Ермолина Анастасия Дмитриевна: другие произведения.

Три обещания!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Её звали Юлия. Или просто Юля. Было в ней что-то, что притягивало взгляд. Харизма? Магнетизм? Или же простое обаяние? Я даже сейчас не могу дать ответы на эти вопросы. Я просто чувствую потребность рассказать о молодой поэтессе, которая была старше меня на несколько лет. Для меня важно запечатлеть образ Юли на бумаге, каким я его помню. Пусть получится у меня это криво и не идеально, но я должна это сделать. Я говорю образ, потому что чтобы запечатлеть личность (пусть и в письменном виде) надо знать хорошо того, о ком рассказываешь. А у нас с Юлией были всего две полноценные переписки и одна встреча. Но как бы мало я не знала об этом светлом человеке, я беру сейчас ручку и чистую тетрадку и рассказываю о ней всё что знаю, помню и всё что чувствовала и чувствую по отношению к Юлии. Откровенно, искренно и без прикрас.
  
  В день нашей встречи её движения были чуть суетливыми, в глазах дружелюбие, тепло и чуть-чуть волнения. Классической красавицей назвать эту девушку было никак нельзя. Светлые волосы, яркие живые голубые глаза. Телосложение миниатюрное, хрупкое, резковатые черты лица и искрения улыбка. Волнение Юлии мне было понятно, ведь я тоже испытывала жуткое всепоглощающие волнение. Тогда, второго декабря был дебютный фестиваль конкурса "Творчество без ограничений". Этот конкурс был создан специально для молодых людей с физическими ограничениями здоровья. Через два года фестиваль-вручение станет для меня чем-то традиционным. А пока я ликовала - ведь я прошла конкурс и обо мне, как об авторе узнают в Санкт-Петербурге, а может и за его пределами. И пусть тех людей, кто прочтёт и оценит, и поймёт, что тем, кому понравится мои стихи или миниатюры будет мало, но любая машина тоже состоит из маленьких винтиков, так что я не слишком огорчалась по этому поводу главное, что напечатают в сборнике, пусть даже это не мой личный сборник. Для меня это уже большое достижение.
  
   Но вернёмся к Юле. Надо сказать честно, что если бы не моя мама, я бы никогда не узнала не о то, что о конкурсе, а и о существовании Юлии. Никогда не забуду, как она влетела в мою спальню со словами: - Я нашла творческий конкурс, ты должна отправить на него свои стихи. Я сначала впала в ступор, ведь я сама не считала, что мои стихи и тем более рассказы и короткие эссе хороши для каких-либо конкурсов, но решила ради интереса посмотреть, что там за группа и конкурс. В итоге, отправила на него один стих и одну миниатюру, также рассказала о нём на своей странице соц. сети и уговорила поучаствовать одну подругу детства. Через некоторое время, когда я отправила заявки на участие, прошло несколько дней, сбор закрыли, и оставалось только ждать решения жюри. Но вот день перешел в ночь.
  
  Ночь, в которую я познакомилась с Юлией и когда я узнала, что меня напечатают в сборнике. Ночь, потому что и я, и светлая девушка обе были ночными птицами, а точнее совами. Обе обычно писали по ночам. Нам обеим было легче писать что-то короткое. Как и я, она любила музыку и вероятно ставила её как фон для вдохновения. Поэтесса спросила, какую музыку я обычно слушаю для настроения и вдохновения. Я перечислила несколько английских рок-групп и пару русских исполнителей. Она выделила одну из названных мной рок-групп, а именно Within Temptation. Хоть я почти не знаю английский, я до сих пор люблю эту группу за красоту и эмоциональность. Юля тоже считала эту группу прекрасной. Говорить с молодой поэтессой было удивительно и приятно. Манерой общения она кого-то мне напоминала, правда я никак не могла вспомнить кого именно. Хотя на тот момент это было совершенно неважно. Тогда меня занимал другой вопрос. Откуда это чувство будто я знаю Юлю не одну жизнь? К сожалению, ответ на этот важный для меня вопрос я тоже не могу найти до сих пор. Хотя теперь ни вопрос, ни ответ не имеют смысла. По нашей переписке я поняла, что Юлия очень эмоциональная открытая добрая и... ранимая девушка. Она любила жизнь, людей и весь мир и возможно участием в разных социальных проектах и созданием творческих различных проектов, а также своим личным творчеством пыталась сделать этот холодный и жестокий мир лучше. Вышло ли у неё это в полной мере? Скорее всего - нет. Но я знаю, что во мне она каким-то непостижимым образом всего за три полноценных разговора, смогла зажечь пламя надежды и веры в то что мои произведения могут принести людям пусть крошечную, но пользу. Раньше я считала, что так бывает лишь в книгах и фильмах, но Юля доказала обратное.
  
