Фадеева Ялика: другие произведения.

Добрый дракон и кровожадная белка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Девятом королевстве - долгожданный праздник, посвященный дню рождения правителя. Праздник, обещающий юной Радмире множество развлечений - парад дирижаблей, волшебный фейерверк и бесплатный эль. Не стоило заглядывать к гадалке - игры с Судьбой могут быть непредсказуемы и опасны! Но как же хочется хоть на один день сбросить маску и повеселится! Забыть, что ты скромный мастер артефактов. Забыть, что скрываешься от прошлого. Забыть, что любовь - не для тебя. И стать собой! Бесшабашной, дерзкой, страстной! Вспомнить свою звериную суть. Почувствовать древнюю силу шаманки. И боги могут исполнить твое желание. Ты станешь собой! Но после с ужасом обнаружишь, что стала пешкой в опасной игре, и на тебя охотятся Черные драконы и волки из родного клана. Но не зря древний огонь таится в душе Радмиры. А кто играет с огнем, может обжечься! Устроим пожар! И пусть каждый узнает, кто она такая! Только вот как не сгореть в собственном пламени? Как понять, где любовь, а где - корысть? И кто из женихов - тот самый? 16+ БОЛЬШОЙ ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ (без посл глав)

  Оглавление:
  ПРОЛОГ
  Часть 1. Открытие охотничьего сезона
  Часть 2. Охота бывает разной, или Игра по-крупному
  Часть 3. Логово Зверя
  
  
  
  Часть 1 Открытие охотничьего сезона
  
  Вместо пролога или Единственное Божественное вмешательство.
  Холодный ветер срывал красные лепестки единственного Древа и бросал их на белоснежный ковер первого снега. То неистово и резко, то нежно и плавно, словно убаюкивая родное дитя.
  Но прекрасный танец цветов и снега обходил стороной одинокую женщину. Ветер не касался ее светлого платья, боялся дотронуться до золотых волос. Праматерь слишком долго не была здесь. Мир изменился. Ее дети стали другими. Богиня ругала себя, что собственные законы запрещают ей вмешаться. Лишь подсказки, лишь знаки небес. Только кто услышит? Почти не осталось тех, кто может слышать ее голос. Сейчас она надеялась, что ловушка сработает. Судьба придет. А если нет...
  Тихий хлопок и светлая улыбка озарила красиво лицо богини, отгоняя грустные мысли. "Попалась!"
  Ради спасения своих первых созданий можно сыграть роль глупой и склочной тетки. Подруга вряд ли поверит, но устоять всё равно не сможет.
  Еще несколько минут Судьба осторожно наблюдала со стороны.
  - Хорошо-то как! - вздохнула полной грудью она. - О! И ты здесь? Какими судьбами? Я и не заметила тебя сразу.
  - Смейся, смейся, - проворчала Праматерь. Богиня всегда была тучной женщиной. И не заметить ее - просто невозможно.
  - Что ты там прячешь? - полюбопытствовала Судьба и привстала на цыпочках.
  - И чего тебе спокойно не сидится? Сидела бы в другом мире. Нет, обязательно нужно было прийти сюда, - негодовала богиня.
  -Так скучно же, - притворно надула губки Судьба. - Подвинься, клуша, я тоже хочу глянуть, - и не дожидаясь, пока коллега по цеху уступит ей место, плюхнулась на резную скамейку. - Что там у тебя? Новая игрушка?
  - Сейчас моя очередь, -недовольно бросила Праматерь. - Хочу взглянуть как там мои оборотни поживают.
  Богиня склонилась над иллюзорной картой Семнадцати королевств.
  - Выглядит лучше наших зеркал и хрустальных шаров.
  - Еще бы! Не рябит, не мутнеет. И смотри, - Праматерь легким движением полных пальчиков начала то приближать, то удалять отдельные королевства. -Смотри, смотри - тут вот и твои создания, как настоящие! - забыв про старое соперничество восторгалась Праматерь.
  - И кто такое смастерил? - схитрила Судьба, хоть и знала ответ.
  И тем самым ударила по больному месту.
  - Многоликий, - поморщилась Праматерь.
  Богиня всё никак не могла забыть его обвинительные речи. Видите ли, ее оборотни слишком похожи на людей, слабых и беззащитных. Фи. Богиня передернула плечами, и ее взор зацепился за тех созданий, которых опекала ее заклятая подруга Судьба.
  - Как поживают твои подопечные? - с надеждой отвлечь от своей персоны, спросила Праматерь.
  - Что, уже готова признать свое поражение? Все-таки мои драконы получились куда лучше твоих оборотней, - притворно обрадовалась Судьба.
  - Эй-ей! Не трожь моих деток! - возмутилась Праматерь и пихнула локтем сидящую рядом подругу.
  - Ой! Чего сразу руки распускать? - обиженно буркнула женщина. - Я просто... хотела, все старые споры решить одним махом.
  - Это как же? - спросила богиня и сощурила глаза, пытаясь найти подвох в словах соперницы.
  - Сыграем! - оживилась Судьба. - Выиграю я - ты признаешь, что мои драконы лучше твоих зверей, и... скажем, отдаешь мне свое право повелевать над ними целый год. Если ты - мои драконы, так уж и быть, послужат воле Праматери, -заявила интриганка.
  - Игра, значит? Пари, - медленно протянула конкурентка. - Идет!
  Праматерь знала, насколько азартна Судьба, и хитро улыбнулась.
   - Мое условие - только один раз! Один раз мы вмешаемся и всё! Тот, кто нарушит это правило - проиграл. Договорились? - и она протянула руку.
  - Договорились!
  "Она не сможет удержаться и нарушит правило. Это будет быстрая победа", - улыбнулась своим мыслям Праматерь.
  "Есть! Теперь уж не отвертишься и наконец-то признаешь мое первенство". Судьба была уверенна в своей победе.
  Богини переглянулись. "Будет весело", - подумала каждая из них.
  Судьба могла вмешаться в ход событий в любой момент, но это было бы неинтересно, а ей сейчас хотелось развлечься!
  Привычно подбросив старую монетку, Судьба с хитрецой взглянула на подругу. Получилось!
  Сама же Судьба никогда не признается, что играть с Праматерью - лучшее времяпрепровождение. Куда веселее вместе следить за приключениями детей, чем одной грустно глядеть в свои зеркала. Не то, чтобы она не любила остальных божественных соседей. Просто медлительный покровитель троллей был слишком зануден, а Многоликий, наигравшись с людьми, давно забросил заботу о своих созданиях, что, несомненно, пошло им на пользу. С Орхи, богиней орков, кочующей по разным мирам, невозможно увидеться, ей не сидится на одном месте. И уж совершенно не о чем говорить с Цветущим Древом, исконным покровителем эльфов.
  Вот так и вышло, что Судьба искала старую соперницу по разным мирам. И нашла здесь. В их первом мире.
  - Что ж, приключения начинаются! - торжественно возвестила богиня, когда ее монетка упала на Девятое королевство.
  Именно там сейчас находились удивительные создания, которых задело божественное проведение Судьбы.
  Глава 1 О разных сюрпризах
  Просыпалась Радмира тяжело - все тело болезненно ныло, а правая рука практически онемела. Никак не получалось разлепить глаза, а ссадины на коленях и руках неприятно жгли и без того чувствительную кожу. Ох, Тьма! Праздник Жизни Девятого королевства удался на славу!
  Пресловутый день рождения короля и наследного принца, удачно появившихся на свет в один и тот же день, всегда праздновали на широкую ногу, несмотря на то, что горцы в обычной жизни народ прижимистый, если не сказать скупой.
  Раньше эти гулянья обходили девушку стороной - как, впрочем, и любые другие. Причина проста - она их не любила, и ей казалось дикостью тратить свободное время на ерунду. Лучше она проведет свободные - и оттого еще более драгоценные - минуты в своей уютной мастерской, проверяя очередное экспериментальное плетение на только что созданном артефакте.
  Но вчера карты легли иначе, и ущемленная женская гордость потребовала сатисфакции - поэтому Рада отправилась в поисках приключений. А точнее, просто бросилась в пучину разврата, как сказала бы ее маменька.
  А сегодня голова ее гудела, а сама девушка силилась вспомнить события прошлой ночи. Однако количество выпитого давало о себе знать гулким колокольным звоном, мешая нормальному мыслительному процессу.
  Когда Рада смогла разлепить глаза, тревожные опасения подтвердились. Она не знает, где находится. Более того, она даже не может предположить, что могло случиться в этом некогда скромном жилище.
  Книжные полки содраны с петель, кипа драгоценных рукописных книг свалена в общую кучу, крепкий дубовый стул с высокой спинкой и без ножек валяется у окна, на котором сдернуты занавеси. Кроме того, в комнате витает сильный горький запах крепкого вина, а большая красная лужа на широком подоконнике свидетельствует о том, где именно распивали хмельные напитки.
  Но самый неприятный сюрприз ожидал девушку по правую руку. Точнее, эту самую правую руку подмял под себя обнаженный незнакомец.
  Что ж, теперь понятно, отчего конечность не отзывается. Затекла.
  Незнакомец лежал на животе, отвернувшись от Радмиры, так что разглядеть его лицо не было никакой возможности. Но остальное, представшее ее глазам, было весьма... симпатично.
  М-да... Кажется, она воспользовалась обаянием своей второй сущности, раз смогла заполучить такой... редкий экземпляр. Широкая загорелая спина с мощными выпирающими лопатками, похожими на крылья, готовыми вот-вот раскрыться. Шея, скрытая тонкой растрепанной косой, переходит в крепкие, угловатые плечи. А смешные растопыренные уши кажутся красными - от того, что лучи солнца, пробравшись в окно, подсвечивают их.
  Рада еще раз плотоядно скользнула взглядом по мужскому телу, и щеки ее запылали. Раньше только в разговорах вдов-соседок она слышала о подобном - немало было интересного в их бурной молодости. Она же, будучи весьма прагматичной особой, ни разу даже мысли не допускала о том, что такое может произойти с ней.
  О! Тьма! Тьма! Тьма! Ашхарн и все его приспешники! Как же она попала! Дракон! Это самый настоящий дракон! Рассматривая незнакомца, Рада не сразу заметила, что за ушами его проступает самая настоящая чешуя. Такое случается только после полной или частичной трансформации дракона! О, Тьма! Что же она наделала!
  Паника захлестнула девушку, и она с трудом смогла подавить испуганный крик. Нужно убираться отсюда, и как можно скорее. Она не знала, что грозит ей после страстной ночи с незнакомым драконом, но точно ничего хорошего!
  Бежать! Бежать! Бежать! Пульсировала единственная здравая мысль в голове.
  Осторожно, едва дыша, Рада медленно-медленно вытащила свою еле живую руку и огляделась в поисках одежды. Не найдя ее, на цыпочках прошлась по комнате, отыскала простыню, висевшую на обломках некогда крепкого стула и обернула ткань вокруг себя, завязав один узел на груди, второй - на талии. Прикрыла глаза от разочарования и едва не застонала.
  Еще раз огляделась в поисках своих вещей, но безрезультатно. Скривилась и мысленно дала себе подзатыльник. Нужно убираться, и как можно скорее, пока это чудо природы не очнулось, и не дай Ашхарн, не заявило на Раду свои права! Самобичеванием она займется после, когда будет в безопасности, если будет, конечно... Она мотнула головой, отгоняя непрошенные страхи.
  Одним легким движением Рада распахнула едва прикрытую оконную раму и ступила на удобный и теплый от первых лучей солнца каменный подоконник. Выглянула, и ее надежды подтвердились.
  Она находилась на верхнем этаже, а значит, крыша была совсем близко, как и козырек, за который можно ухватиться. Воровато оглянулась на пустынные улицы. Пусть солнце и встало уже давно, но после разгульного праздника все отсыпаются, что сейчас весьма на руку.
  Изогнувшись, Рада крепко схватила обеими руками надежный козырек, с трудом подтянулась и выбралась на крышу. Пора бежать, отдавшись звериным инстинктам. И вот так, в одной простыне на голое тело, она поскакала по соседним крышам, едва сдерживая свою вторую сущность. Не хватало, чтобы этот умник ее учуял. Точнее, он все равно все почувствует, только вот понять не сможет.
  Эх!
  Раз. Прыжок.
  Только бы простынка не слетела.
  Ой. Ай. Горячо-то как!
  Солнце уже успело нагреть ровнехонькую черепицу. Жжется. Еще чуть-чуть осталось.
  Пританцовывая, Рада вприпрыжку добралась-таки до торгового квартала. А там и до ее родного близехенько. Сразу видно, что здесь богатый люд живет. Под ногами гладенько, чистенько, ни один гвоздик не торчит, ни единого скола не видно.
  Оп. Прыг. Вот же Тьма! Так и ожоги недолго заработать.
  Белка была готова взять свои слова назад. Это ж сколько денег нужно, чтоб крышу металлом стелить?
  Хоть горячо, только вот любопытно стало - чьи это хоромы? Ой! Забылась. Это тебе не родная деревня, где все свои, где простор.
  Вот стыдобище-то!
  Пригнулась - а то вдруг кто признает.
  Рядом дребезжал и звенел маленький трамвайчик, на ее счастье - пустой. Перевела дух. И вновь - прыжок.
  До чего докатилась? Не ладятся у нее дела сердечные. Совсем. И не в первый раз уже такая беда. Эх, да о том ли она думает? Ей бы поразмыслить, где заказ новый взять, да повыгоднее. Денег подсобрать. Да в родной клан вернуться... Пустые это мечты, а жизнь вот какая. Прыгай да скачи, успевай улепетывать. Да, дела...
  Ко всем прочим неудобствам, к многочисленным ссадинам и ушибам Рада, похоже, умудрилась заполучить сильный ожог. Левая ягодица болезненно реагировала даже на легкие порывы ветра, от которого тонкая ткань простыни касалась тела.
  Морщась от недовольства и боли, девушка все же смогла разглядеть, в какой стороне находится ее квартал, и поспешила в сторону любимой квартирки, что располагалась аккурат над мастерской. Она же, в свою очередь, была личной гордостью Рады, эта лавка артефактора с чудной вывеской из белого камня с милым сердцу названием "Маленькие радости".
  И оставалось-то совсем немного. Два прыжка всего-то! Только вот с места никак сойти не получается.
  Глаза выпучила и глядит. Ведь совсем близко, кажется, протяни руку и коснешься... не мечты даже - чуда! А не диво-дивное разве по небу летит? Дирижабль. Хоть и есть, говорят, там рубка, а в ней артефакты, магией заряженные. Только вот Рада, как мастер этого дела, уверена - не все так просто.
  Где же столько силы-то взять? Это сколько магов нужно! Думается ей, там все уж больно хитро устроено.
  "Бладже" - так зовут эту красавицу. За последний год белка не только их имена выучила, по тени узнавала. В соседних-то королевствах таких красоток нечасто можно было встретить. А здесь, в Девятом, раз в день одна да пролетит. Залюбуешься!
  Вот и любовалась Радмира, пока стройная красавица неспешно пролетала рядом.
  Очнулась и с сожалением заметила, что добросовестные соседи уже не спали. И мадам, державшая маленькую таверну, распивала на террасе свой излюбленный чай с булочкой.
  Девушка чертыхнулась и, проклиная всех приспешников Ашхарана, обратилась и юркнула в приоткрытое окошко своей мастерской. Такую мелочь, как она в своей истинной ипостаси, никто и не заметит.
  К счастью, позднее утро было сонным, особенно здесь, в тихом районе столицы, где не было слышно стука колес нового красного трамвайчика, который пустили совсем недавно, и куда не долетали приветственные паровозные гудки. А новинку прогресса - самоходное авто - никто из жителей этой спокойной улочки и в глаза не видел.
  Но все это нисколько не тревожило соседей Радмиры. Как-то повелось, что именно на этой улице селились вдовы. Они сдавали комнаты, открывали доходные дела или держали лавочки. Но знай вдовушки, какую замечательную новость они упустили в этот ленивый утренний час, то они бы, несомненно, огорчились.
  На Вишневой улице где жил дракон, предпочитали селиться офицеры и маги. Но и они пропустили утреннее представление.
   Сейчас в дом, из которого так стремилась убежать девушка, вошли двое высоких мужчин.
  Войдя в дом, Камиль споткнулся о кружевной бюстгальтер.
  - Хе-хе! А мелкий скоро меня перещеголяет.
  Приподнял пальцем белье и, показав брату, осмотрел гостиную. Протянул, смакуя каждое слово:
  - Вида-а-ать, бурна-а-ая была но-а-ачка. Далеко пойдет. -ухмыльнулся Камиль, довольно подкручивая свои усы.
   Брат подошел ближе, и нахмурив густые брови добавил:
  - А вещица не из дешевых. Магиню подцепил? Иль благородную?
  - У-у,- недовольно скривился Камиль.
  Эрик, как самый старший, внимательно осмотрел первый этаж и отметил каждую изменившуюся деталь. У самого порога - небрежно брошены мягкие туфельки. Рядом - высокие мужские сапоги. Вешалка, на которой сплелись два замызганных плаща, повалена на пол. Синяя рубашка брошена на старую кушетку, а пуговицы рассыпаны по всей комнате. Штаны висят на старой скучающей люстре, а темно-зеленые куски добротной дорогой ткани, когда-то бывшей женским платьем, стыдливо лежат в пыльном углу.
   - С такими дамами нужно быть настороже. Оп! - Камиль щелкнул пальцами - и Ты женат. Для таких дел - лучше хорошая вдовушка, - веселился усатый, не замечая, как старший все больше хмурится.
  - Мда, - раздраженно бросил Эрик. Я конечно рад, что мелкий так быстро отошел, после отказа Селены, но...
  - Стерва! - перебил его Камиль.
  - Стерва, - согласился Эрик, но она драконица. Так что прикуси язык. И не забывай про уважение.
  -Будить сладкую парочку? - осторожно спросил кузен, ему не хотелось попасть под горячую руку. Эрик хоть и приходился кузеном, но в первую очередь был его командиром. -Не хотелось бы мешать, -тактично намекая, что им пора на выход.
  
  
  - Сегодня важная тренировка, - строго напомнил Эрик. - Или ты планировал ее пропустить? - в его голосе зазвучали металлические нотки.
  - Так я будить, хоть девицу оценю, - решил не отвечать на опасный вопрос Камиль.
  -Уже не успеешь! -хохотнул только что вошедший родич.
  В том, что он родственник не было никаких сомнений. Жгучий брюнет, тяжелый нос и тот же хищный разрез карих глаз. Лишь чуть моложе, да родинка над губой. А так, любой сказал бы - брат. Младший брат.
  - Валир, какими судьбами здесь? Ты уже должен был ждать нас на тренировочном поле. - грозно спросил Эрик.
  - Э-э...- не нашелся, что ответить младший дракон. При этом отчаянно сигнализируя родному брату, чтоб тот спасал его от кузена.
  - А почему не успеем? - постарался спасти братишку Камиль
  - Девчонка смылась, т-а-к улепетывала...Ух! ќ- послал благодарную улыбку брату, Валир.
  - Говоришь сбежала ,- задумчиво протянул Эрик. И все, кто хорошо знал его поняли, что ничего хорошего это не предвещает.
  - Интересно, что же такого отчебучил наш малыш, что девица после этой ночи решила пробежаться по крышам, лишь бы не показываться ему на глаза? - хохотнул Камиль
  И старший в очередной раз осмотрел гостиную, но уже более внимательно. Его цепкий взгляд подмечал ранее упущенные детали. Пока остальные драконы ожидали решения старшего, по старой скрипучей лестнице спускался в наспех натянутых шароварах невозможно довольный произошедшим хозяин квартиры. Его ухмылка сменилась удивлением, когда он застал в своей гостиной родичей.
  - Мы рады, что ты нашел новую пассию...
  После этих слов старшего неприятная тень мелькнула на лице хозяина дома.
  - Чем обязан? - спросил молодой дракон. И на мгновение обычные карие глаза стали жёсткими, хищными. Не один дракон не терпел, когда в его жилище вторгаются, пусть даже и родственники.
  - Нам пора собираться на тренировки, и никакие праздники не могут быть оправданием! - Эрик, командир крыла, не терпел нарушений дисциплины - особенно, если это касалось занятий.
  - А где она? - вырвалось у младшего. - Я бы хотел ...
  И он замолчал, словно только сейчас разглядел бардак, оставшийся после бурной ночи с незнакомкой. Лицо Эмиля расплылось в довольной улыбке.
  - Где она? Что вы ей сказали? Почему ушла?
  - Не поверишь! Не успели ничего сказать, а ее пятки уже сверкали... как и голые коленки!
  Драконы расхохотались, но Эрик остался серьезным.
  - Твоя подружка сбежала, даже не заметив нас, не поздоровавшись и не отдав долг уважения старшим! - веселились сородичи. - Так скакала по крышам... Наверняка, горяченькая цыпочка!
  - Может, подскажешь имя? А лучше - адресок!-подначивал Камиль
  - Я... Я не помню, - по привычке почесывая уши, ответил молодой дракон.
  - Даже так? - сердито спросил старший.
  - Даже так... - развел руками Эмиль.
  - Камиль, - приказал командир крыла, - проверьте все вещи, вдруг что-то пропало? Нам еще скандала не хватало перед играми... - потом повернулся к младшему. - Ты хранил у себя что-нибудь важное? Ты знаешь, о чем я.
  Кузен и лучший друг командир уже обыскивал кухню. Тщательно вытряхивая все содержимое полок.
  
  Еще больше опешив, хозяин дома мотнул головой.
  - Нет, только деньги, на кухне, в банке из-под перца.
  - Там все на месте, - раздался голос Камиля.
  - Не понимаю...
  - Лучше лишний раз проверить и перестраховаться, чем кусать локти после гонки, - ответил командир.
  После тщательной проверки драконы собрались на кухне, в единственной комнате, где не наблюдался разгром. Усатый Камиль и строгий Валир по-прежнему ухмылялись, глядя на помятого Эмиля. А вот Эрик, как старший, всегда вел себя сдержано и безукоризненно. И сейчас он тоже не поддался общему веселью.
  - Надеюсь, твоя выходка не выйдет нам боком! - с укором он посмотрел на младшего, но тот выдержал неприятный взгляд командира. - Это был твой последний загул. Больше никаких одиночных вылазок. Не допускаются и незнакомые девицы неизвестного происхождения.
  И он выразительно и тягуче-медленно прошелся взглядом по всем присутствующим, они же потупили свои взоры, как нашкодившие мальчишки.
  - Вы должны понимать, что можете сболтнуть лишнего той девке, которую вам подложат соперники! - глаза Эрика зловеще блеснули. - Хвастануть перед ней, и тем самым загубить наш план на победу в королевской гонке! - И чуть позже мягко добавил,- Пора бы вам остепениться, жениться.
  От последнего напутствия драконов разом перекосило. А Эрик лишь усмехнулся, лично он давно хотел создать свою семью, только вот подходящей девушки все не было. Подходящей для него и для рода. Мысль мелькнула и ушла. Пора было возвращаться к реальности. И спускать с небес на землю все младшее крыло. "Совсем распустились" - подумал старший дракон.
  Командир младшего крыла Черных драконов был всегда скуп на эмоции, и близкие редко видели его смеющимся или злым. И тем более, он не позволял проявляться своей драконьей сущности без причины. Лишь тогда, когда это касалось действительно важных для него вещей, проступала на коже сверкающая чешуя.
  Эрик, как никто другой, мог контролировать свои силы. Но были моменты, когда его дракон мог на мгновение показать свои когти, чтобы напомнить остальным, кому они должны подчиняться, если хотят жить.
  Иначе и не могло быть. Он, и только он, целиком и полностью нес ответственность за младшее крыло, за их жизни, за их благополучие, и в том числе - за продолжение рода.
  - А теперь по делу. Я рад, что ты разобрался со своими любовными делами до начала турнира. Нам очень сильно мешали твои юношеские порывы. И не дергайся ты так, и перестань чесать задницу, в конце-то концов! - не сдержался Эрик.
  - Прости, кажется, я обжегся в неудачном месте... - пробормотал младший дракон.
  Остальные лишь загоготали, представляя, как нужно было изловчиться, чтобы заработать такой ожог. Но быстро смолкли под жестким взглядом старшего.
  - Думаю, твоей девице было стыдно проснуться в постели с тобой, - бросил Эрик.
  - Почему это? - возмущенно вскинулся Эмиль.
  - Сядь! - приказным тоном сказал старший, и младший нехотя, но подчинился. - Дослушай. Скорее всего, она из честных девушек, а то и из благородных леди. Смотри! - он указал на платье, которое по-прежнему валялось на полу. - Ткань дорогая, но фасон достаточно скромный. Поэтому не стоит опасаться, что ваша ночь может повториться.
  - Жаль, - как-то очень задумчиво сказал младший.
  - Все, одевайся, и выдвигаемся на тренировочную площадку, нечего штаны просиживать. Хорошо отдохнули, пора и поработать! - закончил командир.
  
  Глава 2 О последствиях
  Эрик, Черный дракон и капитан команды Черная Гроза, был рад, что их младший, самый ранимый из сородичей, так легко отошел от нелепой влюбленности, что приключилась с ним в эту странную ночь.
  Эрик переживал за брата, поскольку тот отличался мягким и добрым нравом, а для любого дракона это всегда нонсенс. И отец, и Хранитель предупреждали, что может разное случиться...
  Например, самого спокойного из сородичей может навсегда поглотить Ярость богов, и звериная натура навечно останется с ним, превратив в дикого дракона, мерзкую тупую тварь.
  Род Черных драконов жил обособленно, стараясь не пересекаться со своими собратьями. Говорили, что причина именно в том, чтобы обезопасить себя от одичалости.
  В детстве молодые драконы считали это все сказками, братья Эрика и до сих пор не верят в Ярость богов, но командир младшего крыла узнал многое из того, что скрывали, а вернее, оберегали старые драконы.
  Как только Эрик встал во главе крыла, ему доверили истинные знания, и теперь у него были серьезные причины опасаться эмоциональных всплесков брата.
  Что сказать, он недооценивал Эмиля. Братья и кузены, влюбляясь, могли наломать куда больше дров, чем самый младший из них. Ведь даже он, командир своего крыла и пример для остальных, однажды оказался подвластен этой неизбежной для любого дракона напасти, и не смог избежать серьезных последствий - как для себя, так и для будущей карьеры. Что ж, такова уж драконья сущность.
  "Нет любви без потерь!" - принято говорить у них. Именно об этом Эрик думал, добираясь до тренировочной площадки, что находилась на выезде из города. Родичи его в это самое время с пристрастием опытных дознавателей пытались выведать у Эмиля, как прошла его бурная ночь с горячей цыпочкой.
  Но то ли природная скромность, то ли замутненное сознание - что-то стало причиной молчания, и Эмиль отнекивался. Бормотал, что не будет ничего говорить об этой девушке, и при этом так хищно и многозначительно ухмылялся, что еще больше распалял братьев. В конце признался, что помнит лишь отдельные эпизоды и ничего не может сказать о начале знакомства. О чем, естественно, сожалеет.
  Дальше начались ожидаемые шутки о возможной женитьбе на этой страстной и благородной даме, которую осталось лишь разыскать - такая малость!
  Что ж, приятное начало тренировки.
  После непродолжительной подготовки вся команда стояла на закрытой магическим пологом площадке с различного рода препятствиями. Готовясь к обороту, драконы складывали на лавку одежду.
  Необычная радость младшего передалась остальным. Даже старший брат ощущал отголоски этих чувств, что грело ему сердце. Значит, его драконья сущность набирает силу, раз они все так сильно ощущают эмоции уже сейчас.
  Возможно, когда-то его дракон станет самым сильным в их крыле.
  Именно с таким благодушным настроем Эрик начал разогрев. Но непослушный Эмиль, поддавшись эмоциям, мгновенно обратился и взлетел, обойдя ряд сложнейших препятствий. Этим самым он поверг в шок не только своих братьев, но и капитана, о невозмутимости которого ходили слухи.
  И если остальные заметили лишь возросшие навыки младшего, то Эрик четко и ясно увидел потоки силы, исходящие от него. И это, несомненно, пойдет на пользу старшему крылу, ведь оно было не последним в совете, несмотря на то, что черные сторонились своих сородичей.
  Эрику, как командиру младшего крыла, досталась частичка света, но то, что он увидел у Эмиля... Подобного командир не помнил даже на собственной инициации, когда проснулся его магический дар, и сила так и хлестала в разные стороны!
  Стоит поблагодарить незнакомку за открытие дара у младшего. Теперь, с ее легкой руки, в победе нет никаких сомнений, а значит, их крыло станет старшим, что открывает уже совсем другие перспективы.
  Резкий прыжок - и взмах черных крыльев унес старшего дракона вслед за братьями.
  
  ***
  - Уф! - фыркнула Рада и оглянулась - кажется, никто ее не заметил. Перевела дух и спустилась с неудобного подоконника, на котором были разбросаны мелкие и ненужные детали старых или незаконченных работ.
  Во всей мастерской царил порядок, кроме стола, на котором была свалена куча мала из металлических пластин, полудрагоценных камней, набросков, креплений и кожаных ремней. Даже черствая булочка нашла здесь свой приют.
  Видел бы это старый наставник! Получила бы за этот бардак! От этих мыслей уши безжалостно запылали.
  Ох! А узнай наставник, что случилось вчера...
  И пусть старый учитель остался далеко в родном клане, и она уже давно не щуплый подросток, но привитые, или скорее, прибитые, правила и нормы поведения остались прежними.
  Вот ведь, Тьма! И вздумалось ей идти к тому шатру! Нет, правду говорила Нарима - еще не старая, но уже в летах вдовица - все гадалки прохиндейки и мошенницы! Вот ей в молодости такого нагадали, что, мол, чуть ли не в собственном замке жить будет, а вот как оно вышло... Ни мужа, ни семьи.
  Что ж, видимо, еще не вся наивность выветрилась из Радмиры за четыре года вдали от родных лесов. И пусть иногда было грустно, что лучшие годы проходят в бегах от клановой мести... все же нужно было радоваться и тому, что есть. Только жаль - не встретит она свою любовь, проживет в одиночестве.
  Но все равно, это не повод так напиваться. Видно, праздничное вино здорово ударило в голову, как иначе объяснить, что она повелась на такую ерунду! Гадалка, фи! А ведь была приличная девушка... до вчерашнего дня. Мастер артефактор, и сама зарабатывала на жизнь! Да, приходилось треть отдавать Прому, но ведь у нее ни лицензии, ни диплома магической академии нет... самоучка.
  Дура! Вот надо же было польститься на коварные речи старой гадалки об обретении истинной судьбы. Небось, весь гонорар за колье Адровых отдала и не поморщилась. А старая ведьма чем-то напоила, да так, что Рада лишь смутно помнит о вчерашних приключениях.
  То, как проснулась рядом с незнакомцем, хочется забыть, как страшный чужой сон, потому что приличные девицы таких грез не видят, и уж точно наяву подобного не вытворяют.
  Щеки, уши и шея запылали, а тело скрутила томительная судорога желания. Такой страстной, такой чувственной была прошедшая ночь! Никогда не думала Радмира, что она может вытворять такое, и быть такой... Ноги предательски подкашивались. Лишь усилием воли девушка прогнала наваждение.
  Сейчас нужно срочно решить, остаться или сбежать - на время, пока все уляжется. Ведь драконы - известные любители похищать свои игрушки. Да только вот остается вопрос, так ли хорошо помнит ее любовник эту ночь. Ведь сама Рада с трудом может восстановить в памяти его лицо... Она помнит хищные янтарные глаза, крепкие, жилистые руки, едва видимый шрам на груди... И все! Остальное она не может вспомнить! И лучше забыть даже то, что вспыхнуло сейчас перед глазами!
  Быстро в купальню! Смыть с себя ночной позор, а потом - поесть, и уже на сытый желудок решать, что делать дальше.
  Маленькая рыжая бестия, как частенько называл ее наставник, в обе щеки уминала теплую картофельную запеканку с мясом. Но Рада едва ощущала ее вкус, потому как слишком спешно глотала еду.
  После водных процедур девушка спустилась на первый этаж своего скромного жилища, где располагались маленькая кухня с каморкой и столовая, которая служила также и гостиной. Под крепкой дверью Рада обнаружила стопку писем.
  Это несказанно удивило белку. Заказы она принимала лично, писать ей было некому - родные не знали, где она.
  Так что девушка с опаской открывала письма. И совсем не зря опасалась она новостей - только один человек, а точнее, оборотень, мог предполагать, где она находится. Но он уж точно связываться без причины не стал бы - это было опасно не только для нее.
  Ведь в том, что она вот уже четыре года скрывается, есть и его заслуга.
  Письмо было от старого друга. Письмо-предупреждение. И снова Радмире придется убегать от своего прошлого, которого, увы, не изменить.
  Она научилась за эти годы быстро и стремительно собираться. Любой военный мог позавидовать такой скорости.
  За считанные минуты был упакован дорожный чемодан и рабочая сумка. Запасы денег и документов предусмотрительно припрятаны в потайных карманах на одежде.
  Проблемы вчерашней ночи отошли даже не на задний план... о них просто забылось в свете надвигающихся забот.
  В городе появился Максимилиан, правая рука главы ее клана! У него, помимо законных прав на расправу, имеется свой зуб на Радмиру. Так что... собирать пожитки, и скорее, скорее на центральный вокзал. И бежать, бежать, бежать!
  Только вот куда?.. Если даже сюда добрались? За эти годы девушка объездила три страны, да и жалко было всякий раз бросать все так стремительно. А ведь шел уже второй год мирной жизни. Рада даже подумала, что ее оставили в покое.
  Вот ведь, размечталась! Даже о будущем семейном счастье думать посмела. Тьфу! В попытке неприлично сплюнуть чуть не подавилась, и вновь вспомнилось ночное приключение.
  Дракон что сделает, если вспомнит? Поищет ее, не найдет, да и забудется с очередной пассией. Если бы и в правду так случилось... Поиграть в любовь, заперев зазнобу где-нибудь в горах, а потом отпустить на все четыре стороны с разбитым сердцем и сундуком в руках. Вот что характерно для драконов.
  Это только глупышки думают, что такой мужчина озолотить может. Но умные люди, а точнее, те самые вдовушки, одна из которых лично знакома с такой искательницей приключений, говаривали, что все, чем откупается дракон, как-то слишком быстро исчезает. Оно словно заколдованное, и испаряется прямо в руках. Правда ли это или нет, но на себе проверять уж точно не хочется.
  А женятся они только на высокомерных драконицах, это каждый знает.
  И что теперь делать с ночным приключением? Не хотелось обзавестись подарочком в виде болячки, от названия которой даже мужчины краснеют. Наша героиня не была глупа - к своему совершеннолетию она, как и большинство оборотней, проходила инициацию и в подробностях знала, какие коварные болезни случаются у особо страстных и разгульных натур. А в том, что драконы именно таковыми и были, Рада ни капельки не сомневалась.
  Решено! По дороге на вокзал она забежит к знакомому лекарю. Скрестив пальцы на дорожку - авось, пронесет, размышляя то ли про мстительный клан, то ли про нежданную "награду" после бурной ночи с незнакомцем, Радмира покинула свое временное пристанище.
  
   * * *
  Довольные и уставшие драконы обедали в кафе на площади, подтверждая поговорку о зверском аппетите, чему был несказанно рад хозяин сего заведения. Немногочисленные женщины украдкой поглядывали на них и томно вздыхали, в надежде обратить на себя внимание хоть одного из драконов. Но тщетно.
  Окружающим представилось совсем нетривиальное зрелище. Четверо статных мужчин, опасных хищников, мирно обедали, не реагируя на повышенное внимание к своим персонам.
  Старый орк, хозяин заведения, вышедший из своей коморки поглядеть, как идут дела, тоже заметил этих посетителей. Хозяин любил смотреть на людей и нелюдей, пытаясь понять, какие загадки скрывают их души. Первым, на котором орк остановил свой взгляд, был Эмиль.
  "Слегка неряшлив, задумчив, наверняка, равнодушен к еде. Ему все равно, что лежит в его тарелке..." - подумал хозяин.
  А вот сидящий рядом дракон, наоборот, гурман. Любитель вкусить все удовольствия жизни, и женщин в том числе. Его небрежность продумана до мелочей, пуговицы легкой рубашки расстегнуты, чтобы женщины смогли оценить широкую грудь, рукава завернуты, чтобы все видели силу и мощь жилистых рук, а пояс, украшенный хоть и мелкими, но драгоценностями, говорит о том, что этот парень - богатый малый. А черные широкие шаровары - что это вовсе не человек, такую одежду носят или оборотни, или драконы. Камиль, действительно, никогда не скрывал своей страсти к земным удовольствиям.
  Мужчина, сидящий по левую сторону, был иным. Даже в расслабленном состоянии он рыскал взглядом по залу, будто подмечая любую мелочь: и кривой гвоздь на дальней стенке, и потертый паркет, и даже легкий порез на руке официанта. Подмечая и делая определенные выводы. Эрик заметил, что их с братьями рассматривают, как диковинку, и ему это явно не понравилось.
  Хозяин поежился под пронзительным взором этого дракона. Вот его облик был по-военному строг. Никаких излишеств. Никаких украшений. Все пуговицы застегнуты. И он явно любит мясо. Вернее, только мясо для него - еда, все остальное - ненужное баловство. Мясо, прожаренное до хруста, до темной корочки, политое острым соусом - главное блюдо.
  Четвертый дракон сидел к старому орку спиной, и коротко стриженый затылок ничего не мог поведать.
  Жестом хозяин подозвал официанта и распорядился преподнести этим мужчинам блюда от главного повара. Старый орк надеялся, что угадал и угодил интересным посетителям.
  Пока Камиль, большой ценитель женщин, то и дело подмигивал дамам и подкручивал свои густые усы, наслаждаясь вычурным блюдом. Эрик смаковал горячий и острый стейк, не забывая продумывать стратегию для королевских игр, младший бездумно ковырялся вилкой в своей тарелке. И только Валир лакомился холодным мороженым с совершенно счастливым видом.
  Хозяин смог угодить всем, и особенно - себе. Ибо чаевые от благодарных посетителей были несказанно щедрыми.
   Командир в очередной раз выстраивал план действий. Поглядывая на сородичей, он мысленно сокрушался, что их нужно держать в черном теле, ведь только жесткая дисциплина и постоянный контроль смогут привести к победе и не дадут рассыпаться масштабным планам всего рода.
  Эмиль был мечтателем, что было странностью в среде драконов, Валир, младший брат Камиля, вообще слыл разгильдяем и охламоном, и лишь кузен, когда не волочился за очередной юбкой, становился единственной опорой командира.
  Сыто икнув, Эрик откинулся на спинку стула, и глянул на младшего. Тот, не переставая, светился силой, которая бурлила в нем. Командир раздумывал, как сообщить ему об этом поосторожнее, и стоит ли вообще это делать - потому как Хранителя под крылом нет, и узнай Эмиль о своих способностях сейчас... мало ли, еще начнет фокусы выкидывать... и доиграется. Нет, разумнее подождать, а лучше всего - кинуть весточку отцу, пусть поможет разобраться.
  В очередной раз заметив, как младший совсем уж неприлично почесывает зад, Эрик покачал головой:
  - Никаких манер, нас бы хоть постыдился. За столом ведь.
  - Болит и чешется, - начал оправдываться Эмиль.
  В ответ услышал очередные шутки о ночных похождениях.
  - Заглянем к лекарю, пусть мазь какую-нибудь пропишет, - фыркнул Камиль.
  На том и порешили, не став откладывать поход к целителю в надежде, что у старого Хакима в послеобеденный час не будет посетителей.
  Драконы думали, что их примут тут же и без записи, пусть ожог - дело маленькое, но накануне королевских гонок даже соринка в глазу не должна мешать команде.
  
  Удивительно, но ночная незнакомка выбрала ту же дорогу, и всей честной компании придется впервые встретится в это самое время. Впервые, но точно не в последний раз.
  Радмира была лично знакома с уважаемым Хакимом. Она изредка выполняла для него заказы, один из которых был до того секретным, что пришлось давать магическую клятву на крови.
  Нервно подергивая ногой, девушка считала листочки на чайной розе в ожидании лекаря. В надежности и мудрости целителя она не сомневалась, а черная мысль о том, что старик может проболтаться, была задавлена железным доводом. Получая лицензию, каждый лекарь дает магическую клятву души, а это - не хухры-мухры, так что тайна пациента умирает вместе с ним, и даже призыв некроманта не сможет вынудить целителя нарушить прижизненные клятвы.
  Да и кому он может рассказать? Ее соседкам, которым дай только пищу для сплетен, век не отмоешься? Так Радмира через час будет ехать в вагоне экспресса на другой конец страны! Или, может, он расскажет о гулящей девице своей немой помощнице? Даже если так, она уж точно проболтаться не сможет.
  Именно эти тревожные мысли сейчас одолевали хрупкую рыжеволосую оборотницу в приемной у целителя. И ни мягкий кожаный диван, ни распустившиеся чайные розы не радовали ее. Что, если лекарь все же проговорится...
  Эту мысль Радмира не успела додумать. В просторную приемную ввалилась хохочущая компания. Девушка презрительно скривилась. Сейчас ей меньше всего хотелось пристального мужского внимания, которое было неизбежным в данной ситуации. Наша героиня была одета по-дорожному, в удобные мужские бриджи и тонкие сапожки, что открывали хрупкие щиколотки, так и притягивающие взгляд. Девушка постаралась натянуть на глаза берет и перевела взгляд на ближайший цветок. В другой ситуации она кинула бы язвительную и оскорбительную фразу, но сейчас - не место и не время.
  Впрочем, и мужчины ограничивались только взглядами, не делая попыток познакомиться.
  И когда молчаливая помощница пригласила Радмиру в кабинет, оборотница зашла на ватных ногах, чтобы сбивчиво рассказать о своей проблеме доктору. Сейчас ей было безумно стыдно. Если Хаким и осуждал девушку, то ни единым взглядом, ни единым словом не выдал себя.
  Старик по-новому взглянул на нее. Одно дело видеть человека в привычной обстановке, и совсем другое, здесь, в его кабинете. Перед лекарем хочешь, не хочешь, а душу раскроешь. Он знавал Радмиру, как хорошего мастера-артефактора. А сейчас перед ним сидела сельская простушка - стоило ей испугаться, как прорывался деревенский говорок, который за несколько лет в городе исчез, казалось, бесследно. Но через минуту эта простушка стала непозволительно дерзкой и гордой - глаза блестят, спина прямая.
  Хакиму было интересно наблюдать за живой и бесхитростной мимикой своей пациентки. Такая врать не умеет. Схитрить, да. А вот солгать, глядя в глаза, не моргнув - нет, не та натура.
  Но более всего он уважал беспокойство о своем здоровье. Иные люди, да и нелюди, по дурости загуляют, или где какую срамную болячку подцепят, ведь до последнего терпеть будут, и помощь лекаря совсем бесполезна станет. А потом еще и сплетню пустят или просто зазря охают.
  Но то по молодости обычно бывает... Теперь же Хаким и сам старик.
  Молча выслушав рассказ пациентки, он, кряхтя, придвинулся, осторожно провел скрючившими пальцами по животу девушки и покачал головой.
  - Как гора с плеч! Спасибо, - немного стыдясь, ответила Радмира.
  - А можно поинтересоваться, кто будущий отец? - сухо спросил лекарь, внимательно вглядываясь в глаза молодой пациентки.
  - Что? - не могла поверить Рада. - Но... Но этого не может быть! Совершенно! Я точно в этом уверена! Может, вы ошиблись? - с мольбой в голосе девушка смотрела на лекаря.
  Тот повторил процедуру. И замолчал, явно ожидая реакции Радмиры.
  - Но как же так... - потрясенно прошептала оборотница. - Но все же знают, что у драконов могут быть дети только от дракониц?
  - Значит, дракон. А что вы знаете об их физиологии, дорогая моя?
  Выпучив глаза, Радмира с ужасом смотрела на целителя, который ведь неспроста задал сей вопрос. Она лихорадочно вспоминала все, что знала о драконах, в надежде, что вот-вот вспомнит хоть что-то, что может помочь ей. Безумные мысли кружили в голове, и перед глазами вставали ужасные картины - от возможного вылупления из яиц маленьких белок, до спящей беременности, как у северных орков.
  - Беременности нет. Пока - нет, - то ли успокоил, то ли поверг в очередной шок лекарь.
  - А это как понимать? - спросила девушка.
  - Но все для этого готово.
  - Как это?
  - Когда дракон определяется, что готов завести ребенка, то в процессе соития... Кх-м... Он готовит в этом процессе будущую мать к принятию своего семени. Это очень древние знания, которые даже не всем драконам известны. Именно поэтому мне очень интересно, кто отец... - и лекарь многозначительно замолчал.
  - Что значит - готовит? - воззрилась на него Радмира.
  Целитель протяжно вздохнул, не услышав ответа на свой вопрос, но пояснил:
  - Существует специальная железа, которая трансформирует среду под необходимую для будущего маленького дракона. Так вот, сейчас все готово. Так что, могу поздравить -новый дом готов принять маленькое чудо! И после следующего акта любви можно будет вас поздравить с тем, что вы станете мамочкой.
  Раскрасневшаяся Радмира стыдливо прятала глаза, не в силах объяснить доброму старику, что это отнюдь не радостные вести.
  - Голубушка, пообещайте только одно - как только случится это радостное событие, прийти сразу ко мне. Да и в дальнейшем, я бы хотел приглядывать за вами, уж очень интересный случай, - совсем уж тихо прошептал целитель. - Ведь подобного, кажется, три тысячи лет не случалось. А в прошлый раз эти драконы все так засекретили, что даже личные дневники лекаря были запрещены! Я, знаете ли, почитываю своих древних коллег, это мое хобби. Я столько об этом слышал... А тут такая удача! Оборотень и дракон!..
  Лекарь продолжал что-то бубнить себе под нос, пока записывал назначение. Это пугало в Хакиме, теперь в его старческих глазах загорелся безумный блеск.
  - Обещайте, что я, и только я буду вашим личным лекарем на протяжении всей дальнейший жизни! - строго сказал он. - Обещайте!
  - Что? Да-да, конечно, - кивала Радмира, уже погрузившись в свои тревожные мысли.И не замечала хищного взгляда целителя.
  - А пока прошу... Марта! - он окликнул свою помощницу. - Вам выдадут нужные травки... на будущее, так сказать.
  Выходя из кабинета, Радмира достала серый плащ, который вызвал недоуменный взгляд помощницы - ведь на дворе стояла сухая и теплая погода. Оборотница посильнее натянула капюшон, меньше всего переживая о мнении окружающих. Слишком много всего произошло за такое короткое время, чтобы она реагировала на чужие взгляды. И девушка шла на и ничего не замечала, держа в руках корзинку с мешочками, на которых были написаны названия трав. Рада засунула в карман записку, где было указано, в каких дозах и как именно принимать отвары, и в этот миг едва не наступила одному из мужчин на ногу. Тот попытался схватить ее за руку, но, не обращая на это внимания, Радмира упрямо двигалась к выходу и нечаянно толкнула другого посетителя. Выронив корзинку, рассыпала свои мешочки.
  - Простите! - пробормотала она.
  - Это вы меня простите. Давайте помогу! - мужчина быстро собрал травы и вручил их Раде, которая так и не подняла головы. Схватив потертую ручку своего чемодана, она кивнула и вышла на просторную улицу.
  
  Мужчины сами не понимали от чего стояли и ждали пока незнакомка скроется из виду.
  Эрик даже решил, будь он моложе - обязательно бы догнал и познакомился. А вдруг это любовь с первого взгляда? Красивая хрупкая девушка в мужском наряде торопилась. Даже странный плащ не мог скрыть ее фигуры. Мужское одеяние на женщине в этом городе можно было встретить нечасто, и обычно так одевались заносчивые магини или капризные эльфийки, а тут... Сладкий незнакомый аромат щекотал драконий нюх, рождая внутри каждого яркое пламя желания, заставляя забыть об истинной цели визита.
  Почему-то мысли о рыжеволосой девушке не давали покоя дракону, отодвинув насущные проблемы на задний план, что было очень подозрительно. Наваждение?
   Усмехнулся глупым мыслям и укоризненно посмотрел на остальных.
  -Чего застыли? -рявкнул он, - Хватить пускать слюни. Эмиль твоя задница больше не чешется? - и увидев его кислую мину, продолжил,- Тогда марш к лекарю!
  - Заодно старый Хаким и нас проверит на всякий случай, - решил Камиль.
  - Здравая мысль. Перед гонками нас будут проверять королевские лекари, так что лучше удостовериться заранее в отсутствии неожиданных сюрпризов. Мудрая предосторожность, - похвалил Эрик
  Девушка ушла, оставив всех в мечтательном настроении. Маленький инцидент был бы тут же забыт, но Судьба по драконьи усмехнулась, показав клыки.
  
  Драконы вошли в приемную всей командой, перепугав старушку, которая тут же испарилась.
  После того, как все братья были осмотрены местным лекарем, который заверил их, что они абсолютно здоровы, самый младший поведал о своем неудобстве - зуде на ягодице. Лекарь завел его за ширму, а остальные приводили себя в порядок, застегивая пуговицы и завязывая пояса.
  - Оригинально, оригинально, впервые такое вижу... - послышался голос целителя.
  - Что случилось, уважаемый Хаким? - насторожились братья.
  А старший, как будто ждал подвоха, сплюнул на чистый пол, после чего заработал укоризненный взгляд лекаря, отдернувшего ширму.
  - Что же вы другого места не нашли? Наверное, ваша супруга - большая затейница? - и старичок хитро подмигнул Эмилю.
  - Какая супруга? - вскинулись остальные.
  - О чем вы, уважаемый? - Эрик в нетерпении подошел к брату, который лежал на кушетке.
  - Ну, как же... Вот - брачная метка... совсем свежая, - и целитель указал чуть пониже спины Эмиля, на то самое место, которое младшенький весь день почесывал.
  - Что это? Что?
  Общий шум и возня, и в один прыжок все драконы оказались рядом с кушеткой родича, оттеснив старичка. А тот, и не думая сопротивляться, подошел к своему столу.
  - Но это невозможно! Чтобы заключить брак, нужно присутствие старшего крыла и Хранителя! - Эмиль с надеждой посмотрел на Эрика. - Может, это ошибка?
  Все остальные таращились на брачное клеймо.
  И Эрик взглядом подтвердил сомнения младшего - метка настоящая...
  Брачные метки драконы никогда не прятали, стараясь выставить их напоказ, ведь это не только существенно повышало статус любого дракона, но и давало новую силу.
  Чаще всего метки ставились на запястьях супругов. Те, кто обзавелся каким-то редким даром, хвастались меткой на виске. Реже, подражая человеческим традициям, метку ставили в области груди, и каждый раз старались показать сие украшение, оголяя торс. Теперь понятно, откуда у младшего столько силы, запоздало подумал Эрик.
  - Я выпишу вам заживляющую мазь, - слова лекаря вывели остальных драконов из шока. Ни одному из них не могло прийти в голову, что печальные последствия сегодняшней ночи будут настолько... ошеломляющими.
  - А что же вы, молодой человек, то бишь, дракон, - исправился Хаким. - Что же не зашли вместе супругой? Она, конечно, необычная... и девочка слишком беспокоилась о будущем ребенке. Вы бы просветили ее о том, как это происходит у драконов, - и лекарь укоризненно покачал головой.
  - О каком еще ребенке? - хоровой драконий рык снес хрупкую перегородку. И даже непугливый лекарь отпрыгнул к двери.
  Обеспокоенная помощница, влетевшая в кабинет, застала незабываемую картину.
  Двое мужчин в полудраконьей трансформации склонились над молодым и растерянным парнем. А рядом с ними еще один мужчина, не сумев сдержать звериную сущность, душил опешившего целителя.
  
  Глава 3 О прошлом
  Старый дракон Квазимир не любил путешествия, особенно он не терпел, когда его беспокоят перед Сном. Люди ошибочно полагают, что драконы живут тысячелетиями, что они мудры и очень богаты. А чего стоят человеческие глупые легенды!
  Наивные людишки думают, что драконам требуются кровавые жертвы и обязательно - девственницы. П-ф-ф... Да, драконы охотятся за чистыми душами, но кто сказал, что это обязательно должна быть юная чистая дева?
  Квазимир на своем веку повидал немало темных душ: зависть, злоба, гордыня царили даже в детских сердцах. Чего же говорить о юных девицах?..
  Весть от одного из сыновей заставила старого дракона отложить Сон на более позднее время.
  Что же такое Сон?.. После того, как дракон проживет более двух веков и оставит после себя потомство, ему жизненно необходимо погрузиться на такой же период в летаргическое состояние окаменелости. Так заложено природой, так предначертано Судьбой. И Квазимир с присущим ему спокойствием готовился к этому долгожданному событию. Самым сложным оказалось закончить дела в Совете и приготовить "лежку".
  За последние полусотню лет люди так расплодились, что заняли даже неприступные горные массивы Девятого королевства, исконно принадлежащие драконам. И сейчас Квазимиру приходилось трястись в презренной человеческой машине, вонючей и шумной, но все же необходимой таким, как он, старикам, чтобы в срок добраться к нужному месту.
  Это молодым приятно размять крылья, чтобы летать над королевством. А они с Хранителем слишком стары и слишком приучены к комфорту, чтобы радоваться холодному ветру и серой мороси, что царят высоко в горах.
  Лошадей и экипажи Квазимир не любил, впрочем, это было взаимно. Поэтому оставался единственный выход - паровоз. И сейчас глава рода Черных драконов вместе со старинным другом и по совместительству Хранителем крыла, спешили на зов сородичей, попутно наслаждаясь вкусным вином и прекрасными видами из окна вагона.
  Сухое и жаркое лето не смогло растопить снежные шапки на самых высоких вершинах, но добавило черных проплешин сухих пожаров. Смотрелось это непривычно. Красные зубчатые скалы соседствовали с синими елями, в которые все чаще и чаще врезалась лысая чернота.
  Прошло четыре часа, и глава рода обсудил со своим другом все, что мог. Нет, мужчины не трогали юношеские воспоминания. Для этого и суток было бы мало. Они обговорили текущие дела и не забыли, конечно же, причину столь стремительной поездки.
  Невиданное действо - младший сын Квазимира женился! Без поддержки крыла! И старый дракон полагал, что это возможная подстава от соперников. Слишком многие хотят пошатнуть положение Черных драконов в Совете.
  Конечно, до младшего крыла добраться куда проще, чем до старших, а стремительная женитьба может выбить из колеи не только неопытного и молодого дракона, но и все крыло. Ведь эти "взрослые мужи" все время забывают, что связаны не только родством, но и душами.
  Молодежь слишком часто закрывает свои эмоции не только от посторонних, но и от родных. А если долго сдерживаться, взрыв неминуем... Квазимир надеялся, что еще не поздно все исправить. И тревога витала в купе первого класса "Синей стрелы", что направлялась в Эрг.
  
  * * *
  В это самое время виновник всех событий нервно расхаживал по так и не убранному дому. Он никак не мог прийти в себя от внезапного обретения супруги и ребенка. Никогда до этого он не испытывал столько противоречивых чувств одновременно.
  Шок и ужас от того, что Эмиль натворил, прошел, оставляя после себя налет ошеломления, и в сердце дракона боролись дикая гордость и нежелание так рано обзаводиться семьей.
  Ведь даже у старшего брата еще нет невесты! А у Эмиля уже есть супруга... он катал это слово на языке, словно пробовал на вкус. Бездна все побери! Он даже не знает, как ее зовут! Какие могут быть планы на будущее?
  Буквально месяц назад Эмиль был весел и счастлив от того, что вместе с сородичами участвует в гонке. Именно это долгожданное для молодого дракона событие заполняло все его мысли.
  А две недели назад случилась она... Селена. Одно только имя этой драконицы вызывало до этого неизвестные по силе и накалу эмоции, заставляя Эмиля сложить свое сердце к ногам неприступной красавицы. Он до сих пор не мог забыть той судьбоносной встречи.
  В тот раз он возвращался с тренировки один, братья разбежались по своим делам. Ему же хотелось побродить по жарким аллеям выцветшего парка и просто помечтать о будущей победе. Юноша уже мысленно принимал хрустальный обруч победителя, на ходу посылая воздушные поцелуи своим восторженным поклонницам, как нелепая случайность грубо вытряхнула из радужных грез.
  Споткнувшись о сухой корешок, что вылез на тропинку, Эмиль, глупо размахивая руками, шмякнулся носом о камень, не успев применить ни врождённую звериную ловкость, ни грацию воина, которую так усиленно прививал ему на тренировках Эрик.
  Все бы ничего, только рядом проходило несколько милых девушек, и звонкий их смех нарушил уютную тишину городского парка. На Эмиля стали оглядываться прохожие. Собрав всю свою волю в кулак, чтобы не покраснеть от стыда, дракон поднялся, отряхнулся и, гордо вскинув голову, отправился дальше.
  Но не прошел и пары шагов, как снова поскользнулся и, смешно крякнув, шлепнулся о землю.
  Окружающие взорвались дружным смехом, глядя на рассеянного молодого человека. И только одно божественное создание в струящемся голубом платье наклонилось, чтобы сочувственно сказать:
  - Вы не ушиблись?
  Он был готов провалиться в самую бездну, если незнакомка пожелает.
   Потому что сердце его теперь жило своей жизнью, а белокурое создание смотрело на дракона со всей возможной нежностью. И сердце замирало, стоило девушке отвести свой взор.
  Селена, его Сели... Он только в мыслях мог называть ее так, потому что девушка была слишком невинна, чтобы очернять ее репутацию такой фамильярностью.
  Небесная синь в глазах, нежная белая кожа, тонкие чувственные губы оттенка спелой вишни манили Эмиля, и он не спал всю ночь. А после он забрасывал свою зазнобу цветами, дарил ей серьги и браслеты, посвящал ей стихи собственного сочинения - делал все, чтобы развеять скуку в глазах Селены.
  Были забыты старые привычки, ведь так, как поступал он раньше с дамами, недопустимо было поступить с трепетной Селеной. Десять томительных и счастливых дней Эмиль отдал, чтобы покорить девушку своей мечты.
  Когда же молодой человек был готов признаться в своих чувствах и посвятить будущую победу в гонке несравненной голубоглазой красавице, она высмеяла его, втоптав его сердце в ту самую пыльную тропинку, на которой они повстречались.
  Вечерние прогулки по той аллее стали для них уже традицией. И вот, после нежного поцелуя, Эмиль собирался с мыслями, чтобы сделать признание.
  Но губки Селены скривились и озвучили немало грязи и непотребств. В первые минуты Эмиль не поверил, что это говорит она! Совершенное и чудное создание! Он понял лишь, что Селена ждала роскошных ухаживаний с дорогими подарками и страстных безудержных ночей, которыми славятся Черные драконы...
  Все это поразило и обескуражило его. И следующие три дня он провел в разгульных пьянках. Был отличный повод - столичный праздник - и большая шумная компания, в которой он и доказывал, что вовсе не слабак и не тюфяк, жалея, что Селена не может его сейчас видеть.
  И все это привело Эмиля в объятия рыжей незнакомки, которая неведомым способом стала его супругой.
  После того, как младший дракон получил нагоняй от кузенов и выслушал Эрика, рука его непроизвольно потрогала припухшую скулу и разбитую губу. Он все пытался вспомнить подробности знакомства со своей так называемой женой.
  Они не могли пожениться в городском храме, ведь тогда бы не было метки. Но она на месте, родичи подтвердили. Ко всему прочему, та легкость, что он испытывал с утра и на тренировке - не что иное, как дар супруги.
  Исконная драконья жадность вдруг проснулась и твердила: "Мое, мое и побольше"!
  Та девушка, которую он увидел в приемной лекаря, была, несомненно, именно она. И она была красива... но он все равно - не готов и не хочет!
  Память подкидывала такие яркие картинки прошлой ночи, что либидо дракона было согласно броситься прямо сейчас в объятия новоприобретенной жены и надолго, эдак на месяца два-четыре запереться в отдаленном домике в горах.
  Глухой страх бубнил, что есть еще ребенок... Ребенок! Ребенок. Ребёнок... От этого руки начинали дрожать, ведь Эмиль не знал, что делать и как поступить.
  Нет ничего желаннее для дракона, чем продолжение рода, но было то, что не давало Эмилю смириться с женитьбой... Его ночная незнакомка - не драконица, а значит, не может стать истинной супругой. И для рождения дракона нужна драконица.
  Но жалеть жену почему-то не выходило, скорее, хотелось обвинить во всем случившемся! Смущало еще одно - новоприобретенная сила.
  В его картине мира не складывался не только этот пазл. В данный момент времени его меньше всего волновало, где находится его супруга и что она собирается делать. Сейчас он эгоистично думал, как ему это пережить.
  Дзинь. В стену полетела и разбилась единственная уцелевшая ваза.
  - Не хочу! Не буду! - злился молодой дракон.
  - Надо, ты обязан! - твердо ответил Эрик.
  Никто из братьев не вмешивался в перепалку. Все знали нервный и переменчивый нрав Эмиля, как знали, насколько убедительным может быть Эрик, особенно, если того требует долг перед родом.
  В отличие от Эмиля, остальных сородичей это известие больше порадовало. Шокировало, несомненно, но присущая драконья алчность уже рисовала совсем не мрачные картины, скорее, наоборот. Возможность уже сейчас отделиться от старшего крыла и самим заполучить этот статус - вот что соблазняло братьев.
  И каждый из них понимал, что случившееся сулило не только победу на долгожданных королевских гонках, но и куда большие высоты, достичь которых они даже не мечтали.
  А наличие в необозримом будущем ребенка их крыла давало право на новые земли, узаконенные древним правом.
  Каждый из них был готов защищать жену брата, потому что именно она была ключом ко всем этим благам. Ко всему прочему, загадочная и поистине волшебная девушка была настолько прекрасна, что волей-неволей каждому из драконов закрадывалась мысль - а не умыкнуть ли такое сокровище?
  Эти желания были привычны для любого дракона. Ведь не зря же существовала традиция похищения не только невест со свадьбы... но и молодых жен.
  А кто, как не братья, позаботятся о родственнице? Ведь уже сейчас они видят, что Эмиль не горит желанием разыскать молодую жену и с готовностью примет их заботу.
  А там и глазом моргнуть не успеет, как на свет появятся молодые дракончики! Как же хорошо, что в их крыле только родственники, и что они так похожи... Коварные драконы не сомневались, что смогут очаровать и заманить в свои сети рыжую малышку, которая каким-то чудом подарила младшему силу.
  О, да! Ведь Эмиль такой добрый и слишком мечтательный, он не замечает даже то, что происходит у него под носом.
  Так что вряд ли он готов взять на себя такую обязанность, как жена, вон как мечется из угла в угол - волнуется о потерянной свободе вместо того, чтобы рвать когти в поисках нареченной.
  Но если Эрик просчитывал выгоду от похищения жены младшего, то Камиль представлял сладкие ночи с рыжеволосой красоткой.
  Появился Валир, младший кузен. Он остался у лекаря, в надежде, что тот сможет рассказать хоть что-нибудь о местонахождении красотки. Немой вопрос застыл в глазах Эрика.
  - Бесполезно, - развел Валир рукам. - Хаким связан клятвой и большего не скажет. Только представьте, если бы мы не знали о ребенке! А Хранитель смог бы расторгнуть брак Эмиля...
  Все драконы погрузились в молчание, каждый из них понимал, как ласково в этот раз им улыбнулась Судьба!
  - Этой девчонки и след простыл, - продолжил кузен, - судя по чемодану, который был с ней у целителя, она бросилась в бега.
  - Выкладывайте все по порядку! - дал команду Эрик.
  - Я отправился по следу нашей неожиданно обретенной невестки, - Валир ухмыльнулся и кинул взгляд на Эмиля. - И ее след потерялся на шумном центральном вокзале, но перед этим девушка посетила аптеку. Позже я вернулся к аптекарю, чтобы уточнить составы некоторых сборов. Узнать, для чего конкретно они применяются, и насколько вредны они для будущего ребенка.
  Каждый из драконов кивнул. Взгляды были строги, потому как они не знали, чего ждать от женщины, которая только что узнала, что родит дракона. Но счастливая улыбка Валира говорила о многом, и все выдохнули. Никому не хотелось представлять, что может случиться, если... Если девушка решит вытравить плод.
  - Травки нужны для того, чтобы облегчить беременность, - развеял Валир все опасения. - Прохожие видели ее, она садилась в экспресс до столицы. Это все, что я смог узнать. Завтра попробуем выяснить, где она жила. Может, у нее здесь родственники, подруги... познакомимся... - и он опять бросил взгляд на Эмиля. - Стоит оповестить отца и Хранителя...
  - Уже оповестил, они прибудут утром, - коротко сообщил Эрик и погрузился в свои мысли. Ему никто не мешал.
  Закатное солнце заглянуло в окно и медленно поползло красной полоской по ногам, словно пытаясь выдернуть драконов из несвойственного им состояния задумчивости. Но эти попытки были тщетны, слишком значимые события случились, о многом нужно было поразмыслить, и многое стоило обсудить.
  
