Ежова Евгения Сергеевна: другие произведения.

Полуночный город 1. Не ведьма я!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕНО Значит, чертыхаетесь, да? Косметику по бабушкиным рецептам делаете, так? И всё это накануне первого мая? В Вальпургиеву ночь? Ой, зря, вы, девушка, в глупые сказки не верите.

   Ежова Евгения
  
   ПОЛУНОЧНЫЙ ГОРОД
  
   Брокен. Город, в котором царит вечная полночь. Город на границе времени и пространства, тайны и обыденности. Город, полный нелепостей и невозможностей. Город, в котором можно по сходной цене купить омолаживающее зелье или продать душу, получить в подарок пузырёк с радугой или найти шапку-невидимку, взять напрокат пылесос для прогулок, поймать джинна...
   В небе над Брокеном водят хороводы невиданные звёзды, заставляя астрологов в сердцах топтать свои расчёты и начинать всё с начала, спешат по делам ведьмы, а в тёмных переулках всегда можно рассчитывать на встречу с обаятельным чудовищем или всеми забытым богом.
   Брокен. Живой город, дышащий в своём собственном ритме, верный только своим законам. Город, в котором будничная реальность - сказка. Спрятанный город, неохотно открывающий свои ворота только дважды в год, когда в мир, который многим кажется настоящей реальностью, тоже приходит колдовская полночь. Когда сказка с явью перемешиваются в реторте Великого Алхимика и все, в чьей крови есть хоть капля магии, ненужная, не ощущаемая, не востребованная, тоскуют о несбыточном, не понимая, что с ними происходит. Не ведая, что это Брокен напоминает о себе заблудшим детям.
  
   История 1.
  
   Не ведьма я!!!
  
   Значит, чертыхаетесь, да? Косметику по бабушкиным рецептам делаете, так? И всё это накануне первого мая? В Вальпургиеву ночь?
   Ой, зря, вы, девушка, в глупые сказки не верите.
  
   1. Гость
  
   Незадолго до полуночи последнего дня апреля, в башне, одиноко стоящей на лысой горе, варилось зелье. Неверный свет крепко пахнущей сандалом свечи, кривоватой от долгого лежания в дальнем ящике кухонного шкафчика, порождал бесформенные тени. Тучи, весь день бродившие по небу, с наступлением темноты опустились к самой земле, укутав влажной духотой единственный заселённый дом недостроенного микрорайона. В приоткрытую форточку вползала горячая сырость ненормально жаркой весны.
   Варево, потихоньку закипающее на синеватом огоньке, вдруг забурлило, набухая пузырьками. Пенная шапка на мгновение замерла диковинным грибом и с шипением перелилась через край кастрюльки. В тот же миг, порыв ветра саданул по форточной створке, с жалобным звяканьем уткнувшейся в стену. Ветер по-хозяйски ворвался в крохотную кухоньку, любопытно шелестнул страницами старой тетради, исписанной твёрдым, угловатым почерком и... затих. Но всё-таки успел устроить пакость. Пламя свечи обрадованно взметнулось и тут же погасло, прихлопнутое тяжёлой рукой сквозняка, а из залитой сбежавшим травяным взваром конфорки резко запахло газом.
   Полина чертыхнулась, бросилась к плите и взвыла, ударившись об ножку стола. Стеклянная чашка, стоявшая на самом краешке, слетела на пол, тут же рассыпавшись мелкими осколками. Девушка замерла на полушаге и попыталась дотянуться до нужной ручки, не сходя с места. В кои веки микроскопические размеры кухоньки пошли на пользу и топтаться по битому стеклу не пришлось. Достать до плиты и нашарить кран удалось без особого труда, даже при невеликом Полином росте.
   Перекрыв, наконец, газ, девушка ещё раз помянула чёрта вместе со всеми родственниками и выудила из кармана стареньких домашних джинсов зажигалку. Но, уже почти провернув колёсико, передумала. Лучше лишнюю минутку постоять в темноте среди осколков, ожидая, пока выветрится газ, чем взлететь вместе с квартирой на воздух. Как только Полина приняла сие благое решение, в дверь забарабанили.
   - Леопольд, выходи!!!
   Полина терпеть не могла это прозвище, так же как и бесхребетного кота из мультика, но весёлую, разбитную Аньку из соседней квартиры такие мелочи нисколько не волновали.
   - Выходи, подлый трус!
   Входная дверь была настолько тонкой, что Анькин голос, казалось, звучит уже в квартире. Зная, что соседка не уймётся, Поля вздохнула и осторожно, чтоб не напороться босой ногой на останки чашки, выбралась в коридор. Распахнув дверь, Полина болезненно прищурилась. Уж очень яркой показалась шестидесятиваттная лампочка на лестничной площадке.
   - Какого чёрта?! - возмутилась Полина, чудом успев поднырнуть под кулак пухленькой пергидрольной блондинки, которым та намеревалась ещё разок стукнуть по крашеной фанере.
   - ПриветПолинкаштопоресть? - затараторила Анька, напрочь игнорируя паузы. - А чего это ты в темноте сидишь? Или спишь? А-а, опять фаза погорела! То-то Зоя Ильинична Витьку-электрика по подъезду гоняет. А чем это у тебя так странно пахнет? Чего молчишь? Есть у тебя штопор?
   Соседушка была способна молоть языком с пулемётной скоростью и Поле пришлось поднапрячься, добывая из сплошного потока рациональное зерно, заодно прислушиваясь к происходящему в подъезде. С трудом пробиваясь через непрерывное тарахтенье, откуда-то снизу и впрямь доносились голоса. Судя по бухтению Витька, скорее довольному, чем виновато-оправдывающемуся, свет должен был появиться с минуты на минуту.
   - Земля вызывает Сатурн. Поль, ну вырвись ты из нирваны!
   - А?
   - Ты мне штопор дашь, наконец?
   - Окстись, Ань, откуда у меня штопор. Я ж к тебе неделю назад именно за ним прибегала! И куда ты его, кстати, дела?
   - Сломался, дешёвка китайская. Слушай, может, пойдёшь ко мне? Чего в темнотище-то сидеть?
   - И быть третьей лишней? Уволь. Кавалер ведь бутылку притащил, не иначе.
   - Ой, Леопольд, та-акой парень! А видела бы ты розы...
   - Ну вот и возвращайся к своему замечательному, пока он не заскучал.
   Над головой у Полины вспыхнул свет, а в кухне довольно заурчал холодильник.
   - Видишь, вот всё и в порядке.
   - Ну, как хочешь.
   Блондиночка отошла к следующей двери и занесла над ней кулачок.
   - Ань, совесть поимей! Полночь на дворе.
   - Шутишь? Вот блин, время летит в хорошей компании. Саня вторжения не оценит, а его кикимора, тем более. И что теперь делать? Шампанское-то мы уже допили.
   - Чёрт, ну ты как маленькая! Запихните пробку вовнутрь.
   - А ты бы чертыхалась поменьше, - показала язык воодушевлённая идеей соседка, прежде чем скрыться в своей квартире.
   - Я не суеверная, - буркнула Полина, закрывая дверь.
   Прихватив совок и щётку с длинной ручкой, она пошла на кухню. И, щёлкнув по дороге выключателем, снова чертыхнулась, когда на мгновение вспыхнувшая лампочка с громким хлопком перегорела.
   - Да что ж за день такой! Всё к чёртовой бабушке летит и сыплется.
   Осторожно расчищая метёлкой дорогу, девушка добралась до стола, зажгла свечу и отвернулась, продолжая сметать в кучку осколки. Льющегося из коридора света было маловато, да и колеблющееся пламя темноту не особенно разгоняло, так что Полине потребовалось несколько секунд, чтобы осознать некую неправильность.
   Девушка ме-е-едленно развернулась обратно к столу и, охнув, слепо зашарила за спиной в поисках табуретки.
   - Долго тебя ещё ждать прикажешь? - недовольно оторвавшись от поедания конфеты, пробурчала неправильность, устроившая себе кресло из горки шоколадок на дне вазочки.
   Полина замерла в полуприсяде. Оно ещё и разговаривает?!
   Неправильность закинула ногу на ногу, шуршанув горкой фантиков, усеявших резной хрусталь и требовательно уставилась на Полину, ожидая ответа. И тут же вздрогнула от оглушительного визга.
   - Сдурела?! Заткнись!
   Полина заткнулась. Обессиленно упав на наконец-то найденную мебель, зажмурилась, потрясла головой и снова открыла глаза. Ущипнула себя за руку. Когда девушка начала креститься, гость захихикал:
   - Ты ж некрещёная. И неправильно всё делаешь!
   Полина положила крест справа налево.
   - Может, хватит уже дурака валять, ведьма? Сама же меня вызвала.
   - Я?!!
   Изумление и возмущение сразу выбили из девушки страх перед замаячившим на горизонте сумасшедшим домом.
   - Ты кого ведьмой обозвал?!
   - Тебя, конечно - утерев мохнатой лапкой измазанный в шоколаде пятачок, уверенно кивнул чёртик, и принялся считать, загибая крохотные пальчики. - Рыжая - раз, свечи колдовские жжёшь - два, зелье из волшебных травок на Вальпургиеву ночь варишь - три, метлу уже приготовила - четыре, ну и меня своими воплями: "Чёрт, чёрт" в пентаграмму затянула - пять.
   - Не вызывала я тебя!
   - Как это не вызывала? Я же здесь - значит, вызывала,- и с видимым удовольствием припечатал: "Ведьма".
   - Ы-ы-ы!
   Полина пару раз стукнулась головой о столешницу, но быстренько успокоилась. Фингал ей был ни к чему. Потерев занывший лоб, девушка попыталась объяснить нечистику глубину его заблуждения.
   - Свеча обыкновенная, просто ароматизированная - это раз. На плите никакое не зелье, а всего лишь основа для лосьона от веснушек по бабушкиному рецепту - два. Травы из аптеки, а ночью варю, потому что завтра выходной - три. Рыжих в мире миллионы - четыре, а я так и вовсе крашеная. И где, мать твою, ты нашёл пентаграмму?!!
   - А это, по-твоему, что? - ткнул куда-то себе под ноги чёрт.
   Поля проследила за указующим перстом, вздрогнула при виде маленьких копыт, но никакой пентаграммы под бумажным ворохом не нашла.
   - Да вот же она! - нетерпеливо щёлкнул хвостом чёртик, правильно истолковавший недоумённое молчание. Конфетные обёртки взметнулись языками пламени и медленно опустились облачком легчайшего белого пепла. Чёртик, которого тот осыпал с ног до головы, чихнул. Часть резьбы на конфетнице оранжево засветилась и девушка, наконец, увидела, что в узор и впрямь вплетена довольно большая пятиконечная звезда.
   - Ну и что? Мне вазочку на день рожденья подарили. Подумаешь, рисунок.
   - А меня не колышет, где ты её взяла. Все признаки в наличии, будем заключать договор.
   - Какой ещё договор?!
   - Ты с Луны свалилась или как? Стандартный. Мы тебе силу, ты нам душу.
   В чертей, забирающих души в ад, равно как и в ангелов, тянущих те же души в рай, Полина никогда не верила. Зато была твёрдо убеждена в здравости собственного рассудка. Мимолётная слабость при виде необычного гостя, не в счёт. С другой стороны, она была абсолютно уверена, что от коммивояжёра с такой продувной физиономией хорошего товара ждать бесполезно.
   Пока чёрт с энтузиазмом торгового агента, расхваливающего залежалый товар, рассказывал девушке о преимуществах сделки, Поля, не столько слушала, сколько рассматривала незваного, чтоб он ни болтал, гостя. И довольно быстро заметила, что как бы тот ни жестикулировал и ни подпрыгивал, а из-за границ медленно тускнеющей звезды ни разу не высунул даже кончик хвоста.
   - Так ты не можешь выйти, - обрадовалась Полина, прервав на полуслове излияния чёртика. Девушка огляделась, натянула на руку прихватку в виде рукавички, выдернула из ящика стола рулон и принялась запихивать конфетницу в оторванный от того чёрный непрозрачный мешок.
   - Ты что делаешь?! - возмутился чёрт, падая в полиэтиленовый пакет вместе с вазочкой.
   То ли чёртика взбесило хладнокровное: "Мусор выношу", то ли заточение, но от его яростного вопля Полина чуть не оглохла. Впрочем, глас из глубин мусорного мешка нисколько нечистику не помог. Горловина была уже надёжно затянута.
   На всякий случай подцепив завязки рукояткой швабры, Полина вышла из квартиры, старательно держа подпрыгивающий мешок подальше от себя. Откинув скрипнувшую крышку, девушка попыталась опустить пакет в люк мусоропровода. Не тут-то было. Чёртик разбушевался не на шутку, и ходящий ходуном мешок просто невозможно было правильно нацелить, даже держа метёлку двумя руками. Меры предосторожности играли сейчас против Полины и, помянув родственников нежеланного гостя, девушка сняла пакет с алюминиевой трубки.
   Взметнувшееся из мешка багровое пламя подпалило махровую рукавичку. Поспешно сбрасывая горящую прихватку, Поля уронила пакет на бетонный пол. Громкий, какой-то злорадный звон возвестил о кончине конфетницы и в тот же миг полиэтилен буквально взорвался. Над лестницей запорхали сотни пылающих ошмётков, а из невыносимо воняющего смесью серы и горящего пластика дыма, злобно скалясь, поднялся огромный демон.
   - Ты так, значит! - прогремел он из-под потолка, - Ну сама напросилась!
   Перепуганная Полина каким-то дальним краем сознания ещё успела удивиться, что на шум и запах не повыскакивали соседи. На большее девушку просто не хватило. Накрепко заколоченное окно подъезда вдруг само собой распахнулось. Метёлка в руке Полины дёрнулась, вызывающе растопырила искусственную щетину и, поддав девушке под зад, взлетела вместе с ней. Автоматически ухватившаяся за рукоять Полина завизжала почти на грани ультразвука. Она попыталась разжать пальцы, обречённо решив, что несколько переломов лучше полёта в неизвестность, но... ладони насмерть прилипли к ручке, а ткань джинсов столь же крепко за что-то зацепилась.
   Щётка ещё раз подпрыгнула и ринулась к окну. Вылетая под мелкую морось, Поля успела услышать злорадный хохот.
   - Брокен тебя научит хорошим манерам.
  
  
  
   2. Прелесть полётов на метле
  
   Прелесть полётов на метле, воспетая многочисленными авторами, оказалась действительно незабываемой. Посиневшая Полина могла бы в этом поклясться, добавив ещё много "добрых" слов, если бы стучащие зубы не грозили откусить язык. Скорчившись на обезумевшей метёлке, девушка безуспешно пыталась защититься от бьющего в лицо холодного воздуха и одновременно удержаться на тонкой, скользкой алюминиевой трубке. Короткое каре, сбитое встречным ветром в колтун, стояло дыбом уже не от ужаса, а просто так. Джинсы и майка успели подсохнуть, но от ледяной свежести почти не защищали. А для полного счастья, неведомая сила, приклеивающая Полину к метле, испарилась, стоило той набрать высоту и девушке приходилось прилагать немалые усилия, чтобы не рухнуть вниз.
   Клацнув зубами на очередной воздушной яме, Поля мысленно пожелала втравившему её в это развлечение чёрту много хорошего и потёрла друг о друга почти потерявшие чувствительность босые ступни. Насмерть стиснутые на рукоятке пальцы уже сводило, но отцепить для отдыха руку не было никакой возможности. Щётка металась ошалевшей мухой, поминутно грозя скинуть незадачливую всадницу. Полина скосила глаза на часики и, привычно чертыхнувшись, тут же заоглядывалась по сторонам, опасаясь новых сюрпризов. А ведь сколько раз бабушка её ругала за это словечко! Слушалась бы старших - не оказалась бы... на метле.
   Поблескивающие в призрачном свете полной луны стрелки застыли, как прибитые, на без пяти двенадцать. А ведь по всем ощущениям Полина летела уже не меньше двух часов. Ну ладно, со страху и минута могла вечностью показаться, но ведь девушка уже успела и шок пережить, и поистерить всласть, и даже сообразить, что её тянет куда-то на запад. А луна продолжала нестись в чёрном небе вровень с метлой, злорадно скалясь и сообщая, что колдовская полночь никуда не делась.
   Заглядевшаяся на луну Полина, которой вдруг показалось, что на светлом фоне мелькнул чей-то силуэт, пропустила тяжелый удар, чуть не сбивший её с ненадёжного насеста. Опустив взгляд к топчущейся по ней царапучей тяжести, девушка пискнула, и шарахнулась назад, чудом не свалившись с метлы. Здоровенный филин, уцепившийся жуткими когтями за Полинину майку, громко матерился, пытаясь устроиться на девушке поудобнее.
   И без того перепуганную Полю этот захват территории привёл в такой ужас, что она наконец-то сумела разжать пальцы. Ещё крепче ухватившись одной рукой за древко, другой Полина попыталась оторвать от груди незваного гостя.
   Вот только гость, вместо того, чтобы оторваться, ещё глубже вонзил когти и, игнорируя болезненное шипение жертвы, совсем по-человечески повертел крылом у головы. Возмущённое "Угу" отчего-то без труда расшифровалось, как "Спятила?! Я же упаду!". Насколько хорошо филин понял ответное "Больно, гад!" было непонятно, но вроде бы царапать стало меньше. Полина зажмурилась и помотала головой, а когда открыла глаза... филин никуда не делся. Она обречённо вздохнула и тихо попросила немножко подвинуться. Тот фыркнул, но всё-таки послушался, заняв стратегическую позицию на обтянутом джинсой бедре.
   Больше того. Тихонько гукнув, филин провёл крылом над пострадавшим местом и Поля удивлённо поняла, что живот, как ей показалось, распаханный когтищами чуть не до желудка, больше не болит. Совсем.
   Полина облегчённо выдохнула и с интересом пригляделась к нежданному попутчику.
   - А сам чего не летишь?
   Прижавшаяся к животу пушистая грелка снова переступила лапами, на сей раз почему-то совсем не царапаясь, презрительно фыркнула и коротко гукнула.
   - Лень?! Ну ты даёшь!
   Полина, несмотря на первый испуг, очень обрадовалась филину. Тем более, что ковырять её когтями тот перестал, а в компании куда веселей и почти не страшно. Даже отчётливое понимание ненормальности бесед с птицей не могло перебить утешающего тепла, исходящего от той. Того. Полина была совершенно уверена, что её попутчик принадлежит к мужскому роду. Ни за какие коврижки она не смогла бы объяснить, откуда взялась эта самая уверенность, но чувствовала, что не ошибается. Филин поднял голову и ехидно угукнул.
   - Сам ты ведьма! - обиделась девушка.
   - Гу-у! - оскорблено отвернулся филин и расправил крылья.
   - Не улетай! - тут же взмолилась Полина.
   Птиц поколебался, но, согласно кивнув, устроился поудобнее. Поля хоть и почувствовала себя чуточку лучше, всё равно шмыгнула носом, силясь проглотить невольные слёзы, выступившие, стоило появиться существу, которому можно было пожаловаться на горькую судьбинушку.
   Филин предостерегающе гукнул.
   - Да не реву я! Вот уж... мужик! Всё вам кажется, что женщины плачут только для того, что б вас достать.
   - У у-у?!
   - Нет, не так! Они сами!
   Поля поёрзала на неудобной палке, от которой занемела уже вся попка и обратилась к довольно жмурящемуся попутчику:
   - Ты хоть знаешь, куда мы летим?
   - Угу.
   - А тебе-то чего на шабаше понадобилось?!
   - У! Гу-гу!
   - Что ж ты такой обидчивый?! Я же просто спросила. Не хочешь объяснять - не надо. Чего сразу ругаться?
   Что ответил филин, Полина не услышала. Метла коварно клюнула древком и устремилась вниз, не то чтобы пытаясь сбросить снова завизжавшую девушку, но не обращая на самочувствие пассажирки ни малейшего внимания. Коготки покрепче вцепились Полине в ногу, а тёплое тело размером с упитанного кота плотнее прижалось к зажмурившейся в ужасе девушке. Поля была абсолютно уверена, что через секунду другую разобьётся насмерть. Но...
   Филин повелительно гукнул и... Полина просто не поверила происходящему, однако метла, повиновавшись приказу, неохотно вернулась в горизонтальное положение, продолжая снижаться, но уже медленными кругами.
   - Ты кто?!
   Филин и Полина смотрели друг на друга одинаково круглыми глазами, вот только подобная форма гляделок была предусмотрена природой лишь для одного из собеседников.
   - Гу! У!
   - Что значит, не моё дело?! Тебя чёрт прислал, да?!
   - Ух.
   - А кто тогда?
   - Угу.
   - А в лоб?! Мало, свалился на мою голову, так ещё и оскорбляешь!
  
   Пока девушка пререкалась с попутчиком, метла снизилась настолько, что мерцающее озеро огней, превратилось в россыпь фонарей и окон маленького городка. Высокие острые крыши с дымовыми трубами и поскрипывающими на ветру причудливыми флюгерами казались продолжением сказки. Тем более, что машин на узких улочках Полина не заметила.
   Поравнявшись с одной из черепичных крыш, метла, словно в нерешительности, затормозила. Поля огляделась по сторонам и изумлённо ахнула. Машин на улицах действительно не было, зато в воздухе движение было более чем оживлённым. Мётлы, швабры и даже пылесосы носились над городом. Развевались на ветру юбки, перекликались весёлые голоса.
   Полину, завороженно глазевшую на стайку молоденьких девочек, с хохотом гоняющихся друг за другом, чуть инфаркт не хватил, когда за её спиной раздался суровый голос.
   - Где Ваш шлем, юная леди? И почему метла без регистрационного номера?
  
