнулся девушке.
  - Благодарю, мадемуазель.
   Полувейла ответила ему очаровательной улыбкой, после чего в ее глазах зажегся любопытный огонек. Девушка ожидала того, что парень тут же растечется лужицей у ее ног и начнет пускать слюни. Но ничего подобного не произошло. Поттер просто улыбался и смотрел на нее с вежливым интересом. Между ними повисло неловкое молчание, которое через несколько секунд нарушил сам зеленоглазый волшебник.
  - Как вам Хогвартс, мадемуазель?
  - Не совсем то, к чему я привыкла. У вас здесь намного холоднее чем у нас. В Шармбатоне по коридорам не гуляет ветер. И здесь все такое серое, - ответила Флер с сильным акцентом.
  - Ну, это Шотландия, мадемуазель. Климат более суровый, чем во Франции. Так что привыкайте, - хмыкнул Гарри.
  - Постараюсь, - Делакур окинула юношу оценивающим взглядом. - Давайте перейдем на "ты" и прошу вас, зовите меня Флер.
  - Почту за честь, - Поттер кивнул и вспомнив, наконец, о правилах приличия, поднялся со скамьи, чтобы девушка не смотрела на него сверху вниз. - Мне будет очень приятно, если ты тоже будешь называть меня Гарри, как зовут мои друзья.
   Флер кивнув, мило улыбнулась.
  - Не окажешь ли мне небольшую услугу, Гарри? - спросила она.
  - Буду рад, если смогу помочь такой красивой девушке. О какой услуге речь?
  - Я бы хотела прогуляться по окрестностям, но боюсь заблудиться. Ваша школа выигрывает перед нашей тем, что занимает очень большую территорию, - улыбка не сходила с лица француженки, незатейливый комплимент парня по всей видимости пришелся ей по душе.
  - Конечно. Когда бы ты хотела совершить прогулку?
  - Сегодня перед ужином. Если, конечно, у тебя нет никаких планов на это время.
  - Я буду в твоем полном распоряжении.
   Гарри и Флер вновь обменялись улыбками и девушка вернулась к подругам.
  - Невилл, что-то не так? - Поттер удивленно смотрел на нахмурившегося друга.
  - Не хотелось бы тебя огорчать или выглядеть параноиком, но... - прошептал Лонгботтом и не закончив фразу, замолчал.
  - Что "но" ?
  - Откуда Флер узнала о том, что Сириус твой крестный? Вспомни, она должна была это узнать только через год, когда вступила бы в ряды Ордена Феникса.
  - Может в газете написано? Мы, наверняка, просто проглядели этот момент, - у Гарри засосало под ложечкой от дурного предчувствия.
   Он не хотел даже подумать о том, что их действия в ЭТОЙ жизни что-то изменили и история поменяла свой ход.
  - Нет, в газете этого не написано. Я внимательно читал, - Невилл покачал головой.
  - Сегодня я встречаюсь с ней. И все узнаю, - Поттер сжал в кулаке вилку так, что костяшки побелели.
  - Мы пойдем с тобой.
  - Нет. Я сам,- тон голоса зеленоглазого гриффиндорца ясно показывал, что спорить с ним бесполезно.
  - Ты точно уверен, что если что, то справишься самостоятельно? - на всякий случай уточнил Лонгботтом.
  - Да...
   * * * * *
   С трудом дождавшись назначенного времени, Гарри направился к карете Шармбатона. Флер на удивление ждать долго не пришлось и она вышла буквально через несколько минут, после того, как Поттер подошел к карете. Мило улыбаясь, девушка оперлась на предложенную руку и вполне уверенно повела Гарри в сторону запретного леса. Юноша шел молча, прислушиваясь к своим ощущениям и пытаясь понять прав ли Невилл или все же ошибся.
  Наконец, они подошли к поваленному дереву и Флер наложила вокруг них заглушающие и отводящие чары.
  - А как же прогулка? - юноша прищурил глаза, готовясь ко всему, чему угодно.
   Но он явно не был готов к тому, что случилось в следующую секунду. Девушка подняла на него глаза, полные слез и обняв за шею, крепко прижалась к нему.
  - Гарри, - Делакур всхлипнула и разрыдалась.
  - Флер, что случилось?
  - Гарри, я все знаю... Все, что было в прошлый раз... Я не понимаю, как вновь оказалась в этом времени... Ведь это не возможно... Гарри, ты ведь тоже другой... Не такой...
  - Флер, я тебя не понимаю, - Гарри настороженно поглядывал на девушку и осторожно гладил ее по спине.
   Француженка отстранилась от парня и взглянула на него заплаканными глазами.
  - В прошлой жизни через несколько лет после победы на Волдемортом тебя, Невилла, Рона и Драко Малфоя посадили в Азкабан. Я не поверила в твою вину и искала доказательства твоей невиновности. Меня убил Билл прямо в Азкабане перед твоей камерой, заколол кинжалом. Почему ты так боишься мне открыться? Ты же знаешь, что я говорю правду.
  - Поклянись, - хрипло произнес Гарри, боясь поверить в то, что эта Флер именно та, что была в ТОЙ жизни.
  - Клянусь...
   Девушка произносила слова клятвы, тем самым доказывая, что даже в магическом мире чудеса случаются и она пришла из прошлого. Яркий свет укутал хрупкую фигурку, магия подтвердила клятву. Одинокая слеза скатилась по щеке парня и хрипло выдохнув имя девушки, он сжал ее в своих объятиях...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +43
  ПрофильЛС
  2102.05.2013 21:38
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 20.
   После встречи и разговора с Флер, Гарри почувствовал себя так, словно с его души свалился огромный камень. Раньше он даже не подозревал о том, что смерть полувейлы таким тяжелым грузом лежала на его сердце. Кто бы мог подумать, что эта красивая девушка окажется настолько неугомонной в отдаче Долга, что ее душа сумеет отыскать выход обратно в мир живых. Да, Флер всегда умела его удивлять, причем удивлять приятно, а не так, как Дамблдор.
   Гарри с улыбкой вошел в Выручай-комнату, где его дожидались друзья и, как бы это не было удивительно, Северус Снейп. Юношу встретил дружный вздох облегчения, который заставил парня улыбнуться еще шире.
  - Правильно, Поттер, улыбайтесь - дураков все любят, - ехидно прошипел Снейп, но Гарри заметил мелькнувшее в антрацитово-черных глазах облегчение.
  - Я тоже вас люблю, профессор, - не стирая улыбки с лица, ответил Поттер.
  - Невоспитанный, дерзкий мальчишка, - пробормотал Северус и отвернулся к камину.
  - Конечно-конечно, - последовал смешок.
  - Так, - Малфой стукнул по подлокотнику кресла, в котором сидел, - рассказывай. Ты узнал откуда Делакур знает о Сириусе?
  - Узнал, - Гарри занял последнее свободное кресло. - Флер из ТОГО времени.
   Лица ребят вытянулись. Они ожидали чего угодно, но не такого поворота событий.
  - Как? - только и смог выдавить из себя Невилл.
  - Она сама точно не знает, но я склоняюсь к мысли, что это произошло из-за Долга жизни, который Флер отчаянно стремилась мне отдать.
  - Ты в этом уверен? Может она врет? Вдруг над ней успел поработать Дамблдор. Ты о таком не задумывался? - Драко вскочил со своего места и нервно заходил по Выручай-комнате, которая в данный момент выглядела как небольшая, уютная гостиная.
  - Я уже давно ни в чем не уверен. Но то, что Флер не врет, знаю точно.
  - Откуда? - спросил Рон.
  - Магическая клятва, - ответил Гарри. - Мы долго разговаривали с ней и она многое рассказала из ТОЙ жизни, а перед тем, как принести клятву, чтобы доказать что она именно та, наша Флер, напомнила о том, как ее убил Билл.
  - Поттер, ты и здесь умудрился выделиться, - Снейп усмехнулся. - Никто кроме тебя не смог бы перетащить с собой в другое время душу уже умершего человека, вернув ему жизнь. Надеюсь, что больше никакого довеска сюда не прибыло.
  - А я-то как на это надеюсь, - Гарри криво усмехнулся.
  - Что ж, раз мои услуги не требуются, то я пойду, - Северус эффектно взмахнул полой своей мантии и направился к двери.
  - О каких услугах вы говорите, сэр? - Поттер удивленно посмотрел в спину мужчины.
  - Твои друзья опасались того, что после встречи с вейлой тебя придется приводить в порядок. Тебе ведь известно, что вейлы не только сводящие с ума красавицы, но и смертельно-опасные существа, когда принимают свою вторую, полуптичью ипостась?
  - Да, конечно известно. И, профессор, спасибо за беспокойство, - Гарри улыбнулся, когда зельевар фыркнул на его слова и помедлив несколько секунд, спросил. - Не желаете уничтожить кусок души Волдеморта?
   Рука мужчины на ручке двери дрогнула и он резко оглянулся.
  - Она здесь?
  - Если вы имеете ввиду, что именно в этой гостиной, то нет. А если в Выручай-комнате, то да.
  - Поттер!
  - Что?
  - Невозможный мальчишка!
  - Несомненно.
  - Я тебя придушу!
  - Обязательно.
  - Выпорю!
  - Опоздали.
   Северус яростно сверкнул глазами, глядя на своего студента, тот же только усмехался.
  - Где крестраж? - мастер зелий постарался взять себя в руки.
  - Вы не ответили на вопрос, - Гарри стал более серьезным.
  - Какой?
  - Вы хотите сами уничтожить кусок души змеемордой твари?
  - Хочу...
   Через несколько минут пятеро магов стояли посреди заваленного разными вещами помещения. Один из них сжимал в руке клык василиска, другой положил перед ним один из артефактов Основателей. Остальные были просто свидетелями. Диадема Равенкло казалась тусклой и невзрачной, создавая ощущение простой безделушки, а не безумно ценной вещи. Северус тяжело вздохнул, уничтожать подобный артефакт было кощунством. Но... Другого выхода не было. Он присел на корточки и не дрогнувшей рукой вонзил в серебряное плетение клык короля змей. Диадема почернела и потеряла свою форму, словно бы расплавилась. Из нее вылетел клок черного тумана и издал такой визг, что студенты заткнули уши, испугавшись, что оглохнут, а Северус... Северус Снейп улыбался, радостно, искренне. Вопль, который издала погибающая частица души его бывшего хозяина, стал божественной музыкой для слуха зельевара, он принес ему ни с чем не сравнимое наслаждение. Одна его заветная мечта только что сбылась, он мечтал убить Темного Лорда. Уничтожение куска души это своего рода убийство, лишение возможности возродиться из нее. Так что можно считать, он убил еще не возрожденого Волдеморта. И не важно, что не до конца. Однажды это случится, однажды Темный Лорд будет уничтожен окончательно. Теперь он в это по-настоящему поверил...
  * * * * *
   Время неумолимо шло вперед, предвкушение от начала турнира возрастало с каждым днем все сильнее. Студенты с нетерпением ожидали того дня, когда же будут объявлены имена участников. Почти каждый, кому было четырнадцать или больше, надеялись услышать свое имя среди участников. Не волновались только первые, вторые, третьи курсы всех четырех факультетов, Грейнджер, погруженная в мысли, как вернуть свое место в Золотом трио, да четверо молодых волшебников, которые точно знали, что место в турнире им обеспечено.
   Наконец, наступил долгожданный день. Студенты с трудом дотерпели до вечера, когда должны были объявить имена участников. Большой зал был залит светом сотен свечей, ученики громко переговаривались, то тут, то там вспыхивали споры, учителя смотрели на разошедшихся студентов сквозь пальцы, позволяя выпустить накопившееся напряжение...
  Гарри, Невилл и Рон тихо переговаривались, ожидая начала. Драко периодически бросал предвкушающие взгляды на друзей, краем уха слушая разговор рядом сидящих слизеринцев. Помимо того, что трое гриффиндорцев и один слизеринец собирались принять участие в турнире, так они еще и приготовили грандиозную гадость Дамблдору и нескольким особо раздражающим личностям. Когда шум в зале достиг апогея, Дамблдор поднялся со своего места и потребовал тишины. Студенты тут же успокоились и приготовились внимать словам директора Хогвартса.
  - Дорогие друзья, - Дамблдор раскинул в широком жесте руки, словно желал обнять всех и сразу, - вот и наступил долгожданный момент. Мы все ждали его с нетерпением. Буквально через несколько минут наш беспристрастный судья выберет участников турнира. Им уготованы сложные испытания. Но я верю, что каждый выбранный сможет достойно пройти путь к финалу. А теперь я попрошу тишины.
   Большая часть свечей погасли, погружая Большой зал в полумрак. Кубок ярко вспыхнул голубым огнем. Студенты молча смотрели на него не отрывая взглядов. Никому не хотелось пропустить начало. Тишина в Большом зале стояла такая, что можно было услышать, как падают на пол капли воска с горящих свечей. Гарри, Рон, Невилл и Драко с предвкушением смотрели на кубок, им не терпелось узнать, осуществится ли их план или они не смогли обмануть беспристрастного судью. Неожиданно голубое пламя взметнулось вверх, выбрасывая первый кусок пергамента. Дамблдор, в чью сторону полетел обгоревший листок, цепко схватил его. Поднеся пергамент к одной из парящих рядом свечей, он прочитал:
  - Школа Шармбатон. Участники: Флер Делакур, Вивьен Анно, Адели Бертье и Жаклин Вильруа. Поздравляю, юные леди!
   Четыре француженки поднялись из-за стола Райвенкло. Две блондинки и две брюнетки с радостными улыбками прошествовали к столу преподавателей. Их сопровождали бурные аплодисменты и влюбленные взгляды почти всей мужской части студентов, как Хогвартса, так и Дурмстранга. Восхищения перед красавицами не испытывали лишь младшекурсники, профессора и, естественно, девушки-студентки. Последних коробило отношение их сокурсников и дурмстранговцев к шармбатонкам. Они не считали этих девушек чем-то лучше себя, ведь и в Хогвартсе были свои красавицы. А также их бесило то, что их женихи, смотрели на француженок со слюняво-восхищенными выражениями на лицах, не обращая на своих невест внимания. Участницы от Шармбатона подошли к столу преподавателей, где счастливо улыбающаяся мадам Максим, поздравила их и направила к двери, ведущей в небольшой зал, где те должны будут дождаться остальных. У самой двери Флер задержалась. Она неожиданно обернулась и сделав сложный жест палочкой, послала Гарри воздушный поцелуй. Спустя мгновение на щеке у зеленоглазого волшебника затрепетала ярко-красными крылышками бабочка, через пару секунд рассыпавшаяся золотистой пыльцой. Завистливые и откровенно-злобные взгляды скрестились на гриффиндорце, причем один из последних взглядов достался Флер от Джинни. Рон и Невилл, сидящие от Поттера по бокам, дружно хлопнули его по плечам. Он же с улыбкой наколдовал голубую розу и с помощью чар левитации переправил ее Флер. Девушка, взяв в руки зависший перед ней цветок, обломила длинный стебель, оставив у основания бутона не более полудюйма и вставила голубой цветок в прическу. После чего мило улыбнувшись тому, за кем она пришла из ТОГО времени, скрылась за дверью. Мадам Максим, директриса Шармбатона, с превосходством взглянула на директора Хогвартса, будто бы говоря: "Видел какие мои девочки умницы? Они всегда получают все лучшее. Вот сейчас Национальный английский Герой уже наш, а чуть позже и Кубок огня возьмем." Дамблдор слащаво улыбнулся полувеликанше в ответ, покачав головой и поймал второй листок обугленного пергамента, выплюнутый Кубком.
  - Школа Дурмстранг. Участники: Виктор Крам, Бранимир Добрев, Димитар Янев и Тодор Готовац. Поздравляю, молодые люди, - произнес Дамблдор, жестом показывая подойти к столу преподавателей.
   Четверо высоких, крепких парней с суровыми выражениями на лицах поднялись из-за стола Слизерина и направились к своему директору. Их сопровождали восхищенные взгляды хогвартских студенток-старшекурсниц и такие же громкие аплодисменты, какими наградили и француженок. Игорь Каркаров одобрительно похлопал по плечам своих студентов, выбранных для участия в турнире и указал им на дверь, где несколькими минутами ранее скрылись шармбатонки. Пламя взметнулось третий раз, выбрасывая кусок пергамента, который Дамблдор поймал, как и два предыдущих. Он громко назвал имена своих учеников, мысленно скривившись на одном из них и лишь после этого до него дошло, что кое-что в именах совсем не так, как должно быть:
  - Школа Хогвартс. Участники: Гарольд Поттер-Эванс, Рональд Пруэтт, Невилл Лонгботтом, Драко Малфой. Поздравляю, мальчики.
   Для Гарри и Рона изменение в их фамилиях было также, как и для директора, неожиданностью. Нет, они конечно же знали о том, что их фамилии отличаются от прежних, но в пергамент они записывали те, под которыми учились, то есть Поттер и Уизли.
  - Чертов Кубок сдал нас раньше времени, - пробормотал Гарри.
  - Давай приложим его адским пламенем, - предложил Рон, также не пребывая в восторге от подобного.
  - А заодно и Дамблдора авадой, чтоб долго не тянуть, - хмыкнул Невилл.
  - Так, успокоитесь. Прорвемся, - ободряюще произнес Малфой, перед тем как они дошли до стола преподавателей.
  - Обязательно, - серьезно кивнул Поттер. Гриффиндор и Слизерин ликовали, радуясь тому, что представители их факультетов стали участниками турнира. А изменившиеся фамилии двух ало-знаменных студентов оказались для серебристо-зеленых лишним доказательством слов Малфоя. Для чистокровных нашлась и своя гордость в том, кто именно будет бороться за честь английской школы. Участниками стали представители четырех древнейших, благородных родов.
   Мальчики направились к двери, на которую им указал Дамблдор и в это время Кубок огня выплюнул еще один клочок пергамента. Дамблдор с удивлением поймал его и назвал еще одну группу участников.
  - Школа лимонных долек. Участники: Гермиона Грейнджер, Панси Паркинсон, Дин Томас и Чжоу Чанг.
   Оглушительная тишина сменилась редкими смешками, а спустя несколько секунд, когда до всех дошло, что это за школа такая, гомерическим смехом. Гарри, Драко, Невилл и Рон вдоволь налюбовались дикими выражениями лиц названной четверки и Дамблдора и испытали от этого глубокое удовлетворение. Шалость удалась...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +45
  ПрофильЛС
  2206.05.2013 22:49
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 21.
   Как ни крутил Дамблдор, как ни поддерживала его МакГонагалл, но четвертая команда обязана была участвовать в турнире. Не смотря на то, что директор Хогвартса считался кем-то вроде опекуна всех студентов на учебное время, он не смог разорвать контракт. И дело даже не в том, что он не старался, наоборот, старик приложил для этого все силы, даже задействовал магию замка, но ничего не вышло. Контракт по неведомой причине был заключен еще несколько дней назад. Как считала мадам Максим, это произошло в тот момент, когда Томас, Грейнджер, Чанг и Паркинсон опустили в Кубок свои заявки, потому что они ХОТЕЛИ стать участниками. И такое сильное желание магия посчитала нужным не игнорировать, дать им шанс получить желаемое, то есть славу. Ведь этот турнир рассчитан именно на ее получение через испытания. И только пройдя их, станет известно, какую славу им дарует магия. На слова четвертой группы, что они этого не делали, Каркаров и мадам Максим, не скрываясь, презрительно фыркнули. Впрочем их студенты от них не отставали.
   Так и не сумев уладить этот вопрос, Дамблдор решил заняться другим. Молодое поколение, которое станет будущим пополнение его ордена, он в любом случае защитит, да и поможет им, не глядя ни на какие правила. А вот с неожиданной проблемой в виде изменения фамилии двух гриффиндорцев просто необходимо разобраться прямо сейчас.
  - Мистер Поттер, мистер Уизли, потрудитесь объяснить, что означает вот это? - Дамблдор помахал перед названными студентами пергаментом, который выдал Кубок огня, сделав ребят участниками турнира.
  - Это, директор, кусок пергамента, - произнес Гарри, натянув маску невинного ангелочка.
  - Ошибаетесь. Я еще раз спрашиваю, что это такое? - старик сверкнул глазами за очками-половинками.
  - Эм-м, обожженный пергамент, сэр? - словно бы неуверенный в своем ответе, высказался Рон.
   За спиной директора Хогвартса раздались смешки, которые Игорь и Олимпия постарались замаскировать под кашель.
  - Ответ неверный, мистер Уизли, - покачал головой Альбус.
  - Но, Дамбледор, оба юноши абсолютно верно сказали. То, что ты держишь в руках, мы, маги, называем пергаментом, - мадам Максим похлопала директора Хогвартса по плечу, словно бы говоря ему: "Ничего страшного, в таком-то возрасте разное случается. Все-таки старость никого не щадит."
   Правда, проделано это все было с ухмылкой на бронзовом от загара лица гигантессы, поэтому выглядело больше как издевка. Гарри еле сдержался, чтобы не заржать, как молодой жеребец. Ай-да, мадам Максим, вот это женщина! Рон покраснел от с трудом сдерживаемого смеха. Невилл нашел себе надежное убежище за широкой, черной мантией мастера зелий и согнулся от хохота, зажимая рот рукой. Малфой же в кои-то веке изменил своей выдержке и захрюкал от смеха. Француженки тихо хихикали в стороне, огражденные от директора Хогвартса широкой спиной своей директрисы. Дурмстранговцы открыто ухмылялись, беря пример с главы родной школы. Грейнджер и Дин яростно взирали на мадам Максим, поддерживаемые МакГонагалл, Панси и Чжоу пораженно хлопали ресницами. Невозмутимыми остались лишь Снейп, Хмури и Крауч-старший. А вот Дамблдор... Добрый дедушка всея Хогвартса отчетливо скрипел зубами от того, как его опустила директриса Шармбатона. О да, это был удар по его самолюбию, по его "великой и гениальной" персоне. Решив, что он отомстит этой женщине позже, старик постарался взять себя в руки. Пригладив вставшую торчком от раздражения бороду, он вновь напялил на себя маску "больного слабоумием долькоеда" и заговорил:
  - Олимпия, дорогая, я прекрасно знаю, что в руке у меня пергамент. Но меня интересует другое. Что в нем написано?
   Видимо, сегодня был не его день, так как акценты вновь были расставлены неверно. Игорь Каркаров, поглаживая свою бородку-эспаньолку, вышел вперед и выдернув пергамент у Дамблдора из руки, сочувственно произнес:
  - Альбус, мой дорогой друг, позволь я прочитаю для тебя то, что здесь написано, - и нагнувшись поближе к старику, доверительно добавил, чуть понизив голос. - Не стоит волноваться, я никому не скажу о возникших у тебя проблемах. И должен заметить, ты с ними на сегодняшнем ужине неплохо справлялся. Все было абсолютно незаметно. Не унывай, главное во время заметить симптомы и обратиться к колдомедику. Например, мой двоюродный дед уже в сто лет не мог понять смысла написанного даже в обычной, пригласительной записке от своего друга. Хотя они были ровесниками и быть может вина была как раз-таки друга. К сожалению мы не успели разобраться. Дед перепутал заклинания и...
  - Игорь, прекрати! - Дамблдор аж заорал, а его лицо перекосило судорогой. - Я не страдаю умственным расстройством.
  - Жаль... Хм, я имел ввиду, жаль, я не успел тебе до рассказать, что случилось с моим дедом. Хотя, может оно и к лучшему - его ожидала страшная кончина, - Каркаров задумчиво подергал себя за бородку. - Да, страшная.
   Дамблдор посмотрел на более молодого мага взглядом палача, но после этого все же обратил свое внимание на Гарри, стоящего с видом ангелочка и Рона, цвет лица которого мог бы по соперничать с самым спелым томатом.
  - Итак, я жду объяснений, - старик впился взглядом в Гарри.
   Поттер лишь пожал плечами и почти искренне произнес:
  - Не понимаю, каких объяснений вы ждете, сэр.
  - Мистер Поттер, вы обязаны...
  - Я никому ничем не обязан, - зеленоглазый юноша тут же сменил маску ангелочка на маску упрямого подростка.
  - Мистер Поттер...
  - Лорд Поттер-Эванс, - серьезным тоном поправил Дамблдора Малфой.
  - Что, простите? - директор опешил от слов слизеринца, он явно не ожидал того, что Гарри узнает о своем титуле, причем то, что титул двойной стало даже для него сюрпризом.
  - Я говорю, профессор Дамблдор, что Гарри, - снисходительным тоном, так присущим старшему Малфою, принялся объяснять Драко, выделив голосом имя гриффиндорца, - является дважды лордом. И вы должны обращаться к нему соответствующе.
  - В школе, как вам должно быть известно, мистер Малфой, подобные условности не действуют, - МакГонагалл тут же бросилась на защиту своего работодателя.
  - Несомненно, мне это известно. А также, помимо этого, мне известно, что эти условности опускаются лишь в вопросах, касающихся обучения и во время самих занятий. А в другое время они должны быть соблюдены, особенно при официальных разговорах или если в помещении одновременно находится несколько титулованных особ, - Драко надменно посмотрел на заместителя директора.
   Женщина фыркнула и снисходительно улыбнулась.
  - Мистер Малфой, вы пока не носите титул, вы всего лишь наследник вашего отца.
  - Я наследник древнего рода, а не просто отца. И в данном помещении помимо лорда Поттера-Эванса находится еще и лорд Лонгботтом.
   Практически все тут же уставились на Невилла. Тот бросив быстрый взгляд на Гарри, снял скрывающие чары с перстня главы рода.
  - Мистер Лонгботтом, что это значит? - профессор трансфигурации ошарашенно взирала на своего студента.
  - Что именно, профессор МакГонагалл? - спокойно спросил он.
  - Ваши родители ведь живы. Почему же на вас перстень главы рода?
  - Так решила моя бабушка. И, вообще, это дела рода, которые я не собираюсь выносить на всеобщее обсуждение.
  - Мистер Лонгботтом...
  - Лорд Лонгботтом, - поправил женщину Драко, - ну в самом деле, профессор МакГонагалл, у вас не может быть настолько плохая память, я же только что все доступно объяснил. Хотя вы и сами должны были это знать, ведь свод правил Хогвартса это практически настольная книга любого профессора и тем более декана факультета.
  - Мистер Малфой, - негромко, но без злости в голосе, позвал своего студента Снейп, - достаточно.
  - Как скажете, профессор, - кивнул Драко и усмехнувшись, отошел к друзьям.
  - Невилл, Гарри, мои дорогие мальчики, - Дамблдор решил, что обращаться к подросткам "Лорд" это ниже его достоинства и нашел другой выход, - вы должны были поставить меня в известность об изменении ваших статусов.
  - А мы это сделали. Не наша вина, что Совет попечителей Хогвартса не довел до вашего сведения данную информацию, - ответил Гарри и пакостно ухмыльнувшись, засунул руку в карман своей мантии. - Хм, лимонные дольки я не люблю и с собой не ношу, но может хотите лакричную палочку, сэр?
  - Нет, спасибо, - старик с трудом выдавил эти слова, поражаясь тому, насколько наглым стал Поттер.
  - А вот я с удовольствием, - Каркаров подошел к Гарри. - Позволите?
  - Конечно, сэр, - Поттер улыбнулся и протянул сладость директору Дурмстранга.
   Игорь взял угощение и неторопливо принялся ее жевать. Пока Каркаров ел конфету, его студенты и француженки быстро соображали, что означал жест Поттера по отношению к Дамблдору. Вспомнив название вымышленной школы, к которой якобы принадлежала четвертая группа участников, они быстро сложили два и два. По всем размышлениям выходило, что последняя четверка являлись личными учениками директора Хогвартса. О Дамблдоре они слышали многое - и хорошее и плохое. Сегодняшняя ситуация еще больше укрепила чужих студентов во мнении, что старый маг не так прост. Да и авторитет своих директоров был для них непререкаем. В общем, Грейнджер, Паркинсон, Томас и Чанг стали в этот момент для студентов Дурмстранга и Шармбатона персонами нон-грата. Виктор Крам до сего времени с интересом поглядывавший на Гермиону, тут же натянул на лицо непроницаемую маску и отвернулся в сторону.
  - Так, господа, я думаю, что пора уже озвучить правила турнира для участников, - произнесла мадам Максим. - Мистер Крауч...
  * * * * *
   Вернувшись в свою гостиную, Гарри, Невилл и Рон с интересом наблюдали за тем, как Грейнджер и Томас подверглись общефакультетскому презрению. Гермиону в Гриффиндоре не любили, так как девушка вечно выставляла всех дураками, показывая, что лишь она одна умная. Да и вечные нотации о недопустимости нарушения правил были не по душе беспокойным, любящим авантюры, последователям Годрика. Но ее терпели из-за того, что она была подругой Гарри Поттера. А теперь, когда Золотое трио изменило свой состав, девушке приходилось гораздо тяжелее, ведь Гарри больше не становился на ее защиту. Ну и, конечно, то что девушка стала участницей турнира сразу сделало ее в глазах остальных гриффиндорцев еще большей выскочкой, желающей захапать себе славу победительницы турнира. Дину тоже досталось от однофакультетников, но в меньшей степени, так как он никогда особо ничем не выделялся. Чанг получила град насмешек и ехидных замечаний о том, что теперь Поттер на нее внимания точно не обратит. Ведь начиная с этого дня, Чжоу становилась дважды его соперницей: в квиддиче и на турнире. Райвенкловки знали об амбициозных планах китаянки обратить на себя внимание Мальчика-который-выжил. И если раньше они считали, что у нее есть шанс добиться цели, то теперь он испарился. А значит придется Чжоу довольствоваться вниманием Седрика, который был хоть и симпатичным парнем, но отнюдь не героем.