  Пока молодые драконы размышляли над случившимся, девушка удалялась от города, сидя на мягком кресле экспресса, мчащегося в столицу. Но беглянка не замечала ничего - ни удобств вагона первого класса, ни витиеватых позолоченных ручек, ни красочного пейзажа за окном.
  Радмира плохо помнила, как на дрожащих ногах добралась до вокзала. Ее здравого смысла хватило зайти в аптеку. Только вот, покупая билет, она совсем позабыла, что собиралась экономить, ведь в ближайшее время будет сложно найти заказы без лицензии и протекции Прома. Очнулась лишь тогда, когда улыбчивый проводник склонился над ней со словами:
  - Ваш билет, девушка.
  - Что? Ах да, держите, - протянула помятый билет Рада
  - Прошу, следуйте за мной.
  И только когда проводник отвел ее в роскошное купе, девушка осознала свою ошибку. Но в ее билете уже проштамповали пятнадцатое место первого класса.
  Девушка забылась тяжелым сном на мягком диванчике, укрытая теплым пледом. Последней здравой мыслью было: "Как же хорошо, что я здесь одна".
  Обычно Рада не помнила снов и была этому рада, потому как точно знала, что ничего хорошего ей присниться, в принципе, не может. Ежели и увидит грезу, то будет та глупой сказкой. И утром, когда Рада проснется в своей обычной жизни, станет куда горше. Но сновидения нам не подвластны, и снилось в этот раз белке ее прошлое.
  Детская память изменчива. Важные вехи, такие, как переезд в новый дом, Рада помнила смутно. А вот большую синюю бабочку, которую смогла поймать после этого, запомнила на всю жизнь.
  И вот сейчас, в этом сне она видела себя - гордую от осознания, что поймала такую красоту! Девочка рассматривала это синее чудо и переливчатые бархатные крылья, и странный геометрический узор на них. Она так увлеклась, что не заметила стайку мальчишек, которые подошли слишком близко. И только услышав смех оглянулась и поняла, что стоит в разодранном платье, растрепанная и грязная, в царапинах, да еще с шишкой на лбу. Одну из ленточек, которыми были связаны волосы, Рада потеряла в пылу погони за бабочкой.
  - Вот чучело!
  - Смотри, вот страшила!
  - Это новенькие... попросили защиты клана.
  Это было сказано вперемешку, Рада даже не смогла понять, кто и что сказал.
  - У нее отец - лось!
  И мальчишки взорвались гоготом на всю округу, они корчили рожицы и показывали языки.
  - Не лось! А благородный олень!
  И она двинулась с кулаками на того, кто стоял ближе всех, забыв про драгоценную добычу, про то, что она вовсе не хищный оборотень, даже не обратив внимания, что мальчишка выше нее почти на голову.
  Благородные волки защищают маленьких! Так говорил отец, когда они ехали в клан оборотней, чтобы попросить защиты. Но, кажется, сами волки об этом не знали, а уж волчата так точно. И кусались и царапались они не хуже, чем рыси из прежнего клана.
  Рада уворачивалась от размашистых ударов вожака, на которого накинулась. Каким-то чудом она поставила ему синяк под глазом, укусила до крови чью-то руку и ударила кого-то пяткой.
  Вдруг все прекратилось.
  Точнее, чей-то рык раскидал драчунов в стороны, лишь долговязый паренек вцепился ей в косы, как девчонка, о чем она ему и сообщила.
  В ответ мальчишка попытался откусить ей ухо, но был схвачен крепкой мужской рукой.
  И тут Рада устыдилась - потому как вокруг нее и волчат столпились взрослые, а среди них стояли ее родители и дед. Она не слышала нравоучений и лишь мрачно кивала вместе с парнишкой в такт словам взрослых.
  Девочка смотрела на отца, который хмурился, на испуганную мать и ехидного деда, и не могла понять, что же ей сейчас делать. Попросить прощения и заплакать, чтобы матушка пожалела, или гордо вскинуть нос?
  - В наказание определяю неделю ходить во втором обличье. Все понятно? - услышала она концовку речи и кивнула.
  Краем глаза подметила, как обернулся недавний недруг. И тут же обернулась... белкой. Маленькой, рыжей белкой.
  И толпа погрузилась в тишину.
  Она точно помнила свои детские мысли: "Что я сделала не так? Я ведь обернулась, или у них так рано не оборачиваются?"
  Затем посмотрела на парнишку, который сидел удивлённым волчонком и таращился на нее. Да нет, первый оборот у всех к трем годам происходит... Но что не так?
  И только услышав громкий заливистый смех вожака, а он и был тем самым мужчиной, который разнял драку, пришло озарение. Они не знали, кто она...
  Все свое раннее детство она провела в снежных горах среди рысей. Там она была своей. Но последняя зима была беспощадна, и их территорию захватили белые лисы. Таким, как ее семья, стали не рады.
  Их было очень мало, они прятались и просили защиты. Потому что априори были слабее собратьев-хищников. И поэтому мало кто знал об их существовании.
  Так частенько говорил дед, который как раз был старым хитрым лисом и по натуре, и по второй сущности. Отец же был красивым и благородным оленем, а матушка - обычным человеком.
  Сон и реальность перемешались настолько, что кружилось голова. И вот сизая дымка сна закружилась, и в грезы ворвался большой чешуйчатый хвост, ревностно разметая картинки из прошлого. Хвост ломал книжные полки, старый стол и, наконец, Рада увидела его хозяина.
  Тот скалился, пошатывался, ведь явно был пьян, но гордо стоял, показывая себя во всей красе! И показать было что! Радостный вопль Радмиры был вызван не тем, что она впервые увидела дракона в его обличье, а тем, что все легенды врут!
  Ожидая увидеть громадину величиной с дом, запоздало понимая, что этот дуралей снесет ее, и что, возможно, это зрелище - последнее, что она увидит перед своей эпичной смертью... все же она была приятно удивлена. И поражена... Угольно-черный дракон был не больше мужчины, минуту назад стоящего рядом! В нем было великолепно все! Длинный змеиный хвост, сильные крепкие ноги, каменный торс и крылья... Они были божественно восхитительны!
  Сон продолжался, кружа Раду, соблазняя ее дивными видениями.
  Просторная спальня сразу стала тесной. Крылья, словно кокон, скрывали хозяина. Темные прожилки вен паутиной пронизывали черные крылья.
  Нестерпимо захотелось прикоснуться, провести пальцем по ним, почувствовать их реальность и убедиться, настолько ли они горячие, как кажется.
  И в этом сне оборотницу, бесстыжую и обнаженную, ничего не смущало. Все так и должно было быть. Она и ее Черный дракон.
  - Можно? - одними губами прошептала она.
  - Да, - блеснули янтарные глаза клыкастого совершенства.
  Отбросив все мысли, Радмира бросилась в раскрытые объятия сказки.
  "Какой же он горячий и страстный!" - подумала в своем странном сне Радмира и... проснулась.
  Резко и неожиданно.
  Разочарование и неясная тревога кольнула сердце.
  Оборотница встрепенулась и не сразу сообразила, где находится. И только огни станции, что мельтешили за окном, привели мысли в порядок. Радмира, оказывается, проснулась от того, что паровоз остановился.
  Она по-прежнему была одна, что несказанно радовало. Сейчас хотелось побыть в одиночестве, чтобы привести в порядок мысли и чувства.
  Сладко потянувшись, Радмира выбралась из кресла, чтобы посетить вагон-ресторан. Со всеми навалившимися проблемами она не успела нормально поесть. Тихо порадовалась отсутствию пассажиров, ведь ресторан на колесах всегда был местом, где молодые и богатые повесы прожигали деньги, катаясь по дорогам королевства.
  Кажется, Рада даже слышала, что есть своеобразная карта, где каждый уважающий себя юноша из высшего общества должен отметиться попойкой или иным приключением. Все-таки не зря она купила билет в первый класс. Пусть это опрометчиво и неэкономно, зато теперь за ней следовал официант с тележкой, на которой теснилось множество блюд.
  Желудок призывал поскорее приступить к пиршеству, и ноги сами несли в купе. Радмиру всегда удивляло, что некоторые люди считают излишнюю любовь к яствам пороком или даже смертным грехом. Такие убеждения вызывали лишь скептическую улыбку. Ей, как оборотню, всегда казалось кощунством, что здоровый человек морит себя голодом. Нет, Рада вполне понимала и принимала пользу временной диеты, особенно, если оную назначил ведающий лекарь. Потому как были и шарлатаны, выписывающие такую экзекуцию в угоду госпожам, стремящимся обрести модную нынче тонкую талию.
  И, вздохнув, Радмира поняла - несмотря на то, что четыре года прожила среди людей, она никогда не сможет понять их до конца. В неистовом стремлении уйти от сути Матери-природы и покорить все возможные высоты, преодолеть все преграды и обрести тем самым невиданное могущество, люди становятся более уязвимыми. Что ж, оборотница всегда знала, что вкусная еда навевает на нее философские возвышенные мысли.
  Почему-то при виде золотистых подкопченных куропаток, еще шипящих в своем соку, сразу хочется забыть обо всех заботах. А томящиеся в резном горшочке грибы с овощами и сыром, в тягучем мясном соусе, поощряют на то, чтобы развить дискуссии по искусству или иным высоким материям. Пряный мясной рулет, нарезанный тонкими ломтиками, так и призывал сочинить высокопарную оду. Ягодный ароматный чай и горячий, пышущий жаром сладкий пирог с нежными персиками заставляли признаться в любви к деструктивной матрице магических плетений.
  Вот так, совмещая хлеб насущный и грани возвышенной одухотворенности, Рада постепенно приходила в себя. События последних дней призывали собрать воедино все кусочки прошлого, чтобы решить, как жить дальше.
  Да и, собственно, пора было взглянуть своим кошмарам в лицо. И не потому, что Рада устала от кочевой жизни, вовсе нет. В кои-то веки она была свободна, и ей это нравилось.
  Но пресловутая женская интуиция твердила, что пора освободиться от тяжкого груза прошлого. Потому как проблемы настоящего усугубляются, заставляя искать защиты.
  Возможно, причиной был странный сон, но, кажется, сама жизнь подкинула ей случай поразмыслить над своей судьбой.
  Знала ли та маленькая девятилетняя Рада, ввязываясь в драку с младшим сыном вожака и главы клана, что он станет мечом, что отрежет ее от привычной для оборотницы жизни? Конечно же, нет!
  Пока длилась неделя наказания, она пребывала в смешанных чувствах. Слишком противоречивыми и странными они казались. В голове маленькой белочки бурлил невообразимый вулкан: обида на мальчишку за грубые слова, злость на себя за глупость и упущенное сокровище. Именно драгоценностью для Рады и была та синяя бабочка.
  И она боялась, что скажут родители, ведь она так и не успела поговорить с ними. Вместе с тем она, как всякий ребенок, боялась остаться в стороне от игр и забав. В прежнем клане она была заводилой, зачинщицей шалостей и шумных развлечений.
  Она и не задумывалась тогда, как может сложиться ее жизнь. Девочка, выросшая вместе с северными рысями, ощущала себя котенком. А то, что она чуть меньше остальных, никого не смущало. И прежние друзья не видели особой разницы между нею и собой. Ведь испокон веков закрытый клан северных рысей был хранителем древних знаний. И ей казалось, что все и всегда будут принимать ее по сути, а не по виду.
  Но привычная жизнь круто изменилась, когда воинствующий клан белых лис решил заполучить лакомый кусочек земли, исконно принадлежавшей рысям. Стержень клана - это всегда вожак, это знали даже малые. Его опора - это старейшины.
  А когда в один день рушится все, другим ничего не остается, как искать новое место и строить новую жизнь. Ведь "щедро" предоставленной победителями возможностью служить жестоким законам нового вождя не воспользовался никто.
  Память Рады не сохранила кровавый бой, и это к лучшему, она помнит долгий путь на восток, поиски нового дома. Для нее это не было чем-то трудным и печальным, а больше походило на приключение, в которое она отправилась вместе со всей семьей.
  Лишь иногда ее охватывала легкая печаль - от того, что верные соплеменницы и лучшая подруга не могут быть рядом. Но стоило ее семье найти приют в новом большом клане волков, как Радмира отправилась в поисках новых приятелей.
  Но та злополучная бабочка разрушила все. Рысей никогда не удивлял оборот Рады в белку, подружки приноровились сажать на холку маленькую, но жутко хитрую и проворную оборотницу. И уже оттуда она руководила очередным приключением.
  И уж тем более ни у кого из них она не вызывала гастрономического интереса. А именно это и произошло с крохотной юркой белкой после наказания. Так что неделя наказания проходила медленно и мучительно еще и потому, что Раде, привыкшей верховодить, приходилось улепетывать от вездесущих молодых волков, которые жаждали узнать, какова на вкус рыжая проказница.
  Пожаловаться она не могла. Да и не стала бы, только бы нашлась возможность испортить аппетит желающим покуситься на ее красивый мех.
  И все же Рада придумала, как достойно пережить это время. И собрат по несчастью ей в этом помог, правда, о его желании никто и не спрашивал.
  Изрядно набегавшись от голодных волков, девочка решилась на маленькую шалость. По крайней мере, тогда ей казалась, что она будет ничтожной. Потому как прятаться среди веток она считала недостойным. Узнав, какие мысли бродят в голове у мелкой бестии, мальчишки, охотящиеся за ней, сильно бы удивились. Для них белка была добычей, пусть и не совсем настоящей, но зато интересной. Но никто и не думал, что та самая белка вовсе не ощущает себя запуганным трофеем.
  Рада и сама и не знала, кем она должна быть, но понимала одно - уж точно не кроткой и тихой белкой. Нет, глубоко внутри она всегда осознавала, что была куда меньших размеров, чем ее подруги-рыси. Но ее это ничуть не смущало. Так что мышлением она обладала вполне хищным и даже не делала исключения для сырого мяса, будучи во втором облике.
  Северные снежные леса не были щедрыми на орехи и плоды холодными зимами, а мелкая добыча в кругу подруг делилась поровну. Тогда Раду ничуть не удивляло, что еда не больше ее самой, или то, что белки в принципе не относятся к хищникам. Так что себе она виделась эдаким воинствующим маленьким рысьим котенком.
  И нашу героиню неприятно удивили эти вечные догонялки, где в конце ее ожидали зубы и шершавый язык. Тогда Рада думала, что это подлая месть за их главаря, ведь именно он был негласным вожаком их маленькой стаи.
  Так что, изрядно запыхавшись после беготни от оравы волчат и узрев на горизонте друга по несчастью, она, не раздумывая, бросилась ему на спину. Привычно вцепившись в холку всеми конечностями, приготовилась к длительному забегу... Что ж, ей пришлось вспомнить всю свою выдержку, ибо сын вожака скакал и брыкался, как взбешенный конь. Но крохотные пальчики с острыми и длинными когтями намертво вцепились в холку, не давая возможности ретивому хозяину сбросить ненавистного седока.
  Все бы ничего, но в пылу погони не только она забыла об осторожности, но и остальных охватил жгучий азарт. Так что, не заботясь о чувствах маленького вожака, они кинулись к вожделенной добыче.
  Если маленькой, юркой белке было привычно увиливать от большого противника, то бедный волчонок был не готов к такому развитию событий. Попытки грозно рычать и скалиться не увенчались успехом. Слишком новой и интересной была игра. И остальные волчата резко бросались на вожака, чтобы забрать у него белку
  Так что единственное, что оставалось волку - это позорно бежать. С того дня Рада повадилась прятаться на спине у волчонка, и ему все чаще приходилось убегать, потому как наглая белка находила его в самых потаенных местах и, привычно вцепившись в холку, спокойно ждала преследователей.
  За оставшиеся несколько дней наказания он оббегал всю ближнюю территорию клана вместе со своей злосчастной наездницей, заставившей его, сына вожака, неоднократно спасаться бегством и прятаться, словно он трусливый кролик.
  Так что, когда настал день освобождения, в волке созрел зловещий план мести, той глупой мальчишеской мести уязвленного самолюбия, из которой позже родится страшное, жестокое чувство.
  Конечно, совсем не эти события стали почвой для будущего побега из клана, но именно они зародили темные мысли в голове волка. Но Рада об этом тогда не догадывалась и, даже если бы смогла предвидеть будущее, вряд ли поступила бы иначе. Ведь в детском мире краски не столь черны, и прошлое часто размывается в угоду ярким впечатлением настоящего.
  В тот памятный вечер Рада вволю наговорилась, не давая радостным взрослым вставить и слова, ведь целую неделю ей пришлось молчать, а это была весьма изощренная пытка для маленькой непоседливой болтушки. Но все же оборотница устала, и скулы ее стало сводить, а спать все не хотелось. Ведь теперь можно обнять и деда, и матушку, и отца! Радмира приготовилась слушать сказки, которые ей читал на ночь дедушка.
  Дед стал рассказывать весьма непривычные истории, но в тот теплый семейный вечер они показались Раде торжественными и яркими. Возможно, виновато было детское воображение или мелодичный голос деда, но оборотница до сих пор помнит все его рассказы.
  В новом просторном доме пахло свежесрубленным деревом, чистой одеждой и сладкими малиновыми пирожками. Вся семья привычно расположилась в новой гостиной на теплом полу, поедая угощение. Матушка взялась за рукоделие, а отец мастерил деревянную игрушку.
  Девочка лежала на животе, подперев голову кулаками, совершенно забыв про непрожеванный пирожок, смотрела на деда. В такие моменты он преображался, исчезал ехидный рыжий пройдоха, глаза загорались белым светом, и казалось, старик обретал крылья и летел навстречу своим историям.
  Когда же, не удержавшись, Рада сказала об этом деду, ожидая привычного поучительного наказа, то была удивлена, что он серьезно глянул и нежно поцеловал в макушку...
  - Давным-давно, когда еще не родилось ни одно из наших королевств, когда земли были обширнее, реки полноводнее, а красные пики горного хребта еще не блестели на солнце... разразилась страшная вражда между оборотнями и магами... Никто и по сей день не ведает истинной причины, но ни одна из сторон не желала примирения. И не было в той войне ни Чести, ни Права, лишь кровавые реки погибших юных воинов. Ибо война - удел молодых. В стремлении оставить след в истории, прославиться подвигами, молодые вожди и правители были беспощадны и жестоки. Они не жалели свой народ, в страшную битву шли все, даже юные магини, в чьей крови только-только проснулся дар, и, не щадя свой жизни, бросались они на врага. Как всем известно, Мать-Природа, создав нас, уравновесила каждое свое творение. Людям отдала небывалую силу, и только короткий век не давал им сравниться с эльфами, что были более искусны в магической науке. Эльфы же были почти лишены радости материнства. Оборотни, как и люди, могут лицезреть свое воплощение в детских глазах так часто, как позволит им Судьба. Однако жажда власти стала камнем преткновения в этой войне. Быть может, люди одержали бы победу, но... но на оборотней почти не действовала магия. Вот ради этого "почти" юные маги умирали в бесполезных стычках. Не знаю, сколько длилась та война, может, и по сей день продолжалась бы вражда, но искренняя и чистая любовь спасла мир. И находились влюбленные по разные стороны баррикад. Сошлись они в битве, как думалось для них, последней. И были ранены они, забыв про вечную вражду, про своих правителей, и не думая о будущем, они предались тому, чем свойственно заниматься влюбленным. Наутро их нашел старый Рысь, что был советником вождя - он, опечаленный своей потерей, брел по полю, чтобы возложить тело единственного сына на погребальный костер. Каково же было его удивление, когда он нашел не хладный труп, а счастливого молодца в объятиях юной вражини. И раны их зажили... Не ведает история, что сказывал тот умный муж, но вождь получил печальное известие - что советник его отдал свою жизнь, защищаясь от мстительных людей. И только усталые путники могли видеть, как странная троица двигалась к старым святыням. Горный родник, где отдыхала сама Мать, начинал свой бег в далеких северных и суровых краях. Никто не может сказать, что подвигло советника на такой рисковый шаг - возможность получить новое оружие, оборотня с магическим даром, или же искренняя любовь к сыну, в чьих глазах горел огонь Любви. Но в этом взгляде затаилась тень, что омрачала счастье молодых, истина, что была известна всем - не будет у них детей. Не увидят они счастливой улыбки дочери и не услышат первые слова своих сыновей, ибо союз мага и оборотня не может дать потомства, что в высоких кругах служило еще одним оправданием страшной бойне. Мало ли, много ли прошло времени, но советник разыскал не только святой источник, но и древний ритуал. Так юные влюбленные стали истинной семьей, не пожалев страшных даров, ибо отданы они были во благо. А старый Рысь хранителем тайны стал, его дело продолжают и по сей день. Но история не в том, что случился счастливый конец и не в том, что война сошла на нет, в этом не было заслуги мага. Только вот случилось чудо, и родилось у влюбленных девять детей. В назначенный природой час ждали родители: обернется ли кто из них, или проявится материнский дар. Но случилось странное и неожиданное: трое старших сыновей обернулись оленем, лебедем и вепрем; три средних сестры обернулись ежом, белкой и змеей. Но не это главное, а то, что каждому из них подчинился древний источник. Так родились наши шаманы, обладающие сильным даром, отличным от людского тем, что силы черпали не внутри, а снаружи. Но Мать мудра, ибо самый сильный дар достался тем, чья сущность была самой беззащитной пред собратом. А вот младшие, радость и отрада стариков, стали болью на сердце. Ведь, когда наступил момент, так и остались они обычными людьми. Маялись, изводили стариков, и все же ушли в человеческие поселение, но даже там не нашли себе места и печально прославились, ибо не смирились со своей ущербной участью. Но не о том мой рассказ... не хочет ли моя любопытная внучка спросить чего?
  И лукавые глаза с хитринкой загорелись совсем иным, темным огнем.
  И Радмире бы, глупой, спросить о себе, бедовой, но все, что в тот момент она услышала - что ее любимый отец настоящий шаман! Так хотелось сообщить это всей округе, и в особенности тем противным мальчишкам, что посмели смеяться над ним!
  - Значит, папа может колдовать? - вырвалось у Рады.
  А по традиции следует отвечать лишь на первый вопрос, заставляя найти ответы на оставшиеся самостоятельно.
  Дед погладил шершавой мозолистой рукой Радину голову и ответил:
  - Я думал, ты спросишь о страшных дарах или о своем обличье. Ну, раз хочешь, расскажу эту длинную и непростую историю, немного грустную, но со счастливым концом.
  Родители переглянулись, и не было в их взгляде и тени печали, так что оборотница, предвкушая еще более интересную и необычную историю, устроилась поудобнее.
  
  Из сладких детских воспоминаний Радмиру выдернул шум открывающейся двери. Кажется, ее приятное одиночество закончилось - потому что у нее появилась соседка - пышущая жизнью старушка в широкой старомодной шляпе. Она приветливо улыбалась, а сопровождающий ее молодой человек, нервно оглядываясь, помогал ей нести крохотную и забавную сумку.
  
  Глава 4 О влиянии прошлого на настоящее
  В то время как один экспресс черной змейкой исчезал в горах Девятого королевства, другой, шумно гудя, оповестил всех о своем прибытии в уютный город Эрг.
  Эрг был красив не только потому, что горцы славились своей чистоплотностью, но и оттого, что строился он любимым учеником мэтра Вельсилианна. Дэхарк, впоследствии граф, да-да, вы не ошиблись, уважаемый орк был любимым учеником несравненного эльфа, мэтра Вельсилианна, и сей творческий мезальянс породил немало баек и шуток. Но надо отдать должное обоим архитекторам, ибо совместно и по отдельности сотворили они множество шедевров - и маленький город на горе был одним из таковых.
  Строился он по образу и подобию столицы королевства. Находясь на вершине горы, город спиралью спускался в низину и отличался от других городов не только размером, но и расположением кварталов.
  Если в столице существовала кольцевая система, то здесь все зависело от склонов и предгорий. Так, на западной стороне располагались дома богатейших и знатнейших жителей - чем выше находилось поместье, тем дороже стоило. На восточном склоне, в узкой каменной кайме, ютились бедные кварталы. Жители их шутили, что первый мэр городка уж очень любил поспать, и поэтому затеял столь необычное распределение.
  На юге, где раскинулся самый пологий склон, располагались дома и лавки торговцев, ибо здесь был самый удобный выход и к вокзалу, и к малому причалу, что на реке Яське. Благодаря тому, что в этом месте не было обрывов и отвесных скал, не приходилось нанимать тягловых лошадей, чтобы доставить товар.
  На северной стороне расположился Храм, окруженный небольшим парком, и печально известная скала Слез. Печально - потому как юные несчастные влюбленные бросались с нее, не желая мириться с несправедливостью жизни.
  Но сей исторический экскурс не волновал старых драконов. Ибо они родились еще до того, как здесь появилась первая хижина, и лично наблюдали за расцветом городка. А один из них был не просто знаком с мэтром Вельсилианом, но даже один раз поколотил оного за то, что молодой и заносчивый эльф имел неосторожность нелестно высказаться о сопровождавшей дракона даме. И пусть она и заслуживала те слова, но дракон был молод и горяч.
  И сейчас, хотя Квазимир и был стар, кулаки чесались по-прежнему, ибо за последние часы ни размышления, ни степенные уговоры хранителя клана не погасили его желание надрать уши всему младшему крылу. В особенности виновнику того, что глава рода не может спокойно готовиться к долгожданному Сну, а вместо этого вынужден разбираться в проблемах молодняка.
  Так что, забыв о годах и степенности, дракон торопился встретиться с нашкодившими родичами. Ему было жаль тратить драгоценное время на сей пустяк, ибо он уверил себя, что молодежь ошибочно приняла обычную татуировку, сделанную в пьяном угаре, за брачную метку. Но следовало соблюсти все правила, и уже стоя на пороге дома, который снимал Эмиль, Квазимир важно и грозно прорычал:
  - Где он?
  Младшие не были разбужены громогласным окриком отца и дяди лишь потому, что вовсе этой ночью не ложились. Впрочем, каждый по своей причине. Камиль, Валир и Эрик распивали дешевое вино, обсуждая будущие перспективы, которые с каждым выпитым бокалом становились все радужнее.
  Когда Камиль и Эрик с ухмылками переглядывались, то понимали - у них явно возникают похожие идеи, Валир же предвкушал разговор глав рода и Эмиля. Младший вместе с Эриком избежал того унизительного наказания, которое досталось Валиру с Камилем. Но ведь лишь по случайному велению Судьбы они присутствовали при позоре того, чье имя теперь запрещено называть, и лишились земель и титула.
  Да, кара могла быть и страшней, ибо они знали, что собирался сделать тот, чье имя вычеркнуто из семейных хроник. Они могли стать изгоями и лишиться крыльев. И да, именно Эрик тогда их спас, но в глубине души Валир все же затаил обиду.
  Эмиль нервно ходил по комнате, и его ужасно раздражали братья, каждый из которых только хитро улыбался, когда младший попадался на глаза. Он уже стал подумывать, что обязательно женит каждого из них на какой-нибудь незнакомке и посмотрит на то, будут ли они после этого также ухмыляться.
  Но мечтательность Эмиля была нарушена окриком отца. Все! Ему конец! Младший дракон склонил голову и по детской привычке отрешился от гневной тирады главы рода, ибо не только отец дал выход своему гневу, но и занудная морально-обличительная лекция хранителя не заставила себя ждать.
  Так что, когда ему предложили показать брачную метку, он лишь вздрогнул и покраснел. Потому как оголяться у лекаря и перед хранителем - это совершенно разные вещи. Но деваться было некуда, и под смешки братьев Эмиль спустил штаны и повернулся задом к уважаемым старшим.
  Не ожидавшие такой подлянки от младшего, потому как данное действо было весьма грубым оскорблением, старики в первые минуты были столь ошеломлены, что не могли связать и двух слов. Но когда заметили то, что требовали показать... даже на улице могли услышать их весьма эмоциональные крики, и особо яркие эпитеты поспешили бы намотать на ус даже портовые грузчики. В то время как Квазимир осквернял свои уста ругательствами, хранитель кашлял и давился от смеха.
  - М-да... - только и смог выдавить после этого он. У старшего крыла и главы клана, кажется, помолодевшего с той минуты, когда он увидел метку младшего сына, были совершенно обезумевшие глаза, и он с надеждой смотрел на старинного друга, надеясь на его помощь.
  - Даже не знаю, обрадоваться этому или опечалиться, но метка у тебя не простая... Жена в наличии, но дитя, судя по всему, еще не зачали... И как раз это самое печальное!
  И хранитель прищурился, словно рассматривал Эмиля через только ему видимые стекла, после чего, соглашаясь с его словами, глава рода растерянно кивнул. Потому как все это значило, что привязка еще не полная и может оборваться в любой момент.
  - Но это же хорошо! - вырвалось у Эмиля - он явно имел в виду именно ребенка. И тут же получил по лбу.
  - Цыц! - гаркнул его отец. - Если эта связь оборвется, то девушка сможет стать женой любого дракона, и ее дар перейдет новому мужу, а мы останемся ни с чем!
  - Но она не сможет родить настоящего дракона, а значит, не сможет быть истинной женой, и метка эта - фальшивая! - выпалил младший и с надеждой посмотрел на братьев.
  Квазимир поморщился и в который раз пожалел, что не занимался образованием сыновей лично.
  - Да что ты знаешь о метках, глупый мальчишка? Да, драконы не могут рожать детей по своему желанию, как другие расы, нам даже неведомо благословение эльфов, с помощью которого они продолжают свой род. Но запомни - сыновей и дочерей нам может подарить любая женщина, не только драконица способна родить дракона...
  Пауза затянулась, потому как Квазимир раздумывал, стоит ли рассказывать всю правду, или стоит лишь приоткрыть ее маленькую часть. Все младшее крыло, затаив дыхание, жадно вглядывалось в глаза старшего родича в надежде увидеть там то, что он еще не успел им доверить.
  - Существует старинная, как звезды, легенда. Тогда лишь драконы и эльфы населяли эти земли, и нечего им было делить. Жили они мирно и тихо, что, конечно, мало похоже на правду... - старый дракон лукаво улыбнулся, ибо знал, как тяжело драконам быть мирными. - Что стало причиной бед, неизвестно - эльфийские ли эксперименты, драконье ли любопытство, но что-то привело к тому, что на мирных землях наступило Время Горящих Слез. Сто долгих лет с небес падали горячие капли, и не было места, где можно было укрыться от них. Ни самая глубокая пещера, ни синий океан не смогли защитить. А когда все закончилось - так же резко, как и началось - наступили тяжелые времена для драконов, ибо почти не осталось среди нас самок. А те, что были, прятались, или же их мужья выстроили такие стены вокруг замков, что ни одно крыло дракона не смогло бы попасть туда. Именно тогда стали появляться дикие драконы. Наши собратья сходили с ума, теряли свою суть, превращаясь в дикое чудовище, лишь отдаленно напоминающее истинных драконов. Тогда самый старый и мудрый Синий дракон собрал оставшихся, чтобы провести последний ритуал и уйти в другие миры. Для этого нужно было, чтобы каждый из нас отдал частичку свой души. Только так можно было "умереть" здесь и остаться жить в новом мире. Как бы тщательно старый дракон ни готовил ритуал перехода, но он ошибся и даже не понял этого. И никто из молодых не смог увидеть и распознать той судьбоносной ошибки. И когда последний дракон отдал часть себя, открылся проход в иные миры. Он был огромным и с каждым мигом все увеличивался, грозя навсегда уничтожить родной мир. Каждый из драконов понял, что что-то пошло не так. Кто-то бросился сквозь завесу навстречу неизвестному, а кто-то ожидал приказа Синего дракона. Тот, в свою очередь, решился отдать свою жизнь ради спасения старого мира. Со смертью дракона закрылся проход. Опечаленные своей участью, молодые драконы разлетелись, а через некоторое время они с удивлением обнаружили, что помимо привычных эльфов, их родной мир населяют совершенно незнакомые существа. Врожденное любопытство не оставило драконов. Кто-то начал изучать новых существ, кто-то играл в пророков и вождей, остальным были привычны битвы и завоевания. Те времена породили множество легенд, сказаний и мифов, в которых тесно переплелись правда и вымысел. Шло время, и многие драконы нашли себе подруг по сердцу, которые принадлежали другим расам, и каково же было их удивление, когда некоторые из жен родили истинных драконов. Кто-то считал это чудом нового мира, но нашлись и те, кто докопался до истины. Те самые частички души, которые когда-то отдали драконы, жили в их избранницах. В них жили искры дракона. Таких девушек называли истинными женами, нареченными, их берегли, о них заботились. Так вот, до сих пор встречаются в нашем мире потомки тех, в ком теплится частичка драконьей души. Но не это главное, мой милый сын, а то, что те, в ком живет эта искра, способны на невероятные чудеса.
  - Молодежь, - врезался в установившуюся тишину хранитель, - кто из вас помнит историю клана? Что случилось эдак... три тысячи лет назад?
  - Гряда! - отозвался Камиль.
  - Да, образовалась Красная гряда или Драконье сердце, - вспомнил Эрик.
  - Эх, молодежь совсем историю не помнит! - оборвал их разом помолодевший Квазимир. Таким главу рода парни знали лишь по кратким детским воспоминаниям и сейчас были немало удивлены преображению. Эрик начал подозревать, что это благодаря тем перспективам, что открылись с нежданной женитьбой младшего сына.
  Сказать, что в глазах Квазимира, только-только осознавшего все прелести нового родства, зажегся алчный огонь, значит - не сказать ничего. Если бы старший крыла мог выдыхать огонь в человеческой сущности, то сейчас не смог бы сдержаться, ведь его снедал азарт. Это было то, чего не хватало ему всю жизнь.
  - Драконье сердце, территория трех кланов, возникла по единственному желанию избранницы, в чьей душе жила искра древнего дракона! - дрожащим голосом поведал старый дракон тайну, хранящуюся стариками.
  Квазимир совершенно не обратил внимания на потрясенный молодняк и нахмурившегося хранителя, ведь он уже грезил о новых землях.
  Хотя Драконье сердце и так было больше, чем три королевства вместе взятых, глава рода Черных драконов думал, что этого недостаточно. К тому же, эти горы были слишком неудобны для людей, поэтому никто не пытался завоевать вотчину драконов.
  Мало кому удавалось посетить загадочные драконьи города. О да, драконы жили в городах! Нет, многие ошибочно полагали, что те обитают непременно в пещерах, ну в крайних случаях, в очень обустроенных пещерах. Одичавшие драконы в действительности там устраивали свои гнезда, но они были лишь жалким подобием драконов истинных и мало отличались от зверей.
  И драконов ждала эпоха перемен!
  Это коснется не только каждого дракона, а дикарей всего континента, всех семнадцати королевств! Ведь тектонические изменения не пройдут даром, да и магическое возмущение земли почувствует каждый маг. Быть главным не только своего рода, а всех живущих в их мире - не это ли самая дивная мечта! И не просто мечта, а уже почти достигнутая цель, ведь осталось совсем чуть-чуть...
  - Вот поэтому необходимо закончить вашу привязку! - сказал Квазимир несколько жестче, чем требовалось.
  Что может быть лучше власти? Еще большая власть! Такие мысли витали в голове Квазимира. Глава рода прищурился, и пытался понять, не догадался ли кто? Не перегнул ли он палку своей игрой? Ведь он чуток приукрасил темную историю. Всей правды не знает никто. А Эрик, если догадался, то будет молчать.
  Пока молодежь не очнулась от потрясений, хранитель, согнав ехидную ухмылочку с лица, отдавал распоряжение по сборам. Королевские гонки никто не отменял. Теперь победа была не просто данью традициям, но и престижем будущих властителей! Именно так называл теперь молодых драконов хитрый старикашка, зная, на что нужно надавить.
  Правда, он уловил и тень сомнения в глазах младшенького. Если с остальными было проще, ведь для них драконьи ценности не были пустым набором слов, то для Эмиля, которого большинство сородичей считали неправильным драконом, нужно было найти мотивацию. Он не хотел обзаводиться семьей - но это было необходимостью.
  С хитрым прищуром хранитель всматривался в молодого дракона, пытаясь найти то заветное слово, которое способно дать толчок к тому, что Эмиль осознает всю важность возложенной на него миссии. Слово, способное пробудить спящего дракона, затронуть ту самую струну, которая побудит лететь к цели, преодолевая любые препятствия.
  И хранитель неуловим движением подозвал Эрика на приватный разговор. Старший сын главы всегда был разумным и четко выполнял приказы старших. Но сумеет ли он сыграть свою роль? Здесь нужно уметь хитрить, улавливая малейшие изменения эмоций, но Эрик, увы, был слишком прямолинеен и мог подпортить этим планы хранителя. Но все же этот вариант более безопасен, нежели Камиль. Этот слишком любит развлечения, да и женщины на него слишком падки.
  А Эрик, несмотря на свою внешность и харизму, отпугивал женщин при более близком знакомстве. Так что он - идеальный вариант, который способен повлиять на брата, подтолкнуть его инстинкты к действию.
  Тяжело вздохнув, хранитель понял, что сложно будет убедить молодняк делать то, что хотят старые драконы. К тому же Эмиля все больше сковывал страх. Вот чего он боялся?
  То, что показалась старику страхом, было сомнениями, терзавшими молодого дракона. Нужна ли ему такая жена? А, точнее сказать, нужна ли ему такая "честь", больше похожая на тяжелую ношу? Он был далек от привычных дракону вещей. Но при этом Эмиль не чувствовал своей ущербности. Напротив, Эмилю казалось, что только ему доступны иные эмоции и чувства.
  И сейчас он просто не понимал, как поступить. Нет, конечно, что именно нужно делать с молодой женой, он знал на практике, но вот только... Как жить с незнакомкой? Придется учитывать ее желания, потакать женским капризам, а что таковые будут, дракон не сомневался, ведь она будет избалована всеобщим вниманием. И как любая женщина, сразу поймет свою исключительность и будет искать выгоду.
  Ко всему прочему, Эмиль вообще плохо представлял свою будущую семейную жизнь, так как на протяжении всего своего существования даже не задумывался над этим. Жизнь с женой казалась далекой и поэтому нереальной.
  А теперь действительность больно ударила дракона, сбила с ног, и он не понимал, как ему подняться и стоит ли это делать. И проскользнула малодушная мысль, что кто-то более пронырливый подхватит эту ношу и освободит его от ненужных сомнений.
  И даже далекое грозное рычание своего зверя, настырно напоминавшее, что он не просто мужчина, а Черный дракон, Эмиль попросту задавил в зародыше. Давно прошли те дикие времена, когда звериная сущность была сильнее. Она все больше уступала своей человеческой половине, словно восстанавливая былую несправедливость.
  Сомнения Эмиля прервал Эрик, настойчиво предлагающий план по поимке новой родственницы.
  - Для начала обойдите всех портных - обязательно найдется тот, кто вспомнит, что шил мужское одеяние для рыжеволосой девицы. В городе не так много смелых женщин, способных носить подобное. К тому же, у нашей девочки довольно приметная внешность. Сначала посетите дорогих портных, - Эрик кивнул Валиру и Эмилю, - этим займетесь вы, вдвоем вам будет сподручнее. Будем надеяться, что девушка местная, а не приехала на праздник. Мы же еще раз посетим лекаря и аптекаря. Возможно, сможем узнать хотя бы имя... - Командир сомневался, что у лекаря она назвалась настоящим, но стоило попытаться. Кивком дал понять Камилю, что они будут вместе. - Эмиль, постарайся хоть что-то вспомнить... любая мелочь поможет нам ее найти. Имя?.. Что она говорила?.. Может, что-то рассказывала о себе?
  Эмиль устало покачал головой, он уже неоднократно пытался что-то вспомнить, но тщетно.
  - Кх-м, - прокашлялся хранитель, - а вот с этим я смогу помочь. И раз все присутствующие кровно заинтересованы в скорейшей поимке сбежавшей жены Эмиля, попрошу мне подсобить.
  Что ж, сказано - сделано. Чего уж говорить, большинство драконов снедала жажда деятельности: бежать, успеть, найти первым! Все это читалось в их глазах. Поэтому предложенный ритуал не вызвал никакого отторжения, как малодушно надеялся Эмиль.
  Младшее крыло расположилось по кругу, лежа на полу и держась за руки. Мелодично и нарочито медленно распевал старинное заклинание верный хранитель, погружая юношей в глубокое забытье. Туманной дымкой подернулось видение и ожило. Каждый, кто лежал в кругу, увидел то, что видел в ту минуту Эмиль, почувствовал то, что чувствовал молодой супруг.
  Картина, представшая перед их глазами, была знакома и молодой девушке, что в этот миг устало приткнулась к окну в своем купе - ведь то же самое открылось и ей в недавнем сне.
  Только сейчас все происходящее виделось глазами Эмиля. Счастливый и гордый, он решил напугать девушку, чтобы был повод утешить ее в своих объятиях. И молодой дракон преобразился! Он заметил искреннее восхищение, а не глупый испуг, поэтому бесцеремонно начал расхаживать перед рыжей красоткой.
  Но девушка не замечала этой неловкости. В ее глазах светился такой неподдельный восторг, что невольно в груди зарождалось неведомое доселе нежное чувство. Но стоило прервать зрительный контакт, как тягучее болезненное желание охватило Эмиля целиком, ведь перед ним была практически обнаженная красавица.
  Белые чулки еще красовались на стройных ножках, а все остальное было открыто взгляду дракона, но Рада ни капельки не смущалась и не краснела. Было это следствием выпитого вина или же юная прелестница действительно не видела причин для смущения - никто не мог бы понять.
  И глядя на девушку, Эмиль понял - подобным совершенством нужно гордиться, посвящать стихи и воплощать в скульптурах! Взъерошенная копна волос, четкие, где-то даже резкие черты лица, что-то хищное, хитрое и дерзкое угадывалось в ее взгляде.
  Тонкая шея, острые плечи и полная, высокая грудь вызывали в драконе вполне понятное желание коснуться этого совершенства и ощутить мягкость и нежность кожи. Неужели девичьи колени могут вызывать столько плотоядных мыслей?
  Но продолжить любоваться девушкой Эмиль не смог, она слишком близко шагнула и просяще шепнула:
  - Можно?
  Не зная, о чем она, он, не задумываясь, кивнул - ей сейчас можно было все! Даже если бы она всадила ему в грудь острый нож, у него и в мыслях не возникло обвинить ее. Все для нее! Все!
  Но предательское марево дрогнуло и резко выкинуло всех из видения Эмиля. Злые от того, что не удалось хоть в призрачном мире овладеть маленьким совершенством, и пораженные той глубиной чувств Эмиля, которые передались им, молодые драконы не сразу заметили, что хранитель, едва дыша, сполз в кресло.
  Квазимир тоже не сразу отвлекся от своих мыслей, он удалился из комнаты, чтобы невольно не помещать сложному ритуалу, но все же успел вернуться раньше, чем вышло из оцепенения его младшее крыло.
  Видимо, придется задержаться не только на вынужденные поиски родных и близких супруги Эмиля, но и для того, чтобы хранитель восстановил силы. Чуть позже, когда того перенесли в спальню, на прямой вопрос его о том, что смогли узнать о девушке драконы, те лишь развели руками. Никакой нужной ниточки этот сон-явь не принес, лишь злую горечь от упущенной близости.
  Что ж, всем было велено отправляться по делам. Потом молодняк поедет в столицу на гонки, чтобы заодно попытаться найти рыжую нахалку из сна.
  Несмотря на бессонную ночь, небывалый прилив сил наблюдался у каждого из подопечных Эрика. Они, наконец, смогли реализовать все свое нетерпение, выплеснуть эмоции, что навеял чужой сон.
  Для того, чтобы добыть имя и адрес, младшим понадобился весь день. После нудных обходов портных они, наконец, нашли желаемое и не стали ждать ночи, чтобы сообщить о находке, а двинулись в указанное место. Эмиль в этот момент ни в чем не сомневался, еще будет время взвесить все за и против. Его, как любого хищника, захватил азарт погони.
  По каменной мостовой, вдоль уютных домишек, кучно выстроившихся вдоль дороги, шли двое высоких мужчин. Они ничем не отличались от обычных вечерних прохожих.
  Но вот вдова Дарла вдруг заметила небывалое оживление на тихой улочке. Один статный и очень высокий господин недавно заглянул к Катрин, такой же одинокой вдовице, и по сей час находился у нее. От этого еще не старая и вполне крепкая баба завистливо вздохнула. Неужели соседушке свезло? Завтра она обязательно выведает все до мелочей! Вот только нужно пережить эту ночь!
  И только Дарла подумала о тягостной скуке, что в этот летний день так невыносима, как из подворотни вышли двое крепких и широкоплечих парней. Было в них что-то дикое, не городское. И Дарлу заинтересовало то, с какой наглостью они вломились в мастерскую Радмиры, которая жила здесь несколько лет.
  Вдова даже подалась вперед, чтобы разглядеть, что же делают бандиты у добропорядочной и скромной Рады. Дарла все больше прищуривала или выкатывала глаза, в надежде рассказать потом и самой Раде, и городским стражам обо всех подробностях такого страшного грабежа.
  Нет, мысли прямо сейчас крикнуть стражу у вдовы даже не возникло! Как же? Она ведь могла пропустить все самое главное! А значит, потерять желанную возможность как минимум на неделю стать центром внимания всего квартала! А такой глупости она совершить никак не могла.
  Невыносимая духота сменилась приятной вечерней прохладой, а двое мужчин все еще мелькали в соседских окнах, бесцеремонно круша все, что попадалось им под руку. Даже простак мог бы сообщить стражу, что они явно что-то искали. Пристальное внимание вдовы было вознаграждено. Все, что случилось далее, обеспечило Дарле не только недельную популярность в квартале, но и такую славу, благодаря которой у нее весь следующий год не было проблем с щедрыми и добрыми кавалерами.
  Все, что узрела Дарла, она потом со смаком расскажет всем желающим. А видела она вот что - вскорости к уже знакомому крыльцу подошли еще двое мужчин. У одного их них наблюдалась привычная для горцев черная коса. Другой же был непозволительно коротко стрижен.
  Когда эти двое настороженно остановились перед сломанной дверью и распахнули ее, то наверняка увидели тех, кто вошел к бедной девочке ранее (хорошо, что ее не было дома) и один из высоких стал... звереть? Преображаться?
  Одежда разлетелась в клочья, и вскоре перед дверью стоял неведомый крылатый черный ящер! Если бы кто высказал мысль, что это дракон, вдова бы подняла его на смех. Ведь даже ребенок в Девятом королевстве знал, что драконы - это громадные, величиною с дом, существа!
  Жуткий монстр оскалился и стремительно бросился в дом, за ним поспешил его друг. То, что произошло далее, кажется, слышали не только скучающие соседи, вздрогнувшие от звериных рычаний, но и соседние кварталы.
  Завязалась потасовка, и через несколько мучительно долгих минут мастерскую-дом покидали громадные серые собаки или, может быть, волки. Им в погоню бросилось чудовище и тот, кто пришел вместе с ним.
  Следующую неделю в квартале не стихали споры. И даже такое важное событие, как королевская гонка, не затмило то, что случилось в доме у бесследно пропавшей молодой девушки. Но, поскольку, она, видимо, была сиротой, никто ее не искал и не стремился найти.
  Выдвигались различные версии - от похищения до убийства. Были среди них вполне логичные - Рада хороший артефактор и получила дорогой заказ, или один из ее экспериментов был столь удачен, что привлек нежелательных гостей.
  
  Глава 5 О сборах
  Драконы даже не подозревали, что всполошили маленький квартал.
  Старший крыла был немало удивлен, когда все родичи вернулись с новостями, взбудораженные и возбужденные погоней. Ко всему прочему, Эмиль явился в одежде с чужого плеча. Но все по порядку.
  Первым прибыл, как ни странно, самый старший.
  - Есть две зацепки, - сухо доложил Эрик - Соседей проверяет Камиль, -оглянулся командир, чтобы найти место куда можно присесть, - она мастер артефактов работала на подхвате у известного в городе старика Прома. Зовут Радмира. Пришлось применить силу, чтобы узнать это. Старик подозревает, что она скрывается. Имя и биография может быть вымышленными, -закончил Эрик и привычным жестом потер свои густые брови.
  - Жаль, если твои поиски были бесполезны, -посетовал хранитель.
   - Она мастер самоучка - это точно! Официально работать девушка не могла, так что Пром взял ее под свое крыло, не бесплатно, конечно, - Эрик даже оскалился по-звериному, условия работы Рады были практически рабскими.
  Поздним вечером явились потрепанные младшие. Эмиль был взвинчен и погружен в себя, так что историю их злоключений взял на себя Валир.
  - Когда мы подошли к нужному дому, то заметили подозрительных типов, бесцеремонно шнырявших там и громивших мастерскую и дом девушки. Но то, что произошло через пару секунд, не мог предсказать никто. Мы почуяли сильных волков...
  То, что любому хищнику не нравится пересекаться с себе подобными, знает даже ребенок. Но если один хищник охотится на территории другого, то справедливое возмездие обязательно настигнет его. Эмиль, как законный супруг Радмиры, воспринял это вторжение на свой счет.
  - Я даже не успел моргнуть, - оправдывался Валир, - как он в обличии дракона уже пытался задушить одного волка и отбивался от другого. Конечно же, мы не успели даже осмотреться, как Эмиль бросился за ними в погоню! Они же слишком шустрые! Я оборачиваться не стал! Это же недопустимо среди людей! Когда я подоспел, то один из волков был ранен, но он умудрился сцапать Эмиля за хвост. Если бы не третий, самый крупный волчара, то и второго постигла бы та же участь. Но завидев меня и угадав мои намерения, они поспешили скрыться, а этот, - он кивнул на Эмиля, - с тех пор вот такой. Насилу удалось его вернуть в человеческое обличье.
  Состояние младшего пугало, но ничего сделать с Эмилем драконы не могли. Хранитель еще слаб, а на свой страх и риск действовать они не решились.
  Ближе к ночи явился расслабленный и довольный Камиль. Его новости тоже добавились к имеющимся.
  После длительных бесед - причем, никто не сомневался, что разговоры проводились исключительно в горизонтальном положении - вдова Катрин доверила своему нежданному кавалеру, что имя у девушки-артефактора настоящее. Она своими глазами видела документы, когда Рада только заселялась в соседний дом. Еще вдова утверждает, что у той, кроме работы, не было никаких увлечений, мужчины к Радмире тоже не хаживали, на что молодые и не очень соседки сетовали, но та лишь отмахивалась.
  Катрин с другими вдовушками даже пару раз пытались свести Радмиру с вполне перспективными, по их меркам, молодыми людьми. Девушка категорично отказывалась или просто сбегала.
  Также Камиль смог узнать, что родственники у Рады все-таки есть, и девушка не сирота, но они очень далеко, кажется, даже не в этом или соседних королевствах. В столицу она прежде не рвалась, и знакомых у нее там быть не должно.
  Драконы обсуждали полученные новости и строили догадки - одна другой страшнее. Отчего любители вольных просторов, оборотни, так бесцеремонно явились к Радмире, их драгоценному сокровищу, обладающему драконьей искрой? И чего теперь ждать? Как найти девушку первыми? Или сначала стоит отловить тех загадочных волков?
  
  * * *
  Изрядно потрепанные и оттого еще более злые, волки даже не догадывались о столь коварных планах на свой счет. Но не сомневались, что встреча повторится, и тогда ни один разъяренный драконишка не уйдет от справедливой мести.
   - Сай, - черный волк затравленно взглянул на друга. Тот поднял золотистые глаза и свел на переносице брови.
  - Ее найти надо найти. Это важно! Столицу перевернуть, но найти!
  Друг устало перевернулся. Глянул на раненного в бою волка, что еще не пришел в себя и потом спокойно ответил:
  - Перевернем. А что с драконами?
  - Убьем! - отрезал Макс и потер заросший щетиной подбородок.
  А сейчас стоило подумать, как их беглянка связана с этими ящерами. Оборотни Максимилиан и Сайман, устроившись на неудобных жестких стульях, смотрели на раненного друга и прокручивали в головах последние события, силясь определить, когда же они допустили ошибку. Возможно ли, что это они перешли дорогу драконам, а не их Радмира?
  Волки не любили город, этот душный каменный мешок, где даже под ногами и то мертвый камень. Слишком много резких, неприятных и непривычных запахов, чересчур много людей и нелюдей, очень тесно и некомфортно.
  Макс все чаще задавался вопросом - как эта наглая, дерзкая девчонка умудрялась здесь не просто существовать, а кажется, даже счастливо жить? Месяц назад у волков появились обнадеживающие вести о том, что их пропажа, наконец, нашлась. Зря, ох, зря он тянул с отъездом.
  Но слишком часто за последние четыре года Радмира уходила из его лап в самый последний момент, и, кажется, даже здесь ее кто-то сумел предупредить. А ведь волк пытался заставить молчать того, кто мог послать весточку оборотнице - и именно поэтому стае пришлось задержаться.
  Глядя на еще не очнувшегося друга, стиснув громадные кулачища, Макс прорычал:
  - Убью!
  - Или женишься... - горестно вздохнул Сайман.
  Макс зло сплюнул прямо на грязный пол тесной комнаты, в которой они остановились. Будущий вожак стаи не мог понять свои чувства к мелкой бестии. Желание унизить, жестоко наказать смешивалось с помешательством. Одновременно с ненавистью в нем горела жажда обладания, при этом долг перед отцом и кланом давил тяжким грузом и грыз сердце застаревшей виной.
  Макс не знал, чего хотелось ему больше - отомстить и, наконец, освободиться или крепко обнять и никогда не отпускать! И уж точно он не мог распознать, что из этого принадлежало ему, а что волку. А это еще больше злило - обычно оборотень всегда мог четко разграничить свои и звериные желания, да и часто они были схожи, поэтому не нуждались в таких ограничениях, но сейчас...
  Макс знал, что пришло время его мести, и Рада поплатится за все то, что так неосмотрительно уничтожила! А вот после он разберется в себе и сможет разорвать этот порочный круг.
  Во сне ли, наяву, он часто представлял... Раз! И схватит за тоненькую шейку. Почувствует, как бьется жилка. Увидит страх в ее глазах. И вот тогда, быть может, он решит - сдавить посильнее и смотреть, как она бьется за жизнь, или впиться в манящие губы.
  Жёстко.
  Или он, или смерть.
  Довольно он терпел!
  Даже переживания за друга не могли оттеснить тех эмоций, которые темными щупальцами поглотили его.
  Тогда он не понял всего, наивно полагая, что щуплая девятнадцатилетняя девчонка просто по глупости натворила бед и боится наказания, которое ее настигло так не вовремя - накануне долгожданного праздника! Глупец! Хотя Сай и сейчас думает, что это лишь интриги его отца, и девчонку просто подставили, но если бы не тот взгляд... Она знала, точно знала, к чему приведут ее действия.
  - Хватит думать о прошлом! - сказал Сай. - Нужно решить, когда поедем в столицу - давно пора уже разобраться во всем, ты слишком затянул эту историю! И еще нужно придумать, что мы будем делать с этими драконами...
  Сайман ждал вразумительного ответа, но получил короткое:
  - Мстить!
  Всегда спокойный Сай всерьез опасался за душевное состояние лучшего друга, слишком тонка та грань, за которой находится безумие, и эти навязчивые мысли о мести... ни к чему они! Девчонка не виновата! Сай хотел верить в то, что подруга детства была лишь пешкой в играх кланов за то, кому достанется новый шаман. То, что она хранила такой секрет от своих приятелей столько лет, было невероятно больно, но все-таки справедливо, ведь вот во что вылилась новость о чудесных способностях маленькой белки. А не знал бы никто - так и жила бы дальше спокойно.
  Сайман в который раз тяжело вздохнул и начал собираться. Раненый товарищ утром будет уже на ногах, значит, не стоит стае задерживаться и упускать шанс найти Раду, пора распутать этот клубок из обид и надуманных, как он надеялся, претензий. Саю очень хотелось, чтобы все разрешилось миром, и Макс смог разобраться в себе... и чтобы все стало, как прежде, ну, или почти как прежде... В то же время Сай понимал, что все изменилось. Сегодня он смог лично убедиться, что Рада, их глупая Мирка, как они иногда называли белку, научилась не просто выживать в таких непростых городских условиях, но и преуспела в работе мастера, построив новую жизнь.
  Странное желание увидеть подругу жалкой неудачницей Сайман оправдывал лишь тем, что тогда бы Макс точно остыл и забыл старые обиды. Но, кажется, успех белки еще больше распалил жажду мести будущего вожака. Впрочем, Саю тоже было грустно наблюдать, как она обходится без них в своей новой городской жизни.
  Слишком срослась их четверка за детские годы, заменив ему потерянную семью, и оборотню было нестерпимо больно, что его родных все эти годы разрывает на части. Конечно же, молодой волк понимал, что, в конце концов, они уйдут за своим вожаком из клана, чтобы создать собственную стаю, окрепнуть и обзавестись семьями.
  И он очень надеялся, что Рада будет с ними как пара Макса. Только она могла если не сдержать, то направить в правильное русло его буйный темперамент. Жаль, друг его так и не озвучил, что за испытание назначил ему отец, чтобы они могли уйти искать свободные земли для нового клана.
  Сая терзали смутные сомнения, что это как-то связано с Радмирой. Но он не спрашивал, потому что боялся услышать ответ. У будущего вожака только два способа стать во главе клана: пройти испытание, которое назначил действующий вожак, или убить его в честном бою. Убить родного отца... На такое в здравом уме никто не согласится!
  Только вот в том, что его лучший друг, кровник и собрат полностью отдает отчет своим действиям, Сай сомневался с каждым днем все больше...
  Сайман в который раз тяжело вздохнул и продолжил сборы. Сейчас только он может позаботиться о дальнейшем пути. Выезжать придется незамедлительно, да еще на этой человеческой железяке - чудовище, именуемым паровозом.
  