   3. "Добро пожаловать в наш город"
  
   - Где Ваш шлем, юная леди? И почему метла без регистрационного номера?
   Поля икнула и медленно обернулась.
   - Эрика Карловна? - с ужасом прошептала девушка, вглядываясь в полумрак. Свет разноцветных фонариков темноту рассеивал, но как-то... фантасмагорично, превращая лицо собеседницы в гротескную маску. Голос своей учительницы биологии Полина узнала бы из тысяч других, к тому же юной леди, и именно с этой дозой сарказма, её больше никто никогда не называл. Полина вздрогнула, протёрла глаза, но ничего не изменилось.
   Сухопарая дама, сурово взирающая на девушку, была совершенно не похожа на любимую всем классом биологичку. Всем классом, кроме Поли. Та отчего-то до жути боялась нескладную толстушку в неизменных розовых костюмах с рюшечками. Близоруко хлопавшие за толстенными линзами беспомощные глаза наводили на девочку настоящий ужас. Ей всегда казалось, что известная своей добротой учительница смотрит и на учеников, и на препарируемых теми лягушек с одинаковым исследовательским интересом. Полина никому не пыталась объяснить, что она чувствует, и изо всех сил боролась с излишне буйным воображением. Не очень успешно, поскольку нелюбовь учительницы и ученицы была полностью взаимной. Эрика Карловна прекрасно видела все метания Поли и ей это... нравилось. Возможно потому, что девочка была права и на самом деле за безвкусными костюмами и уродскими очками пряталась... та, что поймала Полю сейчас. Высохшая почти до скелета ведьма в безупречно-элегантном костюме цвета стали, с пронизывающим взглядом, тонким крючковатым носом и презрительной усмешкой.
   Всё это можно было списать на детскую впечатлительность. Мало ли кто кого напоминает. Всё, кроме...
   Дама, разом вызвавшая столько неприятных воспоминаний, парила рядом с Полиной, но вовсе не на метле, и даже не пылесосе. Она летела на потрясающем агрегате, с удобством пристроившись в неком подобии дамского седла, пристёгнутом к весёленькому голубому цилиндру. Венчала цилиндр полусфера, здорово смахивающая на перевёрнутую грибную шляпку. И уже из неё торчал короткий вал, на котором лениво вращались лопасти.
   Полина потянула носом и окончательно впала в ступор. Дивный аромат не оставлял никаких сомнений. Эта штука не только выглядела, как гигантская кофемолка с ветряным приводом, она ею и была!
   - Эвелина Карловна, - поправила девушку пассажирка, хотя нет, конечно, водительница и даже предводительница кофемолки, вырывая Полю из транса. Она поправила сдвинувшуюся на долю миллиметра брошь в виде паука и снова полоснула взглядом содрогнувшуюся Полину.
   - Похоже, ты знакома с моей младшей сестрой, - процедила блюстительница порядка. - Но это не повод нарушать правила, тем более, что Эрика никогда не отличалась хорошим вкусом в выборе учеников.
   Полина попыталась ответить, но придавленная презрением, излучаемым парой светло-голубых льдинок, замялась и запуталась в первой же фразе. С ужасом чувствуя, как немеет язык, девушка вконец растерялась и жалкий лепет окончательно сошёл на нет. Она была готова изрисовать метлу любыми цифрами, надеть не только шлем, но и бронежилет, и вообще, на что угодно, лишь бы старуха, воплощающая один из самых жутких детских страхов Поли, отцепилась, а ещё лучше испарилась без следа.
   В ногу девушки требовательно впились острые коготки. Полина вздрогнула, отрываясь от завораживающего взгляда ведьмы, глянула вниз и... снова застыла. Ведьма продолжала сверлить нарушительницу порядка злобным взглядом, вот только Поле было уже всё равно. Ошарашенно хлопающая ресницами девушка под шорох тихо съезжающей крыши пощупала джинсы. Филина не было. То есть, вроде бы был, ведь Полина продолжала чувствовать тёплую когтистую тяжесть, но вместо настоящей птицы на штанине красовалась аляповатая аппликация, изображающая филина.
   Полина ойкнула и засунула в рот палец, чувствительно долбанутый невидимым клювом.
   - Не грызи ногти!
   - Я не... ох, простите, я больше не буду, - пролепетала девушка. Тихое "гу" и ещё один клевок были совершенно недвусмысленны. Полина сообразила, что страшная ведьма её спутника не видит и не слышит. И что тот явно хочет, чтобы так всё и оставалось. А он же, наверное, знает, что делает...
   - Так почему у тебя нет регистрационного номера, - повысила голос Эри... Эвелина Карловна, сочтя, что Полина злоупотребляет её терпением.
   - Но... я... А разве у них есть? - нашлась, наконец, Поля, указывая на стайку девушек, с хохотом и визгом вылетевших из-за соседней крыши. Увидев собеседницу Полины, они тут же притормозили, замолчали и чинно свернули за башенку, возвышавшуюся над ещё одной крышей.
   - У НИХ есть!
   - Где?!
   - Ты не видишь?! - выпала в осадок Эвелина Карловна. - Чему ж тебя Эрика учила?
   - Э-э... биологии.
   - Чему?!
   - Биологии. Ну, знаете, пестики, тычинки, строение кольцевого... кольцатого... а, кольчатого, вот, червя...
   - Что это значит?! - подпрыгнула от возмущения Эвелина. - Как ты попала в Брокен?!!
   - ЭТО Брокен?!
   Ошеломлённая девушка знатоком ведьмовских сборищ не была, но как-то сомневалась, что главный шабаш должен происходить над городскими улицами, пусть те даже не совсем, то есть, совсем необычные.
   - Так, спокойно, - внезапно пошедшая красными пятнами ведьма, глубоко вздохнула, наклонилась и выудила откуда-то из-за спины внушительный ковровый саквояж. Щёлкнув хитрым замочком, она порылась в распахнутой сумочной пасти и добыла аптечный пузырёк тёмного стекла. Следом на свет появился хрустальный бокальчик, в который тут же отсчитали чёртову дюжину резко пахнущих опалесцирующих капелек.
   С удивлением наблюдающая за действом Полина почти успокоилась. Старуха не производила впечатления нервной особы и то, что её удалось так легко вывести из равновесия, даже чуточку разочаровывало. Ужас, летящий на кофемолке, на поверку оказался чем-то вроде пожилой няни, озабоченной безопасностью воспитуемых. Убедившись, что так и не дождётся появления рояля с раскладушкой, Поля сочувственно полюбопытствовала:
   - Валерьянка? Хотя, запах не...
   - Зелье экилибра! - рявкнула Эвелина, легонько щёлкнув тщательно наманикюренным ноготком по рюмке. Поля, раскрыв рот, наблюдала, как резные стенки покрываются туманом. Туман всё густел, покрывая хрусталь мелкими бисеринками влаги, постепенно сползающими вниз, наполняя сосуд. Когда бокальчик заполнился на треть, Эвелина Карловна торопливо выпила получившуюся смесь и убрала всё на место, снова превращаясь в сурового инспектора.
   - Так как ты сюда попала?
   - На метле, - немного удивилась Полина. - Сами же видите.
   Успокоительное явно действовало мгновенно, поскольку ведьма не стала ни рычать, ни испепелять девушку, всего лишь закатив глаза к небу. Небо никакого знака не подало, хотя Поле, тоже задравшей голову, на миг показалось, что луна... ну уж нет, луна ухмыляться не может!
   - Вижу! А вот ты не видишь моргалок и меня ОЧЕНЬ интересует, каким образом такая недоучка, как ты, сумела не только управится с метлой, но ещё и в Город попасть? Без регистрации!!!
   - Чего не вижу?
   - Как. Ты. Попала. В ГОРОД.
   Размеренно нажимавшая на каждое слово Эвелина Карловна произнесла "город" так, словно речь шла о столице мира. Впрочем, исподтишка разглядывающая башенки и улицы Полина была готова с ней согласиться. ТАКОЙ город мог быть только один-единственный.
   Несмотря на глубокую ночь, на улицах хватало и света, и... прохожих. Может быть, это призрачные отблески луны или разноцветные фонарики искажали действительность, но там, внизу, бродили настолько странные тени...
   Поля перевела взгляд на собеседницу, снова постепенно наполняющуюся яростью, вымораживающей всё вокруг. Полина задрожала. Мимолётное сочувствие вновь сменилось страхом. По спине девушки пробежались противные мурашки. Она, было, открыла рот, чтобы выложить всю историю с конфетницей и чёртом, но в ногу опять впились когти филина. Как ни странно, отрезвляющая боль была на удивление... успокаивающей и дружелюбной.
   Вместо того, чтобы захлёбываясь слезами и соплями, рассказывать, как же её угораздило вляпаться, Поля поёжилась, припомнила безотказные приёмы своей соседки и ринулась в атаку, затрещав с пулемётной скоростью:
   - А это и правда Брокен? А это город так называется или улица? А почему я не должна была сюда попасть? А что за зелье вы пили? А как должен выглядеть регистрационный номер? А Эрика Карловна тоже ведьма?
   - ЗАМОЛЧИ! - зажав уши, заорала Эвелина.
   Звуковой волной метлу Полины сдуло на несколько метров. Отодвинувшись от злющей гаишницы, метёлка встряхнулась, в очередной раз чуть не сбросив девушку. На краткий миг притормозила, словно соображая, куда податься и кинулась улепётывать со всех щетинок, подальше от неприятностей. Спикировав почти к самым булыжникам мостовой, метла живенько свернула в первый попавшийся переулок и затаилась в густой тени.
   Немножечко отдышавшись, и поняв, что страшная тётка или не сумела, или не захотела за ней гнаться, Полина укоризненно обратилась к аппликации.
   - И что всё это значит?
   Девушке на мгновение показалось, что картинка дрогнула и подмигнула. Впрочем, вполне возможно, что только показалось. В переулке было почти ничего не видно, словно яркие огоньки на улицах находились за много километров от узкого мрачного тоннеля. Сюда даже шум не доносился. Поля поёжилась,
   - Вылезай, гад, и объясняй, что происходит! Куда ты меня притащил?!
   Она ничем не могла обосновать свою догадку, но отчего-то была твёрдо уверена, что без проделок попутчика здесь не обошлось. И даже подозревала, что по его милости попала совсем не туда, куда её отправил обозлённый чёрт.
   Девушка хотела продолжить обвинения, но когти снова предостерегающе сжались. Испуганно оглядевшись, Полина замерла. На мгновение мелькнувший у выхода из узкого тоннеля переулка силуэт в балахоне, нет широком плаще и, Поля протёрла глаза, ЦИЛИНДРЕ, был каким-то... неправильным. Даже если не брать во внимание костюмчик, словно позаимствованный у лондонского джентльмена 19 века. Текучие движения таинственного типа вызывали...
   - Вампир?!! - почти беззвучно выдохнула Полина
  
   4. "Будьте внимательны, заводя новые знакомства".
  
   - Вампир?!! - почти беззвучно выдохнула Полина и тут же взвизгнула, - Ай! Сам дурак!
   Филин в ответ на предположение клюнул девушку так больно, что Полина тут же забыла о всякой конспирации.
   - Вы это мне? - удивились из темноты.
   При звуке этого голоса Поля задохнулась от восторга и тут же мучительно покраснела, краешком сознания радуясь, что во мраке никто не сможет разглядеть её полыхающие щёки. Мужественный, чуточку ироничный баритон задавшего вопрос невидимки был точь-в-точь, как у МУЖЧИНЫ ЕЁ МЕЧТЫ, годам к семнадцати идеально продуманного и даже собранного фотошопом из кучи фотографий, разбросанных по сети. Разумеется, в свои 23 Поля уже прекрасно понимала, что проще выиграть миллион по лотерейному билету, чем встретить такого парня в реальности, но... Погрезить-то иногда можно.
   А она только что назвала его дураком! И не важно, что не его, принял-то на свой счёт. Решив, в качестве утешения, что у незнакомца наверняка только голос, как у вымечтанного романтического героя, Полина смущенно пробормотала:
   - Извините, пожалуйста. Я вовсе не вас имела в виду.
   - Да? - в голосе явственно промелькнула улыбка, - но я не вижу здесь никого другого.
   - Я тоже, - вздохнула Полина. - Подождите, а вы что... здесь что-то видите?!
   - Ну, разумеется. А вы нет?
   - Но, но... кто вы такой?! - почти закричала Поля, сообразив, что дружески болтает с возможным вампиром. И совершенно неважно, что над зловещими кровососами в фильмах и книжках она раньше только посмеивалась. Мало ли! В чертей и ведьм Полина до сегодняшнего вечера тоже не верила.
   - Чего вы так испугались? - снова удивился незнакомец. И добавил, видимо, надеясь успокоить разнервничавшуюся собеседницу. - Меня зовут Джек.
   - Джек? А где вы, Джек? - Имя тут же показалось Поле приятным и... уютным. Она вновь вгляделась в темноту, пытаясь разобрать, где тот находится. По мере разговора голос потихоньку приближался и девушка понадеялась различить хотя бы силуэт.
   - А меня зовут По... Ай!
   Филин, про которого Поля уже и забыла, вдруг проявил себя во всей красе. Для начала он опять долбанул завороженную девушку клювом и снова материализовался в нормальном виде. А потом... ТАК полыхнул глазищами, словно фары включил. В свете жёлтых прожекторов Полине немедленно стал виден и он сам, и каменные стены домов, возле одного из которых притулилась метла, и... застывший в трёх шагах от неё джентльмен. Цилиндр Полине не почудился, впрочем, как и развевающийся за спиной Джека чёрный плащ с белой подкладкой. Фрак незнакомца был безукоризнен, зато на открахмаленной манишке бурели подозрительные неровные пятна. Когда Поля заметила, что в руке Джека металлически поблескивает нечто тонкое и длинное, смутная ассоциация вспыхнула абсолютным пониманием.
   С воплем "МАМА!!!" Полина попыталась пришпорить метлу.
   Метла, как это ни печально, упитанных боков, в которые можно было бы вонзить озябшие пятки, не имела, но... взбрыкнула ничуть не хуже любой лошади, сбросив Полину с метровой высоты на твёрдые камни мостовой. Чувствительно приложившись о булыжники копчиком и почти не заметив этого, Поля, тоненько попискивая, отползала на пятой точке назад, пока не упёрлась в стену. Волосы у девушки зашевелились, а глаза обрели идеально круглую форму, на зависть героям японских мультиков. Вжавшись в не вовремя подвернувшуюся стену, Полина поёрзала, не сразу поняв, что дальше дороги нет, и непроизвольно зашарила вокруг в поисках хоть какого-то оружия. Покрепче сжав непонятную, зато увесистую штуковину, подвернувшуюся под руку, она с восторгом и ужасом смотрела на птицу. Филин, героически вставший на пути Джека, ухал, подпрыгивал, хлопая крыльями, и клацал страшенными когтями. От мимолётного удивления, как же он её-то не располосовал на ленточки, Полину отвлекло ещё одно чудо. Мало того, что и так очень немаленькая птица подрастала с каждым хлопком на несколько сантиметров. Филин светился уже весь. Спутник девушки сиял разными оттенками красного, от когтей, мерцающих тёмными рубинами до алых кисточек на ушах. Только глаза продолжали гореть ярко-жёлтыми фонарями.
   Джек, локтем загораживая лицо от алых сполохов, попытался было обогнуть Полиного защитника, успевшего сравнятся в росте со взрослым догом. Он даже почти проскочил, но после особенно громкого "угу" вдруг словно подёрнулся дымкой. Филин ещё раз гукнул, уже торжествующе. От него к Джеку прошла ещё одна волна света и нехороший дядя мгновенно рассыпался на тысячи мерцающих пылинок. Они закрутились маленьким торнадо, разок попытались дёрнуться в сторону Полины, но подгоняемые требовательным "гу!", умчались в темноту, как струйка втянутого в вентиляцию дыма.
   Поля обмякла от облегчения. Девушка не понимала, КАК это могло произойти, но была абсолютно уверена в том, что только что чудом пережила встречу с призраком, реинкарнацией или чёрт его знает чем, Джека-потрошителя. Тело разом ослабело, уши словно заложило ватой. Горделиво обернувшийся филин озабоченно ухнул и бросился к заваливающейся на бок подопечной.
   Он чуточку запоздал и Поля ко всему прочему, ещё и головой о торчащий из мостовой камушек ухитрилась приложиться. Птица, замершая в лёгкой растерянности над потерявшей сознание Полиной, вдруг встрепенулась и снова исчезла из виду, превратившись в забавную картинку. Прямо напротив девушки скрипнула, открываясь, дверь и только что вернувшуюся темноту прорезал прямоугольник света. Высокий нескладный парень с ведром в руке на мгновение замер, разглядывая открывшуюся картинку, и бросился назад в дом.
   Вернувшись через пару минут с монументальной дамой в длинном платье, он молча ткнул пальцем в Полину. Дама присмотрелась, задумчиво похлопала по ладони сложенным веером и кивнула. Парень легко подхватил тоненькую невысокую девушку на руки и внёс её в дом. Дама подозрительно всмотрелась в окружающий мрак, пожала плечами и захлопнула дверь.
   5. Этюд в свекольных тонах.
  
   Диван, обитый фиолетовым бархатом, и светло-лиловый торшер на кокетливо изогнутой ножке смотрелись очень гармонично и изысканно. А вот грязная и чуток оборванная особа, лежащая на этом диване, в обстановку совсем не вписывалась.
   Однако даму, неподвижно сидящую в массивном кресле за кругом света, эти мелочи не смущали. С напряжённым, каким-то жадным вниманием она разглядывала побледневшую мордашку с чуть неправильными мелковатыми чертами. Когда-то тщательно распрямлённые в парикмахерской волосы Полины спутались и вились мелкими колечками цвета гречишного мёда, заодно потеряв в полёте и модный оттенок рыжего. На щеке красовалось грязное пятно, широковатая майка, подранная филином, сползла с одного плеча, обнажив трогательно-хрупкую ключицу. Личико было довольно милым, хотя никто в здравом уме не назвал бы Полю красавицей.
   Сейчас этого было не видно, но внешность, в тайне доставлявшая девушке немало огорчений, не имела никакого значения, когда она общалась с людьми. Поля никогда не замечала собственного обаяния и лукавой задорной улыбки, делавшей её похожей на солнечный лучик. Иные клиенты большущего магазина, в уголке которого стоял аптечный киоск, просто не могли пройти мимо, не купив у Полины хоть какую-нибудь витаминку и, даже самые недовольные и больные, уходя, тоже улыбались.
   Поля застонала, выплывая из небытия, недовольно сморщила усыпанный веснушками носик, втягивая наполненный терпкими запахами воздух, и чихнула. Чих тут же отозвался головной болью. Девушка ещё раз чихнула, распахнула глаза и резко села. Пощупав затылок, она обнаружила большущую шишку и наконец-то полностью пришла в себя.
   - Что за чё...?! - осеклась она на полуслове, практически схватив себя за язык, как только сообразила, что путешествие, принятое было за чрезвычайно занятный сон, состоялось на самом деле. И ведь ничего ещё не закончилось. Нарываться на новую встречу с чёртом, не расхлебав последствия старой, было бы уже совсем запредельной глупостью и Поле пришлось срочно отказаться от любимого ругательства. Единственного, на самом деле. А ведь говорила ей когда-то бабушка: "Не клич беду".
   Полина огляделась и облегчённо вздохнула, не обнаружив поблизости Джека. Хотя... Поля подозрительно прищурилась, силясь разобрать что-нибудь за пределами освещения. Вставать с дивана и идти на разведку совсем не хотелось. Хотелось горячего чаю, в туалет и... додумать ей не дали.
   - Как тебя зовут?
   Полина тихонько пискнула и вжалась в диванную подушку, подобрав под себя ноги.
   В темноте засмеялись.
   - Ну что ты подпрыгиваешь? Я ведь не кусаюсь.
   Поля задрала голову, разглядывая вышедшую на свет женщину. А посмотреть было на что. Полина давно привыкла быть самой маленькой в классе, группе и вообще почти любой компании, но в сравнении с этой тётенькой она себя почувствовала взъерошенным воробьём, только что вырвавшимся из кошачьих лап, вдоволь повалявших добычу в грязи. Такой же мелкой, перепуганной и... глядящей в глаза другой кошки.
   Дело было даже не в том, что пышность форм, вполне впрочем, пропорциональных при гренадёрском росте, усугублялась платьем старинного покроя с глубоким декольте и... Поля на мгновение запнулась, вспоминая смешное слово, турнюром. Поймав себя на том, что неприлично разинула рот, пялясь на лицо, бережно хранящее остатки былой красоты, девушка торопливо кивнула.
   - Здрасте. А вы кто?
   - Я первая спросила, тебе не кажется? - добродушно усмехнулась дама густо накрашенными губами. При этих словах часть пудры вспорхнула с её щеки лёгким облачком. Слой штукатурки был настолько толстым, что скрывал лицо женщины не хуже маски.
   - Я Поля. Полина Веснина. А где?..
   - Можешь называть меня фрекен Б... - собеседница запнулась на полуслове, прислушавшись к чему-то в глубине дома. Полина, затаив дыхание, ждала продолжения. Неужели?..
   - Фрекен Брюк, - то ли разочаровала, то ли обрадовала девушку дама.
   - Ты лежала без сознания на улице, и я сочла своим христианским долгом помочь заблудшей душе.
   Глаза у Поли открылись ещё шире. Добрых людей в её жизни хватало, но вот добрых самаритян...
   Вопросов у Полины был вагон и ещё маленькая тележка, но прямо сейчас по-настоящему важным оказался только один. Выслушав его, фрекен Брюк снова улыбнулась и предложила проводить девушку.
   Почти пританцовывая от нетерпения, Полина шла за величаво и плавно выступающей дамой по длинному коридору. Изнывающая девушка безразлично скользила взглядом по обстановке. Цепочка фонариков, сияющих рассеянным и почему-то сиреневым светом из-под потолка... Резьба на бледно-фиолетовых панелях...
   В другое время всего этого вполне хватило бы, чтобы удержать её внимание. Да и лекции хозяйки, гордой своим домом, тоже. Но как раз сейчас Полине было абсолютно не до имён мастеров, старинности и ценности. Девушке даже показалось, что тётка нарочно издевается, вышагивая всё медленней.
   Спустившись по лестнице, тоже достойной множества восхищённых эпитетов и преодолев ещё половину коридора, фрекен Брюк наконец-то указала Поле нужную дверь.
  
   Огромная ванная комната с вполне цивилизованной сантехникой, примирила девушку с действительностью. Выбравшись из-за лиловой ширмочки, стыдливо прикрывающей всеобщего белого, впрочем, в данном случае, лилового друга, Полина как-то очень отчётливо поняла, что жизнь, несмотря на все неприятности, прекрасна. А когда из позолоченного крана потекла тёплая вода, убедилась в этом без всяких сомнений. С тоской глянув на ванну, но решив, что злоупотреблять гостеприимством не стоит, Полина умылась и, попытавшись пригладить волосы, изумлённо охнула, глядя в зеркало.
   Она недоверчиво подёргала пружинку локона и даже исхитрилась поднести короткую прядь почти к глазам, но отражение ничуточки не врало. Поля вздохнула, но решила, что зря потраченные деньги - наименьшая из её проблем. Девушка, как смогла, отчистила одежду. И только коснувшись ладошкой аппликации, наконец, поняла, чего же ей так сильно не хватает. Картинка на штанах была, а вот самого филина нигде не было.
   Поля впервые при свете смогла рассмотреть нарисованную птицу. Филин на картинке был почему-то очень печальным и взъерошенным. Девушка ещё раз провела пальцами по гладкому, словно лакированному рисунку.
   - Ну почему...
   Полина осеклась и шмыгнула носом, унимая закипающие слёзы. В этой странной, безумной, бесконечно длинной ночи, филин был единственным пятнышком света и... без него было попросту страшно.
  
   Как ни хотелось Полине спрятаться в роскошной ванной навсегда, но надо было выходить. Глубоко вздохнув, она решительно распахнула дверь и... с визгом отпрыгнула назад.
   Не то чтобы сидящий у противоположной стены был так уж страшен. Ну, подумаешь, не самая приятная физиономия. Противный вид ещё не повод от человека шарахаться. Полина просто не ожидала увидеть никого, кроме фрекен Бо... Брюк. Поля сдержала истеричный смешок, мысленно проговорив имя несколько раз, чтобы случайно не ошибиться и ещё разок пригляделась к поднимающемуся на ноги парню.
  Обследовав стоптанные сапоги, свободные неопределённо-бурые штаны, короткий широковатый балахон, словно содранный с Мурзилки, Поля, наконец, добралась до гладкого подбородка и задрала голову ещё выше, вопросительно глядя в глаза очередному незнакомцу. При внимательном рассмотрении краше он не стал. Ни смахивающее на крысиную морду лицо, ни впечатление угодливой скользкости никуда не делись. Зато и опасного ничего не нашлось.
  Хотя гляделки насыщенного сиреневого цвета впечатляли. Вместо нормальной радужки у парня оказались несколько колец разных оттенков. Полине подумалось, что поднапрягшись, она даже сможет вспомнить, в какой сказке ей попадалось описание таких глаз. Вот только на фоне происходящего всё это было такой мелочью...
  
   - Хозяйка велела проводить в лиловую гостиную, - недружелюбно буркнул встречающий, не утруждаясь представлением.
   - Кто бы сомневался, - тихо хмыкнула Полина. От обилия этого цвета девушку уже начинало подташнивать.
   Парень глянул на неё, как крепко пьющий сантехник дядя Вася на чай с вареньем, и процедил:
   - Простите?
   - Вам что-то послышалось? - решила удивиться Полина. И мило улыбнулась. Не то чтобы она хотела задобрить парня, но без повода обострять отношения не хотелось.
  Улыбка Поли вызвала у собеседника только ещё большую неприязнь. Странный... слуга, наверное, раз упомянул хозяйку, словно ревновал девушку. Но к чему?!
  Деваться всё равно было некуда и, ещё раз вздохнув, Поля мелкими шажками всё-таки выбралась из ванной.
  
   Дом, так же, как его обитатели, нравился девушке всё меньше и меньше. И красиво тут, и тепло, и должно бы быть уютно, несмотря на своеобразную расцветку, но... неприятно. Хуже того, дом казался... ощущался... голодным. В гости к тиграм Поля ещё не попадала, но ассоциация была очень навязчивой.
   Полина снова поёжилась и заставила себя выпрямиться. Ей очень хотелось надеяться, что всё дело во взбудораженных нервах, и ощущение сдвигающихся стен только мерещится. Но ведь дело было не только в этом. И даже не в злобном блеске нечеловечески-лиловых глаз. Радушие и хм... христианское милосердие фрекен Брюк вызывало куда больше вопросов.
   С другой стороны, податься-то было пока некуда. И филин, и метла испарились в неизвестном направлении, а для того чтобы в одиночку бродить среди ночи по незнакомому, и не просто незнакомому, а волшебному городу нужна более веская причина, чем смутные опасения.
  К тому же Полина сомневалась, что её прямо так сразу выпустят на улицу. Может, конечно, и выпустят, если сильно попросить, но... не факт.
  