   А вот Паркинсон не повезло больше всех из этой четверки. Школа лимонных долек стала последним гвоздем в крышку гроба слизеринки. Студенты серебристо-зеленого факультета объявили ей бойкот, а девушки, с которыми она жила в одной спальне, выселили ее оттуда, заявив, что пусть попросит у личного директора новую комнату. Вдруг он не откажет СВОЕЙ студентке. Старосты факультета, до которых четверокурсники донесли сведения о деятельности Панси, устроили суд, на котором пришлось присутствовать и Снейпу, как декану факультета. Решением данного суда стало то, что Паркинсон лишилась на своей мантии знаков принадлежности Дому Слизерин. С этого дня ни один чистокровный студент чтящий традиции не заговорит с ней, а после выпуска из школы над девушкой состоится еще один суд. Его будут вести члены Совета аристократов и если Паркинсон признают виновной, то она станет парией магического мира. Наблюдавший за этим Драко чувствовал пьянящую сладость мести. Частично Малфой ей отплатил за зло, которое она причинила ему и его семье в ТОЙ жизни и если бы он с друзьями, вернувшись во времени, не изменили бы некоторые события, то она могла бы сотворить тоже зло еще раз. Остальную плату Паркинсон получит при окончании школы, он предоставит Совету аристократов доказательства ее вины в виде своих воспоминаний. Теперь Драко было необходимо добраться до отца Панси и Кингсли, чтобы они тоже понесли свое наказание. Перенеся свои вещи в особую комнату, которая имелась на каждом факультете, Панси разрыдалась. Из-за того, что предавала свой факультет ради личного блага, она теперь лишилась всего. В эту комнату отселяли тех, кому после Суда магии, проводимый Советом аристократов, давали звание Предатель крови. Девушка знала, что суд будет не в ее пользу и магия вплавит в ее ауру клеймо предательницы.
   На смену фамилий у Гарри и Рона многие обратили внимание и засыпали ребят вопросами. Поттер честно рассказал про ритуал, который не побоялась провести Лили Эванс, а рыжик ответил, что и сам толком не знает почему так, но гоблины говорят, что это магия сделала ему подарок, ведь в его жилах на самом деле течет кровь Пруэттов. Близнецы лишь задумчиво промолчали на такой ответ брата, было видно, что они что-то решают. Джинни же убежала писать письмо матери с радостной вестью, что вся их семья скоро сможет взять себе двойную фамилию - Уизли-Пруэтт. С чего она так решила, для ребят осталось загадкой.
  Отредактировано Ledy Siren (06.05.2013 22:50)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +48
  ПрофильЛС
  2314.05.2013 20:04
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 22.
   Время неслось с просто сумасшедшей скоростью. Казалось, что оно специально ускорило свой бег, дабы не дать кое-кому отступить от своих планов. Через день после объявления Кубком огня имен участников, близнецы дождались Гарри и Рона у дверей Большого зала и попросили о разговоре. Хватило короткого кивка Поттера, чтобы его рыжеволосый друг согласился. Встретиться для важного разговора, было решено у озера за час до ужина. На встречу помимо близнецов, Рона и Гарри также явились Драко и Невилл. Джордж и Фред настороженно встретили появление слизеринца, но возражать не стали. Они с самого начала этого учебного года догадывались, что Малфой и Поттер больше не враги, а то, что происходило потом, только укрепило близнецов в этом мнении. Но доверять они все-равно ему не могли, не смотря на то, что даже их младший брат стал спокойно общаться с наследником рода Малфой.
  - О чем вы хотели поговорить? - Гарри взял на себя ведущую роль.
   Фред и Джордж удивленно взглянули на него. Они, вообще-то, собирались поговорить с младшим братом, но тот стоял с безучастным выражением на лице, похоже полностью полагаясь на Поттера.
  - Что с вашими фамилиями? - наконец, спросил Джордж.
  - А что с ними не так? - деланно удивился зеленоглазый маг.
  - Давайте не будем играть в эти игры, - покачал головой Фред.
   Близнецы говорили по очереди, не заканчивая, фразы друг за другом, что случалось крайне редко и только по серьезным вопросам.
  - Мы уже все объяснили в гостиной, - Гарри пожал плечами, он не собирался открывать этой парочке всю правду, хоть и знал, что на них можно положиться.
  - Не все. Вы о чем-то умолчали, - уперся Фред.
  - Если и умолчали, то на это есть причина, - ответил Поттер.
  - Рон наш брат, - вспылил Джордж. - Мы, имеем право, знать...
  - Если вы хотите, чтобы он продолжал оставаться вашим братом, причем живым, то не суйтесь не в свое дело, - жестко оборвал его Гарри. - Могу лишь сказать, что кое-что изменилось. Правила игры поменялись, как и некоторые наши приоритеты.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Послушайте, Фред, Джордж, вы всегда были для меня верными друзьями и я не хочу, чтобы вы пострадали. Я не могу вам открыть ту информацию, которой владеем мы. Это слишком опасно. Если об этом узнает наш враг, то...- Гарри неопределенно качнул головой.
  - Мы можем погибнуть, - договорил за друга Драко. - Эта информация может стать, как нашим спасением, так и нашей погибелью.
  - Малфой, ты...- начал, было, Джордж, но его прервали.
  - Он, верно, говорит, - Рон с грустью взглянул на братьев. - Пожалуйста, не спрашивайте ничего. Я не хочу снова вас потерять...
  - Снова? - близнецы ошарашенно уставились на него, а спустя пару секунд Фред, заикаясь, продолжил. - Ты хочешь сказать... что... ты... вы... Вы из будущего?
  - Из очень страшного будущего, - кивнул Рон.
  - Что в нем было? - Джордж шагнул поближе к младшему брату, сгорая от нетерпения узнать, что их ожидает.
   Близнецы как-то сразу поверили, что эти четверо не врут и на самом деле вернулись во времени. По всей видимости, они относились к той немногочисленной группе магов, которые, даже живя в магическом мире, не переставали верить в чудеса.
  - Хватит, - Гарри взглядом остановил уже собравшегося ответить Рона, - им это знать не надо, слишком страшные вещи творились тогда.
  - Какие? - близнецы нахмурились.
  - Гарри, может быть, хоть частично им объясним? - несколько неуверенно попросил Рон.
  - Расскажем, - неожиданно согласился Поттер, - но лишь тогда, когда они уедут отсюда.
  - Уедем? Куда? - одновременно спросили Фред и Джордж.
  - В другую школу. На зимних каникулах мы устроим вам перевод в одну из американских школ, там до вас никто не сможет добраться. И тогда же мы вам кое-что объясним.
  - А как же Хогвартс? Как же родители, братья, Джинни?
  - Поклянитесь, что ничего им не скажете до каникул, а там будет видно.
  - Что будет видно? Я ничего не понимаю, - Фред растерянно смотрел то на Гарри, то на Рона.
  - Вы должны нам поверить, - Пруэтт серьезно взглянул на братьев. - От этого зависит многое.
  - Соглашайтесь, Уизли. Мы в любом случае отправим вас из Англии, так что лучше давайте решим все миром, - растягивая гласные, произнес Драко.
  - Твоего мнения, Малфой, мы не спрашивали, - огрызнулся Джордж.
  - Замолчи, - неожиданно зло одернул его Рон. - Драко все правильно говорит. Вы в любом случае покинете Англию. Но вот с информацией или без нее решать вам.
  - Ты защищаешь слизеринца? - Фред возмущенно уставился на своего младшего брата.
  - Он - мой друг. И да, я защищаю его.
  - Успокойтесь, - негромко произнес Невилл, привлекая к себе внимание. - Вы уже поняли, что мы из будущего. Но вам не известно то, что там было. Вы же не считаете, что мы вернулись просто так? Вижу, не считаете. А раз вы это понимаете, то должны понять и другое. Мы пытаемся вас спасти. Вы - братья Рона и друзья Гарри. Вы были верными до самого конца, поэтому мы о вас и беспокоимся. Просто доверьтесь нам, и когда придет время, мы откроем вам важную информацию.
   Слова Невилла стали именно тем, что убедило близнецов, и они поклялись молчать. Рон был доволен, скоро его братья будут в безопасности.
  * * * * *
   Гарри и Флер проводили много времени вместе. Фактически, они заново узнавали друг друга, ведь и девушка и парень отличались от себя прежних. Сейчас, в ЭТОМ времени Гарри по-новому оценивал Флер. ТОГДА она была для него лишь красивой девушкой, ученицей французской школы, а после подругой и женой Билла. Да и не было у него времени думать о личной жизни. Даже не так, он в ТО время даже не задумывался, что девушка, за которой влюбленными глазами следит практически вся мужская часть учеников, может обратить на него внимание. Но теперь Поттер видел в ней не просто ослепительную красавицу, но и, возможно, спутницу жизни. Флер отвечала всем его представлениям об идеальной второй половинке. Она была умна, верна, красива. И главное, честь и семья для полувейлы были самыми главными ценностями в жизни. Постепенно в зачерствевшем от боли и предательства сердце столь много пережившего мага зарождалось чистое, светлое чувство. Любовь. Много позже об этой любви его потомки будут рассказывать с благоговением новым членам рода и своим детям.
   Флер тоже по-новому оценивала Гарри. Для нее было удивительно то, что она предпочла ему какого-то предателя крови, который во всем оправдывал свое клеймо. Сейчас девушка понимала, что в тех отношениях с Биллом было что-то неправильное, только вот что именно? Может быть какие-то зелья, заклятья или даже артефакты. Но ТОГДА Делакур об этом не задумывалась. А правду знать очень хотелось. В конце-концов такой шанс ей должен будет представиться в ЭТОМ времени. А вот к Гарри девушка испытывала сильные чувства, отнюдь не дружеские и в отличие от бывшего мужа, в отношении Поттера они были настоящие. Ведь не зря же она, даже умерев, не смогла успокоиться, ее душа сама нашла его, возродившись в старом теле. Девушка часто ловила себя на мысли, что ее отпустили в этот мир для того, чтобы она смогла прожить именно ту жизнь, какую и должна была, не будь всей ТОЙ грязи, которая как трясина затягивала ведьму все глубже, не давая вырваться.
  * * * * *
   Драко с интересом наблюдал за тем, как Паркинсон, шарахаясь от любого громкого звука, проходит через факультетскую гостиную в свою новую комнату.
  - Я смотрю, тебя это развлекает, - раздался негромкий голос позади кресла, в котором он сидел.
  - Да, Миллисента, это зрелище для меня действительно интересно, - негромко произнес Драко, даже не оглядываясь.
   Зачем? Он прекрасно знал, кому принадлежит голос. Девушка обошла его кресло и присела в то, которое стояло напротив.
  - Что она сделала тебе такого, что ты ее так яро ненавидишь? - на лице слизеринки отразилось любопытство.
  - А вариант, что она предательница, тебя не устраивает? - Драко изящно выгнул бровь.
  - Нет, - покачала головой девушка.
   Малфой задумчиво взглянул на сокурсницу, решая, стоит ли самому с ней поговорить или вместе с ребятами. Перед мысленным взором блондина вновь, в который уже раз появилась картинка, рассказывающая о судьбе Миллисенты. Драко прикрыл глаза, воскрешая в памяти все детали того рокового для этой девушки и ее семьи дня.
  ~ ~ ~ ~ ~ Ретроспектива ~ ~ ~ ~ ~
   Драко шел в аптеку, чтобы купить некоторые ингредиенты для зелий. В голове витали невеселые мысли. Сегодня его матери стало хуже, старые зелья уже не помогали. Малфой боялся, что скоро наступит конец и его мама покинет этот мир, что она уйдет в небытие практически сразу за своим мужем и его, Драко, отцом. Неожиданно раздался громкий крик, который привлек внимание молодого лорда Малфоя. На противоположной стороне главной улицы Диагон-аллеи молодая ведьма склонилась над пожилым мужчиной, лежащим на земле. Из его груди торчала ручка кинжала, а по светло-серой мантии уже начало расползаться багровое пятно. Маленький мальчик лет восьми заплакал, прижавшись к ногам высокой, статной дамы, на лице которой застыла маска ужаса. До Драко донеслись слова молодой ведьмы.
  - Отец, отец, потерпи, - девушка трясущимися руками стала снимать с шеи цепочку, которая, по всей видимости, являлась порт-ключом, - я сейчас перемещу тебя домой. Мы тебя вылечим, только потерпи. Малфой узнал девушку, это была Миллисента Бутлстроуд, его бывшая сокурсница. Он уже было шагнул к ней, когда один из авроров его опередил.
  - Это темный артефакт. Мы его конфлискуем. А вы, мисс Бутлстроуд, арестованы за попытку использования темного артефакта, - произнес страж правопорядка, вырвав из руки бывшей слизеринки цепочку.
  - Не имеете права. Это родовой артефакт! - яростно воскликнула Миллисента.
  - Вы будете мне еще указывать? Взять ее! - отдал аврор приказ остальным волшебникам в алых мантиях.
   После этого девушка зло сверкнула глазами и выхватила свою волшебную палочку. Авроры тут же принялись закидывать Миллисенту проклятиями, а она ушла в глухую оборону, прикрывая свою семью. Леди Бутлстроуд призвала манящими чарами цепочку, которую отобрал у ее дочери глава отряда и, толкнув сына к мужу, бросила в них портал, после чего стала помогать Миллисенте. Полыхнула вспышка портала, но один из тех, кто призван защищать граждан от зла и беззакония, пустил им вдогонку взрывное проклятье. Позже Драко узнает, что в особняк попали лишь изувеченные тела. А сейчас же Драко плюнув на все, бросился помогать женщинам. Он успел сразить одного из авроров, когда леди Бутлстроуд упала на землю, сраженная точно таким же кинжалом, какой торчал из груди ее супруга. Как оказалось, кинжалы принадлежали аврору, старшему группы. Увидев, как мать сломанной куклой упала на землю, Миллисента бросила палочку на землю и вскинула руки к небу, призывая родовую магию. То, что осталось от авроров, можно было после этого собирать в спичечный коробок, еще и место осталось бы. Саму же Бутлстроуд скрутили авроры, прибывшие на подмогу коллегам. Через несколько дней состоялся суд. Милли приговорили к поцелую дементора. А, уже находясь в Азкабане, Драко узнал, что над его бывшей сокурсницей ставили эксперименты. Дамблдор просветил его в этом. Надолго после суда девушка не задержалась на этом свете. Во время одного из экспериментов тело самоуничтожилось, магия забрала свое дитя.
  ~ ~ ~ ~ ~Конец ретроспективы ~ ~ ~ ~ ~
   Драко тяжело вздохнул, вспоминать подобное было тяжело. Открыв глаза, он набросил на пространство вокруг них полог тишины, после чего серьезно посмотрел на девушку.
  - Миллисента, у меня есть кое-какая информация о будущем, которое нам приготовил один старый ублюдок. Но рассказать тебе о нем я пока не могу. Просто не имею права принимать такое решение самостоятельно.
  - Ты его можешь принять только вместе с Поттером, Лонгботтомом и Уизли?
  - Пруэттом, - машинально поправил Драко, - но ты права.
  - Тогда зачем ты мне сейчас об этом говоришь?
  - Я хочу предложить тебе изменить то, что тебе уготовили.
  - Я не понимаю...
  - Мисс Бутлстроуд, как вы смотрите на то, чтобы изменить свою жизнь?...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +38
  ПрофильЛС
  2429.05.2013 20:39
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Уважаемые читатели. На ближайшие примерно два месяца эта глава последняя, так как моя соавтор - ЛЕДИ КАРОЛИНА - решила, что и ей и мне необходим отдых. Поэтому мы уезжаем подальше от цивилизации. Но по возвращении обещаю, что выложим сразу несколько глав.
  С уважением, Ledy Siren.
  
  Глава 23.
   Наступили выходные, на которые было назначено первое испытание. Так как число чемпионов было увеличено, как и само количество испытаний, то первый этап турнира решено было разделить на две части. Первая часть должна была состояться в субботу, вторая в воскресенье. Студенты ждали этих выходных с нетерпением, так как во все времена зрелищность тримагического турнира превышала любые другие мероприятия.
   У каждой команды была своя форма и название. Гарри, Драко, Невилл и Рон долго думали над цветами и о том, как их команда будет называться. После долгих споров они все же пришли к консенсусу. Сейчас, сидя в Большом зале на завтраке, все четверо были одеты в черные обтягивающие футболки, того же цвета широкие штаны с множеством карманов и опять же черные спортивные куртки с серебристым изображением тигра на спине. Рисунок был выбран не просто так, он отображал название команды. Завтракали ребята вместе за столом Гриффиндора. Студенты ало-знаменного факультета пытались было начать возмущаться, когда слизеринец занял место за их столом, но тяжелые взгляды Поттера, Пруэтта и Лонгботтома мгновенно заставили их заткнуться. В конце-концов они рассудили, что Малфой идет в комплекте с их чемпионами, а значит, его можно считать условно своим. Также помимо этой четверки, за столом львиного факультета сидели двое представителей команды соперников - Дин Томас и Гермиона Грейнджер. Панси и Чжоу решил позавтракать на своих местах. Их команда выбрала себе форму аналогичную квиддичной, желтобардового цвета и эмблему феникса, назвав себя одноименно. Многие ехидно улыбались на такое явное развитие предыдущего их названия. Школа лимонных долек - фениксы. Ассоциативный ряд при наличии логики продолжить было не сложно.
   Команда чемпионов от школы Дурмстранг завтракала за столом Слизерина. Болгары также были одеты в форму: песочного цвета рубахи свободного кроя, темно-коричневые жилеты с воротником из короткого, на вид жесткого, черного меха и коричневого цвета бриджи из мягкой кожи. На спине теплых жилетов красовался оскалившийся медведь, который ясно говорил о названии команды. Впрочем, чемпионки от школы Шармбатон не отставали от других и тоже оделись в форму, представляющую собой приталеную тунику нежно-голубого цвета длиной до середины бедра, темно-синие бриджи и серебристый плащ на котором была вышита сапфирово-синими нитями саламандра. Шармбатонки, как и дурмстранговцы были обуты в высокие сапоги, только если парни в черные, то девушки в серебристые. А вот команда тигров решила развить маггловский, военный стиль и вместо сапог обула высокие, тяжелые ботинки со шнуровкой. Наконец наступило время первого этапа первого испытания.
   Четыре группы чемпионов стояли перед неизвестно откуда взявшейся перед кромкой запретного леса горой. Внутрь нее вело четыре арки-входа, по-одному на каждую группу. Задание состояло в том, что команды должны были пройти по проходу, добраться до пещеры, в которой хранится артефакт и доставить его судьям. На первый взгляд задание выглядело довольно-таки простым, но на деле было иначе. Трудность заключалась в том, что в проход заходил сначала один член команды, доходил до пещеры и оттуда с помощью магического устройства, похожего на маггловскую рацию, должен был провести остальных представителей своей команды, у которых будут завязаны глаза. После прохождения этой части задания, повязки можно будет снять. Для того, чтобы забрать артефакт, чемпионам необходимо будет справиться с его стражами, не применяя магию, а используя те предметы, которые обнаружат в пещере. И, конечно же, испытание будет проходить на время, то есть, кто справится быстрее. Зрители же и судьи, находясь в Большом зале замка, станут наблюдать за чемпионами с помощью артефактов, действующих аналогично маггловским видеокамерам. Картинка с них будет выводиться на гигантское зеркало, разделенное на четыре сектора.
   Гарри, Драко, Невилл и Рон стояли у входа, помеченного черным флажком с изображенным на нем тигром. На камне перед ними лежало четыре колдорации и три черных повязки.
  - Кто пойдет первым? - спросил Лонгботтом, глядя на друзей.
  - Гарри, - одновременно ответили Малфой и Пруэтт.
  - Почему сразу я? - возмутился Поттер-Эванс.
  - Потому, что однажды мы все уже пошли за тобой. Так зачем что-то менять сейчас? - тихо произнес блондин, беря в руки рацию и повязку.
  - Смирись, мой друг, судьба у тебя такая, - ухмыльнулся рыжик, хлопнув брюнета по плечу.
  - Нев, ну хоть ты им скажи, - потребовал Гарри.
  - А что я должен им сказать? Они правы, - Невилл развел руками. - Давай лучше разберемся, как эти штуки работают.
   Юноша наклонился и поднял одну из двух оставшихся раций, заодно взяв и повязку. Пару минут ребята тренировались включать ее и выключать.
  - На счет три начинайте, - раздался над головами команд магически усиленный голос Людо Бегмена, хотя самого мужчины видно нигде не было. - Один, два, три! Время пошло!
  - Вперед, наш Лорд! - одновременно выкрикнули трое ребят, и одинаково ухмыльнувшись, последний раз на ближайшее время взглянули на друга, после чего приложили повязки к глазам.
   Повязки были магические, поэтому их концы самостоятельно скрепились. Снять их можно будет лишь тогда, когда все четверо окажутся в пещере, в которой хранится артефакт. После выкрика друзей, Гарри недовольно зыркнув на них, бросился к арке-входу. Пробежав сквозь нее, Поттер оказался в темном, узком проходе, больше похожем на разлом в скале. Внимательно оглядывая стены, освещая их светом от своей волшебной палочки, он стал пробираться вперед. Необходимо было уложиться в максимально короткий промежуток времени. Внезапно откуда-то сверху свалился маленький мешочек и, из него вылетело облачко пыли. Долго не думая, Гарри трансфигурировал небольшой камешек в банку и потоком воздуха направил облачко в нее. На мгновение ему жутко захотелось спать, но вовремя возникшая вспышка боли в ладони, привела парня в чувство. Оказалось, что он свободной рукой оперся о небольшой выступ в стене и пропорол кожу на ладони об острый камень. Тряхнув головой, Поттер с помощью заклятья очищения опустошил банку от магической пыли, являющейся обычным сонным порошком и, сделав несколько шагов, назад поставил пустую банку на пол. Она должна будет послужить перед первым препятствием ориентиром тому, кто пойдет следующим. Установив банку, Гарри продолжил путь. Несколько минут ничего не происходило. Наконец, Поттер-Эванс дошел до обрыва. Посветив палочкой вниз и не увидев ничего, кроме каменного пола, юноша трансфигурировал из камня толстую веревку и с помощью липких чар прикрепил концы по обе стороны прохода, после чего спрыгнул с того возвышения по которому до этого шел. Приземлившись, он понял, что каменный пол - это иллюзия. Она рассеялась, и тут же оказалось, что Гарри спрыгнул на дьявольские силки, которые сразу стали оплетать свою жертву. Благо прыгал юноша вниз, держа одну руку, которой сжимал зажженую палочку, поднятой. На несколько секунд ему пришлось свет потушить, для того чтобы тут же зажечь его максимально. Дьявольские силки бояться света и когда пространство ярко осветилось, они тут же освободили свою жертву и постарались вжаться, в надежде скрыться от того, что приносит им вред. Поднявшись на ноги, Гарри продолжил путь. Спустя пару минут он добрался до пещеры, в центре которой располагался камень. На камне обнаружился железный диск, над которым светились красным цветом цифры. Артефакт оказался часами. Поттер-Эванс быстро сообразил, что ноль часов и восемь минут - это время, которое понадобилось ему для прохождения по проходу с ловушками. Не став терять времени, Гарри вытащил из кармана спортивных штанов колдорацию.
  - Нев, иди.
  - Иду, - пришел ответ. Почти полчаса Гарри потребовалось на то, чтобы провести своих друзей, временно лишившихся возможности видеть, по проходу. Хорошо хоть ребята слушались его беспрекословно и не совершали лишних действий. Банка, которую Поттер-Эванс трансфигурировал из камня еще трижды пополнялась сонным порошком и вновь лишалась своего содержимого, а дьявольские силки также трижды получили ударную дозу светотерапии, а после заряда Драко они просто не выжили. Наконец, все четверо собрались в пещере, тут же повязки с глаз упали, и парни принялись моргать, привыкая к яркому освещению. Гарри, пока диктовал друзьям, как идти, успел обнаружить предметы, которые должны были помочь им обезвредить стражников, которых приставили к артефакту-часам.
  Стражниками оказались корнуэлльские пикси, мелкие, синие, вредные существа. Предметами же, которые были призваны помочь команде с ними справиться, были две биты и пара бейсбольных перчаток. Невилл, вспомнив унижение, нанесенное ему этими пакостниками на втором курсе, злорадно улыбнулся и взялся за биту. Рон последовал его примеру, рассудив, что Гарри и Драко, как ловцы справятся со своей задачей лучше, чем он, если бы взялся за это. Малфой и Поттер натянув массивные перчатки, приготовились ловить тушки синих созданий. Невилл, с маниакальным блеском в глазах носился по пещере, размахивая битой, метко отправляя тельца пикси в стремительный полет по направлению к перчаткам то Драко, то Гарри. Рон тоже справлялся неплохо, практически всегда попадая по цели. Ловцы, поймав очередную тушку мелкого пакостника, засовывали их в клетку, которая держалась на цепи, спускающейся с потолка. Пять минут, и охота была окончена.
   Лонгботтом подошел к Поттеру и увидев, что тот в перчатке держит последнего пикси, который так и не потерял сознания после близкого знакомства с битой Рона, состроил ему "козу", забавно посюсюкав. Бедное создание, пронзительно заверещав, вырвалось из плена и влетело в клетку, захлопнув за собой дверцу и забаррикадировав ее еще неочнувшимися товарищами. С этого дня в душах маленьких, синих человечков навечно поселится страх к мальчикам, юношам, мужчинам, которые умеют показывать "козу" и сюсюкать. Забрав артефакт, ребята стали пробираться по проходу обратно. Выбравшись на улицу, они бегом рванули к замку, периодически поглядывая на время.
   Тем временем, команда фениксов наконец-то добрались до своей пещеры. Процессом прохода руководила Грейнджер и все четверо за это время успели переругаться. Найдя в пещере предметы, которые должны были помочь им справиться со стайкой пикси, четверка откровенно растерялась. Но спустя пару минут они все, же взяли себя в руки и попытались обезвредить синих малышей-пакостников. Те же видя, что их враги действуют неорганизованно, начали шалить. У одного из пикси на талии был тоненький поясок, с которого свисала крошечная сумочка. Запустив в нее лапку, человечек, пакостно улыбаясь, завис над Дином. Секунда и на голову темнокожего гриффиндорца посыпалась голубая пальца. Томас чихнул и окутался сизой дымкой. Когда она развеялась, остальные шокированно застыли. Видимо пикси не понравился цвет кожи парня, и он перекрасил его под стать своему. Синекожий гриффиндорец - это смотрелось забавно. Но и другим тоже досталось. Пока Грейнджер и Паркинсон пытались прийти в себя от открывшегося их глазам зрелища, мелкие пакостники налетели на них. Длинные, тонкие пальчики этих созданий заканчивались острыми, как бритва коготками. Ими они и воспользовались в качестве ножниц. У Панси, когда она смогла их отогнать от себя, волосы остались лишь на висках и в самом низу, а макушка и затылок сверкали гладкой лысиной, без единого признака на то, что там когда-то что-то росло. У Гермионы прическа теперь была похожа на ирокез - по центру до самой шеи волосы были короткие и стояли дыбом, а по бокам было абсолютно лысо. Чжоу повезло больше, до ее прически пикси не добрались. Хотя, это с какой стороны посмотреть. Ей, как и Дину досталась порция пыльцы - девушка превратилась в огромного пикси, только с восточным разрезом глаз. Маленькие пакостники, конечно же, те, что были мужского пола, увидев творение рук своих, тут же облепили гигантскую самку и пронзительно вереща, начали тереться об нее. Для девушки подобное стало последней каплей итак небезграничного терпения и, расшвыряв малышей, она схватила с камня артефакт. Не ожидала Чанг того, что Грейнджер и Томас в этот момент решат отбить парочку пикси битами. Оружие Дина угодило синекожей райвенкловке точно по зубам, вследствие чего она лишилась почти всех передних. А бита Гермионы попала ей по рукам, и артефакт упал на пол, развалившись на две половинки. Вспышка света на мгновение ослепила ребят, после чего их выкинуло в Хогвартсе, в большом зале, как раз в тот момент, когда команда "медведей" подходила к столу судей, а команда "саламандр", вбегала в двери. "Тигры" же уже несколько минут отдыхали, сидя за столом слизеринцев, а остальные истерически ржали, глядя то на зеркало-экран, то на появившуюся команду "фениксов".