  Глава 6 О новых и старых знакомых
  Пока волки и драконы герои только собирались в столицу, Радмира уже теребила в нетерпении металлическую застежку своей сумки, ведь оставался всего один час до прибытия. Но не это нервировало Раду, а ее соседка. Она казалась старушкой божьим одуванчиком, именно так девушка сначала восприняла ее, но, как оказалось, это было ошибочное впечатление.
  Баронесса Физара Ри Квари, как представилась дама, путешествовала вместе со своим пасынком, который, к счастью, в купе не появлялся. Эти часы показались Радмире нескончаемыми, ибо даже то, что она пыталась спать, не удержало леди Физару от бессмысленной болтовни.
  За это время Рада узнала о жизни старушки все - от раннего детства до последних дней отпуска. Именоваться баронессой она не имела права, ведь титул этот, как выяснилось, принадлежал потомкам почившего мужа, а не ей, дочери богатого купца. Но это ничуть не смущало леди, и старушка говорила, что она не хуже белой кости аристократа. Пусть и не по праву рождения, но она заслужила треклятый титул хотя бы за то, что смогла вынести суровый и тяжелый нрав супруга.
  ...- Ах, дорогуша, вот в мои времена...
  ...- Милочка, попомни мои слова...
  ... - Деточка, ты не представляешь ...
  Только и слышала все это время Радмира от неугомонной старушки. Кроме того, Рада узнала в мельчайших подробностях все о ее недолгой семейной жизни. О том, что у баронессы в браке родилась дочь, которая отдыхает сейчас на горячих источниках. О двух пасынках, сыновьях мужа от первого брака, об их увлечениях, их службе и даже их любовных похождениях.
  На этом Рада постаралась тактично закончить разговор, но словоохотливая леди Физара не понимала ни намеков, ни прямого отказа. Единственное, что девушке оставалось, так это мысленно отстраниться и кивать там, где красноречивый взгляд баронессы требовал одобрения.
  В итоге к концу поездки выяснилась, что Радмира остановилась у "милой леди" на все время, пока будет жить в столице и даже - удивительно - пообещала ей сделать амулет с иллюзией молодости. То, что белка совершенно не помнит того, что она упоминала свой род деятельности, показалось ей весьма странным.
  Она боялась подумать о том, что еще могла неосмотрительно сказать этой даме. И подумалось - чем быстрее Рада исчезнет с поля зрения любопытной старушки, тем будет лучше.
  Отчего-то закрадывалось подозрение, что баронесса не так проста, как кажется с первого взгляда, и возможно, обладает магическим даром. Радмира, не желая вляпаться в очередную нелепую историю, нервничала. Ей хотелось как можно скорее покинуть уютную каюту. Но это не зависело от ее желания, экспресс двигался все с той же скоростью и даже, кажется, замедлился.
  Рада наивно полагала, что как только ступит на перрон, сумеет избавиться от общества старушки. Но девушке пришлось разочароваться. Стоило помочь тетушке Физе - а к концу поездки та настойчиво просила ее звать именно так - спуститься с выкидной железной лестницы, как ее взяла в кольцо делегация встречающих. Компания была отнюдь не маленькая. Это зародило подозрения, что старушка - птица высокого полета. Но спустя несколько минут оно испарилось. Стало понятно - только такое количество народу давало возможность не по годам активной женщине уделять внимание каждому из встречающих, при этом не давая им устать от ее фонтанирующей энергии.
  Столица Девятого королевства - Гзар - встретила девушку невообразимым шумом, криками возниц, гудком приходящих и отбывающих паровозов, запахом угля и масла, и нетерпимо близкой толпой. Девушка за несколько лет своего вынужденного путешествия, кажется, уже свыклась с человеческими городами.
  Но все же шум, гам и свист был всюду.
  - Эй, тащи сюда!
  - Куда прешь?
  - Свободные повозки!
  - Держи, держи, упадет! Эх...
  - "Столичный вестник"! Главные новости предстоящих гонок!
   Но, видимо, Рада ошибочно полагала, что после нескольких провинциальных городов может представить и столицу королевства. Ошеломленная красотами и непривычной атмосферой, белка тихо радовалась тому, что, все же не стала надевать капри или брюки. Она предпочла классическую плиссированную темную юбку в пол и легкую светлую блузу. И сопровождение баронессы, состоящее из мужчин разных возрастов, хоть и бросало заинтересованные взгляды на необычную девушку, но в них не было откровенного и липкого, чисто мужского интереса, скорее простое любопытство снедало людей.
  С важным кортежем, под веселое щебетание новоявленной тетушки и в безуспешных попытках разглядеть виды, которые загораживали охранники со смешными подкрученными усами, белка добралась до места назначения.
  Маленький уютный домик, обещанный тетушкой, оказался неприлично большим поместьем. Но, видимо, сегодня был день, когда Радмира должна удивляться и поражаться изменениям в своей жизни. Потому как кованые ворота были под такой магической защитой, что впору было заподозрить там не дом вдовы, а королевскую сокровищницу.
  Кажется, последнее девушка высказала вслух, чем заработала теплый взгляд старушки и увещевания в любви к новой "племяннице". Тогда как сидящие впереди мужчины лишь хмуро переглянулись, а тот, что был помоложе, даже вздрогнул. И почему у Рады появилось до боли неприятное чувство, что она стала пешкой в чьей-то игре?
  Мысленно девушка тяжело вздохнула. Завтра же она уйдет, не прощаясь. Пора разобраться в прошлом и подумать, как избавиться от притязаний дракона, которые вскорости последуют. Хватит плыть по течению!
  А гостеприимство подозрительной тетушки может неприятно закончиться. Слишком навязчиво тетя Физа взяла оборотницу в оборот, даже ее личный багаж слуги отправили вперед кортежа, с указанием приготовить подобающие покои. Видимо, старая леди боялась, что белка сбежит.
  А они все шли... Подозрительные взгляды мужчин, и слишком сладкий голос баронессы:
  - Ах, дорогуши, мы так устали с дороги, старая я стала для таких путешествий.
  Милая старушка причитала. Лукавила.
  Хоть и выглядела она очень старой, только вот было сразу понятно, эта вдова энергична и полно сил. Одни бесконечные разговоры чего стоят! Бесконечные разговоры, бесконечные коридоры...
  Будь Рада обычной девушкой или магом, в ней бы обязательно взыграло тщеславие и гордыня. Но оборотни никогда не относились к числу тех, кого прельщает богатство и власть. Для них главное - своя земля, защищенная территория, свободная от посторонних, крепкая семья и большой уютный дом.
  Воспоминания о доме заставили Раду взгрустнуть, но она старательно отгоняла эти мысли. Осталось совсем чуть-чуть, и она соберет виру, откуп для клана! Все эти четыре года она не просто скрывалась от сородичей, но и трудилась в поте лица, бралась за любые заказы, самые сложные и опасные, лишь бы платили золотом.
  Кто бы мог подумать, что маленький щуплый подросток, которым она была в девятнадцать лет, когда убегала из дома, превратится в столь прагматичную молодую женщину. Ах! Если бы в клане узнали, сколько денег лежит у нее на банковском счете, женихи бы выстроились в шеренгу. Хотя там все равно не было бы того, кого она раньше желала видеть рядом с собой.
  Но эта сумма нужна девушке лишь для того, чтобы честно внести виру и больше не принадлежать волчьему клану. Не хотелось ей и бороться за новую территорию или быть выгодной невестой. Это была цена за свободу.
  Будь Радмира простым человеком или сильной волчьей самкой, цена была бы раз в десять меньше. Но она - шаман!
  Когда злой и пьяный вождь называл эту цену, он, видимо, ждал, что оборотница смирится со своей участью. Но Рада вытребовала печать - залог того, что она по воле вождя покинула клан, чтобы отдать свой долг.
  Если бы не свидетели и не присутствие деда, вождь увильнул бы, отшутился и все. Он не ожидал, что юная девушка примет отговорку за чистую монету и ухватится за эту нить, как за спасательный канат. И в итоге ему пришлось отпустить ту, благодаря которой он собирался обзавестись новыми землями, расширить круг влияния и укрепить свою власть.
  Но о том, что Рада ушла с позволения вождя, знали не все. Те, с кем она росла, думали по-другому, и от этого было горько. Еще обиднее стало от того, что оставалось буквально полгода, и она смогла бы набрать нужную сумму... как случилась эта злополучная встреча с драконом!
  Из горестных мыслей Раду выдернула тетушка Физа, настойчиво теребившая ладонь. Пора было познакомиться с новым домом, пусть и временным.
  Поместье было роскошным. Сводчатые резные арки казались опорой для стен, а большие стеклянные окна в холлах придавали еще большей хрупкости и воздушности. Длинные запутанные галереи, украшенные громадными картинами с изображением почивших предков и кровавых баталий, вызывали неописуемый восторг.
  Будь Радмира провинциальной дурочкой, за которую приняли ее мужчины из делегации, она шла бы, не закрывая рта, ежась и сутулясь, осознавая свою никчемность перед таким величием.
  Но наша героиня выросла в среде нелюдей и была до мозга костей оборотнем, поэтому величие поместья ее ни капельки не трогало, не восхищало и не вызывало иных чувств, кроме желания поскорее остаться в одиночестве.
  Это, кажется, заметили все присутствующие, и если баронесса только утвердилась в своем упрямом желании породниться с малознакомой девушкой, то мужчины насторожились и подобрались. Радмира же лишь единожды высказала интерес к интерьерам поместья. Это произошло в одном из самых старых залов, через который ее вели.
  Ее взор устремился не на старинные увядшие гобелены, а на потертый временем мозаичный пол, на котором она заметила знакомые символы, которые сама использовала в старинных шаманских ритуалах. Девушка постаралась не сильно акцентировать свое внезапное внимание к древним иероглифам, но ее взметнувшиеся в удивлении брови заметили все.
  Рада слишком устала, была раздражена и не стала отвечать даже на прямой вопрос одного из мужчин, чем, кажется, его обидела. Запоздало пришла мысль, что она не помнит, представляли их или нет. В стойком желании отгородиться от болтовни старушки, оборотница ушла слишком глубоко в себя, и привычные шаманские техники входа в транс немало этому способствовали.
  Уф! Ноги гудели. И болела голова от всех этих событий. И даже мягкие дорогие простыни не могли помочь.
  Каким же мучительно долгим был этот день - наконец, Раду отпустили отдыхать, и после горячей ванны да на сытый желудок ей захотелось спать. Но тревожные мысли и чуткая звериная интуиция говорили о том, что над Радой сгущаются тучи. А значит, нужно подготовиться. Она будет отстаивать свое право на свободу.
  С вирой и вожаком почти все ясно, нужно в кратчайшие сроки найти недостающую сумму денег.
  Но что делать с Максом и драконом? Что делать, если близкий друг и твоя первая любовь собирается тебе отомстить? Попытка убежать и дать ему время во всем разобраться и остыть ни к чему не привела.
  Поговорить? А услышит ли он ее? Дать возможность спустить пар в поединке?
  Они уже не дети, да и вряд ли Макс будет сдерживаться. А вернуть все на тот уровень, на котором были их отношения, Рада не в силах. А еще этот дракон... как не вовремя он появился в ее жизни! Хотя, когда такая встреча была бы ей в радость?
  Возможно, случись это весной, когда звериная суть берет верх даже над самыми стойкими оборотнями, и они, не в силах противостоять своей природе, ищут того, с кем можно разделить несколько страстных ночей... все было бы иначе.
  Но нет, даже тогда это был бы слишком большой риск. Таинственные драконы не зря так тщательно оберегают свое королевство. Не зря о них слагают больше всего страшных легенд и сказок. А в семнадцати королевствах немало удивительных существ: эльфы, орки, тролли, гномы, гарпии... да кого только нет!
  Вот не бывает дыма без огня. Нет ни одной счастливой сказки с участием дракона. По крайне мере для его невесты все всегда заканчивалось печально. Даже если благородный рыцарь спасал ее из рук кровожадного дракона, нигде так и не было сказано, что он женился на бедняжке! Но времена рыцарей давно канули в лету, поэтому ожидать, что тебя примчатся спасать из лап огнедышащего чудовища, не приходится.
  Мелькнула мысль спрятаться за спину какого-нибудь мужчины, и пусть он, большой и сильный, решает все эти проблемы. Но где взять такого смельчака... Вот, если бы Макс... Эх! Но он только будет рад такому повороту. А если стравить волка и дракона?
  На этой странной мысли Рада и уснула. И снилось ей, как Черный дракон в обнимку с громадным волком выплясывают старинный танец у костра, как они хохочут и неистово пляшут, словно от этого зависит их жизнь. А потом вдруг оборачиваются, замечая ее, и в едином порыве, оскалившись, бросаются!
  Рада проснулась среди ночи в холодном поту. Проворочавшись еще пару часов, она так и не смогла уснуть, и пришлось вставать.
   Окинув взором просторную комнату, Рада решила выйти на балкон. Возможно, свежий воздух или прогонит сон вовсе, или же, наоборот, заставит веки сомкнуться.
  Скорее всего, другая девушка заметила бы простор и роскошь апартаментов и оценила бы широкую террасу, выходящую на красивейший сад. Но это была Радмира, и она таким мелочам не придавала значения.
  Даже ночи в это жаркое лето едва ли могли принести хоть толику прохлады. Поэтому наша героиня не стала надевать халат или же укутываться в плед. Так и вышла в ночной рубашке, не достающей до колен. Как оборотню, ей было трудно привыкнуть, что люди, готовясь ко сну, вместо того, чтобы раздеваться, надевают столько вещей, словно боятся замерзнуть. Длинная сорочка в пол, с рукавами и воротом была обязательным атрибутом, а чего стоит забавный колпак или чепчик!
  Радмира едва ли могла свыкнуться с тонкой тканью нижней рубахи, и то стала надевать ее только после того, как долгое время делила комнату с несколькими девушками, подмастерьями портнихи.
  Тяжелый теплый ветер не принес должного эффекта. И пусть синяя ночь спрятала палящее солнце, неимоверная духота все же давила на город.
  Рада решила уже вернуться в комнату, как свистящий звук шпаги разрезал тишину ночи. И стоило ей оглянуться, как ее накрыло... Стон разочарования вырвался сам собой, а следом - почти вой! За что? За что, Мать-Природа обозлилась на нее?
  В ночном саду у маленького пруда тренировался полуобнаженный мужчина. До боли знакомый силуэт... Его она не могла ни с кем спутать!
  Он ее тоже заметил. Заметил и узнал!
  Рада присела, не в силах устоять на дрожащих ногах, и зашлась в истеричном смехе. Она хихикала, силясь скрыть это, на четвереньках отползая от перил. Она смеялась над Судьбой и над собой.
  За что? Почему именно сейчас Макс нашел ее? За какие провинности на ее жизненном пути встретился дракон? И теперь еще этот... маг, бывший любовник, свадьбу которого она расстроила год назад! За что? И почему все навалилось сразу! Смех стал стихать, и его сменили слезы. Рада так и уснула, уткнувшись в мокрую подушку.
  
  * * *
  Сон прогнал последние сомнения, слезы стерли нерешительность, и как только жаркие лучи солнца коснулись лица, Радмира проснулась обновленной. Она слишком устала от своих метаний, от того, что каждый раз приходится убегать.
  И пусть она выглядела немного опухшей от слез, но помогла ледяная вода, ведь она целебна не только для души, но и для кожи. Открывала Рада свой гардероб, словно выбирая броню, облачалась так же тщательно, как воин собирается на ристалище. Чего теперь скрывать свою суть?
  Син, наверняка расскажет всем о ее любопытной тайне. Мужчины любят поболтать не меньше женщин, а ведь он еще маг.
  А маги любят находиться в центре внимания. Их эксцентричные поступки и вызывающие наряды стали притчей в языцех. Перстни-амулеты на пальцах, тонкое ожерелье на шее, непростой кинжал на поясе - все сделано или лично, или прошло через таинственные шаманские ритуалы.
  Пора проститься с наивностью и перестать убегать от проблем. Пора взять на себя ответственность! И, в первую очередь, нужно попросить прощения у Тарсинвиля, как бы тяжело и унизительно не было.
  Служанок за Радой не присылали, и ждать манны небесной она не стала, как бы ни хотелось ей отодвинуть неприятный разговор, ведь Судьба уже даже не намекает, она прямо говорит - пришло время платить за свои ошибки. И лучше ее послушать, иначе... еще что-нибудь приключится. И тогда самостоятельно распутать этот клубок будет не под силу, а ведь Рада и так увязла по самое не хочу.
  Побег из поместья тоже придется отложить, нельзя действовать по старой схеме и надеяться на иной результат. Так что трудных бесед предстояло две, и теперь разговор с Сином уже не казался таким уж сложным.
  Старушка обладала поистине неиссякаемой энергией, может, стоит написать письмо, чтобы обойтись без разговоров? Все разумно изложить, объяснить, что Рада благодарна за прием, но у нее свои планы. Да, так именно она и сделает! Длинные коридоры и витиеватые переходы давали возможность обдумать все и решить, как лучше поступиться к извинениям, Рада ведь искренне раскаивалась.
  Любимый дед ее любил присказку о том, что у каждой приличной девушки должны быть бывшие. Отца это неимоверно злило, а матушка моментально вспыхивала. И Рада уже не завидовала будущему мужу, ведь после последних событий, бывших прибавилось. А учитывая их неординарность - волк, дракон, маг... М-да... шикарная картина.
  Наверное, муж запрет белку где-нибудь в глуши, во избежание, так сказать. Ему же не объяснишь, что даже по меркам людей она девушка скромная, а с позиции оборотней - так и вовсе монашка! Но это все оправдания, потому как мозг тут же подкинул красочные и откровенные картинки из прошлого с участием незнакомого дракона и... Сина.
  С ним, с одной стороны, все просто, но с другой - сложнее некуда. С магом Радмира встретилась, когда проживала в соседнем, Седьмом королевстве, и была помощником ювелира. Она тогда выполняла нехитрые манипуляции с украшениями: добавить сияния камням или хорошего настроения тому, кто наденет браслет или кольцо, или же... наоборот, плохого. Да, бывало и такое.
  К своим годам, как и любой оборотень, девицей Радмира не была - звериная сущность этого бы не позволила. В отличие от хищников, белка могла усмирять свою плоть, но всему приходит конец! Весна слишком ярко захватила ее вторую суть, чтобы сопротивляться.
  Три случайные встречи. Три весны. Рада даже начала думать, что это Праматерь дает ей знаки: "Не упусти. Вот он!"
  Радмира доверилась, рассказала все секреты. Да что толку? Последнюю встречу, последний разговор она запомнила на всю жизнь. Запомнила...Как бы она хотела их забыть, вычеркнуть, смыть. Слишком больно. Слишком обидно.
   Жесткие простыни случайной гостиницы, полуденное солнце в лицо, расслабленная нега после страстной ночи. Теплые объятия, нежные. Любимый? Пока еще нет. Осторожно, с надеждой: "Возлюбленный"
  "Ведь благородный. Маг. Ему нужно время" - уговаривала себя Радмира
  
  Синие глаза вдруг стали серыми. Тучи сгустились. Отстранился. Отвел взгляд. Нужно было уйти тогда. Не слушать. Не надеяться.
  Прокашлялся:
  - Можно ли как-то это исправить? Или подавить твой звериный инстинкт? Нам это не подходит, - отстраненно бросил Син.
  - Нам? - Радмира все еще не понимала, о чем идет речь.
  - Пойми, я не простой маг, и мне не подходит такая... такая... - Син мялся и силился подобрать слова. Но ему не дали это сделать.
  Дверь широко распахнулась, и в комнату влетела вздорная и рассерженная рыжеволосая девица в нарядном платье. За дверью, не прячась, стояли друзья Сина, виновато разводя руками, мол, ничего не успели сделать, прости. Из потока оскорблений и обвинений Рада поняла, что это невеста мага, и он... не явился на собственную свадьбу.
  - Ты собирался жениться? - удивилась она, сдерживая слезы. И, кажется, зря, потому что несправедливо оскорбленная девушка попыталась накинуться на нее, но Син не дал ей этого сделать.
  Дальше участвовать в скандале белка не была намерена и убралась восвояси, прихватив помятую одежду.
  Больно. Сердце сжимает в тиски. Кровоточит. Ноет.
  "Она ошиблась. Просто ошиблась" - повторяла шаманка, как заговор, как заклинание, надеясь вытащить из сердца эту занозу. Но голове засели слова мага.
  Раньше она отчего-то не задумывалась, почему оборотни предпочитают селиться в отдаленных землях. Да, многим просто необходимы обширные территории, но есть же, например, куницы. Почему они не живут в городах? Ответ пришел сам собой - потому что их не любят и не желают терпеть рядом с собой. От этой мысли передернуло.
  Белка могла смириться с тем, что отдельно взятые люди не проникались к ней доверием, грубили или открыто ненавидели. Но было за что - она помешала их планам, была красивее, или... она раздражала их просто потому, что была чужачка. Другая. Не такая, как они. Но было трудно смириться с тем, что тебя заочно воспринимают в штыки от того, что ты оборотень. Или... стоп! Не оборотень, а такое вот... странное существо.
  На глаза навернулись слезы. Мысли о чужой свадьбе не трогали, ведь белка не была влюблена... Но от этого было не легче.
  Она привычно сбежала, чтобы постараться выкинуть эту боль из сердца, забыться за работой. Иногда белке хотелось отомстить, сделать как можно больнее мужчине, который был ей близок, хотелось, чтобы ему было больно так же, как ей! Поэтому муки совести по поводу его расстроенной свадьбы Радмиру не мучили.
  Но, кажется, только в поместье баронессы пришло осознание, что оборотница была не вправе требовать к себе какого-то иного отношения. Она не была влюблена в мага, это была лишь животная страсть. Похоже, то, что она оказалась недостойна Сина, ранило ее гордость. Ей было жаль, что ее зверь вызвал такое отторжение.
  Рада грустно улыбнулась. Каждый из них преследовал свои цели. И ее появление помешало важному событию в жизни мага, так что нужно обязательно извиниться. Усилием воли Радмира выдернула себя из грустных воспоминаний.
  Когда же закончатся эти бесконечные галереи?.. Пока прогуливалась в поисках столовой, сильно проголодалась. Остановилась, прислушиваясь к себе. Ее нюх отличался от нюха обычных оборотней, он был больше заточен на предупреждение опасности, чем на поиск пищи, но все же был лучше, чем у людей.
  Так что спустя десять минут Радмира вышла к светлому залу с открытой террасой, на которой, собственно, и проходил поздний завтрак. Ее появление было ознаменовано удивлено вскинутыми бровями пожилого мага и всего одним его замечанием:
  - Ну вот, а вы сомневались! Физа редко ошибается! - сказал незнакомый старичок в светлых сутанах.
  Двое других были из вчерашней делегации.
  Тарсинвиля за столом не было. Это дало возможность чуточку расслабиться и насладиться вкусным завтраком.
  Мужчины попивали чай, украдкой поглядывая на свою гостью. Она почти успокоилась, но что-то заставило напрячься и насторожиться.
  Было ощущение, что ее спину прожигал взгляд, полный злобы и ненависти, отчего звериные инстинкты забили тревогу. Рада даже пару раз обернулась, ожидая увидеть там Сина, но - никого. И все же тревога усиливалась.
  В попытке найти источник опасности белка снова стала озираться, но ничего необычного не обнаружила.
  Просторная светлая комната была увешана картинами с натюрмортами и пейзажами, и лишь одна композиция выбивалась из этого ряда. Портрет мрачного старика с тяжелым взглядом, и казалось, этими живыми, темными от злости глазами, он следит за каждым, кто находился в комнате.
  - О, вижу вас заинтересовал портрет старого барона.
  - Он очень мрачный и страшный, - почти прошептала Рада, чем вызвала дружную усмешку.
  - Поверьте, живым он был куда страшнее.
  - Госпожа Радмира, скажите нам, где вы учились? Физа успела поведать историю вашего знакомства, рассказала и о роде вашей деятельности, а вот... - маг остановился, давая понять, что девушке необходимо продолжить рассказ.
  - Господа, простите, не помню ваших имен, и мы незнакомы... - обратилась Рада к седому старику.
  - Дирк, - отозвался светловолосый парень, мило улыбнувшись.
  - Свэн, - кивнул мужчина постарше.
  - Мэтр Альберт, - представился старик.
  - Господа, я вас разочарую, я нигде не обучалась и не заканчивала ни одну магическую школу или академию, - на реакцию мужчин Рада не смотрела, потому как она была ожидаема. Ее больше волновал жуткий портрет, что так неестественно прожигал дыру у нее между лопатками.
  - Но, простите, - вмешался мэтр, - все эти артефакты - ваша работа, - он указал на то, что белка сегодня облачилась практически по-боевому.
  Она вежливо кивнула.
  - Я проходила обучение индивидуально, последний мастер был из Эрга, уважаемый господин Пром, - беззастенчиво врала Радмира, потому как неизвестность порождает еще большее любопытство, а ей это ни к чему.
  - Вот! - поднял указательный палец вверх мэтр, - а я говорил, что нужно обучать по-старому. Когда у одного мага было от силы трое учеников, тогда и результаты были выше.
  Оборотнице не хотелось развивать разговор, так как она боялась не только показать пробелы в магических знаниях, но и зародить вполне справедливые сомнения в их источнике. Так что она постаралась перевести беседу в другое русло.
  - А где... тетушка Физа? Мне бы хотелось с ней переговорить.
  Если Сина нет поблизости, значит, разговор откладывается, а вот, то, что Рада хочет покинуть гостеприимное поместье, нужно обязательно сообщить.
  - Пойдемте, моя дорогая, Физа просила, чтобы после завтрака вас отвели к ней в кабинет, у нее есть к вам предложение! - заговорщически прошептал мэтр, оглядываясь на оставшихся за столом мужчин.
  И Рада проследовала стариком, теряясь в догадках, что же может предложить эта загадочная старушка.
  
  * * *
  Сырой тайный ход не пугал своей темнотой, нет, не от этого нервничала пожилая женщина. Она со страхом и злобой вглядывалась в узкие прорези глаз портрета своего бывшего мужа, что висел по ту сторону хода. Сжимая кулаки, она пыталась унять ту дрожь, что охватывала ее с головы до ног.
  - Знает или нет? - гадала она, глядя в спину молодой девушки. Слишком знакомые черты у нее были, чтобы можно было ошибиться. Тетушка Физа почти никогда не ошибается!
  Но вот девушка стала оглядываться. И старушка молниеносно отскочила в сторону, ругаясь про себя. Такие, как Радмира, могут учуять опасность на расстоянии, придется повременить. Физа устало вздохнула и посеменила по темному ходу в противоположную сторону - ей предстояло сыграть одну из самых важных ролей в своей жизни, роль добродушной хозяйки. И никто - ни близкие, ни девушка - не должны увидеть фальши. Слишком многое поставлено на карту.
  ...Светлый просторный кабинет можно было назвать скорее оранжереей, нежели рабочей зоной. За столом разместилась маленькая пожилая женщина, за спиной которой были стеллажи с документами и книгами. Несколько кресел и бумаги на столиках говорили о том, что здесь все же работают.
  - Присаживайся, дорогой мэтр, - кивнула баронесса старику, то ли приветствуя его, то ли призывая присоединиться к беседе.
  Сегодня тетушка Физа была на удивление спокойна.
  - Сначала выслушай меня до конца, хорошо? - сказала она, обращаясь к Радмире, и не дожидаясь ее ответа, продолжила: - Я хочу, чтобы ты поработала на меня, в твоей квалификации я уже убедилась, и твои работы... скажем так, поразили меня. Ни один выпускник академии не сможет сделать того, что надето на тебе, уж простите, мэтр.
  - Вы правы, баронесса, - сказал он. - Я тоже под впечатлением, а все старая школа, все она...
  Но Физа прервала мужчину довольно грубым жестом и продолжила:
  - Мне нужно изготовить и проверить ряд артефактов на предстоящие королевские гонки. Предыдущие маги не справляются, - опередила она Радин вопрос, увидев ее взгляд. - Не переживай, оплата будет достойной, за срочность я тоже доплачу.
  И тут баронесса назвала сумму...
  Только выдержка помогла Раде справиться с первыми эмоциями - хотелось с криком радости согласиться на столь щедрое предложение. Но вместо этого белка решила предупредить баронессу о некоторых возможных загвоздках.
  - Спешу вас огорчить, но у меня нет должной лицензии.
  И прикусила губу, так сразу же пожалела о своем решении быть честной. Нужно было согласиться, подписать договор, а потом как бы между делом сообщить... Чтобы у Физы не возникло желания отозвать свое предложение.
  - О! это не такая большая проблема, как ты думаешь, мэтр о ней позаботится, правда? - баронесса перевела взгляд на старика.
  - Конечно, конечно, - он слишком быстро заверил старушку в своей посильной помощи.
  - Это даже к лучшему, - пожилая леди улыбнулась, когда увидела Радино недоумение. - Ты сделаешь несколько не совсем легальных амулетов, на... на некоторые закрытые мероприятия. Лучшие выпускники слишком дорожат своей репутацией, а плохим я не смогу доверить это дело, - она замолчала, ожидая ответа.
  Оборотница не спешила, и это не было тем, что в среде дельцов называется набивать себе цену. Что-то не давало ей покоя. Все было хорошо, даже слишком. Вот это и мешало. И Рада задала вопрос, который все время крутился на языке.
  - А как вы смогли оценить мой уровень и мои изделия?
  Она не помнила, чтобы показывала тетушке Физе свои артефакты или рассказывала что-то о себе.
  - О! Твои серёжки... точнее, одна из них.
  Белка дернулась проверять. Серьги всегда были с ней - они скрывали силу дара, делая его менее заметной. Но полноценно они работали только в паре. Сейчас же Рада нащупала лишь одну и, вспомнив, при каких обстоятельствах могла потерять вторую, покраснела и закрыла руками лицо. Треклятый дракон!
  Неверно истолковав этот жест, баронесса и мэтр стали утешать оборотницу, говоря, что такое бывает с каждым (а вот это - вряд ли!), что сложно уберечься от потерь или воров. Но не могла же Рада сказать им, что ее серьги были настолько тонкой работой, что ни вор, ни вода, ни даже ее оборот не мог на них воздействовать.
  А вот с тем, что у каждого случаются осечки, Рада согласилась. Страстная ночь с драконом была ее промахом!
  - Если это все, что мешает тебе, то мэтр займется лицензией, а уже завтра мы начнем работу. Вот договор, завтра и продолжим. - а ты, дружище, прошу останься, - обратилась она к мэтру.
  И Физа устало откинулась на кресло и прикрыла глаз - все-таки годы берут свое.
  Нужно будет обязательно сделать для нее амулет восстановления сил, просто так, конечно, подумалось Раде. Она быстро схватила предложенный документ и поспешила за старичком, который уже ждал девушку в просторном коридоре.
  Когда за гостьей закрылась дверь, баронесса, или лучше сказать - королева теней, преобразилась. Спина в раз выпрямилась, черты лица стали жестче, а под глазами залегли новые морщины.
  - Скоро прибудет ваша дочь, - мэтр остановился, не желая поднимать болезненную тему. Но как верный друг он был обязан узнать, какие планы на будущее девушки у тетушки Физы, славящейся своей строгостью и упрямством.
  Тяжкий вздох баронессы стал подтверждением его печальных выводов.
  - Да, друг мой, нужно решать... Ни горячие источники, ни минеральные воды не дали должного эффекта. Дар так и не проснулся в ее крови, - она устало закрыла глаза.
  Они оба знали, что это значит. Старый барон составил треклятое завещание, по которому титул и деньги получат только те его дети, которые обладают магическим даром. Хотя даже им придется до конца жизни следовать его безумным правилам, чтобы соблюсти все пункты этого документа, ставшего последним безумием старика, который и с того света вредит своим близким.
  - Пора подготовить ее к трудностям этой жизни, хватит ей летать в облаках, - резко сказала старуха. - Мы слишком надеялись на кровь. Но коль с нею не сложилось... Буду готовить ее в свои преемники.
  - Но... Вы же...
  - Ты думаешь, наши друзья из "общества" ее не примут? - прищурилась баронесса. - Такой, какая она сейчас - конечно, нет. Беды должны закалить ее. Я в ее годы была уже вдовой. Хватит опеки и надзора.
  - Ты уверена, что хочешь передать власть в ее руки? - слишком фривольно спросил мэтр, позабыв про этикет.
  - О, мой друг, не сейчас... Пусть сначала хлебнет с моё... Я отпущу вожжи, пусть живет, как вздумается. Посмотрим, что выйдет. И - нет... - заметив красноречивый взгляд старого друга, отрезала тетушка Физа. - Наблюдение снимай, на ней родовой амулет. Жива она останется при любом раскладе, а все остальное... сделает ее сильнее.
  - Так резко...
  - Знаю, думаешь, что я жестока. Но я, правда, надеялась, что эта сторона жизни не коснется ее. Что дар проснется, и она будет жить, как бабочка, меняя наряды и украшения... будет видеть только высший свет и его прелести. Но, увы, сам видишь, как все сложилось. И пока я жива, нужно успеть подготовить ее к тяжести короны теневого мира.
  - Может, ты и права, исполню все в точности, - ответил старик, легко поклонился и вышел.
  Стоило старому другу уйти, как женщина тяжело задышала и стерла капельки пота со лба - разговор слишком тяжело ей дался. Если бы была виновата только актерская игра! Нет, это амулет при приближении Рады начал выкачивать из старухи последние силы. Нужно поберечься! Дрожащей рукой баронесса спрятала в потайном отделении своего стола мутный пузырек с подозрительной жидкостью. Еще не время...
  
  * * *
  Рада пробежалась глазами по документу, решив прочесть его на досуге. И только по дороге сообразила, что не обсудила с хозяйкой поместья свой отъезд - совсем от счастья растерялась.
  - Мэтр, у меня несколько вопросов, ответите? - Рада постаралась выразить все уважение, чтобы подольститься.
  - Спрашивай, деточка, спрашивай, - добро улыбнулся старик, и они продолжили путь по бесконечным коридорам.
  - Во-первых, я бы хотела съехать отсюда, как мне сообщить об этом баронессе? И второе - каким образом вы поможете мне с лицензией?
  - Ну что ж, с первым тебе придется повременить, чтобы не обидеть тетушку, но скорее, - тут он усмехнулся, - в целях безопасности. Не стоит бояться, - заметив ее реакцию, высказался мэтр. - Это то, что касается второй части вашего договора, то, чего не будет в этой бумажке, - и он ткнул пальцем в сложенный договор. - Помимо королевских гонок в столице в эти дни проводятся не совсем законные мероприятия. По большей части - это своеобразные игры, но в том числе, и бои без правил. Вот они-то, деточка, и приносят нашему королевству куда больше денег, чем гонки или серебряные рудники. Отвечу на твой невысказанный вопрос - почему их не сделают легальными? Ну, во-первых, они нарушают несколько законов, а второе - запретный плод куда как слаще! Не так ли? - и он подмигнул Раде. - А поскольку найдется немало охотников, которые захотят смухлевать или подделать амулеты, ты будешь в опасности, если будешь жить где-то вне поместья. А сюда никто здравомыслящий не сунется.
  Последняя фраза не сильно-то успокоила - отчего люди, играющие в нелегальные игры и участвующие в боях без правил, будут здраво соображать? Рада думала, что все будет как раз наоборот. Но высказаться вслух побоялась.
  - А что касается лицензии, то это проще простого. Покажешь моим знакомым из комиссии свои работы. Печать мастера на них отчетливо видна, заплатим символический налог и все! Делов-то! Мне такое даже в радость будет, утрем нос этим академистам, пусть знают старую школу! Если ты готова, то лучше выдвигаться прямо сейчас, не хочется, знаешь ли, по самой жаре тащиться, стар я для такой погоды.
  Молча согласившись с мэтром, Рада повернула в светлую галерею, которая, видимо, должна вывести их со старичком к выходу.
  Как они тут живут? Это не дом, а целый лабиринт.
  
  Глава 7 О целеустремленных мужчинах
  Молодые драконы стояли на перроне шумного вокзала и морщились, но вовсе не потная толпа троллей или ядреные запахи парфюмерии эльфийской индустрии были тому причиной. Дело было в том, что им придется тесниться в купе второго класса, тогда как старики будут отдыхать в первом. И хотя драконы всегда недолюбливали троллей (и это было взаимно), но готовы были сейчас разделить соседство с ними, лишь бы не слушать поучительных нотаций старших.
  - Тууу,- возвестил машинист паровоза о том, что пора на посадку. Густое облако пара окутало перрон.
  
  - Пора, - привычно отдал приказ Эрик. Остальные нехотя подчинились.
  Братья настаивали, что могут и на своих двоих (крылах!) добраться до столицы. Глупцы. Слава Судьбе, что глава рода запретил. Доводы командира, что необходимо поберечь силы перед гонками, пролетали мимо их ушей. Шалопаи. Эрику внезапно вспомнилась рыжеволосая красотка, и укол зависти кольнул сердце.
  Свезло Эмилю. Красивая, может родить дракона, и советник одобрил. Что еще нужно? Командир покачал головой, смотря на то, как остальные подтрунивают и дразнят мелкого. Мальчишки.
  - Фу,- скривился Эмиль, обходя жесткие обшарпанные сиденья.
  - Смотри,- толкнул локтем Валир младшего кузена, указывая на "милое" соседство с троллями.
   - Веселенькая поездка, с комфортом, - саркастично добавил Камиль - Будем наслаждаться приятным обществом и местным искусством, - намекая на рисунки выцарапанные по всему вагону.
   - Мда, - про себя добавил Эрик. Деревянные лавки, обшитые сукном расставлены друг на против друга. Несколько металлических решеток вместо привычных перегородок. Пыльные окна, грязный пол, засаленные перила и ручки. Мерзость.
  - М-мм, вдохните глубже, оцените божественный аромат, - острил Камиль.
  Младшие драконы -Валир и Эмиль, сейчас были похожи на девиц из пансиона, впервые увидевших свинарник. Морщили нос, кривились. Никак не могли сесть, боялись испачкать свои черные шаровары. И только поймав укоризненный взгляд командира, смирились со своей участью и плюхнулись на ближайшую лавку.
  Камиль привычно развалился, закинув ногу на ногу и усмехался, глядя на младших. Эрик занял стратегическую позицию и даже сейчас, высматривал возможных противников. Прямая спина, острый взгляд. Каждый пассажир был внимательно осмотрен и мысленно помечен: "Опасен в драке на ножах"; "Туп, но кулак тяжелый"; "Труслив, в потасовке может быть помехой" ; " Хитер, на рожон не полезет, но в спину ударить может".
  К сожаленью, а может к счастью, Эрик не догадывался, что его досмотр прошли не все пассажиры седьмого вагона второго класса.
  Пока молодые драконы дожидались стариков и утешали себя мыслью, что долго ехать в сарае им не придется. Волки спешили на тот же самый вокзал, чтобы успеть на тот же самый поезд, и да-да, они планировали разместиться в том же вагоне. Вот так Судьба любит пошутить.
   -Набегался, на любился? - отчитывал Макс Кассиля
  - Ловелас, ходячее недоразуменье, - подгонял шутливым пинком Сай.
  - Эй-эй ребята, не шумите. Ну должен же я был доказать этой смазливой служанке, что полностью здоров. Она смеялась надо мной, - оправдывался Кас, уворачиваясь от дружеских тумаков.
  - Очнулся и сразу к бабе, ты не исправим, - ворчал Макс.
   - Оно того стоило? Из-за тебя мы опаздываем, все может сорваться, - бросая косые взгляды то на Кассиля, то на Макса.
  Раненый друг все понял правильно:
  - Все-все! Простите. Виновен, не отпираюсь. Обещать, что не повториться, увы не могу. -поспешил обогнать друзей Кас.
  За что получил, еще одну увесистую затрещину от крепкого Саймана. Но волк не был в обиде. И пусть сейчас они спешат, но теплые объятия и страстные поцелуи девчонки стоили того.
  -Поднажмите! -крикнул впереди бегущий Кассиль, и вскочил на подножку уходящего паровоза.
  -Успели! -тяжело выдохнул Сай, через несколько минут присоединившись к другу. Макс промолчал, и только, окинув свою маленькую стаю тяжелым взглядом, дал понять, что он думает по поводу такого марафона.
  И только после небольшого спора с проводником им удалось наконец, пройти к своему вагону.
  Самые последние места. Самая грязная лавка. Сломанная.
   - Удачное место, - пошутил один из соседей троллей.
  - Повтор-ри. Что ты сказал? - оскалился Макс, обнажая клыки.
  - Перестань, - одернул его, всегда сдержанный Сай. -Не хватало, чтоб нас и от сюда выкинули.
  Только Кас остался в стороне от перепалки. Он приметил куда более крупную добычу. Драконы! Волк улыбнулся. Расправа близка.
  Драконы маялись. Безделье. Вонь. Шум. Теснота. Мысли о том. Что они буквально заперты в железной коробке, что мчится с бешенной скоростью, не добавляла хорошего настроения. Эмиль погрузился в мрачные мысли о предстоящей женитьбе. Валир тихо злорадствовал. Теперь чистенький Эмиль не отвертится. Женится.
  Камиль изредка поддразнивал мелкого. Игрался. Правда, заметил что Эрик тоже, мыслями не с ними.
  А Эрик мечтал. Нет, не так. Он планировал. Примерял, и вовсе не будущую хрустальную корону победителя королевских гонок. А роль мужа. Главы семьи. А почему нет? Он никогда не будет мешать влюбленным, но брат не выглядит счастливым. Да и девушка не стала бы сбегать. Эрик выполнит приказ, сыграет свою роль соперника. Но посмотрит. Сопоставит. Взвесит. Возможно ли, чтоб он стал мужем беглянки? Очнулся.
  - Нам пора? Старики, наверное, заждались, - тихонько тронул его за плечо Камиль.
  - Нет, еще рано, - качнул головой Эрик. Он гордился своим чувством времени. - Еще час.
  Лишь мысль о том, что совсем скоро драконы смогут расправить плечи в первом классе, оживила младших драконов.
  Камиль посмеивался глядя, на младших. Братья, как могли, всем своим видом показывали, что они находятся здесь по досадной случайности. Однако вовсе не второй класс изрядно портил настроение драконам, а банальный страх. Просто каждый из них привык справляться с ним по-своему. Камиль начинал острить, Валир грубил, а Эмиль с Эриком уходили в себя.
  Ни один из них не мог признаться даже самому себе, что испытывает нечто отдаленно похожее на это презренное чувство. Драконам, привыкшим к открытым пространствам, закрытая металлическая коробка, работающая без магии, казалась древним склепом, мчащимся к пропасти!
  Младшие фыркали, язвили, но все же, как любые дикие звери, впервые запертые в клетке, да еще и в движущейся, испытывали неприятные ощущения.
  Возможно, поэтому никто из них не заметил мужчин, а точнее одного, пристально ловящего каждое их движение. Волк был в засаде. Настороже. Их разделяла целая толпа тучных троллей.
  Зато хищную улыбку одного из красавчиков заметил его ближайший сосед и поспешил поскорее притвориться спящим, потому как пятой точкой чуял, что без хорошей драки не обойдется.
  "Драки быть! Обязательно" -уговаривал подождать своего зверя Кассиль. Хорошо, что друзья храпят. Все-таки бессонная ночь у его постели сказалась.
  Кассиль, уже позабывший, как тяжело далась ему предыдущая встреча с разъяренным драконом, планировал небольшую месть. Сейчас он думал над тем, стоит ли посвящать друзей в свои дела. То, что они тоже заметили драконов, он понял сразу. Только вот, как сцапать того самого? Смазливого. Как отделить его от остальных? Друзей? Родственников. Точно, родичи. Он не безумен, чтоб ввязываться в заведомо проигрышный бой. Так, что остается выживать.
  Устроившись поудобнее, из-под полуприкрытых век он стал наблюдать за возможным противником.
  Со стороны казалось, что красавец-мужчина задумался о прелестях очередной возлюбленной. Именно так решил его проснувшийся Сай и укоризненно покачал головой, мол, горбатого могила исправит.
  Самый серьезный из друзей, Сай, достал записи и стал подсчитывать расходы Прикусывая потрепанный карандаш, он хмурился и сердился. Выходило, что оставшихся средств хватит едва-едва, и это с учетом тотальной экономии. Но ни дамский угодник Кас, ни Макс, с рождения приученный к статусным вещам, не привыкли к таким кардинальным мерам. Значит, придется искать приработок уже в столице. И Сай протяжно вздохнул.
  Если в клане такой вопрос решался довольно легко, то в королевских землях на волков смотрели, как на простых, временами безмозглых мужиков. "Только умеют махать топорами" - читалась в глазах каждого нанимателя.
  На каждом шагу требовались разрешения, лицензии, городское право или магическая печать. Ведь у себя они были на все руки мастерами - и охотниками, и следопытами, и воинами, и строителями, и столярами одновременно. Потому как оборотень должен своими руками поставить дом для будущей семьи. Нет, конечно, всегда есть исключения, но такие женихи не в почете.
  В городе же даже для работы подмастерья требовалась ограниченная лицензия. Хорошо хоть в наемники волков брали. Правда, каждый раз приходилось доказывать свое воинское умение.
  Но такая работа им троим была не по душе, потому как приходилось выполнять четкие приказы заказчика, которые иногда шли вразрез с принятыми нормами жизни оборотней.
  Сай, впервые отправляясь в Большие земли, как называли королевства в клане, думал, что их поездка будет похожа на спасательную операцию. Выручить маленькую глупую белку из лап человеческих разбойников, потому как хрупкая одинокая девушка должна обязательно привлечь внимание неприятных личностей. Но все оказалось с точностью до наоборот.
  Первое время они почти не вылезали из драк. К слову сказать, им пришлось даже пробыть несколько жутких дней в казематах одного городка. После того, как начальник стражи выяснил, кем они являются, то начал смотреть на них, как на малых деток.
  - Возвращайтесь к себе в село, - снисходительно посоветовал он тогда.
   Это было настолько оскорбительно, что каждый из оборотней порывался дать поединок чести. На что старый вояка лишь усмехнулся и отпустил молодых оборотней, пожелав им удачи!
  Вот тогда, кажется, им троим и пришла одна мысль. Позорная. Но правдивая. Они завидные женихи в клане, здесь, в человеческом королевстве, статусом чуть выше отребья. Это поразило их, как молния среди ясного дня. Не сказать, что кланы оборотней жили настолько обособленно, что были закрыты от всего мира. К ним приходили торговцы из людей и гоблинов, торговали они в основном мехами и редкими травами, взамен покупая уголь и ткани, реже украшения, оружие и бумагу.
  Бумага была у них своя, но выглядела грубой, с коричневатым оттенком. Украшения казались не такими тонкими и изысканными, да и ткани их женщины делали куда более простые.
  Так что первый поход на рынок, в ряды, где торговали мехом, стал для оборотней откровением. Даже с учетом всех транспортных затрат, купцы не просто наживались на них, а безбожно обкрадывали!
  В первые минуты Макс порывался вернуться в клан и доложить.
  Но остыв, волки решили отложить эти рассказы. Со временем они даже приноровились к новому миру, слишком быстрому для них, очень многолюдному, излишне заточенному на выгоду и прогресс. И каждый из оборотней постепенно осознал, что он отнюдь не важная часть незыблемого клана, а маленькая песчинка в большом океане.
  И все чаще Сая грызли сомнения, что они смогут найти свое место в этом большом мире. Как-то сама собой пришла мысль о том, что их команда не вернется в родной клан. С детства они все знали, что последуют за Максом, когда придет его время. Он пройдет испытание, назначенное вожакам. Станем настоящим альфой, вожаком. Они уйдет в новые свободные земли. Соберут большую стаю. Новый клан.Так должно было случиться с ними!
  Но прошло четыре года. Четыре года скитаний и поисков. Игра "Поймай невесту" слишком затянулась. Сайман устал. Они устали. Надоело.
  Они не задавали вопросов своему вожаку, а просто следовали за ним. Друзья надеялись, что смысл испытания - это вернуть девушку родным, и лишь совместные детские воспоминания мешают Максу быть беспристрастным к Радмире. Но возможно, все совсем не так...
  Саю от таких мыслей становилось противно, ему не хотелось сомневаться в лучшем друге. Но чем ближе была их встреча с подругой, тем больше было сомнений. А так ли ей хочется возвращаться в дом? Ведь Рада не просто хорошо устроилась, она стала успешным и уважаемым мастером. Это за несколько дней поисков понял бы даже дурак. А что будет, когда сородичи ее найдут? И даже, допустим, вернут? Жить по-старому они уже не смогут, по-новому еще не приноровились.
  Как было бы здорово, если бы подруга присоединилась к их новой стае. Возможно, тогда бы они выжили и стали успешным кланом, что обитает в городе. Вот, Эрг бы вполне подошел.
  На этой приятной ноте мысли Саймана утекли в другое русло, рачительно-хозяйственное. Он размышлял, какой бы дом они выкупили, ведь в клане у них сохранились приличные, даже по меркам города, деньги. Эти мечты сами собой отгоняли куда более крамольные мысли о том, что не все так просто с тем испытанием вождя, и что их миссия далека от спасательной...
  Пока друг мечтал. Кассиль обдумывал, как подловить смазливого дракона одного. Несмотря на свою славу балагура, красавчика-простофили и бабника, Кас был не так прост. За привычной маской, которую он примерил еще в юности, скрывался куда более пронырливый и хитрый тип. Кажется, даже сам оборотень не знал, когда он настоящий, настолько сросся он с этой шутливой ролью. Это было удобно и легко.
  Макс - властный вожак, еще молодой, поэтому слишком эмоциональный. Сай, серьезный и основательный, бывал настолько медлительным, что частенько раздражал. Так что ему, собственно, ничего не оставалось, как разбавить эту компанию своей веселостью и бесшабашностью. Впрочем, с приходом Рады часть этих обязанностей легла на ее плечи. Сейчас истинная сущность оборотня вылезла наружу и просчитывала, насколько изощренным должен стать план мести одному чешуйчатому гаду.
  Не один из драконов не подозревал о надвигающейся опасности. Валир, маявшийся от безделья, даже не догадывался, что его по ошибке записали во враги. Не видел хитрого взгляда, направленного на него. Дракон в последние дни и вовсе чувствовал себя лишним. Бороться, пусть и за красивую, но все же чужую невесту, он не желал. И вовсе не из родственных чувств к Эмилю или отсутствия честолюбия. Он считал, что еще слишком молод, чтобы связывать себя столь крепкими узами, как брак.
  Из раздумий его вывел сигнал проводника о том, что их ждут в ресторации первого класса.
  Уходя они ставили магические метки на свои вещи. они постарались сделать это так, чтобы все соседи смогли это увидеть. Дабы ни у кого не возникло желания даже посмотреть в сторону их собственности.
  Молодые драконы были настолько задумчивы и так торопились покинуть столь неприятное место, что не приметили мужчину, стремительно бросившегося за ними, но остановленного вторым проводником. Пассажирам второго класса проход в первый был запрещен, только драконы были исключением.
  Волк умеет ждать в засаде. Добыча вернется.
  Вагон, а точнее сказать, три вагона ресторации первого класса, поражали не просто комфортом, а крикливой роскошью, вместо бронзовых там были позолоченные ручки, заклепки и клейма, а отдельные кабинки со столиками из дорогой мягкой кожи перемежевывались со свободным пространством.
  Вышколенные официанты-лакеи в изысканных кружевах. А в воздухе - запах огуречной отдушки.
  Драконам захотелось помыться, все здесь настолько контрастировало с их местом временного обитания, что они испытали легкий укол зависти.
  Хранитель не стал разводить долгие и свойственные ему поучительные демагогии, и как только все насытились дорогими яствами, приступил к делу.
  - Дорогое младшее крыло, - начал он слишком торжественно, чем заработал пару улыбок.
  - И ты, Квазимир. Да-да. Не вороти нос и послушай старого друга, пока мечты и грезы не увели из реальности. Для начала я расскажу про брачную метку. Молодые еще не знают, но драконья метка проявляется не только у мужчины, нет... у жены она тоже есть, и даже видна первые сутки, но потом... она почти исчезает. И только если любовь пары подтверждена временем, метка станет видна и у избранницы. Не буду спрашивать у вас, что же служит подтверждением любви, вы слишком юны, чтобы знать. Но в древности это было рождение ребенка, - хранитель хмыкнул, заметив удивленные взгляды. - О, да! Давайте оставим мифы и сказки о том, что у драконов рождаются дети только от истинной любви. Увы, это не так. Весь этот романтичный бред был придуман для глупых женщин, которые сомневались и ревновали (порой не без причины). Им отчего-то нужна причина, по которой муж будет постоянно верен.
  Хранитель заметил, как младшие заскучали, и даже начали передразнивать. Корча рожицы. Тяжело вздохнул. Какие еще они мальчишки. И продолжил в том же духе:
  - Вот поэтому в первые годы супружества почти никто и не видит молодоженов - пока связь не окрепнет. Брачная метка магически связывает пару, они могут чувствовать друг друга на расстоянии. Но не думайте, что возлюбленные могут понять все мысли и эмоции друг друга, это тоже из разряда сказок. Это сродни сильной интуиции, когда ты просто знаешь, что родной человек рядом. Брачная метка показывает, насколько сильный дар подарила избранница своему мужу. Это может быть как магическая сила, так и деньги, титулы, земли. Дракон же - любой, вне зависимости от рода и знатности, дарит право своей жене уйти в другой мир после его смерти, - и хранитель специально остановился, чтобы молодые смогли осознать сказанное, ведь каждого дракона с ранних лет учили, что лишь древние знали путь сквозь миры, и полагали, что он навсегда утрачен.
  Валир закатил глаза и зевнул, за что получил тычок от Эрика. Старшему тоже было скучно слышать нудную и монотонную речь Хранителя. Его голос мог усыпать любого. Но сейчас, он рассказывал действительно важные вещи.
   - Говорили, что только дикие драконы могут случайно открыть тот самый проход. - бесцветно продолжал вещать Хранитель. - Но куда он приведет, насколько он безопасен, и как заставить дикаря его создать, не знал никто из ныне живущих. Это же подтвердил и хранитель, как только его засыпали вопросами. Такую уникальную возможность имеют только жены драконов, но не сами оборотни!
  Это и породило массу легенд об истинных парах - умирает дракон, и его любящая жена уходит вместе с ним, ведь брачная метка связывает души. И если душа одного уходит за грань, вторая стремится с нею соединиться.
  -Давай без этого пафоса и сказок, -перебил его Квазимир. Четко и по делу. Остальные готовы были расцеловать главу рода. Всем надоело слушать эту колыбельную. Но прервать Хранителя никто не решался.
  Хранитель чуть не подавился. Но выдержав долгую пауз, продолжил:
  - Есть и другие, более кровавые, страшилки о том, что дракон съедает свою супругу и детей перед смертью, - хранитель стал говорить приглушенным зловещим голосом, - чтобы вновь возродиться в ином мире! Это тоже ложь! - он даже привстал, увидев, что молодые мужчины готовы были поверить сейчас даже в такое. - Но это касается только обычной брачной метки дракона ...
  Эмиль тяжело вздохнул и, кажется, уже в тысячный раз зарекся пить, по крайне мере, в незнакомой компании. Потому как его метка была явно не из простых! Еще младшего дракона очень задевало, что он сейчас женатый человек, тогда как его жена наивно считает себя свободной...
  Стоило ему только подумать об этом, как внутри проснулся зверь и зарычал. В последнее время Эмилю все труднее было контролировать трансформацию. И вот сейчас на его руках снова проявились черные когти и несколько чешуек, хорошо хоть никто не заметил этого.
  - В случае с нашем Эмилем, - продолжил хранитель, - есть одно большое "но", точнее - целых два! Это сила и искра древнего дракона! Всех нюансов даже я не ведаю. Но могу сказать, основываясь на старых хрониках, что сила и желание осчастливить супруга и будущее крыло новыми землями напрямую зависит от эмоций избранницы. Так вот, чем счастливее и радостнее она, тем магический эффект шире и созидательней.
  К тому же, счастливая женщина стремится осчастливить всех окружающих, этот факт известен всем. Но сильные эмоции бывают не только радостными, и старый дракон нарочито медленно посмотрел на Эрика и Камиля. Хранитель надеялся, что они подыграют.
  - Но вот в нашем случае... несчастная и злая женщина может наслать сильное проклятие. И, к сожалению, история знает таких бедняг. Золотые драконы вымерли не просто так, - хранитель в очередной раз остановился, давая возможность каждому из присутствующих осознать, что может случиться, если они отступятся.
  За ошибку одного придется платить не только младшему крылу, а всем сородичам.
  - И еще, сразу скажу - то, что совершил золотой дракон, было поистине ужасно... Я бы хотел, чтобы вы осознали силу, с которой имеете дело, и что не стоит играть с чувствами девушки. Нужно решить для себя - хотите ли вы полюбить ее, да-да, именно по-настоящему полюбить. Рано или поздно любая женщина поймет, любит ее муж искренне, или их счастливая семейная жизнь лишь иллюзия. И да, мой мальчик, - обратился он к Эмилю, - решай поскорее, потому что можешь не успеть, и жалеть потом будешь всю жизнь. А такая метка не возникает на пустом месте!
  - А она у него и не на пустом, - едва не подавился от смеха Валир, после чего величественная речь хранителя была погребена под сдавленными смешками молодых драконов.
  Мудрый хранитель насупился и решил поискать поддержки у Квазимира, но тот тоже улыбался этой глупой мальчишеской шутке. Это в конец вывело из себя старика, и он выгнал всех драконов, оставив лишь Эмиля. Младшему предстояло выслушать еще одну порцию нравоучений.
   -Уф, с меня семь потов сошло пока его дослушал -весело сообщил, смахивая не существующие капли Камиль.
   - Голос нашего Хранителя лучшее снотворное, - согласился Валир.- Ну, что мы теперь свободны ? - с мольбой в голосе спросил он у Эрика.
  Эрик кивнул. И братья разошлись.
   Эрик остался стоять. Возвращаться не хотелось ни к Хранителю, ни у ж тем более, на свои места. Прислонился к холодному и чистому стеклу. И смотрел на мелькающие за окном пейзажи.
  "У Серых драконов в этом году сильная команда, да и Песчаные, говорят, приготовили сюрприз. Главное, пройти первые два этапа и не оказаться в хвосте, а в одиночной схватке - я вырву хрустальную корону!" - так рассуждал командир Черных драконов.
  Изредка до него доносился голос хранителя. И волей-неволей, но мысли потекли в иное русло.
  Его невеста была неугодна роду. И что с ней стало? Точнее, что стало с его сердцем? Но то дела минувших дней.
  Да, если бы не хранитель, он бы по-прежнему жил в мире иллюзий. А младший... Эмиля он не винит. Да и кто может устоять перед такой красотой?
  Вот он тоже не устоял. Никто не смог.
  А командир и будущий глава не может быть слабым. Теперь он даже благодарен Эмилю. И крамольная мысль, отплатить мелкому той же монетой? Не играть в соперника, а быть им. И пусть девушка решит. Эрик примет ее выбор.
  Как удачно все сложилась. Драконья искра.
  Отец, конечно, сильно преувеличил ее возможности - Эрик однажды имел возможность взглянуть на секретные хроники. Не все там так просто и ладно, как сказывал глава.
  Сможет он вновь полюбить? Открыть сердце. А ведь придётся. Если по-настоящему.
  Такие мысли были непривычно для сдержанного командира. И он плавно вернулся к расчетам и схемам тренировок.
  За окном мелькали пожухлые еловые ветви, заставляя уноситься мыслями далеко-далеко.
  Возможно, разговор хранителя натолкнул на философские думы, но Камилю не хотелось грустить одному:
  -Дружище, пойдем выпьем, - и пока друг не вспомнил , кто тут главный потащил его за собой.
   Кузены сидели молча, попивая янтарный виски, всерьез задумавшись, могут ли они полюбить по-настоящему.
  Зрелые мужчины, уже прошедшие через первую влюбленность и сжигающую страсть, в будущем, конечно, планировали искать жен. Но жениться на драконицах им не хотелось. Слишком сильно каждый из них обжегся в любви, так что оба давно смирились, что их дети не будут истинными драконами.
  - За любовь! - предложил тост Камиль, и не глядя выпил, зашипел. -Хорошо пошла.
  - За уважение в семье, -вторил ему Эрик.
  - Ы-ы, ты такой скучный. Только ненормальная может влюбиться в тебя настоящего
   - Настоящего меня...- протянул Эрик.
  - Прости забылся, я балбес, не хотел, -замялся лучший друг и мысленно добавил: "Наступать на больное место"
   - Тогда за статус и деньги? - поднял свой бокал командир
  - Не буду за это пить, -отказался Камиль - За ненормальную любовь! -звонко чокнулся и выпил залпом. -Может напьемся? Когда еще?
  -Давай, -согласился Эрик. "Рядом старшие есть кому присмотреть в случае чего" - подумал черный дракон.
  Виски был отменный. Самое то. Мысли текли плавно. И все время возвращались к мысли о собственной семье и девушке.
  Командир младшего драконьего крыла принадлежал к тому типу драконов, которые верили, что разумом можно подчинить свое сердце, что именно мысли - ключи к сердцу. И никак не наоборот. Пожирающая страсть и зов тела - лишь отголоски животной сущности, которую он, как зрелый мужчина, умеет подчинять и использовать в свою пользу. Он управляет зверем, а не зверь им.
  Камиль же не думал всерьез о чужой невесте. Его волновала собственная судьба. После потери земель, титула и приобретения темного шлейфа чужого позора ему казалось, что во всем виноваты женщины, что его потери неизмеримы и участь незавидна. Но... Пожив пару лет без тяжёлой ноши ответственности за чужие судьбы и проблемы, отвечая только за себя и брата, Камиль стал понимать, что возможно, все не так уж плохо. А если честно признаться себе, то такая жизнь обычного парня ему пришлась по душе. А женитьба - это не для него.
  Пока молодые драконы витали мыслями в облаках, Квазимир вытащил расписание королевских гонок и что-то пробубнил под нос, выводя странные схемы в потрепанном блокноте.
  История королевских гонок уходит истоками к одной из последних магических войн. Один из мудрых королей прошлого, кажется, это был Синарий II, дабы направить воинствующую энергию горцев и драконов, исконно обитавших в королевстве, в мирное русло, придумал сие спортивное испытание.
  Победителей щедро награждали титулами, деньгами, землями или иными регалиями. В прошлом даже существовал обычай, когда король исполнял одно желание команды, поднявшейся на верхнюю ступеньку пьедестала. А когда закончились земли и казна отощала, были введены подпольные азартные игры, доход от которых в несколько раз превышал собранные годовые доходы.
  Те времена прошли, но все по-прежнему на своих местах. И прибыль с подпольных игр давно монополизирована государством, а королевские гонки - лишь красивая ширма и повод собрать под одной крышей представителей разных стран и рас.
  В бою и за столами теневых игрищ проигрывают усадьбы, мануфактуры и миллионы. Как говорят, король всегда выигрывает, но и простым игрокам везет. И вот ради одной только возможности закрыть все дыры в казне своего крыла и обеспечить себе спокойный вековой Сон, Квазимир в этот раз решил принять участие в теневой стороне столичной жизни.
  Азартные столы и ставки он обошел своим вниманием, его интересовали бои. Они, конечно, жестоки, но и его драконы не слабаки. И сейчас он составлял схемы, чтобы решить проблему - как выступить на гонках и при этом успеть на самые зрелищные, а значит, самые выгодные бои Большой арены.
  - Спасибо, что спас, -выходя от Хранителя благодарил Эмиль Валира. -Как думаешь, я смогу?
   -Только не начинай, надоело слушать вашу дребедень про девчонку. Я пошел , -махнул на друга Валир.
  Подсесть к старшим желания не было. Слишком философские разговоры там велись. Да и чувствовал молодой дракон, что он лишний.
  Помаявшись в ресторации, он двинулся обратно во второй класс в надежде немного прикорнуть перед тем, как вернутся братья. Но его надеждам не суждено было сбыться. Зевая, и держась за поручни он направился в конец паровоза. Кажется, их вагон последний.
  - Простите, - извинился Валир, столкнувшись с крепким мужчиной в тамбуре.
  - Ты-то мне и нужен, голубчик, - прозвучало зловеще в темноте.
  Стянуты руки. Удар. Еще удар.
  -Моя голова, -прошипел дракон, жалея, что не может двигаться. От куда взялся этот наёмник? Подослали соперники? Не успел он додумать эту мысль, как металлическая дверь заскрежетала и впустила холодный ветер.
  -Прощай, красавчик! - послал ему в след Кассиль, довольно потирая руки. - Один есть. Нужно узнать, как там остальные.
  Приподнявшись, Эмиль увидел, как поезд разрезал воздух и исчез в темном тоннеле. По чистой случайности ему повезло выпасть немного раньше, иначе бы размазало по кирпичной стене. Слава Судьбе, он жив!
  А вот Кассиль был рад. Маленькая месть удалась. Пора взяться за следующего.
  Пока Кас вычислит, кто из оставшихся чешуйчатых соседей тот самый счастливчик. Как насолить обидчикам он выяснил за пару серебрушек у того самого проводника, что не пустил его в соседний вагон.
  Такую расточительность Сай бы не одобрил. Но Кас не стал посвящать друзей ни в дополнительные расходы, возникшие в путешествии, ни в свою месть. Это его личные счеты. За оставшееся до столицы время Кас хотел узнать, кто из драконов должен ему бой чести. Так что у него было много дел, которые, возможно, повлекут за собой очередные траты.
  А значит, у него появится очередной секрет от друзей. Одним меньше, одним больше...
  Закрывая за собой дверь в купе скучающих проводников, Кассиль улыбнулся и вытащил потертую колоду карт:
  -Скучаете? Может сыграем?
   Хранитель железной машины, ответили ему улыбкой. Рыбак рыбака видит издалека. А шулер шулера тоже приметит. И игра будет очень интересной.
  Глава 8 О новых испытаниях судьбы
  И все же не удалось выехать по утренней прохладе, кажется, ее и вовсе не было. Тонкая блуза и легкая юбка неприятно липли к телу. Лишь слабый ветерок - возница ехал быстрее обычного - обдувал рыжие кудри. Бедный мэтр и вовсе откинулся назад под тень козырька и, прикрыв глаза, тяжело дышал.
  И только Радмира хотела побеспокоиться о самочувствии старика, как они выехали на открытую площадь со стоянкой... дирижаблей! Или это называется причалом?
  Она почти как деревенская девчонка, впервые попавшая в город на ярмарку, рассматривала это чудо техники и прогресса. Маленькая мечта не только приблизиться к звездам, но и летать высоко в облаках, была исполнена в этом шедевре творения рук человеческих!
  Как же белка завидовала пилотам этой исполинской машины. Каждый вечер Рада тайком высматривала в небе летящий дирижабль, что никогда не садился в Эрге, а следовал на границу королевства. И вот теперь она сможет побывать, а может, даже прокатиться на этом поистине волшебном аппарате!
  "Бладже", "Сорина", "Кер", "Дерей". Она знала не только их имена. Могла различать силуэты в небе. Да, что там очертания! Радмира узнавала их по тени.
  И глупые детские мечты вспомнились и ожили. В них оборотница превращалась не в обычную белку, а в красивую синюю бабочку, и могла летать! Как же часто девушке снился сон, что она оборачивается на глазах у всей волчьей стаи и видит в их глазах не презрение и насмешки, а восторг и маленькую толику зависти. Но самое главное, что в серых глазах нет больше равнодушия, в них отражается только она...
  Камень, на который наскочил возница, заставил обоих пассажиров подпрыгнуть, тихо ругнуться, и вернуться к реальности. Да и путь был закончен, и они подъехали к порогу магического департамента, о чем свидетельствовала внушительная табличка на стене дома.
  Помогая старику преодолеть высокие ступени и длинные коридоры, Радмира небрежно осматривалась. В ней боролось извечное женское любопытство и позабытый страх. Почему-то только сейчас пришло осознание, что она, собственно, может быть раскрыта. "Узнают. Раскроют" -шептали стены. "Обречена" -мелькнула собственная мысль
  До этого Раде не приходилось встречаться с сильными магами. А если? А что? И ладонь уже вспотела, желудок скрутило и зарябило в глазах.
  Перед ней открылась дверь. Бум! Словно крышка гроба закрылась. Перед ней комиссия из трех человек. Они будут решать жить ей или умереть? Коленки задрожали. Но надо держать лицо и улыбаться. Двое стариков и один ее сверстник с надменным взглядом.
  - Добрый день, мэтры и... Стэн, - поприветствовал ее сопровождающий комиссию.
  От Радмиры не укрылось, с каким неприкрытым пренебрежением он взглянул на молодого мужчину.
  - Вот, привел ученицу своего давнишнего приятеля. Ей необходимо получить лицензию артефактора.
  - А как все получить, знаний не хватает! - выплюнул тот самый молодой блондин.
  Мэтр сверкнул глазами.
  - Ошибаетесь, молодой человек! Приятель был приверженцем старых обычаев, она занималась индивидуально.
  Вот теперь ее стали разглядывать пристально. Два старика с мягким одобрением, а вот Стэн словно выискивая недостатки.
  - А что ваша протеже язык проглотила? Как зовут? - снова грубо встрял молодой блондин.
  - Меня зовут Радмира, уважаемый, - ей не хотелось грубить или выказывать недовольство, но получилось как-то само. Злость лучше, чем страх. Она никогда не любила блондинов.
  Он смерил ее хмурым взглядом.
  - Вот мои работы, - и Рада вытащила из аккуратной сумочки заранее прихваченные изделия. - Если недостаточно, то все амулеты на мне - тоже мои произведения... все, вплоть до мелкой ювелирной работы.
  А вот теперь не только сидящие старики выглядели удивленно-довольными. А даже мэтр. Радмира еще не успела сказать, что, работая у ювелиров, хорошо освоила и эту профессию. Так, на всякий случай.
  - Хм, что ж, и, правда, интересные работы. Вот это, я так понимаю, защитный амулет от чужих воздействий, - и крайний слева старик указал на кулон с простеньким рисунком с вкраплением янтарной крошки.
  Рада кивком подтвердила догадки мэтра. Это вполне стандартное кольцо от яда, правда, заряд довольно сильный. Это вот необычный рассеиватель магических потоков в виде броши. Серьги с иллюзией красоты и... приворотом?
  Она тут же кинулась опровергнуть обвинения, потому как приворот - дело подсудное. И пусть можно отделаться лишь небольшим штрафом, но белка так может и вовсе лицензию не получить.
  - Это не приворот, мэтр. Это обаятельная улыбка! Мужчина заказывал их для своей жены, которая стала все чаще хмуриться, а это сказывалось на их бизнесе - она стояла у прилавка.
  - Ваша работа им не понравилась? - влез язвительный Стэн.
  - Что вы! - Рада постаралась скрыть неприязнь за милой улыбкой. - Супруга думала, что муж ей изменяет, тогда как уважаемый хозяин бакалейной лавки вечерами подрабатывал на складе, чтобы открыть вторую лавку. Они купили у меня защитный кулон для будущего ребеночка, - улыбнулась белка еще шире.
  Ее оправдания, как оказалось, не были нужны, мэтры и так все понимали, но, видимо, это была проверка, которую она прошла.
  - Что ж, ваша протеже - достойный мастер, мы сейчас выпишем ей документ.
  - Постойте! Я бы хотел взглянуть, как вы работаете, Радмира.
  - Нет! - слишком поспешно выпалила она, и ее глаза всего на секунду заметались в поисках выхода, чтобы бежать.
  Всего на секунду, но Стэн это заметил и злорадно улыбнулся.
  - Вам есть, что скрывать? - спросил он.
  - Нет, - еще быстрее ответила белка. В голове моментально пронеслись миллионы мыслей - как же выпутываться из этой ловушки, в которую она сама же себя загнала. Они не должны узнать!
  - Я обещала учителю, что сохраню его секреты! И дала клятву.Магическую, что могу передать его секреты только своим ученикам и никому более!
  Это все, что оборотница смогла придумать за пару секунд. Но рисковый ход стал верным, подозрительность в глазах стариков сменилась уважением.
  - Я готова заполнить амулет или выполнить простейшее плетение, но в одиночестве, - сказала она, чтобы закрепить успех.
  На этом и порешили - Раду оставят на полчаса в соседнем кабинете, и она заполнит амулет на примитивную защиту.
  Девушку отвели в закуток, заполненный кипой папок и старых бумаг, освободили покосившийся стол и выдали необходимое оборудование и заготовку. Уф... перевела дух она. Чуть не попалась!
  Рада села на старый стул и тут же вскочила - предмет мебели был не в состоянии выдержать вес оборотницы и опасно заскрипел. Подождав еще пару минут, она выглянула за дверь, справедливо опасаясь козней непонятного Стэна, и задвинула стул поближе к двери. Что ж, приступим.
  Полный обряд проводить нет времени, да и без надобности. Рада сняла сандалии, стянула заколки с волос, расстегнула пару пуговиц, что давили на ключицу, засучила рукава блузы. И плавно ступая босыми ногами по холодному каменному полу, стала тихо напевать ритуальную песню. Поворот и взмах, в маленьком пространстве невозможно развернуться полностью, поэтому танец будет скованным и коротким, движения скупыми, а песня беззвучной.
  Спустя минут пятнадцать Рада уже закончила, причем, она не просто заполнила амулет и сделала защиту, но и поставила сигнальную нить, которая сможет указать на того, кто будет воздействовать на носителя.
  Еще несколько минут Рада отвела на то, чтобы привести себя в порядок. И, усевшись на край стола, ибо стул для этого не подходил вовсе, болтая ногами, принялась ждать, когда комиссия примет экзамен.
  - Закончила! - радовался мэтр.
  Рада отошла подальше, давая возможность всем рассмотреть работу.
  - Ух, ты! - как-то совсем непосредственно восторгались мэтры.
  - Сигнальная нить! Такая тонкая работа, и за столь короткий срок! Хм, признаю, вам и, правда, есть что скрывать. Все университетские преподаватели отдали бы немалые деньги, сумей они вот так, в считанные минуты, создать подобную нить. Нерадивых студентов стало бы куда меньше, впрочем, как и бесполезных выпускников.
  - Поздравляю, вы вполне заслуженно получаете лицензию!
  Старики-мэтры говорили еще что-то, а белка уже не слышала их, волна страха и тревоги схлынула, и на смену ей пришел дикий восторг! Рада четыре года даже не смела думать, что может вот так легко получить право на свою лицензию! Это ведь! Это... любое королевство, любой город! И долгожданная свобода!
  Теперь она сможет работать, не скрываясь и не отдавая большую часть прибыли. Все двери открылись перед ней. Хотелось прыгать и скакать, и еще обнять своего мэтра, что девушка и сделала.
  -Спасибо, спасибо, спасибо! -благодарила она старика.
  -Ей-ей поаккуратнее деточка, я хоть и старик, но мужчина. - шутил мэтр
  -Еще какой мужчина! -поддержала его веселый тон Рада.
  Совсем механически она взяла драгоценную лицензию и положила в сумку. Мэтр то хвалил, то ворчал, ему больше всего пришлось по душе, что таким образом он утер нос "задаваке и выскочке" Стэну.
  Вот он! Большой шаг к свободе! Так думала рыжеволосая девушка, шедшая под руку с пожилым мужчиной по залитой солнцем улице. Она не замечала пронзительного взгляда в спину, слишком уж радостное событие случилось в ее жизни!
  