   Следуя за проводником по бесконечному коридору, то и дело изгибавшемуся под самыми разными углами, Полина успела прийти к выводу, что самой ей выход точно не найти.
   - Ну и домина, - пробормотала она и чихнула. - Чем у вас так воняет?! - не выдержала, наконец, девушка. Преследующий её с самого пробуждения резкий и какой-то... густой запах, у одной из дверей стал уже совсем невыносимым. В странном доме, вопреки закономерному предположению, благоухали вовсе не фиалки. Едкий, раздражающий дух очень напоминал факультатив по лекарственным травам, но к нему примешивалось ещё что-то... мерзкое. К тому же, если такой насыщенной вони не смогли добиться десятки студентов, то чем, спрашивается, занимались здесь?
   - Аптеку хозяйка держит, - неохотно ответил парень, ускоряя шаг.
   - А-а! - понимающе протянула Полина. Не то, что бы она сразу поверила, но решила не лезть, куда не звали, благо своих неприятностей выше головы. И потом, кто знает, из чего в этом сумасшедшем городе делают лекарства и сколько зарабатывают фармацевты.
   Дальше они шли молча. Поле сказать было особо нечего, да и дыхание следовало поберечь. Примеряться к её возможностям презрительно молчащий длинноногий тип не собирался и чтоб не остаться одной в бесконечном лабиринте, девушке приходилось почти бежать.
  
   Гостиная действительно была лиловой. Вся. От тяжёлых бархатных портьер и обивки кресел, до огромного ковра и хозяйки. Поля снова подивилась потрясающему виду фрекен Брюк. Платье точно того же оттенка, что и шторы, можно было пережить. Высокая причёска цвета бешеный баклажан тоже была ещё ничего, в конце концов, при нынешней моде и не такое можно прямо на улице увидеть. Но вот боевая раскраска... Фиолетовые тени, тянущиеся чуть ли не к вискам, "украшали" глаза женщины, словно два великолепных фингала и фиолетовые же румяна, только чуть более светлого оттенка, отлично гармонировали с помадой. Даже розовая пудра, поверх которой было нанесено всё это "великолепие", отдавала фиалковым. В общем, хозяйка, как и её дом, очень смахивала на свежевыкопанную свеколку.
   - Дорогое дитя, - проникновенно пропела при виде Полины фрекен Брюк, сделав вид, что приподнимается из кресла. - Тебе уже лучше?
   Поля чуть не захихикала. Ей, конечно, было намного лучше, но вопрос был задан с таким участием, словно девушка только что поднялась после смертельной болезни, а не сходила умыться и "попудрить носик".
   - Ага, - кое-как справившись с собой, пробормотала Поля.
   С трудом сдержавшись, чтобы не передёрнуться от жадного взгляда фрекен Брюк, ощупывающего девушку с непонятной настойчивостью, Полина осторожно присела в низкое кресло. И тут же ухнула в глубину мягких подушек. Немного поборовшись за свою свободу, Поля поняла, что без посторонней помощи из этого мебельного монстра выберется только ползком. Кое-как выкарабкавшись, она пристроилась на самом краешке кресла и угрюмо глянула на хозяйку, по доброте душевной предлагающую гостям такие интересные сиденья.
  Фрекен Брюк упорно молчала. Полине, тоже не знающей, что сказать, вдруг подумалось, что они здорово похожи на двух овец, столкнувшихся на узкой дорожке. И разойтись невозможно, и попятиться ни у одной ума не хватает.
   Девушка закашлялась, пытаясь удержать нервный смешок. Полину нередко пробивало на вот такие сравнения и, чаще всего, в самый неподходящий момент.
   - Что с вами, Полли? - встрепенулась фрекен Брюк, пытаясь похлопать Полину по спине, не вставая с места.
   - Всё в порядке, - успокоила её та, уклоняясь от помощи. Поля справедливо полагала, что если эдакой ручищей разочек хлопнуть, можно и сломать чего-нибудь. Поправлять собеседницу, исказившую её имя, девушка тоже не стала. Не Леопольд и ладно. - Просто в горле запершило.
   - Ах, какая же я невежа! - жеманно всплеснула руками фрекен Брюк. - Даже не предложила вам чашечку чаю.
   Она сдёрнула салфетку со стоящего рядом столика. Под той обнаружился чайный набор и исходящий паром чайник. Фарфоровая посудина просто стояла на деревянном столе, без всяких проводов, но вода кипела! Сама по себе! А она ведь несколько минут тут пробыла, не меньше!
  
   Поля бережно опустила на столик тонкостенную чашку в радужных разводах и тоскливо покосилась на пустую тарелку из-под печенья. Можно было бы ожидать, что новая знакомая питается, как следует, но к чаю была подана жалкая горстка безвкусных крекеров и... больше ничего. Оголодавшая Полина смолотила их мгновенно. Привитые бабушкой манеры смиренно заткнулись под напором обстоятельств. Смутное сожаление о собственной несдержанности немножечко нервировало, но на самом деле девушке было совсем не до того. Беседа за чайным столом напоминала передвижение по минному полю.
   Несмотря на непробиваемый оптимизм и жизнерадостность, Полина не была ни легкомысленной дурочкой, ни несмышлёным ребёнком. Аптечный киоск, позволял, словно ложа в театральном зале, изо дня в день следить за множеством совершенно реальных представлений, в изобилии разыгрывавшихся перед наблюдательной девушкой. И если на то пошло, жизнь Полину тоже не так уж баловала и о людях она знала... достаточно.
   Фрекен Брюк слишком старательно изображала сердобольную старушку, подобравшую с помойки двадцатую кошечку.
  
   6. "Некоторые последствия неосторожного обращения с реактивами"
  
   Может, милый щебет, вернее, осторожный допрос, во время которого обе старались узнать побольше и не сказать ничего лишнего, утомил фрекен Брюк не меньше, чем Полину, а может, она поняла, что окольными расспросами ничего не добьется. Поля даже чуточку собой загордилась. Ни разу не соврав, она сумела утаить и знакомство с чёртом, и причину своего попадания в Брокен. Филина она и вовсе не упоминала даже мысленно. Так, на всякий случай.
  Единственное, что фиолетовой даме удалось выведать - Полина новичок в городе. Тут уж никак было не скрыть очевидное.
   В общем, фрекен Брюк наконец-то перешла к делу.
   - Дорогая Полли, - осторожно улыбнулась она, поставив свою чашку. Крохотная посудинка в её руке казалась и вовсе игрушечной, Полина даже боялась, что та её раздавит.
   - Не подскажешь, где ты взяла вещь, что была у тебя в руках?
   - Какую ещё вещь? - удивилась Полина. Насколько она помнила, кроме сбежавшей метёлки, из дома не удалось прихватить ничегошеньки.
   Хозяйка позвонила в колокольчик. Через пару минут ожидания дверь открылась и давешний парень вкатил столик на колёсиках. Поля вытянула шею, пытаясь разглядеть содержимое, но, что там лежало под кружевной салфеткой, так и не поняла. Бросив вопросительный взгляд на фрекен Брюк, слуга дождался кивка и только после этого картинно стянул покров. Под салфеткой обнаружилась... крышка. Сияющая полусфера, виденная Полей только в кино, согласно всё тем же фильмам, могла скрывать всё, что угодно, от исходящей паром тарелки до бомбы. Словно издеваясь, парень неторопливо принялся складывать покрывальце. Изнывающая от любопытства девушка поняла, что ещё секунда, и она попытается пристукнуть мерзавца, но он наконец-то оставил тряпку в покое и убрал клятую крышку. Тарелка там таки была. Полина долго смотрела на её содержимое, пытаясь понять, что это за штуковина, но, сдавшись, обернулась к фрекен Брюк.
   - Что это тако... - осеклась девушка на полуслове. Брюк смотрела на ЭТО с таким... вожделением и сожалением, что Поля заново взялась изучать таинственный предмет, силясь понять, что привлекательного могла найти немолодая дама в ржавой железке.
   Фрекен Брюк вздрогнула, словно очнувшись от самых сладких в мире грёз, и взглянула на Полину.
   - Ты... действительно не знаешь! - потрясённо выдохнула она, заметив недоумение девушки. - Но... как?..
   В глазах у Брюк заметались паника вперемешку с расчётом и, приняв какое-то решение, она сладко улыбнулась Полине. Та как-то сразу поняла - сейчас будут врать.
   - Это... один сувенир, доставшийся мне от покойного мужа. Он некоторое время назад потерялся и я очень удивилась, увидев его у тебя в руках.
   - У меня?
  А ведь действительно, речь же и шла о том, что у неё. Полина стала судорожно соображать, откуда у неё могла взяться эта штуковина и вдруг увидела отчётливую мысленную картинку. Вот она отползает от Джека, на его пути встаёт филин, а сама Полина случайно нашаривает на земле что-то тяжёлое.
   Полина ещё раз присмотрелась к тусклому, местами ржавому кольцу, размером почти с ту самую тарелку, на котором болталась страховидная рожа. Такие дверные ручки вроде бы вешали на старинные особняки.
   - Эта вот штука - сувенир от вашего мужа? - недоверчиво уточнила Полина. Снова спрашивать, ЧТО это, было явно бессмысленно и она просто тянула время. Правды ведь всё равно не скажут.
  Да и леший бы с ней, той правдой. Прямо сейчас девушка озаботилась совершенно другим. Оговорка великанши была слишком... многозначительной.
   Должна же быть какая-то причина для того, чтобы вместе с ценным трофеем тащить в дом и незнакомую оборванку. Её ведь не требовалось ни бить по голове, ни выдирать "сокровище" угрозами. Или... требовалось, но не её. Что они сделали с филином?!
   Кто бы знал, чего стоило Полине сдержать возмущённый вопль. Ей до смерти хотелось наброситься на фиолетовую ведьму с кулаками, требуя, что бы та немедленно вернула на место её друга, но... Поля, как никогда, пожалела, что уродилась такой мелкой. Любой из этой парочки справился бы с девушкой одной рукой.
   И это даже если не принимать во внимание возможность магии. Поля поёжилась. Ну, ведь никогда же не верила во всю эту чер... бредятину и, поди ж ты, угодила в самую гущу. Кто знает, может, чайник - самая малая часть способностей фрекен Брюк. С филином же, легко одолевшим Джека, они как-то справились.
  
   Лихорадочные мысленные метания Полины прервало нестерпимое свербение в носу. Запах, пропитавший фиолетовый дом от крыши до подвала, вдруг резко усилился.
   - Да что ж...чхи, это... апчхи, такое-то?! - возмутилась девушка между чихами. Чихание ей даром не прошло, и Полю снова засосало в нежные объятия кресла. Пока она выкарабкивалась, дверь гостиной резко распахнулась, ударилась об стену и снова начала закрываться. Сухонький, сморщенный, как черносливина, старикашка, с реденькой, какой-то козлиной бородкой ещё разок наподдал ногой по двери. Ну да, руки-то были заняты. Видимо практика у него была богатой, поскольку дядечка сумел не запутаться в подоле балахона, испещрённого пятнами всех оттенков и размеров. Впрочем, изумлённо разглядывать наконец вошедшего типа, Полину заставили вовсе не его манеры.
   Радужно камуфлированный балахон - мелочь. Поля ещё и не такие лабораторные халаты видала, а странное одеяние явно служило именно им. На самом деле потряс девушку замечательный конический колпак, усеянный блёстками, явно похищенный у какого-то малыша на новогодней ёлке. Или даже отобранный в жестокой драке, поскольку головной убор был изрядно помят и потрёпан.
   Старичок ругнулся, ловя почти слетевший пушистый шлёпанец, и заорал, поднимая повыше свою ношу.
   - Получилась! Я это сделал!
   Когда эпицентр вони оказался в шаге от девушки, Полина, как это ни странно, перестала чихать. Насыщенность аромата, исходящего от пары колб, которые старичок принёс с собой, была, похоже, уже такова, что организм устал бороться. Полина присмотрелась к лихорадочному блеску в глазах пришельца и... совершенно добровольно задвинулась поглубже в кресло. Психов, особенно буйных, она побаивалась.
  
   Фрекен Брюк досадливо поморщилась и тяжело вздохнула.
   - Дядя, ну я же просила!
   - Но Аделаида, лапочка, - вскричал тот. - Как ты не понимаешь?!
   - А заказ? - внезапно встревожилась фрекен Брюк. - Вы закончили с заказом дона Паоло?
   - Ну, какой к лепреконам может быть заказ?! Это же ОТКРЫТИЕ!!!
   Фрекен Брюк обречённо прикрыла глаза и помассировала виски, еле слышно бормоча то ли проклятия, то ли молитвы. Полине внезапно стало жалко горемычную тётку, которую так явно подкосила новость. Да и что та ей, собственно говоря, плохого сделала-то? Ну, со вкусом у женщины проблемы, бывает. Ну, вымахала с двух борцов сумо, так может у неё обмен веществ неправильный. А что смотрит странно, так поживи в одном доме с одержимым изобретателем, ещё и не так зыркать начнёшь.
   - И что на этот раз? - почти простонала великанша. - ЧТО может быть важнее зелья невидимости для уважаемого дона Паоло? Который, между прочим, заплатил изрядный аванс.
   - Как что?! - громогласно удивился изобретатель. - Омолаживающий эликсир, конечно! А аванс кстати пришёлся, как раз на недостающие компоненты хватило. Теперь-то эти мерзавцы в мэрии поймут, как просчитались! Монополии им больше не видать.
   На части про компоненты фрекен Брюк тихонько взвыла, схватившись за голову. Зато слуга, подошёл поближе к алхимику и недоверчиво присмотрелся к сосудам.
   - Что-то не похож, - усомнился он. - Да и запашок...
   - Что-о?!! - мгновенно взвился старикашка. - Ты мне не веришь?! Сейчас. Сейчас я тебе докажу, - забормотал он, поднимая одну из колб. Грязно-синяя киселеобразная субстанция на дне покачнулась и Полине на секундочку показалось, что в посудине бултыхается что-то живое.
   - Не надо! - завопила фрекен Брюк, поднимаясь из кресла, но увлечённого исследователя было уже не остановить.
   Старичок покачал, перемешивая, одну из колб, с виду наполненную обычной водичкой и ме-едленно вылил содержимое во вторую. Синяя... синее... нечто, колыхнулось под слоем прозрачной жидкости. Нет, Полина действительно готова была поклясться, что ЭТО - никакой не реактив. Обитатель колбы недовольно зашевелился и начал распухать. Он становился всё больше, больше и больше. Все четверо обалдело смотрели на ворочающееся нечто, застыв каждый на своём месте, пока из горлышка не полезли щупальца. Это оказалось последней каплей. Фрекен Брюк завизжала: "Бежим!!!!" и сорвалась с места. Словно очнувшийся от сна, старичок моргнул, уставился на свою руку и уронил колбу. Та мягко упала на ковёр, прокатилась несколько шагов и, сделав круг, замерла прямо у ног Полины.
   Девушку буквально вынесло из кресла. Кажется, она даже перепрыгнула через спинку, но за это Полина в точности бы не поручилась. Тем временем троица обитателей странного дома столкнулась в дверях комнаты, образовав визжащую и ругающуюся пробку. Наконец, фрекен Брюк могучей грудью вытолкнула из проёма застрявших там старичка и слугу, неведомым чудом успевших добежать до выхода раньше неё и все высыпались в коридор. Поля ринулась следом, надеясь, что они не забыли в панике, где выход из свекольного лабиринта.
   Уже на пороге Поля обернулась, услышав какой-то странный звук, на мгновение застыла и тут же припустила ещё быстрее. Штука, похожая на гигантскую амебу, наконец-то продавила брызнувшее во все стороны стекло и стала распухать с неимоверной скоростью. За тот краткий миг, что девушка на неё смотрела, та сравнялась в размерах с креслом.
   Крохотной задержки почти хватило, чтобы троица убежала слишком далеко. Поля, чудом успевшая заметить спину лиловоглазого парня, прибавила шагу, мимолётно удивившись, что тот идёт в забеге последним, отставая от габаритной тётеньки и древнего старикашки. Вот что страх с людьми делает!
   Попетляв по коридорам, Полина вслед за парнем выскочила на тёмную улицу и остановилась, настороженно оглядываясь. Видимо, в доме был не один выход, потому что это был совсем не тот переулок, в котором она встретила Джека. Если конечно её не притащили в этот дом издалека. В любом случае, место девушка не узнала.
   Полина потопталась на месте и огляделась, пытаясь сообразить, что делать дальше.
   Обитатели фиолетового дома, выстроились в рядок на мостовой и глазели на окна второго этажа. Полине, которой тоже было любопытно, чем всё кончится, вдруг до ужаса захотелось присоединиться к ним. Она даже сделала шаг к странной компании. Совсем маленький шажок. И тут же отпрянула далеко в сторону, чтобы не попасть под копыта четвёрки коней. Почти теряющиеся в полумраке огромные зверюги, чуть не раздавившие девушку, всхрапнули и остановились прямо напротив дома фрекен Брюк. Бесшумно открылась дверца кареты, которую те притащили за собой и кто-то вышел, скрипнув подножкой.
   Полина, прижавшаяся к стене, едва не взвыла от разочарования. Дурацкая карета перегородила весь обзор! А обойти препятствие мешали страшенные твари. Девушка не то что бы никогда не видела лошадей, но заморенный пони, на котором она каталась в зоопарке, никак не подготовил к общению с этакими битюгами. Полине даже показалось, что те щёлкают зубами у неё над головой. Плотоядно.
   Девушка старательно уговаривала себя, что лошади людей не едят, но одновременно отступала подальше, испуганно вжимаясь в стену. Поля хотела было попросить кучера чуточку отодвинуть зверюг, но сиденье оказалось пустым. Наверное, водитель тоже решил посмотреть представление. Ругнувшись на беспечного возницу, оставляющего на улице коней без намордников, Полина принялась протискиваться между экипажем и стеной, чтобы выйти с другой стороны.
   Сколько прошло времени, Поля не знала, но выбравшись из-за кареты, обнаружила, что полку зевак прибыло. Рядом с фрекен Брюк, продолжающей зачарованно вглядываться в окна, обнаружился ещё один потрясающий тип.
   Слабого света, сочащегося из окон, хватало, чтобы разглядеть щегольскую шляпу, смутно знакомого покроя полосатый костюм и белые... носки, нет, гетры, едва открывающие остроносые туфли. Лицо было видно хуже, но Полина была почти уверена, что на смуглой физиономии обнаружатся тоненькие усики. Девушка даже подзабыла про неведомую тварь, оставшуюся в доме фрекен Брюк, ошарашенно пытаясь совместить в голове лакированную карету и киношного чикагского гангстера.
   Да и вся маленькая толпа была невозможной. Невероятной. Огромная дама в викторианском платье, какой-то... подмастерье художника, безумный звездочёт, не важно, что аптекарь, выглядел дедушка именно сказочным звездочётом и теперь вот этот вот, мафиози. Если по отдельности Полина их воспринимала ещё более-менее нормально, то сейчас, когда компания выстроилась по ранжиру...
   Мелькнувшая мысль о кино всё сильнее укоренялась в голове у Поли. А что? Гигантский съёмочный павильон разом отвечал на все вопросы и объяснял несуразности. Ну, почти объяснял.
   Девушка, обрадованная замечательной идеей, собралась подойти поближе, как вдруг...
   По всему телу Полины прошла волна вибрации, заставив задрожать каждую косточку. Люди, которых она решила считать актёрами, одновременно встрепенулись, словно подобравшись. Ожидание развязки стало настолько ощутимым, что Полина невольно задрала голову, вглядываясь туда же, куда и они.
   За лениво колышущимися лиловыми шторами тяжело ворочалась огромная бесформенная тень. Мгновение спустя раздался страшный треск и тень исчезла. Поля решила, было, что подросший монстр проломил пол и свалился на первый этаж, но тут стены фиолетового дома мелко-мелко задрожали. По ушам ударил залихватский свист и... крыша ме-е-едленно поднялась в воздух. Синяя амёба, раздувшаяся, как воздушный шар, снова свистнула, поправила ложноножкой съехавшую на бок крышу и рванула вверх. Она поднималась всё выше и выше, ненадолго заслонила луну и, наконец, растворилась в черноте неба. Провожающая её взглядом Полина ошеломлённо процитировала: "целую, уезжаю, крыша".
  В киностудию уже не верилось.
  Горестный стон фрекен Брюк вернул взгляд Полины к земле и девушка успела увидеть, как складываются стены, поднимая пыльные облака.
  
   Тихий, вкрадчивый, но очень отчётливый голос в ошеломлённой тишине подействовал не хуже свиста амёбы.
   - Я так понимаю, фрекен Брюк, заказанное зелье вы мне предоставить не сможете.
   Великанша подпрыгнула, прижав руку к груди, и обернулась.
   - Дон Паоло... вы... я... - залепетала она.
   - Это очень печально, - продолжил тем временем гангстер. - Эликсир был мне нужен незамедлительно. Соответственно, неустойка... - он многозначительно замолчал, достал из кармана сигару, внимательно рассмотрел со всех сторон и медленно стянул обёртку, продлевая паузу до невыносимой длины.
  Щелчок маленькой гильотинки, обрезавшей кончик, даже Поле показался похоронным звоном, а бедная фрекен Брюк и вовсе подпрыгнула от ужаса.
  Дама пошатнулась, намереваясь рухнуть в обморок. Но тут же встрепенулась. Сделав два решительных шага, фрекен Брюк наклонилась над ухом дона Паоло и что-то зашептала. Полина похолодела. Ищущий взгляд великанши ей страшно не понравился и девушка на всякий случай отступила поглубже в тень. И очень вовремя. Гангстер, выслушав сообщение, резко развернулся и тоже принялся оглядывать улицу.
   Когда он повернулся в сторону Полины, та, подавив жалобный писк, отступила ещё на шаг. После разрушения дома стало значительно темнее, но этим нельзя было объяснить зеленоватое свечение, мерцающее в его глазах. Поле показалось, что на неё из сумрака джунглей пялится... тигр. Девушка всхлипнула, отшатнувшись от внимательных рентгеновских лучей, и... провалилась в щель между домами.
  
   7. "Делайте ставки, господа"
  
   Дома стояли как-то криво и, поначалу широкая, щель становилась все уже и уже. Однако перепуганная девушка и не думала возвращаться. С упорством червяка, проедающего дырку в яблоке, Полина проталкивала себя между неровных каменных стен, пока не вырвалась на залитый огнями проспект. И тут же шарахнулась в темноту, подальше от низковато пролетевшей метлы. Немножко отдышавшись и убедившись, что за ней никто не гонится, Полина наконец-то обнаружила, что ей на грудь что-то давит. Девушка опустила голову, чтобы посмотреть, что это и сползла по стене, истерически хохоча.
   Полина ни за что в жизни не смогла бы объяснить, как такое могло случиться, но она прижимала к груди то самое кольцо с рожей и... пару ботинок. Судя по всему, девушка ограбила незадачливого химика. Во всяком случае, Поля смутно припоминала, что вроде бы пробегала мимо каких-то полок с обувью, а такой размер ни слуге, ни тем более, фрекен Брюк не подошёл бы.
  