   По результатам этой части испытания "тигры" заняли первое место, "медведи" - второе, "саламандры" - третье, ну а "фениксы" четвертое. Правда, последние своих результатов не слышали, они были оглушены вердиктом Снейпа, Флитвика и мадам Помфри, что воздействие пикси снять невозможно, так как магия разбитого артефакта закрепила магию маленьких, синекожих человечков. И теперь все это пройдет лишь со временем...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +40
  ПрофильЛС
  2504.08.2013 22:54
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 24.
   Студенты ало-знаменного факультета до самой ночи ждали своих однофакультетников-чемпионов, именующихся теперь не иначе, как тигры. Они хотели отметить их победу в первой части первого испытания. Но этому желанию было не суждено сбыться, во-всяком случае в этот раз. Тигры так и не появились в башне своего факультета, впрочем, как и светловолосый слизеринец в подземельях. Помимо него в гостиной и спальнях серебристо-зеленого факультета отсутствовала Миллисента Бутлстроуд, а в карете Шармбатона - Флер Делакур. Команда "Тигры" и две эти девушки обосновались в Выручай-комнате, чтобы отметить удачное выполнение задания и поражение "фениксов".
  Миллисента до сих пор еще немного смущалась находиться среди этих пятерых. Еще перед первой частью первого задания Драко немного рассказал ей о том, что происходит и, поняв, что она восприняла это адекватно, отвел к своему лидеру. В тот вечер девушке стала известна тайна, в курсе которой находился лишь очень и очень узкий круг магов. Узнав то, что ей уготовано, мисс Бутлстроуд пришла в ужас. Оно и понятно, не каждый день узнаешь о том, насколько непроглядная тебе и твоей семье светит участь. Миллисента сама сразу после рассказа предложила дать непреложный обет о неразглашении доверенной ей тайны, а всю ночь после этого пыталась осознать всю информацию. Девушка еще летом заметила, что Драко изменился, но никак не могла подумать, что эти изменения вызваны тем, что Малфой проживает свою жизнь уже во второй раз. Мисс Бутлстроуд всегда стеснялась в обществе взрослых магов, благо общалась с ними не часто, так как друзья и знакомые ее родителей предпочитали общение за закрытыми дверями. А вот теперь Миллисента попала в кампанию тех, кто по возрасту годится ей в отцы и не важно, что выглядят они как ее ровесники. Ей-то известен их настоящий возраст.
   Девушка по своей природе была не особо разговорчивой, а, уж находясь в компании этой пятерки, вообще старалась лишний раз рот не открывать, боясь того, что скажет какую-нибудь глупость. И судя по всему такое ее поведение, устраивало ее новых... друзей. Вот и сегодня Миллисента тихонько сидела на небольшом диванчике, наблюдала за смеющимися сокурсниками и мелкими глотками опустошала бутылку сливочного пива. Остальные же решили выпить более крепкие напитки. Напиваться они не собирались, ведь завтра будет вторая часть первого испытания.
   Неожиданно заиграла музыка, и Гарри с Флер тут же закружились в танце. Мисс Бутлстроуд с легким любопытством наблюдала за тем, как эти двое танцуют. В их движениях, позе, взглядах друг на друга ясно читались нежность, чувственность, симпатия... даже больше, любовь. Да, другого слова, пожалуй, тут было не подобрать. Гарри и Флер смотрелись как единое целое, один дополнял другую и порознь их Миллисента теперь вряд ли сможет когда-либо представить.
   Девушка вздохнула. Как бы и ей хотелось найти того, кто будет смотреть на нее так же, как Поттер на Делакур. Но, судя по рассказу о ее возможном будущем, такое счастье ей не светит. Жаль, очень жаль, ведь так хочется быть кому-то нужной, кем-то любимой... Музыка изменилась. Плавная мелодия уступила место более быстрому, зажигательному ритму. Гарри и Флер изменились вместе с музыкой. Теперь их движения больше не были ласковыми, нежными, полными трепета. Сейчас между ними заиграла страсть, дикая и необузданная. На лице француженки мягкая улыбка сменилась другой, более чувственной. Гарри же стал похож на хищника. Оба танцора разошлись на секунду, чтобы в следующее мгновение блондинка яростно бросилась в объятия брюнета, который тут же сжал ее в собственнических объятиях...
   Миллисента завороженно наблюдала за этим танцем страсти и не заметила, как позади нее встал Невилл.
  - Красивая пара, - услышала девушка его голос.
  - Да, - кивнула она, чувствуя, как щеки почему-то окрашиваются жарким румянцем.
  - Потанцуем? - предложил Невилл.
  - В следующий раз, - отказалась слизеринка, совершенно не понимая, почему румянец не сходит с лица, а наоборот, опускается еще и на шею.
  - Ловлю на слове, - в голосе Лонгботтома девушка услышала ухмылку.
   Она оглянулась на своего нежданного собеседника. Так и есть, Лонгботтом ухмылялся. Вот только эта ухмылка ничуть не обидела девушку. Бутлстроуд совсем растерялась. Она не знала, что и думать, понимая лишь одно: с ней творится что-то странное. Слизеринка даже подумала о том, что кто-то из здесь сидящих ее проклял. Но кто? Да и зачем? Нет, это определенно глупости. Тем более тут половина гриффиндорцев. Хотя, гриффиндорцев ли? Уж скорее змей. Но не это главное. Поттер ясно дал понять, никто из его команды ее не обидит и другим не позволит.
   Миллисента нахмурилась, пытаясь понять, почему Лонгботтом, который никогда не вызывал у нее никаких чувств так странно на нее действует. Взгляд девушки вновь переместился на танцующую пару. И вдруг слизеринку, словно жалящим проклятьем поразило. Нет-нет-нет, этого не может быть! Лонгботтом ей не нравится. Совсем-совсем. Он вообще не в ее вкусе. Она пыталась себя уговорить, что внезапная мысль не может быть реальностью. А что-то внутри насмешливо шептало: себе врать - последнее дело...
  * * * * *
   На завтраке было шумно. В-принципе, шум стоял в Большом зале всегда, стоило в нем появиться студентам. Но сегодня его уровень превзошел все границы. А причина была настолько проста, насколько и шокирующа. Гриффиндорцы и слизеринцы объединились. Это стало шоком и для студентов двух других факультетов и для учителей. Впрочем, и для "тигров" данное событие явилось огромным сюрпризом. Даже в самых смелых мечтах они не могли предположить, что подобное возможно. Нет, то, что несколько студентов ало-знаменного и серебристо-зеленого факультетов смогут найти общий язык, ребята вполне себе представляли, но вот то, что в союз вступят по три четверти каждого дома... А все оказалось так просто.
   Когда чемпионы от этих двух факультетов не явились в свои гостиные к полуночи, нескольким львятам и змейкам пришли гениальные в своей простоте идеи. Они решили, что их чемпион/чемпионы отмечают удачное прохождение первого задания вместе с гриффиндорцами/слизеринцами и решили это проверить. Столкнувшись друг с другом на полдороге и выяснив, что ни там, ни там их пропажи нет, шестикурсники двух факультетов с горя распили полбутылки огневиски на четверых, предусмотрительно захваченную с собою в путь доблестными последователями Годрика и пришли к выводу напиться с горя вместе. То есть двумя факультетами. После изрядной порции алкоголя, как всем известно, море становится по колено. Вот и два враждующих факультета по прошествии нескольких часов совместной пьянки решили закопать топор вражды, тем более что два самых ярких представителя их домов нынешнего времени тоже примирились. А чтобы не забыть об этом, кто-то очень умный или правильнее будет сказать, абсолютно нетрезвый предложил составить примирительный договор и заверить его кровью. Почему все присутствующие на это согласились - это известно только Провидению. Но факт остается фактом: гриффиндорцы и слизеринцы более не являются врагами, ну, если исключить нескольких особо упорных особей, которых в общей сложности набралось полтора десятка. Как ни странно, но даже после такой дозы алкоголя утром никто ни о чем не забыл. И сообщить о том, что вражда гриффиндорцев-слизеринцев отныне канула в Лету, решили всем и сразу. Да еще и с размахом. Таким образом, ввалившись в Большой зал немаленькой толпой, помятые, с явными признаками ударно проведенной ночи, студенты двух ранее враждующих факультетов сдвинули свои обеденные столы и уселись за них вперемешку друг с другом...
   "Тигры" нервно переглянулись. Гарри, как лидер, вернув на место собственную челюсть, которая упала на пол сразу после входа в Большой зал, решительно пошел вперед. За ним последовали и остальные. Замыкали шествие Флер и Миллисента, которые, не смотря на все свое воспитание, а в случае Делакур и жизненный опыт, так и не смогли быстро прийти в себя от увиденного. Бутлстроуд ругала себя на чем свет стоит, ведь если бы она не уснула в Выручай-комнате, где, кстати, заночевали и остальные, то сегодня не испытала бы такой шок. Это же надо было пропустить подобное! Подойдя к столу, который в два раза увеличил свой размер, Гарри приостановился, решая куда лучше сесть. Заметившие это Блейз Забини и шестикурсник-гриффиндорец подвинули своих соседей по столу так, чтобы места хватило всем новоприбывшим. Гарри, бросив быстрый взгляд на напряженно наблюдаюших за их кампанией слизеринцев, повернулся к Флер. Галантно склонившись перед ней, юноша подал девушке руку и помог сесть за стол, после чего занял место рядом. Далее заняли свои места Драко и Рон, а уже после них Невилл, который помог присесть Миллисенте. Дети аристократов быстро поняли, что сейчас произошло, а остальным так же быстро все объяснили. Теперь студенты знали, кто является лидером не только команды чемпионов на время турнира, но и в жизни. Все верно, в одной команде не может быть двух лидеров. Это место занимает сильнейший. И им оказался Гарри Поттер, Мальчик-который-выжил. Впрочем, этого следовало ожидать, ведь за все годы пребывания Поттера в магическом мире, он всегда был в центре событий. А раз даже Малфой-младший признал первенство Поттера, то и другим не мешало бы над этим задуматься.
   Во время завтрака за гриффиндорско-слизеринским столом собрались три команды чемпионов: сами "тигры", "саламандры", которых позвала Флер и "медведи", решившие сесть с теми, с кем делили стол с самого прибытия. А вот "фениксы" наоборот перебрались за стол Райвенкло. Тем более представители этой команды точно были не рады примирению двух ранее враждующих факультетов. Также за объединенным столом не стали завтракать те, кто был против произошедших изменений, они нашли себе места за столами Хаффлпаффа и Райвенкло. Некоторых преподавателей возмущало такое вопиющее нарушение правил, но что самое интересное, Снейп, ярый противник гриффиндорцев, молчал. И, кажется, даже был доволен таким поворотом событий.
  Макгонагалл же, напротив, была в ярости. Она не могла себе никак представить, что ее благородные львята додумались объединиться со скользкими змеями Снейпа. Наверняка это какой-то коварный план слизеринцев, направленный на то, чтобы навредить ее ненаглядным, неопытным в искусстве мерзких интриг, питомцам. Но действительно, откуда, же профессору трансфигурации было знать, что инициатива союза как раз таки исходила от в хлам пьяного семикурсника-гриффиндорца. В-общем, декан ало-знаменного факультета твердо решила разобраться во всей этой ситуации и не дать своих подопечных в обиду.
   Помимо Макгонагалл в бешенстве был и Дамблдор. Где это видано, чтобы гриффиндорцы и слизеринцы мирно сидели за одним столом и не пытались друг друга не то что убить, а даже просто оскорбить или унизить. Не смотря на то, что он сам пропагандировал дружбу между факультетов во имя всеобщего блага, старик этого категорически не желал. Дамблдору было абсолютно не выгодно, чтобы слизеринцы и гриффиндорцы дружили. Ведь это могло нарушить все его планы, которые разрабатывались долгие годы. Эти планы касались будущего, которое наступит после окончания войны и непосредственно нынешних слизеринцев и их семей. И вот тут такое! Да как они только посмели зарыть топор войны! Ну, ничего, он еще придумает, как все это изменить. Лишь бы не опоздать. А сейчас старику приходилось благостно улыбаться, в душе желая кого-нибудь замучить до смерти.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +14
  ПрофильЛС
  2604.08.2013 22:55
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 25.
   Первыми выполнять задание ушли "медведи". Буквально через десять минут остальные чемпионы, ждавшие своей очереди в шатре, услышали аплодисменты. Это означало, что Крам и его команда справились с заданием. Через несколько минут раздался звук колокола и француженки направились к выходу. Флер мило улыбнулась своему возлюбленному и вышла из шатра вместе с остальными девушками.
   Гарри же оставалось лишь ждать и молиться о том, чтобы с его любимой ничего не случилось. Он, конечно, был уверен в том, что мадемуазель Делакур сильная ведьма и способна в одиночку справиться с Китайским огненным шаром. В конце-концов в ТОЙ жизни так и было. Но все, же дракониха в ТОТ раз подожгла ей мантию. А вдруг и в этот раз случиться нечто подобное? Ведь стоит Флер встать хоть на полдюйма ближе и пострадает не только мантия. Как назло время тянулось бесконечно медленно. Казалось, что минута равна часу. Не выдержав этой пытки, Гарри вскочил на ноги и закружил по шатру. Друзья прекрасно понимали его волнение. Невилл думал, что если бы на месте Гарри был он сам, а на месте Флер его любимая, то в этом шатре его не удержал бы и великан.
   POV НЕВИЛЛА ЛОНГБОТТОМА.
   Нет, я бы не смог находиться где-то в другом месте в то время, когда моя возлюбленная сражается с монстром. А вот Гарри... Гарри может. Нервничает, конечно, волнуется, но держится. Да-а, такой силы воли как у моего друга и лидера у меня самого нет. Поэтому-то Гарри и способен вести нас за собой. Все же мы ТОГДА, в Азкабане, верно выбрали... Только Гарри и смог стать нашим лидером. А мне таким никогда не стать. Как сказала бы бабушка, у меня не та закваска. Да и Рон с Драко тоже по своей сути не ведущие, а ведомые. Вон сидят бледные, нервничают. Мерлин, страшно подумать, что случится, если Флер пострадает или более того... умрет. Гарри же тогда зубами драконихе глотку порвет. Он не выдержит, просто сойдет с ума от горя. Потерять любимую во-второй раз... Во-второй... Гарри ведь и ТОГДА ее любил, хоть и говорил, что Флер для него только друг. Ладно, врал нам, но он ведь врал и себе. Почему? Ну, предположим, нам для того, чтобы мы за него не переживали. А себе? Зачем себе-то? А может, так было и лучше? Пережить смерть любимой... Кто останется после этого нормальным. Снейп? Он даже толком и не жил, а так, существовал после смерти миссис Поттер. На него же было страшно смотреть. Мы-то дураки, думали, что Снейп от природы такая мразь, а он... А Гарри... Как он это пережил? Самообман помог? Флер никогда не была для него просто другом. Он любил ее. А рыжая стерва была лишь бледной заменой... Мерлин и все святые, помогите. Пусть с Флер ничего не случится...
   КОНЕЦ POV НЕВИЛЛА ЛОНГБОТТОМА.
   Невилл тяжело вздохнул, глядя на мечущегося по шатру друга. Отслеживая траекторию его движения глазами, Лонгботтом натолкнулся на недобрый взгляд Грейнджер. Пихнув Драко в бок локтем, он жестом указал на новоявленного панка. Глаза Малфоя тут же нехорошо прищурились. Взгляд гриффиндорки не предвещал ничего хорошего Гарри, а взгляд Драко сулил беды для нее самой. Пристальное внимание Грейнджер к Поттеру было чревато последствиями. Слишком уж хорошо ребята это помнили, так, словно это было вчера. И неважно, что сейчас они все знают наперед. Вдруг все же что-то изменится, и они будут к этому не готовы? Значит нужно действовать наопережение. Драко, следя за этой шавкой Дамблдора, стал строить план того, как лучше, будет убрать Грейнджер. И не только с игровой доски, оттуда она уже слетела, но и вообще из жизни.
   Аплодисменты для "тигров" стали неожиданностью. Они слишком глубоко ушли в свои размышления и переживания, а потому все четверо одновременно вздрогнули. Спустя пять минут сияющая Флер и ее напарницы впорхнули в шатер. Гарри тут же сгреб любимую в свои объятия и облапил, конечно же, проверяя на наличие повреждений. Флер радостно рассмеялась тому, как ее парень о ней волновался. Лишь тогда на лице Поттера появилось спокойное выражение. Что ж, Китайский огненный шар сегодня может спать спокойно, как и устроители турнира. Флер не пострадала, а значит расправа, учиненная с особой жестокостью, им не грозит. Насладиться объятиями Флер и Гарри не дал сигнал, оповещающий о том, что "тигров" ждет дракон. Флер быстро чмокнула любимого в щеку и пожелала удачи. После этого команда вышла из шатра.
   Четверо молодых магов вошли за ограждение, которым была обнесена огромная площадка, чем-то напоминающая кратер вулкана. Дракониха беспокойно заерзала на своей кладке, глубже подгребая под себя яйца. Ей явно не понравилось то, что рядом находятся те, от кого пахнет угрозой. Животные гораздо лучше людей чувствуют сущность тех, кто их окружает, а магические животные владеют этой способностью практически в совершенстве. Все инстинкты драконихи буквально вопили, что рядом находится хищник, гораздо сильнее и опаснее ее. Она угрожающе зашипела. Гарри усилил голос заклинанием и зашипел в ответ. Он старался вывести ее из себя, чтобы ее внимание полностью сосредоточилось на нем. В это же время Драко, Невилл и Рон призвали свои метлы, которые подарил им Сириус перед отъездом в школу. Новенькие "Всполохи Экстра", еще не вышедшие в продажу, но каким-то образом приобретенные лордом Блэком в количестве четырех штук, появились через десяток секунд и зависли в воздухе.
   Оседлав метлы и отправив одну к Поттеру, парни взлетели вверх. Рон завис прямо над драконихой, чтобы в случае чего ударить мощным, болевым проклятьем ей в крыло. Невилл висел позади нее, Драко же чуть в стороне, от Гарри, поднимаясь выше, по мере взлета их лидера. Поттер что-то угрожающе шипел, и когда дракониха уже собиралась плюнуть в него сгустком огня, ушел в сторону. В этот момент Малфой и Лонгботтом выпустили по проклятью - мощный водный поток и взрывное, соответственно. Дракониха дернулась и закашлялась. Зарождающийся в ее пасти огонь был потушен напором воды. Где-то внизу раздались крики драконологов, переживающих не за участников, а за своих питомцев. Дракониха сделала несколько неуклюжих шагов вперед. Теперь Невилл мог, не боясь удара хвостом, спуститься вниз. Что он и сделал, попутно призвав мешочек с семенами, оставленный в шатре чемпионов. После того, как мешочек влетел в его раскрытую ладонь, юноша высыпал из него семена магического плюща. Еще одно заклинание быстрого роста и семена дали ростки, которые стали с угрожающе-высокой скоростью расти. Эта разновидность плюща была ценна тем, что оплетая своими стеблями, могло удержать даже великана, настолько побеги были прочными. Когда растение достигло в длину пару десятков футов, Лонгботтом, как заправский дирижер, стал размахивать палочкой, направляя стебли растения к хвосту драконихи. Драко, заметив, что Невилл справился со своей частью плана, ударил в землю прямо под ноги магического существа взрывным проклятьем, а Гарри не переставая шипеть, использовал такой же, что и раньше Малфой поток воды, вновь туша огонь, готовый вырваться из драконьей пасти. Дракониха снова закашлялась, выпуская клубы сизого дыма. Она отступила назад, яростно поглядывая на двух своих врагов - Поттера и Малфоя. И только тут поняла, что ее поймали в ловушку. Хвост существа крепко оплел плющ. Дракониха дернулась раз, другой, но не смогла вырваться. Отчаянный рев пронесся над ареной. Гарри махнул рукой, предвкушая победу. Рон, увидев знак своего лидера, направил метлу к гнезду. Две секунды и золотое яйцо у него в руках. В ту же секунду раздался сигнал, означающий, что задание закончено.
   Четверо ребят пролетели к выходу с арены и спустились с метел. Гарри с досадой понял, что на это задание они потратили непозволительно много времени. Хотя, это того стоило. Не каждый способен довести дракона до бешенства, украсть у него яйцо и при этом остаться невредимым. И, вообще, в отведенное время они уложились, так что все нормально. Пройдя в шатер для чемпионов, "тигры" еще успели заметить бледных до синевы "фениксов". А потом те вышли. Их ждало испытание. Гарри только повернулся, чтобы найти взглядом Флер, как белокурый ураган практически сшиб его с ног и тут же едва не задушил в объятиях. Поттер весело засмеялся, это была его Флер, в этом была она вся. Придушить, чтобы оживить в своих объятиях, сбить с ног лишь для того, чтобы поцеловать. Что поделать, она вейла, а он тот, кому вейла отдала свое сердце...
   Накинув чары отвлечения внимания на ту часть шатра, где они находились, ребята и Флер вышли на улицу. Им нетерпелось посмотреть на то, как "фениксы" будут проходить свои задания. Перекинувшись в свои анимагические формы, а Флер, к слову сказать, тоже могла превращаться, она была белоснежной голубкой, они направились к арене. Никто из присутствующих не обратил внимание на чудную группу живности, пробравшуюся под трибуны и принявшихся с явным интересом наблюдать за происходящим на арене. Вернее, никто кроме двух профессоров, знающих кого надо искать. Но уж они-то точно никому, ничего не скажут, ведь они на одной стороне.
  А на арене тем временем разворачивалась драма. Команда "фениксов", как, оказалось, были бессильны перед разъяренной драконихой. Грейнджер уже со второй минуты испытания прочувствовала на себе, что значит быть обожженой драконьим пламенем. Она сидела на корточках, привалившись спиной к одному из многочисленных валунов, выступающих для участников в качестве укрытия. Девушка прижимала к груди руку, которую опалило огнем и горько, отчаянно рыдала. Рядом валялся маленький уголек - это было все, что осталось от волшебной палочки Грейнджер. За другим валуном сидели, прижавшись, друг к другу остальные члены команды и с ужасом смотрели на свою напарницу. Неожиданно Паркинсон сорвалась с места и побежала к дракону. В следующую секунду трибуны ахнули. Драконье пламя ударило прямо в девушку. Несколько мгновений после этого еще можно было увидеть, как Панси корчится от невыносимой боли, а потом огонь полностью поглотил ее... Время испытания было остановлено. Грейнджер отправили в больничное крыло, а Паркинсон... От нее не осталось ничего. Более того, рода, наследницей которого она являлось, более не существовало. Лорд и леди Паркинсон, присутствующие на второй части первого испытания и сидевшие на трибуне для гостей, умерли. Увидев, как их дочь сгорела заживо, их сердца не выдержали. Оставшиеся члены команды отказались продолжать это задание. В трагической атмосфере неприятно громко звучал голос Людо Бэгмена, зачитывающего оценки команд. "Фениксы" получили 0 баллов, "Медведи" - 40, "Саламандры" - 38 и "Тигры" - 40. Таким образом, по окончании задания первой шла команда Гарри, вторая - Крама, третья - Флер и четвертая - Чанг. Возвращаясь в замок, Малфой негромко произнес: - Паркинсон специально это сделала. Она спасла свой род от позора, пройдя очищение себя и родовой магии огнем. Не смотря ни на что, теперь ее род никто не помянет злым словом...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +27
  ПрофильЛС
  2722.08.2013 20:06
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 26.
   После трагической смерти Панси Паркинсон во время испытания Дамблдор объявил траур. Знамена факультетов были приспущены, а главный флаг Хогвартса закрыт полупрозрачным, черным полотном. Кто-то из студентов скорбел о смерти девушки, кто-то нет, но происшедшее всех напугало. В своей жизни они еще не видели смерти и это зрелище пришлось им не по душе.
   Члены команды "Феникс" были в ужасе от того, что случилось с их напарницей, до них только сейчас дошло, на что именно их обрекли. Грейнджер, поняв, что тоже может погибнуть, уже второй день билась в истерике и никакие успокаивающие зелья ей не помогали, Чанг пребывала практически в таком же состоянии, только с тем различием, что ревела практически беззвучно, не вставая со своей постели. Дин Томас ходил мрачным и ни с кем не разговаривал, о чем-то напряженно размышляя. Многие студенты, глядя на поведение "Фениксов", постепенно приходили к мысли, что команда наверняка откажется от участия в турнире. И действительно, все шло именно к этому.
   В Хогвартс прибыла комиссия по выявлению нарушений в организации турнира. В нее входили Руфус Скримджер, как Глава Аврората, Амелия Боунс, являющаяся директором Департамента правонарушений, Люциус Малфой, председатель Совета попечителей, Сириус Блэк, представитель от Совета аристократов и Говард Гринграсс, сотрудник Отдела Тайн. Все они теперь будут проживать в Хогвартсе и непосредственно следить за проведением турнира. Таково было распоряжение Министра Магии. Кое-кому в школе подобное развитие событий пришлось не по душе, а кое-кому совсем даже наоборот, понравилось. К первым относились директор Хогвартса и его заместительница. Дамблдору появление столь сильных и власть имущих магов, портило многие планы. Во-первых, теперь он не сможет вообще никак повлиять на Поттера. Блэк не допустит. Бывший заключенный ясно дал понять директору, что не позволит как-либо манипулировать крестником. Вдобавок к этому Сириус заявил, что Гарри, имея статус лорда, стал совершеннолетним и никто не имеет над ним власти. Во-вторых, Люциус Малфой, та еще сволочь. Один раз белобрысый аристократ уже скинул его с поста директора. Не совсем удачно, конечно, но кто знает, как ему повезет в следующий раз, если Малфой предпримет еще попытку? Ведь теперь козырей, в виде ручного Мальчика-который-выжил, у него нет. Сопляк мало того, что отбился от рук и получил титул, так еще и сдружился с младшим отпрыском беловолосой семейки. Да вдобавок примирил Невилла и Рона с Драко. И в-третьих, Альбус чувствовал, что кто-то очень сильный смахнул с шахматной доски все фигурки, которые он так любовно расставлял все эти годы. Смахнул и превратил в карты, игру, где играют не двое, а больше участников. И в-четвертых, Фадж совсем перестал с ним, Альбусом Дамблдором, считаться. А это очень плохо. Ведь Министр Магии это не последний волшебник в стране. Пока еще его слово важнее, чем слово директора Хогвартса.
   Минерва Макгонагалл также, как и ее работодатель была не в восторге от комиссии, прибывшей в школу. Женщина надеялась, что сможет разобраться с так нежданно-негаданно появившейся дружбой между слизеринцами и гриффиндорцами до того, как это станет известно широкой общественности. Ну, не верила заместитель директора в то, что ее милые львятки самостоятельно решили помириться со скользкими змеями Снейпа. Наверняка, это какой-то коварный план серебристо-зеленых. Они заманили ее студентов в ловушку и хотят причинить им зло. И Северус очень подозрительно себя ведет, закрывая глаза на то, что его ученики больше не враждуют со своими идеологическими соперниками. Это еще один плюс в пользу ее версии. А теперь, когда в школе эта Мордредова комиссия, уже ничего скрыть не удастся. Впрочем, как не удалось скрыть и то, что Поттер-Эванс использовал во-время второй части первого задания свой дар. Мерлин, какой позор, славный, светлый гриффиндорец открыто показывает всем, что не гнушается своего столь темного дара - парселтанга. Какой удар по светлой репутации ее факультета. А эти проклятые журналисты еще и растрезвонили об этом на весь магический мир. Особенно старалась эта, неизвестно откуда взявшаяся Изабелла Ранж. Причем она так старательно расписывала Поттер-Эванса, как аристократа, имеющего столь редкий и некогда почитающийся дар умения разговаривать со змеями, что это даже затмило короткую статью о гибели одной из чемпионок. И судя по ее писанине все должны возносить этот талант Поттер-Эванса. Хотя на самом деле парселтанг - это зло и такого дара нужно бояться. Темный дар не имеет права на хвалебные отзывы!
   Ну и конечно, Минерва злилась на то, что члены комиссии не испытывали никакого пиетета в адрес великого и светлого Альбуса Дамблдора. Более того, они осмеливались с ним спорить и указывать на якобы совершенные им ошибки. Возмутительно! Можно подумать, что директор Хогвартса должен был закрыть собой мисс Паркинсон и сгореть в драконьем пламени вместо нее. Просто неслыханная наглость обвинять Альбуса в смерти слизеринки. А ведь они еще и отправили жалобу в отдел по защите магических существ. Видите ли Билл Уизли, специально взорвал фейерверк, который напугал дракониху и привел ее в неистовство. Да у мальчика не было для этого никаких причин! Запас фейерверков, который он принес с собой, чтобы использовать их, когда его младший брат пройдет испытание, сам взорвался, видимо товар был испорченным. А то, что они нашли там какой-то таймер, так это все вранье. Наверняка это все придумал Люциус Малфой, скользкий слизеринец просто мечтает сжить всех Уизли со свету.