  - А вам не кажется, уважаемые коллеги, что мы слишком поспешно выдали лицензию? - стоя у окна и глядя на уходящую парочку, задал вопрос мэтр Стэн. О да, он носил это звание по праву, которое многие считали незаслуженным и старались как можно чаще его задеть, забывая об этой нужной приставке.
  - Вы, коллега, еще скажите, что мы нарушили нормы приема? Помнится, на прошлой неделе... не ваш ли приятель просил разрешения на проведение магических работ в стенах храма? И мы, кажется, пошли вам на встречу, - напомнил один из стариков.
  - Жениться вам надобно, коллега, - затянул вечную песню второй. - Вот и девушка подходящая, красивая, отличный маг. Вы бы хоть улыбнулись, а то своим хмурым видом только отпугиваете окружающих вас дам.
  -Да-да магиня из простых -лучший для вас вариант, -поддержал другой. -Не стоит гоняться за богатыми и высокородными, -не удержался пожилой маг от шпильки.
  Молодой мэтр сделал вид, что не заметил насмешки. Обещал присмотреться, но в этот раз он был серьезен, только интерес был совсем иного рода. Девушка так и не воспользовалась инструментами. Да и плетение защиты и сигнальной линии было очень странным. Он присмотрится очень внимательно и выведет ее на чистую воду...
  
  Кажется, только женщина способна думать обо всем на свете и сразу. Вот и мысли Рады скачут хаотично.
  По дороге в поместье она испытывала небывалое чувство свободы, словно с плеч сняли тяжелую дубленку, а взамен подарили крылья! Столько лет страха и существования на вторых ролях! И вот теперь она будет богата! Ее работы всегда пользовались популярностью, а получить за них она могла лишь самую малость.
  Небывалое вдохновение охватило Раду, руки чесались заняться делом прямо сейчас. Благодарность разливалась полноводной рекой, ее сполна ощутил и мэтр с тетушкой Физой. На радостной ноте подписали договор. Как ни старалась Рада вчитываться в документ, мысли ее уносились далеко.
   -Поставь подпись здесь и здесь, -указывала лично баронесса. В северном крыле тебя ждет собственная мастерская.
  Радмира и без того сияла от счастья, а тут готова была броситься на шею к своей благодетельнице.
  -Провожать тебя не станут, найдешь сама, теперь это и твой дом. - ласково сказала тетушка.
  Разошлись. Шла. Нет, летела не касаясь пола.
  И внезапно столкнулись с Сином.
  -Прости , - шепнула она и подумала: "У него все такие же синие глаза"
  -Изменился? -спросил маг.
  - Сильно,- едва слышно ответила Радмира.
  Она бы ни за что не узнала старого знакомого. От веселого и обаятельного парня не осталось и следа. Где белые кудри, что постоянно лезли в глаза? Где улыбка?
  Надменная холодность и пренебрежительный взгляд истинного аристократа, коим он одарил Раду с мэтром - вот что увидела белка.
   - Это племянник покойного барона, -вынырнул из своих мыслей мэтр. Он не слышал их.
   Маг сделал вид, что видит Радмиру впервые, поклонился и ушел.
  Что ж, кажется, она ошибалась. Уже кажется, не в первый раз. Пора бы уже повзрослеть.
  Хотя он, возможно, должен ненавидеть Раду. Она - та, кто испортил ему свадьбу со знатной и богатой наследницей! И незачем терзать себя, у нее нет будущего с тем, кто считает ее сородичей лишь диким зверьем.
  Все! Все! Выбросить романтику из головы, ведь Рада - на пороге освобождения! Выполнить этот заказ, и все! Она сможет заплатить виру клану, откупиться от Макса и начать новую жизнь, возможно, даже в столице. Сможет открыть свою мастерскую, перестать экономить каждый грош, позволить себе расслабиться и чисто по-женски закупиться модными новинками. Взять билет на дирижабль и отправиться отдохнуть на море!
  Планов много, и бесполезным переживаниям там не место. И Рада решила, что мужа будет искать среди обычных людей или же... среди своих сородичей. Говорят, здесь недалеко пара медвежьих семей обитает. Чем не пара белка и медведь?
  Простой человек тоже сойдет, но все же хочется, чтобы муж был опорой и в старости, а обычные люди живут не так долго. Но она подумает об этом через год. Так и будет! Больше никаких волков, магов и драконов!
  Поставила мысленно галочку и задвинула болезненную тему подальше в темные уголки души. Сейчас ничто не должно отвлекать от работы!
  Мастерская, как и весь дом, была светлая и просторная: высокие потолки, огромные окна, длинный стол, парочка удобных диванов, манекен. По словам мэтра, здесь раньше жила личная портниха покойной баронессы, матушка того самого угрюмого барона с портрета в столовой.
  Рада распорядилась принести обед и ужин в мастерскую, потому что работы было много. Любой другой бы возможно испугался, но у оборотницы выросли крылья после получения лицензии! У нее было официальное разрешение. Теперь ничто не сможет помешать ей идти вперед! И никой наглый дракон, мстительный волк или холодный маг не заставят сменить прежний курс!
  Она успеет подготовиться к встрече с ними, и для каждого приготовит "свой" подарочек, есть у нее пара идей на этот счет... А сейчас за дело! Работать! Трудиться, и еще раз трудиться!
  
  Оставляя окрыленную протеже, мэтр Альберт вернулся к своей подруге и нанимательнице. Та по-прежнему сидела, уставившись стеклянным взором в одно из многочисленных окон своего кабинета.
  - Физа, дорогая, я волнуюсь за тебя!
  Старушка вздрогнула и обернулась. В глазах властной хозяйки старого поместья и королевы подпольного мира искрился страх.
  - В чем дело? Тжарн не соблюдает договор, или Иссарий вновь покушается на наши территории? Эти молодые совсем обнаглели, прежние владыки крепко держались за свои места, и никто не смел даже косо посмотреть на твои вотчины! Кажется, пришло время проучить заносчивых щенков! Я давно не видел... - и он осекся.
  Сказать баронессе, столько лет державшей в ежовых рукавицах треть теневого бизнеса, что она боится, значит, заочно подписать себе смертный приговор.
  Не будь Альберт ее старым другом, он бы вовсе не стал заводить этот разговор, но они слишком многое пережили вместе, чтобы мэтр мог вот так равнодушно пройти мимо странных переживаний близкого человека.
  - Ты веришь, что перед смертью мы расплатимся за все совершенные грехи? - спросила Физа, не глядя на старого мага.
  Мэтр Альберт насторожился. Кто-кто, а баронесса никогда не отличалась набожностью или особой верой в сверхъестественное. Если она завела столь странный разговор, то значит, случилось нечто неординарное!
  Ее хитрость, изворотливость и мстительность известна далеко за пределами столицы. Даже Его Величество, Сардарий III, не желает с ней ссориться, ибо чревато...
  А сейчас перед ним сидела обычная женщина, взволнованная и испуганная.
  - Это прошлое, друг мой, - баронесса покачала головой, давая знак, что не желает об этом распространяться. Сморгнула и надела привычный, но обманчивый образ добродушной болтливой тетушки Физы. - Как там моя подопечная? Что думаешь?
  - Твоя интуиция тебя не подвела, скажу даже больше - я восхищен и сражен, - и старик шутливо поклонился, чем вызвал немалое удивление у баронессы. - У нее высокий уровень мастерства. Если даже дать ей сложные задачки, она быстро справится с ними. Более того, думаю, через несколько лет Радмира утрет нос этому выскочке, Стэну. Ох, как же хочется на это взглянуть! Я бы не одну тысячу красных королевских поставил на это! Мне вот хочется знать, как долго ты заманивала ее в наши края. Никогда не поверю, что такая хитрая лиса, как ты, чисто случайно повстречала девушку, которая отчаянно нуждается в помощи именно сейчас. Что-то мне подсказывает, что ее неприятности - твоих рук дело. Но все-все, у тебя свои секреты! - шутливо отстранился мэтр - Но главное, она просто находка! Я бы рекомендовал после гонок перезаключить с ней контракт на постоянной основе, но ты сама, наверное, это планировала, - и он подмигнул старинной подруге совсем по-мальчишески. - Если это все, то я пойду. Тарсинвиль вновь объявился, прослежу, чтобы не натворил ничего. Скоро твоя малышка приезжает, не стоит им встречаться. Постараюсь уговорить этого негодника съехать поскорее.
  И старый маг оставил светлый кабинет, хозяйку которого одолевали тяжелые думы. Сомнение и старый страх боролись сейчас с прагматизмом и жаждой выгоды. Желание наживы победило. Радмира так не узнала, какой страшной участи избежала.
  Милая старушка вновь задвинула подальше мутный пузырек, который в очередной раз достала, чтобы использовать по назначению, но эти планы отошли на задний план: "Она ничего не знает, она не может ничего знать!" - уговаривала себя баронесса Физара Ри Квари.
  Она, действительно, повинуясь лишь интуиции, пригласила Радмиру к себе, втайне надеясь разрушить ее планы, но, похоже, никаких планов мести не существовало. Или ее бабка так и померла, и родня не в курсе их договора.
  А значит, нужно направить своих ищеек по следу и выяснить, что привело такого высококлассного мастера к баронессе, и от кого девушка бежит. Ведь то, что это побег, проницательная старушка заметила сразу.
  Пока Рада ей полезна и приносит прибыль, она постарается оградить девушку от неприятностей, а вот после... После тетушка Физа подумает над тем, как воспользоваться полученной информацией в свою пользу. Старая лиса и своего не упустит, и чужого не отдаст.
  
  * * *
  Все приготовления сделаны, материалы и реактивы расставлены, окно открыто, в комнате слишком душно. Пора приступить к тому, зачем Рада, собственно, здесь - официальные амулеты для "своих" людей, участвующих в королевских гонках, почти готовы. Ее задача - лишь соединить их в общую сеть и зарядить.
  Начать работу белка решила с них, это самое легкое и не требует полного ритуала, который лучше всего проводить лунной ночью. Затем на очереди "подпольные" амулеты, с ними придётся повозиться чуть дольше, и лучше в темное время суток.
  И напоследок самое сладкое... кровожадная улыбка озарила лицо девушки - "подарочек" для дракона и маленький "презент" волку. Все-таки в том, что она четыре года скрывается и бегает, есть и его вина. Разберись он во всем в самом начале, не было бы этих бессмысленных догонялок.
  Нет, Радмира еще тогда поняла, что они стали пешками в какой-то большой игре, причем, случайными. Ни вождь, ни совет кланов не ожидал ничего подобного, они спутали всем карты, за что и поплатились. Однако ничего бы этого не было, поверь друг ее словам...
  И вот уже четыре весны пролетели, а все равно больно и обидно. Не притупилась, не остыла острая боль в сердце. Что ж, белка долго убегала, пора напомнить серым волкам, что и у нее есть острые зубки. Настроение еще больше поднялось, когда к нему добавилась толика злорадства и ехидства! Поиграем, мальчики!
  И руки заработали сами. Да, конечно, выдохнется Рада изрядно, однако не только успеет в срок, но и сумеет выкроить денек, чтобы посмотреть на открытие королевских гонок!
  Это будет потрясающее по своей зрелищности мероприятие. Столичные маги целый год готовятся поразить зрителей новыми эффектами, стараются превзойти соперников. Каждый год новый выпуск очередной магической академии или школы трудится на этом поприще. Это их билет в новую жизнь.
  Радмира же свой уже получила и не собиралась отпускать. В глазах ее горела жажда деятельности.
  Со стороны было видно, как девушка работает. Руки быстрым движением перебирают заготовки, выбирая необходимо деталь. Тут же, сбоку, готовятся реактивы для плавки или окисления. Чуть в стороне шипит и потрескивает магическая краска. Во всем ворохе и беспорядке мелких завиточков, крепежей и ремешков Рада удивительно быстро ориентируется.
  Рыжеволосая девушка с аккуратно убранными волосами порхала между столиками, и это не было похоже на скучную работу мастера-артефактора. Она, словно вдохновенный музыкант, настраивала новый инструмент, чтобы вот-вот вознестись вслед за музой в небывалые дали.
  
  Иногда Сину казалось, что он знает о бывшей подруге все. Но в следующую минуту она становилась таинственной незнакомкой. Ему нравилась ее родинка за ухом, привычка всегда, даже в холода, ходить босиком, и удивленно вздергивать одну бровь. А еще, в отличие от многих знакомых девушек, Радмира любила много и вкусно поесть, и ни капельки не стыдились этого факта.
  Она вообще очень сильно отличалась ото всех знакомых девушек. Именно такую отговорку придумал себе молодой маг, когда после первой встречи не смог забыть рыжее чудо. Во время практики он надеялся заработать на дорогое кольцо, чтобы по возвращении сделать предложение своей сокурснице. И конечно, все хотелось сделать чинно - сначала помолвка, и только после выпуска - свадьба. А затем... он не знал, что будет после.
  До встречи с Радой он просто плыл по течению, не будучи сильным магом, звезд с неба не хватал. Его друзья планировали связать свои судьбы с коллегами по цеху. И любили говорить - лучше знакомое зло, имея в виду своих сокурсниц, чем то, что предложат родители. У многих из них были титулы или деньги, но почти не было прав распоряжаться своим имуществом из-за глупых древних законов, которым подчинялись все магически одаренные люди.
  Пока ты не создал семью и не обзавелся ребенком, ты не имеешь почти никаких юридических прав. Так что в среде магов очень часты были фиктивные браки. После женитьбы или замужества появлялись частичные права, и можно было более свободно распоряжаться финансами. Обычно этого хватало магам, чтобы обеспечить себя и освободиться от навязчивого контроля родителей или государственной службы - в случае сиротства.
  Так что к моменту получения диплома большинство студентов было женато и замужем. И обычно девушек-магинь на всех не хватало. А ведь только они могли понять своих коллег-мужчин, видимо, поэтому и были нарасхват.
  И свободных дам к старшим курсам не было.
  А счастливчики, кому повезло не просто договориться, а еще и сдружиться со своей будущей супругой, были большим исключением. Потому как девушки, обладающие даром, никогда не отличались кротким нравом. Существовала даже присказка желать недругу в жены магиню.
  И Син, к слову, был именно таким счастливчиком. Его будущая невеста хоть и обладала взрывным характером, но и толикой разума не была обделена. Так что у него были свои планы на будущее. Но случайная встреча с Радмирой навсегда перевернула его спокойную жизнь.
  Тарсинвиль и не понял, как все быстро завертелось. И случайные встречи стали повторяться каждую весну. Он даже поверил в Судьбу.
  С ней впервые в жизни маг почувствовал себя по-настоящему живым, очнулся, вынырнул из привычного потока жизни. Прозрел.
  Сина охватило неведомое приятное чувство, ни с чем несравнимое: ни с первой влюбленностью, ни со страстью тела... оно было каким-то спокойным.
  Радмира забралась в душу и стала родной.
  А стоило отвернуться, как необычная девушка испарилась, словно мимолетное ведение.
  А как Син ждал новой весны! Каждый приходящий день встречал с тайной надеждой, что вот сегодня он вновь крепко обнимет любимую и больше никогда не отпустит! Но дни пролетали, а ее все не было. Ему слишком часто давали шанс на счастье, а он раз за разом его упускал. Судьба и так была слишком благосклонна к нему.
  Судьба вновь подарила ему шанс? Или просто насмехается над ним? Если он решится быть с ней, то потеряет наследство. Дом родителей, дедовское поместье.
   А Радмира рядом - лишь протяни руку.
  В ту ночь он пытался забыться в привычных тренировках, когда увидел ее вновь. Такую растерянную, такую нежную: распущенные огненные волосы не скрывали тонкой и открытой сорочки. Девушка была слишком красивой и находилась очень близко, чтобы быть реальной.
  Син в первые минуты оцепенел и был готов поверить в больную иллюзию. Желая убедиться в том, что не сошел с ума, забрался, как вор, на балкон и услышал горький плач. Ее плач. Сердце скрутило невыносимой болью и тоской, ведь маг понимал, что он - причина ее слез. Это он разбил нежное сердце девушки. Он даже для себя не решил, готов ли он? Не стоит ее мучить глупо надеждой. Маг тихонько прикрыл потайную дверь. Давно он ходил по этим узким ходам, в детстве с Мари они любили прятаться здесь.
  Вошел в комнату. Все это время он не отрывал глаз от шаманки. Следил из своего убежища. Он знает ее секреты. Она знает ее всю. Ну что с того?
  Дзинь! Стеклянная колба с краской разлетелась вдребезги, оставляя бурые пятна на столе, стенах и одежде. Ну вот! Придётся разводить снова. Рада оглянулась в поисках тряпок и наткнулась на знакомый взгляд.
  - Здравствуйте! - запоздало вспомнила, что находится в доме родственников Сина, и при первой встрече он ясно дал понять - все, что между ними было, давно в прошлом. Значит, нужно придерживаться официально-вежливой формы общения.
  Он молчал.
  - Вы что-то хотели?
  Раде ужасно захотелось добавить язвительное "господин маг", но она сдержалась, вспомнив о приличиях.
  - Если вам будет нужна помощь, прошу, обращайтесь ко мне, - ответил он ровным, отстранённым голосом.
  Стоило неимоверных усилий подавить свою ярость и постараться мило улыбнуться, объяснить, что в чужой помощи Рада не нуждается. Каков наглец! Явился позлорадствовать. Сам-то, наверняка, давно лицензией обзавелся! Ведет себя как напыщенный индюк!
  Как только захлопнулась дверь, пришла гневная мысль, что ко всем подарочкам прибавится еще один "сюрприз" для высокомерного мага, который считает белку неспособной справиться даже с таким простым заказом, раз предложил свою помощь! Боится, что Рада опозорит его в глазах родственников, поэтому с первой встречи ведет так, словно незнакомы! Довел! Ну, все, держись!
  
  ...Да что с ним такое! Услышав ее официальное "здравствуйте", Син разозлился настолько, что позабыл, зачем, собственно, заглянул к Радмире. Да еще тайком.
  Разозлился на себя, на ее отстраненность, на всю эту нелепую ситуацию. Почему-то все представлялось таким простым. Пара слов, и он сможет понять и решить! Похоже, ему действительно нужна помощь старого знакомого, который, как никто другой, разбирается в женщинах.
  Син слишком далек от ухаживаний и всей этой мишуры, что так нравится девушкам. Он вернет ее доверие, не отпустит Раду и убережет от чужих посягательств. Ведь маг еще помнит, от кого она так отчаянно бегает. Значит, стоит вернуться и повесить на девушку маячок, так, на всякий случай.
  Слуги были немало удивлены тем, как степенный и холодный аристократ бежит, стремительно перепрыгивая через ступени.
  Не зря говорят, что он безумен. И тихий шепоток пошел гулять по углам, обрастая невероятными подробностями.
  
  Глава 9 Об очень интересных встречах...
  Нетрезвые драконы подъезжали к столице с больными головами - гудящими и вдруг ставшими невыносимо тяжелыми. Никто из братьев не собирался напиваться с горя. Но компания нахальных людишек, в которую затесался эльф, слишком дерзко подначивала скучающих драконов:
   - Вы чешуйчатые, совсем пить не умеете! -нахально заявлял ушастый
   Так втянулся Камиль.
  Эрик, подошедший, чтобы напомнить о приличиях и долге, остался, после фразы:
  - Наняли меня как-то Песчаные драконы...
  Дальше была пьянка. Хоть и драконы пытались придать этому мероприятию более изысканный оттенок, показав, как благородные мужи должны вкушать дорогой янтарный напиток. Погрустневший Эмиль подсел позже.
  - Меня женят. Насильно! -пожаловался он
   -У-ууу, -загудели собутыльники
  -Расскажи, -предложил хитрый эльф. И его семена легли на благодатную почву.
  Ни Эрик, ни Камиль не успели заткнуть младшего, как из него полилась история.
  - Представляете, на ней ведь любой! Любой дракон может жениться! Почему я? За что? За что Судьба меня так наказывает? У нее ведь эта? Какой ее - и пьяный Эмиль стал щелкать пальцами силясь вспомнить, вылетевшее из памяти слово. - Искра! Драконья Искра!
  После этой фразы он был схвачен за шкирку и грубо вытащен из-за стола. Эрик очнулся.
  -Балбес! Держи рот на замке! - грозно припугнул старший брат.
  Вот так пьяное трио покинуло веселую компанию незнакомцев.
  Никто из драконов так и не заметил, что хитрый эльф подливал в их напиток, и это -отнюдь не старое доброе виски. И никто из мужчин, естественно, не узнал коварных мыслей почитателя Цветущего древа.
  А эльф думал, как выгоднее воспользоваться полученной новостью. Кому ее продать? Это не глупые сказки, как решили глупые людишки. Это клад! Сокровище, ради которого убивают. И он присмотрелся к своим приятелям.
  -Нет, ради них не стоит, -тихо шепнул сам себе эльф. Бережно погладил потайной карман на груди. Там еще осталось несколько капель совсем иного зелья. Смертельного.
   Ночные события были смазаны пьяным дурманом. И младшее крыло не собиралось признаваться старикам в этакой провинности. Им, как пассажирам первого класса, позволялось покинуть свои места в удобное для них время. И ждать, пока старые драконы смогут понять все по их лицам, братья не стали.
  Камиль вспомнил о Валире.
   - Где Тьма его носит? -потирая виски, в надежде, что головная боль утихнет, спросил он.
  Но был успокоен Эмилем:
  - Он там вдовушку приметил, может что сложилось?
  - Растет смена! Весь в меня! - обрадовался Камиль.
   - Не маленький, что он родной дом не найдет? Мы ему не няньки, - злился Эрик.
  Дабы не попадаться на глаза старшим драконам, младшие поспешили покинуть вагон и освежить головы.
   - Прогуляемся? - с надеждой предложил Эмиль, не хотелось являться в столичный дом в таком помятом виде.
   Эрик был рад, что не он предложил эту идею, и быстро согласился.
  - Мне тут одна дамочка, про новое местечко в столице рассказывала, говорят, нынче очень модное, -расслабленно потягиваясь, говорил Камиль.
  Эрик укоризненно посмотрел на друга. Ясно выражая, что он думает о моде и вообще, об увлечениях кузена.
  - Оно совсем рядом, - виновато улыбнулся любитель женщин.
  На том и порешили.
  
  Благо, багаж они перепоручили проводникам, которые за пару золотых и одну красную купюру, обещали сделать все быстро и слаженно.
  Мужчины не знали, да и не могли знать, что те самые проводники в пух и прах проигрались красавчику-волку. И были рады отделаться таким простым желанием - помочь сделать сюрприз старым друзьям. Поэтому просто-напросто отдали весь багаж драконов с адресом доставки, предварительно предупредив о магических метках. Но что обычная магия супротив оборотня... Так, пшик. По крайне мере, так думал сам волк.
  Молодые самоуверенные драконы, привыкшие что мир, принадлежит им, и оттого еще более беспечные, неспешно гуляли. Совершенно не замечая, как по их следу идет отнюдь не добрая тройка парней. Возможно, Эрик и заметил бы, но пьяная ночь дала о себе знать. Он потерял бдительность.
  Беспечность драконов в Девятом королевстве была небезосновательна, ведь именно они были коренными жителями этих земель. И пусть со временем яркие драконьи черты канули в лету, но слишком высокий рост выдавал в них опасных хищников.
  Никто в здравом уме не дерзнет покушаться на дракона. Обычно кровавые стычки случались среди сородичей, и тогда любой, кто становился невольным свидетелем таких драк, спешил унести ноги как можно дальше от разъяренных чешуйчатых. Потому как сдерживать, проконтролировать или, упаси Тьма, прерывать их было невозможно. Именно в этом причина того, что самыми зрелищными и кровавыми в подпольных играх были драконьи бои.
  Камиль завернул в ближайший ресторан, оказавшимся тем самым модным местечком. Взяв дальний столик за ширмой, драконы со стоном повалились в мягкие кресла.
   Эрик быстро сделал заказ для всех. И припечатал родичей гневным взглядом. Кузены решили, что это похмелье сказывается на командире, и лучше молча переждать бурю. Но ее все не было, парни уже закончили с едой, уже сняли последствия вчерашних возлияний, а старший брат все прожигал их своим хмурым взглядом.
  - Ничего не хотите мне сказать? - ядовито прошипел Эрик.
  Драконы переглянулись и лишь пожали плечами. Потому как действительно не понимали, в чем провинились. И вряд ли можно считать вчерашнюю пьянку ошибкой, ведь Эрик и сам был непосредственным ее участником.
  - Эмиль, ты забыл поставить блоки, - навис над столом Эрик - ты - маг! Маг, обладающей большой силой, которая заменяет мою, - почти плевался командир, выпуская когти. - Твои эмоции перекрывают наши, даже мои, несмотря на то, что я командир. Утром проснулся, и на тебя! -сжимал салфетку Эрик - подарочек от братца! Бум, по голове. - и он кинул белую салфетку в лицо брату
  - Но...
  - Соберись! - рявкнул старший дракон так, что подпрыгнули не только стаканы, но и официанты по всему ресторану, благо посетителей было мало.
  - Хватит жевать сопли! Нас всех учили ставить блоки, вы слишком расслабились, надеясь на меня и мою силу. Теперь твоя сила - стержень крыла! И мне не нравится чувствовать себя слабаком! Захлопни р-р-рот! - ярость уже не сверкала в глазах, она проступала в лице, преображая правильные черты мужчины в жесткие и хищные. - Даю тебе сутки, чтобы разобраться в своих детских переживаниях и начать уже контролировать силу и эмоции. И поверь, я очень добр к тебе, потому что ты мне родной брат! Будь на твоем месте любой другой дракон...
  И он не договорил, потому что все знали, каким сильным бойцом был Эрик. Недаром он стал одним из самых молодых драконов, кому доверили командование младшим крылом. Да и пустых слов командир Черной Грозы не бросает, и если что пообещает, то выполнит неукоснительно.
  - И еще, если тебе не нужна Радмира, скажи сразу! Я, поверь, сумею влюбить в себя эту девушку и сделать ее счастливой. Такая жена - дар Судьбы и предков! Запомни, у тебя сутки на все... И если она помнит тебя, так же, как и ты ее, мне хватит и пары часов, чтобы убедить ее, что она моя настоящая жена и закрепить брачную метку. Вот тогда мне будет плевать на все твои переживания и домыслы! - закончил командир и устало откинулся в мягкое кресло. Прикрыл глаза, но ноздри еще трепетали от гнева.
  Эрик говорил чистую правду и не играл согласованную с Хранителем роль. Только утром он осознал, а точнее ощутил на себе все чувства Эмиля. Да, ему было хорошо в ту ночь и все. Здесь нет даже влюбленности или страсти. Ничего! Пусто. Мешок сомнений и страхов -вот кто его брат. И это было ударом для него. Его младший слабак. Столько метаний может быть у зайца. Эрик передернул плечами, сбрасывая чужие эмоции.
  Последние часы он обдумывал положение дел, раскладывал все по полочкам. И пришел к выводу, что готов сделать девушку своей.
  Драконы молча смотрели на командира. Пауза слишком затянулась.
  - Сейчас я даю тебе последний шанс только потому, что обещал матери позаботиться о тебе. Позаботиться, а не вытирать сопли! Вечером жду всех на тренировке. Я сказал - всех! - и выразительно посмотрел на Камиля, напоминая, что он в ответе за младшего брата. После чего, не прощаясь, оставил сородичей. И не услышал, как Эмиль тихо бубнил:
  - А что я? Я ничего...
  - Эрик, прав. Соберись уже. Не ради себя, так хоть ради гонок. Ты же знаешь, что они значат для твоего брата, - по привычке поглаживая усы сказал Камиль
  В соседней кабинке для дорогих гостей, навострив уши, сидели трое мужчин. Трое оборотней. Услышанное им в корне не нравилось. Настолько, что двое из них едва сдержали приятеля, который рвался кинуться в погоню за ушедшим драконом, чтобы на деле доказать, что тот не имеет никаких прав на женщину их клана.
   - Она моя! Моя! - рычал Макс, оборачиваясь на глазах.
  Спустя полчаса, когда Макс успокоился, а рубашка, пострадавшая от полутрансформации, была выброшена, Кас, переглянувшись с Саем, завел разговор:
  - Успокоился? А теперь давай мыслить разумно, - Касиль говорил нарочито медленно и спокойно. - Во-первых, со свадьбой что-то нечисто, раз они делят жену. Не знаю, как там у драконов, но вряд ли нормальный мужик захочет свою жену отдать брату.
  И оборотни не сговариваясь зарычали.
  Красавчик порывался ляпнуть, мол, кто этих чешуйчатых знает, но он всегда понимал, когда можно говорить, а когда лучше промолчать.
  - Во-вторых, любой брак - не в счет, ведь он не заключен по нашим традициям, - продолжил волк. - И пусть это будет дракон, эльф или хоть тролль! По законам оборотней она свободна и принадлежит только клану. В-третьих, ты забыл, кто такая Радмира? Она шаман! Ей никто не позволит так просто выйти замуж!
  Собственно, были и в-четвертых, и в-пятых, но это были лишь личные причины для Кассиля не верить в брак подруги детства.
  - Замужество для Рады лучший выход, - и Сай осёкся, потому что встретил два гневных взгляда. - Я не имел в виду, что мужем должен быть дракон, им может стать один из нас.
  Он явно намекал на Макса.
  Друзья давно понимали, что это лучший выход из ситуации, как понимали и то, что Макс никогда не пойдет на это. А еще они хотели бы знать, какая кошка пробежала между ними.
  Возвращаясь к насущным проблемам, а именно - к драконам, мужчины решили сначала отдохнуть с дороги, разобрать чужой багаж и только после этого посетить логово врагов, благо, адрес у них был. Хотя первым порывом и было проследить за чешуйчатыми, но сейчас это явно бесполезно. Итак, приняв решение, волки отправились искать недорогую гостиницу.
  
  ...Кажется, Радмире не хватало именно злости, чтобы получить порцию вдохновения! Стандартные амулеты готовы и полностью заряжены. Причем в них дополнительно добавлена парочка очень необычных плетений, которые значительно упростят их использование и связь.
  И даже сделаны заготовки для теневых игр. После ужина она закончит их дорабатывать, а ночью проведет ритуал. А еще Рада в своих вещах нашла старые заготовки из очень необычного материала.
  Это был один из самых первых заказов, который был полностью оплачен, но заказчик так и не забрал его, а по договору прошло достаточно времени, чтобы считать эти вещи собственностью мастера. Вот не зря она полезла на дно чемодана, теперь они станут необходимой основой для подарков ее мужчинам. Причем это будет более приятный сюрприз для нее, чем для носителей...
  Хотя она еще не до конца продумала все схемы, Рада знала одно - настойчивые кавалеры надолго запомнят маленькую белку!
  Желудок давно напоминал о себе, потому что вошедшая в раж шаманка частенько забывала про все на свете. И как всегда, на смену вдохновению приходил дикий голод, а жиденький суп с гренками, что принесли ей в мастерскую, не мог удовлетворить аппетиты даже такого маленького оборотня, как Рада.
  Так что девушка спускалась по винтовой лестнице, чтобы найти столовую, в которой, судя по запаху, как раз ужинали. Поблуждав по длинным коридорам, она вскоре вышла в нужную комнату.
  Ужин проходил там же, где и завтрак. С той лишь разницей, что вечерняя прохлада дала возможность разместиться на широкой террасе. Нисколько не стесняясь присутствующих, шаманка прошла через всю столовую, приветливо здороваясь со всеми, и заняла место рядом с мэтром Альбертом.
  Ожидая, пока ей принесут приборы, она разглядывала сидящих. Во главе стола расположилась сама баронесса. По ее правую руку сидел мэтр, по левую - Син, на которого девушка старалась не смотреть. Рядом с ним и напротив нее сидело белокурое чудо. Рада запоздало вспомнила, что это, должно быть, дочь баронессы, которая сегодня приехала с отдыха.
  На вид девушке было не больше семнадцати лет, и смотрелась она нежным невинным цветком. Только вот Радмиру, оборотня, красивой картинкой не обманешь - она чуяла, что девица не так глупа и невинна, как прикидывается. Улыбнулась. Это девчонка чем-то напоминала ее саму. И пусть между благородной девой и босячкой оборотницей целая пропасть. Но что-то родное было. Было и прошло. Стоило Радмире сесть напротив милого создания.
  Рада почувствовала неуловимый аромат недовольства, видимо, она вновь нарушила особо строгий этикет. Ведь чуть поодаль, практически на задворках, сидели двое мужчин, с которыми она виделась за завтраком и чьи имена напрочь выпали из памяти, и, пожалуй, она должна была сесть рядом с ними?
  Но Рада - маг, так думают остальные, а этой братии и вовсе неведомы приличия и нормы. Они кичатся своей бунтарской натурой и любят бросать вызов общественным нормам. Так что она не вышла за рамки приличий. Она лишь подтвердила взбалмошность магов, их наплевательское отношение к нормам.
  Ужин проходил неспешно, приятное разнообразие блюд вновь навевало философские мысли, из которых Раду то и дело вырывал мэтр, задавая какие-то вопросы по работе или уточняя аспекты для изготовления амулетов.
  Рада не стала говорить, что работа уже почти готова, лишь обмолвилась, что хочет ввести парочку нововведений. Краем глаза заметила, что известие о том, что она - магиня, было неприятно воспринято белокурым чудом. Девушка даже на секунду скривилась, словно проглотила нечто очень кислое.
  Вот интересно, чем вызвана такая нелюбовь к магически одаренным, или Рада такая особенная? И белка невзначай посмотрела на Сина и поймала его ответный взгляд, слишком теплый и радостный, и оттого - неожиданный. От удивления оборотница неприлично долго смотрела на мага, что не укрылось от маленькой баронессы. Что ж, теперь ясно, чем вызвана такая неприязнь к Раде. Ревность. М-да... И думается белке, что баронесса и мэтр не очень-то одобряют выбор юной леди.
  Кажется, Радмира вновь невольно вмешалась в спокойную жизнь мага. Ох, не хватало еще и детской ревности. Нужно держаться подальше от дочки баронессы, нервы и так на пределе, не хочется обижать зазря девочку, которая может попасть под горячую руку. Сейчас оборотница на грани, слишком много приключений было в последнее время, может и сорваться. И, хоть она полностью контролирует силу, но и на старуху бывает проруха.
  Она не магиня, и магический всплеск не сведет Раду с ума, он почти никак не отразится на ней, а вот окружающие могут пострадать. Так что белка поторопилась закончить ужин, попрощаться и уйти к себе в мастерскую. Уходя, запоздало вспомнила, что одета в мужской костюм. Оставалось надеяться, что лишь это обеспечило ей особое внимание, потому что спиной оборотница чувствовала, как ее провожают внимательными взглядами. Захотелось обернуться, но она сдержалась.
  Сейчас не стоит отвлекаться - вот выполнит заказ, разберется с драконом, извинится перед Сином, поговорит с Максом, заплатит виру и начнет новую жизнь! Да вот только почему-то даже дракон не кажется злом перед лицом разговора с Максимилианом.
  Эх, Макс! Как же так все завертелось, когда все пошло не так... Вспоминая прошлое, Рада пыталась найти то событие, которое привело к вражде с другом детства.
  Ах! Как приятно вспоминать детские проказы, или ту самую синюю бабочку, которую волк поймал для Рады, словно напоминая о первой встрече. И вот Рада снова чувствует летний ветерок, что трепал тогда ее волосы. А Макс, заливаясь краской и бормоча что-то под нос, тащил белку мимо кустов малины.
  -Ты что творишь? - шипела и царапалась белка
  -Тише ты, идем, -настаивал Макс
  Он не слушал ее возражений и не обращал внимания на то, что она босиком, как все оборотни летом. Он, смущаясь, протянул ей стеклянную банку с той самой, памятной для них двоих бабочкой. А она... она не знала, куда смотреть: на красочные переливчатые крылья или в серые глаза волка. Сердце сбилось с привычного ритма, Макс затаил дыхание и вместе с этим мир оглох.
  Не было слышно шелеста листьев, щебета птиц, журчания ручья, даже кузнечики замерли в ожидании... И пусть Рада была совсем неопытной девчонкой, ведь ей было всего тринадцать, а он был уже видным парнем, на которого заглядывались все девицы клана, но белка все же потянулась, чтобы поцеловать его...
  Она встала на носочки, очередная колючка поцарапала босые ноги, но все это было неважно, и Макс притянул ее к себе, и его руки дрожали от волнения... И первый поцелуй был бы не таким детским и невинными, если бы не вездесущий Кас. Он влез в кусты малины, прячась от очередной волчицы, которая завидев его милую мордашку, тут же помчалась за ним. Будучи ровесником Рады, его жутко раздражало, что его воспринимают как малыша!
  - К-хе-к-хе, - громкое и не совсем деликатное покашливанием вывело Раду из тумана прошлого, заставляя прервать работу.
  Любимое дело всегда вводило в легкий транс, так что белка никак не ожидала увидеть в своей мастерской двух гостей. И то, как они изумленно взирали друг на друга, давало понять, что каждый из них удивляется присутствию другого совершенно искренне... А как была удивлена Рада!
  Как мастер, занятый важной работой, она совершенно не ожидала гостей. Хотя и могла предположить, что к ней может заглянуть мэтр, чтобы хоть одним глазком взглянуть, как протекает процесс наладки связи амулетов. За ужином старика очень интересовало, каким плетением Рада воспользуется: привычными шаблонами, что штампует каждый выпускник, или же чем-то уникальным, из старых запасов своего учителя. Но вот то, что на пороге выделенной для Рады мастерской, будут стоять они...
  Син, скорее всего, зашел первым, потому как стоял у большого стола, а дочь баронессы, которая, собственно, топчется сейчас у двери и сверкает глазищами, видимо, скользнула в комнату вслед за ним. Но не сам факт присутствия незваных гостей поразил Раду, как их неподобающий вид.
  Маг с голым торсом в домашних брюках никак не вписывался в логику того, как должен одеваться живущий в поместье юноша. С большой натяжкой Рада могла предположить, что Син решил ее соблазнить. Но этого не может быть!
  Его показательная холодность и аристократичное поведение никак не вяжется со словами: "Просто прогуливался и решил заглянуть!"
  И не Рада одна заметила странное поведение мага. Впрочем, желание мужчины покрасоваться перед бывшей можно оправдать, ведь посмотреть там было на что! С последней встречи "весеннее обострение" весьма улучшило свою физическую форму... Тренировки со шпагой пошли ему на пользу.
  Но вот что делает на пороге Радиной комнаты семнадцатилетняя девушка, одетая в один пеньюар, оборотница не понимала абсолютно! Что тут творится? Хотелось закричать, но белка понимала, где и у кого в гостях находится, поэтому, взяв себя в руки, вежливо спросила:
  - Чем обязана? Господин маг? - от такого обращения Син скривился. - Мариэлла?
  Кажется, именно так представила ее Радина покровительница. Услышав донельзя странное бормотание от мага, белка посмотрела на молодую баронессу, ожидая ее ответа - что же заставило юную леди заглянуть ко ней на огонек, да еще и в таком фривольном виде.
  - Зашла познакомиться! - попыталась скромно улыбнуться совсем нескромно одетая девушка и, явно вспомнив об этом, вспыхнула. Красными стали уши, лицо, руки и все остальные части тела, что были открыты. - Ведь так принято в вашей среде, у магов.
  Все так и стояли, замерев, не зная, как следует разрешить столь неловкую ситуацию.
  - Господину магу пора к себе, он, видимо, перегрелся на солнце и устал после тренировки, вот и заплутал ненароком, - сказала Рада, подавая знаки оскорбленному мужчине, чтобы тот поскорее убирался. В белке взыграло чисто женское любопытство, захотелось поговорить с дочкой баронессы.
  Маг развернулся к выходу.
  - Мари, я могу тебя так называть? Не расскажешь мне, что за нравы царят у столичных магов? Расскажи! Видишь ли, я из глубинки, родом из соседнего королевства, да и обучалась по старинке.
  Когда закрывались двери за Сином, Радмира успела поймать его странный взгляд, и было в нем слишком много страха. Это еще больше подстегнуло белку отложить почти завершенную работу и разговорить смелую баронессу, что явилась в ее мастерскую в таком необычном виде.
  Как только за магом закрылась дверь, юная леди мигом взяла себя в руки, и ее смущение как ветром сдуло. Нет, белка, конечно, слышала, и даже видела, что есть женщины, которые способны по щелчку пальцев разреветься, но вот чтобы так... Захотел - покраснел, захотел - обратно. Вот она, женская магия во плоти!
  - Хотела с тобой подружиться, но, видимо, у нас не выйдет, - совсем другим голосом проговорила Мариэлла, явно и нарочито подражая чьему-то строгому и стервозному тону.
  От такой неумелой игры Радмира чуть не рассмеялась в лицо юной леди, и хоть сдержалась, но ухмылку скрыть не смогла.
  - И почему же? - белке было очень интересно услышать ответ. Вопросы, один за другим, так и мелькали у нее во взгляде, но вряд ли дочка баронессы умела читать по глазам. А Раде хотелось о многом узнать, но в то же время, она четко отдавала себе отчет, с кем она разговаривает.
  - Я хотела предложить свое расположение и предупредить, что Син мой! - на последнем слове юная леди все же сорвалась и перешла на визг. - Чтобы ты не питала глупых иллюзий! Он тебя все равно бросит, потому что страдает по своей невесте! - видимо, сама уловила нелогичность своих высказываний. - Я молодая, красивая! Он все равно будет моим! - и она расправила плечи, выставляя на обозрение свою грудь.
  Ну, будь белка мужчиной, конечно бы, впечатлилась. А так... посмотрела на свою грудь, давая понять, что тоже не старушка, да и не уродина. В свои семнадцать Рада, конечно же, мало чем отличалась от парня. В их краях про таких говорили - поздний цветок. Зато сейчас, расцвела, вдали от дома. Следы юношеской угловатости исчезли, появились приятные округлости, на зависть многим.
  - Мари, буду честна. Твое расположение мне не нужно. С вашим магом я действительно знакома давно, но это дело прошлое. Скажу даже больше, чтобы успокоить тебя, девочка, - Рада специально выделила это обращение, чтобы дать понять, что в милостях не нуждается, - да-да, успокоить... ведь я изрядно подпортила ему жизнь. И он вряд ли простит меня. А сейчас, думаю, тебе пора, пока мэтр Альберт не зашел. О славе ваших столичных магов я не мечтаю.
  И, не дожидаясь ответа, открыла дверь. То ли Радин решительный вид сработал, то ли прозвучало все слишком неожиданно для молоденькой баронессы, но так или иначе, белка осталась одна. Конечно же, ей хотелось о многом спросить у Мариэллы, но это не значит, что она обязана терпеть ее поведение и тон.
  Дружбе не бывать. Жаль. И ни к чему сейчас она. Это в детстве и юности без подружек никуда, а сейчас, когда уже пришла пора обзаводиться своей семьей, женские посиделки стали скучными и потеряли свой вкус.
  С запозданием Рада поняла, что вдохновение прошло и работать совсем не хочется. Собрала все готовое и убрала в свой секретный сундучок, сделанный для нее еще первым учителем, настоящим шаманом-отшельником.
  В последнее время все чаще белка возвращается мыслями к нему и его наставлениям, и гложет ее неприятное предчувствие. Кажется, принесет на своем хвосте Макс еще больше неприятностей, чем он сам и его глупая месть. Устала Рада, очень устала. В последние дни слишком много всего навалилось, столько пережила!
  - Вот бы опереться на мужское плечо. Крепкое, надежное, -устало прошептала она. - Только никто не торопится его подставлять, - сама себе язвительно ответила Рада
  Все мужчины, которые все встречались на ее пути не горели желанием брать ответственность. Сомневались.
  - Встретить бы такого, который не будет метаться. Раз и, - Радмира крепко обняла себя. - Я уже схожу с ума, начала болтать сама с собой. Устала.
  Оборотница, хоть и была привычная к бегству... но все же ту мастерскую было ей жаль покидать! Душой прикипела и к городу, и к дому, и к вдовушкам-соседушкам.
  Смахнула слезу и пошла умываться.
  Раньше, было сожаление, что покидает она обжитый уголок, а тут... словно из дому выгнали. Очень устала!
  С такой мыслью уснула, но кажется, и во сне Раде не будет покоя. Потому что снилась ей та самая ночь... Ночь встречи с Черным драконом.
  Оборотни, в отличие от людей, помнят свои сны, но они бывают столь несущественны, что размываются в привычной суете дня, потому как во сне над ними всегда преобладает звериная сущность.
  А что нужно зверю? Побегать, попрыгать, погонять добычу, в случае Рады - обзавестись запасами. То есть, почти каждую ночь она или прыгает по деревьям, ощущая звериный восторг, или запасается орехами и другой снедью.
  Таких снов слишком много, чтобы запоминать их каждый раз до мелочей. Но все же, просыпаясь утром, Рада точно помнила, где и под какой веточкой или пнем спрятала свой стратегический запас. Но вот этот сон белке хотелось забыть навсегда...
  Народ на набережной шумел, гулял, распевал частушки про своего короля, отовсюду были слышны смех и пьяные крики. А Рада уткнулась в шею молодого мужчины, от которого пахло чем-то родным и знакомым. Всем телом она ощущала тепло его широкой спины. Кажется, он пожалел девицу, что была не в меру пьяна, и благородно тащил ее на своей спине домой. Но учитывая, что она отпиралась и домой вовсе не хотела, собирался, как честный малый, запереть ее у себя, дабы девушка не пожалела о том, что так опрометчиво напилась на глазах у половины города.
   -Пойми я ведь совсем одна, - жаловалась Радмира незнакомцу- Почему он не захотел меня брать в жены? Я кривая? Косая? - вспоминала свою первую влюбленность белка -Вот ты, ты бы взял? - и она крутанулась перед красавцем
  - Не-ет, -отказал Эмиль, но вовремя спохватился, увидев, как меняется в лице девушка. Мне еще рано, а вот моему старший брату ты бы подошла. Хочешь познакомлю? -схватил девушку дракона и потащил сквозь толпу.
  Вот благородство и доброта мужчину и сгубили. Речи о загубленной женской доле и утраченном доме он выдержал стойко, не сломался даже на слезных причитаниях о странностях несчастной любви. Был великодушен, когда девушка вывалила на него признания о том, что воздержание на ней плохо сказывается, а всю весну она крепилась. А вот после пьянящего напитка со странным вкусом они сами не заметили, как стали целоваться.
  Рада могла сколько угодно оправдываться, говорить себе, что в ту ночь над ней властвовал ее голодный зверь, что все это вина пророчества и темная магия гадалки, или что во всем виновато драконье обаяние, или что она была пьяна до беспамятства.
  Но только не после этого сна. Она вспомнила каждую минуту, каждую несущественную деталь, и осознала, что просто навязалась дракону.
  Ее страх стать игрушкой таинственного незнакомца был надуманным, многочисленные душевные терзания являлись пустыми, а проклятия ненужными. Если кто и заслуживал порицания, то только она и никто больше.
  "Бедный дракон!" - хотела пожалеть его девушка, но осеклась. Жалеть незнакомца? Еще чего!
  Отмахнувшись от угрызений совести, почти не свойственных сущности оборотня, Радмира с легкой улыбкой встретила новый день, ведь одной угрозой стало меньше! Значит, в ее плане один пункт можно вычеркнуть, это еще не гора с плеч, так, пару камешков, но уже что-то!
  День обещал быть продуктивным, ведь к вечеру она должна успеть с заказом, чтобы непременно посетить открытие Королевских гонок!
  