   Вновь воспоминания переносят меня в нашу с Юлией встречу. Подруга детства нашла меня среди участников и гостей, села рядом, и мы начали обсуждать учебу, творчество и личную жизнь друг друга. Вот началось вручение. Несколько поздравительных и благодарственных речей, песня - поздравление от приглашенной гостьи. Маме пришлось пару раз меня одергивать, потому что у меня включилась защитная реакция, которая заставляла хихикать и хмыкать. В конце концов, я смогла сосредоточиться на происходящем. Я пристально смотрела на Юлию, а она скромно стояла в уголке около сцены, приглашая по одному, участников забрать призы и благодарности и говоря, в каких номинациях участвовал тот или иной участник. Вскоре меня пригласили забрать свой приз и благодарность. Мы с Юлией встретились взглядами, и мне показалось, что кроме тепла в её глазах я увидела уважение и... гордость? Хотя, может мне действительно просто показалось.
  
  Забрав диплом и сборник со стихами и короткими рассказами, и альбом с рисунками и с фотографиями и отъехав на своё место, я переглянулась с Аленой, и подруга детства шепнула мне поздравление и я, тихо поблагодарив её, тоже поздравила с дебютом. Она тоже писала рассказы. Я продолжила свои наблюдения за вручением и Юлией. В голове крутилось множество вопросов, которые мне хотелось задать молодой поэтессе, но я понимала, что здесь не время и место для них. Когда вручение завершилось , настала неофициальная часть (фотографии, торт, свободное общение). Поднялся гомон голосов, незнакомые мне люди что-то шумно обсуждали. Мы с Алёной говорили и хихикали, будто бы не было трехлетнего молчания и ссоры, по крайней мере, я пыталась сделать вид, что моя обида окончательно прошла, но, конечно, это было не так. Такие вещи, как необоснованные обвинения я не могу простить окончательно даже самому близкому человеку, но в тот вечер, я спрятала эти мысли поглубже.
  
  Такой вечер, когда меня - девчонку шестнадцати лет признали, как автора, пусть молодые, но уже многого достигшие в творчестве люди, то всё это наводило на мысль о том, что возможно писательство - это мой истинный путь, а никак не психология, о которой я всем твердила много лет. Пообещав себе подумать об этом в ближайшие время, я задала еще один вопрос подруге детства. Слово за слово и разговор снова потек в непринужденной манере. Неожиданно к нам подошла Юля. Алёна оборвала фразу на середине и смущено и как-то натянуто улыбнулась, а я оглянулась, и мои губы растянулись в дружелюбной и радостной улыбке.
  
  Между мной и Юлией завязался разговор, и я вновь почувствовала эту непонятную родственную связь душ. Казалось, она может прочесть мои мысли, которые я только хочу сказать. Было такое чувство, что с Юлей не надо надевать маску и сдерживать свою пылкую и эмоциональную натуру, казалось, она поймёт и примет меня такой, какая я есть. Это было жутковато-притягательное и странно-волнующее ощущение, ведь мы с поэтессой виделись впервые, а разговаривали лишь второй раз в жизни. Мы в самом начале разговора легко перешли с Вы на Ты. Я похвалила Юлин стих, который я прочла накануне фестиваля, и девушка искренне меня поблагодарила за лестный отзыв. И я неожиданно для себя осознала, что этой поэтессе важен каждый читатель, пусть даже такой незначительный, как я. Разговор о творчестве продолжился. Я как бы невзначай упомянула, что Алёна помимо писательства, увлекается ещё и рисованием. У моей собеседницы, при этом заявлении, загорелись глаза. Она впервые с восхищением и любопытством посмотрела на мою подругу детства. Алёна смущено подтвердила правдивость моих слов.
  