   Немного успокоившись, Полина, как смогла, отряхнула ступни и влезла в великоватые боты. Надевать чужую обувь было неприятно, но булыжная мостовая к ходьбе босиком располагала ещё меньше. К тому же ноги у девушки снова ужасно замёрзли и... в общем, она плюнула на всё и постаралась как можно туже затянуть шнурки.
   Закончив возиться с башмаками, Поля встала и уже с куда большим интересом стала рассматривать широкую улицу. Несмотря на обилие разнообразных фонариков и льющийся из множества окон свет, толком увидеть хоть что-то было очень трудно. Многочисленные огоньки были настолько разными по расцветке, что казались мешаниной осколков в калейдоскопе. И они ничего толком не освещали!
   Казалось, что фонарики, словно стайка светлячков, горят просто для собственного удовольствия, только углубляя темноту и делая тени вокруг более резкими, выпуклыми, почти материальными. Неприятный эффект.
   Размышляя, в какую сторону лучше податься, Полина поймала себя на том, что принюхивается и даже уже сделала пару шагов в ту сторону, с которой плыли до невозможности восхитительные запахи и сглотнула слюну. Метрах в тридцати от девушки оказалось кафе с открытой верандой и тянуло именно от него. Ела Поля чё... леший знает, когда, а крекеры фрекен Брюк только слегка приглушили голод. Она с тоской пошарила по карманам. Толку в этом не было никакого. Девушка точно знала, что кроме зажигалки, там ничего нет, но надежда на всемогущий авось людей и не на такие глупости толкала.
  Поля вздохнула. Денег в карманах, разумеется, не оказалось. Что делать и куда идти - непонятно. Высовываться из тени - страшно. Но не торчать же здесь всю ночь. И есть хочется до головокружения.
  Немного подумав, Полина всё-таки сделала шаг к кафешке. Вдруг, да удастся уговорить хозяина обменять какой-нибудь бутерброд на мытьё посуды или другую работу.
   Следующий шаг она сделать не успела. Рядом с ней вдруг что-то зашебуршало и писклявый голосок изумлённо выпалил:
   - Ни ... себе! Кум, ты только посмотри!
   - Чего ты там углядел, кирку тебе в глотку, - проворчал густой бас.
   Полина шарахнулась в сторону, до рези в глазах вглядываясь в темноту. Больше всего её поразило, что голоса раздавались не просто в двух шагах от неё, но ещё и словно бы снизу. Как будто собеседники ей и до пояса не доставали. Но голоса явно принадлежали взрослым людям, даже пронзительный фальцет.
   - Обычная ведьма, - продолжил тем временем бас и тут же охнул. Полине отчего-то показалось, что обладатель оперной глотки сел прямо на мостовую. Девушка медленно начала пятиться, нашаривая в кармане так вовремя вспомнившуюся зажигалку. Она была абсолютно уверена, что те двое увидели (как?) именно её. Слишком пристальное внимание местных жителей пугало уже всерьёз.
  Можно подумать, что у неё на лбу светится надпись, возмущённо подумалось Полине. И хорошо бы узнать, что именно там написано и отчего все встречные глазеют на неё, как на восьмое чудо света.
   - А я что говорил, - торжествующе провизжал первый голос.
   А второй благоговейно прошептал: "КЛЮЧ". Причём именно так, словно все буквы в коротком слове были заглавными.
   Не выдержав, Поля чиркнула кремнем. Затеплившийся огонёк осветил двух карликов. Один сидел на земле, ошарашенно уставившись на Полину, а второй тянул его за руку, пытаясь поднять. Карлики-то они карлики, но в ширину были с нормального мужчину. При таком росте это делало их почти квадратными.
   - Г-гномы? - недоверчиво пробормотала Полина. Как ни тихо говорила девушка, её услышали.
   Тот тип, что сидел на земле, тут же вскочил и возмущённо воскликнул:
   - Мы кобольды!
   - Простите, - тут же смутилась Поля. - Я не знала.
   - Вот ведь молодёжь пошла, - ворчал тем временем кобольд. - Это ж надо! Претендент, а элементарных вещей не знает.
   Зажигалка в руке Полины ощутимо нагрелась и девушке пришлось отпустить рычажок. Да и газа почти не осталось, а огонь ещё мог пригодиться. Поля с тоской глянула в чёрное небо, с которого всё так же ухмылялась полная луна, так и не сдвинувшаяся с места. Ночь давным-давно должна была кончиться, но небо и не думало светлеть.
   - Извините, а претендент на что? - робко поинтересовалась Полина, опустив взгляд. Гномы, то есть, кобольды подошли уже совсем близко. Не то чтобы их стало по-настоящему видно. Просто в странном свете фонариков и густых тенях проявились чуть более тёмные силуэты. Дядечки не показались Полине опасными, а может она просто дошла до точки, но встреча с незнакомцами, вместо того, чтобы напугать, вызвала только радость. Они явно, как и фрекен Брюк, что-то знали.
   Полина отшатнулась, когда кобольды, ошарашенно переглянувшись, в один голос воскликнули:
   - На ключ!
   - Какой ещё ключ? - простонала Полина.
   - Кум, а кум, - громогласно прошептал кобольд с тоненьким голоском. - Она и впрямь не знает.
   - Не знает, - как-то растерянно ответил другой. - Но как такое может быть?
   - Дяденьки, - жалобно спросила девушка, - вы о чём? Чего я не знаю?!
   - Вспомнил! Эта игра будет Большой! - вдруг хлопнул себя по лбу один из "дяденек".
   - Большой игры не было пятьдесят лет, - недоверчиво ответил другой, не обращая внимания на Полину.
   - А мы сейчас проверим, - азарт в голосе кобольда был прочти осязаем. - Барышня, вы давно в Брокене?
   - Не-е знаю, - растерялась Полина. - Несколько часов, наверное. А что?
   - Вот! Я же говорил! И мы первые! Барышня, ну скажите, что вы ещё не нашли себе букмекера. Не нашли же?
   - Можете вы мне объяснить, что здесь происходит, что за игра, в чём вы первые и ЧТО ЭТО, ВООБЩЕ, ЗА МЕСТО?! - сорвалась на крик Полина. Восторг и надежда кобольда внезапно разозлили девушку настолько, что ей ужасно захотелось кого-нибудь стукнуть железякой. Той самой, которую она так и продолжала незнамо зачем таскать с собой. Все, ну вот абсолютно все знали про неё что-то важное и не говорили!
   Коротышки отшатнулись, переглянулись и писклявый осторожно спросил:
   - Э-э... милая барышня, вы позволите пригласить вас на чашку чая?
   Поля замялась, а кобольд зачастил, словно испугавшись, что девушка откажется.
   - Мы всё объясним, клянусь киркой!
   Девушка вздохнула, покосившись на соблазняющие информацией глыбки темноты, поколебалась, но всё же кивнула. Сообразив, что молчаливого согласия могли и не заметить, она открыла было рот, но тут раздался шлепок, словно кто-то хлопнул разок в ладоши, и тонкоголосый восхищённо пропищал: "Ну, кум, ты голова"! и кобольды обрадованно затопали в сторону кафе. Поля пожала плечами и потянулась за ними.
   Вместо чая Поля предпочла бы обед из трёх блюд, но даже просто выбраться в местечко посветлее и присесть, казалось чудесной идеей.
  
   Несколько шагов все прошли в полном молчании, но тут вдруг один из кобольдов, уже почти совсем видимый, хлопнул себя по лбу и обернулся к Полине.
   - Барышня... - он чуть помялся и всё-таки пробасил. - Вы б ключ прибрали куда. А то уж очень он в глаза бросается.
   Оставив в стороне вопрос, КАК что-то может бросаться в глаза в таком освещении, Поля приподняла тяжёлый обруч и уточнила:
   - Ключ - это вот это? - других вариантов вроде бы не было, но мало ли. Вещи, всегда казавшиеся девушке простыми и очевидными, в этом странном месте вовсе не были таковыми.
   - Да, - кивнул один из собеседников.
   - И куда я, по-вашему, могу его... прибрать?
   Коротышки оглядели Полину с ног до головы и синхронно почесали затылки. На майке карманов не было вовсе, а в джинсовые такая бандура вместиться никак не могла.
   - А нам на хранение... - начал было говорить один из кобольдов, но другой ткнул его локтем в бок.
   - Не слушайте его, милая барышня, - пробасил он. Порывшись в карманах, коротышка извлёк небольшой молоточек, что-то вроде гвоздя, ещё несколько предметов, которые Поля не разглядела и наконец добрался до небольшого мотка. Протянув его девушке, кобольд пробасил: "к поясу привяжите или через плечо".
   Полина взяла свёрнутый в клубочек шнурок из тонкой кожи. Тяжёлое кольцо ей и самой до полусмерти надоело перекладывать из руки в руку. Продев верёвочку в шлёвки штанов, девушка подвесила на неё странный "ключ" и, завязав бантик, опустила сверху подол майки. Железяка теперь не только не мешала, но и действительно была почти не видна, к явному облегчению кобольдов.
  
   Половина столиков оказались пусты и кобольдам с Полиной легко удалось найти подходящее место. К тому же в кафе, на радость уставшей от мрака Поли, оказалось довольно светло. Пока она вертела головой, разглядывая посетителей, коротышки пошептались с подскочившим официантом и, чинно сложив руки на столе, стали ждать, когда девушка обратит на них внимание.
   С трудом оторвав взгляд от сидящей в уголке девушки с трепещущими за спиной стрекозиными крылышками, которые её собеседник игриво щекотал длинным тонким хвостом, Поля тихонько ойкнула и виновато улыбнулась кобольдам.
   - Меня Полина зовут.
   - О, какие же мы... - взвыли кобольды в один голос, столь же одинаково запнувшись на эпитете, видимо не предназначенном для нежных девичьих ушек. Коротышки вскочили, с грохотом отодвинув массивные табуреты, и поклонились.
   - Позвольте представить вам моего друга, - пропищал тот, что пониже, сгибаясь в поклоне. Аккуратно расчёсанная рыжая борода метнула по ярко-зелёной куртке и снова воинственно задралась. - Тарна Загорного.
   - А это Эрг Бугорный, - пробасил второй, указывая на своего спутника и кланяясь точно так же.
   Дезориентированной светскими манерами Полине понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, что парни представили друг друга, значит рыжий и писклявый - это Эрг, а чернявый в синей куртке - Тарн, а не наоборот.
   - Очень приятно, - пробормотала девушка, лихорадочно прикидывая, не встать ли ей тоже, чтобы сделать реверанс. Её сомнения разрешили кобольды. Они всё так же слаженно сели на место и снова уставились на Полину одинаковым взглядом глубоко посаженных тёмных глаз, почти спрятавшихся за лохматыми бровями. Казалось, что они в таком же замешательстве, как и девушка. Неловкую паузу прервал вернувшийся официант.
   Полина судорожно сглотнула, внезапно заметив, что у ловко сгружавшего на стол тарелки и чашки парня, волчьи уши. Впрочем, она быстро отвлеклась. Оказалось, что в представлении кобольдов "выпить чаю" - значило налопаться, как удав. Брови Полины поднимались всё выше и выше, по мере того как перед ней возникали горы бутербродов и пирожных, чашечки с вареньем, взбитыми сливками и ещё чем-то неопознаваемым, но явно вкусным. Полин желудок при виде всей этой роскоши радостно заурчал, заставив девушку смущённо покраснеть. Стараясь не набрасываться на угощение, она утянула один бутерброд и аккуратно откусила.
   Однако коротышки сомнениями не маялись, налетев на принесённую еду с таким энтузиазмом, что Поля, облегчённо вздохнув, тоже принялась наворачивать вкуснющие закуски. Минут двадцать все молча и сосредоточенно работали челюстями.
   Сыто отвалившись от стола, Полина отхлебнула из чашки, и мельком глянув на стоящую все в том же месте луну, спросила:
   - Скажите пожалуйста, который сейчас час?
   - Полночь, разумеется, - удивлённо приподнял бровь Эрг. - Милая барышня, неужели вы и впрямь в первый раз в Брокене?
   - Да. Первый. А почему "разумеется"?
   - Но... здесь всегда полночь!
   - Как это?!
   - Брокен - полуночный город.
   - Но... Я ничего не понимаю! - отчаянно выдохнула Полина. - Где я?! Объясните мне, ЧТО это за место. Пожалуйста.
  
   Полина сидела за столиком, уставившись в пустую чашку. Объяснения кобольдов были путаными, но основную идею она поняла. Это паршивое кольцо попалось ей в руки не просто так. И теперь не отвяжется, хоть его в реке топи. Вот уж счастье привалило!
  И ведь отказаться никто не даст. Уж это кобольды разъяснили во всех подробностях. Можешь писать заявление в магистрат или выйти на центральную площадь и орать дурнинушкой, что ты тут ни при чём - разницы никакой. Назначили претендентом - останешься им, пока не кончится игра. Попался бы ей в руки этот назначальщик! Полина бы ему ударную дозу слабительного с удовольствием преподнесла.
   Мало того, что за претендентами весь город гоняется. Ну ладно, за самой Полиной теперь не весь. Предложение коротышек быть её букмекерами позволит послать жаждущих приобщиться к великой халяве к лешему. То есть, к кобольдам. Поля кривовато усмехнулась, глядя, как Эрг с Тарном с восторгом крутят в руках её часики. Ну, нечего ей больше было отдать в знак свершившейся сделки, разве что зажигалку. Вот только та ей самой в этом милом местечке пригодится.
   Хотела бы она знать, какому сумасшедшему пришла в голову столь гениальная идея. Если уж кто-то сумел пропихнуть полгода в двенадцать ударов часов одной единственной полуночи, причём для целого города, то зачем ставить весь этот город в зависимость от одного существа?! У Полины просто в голове всё это не укладывалось. Время в Брокене на самом деле стоит. То есть идёт, но только пока бьют городские часы. Но сами по себе они этого сделать не могут. Механизм боя надо заводить для каждого удара. Ключом. И делает это специально выбранный хранитель. С последним ударом цикла ключ распадался на детали и разлетался по всему Брокену. И если к моменту следующего завода хранитель не успеет собрать ключ - время в городе и в самом деле остановится. Навсегда.
   Ну ладно. Мало ли как в жизни бывает. И выбирать хранителя из нескольких претендентов тоже наверное зачем-то нужно. Должность-то ответственная. Но Полина-то ни в какие хранители не рвалась! Так почему её сделали претендентом?!
   Полина украдкой пощупала кольцо на поясе. Что бы ни говорили кобольды, девушке было очень трудно представить эту штуковину ключом от часов. Ну ладно. Частью ключа. И теперь ЕЙ требовалось собрать этот самый ключ из деталей, которые ещё надо найти! И как, спрашивается, она должна это делать, если не знает ни города, ни как выглядят эти самые кусочки? Да ещё и наперегонки с остальными претендентами. А если каждый из них найдёт по детали, то как они их будут делить? Половинкой ключа часы не заведёшь. И помочь в поисках никто не может. Детали становятся видны горожанам только в руках претендента. Ну, претендентам они тоже видны, но как, скажите на милость она-то узнает, что именно видит?
   Деталь ключа невозможно отобрать силой, украсть, потерять или забыть. Единственный вариант - отдать добровольно такому же претенденту. Полина и рада была бы избавиться от головной боли, но... где искать остальных участников гонки, она знала ничуть не лучше.
   Сбор ключа был самым главным здешним развлечением. На участников делал ставки весь город. И не только потому, что так было веселее. Те, кто поставил больше всех на победителя, выигрывали вовсе не деньги. То есть выигрывали, но доставались они не им. Каждый удар часов выполнял одно желание хранителя. Но ему самому полагалось только три. За остальные хранитель получал тот самый выигрыш, озвучивая желания счастливчиков, сделавших правильную ставку.
   Понятно теперь было, о чём так жалела фрекен Брюк. Похоже, она и сама была бы не прочь побыть хранителем. Ещё бы! Три волшебных желания и куча денег в придачу на дороге не валяются. То есть, как раз валяются, только Поля с огромным удовольствием отдала бы их кому-нибудь. А ставить на Полину дама, видимо, опасалась. Поля и сама на себя ни за что бы не поставила.
   Но и это было ещё не всё! Обычно хранителя выбирали из горожан, но время от времени, кто-то там наверху затевал игру поинтересней, добавляя в претенденты случайных людей из внешнего мира. Сама Полина так и попала в эту передрягу. Чёрт оказался вралём несусветным. Он бы её в любом случае отправил в Брокен, даже согласись она на сделку.
   Пока Поля переваривала объяснения, кобольды перешли к развлекательной части и у девушки волосы на голове зашевелились. Эрг с Тарном с таким смаком расписывали битвы между претендентами за "добровольную" передачу деталей...
   Госсссподи! Они что, с ума тут все посходили?! ОНА должна участвовать в битвах магов? Или ещё хлеще... Полина, на полуслове прервав рассказ кобольда о том, как один из рыцарей отрубил другому руку, чтобы "добровольно" вытащить из неё почти собранный ключ, выскочила из-за стола и, перегнувшись через низенький заборчик, отделявший территорию кафе от остальной улицы, рассталась с только что съеденным ужином.
  
   Полина выпрямилась, взяла из рук одного из озабоченно подскочивших коротышек чашку с недопитым чаем и сделала глоток, пытаясь избавиться от мерзкого привкуса. Когда в глазах немного прояснилось, а желудок перестал стягиваться спазмами, она жалобно спросила:
   - Вы же пошутили, правда?
   - Мы никогда не лжём, - возмущённо напыжился Тарн. Эрг ткнул его локтем в бок и, запрыгнув на табуретку, участливо наклонился к Поле.
   - Ну не надо так волноваться, милая барышня. Иногда игра бывает совсем скучная. Раз, два и всё в порядке. Да, кстати, нам нужен список талантов претендента. Что бы народ мог знать, какие ставки лучше делать.
   - Какие ещё таланты? - простонала Полина.
   - Ну как какие? Вот вы, милая барышня, - насколько сильная ведьма?
   - Да не ведьма я! - взорвалась та. - И у меня имя есть, в конце концов!
   На них стали оглядываться посетители и Поля уже гораздо тише, добавила. - Вы же его только что записывали.
   Как это не ведьма?! - воскликнули в один голос кобольды. Ошарашенно переглянулись и Тарн осторожно, тщательно выговаривая имя сказал: - Полина, но... вы человек, так? Мы же не могли ошибиться.
   - Ну, человек, - сумрачно пробурчала Поля.
   - Но... из человеков в Брокен попадают только ведьмы, колдуны и шаманы.
   - Ещё клирики - поправил Эрг.
   - Те другого пола, - отмахнулся кобольд от приятеля. А вы, Полина, говорите, что не ведьма. Так не бывает!
   - Не знаю, как оно бывает, но я точно самый обычный человек. Нормальный! Без всяких там... третьего глаза и голосов свыше.
   - А может, она воин? - вопросительно протянул Эрг, недоумённо разглядывая девушку. Тарн легонько постучал ему по лбу согнутым пальцем. - Совсем сбрендил или только начал? Посмотри на неё.
   Полина ошарашенно вслушалась в довольно громкий стук кирпича по кирпичу. Но добавить, что с высказыванием полностью солидарна, не успела.
   - Смотрю, - огрызнулся кобольд, почёсывая пострадавшее место. - И ничего не понимаю.
   - Может неинициированная, - задумчиво протянул Тарн в пространство и, чуточку оживившись, обратился к Полине.
   - А может, бабушка ведьмой была или тётя?
   Поля прекрасно понимала, отчего лица у кобольдов разочарованно вытянулись. Надежды на выигрыш у неё не было никакой. Ей хотелось как-то подбодрить коротышек, но и чернить память родственников девушка позволить не могла.
   - Нет. У нас вся семья совершенно нормальная.
  
   Пока кобольды чесали в затылках, начав понимать, во что вляпались, Полина села на место и, пригорюнившись, подпёрла рукой подбородок.
   Ну, вот за что ей это, а? Что она такого сделала, чтобы так попасть? И как теперь выбраться? Бегать по городу, собирая детали, девушка не хотела, но и как дальше быть не понимала совершенно. Если только...
   За мгновение до того, как Полина окончательно утвердилась в решении срочно найти ещё одного претендента и вручить железяку ему, атмосфера заполнилась кофейным благоуханием. Негромкий стрекот лопастей подобрался к самому столику и с небес раздался удовлетворённый голос.
   - Попалась, голубушка.
   Полина оборачивалась очень медленно.
   За это время кобольды успели обежать девушку и встать этаким забором между Эвелиной Карловной и ею. Очень низеньким, конечно, забором. Лиц Поля не видела, но позы у коротышек были решительные.
   Кофемолка спустилась ещё ниже. Взглянув на тонкие губы, едва заметно дрогнувшие в презрительной усмешке, девушка передёрнулась и отшатнулась, наткнувшись на табурет, с которого машинально встала при виде злобной грымзы. Тот попал Полине прямо под коленки, заставив девушку потерять равновесие. Неудобные башмаки заскользили по гладкому полу и Полина с размаху села на край стола.
   Села и тут же подпрыгнула, поскольку приземление на чашку оказалось не слишком приятным. Стол, наклонившийся, было, под тяжестью девушки клацнул ножками, возвращаясь в нормальное положение. Посуда, решившая прокатиться с горки, остановилась, с тихим звяканьем сбившись в кучку.
   Окончательно смутившаяся Полина, с ужасом чувствуя, как щёки заливает краска, робко огляделась. Обернувшиеся на шум посетители, безразлично возвращались к своим делам, вот только стало их почему-то куда меньше. Поля не заметила когда и куда все поисчезали, но ей показалось, что распугала народ Эвелина Карловна.
   Девушка виновато покосилась на озабоченно оглядывающих подопечную кобольдов и, наконец, рискнула взглянуть на настоящую виновницу переполоха.
   Ведьма, слегка склонив голову и приподняв бровь, наблюдала за девушкой. Усмешка стала уже совсем сардонической, а глаза...
   Полина встряхнулась и заставила себя посмотреть ведьме в глаза. Мелькнувшее в них лёгонькое удивление быстро сменилось (Поля даже за руку себя ущипнула, но факт оставался фактом) улыбкой, азартом, ещё чем-то неуловимым, отчего-то напоминающим приглашение и... не прошло и мгновения, в девушку снова воткнулись ледяные иглы.
   Поля потрясла головой и осторожно отодвинулась от стола. Пока она приходила в себя, Эрг с Тарном снова повернулись к кофемолке. Эвелина попыталась их проигнорировать и подлететь ближе к жертве, но коротышки одинаковым жестом вскинув левую руку, вдруг... негромко запели.
   Полина протёрла глаза. Заунывная мелодия с непонятными словами была... видимой. Словно паутина она подплыла по воздуху к лопастям и стала обвиваться вокруг. Ветряк крутился всё медленней. Эвелина Карловна при виде этого безобразия зашипела разъярённой кошкой и отодвинула кофемолку метра на два, вылетев за территорию кафе. Небрежно сбросив с пальцев синеватую молнию, испепелившую паутину, ведьма успокаивающе подняла руки и обратилась к кобольдам.
   - И что всё это значит?
   - Она наша, - протянули, почти пропели Эрг и Тарн.
   - Что значит ваша?! Нарушители проходят по моему ведомству!
   - Это НАША претендентка, - пробасил Тарн, пододвигаясь на шажок ближе к кофемолке.
   - Претендентка?
   Эвелина Карловна явно была потрясена. Она ещё раз смерила Полину взглядом. Той показалось, что её за секунду просветили рентгеном, вывернули наизнанку и повесили сушиться на солнышке. Полина поёжилась и сделала ещё шажок в сторону.
   - Претендент из внешнего мира, - почти сама себе пробормотала Эвелина, - но... я не вижу никакой Силы... Какие способности?! - резко спросила она у коротышек, проигнорировав Полину. Зато кобольдов взялась допрашивать так, словно имела на это все права. И, наверное, действительно имела, поскольку Эрг опустил руку и покорно промямлил.
   - Мы, это, ещё не определились.
   - То есть?
   - Ну, она говорит, что не ведьма.
   Брови Эвелины взлетели ещё выше. Она снова взглянула на Полину и пожала плечами.
   - Этого не может быть! Она же человек.
   - Мы тут подумали, может, она неинициированная.
   Полине ужасно не понравилось, что, показавшиеся такими милыми, кобольды и злющая ведьма обсуждают её так, словно она стол или стул. Ещё больше девушку напугали разговоры о проверке способностей, принудительной инициации и цене, которую Эвелина возьмёт с коротышек. Девушка почувствовала себя даже не подопытным кроликом, а сломанной микроволновкой, которую без особой надежды сдают в ремонт.
   Увлечённая торгом троица спорила о ценах так азартно, что никто из них не заметил, что Поля отодвигается всё дальше и дальше. Девушка осторожными, почти незаметными шажками отошла к заборчику и аккуратно перешагнула через него. Она успела совсем уйти в тень, прежде чем бегство заметили.
  
   9. Подземельные страсти
  
   Полина отошла от заборчика на пару шагов и замялась. Может, зря она... ну проверят способности. Убудет от неё, что ли? На самом деле девушке было просто страшно возвращаться в темноту. Одной.
   Перед лицом Полины вдруг заметался крохотный огонёк. От его мельтешения рябило в глазах и Поля попыталась отмахнуться. Огонёк пискнул и раздвоился. И снова. Она не могла понять, то ли огоньки и правда делятся, то ли всё время подлетают новые, но в считанные секунды вокруг девушки уже кружился рой светлячков. Тихий писк и стрекот вдруг насторожили Полину и она прислушалась повнимательнее.
   - Дай конфетку, - слова, вычленившиеся из беспорядочного бормотания, заставили девушку поковырять в ухе. - Ну не будь жадиной! Дай конфетку!
   Разглядеть огоньки получше никак не удавалось. Слишком быстро они носились. Зато тихие голоса сливались хоть и в едва слышный, но всё более отчётливый писк.
   - Дай конфетку, ну дай конфетку!
   - Но... у меня нету, - растерянно пробормотала Полина. Как она ни старалась понизить голос, часть огоньков словно сдуло её дыханием. Пострадавшие возмущённо что-то заверещали, а один ринулся к девушке. Поля машинально прикрыла рукой глаза и очень вовремя. В тыльную сторону ладони впилась крохотная, нестерпимо горячая иголочка.
   - Озверели! - взбесилась Полина, резко стряхивая вредную искорку. Та отлетела в сторону, почти ударившись о мостовую, но в последний момент вывернулась из пике и снова ринулась к Поле.
   - Злая ведьма, жадная ведьма, глупая ведьма! - заверещали светлячки и набросились на Полину уже всем роем, норовя попасть в глаза. Поля испуганно зажмурилась, вслепую сделала несколько шагов, безуспешно отмахиваясь от разъярённых малявок, и провалилась в какую-то яму.
  