  Пока Радмира начинала свой день, совсем рядом, на соседней улице, спорили трое мужчин. Волки-оборотни негодовали и злились, не в силах решить - стоит ли просто проследить за домом, где остановились драконы, или же лучше будет открыто заявиться к ним гости.
   - Давайте не будем спешить, -убежал Сай, как самый разумный волк - У нас их расписание. Там четко указаны, когда и где будут проходить их тренировки.
   -Я не крыса, -рычал Макс, - Эти Черные навсегда запомнят меня! - и грозно сверлил друзей взглядом.
   -Сай, прав, стоит немного выждать, -устало вздохнул Кас, - Мне тоже не терпится надрать задницу этим чешуйчатым, но нужно правильно выбрать момент.
  В итоге сошлись на том, что стоит поговорить с драконами, но не здесь, а где-нибудь в подобающем месте, где удобно будет размять мышцы.
  * * *
  Пока судьбу драконов решали волки, сами обитатели поместья были чернее туч. Причиной тому был Валир, а точнее, его отсутствие.
  Когда кузен не появился на тренировке, Эрик был зол и лютовал так, что остальные возвращались домой, волоча ноги и опираясь друг на друга. А командир все грозился:
   - Совсем расслабились! Разгильдяи! -срывая голос, кричал Эрик на тренировке.
   -Где Тьма его носит? - тихо спрашивал Эмиль, едва не задыхаясь, у Камиля.
  Тренировка прошла плодотворно. Даже слишком.
   Когда же утром стало ясно, что Валир так и не появился в доме, а ко всему прочему, весь багаж молодых драконов бесследно исчез, стало понятно, что все неприятности - это происки менее удачливых соперников по играм.
  Стоит отдельно упомянуть те самые Королевские игры, на которые стремятся попасть не только все драконы, но и другие жители королевства.
  После многочисленных войн, магических и не очень, после мелких стычек воинствующих драконов, после набегов орков и тролльих погромов, Седион IV собрал совет магов и ближайших советников. И они постановили - быть Королевским гонкам! Со временем те превратились в нечто, напоминающее старинные рыцарские турниры, когда лучшие из лучших соревнуются между собой.
  По прошествии многих лет награды стали не столь щедрыми, ибо земли не бесконечны, как, впрочем, и государственная казна. Но, тем не менее, даже участие в Королевских гонках было особым знаком отличия, привилегией. А победителям оно давало статус и особое право - право решающего голоса в совете старейшин в своем клане или крыле, и право это было не принято оспаривать.
  Так что за возможность встать на ступеньку пьедестала разыгрывались отнюдь не шуточные бои. Причем закулисных интриг было не меньше, чем зрелищных и азартных баталий. Ведь возможность решить в свою пользу вопрос спорных земель, отстоять право распоряжаться казной клана или вершить судьбы всего рода стоит того, чтобы устранить конкурента еще до начала соревнований.
  Старый дракон Квазимир возлагал самые радужные надежды на эти гонки. И не только потому, что команда подобралась на редкость сильная, ведь он решился на тайных ход, который без сомнения подкосит претендентов на победу. И вот теперь выяснилось, что его усилия не просто провалились, они просто не нужны.
  Его команды нет! Отсутствие одного участника - это стопроцентное исключение!
  Нельзя сказать, что Квазимир был в гневе или ярости, только левое веко подрагивало чаще обычного. Ничем другим не выдал своего настроения старый дракон, одним росчерком он лишил команду содержания.
  - Вы все поняли? Никаких денег, никаких гулянок пока вопрос с Валиром не уладите. -сердился глава рода. -Эмиль, хватит филонить! Учись ставить блоки. Если вовремя не научился. От тебя фонит, даже меня цепляет -ворчал уже не глава, а отец. Все поняли?
  Остальные лишь виноваты кивали. В маленьком кабинете столичного дома было душно, темно и тесно.
  - Я изменил ваше расписание. Никаких возражений. Ваше наказание - участие в подпольных играх. Поработаете на казну рода. Все свободны. - махнул рукой, говоря, что не желает видеть провинившихся.
  На Эрика было страшно смотреть. Он слишком многим пожертвовал, ради этих гонок. Камиль был хорошим другом и утащив кузена из душного кабинета на просторную веранду, завел разговор:
  -Есть одна идея, это может помочь нам, - и он замялся, не зная, как решиться.
  -Выкладывай уже, терять нечего, -вздохнул Эрик
   - Я знаю ты никогда его не любил, даже до того случая, но может обратимся к нему. Его хоть и лишили имени и крыльев. Но по закону он еще принадлежит к нашему роду, -выпалил Камиль и нервно покусывал свои усы, в ожидании реакции друга
   - Я сам все решу. Спасибо, друг,- ответил Эрик и крепко сжал плечо кузена. - Слышал, он стал оружейником.
  Камиль кивнул и проводил взглядом тяжелую походку Эрик.
   Эрик надеялся на толику сострадания родича. Решение принято. Командир выдвинулся на поиски Безымянного. Все знали, что дракон, лишившийся не только клановой поддержки, но и крыльев, после неудачной влюбленности обитает где-то в оружейном квартале столицы.
   Подавленный Эмиль разгуливать по высохшему саду и обдумывать происходящее. Сейчас те волнения, что сводили его с ума неделю назад, казались нелепыми и пустыми. И, как любой молодой дракон, он был захвачен новыми эмоциями.
  - Давай поговорим, - предложил Камиль.
  Он был ровесником Эрика, но не слыл таким жестким и упрямым, был больше похож на всепонимающего дядюшку-добряка. Но это сейчас. А когда-то и он был командиром младшего крыла, но его сгубила опасная любовь. У драконов есть то ли поговорка, то ли прописная истина: "Без потерь нет истинной любви".
  Каждый молодой дракон проходит через опасный рубеж, когда яркие чувства пробуждают в нем магию, и только Судьба ведает, что творится в этот момент в душе зверя. Потому как всех представителей чешуйчатой расы нельзя в полной мере назвать оборотнями. Для них зов луны или зверя не столь ярок и опасен.
  Даже больше, у драконов нет той двойственности, что присуща оборотням. Они не разделяют себя в обличье летающего ящера и человека. Их сознание и мысли едины, но только после полной инициации. Только после того, как проснулась и стабилизировалась древняя, первобытная магия.
  Но самый тяжелый момент наступает, когда магия просыпается под действием чар любви. Тогда никто не в силах предсказать, как все обернётся, кем ты станешь и что потеряешь. Те, кто с честью прошел и принял все подарки богини, ибо эти потери именуются "дарами Судьбы" (очередная ее усмешка), могут гордо называть себя истинными драконами.
  Камиль прошел свой путь и принял все "дары". Итогом стала потеря всех земель, титулов и самая болезненная утрата - право рода. Он не вправе решать свою судьбу, не может заключать брак, не имеет полномочий командовать - о чем свидетельствует его короткие волосы. Некоторые драконы считают это сродни рабству, но это вовсе не так.
  Для всех родичей ты навсегда равен ребенку. Дети не вправе решать за себя, не могут владеть и распоряжаться, но родители бывают разные. И Камилю, и Валиру несказанно повезло, что Эрик взял их в свое крыло. Они никогда не чувствовали своей ущербности. Даже больше, командир часто прислушивался к советам, и вот сейчас Камиль видел, что Эмилю нужно выговориться и дать необходимый толчок в правильное русло, пока он не успел свернуть на путь, ведущий к пропасти.
  - Поговорим, - указав на удобную скамью, что находилась в тени полусухого нестриженого кустарника, ответил дракон.
  И тут рвануло. Камиль был прав, Эмилю нужно было выговориться. Через несколько минут, когда первый накал схлынул, младший вполне серьезно заявил:
  - Знаешь, я думаю уступить девушку Эрику.
  Он специально не называл ее по имени или женой, чтобы дистанцироваться. Но было видно, что ему приходится нелегко. Камиль вопросительно заломил бровь, ожидая пояснения.
  - Я ведь виноват перед братом, это я стал причиной... - и он запнулся, не зная, как выразить всю боль и отчаяние, что до сих пор грызли его душу.
  Если это то, о чем Камиль подумал, то это не шуточное заявление, и вовсе не глупые мальчишеские бредни, а преступление. Преступление, которое каралось жестоко.
  Дракон, что совершал такое, лишался крыльев навсегда! Он насторожился и боялся взглянуть Эмилю в глаза, чтобы не увидеть в них страшный ответ. Неужели еще одному Черному дракону суждено влачить жалкое существование?
  Неужели еще один дракон обрек себя на отказ от потомства? Не хотелось возвращаться мыслями к тому, чье имя очернено преступлением против рода, к тому, кто своим поступком лишил себя крыльев и опозорил Черных драконов.
  Камиль поморщился, захотелось сбросить наваждение тех омерзительных дней. Его, как командира, лишь частично причастного к тем страшным событиям, накрыло такой волной, что до сих пор не отмыться! Да, он там был и все видел, но не предупредил, потому что в тот момент был по уши влюблен! Возможно, его потери были бы куда меньшими, если бы не тот день! И неужели Эмиль хочет сейчас сказать, что нечто подобное пытался провернуть и с Эриком?
  С неверием посмотрел Камиль в глаза младшему кузену.
  - Да ты что! - младший правильно понял его. - Да как ты мог подумать... Да... я!.. Да... ты! Никогда! Никогда, слышишь! Как ты вообще мог об этом подумать! Нет, я не об этом! - Эмиль помялся, отвел взгляд и продолжил: - Ты ведь помнишь его невесту Эрика, Илину? Эльфийская герцогиня. Они ведь хотели сбежать, наплевав на все традиции и условности. Он верил, что брачная метка появится рано или поздно, и они смогут иметь детей-драконов, а нет - значит, так уготовила Судьба.
  Он нервно заходил возле скамьи, пытаясь подобрать слова или побороть чувство вины, не так-то просто признаться в проступке, особенно перед тем, чье мнение для тебя так важно.
  - Я не знаю, я, правда, не знаю, как это случилось, не буду отрицать своей вины, но... мы провели вместе ночь, всего один раз. И меня это мучило, а когда хранитель не одобрил их брак и не стал проводить обряд, я думал - все к лучшему, Эрик ее отпустит и забудет. Но он ведь на ней просто помешался! Ты же помнишь?
  Камиль кивнул, подтверждая слова младшего родича.
  Тот вздохнул, продолжил рассказ:
  - И я сам к ней пришел и потребовал, чтобы она рассказала все брату, хотел, чтобы между нами в будущем не было пропасти. Даже предлагал взять всю вину на себя. Но она сбежала, а когда Эрик ее нашел, уже была замужем за другим.
  Камиль помнил ту грустную историю. Ему казалось, что над Черными драконами навис рок. Все остальные представители древнего народа проходили эти испытания любовью и, соответственно, магическую инициацию, в ранней юности, только-только вставшими на крыло драконами. Мужчины их рода встречали дары Судьбы, будучи зрелыми мужами, а их дядя Квазимир и вовсе разменяв пятый десяток, когда уже не надеялся ни на что.
  Возможно, именно поэтому, не желая быть хуже других, раз он обделен магическим даром, и значит, возможностью обзавестись наследниками, дракон преуспел в других областях.
  Квазимира никто не мог обвинить в бессилии. Он сражался в поединках, как безумный, ибо совершенно не обращал внимания на магию соперника. Он стал другом и тенью хранителя, впитывая все древние знания предков, наложил свою когтистую лапу на казну и в итоге все же стал главой рода. И только тогда Судьба преподнесла ему свои дары. Дракон влюбился, и в нем раскрылась немалая магическая сила.
  Камиль давно перестал вслушиваться в путанные и эмоциональные раскаяния Эмиля, лишь дружески кивал. Ему внезапно пришла забавная мысль, отчего не сыграть с братьями? Может, ему тоже вступить в игру? Он обязательно женит кузенов, и неважно, кто это будет - Эмиль или Эрик. Он должен, что сделать. Сыграть небольшую, но главную роль. Только соперник. Настоящий соперник подстегнёт чувства одного из кузенов. Ох, не зря богиня выбрала Черных драконов в свои любимчики! Судьба не может жить без игры, без азарта...
  Женщины всегда любили его, и пусть Камиль не самый завидный жених - у него нет ни земель, ни титула, да и волосы слегка коротковаты, но зато море обаяния. Обставить братьев, щёлкнуть перед самым носом у правильно Эрика, все перевернуть - это разом встряхнёт все младшее крыло. Это то, что сейчас им просто необходимо.
  Камиль резко встал и направился к выходу из маленького сада. Он не замечал окликов младшего кузена, забыл о беспокойстве за Валира, который куда-то пропал перед самыми гонками, сейчас все было неважно!
  Он нашел для себя долгожданную и такую необходимую цель! Куда-то исчезла вся расслабленность и мягкость в движениях, "добрый дядюшка" испарился, по кривым дорожкам засохшего сада ступал древний, и оттого опасный хищник, который уже наметил себе добычу.
  В запасе у Камиля было не только несколько часов, но и небольшая хитрость, которую он и собирался применить, чтобы обнять уже сегодня хитрую беглянку.
  Об этом секрете, или лучше сказать, подарке, знал только Валир. Так что, может, даже к лучшему, что его пока нет рядом. Пришло время достать родовой амулет, который они с братом припрятали, когда принимали свое наказание. Черный бриллиант приятно грел ладонь. Значит, девушка, на поиски которой они собирались бросить все свои силы, совсем близко.
  -Сыграем братишки? Может в этот раз я выиграю, -сам себе сказал Камиль, - Все складывается очень удачно. Значит ли это, что сама Судьба улыбается мне?
  
  Глава 10 О мужских драках, или Черный день для драконов
  Эмиль осел на землю и схватился за голову. Он понимал, что неприятно удивил кузена и что такое поведение не в почете у родичей, каждый шаг которых сопровождался древним ритуалом. Правила и ритуал. От этого всего у Эмиля сводило шею. Никто из Черных драконов не любил следовать древним законам.
  Но его род с незапамятных времен покушался на древние обычаи, и даже более - попирал все незыблемые нормы и старые законы. Одни шептались, что именно поэтому Черные драконы страдают такой "поздней влюбленностью", другие возмущались - мол, это лишь малая цена свободной жизни. И многие соглашались с последним. Ведь знали, как живется другим драконам.
  Все драконы боялись лишь одного - одичалости. Ярость богов. Когда ты в любую минуту можешь стать диким, тупым, кровожадным животным. Ты исчезнешь. Тебя больше не будет. Страх потерять себя -самый страшный страх. Каждый род испокон веков боролся с этой напастью по-своему. Большинство мучились и носили магические ошейники. Это больно. Очень больно каждый черный драконов знал это, и был благодарен Судьбе, что они свободны от такой ужасной традиции.
  Ведь раньше это был всего лишь способ выжить. Но ритуалы стали обычаями, обычаи превратились в традиции, и лишь немногие традиции - законами. Все это было направлено на единственную важную в ту пору цель - прекратить превращение разумных драконов в мерзких и бездушных диких зверей.
  Ибо каждый род, каждое крыло соблюдает предписание, данное предками. Ну, почти каждый и почти соблюдает...
  Лет эдак пятьсот назад глава Черных драконов вышел из изоляции, которую соблюдали все представители чещуйчатокрылых. Если остальные еще верили, что все, сказанное предками, направлено на сохранение их жизней, то новатор, которого, кстати, звали Эриком, сломал все стереотипы.
  Он переселил все крыло на новые земли, вступил в нерушимый союз с человеческим королевством, подписал договор с троллями, взял на службу орков и выдал свою дочь замуж за эльфийского художника!
  "Немыслимо! Возмутительно!" - кричали старейшины и главы остальных родов, а простые драконы вторили им.
  Эрик I рискнул. Теперь Черные драконы свободны от ошейника, но угроза не исчезла. Черным драконам до сих пор везло, что не один из них не стал диким зверем. Эмиль признавал его единственный выход остаться собой - жениться на избраннице.
   -Не -е хо-о-чу-у! -прокричал Эмиль в пустом саду. И устало осел на пожухлую траву.
  Пусть остальные делают вид, что не замечают его странностей. Но он давно знает, что ему суждено стать первым в роду, кто перешагнет черту. Он станет Диким. Конечно, все можно еще решить...Радмира.
  Брак и сразу ребенок, только так можно спастись. Только так можно закрепить брачную метку. На одной чаще весов собственное я, на другой - вся жизнь в петле. С нелюбимой. С чужачкой. Потакать капризам, забыть о себе, о своих желаниях. Но жить. Для других выбор бы был очевиден, но Эмиль решил:
  -Умирать так с музыкой! -прохрипел дракон и лег на землю.- Пусть ее забирают братья!
  Будет даже лучше, если Эрик сделает ее своей, тогда, как говорится, справедливость восторжествует! Эмиль расстроил его свадьбу, а теперь старший брак украдет его невесту, чему младший будет только рад.
  Именно так! Прочь сомнения и угрызения совести! И дракон последовал за кузеном - пора готовиться к королевским гонкам! "Проживу остаток своих дней с честью" -решил Эмиль.
  Эмиль еще не знал, что его ждет сюрприз. И возможно, жить ему осталось считанные часы.
  Кас, хитрый волчара, задумал провернуть в тайне от друзей свою месть. Сай слишком правильный. А Макс, который в последнее время стал куда кровожаднее и безжалостнее, может подвести. Здесь нужен холодный расчёт. И смекалка. Именно поэтому Кас приобрёл странную штуковину, которая должна была обезвредить дракона на некоторое время без всякой магии. В успехе своей операции оборотень не сомневался!
  - Все-таки люди горазды на разные выдумки,- удивлялся Кассиль и вертел чудо-чудное. "Штукенция экспериментальная, со сложной цепочкой механизмов" -вспомнил оборотень слова мастера- изобретателя. Человек еще много говорил, но Кас так и ничего и не понял из его умных слов.
  "Агрегат" - так ее тоже называл изобретатель, была похожа на металлический стержень, и мужчина провел указательным пальцем по холодному металлу. Наконечник был стеклянным.
  -Ай! Горячий, - зашипел волк и засунул палец в рот. Кажется, мастер его предупреждал не трогать его. И волк схватил свое оружие за гладкую деревянную ручку, в которую был встроен странный спусковой механизм. Про себя он называл ее не иначе, как Штукой, хотя ясно помнил возвышенное название Покоритель молний.
  Ему не было дела до всей этой патетики. Главное - как можно скорее и тише устранить соперника. И волк был приятно удивлен, что навстречу ему шагал тот самый парень.
  -На ловца и зверь бежит! -довольно прорычал Кассиль.
  Оборотень запомнил его. Этот тот самый дракон, что обернулся на глазах у всех, и чего уж говорить, изрядно потрепал оборотня. Как ни старался Кас, он не смог скрыть хищный оскал, когда вышел из проулка, который вел к запасному входу в поместье.
  - Ну, здравствуй, приятель! Помнишь меня?
  Эмиль помнил, еще как помнил! И успел бы среагировать на магию или нож. Но то, что было в руках у оборотня, было ему незнакомо.
  Удар. Возня. И все смешалось...
  Каждый реагирует на проблему по-разному - кто-то впадает в ступор, кого-то инстинкты гонят спрятаться в безопасное убежище, а кто-то нападает.
  Младший дракон принадлежал к последним. Возможно, именно это сыграло ему на руку. А может, изобретатель лгал, и в агрегате все же присутствовала толика магии. Или Кассиль запустил механизм слишком рано... так или иначе, но все пошло не по плану.
  А план был по-мужски прост, груб и логичен. Вырубить, вывезти на закрытой повозке, и сплавить подальше. Причем, самой сложной частью было именно убрать с глаз долой. Так что оборотень собирался посадить "пьяного" друга в вагон и, естественно, "забыть" положить билет.
  А пока тот очнётся в кругу бедных троллей и орков, пока проводник будет разбираться с очередным "зайцем", пока доберётся дракон обратно... Времени должно хватить, чтобы найти и вернуть Радмиру.
  Но это по плану, в котором никаких отклонений или случайностей волк не предусматривал. Что ж, и у опытного охотника бывают промахи. В неудачной охоте нет ничего предосудительного...
   -Гаденыш! - рычал оборотень
  Эмиль не тратил сил на слова. Уворачиваясь от прыткого волка. И тут оборотень решил пустить в ход свое секретное приобретение.
  
  Все, что запомнил Кассиль - это стук шестеренок запущенного механизма, белую вспышку и запах палённого.
  Шкуры? Кожи? Он не успел понять, потому как в глазах резко потемнело.
  А вот Эмиль успел увидеть чуточку больше: как нечто коснулось его груди и выпустило быструю синюю змейку. А потом все тот же сценарий: вспышка и темнота.
  Мужчины так и упали, вцепившись друг в друга, содрогаясь от конвульсий. Старик, случайно проходивший лишь ворчливо заметил:
  - Эка молодежь пошла. Тьфу! Срамота.
  А вот пара старых слуг, издавна служивших в поместье, где остановились драконы, узнали молодого гостя и не преминули, негодуя, разнести слух об этом интересном инциденте. Не прошло и часа, как об этом уже шептались все - и молодой конюх, и старая ключница, и даже всегда вышколенный дворецкий.
  Но Эмилю, можно сказать, еще повезло, потому как всеми забытый и покинутый Валир был окружен разъяренной толпой троллей. Про него все забыли. К нему никто не пришел на помощь.
  Эрик окончательно потерял надежду выступить на королевских гонках и потирал опухшее ухо.
  А вот Камилю только предстояло узнать на собственном опыте, что значат волчьи клыки.
  По его следу шел Макс.
  В этот день, кажется, сама Судьба отвернулась от Черных драконов, ведь даже старые друзья и соратники спорили до хрипоты и глухого звериного рычанья. К кабинету главы рода боялись подходить уже несколько часов. Вся прислуга притихла, ожидая бури.
  Квазимир и хранитель в который раз обсуждали поиски девушки и никак не могли прийти к единому мнению, а это грозило вылиться куда большими проблемами, чем простая размолвка между старейшинами.
  - Как ты не понимаешь, дружище! - хрипел хранитель, устало жестикулируя, пытаясь воззвать то ли к Судьбе, то ли к небу. - Она не драгоценный приз, не хрустальная корона на королевских гонках, она живая! А ты попустительствуешь всему младшему крылу, потакая им в соперничестве за девушку! Я могу понять твои тщеславные желания наконец-то возвыситься и отбросить прежние оковы. Но и ты попробуй представить, что может сотворить обозлённая девушка с искрой драконьей души, если ее начнут рвать на части твои родичи! А так и будет, попомни мои слова!
  - Не шипи, старый прохиндей! Это ты думаешь, что алчность ослепила меня, но я думаю о нашем роде! К Тьме эту гонку и все подпольные бои! Мне нужно встряхнуть Эмиля. Возможно, это его последняя надежда, ведь неспроста сама Судьба послала именно ему, а не кому-то другому, такую невесту! Признайся, ты и прежде замечал признаки безумия у моего младшего сына? - и он внимательно всматривался в глаза хранителя, надеясь услышать отрицательный ответ.
  Им давно уже не требовались слова, чтобы понимать друг друга, и вот сейчас глава рода не услышал, а увидел. Тяжело вздохнул.
  - Я так надеюсь, что он одумается, и что девушка сможет ему помочь, - сказал Квазимир. - Знаешь ли, за столько лет я и вправду уверился в избранности и нашей исключительности. Ни одного случая за столько лет, ни единой тени. А тут - родной сын! Что бы ты обо мне ни думал, я, прежде всего - отец. Да, не скрою, получить новые земли - это просто невероятная удача. И даже возможность обзавестись наследниками - это уже многое! Даже за одно, это любой дракон будет готов похитить девушку и спрятать от посторонних глаз! Но я хочу, чтобы моего младшенького никогда не коснулась безумие...
  - Эх, старина, все я понимаю. Ярость богов не игрушка, такого даже врагу не пожелаешь! Но я прошу, не забывай, что эта девушка - не твоя марионетка, лучше с самого начала все ей рассказать, чтобы избежать нежелательных последствий.
  - Что я, женщин не знаю, не учи старика! - отмахнулся Квазимир. - Сейчас необходимо найти ее как можно скорее, пока никакой ушлый дракон не выкрал такое сокровище, и я знаю, к кому обратиться с таким вопросом. Помнишь тетушка Физу? -спросил дракон
  - Конечно, кто не знает Темную королеву?
  - Она передо мной в долгу, так что не откажет давнему знакомому. Да и тратиться не придётся. Теневая жизнь столицы под ее присмотром, -закончил спор Квазимир
  Дальше разговор свернул на пошлины Десятого королевства, новых поставщиков и вынужденное посещение дворца правителя.
  Пока старейшины решали судьбу рода, простые ее члены переживали не лучшие минуты в своей жизни.
  Макс осторожно шел по следу дракона.
  В мешанине запахов, что царила в столице, как в любом другом городе, привычный волчий нюх давал сбои, что заставляло оборотня чувствовать себя неуверенно и в очередной раз проклинать поиски мелкой рыжей белки.
  Незнакомец тоже что-то искал, явно доверяя поиск пути амулету, на который то и дело поглядывал.
  Несомненно, что они ищут одно и то же.
  Дракон всматривался в проходящих девушек, значит, запах Радмиры он не успел запомнить. Что ж, сейчас все складывается, как нельзя лучше.
  Лучше для волка.
  Мелькнула мысль выплеснуть скопившуюся злобу на дракона, как на очередное препятствие - даже друзья стали замечать жесткость Макса.
  То, что это был неудачный день для всех Черных драконов, не знал никто из них.
  Уверенные в своей исключительности и избранности, о которой им твердили с раннего детства, они часто были слишком самонадеянны и самоуверенны. И удача частенько улыбалась драконам, даже когда казалось, что сама Судьба отвернулась.
  Но в этот раз было странное ощущение, что хитрые богини сговорились, решив вредить своим подопечным.
  И когда дракон завернул в проулок, где, на счастье волка, не было ни души, оборотень не стал терять ни минуты. Максу хватило нескольких секунд для того, чтобы отбросить новую рубаху в сторону и расслабить завязки на шароварах, а потом предупредить дракона о битве, потому что не волчьих правилах было набрасываться со спины:
  - Уж не нашу ли Раду ты ищешь?
  Никакого уважения к древнему народу Макс не испытывал, только лишь глухое раздражение, которое собирался выплеснуть прямо сейчас и прямо здесь.
  Здесь не было титулов, статуса или правил. В тихом проулке, недалеко от поместья, где проживала искомая девушка, разгорался нешуточный бой. И дрались не мужчины, но звери.
  Волк, уставший от бесконечных и бесплотных поисков в душном каменном мешке города, жаждущий свободы и завершения охоты, выплескивал всю скопившуюся злобу и с остервенением драл соперника. Удар за ударом. Клыками царапая черную чешую. Ярость. Злоба и старая боль все смешалось.
   Камиль не ожидал такой подставы. Но знал толк в хорошей драке. Дракон, не мешкал, не задавался вопросом, а просто бился.
  В этом клубке когтей и зубов нельзя было угадать, кто одерживает вверх, а кто сдает позиции. Враги были равны. И только Судьба могла бы предугадать, чем закончится эта драка.
  -Старшина, там драка! -разнеслось по переулку
  - Фьуть!!! -заливался чей-то свисток
  Мимо проходил городской патруль.
  В связи с Королевскими гонками, мероприятием важным и денежным для и страны, столичный градоначальник пожелал усилить патрули - в свете того, что в город стекалось слишком много агрессивных троллей, воинствующих драконов и всякой другой шушеры.
  - Разнимайте их, -отдал команду хриплый голос
  Служители закона не сразу выполнили приказ - они то ли залюбовались красочно-кровавой дракой, то ли не ожидали увидеть нелюдимого оборотня, которые, как правило, селились в сельской местности... в любом случае, к тому моменту, когда волка и дракона разняли, они успели нанести друг другу весьма серьезные раны.
   -Знатный у нас сегодня улов вышел, -хвастался мужчина в черной форме осматривая задержанных
  -Как думаешь, на премию потянет? -спросил второй
  -Эхей! Да тут на целых две премии будет! - уверял третий служивый
  И патрульные поспешили отправить нарушителей порядка в городскую тюрьму.
   Тюрьма в эти дни напоминала ярмарку в разгар весны. Так что покусанный дракон и помятый оборотень было не мало удивлены. Каких только личностей не собрала в себя старая дворцовая темница, отданная на городское попечение на время проведение гонок! И потрепанного профессора, у которого нашли запрещенные амулеты, и юного задиру, что поджег трибуны, и даже странную парочку мужчин, лежащих в обнимку в приличном районе города. Их посчитали пьяными и даже не стали разбираться в ситуации - округ был слишком респектабельный для того, чтобы закрыть глаза на случившееся.
  И вновь Судьба насмешливо улыбнулась краешком губ. Ибо раненые соперники сильно удивились, когда опознали в подозрительно тихих соседях своих сородичей. Увы, они по-прежнему были без сознания - и никто не знал, что причина... тот самый непонятный артефакт.
  
  Эрик же с тяжелым сердцем входил в этот момент в оружейную лавку. Трудно взглянуть в глаза тому, кто опозорил род, но еще труднее просить его о помощи. Быть может, будь его поступок благородным жестом или же отчаянным шагом безумно влюбленного, было бы куда проще и простить, и пожалеть.
  Но то, что случилось, было подлым и мерзким проступком, и что самое ужасное - планировалось годами.
  Но наступает время, когда нужно переступить через свою гордость ради общего дела. Именно так говорил себе командир Черной Грозы перед встречей со старшим братом.
  Эрик готовился к долгому сложному разговору, старался подобрать слова, чтобы, пройдя по краешку ножа, не унизить род и уговорить брата помочь.
  Войдя, он медлил, словно набирал воздуха в легкие перед долгим заплывом. Нестройные ряды старинного оружия перемежевались с новинками технического прогресса - пистолями, диковинным и страшным оружием, которое набирало популярность у людей. Будь у Эрика время и желание, он обязательно пригляделся бы и к классической шпаге с эфесом в три четверти, где передняя крестовина загибается переливчатой змейкой, и к чудесным новинкам, оружию будущего, как называли пистоли в королевстве. Но дракон лишь мазнул взглядом по витринам, чтобы встретиться с глазами брата.
  Эрику были не рады, это мог бы сказать любой, кто увидел бы сейчас Рихарда: янтарные глаза налились чернотой, ноздри гневно трепетали, а краешки губ подрагивали, словно дракон готов оскалиться.
  -Чего пришел? -злобно выпалил дракон, не имевший прав называться Рихардом.
  - Я поговорить, - предупреждающе сообщил Эрик, ожидая, пока брат, стоявший за прилавком, пригласит его в служебный закуток, где они смогли бы побеседовать без лишних ушей. Посетителей было немного - парочка скучающих мужчин с ленцой рассматривала отдел, где располагалось оружие будущего.
  Но Эрик зря надеялся на мирную беседу. Рихард парочкой вздохов усмирил свой гнев, вышел из-за прилавка и изо всех сил вмазал родственничку в ухо - таким немногословным образом он выразил все свое отношение к разговорам с братьями.
  -Пшел от сюда! Вы мне никто! -потирал кулак безымянный дракон
  Эрик решил не развязывать бесполезную драку и не поддаваться эмоциям, справедливо полагая, что, возможно, и сам отреагировал бы не лучшим образом на месте Рихарада.
  Потирая покрасневшее ухо, он побрел на поиски ресторана, понимая, что разговор не удался. Сейчас ему необходимо было подумать, потому как последняя надежда принять участие в гонках, ускользнула. А хорошо думалось дракону только после вкусного и плотного обеда или ужина - это уж как пойдет. Хорошо это или плохо, но Эрик не услышал разговора, который состоялся минутой позже, стоило лишь ему выйти за порог.
  - Ты ведь хочешь отомстить, дружище, - один из посетителей не спрашивал, он утверждал.
  Хитрый эльф нашел, кому можно продать подороже случайно добытую, но весьма ценную информацию. А дракон, отлученный от рода и лишенный крыльев, станет самым выгодным покупателем за всю историю, даже если сейчас не может заплатить всей цены. Ради большого куша можно и подождать.
  -Чего ты хочешь ушастый? -сверкая глазами, спросил дракон.
  Эльф не обиделся.
  -У-у. Много. Ты отдаешь мне свою лавку и все сбережения и еще будешь должен, -нагло сообщил эльф разъяренному дракону.
  И был схвачен за шкирку.
  -Что? -рычал взбешённый хозяин. И остальные посетители поспешили уйти.
  -Я знаю большую тайну твоего младшего братца. Тайну, благодаря которой ты сможешь вернуть крылья, -хвастался хитрый эльф и осторожно убирал чужие пальцы со своего воротника. -Готов купить сейчас? Или мне прийти позже?
  -Проходи в дальнюю комнату, -ответил дракон, пропуская эльфа - Я закрою и послушаю твои историю. Посмотрим, что у тебя...
  Медленно, но верно подходил к концу этот черный день для драконов. Уходящее солнце забирало с собой последние неудачи, а прохладная летняя ночь обещала приятную встречу.
  Настолько приятную, что Эрик бы поспешил принарядиться, знай он, что сегодня сможет не только увидеть, но и обнять рыжеволосое сокровище.
  
  Часть 2 Охота бывает разной, или Игра по-крупному
  Глава 11 О женской и мужской дружбе
  Почему-то в пример всегда ставится мужская дружба. В пример верности и идеала. Отчего такая несправедливость? Идеалы мужской дружбы примеряют к женщинам, а потом удивляются, отчего все у них не так? Не по канону? Да и само упоминание женской дружбы часто вызывает у сильной половины снисходительную улыбку. Но ведь никому и в голову не придет нарядить сурового воина в старинный корсет, панье и многослойные юбки! Не стоит примерять чужое платье и сравнивать его со своим, ведь кто сказал, что оно хуже? Просто оно - другое. Чужое.
  Вот и женская привязанность, которая возникает порой при очень странных обстоятельствах, основана на совершенно иных принципах и чувствах. А в мужской дружбе все до скукоты просто - нет интриги, глубоких эмоций.
  Конечно же, Сайман и не думал о таких высоких материях, когда получил записку, переданную посыльным мальчишкой, в которой сообщалось, что волки опять угодили в каталажку.
  -Проклятье! Опять? -устало прошептал волк
  Сайман кинул порученцу монетку и поспешил на выручку - кажется, уже не осталось города, где бы его сородичи не отметились. И всякий раз именно Саю приходилось вытаскивать их из переделок. Конечно, бывало и наоборот, но настолько редко, что и вспоминать о том не стоило.
  Оказываясь в очередном человеческом поселении в поисках беглянки, стая невольно оказывалась в местах не столь отдаленных, что ничуть не расстраивало оборотней, они даже шутили, что это хороший способ познакомиться с местными обычаями.
  Отчего-то получалось так, что горячие сородичи Саймана чуть ли не каждый день затевали шумные драки, вызывая кого-то на бой чести, или же бросались выручать из беды очередного несчастного, который, как потом выяснялось, вовсе не желал спасения.
  Так что стая была хорошо знакома с пенитенциарной системой Девятого королевства, в местных масштабах, конечно. Оборотни на зубок выучили все окольные пути, которыми можно было обойти закон, и вполне сносно могли объясниться на воровском жаргоне. Это, конечно, не делало им чести, но ведь бывают в жизни ситуации, когда даже такие навыки полезны?
  Вот и сейчас, не прошло и трех часов, а задиристые оборотни уже гуляли на свободе, тогда как ни в чем не виноватые драконы по-прежнему куковали за решеткой, удивляясь изворотливости мохнатых.
  -Ну и видок у тебя дружище, - сдерживая улыбку, говорил Сайман Кассилю. - От тебя все шарахаются.
  -Не скажи, -перебил его Макс - Он и сейчас красавчик хоть куда. Вон как заплывший глаз подмигивает каждой юбке, -хохотнул вожак, зная, что Кассиль не может толком ответить, ибо язык его тоже опух.
  Кассиль закатил глаза и отправился отдохнуть. Сайман последовал за ним.
  А вот неугомонный Макс, будущий вожак стаи, оставил сородичей, чтобы подтвердить свои догадки, ведь о том, что они почти вплотную подобрались к беглянке, говорило множество фактов. И упускать возможность первым найти Радмиру он не собирался. Сколько еще драконы пробудут за решеткой? Неизвестно.
  И оборотень поспешил туда, где стая повстречалась с патрулем, надеясь поймать родной аромат и пойти по верному следу. И пусть для этого требовалось дождаться глубокой ночи, когда чужие запахи испарятся, волк был готов стоять сторожевым псом до самого рассвета, лишь бы настигнуть свою добычу.
  