  -Обязательно пришли свои рисунки в следующем году на конкурс! - открытая улыбка поэтессы действует просто обезоруживающе.
  
  -Возможно и отправлю. - робко отвечает Алёна.
  
  -Она отправит! Я прослежу за этим! - резко вмешиваюсь я, пресекая любую возможность подруги отвертеться.
  
  Алёнка бросает на меня быстрый гневный взгляд, я отвечаю ей таким же быстрым и решительным говорящим взглядом: - Ты теперь не отвертишься! Я вытащу тебя из скорлупы, и ты поймешь, насколько ты действительно талантлива! Кажется, она понимает, что обозначает выражение моих глаз, потому что стремительно отводит свои и, едва заметно, вздыхает. Ни я, ни она не собираемся проигрывать эту борьбу, хотя на этот раз нам обеим известно, что я уже выиграла. Впрочем, об этом я буду думать позже, а не сейчас. Наш обмен взглядами был настолько скор, что Юлия не успела ничего понять.
  
  -Замечательно! Я буду очень и очень ждать! - поэтесса дарит теплую улыбку сначала мне, потом Алене, и та даже улыбается ей в ответ вполне искренне.
  
  Юля вновь переводит взгляд на меня и вдруг кладёт мне руку на плечо легко и просто, будто мы старые добрые друзья, которые просто очень давно не виделись, а не люди, которые встретились впервые.
  
  -Настя, у меня есть к тебе большая просьба! - взгляд поэтессы стал острым и пронзительным.
  
  -Да, Юля, я тебя слушаю! - воскликнула я воодушевлено и легкомысленно.
  
  -Никогда не бросай писать! У меня много планов на тебя... Пообещай! - серьезно и страстно произнесла поэтесса.
  
  -Конечно, обещаю! - откликнулась я также легкомысленно и пылко.
  
  Юлина улыбка стала шире и теплее, и она осторожно сжала моё плечо и чуть помедлив, отошла.
  
  А я повернулась к Алене, которая всё это время молчала и открыто ей улыбнулась.
  
  -Бросить писать? Да никогда! - произнесла я страстно и искренно.
  
  Подружка обнимает меня за плечи. Её глаза светятся радостью, кажется она ничуть не жалеет, что в конце концов поддалась на мои настойчивые уговоры и сегодня вместе со мной получила сборник, где напечатаны не только мои, но и её рассказы. Я в очередной раз убедилась, что поступила правильно, но это совершенно не означало, что подруга мне что-то должна. Нет, вовсе нет. Главное, чтобы у Аленки всё было хорошо и, чтобы она поверила в свои силы и в себя - это главная и самая ценная награда для меня, ведь Алена моя названная сестра. Мы много, очень много пережили вместе и, как я не пыталась от нее отречься, но у меня ничего не вышло. Я наверно всегда буду любить её и заботится о подруге насколько у меня будет сил и разума и даже если подруга не испытывает такое сильное чувство и желание по отношению ко мне. Впрочем, я рассказываю об этом не для того чтобы изменить тему рассказа. Нет. Просто это были мои мысли в тот вечер и в тот момент, когда я смотрела на подругу детства.
  
  Мои мысли не были тогда сосредоточены только на поэтессе, отнюдь, я думала о конкурсе, об Алене и том, что мы с ней всё-таки помирились, о маме, которая показала мне группу "творчество без ограничений", о дяде Васе, который привез нас сюда. Он друг нашей семьи и кум мамы и человек, который всегда нам поможет, а также я размышляла о том, что в следующем году я поднимусь ещё на одну ступеньку по творческой лестнице и при этом я чувствовала, что в следующем году всё будет иначе. Что конкретно измениться, я не знала. Просто ощущение тревоги царапало острым коготком, заставляя сердце неприятно сжиматься. Я приложила немало усилий, чтобы уничтожить страх и заставить себя думать только о хорошем. Но пообещала себе разобраться в том, о чем предупреждала меня интуиция, когда будет свободное время. Дав себе это обещание, я более-менее успокоилась.
  