   Падала Поля недолго, но представить, сколько переломов ждет её на дне колодца, успела.
   Тем удивительнее было приземление. Приводнение. Полина с громким плеском вошла в бегущий поток и перепуганно забарахталась в темноте. Она никак не могла понять, где у подземной реки дно или берега. Радовало только одно. Барахталась девушка не в городской канализации, как можно было ожидать, а в чистейшей и удивительно вкусной воде. Ну да, успела распробовать, когда так неожиданно нырнула.
   Немного успокоившись, Полина расслабилась и позволила течению нести себя, куда тому заблагорассудится. Всё равно же непонятно, как и куда выбираться. Зато здесь нет ни злобных светлячков, ни других "милых" существ.
   Тьма под землёй была неожиданно уютной и словно... бархатной. Поля и не представляла, насколько устала от мельтешения неправильных огней. Сколько она плыла, девушка так и не узнала. Задремавшую в тихих тёплых струях Полину вдруг резко тряхнули за шиворот и какая-то сила, с шипением и ругательствами поволокла её из воды.
   - Идиотка! Уснуть в Лете! Откуда только такие бестолковые ведьмы берутся?!
   То, что её тащат, как мешок картошки, Полине не понравилось, но... как-то отстранённо. Тело не слушалось и мысли были вялыми, неотчётливыми. Девушка словно никак не могла очнуться от тяжёлого, болезненного сна.
  
   Окончательно пришла в себя Полина уже на берегу. Рядом уютно потрескивал небольшой костерок. У огня на каких-то палках сушились ботинки, вокруг которых хлопотало... хлопотала... большущая выдра. Услышав, как девушка со стоном приподнялась, выдра повернула к ней мордочку и недовольно спросила:
   - Очухалась?
   Говорящая и разжигающая огонь выдра Полину уже даже не удивила.
   - Это вы меня вытащили?
   - А кто ж ещё, - проворчала в ответ выдра и подошла поближе. - Как тебя зовут, помнишь?
   - Полина.
   - Ну, хвала Великому Алхимику. Успела. Ещё б чуть-чуть и ты бы памяти лишилась! Какого ... тебе вздумалось здесь купаться?! Другого места не нашла?
   Полина добросовестно попыталась припомнить, зачем она полезла в воду. Воспоминания почему-то были не то что бы обрывистыми, но какими-то бледными. Девушка словно вспоминала не свои приключения, а давно виденный фильм.
   - Я провалилась.
   - А выбраться сразу не додумалась? - скептически поинтересовалась выдра.
   - Нет, - растерянно отозвалась Поля. - А почему? То есть, что это за река такая?
   - Лета, - растерялась в свою очередь выдра. - Ты что, не узнала по вкусу? Слаще воды забвения нет ничего в мире.
  
   Полина грелась у костра, болтая с Аррикой. Так звали удивительно словоохотливую выдру. Та работала девочкой на побегушках у какого-то алхимика. Не того, Великого, который, оказывается, почитался местными жителями если не как творец всего сущего, то Брокена уж точно. Самого обычного алхимика, занимающегося изготовлением различных зелий по лицензии магистрата. Как раз по его заданию выдра и отправилась на сбор ракушек со сводов пещеры, по которой текла река. Собственно Аррика была не совсем выдрой. Оборотнем.
   Аррика довольно давно бродила по подземелью и соскучилась, так что Полине даже не пришлось участвовать в разговоре. Достаточно было вовремя кивать и понимающе хмыкать. Расслабленность и безразличие, вызванные водой, постепенно проходили. Поля задумалась о дальнейших планах, механически поддакивая выдре и лениво вороша угли найденной возле костра тяжёлой рогулькой. Она даже не сразу поняла, что Аррика замолчала. Вскинув взгляд на собеседницу, Полина поёжилась. Выдра застыла на месте, чуть приоткрыв пасть и следя за руками девушки с таким напряжённым вниманием, что Поля невольно испугалась.
   - Ты чего?
   Аррика тряхнула головой и перевела взгляд на Полю.
   - Ты претендент?
   - Откуда ты... - Полина заткнулась на полуслове и внимательно присмотрелась к штуковине, которую держала в руке. Рогатка с длинной ручкой явно не была веткой дерева. Впрочем, металлом там тоже не пахло. Больше всего штука была похожа на старую кость, потрескавшуюся от времени. А может и не от времени. Трещинки складывались в замысловатый узор и, если присмотреться, можно было заметить целые сценки, в которых штрихообразные человечки охотились, ездили верхом на таких же схематических животных. Они пили, танцевали, занимались... Полина покраснела, и смущённо кашлянула, попеняв себе за чересчур буйное воображение.
   А ведь если бы не выдра, Поля скорее всего выбросила бы часть ключа, снова практически прыгнувшую ей в руки. Решить, обрадоваться находке или пожалеть о ней, невольная претендентка не успела.
  
   Поля ненавидела крыс всеми фибрами и жабрами. А ещё пуще боялась. Ещё когда они с бабушкой жили в маленьком домике на окраине, она никогда не ходила в сарай, не заманив с собой вальяжную рыже-чёрно-белую Мурку. Кошка косилась на девочку, протягивающую ей лакомство, со снисходительно-брезгливой жалостью и иногда мурыжила Полю по несколько минут, прежде чем прошествовать в дверь и демонстративно пройтись по всем углам. Но Полина просто не могла ничего с собой поделать. С тех пор как с потолочной балки маленькой девочке свалилось на голову целое крысиное гнездо, Полю просто трясло при виде наглых серых тварей. И их отсутствие было единственным преимуществом проживания в крохотной квартирке на верхнем этаже.
   Так что когда к костерку, разожжённому Аррикой, внезапно выскочила целая стая огроменных крыс, девушку чуть удар не хватил. Но всласть попугаться ей не дали. Эхо оглушительного визга ещё металось под сводами пещеры, когда выдра, подскочив к трясущейся Полине, отвесила ей пощёчину и велела заткнуться. К такому обращению Поля не привыкла и замолчала, скорее от изумления.
   Тем временем самый здоровый крыс совсем по-человечески устроился на покинутой Полиной кучке хвороста и даже закинул ногу на ногу. Разумная крыса ростом с дога по определению не могла быть обыкновенной и Полина немножко успокоилась. Девушка недоверчиво присматривалась то к мерзко пошевеливающему усами крысюку, то к по-хозяйски устраивающимся вокруг костра крысам поменьше, то к мелькающим за границей света теням. Сколько ИХ ещё таилось в темноте, Полине даже думать не хотелось, и она сосредоточилась на вожаке.
   Тот зловеще ухмыльнулся и... отвернулся к выдре.
   - Ну что, Аррика, принесла, наконец, должок?
   Та тут же, словно только и ожидала команды, жалостливо заныла:
   - Ну, Кракс, ты же знаешь, что неделя была неудачной.
   Тот недовольно хмыкнул
   - А с чего меня должны интересовать твои проблемы?
   - Ну, Кра--аакс, ну я всё отдам...
   - Когда рак на горе свистнет? Ты что ж думаешь, я до бесконечности ждать буду? Раз ты слов не понимаешь, придётся тебя наказать. Или нет. Меняю твою подружку на проценты с долга. Сама знаешь, сколько там накопилось.
   Выдра тяжело вздохнула, а у Полины похолодело сердце. Неужели...
   - Не могу. И хотела бы, да не могу. Она - претендент.
   Поля почувствовала омерзительную уверенность, что спасали её именно для того, что бы отдать этой твари. Девушка задохнулась от обиды, а потом и от ужаса. Глаза защипало, но слёзы так и не пролились. Вместо этого Полина вдруг разозлилась.
   - Да сколько ж можно?! - заорала она, вскочив с места. - Что я вам всем, кукла какая?! Чего вы меня делите?! И, в сердцах махнув рукой, выпалила напоследок: "Мурки на вас нет"!
   Никакого сверхъестественного эффекта от своих слов девушка не ожидала и высокомерно- вопросительное "МРРЯУ" откуда-то сверху ошарашило её не меньше, чем переполошившихся крыс. Между Полиной и стаей вдруг возникла кошка. Она была бы вылитой Муркой, мирно почившей от старости много лет назад, если бы не... это была не просто кошка, а КОШКА. Мало того, что трёхцветная домашняя кошечка вымахала ростом с тигра. Она ещё и светилась призрачным светом и вообще была полупрозрачной. Призрак кошки махнул хвостом, и двинулся к пятящимся крысам.
   Полина бы с радостью понаблюдала, как та расправляется со стаей, если бы кончик хвоста не прошёл сквозь неё. Могильный холод в груди, по которой пришёлся контакт, стал последней каплей и девушка, заорав "мама", бросилась в темноту.
   Поля не знала, мерещится ли ей мягкая поступь и горячее дыхание за спиной или баскервильская кошка давно отстала, но ни остановиться, ни оглянуться просто не могла. Полина бежала и бежала, каким-то чудом угадывая повороты и даже не свалившись ни разу в плещущуюся рядом воду. В боку уже здорово кололо, а дыхание стало похоже на хрип астматика, когда Полина обнаружила, что выбралась к заржавленной решётке. Калитка в той была чуть приоткрыта, на поперечине сиротливо болтался открытый висячий замок, но самое главное, за ней сверкали огни. Те самые, неправильные, которые так напрягали девушку. Теперь же она восприняла их как спасительную гавань.
   Протиснувшись в узкий лаз, Полина остановилась, пытаясь восстановить дыхание, и с умилением разглядывая мельтешащие в воздухе летательные аппараты. Собравшись выбрать на майке местечко почище, чтобы вытереть вспотевшую мордашку, Поля с изумлением обнаружила у себя в руках ту самую костяную рогульку и... ботинки дядюшки фрекен Брюк. Смеяться сил уже не было и девушка просто обулась, запихнула добычу за ремень и потихоньку побрела куда глаза глядят.
  
   Глаза у Полины уже практически никуда не глядели. Девушке хотелось спать, есть и... больше всего ей хотелось вернуться домой. На ставшую в воспоминаниях удивительно родной и уютной кухню. И чтоб урчал холодильник, на плите закипал чайник...
   Внезапно слева от Поли противно скрипнула дверь. Бледно-салатовый свет, вырвавшийся из проёма, осветил лежащую посреди дороги железяку, об которую девушка споткнулась бы ровно через шаг.
   Полина настороженно замерла на месте, а потом и вовсе шмыгнула в тень, ожидая очередной неприятности. В дверях показалась сначала сгорбленная спина и замусоленная юбка. Несколько юбок разной длины, надетых одна на другую. Из дома спиной вперёд выбралась старушка, с кряхтением пытающаяся вытянуть за собой громадный узел. Тюк был гораздо шире проёма и вылезать не хотел.
   Поля отступила ещё дальше и с удивлённой улыбкой принялась наблюдать за... ну если бы не кокетливая шляпка с вишнями, девушка приняла бы старушенцию за натуральную бабу-ягу. Ну а что? В этом безумном зазеркалье водилась куча нечисти, отчего бы не быть и сказочной ведьме?
   Узел всё не выходил, как бабка его ни дёргала. Она уже вполголоса начала бормотать всем известные заклинания, которые в комплекте с ломом, могут творить любые чудеса. Полина почти решилась подойти и помочь несчастной, как вдруг в темноте раздались тихие уверенные шаги. В полосу света вальяжно вплыл священник. Католический. Поля протёрла глаза, в надежде что иллюстрация к рассказам об отце Брауне исчезнет сама собой. Пузатый коротышка в длинной рясе с засаленным воротничком-стойкой и шляпе с загнутыми полями никуда не делся.
   Пока девушка лихорадочно соображала, ОТКУДА в сказочном городе, полном всяческой нечисти, мог взяться такой тип, священник подошёл к старушке и, кашлянув, полуутверждающе спросил мощным, как церковный колокол басом:
   - Ты нуждаешься в помощи, дочь моя?
   В отличии от Полины, старушенция, самозабвенно возящаяся с неподъемной ношей, шагов явно не слышала, иначе не подпрыгнула бы почти на метр. Бабулька развернулась в воздухе и, щёлкнув пальцами, запустила в святого отца маленькой молнией. Священник невозмутимо подхватил сбитую вспышкой шляпу и, в свою очередь, засветил приземлившейся старушке в лоб. Нет, не заклинанием. Внушительным крестом, болтавшимся на объёмистом животе. Бабка свела глаза в кучку и села на мостовую.
   Поля замерла. Вопреки ожиданиям, старушку священным предметом не прибило. Больше того, вместо того, чтобы затеять драку или хоть перебранку, падре протянул руку и помог бабке, потирающей на глазах растущую шишку, подняться на ноги. И та не отказалась! Кряхтя и постанывая, бабулька встала, показала на мешок и что-то тихо сказала.
   Когда они принялись дружно вытаскивать узел, Полина уже ничему не удивлялась. Потерев слипающиеся глаза, она уже собралась, было, двигаться дальше, справедливо рассудив, что парочке не до неё. Претворить решение в жизнь девушка не успела. Над той самой дверью открылось окно и из него высунулась голова в ночном колпаке. Узрев возящихся внизу, голова открыла рот и завизжала:
   - Караул! Полиция! Грабят!
   - Мать честная, сонное зелье выдохлось, - охнула в ответ старушка и рванула по улице, чуть не затоптав священника. Тот тоже, долго не раздумывая, побежал в темноту.
   Обалдевшая девушка поняла, что бежит за парочкой грабителей, только когда где-то вдалеке завыла сирена, до боли напоминающая о родимой полиции. Поля даже приостановилась, соображая, зачем она-то пытается догнать топающих далеко впереди старушку и священника. Впрочем, очередное "виу-виу" живенько напомнило Полине, что если вот сейчас её застукают на месте преступления - придётся идти в свидетели, а то и чего хуже, за воровку примут именно её.
  Зато Полина не на шутку взбодрилась, так что кое-какая польза от неудавшегося ограбления была.
  
   10. Рыбак рыбака...
  
   На развалинах лилового дома сидел унылый человечек и тяжко вздыхал. Куда податься домовому без дома? Фрекен Брюк и её дядюшку увезла чёрная карета дона Паоло. А ведь он сколько раз намекал хозяйке, что не гоже делать столько долгов. Вот теперь она узнает, что почём, но толку-то? Слуга успел сбежать. А куда податься ему?
   Тэодор в очередной раз попытался стряхнуть въевшуюся в щегольский костюмчик пыль. И снова безуспешно. Домовой фрекен Брюк был настоящим франтом. Был, пока не лишился дома. Магия, делавшая его в родных стенах почти всесильным, таяла, утекала водой сквозь пальцы. И он ничего не мог с этим поделать. Хозяева не захватили с собой ни башмака, ни уголька и Тэодору только и оставалось, что наблюдать, как отглаженный костюм постепенно превращается в лохмотья. Как сияющие лаком туфли теряют форму, распадаясь на клочки и грозя вот-вот оставить его с босыми ногами.
   И ведь потеря костюма не была самым страшным. Тэодор точно знал, что будет дальше. Сначала он превратится в чумазого остолопа, потом, когда с него обвалятся и эти линялые тряпки, обрастёт шерстью, потеряет память и разум, а потом... исчезнет. Совсем.
   Если б он только мог подумать, что всё кончится такими разрушениями! Да он бы запрыгнул в ботинки, заботливо впихнутые уходящей босиком гостье. Запрыгнул и уехал с ней.
   Тэодор встрепенулся. А ведь это шанс! Если он найдёт Полину и уговорит её оставить его в своём доме...
   Домовой привстал, оглядываясь по сторонам и включая на полную мощность остатки чутья. След новой хозяйки ботинок уже почти исчез, и надо было поторопиться. Тэодор неловко соскользнул с камня, на котором сидел. Отправляться в путь было очень страшно, но другого выхода не было.
   Далеко уйти домовой не успел. В небе что-то свистнуло и, подняв тучу пыли, на гору камней плюхнулся синий монстр. Тэодор возмущённо задохнулся. Этот... этот... гомункулос недоделанный, ещё и вернуться посмел. Домовой сжал кулачки и полез обратно на развалины.
   Нет, если бы монстр остался таким же огромным, Тэодор скорее всего не решился бы лезть в драку. А может, и решился. Но теперь вопрос был риторическим, поскольку монстр где-то растерял большую часть объёма, сдувшись до размеров футбольного мяча и стал походить на воздушный шарик с отростками и рожицей, неумело нарисованной пятилетним малышом. Крышу он тоже где-то оставил, заменив её треугольной шляпой из газеты.
   Тэодор замахнулся найденным в развалинах куском трубы, но удар пришёлся в пустое место. Монстрик успел увернуться. Домовой зашипел разъярённым кошаком и, бросив оружие, кинулся на противника прямо так. По камням покатился царапающийся, ругающийся клубок. Противники валтузили друг друга, пуская в ход и зубы, и когти. Синий монстр оказался достойным учеником и отращивал те же самые орудия боя сразу, как только домовой применял новое средство. Драка продолжалась чуть не полчаса. Силы противников были равны и к тому времени, когда судорожно хватающие воздух нечистики рухнули без сил, победитель так и не выявился.
   Две одинаково пыльных кучки долго валялись рядом, пытаясь отдышаться. Первым пришёл в себя Тэодор. Снова лезть в драку сил ещё не было и он принялся излагать синему мерзавцу всё, что о нём думает. Монстр внимательно слушал, покаянно кивая. Пыль с его гладкой шкуры постепенно осыпалась, пока бока снова не заблестели. Впрочем, отсутствие грязи не сильно его украсило. Под глазом обнаружился великолепный синяк, почему-то наливающийся розовым цветом, шляпа потерялась, а дрожащие ложноножки виновато подрагивали.
   - Вот что мне теперь делать?! - закончил вдохновенную речь домовой и жалко шмыгнул разбитым носом, - я теперь даже новую хозяйку найти не успею. След выветрился.
   Монстрик тихонько присвистнул.
   - Что? - подпрыгнул Тэодор, бросив искать в развалинах что-нибудь холодненькое, чтобы приложить к шишке на лбу. - Ты, правда, знаешь, где она?
   Монстр снова свистнул и энергично кивнул.
   - А... проводишь?
   Синяя амёба подмигнула подбитым глазом и протянула домовому помятую газетную шапку.
   - В этом? - скривился домовой. - Ну, уж нет.
   Он нырнул в глубину развалин. Монстрик сунулся было следом, но тут же шарахнулся в сторону. Тэодор уже возвращался. Домовой с усилием тянул за собою что-то фиолетовое. В последний момент это что-то застряло между камнями и монстрику пришлось подсобить в вытягивании. Вдвоём они дёрнули посильнее и, свалив крупный камень, выдернули чуть помятую шляпную картонку.
   Тэодор торжественно извлёк из неё парадную шляпу фрекен Брюк. Глубокая, как котелок наимоднейшая шляпка была скромно украшена гроздьями винограда и, самое главное, имела парочку лент для завязывания. А уж вместить могла сразу двух Тэодоров. Домовой завязал ленты и перекинул получившуюся перевязь через выращенное монстриком по такому случаю подобие плеча. Синенький пару раз подпрыгнул и, убедившись, что шляпка нисколько не мешает, приглашающее махнул домовому ложноножкой. То есть уже обыкновенной рукой, поскольку после драки у него остались не только фингалы, но и показавшиеся удобными конечности. Лишнее монстр убрал, нужное отрастил и стал похож... ну если бы здесь была Поля, она непременно обозвала бы результат смешариком. Ну а как ещё назвать резиновый мячик с ручками и ножками?
   Тэодор тихонько вздохнул. Пускаться в авантюру было ну очень страшно. Да только выбора не было. Нет, можно было бы и старых хозяев поискать, но что толку. Своего дома у них ещё долго не будет. Да и... не стоит себя обманывать, прежние хозяева Тэодору совсем не нравились. И если фрекен Брюк была ещё терпима, то её дядюшка... вот уж кто монстр самый настоящий! Сколько сил положил несчастный домовой, чтобы отучить старого дурака прованивать дом всякой гадостью! Он уж и посуду ему бил, и реактивы местами менял...
   На этой мысли домовой потрясённо охнул и, закрыв ладошкой рот, чуточку виновато взглянул на синего монстрика. Ведь сегодня он тоже...
   Тэодор решительно нырнул в импровизированную сумку.
   - Полетели, - скомандовал домовой и они полетели, поднимаясь всё выше в небо над городом.
   ***
   Тэодор и синий монстр уже довольно долго летели, вглядываясь в улицы Брокена. На том месте, где монстр в последний раз видел Полину, суетились солидные полицаи страхового общества, юркие ищейки ведомства городского порядка и даже феи магического контроля. Но самой девушки нигде не было. Нечистики озабоченно переглянулись, и решили искать. С большой высоты много не увидишь, даже сверхъестественным зрением, тем более, если это самое зрение совсем недавно было в основном нацелено на непорядок вроде соринок и пылинок. Синий монстрик, которого, как оказалось, зовут Фьютиком, видел получше домового, но и ему приходилось нелегко. Он даже вырастил дополнительную пару глаз, специально, чтобы не пропустить бредущую по улице фигурку. Монстр вглядывался вниз так старательно, что чуть не пропустил кое-что другое.
   Домовой охнул и в панике схватился за шляпную ленту, когда Фьютик с пронзительным свистом ушёл в крутое пике.
   Шляпу, несущуюся следом за воздушным монстром, надуло, как парус, бедного Тэодора вжало в дно. Домовой испуганно зажмурился, отчётливо представив, как их сейчас размажет об угрожающе приближающуюся черепичную крышу. Как ни странно, потревожить покой ещё одной крыши им не пришлось. Монстрик с отчаянным свистом зарулил в слуховое оконце. Шляпка мотнулась на крутом повороте, чувствительно долбанув Тэодора об стену и протащив его по кирпичам, потом дереву рамы и небрежно уронив на пыльный пол чердака.
   Домовой, пошатываясь, выкарабкался из помятого бархата, споткнулся об сброшенную Фьютиком ленту и разразился тирадой, в которой даже знаки препинания отдавали возмущением и матом. Вот только выразить ВСЮ глубину возмущения ему не удалось. Монстрик, осторожно выглядывавший в окошко, бросился к орущему Тэодору и закрыл ему рот рукой, тихонечко насвистывая что-то успокоительное.
   Отбиться от неожиданно сильной лапы не удалось и домовой, немножко побившись в капкане, всё-таки прислушался к Фьютику.
   Выслушав откровения синенького, Тэодор вслед за ним подкрался к окну и выглянул, стараясь не слишком высовываться. Монстр сказал правду. Прямо напротив, азартно покрикивая, носилась стайка ведьмочек на мётлах.
   - Куда он делся?
   Слова, прозвучавшие чуть ли не у них над головой, заставили обоих нечистиков рухнуть на пол и, вжимаясь в грязные доски, медленно, по миллиметру отползать в тень.
   Ведьмы были совсем молоденькие, но от этого становились только опаснее. Ума они ещё не нажили, зато сил и куража было хоть отбавляй. Именно эта компания один раз загоняла монстрика, сорвавшегося в небо Брокена от лилового дома. Это они вынудили его потратить все силы и уменьшиться до почти неприметного шарика.
   В общем-то, ведьмочки, сбежавшие с занятий в школе, не собирались делать ничего плохого. Их просто заинтересовал невиданный экземпляр нечисти. Но поскольку Фьютику ну никак не хотелось в живой уголок или того хуже на урок биологии, улепётывал он изо всех сил и был вовсе не рад нарваться на ту же компанию снова.
   За окном вдруг что-то застрекотало.
   - Атас! Наставница!
   Не верящие в свою удачу нечистики обалдело проследили за мелькнувшими в окошке тенями и облегчённо обнялись.
   - Неужто пронесло? - недоверчиво прошептал Тэодор, прислушиваясь к происходящему на улице.
  
   Прошло не меньше четверти часа, прежде чем перепуганные путешественники рискнули выбраться с чужого чердака. Озираясь и поминутно вздрагивая, монстрик помог домовому пролезть в окошко и перепрыгнуть в изрядно вывалянную в пыли шляпку.
   Дальше они летели над самыми крышами, заблаговременно облетая всех, кто попадался им на пути. Тэодор, отделавшийся лёгким испугом, недовольно ворчал, что такими темпами они отыщут новую хозяйку только к следующему бою часов, но дрожащий монстрик решительно отказывался подниматься выше.
  