   Ах, бедняжка Молли, сколько ей всего приходится терпеть от этого наглого аристократа. Сначала он постоянно оскорбляет ее мужа, насмехается над их материальным положением. А вот теперь еще и хочет засудить одного из ее старших сыновей. Ужасный человек! И еще, кажется, он взялся за Рона. Ведь ни с того, ни с сего фамилия у мальчика не должна была измениться. Тем более покойный лорд Пруэтт изгнал Молли из рода, так что Рон никак не мог бы стать его наследником. Это точно все происки Люциуса Малфоя, только он способен придумать, как мальчику стать Пруэттом. Вот только зачем ему это? Хотя, подобный вопрос тут лишний. Итак ясно, чтобы лишний раз уколоть чету Уизли тем, что он лучше, умнее, богаче, успешнее и так далее по тексту. Ну, ничего, вот она напишет Молли и Артуру свои соображения по поводу смены их сыном фамилии и тогда они быстро наставят мальчика на путь истинный. Еще нужно бы связаться с бабушкой Невилла, а то он совсем испортился, пусть она с ним поговорит. Еще бы и Поттера вернуть к предначертанному ему пути, да только обратиться не к кому. А Альбуса он совсем перестал воспринимать, как авторитет. Да и что другого от него ждать, когда он завел дружбу с младшим Малфоем. Малфой, Малфой... Везде Малфой. Ну, что за напасть такая, отовсюду их блондинистые волосы торчат!
   Теми, кто был рад появления инспекционной группы, были, конечно же, Гарри, Невилл, Рон, Драко, Флер, Барти/Аластор и Северус, хоть последние двое это и тщательно скрывали. А также радовались слизеринцы, надеясь, что аристократы смогут помешать Дамблдору, если он решит вновь рассорить их с гриффиндорцами. В отличие от ало-знаменных слизеринцы хорошо понимали, какая им выпала удача, когда топор войны между двумя испокон веков враждующих факультетов был зарыт. Теперь они не были изгоями в школе, их никто не пытался проклясть, избить, подставить, хотя все последнее было их прерогативой. Гриффиндорцев последователи Салазара могли не любить, насмехаться над их невежеством, импульсивностью, могли ненавидеть за узколобость, но... С ними нельзя было не считаться. Представители ало-знаменного факультета были, как бы правильно сказать... наверное, совестью магического мира. Они всегда старались наказать виновного, благородно простить оступившегося, говорили правду, какой бы она ни была горькой. Если так посмотреть, то слизеринцы являлись мозгами и хитростью этого мира, а куда они заведут, когда остановить некому? В общем, гриффиндорцы были жизненно необходимым звеном магического мира Англии.
   Конечно, были на этом факультете и те, кто считался его ошибкой. Но это было скорее исключением, чем правилом. Впрочем, в том, что в стаде есть паршивая овца не должно удивлять. Так было всегда и так будет независимо ни от чего. Таков закон природы. Слизеринцы понимали, что не смотря на свои умения, на чистоту крови, на длину родословной в стаде волшебников магической Англии именно они были той самой паршивой овцой. Но теперь, когда они подружились с гриффиндорцами - это должно было измениться. Защита последователей Годрика дорогого стоила, потому они и радовались, что в замок прибыли аристократы, они наверняка смогут помешать Дамблдору вновь все разрушить.
  * * * * *
   Игорь Каркаров шел рядом со Снейпом, размышляя о том, о чем таком важном хочет поговорить зельевар. Конечно, благодаря их прошлому, у обоих было достаточно тем для бесед, но ни тот, ни другой всячески старались их обойти стороной, оттого практически не общались. Хотя сейчас, идя в апартаменты Северуса, Игорь об этом жалел. Еще в начале лета он заметил, что его метка стала потихоньку оживать, а уж по прибытии в Хогвартс, она практически стала прежней, разве что только не пульсировала и не пронзала руку болью вызова. Поговорить об этом было не с кем, не со Снейпом же, который итак под колпаком у Дамблдора. Хотя уж Мастер зелий его бы точно понял.
   Снейп и Каркаров вошли в личные апартаменты декана Слизерина. Игорь не успел даже оглядеться, как услышал такой знакомый голос. Голос, который принадлежал человеку, считавшемуся давно мертвым. Голос его друга - Барти Крауча-младшего.
  - Игорь, не желаешь ли ты изменить свою жизнь?...
  * * * * *
   Голова болела нещадно, во рту был такой вкус, словно в него сотня кошек нагадила, тело дрожало противной, мелкой дрожью, впрочем, как и внутренности. Игорь с трудом разлепил глаза и попытался на чем-нибудь сфокусироваться. Не вышло. Вторая попытка оказалась более успешной и мужчина осознал себя в своей спальне на борту корабля. С трудом встав и усилием воли подавив дрожь в коленях, он подошел к зеркалу. Н-да, видок у него оставлял желать много лучшего, таким ходить только инферналов пугать и то не факт, что они не примут тебя за своего. Каркаров поскреб щеку с щетиной недельной давности и тяжело вздохнул. На глаза попалась полупустая бутылка русской водки и он поморщился. Мужчина с трудом вспомнил где находится его волшебная палочка, после чего вытащив ее из-под тумбочки, нетвердой рукой выполнил нужное заклинание. Итак, семь дней назад он узнал шокирующее известие и получил так долго желаемое им освобождение от Темного Лорда. Всю прошедшую неделю директор Дурмстранга "бухал по-черному". Ну да, за это его вряд ли можно осуждать. Не каждый день узнаешь, что тебя убил твой злейший враг и по совместительству господин. Пусть это и было в другой жизни. Хотя другой ли? Это не он возвращался во времени, не он что-то пытался изменить. Он жил той жизнью, которую ему уготовили. И если ничего не изменить, то совсем скоро его жизнь прервется страшным и мучительным способом. Ведь в глазах некоторых, он был и будет предателем. Как там Барти предложил? Изменить свою жизнь? Что ж, он согласен. А теперь нужно привести себя в порядок и дать, наконец-то, своему новому лидеру ответ... И не забыть поблагодарить своего друга за то, что ему оставили воспоминания и разорвали связь с будущим покойным Темным Лордом. А то, что покойным, это точно. Не дай Бог никому таких врагов, как четверка путешественников во времени.
  Отредактировано Ledy Siren (22.08.2013 20:14)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +32
  ПрофильЛС
  2803.09.2013 21:54
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 27.
   Время летело быстро, стирая из памяти студентов Хогвартса все яркие и неприятные воспоминания о трагедии, произошедшей во время первого тура Кубка огня. Эти воспоминания, конечно же, не исчезли совсем, но подёрнулись дымкой, отчего все реже и реже вспоминались. Комиссия воспринималась уже как нечто само собой разумеющееся и ее действия так же не занимали мысли учащихся. В их головах сейчас царило нечто другое, а именно мысли о приближающемся Святочном бале. На него могли попасть все учащиеся с четвертого по седьмой курс, гости из других школ-участниц и младшие студенты Хогвартса, которых пожелают пригласить их более старшие товарищи. Парни решали для себя дилемму - кого пригласить, девушки - что одеть. И лишь команда "тигров" не заморачивалась над этим вопросом. Гарри собирался идти с Флер, Невилл с Миллисентой, Драко с Дафной, а Рон с Асторией.
   Поттеру у Делакур и спрашивать было не надо, ответ итак был ясен. Да и вообще, попробовал бы он усомниться в том, что ответит ему девушка чем-то другим, кроме согласия, так сразу бы узнал о себе много чего "хорошего" и получил бы пару ласковых оплеух. Невилл не мудрствуя лукаво просто поставил Бутлстроуд перед фактом, что она будет его спутницей на балу и ушел, пока девушка не нашла что ему ответить. С сестрами Гринграсс тоже не возникло особых проблем. На предложение Драко и Рона сопровождать их на праздник Дафна и Астория практически не раздумывая дали свое согласие. Гарри подозревал, что сговорчивость старшей из сестер Гринграсс вызвана тем, что у нее есть некие чувства к Малфою. А вот младшая... Рон был в курсе того, что девушка довольно ветрена и в первую очередь, повзрослев, будет искать выгоду во всем, но... Вот нравилась она ему и все. Видимо, судьбой Гринграссам было предначертано отдать хоть одну из дочерей за рыжеволосого мага, правда, не Уизли, а Пруэтта. К такому выбору Рона друзья отнеслись спокойно, решив, что сердцу не прикажешь. Да и вообще, если что, то они быстро ее перевоспитают. Не зря ведь говорят, что и медведи поддаются дрессировке.
   Но помимо Святочного бала ребятам грозило явление миссис Уизли в Хогвартс. Прошлое письмо, отправленное Джинни своей матери, как оказалось, не дошло до адресата. Старик Эрл, один из двух пернатых почтальонов семейства, скончался по дороге из Хогвартса в "Нору". Таким образом, "старик" предоставил Рону отсрочку от скандала, который непременно устроит матриарх Уизли.
   Как известно, все хорошее однажды заканчивается. Вот и отсрочка закончилась. Минерва Макгонагалл, наконец-то, нашла время и вызвала чету Уизли в Хогвартс, чтобы они вправили мозги своему сыну. Поэтому сейчас Рон шел в кабинет директора, где его ждала метающая громы и молнии миссис Уизли, а Драко, выбравшись из замка по тайному ходу, торопил Фаджа, точнее Регулуса, чтобы тот поспешил в Хогвартс. Ведь при первом лице магического мира никто не сможет причинить какой-либо вред его другу. Гарри же решил подстраховаться и уламывал поверенного рода Пруэтт отправиться в школу, чтобы защитить своего клиента и его состояние от жадных лап Молли и Артура. А Невилл в это время объяснял ситуацию Сириусу и Люциусу.
   Рыжеволосый юноша остановился у горгульи. Глубоко вздохнув, он уже собирался произнести пароль, но тут каменная статуя, как показалось Рону, сочувственно на него взглянула и бесшумно отъехала в сторону. Пруэтт удивленно уставился на нее, сколько он себя помнил, горгулья никогда и ни для кого не открывала проход без пароля, и всегда это действо сопровождалось каменным скрежетом. Внутри что-то екнуло и юноша, ощутил какое-то странное, тянущее чувство внутри живота. Он шагнул на лестницу и медленно поднялся наверх. Еще одна странность - винтовая лестница осталась неподвижна. Рон замер за дверью кабинета и прислушался.
   Кто сказал, что замок неживой? Парень готов был плюнуть в лицо тому, кто это утверждает. Хогвартс дал ему возможность узнать ответ на вопрос, которым Рон мучался еще с прошлой жизни. Теперь он знал, почему был в ТОМ списке, где находились имена его друзей и многих других чистокровных. Юноша сполз по стене, пытаясь переварить услышанное. Оказывается, Рон Уизли никогда не был сыном Молли и Артура Уизли, он был сыном Гидеона Пруэтта и его невесты. Его отец погиб еще до того, как Ванесса сама узнала, что беременна. А позже, едва успев родить, она сама и ее родители были убиты членами Ордена Феникса. Чета Уизли были виновны в смерти его матери, а Дамблдор в смерти дедушки и бабушки по материнской линии. Уизли взяли его к себе, рассчитывая заполучить оба состояния, но не вышло. И тогда Дамблдор предложил им полностью усыновить Рона. Каким-то ритуалом они смогли отсечь его от рода матери и отца, после чего ввели в свой. Таким образом, оба состояния не должны были достаться никому. Но видимо магия нашла какую-то лазейку и нарекла юношу наследником рода Пруэтт.
   Рон в шоке спустился вниз, где его перехватил Снейп. Увидев, в каком он состоянии, Северус отбуксировал парня в апартаменты, выделенные Люциусу. Увидев Невилла, он, казалось, пришел в себя, даже сам под встревоженными взглядами старших прошел к дивану и без споров выпил успокаивающее зелье, которое Снейп сунул ему прямо под нос. А потом Рон заговорил... У магов волосы вставали дыбом по мере того, как рыжик рассказывал то, что только что подслушал. Благо что, Молли, Артур и Дамблдор в своем, как они считали приватном разговоре, не скрывали подробностей, пытаясь понять, что именно они упустили, и что привело к изменению фамилии Рона. Конец беседы застали Гарри, Регулус, Драко и поверенный рода Пруэтт. Гоблину по большей части было плевать на то, как волшебники разбираются между собой. Но вот то, что деньги лежат без дела очень не нравится этому народцу. Глаза гоблина нехорошо блеснули. Эти предатели крови и директор школы действовали во вред Гринготтсу. Они намеренно скрыли от хранителей денег наследника двух древних родов. Такого гоблины простить не смогут, ведь из-за этой троицы они потеряли столько золота, которое могли бы принести им работающие состояния двух отнюдь не бедных родов. Именно из-за этих троих деньги лежали мертвым грузом, и если бы наследник сам не узнал бы об этом, то наверняка данная информация была бы похоронена в памяти непосредственных участников тех событий. Что ж, главе нужно будет как можно скорее об этом сообщить главе Гринготтса.
   Гарри, Невилл и Драко хмуро смотрели на расстроенного друга. Нелегко жить с осознанием, что родители тебя не любят и делают все, чтобы забрать твою силу. Но еще труднее приходится, когда понимаешь, что те, кого ты когда-то любил и называл мамой и папой на самом деле являются убийцами твоих настоящих родителей. Все, рассказав, Рон замолчал, молчали и остальные. Секунда, вторая, третья тишины и неожиданно ее прерывает дикий крик боли, злости, отчаяния. Человек, проживающий свою жизнь во второй раз, видевший много крови, сам бывший убийцей и не сломавшийся тогда, когда его предали самые близкие, ощутил в полной мере то, насколько жестокая штука эта жизнь. Рон кричал, упав на колени и разбивая об пол в кровь кулаки. Он пытался заглушить боль души болью от физических ран. Но разве это возможно? Маги замерев, смотрели на него, не зная, что предпринять. Трое из здесь присутствующих знали и понимали, что сейчас испытывает их друг. Вот только помочь не могли, это было не в их силах. Такие душевные раны лечатся только временем. А сколько его должно пройти до полного выздоровления никто не может предсказать. Наконец, Гарри сбросил с себя оцепенение и подошел к другу. Присев на корточки, он положил руку ему на плечо, довольно сильно сжав. Поддержка, вот и все что он мог сейчас предложить Рону. В памяти всплыло воспоминание о том, как этот рыжеволосый маг бросился за ним в Азкабан. Гарри закрыл глаза, вспоминая. А потом он тихо заговорил. Рон, казалось, его и не слышал, но это лишь так казалось. Поддержка друга и лидера была тем, что ему было сейчас нужно больше всего. Тихие, спокойные слова падали ледяными каплями на бушующий внутри его души пожар, постепенно туша его. Рыжик начал успокаиваться. Он точно знал, что Гарри на его стороне и всегда его поддержит, а также все, что он ему пообещал, будет скоро воплощено в жизнь.
   Северус неслышно подошел к сидящим на полу ребятам и протянул брюнету пузырек с зельем сна без сновидений. Гарри хватило одного взгляда на содержимое хрустального флакончика, чтобы понять, что в нем. Он кивнул зельевару и протянул пузырек другу. Тот выпил его без раздумий. Спустя несколько минут Рон уже спал на диване.
  - Думаю, мы можем сами пойти к Дамблдору и решить возникшую проблему, - негромко произнес Люциус, хотя смысла понижать голос не было, рыжик сейчас не проснется, даже если у него над ухом из пушки начнут палить.
  - Я с вами согласен, лорд Малфой, - скрипучим голосом напомнил о себе гоблин.
  - Господин Ярозорг, - Гарри повернулся к поверенному, благодаря Мерлина, что умудрился запомнить его имя еще в первое посещение банка в ЭТОЙ жизни, - мы будем вам крайне признательны, если вы сможете отстоять интересы Рона перед Дамблдором и Уизли.
  - Это мой долг, лорд Поттер-Эванс, - ответил гоблин, оскалившись.
   Было видно, что он уже предвкушает, как отреагируют Дамблдор и Уизли на то, что не увидят денег Пруэттов.
  - Гарри, Драко, Невилл, - обратился к ребятам Регулус в обличье министра магии, - отлевитируйте Рона в больничное крыло и постарайтесь договориться с мадам Помфри, чтобы она придумала ему причину нахождения в ее вотчине. А мы навестим Дамблдора. В конце-концов, Люциус может представлять сторону Рона, как член совета попечителей, а уважаемый Ярозорг, как поверенный рода.
  - А я, как представитель от совета аристократов, ведь Рон наследник древнего, чистокровного рода и в будущем получит титул лорда, - заявил Сириус.
   Гарри внимательно посмотрел на старших магов, после чего кивнул. Ребята удалились из покоев Малфоя, унося с собой рыжего друга, а остальные пошли к Дамблдору. Все, кроме Снейпа, который направился в свои апартаменты. Директору рано было еще знать, что его ручной Пожиратель играет теперь на другой стороне.
   Мадам Помфри внимательно выслушала ребят и решила помочь им. Женщина уже давно заметила, что Дамблдор использует студентов в своих целях и ей это ой как не нравилось. Но против него Поппи ничего сделать не могла, в конце-концов она всего лишь школьный колдомедик. И была еще причина, по которой она решила помочь ребятам. Просьба исходила от того юноши, которому она и рада была бы помочь в лечении его недугов после летних каникул, да не могла. Таков был приказ Дамблдора. Перед Поттером женщина чувствовала себя виноватой, а потому и собиралась хоть частично искупить свою вину вот таким образом.
   А в это время в кабинете директора бурлили нешуточные страсти. Люциус и Сириус рьяно отстаивали права Рона. А гоблин так вообще готов был объявить чете Уизли и Дамблдору войну за то, что те требовали перевести состояние Пруэттов в сейф рыжего семейства. В конце-концов Ярозорг гневно проскрипел, что глава Гринготтса узнает о неправомерных требованиях этой троицы и через камин ушел в банк. После чего в дело вступил министр магии. Да, такого решительного напора Дамблдор никак не мог ожидать от Фаджа. Он буквально впал в ступор, что и стало решающим моментом в их противостоянии. Каким бы самоуверенным Альбус не был, но он прекрасно понимал, что если министр исполнит свою угрозу и выступит с публичной речью, то его, Дамблдора, влияние пошатнется. Особенно в свете прошлых событий. А Молли и Артур только и могли, что хватать ртом воздух, как рыбы, выброшенные на берег. Да и что они могли против первого лица магического мира Англии? Артур хорошо понимал, пойди он сейчас против министра и завтра уже будет безработным, а семью-то содержать на что-то надо. А Фадж завершил свою речь небывалым известием. Оказывается, сам министр магии берет юного Пруэтта под свою защиту и теперь никто не сможет что-то решать за Рона, предварительно не согласовав решение с самим юношей и Фаджем. После этого он и аристократы покинули кабинет Дамблдора, оставив старика и его прихлебателей переваривать новости.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +36
  ПрофильЛС
  2918.09.2013 20:57
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 28.
   Регулус сидел в кабинете министра, точнее будет сказать во временно своем кабинете и тупо смотрел на огромную кипу бумаг. Работать с ними на данный момент у него не было никакого желания. Как же он устал притворяться. Личина Фаджа была для него сложной, но не в плане того, что Корнелиус являлся очень умным и хитрым магом, нет, наоборот. Министр Магии - Корнелиус Фадж - был глупым, алчным, амбициозным и трусливым человечишкой и как он умудрился пролезть в политику, да еще и стать первым лицом магического мира Англии, Регулус не понимал. Да, конечно, в становлении Фаджа Министром засветился Дамблдор, старику было удобно держать под боком облаченного такой большой властью в их мире мага, ведь благодаря гнилой натуре Корнелиуса, он мог легко им управлять. Но вот как Фадж вообще держался до этого в Министерстве, было неясно. Хотя, вроде бы говорят, что дуракам везет. Может быть и в его случае Фортуна сыграла главную роль. Но да что об этом рассуждать? Сейчас это не важно. Важно другое, а именно репутация Министра Магии. Она у Фаджа была ой какая неудачная. Вот только с чего бы начать? А может быть...? Пора помочь старому другу, а то его драгоценный папочка уже землю носом роет. Да, пожалуй, именно с него и начнем. Регулус кивнул сам себе и отправился в архив, предупредив секретаршу, чтобы переназначила сегодняшние встречи на другой день, так как сегодня он занят. Симпатичная блондиночка быстро-быстро закивала на слова шефа. Девушка чувствовала, что в Министре что-то изменилось, но вот что, понять не могла. Хотя, глубоко в душе у нее поселилось чувство, что ее шеф стал опасным хищником или был таким всегда, просто слишком хорошо прятал свою натуру. Размышляя об этом, блондинка занялась просмотром списка сегодняшних посетителей, чтобы перенести встречи на другие дни. Впрочем, мысли о Фадже достаточно быстро вылетели у нее из головы, уступив место другим, тем, что были о ее предстоящем свидании с молодым, симпатичным аврором. Ах, как он вчера легко поймал ее, когда проклятый каблук сломался прямо посреди Атриума Министерства, когда она шла домой. Если бы не Райан, она непременно упала бы, вот был бы конфуз.
  - Надо запомнить, что у мадам Малкин брать обувь больше не стоит, что-то совсем у нее качество стало плохое, - пробормотала девушка, доставая из ящика своего рабочего стола стопку официальных пергаментов, на которых напечатает извещения. На пару секунд взгляд девушки затуманился мечтательной дымкой. - А может быть Райан будет не так скуп, как Стив и свозит меня на парижскую, торговую аллею? Ах, какие же там магазины...
   Больше в мыслях девушки изменения произошедшие с ее шефом не занимали даже самого крошечного места. Ей это было попросту неинтересно.
  * * * * *
   Наконец, настал день икс. Ребята с самого утра не видели девушек, которые будут их сопровождать сегодняшним вечером на Бал. Иногда то Драко, то Невилл, то Гарри бросали тревожные взгляды на своего четвертого друга. Но, кажется, беспокоились они зря. Рон достаточно быстро пришел в себя после того дня, когда узнал, что Молли и Артур Уизли не его настоящие родители, а обычные убийцы, которые уничтожили его родную маму. Внешне юноша был спокоен, вот только в глубине его глаз светились маленький огонек, предупреждающий, что однажды жажда мести вырвется на свободу и учинит жестокую расправу над убийцами его мамы и ее рода. Но пока Рон еще мог контролировать эту жажду. Правда, его отношение ко всем, кто носит фамилию Уизли сильно изменилось. Даже к близнецам, к которым он относился раньше очень тепло. Нет, конечно, своих братьев и сестру, если их еще можно было так назвать, Рон не винил в смерти леди Ванессы, но... Ему было как физически, так и морально тяжело рядом с ними находиться, ведь они плоть и кровь этих проклятых убийц.
   Гарри, Невилл и Драко прекрасно понимали метания своего друга и молились, чтобы Пруэтт дотерпел до каникул, а там близнецов уже не будет в Англии. Их документы, вот что значит Министр Магии на их стороне, уже были отправлены в американскую школу, где Фред и Джордж должны будут закончить свое обучение. А дальше... Дальше уже будут потом решать, а может к тому времени Рон получит желаемое и сможет вновь общаться с близнецами нормально. Ведь что не говори, а они-то точно не виноваты в том, что сотворили их родители.
   Сейчас все четверо молодых магов собрались в гостиной зельевара. Тот недовольно морщился, глядя на кавардак, устроенный парнями, но великодушно молчал. У него еще будет шанс спустить сегодня свое раздражение, так как Блэк, который Сириус, пригласил его, Барти-Хмури, Люциуса и Игоря пропустить пару стаканчиков огневиски в доме на Гриммаулд-плейс и поговорить о делах насущных. На тонких губах Мастера зелий на краткий миг мелькнула довольная улыбка. Уж сегодня-то он точно набьет наглую морду этому мордредову псу-анимагу. Они хоть и решили все прошлые разногласия, но все-равно почти каждая их встреча была отмечена обычным, маггловским мордобоем. Остальные, глядя на эту забаву так и не вышедших из детского возраста мужчин, лишь ухмылялись, говоря, чем бы дитя не тешилось, лишь бы авадо-круциатусом друг в друга не кидалось.
   Полуприкрыв глаза, Северус наблюдал за парнями и с замирающим от страха сердцем слушал гениальный план крестника. Он с тихим ужасом уже сейчас представлял, как Дамблдор отреагирует на очередную выходку "тигров".
  - Надо бы своих предупредить, - пробормотал едва слышно Снейп, - пусть на всякий случай будут готовы прикрыть эту четверку недоумков. И почему они предпочли собираться именно в моих комнатах?!
   Ребята не обратили внимание на риторическое восклицание мужчины и продолжали перекладывать вещи из одной большой кучи в другие, меньшие по объему. Неожиданно Гарри отвлекся от своего дела и уставился на Снейпа. Взгляд парня стал сначала заинтересованный, а потом приобрел некий маниакальный блеск. Северус нервно сглотнул, глядя на то, как его персональный кошмар на яву и одновременно лидер, двигается к нему. Больше всего на свете Снейп сейчас хотел провалиться под землю прямо на том самом месте где сидел. Он понял, что попал, причем крупно. Вот что ему стоило промолчать? Глядишь и этот изверг не вспомнил бы о нем...
  - Профессор, - буквально пропел Гарри и Северуса передернуло, - мантию пожирательскую не одолжите?
  - Поттер, - Снейп зло сверкнул глазами на парня, - я настоятельно советую Вам придумать что-то другое для сегодняшнего Бала.
  - Не хочу, - капризно протянул Гарри и за его спиной хрюкнул от смеха Невилл.
  - Крестный, ну правда, - растягивая гласные и делая умоляющий взгляд, произнес Малфой, - весело будет. Да и отменять поздно. Я уже отправил Дафне записку с эльфом. А она, наверняка, успела сообщить Милли, Астории и Флер.
   Северус обреченно взглянул на крестника. Этот взгляд мальчишки был запрещенным приемом. Снейп очень любил светловолосого паршивца и никогда не мог отказать ему, если тот что-то просил, глядя на него так. Да, это была одна из самых сокровенных тайн мрачного зельевара. Правда, слава всем богам, Драко не делал так уже давно. Но вот сейчас вспомнил-таки паршивец.
  - Хорошо, - отрывисто бросил Северус и направился в сторону своей спальни.
   Едва взявшись на медную ручку, чтобы открыть дверь, мужчина пораженно замер на месте, вглядываясь в неизвестные дали невидящим взглядом бездонно-черных глаз. Ему в голову внезапно пришла дикая мысль, поразившая его не хуже молнии. А что если бы не Драко, а Поттер смотрел на него таким взглядом? Конечно, раньше подобного не случалось, да и не могло, так как они ненавидели друг друга. Но если соединить умоляющий взгляд, каким пользовался крестник и изумрудно-зеленые глаза сына любимой рыжеволосой бестии, ее глаза на мальчишеском лице, то смог бы он отказать? О, боги, конечно нет! Он достал бы и луну с неба и дьявола из ада, если бы только мальчишка таким образом попросил бы его.
  - Профессор? У вас все хорошо? - раздался слегка обеспокоенный голос его личного проклятья.
  - Да, - голос мужчины неожиданно сорвался на высокие ноты и он резко толкнул дверь в спальню.
   Северус прислонился спиной к закрытой двери и жестко провел ладонью по лицу. Дожили! Он только что позорно сбежал от собственного студента. Через несколько секунд, взяв себя в руки, Снейп достал из дальнего угла платяного шкафа необходимую мантию и вернулся в кабинет. И уже там обнаружил, что ребята времени не теряли и видимо сгоняли домовиков за недостающими мантиями. После этого он вновь занял свое любимое место в гостиной - кресло у камина. Спустя пару минут наблюдений за колдующими парнями, он услышал стук в дверь, но отреагировать на него не успел. Драко первый подошел к двери и открыл ее, пропуская в гостиную четырех девушек. Северус покачал головой, он если честно не ожидал, что спутницы парней с такой легкостью согласятся на их план, тем более, насколько он знал, сестры Гринграсс не были посвящены в тайну этой четверки. Но, как оказалось он просчитался, две милые девушки оказались настоящими бестиями и на ходу уяснив цель плана, тут же внесли в него коррективы. На восемь пожирательских мантий - четыре женских, скорее всего Беллатрикс и Нарцисса расщедрились, решил Снейп и четыре мужских - были наложены несколько слоев мощных иллюзий и какие-то совсем непонятные зельевару чары. Все это было закреплено рунами. И лишь после этого вся компания принялась переодеваться, предварительно наколдовав пару ширм. Через четверть часа перед Снейпом предстали Темный Лорд и семь Пожирателей Смерти, а спустя секунду их облик сменился на обычных студентов: парни - в парадных мантиях, девушки - в вечерних платьях. Каждые несколько минут их облик менялся, то перед ними были Волдеморт и его слуги, то студенты.
   Северус с удивлением рассматривал иллюзии первого облика. Темный Лорд и его спутница Беллатрикс Лестрейндж - Гарри и Флер, Люциус Малфой и его супруга Нарцисса - Драко и Дафна, Барти Крауч-младший и Алекто Кэрроу - Невилл и Миллисента, Антонин Долохов и Аделаида Розье - Рон и Астория. Все они казались настолько естественными, что невозможно было усомниться в их реальности. Причем они были такими, какими их помнила общественность во время рейдов Пожирателей Смерти. Снейп непроизвольно вздрогнул, очень уж нехорошие воспоминания у него были связаны с тем временем.