  Мне действительно стало легче и меня, немного, захлестнула эйфория. Меня признали, как автора, меня напечатали - пусть и в общем сборнике и ещё у молодой, талантливой, довольно известной поэтессы есть на меня какие-то планы. На меня! Если бы я могла запрыгать на месте, то запрыгала бы, не оглядываясь на окружение и окружающих. Восторг искрился, плескался, бурлил во мне и кружил голову, и я забыла о том, что не люблю улыбаться. Плевать, что подумают все эти незнакомцы. Плевать! У меня получилось! Получилось задуманное! Я доказала самой себе что я не просто девушка в коляске, читающая книги, а нечто большее. Пусть пройдёт немало лет, но я поднимусь на самый верх, и обо мне все услышат и узнают. И те, кто говорили, что я никогда не буду человеком и личностью. Эти люди если они будут еще живы, то прикусят свои ядовитые языки и пожалеют, горько пожалеют о том непоправимом зле, которое причинили мне и моей семье, а я, когда доберусь до вершины, буду жить счастливо, исполню все данные мной обещания близким людям, а также буду заниматься любимым делом. Все эти мечты и надежды казались легко исполнимыми, а ещё - чувствовала железную уверенность в своих силах и это, ещё больше, кружило голову, хотя, казалось бы, куда больше то?
  
  Вечер этот оказался настолько важен и ценен, что я всё помню, как будто это прошло вчера. Воспоминания - это машина времени. Воспоминания - это осколки сложного пазла. Из острых мелких осколков, медленно возрождается мой личный пазл. Весь этот пазл яркий, чистый, четкий, детально прорисованный. Все чувства, образы, мысли, надежды, звуки, запахи того дня живут в моём мозгу и бережно перебираются мной, иногда даже в хаотичном порядке и всё ради того, чтобы найти ответы на те вопросы, которые уже давно стали неактуальны. Да и четких ответов мне уже никто не даст. Прошло уже три года с того вечера. Большой срок. Я потихоньку учусь не думать о том, что было бы. Но не вспоминать я не могу.
  
  Возвращаюсь вновь в тот вечер. Он прошёл вполне весело и пусть был коротким. С Юлией поговорить еще раз так и не удалось. При этом она была рядом. Можно руку протянуть или же просто позвать. Но поэтесса была увлечена каким-то разговором с главным руководителем проекта. А мне воспитание не позволяло вмешиваться в чужие разговоры. Тем более разговоры малознакомых людей. Пусть с Юлией я и чувствовала странное родство душ. Хотя спросить хотелось о многом. Основной вопрос которой меня будоражил и заставлял нервничать - это какие же планы у поэтессы на меня? Что она имела в виду? Может ли это обозначать, что мы с Юлей станем не близкими, но подругами? Все эти вопросы не давали мне покоя, и трепетали, где-то, в глубине возбужденного сознания... Ответы на первые два вопроса, я постараюсь узнать у Юли в ближайшие дни. А ответ на третий вопрос, про дружбу, даст только время, увы...
  
  С фестиваля я уехала с восемью сборниками, одним альбомом, одним дипломом за участие в конкурсе - он же диплом - благодарность, с кусочком праздничного тортика. Окончание конкурса является праздником. А какой же праздник без тортика? С призами и подарком от Алены, с несколькими фотографиями в мамином фотоаппарате с чередой ярких, чистых, счастливых, светлых и "живых" воспоминаний, которые в память врежутся так глубоко, что испытаю потребность их записать и рассказать о Юлии, и о нашем коротком общении, и той роли которую поэтесса сыграла в моей жизни. А ещё с фестиваля я уехала захваченная в плен эйфорией и с четырьмя обещаниями. Два из которых, я дала Юлии. Третье обещание дала мне поэтесса, что мы ещё спишемся. А четвертое дала мне Алена, что мы созвонимся в ближайшее время.
  