  У Радмиры тоже случился весьма насыщенный день, но он был куда плодотворней, чем у ее преследователей. В попытках забыть ночное сновидение, в котором она нагло навязалась "бедному" дракону в спутницы, белка развела поистине бурную деятельность.
  В рекордные сроки были закончены не только официальные амулеты, но и "теневые". Девушка разложила оба заказа на столе, и они остались дожидаться вердикта заказчиков - баронесса и мэтр должны были вот-вот подойти.
  Те амулеты, что будут служить на королевских гонках, были сделаны под копирку и не отличались изяществом и тонкостью работы, но даже здесь мастерица отличилась, добавив парочку защитных плетений от воришек и ударов, да и совсем чуточку усилила связь. Теперь носитель такого украшения мог не только ощущать своего собрата, но и призвать того на помощь, случись что.
  А вот где ее душенька развернулась, где фантазия почувствовала себя вольготно, так это в изготовлении подпольных амулетов! Стоило лишь взглянуть на них - и захватывало дух!
  Полупрозрачные крылышки бабочки - именно эту форму выбрала девушка для закладки плетений - словно трепетали от невидимого ветра, и были они необычайно глубокого синего цвета, переливавшегося радугой, стоило солнцу коснуться этого изделия.
  Да любой ювелир выпотрошил бы все свои закрома, желая заиметь такую брошь в свою коллекцию!
  В том, что ее работа высшего уровня, Рада не сомневалась, ее волновало иное. Все ли она учла в своих плетениях, не перемудрила ли? Ибо порой лучше простота и легкость, чем вычурность и сложность. Но сумма вознаграждения была баснословной, и девушке хотелось выразить благодарность в своей работе.
  Помимо всего этого, карман приятно согревали два простеньких, на первый взгляд, браслета. Личная разработка для особо мстительных оборотней!
  Прошло время, когда Радмира трусливо убегала! Сейчас, имея на руках нужную сумму, чтобы выплатить виру, которая прежде казалась непосильной, девушка могла спокойно возразить соплеменникам. И обязательно это сделает! Закон есть закон, и она его соблюла.
  Она выполнит все требования главы клана, пусть и считает их завышенными. Положенное время истекло, необходимый долг будет выплачен, а вот друзей, не поверивших ей, придётся проучить. И нет, это не злоба в ней говорит, и даже не обида - это чувство справедливости!
  Как там принято у хищников, к коим она совершенно естественно себя причисляла? Покажи свою силу, или - как в данном случае - хитрость, и все былые прегрешения спишутся.
  - Слабый признает сильного. Но ведь и сила бывает разной, - разрушила тишину звонким голосом Радмира.
  Зловещая улыбка сама собой появилась на губах, а звериная сущность, радуясь будущей свободе, выпустила коготочки в самом что ни есть буквальном смысле.
  Ох, если бы достопочтимый мэтр видел сейчас свою протеже, он несказанно удивился бы - отчего это у юной магини такой своеобразный маникюр? Беличьи когти - опасное оружие, они в разы длиннее тех же волчьих или рысьих, что вполне логично, ведь белка выбирает самые крепкие деревья, а постоянный бег и скачки по веткам и стволам требуют специальных приспособлений, коими и являются когти.
  - Ой! Вот же, - виновата прошептала Рада
  Девушка, задумавшись, выпустила на волю свою звериную ипостась, поплатившись содранной кромкой кармана.
  -А ладно! -махнула рукой - Не очень-то и заметно, -вынесла вердикт белка, покрутившись перед зеркалом.
  Тратить время на переодевания не стала, лишь поглубже затолкала оба браслета и поспешила презентовать свои работы, потому как делегация во главе с заказчиком прибыла в мастерскую.
  Если мэтра Радмира еще ожидала увидеть - кто же еще сможет оценить функциональность и общую задумку, как не он? - то приметив остальных вошедших, сильно удивилась. Ну, допустим, помимо баронессы и мэтра, Син тоже вполне мог пожелать увидеть ее творения, но остальные... Двое мужчин, имена которых постоянно вылетали из головы, те самые, встречавшие хозяйку поместья еще на вокзале, белокурое чудо - ее дочка, и даже любопытная челядь, что толпилась за спинами господ. И все они желали взглянуть на плод трудов Радмиры.
  Мелькнула тревожная мысль - а если она где-то прокололась? Что, если белка, увлеченная работой, не заметила, что за ней наблюдают, и тем самым выдала свою принадлежность к оборотням? Или... Спаси, Праматерь! Провела полный шаманский обряд с песнопениями и танцами? Или... ее кто-то выдал?
  И Радмира пристально посмотрела на мага, единственного, кто знал ее секрет. Поймала его восторженный взор, но затем ощутила прожигающий взгляд дочери баронессы, одобрительный - мэтра и... в глазах хозяйки поместья дрожал страх.
  Рада сморгнула - не почудилось ли? Уф!.. Просто показалось, видимо, заработалась сегодня, а то с чего это вдруг всеми уважаемой баронессе ее бояться?
  В мастерской то и дело разносилось:
  - Так-так, интересное решение!
  - А вот... взгляните сюда, мэтр! - это уже Син. - Не слишком сложное плетение?
  - Хм, можно было и проще...
  - О!
  - Х-м...
  - Да...
  - А вы еще сомневались, у меня глаз-алмаз! - отвечала на все возгласы баронесса.
  Увлеченная размышлениями, белка пропустила речь мэтра, и сейчас уже наступил момент расчета. Хорошо, что вовремя спохватилась. Получив оплату, она передала амулеты, вызывавшие такой ажиотаж, и распрощалась со всеми гостями, не думая, как некрасиво будет выглядеть эта поспешность.
  Как только посетители были выпровожены за дверь, Рада тоже принялась собираться.
  - Ух ты! -подпрыгнула от счастья белка, сжимая чек на кругленькую сумму. -Спасибо! Спасибо! Спасибо! - благодарила Праматерь и кружилась по комнате, целую крохотную бумажку. -Нужно спешить, - сама себе отдала приказ и стала собираться.
  - В банк. В банк. В Банк, - напевала счастливая Радмира, пока шла по улице.
   Не шла -летела. Солнце слепило глаза. Или это было счастье?
  Радость все же не затмила девушке глаза, да и звериная сущность, заточенная на предупреждение опасности, подсказала, что за ней крадутся, вернее, пытаются это делать как можно незаметнее. Но от острого зрения Радмиры не укрылось, что белокурое чудо, вцепившись в свою сумочку, следует за ней по пятам.
  - Маленькой девочке захотелось поиграть? - хитро улыбнулась белка -Сыграем, но по моим правилам.
   И Рада ускорила шаг, раздумывая на ходу, как лучше сделать - затеряться в толпе или же в последнюю секунду запрыгнуть на подножку уходящего трамвая?
   -А может, - тихо шепнула в никуда девушка и прикусила губу.
  А может, стоит подпустить глупую девчонку поближе и узнать, что взбрело в ее светлую голову? Хотя здесь и дураку понятно - она считает Раду своей главной соперницей и препятствием к счастливой замужней жизни. А когда главный объект страсти не поддается чарам, и нет сил отпустить желаемое, богатое воображение начинает подсовывать все новые и новые помехи на пути к светлому будущему, уж ей-то, Раде, это очень хорошо известно.
  Мариэлла слишком напоминала ей саму себя четыре года назад, когда она вот так же... Сама придумала, сама влюбилась. Не было там ни капли взаимности, только его жажда власти, ну, может быть, глупое чувство превосходства.
  "Безголовая девчонка все же взялась за ум и стала выстилаться перед будущим вожаком!" - именно так, по всей видимости, думал Макс.
  Рада попыталась не вспоминать о старых обидах и чуть замедлила шаг, дабы неугомонная баронесса не отставала. Первым и главным пунктом было посещение королевского банка. И преследовательница совершенно не помешает белке решить денежные вопросы.
   Монументальное здание возвышалось огромной белой глыбой перед главной площадью столицы - оно еще издали сверкало и искрилось в этот жаркий солнечный день, облицованное дорогим белым мрамором с голубыми прожилками.
  Такое величие в любой другой ситуации подавляло бы, но не сейчас, когда высокие ступени олицетворяли лестницу к свободе, и массивные двери, обитые металлическими заклепками, стали слишком невесомой преградой, а старичок-клерк казался почти божеством.
  Бывают разные дни, иногда даже месяцы пролетают, и ты их просто не замечаешь, а вот такие минуты врезаются в память до конца жизни - каждая секунда, каждый шорох, каждый запах...
  В просторном холле пахло холодным камнем и металлом, от клерка - старостью, травами и крепким чаем. В отдельной кабинке для важных клиентов - табаком, типографской краской и опять же - металлом.
  Когда Радмира ставила подпись в договоре с банком, это был не просто значимый момент, а важная веха в ее жизни, новый этап! Приятной новостью стала возможность сразу оплатить виру клану, который имел здесь свой счет, и даже составить сопроводительное послание к столь щедрому взносу в общую казну. В нем было всего несколько строчек: "Радмира из семьи Славина, дочь Огнера и внучка Мирослава выплачивает назначенную виру за свой проступок и отныне становится свободной от клана и всех его обязательств".
   - Спасибо, -вежливо поблагодарила она клерка, но благородность ее была шире. -Спасибо, Праматерь! -тихо сказала она так, чтобы никто ее не услышал.
  И девушка вспорхнула и полетела.
  "Все! Свобода!"- кричала она мысленно.
   Для Рады не было полуденной жары, от которой изнывало все королевство, не было груза тяжелых проблем на плечах, не было долгов, не стало и чувства вины!
  Хотелось петь и танцевать, обнимать и признаваться в любви каждому встречному, так хорошо Радмире было!
  А вот и ее маленькая шпионка... Ну как не осчастливить глупое создание?
  И Рада поняла, что с энтузиазмом взялась бы за просвещение дочки баронессы. Но для этого нужно ее поймать.
  Впрочем, еще лучше, чтобы та сама к ней подошла. Поэтому белка не стала менять своих планов - еще раньше она решила посвятить вечер открытию Королевских гонок. Радмира медленнее обычного зашагала к площади Торжеств - именно там проводились ежегодное открытие сего грандиозного действа.
  Выбрав противоположную от трибун сторону, белка с легкостью, подобно городским мальчишкам, взгромоздилась на крышу ближайшего дома.
  -Ну как Мари, последуешь за мной? - ехидно улыбаясь своей затее, сказала Радмира.
  Привычные Раде свободные брюки и легкая блуза ничуть не стесняли движений, а вот на Мариэлле было строгое синее платье, да и вряд ли лазанье по заборам и домам было ее каждодневным занятием.
   -Хи-хи,-давилась от смеха девушка наблюдая за метаниями шпионки.
   И сделала вид, что не обращает внимания на гневные взгляды леди. А чуть позже и в правду, увлеклась красочным зрелищем.
  -Бедняжка, -жалела ее Рада, когда отвлекалась.
  Посреди неотесанной толпы городских зевак, без единой возможности спрятаться от чужих глаз или убраться восвояси, пыхтящее белокурое создание - забавное зрелище.
  Хитрая белка подождёт, пока ситуация накалится до предела, и тогда вызовет девушку на откровенный разговор - так будет проще понять, чего Мариэлла на самом деле хочет, прячась за призрачной надеждой стать супругой мага.
  На пару часов Радмира вовсе отключилась от действительности, столь завораживающим было представление! На площади и в небе разворачивалась история семнадцати королевств - улетали иллюзорные драконы, оставляя после себя золотые потоки магии, под нежные звуки свирели рождались из великого древа эльфы, ступали они на призрачную гладь воды и исчезали в серебряных потоках, под бой барабанов входили толпы орков, с воем и боевым кличем они взрезали толпу, и дрожали эфемерные горы, и с диким свистом выступали каменные тролли... Все новые и новые жители королевств появлялись на сцене, и зритель словно листал красочную книгу с живыми картинками.
  И вот Великая Война всех против всех, когда одни кланы противостояли другим, когда сородичи сжигали друг друга, а союзники предавали забвению договора - звон мечей и военные марши гремели над площадью. И вот - встают с пепелища те, кого сама Жизнь считала слабыми... Люди. Те, кто как никто другой может выживать там, где сломается сильный.
  Завороженная Радмира смотрела, как менялась карта материка, как вставали крепостные стены человеческих городов, и пробуждалась иная магия - человеческая. Стремясь защитить свои поселения от чужой волшбы, слабые существа идут на жертвы своему богу, и тот откликается на их мольбу.
  Ввысь вздымаются радужные столпы Света, навсегда закрепляя границы древних стран - так родились тысячу лет назад Семнадцать королевств, чьи рубежи и по сей день остаются незыблемыми.
  И пусть века сменяются веками, правители умирают и рождаются новые короли, а названия городов уходят в прошлое, по-прежнему стоят Семнадцать королевств. Иллюзорное колдовство пленяло своей красотой, заставляя не просто забыть об окружающих, а затаив дыхание, ожидать следующего действа.
  На площадь как раз выходил первый король Девятого королевства.
  Но отвлечься Радмире все же пришлось, и тому виной были пьяные выкрики пробирающихся вперед троллей, желающих посмотреть представление, и при этом непременно в первых рядах. Но так как дебоширы поленились или не захотели занять места спозаранку, то шума было много. Радмире пришлось вспомнить, что в толпе умирает от страха за собственную честь и жизнь молодая леди Мариэлла.
  Рада ловко свесилась с крыши, используя веревку, которую городская шпана прикрепила к козырьку дома.
  -Фьую-ю-ють! - по-молодецки, засвистела Рада
   И толпу оглянуться - а свистеть Рада умела и любила, так что не сомневалась, что на нее обратят пристальное внимание.
  - Так и будешь стоять и бояться, или поднимешься? - обратилась белка к белокурому созданию.
  И будущая баронесса сразу поняла - Радмира говорит это именно ей.
  Мариэллу не нужно было уговаривать, и сейчас, после пары часов, проведенных среди толпы, возбужденной праздничным представлением, ей стало неважно, что подумают о ней окружающие. Ей стало неважно, что кто-то может удивиться, что девушка столь приличного вида, наряженная в роскошное в платье, лезет на крышу. И уж тем более неважно, что кого-то может заинтересовать, что она делает в компании странной магини и грязных мальчишек.
  Окинув взглядом запыхавшуюся леди, Радмира сразу поняла, что сегодня они подружатся. -Угощайся, - скромно сказала блондинка и развернула кулек.
  -М-мм, а ты молодец, - похвалила Рада -Хороший провиант! Так, что тут у нас: сладкие пряники, соленые орехи, пара яблок и даже кусок мясного пирога!
  Но не только еда заслужила одобрительную ухмылку белки. Рада не без удивления увидела резную рукоятку новомодного оружия. Пистоли - кажется, именно так назывались эти штуки.
  Но не стоило отвлекаться надолго - ведь на сцене разворачивалась великолепная легенда любви первого принца и таинственной простолюдинки. И сейчас принц умолял возлюбленную открыть лицо, и вот, поддавшись уговорам, девушка срывает маску и... темный туман клубится, закрывая от взора влюбленных. А вот дальше легенда разнится - одни утверждают, что любимая наследника была столь страшна, что принц оскорбил ее отвращением, а та в ответ наслала темное проклятье на всех его потомков, другие - что его чувства были столь чисты, что он в тот же день взял простолюдинку в жены, а проклял их родной отец принца. И пусть каждый знал эту сказку с детства, но все увлеченно наблюдали за призрачными актерами.
  - А правда, что магам, чтобы заключить брак, не нужно одобрение храма? - вдруг спросила Мариэлла. Затаив дыхание, она ждала ответа.
  С чего это девушка озаботилась брачными церемониями магов прямо сейчас? Или легендой навеяло, или столь ярое желание выйти за Сина затмевает все остальные мысли?
  - Ну, в общем-то, да, достаточно обменяться брачными браслетами и произнести слова клятвы, - сообщила Радмира и покосилась на леди.
  Та, закусив губу, вымученно улыбнулась.
  - Я не собираюсь выходить замуж за вашего мага, у меня уже есть жених, - тихо проговорила белка, - и мне нужно сначала с ним разобраться, а то еще прибьет ненароком.
  Последние слова она сказала почти шепотом, но Мариэлла ее услышала, хотя не очень-то и поверила.
  Дальше Радмира снова увлеклась представлением, справедливо полагая, что прямо сейчас глупостей девчонка не наделает, и тем более - не станет ввязываться в перепалку с придуманной ею самой соперницей.
  Белка совсем отрешилась от мира, глядя, какие страсти разыгрываются на площади, и не сразу заметила, как юная леди сжала дорогую резную рукоять своего оружия.
  Мариэлла была не так глупа, как о ней думали - она заметила в кармане соперницы очертания браслета. Того самого! На днях она видела, как Син доставал свое небольшое наследство и любовался на брачные браслеты умерших родителей. Значит, он уже сделал предложение, только соперница еще не согласилась - такие выводы сделала ревнивая дочь баронессы.
  "Но я не дам ей такого шанса!" - думала она сейчас, все крепче сжимая пистоль, опасную игрушку, которую приобрела на водах, стоило лишь мамочке уехать. Как поет иллюзорный рыцарь на сцене: "Ради любви на все!"
  Она тоже готова ради своей любви на все!
  -Скоро конец, -предупредила Мари свою соперницу.
  Радмира все поняла, сейчас толпа повалит, так что нужно спешить. Кивнула. Спустилась сама и помогла блондинке.
  Зрелище было поистине вдохновляющим, и на обратном пути Рада мечтательно вздыхала. Настроение было великолепным!
  Если бы сейчас она была в клане, то обязательно отчебучила что-нибудь этакое! Отрастила бы призрачные крылья, напугала бы мальчишек или разыграла деда! Эх! Родные!.. Но скоро, совсем скоро она отправится их навестить, и теперь уже - без страха за свою жизнь или опасений им навредить.
  Ночной ветер - а представление закончилось ближе к полуночи - приятно обдувал лицо, но это нравилось лишь ей, а маленькая баронесса умудрилась замерзнуть в такую теплую летную ночь, или же просто сильно испугаться - белка слышала, как стучали ее зубы.
  Еще в толпе Радмира взяла ее за руку и почувствовала, как девушка дрожит - то ли от холода, то ли от страха при виде троллей.
  -Тьфу, ты!- стукнула она себя по лбу,- Ну, как же я забыла! Благородные леди не гуляют по ночам, а пьяных троллей видят лишь на картинке, - сама себе проговорила белка.
   Рада с Мариэллой шествовали по просторным тротуарам за ручку, совсем как маленькие девочки, что показалось белке весьма нелепым и смешным.
  Но чего уж скрывать, ей это нравилось, а может, настроение сегодня такое, что потянуло на ностальгию. Но... когда вот так она в последний раз гуляла с подругой? Можно сказать, в прошлой жизни. А точнее, это было еще в рысьем клане. У-у, как же давно!
  Илли, Илька, Ильмира - лучшая подруга, и кажется, единственная. Нет, у Рады были еще приятельницы, там, у рысей. Но после смены власти все оборотни разбрелись, кто куда, и белка потеряла связь с прежними знакомыми, но вот Илька всегда слала весточки о себе и даже пару раз приезжала, как она выразилась, на женихов посмотреть и себя показать.
  А вот в клане волков у нее так и не появилось подруг, возможно, с ней не общались из зависти, ведь она вертелась перед сыном вожака, а может, белке было трудно с кем-то сдружиться в силу своей второй сущности. Да и ровесниц было не так много, все больше или малышня, или девицы на выданье, которых мелочь вроде Рады вовсе не интересовала.
  А подруга, пусть и одна, но должна быть. И Радмира оглянулась на Мариэллу, что семенила позади, по-прежнему держа белку за руку и прижимая свою сумочку к груди.
  Ухмыльнулась - боится, но идет молча. И Рада вновь погрузилась в свои воспоминания. Но если бы она знала, какие мысли бродят в голове у маленькой леди, то не была бы так спокойна.
  Мариэллу же грызло сомнение - стоит стрелять, или нет? Так ли она влюблена в Сина, чтобы пойти на преступление? Это в ее любимых книжках героиня смело бросается на врагов и соперниц, а в жизни... Как-то боязно стало - а вдруг она не попадет? А вдруг будет много крови? Она же боится крови!
  И благородную леди замутило. Если бы не крепкая рука соперницы, она наверняка бы согнулась пополам прямо здесь, посреди тротуара, окончательно испортив себе репутацию!
  Хотя после сегодняшней ночи Мариэлла и так пала ниже некуда. Стояла одна! Без должного сопровождения! Среди простолюдинов! В толпе! И лазила по крышам в юбках, а сейчас разгуливает ночью по городу!
  Если кто из высшего общества прознает об этом, о Мариэлле пойдет дурная слава! А вот маменька будет только рада этому, ведь тогда она сможет как можно скорее выдать ее замуж, потому как терять Мариэлле будет нечего. Почему-то лавры гулящей девки и недостойной невесты пугали гораздо сильнее, нежели мысли о преступлении.
  Пока юная леди боролась с собой, Рада витала в воспоминаниях, но случайный камень, о который белка споткнулась, вернул ее в реальность. Ненадолго - розовые мечты развеялись, но им на смену пришли мысли о последней встрече с Илли.
  Чего уж таить, именно она, а точнее, зависть к ней привела белку на встречу с "бедным" драконом. За пару дней до тех памятных событий, она случайно наткнулась на счастливую Ильмиру - подруга светилась от радости, и была счастлива поделиться ею с Радой. Она рассказала, что встретила свою истинную пару, и что ее оборотень весьма редкий зверь в их краях - снежный барс. Что здесь она проездом - закупиться по мелочам... Раде тогда еще подумалось, если три нагруженных носильщика - это всего лишь мелочи, то что же тогда покупки по-крупному! А Ильмира чиркнула адресок нового дома, всучила подарочек, который впоследствии оказался дорогущими сережками, и, сверкая от счастья, двинулась по рынку дальше - собирать свои мелочи в дорогу.
  Ранее белка не замечала за собой такой беды, как зависть. Или сказалось жалкое положение беглянки, или отсутствие даже самого захудалого кавалера, но весну она перетерпела вполне легко и не пошла на поводу у своих инстинктов.
  Но одно наложилось на другое... вот и в тот праздничный день она не стала засиживаться за работой, а пошла немного развеяться. Развеялась! Ух, как развеялась! Наткнулась на шатер с гадалкой, решила узнать судьбу, и ей столько всего напророчили! Таких небылиц сочинила гадалка! А потом... и вспоминать стыдно, что было. Так что "бедный" дракон не виноват!
  До боли знакомый аромат вырвал Радмиру из грез, и она бы успела среагировать - но рядом была Мариэлла. Секунда - и маленькая леди пролетела пару метров и упала, больно ударившись о каменный бордюр.
  - Попалась! - рычал Макс
  На Раду смотрели родные серые глаза, а ее шею сжимала крепкая мужская рука. Удар сердца. Глаза в глаза. Извечная борьба. Кто слабее? Кто не выдержит первым?
  Это была их детская игра: "Поймай, если сможешь!"
  И Рада точно знала, как вывернуться из такого захвата и больно полоснуть по шкуре когтями... Только вот рука сжимала ее шею крепче обычного... но ведь и белка не цветочки вышивала все это время. Но стоит ли открывать свой маленький секрет - ведь рядом Мари? Может ли белка показать свою настоящую сущность при ней?
   Пока Радмира раздумывала, Мариэлла поднялась на ватных ногах и дрожащими руками достала свою маленькую игрушку. Тук, тук, тук - сердце отбивало свой ритм. Глушило все звуки.
  Пришло время действовать - так решила леди.
  Рада успела заметить, что именно достала подруга. А вот сказать и предупредить... Да и кого? Девушку или волка?
  Глаза белки расширились от ужаса. И она попыталась спрятаться за широкой спиной оборотня. Потому как вспомнила, почему бывалые воины называли пистоли всего лишь игрушкой. Слишком много погрешностей... и попадание в цель - дело случая. Никто не гарантирует точность, а отклонение пули от траектории - весьма ощутимо.
  И белка не знала, в кого попадет юная леди, да и попадет ли вовсе? Вон как руки дрожат! А вот волк будет весьма недоволен... И будут они с Мари убегать от раненого или прятаться от разозленного Макса - решит лишь Судьба!
  Все эти мысли пронеслись за долю секунды до жуткого выстрела.
  Бабах!
  И вонючий серый дым окутал троицу с головы до ног.
  Будущий вожак стаи не покидал своего поста. Он всегда строго соблюдал данные себе обещания. Гордый Макс никогда бы не подумал, что долгожданная встреча с невестушкой обернётся таким позором. Дожидаясь беглянку там, где ее запах был сильнее всего, он расслабленно посматривал по сторонам и чутко прислушивался.
  Он не почувствовал белку, нет... он услышал! Миг - и он рядом с ней! Детская привычка и гнев взяли вверх, и он схватил рыжую нахалку, да так, чтоб больше и мысли у нее не возникло сбежать!
  Ох, как редко ему удавалось ловить прыткую белку в их детских играх! Но он больше не мальчишка-шалопай, да и она выросла. Прошло всего четыре года, а из угловатого подростка Рада превратилась в весьма красивую девушку.
  Засмотревшись на нее, пытаясь понять, что сейчас делать - обернуть все шуткой или разом выплеснуть всю скопившуюся злость... оборотень упустил из виду ма-а-аленькую такую деталь.
  Скажем так, он даже не собирался брать ее в расчет.
  Что может сделать простая человечка супротив мужчины, сильного воина и оборотня? Увы, и ох, но Мари думала иначе. Ей представился случай проявить себя, как ее любимые книжные герои! К тому же она испугалась, что этот ужасный мужчина, едва только закончит с Радой, обязательно возьмётся за нее!
  Опасная игрушка стала спасеньем - так думала маленькая леди.
  Самой умной, быстрой и хитрой в этой ситуации оказалась Радмира. Пока волк размышлял над ее участью, она успела надеть свой браслет-сюрприз на его руку, да так ловко, что он даже этого не заметил, а теперь уже не увидит и не снимет, пока... Додумать она не успела, потому что увидела, что собирается сделать дочь баронессы.
  Если волк и слышал какое-то копошение за спиной, то не принял во внимание. Лишь радовался - Рада видит в нем сильнейшего! Вон как втягивает голову и поджимает хвост, боится!
  Как ни печально, но и здесь волк ошибся! -
  -Рр-ра-а -а-а-а !!! -весь квартал услышал злое рычание разочарованного Макса.
   Ибо человеческая девчонка попала. И как попала! Прямо под хвост наглому волку! Судьба в очередной раз посмеялась над белкой, пометив ее мужчину таким своеобразным образом, правда, сама Рада об этом и не ведала.
  -Бежим! Скорее! - крикнула Радмира в пустоту ночи.
  Маленькая леди схватила лучшую подругу - а с этого момента Радмира именно ею и стала - под руку, не забыв спрятать еще горячее оружие, и бросилась бежать.
   -Давай под нажми! Поднимай ноги! -командовала белка пыхтящей подруге.
  Еще долго бранная речь сменялась жутким воем... Рада надеялась, что пули все же были без серебра, это, конечно, не убьет сородича, но даже выстрел без всяких примесей болезненно отразится на будущем вожаке... и дело даже не в шраме, а в самой нелепости ситуации.
  Если до этого момента у нее оставался призрачный шанс восстановить дружеские отношения с Максом, то сейчас... Грохот шагов прервал мысли Рады.
  -Тьма! Только не это, - бросила она в отчаяние.
  -Что? Что там?- сращивала запыхавшаяся Мари.
  -Патруль! -обреченно ответила Радмира
  В другой ситуации девушки могли бы сделать вид, что они лишь случайные прохожие, но...Но не среди ночи же! Да и маленькая баронесса находилась под столь сильным впечатлением от произошедшего, что весь ее вид кричал - случилось нечто неординарное и невозможное.
  Лучшим решением сейчас было бы спрятаться. И ближайшая дверь казалась единственным спасением.
  С трудом распахнув стеклянную дверь, обрамленную бронзой, раскрасневшаяся белка втянула вовнутрь свою подругу.
  -Уф! -вздохнула Рада
  - Пронесло? - с надеждой в голосе спросила блондинка
   - Еще нет, -осторожно оглядываясь ответила Рада
  Звон колокольчика возвестил об их приходе, но, не слушая приветственных речей официанта, Рада поспешила в самый дальний угол, где царствовал полумрак, и тяжелые бархатные шторы могли спрятать ее и Мари от посторонних глаз.
   -Вот теперь, кажись все, -устало откинулась на бархатный стул белка. -Нам самое крепкое вино, - бросила она подошедшему официанту и увидев недоумение в его взгляде, добавила - К нему самый дорогой десерт, -вымучено улыбнулась и постаралась унять свою дрожь.
   И только когда весь заказ был на столе, белка посмотрела на Мари и сказал:
  -Может отпустишь уже?
  -Что? -сипло спросила белокурое чудо
  -Руку, -и подняла руку. Баронесса мертвой все еще продолжала держать ее за руку. Радмира выгнула бровь. -Ну?
  - Прости,-пискнула девушка
  - Что ж, пришло время приступить к успокоительным процедурам. - громко сообщила Радмира подружке. И налила вина. Устало отмахнулась от мысли, что спаивает благородную леди. Она всего лишь помогает ей отойти от шока.
  После пары часов столь приятного времяпровождения и второй бутылки вина - уже легкого - девушки вовсю болтали, травили детские истории, считая друг друга едва ли не сестрами.
  Мари осознала, что прежней ей не быть, что репутация ее испорчена в корне, и даже если департамент правопорядка сейчас не завел на нее дело, то ее преступная деятельность обязательно вылезет в самый неподходящий момент, что значит - терять ей нечего. И она готова была окунуться в порок с головой, явно ожидая от подруги, что именно она станет для нее проводником по всем злачным местам столичной жизни. Впрочем, кто еще, как не белка с ее-то вседозволенностью, покажет ей теневую сторону города?
  О своей роли Радмира вряд ли догадывалась, иначе несказанно бы удивилась тем глупым мыслям, что бродят в маленькой блондинистой голове.
  А там в неимоверных количествах присутствовали мужчины, которые одаривали дам, пустившихся во все тяжкие, горячими взглядами, пылкими признаниями и нежными поцелуями; дальше фантазии юной девы не заходили, ибо пробелы в этой области все же сказывались.
  Ни одна из девушек не догадывалась, насколько эти мечтания окажутся пророческими, но об этом позже...
  Ведь дальнейшие действия двух закадычных подруг повлекли за собой такую замысловатую вязь событий, что заставили небесные чертоги содрогаться от смеха Судьбы и дребезжать от ворчливого брюзжания Праматери.
  Вряд ли Рада могла предположить, что простой поход в дамскую комнату станет столь важной вехой в ее судьбе.
  ...Когда подруга удалилась, опьяневшая баронесса попыталась прийти в себя, но тут взгляд ее наткнулся на выпавший на диванчик браслет - все же содранный карман сыграл злую шутку с белкой.
  Веселость сняло как рукой - Мари поняла, что Рада говорила правду о том, что у нее есть жених. Как не соврала и о своих непростых с ним отношениях.
  И дабы Радмира избежала соблазна укрыться за верной спиной Сина от ненавистного волка, Мари спрятала злополучный браслет.
  Она определила его, как брачный, не догадываясь о том, что завладела шаманским артефактом-сюрпризом.
  В это же самое время задумавшаяся Рада, проходя мимо чужих столиков и не замечая никого вокруг, привлекла внимание одного знакомого нам дракона.
  ...Эрик размышлял о бренности бытия, или, если быть точным, о том, как быстро меняется его настоящее, о том, что прежние ориентиры поблекли или вовсе обесценились. И проще говоря -напивался.
   Он пролетает мимо Королевских гонок. Его самая большая мечта - хрустальная корона достанется другому. И дракон думал над вечными вопросами: "Как жить и что делать?"
  Пока не почуял дразнящий аромат...
  А потом и глаза его узрели знакомый силуэт - рыжеволосая красотка изящно дефилировала по общему залу, игнорируя окружающих, одетая, как и в первую встречу у лекаря, в брюки, только сегодня не столь провокационные. Интересно, она осознает, насколько притягательна для противоположного пола?
  Укол ревности и оскорбленное чувство собственности подтолкнули дракона к действиям. А может всему виной была лишний стакан любимого виски. Но так или иначе, он решился. Здесь и сейчас.
  Мари, терзаемая чувством вины из-за украденного браслета, виновата улыбнулась и спросила :
  -Может расскажешь? Про своего жениха, -уточнила баронесса
  И только Радмира открыла рот, как над их стоиком навис мужчина.
   - Ну, здравствуй, Единственная! - торжественно выдал он, явно обращаясь к Раде. - Как же трудно было тебя найти! Не стоило тебе убегать в то утро... - подмигнул ей. - Ведь я так долго тебя искал. - хищно проскользнул за столик девушек, успев приобнять ошеломленную Радмиру. - А вот пить не стоит! - и он укоризненно покачал головой. - Это вредно для нашего малыша... - и в завершение всего положил широкую и горячую ладонь белке на живот.
  Звона разбившегося бокала не было только потому, что тот упал на платье маленькой баронессы. Но Мари, не заметив этого, ошарашено хлопала глазами, переводя взгляд с подруги на мужчину.
  -Это кто? -удивленно спросила блондинка
   К Радмире с опозданием пришло понимание, где и когда, и что самое ужасное, при каких обстоятельствах она видела эти янтарные глаза!
  - Дракон, - прошептала белка растерянно.
  От этого заявления ее подруга, совсем позабыв приличия и этикет, слишком неприлично приоткрыла рот.
  - Твой дракон... и муж, между прочим, - просветил Эрик Радмиру.
  Пока белка пыталась осознать факт наличия мужа, да еще и дракона, этот самый дракон, по-свойски и очень нагло уткнулся носом в ее макушку и почти замурлыкал.
  Подруга тоже еще не отошла от шока, ведь они только что убежали от жениха... и уже появился муж. Леди нехорошо посмотрела на Радмиру, мол, нельзя обманывать такого потрясающего мужчину!
  - Какой малыш? Ле-ле-лекарь сказал, что я не-не-не... - от волнения и возмущения, от близости янтарных глаз, Рада никак не могла сформулировать свою мысль.
  - Думаешь, какой-то человеческий лекарь знает нашу физиологию? Пусть Хаким и хороший лекарь, но не дракон, - нагло соврал Эрик.
  - Стоп, подожди! - девушка попыталась отодвинуться от новоявленного мужа, но не тут-то было, каменные объятия не поддавались.
  - Тише-тише радость моя, нам некуда спешить! Или торопишься повторить нашу безумную ночь? - прошептал наглый дракон.
  Если раньше Рада думала, что умеет владеть своими эмоциями и телом, как-никак обучалась шаманству, то сейчас признала свое полное поражение. То ли горячие воспоминания сыграли свою роль, то ли сам дракон с бархатным неповторимым голосом... но девушка вдруг захотела повторить ту ночь.
  - Как тебя зовут? - Раду память по-прежнему подводила.
  Если уж падать в глазах подруги, то до конца. Не знать имени собственного мужа!
  Мари, только-только пришедшая в себя, даже привстала с диванчика от такой новости! Но вместо разочарования или осуждения в ее глазах плескался неприкрытый восторг!
  "Что-то не так с головой у маленькой баронессы", - промелькнула у Радмиры нелепая мысль, но ее тут же вытеснили иные - более важные и насущные.
  Дракон подождал, пока подруга его жена вернется на место и представился, как положено:
  - Эрик, командир младшего крыла Черных драконов, - и подарил дамам самую обворожительную улыбку, на которую был способен. - Тсс... - и шершавый палец коснулся нежных губ молодой жены. - Все объяснения потом, а сейчас мы проводим твою подругу домой и пойдем в наш дом.
  И дракон выскользнул из ниши на руках с Радой. И когда успел подхватить? И как умудрился?
   -Ах! Как романтично! -восхитилась Мари, -Как в романе.
  "Вот эта ночка. Сегодня столько произошло"-мелькнула мысль у баронессы. И Радмира бы с ней согласилась.Она умудрилась стать супругой самого дракона. Дед ни за что не поверит! И ведь она почти три года мечтала о браке с Максом... до этих злополучных событий!.. а тут - одна ночь, и она - жена.
  И белка косо взглянула на идущего рядом мужчину, который приобнимал ее за плечи. Высокий, очень высокий, выше Макса и всех оборотней, которых она знала. Не сказать, чтобы мощный... дракон казался хищной птицей - черты лица его были остры, сам вид - опасен. Может Праматерь откликнулась на ее просьбы и послала настоящего мужчину ее мечты?
  -Отпустишь ?- тихо спросила она. И от куда в ее голосе столько нежности?
  -Нет, больше никуда не отпущу, -нагло ответил дракон, но все же спустил ее на землю
  - Ах! -умилялась Мари.
  
  Все происходящее было нереальным, отчего закралось сомнение, не врет ли ей дракон? Ради глупой шутки такой мужчина не опустился бы до лжи, а вот ради большой выгоды... Это все необходимо было обдумать на свежую голову, но как это сделать, если от янтарных глаз подкашиваются ноги? Ох! А завтра еще первые полевые испытания подпольных амулетов, и ей как мастеру нужно быть на месте и все проверить. От того, как пройдут испытания, зависит ее лицензия и вся дальнейшая жизнь в среде обычных магов... а еще она взяла на себя ответственность за эту девчонку.
  И Рада посмотрела в другую сторону. Мари, крепко вцепившись в ее запястье, плелась следом, и восторженное выражение лица сменило устало-умоляющее - еще бы, благородная леди днем не шпионит, вечерами не сидит на крыше, и уж точно по ночам не отстреливает женихов подруги. День для маленькой баронессы выдался весьма насыщенным, хорошо, что они уже подошли к поместью.
  Оставалось несколько шагов до запасного входа... и тут Радмира запоздало вспомнила, что еще сказал дракон - они проводят подругу и... отправятся к нему. Вряд ли они будут спокойно распивать чай...
  
  Глава 12 О важности первого впечатления
  Радмира пристально смотрела на мужчину, что назвался ее мужем, в то время как ее подруга почти спала стоя, привалившись к ее плечу. Еще два дня назад девушка любые ухаживания восприняла бы в штыки, а сейчас, освободившись от клана и долга перед сородичами, готова была приоткрыть дверку в свое сердце. Уже не было того гнетущего чувства вины, не было страха быть пойманной. Она, не оглядываясь назад, могла спокойно смотреть в свое будущее, и смотреть с улыбкой.
  И ей улыбались в ответ - мужчина с янтарными глазами, готовый строить с ней свое счастье.
  - Я больше не буду убегать, скажи, куда - и я приду, но сейчас я останусь с ней, - и белка кивнула на подругу.
  Дракон наклонился как можно ближе и прошептал на ухо адрес своего временного дома. Стараясь сохранить самообладание, Радмира развернулась и поплелась к ступеням, что вели к черному ходу одного из корпусов поместья баронессы. Хорошо, что подруга навалилась на нее, и неуверенную походку можно объяснить именно этим, а не горячим дыханием мужчины, которое Рада по-прежнему ощущала на своей шее.
  Удаляясь, она спиной чувствовала, что он смотрит и ждет, пока закроется дверь. Стоило скрыться в темном коридоре, как наваждение отступило, и пришла усталость. Времени искать покои подруги не было, и еле-еле дотащив ее до своих, белка выдохнула и с облегчением повалилась на широкую кровать.
   -Все спать! -приказала Радмира -Надеюсь, ты не храпишь,- бросила она уже спящей Мари.
  Пока она готовилась ко сну, показались первые лучи солнца - маленькая баронесса, свернувшись калачиком, уснула посередине кровати, которая, впрочем, была достаточно широкой для двоих. Не задумываясь, Радмира легла рядом, и едва голова ее коснулась подушки, как провалилась в глубокий сон.
  Ей хватило всего двух часов сна - открыв глаза, белка поняла, что пора решать, что же ей делать со своим новоявленным мужем.
  За обычными утренними процедурами она пыталась понять, чего же сейчас желала она сама. Конечно, как любая женщина, она хотела крепкую семью. Как оборотень, понимала, что за этим стоят свои традиции и правила, которых придётся придерживаться.
  Но самым важным для нее был ребенок.
  С одной стороны, ей очень хотелось верить в маленькое чудо, потому что... Потому что для такой, как она, завести ребенка - самое настоящее волшебство! Ее родителям пришлось пройти через многое, чтобы белка появилась на свет. Возможно, именно поэтому она так вцепилась в Макса, надеясь, что кровь будущего альфы сделает свое дело, и им с волком не придётся мучиться, как довелось ее родителям.
  Нет, безусловно, та девчонка, которой она тогда была, не могла столь прагматично рассуждать, там было слишком много намешано, но без желания обзавестись потомством не обошлось...
  С другой стороны, печальный опыт говорил Раде, что дракон, как любой мужчина, может лгать. Макс лгал, Син не договаривал всей правды, и даже любимый дед обманул, пытаясь защитить.
   - С чего ты решил, что дракон говорит правду? -сама себе спрашивала белка.
  Нужно выяснить, что действительно нужно Эрику - может, вовсе и не она. Любимая матушка, вторя деду, всегда говорила, что любовь сначала поселяется в голове и уж после в сердце, и если сердце закрыто на тысячи замков, а в мыслях нет даже намеков на чувства, то очень сложно будет обрести свое счастье.
  Сейчас Раде, как никогда, требовалось выкинуть из головы все лишнее и прикрыть дверь в сердце, ибо дракон уже пробрался туда. Она уже мечтает о совместном доме и детях.
   -Дуреха! -мысленно дала себе оплеуха, Радмира.
  Ей не хотелось обжечься в очередной раз, и она будет очень тщательно выбирать свою судьбу.
  В первый раз белка полагалась на чужие домыслы и свою фантазию - и выбрала Макса; во второй - на зов крови и гормоны, и выбор пал на человеческого мага Сина, теперь же она решила прислушиваться к голосу разума. А рациональная Радмира твердила, что пора проверить слова дракона (язык не поворачивался назвать его мужем).
  И она решила отправиться в госпиталь при Королевской академии, дабы удостовериться в своей беременности, говорят же, что среди тамошних лекарей имеются даже драконы.
  Планов на этот день было слишком много, но все же белка не стала брать извозчика или ждать трамвайчик. Нужно было все хорошо обдумать, а ходьба очень этому способствовала.
  Радмира размышляла о том, что первое впечатление - интуитивное, а значит, в большинстве случаев - самое верное, а дракон произвел на нее самое благостное впечатление, единственное, что коробило молодую шаманку - это некая непреклонность, наверное, свойственная всем тем, кто находится у власти. Девушка надеялась, что муж умеет идти на компромиссы, ведь отпустил же он ее вчера.
  
  Эрик не спал, он тоже обдумывал ночные события.
  Радмира. В воспоминаниях брата она была искрящейся и зажигательной, ему же показалась нежной и трогательной. Он пошел ва-банк, когда назвался мужем и заявил о ребенке, и выиграл - потому что Рада не помнила ни внешности брата, ни его имени. Единственное, о чем он сейчас жалел - что поддался ее очарованию и уговорам и отпустил. Зря.
  Не стоило этого делать, ведь уже сейчас он мог обнимать ее на законных основаниях, и слова о ребенке могли стать истиной. Он, конечно же, дал бы ей пару часов отдыха, но своего бы не упустил - такой манящей была девушка... Дракон непременно обновил бы брачную метку, освободив младшенького от обременительных обязательств. И сделал бы это легко и приятно. И никто бы из братьев, и - упаси Тьма! - других драконов не успел бы и глазом моргнуть!
  А сейчас приходится ждать прихода Радмиры, в котором он не сомневался, ведь видел в ее глазах искреннее желание новой встречи, видел решимость.
  А пока есть время подумать о будущем, об их общем будущем!
  Ни один из Черных драконов не мог выбирать себе супругу самостоятельно, и причина была проста - дети и магия. Но Эрик, как и его дальний предок, не хотел подчиняться традициям и предпочитал искать свой путь сам.
  И пусть предыдущая избранница не оправдала его истинных чувств и надежд, он был даже благодарен младшему, что тот открыл ему глаза, ведь Эрик собирался уйти из рода, пойдя на поводу своих чувств... а когда случайно застал свою невесту в объятиях братишки - обнаженную и трепещущую от страсти... пелена спала.
  И ведь хранитель лишь шепнул ей, кто будет следующим главой Черных драконов, и что это вовсе не ее жених. Вот так желание пойти всем наперекор вмиг улетучилось, но не забылось.
  Теперь же, когда невеста одобрена, и хранитель с отцом желают заполучить ее как можно скорее, можно чуточку изменить правила.
  То, что Радмира имеет драконью искру, лишь приятное дополнение, не более. И пусть для всех Эрик декларирует, что именно это его настоящая цель, но вчера он, наконец, перестал бороться с собой и преодолел все противоречия. С такой женой, как Рада, он навсегда сломает старые устои, вернет драконам свободу - и пусть это будет лишь он и его младшее крыло, а не весь род, но отец не получит новые земли и славу... Все в Эрике противилось, чтобы его жену использовали таким образом.
  Мысли о ней плавно перешли к братьям, которые до сих пор в отлучке. И пусть Королевские гонки их уже не ждут, но это не повод вести разгульную жизнь. И горькие мысли о том, что братья не ступят на пьедестал, не ощутят азарт погони и не услышат одобрительный гул толпы, опечалили Эрика. А что, если... Идея, пришедшая сейчас командиру, была гениальной! Такой очевидной и простой...
  Его жена принадлежит к роду Черных драконов, и пусть она не дракон, но... состав команды определяет ее командир, а в правилах ничего не сказано о том, чтобы те, кто будут принимать участие в гонках, были кровными родственниками... ведь никому и в голову не придет, что в полет отправится кто-то другой.
  Нужно обязательно обсудить это с Радой, жаль, придётся рассказать правду о ребенке, но это того стоит. Эрик не сомневался, что его избранница сделает правильный выбор, он видел блеск азарта в ее глазах!
  Увы, но Черный дракон ошибался. И пусть его сородичи действительно прохлаждались, но это был вынужденный отдых за решеткой столичной тюрьмы. Раздраженные из-за всего произошедшего, злые на оборотней, которых подозрительно быстро отпустили, драконы, не думая, выплеснули свое негодование на тех, кто, по их мнению, этого заслуживал - служителей закона. Они не знали или позабыли простую истину - не стоит злить людей (или нелюдей), облеченных властью. Особенно маленьких, особенно в праздничные дни, когда все остальные веселятся за кружкой пива, отмечая начало Королевских гонок, а ты должен приглядывать за всяким сбродом.
  Вот так, после нескольких нелестных замечаний в адрес тюремщика - молодого тролля, Эмиль оказался в карцере, а Камилю пришлось, прикусив язык, выслушать оскорбительную тираду от охранника. Благо ему хватило ума не вступать с ним в дискуссию и не выдать свою принадлежность к драконам.
  Благодаря своей хитрости и взятке в виде увесистого золотого браслета, Камиль уже к полудню смог освободиться и шагал к дому, на ходу благодаря удачу и ленивых патрульных, что не удосужились внести его имя в официальные документы, иначе так просто он бы не отделался. Дракон снова убедился в том, как важно первое впечатление, а привычка быть вежливым даже с недругом сыграла ему на руку, когда пришлось прибегать к незаконным методам освобождения.
  
  Волкам тоже было невесело. Своих ярких впечатлений знакомства с подругой Радмиры Макс не скрывал. И сейчас встревоженные друзья в который раз выслушивали гневную тираду о том, где, как и в каком виде, он видел и еще увидит нахалку, и его ничуть не волновало, что это обычная человеческая девушка.
   -Поймаю, точно убью! -грозился лежачий больной
   -Лежи уже, набегался, -ворчал Сайман.
   -У меня идея, -и глаза Кассиля блеснули -свалим все на драконов. И чуть тише добавил -Хоть смеяться не будут.
  На том и порешили - Максимилиан поведает следователю новую версию событий, где главным злодеем будет не хрупкая человеческая девушка, а куда более грозный и мстительный противник - дракон.
  Оборотни решили не заострять внимания на особых приметах, потому как им было неважно, кого из драконов настигнет такая "удача", да и то, что нападение произошло ночью, сыграло на руку. К приходу официальных лиц в палату городской больницы, куда был отправлен Макс, у оборотней уже была готова новая легенда.
  
   Голова Мариэллы раскалывалась от боли, но в коктейле чувств были замешаны и радость от удачной шалости и горечь о содеянном, что мешало маленькой баронессе прийти в себя. Слишком насыщенными и колоритными были первые впечатления о подруге и ее настоящей жизни. И только стук в двери чужой комнаты, в которой леди проснулась, заставил ее подняться, осознав, что она уснула в одежде, и открыть дверь - ибо стук не прекращался.
  - А-а? - запнулся Син, увидев за дверью совсем не ту девушку.
  - Ее нет, она ушла, - резко ответила Мари и захолонула дверь.
  Она осознала, где спала, и поняла, что возлюбленный пришел вовсе не к ней. И в каком же она сейчас непотребном виде... Одежда помята, волосы растрепаны, изо рта дурно пахнет... В то, что подруга ей не соперница, Мари поверила - рядом с таким мужем, как у Рады, даже великолепный Син меркнет. Да еще вспомнились слова дракона о беременности, так что ближайшее будущее лучшей подруги - пеленки и распашонки, а не свадьба с магом.
  Мари поспешила привести себя в порядок, чтобы осуществить коварный план соблазнения Сина. Она собиралась надеть его брачный браслет и активировать с помощью чужой магии, а уж после явиться к магу со словами:
  - Ну, здравствуй, Единственный! - натужно пытаясь копировать мурлыкающий голос дракона и его фразы, говорила Мари, глядя в зеркало. - Не стоило убегать сегодня утром, - и она приспустила халат, оголив плечо. - Я так долго тебя ждала, - и халат спустился к ее ногам, а на запястье сверкнул темно-синий браслет.
   Леди думала, что как только она активирует брачный браслет, его невозможно будет снять, а когда она предстанет перед возлюбленным обнаженной, он, естественно, не сможет устоять. Только перед чем именно он не устоит, она плохо понимала, потому что в таком виде предстала перед своим возлюбленным ее любимая книжная героиня... дальше же страницы были нещадно выдраны, но дело закончилось пышной свадьбой!
  И благородная леди ни капельки не сомневалась, что их с Сином свадьба тоже будет роскошной, несмотря на то, что они и так уже будут супругами, но это ничего, это мелочи!
  Глупая, ослепленная своей влюбленностью девушка, не понимала последствий игры с артефактами, и, увы, рядом не оказалось ни доброй подруги, ни грозной матери, чтобы уберечь от опрометчивого шага.
  И Мари спешила навстречу неотвратимому будущему, впрочем, не такому радужному, как ей мечталось. Браслет, на который она возлагала такие надежды, был вовсе не брачным свидетельством любви Сина, а шаманским орудием возмездия, могущим вернуть утраченные связи.
  Радмира, создатель сего украшения, планировала поделиться своими эмоциями и прошлым, чтобы навсегда закрыть этот инцидент и жить дальше, ну и возможно, чуточку помучить грозного волка, который вынудил ее скрываться ото всех.
  Как часто маленькая случайность меняет все наши планы - сломанное колесо возницы задержит в пути, мы можем не успеть к важной встрече или, наоборот, встретить того, с кем не планировали увидеться. Это всего лишь случайность, а человек этот волей-неволей влияет на нашу судьбу, и чем ближе он к нам, чем сильнее его влияние, которое мы можем даже не замечать, и тем интереснее может оказаться итог этой встречи. И даже небольшая глупость может перевернуть вверх тормашками жизни нескольких людей, да и нелюдей тоже.
  Когда в нас горит огонь желания, мы не медлим, не раздумываем, а мчимся, сломя голову, чтобы сгореть в этом пламени, в это время нас не терзают сомнения, мы верим в себя, и ничто не имеет значения - только наша страсть.
  Слепо верила в свою удачу и Мариэлла, урожденная баронесса Ри Квари, не стала она откладывать задуманное в долгий ящик, а сразу же, едва утолила голод, поспешила осуществить задуманное. Для этого ей нужен был молчаливый маг-недоучка. Отыскать студента, у которого еще не было лицензии, было легко, ведь очень часто ученики магов нуждались в деньгах, и достаточно было заехать в студгородок и поспрашивать о том, кто может помочь, чтобы весьма быстро найти того, кто нужен.
  И вот Мари сидит перед взъерошенным студентом-выпускником, который еще сомневается, стоит ли преступать закон ради денег, но увесистый мешочек серебра и красные купюры, слишком манящие, и он кивает, соглашаясь.
  - Эта ради любви! - утверждает Мари.
  Она поведала слезливую историю о том, что ее маг беден и горд, а она не обладает магией, и значит, не может самостоятельно активировать брачный браслет. Девушки бывают изворотливы и коварны, когда на кону их счастье, даже такие невинные и юные девушки.
  Но студент не поверил не одному слову этой леди, потому как знал, что таким вот образом невозможна женитьба, и его метания сводились к тому, как объяснить заказчице, что действия их не возымеют должного эффекта. Но потом он решил, что раз уж она его обманула, то и он волен сделать то же самое - благо, есть ради чего стараться. Предъявить претензии или написать жалобу леди не сможет, ведь все происходящее было инициировано ею же. Но студент заранее предупредил, что эти действия не являются законными - вдруг белокурая красавица не знает, что это запрещено, но увидев ее уверенный кивок, приступил к работе.
  Мари же, считая себя уже прожженной жизнью дамой и преступным элементом темной жизни столицы - стрелять ведь она уже стреляла! - погрузилась в очередную свою иллюзию, играя такую притягательную роль авантюристки.
  А молодой маг просто решил уменьшить "брачный" браслетик в размерах, чтобы его невозможно было снять - так девушка поверит, что все сделано.
  Прикоснувшись к чужому браслету, маг почувствовал странную силу, но не стал придавать этому значения. Парой плетений он стал уменьшать украшение, когда все вдруг пошло не по плану.
  За пару секунд до того, как закончить последнее действие, студент увидел, что браслет начал испаряться на глазах. Маг не был двоечником, как, впрочем, и отличником, поэтому судорожно пытался вспомнить, что он сделал не так, и в итоге решил применить другие, более сложные заклятия, но они были гораздо энергозатратнее, так что с каждым пасом он вливал в браслет все больше и больше своей силы.
  А украшение продолжало исчезать, вместо того, чтобы уменьшаться... И в том месте, где только что сверкал браслет, возник волчий оскал. Когда рука вспотевшего мага обессилено упала, он все же сумел вымолвить, попытавшись обмануть странную заказчицу:
  - Ваш супруг неимоверно силен, и это признак его силы, - и он указал на странное тату, что скалилось на коже леди вместо синего браслета.
  Забрав свой гонорар, маг-недоучка практически уполз, опираясь на стеночки. Мысленно проклиная Ашхарана и его приспешников, зарекся, что это был первый и последний раз, когда он решил преступить закон.
  Но счастливая и окрыленная девушка даже не заметила подвоха. Она с первых слов поверила, что так и должно быть!
  На радостях она поспешила к магазинам - ведь теперь она замужняя дама, и ей следует обновить свой гардероб, взяв пример с подруги! Она тоже замужем, и за драконом, между прочим! В благодарность ей Мари что-нибудь купит, что-нибудь значительное!
  Как же хорошо, что они подружились! Иначе она никогда бы не узнала, что тот выстрел не принес никакого вреда бывшему жениху Радмиры, ведь он оборотень! Волк! М-да... Стоило познакомиться с магиней, как события полетели с сумасшедшей скоростью, и жизнь дочери баронессы круто изменилась.
  Надо будет признаться во всем Раде, все же Мари фактически украла у нее браслет. Так что подарок должен быть большим и дорогим, чтобы задобрить лучшую подругу, с которой у нее теперь много общего.
  
  
  Глава 13 О том, что когда правда открывается, то это еще больше все запутывает
  В момент, когда благородная леди активировала браслет, Макс с друзьями уже распрощался со следователем и шествовал по столичным улицам в весьма благостном настроении. Он ощущал небывалый подъем сил и прилив энергии. А еще его посетило желание наведаться в ближайший магазин и... обновить гардероб и обязательно купить своим друзьям дорогие подарки!
  Его собратья переглянулись и принялись отговаривать вожака, точнее, это делал Сайман. Он настаивал на том, что волки и так стеснены в средствах, и им придётся зарабатывать на обратную дорогу на подпольных боях, что, конечно, куда более приятный приработок, чем все предыдущие, но все же это не значит, что стоит раскидываться деньгами.
  Но вожак был непреклонен, и только Кассиль заметил странный блеск в глазах сородича. И в очередной раз он пообещал себе написать в клан обо всех странностях Макса - слишком уж он беспокоился за вожака.
  Особенно сильно Кассиля тревожили нестабильные эмоции волка, которого кидает из необъяснимых гнева и ярости в еще более странную детскую радость. И пусть сегодня жертвами его эмоций стал их скудный бюджет, а не лесное зверье, но это еще более тревожный признак. Откуда они могут знать, что еще ожидать от странного поведения вожака?
  А на другом конце города плутала Радмира, а к ней на встречу спешил черный дракон. Он шел по следу, ощущая мимолетный запах желанной девушки.
  Эрик брел, терзаясь мыслями об Эмиле. Тягостное чувство давило на грудь, было во всем происходящем что-то неправильное. Не по нутру были душевные переживания черному дракону. Пойдет по зову сердца и предаст братишку. И дело не в том, что он уводит у него невесту - младшему на это наплевать - а в том, что он оставит его наедине с Яростью богов.
  Хранитель говорил, что только свадьба спасет Эмиля. Уйти, отступиться - значит, растоптать сердце Радмиры. Отец всегда говорил: "Если не знаешь, что выбрать, выбирай меньшее из зол!"
  Но как определить, что - меньшее зло? И для кого оно будет меньшим? Для Эмиля? Радмиры? Или для него, для Эрика? А может, для рода?
  Хотелось рычать или взмыть стрелой в небо, где все просто и понятно. Задумавшись, дракон чуть не сбил с ног старушку.
  - Простите, - придерживая ее, сказал Эрик.
  - Ой, милок, дай погадаю! Рука крепкая, судьба видная, знатная да не простая! - вцепилась в него ушлая старушка.
  Кивнул, чтоб только отвязалась, уж больно цепко держала его ладонь эта бабка.
  - По какой дороге не пойдешь, все равно к ней придешь. За какую нить не потянешь, с ней связан будешь. Куда не глянешь, ее увидишь! - сказала да ладонь протянула, мол, позолоти ручку. - А за брата не переживай... - напоследок, едва слышно, шепнула гадалка.
  Не успел Эрик расплатиться, как резвая старушка испарилась. Запоздало пришла мысль, что надо бы проверить кошель. Но дракон не стал этого делать. Впервые в жизни ему захотелось, чтобы предсказание сбылось. Глупо? Быть может. Но сердце радостно запело, а на душе стало легче. И даже удача ему улыбалась - запах стал ярче, значит Рада совсем близко.
  Радмира уже не раз пожалела, что не взяла извозчика, а сейчас поблизости не оказалось никаких транспортных средств - лишь храмы и пустые улицы сменяли друг друга. Перед визитом к лекарю ей хотелось все обдумать, свыкнуться с возможным замужеством и будущим материнством, если таковое подтвердится. Если же нет - значит, Эрик ей соврал.
  Эрик. Ей нравилось думать о нем, как о своем... муже? Она уже вполне ярко представляла его рядом, и никакого отторжения или раздражения, иных негативных чувств не испытывала, думая о будущем с этим драконом.
  Каким оно будет, грядущее? Почему-то воображение выдало красочную картинку полета с Эриком, где она гордо восседает на его спине и ворчливо отчитывает за то, что он забыл пригласить ее двоюродную тетушку на свадьбу.
  Глупо хихикнув, Радмира огляделась, не заметил ли кто этого, но вокруг по-прежнему были лишь храмы. Мысленно отвесив себе подзатыльник, чтобы перестать грезить о том, чего может и не быть, белка попыталась понять, куда ей идти. Хватит! Размечталась, а ведь не маленькая уже, пора перестать наступать на старые грабли. С этим драконом нужно быть настороже.
  Взгляд Радмиры все цеплялся за древние стены храмов, и она все петляла и кружила по старинным улочкам. Это были святилища Многоликому человеческому богу. Они теснились и прижимались друг к другу, словно бедные родственники, на маленькой площади, больше похожей на пятачок. Пять храмов, посвящённых одному богу. Зачем столько для одного, и еще в таком странном пустынном месте? Здесь не было ни одного извозчика, ни единой живой души! Кажется, даже ветер сюда не заглядывал, отчего жаркий полдень был еще более знойным.
  Сегодня Раду не спасала ни легкая рубашка, ни свободные светлые брюки, ни тень, которую отбрасывали величественные здания. Хотелось окунуться в ближайший водоем, чтобы ощутить хоть немного свежести. Завернув в очередной проулок и надеясь попасть, наконец, на широкую улицу, которая выведет к людным местам, Радмира заметила знакомый силуэт.
  Мужчина стремительно приближался... Сейчас она была несказанно рада видеть даже его! И пусть еще пару часов назад она решила поумерить свой пыл и опираться больше на голос разума, но вот в данный момент он был солидарен с чувствами. Сколько часов она бы блуждала по каменному лабиринту, Тьма его знает.
  Дракон радовался своему чутью, хотя ему пришлось прибегнуть к трансформациям, чтобы не упустить знакомый аромат. Как только ему в голову пришла гениальная мысль об участии жены в Королевских гонках, он поспешил встретиться с Радмирой, справедливо полагая, что она отсыпается после бессонной ночи.
  Возле дома, где Эрик оставил ее, он ощутил родной запах, слишком свежий, чтобы быть вчерашним, и поспешил по следу, на ходу обдумывая, зачем белка идет столь странным маршрутом. Он увидел, что Рада его заметила, поэтому не стал сдерживаться и совсем по-мальчишески побежал ей навстречу, а потом сгреб в охапку.
  После недолгих молчаливых объятий она все же освободилась из кольца его крепких рук. И стала разглядывать по-другому, словно выискивая недостатки.
  - Ты за мной следил? - будто подозревая в чем-то, спросила Рада дракона, помня, что обещала себе быть мудрее и осторожнее.
  - Просто хотел увидеться и поговорить о важном... Не перебивай, прошу, вчера я немного приукрасил...
  - Я не твоя жена? - девушка все же его перебила. Она догадалась о чем-то таком, она подозревала, что невозможно за ночь соблюсти все обряды...
  - Нет, я не об этом, - поспешил заверить ее дракон, хотя в этом тоже было мало правды, но сейчас он не будет говорить о браке. Лишь после того, как он завладеет ее сердцем, он расскажет, на какую хитрость пришлось пойти, чтобы заманить маленькую рыжую белку в свои сети.
  - Значит, я не беременна? - опять перебила Рада.
  Дракон вдохнул и погладил ее по волосам.
  Рада в ожидании ответа напряглась. Неужели она очередной раз ошиблась?
  - Это не совсем так, - попытался найти нужные слова Эрик.
  Но белка удивленно вскинулась:
  - Как так? Нельзя же быть немножко беременной? Или - можно?
  Теперь она и вовсе ничего не понимала. А все, что говорил ей тогда лекарь Хаким, она пропустила мимо ушей, радуясь в тот момент, что Праматерь ее уберегла.
  - Это сложно, давай присядем.
  И он оглянулся в поисках нужной лавочки, но все они были под палящим солнцем, так что пришлось сесть на ступеньки храма и усадить своевольную жену на свои колени. Она, конечно, попыталась вырваться, но все эти попытки оказались тщетны. И когда она успокоилась, Эрик продолжил свой рассказ.
  - Когда хранитель увидел брачную метку... - он сознательно не назвал ее своей, надеясь, что эта полуправда сможет смягчить сердце Радмиры в будущем. - Т-ш-ш, я же попросил не перебивать, торопыга, - и он вновь, как вчера, приложил свой шершавый палец к ее губам.
  Но сейчас не было рядом подруги, вообще не было ни души, а нежные губы так откровенно манили. Запах зарождающегося желания щекотал ноздри, и дракон не смог удержаться.
  Рядом с ним Радмира постоянно себя одергивала, потому что мысленно она то и дело возвращалась в свои сны о той жаркой ночи, что никак не способствовало сохранению разума и спокойствия. А вот когда она оказалась у Эрика на коленях, и так и не смогла, а лучше сказать - не захотела - вывернуться, мысли ее опять утекли в совсем неподобающую сторону, и сейчас она была несказанно рада тому, что забрела в столь нелюдимый квартал. И она просто гипнотизировала его тонкие губы.
  Она не помнила, кто первый потянулся, а кто ответил. Но он родился. Поцелуй! Жаркий! Пылающий! Разве можно гореть в такой зной? Можно! Тело скрутило, Раду словно бросили в огненный ураган! Огонь страсти пылал, стелился и устремлялся в небо, и они с драконом были этим огненным тайфуном! Упивались и задыхались в обжигающем поцелуе, вновь и вновь ныряли в огненную стихию, ловя вдох другого, и мир перевернулся! Или они его перевернули...
  Эрику впервые было несказанно сложно оторваться от поцелуя. Но это нужно было сделать, иначе он рисковал обзавестись брачной меткой прямо сейчас и прямо здесь, а это было слишком бесчестно для его настоящей и теперь уже навсегда единственной жены. Он услышан стон разочарования Радмиры, когда усилием воли оторвался от ее губ.
   - Мы обязательно продолжим, но... после.
  И увидев, как девушка гневно вздернулась, усмехнулся. Какая все-таки она своевольная.
  - Поведаю тебе то, что услышал от хранителя. Я тоже, знаешь ли, был очень удивлен, обнаружив брачную метку... потерпи, давай я все расскажу, а после ты задашь все вопросы. Так вот, наша с тобой брачная связь... да-да, и у тебя она тоже есть, не совсем привычная, но тоже есть... Обычно после одобрения старшего крыла и хранителя проводят церемонию, где дракон и драконица получают свои брачные метки, или брачную печать, кому как нравится ее называть, молодожены надолго улетают ото всех, дабы ее закрепить. И только когда супруга беременеет, для всех окружающих они становятся полноценными мужем и женой. А до этого времени для всех, повторюсь, для всех драконов невеста - самый лакомый кусочек. Это не словесный оборот, это на уровне инстинктов, это связано с магической составляющей нашей души, противиться очень сложно. И это нормально в случае с драконицей, а в твоем... в тебе есть искра дракона, по крайней мере, так утверждает наш хранитель. Он видел брачную метку, она настоящая, а без его одобрения, сама понимаешь.... - и Эрик выжидающе уставился на свою Раду, ожидая потока вопросов, потому как все то время, как он говорил, она пыталась перебить или, кусая губы, едва сдерживалась, чтобы не высказать пару ласковых в адрес дракона или его предков - так сверкали ее глаза.
  Радмира ругала себя - вот думала вести себя осторожнее и осмотрительнее, ан нет, так увлекалась поцелуем, что забыла обо всем на свете, и что самое ужасное - именно наглый дракон призвал ее к разуму! Во время его исповеди Рада чуть ли не задыхалась от изумления, вызванного его рассказом.
  - Ты говоришь, что у тебя есть брачная метка, я хочу ее увидеть!
  "Уж что-что, а подделку я распознать смогу", - подумала Радмира и с вызовом посмотрела на рядом сидящего дракона.
  Эрик чего-то подобного ожидал, поэтому встал, выпрямившись во весь свой рост, и принялся медленно расстегивать пуговицы и распутывать завязки на своих штанах.
  - Стой! Прекрати! Остановись! - вскочила, даже подпрыгнула, белка. - Это что еще такое?
  Эрик наклонился к ней и обжег своим дыханием, потом сказал, приукрасив действительность:
  - Это, моя дорогая, то, что ты просила. Знаешь, обычно именно невеста ставит свою брачную печать будущему мужу, и ты выбрала то самое место.
  Наглый дракон поцеловал свою Раду в шею.
  Она отшатнулась, сгорая от стыда, как-то разом вспомнив, что сама навязалась дракону в ту ночь.
  - Хорошо, - медленно проговорила она, постепенно приходя в себя, - а как быть с моей меткой?
  - Свою ты сможешь увидеть, если мы проведем ночь вместе! - и широкая улыбка озарила хищное лицо дракона. - Но она продержится не больше суток, пока не закрепится, а каким образом - я тебе уже сказал.
  И он, подмигнув, вновь приблизился к Радмире
  - Я тоже выбрал свое любимое место...
  И не успела она и глазом моргнуть, как вконец обнаглевший дракон ущипнул ее за ягодицу.
  Рада в очередной раз подпрыгнула от тех эмоций, которые ее захлестывали. Но постаралась сдержать гневные порывы, ибо разговор был не окончен.
  - Ты говорил, что я лакомый кусочек для любого дракона, и от любого меня будет так... - она хотела выпалить гневное "трясти", но, собрав волю в кулак, сказала иначе: - бросать в жар, ну и... ты понимаешь? - не стала вдаваться в подробности белка, надеясь на догадливость дракона.
  Дракон зарычал, задрожал, черты лица еще больше заострились, а кое-где на коже даже проступили угольные чешуйки. Что там происходило с когтями, Рада не заметила, потому как пристально всматривалась в глаза Эрика, надеясь распознать, если тот решит сказать неправду. Дракон, едва совладав с собой, выдал:
  - Да! - и это "да" прозвучало рычаще и угрожающе. - Вот поэтому вчера я и сказал то, что сказал. И это не все - остальные драконы, если ты не поняла, будут чувствовать твою притягательность, правда, не смогут выяснить всей подоплеки, если ты, конечно... - тут он грозно сверкнул глазами. - Если ты сама не расскажешь им.
  Радмира почти успокоилась, ей на ум пришла вполне здравая мысль, и она ее озвучила:
  - Почему ты все это мне рассказываешь, ведь в твой обман я поверила? - она не стала добавлять, что поверить - поверила, но проверить все же тоже хотела. - И почему тогда отпустил вчера?
  Дракон тяжело вздохнул, но ответил:
  - Я хочу иметь с супругой куда больше общего, чем постель. А отпустил... сам не знаю. Может, дело в том, что ты попросила? - вновь вздохнул и продолжил: - Пойми, для нас, драконов, брак - это нечто большее, чем просто любовь и страсть. Это сложно объяснить. К тому же, наши браки невозможно расторгнуть, в отличие от ваших, человеческих! - презрительно выплюнул Эрик.
  - Тебе не нравятся люди, ты что-то имеешь против них? - наигранно вскинулась Рада, она помнила, как отнесся Син к ее сущности. Неужели древние существа тоже скованы глупыми предрассудками? Она пока не собиралась раскрывать свой секрет. Заметила, как смягчился взгляд Эрика, поняла, что он собирается ее обнять, но отстраняться не стала. Чего уж врать себе, ей были приятны прикосновения этого наглеца.
  - Радость мира, моя радость, - и он коснулся ее носа своими жесткими губами. - Я слишком, как бы правильно выразиться... Дракон. И мне нет дела до других драконов, троллей, людей - кроме тебя, Радмира.
  Радость моего мира. И мир вновь перевернулся, потому что их губы опять соприкоснулись в обжигающем поцелуе. Радмира попыталась было поймать ускользающую мысль, что-то важное, что ей хотелось спросить, но все растаяло дымкой.
  Время не шло, оно мелькало и растворялось, а они все стояли и целовались, упиваясь страстью, а потом нежностью, тени медленно двигались, а они по-прежнему не могли оторваться друг от друга. И только когда злое солнце обожгло их, они смогли вспомнить, где находятся. Посмотреть друг на друга и рассмеяться. В обнимку, не спеша, двинулись по каменным коридорам, и сейчас Радмире было неважно, куда они идут, главное, что идут вместе.
  - А куда ты шла?
  - Это все, что ты хотел рассказать?
  Они сказали это одновременно.
  - Давай, сначала ты, - великодушно разрешил Эрик.
  - Ну, собственно, я хотела проверить твои слова и шла в госпиталь при Королевской Академии, там, говорят, среди лекарей даже драконы есть.
  Эрик чуть не споткнулся, но постарался ничем не выдать себя. Это ж надо, как он вовремя перехватил жену, еще чуть-чуть... и он даже помыслить не мог, чем это могло для него обернуться.
  - Наверное, это изгои...
  - Кто-кто? - непонимающе взглянула на дракона Радмира.
  - Я потом тебе все расскажу о наших традициях, но если вкратце - большинство драконов живут в отдаленных городах, под защитой рода или своего крыла. А те, кто постоянно обитают в человеческих городах, отщепенцы и изгои... это не всегда плохие драконы, - предупредительно вставил он, - просто они лишены нашей магии и древнего знания. Так что не уверен, что они смогли бы узнать о твоем истинном состоянии.
  - А ты все мне рассказал? - прищурилась девушка.
  - Вообще-то, нет, я хотел пригласить тебя на Королевские гонки в качестве участника, - и дракону пришлось остановиться и придержать свою супругу, потому как Радмира, в отличие от мужа, не смогла сохранить хладнокровие и все-таки споткнулась.
  - Чт-то-о? - не смогла поверить она.
  - Я же говорил, что хочу иметь больше общего со своей женой, а полеты и гонки - это то, что я люблю... думал, может, и тебе понравится, - он уже видел, как загорелись ее глаза, так что сочинял на ходу. Про то, что им не хватает еще одного участника, благоразумно умолчал. - Вчера было открытие, сегодня показательное выступление прошлогоднего победителя, а завтра уже старт. Ну как, ты согласна?
  Белка смотрела на него, распахнув глаза, и не верила, точнее, не могла поверить, что ее глупые детские мечты о полете, да что там детские, несколько часов назад она мечтала, что сможет летать с ним... и вот он предлагает не просто полет! А Королевские гонки!
  - А мне точно можно? - осторожно спросила она.
  Дракон не стал ей отвечать, крепко, до хруста сжал в объятиях и закружил, что есть мочи.
  - Тебе - можно, - то ли вспомнив сон-виденье младшего, то ли интуитивно ответил так же, как тогда, Эрик.
  - А остальная команда не будет против? Я же займу чье-то место? Ты уверен?
  - Остальные против не будут, а тот, чье место ты займешь, - он помедлил и добавил: - его я наказал и не хочу даже ради гонок снимать свое наказание, так что ты нас даже выручишь! - опять немного приврал хитрый дракон. - Согласна? - он знал, что она ответит, ему все больше и больше нравилась собственная жена.
  - Все-таки хорошо, что сейчас молчаливые дни Многоликого бога, иначе на этой площади было бы не протолкнуться, мы не смогли бы поговорить, ну и... - он улыбнулся и посмотрел на свою красавицу-жену - да, удача на его стороне, будь сейчас площадь перед храмами полна народу, он вряд ли смог бы отыскать в мешанине запахов такой родной, и Радмира бы выяснила свою правду.
  - О, ты хорошо знаком с человеческими традициями? - она вовремя прикусила язык, чуть не выдав, что сама за несколько лет проживания с людьми особо не вникала в их верования.
  - Конечно, по долгу службы, если можно так выразиться. В эти дни все храмы Многоликому пустеют, это молчаливые дни. Дни, когда бог должен отдохнуть, и верующие не должны обращаться к нему с молитвами и просьбами, чтобы весь следующий год он мог усердно помогать.
  - Угу, - кивнула Рада, желая больше не касаться опасной темы традиций, дабы не выдать случайно свой секрет.
   Дальше шли молча. Дракон украдкой поглядывал на свою супругу, избранницу, жену. Жена. Он усмехнулся, обнял ее покрепче, и они поспешили к городскому департаменту, где можно было решить вопрос о новом участнике.
   Радмира старалась прийти в себя и поэтому молчала, ведь гонки - это уникальная возможность и маленькое приключение, которое сблизит ее с драконом, да и в старости будет, что рассказать внукам. О, Праматерь! Она уже думает об общих внуках! И белка мельком глянула на потенциального "деда". Хорош! Нагловат не в меру, но, кажется, ей нравятся наглые, а не тихие и спокойные, как она прежде думала.
  Наверное, просто устала от своей беготни, и ей хотелось обычного, как у всех, семейного счастья. Сейчас главное - не терять голову и не позволять дракону окончательно "угнездиться" в сердце, иначе она опять растворится в своей любви и... Что будет после, лучше не думать, осторожность и разумность должны стать для нее лучшими подругами. Сжала кулаки и улыбнулась - можно и рискнуть согласиться на приключение.
   Пока Радмира договаривалась со своим сердцем, очередной претендент на ее руку сбился с ног, разыскивая будущую невесту.
  Маг Син, нелюбимый племянник баронессы, провел весь праздничный вечер открытия гонок, гоняясь за посыльным, потому как его возлюбленная легким движением руки сняла его маячок и нацепила на мимо проходящего мальца, даже не вспомнив об этом. Все утро сторожил Син у ее двери, но все равно пропустил момент, когда будущая невеста выглянет, и он, наконец, сможет с ней объясниться и сделать предложение.
  Скромняга Син, кудрявый светловолосый юноша, каким знавали его друзья-сокурсники, сильно изменился после встречи с Радмирой. Тогда он не знал всех ее тайн, но каждую весну ждал, что судьба вновь столкнет их.
  После первой "весенней любви" он никак не мог выкинуть Раду из головы, после второй был готов сделать ей предложение, но узнал, что хрупкая рыжеволосая красавица хранит множество секретов, с которыми ему весьма неожиданно пришлось столкнуться, и он оказался к ним не готов.
  А вот третьей весной должна была состояться его свадьба с жалкой копией Радмиры, нелепой заменой... ибо он отчаялся найти свою возлюбленную. И ее появление на набережной он воспринял, как знак.
  Все! Хватит сомневаться! Он последний год даже упражнялся со шпагой, чтобы стать достойным соперником опасному волку, ведь маг готовился отстаивать честь любимой в бою, возможно, последнем для него.
  Поэтому он и хотел поскорее обменяться браслетами, и даже взял на себя смелость приобрести второе украшение, дабы ускорить процедуру. А после, если выживет, он обязательно устроит красивую свадьбу и постарается сделать Радмиру счастливой. Пусть у него нет прав на наследство, да и родительская доля ему уже не принадлежит, но маг видел, что в девушке нет тщеславия и корысти. А в последние дни его интуиция просто кричала, что его шанс с каждым днем, да что там, с каждой минутой становится все призрачней и призрачней.
  И маг спешил, суетился, бегал, пытался выловить даму своего сердца, но она все чаще и чаще ускользала. Брачные браслеты, которые заметила Мари, стали постоянными его спутниками, и сегодня он сделает Радмире предложение, пусть для этого придётся ее разбудить.
  Чтобы успокоить свои расшатанные нервы, маг решил заглянуть в любимую закусочную. Он даже не представлял, с кем сведет его Судьба, или сам Многоликий бог. Пройдя пару родных улиц и выйдя к самой большой закусочной квартала, от которой всегда шел приятных запах копченостей, Син вошел, надеясь плотно перекусить. Даже жаркие дни, когда есть и вовсе не хотелось, не отбили у клиентов знаменитой закусочной желание плотно пообедать, так что здесь по-прежнему толпились люди и нелюди.
  Сделав свой обычный заказ, маг проследовал за любимый столик и, едва присел, как услышал знакомое имя.
  Имя будущей супруги.
  Через пару минут он уже знал, кто его соседи, и теперь его не волновали даже любимые столичные колбаски, которые дымились на столе. Маг собирался с мыслями. Минута, и он шагнул к соседнему столику, пытаясь вычленить из рассказов любимой их имена.
  - Маг Тарсинвиль... а вы, так понимаю, Максимилиан? - обратился он к одному из трех оборотней.
   Тарсинвиль никогда не был задирой или хулиганом, да и лидером не был, и уж драк вовсе никогда не затевал. Что ж, всегда приходиться с чего-то начинать, и постоять за честь своей невесты - весомый повод. Син смотрел на самого серьезного оборотня, наверняка, именно так и должен был выглядеть будущий вожак. Мужчина был мощным - широкие плечи, огромные руки, что больше походили на лапы медведя, кустистые брови, нахмуренный лоб и тяжелый взгляд.
  Маг ожидал ответа на свой вопрос, глядя вожаку в глаза. Но он ошибся.
  - Сайман, - представился оборотень. Это имя тоже всплыло в голове мага. - Макс - вот! - и он хлопнул рядом сидящего друга по плечу, тот от неожиданности скривился и потер руку.
  Син вглядывался в своего будущего соперника и недоумевал. Да, мужчина был выше и, наверняка, сильнее его, но странное выражение лица и глупая улыбка никак не вязались с образом кровожадного и мстительного волка.
  Маг не стал тянуть кота за хвост и сразу перешел к делу:
  - Ну, здравствуйте, будущие родственники. Хочу обсудить долг и все претензии к моей невесте Радмире.
  И когда он присел за свободный стул, его охватила пьянящая радость от собственной смелости. Разговор предстоял долгий, и вряд ли он обойдется без рукоприкладства. Потому как угрожающая тишина, которая повисла за столом, не предвещала ничего хорошего.
   ...Всю честную компанию вежливо, но настойчиво попросили очистить помещение закусочной. Потому как приличное заведение не допускает потасовок среди клиентов.
  Взъерошенные и злые, они выбрались наружу.
  Кассиль порывался перегрызть горло наглому мальчишке, посмевшему претендовать на женщину их клана, он даже успел зацепить кулаком челюсть мелкого паршивца. Маг не отставал, и, зная про особую устойчивость оборотней к магии, заранее приготовил парочку мелких заклинаний и применил их... к одежде соперника.
   Вот так, один с разбитой губой, другой - в жутко вонючей одежде, мужчины стояли и злобно зыркали друг на друга.
  Сайману, как всегда, пришлось стать посредником между враждующими сторонами. Итогом стал вызов на бой, и с подачи хитрого Кассиля бой должен был быть проведен на арене подпольных игрищ, причем, этим же вечером.
  Они разом убьют двух зайцев - и заработают, и прихлопнут мага-дохляка, который посмел разевать свою пасть на чужую женщину. Волки лишь украдкой бросали косые взгляды на своего вожака, который вместо праведной мести восторженно охал и ахал за их спинами.
  В это самое время предполагаемая невеста даже не предполагала, что у нее вновь появился жених. Она в это мгновение ставила подпись под магическим договором для участия в Королевских гонках.
  Маленький иллюзорный дракон, что красовался на гербовой бумаге, блеснул и скользнул на ладонь, повертелся, покрутился и впился совсем настоящими зубами в запястье. От неожиданности Рада зашипела. Насытившись, маленький гаденыш стал растворяться дымкой, а на коже проступил белый узор, отдаленно напоминающий стилизованного дракона, хвост которого расположился во всю длину среднего пальца, и стоило подвигать рукой, как рисунок будто оживал.
  - Интере-есно-о, - протянул сотрудник департамента, который железной хваткой вцепился в руку новой участницы. Им, а точнее командиру Черных драконов, пришлось целый час убеждать чиновника, что нет запрета на столь необычного участника. Но пока все документы и инструкции не были перепроверены, тот даже не достал договор, теперь же не только он с удивлением глядел на происходящее, все сотрудники столпились у стола и чуть ли не с лупой разглядывали магический рисунок.
  Бедный дракон скрипел зубами, но ничего не мог подделать - официальные лица, чтоб их! Без их полного одобрения не будет нового участника, а значит, и самих гонок тоже.
  Эрик еще в самый первый день, под усиленным присмотром старшего крыла и хоанителя, в торжественной обстановке ставил свою подпись, поэтому ничего подобного от скрепляющего печать артефакта не ожидал.
  Еще через час он все-таки вырвал свою жену из загребущих лап служащих департамента, которые желали занести сие событие в документы непосредственно в присутствии изумившей их Радмиры.
  Эрик отнесся к этой необычности как к очередному подтверждению искры дракона. Сейчас он с интересом поглядывал на свою хрупкую жену, которая обладала поистине звериным аппетитом и ничуть этого не стеснялась, даже наоборот, подтрунивала над Эриком, где, мол, его прославленный драконий аппетит. Вот так, шутя, старательно обходя подводные камни, они и проводили время.
  Пока Радмира не коснулась неприятной для Эрика темы, сказав:
  - Давай договоримся на берегу, так сказать. Хочу знать про ваши традиции, и о том, в какую семью, возможно... подчёркиваю - возможно, мне предстоит влиться. Расскажи о своих родных, есть сестра или братья? Да и мне очень хотелось бы знать, как ты видишь нашу семейную жизнь.
  Вот умеют женщины все испортить, ведь только наслаждались общением, откуда это неуместное желание расставить все по полочкам и навесить ярлыки.
  Эрик был прав, Радмире хотелось выяснить всю подноготную будущего супруга, именно потому, что это будущее совместное. А еще она боялась, что вновь окунётся в свою любовь и забудет про все и всех, опять натворит дел, которые будет расхлебывать годами.
  Хорошо хоть "весеннее обострение" Сином не принесло вполне ожидаемых последствий, а то она посчитала бы себя проклятой, не меньше.
  И пусть маленькая обида еще тлела в сердце Рады, но девушка искренне желала магу счастья, ведь именно поэтому и подружилась с маленькой баронессой - чтобы направить ее неуемную детскую энергию в иное русло.
  Кстати, белка так и не удосужилась узнать у подруги ее возраст. Но стоило вспомнить белокурое чудо, как маленький ураган ворвался в тихую ресторацию, где обедали дракон с Радой.
  Обвешанная покупками и в сопровождении носильщика, который сгибался под тяжестью своей ноши, Мари шла уверенной походкой счастливой женщины. Она увидела своих друзей и тут же двинулась к ним.
  Дракон бесшумно выдохнул, ибо появление баронессы спасло его от непростого разговора, ведь ему не хотелось врать о брате, лучше уж умолчать и сначала переговорить с Эмилем, чтобы уладить все недомолвки.
  Узнав у супруги ее планы - работа, работа и еще раз работа, Эрик предупредил, что зайдет рано утром, дабы провести тренировочный полет и попрощался страстным поцелуем. Они с Радой заранее условились, что непосредственно в гонках она не будет участвовать, на ней только первый показательный этап, остальное возьмут на себя другие члены команды. Эрик отговаривался, что это лишь для ее безопасности, ведь настоящие гонки вещь не только азартная, но и очень опасная. А как командир он понимал, что супруга будет лишь помехой. К тому же... с одной стороны, ее участие привлечет много внимания к Черным драконам, которые всегда славились желанием нарушать традиции - так что нужно поддерживать легенду, а вот с другой... без участия Радмиры и вовсе не видать драконам гонок, а значит, и дополнительных преференций в совете.
  Был еще один момент - Эрик не хотел выставить жену на всеобщее обозрение других драконов, которые могут почуять ее притягательность.
  Но это ничего не меняло в его планах.
  Поэтому, шагая к дому, где его должны были дожидаться остальные члены команды, Эрик мысленно проверял отголоски чувств братьев, и ему очень не нравились эмоции Эмиля.
  Очень. И Эрик уже продумывал план новых тренировок и одновременно короткий разговор с братом, дабы избежать казусов с их общей супругой, просчитывая необходимость новых уловок и пассов, с учетом отсутствия Валира. А еще оставалось наказание от старшего крыла - ежедневные, или лучше сказать, ежевечерние подпольные бои, и сегодня состоится первый бой, который особых приготовлений не требует. Эрик сомневался, что против него и братьев выдвинут достойного соперника, так что волноваться не о чем.
  Командир Черных драконов очень удивился бы, узнай, что его благоверная в данный момент просвещает семнадцатилетнюю подружку о тех самых подпольных боях. Узнав истинный возраст подруги, Радмира взялась за блондинистое чудо всерьез, она решила, что нужно срочно отвлечь Мари от активных действий, которые и вправду могли привести ту к замужеству, но только не с выбранным магом, а с указанным матерью женихом.
  А ничто так не отвлекает, как таинственный поход в подпольное общество - именно под таким соусом были поданы теневые игры, ведь сегодня вечером Радмира собиралась на первый рабочий день в старый цирк.
  Да-да. Серые властители расположились под цирковым куполом, и это значит, Радмиру ожидает весьма развлекательный поход.
  И, конечно же, подруга навязалась ее сопровождать, чего и ожидала хитрая белка. Так что за судьбу мага она не переживала, за свои артефакты тоже, ей всего-то стоило проверить их перед использованием. Остальное время Радмира собиралась посвятить экскурсии и, возможно, ставкам.
  Девушка не очень уважала игры на деньги, тем более такие, где от игрока мало что зависело, ее зверю были интересны отнюдь не благородные игры за карточным столом. Радмире, затосковавшей по своей звериной сущности - а была она у белки на редкость хищная - хотелось кровавых боев, где внутренняя сила выплескивается наружу, обнажая истинные чувства.
  Так что сегодня она собиралась утолить ту жажду крови, которая в последнее время пульсировала в ней все сильнее и сильнее, напоминая, что она не загнанная жертва, а хитрый и злобный зверь, который в былые времена не гнушался злыми шалостями и мелкими подставами. Которые, в свою очередь, обязательно приводили к драке или болезненным подзатыльникам. Давно, очень давно ей не приходилось смотреть на звериные бои, и поэтому предстоящий вечер приобретал еще более приятный оттенок.
  И, конечно же, это была возможность отвлечься от навязчивых мыслей о наглом драконе, что тоже сыграло свою роль. Сегодняшний вечер обещал быть незабываемым! И Радмира даже представать не могла - насколько!
  Эмиль злился. Он злился, даже когда кузен смог вытащить его из городской тюрьмы. Его безмерно раздражало все! И особенно - то, что он стал жертвой нахального оборотня. Он! Дракон! Да как только тот посмел? Эмиля бесило то, что волки освободились раньше. И то, что глупый тюремщик-тролль взбеленился на него, благородного дракона! Что посадил в карцер, что кузен промолчал, что Камиль все-таки вернулся за ним и освободил, и теперь идет и читает нотации. Что его ожидает очередная выволочка от родного брата, и что отец, узнав обо всем, не оставит его "отдых" за решеткой без особого наказания.
  И кто в этом виноват? Конечно же, женщины! А в его, конкретном, случае - одна единственная женщина. Его благоверная! Та, что претендует на роль его избранницы! Ха! Да в гробу он видел такую избранницу! А, собственно, почему нет? Нет девушки, нет проблем... Нет! И он одернул себя, потому как непроизвольно стал покрываться чешуей, а угольные когти уже выступили наружу. Попытался успокоиться, ведь скоро тренировка, и вот на ней он сможет выплеснуть все свое раздражение. Голод и злость подстегнут Эмиля на опасных виражах, и даже дар нечаянной избранницы будет на руку.
  В одиночном полете младший дракон победит всех своих братьев. Это несомненно тешило самолюбие.
  Хмурый Эрик ожидал братьев на закрытой тренировочной площадке и тоже злился, потому как уже был в курсе всех приключений родичей, но еще больше негодовал из-за их опоздания, ведь время было зарезервировано заранее и строго лимитировано для каждой команды. Да еще и предстоял нелегкий разговор с Эмилем о Радмире.
  Когда драконы, наконец, появились, Эрик, как командир, заметил, что из младшего магия так и хлещет во все стороны, разливается, расплескивается впустую. О чем он и сообщил прибывшем членам команды, а это означало, что младший не способен контролировать не только свои эмоции, но и магические потоки. Не научился, не успел.
  И только этот факт ставит их участие в гонках под вопросом, ибо чиновники не допустят к ним дракона, который может случайно убить соперника... или себя. Черный дракон, как командир, слишком хорошо это понимал. И как только родичи оказались рядом, Эрик сразу взял быка за рога, он изначально не собирался растекаться мыслью по древу, особенно если это касалась уже принятого решения, так что был краток:
  - Я нашел Радмиру, со вчерашней ночи она моя жена. Вопрос о брачной метке решим через хранителя. Надеюсь, ты придержишь свой язык за зубами? - и он выразительно прожег взглядом Эмиля. И игнорируя рычание брата, обратился к кузену: - Наши бои начнутся ближе к полуночи, но прибыть стоит раньше, к закату. Первый заход на левый предел, - и он указал на нужную полосу препятствий.
  Сейчас на тренировочном поле был не брат, кузен или сородич, и даже не старший дракон, а жесткий командир крыла, подчинение которому было святой обязанностью всех членов команды.
  Пока родичи выясняли отношения в полете, пытаясь проверить, кто из них ловчее, быстрее и сильнее, хитрый Камиль усмехался, глядя на них. Он-то, в отличие от младшего, понял весь смысл фразы командира. То, что ему потребовался хранитель для переноса брачной печати, означает, что ночь с избранницей прошла отнюдь не так, как подумал Эмиль, и девушка с драконьей искрой абсолютно свободна.
  И пока два дракона будут драться за добычу, хитрец Камиль эту добычу просто умыкнет. Победителей не судят!
  "Не бывает любви без потерь", - гласит старая драконья пословица.
  Они еще не знают, что потеряли. Камиль усмехнулся своей хитрости, и если бы в драконьей сущности у него тоже были усы, он непременно бы подкрутил их привычным жестом, настраивая себя на рисковый шаг, а так - лихо завернул в очередную петлю с ловушками, оглашая тренировочную площадку грозным рыком.
  После длительной и плодотворной тренировки накал страстей поутих. По крайней мере, так казалось командиру младшего крыла. Он еще раз провел инструктаж и сообщил невероятную новость - новым участником команды будет вовсе не тот, кого вычеркнули из родовых книг, а хрупкая носительница драконьей искры, его супруга!
  На этой ноте Эрик распрощался с родичами, ибо его ждал не менее тяжелый разговор с хранителем. Командир напомнил драконам, что к закату ждет их на ступенях столичного цирка, и спокойно оставил изумленных сородичей.
  Уходя, он все же прощупал эмоциональный фон братьев - и ему показалось, что эта новость стала не просто ошеломляющей... она ввела в ступор что Эмиля, что Камиля.
  На это и рассчитывал старший дракон - теперь, помимо азарта и желанной победы, будет еще один фактор, который подстегнет Черных драконов в Королевских гонках. Упасть в глазах девушки, пусть и не своей, сродни тому, что проявить слабость и трусость, а настоящие мужчины такого не допустят.
  