  - И что, все будут видеть вот это? - спросил Мастер зелий, отбрасывая ненужные воспоминания в сторону.
  - Нет, - дьявольски улыбаясь, ответил Драко, - только наш разлюбезный Дамблдор.
  - Этот вечер станет первым этапом кампании по признанию Альбуса Дамблдора сумасшедшим, - ухмыльнулся Гарри.
  - Но, почему тогда я это вижу? - задал еще один вопрос Северус.
  - Мы так хотим, - ответил Невилл, подавая Поттеру белую, костяную маску, снятую с пояса.
   Гарри наложил на нее необходимые чары и Лонгботтом приложил ее к своему лицу. Секунда и Снейп видит его в маске, вторая и он вновь видит лицо юноши. Поттер же в это время колдовал над остальными.
  - Профессор, а вы не хотите поучаствовать в этом? - неожиданно спросила Миллисента.
   Мужчина уже собирался ответить отрицательно, но вдруг понял, что его заразил энтузиазм студентов.
  - Что ж, пожалуй не откажусь, - произнес он, а в глубине глаз сверкнули такие редкие и несвойственные для него смешинки, - только мне, пожалуйста, облик сделайте другой.
  - Какой? - тут же поинтересовался Гарри, подходя поближе к Снейпу и оглядывая его оценивающим взглядом.
  - В стиле нашего многоуважаемого директора...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +38
  ПрофильЛС
  3006.11.2013 22:17
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 29.
   Профессор Макгонагалл дожидалась появления чемпионов в специальной комнате, которая обычно используется первого сентября в качестве временной прихожей для будущих первокурсников. Минерва нервно поглядывала на крошечные часики в виде ромашки, которые с легкостью могли помещаться в сжатом кулаке женщины. Десять чемпионов со своими парами уже были на месте, осталось дождаться остальных, и можно будет начинать открытие бала. Время шло, а пятерки недостающих чемпионов всё не было. Профессор трансфигурации только сильнее поджимала тонкие губы. Раздражение женщины возрастало с каждой секундой - она являлась признанной гриффиндоркой и, следовательно, терпеть не могла ждать. Наконец, ровно за минуту до того, как должен был начаться бал, двери комнаты распахнулись и в них вошли четыре пары. Макгонагалл ещё более раздраженно поджала губы, отчего они, казалось, потеряли весь свой цвет. Не обращая на неё внимания, припозднившиеся чемпионы и их спутники, подошли к тем, кто пришел в эту комнату раньше. Приветствия были прерваны недовольным тоном декана красно-золотого факультета, достаточно быстро оправившейся от понимания, что её студенты выбрали себе партнерш, принадлежащих вражескому дому.
  - Прошу всех разбиться на пары. В зал будете заходить по очереди. Первыми - чемпионы Дурмстранга, следом за ними - чемпионки Шармбатона, потом ваша команда, мистер Поттер. Ваша же, мисс Чанг, будет замыкать шествие. Когда зайдете, вам необходимо будет занять свои места за столом чемпионов. Он располагается перед столом, который отведен для профессоров. Думаю, на вашем столе уже появились именные карточки, так что вам следует расположиться согласно им. После того, как директора произнесут свои речи, будет подан праздничный ужин, и уже после третей перемены блюд вы откроете танцевальную часть бала. Помните, что первый танец - это классический вальс. А теперь прошу, - Макгонагалл сделала жест рукой в сторону выхода.
   Крам первым направился к двери, ведя с собой свою спутницу, коей оказалась одна из французских чемпионок. Вообще, с парами получилось довольно забавно. Тех, кто не являлся избранником кубка и соответственно спутником чемпионов, было очень мало. Трое из четырёх болгар составили пары с тремя оставшимися шармбатонскими чемпионками, последний пригласил Ромильду Вейн. Гриффиндорка, хоть и училась лишь на втором курсе, но выглядела, надо признать, эффектно. Чанг и Томас уже сейчас начали заявлять себя, как пару. Гарри хорошо помнил, что в ТОЙ жизни китаянка в это время ещё встречалась с Седриком. Но СЕЙЧАС уже многое изменилось, поэтому Поттер не удивился распаду даже не до конца оформившейся пары Чанг-Диггори. Грейнджер, с плохо скрываемым раздражением поглядывала на своего спутника Кормака Маклагена, который, абсолютно не стесняясь никого, пытался огладить пятую точку Гермионы. В общем, не чемпионов могло бы быть больше, но оказалось всего пятеро - Вейн, Маклаген, сёстры Гринграсс м Миллисента. Наверняка это станет сильным разочарованием для некоей бородатой личности.
   Двери Большого зала распахнулись, являя чемпионам и их сопровождающим своё праздничное убранство. Стены зала были покрыты лёгким, голубоватым инеем и украшены гирляндами из еловых лап, со свисающими с них серебристыми и золотистыми, крупными снежинками. С потолка сыпались разноцветные, мерцающие блестки, волшебным образом оседая лишь на полу. Гигантские ели в количестве двенадцати штук полукругом стояли у одной из стен зала, переливаясь в свете сотен свечей яркими красками шаров и прочих игрушек. Противоположная ей стена исчезла, став проходом в зимний сад. Шествие чемпионов к своим местам сопровождалось торжественной музыкой. Это на небольшой овальной сцене играла приглашенная группа музыкантов.
   Дамблдор с добродушной улыбкой наблюдал за приближением чемпионов. Он внимательно и с интересом разглядывал их наряды, отмечая изменения в нынешнем стиле и стиле являвшимся модным в сороковых годах, когда он еще молодым по меркам магов мужчиной пришел работать в Хогвартс. Да, изменения, как говорится, были на лицо. Во времена его молодости девушки одевались куда как скромнее, практически не показывая оголенных частей тела, кроме лица, шеи и кистей рук. Дамы постарше, конечно, могли себе позволить и декольте, но молодым леди подобное не позволялось. Парни в то время алчно следили, не мелькнет ли из-под подола мантии или платья дамская ножка, затянутая в полупрозрачный чулок и обутая в искусно пошитую туфельку ручной работы. Следили и ухватив подобный момент тут же развивали в голове фантазии на тему... сейчас такого уже нет. Нравы изменились, хотя чистокровные всё ещё стараются придерживаться их, правда, всё же дают своим дочерям чуть больше свободы...
   Лимонная долька застряла в горле старика из-за судорожного вдоха. Сердобольная мадам Максим похлопала Дамблдора по спине в попытке помочь ему откашляться, но не учла одного - того, что сил у неё явно побольше, чем у директора Хогвартса. От мощного хлопка Олимпии между лопаток, Альбус навалился на стол и уткнулся носом в кубок с вином. Рубиновые капли брызнули во все стороны, оседая на белоснежной скатерти, мантиях самого Дамблдора, мадам Максим и Каркарова, сидящих по обе стороны от директора Хогвартса.
  - Дамбельдог! - возмущенно воскликнула директриса Шармбатона, безуспешно пытаясь стряхнуть с лифа, туго обхватывающего грудь нежно-голубого платья капли вина и тем самым привлекая к их столу всеобщее внимание.
   Гарри ухмыльнулся, прекрасно зная, что именно их второй облик послужил причиной инцидента, произошедшего за столом преподавателей. С того момента, как он переступил порог Большого зала, Поттер-Эванс не сводил взгляда со старика и видел шок на его лице, когда "образ" мигнул.
  - У мадам Максим тяжелая рука, не правда ли? - хихикнула Флёр.
  - Я бы сказал ОЧЕНЬ тяжёлая, - раздался голос Драко, идущего под руку с Дафной позади Гарри и мадемуазель Делакур.
   Сзади послышались сдавленные смешки Рона, Невилла и их спутниц. Многие в зале тоже смеялись над Дамблдором, и старик постарался поскорее привести себя в порядок. Наконец ему это удалось, и он поднялся, чтобы начать свою речь. Чемпионы к этому времени как раз заняли места за отведённым им столом. То, что вещал старый маразматик они не слушали, разглядывая собравшихся. Гарри, Драко, Невилл и Рон были приятно удивлены тем, что многие студенты Слизерина и Гриффиндора составили пары, а ведь в прошлой жизни о подобном не приходилось и мечтать. Да и вообще с момента второй части первого испытания студенты этих двух ранее враждующих факультетов, старались как можно быстрее наверстать упущенное за годы вражды общение. Казалось, что с них слетели некоторые ограничители, заставляющие друг в друге видеть лишь плохое. Хотя как знать, может они, и были эти ограничители в виде зелий, ментальной магии, специализированных заклятий. "Тигры", хорошо знавшие, на что способен Альбус Дамблдор, не могли исключать подобной возможности. Праздничный ужин, приготовленный домовиками, был великолепен. За столом чемпионов во время еды велись легкие, ничего незначащие разговоры о погоде, природе стран-участниц и прочем. Не принимали участие в этой беседе лишь "фениксы", хотя Маклаген совершенно не обращал внимание на молчание чемпионки, с которой пришел на бал, он болтал за двоих. Языковой барьер создавал определенные трудности для общения, впрочем, это было лишь в отношении болгарского языка. По-французски "тигры" и их спутницы объяснялись вполне сносно. Но лучше всех этим языком владели Драко и сестры Гринграсс, конечно же, не считая самих француженок. Болгары понимали по-английски, хотя говорили плохо, жутко искажая слова. Но все это вполне сглаживалось молодостью, желанием поговорить и хорошим настроением. Едва тарелки участников турнира опустели, как Дамблдор вновь привлек к себе внимание, объявив, что пришло время чемпионам открывать танцевальную часть Святочного бала. Когда те, разбившись на пары, выходили на площадку для танцев, за столом, где восседали профессора, директора и несколько работников Министерства, вновь произошел конфуз. Дамблдор решил перекинуться парой слов с Мастером зелий, на которого до сих пор не обращал внимания. Обернувшись к Снейпу, он позвал его и тут же отшатнулся в сторону, стоило мужчине только повернуть к нему голову.
   На мгновение в глазах старика мелькнул ужас, дикий и ничем неприкрытый. Ткнув в зельевара костлявым пальцем, Дамблдор зашипел не хуже змеи:
  - Что это за маскарад, Северус?
  - Не понимаю о чем вы, господин директор? - черная бровь изогнулась дугой.
  - Почему ты одет... как я? Зачем ты принял мой облик?
  - Альбус? Все ли с вами в порядке? - Каркаров встревоженно посмотрел на Дамблдора.
  - А что, по-твоему, Игорь, должно быть со мной не в порядке? Скорее это Северус, сошел с ума. Я еще мог бы понять такую же, как у меня мантию, но зачем было отращивать волосы и бороду, делая их седыми? - в голосе старика звучало раздражение.
  - Дамбельдог, о чем вы говорите? Какие седые волосы, какая борода, где вы это увидели? - мадам Максим смотрела на директора Хогвартса как на умалишенного.
  - Да вот же, вот, Олимпия. А еще вот, - старик ткнул пальцем над головой мастера зелий, но вдруг все исчезло, и Снейп вновь оказался самим собой.
  - Альбус, что вот? - Каркаров поднялся со своего места и отошел на шаг в сторону, будто опасаясь, что Дамблдор и в него сейчас начнет тыкать.
   Поняв, что с его зрением что-то не так и что могут подумать о нем окружающие, директор Хогвартса постарался все обратить в шутку.
  - Попались! - радостно захохотал старик и захлопал в ладоши. - Замечательную шутку я с вами разыграл. Правда, Игорь, Олимпия?!
   Студенты и профессора пораженно уставились на директора. Кое-кто из учеников, не скрываясь, повертел пальцем у виска. В тишине, которая так и не успела наполниться звуками музыки после объявлений о танце чемпионов, все слышали каждое слово трех директоров, а сами чемпионы застыли у края танцевальной площадки и некоторые из них со скрытым недоумением и злорадством следили за очередным позором своего главного врага. Похоже, их план куда как раньше осуществится и не придется развязывать войну. Все можно будет сделать тихо и не заметно.
   Дамблдор перестал "веселиться" и дал музыкантам отмашку. Нужно было немедленно перевести внимание окружающих на что-то другое, а самому попытаться понять, что с ним собственно происходит. Музыка заполнила зал, и чемпионы закружились в танце под звуки вальса. Гарри улыбался, глядя на свою партнершу, та отвечала ему тем же. Легкие, плавные движения совершались без особых усилий, сейчас все внимание этой пары было направлено друг на друга. Изумрудно-зеленые глаза не отпускали взгляд небесно-голубых, большой палец юноши нежно ласкал внутреннюю сторону хрупкой ладошки девушки. Со стороны было видно, насколько эта пара любит друг друга. Казалось, еще чуть-чуть и они сольются в поцелуе, но совершено неожиданно произошло то, что напугало многих, если не большинство студентов. Насыщено-красный луч ударил в то место, где только что Гарри Поттер вел в танце Флер Делакур. В следующую секунду молодой маг уже стоял с палочкой наперевес и без особых церемоний запихнул девушку себе за спину. Взмах и перед ними переливающийся щит. Мгновение, и четыре оглушающих проклятья, летящих с разных сторон танцевальной площадки, бьют в грудь Дамблдора, стоящего за столом с направленной на чемпионов палочкой.
   Святочный бал был окончательно испорчен. Студентов разогнали по общежитиям, Дамблдора переправили в больничное крыло. Но его крики о том, что на бал пробрались под оборотным зельем Пожиратели Смерти вместе с самим Волдемортом, принявшие облик чемпионов, еще долго были слышны в коридоре перед вотчиной мадам Помфри. В школу были вызваны авроры, которые явились вместе с членами попечительского совета и самим Министром Магии. Чемпионов ожидал допрос, ведь никто из представителей власти не мог даже представить, что такой уважаемый маг, как Альбус Дамблдор впадает в старческое слабоумие...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +29
  ПрофильЛС
  3108.11.2013 21:33
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 30.
   Всех студентов волновало только одно. Что же случилось с Альбусом Дамблдором, раз он напал на кого-то из чемпионов и причем тут Пожиратели Смерти. Ответ на второй вопрос они получили, как только чемпионов отпустили с допроса. На первый же оставалось только догадываться. Кто-то тихо шептал другу, что директор Хогвартса сошел с ума, кто-то, оглядываясь назад предполагал, что победитель Гриндевальда начал путать настоящее с прошлым, ведь ему уже больше ста лет. И никто не верил, что Дамблдор был частично прав. Да и кто бы хотел в это поверить. Поверить - это значит принять страшную правду о том, что страшные времена возвращаются. А кому хочется войны? Верно, никому. Вот юные маги и ведьмы предпочли поверить в сумасшествие директора.
  * * * * *
   Северус с содроганием смотрел на бывшую мадам Лестрейндж. Женщина сейчас истерически смеялась и пускала из палочки яркие искры, которые должны были означать фейерверк. Беллатрикс в этот момент до жути напоминала ту мадам Лестрейндж, какой ее помнят авроры и Пожиратели Смерти. Конечно, глупо бояться призраков прошлого, но Снейпу было не по себе.
   Веселье женщины было вызвано тем, что он показал ей воспоминания о Святочном бале. В тот момент, когда Северус переместился в дом на Гриммаулд-плейс из своих апартаментов в Хогвартсе, Беллатрикс была одна, потому она первая была удостоена чести посмотреть на позор Дамблдора. Снейп может и не согласился бы показать ей воспоминание пока не вернутся остальные, но мисс Блэк всегда умела убеждать. Нет-нет, не подумайте ничего плохого, она совершенно ему не угрожала. Но вот когда вокруг тебя прыгает с горящими глазами привлекательная ведьма, теребит и дергает за одежду, ведя себя, как маленький ребенок - попробуй ей отказать. А если еще эта ведьма является Беллатрикс из рода Блэк, то лучше сразу согласиться и дать ей желаемое, а то ведь извращенная фантазия Блэков может оказаться направленной и на твою скромную персону. Шутки одного из этого рода Северус некогда прочувствовал на своей собственной, драгоценной шкурке. Поэтому Северус быстро уступил желанию женщины.
  - Чем ты ее так развеселил, Северус? - спросил Сириус, выйдя из камина и с недоумением взирая на безумно хохочущую Беллатрикс.
  - Показал ей шутку, которую провернули парни на Святочном балу, - ответил Снейп, немного расслабляясь.
  - Это та, для которой потребовались ваши мантии Пожирателей?
  - Она самая, - кивнул зельевар.
  - Люциус говорил об этом. И про то, что старый ублюдок до сих пор в Больничном крыле. Кстати, Рег сейчас выдвинул закон о том, чтобы каждый год перед началом учебы всех профессоров, начиная с Дамблдора, проверяли на психологическую устойчивость. И если он его протолкнет, то первая проверка состоится уже через два дня.
  - А если нет? Если Визенгамот откажет? - прищурился Северус.
  - В таком случае этим же вечером в Хогвартс направится специальная бригада Святого Мунго - лекарей душ. Знаешь, по Министерству уже начали гулять слухи о помешательстве старика. Как думаешь, сколько времени понадобится, чтобы эти слухи перешли в массы?
  - Ровно столько, сколько пройдет до сегодняшнего, экстренного выпуска "Ежедневного пророка", - почти в самом начале появления кузена Беллатрикс замолчала и слушала его беседу с Мастером зелий, но теперь она вновь захохотала и закружилась по гостиной в сторону выхода.
   После того, как женщина покинула гостиную, мужчины еще несколько секунд прислушивались к безумному смеху женщины и лишь после того, как он затих, Северус вопросительно произнес:
  - Мне казалось парни ее вылечили. Неужели я ошибся?
  - С Беллатрикс совершили ужасное, а дементоры в Азкабане еще и усугубили дело. Сумасшествие до конца не излечимо. Ребята, конечно, сделали все, что могли и она стала почти такой, какой я помню Беллатрикс до ее замужества. Но иногда на нее находит, - Сириусу тяжело было говорить это и еще тяжелее осознавать, что его кузина никогда не станет прежней.
   Конечно, он долгие годы ненавидел ее, считая бездушной тварью и фанатичной последовательницей Волдеморта. Но в детстве они были дружны и часто проворачивали вместе разные шалости. А потом, потом в душе Сириуса к Беллатрикс поселилась ненависть, которая крепла с каждым известием о ее преступлениях. А ведь она всего лишь оказалась жертвой в игре жестоких ублюдков.
  - Что ж, будем надеяться, что такое не станет частым явлением, - произнес Снейп.
  - Будем. И хватит об этом. Лучше дай посмотреть, что там придумал мой крестник. Уверен, это было потрясающе, - на лице Блэка заиграла ухмылка.
  - Может дождешься остальных, нетерпеливая псина? - тоже ухмыльнулся Снейп.
  - Я и второй раз не поленюсь посмотреть, змеюка крючконосая.
  - Кто о чем, а эти друг о друге, - раздался смешок Барти, появившегося в гостиной через камин.
  - И тебе здравствуй, Крауч, - фыркнул Мастер зелий. - Зачем пришел? Ты же вроде должен охранять покой своего "друга".
  - К драклам эту бородатую нечисть. Я там чуть от смеха не сдох, когда смотрел его воспоминания, - загоготал Барти в личине Аластора.
  - Бр-р, - передернулся Блэк, глядя на него, - не делай так, пока не вернешь свою собственную внешность!
  - А что такое, Сириус? Я тебе не нравлюсь? - Барти невинно похлопал ресницами... на одном глазу.
  - Отвали от меня, извращенец! - как-то уж слишком по-девчачьи взвизгнул Блэк, шарахнувшись от друга и соратника.
   Крауч и Снейп дико заржали, а Сириус обиженно надулся.
  - Веселитесь, мальчики? - в гостиную впорхнула Беллатрикс. - И без меня! Ну как вам не стыдно? Сириус прекрати дуть щеки, а то ты становишься так похож на хомяка, прямо страсть как хочется тебя потискать.
   Гостиную сотряс еще один взрыв хохота, а мисс Блэк мимоходом потрепала кузена по щеке, отчего тот надулся еще сильнее, но в конце-концов не выдержал и тоже рассмеялся.
  - Беллатрикс, неужели ты уже подготовила статью? - спросил Северус, когда отсмеялся.
  - Только наполовину. Мне нужно еще раз просмотреть воспоминание. Господа, не желаете составить даме компанию?
  - Отчего же не желаем, - ухмыльнулся Барти. - Только подожди минутку, сейчас действие оборотного закончится, а то нашего лорда Блэка смущает моя внешность. Не так ли, Сириус?
  - Ты совершенно прав, Барти. Моя тонкая, душевная организация не в силах вынести такого ужаса, - серьезно объявил Глава рода Блэк. - И ты бы поосторожнее с оборотным зельем, а то привыкнешь к нынешнему облику. Итак, я уже с трудом вспоминаю твою настоящую внешность, боюсь скоро ты прочно начнешь ассоциироваться у меня с уродом-параноиком Грозным Глазом. Однажды мое чувство прекрасного точно взвоет благим ревом бешеной мантикоры и мне придется отказаться от подписания неких документов, которые могли бы устроить будущее моей прелестной кузины.
   В гостиной повисла тишина. Барти ошарашенно уставился на Блэка, пытаясь понять насколько серьезна угроза, озвученная им. Беллатрикс изучающе принялась разглядывать Крауча. Снейп удивленно выгнул бровь, глядя на всех троих. А сам Сириус ядовито ухмылялся. Тишину гостиной разбил звук удара чего-то стеклянного об пол. Как оказалось, это глаз-артефакт выпал из глазницы, которая уже начала менять свою форму, показывая, что настоящий глаз Барти вот он, никуда не делся и собственно сейчас занял свое законное место. Крауч непонимающе смотрел на катящийся по полу артефакт. Он совсем забыл за то время, пока Сириус говорил, что действие оборотного зелья подходило к концу. Оттого и не сообразил сразу, почему стеклянный глаз выпал. В себя его привела боль в ноге, к которой был пристегнут протез. Родная нога Барти требовала, чтобы мешающую деталь немедленно отстегнули. Он тряхнул головой и со стоном нагнулся, чтобы расстегнуть ремни. Ощущения от оборотного зелья были отнюдь не восхитительно-приятными, а уж процесс становления калекой и обратный являлся вдвойне болезненным. Когда Барти отдышался, трое магов склонились над думосбором и в следующую секунду исчезли. В гостиной остался лишь Северус, погрузившийся в свои мысли.
   POV Северуса Снейпа.
   Как-то странно все устроено в этой жизни. Кто бы мог подумать, что тот, кого считают незыблемым столпом Света и великим, белым магом на деле оказывается злом, куда как большим чем сам Темный Лорд. Зачем Дамблдору все эти игры? Чего он хочет добиться своими интригами? Неужели он хочет уничтожения магического мира? Ведь если все произошло бы так, как в будущем парней, то наш мир просто был бы уничтожен. Не могу и не хочу верить в то, что старик не осознает последствий своих поступков. Такое ощущение, что он просто ненавидит магический мир и делает все, чтобы его уничтожить. Что в его словах правда? И существует ли она в его речах, вообще? Кажется, что нет. Но почему, во имя всех богов, мы тогда так легко ведемся на его слащавые речи и светлый облик? Он играет нами, как игрушечными солдатиками. А мы верим, что он делает все лишь ради нашего блага. Интересно, а может умение настолько слепо верить - это отличительная черта магов. Ведь Гарри и остальной троице мы тоже поверили. Причем еще до просмотра воспоминания. Мерлин, то, что мы тогда увидели и услышали было... У меня нет подходящего слова, чтобы это описать. Чудовищно - единственное что приходит в голову, но вряд ли оно способно отразить всю картину целиком. А, кстати, вот еще кое-что. Дамблдор почему-то всегда выбирает себе врагов из мальчишек. Не имеется в виду по половой принадлежности. По возрасту. Помнится, говорили, что с Гриндевальдом он в юности был в более, чем близких отношениях. Конечно, они были оба тогда молоды, совсем еще юнцы. Но все же. Потом Волдеморт. Вернее в то время еще Том Риддл. Его старик определил для себя во враги, когда Риддл только пошел в школу. Или все же в тот день, когда пришел за ним в приют. А потом Гарри. Поттеру на тот момент было чуть меньше полутора лет. Враги... Нет, скорее здесь будет уместнее другое слово - любимые игрушки. Может быть у Дамблдора в детстве не было нормальных игрушек, раз сейчас он играет жизнями людей? Подожди-ка, а ведь именно в детстве Альбус впервые увидел, как его отец совсем еще юных мальчишек принял за врагов своей семьи и убил их. Может как раз возраст тех, с кем старик больше всего любит играть связан с этим? Мордред и Моргана, а ведь он директор школы, которая полна ДЕТЕЙ!
   КОНЕЦ POV СЕВЕРУСА СНЕЙПА.
   Развить дальше эту идею мужчина не успел, так как перед ним появился домовой эльф и привлек к себе внимание нарочито громким покашливанием.
  - Кричер? - Северус вопросительно взглянул на маленькое создание.
  - Мастер Снейп, любимая хозяйка Кричера желает серьезно с вами побеседовать, - проскрипел эльф.
  - Всегда рад разговору с леди Блэк, - кивнул Северус внутренне содрогаясь.
   Эта женщина, пусть уже давно почившая, его пугала больше, чем возможное возрождение Темного Лорда. Да, похоже и не только его. Кто еще в состоянии заткнуть одним словом четверку путешественников во времени? Или переспорить их, настояв на своем? Уж точно не он. Парни делали только то, что считали нужным или правильным, отметая все поступавшие от других предложения, как нечто несущественное, ненужное, неверное. Хотя, кто их может винить. Они были в будущем, видели что и к чему может привести.
  - Молодой человек, у меня к вам два вопроса. Первый. Почему Лонгботтомы до сих пор не вылечены? И второй. Когда, наконец, Темный Лорд окончательно умрет? - резко спросила леди Блэк появляясь на картине с удобным креслом и начисто игнорируя приветствие.
  - Здравствуйте, леди Блэк. По поводу первого. Вынужден задать встречный вопрос. Разве их возможно вылечить? А по поводу второго. Это решать Гарри и его друзьям.
  - Решать Гарри и его друзьям, - передразнил его женщина. - Я-то думала, что решение проблем - это удел взрослых магов. И не надо мне говорить, что мальчикам на самом деле почти столько же лет, сколько и всем вам! В этом мире они - дети. А Лонгботтомов, как я недавно вспомнила, вылечить можно...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +31
  ПрофильЛС
  3206.12.2013 20:20
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 31.
   Во вторую субботу февраля Гарри Поттер и его друзья дружно проклинали организаторов турнира и себя. Организаторов за то, что придумали ТАКИЕ испытания, себя же за то, что вообще решили принять участие во всем этом балагане. Сейчас "тигры" стояли рядом с остальными тремя командами и выслушивали от Людо Бегмэна условия первой части второго задания. Его суть заключалась в том, чтобы трое участников команды освободили своего лидера. Сам лидер ничем помочь не сможет, так как его временной темницей будет гигантская глыба льда, внутри которой есть крохотная полость, куда его и поместят. Вся "изюминка" задания заключалась в том, что заложник глыбы льда будет в сознании и... никаких согревающих чар на него накладывать не станут. Выдадут лишь один флакончик с зельем, действие которого длится ровно сорок пять минут. Палочку у лидера также изымут во избежание помощи участникам "спасательной операции". На все испытание отводится лишь полтора часа. Все бы ничего, да только тройке спасателей придется еще добраться до этой самой глыбы льда, которую "гениальные" организаторы расположили на вершине заснеженной горы. Наколдованной, естественно. Не успев толком ничего сказать друзьям, Гарри вместе с Виктором, Флер и Чжоу были отправлены через портал в личную для каждого "темницу". Как только сигнал был дан, Лонгботтом, Малфой и Пруэтт сорвались с места и бегом устремились к своей горе.
  - И что мы будем делать? - спросил Невилл, на ходу оглядываясь на блондина.
   Тот бежал чуть медленнее, чем двое его друзей, но на это у него была причина. Драко, едва взглянув на огромную гору, всю белую из-за снега, сразу же вспомнил о ТОЙ жизни, где его дом рухнул при активации функции разрушения. Почему он это вспомнил глядя на гору? Малфой-мэнор был построен из белого камня, который точно также сиял на солнце ослепительным светом. Сейчас, стремясь к заснеженной горе, Драко пытался сообразить, как разрушить гору, чтобы глыба, внутри которой был его друг и лидер, не разлетелась на осколки, ранив при этом или - Мерлин упаси - убив брюнета.
  - Спасать Гарри, - рыкнул Рон и прибавил скорости.
   Невилл молча кивнул и постарался не отстать от друга. Минут пять спустя трое парней добежали до горы и остановились, глядя на эту громадину.
  - Драко, есть идеи?! - нетерпеливо спросил Пруэтт, кажется готовый в любую секунду начинать подъем наверх.
  - Есть. Но я не совсем уверен. Сил нужно будет очень много и не факт, что только наших, без Гарри, хватит.
  - Хватит. Говори быстрей, - поторопил Рон.
  - В общем, надо посмотреть из чего делали гору и произвести обратную трансфигурацию. При этом не дать глыбе льда упасть с такой высоты, иначе... - Малфой покачал головой.
  - Значит лезть все-равно придется, - решил Невилл.