  Пока дядя Вася вез нас с мамой домой, пелена эйфории спала с одурманенного сознания настолько, что я смогла думать более-менее трезво. Возможно, это произошло из-за того, что дядя Вася и мама обсуждали какие-то серьёзные проблемы, слава Богу, проблемы эти были не личного, а общего, масштабного плана, из тех, которые обсуждают в интернете и из тех, о которых говорят по радио и по телевизору. Сначала я рассердилась на них, ведь серьезные разговоры с легкостью рушили мои воздушно-огненные замки моих мечтаний. Но позже, уже дома я была очень благодарна им, потому что надолго забывать мне было нельзя, по крайней мере, пока не добьюсь всего того, что задумала. И этот сборник - лишь крохотный шажок к тому, чтобы забраться на вершину и удержаться на ней, добиться признания и успеха, а вместе с этим и прибыли. Чтобы купить близким всё, что обещала и всё что нужно мне самой и иметь возможность хоть иногда баловать себя и тех, кто будет рядом. И пока я ничего этого не добилась, нечего строить мечты о фильмах на свои, ещё даже не написанные книги. Ничего строить иллюзии на этот счет, что дорога будет простой и быстрой, потому что я познакомилась с известной поэтессой. Дорога не будет слишком легкой. Мечты и вера в них, это всего треть успеха и дела.
  
  Домой я приехала счастливой и жуткой уставшей, но с моих глаз спала пелена эйфории. Один из сборников забрал с собой дядя Вася. Сборник - это маленькая благодарность за то, что он в очередной раз пришёл нам на выручку. Хотя ни слов, ни поступков не хватит, чтобы выразить ему безграничную благодарность и отплатить ему за добро и веру в меня. Хотя кто знает? Может когда я стану известной писательницей и поэтессой и у меня будут деньги, я найду способ и поблагодарить, и отплатить. Дайте мне только моральную поддержу, сил ,смелости и времени, и я всё исполню и сделаю даже сверх того, что задумала. Через пару часов с работы вернулся домой папа. Он пытался отпроситься объяснял, как важен для нас этот день. Но его все равно не отпустили. Я очень расстроилась, но ничего уже не могла сделать, поэтому пришлось нехотя мириться с ситуацией.
  
  Вымыв руки и переодевшись в домашние вещи, он как обычно зашёл ко мне в комнату. Поздоровался и наклонился, чмокнул в нос и подставил мне щеку для поцелуя. Когда папа пришёл, я, как обычно, лежала на своей кровати. Столик для кровати, ноутбук на нём с подключенной зарядкой. Привычная картина. Именно так я провожу конец выходного или трудового (он же учебный) дня. Аудиокнига-фэнтези или же музыка по настроению. Документ с недописанным рассказом или же документ, где я обычно пишу стихи или же пустой документ, где я начинаю новое прозаическое произведение. Иногда же, слушая музыку, читаю в интернете книги, которые ещё никто не издавал или же переписываюсь с кем-то из друзей или подруг. Бывает и такое, что я не делаю ничего из вышеперечисленного, а просто смотрю фильмы или же какие-то музыкальные клипы или короткие ролики.
  
  Сегодня тот редкий случай, когда я смотрю клипы. Для фильмов и аудиокниг я слишком устала. Для того чтобы дописывать что-то старое или вообще писать что-то новое, я была чересчур сильно взбудоражена. Чтобы слушать грустную лирику или рок, врубив при этом громкость на полную мощность, я не смогла - для этого настроение было слишком радужным и безоблачном. Поэтому остались лишь клипы. Папа внимательно посмотрел мне глаза и радостно улыбнулся.
  
  -Как фестиваль? - спросил папа.
  
  Тон его вопроса был спокоен, незнакомцу даже могло показаться, что этот мужчина равнодушен и эмоции ему вообще не известны. Но я-то его дочь, я-то знаю, что это не правда. В отцовском голосе уловила едва заметную грусть и сожаление. Я, его храбрая кошка, расту и добиваюсь успеха, а он при этом не присутствует, конечно, папе неприятно и, наверное, не удобно что он обычно не присутствовал при самых важных моментах, то что он сам не заметил, как его единственная дочь из серьёзной и смелой девочки превратилась в творческую и целеустремленною девушку. Но видимо такова наша судьба.
  