   11. Тихий омут
  
   Поля со стоном присела на ступеньки крохотного крылечка, вытянув гудящие от усталости ноги и безразлично оглядев очередной мрачный закоулок. Сил, не то, что двигаться, даже бояться уже не осталось и, самое главное, она не понимала, зачем и куда ей идти.
   Массивная дверь, к которой девушка привалилась спиной, неожиданно приоткрылась, чуть слышно звякнул колокольчик. Полина успела выпрямиться в самый последний момент, чудом не ввалившись в слишком гостеприимный дом вверх тормашками. Она вскочила на ноги и застыла на пороге, вглядываясь в полумрак. За дверью никого не оказалось, словно та открылась сама по себе. Поля хмыкнула, подумав, что дошла уже до настоящей паранойи, если за каждым углом врагов видит и только потом сообразила, куда попала.
   Все три столика малюсенького бара, видные с её места, были пусты, но на каждом горела свеча. Насколько Полина могла судить, в помещении не было ни единого окна, но воздух вовсе не был затхлым. Легкий запах кальяна перемешивался с ароматами кофе и какого-то алкоголя. Откуда-то плыл тихий хрипловатый женский голос, выводя мелодию на незнакомом языке. Девушка глубоко вздохнула и сделала шажок, затем другой. Через три она обнаружила, что в заведении есть ещё комната. В её глубине виднелась стойка с тремя табуретами, а резная перегородка едва приоткрывала краешки ещё двух столов.
   Полина ещё раз вздохнула, набираясь решимости. Денег у неё не было. Ни местных, ни каких, но девушке так захотелось хоть немного посидеть и передохнуть в тихом уголке...
   Шагнув за перегородку, она тут же, испуганно вскрикнув, забалансировала руками. Маленькая, но коварная ступенька у входа была почти невидима, и нога Поли провалилась гораздо ниже, чем та ожидала. Слишком большой ботинок добавил к случайности свою лепту. В щиколотке что-то щёлкнуло и ногу прострелила острая боль.
   - Вот зараза! - тут же забыла об осторожности Полина.
   - С вами всё в порядке?
   Поля подпрыгнула и резко обернулась, отчего ноге вовсе не стало лучше. Участливо склонившийся дядечка с седыми волосами, собранными в короткий хвостик, увидев стремительно распухающую лодыжку Полины, озабоченно поцокал языком и усадив девушку на ближайший стул, заспешил куда-то за стойку бара. Скрипнула дверь, дядечка скрылся в подсобке. Кажется, кроме неё и бармена здесь действительно никого не было.
   Поля вздохнула и потёрла руками лицо. Как же она устала.
   - Сейчас я вам помогу.
   Длинный, тощий, как велосипед, дядечка, хоть и выглядел неуклюжим складным метром, но уже второй раз подкрадывался к Поле, словно привидение. Увидев, как вздрогнула посетительница, он покачал головой. Полине показалась, что "до чего ж ты себя довела, девочка" повисло в воздухе. Но вслух дядечка так ничего и не сказал, опустившись перед девушкой на колени и освобождая её ногу от уродливого бота.
   Просьба потерпеть, осторожное прощупывание и внезапный рывок, с новой вспышкой боли, заставившей Полину вскрикнуть, произошли почти одновременно. В ноге снова что-то щёлкнуло, боль потихоньку начала уходить. А когда к ней приложили пакет со льдом - стало совсем хорошо.
   - Чашечку кофе? - полувопросительно предложил бармен.
   - Я... - замялась Полина. - У меня денег нет.
   - За счёт заведения, - успокоил тот. - Вы же по нашей вине пострадали.
   - Ну тогда, - робко улыбнулась Поля, - с удовольствием.
   Бармен вгляделся в несчастную мордашку, словно озарившуюся вдруг тёплым сиянием и невольно улыбнулся в ответ. Длинные морщины, заменяющие ему ямочки на щеках, ещё больше углубились, превращаясь в щели. Его улыбка приятной не была. Дядечка, кажется, делал это не часто и немного отвык. В тусклых серых глазах мелькнул огонёк.
   Он зашёл за стойку, снял со стены одну из джезв, блеснувшую медью. Поставил её на скрытую стойкой жаровню и, пока та разогревалась, постепенно добавлял то одну, то другую пряность. Наблюдавшая за священнодействием Полина потянула носом и снова расплылась в улыбке, только абсолютно блаженной. За хороший кофе она была готова отдать... не душу, конечно, но многое.
   Девушка любопытно огляделась. Столик, за которым она сидела, был рассчитан только на одного человека, так же как и соседний. Это место явно не предназначалось для больших и шумных компаний. Настоящая лампа была только над стойкой, но тёплого оранжевого света свечи вполне хватало. Поля прищурилась, пытаясь понять, откуда льётся музыка. Голос певицы уже сменили медленные гитарные переборы, но никакого ящика с дисками, да и динамиков не было видно.
   - Прошу вас.
   Полина осторожно взяла обеими руками поставленную перед ней чашку, сделала маленький глоток и... пропала. Такого кофе она не пила никогда в жизни.
   Терпкая тягучая горечь, на мгновение ожегшая язык, тут же сменилась изысканным сладковатым послевкусием. Поля подняла сияющие благодарностью глаза. Бармен, с отстраненным видом протиравший стойку, с лёгким сомнением спросил:
   - Сахар?
   - Да вы что? - тут же запротестовала Полина, вызвав своей горячностью ещё одну улыбку. Уже чуть более естественную и очень довольную.
   - Это преступление - портить божественный напиток!
   Дядечка внезапно словно поперхнулся воздухом и закашлялся, вытаращив глаза на девушку.
   - Как вы...
   - Вам нехорошо? - озаботилась Поля.
   - Нет, всё в порядке, - опамятовался бармен, почти сразу понявший, что девушка не имела в виду ничего, кроме превосходного эпитета. - Я рад, что вам понравилось. А позвольте спросить, что, такая юная и неопытная ведьма...
   - Я не ведьма!
   - Нет? Удивительно. А так похожа.
   - Да, чем?! - взвыла Поля. - Чем я так на неё похожа?!
   - А разве вам не объяснили, когда впускали в Город?
   - Никто меня не впускал... - еле слышно пробормотала Полина, остывшая так же быстро, как взвилась.
   - То есть, как это?
   Поля поколебалась, но никакой угрозы в дядечке не чувствовалось. Она вздохнула и рассказала ему всё, от визита чёртика, до последних событий.
   - Дела-а, - протянул бармен. - Никогда не слышал, чтобы в Брокен попал кто-то против воли. Иные сюда дорогу всю жизнь безуспешно ищут.
   - А вы как здесь оказались?
   - Я? - печально усмехнулся бармен. - Я вроде как на пенсии. Работаю вот, чтобы совсем не заскучать...
   Он встрепенулся и предложил Полине ещё кофе. По другому рецепту. Даже если бы девушка хотела отказаться, невероятный аромат, поплывший по маленькому бару, моментально заставил бы её передумать.
   - А вы не хотите со мной посидеть? Кофе выпить, - робко спросила Поля, когда бармен попытался вернуться к бессмысленному протиранию и без того идеально чистой стойки.
   - Я не пью кофе, - покачал он головой и глядя, как расстроенно вытянулась мордашка собеседницы, тихо засмеялся. - Но с вами, конечно, посидеть не откажусь. Меня здесь называют Алекс.
   - Ой, простите, - вспыхнула от смущения девушка. - Вот я невежа! Моё имя - Полина, можно просто Поля.
   - Красиво. Знавал я когда-то одну Полин. Вы на неё даже чем-то похожи.
   - Такая же невезучая? - хмыкнула Поля.
   - Невезучая? Я бы так не сказал.
   Какие аргументы хотел привести Алекс, Полина узнать не успела. Колокольчик над дверью как-то тревожно звякнул и, оборвавшись от резкого рывка, покатился по полу.
   Хоть Полина и решила, что в этом баре нет места для шумных компаний, но одна такая в него всё-таки ввалилась. Впрочем, она не была большой и Поля даже удивилась, отчего так встревоженно подобрался Алекс. Ну, какой может быть вред от трёх симпатичных блондинок в белых накидках с белыми же меховыми воротниками. Волосы у девушек были необыкновенного оттенка и больше всего напоминали свежевыпавший снег, так же искрясь в свете свечей и сливаясь с простынно-белыми плащами.
   Бармен мгновенно вскочил и вежливо склонился перед новыми клиентками.
   - Чего изволят прекрасные феи?
   Феи?! Полина, место которой давало отличный обзор на всех входящих, оставляя её почти невидимой, всмотрелась попристальней. Одна из девушек повернулась, плащ... да какой плащ?! Самые натуральные крылья, приподнялись. Толком их рассмотреть Поле не удалось, но у неё сложилось впечатление, что форма у крыльев точь-в-точь, как у моли. Да и повадки пришелиц были очень похожи. Девушки точно так же потирали руки и рвано двигались. Только шумели гораздо сильнее.
   Вопрос бармена заставил одну из беловолосых девушек оторваться от общения с подругами.
   - Кейфера, миндаля и кальян.
   - Но кейфер...
   - Вот разрешение, - оборвала бармена другая девушка, показывая ему какую-то пластинку, размером с игральную карту.
   - Как прикажете, - снова склонился Алекс.
   Он зашёл за стойку и, нырнув куда-то вниз, загремел связкой ключей. Вытащив оплетённую бутылку, запечатанную зелёным сургучом, он поставил её на поднос рядом с орешками и отнёс к столу фей. Девушка снова достала пластинку и провела ею над бутылкой. Сургуч тут же потрескался и начал осыпаться. Возвращаясь за кальяном, Алекс сунул Полине в руки мерцающий всеми цветами радуги пузырёк, прошептав одними губами: "выпей сейчас".
   Поля не колебалась ни секунды.
   Запах у напитка оказался довольно приятным, а вот вкус Полину не обрадовал. Вытаращив глаза, она беспомощно хватала воздух обожжённым горлом, не в силах даже хрипеть. Ловко подсунутый стакан с каким-то холодным питьём, моментально потушившим пожар, показался манной небесной. Осушив посудину, Поля вытерла вступившие слёзы и осторожно прокашлявшись, спросила:
   - Что это было?
   Алекс прижал к губам палец. Одна из фей резко обернулась, сверля Полину недобрым взглядом. Под двумя пистолетными дулами девушке стало как-то нехорошо, тем более, что сходство усиливал абсолютно чёрный цвет глаз феи. Действительно, абсолютно чёрных, без радужки и белков. Волосы на голове у Полины зашевелились, а по спине пробежала струйка холодного пота. Эти... твари, с каждой секундой всё больше напоминавшие девушке древесную моль, стаями сидящую по вечерам на стёклах их с бабушкой старого дома. Эти существа, девушками Полина их уже не могла назвать, кажется, были опаснее Джека. А если вспомнить, как осторожно-почтительно с ними общался Алекс...
   Затем она перевела свои пугающие гляделки на бармена.
   - Почему не сказал, что посетители есть?!
   Поля почти не слышала оправданий Алекса. У неё самой вдруг стало что-то не в порядке с глазами. Они резко заболели, словно какой-то глупый мальчишка сыпанул в них мелкого песка, а потом...
   Перед Полей словно вспыхнула радуга. Близко-близко, как никогда не бывает в жизни. Проморгавшись, девушка тихо охнула. Она теперь видела каждый уголок бара, прежде прятавшийся в непроглядных тенях. Радостно-изумлённо она разглядывала всё вокруг, пока не напоролась взглядом на фей. Новое зрение Полины не оставляло им даже отдалённого сходства с людьми. За дальним столиком сидели две гигантские древесные моли, а третья наступала на Алекса. Хуже того. Фей окружало что-то вроде облака зелёного дыма, щупальца которого тянулись к бармену.
   - Я уже ухожу! - вскочила с места девушка, поняв, что её присутствие доставляет Алексу неприятности.
   - Заходите ещё, - вежливо и отстранённо кивнул бармен.
   - Куда?! - зарычала та самая фея, которой не понравилось делить бар с кем-то ещё. - Ты кто такая?
   - Да оставь девчонку в покое, - лениво процедила одна из молей, оставшихся за столом.- Кейфер выдыхается, а ты дурью маешься. Делать больше нечего, только каждую сопливую ведьмочку проверять?
   - Вали отсюда, пока я не передумала! - прошипела фея и сделала движение, чтобы толкнуть Полину. Та испуганно отклонилась и поспешно выскочила за дверь.
  
   В панике пробежав несколько шагов, Полина остановилась, оглядываясь. Никто за ней не гнался, и девушка облегчённо перевела дух. Эффект термоядерного напитка распространялся не только на бар. Тёмная улица, по которой она прибрела к бару, больше не была... тёмной. Девушка отчётливо видела каждую соринку на неровной булыжной мостовой, каждый кирпичик в стенах старых домов. Полина задрала голову. Огоньки, мерцающие в небе, стали словно ярче и объёмнее, а над одной из невысоко пролетающих мётел, она увидела словно бы призрачный фонарик, в котором крутились какие-то значки. Сообразить, что это и есть моргалка с регистрационным номером, большого труда не составило.
   - Ох, Алекс! - благодарно выдохнула Поля. Девушка очень надеялась, что странные существа не причинят ему вреда.
   Обнаруженный в руке ботинок Полю уже не удивил. Она только тихонько и чуть нервно хихикнула, затягивая шнурки привязавшейся к ней обуви. Что делать дальше, Полина по-прежнему не очень понимала, но отдохнув и оттаяв в... девушка оглянулась, чтобы посмотреть на название бара и тихо хмыкнула, обнаружив, что легко читает изрезанную странными, будто рублеными знаками деревянную вывеску. Надо же, "Тихий омут", невольно улыбнулась Полина. Такое название точно не забудешь. Решив, что когда-нибудь непременно вернётся, чтобы поблагодарить Алекса за всё, и особенно за невероятный подарок в виде радужного зелья, Полина двинулась вперёд.
  
   12. Претендент претенденту...
  
   Кофе у Алекса точно был чудодейственным. Полина чувствовала себя так, словно только что проснулась. А расцветившийся яркими красками мир вокруг был настолько восхитителен, что девушка далеко не сразу обеспокоилась тем, что окончательно заблудилась.
   Она не имела ни малейшего представления, как выбраться из закоулков, по которым блуждала не первый час. Прохожие тоже не попадались очень и очень давно. Конечно, общаться с местными жителями следовало с осторожностью, но безлюдие Полину начинало потихоньку напрягать. Над головой уже давно никто не пролетал, и Поля растерянно остановилась, поняв, что снова забралась куда-то не туда.
   Тихое позвякивание за спиной смолкло с очень маленьким, но опозданием и Полина наконец-то сообразила, что эхо, сопровождающее её вот уже с полчаса, на самом деле чьи-то шаги. Девушка резко обернулась и с воплем "мама" отскочила подальше.
   Незнакомец, увидевший, что его раскрыли, тряхнул пышным плюмажем, венчающим серебристо сияющий шлем с глухим забралом и двинулся к Полине, уже не скрываясь. Рыцарь в тяжёлых латах, но почему-то без оружия, внушительно печатал каждый шаг, выбивая целые пучки искр из камней мостовой.
   - Оайуу!
   Поля даже перестала осторожно отступать, вслушиваясь в завывание в шлеме.
   - Чего!
   - Юууоай!
  Рыцарь протянул к девушке покрытые металлом руки и снова завыл:
   - Оай!
   - Чего тебе надо, псих?! - неожиданно даже для самой себя разозлилась девушка. - Ходишь тут, пугаешь... Сними кастрюлю, потом разговаривай!
   Рыцарь, видимо обомлевший от такой наглости, остановился. Он снова начал что-то говорить, но осмелевшая Полина гордо задрала носик и отвернулась. В неё словно вселился озорной бесёнок, подзуживающий подразнить типа в диковинном скафандре.
   Девушка сделала, было, шаг в сторону, но её остановила опустившаяся на плечо тяжеленная ручища. Вблизи рыцарь выглядел ещё внушительней, возвышаясь над Полиной на добрых полметра, и она с недоверием и ужасом услышала собственные слова, вырвавшиеся без всякого разрешения.
   - Сними кастрюлю, болван! Это хамство - приставать к дамам, не сняв шлем!
   Поле на секундочку показалось, то железная лапа сейчас переместится на её шею и "легонечко" надавит. Но как ни странно, сворачивать ей шею, рыцарь не стал. Сняв руку с Полиного плеча, он на несколько мгновений застыл, слабо пошевеливая пальцами и ощутимо борясь с желанием придавить раскомандовавшуюся "даму", как курёнка.
   Наконец колебания закончились и он открыл забрало.
   - Отдай ключ!
   - А "пожалуйста" где? - хмыкнула Полина, увидев немного растерянную мальчишескую физиономию. Пацан лет пятнадцати, так поначалу напугавший Полину, тихонько посопел, но выдавил:
   - Пожалуйста.
   - Ну вот так бы сразу. А то ходит тут, рычит.
   Усы у паренька ещё не росли, зато конопушек на круглой добродушной мордахе было в избытке. Поля вгляделась в несчастные голубые глаза и решила, что на злодея парень не тянет.
   Девушка начала было задирать футболку, что бы отцепить от пояса кольцо и палку. Вопреки собственным ожиданиям, появлению ещё одного претендента, которому можно было спихнуть детали, Полина почти не обрадовалась. Может потому, что он не оправдал надежд на встречу с по-настоящему подходящей к представлению девушки о правильном хранителе кандидатуре. Неужели ей не мог попасться кто-нибудь повнушительнее? Ну, или хотя бы постарше.
   Руки девушки под нетерпеливо горящим взором юного рыцаря двигались всё медленнее. Полина бы, скорее всего, переборола внезапно возникшую нерешительность, но всё решили за неё.
   Прилетевший незнамо откуда тяжёлый предмет влепился точнёхонько в лоб мальчишки, пружинисто отскочил и подкатился к ногам девушки. Поля осторожно тронула носком ботинка бильярдный шар с цифрой восемь, так удачно разрешивший её сомнения, перевела взгляд на валяющегося без движения рыцаря. Забрало от удара захлопнулось, но паренёк вроде бы дышал.
   В небеса, грозно швыряющиеся полированной слоновой костью, Поля не очень верила и заоглядывалась по сторонам, опасаясь получить по голове следующим снарядом. Метателя она увидела сразу. Парень, небрежно опирающийся на кий, злодеем тоже не выглядел, но...
  Денди в идеально отглаженных брючках, ослепительно-белой рубашечке и пронзительно-розовом жилете с блёстками небрежно поигрывал ещё одним шаром. Полина попятилась.
   - Куда же вы, барышня? - воззвал игрок, подходя поближе. Узкие лаковые туфли ритмично пощёлкивали при каждом шаге, так словно он не просто шёл, а танцевал. Полина выудила из глубин памяти слово "степ". Позвякивали каблуки, постукивал, словно посох деда мороза, кий, подпрыгивал шар...
   Полину, завороженно уставившуюся на странно притопывающего парня, вдруг снесло в сторону. Удар в спину отбросил девушку к самой стене. Наглец, не посчитавший её достаточным препятствием, пролетел по инерции ещё пару метров и остановился. Вернее его остановил уперевшийся в нагрудную пластину кий. Потирающей ушибленную коленку Поле на мгновение померещилось, что это не кий, а огромный меч. Девушка сморгнула и меч снова превратился в деревянную палку.
   - Яэый! - провыл на удивление быстро очухавшийся рыцарь. Он опять позабыл поднять забрало, прежде чем общаться и Полина озадаченно замерла, пытаясь понять, что тот имел в виду.
   Впрочем биллиардисту переводчик явно не требовался. Он ещё разок подкинул на ладони шар, заставив рыцаря нервно дёрнуться. Пока закованный в железо мальчишка поворачивал голову, игрок перехватил кий поудобнее и ударил рыцаря по ногам, скосив того, как молодую травку. Полина сочувственно поморщилась, слушая грохот и звон, издаваемый покатившимся по неровным камням металлоломом. На сей раз смысл завываний, раздающихся из-под шлема, угадывать не пришлось. Слова, которые сами рвутся с языка в такой ситуации, Поля знала не хуже других.
   - Первый он, - презрительно процедили над ухом у Полины. - Как будто это имеет значение.
   Девушка испуганно шарахнулась в сторону, но дорогу перегородил всё тот же кий.
   - Ну что, милая барышня? Ключик добровольно отдадите или как?
   Полина часто-часто закивала. Во-первых ключ она и так планировала уступить любому, кто попросит, а во- вторых... Хотела б она посмотреть, кто откажет парню с такими глазами.
   Горящие изумрудным огнём и прочерченные вертикальными чёрточками зрачков глаза были бы даже красивы. Вот у кота, например, или змеи они смотрелись бы очень уместно. На смуглом же лице незнакомца, это сияние казалось... посторонним. Или даже потусторонним. Словно, в обычного смазливого бездельника и разгильдяя вселилось... нечто.
   Девушка поёжилась и принялась торопливо распутывать верёвку на поясе, но перепугу потянув не за тот конец бантика, намертво затянула узел. Под моментально ставшим ещё более зловещим взглядом незнакомца Полина покрылась холодным потом. Она дёргала и тянула, стараясь побыстрее распутать импровизированный пояс.
   - Да что ж это такое! - чуть не плакала перепуганная девушка. Каждое её движение только сильнее запутывало верёвку, а подгоняющий взгляд становился всё более нетерпеливым.
   БАМ!
   Страшные глаза закатились, из-под прилизанной шевелюры показалась струйка крови. Поля взвизгнула и отскочила из-под падающего тела. Невероятно живучий и упрямый рыцарь, приложивший игрока его собственным шаром, довольно ухмыльнулся и повернулся к девушке.
   - Сказал же, что я первый.
   Полина на какое-то мгновение представила, что это никогда не кончится. И они трое так и останутся тут навсегда. Парни будут по очереди прикладывать друг друга по головам тяжёлым кругляшом, а она будет вечно дёргать и дёргать злосчастную верёвку, безуспешно стараясь избавиться от проклятого ключа.
   Оглушительный свист, обрушившийся с ясного неба, застал врасплох не только рыцаря, но и девушку. Замершая от неожиданности Поля проследила взглядом за кирпичом, прилетевшим в уже немного помятый плюмаж. Так и не успевший определить источник разбойничьего свиста, рыцарь зашатался и, звеня железом, рухнул под ноги едва-едва успевшей отскочить Полине.
   Девушка подняла голову и протёрла глаза. Нет, в то, что в этом местечке может водиться всё, что угодно, она уже поверила, но такого зрелища всё-таки не ожидала.
   Ярко-синий летающий мячик с ручками и ножками, задорно подмигивал Полине подбитым глазом, вежливо приподняв газетную шляпу. В опасно раскачивающейся бесформенной сумке, болтающейся у того на плече, азартно подпрыгивал, потрясая кулачками, странный то ли зверёк, то ли человечек, обросший седоватой шерстью.
   Поля на всякий случай сделала шаг назад, внимательно приглядываясь к нежданным спасителям.
   - Ребят, вы кто? Вам тоже ключ нужен?
   Шарик радостно осклабился и свистнул, а неведома зверюшка вдруг осела на дно своей сумки.
   - Эй, с тобой... с вами всё в порядке? - забеспокоилась Полина. Мохнатенький тип выглядел откровенно плохо и с каждой секундой всё хуже. Шерсть белела на глазах, а сам он дрожал и заикался, пытаясь что-то сказать. Вот только Поля не понимала ни слова.
   Синий шарик озабоченно присмотрелся к своей ноше и, зависнув перед девушкой, принялся объяснять ситуацию. Он так отчаянно жестикулировал и так жалостно свистел...
   Не сказать, что бы Поля поняла так уж много. Кто они такие, свист кажущегося странно знакомым чудика, точно не объяснял. Единственное, что Полина уяснила, что вот этот мохнатенький помрёт прямо сейчас, если она ничего не сделает.
   Девушка осторожно вынула обмякшее тельце из шляпы и погладила зверушку по голове.
   - Что ж мне с тобой делать? - задумчиво пробормотала она. Как помочь своему спасителю, Полина не понимала. Девушка завернула бедолагу в подол футболки, надеясь согреть.
   - Я ж не ветеринар, - попыталась она объясниться с Фьютиком, - у меня даже места нет, где его положить можно...
   Гомункулус свистнул.
   - Что значит, если б было? - озадачилась Поля. - Конечно, я бы взяла его к себе! Ай!
   Полина торопливо развернула внезапно опустевший подол. Вместо больного зверька, там лежало старое шило. Потемневшая от времени, чуть скособоченная деревянная рукоятка была не слишком аккуратно выточена из дерева, зато металлическое острие, прямо сияло свежеотполированным металлом. Именно оно укололо ей палец аж до крови.
   - Что это?! Что значит, так надо?!
   Кто знает, послушалась бы Полина успокаивающего посвиста летающего шарика или выбросила загадочный инструмент от греха подальше, если б её не отвлекли.
   - Мама дорогая! - медленно пятясь к стене, простонала Полина, - Да что ж это за напасть?!
   На девушку, светя одинаковыми шишками, уже налившимися багрово-фиолетовыми красками, медленно наступали очухавшиеся конкуренты. И во взглядах у обоих не было ничего хорошего. И ничего разумного тоже. Только ярость и ненависть.
   Полина обречённо зажмурилась, понимая, что её сейчас будут медленно убивать. И совсем не важно, что лично она ни в кого ничем не кидала. Эта парочка явно решила, что всё зло от женщин вообще и от Полины в частности.
   Внезапно раздался залихватский свист, чьи-то руки схватили девушку за плечи и закрутили вокруг своей оси, словно предлагая поводить в жмурки. Потом её отшвырнуло в сторону. Послышался топот. И больше ничего.
   Подождав ещё минутку, Полина осторожно приоткрыла один глаз и тут же удивлённо распахнула оба. Рядом с ней не было никого. То есть, вообще. Куда-то подевались и озлобленные претенденты, и синенький монстрик.
   - И что это было? - пробормотала девушка, с кряхтением поднимаясь с мостовой, на которую её так невежливо уронили в чёрт знает какой раз. Полине вообще уже начинало казаться, что она обтёрла джинсами все камни Брокена. А уж синяков...
   Вопрос безответно повис в воздухе. Поля взглянула на зажатое в кулаке шило и пожала плечами. Не выбрасывать же такую полезную вещь. К тому же... кажется, её спасли в обмен на заботу об этой... штуке.
   - Ну и что теперь делать? - подкинула она на ладони шило. - Может, ты скажешь, куда идти?
   Шило дрогнуло и медленно повернулось, указывая остриём на один из переулков. Полина обалдело посмотрела на свою ладошку, и осторожненько, для эксперимента, попробовала развернуть шило в другую сторону. Девушка даже вздрогнула, когда её послышалось нетерпеливое фырканье и шило снова развернулось в прежнем направлении.
   - Ну ничего себе, компас!
   Полина сунула шило в карман и зашагала в указанном направлении.
   Возможно, она бы ещё подумала, стоит ли это делать, если бы могла увидеть, что творится за несколько улиц от неё.
   Преследующие добычу рыцарь и игрок остановились, ошалело глядя, как девушка, почти загнанная в глухой тупик, вдруг лихо свистнула и, превратившись в синий шарик, взлетела в воздух. Проводив его взглядом, соперники переглянулись и, не сговариваясь, решительно развернулись и затопали по улице. Рано или поздно, все претенденты приходили к башне с часами. Вот там-то они девчонку и подловят.
   Они так зловеще чеканили шаг, что шмыгавшая в переулке здоровенная крыса, метнулась в самый тёмный угол, провожая глазками бусинками озверевших мстителей.
  