  - Слишком много времени займет. Призывайте метлы, а я пока посмотрю из чего эту дрянь создали.
  - А раньше нельзя было сказать про метлы? - возмутился Рон, но послушно бросил заклинание призыва. - Гарри не особо тепло одет, при таком раскладе каждая секунда дорога!
  - А я что, за всех думать должен? - огрызнулся Драко, мысленно дав себе подзатыльник за то, что и правду не сказал о них раньше.
   Рыжик обиженно замолчал и на всякий случай призвал еще и метлу Гарри. Перестраховка никому еще не мешала.
  - Ну, что там? - спросил Невилл, едва его метла прилетела.
  - Подожди, - отмахнулся Драко.
  - Чего ждать? Эти чары легкие и быстро... Ой, - Рон потер плечо, в которое врезалась его метла.
  - Вот видишь, мой недалекий друг, даже метла тебя считает идиотом и ненавязчиво просит заткнуться, - съехидничал блондин.
  - Сам ты недалекий, - обиделся Пруэтт.
  - Рон, скала - это не пепельница из крысы. Слишком большой объект, поэтому нужно время, - объяснил Невилл. - Что-то ты сегодня торопишься и совсем не думаешь головой.
  - Я... - рыжик на мгновение замолчал. - Я боюсь. Это так похоже на... сами понимаете на что.
  - Не дрейфь. Оттуда выбрались и здесь справимся, - ободряюще произнес Драко, поняв причину такого беспокойного поведения друга.
  - Там большую часть сделал Гарри.
  - ТАМ он все сделал за нас и для нас, а ЗДЕСЬ мы все сделаем сами и для него, - отрезал Невилл.
  - Все-равно, как-то не комфортно, - неопределенно мотнул головой Рон.
  - Тихо! - рявкнул Драко и словно бы к чему-то прислушался. - Ага. Так, так...
  - Ну что?
  - Хуже, чем я предполагал, - Малфой задумчиво постукал кончиком своей палочки по губам.
  - Да не тяни же ты! - снова не выдержал Пруэтт.
  - Скала создана из камней. Минимум трансфигурации и максимум чар. Работа Мастера, определенно. Давайте сначала попробуем левитировать глыбу. Может получится без разрушения этой пакости, - палец блондина указал на гору.
   Через несколько минут трое молодых парней зависли в воздухе и одновременно применили чары левитации на глыбу льда, в глубине которой виднелся силуэт их друга. Глыба на несколько футов поднималась над тем местом, на котором стояла, но ни в одну другую сторону не двигалась. Поняв тщетность попыток, Малфой подлетел ближе к друзьям.
  - Я спускаюсь вниз и провожу трансфигурацию. Вы держите глыбу. Справитесь?
  - Будет тяжело. Но да, справимся, - уверенно кивнул Лонгботтом.
   Увидев, что Рон тоже кивнул, Малфой сказал про сигнал и спустился вниз. Сейчас ему необходимо вложить все свои силы, чтобы выполнить задуманное. Первый этап - обратная трансфигурации. Драко на мгновение закрыл глаза и сконцентрировался. Резкий взмах вверх и в небо полетели зеленые искры. Невилл и Рон подняли глыбу над вершиной горы. "Как было бы проще, если бы здесь была хоть какая-то площадка, на которой можно было бы встать,- подумал Невилл, стараясь не отвести ни на дюйм палочку от глыбы льда. - Интересно, как остальные будут справляться. Дурмстранговцы, кстати уже почти на самой вершине."
   Заметив, что Драко смог выполнить обратную трансфигурацию, парни осторожно опустили глыбу на огромный плоский камень. Но палочки отводить побоялись, вдруг глыба начнет падать. В небо вновь взметнулись искры и Лонгботтом с Пруэттом после десятиминутной передышки вновь подняли "темницу" их лидера. Через минуту гора уменьшилась на несколько футов.
  * * * * *
   Впервые Люциуса Малфоя окружало столько гриффиндорцев, причем не шарахающихся от него и волнующихся за его сына. Впервые ему довелось что-то объяснять толпе студентов с ало-золотого факультета, которые слушали его с вниманием и даже почтением. Впервые он видел, как два ранее враждующих факультета сидели вперемежку и поддерживали друг друга.
  - Что он делает, Люциус? - панически прошептала Нарцисса, впиваясь острыми ноготками в ладонь супруга.
  - Накладывает малый рунный круг расщепления, - ответил лорд Малфой, становясь цветом лица лишь на тон розовее снега.
   Большой рунный круг только не расщепления, а разрушения входил в последнюю ступень защиты мэнора. Точнее будет сказать охраны хозяев древнего особняка. При его активации стоило хотя бы покинуть мэнор и прилегающую территорию. Захватчиков же погребут под собой рухнувшие стены и все остальное. Это последняя ступень, которая практически никогда не используется, так как родовые дома великая ценность, его стены хранят всю силу рода. Разрушение мэнора проводится лишь в том случае, если последний его владелец абсолютно уверен, что другого выхода, чтобы спастись самому и не отдать родовое гнездо в руки захватчиков, нет. Драко сейчас выполнял почти аналогичное действие тому, какое произвел в то время, из которого вернулся. Только здесь камни превратятся в пыль. Одна ошибочная руна в круге и действие меняется. В круге защиты их дома - руна разрушения, здесь - расщепления. Наблюдать за действиями сына было страшно, а представлять, что однажды на месте этой горы было их родовое гнездо, так и вовсе жутко.
  - Люциус, если твой сын угробит моего крестника, клянусь всем святым, я тебя убью, - прорычал Сириус не слишком громко, но вполне угрожающе.
  - Почему меня? - поинтересовался лорд Малфой, пытаясь за светским тоном голоса скрыть испуг от действий Драко.
  - Чтобы он знал, каково это - терять самое дорогое.
  - В таком случае твой выбор будет неверным. Гарри для него дороже, чем я, - с почти незаметной горечью в голосе, произнес светловолосый аристократ.
  - Заткнитесь, идиоты, - прошипела мадам Ранж, сидящая как и тройка аристократов со Снейпом, за гриффиндоро-слизеринским столом.
   Эффектная журналистка и по совместительству беглая Пожирательница Беллатрикс Лестрейндж в данный момент цветом лица не отличалась от своей сестры - леди Малфой. Для всех женщина присутствовала, как представительница прессы, которая будет освещать в "Ежедневном пророке" обе части второго испытания. На самом же деле она вынудила Люциуса взять ее с собой в Хогвартс, чтобы не томиться от тягостного ожидания пройдут ли ребята испытание или... Что именно "или", Беллатрикс боялась даже думать. Слишком дорога стала ей эта четверка молодых магов, в то же время являющихся ее ровесниками. Дамблдор старался не допустить журналистку до освещения второго задания турнира в прессе, желая отдать эту возможность своему человеку, работающему в другой газете. Но лорд Малфой зарубил планы старика на корню и на правах члена Попечительского Совета привел с собой мадам Ранж. В этом деле светловолосого аристократа поддержал и лорд Блэк. Дамблдору пришлось уступить.
  - Я бы на твоем месте так явно не показывал свои эмоции, Лимонные Дольки не дремлют, - фыркнул Сириус.
  - Оставь ее в покое, Блэк. Ты всем мешаешь слушать, - зашипел Снейп и демонстративно уставился на такой же экран, какой был при прохождении первой части первого испытания.
   Стоит заметить, что уже второй раз первую часть испытаний зрители наблюдают по экранам в Большом зале. Неожиданно Дамблдор вскочил со своего места, не отрывая взгляда от того экрана, который показывал команду "фениксов". Многие заметившие это также перевели взгляды на него. Кто-то ничего не понял, особенно младшекурсники, а вот те кто знал руны поражали своей реакцией. Некоторые из них тихо ахнули от ужаса, кто-то непристойно выругался, остальные понявшие загомонили. В числе ахнувших оказалась и Нарцисса.
  - Люциус, что делает эта сумасшедшая девчонка?! Она же убьет своего лидера!
  - Тише, дорогая, - ответил мужчина с каким-то исследовательским интересом следя за действиями Грейнджер на экране. - Нас это не касается. Переживай лучше о наших... мальчиках.
  - Лорд Блэк, - к Сириусу через весь зал обратился Дамблдор, - я прошу Вас остановить мисс Грейнджер.
  - Почему я? Сделайте это сами, вы же член жюри. А я должен наблюдать за "тиграми" и прийти к ним на помощь в случае опасности. Мне важнее действия моего племянника и остальных членов команды в отношении моего крестника.
  - Действительно, Дамбльдор, почему вы просите лорда Блэка, помочь вашей глупой девчонке? - возмутилась мадам Максим. - Участники должны справляться сами.
  - Но ведь действия мисс Грейнджер приведут к смерти мисс Чанг, - не сдавался Дамблдор. - А я - член жюри и не имею права помогать участникам.
  - А лорд Блэк вообще не имеет никакого отношения к турниру, - напомнил Каркаров, которому по большому счету было плевать на всех кроме "тигров" и "медведей", ну и пожалуй, на мадемуазель Делакур, которая была возлюбленной лорда Эванс-Поттера.
  - В правилах указано, что при угрозе смерти родственник участника может прийти на помощь, - не сдавался директор Хогвартса.
  - Прийти на помощь этому самому участнику и только ему, - поправил Дамблдора директор Дурмстранга.
  - Но мисс Чанг в опасности! - воскликнул Альбус.
  - Как и все остальные лидеры! - вновь возмутилась Олимпия, отчего ее акцент стал чуть сильнее, чем обычно. - Мадемуазель Делакур тоже может пострадать, но ведь я не требую для нее у лорда Блэка помощи, хотя очевидно, что именно она станет новой леди Поттер!
   За своим спором директора трех школ пропустили решающий для жизни мисс Чанг момент.
  * * * * *
  - Твою мать, что делает Грейнджер! - заорал Рон, когда глыба льда, внутри которой был Гарри, оказалась на земле, а бывшая гора представляла собой кучу серой пыли.
   Пока у Драко, Рона и Невилла был краткий перерыв, который должен был им помочь хоть чуть-чуть восстановить силы, они решили поглядеть, что делают их соперники и насколько они продвинулись в спасении своих лидеров. Болгары трудились на высоте, поливая глыбу льда кипятком и периодически стуча по ней. Причем для того, чтобы набить трещин, двое из них применяли частичную трансфигурацию себя в воронов. Третий при этом поливал глыбу только до середины, каким-то невероятным образом удерживаясь у самой вершины горы, где практически не было места.
   Француженки пользовались огнем, отчего их одежда уже в некоторых местах была обожжена. Этого парни, конечно, не видели, но по периодическим, хаотичным движениям рук догадывались, что девушки гасят занявшуюся огнем форму. В последнюю очередь "тигры" обратили внимание на двух "фениксов". И как бы они не пытались понять, что делает Грейнджер, ничего не выходило. Но Рон, благодаря своему дару, все же догадался. И теперь непонимающий Невилл и уставший Драко вопросительно смотрели на него.
  - Я ничего не пойму с такого расстояния, - тихо произнес Малфой, огромная потеря сил давала о себе знать.
  - Драко, она пытается сделать примерно то же, что и ты. Только ты рунный круг накладывал на гору, а она на глыбу льда, - объяснил Пруэтт.
  - Ты в этом уверен? - нахмурился Невилл.
   Ему не было жаль никого из "фениксов", слишком много зла все они натворили в ТОЙ жизни, но было что-то, что неприятно царапало внутри. Невилл сосредоточился на этом чувстве и понял. Сейчас выступление чемпионов помимо взрослых наблюдают еще и дети. Каково им будет увидеть вторую подряд смерть? Сам он впервые увидел ее в пятнадцать лет, когда пошел за Гарри в Министерство на ТОМ пятом курсе. Тогда погиб Сириус и это стало для него, Невилла, психологической травмой, пусть и меньшей чем для Гарри, но все же.
  - Откуда грязнокровка знает этот рунный круг? - удивился Драко, пытаясь разглядеть действия Грейнджер, прищурив при этом глаза.
  - Да кто ее знает. Она же вечно сует нос туда, куда ее не просят, - пожал плечами Рон. - Может она даже не этот круг накладывает. Ладно, Мордред с ней, давайте уже Гарри вытаскивать.
   Драко и Невилл согласно кивнули. Пруэтт и Лонгботтом начали трансфигурировать сухие ветки травы, которые собирал Драко. Малфой не пользовался магией, пытаясь накопить сил и поэтому собирал сухую траву вручную, выкапывая ее из-под снега. Когда трансфигурированных веток хватило для того, чтобы сложить их в кучи вокруг глыбы, Рон применил заклятье огня, а Невилл создал надо всем этим купол. Спустя несколько минут под куполом стало душно как в бане. Теплый воздух быстро плавил лед. Еще три минуты и Лонгботтом отменил купол. Льда стало явно меньше. Драко взлетел на метле и зависнув над глыбой, сосредоточился. Ему необходимо было всего лишь один раз ударить по "темнице" и силы нужно было вложить ровно столько, чтобы лед треснул везде, но не задеть Гарри.
   Секунда... вторая... третья... Плавный взмах палочкой и едва слышный шепот взрывного проклятья. Глыба дрогнула. Время для парней замерло. Трещины расползались во все стороны до самого низа. Послышался раскалывающийся звук и кусок глыбы отвалился. Появилась дыра, из которой высунулась нога, обутая в тяжелый, армейский ботинок. Пощупав опору на прочность, нога залезла обратно, чтобы спустя пару секунд появилась нижняя часть лорда Эванс-Поттера. Парни тут же кинулись к другу и вытянули его.
  - Дьявол, как же я з-замерз, - клацнул зубами Гарри.
   Драко тут же скинул свою куртку и набросил на плечи друга, а Невилл наложил на него согревающие чары. Рон же подал сигнал о том, что они закончили свое задание и протягивая метлу своему лидеру, спросил:
  - Лететь сможешь?
  - Да, - кивнул тот.
   Спустя пару минут они уже оказались у главных дверей Хогвартса, где их встретила мадам Помфри и погнала в больничное крыло. И лишь к вечеру "тигры" узнали о том, что первая часть второго задания закончилась трагедией. Грейнджер в своей самоуверенности действительно наложила рунный круг на глыбу льда, но основной руной в ней была нагревающая. А так как круг был замкнут, то нагревание пошло изнутри. Чанг просто сварилась в том кипятке, в который превратились стенки ее "темницы". Грейнджер была отправлена в Святого Мунго с сильнейшим приступом истерики и багровыми синяками на шее - это Дин Томас пытался ее задушить из-за смерти невесты. Самого парня тоже отправили в Мунго с нервным срывом, так как мадам Помфри побоялась, что в такой ситуации ее квалификации не хватит. Школа опять бурлила, Снейпу пришлось срочно варить огромный котел успокоительного зелья и зелья-сна-без-сновидений. А Большой зал второй раз за короткий промежуток оказался задрапирован в траурные полотна.
   Тем же вечером парням сказали, что в этом задании они заняли второе место, "медведи" справились на две минуты быстрее.
  Отредактировано Ledy Siren (06.12.2013 20:21)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +30
  ПрофильЛС
  3310.12.2013 15:00
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 32.
   В Хогвартсе царило уныние. Многие младшекурсники, особенно девочки первого и второго года обучения вздрагивали от каждого шороха или ни с того, ни с сего начинали плакать. Чжоу Чанг не была любимцей учителей и учеников. Некоторые ее даже презирали из-за неоправданно высокого самолюбия. Это были ее подруги, которые частенько насмехались над прошлыми словами китаянки, что она сможет влюбить в себя Гарри Поттера. Но даже они сейчас, как и многие студенты признавали, что девушка не заслужила смерти, тем более такой. А еще, который уже раз за год открыли для себя некую истину. Во-первых, Дамблдор не всесилен и не кидается каждому на помощь. Во-вторых, любой способен оборвать чужую жизнь, совершив ошибку. В-третьих, отличное знание предмета без его понимания может быть крайне опасным. И, в-четвертых, незнание не спасает от ответственности. Из-за этих открытий большинство студентов "лучшей" магической школы выбрали двух человек, которые, по их мнению, были виновны в произошедшей с мисс Чанг трагедии. Это были Альбус Дамблдор, который пытался переложить свои обязанности и ответственность за жизнь/смерть студентки Райвенкло и мисс Грейнджер, ставшая из-за своей самоуверенности убийцей. В директоре Хогвартса разочаровались многие из тех, кто считал его мудрым магом. Его осуждали за бездействие, хотя он реально имел шанс спасти китаянку, просто-напросто отозвав команду "фениксов" с испытания. О да, многие вспомнили о том, что турниру посвящена парочка книг, в которых четко объяснены права и обязанности чемпионов и жюри. Эти книги были прочитаны в рекордные сроки почти всем техническим составом, те, кто не читал в этот раз, успели это сделать еще перед первым туром. И теперь студенты были уверены в том, что Дамблдор не выполнил свои обязанности, а, следовательно, тоже несет ответственность за гибель мисс Чанг. Конечно, если бы девушка погибла при похожих с Панси Паркинсон условиях, никто не стал бы обвинять директора Хогвартса, ведь слизеринка сама бросилась под драконье пламя, и все произошло настолько быстро, что никто бы и не успел отреагировать. А здесь же все было совсем иначе. Дамблдор видел ошибку более чем за пять минут до того, как Грейнджер активировала рунный круг. Но вместо того, чтобы действовать, он предпочел сначала переложить обязанности на лорда Блэка, а потом принялся спорить. После того, как испытание было окончено, а тело Чжоу Чанг перенесено в больничное крыло, в закрытую палату, в совятне не осталось ни одной совы, все они разлетелись по домашним адресам студентов.
   Гермиона Грейнджер в этом году не пропадала из тем обсуждений студентов. Что могло бы крайне порадовать честолюбивую гриффиндорку, если бы о ней говорили в положительном ключе. Но, увы и ах, девушку обсуждали в крайне невыгодном для нее и ее репутации свете. К прозвищам, полученным за три года обучения - зазнайка, зубрила, выскочка - добавились и другие, крайне нелицеприятные звания - любимица долькоеда, похитительница славы и прочее. И вот теперь и еще одно - убийца. Когда мисс Грейнджер вошла в Большой зал, это слово было первым, что она услышала. Студенты от нее отшатнулись. Младшие смотрели со страхом, старшие с презрением. В тот момент вся тяжесть совершенного обрушилась на нее. Девушка пронзительно завыла, упала на пол и зашлась в крике, обливаясь слезами. Профессор Макгонагалл первая подбежала к ней и попыталась привести Грейнджер в относительно спокойное состояние, но ее хлопоты не помогли, а Дамблдор не раздумывая отлевитировал гриффиндорку в больничное крыло. После отказа мадам Помфри взяться за лечение Гермионы из-за недостатка квалификации в области психологических травм, директор оттуда переместился с ней в свой кабинет, а потом и в Святого Мунго. Куда спустя час был доставлен еще один гриффиндорец - Дин Томас.
   Все студенты осуждали мисс Грейнджер, кто-то даже выдвинул теорию, что она специально убила Чжоу. Некоторые даже всерьез рассматривали этот вариант, как правдоподобный. А вот слизеринцы говорили, что она сделала это неспециально, что ее вина в ее происхождении, которое и привело Грейнджер к беде. Гриффиндорцы, которые всегда осуждали деление магического населения на: чистокровные - хорошо, полукровки - приемлимо и магглорожденные - плохо, в этот раз молчали. То есть, принимали точку зрения студентов серебристо-зеленого факультета и не мешали остальным ее принять.
   Вот так одна ошибка Грейнджер свела на нет все многолетние труды Дамблдора по выведению не чистокровных во власть. А после того, как в школе побывал наряд авторов и следователи из ДМП, Фадж принял закон о том, что магглорожденные отныне будут перед поступлением в школу посещать обязательные занятия, которые помогут им без особых трудностей влиться в магический мир. А месяц летних каникул проводить в лагере, где им будут углубленно преподавать некоторые аспекты жизни магов и основы магического мира. То есть с семи до одиннадцати лет - историю и теорию, а после практику.
   Дамблдор, стараясь одновременно уладить проблему с Грейнджер и новым, неприемлемым для него законом, потерпел фиаско. Как говорится, за двумя гриндилоу погонишся, ни одного не поймаешь. Так и в этом случае. Ни помочь Гермионе, ни остановить оглашение нового закона и уж тем более отменить его, старый маг не смог. Закон был принят и опубликован в "Ежедневном пророке". Наказание для мисс Грейнджер было строгим. В связи с тем, что она являлась несовершеннолетней, то срок в Азкабане ей не назначили. Но вместо этого принудили старших Грейнджеров выплатить семье погибшей сто пятьдесят тысяч галеонов, самой Гермионе сломали палочку и изгнали на пятнадцать лет из магического мира, наложив специальное заклинание, не позволяющее не только контактировать с магами или иметь магические предметы, но и пройти в мир волшебников. Это стало страшным наказанием для девушки. Все ее книги были изъяты, мечты рухнули, а родители лишились своей клиники, которую пришлось продать, чтобы выплатить назначенную сумму семье мисс Чанг.
  * * * * *
   Несмотря на трагедию, вторая часть второго испытания была назначена через неделю. Дин Томас участия в нем не принимал. Как не примет и участия в последнем туре или в чем-либо еще. Психологическая травма, полученная юношей оказалась очень глубокой и сильно повлияла на его рассудок. Проще говоря, он сошел с ума от вида мертвой возлюбленной. Для него была выделена палата в отделе неизлечимых больных, та которую некогда занимали Френк и Алиса Лонгботтомы. Невилл лишь один раз пошутил по этому поводу: не рой другому яму, сам в нее попадешь, не смотря на то, в каком времени ты эту самую яму выроешь. Больше эта тема никогда не поднималась, особенно этому способствовало то, что на пасхальных каникулах вполне себе здоровая чета Лонгботтомов в сопровождении Августы переступили порог дома номер двенадцать на Гриммаулд-Плейс.
  * * * * *
   Гарри, Драко, Рон, Невилл, Сириус и Регулус играли в покер в гостиной родового особняка Блэков. Вальпурга снисходительно поглядывала на играющую компанию и иногда просто из вредности сдавала карты одного из тех, кто сидел к ней спиной остальным. Злорадно хихикая, нарисованная дама любовался бессильной злостью представителей сильной половины, и поглядывала на часы. Создавалось ощущение, что она кого-то ждет и таким образом просто пытается заполнить свободное время. Неожиданно раздался громкий стук в дверь. Сириус удивленно вскинул бровь, оглядывая собравшихся за столом.
  - Мы разве кого-то ждем? - спросил он.
  - Да, вроде бы нет, - пожал плечами Регулус. - Если только Белла.
  - Если бы она назначила кому-то встречу, то вряд ли бы до сих пор спала, - покачал головой Сириус. - Да и ее встреча в этом доме...
  - Не вариант, - согласился с дядей Драко.
  - Я схожу - посмотрю, - произнес Гарри, поднимаясь из-за стола. - Рег, тебе на всякий случай лучше уйти из гостиной. Мало ли кто там.
   Младший Блэк согласно кивнул и быстро вышел в коридор, где поднявшись по лестнице, встал так, чтобы он все видел, но его никто не заметил. Гарри подошел к двери, крепко сжав в руке свою волшебную палочку. Секунда и дверь открыта. Увиденное заставило его лишиться слов. Цензурных. На пороге стояли те, кого Поттер никак не ожидал увидеть. Он узнал их сразу, хотя и видел всего по разу в ЭТОЙ и ТОЙ жизнях. Да, вдобавок видел в очень плачевном состоянии.
  - Добрый день, лорд Эванс-Поттер, - первая заговорила Августа Лонгботтом. - Надеюсь, вы не против того, что мы заглянули на огонек?
  - Нет. Как вы узнали, что Невилл не сквиб?
   Пожилая дама одобрительно кивнула на меры предосторожности, принятые ее собеседником.
  - Мой брат выронил его из окна.
  - А? - молодой маг сказал взглядом на спутников бабушки его друга.
  - Гарри, ты в родовом доме твоего крестного отца, здесь тебе нечего опасаться и уж тем более от них.
  - Хорошо. Проходите.
   Едва гости переступили порог, как позади зеленоглазого мага раздался полузадушенный хрип и стук чего-то тяжелого об пол. Гарри обернулся и увидел Невилла, лежащего на полу без чувств.
  * * * * *
   Когда все успокоились и переварили известие о том, что Френк и Алиса Лонгботтомы полностью здоровы, пришло время спокойно поговорить. Невилл сверкал, как только что отчеканенный галеон, сидя между родителями. Регулус разливал по бокалам шампанское, Августа руководила Кричером, который накрывал на стол, Сириус собирал остальных членов их группы, Драко и Рон что-то тихо обсуждали. Лишь Беллатрикс сидела в дальнем углу гостиной и с тревогой следила за Лонгботтомами.
  - Боишься? - шепотом спросил Гарри, подойдя к женщине, и присел на подлокотник кресла, которое она занимала.
  - Боюсь, - в ответ шепнула мисс Блэк.
  - Твоей вины в том, что с ними произошло - нет.
  - Ты не прав.
  - Прав. Ты просто так и не смогла поверить в это.
  - Я столько лет...
  - Это в прошлом, Белла.
  - И все же.
  - Просто забудь. Они все поймут. Вам лишь нужно поговорить.
  - Вряд ли они захотят.
  - Мы все здесь семья. В семье должен царить мир, а не вооруженный нейтралитет.
   Беллатрикс не ответила, так как заметила, что те, кого они с Гарри только что обсуждали, идут в ее сторону. Френк и Алиса остановились перед креслом, которое занимали Гарри и Белла. И те и другие молчали. Это молчание не было враждебным, скорее неудобным. Наконец, мужчина заговорил.
  - Мадам Лестрейндж, мы с женой знаем о том, что вашей вины в нашем... сумасшествии нет. Моя мать нам об этом сказала, ссылаясь на слова мистера Поттера. Но, нам хотелось бы выяснить вопрос: почему вас обвиняют в пытках над нами?
  - Я уже полгода, как Беллатрикс Блэк. Сириус разорвал брачный контракт между мной и моим бывшим супругом. А на счет вашего вопроса... Как вы знаете, брачные контракты включают разные условия. В моем, был пункт о том, что став леди Лестрейндж, я становлюсь собственностью моего мужа. Из-за его желания я стала Пожирательницей Смерти. По его вине я пытала и убивала магов и магглов. Когда Волдеморт сдох, - женщина с ненавистью выплюнула имя своего бывшего хозяина, - Рудольфус и Рабастан решили его вернуть, возродить. Им стала известна информация, что у вас хранится артефакт, способный помочь им. Из-за этого они потащили меня и Барти в ваш дом. И когда Барти смог сбежать, я тоже получила такой шанс. А потом... С моим сознанием было не все в порядке. Я- то была самой собой, то становилась сумасшедшей фанатичкой. Из-за ментального влияния на мой разум на суде я кричала о том, что пытала вас во имя своего хозяина. Но я этого не делала.
  - Что ж, теперь нам более понятно. Позже вы сможете рассказать об этом ментальном воздействии? - спросила Алиса.
  - Да. Но может быть мы можем теперь перейти на ты? - в свою очередь поинтересовалась мисс Блэк.
  - Конечно, - улыбнулся Фрэнк.
  * * * * *
   После того, как импровизированный пир был окончен, все устроились у камина. Дамы пили вино, мужчины предпочли напитки покрепче. По Лонгботтомам было заметно, что им не очень комфортно в обществе, которое в большей части состояло из бывших Пожирателей. Но они старались не выказывать этого. Ничего, у них еще будет время узнать историю каждого. А сейчас пришло время всем узнать, как произошло их исцеление, и кто этому посодействовал.
  - Ну, так вы расскажете нам, как смогли излечиться? - спросил Сириус, с интересом глядя на воссоединившееся семейство.
  - А что нам рассказывать? - улыбнулась Алиса. - Лучше спросите у нашего спасителя.
   Женщина кивнула на Северуса. Тот скупо улыбнулся ей.
  - Вот это новости, - протянул Люциус. - И почему это, мой друг, ты ничего нам не рассказал?
  - Потому, что была велика вероятность того, что ничего не получится. И вообще, это была идея леди Вальпурги, - перевел стрелки Снейп.
  - Маман?! - удивленно воскликнул Сириус. - Вот же интриганка. Даже с картины творит свои темные делишки.
  - Полегче, молодой человек, - раздался насмешливый голос леди Блэк с портрета.
   Она с крайне довольным видом восседала на нарисованном кресле и неторопливо обмахивалась веером.
  - Хм, может быть все же объяснишся? - усмехнулся Регулус довольному виду матери.
  - А тут и нечего объяснять. Ментальное воздействие, умелый мастер и зелья. Вот и все.
  - Но, подождите! - воскликнул Невилл. - Ведь в Мунго колдомедики не смогли ничего сделать.
  - Верно. И не смогли бы. Потому что нужные для лечения зелья считаются запрещенными. Их, кстати, так удачно запретили за полгода до несчастья с четой Лонгботтомов. И угадайте, кто был инициатором сего действа, - ехидно улыбнулась Вальпурга.