  -Хорошо прошёл. Сборники и альбом с рисунками и фотографиями лежат на столе. - ответила я подняла левую руку указывая в сторону стола.
  
  -Ух ты! Как у тебя глаза горят! Альбом? - изумился он.
  
  -Каждому участнику ,помимо диплома, призов, дается сборник и альбом и не важно в какой номинации он участвовал. -объяснила я спокойно.
  
  -Ясно. - кивнул отец.
  
  Он прошёл к письменному столу. Довольно хмыкнув, видимо взял один из сборников. Я услышала шелест страниц, а потом смешок и, после этого, папа вернулся ко мне и протянул закрытый сборник. Я, протянув в ответ руку, взяла его.
  
  -Я думаю... Это действительно твоё! - произнес папа.
  
  -Что именно? - удивилась я.
  
  -Писательство- это твоё. Прости, что сомневался в тебе. - спокойно ответил отец.
  
  Я, прищурившись, пристально посмотрела на него. Похоже, он и правда сожалеет о том, что сомневался и на самом деле гордится мной. Папа осторожно, почти невесомо, погладил меня по щеке и вздохнул.
  
  -Ладно... Я пойду поем. - сказал папа слегка неуверенно.
  
  -Иди. - кивнула я, улыбнувшись.
  
  Его признание для меня оказалось лучшим нематериальным подарком на окончание этого вечера. Чуть позже окажется, что это не последний нематериальный подарок. Через полчаса - час мне вновь написала Юля. А точнее - ответила на моё сообщение, в котором я поблагодарила саму Юлию и других организаторов за то, что они создали такой конкурс и дали молодым творцам с инвалидностью шанс проявить себя, а также дали возможность участникам конкурса доказать окружающим их людям и прежде всего самим себе, что они тоже могут сделать кое-что, даже не кое-что, а очень и очень многое. К этим участникам я причисляла и себя, ведь это был первый конкурс, которому я отнеслась серьезно.
  
  Пока я переписывалась с Юлией, папа успел поужинать и теперь он вместе с мамой сидел в соседней комнате, и они пытались разобраться, что за приз мне дали за участие. В итоге я попросила Юлию объяснить мне, что это за черный маленький короб и смущенно пояснила поэтессе, что совсем не разбираюсь в технике. Она спокойно перечисляла то, что могло быть в призах. Я перечислила этот короткий список родителям, и они, наконец, поняли, что это за приз. Это были колонки. Очень удачный приз. Теперь у папы, если что, будут запасные колонки. Я от души поблагодарила поэтессу. Она похвалила маму, Алёну, меня, сказала, что мы молодцы. Я спросила эту светлую девушку про планы на счет меня, о которых она говорила на фестивале. Юлия сказала, что у неё есть план насчёт всех поэтов, которые были напечатаны в дебютном сборнике "Творчество без ограничений".
  
  Поэтесса рассказала мне про идею напечатать все стихи в маленькой газете "Пулковец". Про планы, которые касались меня, Юля решила умолчать. Потому как она хотела сделать мне приятный сюрприз, и я решила ей довериться - ведь жизнь длинная. Мы ещё немного поговорили. Я рассказала про то родство душ, которое чувствую по отношению к Юлии. Я думала, что девушка посмеется над моими словами, но она ответила серьезно. Если кратко - то она считала, что души двух встречаются до рождения, а потом уже в реальном мире, когда они должны по плану судьбы встретиться. Я в очередной раз убедилась, что Юлия необыкновенная девушка и порадовалась, что я познакомилась с ней. Вечер закончился отлично. Я уснула довольная и счастливая.
  
  Утром разговор с Юлией продолжился. Она рассказала, как начала свой творческий путь, и я в ответ рассказала, как начинала я. Юле было интересно. Также я поведала, что начала новый рассказ - про первую любовь. Писала я его в виде дневника, поэтому мне было непросто, да и конец его должен был быть грустным, а именно - расставание главных героев. А грустные или даже мрачные вещи давались мне всегда тяжело. А расставание было главным элементом этого произведения, хотя это только усложняло мне задачу написания. Я сообщила о этой истории Юлии и спросила показать ли её девушке, когда я закончу. Поэтесса сказала, что будет рада его прочесть. Я пообещала, что обязательно его ей покажу. Это было третье и последнее обещание, данное мной Юле. Больше мы никогда с ней не разговаривали. А встреча тогда на моём дебютном фестивале была первой и последней.
  