   13. Немного о практической мифологии
  
   Поля брела по кривым, неторопливо расширяющимся улочкам из последних сил. Вспышка страстей вокруг ключа и новые встречи изрядно потрепали нервы. Схлынувший адреналин оставил опустошение и усталость. Радовало только одно. Кажется, она действительно возвращалась в центр города. Полина уже давно подозревала, что ходит кругами, и только то, что странное шило, похоже, знало дорогу к людям, спасало вымотанную бесцельными блужданиями девушку от чёрных мыслей.
   Вот кстати, насчёт дороги. Дома внезапно раздались в стороны и Поля оказалась на крохотной площади. Она остановилась, соображая, куда ж теперь идти. Высоченный фонтан в центре полностью перегораживал обзор и есть ли продолжение улицы на той стороне, можно было только догадываться.
   Полина двинулась вдоль бортика, с интересом разглядывая разноцветно подсвеченные высокие струи и пытаясь разобрать, что за фигура маячит в самом центре.
   Ни на писающего мальчика, ни на девушку с разбитым кувшином это не было похоже. Кажется, там было что-то четвероногое, вроде коня. А может, и нет.
   На той стороне улиц оказалось целых две и Поля нерешительно нащупала в кармане шило, надеясь, что оно подскажет верный путь. Уложенный на маленькую ладошку инструмент, лениво качнулся. Покрутил туда сюда кончиком и... показал строго между двумя дорогами, прямо на угол высокого мрачного особняка. В окнах не светилось ни единого огонька, да и сложенные из гранитных блоков стены не внушали доверия. Полина, в досаде топнула ногой. Да что ж это такое! Только подумаешь, что хоть что-то налаживается и снова гадость!
   За спиной девушки тоже топнули. Только куда громче. И фыркнули.
   Поля медленно повернулась, чувствуя, как потихоньку шевелятся на голове волосы.
   Ещё бы им не шевелиться! Наглая конья морда, уткнувшаяся Полине в затылок, дышала настолько интенсивно, что девушке на секундочку показалось, будто её сейчас сдует.
   Вылезший из фонтана конь снова фыркнул, совсем по-собачьи встряхнулся, обдав Полю облаком холодных капелек, и... расправил для просушки широченные крылья.
   - Ты кто? - попятилась Поля.
   - Я? - удивился конь. - Пегас, конечно. Ты что, МЕНЯ не узнала?!
   Выражение... физиономии у него стало таким обиженным и возмущённым, что Полина немедленно сочла своим долгом утешить беднягу.
   - Конечно, узнала. Это я так, по недомыслию ляпнула. И с перепугу.
   Вообще-то огроменная лошадь, возвышающаяся над Полиной, могла быть кем угодно, но если уж он говорит, что Пегас...
   Минуточку. ГОВОРИТ?! Поля судорожно сглотнула. Кажется, она дошла уже до ручки, если начала воспринимать говорящих животных, как нечто нормальное. Впрочем, в этом городе иначе нельзя.
   Конь, тем временем, фыркнул и горделиво вскинул голову, дозволяя встреченной замарашке восхититься его великолепием. А посмотреть и в самом деле было на что. Пегас действительно был бы хорош, даже обыкновенным конём, а уж размашистые крылья, занявшие чуть ли не полплощади, и вовсе ослепляли сиянием. Сохли они очень быстро, и влажная серость уступала место искрящейся белизне. Покрасовавшись, Пегас соизволил обратить внимание на зрительницу.
   Полина к тому времени уже ничем не интересовалась. Прислонившись к стене дома, она устало прикрыла глаза. Ну, Пегас. Ну, с крыльями. Она тут и не такое уже видела.
   - Ты что, спишь?!
   - Что ты! Я ж не лошадь, чтоб как ты, стоя спать.
   Измотанная девушка дёрнулась, сообразив, что сказала что-то не то, только когда гарцующий перед нею конь, гневно зафыркал. Поле даже показалось, что у него искры из ноздрей посыпались.
   - Извини, - покаялась Полина, мысленно посетовав, что собеседник на сей раз попался очень нервный. Вот на что он обиделся? Наверное, надо было сказать конь. Или мерин?
   Девушка, не сдержавшись, широко зевнула.
   - Будут мне ещё всякие бродяжки хамить, - ещё больше возмутился Пегас, приняв усталость за пренебрежение. - Сама ты лошадь, а я ПЕГАС. Ты откуда вообще взялась, деревня?!
   Если бы Полина устала чуть поменьше, она бы, скорее всего, придержала язык за зубами, но...
   - Претендент я, - девушка с трудом отлепилась от стены и сделала шаг к той улочке, что была вроде поближе. Вот только получилось, что пошла она навстречу летучему коню, так не вовремя решившему искупаться в фонтане.
   - Претенде-е-ент? - недоверчиво протянул собеседник, оглядывая Полю уже с интересом.
   Той было уже всё равно. Полина попыталась обойти вставшего прямо перед ней пегаса, но он тоже шагнул в сторону, загораживая путь.
   - Ну и сколько у тебя уже деталей?
   - Две. Показать?
   Не дожидаясь ответа, Полина задрала футболку, демонстрируя Пегасу кусочки ключа. Этот самовлюблённый копытный ей уже надоел. К тому же, где-то в глубине души, девушка смутно надеялась, что коняга сейчас цапнет зубами пояс и, оторвав его, сбежит.
   Собеседник ожиданий не оправдал. Внимательно оглядев и даже обнюхав предъявленные доказательства, крылатый конь задумчиво пофыркал и спросил:
   - А кто твой букмекер?
   Полина чуть истерично хихикнула.
   - ТЫ?! Ты будешь делать ставки?
   - А что, нельзя?! - тут же возмутился Пегас.
   - Да дело твоё, просто... - не договорив, Поля махнула рукой на вопрос, откуда у лошади деньги, и рассказала про кобольдов.
   Выслушав подсказку, Пегас снова фыркнул. Теперь презрительно. Поле даже почудилось что-то вроде: "сама идиотка и букмекеров под стать нашла". Впрочем, было ли это сказано на самом деле или ей только показалось, выяснить всё равно бы не удалось.
   Пегас бесцеремонно развернулся задом к девушке и, даже не попрощавшись, взлетел. С его стороны это было не слишком умно, потому что, если б не счастливая случайность, ставка, которую он собрался сделать, пропала бы впустую.
   Крылья размахом в несколько метров - это не шутки. И когда этакими опахалами начинают из всех сил работать в двух шагах...
   В общем, хрупкую девушку, и без того нетвёрдо держащуюся на ногах, просто снесло воздушной волной, ударив плечом об стену. Гранитная плита, казавшаяся незыблемой, тихо скрипнула и подалась в глубь стены. Полина не удержалась на ногах и свалилась в темноту тайного хода.
  
   ***
   Проход оказался слишком широким и коротким, и Полина не успела ни за что ухватиться. С разгону влетев в дом, девушка не удержалась на ногах, упав на четвереньки.
   - Да что ж я кувыркаюсь-то всё время?!
   Раздосадованная очередным падением, Поля бы наверняка добавила что-нибудь ещё, но тут стенная панель скрипнула и захлопнулась, отрезая путь назад. И не только его. После Алексового зелья зрение у Поли улучшилось и на улицах Брокена она теперь видела ничуть не хуже, чем ясным солнечным днём. Но это на улицах. Здесь же было темно по-настоящему. Дыра в стене была ещё и единственным источником освещения, и после её закрытия воцарилась тьма.
   Полина вздрогнула и обернулась, до рези в глазах вглядываясь во мрак и нервно прислушиваясь. Но кроме грохота собственного сердца девушка так ничего и не услышала. Нападать на неё тоже никто не спешил. Полине понадобилось несколько минут, чтобы успокоиться и решить, что дверь захлопнулась сама. От ветра, например. И даже если это сделал какой-то шутник, то снаружи. Слишком тихо было вокруг.
   Слоняться наугад в кромешной тьме Поля не решилась. Нервно поёжившись, она села прямо на пол, решив подождать ещё немного. Вдруг кто-то всё-таки появится. Или глаза привыкнут и можно будет разглядеть хоть что-то. Девушка подула на ссаженные об довольно жесткий ковёр ладошки и замерла, как мышка, раздумывающая, не ждёт ли её у выхода из норки притаившийся кот.
   Тишина давила на уши. Даже с улицы не доносилось ни звука, словно каменная плита была дверью в барокамеру. Ни единого лучика света и ни малейшего дуновения или шелеста.
   Обёрнутая темнотой и безмолвием Полина постепенно перестала слышать даже собственное дыхание. Ей подумалось вдруг, что ТАК должно быть в склепе. Неприятная ассоциация ещё больше перепугала девушку. Она вскочила, торопливо нашарила в кармане зажигалку и несколько раз чиркнула не ко времени забастовавшим кремнем. С трудом добытый крохотный огонёк почти терялся в назойливой темноте. Полина подняла руку повыше, но всё равно ближе двух шагов ничего не было видно.
   Первым порывом Полины было быстренько убраться, как можно дальше. Дом, несмотря на очевидную пустоту, казался ей слишком опасным.
   Вот только закрывшая выход панель ни в какую не открывалась и, безуспешно промучившись несколько минут в поисках ручки, замка или хоть чего-нибудь, Поля сдалась. Надо было искать другой выход.
   Поля развернулась и сделала несколько неуверенных шагов. Судя по тому, что на её возню никто не пришёл, а тишина оставалась всё такой же плотной, дом был пуст. Но она на всякий случай позвала.
   - Извините, здесь есть кто-нибудь?
   Вместо нормального голоса у Поли получился еле слышный шёпот, и тот под конец фразы позорно пресёкся. Полина откашлялась и попыталась снова.
   - Эй, хозяева...
   Кажется, хозяев, действительно не было дома, и Поля немножко расслабилась, позволив перегревшейся зажигалке чуточку отдохнуть. Стоило той потухнуть и на девушку вновь обрушилась тьма. И она почему-то больше не казалась зловещей. Впрочем, уютной тоже.
   Насколько Полина успела заметить, пока не погас огонёк, она ворвалась в чью-то гостиную. Мебели вроде было немного и девушка сделала осторожный шаг, надеясь, что ни на что не наткнётся.
   Ошиблась.
   У подлокотника мягкого дивана, назойливой кошкой подвернувшегося под ноги, оказался чертовски острый угол. Полина, саданувшаяся об него коленкой, аж взвыла. Зато на сдавленный вопль так и не выскочили обозлённые вторжением хозяева. Поля совсем успокоилась и присела на диван, тут же утонув в мягчайших подушках.
   - Да что ж у них здесь за мебель такая! Сплошные ловушки! - возмущённо шипела Полина, выбираясь на краешек и стараясь устроиться достойнее. Нужно было искать выход, но она так устала...
   Девушка решила позволить себе пять минуточек отдохнуть, прежде чем пуститься на поиски. Совсем немного посидеть. Поля даже не заметила, как откинулась на подушки и постепенно сползла поглубже. Тихонечко сопя, она свернулась калачиком и окончательно провалилась в сон.
  
   14. Первый звоночек
  
   Фьютик присел на конёк крыши и печально присвистнул. Ну, где же девчонка? Синий монстрик уже битый час кружил над переулками, поблизости от места, в котором оставил Полину. Даже в окна домов заглядывал, но девушка словно провалилась. Монстрик...
   Сам себя Фьютик монстром, разумеется, не считал, хоть до сих пор и не определился, кто же он такой. Заготовка для изготовления гомункулуса, которую домовой бросил в почти готовый эликсир омоложения, послужила созданию оболочки. Гомункулус вышел абсолютно неправильный, его таковым и назвать-то было сложно. К тому же общее произведение проказливого домового и сумасшедшего алхимика было абсолютно безмозглым и если бы не разгром, устроенный сматывающимся новорожденным чудищем...
   Дядюшка фрекен Брюк и сам не знал, зачем купил на барахолке пузырёк с пленённым духом. Его пожалуй больше прельстил сосуд старинного стекла, чем туманная субстанция. Да и что прикажете делать с пленённым духом, которого за чёрт знает сколько веков так и не смогли заставить служить хозяину. Пользы от содержимого симпатичной бутылочки алхимику не было никакой, но отпускать на волю истомившийся и разозлившийся дух было бы опасно. Это даже потерявшийся в своих опытах магистр понимал. Вот только времени, чтобы открыть тару где-нибудь в безлюдном месте никак выбрать не мог.
   Так и стояла склянка, пока её не смело с сотрясающейся полки. Ненароком раздавивший хрупкий сосуд новорожденный монстр показался освободившемуся духу идеальным вместилищем. Но оказалось, что у нового тела есть кое-какие недостатки.
   Новое тело было... слишком юным. Нет, дух и сам готов был скакать и петь от радости, но не до такой же степени, чтоб словно щенок, заигрывать со всеми подряд. Фьютик поёжился, вспомнив, как решил поиграть со стайкой ведьм. С другой стороны, если б не эта глупость, он бы ещё долго не сообразил, что делать дальше.
   Кем он был раньше, дух отчего-то не помнил, ну да это дело наживное. Хуже было то, что он не мог разговаривать, а его свист понимал далеко не каждый. Да и податься ему было некуда.
   Прибиться к хранительнице было самой лучшей идеей. Конечно, претендентка выглядела бледновато, но искать другую кандидатуру не было смысла. С чего бы занятому существу помогать незнакомцу? А вот если сначала помочь будущей хранительнице...
   Фьютик старательно убеждал себя, что поступает исключительно рационально, но он, вот глупость, успел привязаться к оставшемуся с Полиной домовому.
   Монстрик рассеянно протянул руку, ловя пролетающую мимо птичку. Всё так же бездумно собрался сунуть её в рот, чтобы перекусить перед дальнейшими поисками и недоумённо воззрился на отчаянно визжащую и матерящуюся летучую мышь. В лапу Фьютика вонзились тонкие, похожие на иглы, клыки, на удивление легко проткнувшие плотную, похожую на толстую резину кожу. Монстрик свистнул от внезапной боли, и чуть не выпустил мышку, которая в свою очередь поспешно выдернула зубы и заругалась ещё громче.
   Если бы здесь была Поля, она бы наверное здорово посмеялась над последовавшим диалогом. Девушка и сама об этом не знала, или не задумывалась, но с тех пор как её занесло в Брокен и даже чуть раньше, она легко стала понимать любое шипение, визжание и чириканье всех живых существ. Отчего так получилось, из ныне живущих мог бы поведать только чёртик-из-конфетницы, но его пока никто не спрашивал. Слишком много вокруг случалось чудес и Полина просто приняла новую способность как должное.
  
   - Придурок! Отпусти, зараза несъедобная! - пищала мышка, отбиваясь от Фьютика.
   Но тот и не думал выпускать пленницу, опасаясь, что его снова укусят. К тому же монстру вспомнилась пересказанная Тэодором история. Домовой услышал её от Поли, когда девушка объяснялась с фрекен Брюк и нервно уточняла, есть ли в городе вампиры. Сам Фьютик о таких жутких типах, гуляющих по земле после смерти и кусающих всех подряд, ничего не знал, но впечатлился. И сейчас припомнив, что одной из примет как раз и была способность превращаться в летучую мышь, здорово струхнул.
   - Ты вампир?
   Мышь перестала биться в объятиях синенького и ошалело уставилась на него. В отличии от духа, она в бутылке не торчала и кто такие вампиры, слышала. Люди в Брокен попадали разные, но редко молчаливые и популярную во внешнем мире сказку все знали. Она покрутила лапкой у виска и возмутилась.
   - Я что, похожа на дохлого человека?! Мало того, что разнёс наш дом, так ещё и обзываешься?
   - Так ты же кровь пьёшь, - обиделся монстрик, пропустив мимо ушей обвинение. - Что ещё я должен думать?
   - Псиииих, - простонала мышь. - Как же мы с тебя компенсацию требовать будем, если ты сумасшедший?! Ну, пью я кровь и что? У коров же!
   - Какую ещё компенсацию? - озадачился наконец Фьютик несправедливыми обвинениями.
   - А кто в нашей пещере кровлю обвалил?
   - ?!
   - Брёвна с черепицей, скажешь, не ты на берегу кидал?
   - Это не я, это всё ведьмы виноваты, - тут же попытался откреститься синенький, припомнив, наконец, где он уже видел целую стаю летучих мышей.
   Когда ведьмы его окружили, Фьютик решил, что ему крышка. Девчонок было слишком много, к тому же они швыряли в него, наверное, всеми заклинаниями, которые успели изучить. А сам Фьютик был тогда толст и неповоротлив. Зато накинутое на него заклинание ловчей сети заставило соображать очень быстро. Оно вытягивало из бедняги энергию, разреживая состоящее больше чем наполовину из этой самой энергии тело. Поняв, что вот-вот свалится без сил, Фьютик ухитрился сжать всё, что от него к тому моменту осталось в куда более компактную форму. Синий улизнул прямо сквозь ячейку сети, рассчитанной на ловлю крупной добычи, оставив в ней такую красивую крышу. Крыша охотницам, наверное, не понравилась и они бросили её на землю. Вот тогда-то в облаке пыли монстрик и видел взлетающую стаю летучих мышей. Но улепётывающему Фьютику было не до наблюдений за живой природой, а потом, занятый своими проблемами, он обо всём просто забыл.
   - Ах, ведьмы?! А ты весь такой невиноватый?! - возмутилась мышь. - Крышу принёс ты! Мы точно видели. Так что не отмажешься. Мы тебя по всему городу ищем.
   - Зачем?
   - Как это зачем?! Полетим в магистрат. Ты что ж думаешь, развалил чужой дом и в кусты? Не-е-ет, ты нам теперь должен. А если не полетишь добровольно - вожак напустит на тебя фей инквизиции и вот тогда...
   - Что тогда? - похолодел Фьютик.
   - Лучше тебе этого не узнавать, - зловеще осклабилась мышь.
   Фьютик обречённо обвис, выпуская неудачную добычу. Добыча выпускаться отказалась, вцепившись коготками в монстрика, но тут мир сотряс протяжный гул. Огни города на мгновение померкли, а мышь с задушенным писком полетела вниз. Немножко побарахтавшись в воздухе, она восстановила равновесие, но Фьютик, под которым тоже провалился воздух, падал чуть быстрее, зато восстанавливал лётные качества без всяких крыльев.
  Он показал язык возмущённой мышке и собрался лететь дальше. Вот только прямо перед ним грозно зависла целая стая летучих почти-вампиров. Фьютик испуганно попятился и ринулся вниз, надеясь оторваться. Не верилось ему, что до магистрата дотащат в неразобранном виде. Уж больно вид у возмущённых мышек был грозный.
  Удирая от галдящих мышей, монстрик не забыл о поисках хранительницы. Более того, это занятие стало очень важным. Фьютик был молод и неопытен, однако слабенький, почти незаметный след пропавшей памяти духа подсказывал поторопиться. Что именно началось, он не очень понял, но чуял, что надвигается что-то очень нехорошее. А нехорошие времена - это времена, когда хранители нужны больше всего.
  