  Упомянутая девушка принимала воздушные ванны у прохладного фонтана, в ожидании, когда благородная леди, именующая себя лучшей подругой, подберет подобающий наряд для тайного похода. Участвовать во всей этой женской процедуре Радмира наотрез отказалась. Так что теперь скучала перед живописным фонтаном, бросая в него мелкие камушки и глядя, как те медленно тонут в синей чаше.
  Девушка никак не ожидала появления хмурого мага с разбитой губой, а дальнейшие его действия и вовсе поразили. Стоило ему увидеть Раду, как Син почти бегом двинулся к ней, она даже не успела не то что приподняться, даже приветствие выговорить, и вот уже он присел на одно колено и, словно бывалый фокусник, надел свой браслет на ее запястье. Загорелся и погас магический огонек, и все такой же хмурый Син торжественно сказал удивленной Радмире:
  - Прошу, выходи за меня замуж! Выполни мою последнюю просьбу! Если я умру, то ты сделаешь меня самым счастливым, если выживу - я сделаю все, чтобы ты была счастлива со мной!
  Рада не могла выдавить ни словечка, она слышала шепотки прислуги о том, что Син не в себе, но только сейчас, поняла, что бедный парень вовсе сошел с ума!
  Ей стало жалко и своего бывшего возлюбленного, и юную подругу, которая тешит себя глупой надеждой женить на себе безумца. И маленький уголек старой обиды моментально погас, оставив после себя лишь сочувствие к близкому другу. А еще она хорошо помнила, что обезумевшее животное может внезапно покусать, поэтому с осторожностью взяла мага за руку и присела, ласково взглянув ему в глаза со всей заботой, на которую была способна. Затем спросила:
  - Солнышко, а почему последнюю?
  - Ра-а-ад-ми-и-и-ра-а-а! - разнесся звонкий голосок.
  Не надо быть провидцем, чтобы узнать, кто хочет ее видеть.
  - Подожди, я скоро, - шепнула белка вздрогнувшему магу.
  Не стоит встречаться безумцу и глупцу, иначе произойдет катастрофа.
  И Рада со всех ног бросилась навстречу белокурому чуду. Слава Праматери! Ей удалось перехватить Мари на подходе к саду. Она была одета точь-в-точь, как Рада, с единственным отличием - ее легкий струящийся брючный костюм был черного цвета, а белка предпочитала все оттенки песочного.
  Вдоволь покрутившись перед подругой, маленькая баронесса силком увела ее на обеденную террасу - следовало плотно подкрепиться перед опасным приключением. Рада терпеливо улыбалась и отгоняла тревожные мысли о Сине. И, конечно же, выглянув на террасу, которая как раз и выходила на небольшой фонтан, белка уже не увидела мага.
  Поставив себе зарубку на память обязательно помочь другу - возможно, ее магия сможет вернуть ему разум - Рада под ручку с хихикающей Мари подошла к ступеням столичного цирка. До заката оставалась еще пара часов, но белка, как официальный работник теневых игр, должна была прибыть заранее.
  
  
  
  
  Глава 14 О играх
  Хмурый орк стоящий на входе, скалился и ворчал:
  -И чего забыли здесь соплюшки? Без амулета не пущу! -выпятил грудь и загородил дорогу девушкам.
  - Вот держите, - не стала спорить Радмира и отдала на проверку собственное изобретение. - Хм, настоящий? -не поверил страж. И только после тщательного осмотра сердито сказал, - Входите.
   Девушки юркнули в тайный проход. Им вслед понеслось бурчание орка про малявок и пигалиц, но подругам было все равно. Перед ними открывался новый и безумно интересный мир.
   Вместо ожидаемого коридора, ведущего к знаменитой арене, где выступали цирковые звезды, Мари и Рада спустились по серой винтовой лестнице. Дочь баронессы сбилась со счету где-то на трехсотой ступеньке, и дальше лишь хихикала - видимо, нервное, подумала Радмира. Она тоже не ожидала, что подпольные игры будут настолько буквально находиться под землёй.
  Стены коридора были выложены дорогим мрамором, таким же, как в королевском банке, хотя чему удивляться - кажется, это и есть основная кормушка королевской казны.
  Когда спуск, наконец, закончился, девушки вошли в довольно просторное и светлое помещение, высокие потолки его никак не соответствовали образу темного подземелья, где творятся не менее темные делишки.
  Стены были покрыты все тем же мрамором, над головой висела шикарная люстра, которая вполне могла украшать королевский дворец, ну или поместье какого-нибудь герцога. Судя по восторженному вздоху Мари, та тоже успела оценить всю красоту и ценность осветительного прибора.
  В просторном зале девушек ожидал горбатый старик, который, поманив их за собой, повел по петляющим коридорам. Экий сложный лабиринт! Да, вряд ли юная баронесса, оставшись одна, сможет найти выход, Радмира сомневалась, что даже ее звериная сущность поможет ей вернуться без проводника.
  Если конечно, не будет опасности для жизни, ибо это обычно только подстегивало ее зверя найти верную дорогу к свободе.
  Старичок привел девушек в уютную комнату, где стояло пара столов и несколько кушеток. С первого взгляда Радмира узнала, что амулеты на столах принадлежат ее руке, и, предупредив Мари, что будет занята, с головой окунулась в работу.
  Благородной леди пришлось поскучать пару часов в одиночестве, пока не началось настоящее приключение. Наплевав на все приличия (она теперь преступница, как-никак!) она забралась с ногами на кушетку, чтобы наблюдать за происходящим, то и дело поглядывая, как работает подруга. Парочка нетерпеливых молодых магов дожидались тут же, постоянно мешая и отвлекая Раду глупыми, по мнению Мари, вопросами.
  А вот когда вошел сам мэтр, дочь баронессы постаралась слиться со стеной, или по крайне мере затеряться в толпе зевак, благо, теперь их набралось немало. И только после того, как мэтр Альберт поздравил свою протеже, а остальные стали обладателями желанных амулетов, девушка выдохнула.
  Радмира, заметив отчаянные попытки Мари стать как можно незаметнее, схватила ее за руку, на ходу попрощавшись с коллегами, и увела подругу с глаз благородного мэтра.
  Теперь, благодаря правильно настроенным амулетам, Радмира легко ориентировалась в запутанной системе коридоров и выходов. Довольно быстро найдя нужный путь, она открыла дверь из голубого стекла и окунулась в гущу азарта и разврата - никак иначе нельзя было назвать происходящее в огромном помещении, отведенном для карточных игр.
  Множество просторных сквозных залов занимали карточные столы с игроками, в темных углах за тяжелыми бархатными шторами велись шахматные бои, чуть поодаль располагался зал с мелкой живностью: там велись петушиные бои, крысиные бега и даже проходили скачки на жабах. А в другом зале можно было разглядеть шумные компании - с деревянными палочками и связками восточных монет... и там тоже были игры на любой цвет и вкус, и жители семнадцати королевств оставляли там свои купюры, монеты и ассигнации.
  Наверное, именно так должен выглядеть роскошный бордель вперемешку с игорным домом.
  На потолке выложена мозаика из цветного стекла, на которой во всей красе развернулись все семнадцать королевств, стены задрапированы дорогими тканями с золотой вышивкой, а светильники из хрусталя обрамляют магические огни. Вся мебель словно кричала о своей высокой цене, подчеркивая, что теневые "бароны" и "герцоги" живут ничуть не хуже, а порой и лучше обычных.
  От нарочитой вычурности рябило в глазах... или тому были иные причины? А какое разнообразие видов и существ! У маленькой леди дыхание перехватило! Когда еще она увидит горного тролля в обнимку с тонкой эльфой, или орчанку, играющую на арфе, да и медведь в штанах - совсем не тривиальное зрелище! А чего стоит карлик, нагло лапающий совсем не маленькую клыкастую синюю деву! Магички в обнимку с маленькими собачками, темнокожий гость из дальних стран, на шее у которого отдыхал гигантский питон, лысый гигант, обвешанный кольцами - цирк, да и только!
  И если Радмира переживала, что они с Мари своими тонкими брючками шокируют публику, то сейчас осознала, что на фоне остальных дам они с подругой выглядели не просто прилично, а как монашки на шабаше ведьм. Так что Рада дерзко расстегнула несколько верхних пуговиц на блузе и смело шагнула в зал.
  Пьянейший азарт захватил в свои объятия и маленькую белку, ужасно хотелось, как в детстве, сотворить какую-нибудь шалость. Но она не собиралась тратить свои кровно заработанные деньги в этом зале. И девушка направилась туда, куда вел ее зверь. Несмотря на то, что самые красочные бои начнутся только после полуночи - об этом ей шепнул мэтр - ей не терпелось посмотреть на всех бойцов прямо сейчас!
  Крепко сжимая руку Мари, она пробралась сквозь бурлящий поток нелюдей, по дороге увернулась от загребущих рук пьяного эльфа, в отместку ущипнув его друга чуть пониже спины. Смеясь и увиливая от надоедливых кавалеров, они с баронессой без потерь пробрались к нужной двери. И тут путь им преградил широкоплечий мужчина с ярким платком на шее и, улыбаясь, пробасил:
  - Крошки, кажется, вы потерялись? Малышки, я вам помогу, не стоит заходить в эту дверку, там зрелище не для красоток.
  Ух! Как же Радмира этого ждала, правда, она надеялась, что поклонник будет куда более агрессивен, этого даже было чуточку жаль, ведь помочь хочет. У белки руки чесались испробовать свое изобретение в деле. Хищно улыбнувшись спасителю, она томно прижалась к его груди и легким нажатием активировала видоизмененный рабочий амулет.
  - Ой, - пискнула ее подруга и постаралась увернуться от падающего тела.
   "Да... Кажется, я малость перестаралась!" - подумала Радмира и, оттащив Мари от мужчины, открыла нужную дверь.
  Амулет должен был лишь на несколько минут сковать незадачливого кавалера, в следующий раз она уменьшит заряд. Девушки одновременно шагнули через порог и тут же оказались в совершенно ином мире.
  Рада шумно втянула воздух, ощущая бодрящие запахи металла, крови и мужского пота. То, чего так долго был лишен ее зверь!
  Она на миг замерла, чтобы оценить всю мощь захватившего ее азарта, почувствовала, как кровь быстрее побежала по венам, как энергия закипела и забурлила, желая найти долгожданный выход.
  Если бы рядом не оказалось подруги, она бы позволила себе выпустить когти.
  Мари пьянела от свой смелости - буквально несколько дней назад она и вообразить не могла, что сможет окунуться в такое восхитительно-волнующее приключение в жизни, а не в своих книгах. Перед ее взором предстали девять небольших арен, больше похожих на многократно увеличенные птичьи клетки, которые были дополнительно укрыты магическим куполом. Нет, она не могла видеть магических потоков и плетений, просто стандартный артефакт, практически такой же, как у матушки в кабинете, имелся у каждой арены. Да и любой посетитель мог увидеть голубые вспышки в тех местах, куда попадала магия одного из бойцов.
  И маленькая баронесса увидела, как радостно подскочила подруга к одной арене и не слишком прилично закричала на одного из бойцов - то ли пыталась взбодрить его, то ли помешать, потому как тот, заметив необычного зрителя, отвлекся и пропустил удар.
  В сердцах Рада бросила пару словечек, недостойных уст леди, и двинулась дальше, к следующей арене, которая пустовала - соперники только готовились к бою. Несмотря на это, зрителей здесь было в разы больше, нежели у других клеток. Краем уха Мари услышала, что здесь будут драться маг и оборотень, и, видимо, многим хотелось посмотреть на такое небывало зрелище.
  Син сильно нервничал - единственное, что не давало ему позорно сбежать, так это недавнее воспоминание о том, с какой нежностью и лаской смотрела на него Радмира, когда он сделал ей предложение. А еще в голове звучал голос одного орка: "Убийств здесь не любят -слишком большую компенсацию приходятся выплачивать. Но случается, не без этого". Но в этот раз он поступил, как истинный воин. Без сомнений и размышлений ринулся в бой.
  И пусть этот бой был лишь в его голове и с призраками прошлого, но он сумеет одержать победу. И сейчас он выйдет на арену, чтобы сразиться за честь возлюбленной и, скорее всего, отдать свою жизнь. И пусть единственным не гласным правилом в этих боях было - не убивать, ведь за это сопернику грозил немалый штраф. Маг чувствовал, что эта цена не остановит волка.
  Слишком черными стали глаза оборотня, когда тот вызывал его.
  Кассиль нетерпеливо расхаживал в коридоре, и желание как можно скорее свернуть наглецу шею, одолевало волка все сильнее. Сайман пытался успокоить друга, напоминая, что они пришли сюда в первую очередь заработать, а не для того, чтобы обзавестись неподъемными штрафами за убийство хилого мага.
  Сай разрывался между беспокойством за вожака, который совершенно не похож был на себя и тревогой за друга, который может так опрометчиво наломать дров. Он понимал, что для друга Рада была не просто женщиной клана, а родным человеком, сестренкой, которая чуть ли не с первой встречи оберегала маленького пухлого парнишку, каким был тогда Кассиль. И он в очередной раз напомнил другу, что тот может ошибаться, и Радмира действительно стала невестой этого недотепы.
  Буквально несколько минут оставалось до момента, когда загорится амулет участника и начнется бой, но Сай так не преуспел в уговорах, и Кассиль уже сейчас был готов обернуться зверем и ринуться на арену.
  Черным драконам, как элитным бойцам, была выделана отдельная комната с видом на знаменитые девять арен, сделанные в честь Девятого королевства. Драконы знали, что под столицей есть множество старых катакомб, возможно, именно здесь их предки укрывались в свое время, когда миру грозила опасность. Но никто из младшего крыла и не знал, насколько просторны и роскошны подземные жилища, и теперь драконы наслаждались зрелищем, сидя на железной террасе, и с шутками обсуждали того или иного бойца, словно и не было последнего месяца и всех этих тревог, связанных с поиском носительницы искры. Драконы старательно обходили болезненную тему, ведь они все-таки родня. И как приятно было провести время в дружеской компании за истинно мужским занятием. Но, увы, легкая атмосфера развеялась от единственной фразы Камиля:
  - А не наша ли это Радмира?
  И он указал на рыжеволосую макушку, мелькнувшую внизу, в толпе орущих мужчин.
  Грозным рычанием отозвался Эрик, услышав, как Камиль ласково назвал Радмиру "наша". Командир не сомневался, что кузен просто ошибся. Но метнул взгляд вниз - и тут уже не стал сдерживать своего негодования, жаль, что никто этого не слышал. Дорогие апартаменты для особых гостей оснащены защитным куполом, и звукоизоляция здесь отличная. Никто, кроме братьев, не услышал злого рычанья, ругательств и обещаний выпороть нахалку.
  Эмиль ради любопытства подошел к кованым перилам, чтобы метнуть свой ленивый взор на ту, с кем ехидная Судьба свела его.
  Зрелище было занятное - девушка, взобравшись на плечи орка, свистела и подбадривала новичков, готовых ступить на арену. Ярко-рыжие волосы, собранные в высокий хвост, так и притягивали взгляд, и не только Эмиль внимательно следил за ней... половина присутствующих особей мужского пола глазела на Раду с откровенным желанием. И это при всем том, что здесь хватало дам, не отягощённых моральными принципами.
  Рядом с нахальной наездницей и орком крутилась блондинка, то ли пытаясь воззвать к разуму подруги, то ли умоляя помочь и ей взглянуть на бойцов.
  Эмиль признал, что свистеть Рада умела, и делала она это с душой и по-мальчишески задорно. Младший отвлёкся на утробный смех Камиля и увидел, что старший брат в данную минуту пытается взломать двери комнаты для отдыха. Безуспешно. Дорогие гости стали пленниками, устроители позаботились о том, чтобы никто до полуночи не узнал, кто именно будет гвоздем программы.
  Эмиля тоже забавляло поведение всегда выдержанного брата, обычно тот все эмоции старался держать под контролем. Но младший дракон не знал, что Эрик, будучи командиром крыла, взял на себя часть его эмоций по просьбе обеспокоенного отца и хранителя. Те все больше опасались неконтролируемого выброса магии и последующей за этим трансформации, из которой невозможно будет вернуться.
  А Эрик уже перестал отдавать отчет своим действиям, и если первое время он мог легко разграничивать свои эмоции и чувства младшего, то сейчас все смешалось в убийственный коктейль.
  Настолько же сильный накал страстей царил и на арене, когда два соперника вышли друг против друга.
  - Эге-гей, братишка! Удачи! - кричала в азарте Рада незнакомому оборотню, даже не думая, насколько окажется права. И как сильно нужна будет удача бойцу.
  Мужчины появлялись из подземных люков, окутанные иллюзией темного полога, под бой орочьих барабанов. Бум. Бум. Бум. От предвкушения все затаили дыхание.
   Смотрелось это действительно красиво, хотя Кассиль, увидевший такую возбужденную Радмиру в те первые минуты, когда тьма развеялась, в последнюю очередь думал о зрелищности представления. Его одолевали противоречивые чувства: радость от долгожданной встречи с родной душой - они ведь не виделись четыре долгих года - и злость на девушку, которая позволяет себе столь развязное поведение. И конечно, изумление - это же нужно было, встретить ее именно здесь!
  В следующие секунды сестричка узнала Кассиля и его соперника, и такой страх отразился в ее глазах, что волк поспешил подмигнуть той, что была рядом с ним, когда ему было трудно, кто вытирал его горькие слезы, кто зашивал его первые раны, кто навсегда останется прежней в сердце хитрого оборотня. Останется смелой девчонкой, сколько бы лет не прошло.
  "Ну, что ж, зятек, задам я тебе трепку, когда еще такой случай представится!" - подумал волк и оскалился.
  Радмира влилась в толпу, которая бурлила и закипала от азарта и задора. Ей хотелось с головой погрузиться в бушующие эмоции восторга, и она легко поддалась этому чувству. Опустошённая после многолетнего бремени долга перед кланом, белка желала наполниться чужой радостью. Было во всех ее действиях хулиганское и родное, детское и привычное.
  В первые секунды, когда она увидела на арене знакомое лицо, хотя правильнее было бы сказать - не лицо, а морду, потому как оборотень позволил себе частичную трансформацию и предстал перед публикой с головой волка, Рада и вправду несказанно обрадовалась, пока не увидела, кто именно стоит рядом с Кассилем.
  Дзинь. Гонг пропел свою песню, приглашая бойцов. Маг! Ненормальный маг решился на бой с оборотнем. Смертельный бой...
  Сердце Рады сжималось от страха, ладони вспотели, хотелось кинуться на арену и разнять не безразличных ей мужчин. Белка нервно покусывала губы, размышляя, что делать.
  Нужно отдать должное хитрому оборотню - никто, кроме девушки, не заметил его сигнала, зато сестрица успокоилась насчет мага, но в этот миг совсем другое волнение завладело Радой. Волнение долгожданной встречи с братишкой - все же она слишком сильно изменилась за последние четыре года...
  Радмира с тревогой наблюдала за началом боя. Магу, как более слабому противнику, дали возможность выйти с оружием, и его выбор пал на шпагу. Но сейчас обычная с виду шпага светилась магическим светом, отчего бывалые зрители затаили дыхание, ведь выйти против оборотня, пусть даже и в частичной трансформации, с магией - полное безумие.
  И всем хотелось поглядеть на сумасшедшего и на кровавую бойню, что вот-вот состоится.
  Белка со свистом подозвала мальчишку, что собирал ставки, и, склонившись, поставила значительную сумму на ничью, чем вызвала насмешки у окружающих. Будь у мага другой соперник, она бы, не задумываясь, поставила на победу Сина. Она угадала, точнее, узнала то самое плетение, которым поделилась с когда-то бывшим возлюбленным. Всем присутствующим было известно, что на оборотней магия не действует, вернее, почти не действует... Вот это маленькое "почти" и было в руках молодого мага.
  Страшное оружие - если кто догадается или узнает!
  И девичье сердце вновь болезненно заныло. Раде стало страшно за младшего брата.
  И Радмира постаралась попасться на глаза благородному аристократу, который неожиданно решил повести ее под венец. Она так и не разобрала, понял ли Син ее просьбу, но он должен был помнить, что именно этот волк для нее - родня. Хотя это девушке знакома эта волчья морда, а вот магу может казаться, что он вышел против ненавистного Макса.
  Ох, что будет! А тут еще маленькая леди узрела на арене любовь всей свой жизни и по привычке хлопнулась в обморок. И пока стоящий рядом с блондинкой тролль не умыкнул ее, Радмира поспешила болезной на помощь, отчего пропустила самое начало и смогла увидеть лишь бешеный клубок тел.
  Волк, отбросив всю игривость, полностью обратился и изворачивался от мага уже на полном серьезе, и только это спасало его от убийственных уколов "будущего зятя", но в тоже время он понимал, что этот слабоумный дорог сестрице и навредить ему нельзя, хотя очень хочется.
  Прошло буквально несколько минут, когда борцы отпрянули в стороны и обессилено повалились на пол. Маг - с рваными ранами на руках, такими, что даже держать злополучную шпагу не мог, да что там шпагу! Он и ложки не сейчас не удержит! И - несколько укусов по всему телу, так, для зрелищности. Оборотень же, тяжело дыша, осматривал свое обожжённое тело - там, где шпага этого умельца все-таки его достала. Сил встать и тем самым зафиксировать свою победу, у него не было, так что даже притворяться не пришлось.
  Гонг оповестил всех зрителей об окончании состязания, и под глухое разочарованное мычание толпа стала расходиться, ведь в соседних клетках уже начинался не менее интересный бой.
  Радмира, воспользовавшись служебным положением, водрузила подругу на какого-то мага и поспешила по помощь местным санитарам, которые уносили тела бойцов в неизвестном направлении. Амулет-пропуск сделал свое дело, и по просьбе белки мага несли туда же, куда и оборотня.
  Процессия, вошедшая в покои, где разместили оборотней, удивила всех присутствующих. Увы, в отличие от драконов, волки не обладали никакими привилегиями и находились в общих комнатах. На жестких кушетках дожидались своей очереди еще семеро бойцов и их сопровождение, так что народа и без вошедших было много.
  Первым вошел, а точнее, отпираясь на молодого орка, приковылял Кас, следом внесли стонущего мага, за ним, ругаясь на Сина, вошла Радмира, и закончил процессию улыбающийся громила с блондинкой на руках.
  Удивленное молчание сменилось резкими обрывистыми приказами, которые отдавала рыжеволосая девушка, отправившая магов восвояси. Она послала воздушный поцелуй оборотню и склонилась над раненым магом. Не переставая ругаться - ее познаниям позавидовал бы и портовый грузчик - девушка достала из декольте еще один амулет, а потом вложила его в ладонь Сину со словами:
  - Возьми все, что сможешь!
  Через несколько минут бледный аристократ пришел в себя, кожа порозовела, а несколько мелких царапин и вовсе затянулись.
  Тогда девушка пренебрежительно кинула своей подруге:
  - Да живой он, скоро очнётся!
  И та как-то разом ожила, но только лишь всхлипывала, разглядывая присутствующих.
  Далее загадочная магичка поспешила крепко обнять другого бойца, отчего тот даже застонал.
  - Прости, братишка, за такую встречу, - прошептала Рада настолько тихо, что услышал только он.
  Подошедший к ним Сай хмурился и не понимал ничего, впрочем, всем остальным тоже было интересно, что случилось, поэтому в общих комнатах воцарилась небывалая тишина, и было слышно даже, как капает кровь у раннего мага.
  - И тебе здравствуй, дружище! - белка уткнулась носом в грудь старого друга, ожидая медвежьих объятий.
  Сайман не стал себя сдерживать - как давно они все-таки не виделись! И как хотелось узнать у подруги детства, как она жила, что за это время случилось с ней, да и просто поболтать, как в старые добрые времена. Все это читалась в его глазах. Но дикий нечеловеческий крик с арены огласил тесную комнату.
  - Кажется, здесь интересней, чем там... - прошептал один из наблюдателей, и этот шепот услышали все.
  Сайман, нахмурившись, посмотрел на любопытного, давая понять, что он все видел, все запомнил и, в случае чего, может и... Что он может, понял каждый.
  Радмира же, прервав игру в гляделки, отправилась успокаивать подругу. Она не стала ворчать, даже слова не сказала, потому как понимала маленькую баронессу. Еще бы, когда тебя ни с того ни с сего сжимает в объятиях мужчина, которого ты недавно пыталась убить, и не так кричать будешь!
  Освободить Мари оказалось сложнее, чем она ожидала. Макс вцепился в девушку. Оборотень не поддавался ни на уговоры, ни на просьбы, и даже подошедший Сай не смог помочь. Оттащив в сторону Раду, он поведал обо всех странностях будущего вожака. Радмира и не догадывалась, что Мари по глупости активизировала браслет предназначенный вожаку оборотней.
  Впрочем, если излишняя агрессивность еще укладывалась в специфику характера Макса, то все остальное... Радмира с запозданием поняла, что, возможно, именно она, а точнее, ее браслет "чувств" всему виной. Только вот второй она потеряла в ту самую ночь, когда они с юной леди убегали от озверевшего раненого оборотня. Сейчас она очень хотела помочь Мари, и даже посмеялась бы, окажись кто-то другой в ее ситуации, но в стальных объятиях ошалевшего волка была молоденькая девушка, судьба которой была не безразлична шаманке.
  Прислушавшись к себе, Радмира поняла, что жалости к Максу, сожаления или даже сострадания нет и в помине. Злорадства, впрочем, тоже.
  Да и прежнее желание сделать волку так же больно, как и он ей когда-то, испарилось.
  Из глубоких размышлений о прошлом ее вырвали маги, которые вызвали на бой следующих бойцов из этой комнаты.
  Сай спешно засобирался на выход, а Радмира отложила спасательную операцию на потом, пожелав Мари крепиться и терпеть, мол, это не самая плохая расплата за грехи. От этого юная леди сникла, но временно смирилась с участью пленницы, впрочем, это было не так и сложно, ведь странный волк не предпринимал никаких опасных действий. Зато теперь Мари могла представить, что она, как ее любимая героиня, захвачена злодеем, а верный возлюбленный спешит ей на помощь, даже с другим волком сражался! Ах!.. Ей подумалось - он просто перепутал их, и немудрено, кто же волчьи морды может отличить? Ах, ее Син, ее единственный!
  И Мари улетела в одну из своих фантазий и даже умудрилась заснуть в таком положении, не замечая, что "злодей" ослабил хватку и стал как-то странно принюхиваться к девушке.
  Радмира занималась ранами мага, пока Кас, ругаясь, несколько раз оборачивался к ним, и в итоге задремал на жесткой кушетке. Сай еще не вернулся, но о нем белка не переживала. Маги попросили зрелищный бой, так что старый друг будет изматывать соперника, а это надолго.
  Шаманка поглядывала на амулет - близилась полночь, а это значило, что ей нужно было отлучиться. Мэтр просил проследить за работой артефактов, когда на арену вступят элитные воины, а как назло, раны Сина слишком медленно заживали, и он отказывался брать оставшуюся силу из накопителя, утверждая, что не для этого защищал честь невесты.
  Спорить с ним было бесполезно, хотя ужасно хотелось выяснить, отчего это маг решил внезапно жениться, но рядом было слишком много лишних ушей, и серьезный разговор пришлось отложить до лучших времен. Работа не ждет, и, бросив взгляд на странную парочку в углу - Мари тихо посапывала, а взор оборотня приобрел былую ясность - Радмира поспешила уйти.
  На обратном пути в коридорах она повстречала уставшего Саймана, пообещала забежать к ним в гости, раз уж проблема с долгом решилась - об этом она и поспешила сообщить старому приятелю. Он был безмерно рад, но сил на эмоции не было, поэтому он в очередной раз крепко стиснул Радмиру в своих стальных объятиях и отпустил лишь тогда, когда она забила кулаком, сигнализируя о том, что воздух ей необходим для жизни.
  Арены бушевали и скандировали имена победителей и тех смельчаков, кто решился попытать удачу с опасными врагами - элитными бойцами. Их имена не назывались, их возраст держали в секрете, но все букмекеры ставили на их победу, и это говорило о многом. Нашлось всего несколько воинов, готовых рискнуть репутацией и головой, чтобы проверить свою удачу.
  Пока арены были пусты - работники очищали их от крови и зубов, а зрители делали свои ставки. Радмира заметила, что мэтр подает ей сигналы следовать за ним. Взглянув на старика, она поняла, что тот сегодня расслабился и позволил себе выпить в компании коллег парочку бутылок крепчайшего.
  В задачу белки входила проверка на наличие чужеродных плетений трех арен, на которых будут состязаться элитные воины, также нужно было подправить рабочую магию, если та истончилась - с этим легко справится ее накопитель, ведь шаманить на глазах у всех она не собиралась. Все было готово быстро. Рада уже собиралась покинуть общий зал, как гул толпы сообщил ей о начале самых долгожданных боев. И из чисто женского любопытства она осталась взглянуть одним глазком на прославленных бойцов.
  Нарастающий бой гигантских орочьих барабанов и единый звон трех гонгов возвестил о появлении на аренах самых долгожданных гостей. Под шумные крики толпы и уже привычную темную иллюзию, которая постепенно растворялась, обнажая перед зрителями мастера боя, она с удивлением осознала, кто стоит сейчас, перед ней.
  Эрик! Злой Эрик! Даже не так, Эрик в ярости!
  В глазах его бушевало явно различимое пламя, и, несмотря на толпу между ним и Радой, его взор припечатывал на месте, тяжелая аура давила на грудь.
  Черная коса закреплена на затылке, обнаженный торс сверкает от проступившей на коже черной чешуи, ноздри тяжело втягивают воздух... и Радмира с опозданием поняла, что несколько минут назад обнималась с потным оборотнем, что не укрылось от острого обоняния дракона.
  Толпа замерла восхищённо, наблюдая за невиданными бойцами, еще не все поняли, кого именно им удалось лицезреть на арене. Белка бы тоже восхитилась статью, красотой и мощью, которую излучал ее муж, но гнев, горевший в его глазах, был слишком знаком.
  Такой взгляд она уже видела у волка, когда столкнулась с последствиями таких взглядов четыре года назад.
  Страха, как тогда, не было. Радмиру словно окатили ледяной водой с ног до головы. Неужели она вновь наступает на старые грабли? Отшатнулась, чтобы отделаться от неприятных и тяжелых воспоминаний прошлого, и по инерции взглянула на вторую арену, где красовался другой боец.
  Бам! Воспоминания ударили обухом по голове.
  Мужчина, раскинувший руки в приветственном жесте, был ей знаком, очень знаком - именно его она рассматривала в то злополучное утро перед своим побегом. Она помнит этот маленький шрам на груди, эти растопыренные торчащие уши.
  Именно с ним она провела самую жаркую ночь в своей жизни, во время которой, по словам лживого дракона, стала его законной супругой.
  Его ли?
  Мужчина тоже заметил пристальный взгляд Рады, направленный на него. Узнал, гаденыш! Что за игру вы затеяли, чешуйчатые? Тьма! И что вам нужно от меня?
  ...Хотите поиграть, мальчики?
  Сыграем! Только это будет игра по правилам Радмиры!
  Стоящий рядом тролль отшатнулся, увидев хищную улыбку и неестественно расширенные зрачки у милой девушки.
  Кого только не встретишь на теневых играх!
  С этим его утверждением не могла поспорить даже белка.
  Смотреть на мужей-обманщиков ей не хотелось. Выпрямив спину, девушка гордо удалилась, она не видела, но чувствовала прожигающий взгляд Эрика. Как только захлопнулась дверь, отгораживающая ее от шумных арен, она скорчилась в приступе неконтролируемого смеха.
  Сколько у нее мужей? Или все же - претендентов на ее руку? А может, на что-то другое? Смех разносился по коридорам и возвращался зловещим эхом. Какая ирония, четыре года назад она не давала проходу Максу своей глупой влюбленностью, совершила запретный ритуал, только чтобы помочь ему, не это ли расплата за прежние глупости?
  Истерика быстро прошла, Радмира сидела на грязном полу одного из множества коридоров подземного царства столицы и размышляла о том, что же ей делать дальше? Судьбы мужчин ее интересовали в последнюю очередь.
  Последние несколько лет были отданы одной большой цели - освободиться! Вот сейчас она свободна и что ждет ее впереди? Чего она хочет по-настоящему, всей душой? От чего ее сердце вздрагивает, и кровь начинает бежать по венам быстрее?
  Пока она не знала ответ, пообещав подумать над этим в более привычной обстановке, но разрешила себе маленькую шалость!
  Драконы вздумали обвести ее вокруг пальца? И пусть она еще не знает всех правил, но кто мешает ей сыграть с ними в свою игру?
  Ей обещали полет на Королевских гонках?
  Что ж, она сделает этот полет незабываемым для отдельно взятых чешуйчатых! Погладила магическую татуировку, сделанную совсем недавно... и пусть этот дракон был ни в чем не виноват, но Рада щёлкнула его по носу, а потом поспешила на поиски подруги - не стоило надолго оставлять ее с оборотнем.
  Сладкую парочку она нашла на кушетке - те мирно посапывали, обнявшись.
  А Кассиль с Сином распивали подозрительную жидкость синеватого оттенка - слишком быстро сошлись обе парочки.
  Сайман отдыхал в стороне, пристально вглядываясь в своего вожака.
  Рада напомнила мужчинам, что дамам пора возвращаться и принялась расталкивать спящих. Удивительно, но Мари с неохотой вылезла из рук Макса, даже пришлось напомнить ей, что маг, завладевший ее сердцем, все это время находился рядом.
  Маленькая баронесса смутилась и поспешила привести себя в порядок, только сейчас белка заметила горящий взгляд девушки, припухлые губы и оторванную пуговку на блузке, вряд ли они занимались чем-то предосудительным на глазах у всех, но то, что волк распускал руки, было несомненным фактом.
  Остальные волки благородно вызвались в провожатые, хотя братишка и маг едва ли могли самостоятельно передвигать ногами.
  Путь домой прошел без приключений - подруга жалась к Радмире, Кассиль развлекал шутками, Син многозначительно улыбался, а Макс хмуро брел позади... и только верный и правильный Сай бдел и охранял девушек, постоянно оглядывался, прислушиваясь и принюхиваясь к прохожим.
  Ночь будет короткой, а завтрашний день тяжелым и трудным.
  Прощание не затянулось, слишком все были уставшие.
  В то время, когда девушки исчезали за дверью, что вела к их покоям, Черные драконы только заканчивали свои бои.
   Устроители потирали руки, подсчитывая прибыль, никто из них не сомневался, что драконы выйдут победителями, и делали ставки лишь на то, сколь долго продержатся их противники.
  Все ожидания превзошел командир драконов - ему хватало всего пары секунд, чтобы окровавленный соперник упал замертво, а двоим только по счастливой случайности удалость выжить, хотя теневые управленцы были не прочь получить с дракона компенсацию. И они смогли бы пойти на умышленные убийство раннего противника, но у черного дракона были слишком серьезные покровители.
  - Ты сегодня был в ударе, - решил поддеть друга Камиль.
  Эрик только отмахнулся, ему не хотелось ввязываться в очередную перепалку. Камиль никогда не лез на рожон, но и не метался в раздумьях, предпочитая выжидать нужный момент, и только тогда делать бросок.
  Этими принципами он руководствовался не только в бою, но и в жизни.
  Эрик всегда был мастером боя, таким, который при минимуме усилий выводит соперника из битвы четкими, отточенными и скупыми движениями, он никогда не разводил кровавого месива.
  Но в этот раз все было по-другому, и Эрику было сложно совладать с чужими эмоциями.
  Командир Черных драконов перестал понимать, где проходит граница его настоящих чувств и тех, что он забрал у Эмиля. Это было очень плохо для него и его брата, а возможно, и для всех драконов. Ведь если так пойдет и дальше, он не сможет удержать оборотней, и тогда Эмиль навсегда превратится в дикую безмозглую тварь.
  Это понимал не только он, но и отец.
  Квазимир не зря просил своего старшего сына взять это тяжелое бремя на себя, пока они не найдут девушку-избранницу с искрой драконьей души. Тогда лишь все вздохнут спокойно.
  Но глава рода никак не ожидал, что командир младшего крыла будет добиваться эту девушку, и тем самым сломает все его планы. Еще более неприятным известием стал слух о странных предпочтениях младшего сына. И все это повлияло на его решение - если еще вчера он собирался один идти к теневой королеве Девятого королевства, то утром поднял на уши всю команду Королевских гонок, чтобы те сопровождали его в этом визите вежливости к сильным мира сего.
  У старого интригана созрел свой план, он знал, как выставить Эмиля в лучшем свете и покорить его избранницу. И пусть дракон был умен, хитер и сведущ во многих скрытых играх, но, как и все драконы, он был слишком самоуверен.
  