  В тот год я крутилась с учебой, начала писать свою первую книгу-фэнтези. В общем, дел было много. Чуть позже, когда всё более-менее утряслось, я начала искать о поэтессе информацию, но ничего, к великому сожалению, не нашла. Страница Юли на Стихи. Ру, и страница выглядели так, как при первом знакомстве со светлой девушкой. Мои сообщения, посланные Юле уже после диалога в нашей переписке, оставались не открытыми. Я не думала не о чём мрачном и плохом. Правда рассказ, который я обещала показать Юлии, никак не хотел писаться, и я его забросила на неопределенный срок. А ещё приняла решение не волноваться о поэтессе. С ней не может случиться ничего плохого. Ведь Юлия очень светлый, чистый и добрый человек. И то, что её нет на страничках, можно объяснить логически, я, несомненно, со временем найду объяснение и поговорю с Юлией. Другого варианта событий и быть не может, это невозможно! Просто нужно подождать и потерпеть и всё будет хорошо, даже лучше. Так я считала на тот момент. Оказалось, иначе может быть...
  
  Мне исполнилось семнадцать лет. Начался новый сбор на второй конкурс "Творчество без ограничений". Я заметила, что сменился администратор конкурса, им раньше была Юлия. Мало ли почему она оставила эти обязанности. Всякие могут быть причины. В общем, я снова не допускала плохие мысли в свою голову. Отправила заявки со стихами и рассказами. Заставила отправить Алёну свои рисунки на конкурс. Забегая вперед скажу, что и рассказы, и рисунки моей подруги детства взяли на конкурс и напечатали в альбоме и сборнике "Творчество без ограничений". Я же, уговорив Алену и отправив сама заявки, через некоторое время уехала в другой город вместе с мамой делать мне запланированные операции на ноги. Операции мне сделали вполне успешно. В конкурсе я получила гран-при за прозу и сертификат за участие в номинации по поэзии. Ни организатор, ни администратор не ответили на вопрос, где Юлия и что с ней. Это меня крайне насторожило. На этот фестиваль поехал вместо меня папа, потому что я была в гипсе.
  
  Помимо получения дипломов, приза, сборника и альбома, я узнала о судьбе Юлии. Первый дебютный фестиваль-конкурс проходил второго декабря две тысячи четырнадцатого года, а семнадцатого декабря того же года у светлой девушки остановилось сердце во сне. Эту жуткую новость рассказала мне мама. Которой тоже очень и очень нравилась поэтесса, и моя мама тоже искала причину почему так резко пропала Юля. И вот нашла...
  
   Первым порывом было заткнуть уши и не слышать, и не понимать слов, которые произносит мамин дрожащий голос! Нет! Нет, это не правда! Чья-то жестокая шутка! Юля не могла умереть! Это же Юлия! Юлия молодая, смелая, честная, яркая поэтесса, которая любит жить! Любит писать! Это злая шутка! Быть не может! Господи, почему она? Зачем? А главное - за что? По щекам хлынули слёзы! Горло сдавило так, что стало трудно дышать. По телу прошла дрожь. Пытаюсь заговорить, но изо рта вырывает хрип, а потом вой не человеческий, а дикий звериный. Вой боли, скорби, отчаяния, тоски. Я его слышу, но не могу понять откуда он исходит, только через пару минут осознаю, что этот страшный звук исходит от меня. Звук резко обрывается. Грудь болит, будто её кто-то пробил, горло до сих пор сдавливает. Но я уже пишу Алене и рассказываю новость. Её тоже ужасает новость.
  