   *
   Поля вздрогнула и, рывком подкинувшись, села. Совсем спятила, спать неизвестно где?! Девушка суетливо огляделась и, тихо пискнув, вжалась в диван.
   Сколько она проспала, Полина не знала, но тяжёлый взгляд, разбудивший её, девушке не пригрезился. Наверное, Поля испугалась бы в любом случае, даже если бы рядом с ней оказался безобиднейший из обитателей Брокена, а уж ЭТО...
   Полупрозрачный силуэт, нависший над Полиной, протянул к ней руки со скрюченными пальцами, эдак ненавязчиво намекая на судьбу Дездемоны. Поля попыталась отползти подальше, но упёрлась в спинку дивана. Девушка вгляделась в горящие багровым пламенем огоньки на месте глаз, всхлипнула и обречённо зажмурилась. Вроде бы уже ко всякой чертовщине привыкла, но призрак отчего-то напугал, как никто другой. До дрожи и потери желания сопротивляться.
   Прошла секунда. Ещё одна. Через минуту Поле надоело дрожать и она приоткрыла один глаз. Вот только стоило ли это делать?
   Подавив желание снова зажмуриться, Поля кашлянула, пытаясь привести в приличное состояние пересохшее со страху горло. Призраков вокруг дивана скопилось уже несколько штук, но набрасываться они почему-то не спешили. Полина села попрямее и, неуверенно кивнув, сказала: "Здрасте".
   Призраки переглянулись и один из них выступил вперёд. Поле показалось, что это был тот самый, что её напугал. А может и не он. Все семь духов были настолько одинаковы, что ошибиться было совсем немудрено.
   - Доброго посмертия тебе, хранительница, - пропел призрак неожиданно приятным баритоном.
   - Доброго ЧЕГО?! - опешила Поля. - Я что, уже умерла?!
   Лихорадочно ощупав собственное тело, Полина убедилась, что вполне жива и материальна.
   - Шуточки у вас!.. - возмутилась девушка, растерявшая после такого пожелания и почти весь страх, и почтение к невиданным сущностям.
   - Наше пожелание искренне, - не меньше Полины озадачился призрак. - Мы всегда так приветствуем и живых, и мёртвых.
   - Ну, если всегда... - облегчённо протянула Поля. - Тогда ладно.
   Девушка вспомнила, наконец, где находится и вскочила с дивана.
   - Вы извините, я, наверное, нарушила ваш покой, но это совершенно случайно получилось, - забормотала она, но её оправдания остановил один из духов.
   - Никаких случайностей, хранительница. Мы тебя пригласили и ты пришла.
   - Пригласили? - заморгала Поля, - Когда? Я не слышала!
   - Но ты же пришла.
   Занятная логика приведений, ей что-то очень напоминала, но сообразить, что именно, девушка не успела, озадачившись другой мыслью.
   - А почему хранительница? Я же вообще в этом участвовать не собираюсь. И в любом случае, пока всего лишь претендент.
   Призрак вполне натурально вздохнул, покачал головой и снова повторил чуть не по слогам, словно объясняя маленькому ребёнку элементарнейшие вещи:
   - Но ты же пришла.
   - Ничего не понимаю, - затрясла головой девушка. - То есть, по-вашему получается - раз я пришла, значит - хранительница. А если б прошла мимо, то - нет?
   - Воистину так, - обрадованно закивали привидения. - В этот дом может войти только хранитель.
   - Ну... а зачем звали-то?
   Полина решила не доказывать призракам свою непричастность. В конце концов, её здесь уже как только не обзывали. Побывала ни за что, ни про что в ведьмах, побудет и в хранительницах. А то мало ли! Вдруг они ей поверят и решат исправить ошибку. В смысле, прибьют постороннюю девку, пробравшуюся в дом вместо настоящего хранителя. Может, они обманщиков едят!
   При мысли о еде, даже такой... неудобоваримой, в желудке у давно оголодавшей девушки неприлично заурчало, а рот наполнился голодной слюной. Поля вздохнула, подумав, что у кого-кого, а у привидений просить корочку хлеба бессмысленно.
   Просить, может, и бессмысленно, а вот страдать, как ни странно, оказалось достаточно полезно. Когда призраки, заслышавшие вопли голодного желудка заохали и засуетились, приглашая гостью перекусить, чем бог послал, Полина откровенно обалдела. Ну, ведь привидения же! Откуда у них еда? Откуда бы ни была, но... была.
   Перейдя вслед за призраками в громадную столовую, Поля нерешительно притормозила. Длинный, персон на пятьдесят стол, был сервирован для одного едока.
   - А... вы, как же? - пробормотала девушка, не отрывая взгляда от исходящих паром тарелок. Она только сейчас поняла, КАК голодна.
   - А мы посидим за компанию, - ответил один из призраков и словно подтолкнул Полю к столу. Не то, чтобы она по-настоящему почувствовала прикосновение, но что-то вроде тёплого ветра, мягко прогулявшегося по спине, ощутила.
   Раздумывать, что да как не было ни сил, ни желания и Полина села на приготовленное место. Даже совершенно самостоятельно придвинувшаяся поближе тарелочка не вызвала паники и не помешала девушке справиться с дивно пахнущим супом. Подумаешь, телекинез. Приличный полтергейст и не такое сотворить может.
   За первым блюдом последовало второе и третье, а вот на четвёртом случилась закавыка.
   Уже почти объевшаяся Поля как-то внезапно поняла, что наворачивает обед в полной тишине. Рассевшиеся напротив привидения, наблюдали за её трапезой так внимательно и... умилённо, что ли. Словно добрая бабушка, откармливающая слишком редко приезжающего внучка. Полина даже поперхнулась и медленно отложила вилку.
   - Что-то не нравится? - всполошился один из духов, заметив, как резко переменилось настроение девушки.
   - Нет, что вы, всё в порядке. Я... просто наелась, - смущённо улыбнулась Поля. - Может, вы мне теперь расскажете, зачем звали хранителя.
   Призраки чуть замялись. Полине даже показалось, что не особенно-то они и жаждут объясняться. Наконец один из них всё-таки решился.
   - Кто-то сдвинул механизм ЧАСОВ.
   Призрак сказал это настолько трагично, что Полина поневоле прониклась серьёзностью момента. Вот только не поняла, причём тут она сама.
   - И что теперь? Они сломались?
   - ЧАСЫ не могут сломаться! Ведь это же Брокенские городские часы!
   В голосах призраков было много возмущения, скрытого превосходства над провинциальной дурёхой, выдвинувшей столь нелепое предположение и... самую чуточку паники.
   А ведь они именно этого боятся, внезапно поняла девушка. Ни за что не признаются даже сами себе, но...
   Полине и самой вдруг стало страшно. Она не знала, чем поломка часов, пусть даже с большой буквы может быть так ужасна. И узнавать не хотела. Ей словно передался мандраж привидений. Ощущение надвигающейся катастрофы перебил скрипучий смешок одного из призраков. Его голоса Поля до сих пор, кажется, не слышала, да и держался он от девушки дальше всех.
   - Часы в полном порядке, иначе и быть не может.
   - Ну а в чём тогда дело? И причём тут я?
   - При том, что следующий бой часов теперь случится раньше. Намного раньше, чем обычно. Время в городе уже начало замедляться. И если его не поторопить...
  
   Поля покрутила головой, пытаясь уложить в ней слова призраков. Нет, в то, что надо поторопиться, она поверила, хоть и не очень поняла почему. В какой-то момент духи, старательно объяснявшие девушке механизм существования целого города в растянутом или сжатом, она даже этого толком не поняла, времени, перешли на уже совсем непереводимую научно-магическую тарабарщину.
   К этому времени глаза у девушки снова начали слипаться, а в голове беспорядочно кружились флюктуации, эманации, сегменты и прочие словечки, принявшие в воображении облик жутких чудовищ, гоняющихся за Полиной, щёлкая зубастыми пастями и норовя вырвать из её рук здоровенный будильник, вместе с вставленным в тот золотым ключиком. Наконец одна из тварей ловко перекрыла убегающей девушке дорогу, а две других вцепились в увесистый механизм, явно произведённый на оборонном заводе с полвека назад. Полина вскрикнула и швырнула в них тяжёлым ключом, остававшимся в руке, но попала, увы, в многострадальные часы. Будильник, возмущённый небрежным обращением, задребезжал, а потом почему-то засвистел, всё набирая и набирая высоту звука. Когда свист стал уже совсем невыносимым, Поля стукнулась лбом об стол и проснулась.
   - Что?! Что случилось? - вскинулась девушка, пытаясь отделить кошмар от реальности. Вот только нынешняя реальность отделялась с большим трудом.
   - Чайник закипел, - любезно пояснил один из духов. Полине показалось, что она их уже понемножку различает. Вроде бы как раз этот уверял, что часы сломать невозможно и всё это небольшие трудности. Полине он почему-то представлялся самым старым в этой странной компании. Во всяком случае, его голос среди шелестящих голосов остальных призраков был самым тусклым, да и глаза светились куда менее агрессивно. Но при этом остальные его вроде как уважали.
   - Так ты согласна, ведьма? - уточнил призрак.
   - Я не ведьма, - машинально огрызнулась Полина и тут же удивилась. - Согласна на что?
   - Ну, мы же тебе всё подробно объяснили.
   - Ээээ... - смущённо замялась девушка. - А в не могли бы объяснить ещё разок? Только менее подробно. В двух словах.
   ***
   Поля стёрла с большущего сундука слой пыли и, нервно оглянувшись на призраков, приоткрыла крышку. По чердаку поплыл запах пряностей. Опознать в вырвавшемся из сундука облаке ароматов девушка смогла лишь корицу. Полина снова покосилась на духов. Не то чтобы она им не доверяла, но...
   Еду они, значит, добыть могут, а открыть крышку - нет? Что-то во всём этом было странное, но отказать таким милым и... настойчивым привидениям девушка просто не смогла.
   Она заглянула в ящик и разочарованно сморщила носик. Там не нашлось ни груды сокровищ, ни ржавого хлама или стопки старинных нарядов. В сундуке не оказалось НИЧЕГОШЕНЬКИ. Совсем.
   Поля немного пошатнулась, когда стая призраков бросилась обследовать внутренности здоровенной коробки Спихнуть девушку с дороги они не могли, только просквозили холодным ветром. Неприятным таким. Будь бывшие хранители чуть материальней, без синяков и шишек никак бы не обошлось.
  .
   Через секунду Полина вздрогнула от разочарованного воя. Призраки неохотно, по одному, выныривали из сундука и отодвигались в сторону. Кто-то тихо ругался, кто-то всхлипывал и все, абсолютно все потерпевшие поражение полупрозрачные сущности смотрели на девушку с нездоровой надеждой. Так, словно она была их последним шансом на что-то суперважное.
   Поля поёжилась и смущённо откашлялась, стараясь не стушеваться перед обступившей её толпой привидений.
   - Что? - не выдержала она драматической паузы.
   - Мы не можем достать, - печально признался самый симпатичный и разговорчивый из призраков. - Хотели, но не можем. Значит, предсказание верно и взять его в руки может только нынешний хранитель.
   - Да кого его-то?! Сундук же пустой!
   - Как это пустой?!
   Возмущению призраков не было предела. Ты же хранительница, ты же должна его увидеть! Попробуй ещё раз.
   Полина пожала плечами и протиснулась поближе к сундуку. Для верности она даже засунула туда руку и провела по дну. Коротко ойкнула, наколов палец о какую-то неровность и засунув его в рот, неразборчиво пробормотала:
   - Нифего фут нет, я вэ говори...
   Девушка осеклась на полуслове. Мгновение назад сундук и впрямь был совершенно пуст. Был. Прямо на глазах уроненная девушкой капелька крови начала расползаться в лужицу, которая истончаясь, покрывала всё большую площадь. Алая плёнка начала светиться. Сперва неохотно, затем свет стал разгораться всё сильнее и быстрее. Под покровом красноты что-то недовольно зашевелилось. Поле ужасно захотелось взвизгнуть и отскочить, но за эту бесконечную ночь девушка настолько устала с перепугу куда-то прыгать и падать, что ей в кои веки удалось повести себя относительно бесстрашно. Полина тихонько, бочком отодвинулась от ящика и встала, наблюдая. Впрочем, сорваться с места девушка была готова в любую секунду.
   Еле слышный хлопок привлёк её внимание и Поля как могла, вытянула шею, пытаясь понять, что ж там всё-таки обнаружится.
   В проявившемся наконец артефакте не было ничего такого. Но не могла ж появившаяся из пустоты золотистая проволока быть чем-то простым и бесполезным. Да и призраки с благоговением уставившиеся на куцый моточек, вряд ли бы тратили своё восхищение на никчёмный кусок металла.
   - Золотая, - неверяще протянул один из призраков. - Никогда не видел золотую.
   - Молод ты ещё, - прошелестел тот, что казался Полинке самым блёклым. - Не была б золотая - мы её и сами смогли бы взять. Раньше золотая появлялась часто. А теперь и серебряная - редкость.
   Возможно, призраки ахали и охали бы ещё долго, но тут дом сотрясло протяжное БОММММ!!! Величественное гудение отдавалось во всём теле, у Поли даже зубы завибрировали. Ощущение оказалось жутко неприятным и даже пугающим. Да и призраки сразу словно потускнели, а когда последние отголоски затихли, переполошенно закудахтали.
   - Возьми его, возьми скорее. Время уходит, уходит время. Торопись. Ну, бери же! Тебе пора.
   Призраки нетерпеливо шелестели, задвигая Полину всё ближе к сундуку. Поля уже протянула руку, но неожиданно упёрлась.
   - Фигушки! Я и так уже всякого нахваталась! Пока не скажете, что это такое, даже пальцем не прикоснусь.
   - Время, время, время... - возмущённо затрепетали призрачные голоса.
   Поля заколебалась, но решила стоять до последнего.
   - Лично я никуда не тороплюсь.
   Девушка задрала носик и попыталась отойти от сундука, но привидения встали стеной.
   - Всё равно не возьму, - топнула ножкой Поля, непримиримо глядя на надвигающиеся силуэты. - Пока не объясните что к чему.
   - Закрепитель это! - не выдержал, наконец, один из призраков.
   - Закрепитель чего? - не удовольствовалась куцым ответом Полина.
   - Так ключа же! Детали ключа надо соединить и скрепить.
   - А почему вы удивились, что эта штука золотая?
   - Потому, что! Чем больше кровь хранителя нравится Часам, тем надёжнее закрепитель. Если хранитель слабенький - больше чем на медь рассчитывать не стоит. А мы даже серебряного закрепителя уже многие циклы не видели. И никто не знает, это часы изнашивается или просто хранители стали такими жалкими.
   - А мне значит, золотой достался. Мне. Не ведьме, не воину, не... не знаю даже кому! Самой обычной девчонке? Ой, крутите вы что-то.
   - Это неважно, почему! Главное, что ты будешь хорошим хранителем. Но если ты опоздаешь, Город погибнет. Время уже начало замедляться. А если оно совсем остановится...
   В голосе призрака было столько горечи, что Поля не выдержала. Она нырнула рукой в сундук и схватила свёрнутую в крохотный моток проволочку. Та оказалась неожиданно тяжёлой.
   - Ну и что дальше?
   - Тебе пора поспешить к часовой башне.
   - А дорогу-то найду? И главное, я туда попаду?
   Вопрос не был праздным. Шило, конечно, помощником оказалось отменным, но Полина очень сомневалась, что бывший домовой серьёзно сможет помочь в борьбе с остальными претендентами. И, кстати...
   - У меня же не все детали!
   - У тебя есть всё, что нужно.
   - Ну, смотрите. Если что пойдёт не так - я не виновата.
   Старший из призраков открыл проход в стене. Поля недоверчиво вгляделась в темноту тоннеля и застонала:
   - Опять подземелья!
   - Этим путём ты можешь пройти до самой площади перед часовой башней.
   - Ну... я пошла?
   - Иди. И поторопись, пожалуйста.
  
   15.
  
   Поля брела по узкому коридору уже почти вечность. Ей всё больше казалось, что стылые каменные стены, сдвигаются всё ближе и вот-вот схлопнутся, заперев её в ловушке. Времени хватило на много, много мрачных мыслей, но так и не хватило на то, чтобы найти ответ. Почему вся эта гадость происходит именно с ней. Ну не из-за того же, что она ругалась чертями и делала домашнюю косметику!
   Зато Поля наконец придумала желание. Настоящее. Такое, из-за которого можно и потерпеть издевательства, и рискнуть. Желание это преследовало девушку уже пару лет, но прежде она не верила, что то сможет осуществиться. Но ведь в сказочном городе возможно всё, верно?
   Новый БОМММ застал её врасплох и перепугал. На миг Поле показалось, что меленько завибрировавшие стены вот сейчас точно обрушатся. Камень, которого девушка касалась кончиками пальцев, чуть подался под рукой и Полина в панике отскочила подальше. К её невыразимому счастью, обвалом и не пахло. Просто открылся долгожданный выход.
   Поля собиралась для начала только высунуться в проём, чтобы разведать обстановку, но стена снова угрожающе задребезжала и начала возвращаться на место, так что девушке пришлось буквально выпрыгивать на волю.
   Выпрыгнула, ага. Прямо перед заждавшимися рыцарем и игроком.
   Узрев гадов, надвигающихся с недвусмысленными улыбочками, Поля обречённо зажмурилась. Стена за спиной уже превратилась в монолит и отступать было некуда.
   Подождав убиения секунду другую, Поля недоумённо приоткрыла один глаз. И тихо хихикнула, поняв, почему на неё никто не набрасывается и что это за шум.
   Между девушкой и озверевшими парнями успела втиснуться чёрная-пречёрная карета. Полина привстала на цыпочки, пригляделась и снова хихикнув, принялась оглядываться в поисках часовой башни. Всё равно парням не выстоять против совместной атаки фрекен Брюк и дона Паоло.
   Вот только надо было поторопиться слинять, пока победители не взялись за неё.
   Поля крадучись сделала несколько шагов в сторону. Башня оказалась на другой стороне немаленькой площади и добраться до неё могло стать ещё тем квестом, но Полина была счастлива уже от того, что блуждания закончились.
   Разумеется, долго радоваться ей не дали.
   Шаг, ещё один и... застрявшая на том же месте девушка обернулась, пытаясь ослабить душащий ворот. Завизжать хотелось неимоверно, но кто ж знает, как отреагирует на громкие звуки жуткая чёрная лошадь, запряжённая в карету. Лошадей Поля и так побаивалась, а эта ж ещё и чокнутая. Ну, нормальной-то коняге не пришло ж бы в голову цеплять прохожих зубами за одежду!
   Проклятая скотина только ехидно заржала на все усилия Полины, пытающейся выдернуть из её пасти полу футболки. Раздеваться девушке ужасно не хотелось, но если дать злобной твари по носу хотя бы увесистым колечком ключа (ну зря она что ли такую тяжесть таскает) может ведь и что-нибудь нехорошее выйти. В принципе лошади считались травоядными, но это дома. У этой коняги в глазах отчётливо отражались кровожадные намерения и куча поколений предков людоедов.
   Поля уже практически решилась двинуть лошади в морду, а там будь что будет, как её не слишком вежливо отодвинули мощным крылом. Ткань старенькой футболки жалобно треснула, а едва-едва удержавшаяся на ногах девушка обнаружила, что между ней и мрачной лошадью стоит пегас. Куртуазно изогнув длинную шею, пегас что-то нашёптывал на ушко коняшке, от чего та как-то нервно и в то же время кокетливо переступала копытами и изящно встряхивала гривой.
   Повинуясь отгоняющему взмаху крыла, Поля отодвинулась ещё дальше и потихоньку побрела к своей цели, раздумывая по дороге, все сюрпризы на сегодня кончились или её осчастливит встречей ещё кто-то из знакомых.
   Выросший буквально у Полины под ногами огромный крыс девушку не удивил, но напугал изрядно. Оборотень ощерил пасть, наступая на Полю. Душа девушки заполошенно охнув, снова нырнула в пятки, но рухнуть в соблазнительный обморок она не успела. Ветерок донёс до Полины запах свежесмолотого кофе и на голову готовой к прыжку крысы обрушилась ковровая сумка.
   - Чего стоишь? Остался последний удар часов!
   Властный голос Эвелины Карловны, методично долбящей оборотня по башке, встряхнул Полю и она наконец-то осмотрелась внимательней. И в изумлении ахнула. Площадь была битком забита разнообразными существами. Кого-то она узнала, кого-то видела в первый раз. На площади кипело гигантское побоище, причём понять, кто здесь за кого, было решительно невозможно.
   Вот что надо, например, великану, схватившему Полининых букмекеров за шкирки и с любопытством наблюдающему, как кобольды бесполезно машут кулаками в полуметре от его носа?
   А зачем висящие в воздухе ведьмочки выдирают синенького монстрика из лап летучих мышей?
   Впрочем, всё это были несущественные вопросы. Единственно насущным был только один. Как ей-то добраться до другого края заполненной драчунами площади? Затопчут же!
  
   Сомнения Полины прервал совершенно оглушительный БОМММ. В голове зазвенело, уши словно заложило ватой. Поля протёрла глаза и замерла в ужасе. Все, буквально все находящиеся на площади, начали застывать на середине движения, словно мушки, попавшие в смолу.
   Поля кинулась бежать. Внутри вопил тонюсенький голосок, требующий убираться из будущего янтаря, но его никто не слушал. Полина пробиралась между застрявшими на полушаги фигурами сначала вежливо обходя, потом всё быстрее и решительнее сталкивая их с дороги. Время катастрофически ускользало, стекая между пальцев мельчайшим песком.
   Она бежала изо всех сил, отчётливо понимая, что безнадёжно опоздывает. Часовая башня словно издеваясь, не то что не приближалась, а будто удалялась с каждым пройденным шагом.
   Полина так потом и не вспомнила, как добралась до цели. Просто в какой-то момент она обнаружила, что лежит на полу в гулкой каменной башне, всё ещё дребезжащей после последнего удара часов. Слетевший с ноги башмак валяется у порога, об который она, судя по всему, и споткнулась, а прямо над её головой приплясывает филин, требуя собрать ключ.
   Отбросив в сторону все сомнения, Поля принялась отцеплять и складывать в кучку детали. Руки тряслись, филин гневно гугукал, а ключ и не думал собираться в единое целое.
   - Ну не хватает же чего-то!
   Поля чуть не разревелась, но тут её неделикатно клюнули по голове и крылом развернули замурзанную мордашку к порогу.
   - Что? Башмаки?
   Поля вспомнила, как эти бедные ботинки сами прыгнули ей в руки, и ни разу не сумели потеряться во всех неурядицах. Девушка коршуном бросилась к ним и принялась раздирать несчастную обувку. Её счастье, что подошва ботинка уже почти оторвалась, пока Полина летела через порог башни. И так пришлось чуть не зубами раздирать.
   Обнаружив в остатках каблука невиданный супинатор, Поля чуть снова не разревелась, теперь от облегчения. Железка выглядела бороздкой ключа, да и была ею.
   Добавленная в кучку деталей железка внезапно засветилась, распространяя сияние всё дальше и дальше, пока не начали полыхать все детали. Раскалённые добела кусочки сами собой сложились в осмысленную картинку. Золотая проволочка змейкой скользнула вдоль ключа, обвивая его кольцами. Там где она касалась, поверхность остывала. Буквально через несколько мгновений на полу перед Полиной лежал большущий ключ. Поля истерически хихикнула:
   - А где холст?
   Филин от неожиданности плюхнулся на задницу.
   - Чего смотришь? Куда ключ тыкать-то? Голые стены ж кругом. И ни на одной даже нарисованного очага нету.
   Филин обалдело потряс головой и хрипло пробормотал:
   - Вон тот камень сдвинь
   - Ой, ты по-человечески тоже умеешь! - обрадовалась Полинка
   - Да быстрее же ты, чудо! В перьях.
   - Перья твои, - показала язык Поля и бросилась к нужному месту.
   Камень отодвинулся от легчайшего касания. В нише оказался рычаг. Не дожидаясь подсказок, Поля рванула его на себя и отодвинувшийся кусок стены явил на тьму брокенскую механизм часов с призывно зияющей замочной скважиной.
   Полина поднажала, проворачивая ключ, и чуть не свалилась на пыльный пол. Ей казалось, что такая здоровенная бандура потребует куда больше усилий, но замок был словно пустым изнутри. В механизме что-то щёлкнуло и по городу поплыл ещё один "БОМММ", пробуждая замерших на полушаге существ, и вновь разжигая потускневшие огоньки.
   Поля на четвереньках отползла подальше, забилась в угол и сжалась в комочек. Удар колокола сотряс часовую башню и заставил мелко дрожать каждую клеточку в теле девушки. Не то что бы это было больно, но приятным тоже не показалось.
   - И что теперь? - едва слышно пробормотала Полина.
   - Теперь ты можешь загадать желание.
   - Филин?! Ты... ты и впрямь разговариваешь?! А где ты был?
   - Давай, я тебе потом объясню. У тебя не так много времени. Загадывай.
   Поля вдохнула побольше воздуха и выпалила желание.
   - Хочу... хочу домой, к бабушке!
   - Что ты де...
   Договорить филин не успел. На одной из стен появилась искорка света. Оставляя за собой яркую полосу, она стремительно обежала довольно большой прямоугольник. Очерченная светом дверь скрипнула и начала приоткрываться. Полина поднялась на ноги и заворожено сделала шаг вперёд.
   - Нет! Ты не понимаешь!
   Филин попытался остановить девушку, но Полина просто отодвинула его с дороги. Она толкнула дверь и вошла в маленькую прихожую. Увидев на вешалке старое зелёное пальто, она коротко всхлипнула и бросилась в комнату.
   - Бабушка!
   Девушка за минуту обежала маленький домик и опустилась на ковёр, не в силах сдержать рыдания. На кухне под полотенцем остывали пироги и шумел, закипая, чайник. Тикали старинные ходики. Дружелюбно поблескивали стёклами полки с книгами, на диване лежал уютный плед. Лампа на письменном столе озаряла стопку тетрадей, очки и лежащую поперёк очередного ученического опуса ручку, но...
   Это был бабушкин дом, но её самой здесь не было. Не было, не было! НЕ БЫЛО!!!
   - Не плачь.
   Поля отшатнулась от филина, неловко погладившего её крылом по голове.
   - Её нет! Все же говорили. Любое желание. Любое!
   - Девочка...
   - Вы обманули!
   - Магия может многое, очень многое...
   - Она не возвращает мёртвых, да?
   - Из-за грани не возвращаются.
   - Но... что же мне теперь делать?
   - Жить. Разве она обрадовалась бы, если б узнала, что ты... потерялась.
   - Но, я...
   - Просто живи. У тебя ещё много дел, здесь в Брокене.
   - А можно...
   - Можно, - филин хмыкнул и ещё раз погладил Полю по голове. На сей раз девушка уворачиваться не стала.
   - Дом хранителя таков, каким он его хочет видеть.
   Поля вытерла глаза, шмыгнула напоследок носом и спросила:
   - Хочешь чаю? С пирогами.
   - Ты ещё спрашиваешь. Ещё как хочу!
  
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ИСТОРИИ.
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"