  - Думаю, трех попыток нам давать не надо, - процедил Драко.
  - Одной вам вполне хватит, - кивнула леди Блэк.
  - Значит, Дамблдор готовил операцию "Лестрейндж, Лонгботтомы и круциатус" задолго до ее реализации, - задумчиво произнес Гарри. - А что за зелье?
  - "Пробуждение разума". Индивидуальное для каждого больного, так как готовится на основе его крови. Не несет вреда здоровым, только лечит, - объяснил Северус.
  - Я очень обязан вам, профессор, - серьезно произнес Невилл. - Вы вернули мне родителей.
  - Ты ничего мне не должен, - покачал головой Северус. - Достаточно того, что вы с друзьями уже сделали для всех нас.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +32
  ПрофильЛС
  3415.12.2013 22:00
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 33.
   Магическая Британия - это небольшой мир, являющийся маленьким кусочком большого Королевства. Если взглянуть на них пристальнее, то можно увидеть много интересного. Но в первую очередь бросится в глаза различие. Маггловская Великобритания не стоит на месте в своем развитии, а вот магическая Британия, наоборот, застряла в средних веках. Причем по ритму жизни она напоминает сонное болото. В ней редко что-то происходит. Но не в последнее время. Благодаря четверке магов, совершивших практически невозможное - перенос из одного времени в другое на постоянной основе - волшебный мир Британии медленно, но верно стал приближаться по ритму жизни в своему не магическому соседу. Или, наверное, правильнее будет сказать к своей матери-родине, которая и дала волшебникам территорию, где они могут жить отдельно от не обладающих магией людей.
   Итак, начиная с лета прошлого года сонное болото подверглось встряске. И виноваты в этом были четверо представителей древнейших магических родов. Кто знает, к чему бы привело знание магов о том, что все происходящее спланировано, а не происходит спонтанно. Наверное, к лучшему, что об этом знает лишь узкий круг самых близких людей, иначе могло бы произойти все, что угодно. Но сейчас не об этом, а об очередной информационной бомбе. Если преподаватели Хогвартса и директор этой школы считали, что пасхальные каникулы (обозначение специально для магглорожденных) пройдут спокойно и можно будет занять своими делами, то они сильно ошибались. Ровно через три дня вышел сенсационный выпуск "Ежедневного пророка" в котором рассказывалось о чудесном излечении Френка и Алисы Лонгботтом. Помимо этого молодая акула прытко пишущего пера, которая уже более полугода с истинно садистским подходом топталась по репутации "великого и светлого" Альбуса Дамблдора, вновь прошлась по нему, а заодно отвесила и пару пинков колдомедикам из Святого Мунго. Ах, что это была за статья. Беллатрикс Блэк, она же мадам Ранж в упоении закатывала глаза, а ее "любимый" герой, без которого практически не обходилась ни одна статья, вышедшая из-под пера этой дамы, основательно проредил свою бороду, читая выпуск самой известной газеты магической Британии. Шумиха после этой статьи поднялась знатная. Все репортеры из других волшебных, британских газет собрались у мощной ограды, которая защищала родовое гнездо Лонгботтомов и разбили временный лагерь, надеясь получить интервью. Но увы и ах, они остались с носом, так как интересующие их личности с большим комфортом устроились в доме Блэков и покидать его пока не собирались. Тем более, что у них была кое-какая информация, способная хорошо испачкать итак уже не идеально чистую репутацию победителя Гриндевальда и кавалера Ордена Мерлина первой степени. А еще у них к нему были очень серьезные претензии. Ну, не понравилась выздоровевшей чете, уготованная их единственному сыну судьба. А оттого они рьяно взялись за планирование персонального черного дня для Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора. Пока Блэки, Люциус и старшие Лонгботтомы обсуждали, как бы преподнести грешки директора Хогвартса общественности и с чего собственно нужно начинать, остальные собрались в отдельную группку и обсуждали свой последний шаг в отношении Волдеморта. А шаг был простой - убить и его, и Нагини. Сложность состояла в том, что сделать это нужно было до окончания этих каникул, так как Риддл начал что-то подозревать, а во-вторых, меч Гриффиндора хранился в кабинете Дамблдора. Невилл настаивал на том, чтобы убить ползучую тварь именно им, так как один раз меч уже зарекомендовал себя, как лучшее оружие против Нагини, фаршированной куском души Волдеморта.
  * * * * *
   Огонь в камине полыхнул зеленым светом и на самоочищающийся коврик шагнул профессор зельеварения Северус Снейп, держа в руке объёмный сверток. Следом за ним появился Аластор Хмури, подмышкой которого устроилась красно-желтая птица.
  - О-па, на ужин будет курочка, - ухмыльнулся Рон.
   В ответ на его слова раздался пронзительный крик феникса, который еще сильнее забился в невидимых путах и извернувшись, клюнул своего пленителя в палец.
  - Мордредова курица! - завопил Хмури-Крауч и швырнул рыжику феникса. - Можешь зажарить, я с удовольствием откушаю мясца этой пакости.
  - А на кой Мерлин, ты Фоукса сюда приволок? - удивленно взглянул на рассерженного мужчину Гарри.
  - Эта тварь, оказывается, добровольно служит Дамблдору, - рыкнул тот и сев в кресло, принялся отстёгивать с ноги протез.
  - Как ты узнал? - поинтересовался Невилл.
  - Ага. И чем связал? Он не сможет улететь? - добавил парочку своих вопросов Драко.
  - Фениксов можно читать лигелименцией. Птичка - символ Света, оказалась не такой уж и светлой. Этого гаденыша бы в фамильяры Волдеморту, ох и быстро бы магическому миру пришел конец. А связал я его воздушными цепями. Огонь ему не поможет. В-общем, делайте с ним что хотите, но уйти не дайте. Тут же настучит Дамблдору, - объяснил мужчина и скривился.
   Оборотное зелье прекратило своё действие и спустя полминуты в кресле уже сидел Барти Крауч младший.
  - Да-а-а, весело живем. Символ Света и по клюв во Тьме, - протянул Драко, покачивая головой.
  - Не во Тьме, друг мой, а в дерьме, - хлопнул блондина по плечу Невилл. - Сама по себе Тьма не есть зло. А вот то, что творит Дамблдор и его шавки, называется очень вонючим...
  - Ладно-ладно, я тебя понял, - замахал руками Драко, - можешь не продолжать. Итак, вопрос. Что будем делать с птичкой.
   Птичка заверещала, но как-то негромко и... вяло? Парни оглянулись. Оказывается символу Света было не очень хорошо. Рон держал феникса вверх ногами и легонько раскачивал, видимо проверял вестибулярный аппарат на прочность. И эта самая прочность была не сказать, чтобы высокая. Фоукс пребывал в полуобморочном состоянии и все норовил закатить глаза. Интересно, птицы умеют терять сознания. Пруэтту это было неинтересно, куда как веселее, когда враг не выпадает из реальности посредством банальной отключки. Как только Фоукс начинал закатывать черные глаза-бусинки, рыжик щелкал ему по клюву и резко встряхивал.
  - Не жалко птичку? - с ухмылкой спросил Гарри.
  - Жалко у пчелки в попке, а моя анимагическая форма далека от этого вида, - хмыкнул Рон и вновь сильно тряхнул феникса.
  - Ладно, разговоры - это хорошо. Но делать что-то надо, - сказал Драко.
  - Убьем его и все, - пожал плечами Невилл.
  - И как? Он же возродится. Тут, наверное, нужно нечто особенное, - с сомнением в голосе произнес Рон.
  - Ничего особенного делать не надо. Во время самовозгорания просто полить водой, - напомнил всем о себе Снейп.
  - И кто будет его доводить до самовозгорания? - спросил Гарри.
  - Кто-кто, мисс Блэк. Она кого хочешь доведёт до ручки, - хмыкнул Северус.
  - А ведь и верно, - хохотнул Гарри. - Кричер!
   Раздался хлопок и перед Поттером появился домовой эльф.
  - Чего желает великий маг крестник Хозяина? - проскрипел эльф, почтительно кланяясь.
  - Передай мисс Беллатрикс этот презент, - Гарри указал на Фоукса, - только смотри, чтобы он не освободился. Нужно, чтобы феникс начал сгорание, а на середине процесса полить его водой.
  - Кричер все передаст госпоже, - проскрипел домовик, вновь кланяясь.
   Щелкнув пальцами, Кричер исчез вместе с фениксом.
  - Профессор, а где меч? - Гарри повернулся к зельевару.
  - Тебе ли не знать? - Снейп выгнул бровь и развернул сверток, который держал в руках.
   Это оказалась Распределяющая Шляпа.
  - Э-э-э... - Рон недоуменно воззрился на декана Слизерина.
  - Крайне красноречиво, мистер Пруэтт, - Снейп выдал свою ехидную усмешку.
   Ребятам на мгновение показалось, что он сейчас добавит свою коронную фразу: "Минус ... баллов с Гриффиндора".
  - Крестный, а все же зачем ты приволок эту тряпку? - спросил Драко, качнув головой и стряхнув с себя наваждение.
  - Меч Гриффиндора, Драко, в витрине не настоящий. Там подделка, истинный же находится в Хогвартском хранилище. А Шляпа - это специальный портал, через который можно взять из него любую вещь, которая там находится.
  - А доступ к этому хранилищу имеет лишь Дамблдор, как директор? Верно? - задал вопрос Невилл.
  - Верно, - кивнул Снейп. - И, предваряя ваши вопросы, сразу говорю. Гарри достал из нее меч потому, что директор наложил специальные чары с настройкой на магию определенного волшебника, то есть касание - сканирование магии - определенный предмет. А все байки про то, что меч Гриффиндора якобы может достать лишь истинный гриффиндорец - это очередная порция лапши на уши доверчивого ребенка.
  - Ясно, - кивнул Невилл. - Но возникает другой вопрос. Сможем ли мы достать меч без Дамблдора?
  - Сможем, - кивнул Снейп. - Защита на портале к сейфу гениальна в своей простоте. Никто, кроме действующего директора Хогвартса, не знает, что шляпа - портал. При лишении звания директора, по любой причине, маг забывает эту тайну навсегда. Следовательно, никто даже не подозревает, что именно из себя представляет шляпа.
  - А как ты узнал? - спросил Драко, в нетерпении подавшись вперед.
  - Дамблдор очень любит медовуху. Но вот беда. После нее он теряет все ориентиры. Правда пьет ее старик крайне редко и всегда наедине с собой. Мне просто однажды повезло войти к нему в такой редкий момент. К сожалению, Дамблдор успел рассказать мне лишь эту тайну, после чего моментально отрубился. И знаете, что самое интересное. Старик совершенном ничего не помнит о том, что творил после первого глотка этого напитка.
   Глаза парней моментально зажглись от восторга. Северус сам того не зная, преподнес им решение проблемы с Дамблдором на блюдечке с золотой каёмочкой. Решение, как он сам выразился гениальное в своей простоте.
  - Профессор, вы гений! - воскликнул Гарри. - С нас причитается.
  - О чем ты? - Северус не мог сообразить чем вызван такой восторг парней.
  - Потом объясню. А сейчас давайте уже достанем меч и пойдем. Неровён час кто-нибудь спустится сюда.
   Через несколько секунд меч Гриффиндора уже находился в руке Поттера, а спустя еще пять минут в гостиной не осталось никого. Лишь Распределяющая Шляпа сиротливо лежала на журнальном столике...
  * * * * *
   Шесть фигур в черных плащах появились из ниоткуда перед, казалось, заброшенным домом, стоящим на небольшом возвышении и словно в стороне от маленького, провинциального городка Литл-Хенглтон. Ничто не указывало на то, что дом обитаем. Но шестеро появившихся знали точно, что именно здесь живет тот, кто им нужен в данный момент. Вернее те, кто им нужен. Вперед вышла одна из фигур и уверенно направилась к двери, остальные пошли следом. Минута, несколько заклинаний от впереди идущего и на улице никого не осталось. Лишь тихо скрипнула дверь, неплотно прикрывшись.
   Гарри уверенно вел за собой Северуса, Гарри, Драко, Рона и Невилла. Дойдя до лестницы на второй этаж он остановился и сделал знак остальным не двигаться. Мужчина прислушался. Со второго этажа доносились голоса: детский, писклявый и взрослый, мужской, подобострастный. Также, когда голоса стихали, можно было услышать очень тихое шипение. Ребята теперь были точно уверены, все кто им нужен, находятся наверху в одной комнате. Барти достаточно громко топая, стал подниматься наверх. Остальные шли тихо-тихо, чтобы их не услышали. Оглянувшись и глубоко вздохнув, Крауч вошел в комнату, а его сопровождающие затаились за дверью.
  - Приветствую вас, мой Лорд, - раздался голос бывшего Пожирателя.
  - Почему ты явился без вызова, Барти, - послышался писклявый голосок срывающийся на шипение.
  - Мой Лорд, у меня есть для вас хорошие новости, - произнес Крауч заготовленное оправдание.
  - Говори! А ты, Хвост, поди вон.
  - Как прикажете, Милорд, - а это уже незваные гости услышали голос Петтигрю.
   Секунда, вторая и дверь распахнулась. В коридор выкатился невысокий толстячок. В следующее мгновение в бок ему врезался луч оглушающего проклятья и заклинание веревок. Крыс, не успев ничего понять, оказался пойман. Так же невербально, как и его друзья оглушили и связали Петтигрю, Невилл призвал тушку Питера и прислонил к стене.
  - Мой Лорд, - вновь раздался из-за двери голос Барти, - я...
  - Тихо, мой верный слуга. Нас подслушивают, - оборвал Крауча Волдеморт в теле страшного, краснокожего ребенка и зашипел на парселтанге. - Нагини, моя красавица, разберись с крысой. Он должен быть как раз за дверью. Я не слышал, чтобы он уходил.
   Гарри облегченно выдохнул, все складывалось идеально. Распыленное на мантию Барти зелье недоверия, подействовало на Волдеморта. Это зелье вызывало у вдыхающего его пары желание защититься от того человека, в котором изначально сомневаешься. Видимо, не смотря на все, что Петтигрю сделал для Волдеморта, тот все равно ему не доверял. А вот с Барти, удивительно, но ситуация прямо противоположная. Кстати, сам Крауч был защищен от зелья, выпив антидот.
   Из-за полуоткрытой двери в коридор выползла Нагини. Пятеро магов затаили дыхание. Мгновение и змея поворачивается к ним. Еще секунда и она бросается на чужаков... и напарывается на меч Гриффиндора, который Невилл выхватил из-за пояса. Голова Нагини оказалась пробита насквозь, а из-за двери послышался болезненный крик и довольный голос Барти:
  - Я принес хорошую новость. Гарри Поттер за этой дверью.
   Пятеро магов не спеша вошли в комнату и окружили кресло, в котором скрючившись от боли, лежал страшный ребенок. Шесть волшебных палочек одновременно взметнулись вверх. Шесть смертельных лучей сорвались с их кончиков почти синхронно. Даже при свете дня проходящая мимо дома парочка увидела, как окна и проем незакрытой до конца двери осветились зеленым светом.
   Забрав пепел, в который превратилось неполноценное тело Волдеморта, мертвую тушу Нагини и бессознательного Петтигрю, маги аппарировали к дому Блэков. В гостиной их уже встречали взволнованные обитатели дома.
  - Где вы были? - кинулся к вошедшим Сириус, взглядом ощупывая крестника на наличие повреждений.
  - Не бушуй, Блэк, - абсолютно довольным голосом произнес Снейп. - Мы ходили Волдеморта убивать.
  - И? - вскочила с кресла Белла, ударяя при этом тушкой полуживого Фоукса об угол журнального столика.
  - Волдеморт мертв. Окончательно и бесповоротно, - провозгласил Драко и потряс мешочком, в котором находился прах Темного Лорда.
  - Кстати, крестный, мы тут тебе подарочек захватили, - усмехнулся Гарри совершенно обалдевшему от подобной новости Сириусу и указал на Петтигрю, уже пришедшего в себя.
   Питер от стены, где его бросил Гарри, затравленно смотрел на своего бывшего друга. Понимание того, что жить ему осталось совсем недолго и остаток времени не пройдет для него безболезненно, заставляло волшебника с еще большим усердием забиться в веревках.
  - Крыса-Питер, - на лице лорда Блэка расплылась улыбка бывалого маньяка, - ну вот мы и встретились, мой дорогой, неверный друг...
  Отредактировано Ledy Siren (15.12.2013 22:02)
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +26
  ПрофильЛС
  3524.12.2013 20:23
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 34.
   Черноволосый юноша и белокурая девушка неспешно шли по берегу Черного озера. Хрупкая ладошка блондинки покоилась в крепкой руке парня. Наблюдающая за ними рыжеволосая ведьма, сидевшая за огромным валуном и скрывавшаяся под плащом-невидимкой, данным ей директором школы, выжидала удобный момент для нападения. Девушка собиралась нейтрализовать свою соперницу в борьбе за право стать миссис Поттер, вернее теперь уже леди Поттер-Эванс.
   С начала этого года Джинни Уизли видела, что весь план, составленный ею и ее матерью, который одобрил сам их покровитель, летел мантикоре под хвост. Всю вину единственная дочь многочисленного, рыжеволосого семейства возложила на красивую студентку Шармбаттона - Флер Делакур. В понимании Джинни, эта наглая француженка посмела обратить на себя внимание ее, мисс Уизли, будущего супруга, а значит должна за это ответить. И главное, что за предстоящее действо Джинни ничего не будет, так как сам Дамблдор обещал ей помочь разобраться с наглой выскочкой. Хорошо, когда такой могущественный и уважаемый маг на твоей стороне. И еще лучше, когда нет тех, кто вполне способен тебе помешать. Под теми, кто может помешать, Джинни подразумевала своих братьев-близнецов. Еще в первых числах января они просто исчезли из дома, оставив записку, что уезжают учиться в другую школу. Миссис и мистер Уизли тогда были в ужасе и пытались отыскать близнецов. На помощь пришел их покровитель, но даже он не смог толком помочь, узнал лишь то, что Фред и Джордж каким-то образом смогли забрать свои документы из его, Альбуса Дамблдора, кабинета и послать их в одну из американских школ магии. А уж выковырять их оттуда не был способен никто. Америка - другая страна, цепко держащая в своих руках то, что в них попадает. А ее магическая часть крайне неохотно идет на контакт с Британским магическим сообществом. Какой-то давний конфликт. Поэтому старшим Уизли оставалось лишь надеяться на то, что близнецы вернуться на летние каникулы домой и тогда можно будет вновь вернуть их в Хогвартс.
   Гарри с Флер тихо шли. Рядом никого не было. Но то, что глаза не видели никого, ничего не значит, ведь это мир магии. Бок прострелило острой болью и Флер почувствовала, как что-то теплое пропитывает ее мантию. Так и есть, ее ранили режущим проклятьем. Француженка резко развернулась в ту сторону, откуда прилетел луч и выпустила несколько проклятий, но тщетно. Она не видела в кого целиться. Вновь тело пронзила боль и Флер вскрикнув, прижала ладонь к бедру. Вторая рука, в которой была зажата палочка, мгновенно взметнулась вверх и выпустила веер проклятий: оглушающее, парализующее, режущее, огненное. И вновь они улетели в пустоту. Мгновенье и на запястье правой руки появился тонкий разрез, кровь закапала на землю. В душе блондинки разгоралась ярость. Какая-то дрянь посмела играть с ней в кошки-мышки. Неужели она, пережившая проклятую войну не сможет сделать ничего сейчас. Палочка оказалась в другой руке, какое счастье, что в детстве мать упорно переучивала ее пользоваться правой рукой. От рождения Флер Делакур была левшой. Широкий взмах, резкий росчерк палочкой вниз, полукруг вверх, чуть изгиб в другую сторону, оборвать движение и выпад вперед, словно укол рапирой... Целенаправленное взрывное найдет своего адресата. Секунда и... Дикий, женский визг зазвенел в воздухе, фонтан кровавых брызг показал, где был враг. Проклятье нашло свою жертву. Нашло и убило. Рядом с земли послышался глухой стон. Флер присела и заглянула в мутные глаза любимого.
  - Гарри...
  - Флер...
  - Мадемуазель Делакур, мистер Поттер-Эванс, с вами все в порядке, - раздался позади мужской голос с довольно заметным акцентом.
   От озера к ним бежал Игорь Каркаров. Флер было совсем уже собиралась ответить, что все в порядке, как заметила, что лицо Гарри стало бледно-серого цвета, а под головой растекается темно-бордовая лужица. Да и сама она, наконец, ощутила слабость.
  - Нет,- прошептала девушка и качнувшись, стала заваливаться на бок.
   Она еще успела услышать экспрессивную речь мужчины, кажется, он ругался, упоминая чью-то мать, увидела серебристого медведя, выплывшего из палочки старшего мага. После этого свет для девушки померк.
   Игорь, увидев, что Флер заваливается на бок, от души выругался на смеси русского и болгарского и вызвал своего патронуса. Передав с ним сообщение нескольким своим студентам, мужчина склонился на Поттером. Быстрый взгляд дал понять, что у юноши пробита голова, видимо неудачно упал, ударившись о какой-то камешек. Бросив диагностические чары, Каркаров убедился, что других повреждений нет. Такие же чары он бросил и на бессознательную француженку. Только раны от режущего, но весьма глубокие и приличная кровопотеря. Наколдовав тугую повязку на запястье девушки, Игорь достал свой платок и осторожно приподняв голову Гарри, приложил его к ране на затылке. Слабенькие приклеивающие чары и кусок материи закрыл рану.
  - Господин директор, - Крам позвал Каркарова, давая понять, что он и еще двое парней пришли на его зов.
  - Виктор, - Игорь обернулся к своему любимому студенту, - отнеси мадемуазель Делакур в больничное крыло Хогвартса. Вацлав, Димитр, не пропускайте туда никого, кроме тех, кто придет от моего имени.
   Отдав приказ и получив согласные кивки, Игорь поднял Гарри на руке и поспешил к замку. Впереди уже быстро шагал Виктор с девушкой на руках.
  * * * * *
   Скандал разразился жуткий. В Хогвартс были вызваны авроры. Гарри и Флер пришлось давать показания под сывороткой правды, правда в присутствии Блэка и Малфоя, поэтому лишних вопросов никто не задавал, только по делу. Может быть все и списали бы на несчастный случай, как это любит делать Дамблдор, но мисс Уизли оказалась глупа. Со своего первого курса она взяла привычку записывать все в дневник. Выяснилось, что Джинни Уизли намеренно напала на Флер Делакур, что она хотела убить девушку, а пока Гарри Поттер был без сознания, напоить его амортенцией. Помимо этого в дневнике было много чего еще интересного, благодаря чему Дамблдора экстренно отстранили от поста директора, правда позволили ему остаться в школе до суда, но при этом взяли непреложный обет, который должен был оградить студентов от какого-либо влияния на них, теперь уже бывшего директора. Молли и Артуру Уизли повезло куда как меньше. Их забрали прямо из Норы и поместили в камеру предварительного заключения при аврорате. В тот же вечер Рон, по просьбе которого в Большом зале присутствовали авроры и мадам Ранж, как представитель прессы, прилюдно отрекся от фамилии Уизли и сообщил о том, каким образом погибли его настоящие родители и как он стал сыном рыжей четы.
   На следующее утро магическую Британию трясло, как в лихорадке. Не каждый день узнаешь, какими подлыми тварями могут быть люди, которых считают достойными. На этой волне известие о том, что третье задание турнира будет состоять лишь из одной части, прошло практически незаметно. А еще через день газеты взорвались новыми статьями, что найдено тело Питера Петтигрю, которого сам Дамблдор почти полтора десятка лет назад назвал героем войны и посмертно наградил Орденом Мерлина. Встряска для простых обывателей вышла знатная и невольно они стали задумываться о том, каково же истинное лицо тех, кого они раньше уважали. Гадали о том, сколько правды и лжи в газетных статьях. Размышляли о том, что же будет, когда казалось незыблемые истины окончательно обретут второе, настоящее лицо.
   Хогвартс... Да-а-а, пожалуй, впервые за все годы своего существования он наблюдал в своих стенах подобное. Странные дела творились в последнее время, множество судеб было поломано бывшим директором, третья смерть произошла за текущий год. Студенты волновались, преподаватели ругались... Что же еще произойдет в этом году? И как скоро все закончится?
   Ученики все чаще и чаще произносили - мысленно и вслух - вопрос: "Когда же все станет спокойно, так как было раньше?" Даже такие, казалось бы, неутомимые подростки, вечно жаждущие решительных действий и потрясающих событий, устали. Этот год был для них сложным и страшным. Хотелось отдохнуть. Но в воздухе буквально витало ощущения чего-то грандиозного. И каждый надеялся на то, что это станет последним событием, после которого наконец можно будет жить спокойно, не гадая, что еще ждет впереди.
  * * * * *
   Драко тихо подошел к креслу, в котором сидела Дафна. Девушка читала журнал и не обращала внимания ни на что. Взмахнув палочкой, Малфой наколдовал белую розу и плавно опустил ее на колени Гринграсс. На губах слизеринки заиграла легкая улыбка.
  - Спасибо, Драко.
  - Красивый цветок для красивой леди, - произнес парень и обойдя кресло, чуть поклонился. - Дафна, у меня к тебе вопрос.
  - Какой?
  - Ты будешь сегодня болеть за нас?
  - Конечно, - Гринграсс утвердительно кивнула. - А почему ты спрашиваешь?
  - Просто так, - пожал плечами блондин.
  - Волнуешься? - вновь задала вопрос девушка.
  - Нет, - Малфой покачал головой.
  - А я - да, - на щеках Дафны появился легкий румянец.
  - Не стоит. Мы победим.
  - Ты так уверено об этом говоришь, - Гринграсс чуть свела брови к переносице. - Ты знаешь точно, что там будет?
   Слизеринец несколько секунд помолчал, после чего ответил.
  - Скорее да, чем нет. Кстати, держитесь с девочками сегодня как можно дальше от Дамблдора. На нем хоть и обет, но тварь эта слишком скользкая.
  - Почему?
  - Что почему?
  - Почему ты говоришь держаться от него сегодня подальше?
  - Сегодня предфинальная стадия.
  - Стадия чего?
  - Скоро узнаешь.
   Драко вышел из гостиной Слизерина и направился в Выручай-комнату, где должны были собраться остальные друзья. Свое дело он сделал, девчонок предупредил. Дафна может и не захочет его послушаться, но когда Миллисент узнает о его предупреждении, то обязательно сделает все правильно. Она умная девочка.
  * * * * *
   Когда Малфой вышел из гостиной, к Дафне подошла ее сестра.
  - Драко что-то задумал?
  - Скорее они вчетвером что-то планируют, - продолжая хмуриться, ответила та Астории. - Знаешь, он говорит так... по-взрослому. Меня это немного волнует.
  - Они все такие. Даже Рон, - пожаловалась младшая Гринграсс. - Раньше он был другим.
  - У них есть какая-то тайна. Интересно было бы узнать ее...
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +31
  ПрофильЛС
  3610.01.2014 11:17
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Глава 35.
   Три команды замерли перед растительной стеной. Совсем скоро чемпионов начнут запускать в лабиринт, и в ту же секунду начнется еще одно действо. Комментатор, которым являлся Людо Бэгмен, рассказывал для зрителей и участников правила последнего, финального тура турнира, а четверка молодых магов, отсчитывали секунды до начала финального этапа всего их плана. Драко нашел взглядом сестер Гринграсс и Миллисенту. Бутлстроуд сидела между ними и безмятежно смотрела вперед. Малфой облегченно вздохнул: слизеринка верно поняла переданные ей Дафной слова и увела девчонок подальше от судейской ложи, выбрав себе и им место с самого края слизеринского сектора, возле прохода. Гарри же смотрел совсем в другую сторону. У кого-то, кроме него самого и его друзей, могло вызвать недоумение, а почему, собственно, Министр Магии - Корнелиус Фадж - сидит рядом с Дамблдором. Вообще, из-за предъявленных старику обвинений, он не должен был быть членом жюри. Но... Именно Министр дал ему такую привилегию. Ведь главный герой драмы должен быть у всех на виду.
  - Только бы все получилось, - едва слышно прошептал Рон за спиной друга.
  - Все получится, - уверенно ответил Гарри.
  - От нас уже ничего не зависит. Во всяком случае, сейчас. Так что, наш дорогой рыжий друг, перестань волноваться. Меня это нервирует и вызывает желание кого-нибудь покусать, - насмешливо произнес Невилл.
  - Только не меня, - тут же открестился от подобной перспективы Драко.
  - Блондины не в моем вкусе, - фыркнул Лонгботтом.
  - Ему больше нравятся брюнетки с более округлыми формами, чем у некоторых, - хмыкнул Поттер.
  - Хорошего человека должно быть много, - пихнул друга Невилл.
  - Спешу тебя разочаровать, совсем скоро твоего хорошего человека станет вполовину меньше, - пропел Драко.
  - Заткнись, а-то тебя первого укушу.
  - Я не вкусный, господин людоед, не трогайте меня, - детским голоском пропищал Малфой.
  - А ну заткнитесь все, иначе я сам вас покусаю, - не выдержал Пруэтт.