  Позже я пишу Юле прощальный стих, который размещаю под постом в её группе со стихами Вконтакте. Этот пост о том, что друзья и родственниками издали второй и посмертный сборник стихов поэтессы. Потом я спрашиваю администратора конкурса и, наверняка, друга Юлии, где можно купить сборник. Мне хочется оставить что-то себе на память о светлой девушке и мама согласна со мной. В итоге через некоторое время, я получаю желанный сборник и не один, а целых три сборника. Горячо поблагодарила администратора за то, что он откликнулся на мою просьбу лаконично и быстро. Один сборник я оставила себе, второй отдала маме, а третий Алене, потому что она тоже хотела оставить что-то на память о поэтессе. Мне показалось честным отдать сборник именно ей. Книги подруга детства любила, да и желание оставить себе память о Юле было искренним. При первой же возможности я отдала ей сборник. И больше мы с Алёной не говорили ни о конкурсе, ни о светлой девушке, потому у нас было много других тем для бесед.
  
  А вот с мамой и папой, мы очень часто говорили о поэтессе. Я пыталась таким способом забыть, стереть боль и не думать, как могло бы быть, если бы всё повернулось по иному. Но видимо год - это слишком мало для того события. А может я не перестану ощущать боль никогда и не перестану думать, а как было? Всё это покажет лишь время. Рассказ, который я обещала показать Юли дописан, посвящен ей и выложен на Проза. Ру. уже почти как год. Мне восемнадцать. Я готовлюсь сдавать экзамены. Девятый класс - это очень серьезно, особенно если он последний в школе. Я продолжаю писать. Создала два сборника стихов, дописала повесть, которую не могла дописать с две тысячи тридцатого года, написала пару новых рассказов. Начала писать вторую книгу-фэнтези, но пишется она медленно.
  
  И снова две заявки, снова волнение ,снова анкета, снова второе декабря и фестиваль. Подготовка и уроки отложены на один вечер. Сегодня на вручение мы приехали втроем - я, мама и папа. Фестиваль получается горько-веселым. И не потому, что я получаю обычный диплом за участие, а не диплом Гран-при. Нет, просто это место дышит воспоминаниями. Кажется, закроешь глаза, и я окажусь на своём первом вручении. Вот в этом углу она стояла и объявляла имена конкурсантов. Вот она передает мне пакет, где лежит мой первый сборник, приз ,диплом и альбом. А вот ещё - Юля стоит, держа меня за плечо, и с улыбкой беседует со мной и моей подругой детства. Столько воспоминаний, которые крутятся на задворках моего разума. На вкус они светлые, печальные, горькие и они немного омрачают радость от этого третьего вручения.
  
  Фестиваль кончается и вот мы уже в соцтакси. На улице темно, морозно и идет снег. В машине тоже сумрак и я ему рада. В нём сложнее заметить, что я перестала улыбаться. Перевожу взгляд в окно. Но мама замечает перемену в моём настроении.
  
  -Эй, ты чего? - спрашивает она слегка обеспокоено.
  
  Я поворачиваюсь к маме и чувствую, как к глазам подступают слезы. Я крепко зажмуриваюсь и закусываю губу. Не плакать! Не смей плакать!
  
  -Эй?! Настя, посмотри на меня! - просит мама ласково, но настойчиво.
  
  Я с силой вцепляюсь в подлокотники на коляски. И ещё крепче зажмуриваюсь и закусываю губу. И всё-таки пара теплых слезинок закатывается по щеке.
  
  -Настя! Ну что ты? Юли нет, да? - понимающе и тепло спрашивает мама.
  
  Я судорожно киваю. Из горла врывается против воли, то ли хрип, то ли стон и по щекам катится ещё несколько слезинок. Мама тяжко вздыхает, и они с папой не сговариваясь берут меня за руки, передавая, таким образом, поддержку, сочувствие и любовь. Я делаю судорожный вдох, а потом медленный выдох. Неожиданно в голове возникает звуковое яркое и четкое воспоминание. Этот голос я не спутаю ни с каким на свете, пусть даже слышала я его одни раз в своей жизни.
  
  - Никогда не бросай писать! Пообещай! - голос у Юли мягкий, но настойчивый.
  
  -Не брошу! Обещаю! - отвечаю я мысленно и, мне кажется, она меня услышала.
  
  Я открываю глаза. В ответ сжимаю руки родителей и слабо но светло улыбаюсь. В машине загорается свет, и она плавно трогается с места.
   Посвящается: Поэтессе Юлии Сечкарук и всем, тем, кто лично знал её.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"