  - И будем мы тогда рыжие в крапинку, - заржал Гарри и тут же став серьезным, приказал. - Все, шутки в стороны. Через минуту заходим.
   Парни тут же стерли улыбки с лиц и внутренне собрались. Кто его знает, что могут по просьбе старого козла подсунуть им во время задания. Наложенный на него обет не был идеальным и давал достаточное пространство для полета фантазии и действий через чужие руки. А этих самых чужих рук у старика всегда было в достатке. Прозвучал сигнал, и живая стена из кустов раздвинулась, образуя проход. Первыми вошли "тигры", через минуту наступит очередь "медведей", а еще через тридцать секунд и "саламандр". Едва парни вошли в лабиринт, как проход мгновенно зарос.
  - Пусть прибудет с нами удача, - прошептал Гарри и, засветив беспалочковый люмос, представляющий собой шарик света, отправил его вперед.
   Друзья поддержали своего лидера в просьбе и принялись настороженно оглядываться по сторонам. Из-за особых чар, наложенных на кусты, создавалось ощущение, что время уже вечернее, хотя на самом деле было чуть больше часа дня. Шарик света летел вперед, разгоняя полумрак и освещая путь для чемпионов. Маги медленно продвигались вперед, держа палочки в боевой готовности, чтобы при первом же намеке на опасность, ударить по ней и уничтожить на корню. Первые футов триста все было тихо, но за новым поворотом их ожидала ловушка. Гарри помнил о ней, но в прошлый раз она по счету была второй. Остановившись в двух шагах от тумана, Поттер начал диагностику. По всем показателям выходило, что она не несет вреда. Но вот изменение порядка несколько настораживало.
  - Ну что? - спросил Рон.
  - Вроде чисто, - чуть напряженно ответил Гарри.
  - Вроде или чисто? - дотошно уточнил Малфой.
  - В том-то и дело, что первое, - Поттер напряженно вглядывался в видимые только ему результаты проверки.
  - Как было ТОГДА? - спросил Невилл.
  - Вторая по счету, - ответил зеленоглазый маг.
  - Ну, условия-то тоже несколько не те, - неуверенно сказал Пруэтт.
  - Давайте проверим, - предложил Драко.
  - Как? - спросил Невилл.
  - Ну, запустим туда кого-нибудь, - пожал плечами блондин, но договорить не успел.
  - Слишком рискованно.
  - Для человека - да. Но, если бы ты, Гарри, дослушал меня, то понял, что предлагаю использовать животное.
  - И где мы его тут возьмем? - со скепсисом спросил Рон.
  - Пруэтт, это мне только кажется или ты и правда тупеешь? - раздраженно фыркнул блондин. - Мы маги или кто?
  - Предлагаешь трансфигурацию? - догадался Невилл.
  - Ну, слава Мерлину, хоть у кого-то мозги заработали. Естественно, да. Именно трансфигурацию.
   Через полминуты Малфой уже держал в руках большую жабу. Еще через минуту, выбрав желаемую траекторию, Драко запустил земноводное в туман с помощью легких, отталкивающих чар. Мгновение и туман взорвался.
  - Проклятый ублюдок! - заорал Пруэтт, имея в виду Дамблдора.
  - Не переживай, Рон. Жаба пала смертью храбрых ради нашего благополучия. Мы о ней не забудем, - иронично протянул Малфой.
  - Да я не про...
  - Мы поняли, Рон, - похлопал его по плечу Гарри. - Но давай пока без имен.
   Ловушка с туманом исчезла, словно ее никогда и не существовало. Парни осторожно двинулись вперед. Минут через десять путь им преградил гигантский соплохвост, а откуда-то сбоку послышался отчаянный женский крик.
  - Мордредовы яйца, - зашипел Гарри, - Рон, Невилл, помогите девчонкам! Драко, не стой столбом. Бей в землю, надо его перевернуть!
   Пруэтт и Лонгботтом помчались на крик, а Поттер и Малфой принялись взрывать землю в непосредственной близости от огромной твари.
  - Так ничего не выйдет! - крикнул блондин, прячась за поворотом.
   В то место, где он только что стоял, ударила струя пламени. Соплохвост попался на редкость прыгучий, чего за хагридовскими особями не водилось, а значит с этой тварью хорошо поработали.
  - Уже понял, - рухнув на землю, проорал Гарри и по-пластунски пополз к кустам, совершенно забыв, что сделали эти милые растения с Флер на ТОМ турнире.
   Это стало его ошибкой. Побеги, вырвавшиеся из земли, тут же стали оплетать мага. Драко было бросился ему на помощь, но на его пути встал соплохвост. Оба боролись со своими врагами. Но оба не совсем удачно. Наконец, Гарри дошел до точки кипения и шарахнул по кустам ледяным огнем - одним из высших заклинаний серой магии. Так заклинание называется из-за того, что огонь, вылетающий небольшими сгустками из палочки, имеет насыщено-синий цвет, а контур бледно-голубой. Он не обжигает, а замораживает до такого состояния, словно предмет обработали охлажденным азотом. Стоит только стукнуть по такому предмету, и он разлетится на осколки. Значительный участок стены лабиринта превратился в ледяное крошево, когда Гарри ударил по нему слабым взрывным заклятьем. Драко, понимая, что не справится с тварью школьным арсеналом, решил также использовать ледяной огонь. Взрывное докончило его дело.
  - Как хорошо, что сегодня кое-что закончится, иначе за эти заклинания мы могли бы оказаться перед полным составом Визенгамота, - едва отдышавшись, произнес Малфой.
  - Да, хорошо, - кивнул Поттер, отряхиваясь от земли и осколков кустов. - Что-то парни долго.
  - Пойдем к ним? - Драко вопросительно изогнул бровь и, получив утвердительный кивок, бросил поисковые чары, ориентируемые на Лонгботтома.
   Тонкий, красный лучик вылетел из палочки и указал вправо. Парни направились за ним. Через пару минут интенсивного шага они встретились с друзьями. Рон, отчаянно матерясь, практически тащил на себе Невилла.
  - Что случилось? - Гарри первый подбежал к ним.
  - Бл... мантикора, случилась, - прорычал Пруэтт, останавливаясь.
  - Там не было девчонок. Это выла птица, забыл, как она называется. Ну, она еще умеет иммитировать любые звуки. А потом появилась мантикора. В-общем, она меня хорошо помяла до того, как Рон ее завалил, - сокрушенно покачав головой, объяснил Невилл.
  - Ясно. Еще одна ловушка, - протянул Драко. - Сам идти не можешь?
  - Нет, - Лонгботтом отрицательно мотнул головой и поморщился.
  - Что именно болит? - спросил Малфой, деловито размахивая палочкой над другом.
  - Нога, кажется, подвернул. Ребра и голова, - ответил тот.
  - Ну что ж, мой друг, поздравляю. У тебя действительно вывих, сильный ушиб трех нижних ребер и небольшое сотрясение. Ногу вправим, ребра сможем, а вот голову лечить будем потом.
   Невилл кивнул и тут же заорал. Пока Драко отвлекал его озвучиванием диагноза, Гарри вправил ему лодыжку.
  - Изверги, - простонал Лонгботтом, но покорно приподнял ногу и руки, позволяя Поттеру и Малфою полечить его и перебинтовать.
  - Мерлин, как же хорошо, что ты, Драко, такой параноик и таскаешь с собой кучу вещей, - произнес Рон, поддерживая друга за плечи, чтобы он не упал, потеряв равновесие.
  - Странно, что вы этого не набрались у крестного, - фыркнул Драко.
  - Ну, почему же, - хмыкнул Гарри, скрепляя концы бинта магией, - у меня тоже кое-что с собой есть. В конце-концов, Снейп и наш в некотором смысле крестный, благодаря ритуалу побратимов.
  - Вы только ему этого не скажите, - пошутил Рон, - а то у него инфаркт случится.
  - Мы-то не скажем, но интересно, он сам когда-нибудь догадается? - спросил Невилл, пробуя наступить на пострадавшую ногу. - Спасибо, Гарри, Драко.
  - Не за что. Давайте уже пойдем, итак много времени потеряли, - Поттер хлопнул друга по плечу и пошел в том направлении, откуда они с Драко появились.
  Последним препятствием для них стал сфинкс. Милая киска загадала загадку и при правильном ответе сверкнула острыми когтями. Четыре палочки быстро уговорили магическое создание стать мягкой и пушистой домашней кошечкой. Спустя пару минут после этого парни оказались перед постаментом, на котором посверкивал кубок победителя.
  - Ну, что? Дождемся остальных? - предложил Гарри.
  - К Мордреду все, хочу быстрее увидеть, что там творит старикашка, - мотнул головой Драко.
   Невилл и Рон поддержали его в этом. Гарри кивнул. Хотят, значит, пусть смотрят. Быстрые чары на кубок и о чудо! Он оказался почти абсолютно чист. Без всяких смертоносных подарков, лишь чары портала. Проверив заданные координаты, хмыкнув, и перенастроив его на нужные им, Гарри сделал друзьям отмашку, что можно браться. Секунда и четверо магов исчезли из лабиринта, чтобы тут же оказаться перед судейской ложей. А там творилось нечто невообразимое.
   Команды французов и болгаров почему-то в полном составе присутствовали здесь, а не в лабиринте. "Медведи" держали оборону вокруг Каркарова, который валялся на земле, в пропитанной кровью мантии, а над ним суетились Помфри и Снейп. "Саламандры" стояли вокруг своей директрисы, которая тоже была ранена, но уверенно направляла палочку на Макгонагалл, связанную веревками и отчаянно ругающуюся на смеси кошачьих воплей и шотландского наречия. Взвод авроров держал на прицеле Дамблдора, который в свою очередь приставил палочку к горлу Фаджа и намерения старика были явно не мирными. Флитвик, Спраут и почти все оставшиеся преподаватели валялись на земле в отключке. Перед слегка обалдевшими парнями возникли Барти-Аластор, Сириус, чета Малфоев, Беллатрикс, пока еще в облике журналистки и трое Лонгботтомов. Они живой стеной закрыли парней, ощитинившись волшебными палочками в сторону Шеклболта, Тонкс, Люпина и еще пятерых членов Ордена Феникса.
  - Мальчики мои, а теперь расскажите нам, где вы были, - обратился к "тиграм" Дамблдор.
   В слащавом голосе Дамблдора открыто звучали безумные нотки.
  - В лабиринте, - холодно ответил Гарри, просачиваясь между Сириусом и Люциусом.
   Парень встал так, чтобы закрыть собой крестного. Зеленые глаза цепко следили за палочкой старика, которую тот держал у горла "Министра". Таким же образом вперед вышли и остальные парни, теперь уже они живой стеной закрывали своих взрослых.
  - Испытание закончилось больше часа назад, мои дорогие мальчики, - покачал головой старик. - Нехорошо обманывать взрослых.
  - Нехорошо угрожать первому лицу магической Британии, - рыкнул Рон и вскинул палочку.
  Поза рыжего парня показывала, что он готов пустить ее в ход.
  - Ай-яй-яй, мистер Уизли, не стоит угрожать мне. Мистер Малфой явно плохо влияет на вас, - старик безумно заулыбался. - Ну, ничего, я это скоро исправлю.
  - Всегда считал, что чрезмерное потребление сладкого притупляет даже самый острый ум. Вы безумны, Дамблдор. Отпустите Министра по-хорошему, - теперь уже и палочка Поттера была направлена на старика.
  - Ты угрожаешь мне, мой мальчик?
  - Только предупреждаю, - покачал Гарри головой, - пока предупреждаю.
  - Предупреждаешь? Что тебе пообещал Том?
  - Не знаю никаких Томов.
  - Ну, как же. Том Риддл, он же Волдеморт. Помнишь, на втором курсе ты уничтожил его дневник.
  - Ах, этот Том. Вы правильно сказали, он уничтожен. Не понимаю, почему вы сейчас о нем вспомнили.
  - Гарри, Гарри, как жаль, что ты свернул на плохую дорожку. Вот оно тлетворное влияние твоего друга-слизеринца. Раньше, мальчик мой, ты никогда мне не врал. Почему ты не расскажешь всем о том, что Темный Лорд возродился?
  - Дамблдор, вы явно не в своем уме. Волдеморт мертв. Он умер окончательно в конце моего второго курса, когда я уничтожил якорь его души.
  - Ложь. Ты был на его возрождении! - заорал бывший директор Хогвартса.
  - Мы были в лабиринте. Вот кубок. Мы, кстати, выиграли, - Гарри выкинул, вперед, кубок и резко кивнул Рону.
   Тот мгновенно ударил по кубку отталкивающим проклятьем, и он полетел в сторону Дамблдора. Альбус тут же направил на летящий в него предмет свою палочку, чем и воспользовались авроры. Министра быстро выдернули из захвата старика и окружили. Заклятье из палочки Дамблдора расплавило кубок, а сам он упал, сраженный слаженным залпом оглушающих проклятий, посланных служителями правопорядка. Секунду спустя сдались и "орденцы", не сумев отразить атаки со стороны защитников ребят.
  * * * * *
   На следующее утро редакция "Ежедневного пророка" работала не покладая рук, допечатывая еще партию газет, так как первой не хватило. Первая страница главной газеты страны пестрела шокирующими заголовками и колдографиями. У магов волосы вставали дыбом, когда они читали статьи о том, что творил великий, светлый маг, и какая опасность угрожала их детям. Так же в прессе появилась статья с интервью Фаджа. Министр заявлял о том, что подает в отставку, но перед этим будет проведена проверка Азкабана, так как поступили сведения, что в нем содержатся невиновные маги, отправленные туда из-за необъяснимых соображений бывшего главы Визенгамота.
  Прошлое подобно разбитому зеркалу.
  Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
  +27
  ПрофильЛС
  3710.01.2014 19:54
  Ledy Siren
  Принцесса страданий
  Ledy Siren
  Должность: АВТОР Слизеринского Форума!
  Сообщений: 106
  Уважение: + +1709
  Позитив: +7
  Пол: Женский
  Агент: kseniyalevicheva@mail.ru
  Провел на форуме:
  14 дней 1 час
  Зарегистрирован: 26.06.2011
  Последний визит:
  Сегодня 11:51
  Эпилог.
   Время шло. Многое менялось. Магический мир обратился к своим истокам. Спустя восемь лет после победы над врагами в Поттер-мэноре давался первый за последние четверть века бал. Хозяйка мэнора - прекрасная француженка - сияя улыбкой, встречала гостей. Рядом стоял ее супруг и вымученно улыбался. Не так уж и много магов удостоилось при своем появлении его искренней улыбки.
   Приветствуя очередную пару гостей, хозяин мэнора был далек от них в своих мыслях. Девять лет прошло с тех пор, как он начал свою жизнь во второй раз и восемь лет прошло с момента, когда враги - его самого и его друзей - получили по заслугам. Много сил было вложено четверкой молодых магов в то, чтобы магический мир стал таким, каким завещали ему быть первые маги. В этом нелегком деле ему и друзьям помогали самые близкие и родные люди: Блэки, Малфои, Лонгботтомы, Краучи, Делакуры, Гринграссы и Бутлстроуды. Не все из них были посвящены в правду жизни четверых волшебников и одной ведьмы, благодаря которым магический мир не канул в Лету и был избавлен от сумасшедшего лидера, считающего свое мнение и свои действия единственно правильными. Но не смотря ни на что, именно эти семьи, во главе со своими юными лидерами стали теми столпами, на которые сейчас опирается вся магическая Британия.
   После того рокового для многих дня - дня последнего тура турнира - мир начал меняться. Азкабан прошерстили от и до, судебные дела пересмотрели, какие-то законы отменили, какие-то возродили. Многие чиновники лишились своих мест, кто-то из них отправился на определенное новым судейским составом время в тюрьму, другие заплатили огромные штрафы. Медленно, но верно власть перешла в руки чистокровных. Главную роль в этом сыграл Регулус Блэк. Чтобы легализовать возвращение потомка древнего рода в магический мир, парни разыграли карту, что не все неугодные Дамблдору маги погибали, они были просто брошены в Азкабан. Сложные чары и некоторые зелья придали младшему Блэку изможденный вид и во время проверки тюрьмы он был "обнаружен", после чего признан жертвой деяний бывшего Главы Визенгамота. А спустя год Регулуса избрали Министром Магии. Деяния Фаджа не стали достоянием общественности. Сразу после объявления об отставке, он якобы исчез из страны. На самом деле в темницах Малфой-мэнора ему предложили выбор: лишение магии и стирание памяти или яд. Фадж выбрал первое. После этого ничего не соображающего мужчину нашла дежурный врач на ступенях больницы. Дальнейшая судьба бывшего Министра никого из магов не интересовала.
   Второму узнику темниц старинного мэнора - Барти Краучу-старшему - даже не предлагали выбора. Маг сотворил слишком много зла и покалечил судьбы десятков волшебников, одним из которых был его родной сын. Люциус, взявший на себя роль его палача, лично принес Краучу-старшему сок, в котором было несколько капель яда. Тело мертвого мага сожгли, а пепел развеяли. Барти не пожелал, чтобы отец-изверг лежал в родовом склепе, куда перенесли с кладбища при Азкабане останки его матери.
   Действия Дамблдора на последнем испытании турнира могли стать поводом для разрыва всех отношении Болгарии и Франции с Британией. Этого не допустил экстренно собранный совет лордов, который и управлял страной до избрания Регулуса Блэка Министром Магии. Они с трудом уговорили Министров двух стран не объявлять им войну и сохранить прежние отношения. Главным их доводом было, что вся Британия не должна страдать из-за действий одного сумасшедшего мага. Также пришлось в качестве извинений предложить несколько выгодных проектов. Дело закончилось миром.
   В один из летних дней в аврорат поступил сигнал о том, что какой-то маг раскидывается в центре Лондона непростительными проклятиями. В тот день отрядом авроров был задержан Аластор Хмури, совершенно невменяемый и стремящийся убить любого, кто попадал в поле его зрения. После суда старый аврор отправился на постоянное место жительства в Святой Мунго, отдел для психических больных. Примерно в то же время состоялся суд над Минервой Макгонагалл. Женщина с момента окончания последнего испытания турнира находилась в камере предварительного заключения. Именно она напала на мадам Максим и ранила ее, посчитав угрозой Дамблдору. На суде всплыло много нелицеприятного о декане Гриффиндора, но самое главное - это то, что женщина считала все действия своего бывшего начальника абсолютно верными. Этакая фанатка Дамблдора. Ей присудили двадцать лет Азкабана.
   Шеклболт и еще несколько верных бывшему директору Хогвартса авроров вылетели с волчьим билетом из аврората и были приговорены к исправительным работам на благо Британии. Их выслали в Африку, где как раз начиналась добыча камня, который будет использоваться в строительстве новых магических объектов.
   Но, пожалуй, самым главным событием лета-осени 1995 года, после их победы над Дамблдором, Гарри считал выход книги за авторством госпожи Ранж. Книга носила название "Жизнь Альбуса Дамблдора: Мечта о крахе магов Британии". Мадам Ранж, она же мисс Беллатрикс Блэк проделала огромную работу. Многое ей рассказали ребята о прошлом старика и его действиях в будущем, которое уже не наступит никогда. Но что-то она нашла сама, причем такое, до какого не докопалась Скитер в прошлой жизни. А еще в книгу были включены истории сломанной жизни самой Беллатрикс, четы Лонгботтомов и их сына, Гарри, Лили и Джеймса Поттеров, Пруэттов и Рона, Сириуса и Регулуса Блэков и нескольких других ярких представителей магического мира, которые на данный момент либо были мертвы, либо занимали камеры в Азкабане.
   Жизнь самого Альбуса Дамблдора, после его последнего выступления на публике теперь была пресной и окрашена в бледно-желтые тона стен палаты для буйно-помешанных. Вся изюминка заключалась в том, что бывший директор Хогвартса был вполне разумен. Только в это не верил никто, как не верили больше в его честность, доброту и порядочность. Для всех Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор теперь был чистым злом. Его имя в магическом мире стало нарицательным и использовали его в самых страшных проклятьях на голову врага или самых грязных ругательствах. Самым необходимым для Дамблдора человеком стал Гарри, молодой же маг во время своих посещений палаты бывшего директора лишь смеялся в ответ на все его проклятья и с маниакальным удовольствием рассказывал, как рушится все, что старик строил долгие годы, как маги ненавидят его и плюют после произнесения имени бывшего лидера Света, как он с друзьями уничтожил репутацию всех, кто был верен старику. А еще Гарри вместе с друзьями рассказали ему, что они уже прожили один раз жизнь и вернувшись во времени знали наперед все его планы. Дамблдор тогда ликующим взглядом оглядел ребят, радовался, что смог осуществить свои планы. Но радость была недолгой. Парни заранее придумали версию своей прошлой жизни, по которой выходило, что он принял смерть от руки Волдеморта. Они так и не сказали ему никогда правду. Дразня его тем, что в ТОЙ жизни старик оказался еще большим слабаком, чем в этой и что его планы выпытали из него именно они, верные сторонники Темного Лорда.
   Ежегодно парни собирались вместе в один и тот же день. День их победы на врагом. На этот день они никогда ничего не планировали. И именно в этот день четверка молодых магов погружалась в воспоминания. Они говорили о ТОЙ своей жизни и ныряли в думосбор, просматривая кусочки из ЭТОЙ. Просмотр всегда заканчивался одним и тем же воспоминанием, которое скопировал и отдал им Люциус Малфой. Воспоминанием о том, что происходило в то время, когда они были в лабиринте.
   Регулус в тот день превосходно отыграл свою роль. Он начинил медовуху зельем безумия, предварительно сам выпив антидот и предложил Дамблдору сделать по глотку за победу Хогвартса в турнире. На фляжку, в которой был напиток, Люциус наложил особые чары из родовой магии. Распознать их было невозможно. Дамблдор согласился и выпил. Ему и в самом деле казалось, что он сделал пару глотков вина. Но это было не так. Медовуха сама по себе оказывала на организм Альбуса какое-то странное действие, а вместе с зельем безумия вообще снесло все тормоза. Он тогда внезапно вскочил со своего места, выхватил из рукава палочку и экстренным порталом выдернул "медведей" и "саламандр" из лабиринта. Мадам Максим и Каркаров возмутились этому, стали обвинять старика, что тот сделал это специально, чтобы "тигры" выиграли. Дамблдор тогда заорал, что четверка его студентов исчезли из лабиринта и сейчас присутствуют на возрождении Волдеморта. Услышав подобное, Флер тут же кинулась в бой, защищая доброе имя любимого и друзей. Дамблдор бросил в нее луч проклятья, но девушка увернулась. Завязалась дуэль, в которой директора Шармбатона и Дурмстранга выступили единым фронтом против директора Хогвартса и его заместительницы, так как Макгонагалл моментально вступила в бой, едва первое проклятье понеслось в сторону ее лидера. Пришедшие в себя от столь абсурдного развития событий авроры, попытались разнять дуэлянтов. Оценив, что перевес на их стороне, Дамблдор сделал другой ход, взяв в заложники Министра. Во время дуэли довольно сильно пострадал Каркаров от режущего проклятья старика, мадам Максим была ранена в плечо - это Макгонагалл достала ее чем-то из своего арсенала и легкими проклятиями оказались поражены остальные профессора, хотевшие остановить директоров, но поймавшие кто шальное проклятье, а кто и целенаправленное от членов Ордена Феникса, без раздумий вставших на сторону своего предводителя. А дальше Дамблдор уверял всех, что Гарри Поттер лично участвует в ритуале возрождения Волдеморта и его друзья ему в этом помогают. Ребята появились как раз на середине этой речи...
   После такого выступления Дамблдора никто не сомневался в его ненормальности. Суд прошел через два дня и старика отправили в изолированную от других больных палату для буйных. Медики, изменив своим правилам, не стали лечить его, во время проверок заявляя, что лечение бесполезно. Жизнь бывшего лидера Света превратилась в ад, а почти ежемесячные визиты четверки его молодых врагов доводили старика до бешенства, но поделать с этим он ничего не мог.
  - Нет, друг, я все понимаю. Никто из нас не любит все эти светские мероприятия, но может все-таки ты прислушаешься к голосу совести и поприветствуешь, наконец, нас? - ворвался в мысли Гарри голос Драко.
  - Ох, Малфой, прекрати шуметь. Вечно ты бухтишь больше всех. И, вообще, где мой крестник?- Гарри ухмыльнулся, глядя на яростно сверкнувшего глазами друга.
  - Здесь он, Гарри, - Дафна с мягким смешком нежно вытолкнула из-за пышной юбки своего вечернего наряда трехлетнего малыша с платинового цвета волосиками, одетого в темно-серую крошечную, парадную мантию. - Скорпиус застеснялся такого количества народа, но до этого дома все уши нам прожужжал о том, как соскучился по своему крестному отцу.
   Ребенок застенчиво взглянул на Гарри и Флер, после чего спрятал личико в складках юбки материного платья.
  - Скорпи, малыш, иди ко мне, - мягко позвал крестника Гарри и присел на корточки.
  - Поттер, не смей коверкать имя моего сына! - возмутился Драко.
  - Малфой, да будь у меня такое имя, я бы уже повес...
  - Дорогой, - сложенный веер опустился на макушку Гарри, - не вздумай заканчивать предложение. Здесь же дети.
  - Конечно, дорогая. В общем, Ваша Слизеринская бледность, ты меня понял. Скорпи, малыш, ты не хочешь пожалеть своего крестного, а то эта злая дама меня ударила, - Поттер состроил такое умильное выражение лица, что Флер и Дафна прыснули от смеха.
  - Иди, сынок, иди и тресни этого болвана еще и от меня. Ай, милая, за что!? - Драко обиженно взглянул на супругу, которая мило улыбаясь, отдавала леди Поттер веер.
  - Будешь учить МОЕГО сына плохому, возьму у твоего отца трость, - пригрозила Дафна.
   А Скорпиус тем временем устроился на руках Гарри и принялся гладить его маленькой ладошкой по голове и шептать на ухо, что сейчас он его полечит, а потом подарит крестному подарок, который сам сделал. Поттер внимательно слушал крестника, улыбаясь краешком губ. Перестав "лечить" крестного, малыш вытащил из кармашка мантии подарок. Это оказался камень на веревочке. При более внимательном рассмотрении, Гарри с удивлением понял, что ребенок сделал самый настоящий артефакт. Веревочка представляла собой сплетенные в косичку волосы единорога, магический хрусталь удерживался на ней с помощью серебряной проволоки. Этот артефакт явно был предназначен для душевного спокойствия. Малыш сделал очень ценный подарок, хоть и сам еще этого не осознавал.
   Гарри тут же повесил подарок на шею и крепко обнял крестника.
  - Спасибо.
  - Ах, какая трогательная сцена, - раздался чуть насмешливый голос Рона.
   За разглядыванием подарка Гарри и не заметил, как прибыли остальные его друзья с семьями.
  - Не зубоскаль, рыжее чудовище, - ухмыльнулся Поттер, спуская Скорпиуса с рук.
   Малыш тут же спрятался за юбку Флер и принялся оттуда рассматривать новоприбывших. Леди Поттер улыбнулась. Не зря она выбрала платье с пышной юбкой. В данный момент за ней умудрились прятаться двое мальчишек: крестник ее мужа и их с Гарри сын.
  - Малфой, я не узнаю в твоем сыне тебя. Разве носящим столь гордую фамилию пристало прятаться за дамскими юбками? - хмыкнул Невилл, протягивая руку хозяину мэнора для рукопожатия.
  - Чей бы фестрал фыркал, - протянул Драко, взглядом указывая на смущенно вцепившегося в мантию матери ребенка.
  - Оставьте детей в покое, - одернула готовых начать ссору мужчин Миллисента. - Гарри, Флер, добрый вечер.
  - Добрый, Милли, - Поттер склонился над протянутой рукой женщины, запечатлевая на тыльной стороне ладони невесомый поцелуй.
   Прежде, чем разогнуться, он потрепал по пухлой щечке наследника Лонгботтомов и задорно улыбнулся малышу. Вскоре четверо трехлетних мальчишек были отправлены в детскую, все гости прибыли и бал начался. Примерно через час Драко незаметно для всех отозвал Гарри, Невилла и Рона на балкон. На перилах уже стояли четыре фужера с шампанским.
   Мужчины несколько минут поговорили ни о чем, выкурили по сигарете и лишь тогда Драко сказал то, зачем собрал сейчас друзей, уведя их с праздника.
  - Хотите скажу вам то, что сделает сегодняшний вечер незабываемым?
  - Конечно, - ответил за всех Гарри.
  - Дамблдор мертв. Он предпринял попытку сбежать из Мунго и смог добраться до окна. Хотел выпрыгнуть, там же не так уж и высоко, всего третий этаж. Видимо рассчитывал на свою магию. Но краем больничного халата зацепился за подоконник и рухнул головой вниз, аккурат на козырек главного входа. Мне сообщили об этом за час до того, как отправиться сюда.
   Тишина, повисшая после этого известия, продержалась недолго. Спустя пять секунд ночной воздух прорезал слаженный вопль "Ура" и фужеры стукнулись друг об друга... КОНЕЦ.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"