  Глава 15 О важности времени
  О том, что есть время для сна, есть время для еды и есть время для разговоров, Радмира знала с малых лет, только вот ее благовоспитанная подруга словно напрочь забыла о таких важных и простых вещах. Шаманка уже пару раз пожалела, что протянула руку дружбы маленькой баронессе - не всерьез, конечно - но когда к тебе вламываются ранним утром, а на сон у тебя от силы пара часов, пожалеешь о чем угодно.
  Мари ворвалась, как вихрь, всклокоченная и с горящими глазами, красными - то ли от слез, то ли от возбуждения. Ей явно пришла в голову какая-то сумасбродная идея.
  - Подожди, давай по порядку, а то я тебя никак не пойму, - зевая и потягиваясь, проговорила Рада.
  - Ну как же так! - готова была расплакаться Мари.
  - Если я правильно поняла, ты теперь влюблена в Макса? - спросила шаманка и уже шепотом добавила: - Надо накостылять этому оборотню за то, что вздумал совращать малолетних.
  - Я не ребенок! - взвизгнула подруга, отчего Радмира скривилась. - И это не он, а я! Я хотела, хотела потренироваться сначала... - смутилась баронесса и покраснела.
  - Не вижу проблемы, думаю, Син спокойно переживет это все, и даже... боюсь огорчить тебя... но будет несказанно рад твоей влюбленности в волка.
  Шаманка никак не ожидала, что эта реплика вызовет нескончаемый поток слез. Когда же, наконец, он иссяк, то, всхлипывая и заикаясь, Мари выдала убойное:
  - Но я вышла замуж за Сина-а-а!
  - Стой, стой, стой не торопись, - зачастила Радмира. - Что значит - вышла замуж? Когда?
  "И как?" - мысленно добавила она про себя, надеясь, что это случилось лишь в фантазиях неугомонной баронессы.
  И тут белокурое чудо выдало свою коварную историю про похищение браслета, поиски мага-нелегала и, конечно же, запрещенный ритуал, намеренно сгущая краски и выставив себя эдакой черной злодейкой.
  Эффект превзошел все ожидания. Нет, Радмира понимала, что ее наивная подруга руководствовалась книжными представлениями о любви, но целеустремленность Мари поразила оборотницу до глубины души. И когда прежде шаманка думала, что чувства подруги к магу чем-то напоминают ее собственную слепую любовь к волку, то она даже представить не могла, насколько будет близка к истине.
  Теперь же Радмира очень надеялась, что последствия той любви не отразятся на подруге.
  Внимательно рассматривая магическую татуировку волка, шаманка находила некоторые признаки, схожие с драконом, что поставили ей в департаменте, а это означало, что метка обратима, нужно лишь выполнить условие сделки.
  Только каковы были эти самые условия?
  Над этой загадкой придётся размышлять не один день... и не в одиночестве... и не в такую рань.
  - У меня хорошая новость - этот браслет был браслетом Макса, а не Сина, браслет мага во-он там, - и Радмира указала на прикроватную тумбу, на которой одиноко лежал брачный браслет мага-аристократа.
  - Как же хорошо! Я так рада! - подруга набросилась на нее с объятиями.
  - Не торопись! - оборвала ее оборотница. - Это не брачный браслет, но вы связаны, и волк должен чувствовать твои эмоции.
  Рада только сейчас поняла причину странного поведения оборотня, о котором говорил Сай - слишком яркие эмоции Мари заглушили родные чувства волка.
  Но счастливая девушка уже не слышала подругу, вновь погружаясь в одну из своих радужных фантазий, и теперь главным героем ее грез был сильный оборотень с грустными глазами.
  Оставив Мари в ее мечтаниях, Радмира приводила себя в порядок, ведь мэтр вчера упоминал, что будет торжественный завтрак. В честь чего, она не помнила, но вроде бы прибудут важные гости, пасынки старой баронессы, и это означало, что нужно быть при параде.
  Подавив очередной зевок, оборотница напомнила себе, что вечером ее ждут Королевские гонки и встреча с фиктивными мужьями. В том, что брачная метка - пустые россказни, она теперь не сомневалась, и необходимо было выяснить причину всего происходящего. Что же нужно этим чешуйчатым? Рада запретила себе думать о наглом Эрике, который успел пробраться в ее сердце. Она захлопнет дверку туда и прищемит лжецу хвост... ну или что-нибудь другое.
  День предвещал тяжелые встречи, а это значит, что оборотница должна выглядеть безупречно.
  Радмира даже не предполагала, насколько окажется права.
  Пока девушки приводили себя в порядок, в этом же доме - в мужском его крыле - просыпались новые друзья. То, что вчера эти двое пытались друг друга убить, быстро забылось, как это бывает у мужчин, ведь только крепкая драка или девушка может связать двух абсолютно разных людей... или нелюдей.
  Син разлепил глаза и обнаружил жутко храпящего волка на своей кровати, в то время как сам он, являясь хозяином покоев, ютился на жесткой кушетке, совершенно не приспособленной для нормального отдыха. Маг смутно помнил, что приглашал будущих родственников к себе - но как-нибудь при случае... и никак не ожидал полнейшего отсутствия манер и вежливости. Наглые волки решили воспользоваться приглашением в тот же вечер, и сил сопротивляться их напору не было. И теперь их стройный храп оглашал не только спальню мага, но и гостиную, где уютно устроились остальные оборотни.
  "Кажется, жуткий храп - это отличительная волчья черта!" - подумал Син и решил разбудить друзей. Перед тем, как выпроводить их восвояси, он собрался плотно накормить всю стаю, хорошо запомнив зверский аппетит маленькой белки. Если она постоянно была голодной, что говорить о здоровых волках.
  Маг совершено позабыл об утреннем мероприятии, слишком много событий свалилось на него за последние дни, и к величайшему сожалению, у него совершенно вылетел из головы торжественный завтрак, который должен был состояться в память об умершем дяде.
  Единственным отличием этого действа от обычного завтрака была великолепная сервировка и множество роскошных букетов, украсивших столовую. Сие мероприятие было посвящено светлой памяти старого барона - он умер десять лет назад, но сумел подгадить всем близким. Каждому из родственников достался подарочек в виде весьма неприятного наследства. Жене старого барона - миллионные долги и темное прошлое, разрушившее репутацию семейства, трем сыновьям и племяннику - кабальные условия выкупа наследственный доли, означавшие, что они не имеют полноценного и законного статуса сыновей и наследников, не имеют возможности распоряжаться деньгами, и уж тем более, не имеют права вступать в брак, не потеряв своего положения в высшем свете.
  Для аристократов это была светская смерть.
  Кроме того, был еще длинный список условий, соблюдая которые, юные наследники могут облегчить себе жизнь и получить то, что им принадлежит по праву раньше, чем смогут заплатить за свою собственность. Старик любил контролировать свое окружение, но такую подлянку, которую устроил после своей смерти, не ожидал никто.
  Хитрец умудрялся диктовать условия даже из могилы!
  Вот и получается, что последние десять лет баронесса и ее окружение жили, подчиняясь наказам мертвеца, и пресловутый торжественный завтрак был тем самым событием-условием, от которого не мог отвертеться никто из рода.
  В поместье никогда не называли имени барона, никогда не вспоминали прошлое, никогда не говорили и слова о мерзком старикашке. Но, несмотря на все негативные эмоции, завтрак проводился на высшем уровне и согласно этикету - это было незыблемое правило, прописанное умершим.
  Но в этот раз все пошло не так. По крайне мере, так казалось немногочленным слугам, которые оставались в поместье.
  Первым отступлением от всех принятых норм стали гости, пожелавшие выразить свое почтение госпоже баронессе. Невероятно высокие, диковатого вида мужчины были усажены на левую сторону длинного стола, во главе которого восседала милая старушка и хозяйка поместья. По правую руку она усадила своих пасынков, и лишь несколько мест оставались свободны.
  Но не успели слуги подать первые блюда, как в зал ввалилось несколько хохочущих мужчин, и их внезапное появление было грубейшим нарушением всех принятых в высшем обществе норм.
  Как изменилось выражение лица молодого племянника баронессы! Радость скрылась за привычной маской надменного аристократа, и Син приосанился, словно попал на важный прием. Сопровождавшие его мужчины тоже подобрались, и многие из присутствующих ощутили необъяснимый животный страх перед этой стаей.
  И, пожалуй, только слепой мог не заметить, как между одним из гостей баронессы и вновь прибывшими полыхнуло пламя ярости. Атмосфера накалилась, казалось, воздух вспыхнет от любой мелочи, это чувствовали все, только никто не знал истинной причины.
  - Тарсинвиль, ты забыл о приличиях, - строго сказала баронесса, чье лицо окаменело, а взгляд стал ледяным, и никто не мог бы сейчас признать в ней ту милую старушку, которая только что сидела во главе стола. - Или ты решил избавить нас от своего общества? Решил оставить попытки получить родительскую долю?
  Холодный тон ее вдруг стал насмешливым.
  - О, милая тетушка, вы совершенно правы! Это мой прощальный ужин, то есть, - маг запнулся, но вовремя исправился, - завтрак! А это... - и он указал на оборотней. - Это мои новые родственники, а чуть позже я познакомлю вас со своей невестой! - почти на одном дыхании закончил свою тираду счастливый Син. Сейчас магу казалось, что любое испытание - ничто после вчерашнего боя.
  - Что ж, хочу тебя поздравить, но... лучше поздравлю себя, мое наследство значительно потяжелело, а вы, господа, - и она обвела своих пасынков прищуренным взглядом, - так нетерпеливы... Я очень надеюсь, что кузены последуют твоему примеру, мой дорогой.
  Подняв свой бокал с легким искристым вином, баронесса отсалютовала присутствующим, давая понять, что представление закончилось и можно продолжать завтрак.
  Пока гости вели непринужденную светскую беседу, наследники скучали, а хозяйка обсуждала дела с мэтром Альбертом, еще две обитательницы поместья только собирались на ничего не значащий, но все-таки торжественный завтрак.
  Настроение у Радмиры было окончательно испорчено, хотя она так старательно отмахивалась от фантазий, в которых наглый Эрик был неприлично близок. Поддавшись уговорам счастливой Мари, белка облачилась в потрясающее эльфийское платье. Этот наряд был подарком от благодарного заказчика, и все время хранился на самом дне большого чемодана. Светлая ткань была так тонка, что, казалось, ее можно протянуть через маленькое колечко... Радмира думала, что никогда не станет носить эту модель, но стоило лишь примерить роскошное платье, как глаза белки заблестели от удовольствия.
  Она была восхитительна! Тончайшая ткань струилась по ногам, делая любое движение невероятно соблазнительным, поскольку подчеркивала каждый изгиб невероятно женственного тела. Новый наряд настраивал на иной лад - нет, сожаление и горечь не улетучились и даже не притупились, но показалось, что карнавальная маска закрыла настоящие эмоции. Окружающие увидят лишь обманчивую улыбку Радмиры.
  Она понимала, что ей нужно пережить это бесполезное мероприятие, и самое главное - наконец-то переговорить с Сином. И если уж ставить точку в их странных отношениях, то только в этом платье.
  Королевой, конечно, себя не почувствуешь, ну, хоть прекрасной эльфой доведется прикинуться. Да, перед подругой Рада держит лицо, раскисать перед юной баронессой ужасно не хочется, ведь для нее оборотница - самоуверенная магичка-авантюристка, окруженная поклонниками, а вовсе не маленькая бездомная белка с кучей проблем на хвосте.
  Эх, день только начинается, а уже невыносимо трудно, и хочется залезть под одеяло, чтобы спрятаться подальше ото всех. Но так поступают трусливые жертвы, а она всегда была хищным охотником, так что - глубокий вдох, и вперед! Покорять своей лживой равнодушной улыбкой.
  Мари решила провести подругу непривычным и более длинным путем. Миновав светлые солнечными коридоры, они вышли в торжественный зал - видимо, юную леди охватило желание показать Радмире поместье. Как утверждали любимые книги маленькой баронессы, это была дружба, настоящая и верная, и именно она вела Мари, именно она пылала в ее сердце.
  Увы, Мари никогда не была дружна со сверстницами, а детская душа ее искреннее тянулась к этому светлому чувству. Белокурое чудо неистово верило, что для счастья девушке нужны три вещи - настоящая дружба, приключения и возлюбленный.
  Сейчас она была на седьмом небе от счастья, ведь причиной ее невероятных и захватывающих приключений, в которых она обрела возлюбленного, стала единственная и лучшая подруга. Глупое чувство поделиться всеми детскими секретами Мари старательно заглушала, боясь испугать только-только возникшую привязанность своим неистовым напором, как это бывало в прошлом.
  И эта запоздалая экскурсия была отличной возможностью справиться со своими детскими порывами. Мариэлла без устали болтала, сама удивляясь своим знаниям и всем поразительным подробностям родовой истории.
  - А вот здесь дед нынешнего короля был пойман своей супругой... - указывая на потертый диван, возведённый на постамент, девушка прошептала весьма неприличное по ее мнению слово: - В компрометирующей ситуации.
  Радмира улыбнулась, понимая, что маленькая баронесса совершенно не осознает того смысла, который вкладывают в эту фразу.
  - Давно хотела спросить, поместье просто громадное, но слуг я почти не вижу. Они такие незаметные или всюду магия? - поинтересовалась белка, чтобы увести подругу от нескромной темы.
  Детское желание похвастаться родовым гнездом мигом испарилось, и Мари, вздохнув, ответила:
  - У моего покойного отца был тяжелый характер, и батюшка... не терпел беззаботности, в которой живут многие аристократы, поэтому даже женился второй раз именно на моей матери... ты же знаешь - она отнюдь не голубых кровей. Ему грозили отлучением от семьи, пугали, что он станет изгоем для общества. Первые несколько лет все так и было, но позже... улеглось и забылось, а папенька стал еще невыносимее... Мои детские игры сводились к натиранию паркета или чистке бронзовых статуй, братья же умудрялись справляться магией, они очень быстро изучили бытовую волшбу. И никто из них не хотел меня даже замечать, только Син помогал, но так, чтобы никто не видел этого... А сейчас повсюду установлены бытовые амулеты... просто они хорошо прикрыты - и это тоже работа братьев. Только ты никому не говори, хорошо?
  И она так умоляюще посмотрела на Радмиру, что той захотелось сразу развеять все опасения подруги, но она лишь кивнула, не зная, что сказать - не ожидала она, что у Мари было вовсе не беззаботное детство, слишком уж она казалась избалованной и хрупкой.
  Мари уже жалела о том, что была слишком откровенна. Но Рада никогда не задирала нос, и когда маленькая баронесса мельком глянула на подругу, то поняла - в ней нет и тени высокомерия или насмешки. Это успокоило Мари, и она продолжила путь, как ни в чем не бывало, попутно рассказывая истории о своих предках.
  Радмира же теперь ясно понимала, откуда взялась эта глупая влюбленность в мага, слишком сильна была детская благодарность. Но последние события заставили юную аристократку взглянуть по-иному на мир, и упрямство, с которым она добивалась внимания Сина, теперь будет направлено на Макса. Этот факт несказанно радовал хитрую белку.
  Вот так, с улыбкой на лице и в соблазнительном эльфийском платье, она под руку с Мари и вошла на террасу, где проводился торжественный завтрак, но запнулась на пороге, потому как мужчины, сидящие к двери спиной, разом обернулись. Радмира едва не задохнулась от удивления, а подруга засветилась от радости, увидев объект своих фантазий - молодого вожака стаи. И белка поняла, что надеяться на помощь Мари сейчас бесполезно.
  Радмира застыла на пороге, потому что ее прожигали жаркими взглядами сразу несколько мужчин, но она видела лишь одного.
  Эрик, не отрываясь, смотрел на нее, и в почерневших глазах его плескалось столько противоречивых эмоций, что белка на мгновение забыла, что этот чешуйчатый - наглый обманщик.
  Положение спас подошедший маг - Син галантно поцеловал руку Радмиры и повел ее к столу. Все-таки сдержанность аристократа выше звериной сущности, и в эту минуту белка была безмерно благодарна старому другу. Но следующие его действия разом разрушили это прекрасное чувство.
  - Дорогая тетушка, - маг сделал многозначительную паузу, хотя все окружающие и та, внимательно следили за ним, - мэтр, кузены... Рад представить вам свою невесту Радмиру! - и он усадил изумленную девушку рядом с собой.
  Братьям его это было безразлично, и объявление о помолвке родственника они восприняли с полнейшим равнодушием, а вот мэтр радостно подмигнул и громко шепнул, чтобы услышали все:
  - Молодчина!
  Было непонятно, к кому он обращается - к магу или своей протеже.
  И никто не заметил злость в глазах хозяйки, все смотрели на помолвленную пару.
  Радмире же хотелось смеяться и плакать - что вокруг нее творится в последнее время? Что за абсурд? Она словно участвует в представлении, и все, кроме нее, знают свои роли, а ей приходиться импровизировать!
  Не переставая глупо улыбаться, она как можно сильнее вдавила пятку в летние туфли мага, выражая этим свое мнение по поводу их скоропалительной помолвки. Но проклятый маг был истинным аристократом - даже не зашипел, гад! Только стал еще шире улыбаться, и со стороны они действительно напоминали счастливых влюбленных.
  Рада боялась поднять глаза, потому что знала, кто сидит напротив. Она жалела, что между ними не стоит один из многочисленных букетов, которые украшают террасу. Зато подруга, сидящая рядом, явно сожалела об обратном, ведь шикарная цветочная композиция мешала ей любоваться возлюбленным... Мари слишком печалил тот факт, что оборотень находился далековато от ее пылких взоров.
  Радмира же рассматривала пуговицы на легкой рубашке Эрика и давилась едой - кусок не лез в горло... Наконец, она осмелилась взглянуть дракону в глаза.
  И там был гнев и презрение, предназначенные не сопернику, а ей!
  "Ах, значит так?" - мысленно вспылила оскорбленная шаманка.
  Сразу вспомнились все мстительные планы, касающиеся чешуйчатых, и она хищно улыбнулась. Если все играют свои странные роли, она исполнит свою - причем блистательно исполнит, и еще выйдет на бис!
  И Радмира начала действовать незамедлительно. Ласково коснулась руки своего нежданного жениха, наклонилась поближе к его лицу, и со всей лаской, на которую была способна, сказала:
  - Дорогой, поухаживай за мной, я хочу во-о-н тот десерт, - и наугад ткнула вилкой в противоположный конец стола.
  Она, безусловно, понимала, что нарушила немыслимое количество правил и запретов, но именно этого и добивалась. И для большей убедительности она совершенно невинно взглянула в глаза Сина, положив руку на его колено.
  "Представление только начинается, господа!" - подумала Радмира с азартом.
  Когда выбранный десерт оказался рядом, она томно вздохнула, похлопала ресницами, восторженно взглянула на удивлённого мага и выдала:
  - Спасибо, дорогой, - но эта невинная фраза была сказана с таким придыханием и страстью, что сидящие рядом мужчины нервно сглотнули. И только братишка Кас весело подмигнул - он единственный понял ее шутку.
  Дальнейший завтрак проходил в рамках приличия, но Рада нет-нет, да и поправляла - словно случайно - мешающий локон волос, глубоко вздыхала, поглаживала руку мага или убирала несуществующую крошку с его губ. Все ее поведение кричало о влюбленности.
  Только раз она позволила себе слабость и посмотрела на Эрика-обманщика.
  И проступившая на его висках смоляная чешуя, и раздувшиеся ноздри, и сумасшедший взгляд говорили о том, что дракон достиг точки кипения.
  Чтобы ее уход не казался трусливым побегом, Радмира нежно попросила будущего супруга помочь ей в очень деликатном деле и сопроводить к покоям. Кузены переглянулись, а рядом что-то скрипнуло и хрустнуло.
  Радмира искреннее надеялась, что это были зубы дракона.
  Но последнее слово в этом акте было не за ней...
  - Тарсинвиль, будь добр, зайди ко мне в кабинет. Ты должен подписать официальные документы об отказе от родительской доли, - ледяным тоном сказала милая старушка. Настолько ледяным, что у Радмиры пробежали мурашки вдоль позвоночника, и на секунду она по-иному посмотрела на свою благодетельницу.
  Но Син не дал ей возможности присмотреться к баронессе.
  Маг коротко кивнул, давая понять, что выполнит поручение, галантно взял Раду под руку и увел прочь с террасы.
  Син никогда не был дураком и вполне осознавал последствия своих решений, он лишь надеялся, что этот смелый шаг зачеркнет годы нерешительности и слабости - ведь все то время, пока он был вместе с Радой, он сомневался: в себе, в девушке, в будущем.
  Но стоило увидеть ее глаза и услышать вздох облегчения, как Тарсинвиль понял, что проиграл. Радмира никогда не умела подолгу держать маски, обладая живой мимикой, и в ее лучистых глазах знающий человек с легкостью мог увидеть душу.
  И сейчас маг уловил ее терзания, понял, что она пытается как можно мягче сказать ему, что их пары больше нет.
  Поэтому не стал ей мешать.
  Когда злополучная терраса с немногочисленными зрителями ее спектакля осталась позади, Радмира вздохнула с видимым облегчением и вымолвила:
  - Нам нужно серьезно поговорить...
  Как бы она ни злилась сейчас на Сина, но разрушать его жизнь не собиралась - нужно сказать ему, что между ними больше ничего не может быть, что пришла пора вернуться белке в отчим дом.
  Маг, словно оттягивая грустный момент, повел Раду по самому длинному пути, через красивый зимний сад, который был маленьким цветущим островом посреди жаркого и засушливого лета. Крохотный оазис всегда находился в тени, а небольшой журчащий фонтан и чьи-то заботливые руки сделали это местечко потрясающе красивым.
  Как утопающий, цепляющийся за соломинку, Син решился на отчаянный шаг - на откровенный разговор. Для истинного аристократа это был переломный момент.
  - Знаешь, в последний год ты стала для меня наваждением... - Син замолчал, подбирая слова, а Рада понимала, что ему хочется высказаться, и просто слушала.
  Маг и сам не знал, для чего завел этот разговор, он будто желал оправдаться за все прошлые сомнения, ему хотелось, чтобы Рада узнала, почему он так долго не мог предложить ей остаться рядом с ним, а уж стать законной супругой - тем более.
  Да, прошлого не вернуть, но в то время между ними была пропасть - он был бедным аристократом, находящимся на иждивении у старой родственницы, а как любому мужчине, ему хотелось, чтобы у его жены было все для красивой жизни, и она была счастлива. Он поздно понял, что вовсе не статус и деньги нужны рыжеволосой красавице, похитившей его сердце.
  - А что изменилось сейчас, Син? - спросила девушка. Радмире было горько от его слов. - Между нами по-прежнему пропасть.
  - Я готов встать на твою сторону этой пропасти, даже если придётся оседлать дракона или доказать твоему брату, что я достоин такой, как ты... пусть он предложит способ доказать мне свою любовь! - попытался отшутиться маг.
  Радмира лишь покачала головой.
  Время ушло - то самое время, когда она, не задумываясь, взяла бы его теплую руку и пошла за ним на край света. То самое время, когда она наплевала бы на все предостережения родни и клана, но то время утекло.
  Ведь у нее сейчас была очень веская причина отказать жениху.
  - Знаешь, я всегда хотела большую семью, это желание у нас, оборотней, в крови. Но у таких как я, может возникнуть немало проблем с потомством... Есть почти непреодолимая преграда, словно сама Праматерь не хотела, чтобы нас стало больше... - и девушка закусила губу, чтобы позорно не расплакаться - эта тема всегда была болезненной для нее. - Мой отец за одну лишь попытку отдал всю свою магию, мама была слабым магом, но ради второй попытки отдала часть себя, а я родилась только с третьей... - Рада замолчала, пытаясь собраться с мыслями. - И своим рождением я обязана бабуле, которую так и не смогла узнать - она зачахла, когда я была еще крохой. Бабуля была очень сильной...
  Она еще много хотела поведать мужчине, держащему ее за руку. Рассказать, на что согласились ее родичи у святого источника. О том, как она всегда хотела, чтобы у нее были братья и сестры. Как придумала свою любовь к Максу, а слова матери, что только сородич и сильный оборотень сможет подарить много детей, стали отправной точкой для ее детской глупой влюбленности. И тогда же глупая девчонка стала мечтать о будущей жизни с вожаком. О том, чтобы именно он стал ее первым мужчиной... но с оборотнем у нее даже нормального поцелуя не вышло, а ведь тех, с кем волки проходят инициацию, они не знают и не помнят.
  И, конечно же, она хотела рассказать о том, что не хочет, чтобы Син жертвовал ради нее еще чем-то, ведь магия - это единственное, что у него останется, если они уйдут отсюда. Рассказать о том, что она его никогда не забудет... но слова застряли в горле.
  Потому как она увидела чью-то тень. Кто-то третий слышал их разговор, и Рада догадывалась, кто это был.
  И сразу нахлынула злость, разом смыв все другие чувства. Слезы, что готовы были вот-вот сорваться, мгновенно высохли. Только один человек, а точнее - нелюдь, мог прятаться за колонной и подслушивать ее разговор с магом. Эрик! Радмира даже зарычала от негодования, чем весьма удивила собеседника.
  - Пусть все останется лишь воспоминанием, и только! Не мучь меня! - немного резче, чем планировала, высказалась она.
  Тарсинвиль не стал настаивать и гордо удалился, как и подобает аристократу. Глаза его были холодны. Увы, нельзя было сказать то же про сердце мага.
  Пройдя анфиладу комнат, он столкнулся в одном из просторных залов с гостями баронессы, про которых совершенно забыл. Его счастливая кузина держала за руку обомлевшего волка, увлеченно рассказывая ему про эпоху первых магических войн. Два других оборотня бродили поблизости, и явно только присутствие дочери хозяйки сдерживало их от желания всколупнуть когтями старинную эмаль или попробовать на зуб золотую статуэтку дракона.
  - Она только покрыта золотом, а внутри чугун, да и тот полый, - сказал Син заинтересовавшемуся статуэткой Кассилю.
  - Значит, уже пробовал! - и Кас подмигнул другу, только сейчас заметив его тоскливый вид.
  Волк все понял без слов.
  Маг угрюмо коснулся какой-то дорогущей фарфоровой вазы.
  - А не хотите ли, друзья и подруги, отпраздновать наше знакомство? - послышался голос Касса.
  И не дав магу воспротивиться, он обнял его и потащил на выход. Никто не высказал возражений, а Мари и вовсе была в восторге, что может побыть рядом с возлюбленным. Сай радовался, что их приключения подходят к концу, а Макс, подчиняясь странному зову, просто брел рядом с милой девушкой. Только прикасаясь к ней, он мог слышать свои мысли - еще ночью волк с огромным трудом выяснил у Кассиля, что она не умеет колдовать, значит, не является причиной его помешательства... иначе он не мог назвать свое состояние.
  И самое ужасное в этой глупейшей ситуации - что придётся просить помощи у Радмиры. Волчья гордость, как могла, противилась этому, и даже детский восторг, который постоянно испытывал Макс, не мешал этим терзаниям. Он ненавидел белку.
  Дружная компания направилась в гостиницу "Хвост дракона", где остановились волки - и вкусная кухня старой вдовы была причиной того, что оборотни выбрали именно это место. Кассиль, под ворчание верного Сая, собирался спустить большую часть гонорара на пиршество во славу нового друга.
  В это самое время в зимнем саду Радмира сверлила взглядом колонну, за которой, по ее мнению, и прятался лживый дракон.
  - Выходи! - выплюнула она дерзко.
  Тот вышел, но не с той стороны, что ожидала Рада, он явно намеревался обнять ее со спины - будь она простым человеком, такой маневр ему бы удался. Но белка с грацией хищника выскользнула из обманчивых объятий, и, выставив вперед руку, предупредила:
  - Не смей подходить ко мне, чешуйчатый!
  - Я слышал ваш разговор. И зачем был весь этот цирк с помолвкой? Или ты думала, что жалкий маг сможет остановить меня? Его жизнь - ничто, - и красноречивый жест по горлу дал понять, что дракон не намерен отступать, готов на что угодно, и это не просто юношеская бравада, отнюдь нет. Солнечный янтарь его глаз почернел, на висках проступила чешуя, а гладкие угольные когти стали свидетельством того, что эмоции захлестнули дракона с головой.
  Возможно, шаманская интуиция подсказала белке, что нужно прекращать дразнить Эрика, и Радмира осеклась. Злость схлынула, и в омуте драконьих глаз оборотница разглядела страшное...
  - Хочешь, я избавлю тебя от безумия? - совершенно другим голосом спросила шаманка, в этот момент она была готова открыться Эрику, чтобы помочь ему справиться с грядущим помешательством.
  Эрик отшатнулся, и тайфун его ярости, бушевавший совсем рядом, обошел Радмиру стороной. Черная воронка скрутилась под железной волей командира, и глаза его прояснились.
  - Не забудь, сегодня вечером начинаются наши гонки, - горячая лава гнева сменилась колючим холодом, ледяной тон говорил сам за себя - не прийти нельзя! - И ты всегда будешь моей женой! - припечатал командирским голосом Эрик.
  - Я не могу... - попыталась воспротивиться Радмира, она хотела признаться, что вспомнила, с кем именно провела ту треклятую ночь, но в глазах Эрика вновь начала кружиться черная воронка, и белка решила не спорить с безумцем.
  Лучше зайти с другого края и поговорить с его братом, который, по сути, и есть ее муж. Только вот вспомнить бы его имя... Спрашивать у Эрика она не решилась, конечно, она девушка рисковая, но не настолько. Еще успеет подёргать его за хвост, вот вылечит и обязательно поквитается, чтоб неповадно было обманывать девушек.
  - Конечно, приду, - и она показала магическую татуировку на запястье - словно говоря, что нарушать закон не собирается, это и было ответом зарвавшемуся Эрику, мол, не его слова, а магическая клятва обязывает.
  Он задумался над этим неприятным фактом, а она, не прощаясь, метнулась из сада, после чего отнюдь не чинно и не благородно проследовала в свои покои. Это не было позорным бегством, ни в коем случае! Это было тактическое отступление - так убеждала себя Радмира.
  "Слишком много вокруг становится безумцев: Макс, Эрик, надеюсь, хоть Сина эта участь минует!" - подумалось ей.
  И белка тяжело вздохнула, ведь утро выдалось тяжелым, а впереди еще Королевские гонки! Но к ним она будет готова!
  Девушка уже наметила план действий, осталось все тщательно продумать и успеть подготовить. Она надеялась, что в этот раз все сработает, как надо. Или останется лишь уповать на милость Праматери, ибо слишком многое зависело от точно выбранного момента! За пару часов она успеет подготовить декорации и подобающий антураж, чтобы сыграть свою роль, как полагается!
  
  Эрик был на грани.
  На грани того, чтобы разнести поместье в щепки. Часть его понимала, что это не его эмоции, и только годы тренировок и владение техникой дыхания помогли выровнять пульс и мысленно потянуться к сородичам.
  Эмиль скучал... еще бы, если ты лишился такого пласта чувств, как лишился молодой дракон - то весь мир кажется невыразительным и пресным. Но это единственный шанс уберечь младшего брата, убеждал себя он.
  Камиль же ехидно посмеивался, словно собирался увести Радмиру из-под носа Эрика, но при этом не пропускал ни одной красотки. О, да, кузен всегда был любителем женщин, такого, как он, только могила исправит, так что всерьез Эрик его как соперника не рассматривал.
  Неучтённым фактом могли стать странные оборотни и сама Радмира, и Эрик собирался устранить или обойти все препятствия еще до начала главной битвы. Необходимо выяснить, что за псы болтаются под ногами. А еще - встретиться с хранителем. Эрику надоело нести это бремя одному, дракон верил, что Радмира не сможет устоять перед ним, если он разорвет связь с Эмилем.
  И пока запахи волков не остыли, он поспешил взять след.
  
  Мэтр, вышедший из кабинета своей старой приятельницы, не разделял ее беспокойства и даже стал подумывать, что та стала терять свою хваленую хватку. Все складывается как нельзя лучше - маленькая баронесса теперь оставит глупые попытки женить на себе Тарсинвиля, драконы обратились с просьбой в уплату долга, и ради ее выполнения не нужно было тратить никаких дополнительных средств, а искомая девушка под боком. Зачем Черным драконам нужна была его подопечная, мэтр не вникал - какая разница, если многолетний долг мгновенно закрылся. Не настолько сильно был привязан к девушке ее покровитель, чтобы испытывать угрызения совести.
  Каждый получил что хотел - и даже Радмира. У нее теперь есть лицензия, а за все нужно платить. Это и будет ее ценой. Да если бы драконы потребовали доставить магичку к себе, мэтр сам бы взялся приволочь оборотницу, еще и подарочный бантик закрепил бы на ее макушке.
  Теперь никакие обязательства не сдерживают его! Старый маг убедился - как бы ни были умны и прозорливы женщины, наступает момент, когда бразды правления все же должен взять мужчина.
  А та самая женщина, на чью власть он покушался, и не подозревала обо всем этом, нервно постукивая пальцами по столу и гипнотизируя бутылочку с темным содержимым, словно надеясь, что та даст ей правильный ответ.
  "Что ж, приятель прав, - подумала старая баронесса, пряча опасное вещество в тайник, - все складывается как нельзя лучше, и если племянник увезет эту девчонку как можно дальше, это будет лучшим выходом из сложившейся ситуации!"
  
  Радмира же упаковала свой чемодан и, не простившись ни с кем, окольными путями вышла из поместья. Если чешуйчатый пробрался сюда, то пусть думает, что она под его наблюдением... а вообще, давно уже пора и честь знать. Она видела, как тетушка Физа недовольно поджимала губы, но Рада не собирается входить в ее семью, она ни на что не претендует, так что не стоит мозолить глаза старой баронессе, хотя бы из уважения к благодетельнице. С подругой же она успеет объясниться потом, сейчас нет времени на расшаркивания, время слишком быстро уходит, а солнце уже вовсю пылает, сообщая, что скоро открытие гонок.
  Полдень. Надо поторопиться. Надо успеть преобразиться и запутать настырного дракона. А еще Раде до ужаса хотелось увидеть его реакцию.
  "Кого не любят драконы? Нет, не совсем правильно задан вопрос, ведь драконы любят только себя! Кого же они на дух не переносят? Терпеть не могут? Кого презирают? С кем брезгуют вести дела, даже если те могу принести несметные богатства? В яблочко! Тролли!"
  Радмира ни разу не видела женщин этой расы и сомневалась, что сможет сыграть близкое родство с ними, но природный авантюризм взял верх над здравым смыслом, и на главных Королевских гонках белка решила сыграть эту эпичную роль!
  Уже сейчас от одной мысли, что она насолит лживым драконам, кровь в ее венах вскипала, толкая на еще более безумные вещи! А вдруг сумасшествие заразно?
  Вот утрет нос крылатым ящерицам, попутно исполнив мечту о полете, поможет Максу справится с последствиями колдовства, что, возможно, помирит их, и - счастливая - вернётся домой вместе с сородичами.
  Таков был план действий на ближайшее будущее у маленькой белки. И в одном она была права, самое главное - поймать момент.
  
  Глава 16 О том, как важно быть командой
  Команда Черных драконов собралась в тесном и душном коридоре в неполном составе, а ведь организаторы предупредили, что если последний член команды не появится, их исключат.
  Братья заметно нервничали, а Эрик мысленно костерил себя, что сорвался, и теперь девушка могла отомстить таким образом. Единственное, что успокаивало командира, так это тот факт, что он успел "позаботиться" об оборотнях, а приятным бонусом стали неприятности для мага, который позарился на его женщину.
  Эрик даже не стал считать деньги, которые передал хозяину гостиницы, цена вопроса его не интересовала.
  Время шло, а девушка не появлялась.
  Волнение и беспокойство ушло, осталась только злость. Теперь это чувство объединило всю команду, Камиль перестал сыпать привычными шутками, Эмиль не метался по комнате, все молчали и ждали, и это ожидание было невыносимым.
  Все думали об одном - если это месть, то самая что ни на есть удачная! Такого позора Черные драконы не испытывали никогда, а ведь еще никто из соперников и давних недругов даже не знал, что их "кинули" перед началом эпохального соревнования. Это могло стать черным пятном на репутации рода, и его придется смывать кровью, каждый раз доказывая, что Черные Драконы достойны уважения.
  Тягостные мысли одолевали всю команду, начало соревнования приближалось, и естественно, никто из драконов не прислушивался к тому, что происходило снаружи. А там разливался соловьем знаменитый ведущий:
  - Дорогие жители и гости Девятого королевства, вы прибыли в прекраснейший из городов! Вы прибыли в нашу столицу, чтобы взглянуть на ее красоты, и, конечно, вы прибыли на это великолепное соревнование сильных духом и телом, чтобы сделать свои ставки и насладиться чудесным зрелищем! Команды из самых разных уголков нашего дивного мира принимают участие в гонках - это гости из далекого Пятнадцатого и Восьмого королевств, представители разных рас и сословий! Ни возраст, ни пол, ни что-либо еще не мешает участию в наших гонках!
  Пафосная речь ведущего разносилась по всему полю, усиленная эхом-артефактом, зрители в закрытых ложах не прислушивались, а мило вели беседу о своем, многим хотелось поскорее увидеть настоящие гонки, а не показательное представление.
  А ведущий углубился в историю проведения гонок, рассказывая, что первоначально лишь драконы соперничали на этих играх, но спустя века многое изменилось, и теперь мероприятие разделено на четыре этапа. И только один из них можно преодолеть по воздуху.
  И сегодня стартует этап, который проводится в многочисленных пещерах под столицей, а зрители могут слушать участников и лишь догадываться о том, что на самом деле там происходит, и - конечно же - они могут делать свои ставки!
  Ведущий рассказывал о том, что среди участников много знаменитых бойцов и магов, и тот, кто первым дойдет, доползет или докатится до финиша, и будет считаться победителем.
   Первенство в этом этапе дает преимущество не только во времени, самое главное - ценность заработанных баллов, они в несколько раз выше, чем в последующих турах. Ведь большинство команд лишаются преимущества в самом начале.
  Но дабы не терять интригу, в этом году, организаторы - и дают уникальную возможность если хоть один член команды дойдет до цели, то об исключении можно будет забыть!
  Далекий голос оратора еще несся над полем, разъясняя правила, но толпа знала их давным-давно, а уж участники - и подавно. Королевские газеты целый месяц трубили об этом событии.
  А ведущий восторгался, что команд, подавших заявки, в этом году было на удивление много, а ведь стоимость участия возросла. Но это было мелочью - хрустальная корона сулила много больше.
  Радмира прибыла на место старта за несколько минут до появления самих драконов, но специально выжидала, не выдавая себя.
  Нужно правильно выбрать момент. Ну... и чуточку поиграть на нервах у чешуйчатых.
  Сейчас главное - не струхнуть. Чтобы опозорить одного дракона, предстояло выставить себя посмешищем перед всей столицей, и наверняка - перед всем королевством. Трибуны - это одно, а вот газетная заметка, которую будут просматривать и перечитывать многие люди и нелюди, совершенно другое.
  Но все же желание проучить нахалов было сильнее этого страха, поэтому Радмира и решилась на такой отчаянный шаг.
  "Терпение - это женская добродетель?" - подумав об этом, шаманка даже фыркнула. Как бы не так! Но скоро все узнают, что не стоит злить рыжую и пушистую!
  Самым трудным в этом маскараде было найти серый краситель, достаточно стойкий, чтобы выдержать воду. И теперь у Радмиры кожа была серая, словно у тролля, девушка красовалась в синем балахоне (синий - любимый цвет этих существ), подпоясавшись плетеным кожаным поясом с монетами, корешками и кроличьей лапкой. На руках белки блестели браслеты для проведения шаманского обряда, и она была босая, но отсутствие обуви - вынужденная мера. Ну и, конечно же, Рада держала в руках темный плащ. Пусть день близился к закату, но жара по-прежнему давала о себе знать.
  Белка не помнила, когда в последний раз так долго "прихорашивалась". Она придумала себе удивительную маску - шаманка троллей. Это было почти правдой.
  Драконы не должны увидеть ее до момента триумфа. Она знала, что ведущий объявит ее супругой Эрика, и до пещер они будут лететь вместе - как задумывал командир, она полетит у него на спине, дракон даже специальные ремни подготовил. Скинуть плащ она собиралась в тот момент, когда ведущий представит ее публике.
  Так что во всей красе ее увидят не только многочисленные зрители, но и драконы. И от их поведения зависит судьба команды - будет любопытно, что они выберут... позорно откажутся от участия в самом начале из-за многолетней нелюбви к троллям, или же пересилят брезгливость и будут катать "тролля" на своей шее.
  Радмира отвлеклась от волнующих мыслей и в очередной раз поблагодарила тетушку баронессу за то, что после работы над амулетами для гонок успела завести знакомства с коллегами по цеху. И теперь один из них прятал ее в служебном закутке, он же и подал знак, что пора выбираться из убежища.
  Накинув темный плащ с капюшоном, она ступила на тонкий лед, предстояло стать настоящей актрисой и сыграть свой спектакль без запинки.
  - Ты что так долго! - едва сдерживая злость, прорычал Эрик. - Что на тебе за тряпки?
  - Принарядилась по случаю, - ответила Радмира, радуясь, что в коридоре нет освещения, и никто пока не видит ее необычный "загар".
  Остальные драконы только усмехнулись - мол, что с женщины взять, вертелась перед зеркалом, вот и опоздала. Все были рады, что она вообще пришла, ведь под угрозой было участие в гонках! Никто из драконов даже не догадывался, что гроза только надвигается.
  К счастью, подали сигнал о том, что команды должны выходить к зрителям. И взяв под руку напрягшегося Эрика, Рада поспешила встретить свой самый большой триумф или позор - что именно, будет видно позже.
  Натянутая, как струна, крепко вцепившись в дракона, Радмира шла по лестнице, освещенной закатным солнцем. Множество ступенек вели вверх, на сцену, где ожидали всю команду, только вот почему-то проснулось беспокойство - чем обернётся ее шалость для Черных драконов?
   Крушением всех планов и надежд, ущемленным самолюбием или чем-то пострашнее?
  Но идти на попятную было поздно. Рада не слышала, как ведущий сыплет эпитетами и восторгается одной из самых загадочных команд за несколько десятилетий, как представляет Черных драконов - фаворитов Королевских гонок.
   Она слышала только бешеный стук своего сердца и тяжелое дыхание фиктивного мужа.
  Не одна она была напряжена, и без того твердые руки Эрика превратились в камень. Искоса глянув на него, Рада не могла не признать - красив, шельмец! Особенно сейчас, когда обнаженный торс вот-вот покроется чешуей, а сам он готов превратиться в дракона и взмыть в небеса.
  Остальные драконы тоже были во всеоружии, готовые, как и командир, расправить крылья и двинуться следом за ним. И если по ним она лишь мазнула взглядом, то спутника своего рассматривала куда тщательнее, но украдкой. На всех остальных драконах были просторные черные шаровары с золотой вышивкой, командир же выделялся еще и широким золотым поясом со спущенными подтяжками. Или все-таки это были те самые ремни, за которые ей нужно будет держаться?
  Наверное, стоило уговорить Эрика на тренировочный полет, но он хотел, чтобы первый раз был самым запоминающимся.
  - Ты еще будешь рассказывать нашим внукам об этом, потерпи... - так говорил он, пытаясь приглушить ее любопытство.
  Теперь же она сомневалась, что ей вообще позволят взлететь.
  "Почему ступени закончились так быстро?" - мелькнула паническая мысль.
  А юркий ведущий знакомил публику с самым младшим драконом, значит, ее настоящего фиктивного мужа зовут Эмиль. Следом был назван Камиль, его кузен, стало быть, они тут все друг другу родственники? Она, конечно, уловила сходство, но кто их знает, этих драконов, может, они все на одно лицо?
  Радмира не успела и глазом моргнуть, как два Черных дракона преобразились и расправили огромные крылья. Кажется, кому-то не мешало бы похудеть, широкие шаровары не спасли положение, и белка отчетливо услышала звук рвущейся ткани.
  Интересно, они у Эрика спадут, когда он взлетит? Или ему хвост помешает? А куда он вообще девается после превращения дракона в человека? А в шароварах есть специальное отверстие? Почему-то жутко захотелось посмотреть, имеется ли "выход" для хвоста у штанов Эрика.
  Что за глупости лезут в голову! Это нервное! Нервное! Из-за всего этого она прослушала регалии своего фиктивного супруга Эмиля и чуть не пропустила свое представление публике.
  - А теперь позвольте представить уважаемой публике таинственную супругу командира Черных драконов - Радмиру! - и ведущий жестом подозвал девушку выступить вперед.
  Вдох.
  Выдох.
  И легким движением руки плащ срывается с плеч и летит к ногам, рыжеволосая "красотка" обворожительно улыбается и машет трибунам...
  Такого эффекта она явно не ожидала.
  Повисло жутко молчание. Жуткое... потому что это - невероятно страшно! Стоять перед многотысячной толпой, которая секунду назад шумела и аплодировала, а с твоим появлением - замерла.
  - Э-э... Неожиданно! - встрепенулся ведущий.
  А зрители дружно громыхнули дикими возгласами - то ли радости, то ли возмущения. Разобрать было невозможно.
   -Троллиха!
  -Троллиха!
  -Троллиха и дракон! Сенсация!
  - Расчет или любовь? - сыпали предположением газетчики.
  Но в данную секунду реакция остального мира была несущественна.
  Сейчас Радмира повернулась к Эрику и посмотрела в его чудовищные глаза в попытках понять, как он отнесся ко всему происходящему.
  Дракон был великолепен! Полностью покрытый угольными пластинками, как броней, где-то широкими - с две ладони, как на груди, а где-то с ноготь - как на шее и лице... он смотрелся роскошно. Чешуя отливала красным светом, и в ней, как в старом зеркале, можно было разглядеть свое отражение.
  Удивительное зрелище!
  Радмира теперь точно могла сказать, что сможет различить Эрика среди тысячи других драконов. Его нахальное-хмурое выражение лица не в силах было изменить даже такое кардинальное преображение.
  Она гипнотизировала дракона взглядом, который кричал о том, что сейчас его ход, и что он должен оценить, что Радмира не так проста, как кажется.
  Что она ожидала увидеть? Белка и сама этого не знала, глупому ее сердцу хотелось, чтобы Эрик сделал вид, что ничего неожиданного не произошло. Женская гордость молила об обратном, словно Рада желала, чтобы дракон возмутился и оскорбился. Что делать дальше, она не знала, в ее плане здесь был большой пробел. Но о чем бы она ни думала, такой реакции точно не ожидала...
  Глубокий вдох.
  И Черный дракон крепко стиснул ее за талию.
  Рада выдохнуть не успела, как Эрик властным поцелуем захватил ее губы.
  У него были жесткие губы, шершавый язык и обжигающая чешуя на груди... и мысли Рады о мести исчезли. Тело предательски плавилось от огня Эрика, а ноги подгибались.
  Когда этот сладкий, но такой короткий поцелуй прервался, Рада поняла, что наглый дракон взлетел в обнимку с ней! Дико завизжать ей помешали хитрые глаза и хулиганский оскал Эрика. В теории предполагалась, что она будет полулежать на спине дракона (это самая безопасная поза!) крепко пристегнувшись ремнями.
  Теперь же только крепкие руки дракона удерживали ее от падения. А если... Страшная мысль о жестокой расплате ей не приходила! Зуб за зуб, око за око? И она сильнее прижалась к ухмыляющемуся дракону, распутно обвив его еще и голыми ногами. Сейчас было не до приличий, впрочем, развратные мысли тоже испарились.
  - М-м-м ... Так мне нравится куда больше, - пророкотал Эрик.
  От нового драконьего голоса ее нутро скрутило. А страх перед смертельным падением сменился древним звериным инстинктом, который пробуждался с выбранным самцом. Несомненно, дракон это тоже подметил, потому как его ноздри втянули воздух, а руки еще крепче сжали девушку.
  - Значит, ты любишь поиграть, моя дорогая? - наиграно-грозным голосом спросил дракон.
  Радмире оставалось только мило улыбаться и кивать, потому что отвечать она не решилась, слишком боялась, что дрожащий голос выдаст ее с потрохами. Был еще крохотный шанс, что дракон забудет о существовании такого зверя, как маленькая белка. Эрику и не требовался ответ, он продолжил говорить:
  - Знаешь, как зовут богиню всех драконов? Еще ее называют покровительницей нашего рода! Судьба! А Судьба не может жить без игры и азарта!
  Радмира прикусила губу, ожидая продолжения. И пусть они продолжали лететь, и дракон нависал сверху, а она по-прежнему прижималась к нему всем телом, но его мысли волновали ее куда сильнее всего происходящего вокруг.
  - Ты понимаешь, что ты только что сделала? А я поясню. Ты на все королевство заявила на меня права!
  От этих слов она просто обомлела и даже ослабила хватку, но Эрик не дал ей соскользнуть. И продолжил:
  - Ты предложила игру! Для всех, кто знаком с нашими обычаями, ты заявила - Эрик, давай поиграем! Если выиграю я, то получу тебя. Если выиграешь ты, то получишь меня. Теперь вопрос в том, кто станет победителем, крошка? - командир Черных драконов так чудно перемежал правду с наглой ложью - ведь такой ритуал и в правду существовал, но был древним и почти забытым, к тому же, обременённым множеством подготовительных ритуалов.
  Но Эрик хотел, чтобы Радмира свыклась с мыслью, что она его женщина! Только его!
  Дальше продолжать разговор не было смысла, их уже и так заждались внизу. И дракон стремительно пошел на снижение.
   Планируя месть, обязательно задумайтесь, чем может это закончиться. Радмира не ожидала прослыть на все Девятое королевство охотницей за драконом. Всемилостивая Праматерь! Что скажет дед, если узнает о ее подвигах? А бедная мама? Но все эти мысли мигом испарились, стоило дракону изменить траекторию полета.
  Лететь головой вниз и при этом лицезреть лишь наглую ухмылку - то еще удовольствие. Раде потребовалась вся ее сила воли, чтобы удержать содержимое желудка при себе.
  Приземление было не самым приятным. Ликующей толпы не было, но всюду были установлены артефакты-уловители голоса, и любой, даже самый тихий шепот, слышали не только судьи, но и многочисленные зрители.
  Чем дракон и воспользовался:
  - Любимая, я понимаю твою страсть и нежелание оторваться от меня даже на секунду, но нас ждут.
  Хотя каждый, кто мог видеть их, понимал, что дело тут не в жгучем желании слиться воедино, а в банальном онемении конечностей.
  От безысходности и странного чувства, что она уже заранее проиграла, Раде жутко захотелось покусать ухмыляющуюся заразу!
  А что ее, собственно, останавливает? И поддавшись агрессивному порыву, она по-звериному хищно впилась в основание его шеи. И пусть у нее нет таких клыков, как у волчиц, но белки не зря щелкают самые твердые орехи.
   Тихое шипение было для нее слаще меда. Никто не заметил ее звериной сущности, а когти она уже успела убрать. И уже разминала конечности, пока озадаченный Эрик потирал кровавый укус.
  - Какие страсти! Детка, такой скучный и правильный дракон, как наш Эрик, не сможет утолить твою жажду любви! - промурлыкал не менее нахальный усатый братец командира. Он уже успел вернуть свой первоначальный облик и скалился, глядя на Раду.
  Что здесь происходит? Ей хотелось закричать. Когда Радмира решила поиграть, она явно переоценила свои силы, или же недооценила актерскую игру чешуйчатых.
  Это что, вызов? Ведь все королевство узнает об этом! Это какая-то изощренная подстава или... предательство?
  А Камиль выжидающе уставился на девушку.
  - Дядя, вы бы штаны подтянули. И не стоит завидовать молодым! - Радмира помнила его имя, но решила повернуть все в шутку, к тому же, ей не нравилось, когда к ней обращались так пренебрежительно. А густые усы действительно делали Камиля немного старше.
  Радмира даже не знала, насколько точно попала в цель. Роль доброго дядюшки, которой дракон жил со времен потери своего титула и статуса, стала привычной для Камиля. Эта маска приросла.
  Но никто не хочет знать правду о себе. А женщина, которая одним словом выбивает почву из-под ног, становится неприкасаемой. По крайне мере, пока не начнётся новая игра.
  Камиль потерпел оглушительное фиаско на глазах у всего королевства. И Эрик был уверен, что скоро ему придется доказывать каждой девушке, что еще молод, полон сил и энергии. Впрочем, это было только на руку командиру.
  - Куда идем? - Радмира обратилась с этим вопросом к Эрику. Перед ее взором было множество самых разнообразных пещер. Только с правой стороны было около тридцати темных коридоров, что ожидали своих игроков.
   Глупые игры закончились, начинается серьезная игра...
  
  Глава 17 О границах игры и реальности
  Никто не смел прервать странный транс командира Черных драконов. Несколько соперников, что прибыли на место гораздо позже его сородичей, скалясь, входили в очередную пещеру. Среди них Радмира заметила и других драконов - сверкала стальная чешуя и красные глаза - то, что она сумела разглядеть, пока мужчины не скрылись в своей пещере.
  Выбранные пути закрывались магическим пологом, и, будучи специалистом по артефактам, девушка с легкостью разглядела замаскированные камешки, где прятался рабочий инструмент. При возможности можно было деактивировать их и пойти по уже выбранному пути, но вряд ли судьи засчитают такое прохождение.
  Как объяснял Эрик, каждая пещера заполнена своими ловушками, обычно маги стараются перещеголять друг дружку и выдумывают самые изощрённые капканы, а сейчас, судя по всему, командир искал наименее опасную пещеру.
  Да, для этого тоже нужно было подключить магический поиск и потратить уйму времени, и, возможно, потерять фору, но у Эрика был четко продуманный план, и дракон собирался следовать ему. Хотя некоторые коррективы придется вносить - это он понял, увидев искры в глазах жены.
  Прежнего Эрика такое своеволие ужасно бы разозлило, он ненавидел любые отступления от намеченного плана, а сейчас... Что изменилось? Он еще не признался самому себе, но - помимо очевидной выгоды - супруга его волновала все больше. Вот и в данный момент - вместо того, чтобы сосредоточиться на поиске наиболее удобного пути, он краем глаза следит за ее реакцией.
  И ему не понравилось, что Серые драконы посмели подойти ближе положенного, не понравилось, какие заинтересованные взгляды бросала на них Радмира. При других обстоятельствах он выбрал бы самый короткий и самый опасный путь, но сейчас у них в команде два слабых звена. Радмира и ослабленный Эмиль - лишив того большей части эмоций, хранитель словно отрезал канал магии, причем если чувства Эрик все еще мог поймать, то вот с волшбой были проблемы. Исчезнуть она не могла, но притока от Эмиля командир не ощущал. Куда делась магия, хранитель так и не ответил, похоже, он тоже этого не знал.
  Выбор Эрика пал на угловую пещеру - судя по магическому поиску, она была заполнена в основном физическими ловушками.
  Командир сделал ставку на ловкость и силу - с такой командой это единственно возможный путь к победе. И никакие корректировки в составе команды и планах не могли подвинуть упертую скалу под названием Эрик, который наметил свою цель.
  А цель была поставлена давно, и не зря он весь последний год лично тренировал младших, чтобы те сумели пройти отборочный тур. Правда, нынешняя ситуация осложнялась еще и присутствием новоявленной жены, которую еще нужно завоевать. А это трудная задача, и только сильный мужчина сумеет решить ее. А Эрик, конечно же, причислял себя к таковым. Он отдал четкий приказ и первым вошел в пещеру.
  Радмиру, как и Эмиля, поставили в середину, первым шел Эрик, замыкал шествие - Камиль. Командир предупредил о наличии ловушек, направленных на то, чтобы проверить ловкость игроков, распорядился о том, что делать в каждом конкретном случае.
  И Рада послушно кивнула - подвергать себя ненужному риску она не собиралась, у нее и без того было слишком много проблем. Хитрый и наглый дракон обставил ее! Безусловно, их теперь накроет волна сплетен и слухов, ведь газетчики не упустят шанса посмаковать такую сенсационную новость!
  Теперь нужно решить, в какой момент преподнести следующий сюрприз. Жаль, что ей не удалось скрыть свою радость, ушлый дракон и это успел заметить, и тем сложнее теперь стоит перед ней задача!
  Как же хочется утереть нос этому наглецу! Впрочем, пока придётся поумерить свой пыл и притвориться послушной девочкой... и можно рассмотреть идущего впереди Эмиля.
  Чем этот чешуйчатый прохвост смог зацепить ее одурманенную сущность?
  Пещера была узковата и с невысоким сводом, и драконам приходилось склонять головы и нагибаться, а вот Радмира чувствовала себя вполне свободно, и пока ее сопровождающие осторожно шли вперед, она внимательно следила за каждым движением Эмиля и даже попыталась прощупать его ауру. Это было сложно, все же шаманы - не маги и предпочитают воздействовать на окружающих, твердо стоя на земле, а не прыгая с одного шаткого камня на другой.
  Радмира искала и никак не могла понять - чем же молодой дракон сумел увлечь ее в ту памятную ночь, да так, что она буквально набилась в его спутницы... он, конечно, не сильно и сопротивлялся, но все же, все же... Она смотрела, искала... но не находила. Природная красота не исчезла, но Радмира никогда не покупалась на симпатичную мордашку. Красивая внешность была лишь свидетельством хорошей наследственности, не более. А где искры в глазах? Где живость и непоколебимая уверенность в своих силах, такая притягательная и такая раздражающая?
  Где это все? Почему он безропотно уступил ее своему брату? Или такие отношения - норма для драконов?
  Эмиль был похож на блеклое и унылое привидение. Странная мысль мелькнула - неужели ночь с ней могла так странно повлиять на дракона? Или... один "подготавливает" домик для будущего дракона, а другой - "вселяет"? Что за мерзость!
  Еще неизвестно, куда бы привели эти размышления Радмиру, но очередной шаткий камень не устоял перед ней, и с диким визгом белка полетела вниз, а черные когти Камиля успели схватить лишь пустоту.
  Над головой раздалось грозное рычание, от которого дрогнули стены, и Радмира не успела ни обернуться, ни по-настоящему испугаться, как увязла в чем-то липком и мерзко пахнущем.
  - Я в порядке! - крикнула, успокаивая остальных, и уже тише сказала себе: - Утонуть в слизи все же лучше, чем разбиться в лепешку. Успею свыкнуться с мыслью о смерти, даже завещание озвучить, а если серьезно - они вытаскивать меня собираются?
  То, что ни один из драконов не сумеет пролезть в ту узкую щель, в которую провалилась белка, было ясно, но где хваленная драконья смекалка? Где взаимовыручка и командный дух? Вдруг вспомнилось, что для прохождения первого этапа достаточно, чтобы лишь один игрок достиг финиша.
  - Эй! - куда более отчаянным и дрожащим голосом позвала Радмира. Нет, она не боялась, ее переполняла злоба!
  Похоже, на помощь драконов не стоит рассчитывать. Вот так всегда! Рада мысленно вздохнула и принялась барахтаться в дурно пахнущей жиже. Но зря она сетовала на драконов, спустя пару минут, когда она еще больше увязла, сверху упал канат. Времени на размышления не было, уже только плечи и голова возвышались над вонючим озерцом. Наскоро завязав узел и вцепившись в него выпущенными когтями, Рада сделала отмашку:
  - Давай!
  Резкий толчок, и она едва ли не ударилась головой о камни. И не отпуская спасительную нить каната, уже больше полагаясь на свои силы, аккуратно выбирается из ловушки.
  И что же она видит? Ее губы невольно расплываются в улыбке! Ух! Такого подарка она явно не ожидала! В глазах блестит предвкушение, а улыбка приобретает хищный оскал, который обещает очень веселую жизнь для трех драконов.
  Выбираясь на поверхность, она как-то не опознала в своем канате единственную одежду мужчин - широкие шаровары! Теперь перед ней стояли три голых дракона, старательно прикрывающих свои "сокровища", и даже их хмурые лица не могли испортить ей настроение!
  А то, что им придётся или всю дорого сверкать "прелестями" или облачиться в мокрые и вонючие штанцы, стало поистине шикарной новостью. И то, что она сама источает то еще амбре, нисколько Раду не задевало, в голове белки уже созрел новый, куда более изощренный, чем предыдущий, план! План издевательств над бедными Черными драконами!
  Кажется, она нашла свой источник силы! И если после воплощения всех пунктов Эрик от нее не сбежит, то она даже готова познакомить его со своей родней.
  Правда, это знакомство вряд ли будет таким уж радостным, ведь единственные родственники поблизости - это ее оборотни.
  Давясь от смеха, она пристроилась к стеночке, ожидая дальнейших приказов от командира.
  Драконы приняли смех на свой счет, а нет ничего страшнее и оскорбительнее, чем стоять голышом перед красивой, но смеющейся девушкой. Первым, кто отреагировал на ее насмешки, стал Камиль - убрав руки, он лениво потянулся, давая понять, что ему-то стыдиться нечего, затем его действия повторил Эмиль.
  А Радмира уже тихо сползала по стеночке, прикусив ладонь - она боялась смеяться громче, не зная, что еще выкинут драконы.
  Грозный рык и звук рвущейся ткани - и девушка увидела, как Эрик, не сумев развязать спасительный канат, рвет его на куски. Узкая пещера не давала возможности развернуться всем драконам, и Рада не смогла лицезреть Эрика во всей красе. Это было свинством с его стороны! Как же так - самое главное она и не увидела! И, ведомая женским любопытством, чуть было снова не провалилась в ловушку.
  - Оп, поймал! - Эрик неизвестным ей образом переместил Эмиля за спину и оказался рядом с ней. - Если ты хотела увидеть меня голышом, так бы сразу и сказала... - последнюю фразу он прошептал весьма томно, касаясь своими жесткими губами ее уха.
  Но нет, эта попытка выбить почву у нее из-под ног провалилась. И уже не сдерживаясь, Рада во весь голос расхохоталась, едва ли не захлебываясь. Потому как Эрик все же применил смекалку, и на нем болтались драные лохмотья, уж очень напоминающие юбки орочьих племен.
  Еще долго по пещерам разносилось веселое хихиканье Радмиры, она никак не могла успокоиться. Да и как сдержаться, когда перед глазами маячат аппетитные округлости, чуть прикрытые коротенькой юбочкой? Эрик, после столь необычного спасения белки, взял ее за руку и повел вперед - так что вид ей открывался весьма милый.
  Все это время она обдумывала, как скоро порадовать драконов новым сюрпризом. А может, стоит подождать? Они и без нее неплохо справляются! Белка не сдержалась и обернулась.
  Эмиль с обиженным лицом топал следом, и так забавно это смотрелось вкупе со всем зловещим антуражем пещеры, что Рада опять начала хихикать, вспоминая, с каким брезгливым лицом Камиль натягивал свою юбку.
  И если у Эрика был укороченный вариант, то в наказание за "представление" остальные драконы щеголяли в лоскутах ниже колен.
  Радмира осторожно ступала, памятуя прошлый опыт, и, несмотря на ее звериную сущность, босые ноги все же давали о себе знать. И только она решилась на очередное представление, как Эрик вывел всю команду на край пропасти.
  Черная бездна раскинулась, не давая возможности обойти преграду. Холодом и страхом тянуло из открытой пасти тьмы. Перебраться через пропасть можно было или полетом, или спуском в пугающую черноту по узким и хрупким ступеням.
  Для белки выбор был очевиден, но командир молча дал отмашку на спуск. Веселье как рукой сняло.
  Она заметила, как Эрик подобрался, как его взгляд стал куда жестче и чернее. Время шуток закончилось.
  Рада собиралась было спросить о причине столь странного решения, как уловила магические потоки, словно поблизости был один из источников или святое место, как любят говорить люди. И теперь белка по-другому взглянула на чешуйчатых, отчего-то она раньше не задумывалась о природе драконьих полетов, значит, все дело в магии. Она не находила иных причин отказа от трансформации.
  Когда дыхание Рады уже начало сбиваться, а ноги дрожали от усталости и напряжения, ее команда, наконец, вышла к безопасному месту, где можно было отдохнуть. А вот конца и края пропасти по-прежнему не было видно.
  Драконы тоже не стали строить из себя стойких солдат и дружно рухнули на теплый каменный пол. Вот что тревожило белку весь спуск - странные вибрации и тепло камней. Чем ниже они спускались, тем теплее становились камни.
  - Ты уверен, что мы правильно выбрали направление? - Раде все время казалось, что они отклонились от прежнего курса. Ловушек стало меньше. Если первое время она видела, как Эрик ловко уворачивался от очередной подлянки или заранее предупреждал команду о чем-то, то через какое-то время белка поняла, что дракон стал идти увереннее.
  - Заметила! - с нескрываемой радостью воскликнул Эрик, будто это стало для него приятным подарком. - Я решил сократить наш путь - правилам состязания это не противоречит, хоть и не рекомендуется, просто... - он замялся. - Были прецеденты, спасти удалость не всех.
  Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять - эти бедняги навечно погребены в лабиринте пещер.
  Незавидная участь. Почему никто из драконов не удивился новости? Слишком уж равнодушно они восприняли признание Эрика.
  - Чего я еще не знаю? - окинув подозрительным взглядом привалившегося рядом Эрика, спросила Радмира. Она слишком устала, чтобы шутить, да и дракон был хоть и близко, но никаких посягательств или других поползновений в ее сторону не делал.
   - А что хочет знать Моя Радость? - улыбнулся он.
  Рада только фыркнула. Она ведь ничегошеньки не знает об этом наглом чешуйчатом субъекте!
  - Все! Я даже не знаю, сколько тебе лет? Какие у вас обычаи? Какие планы ты строишь на будущее? Я не знаю, какой ты... дракон? Не знаю твоего прошлого. Я ничего не знаю о тебе! - выпалила она на одном дыхании. Именно об этом ей хотелось спросить там, у храмов. Но поцелуй наглеца затмил разум.
  - Что ж, резонно. Мне тридцать три года, и я, как ты уже поняла, командир младшего крыла Черных драконов. Всех моих подопечных, кроме одного, ты видишь здесь. Моя основная задача заключается в том, чтобы воспитать достойную смену старшему крылу и подготовить командиров для будущих младших крыльев. В будущем надеюсь сменить отца на посту главы рода, но это будет не раньше, чем через двести или триста лет. Хочу большую дружную семью! - он устало подмигнул Радмире. - Я упрямый и жутко скучный дракон и своего не упущу. Везде найду выгоду. Так что ты слишком важная добыча, чтобы тебя отпускать.
  Радмира вскинулась было, собравшись выдать гневную тираду, что она не добыча, а охотник! И это он попался в ее сети! Но осеклась, заметив странную апатию у всей команды чешуйчатых. Как же она раньше не обратила внимания на сонные отстраненные взгляды и общую вялость драконов!
  - Эй! Эй! Подъем, голопопые! Не спать! - зычно, как бравый генерал, скомандовала белка. - Эрик, ты говорил, что мы скоро должны явиться к финишу, так что раньше выйдем - раньше придем!
  И она вскочила, всем своим видом показывая, что готова к новым приключениям. В отличие от драконов, девушка чувствовала прилив сил, энергия просто била через край, и о прежней усталости не было и речи.
  Что за странные магические испарения? Или это от той вонючей слизи, в которую Радмира провалилась? Пока девушка размышляла, мужчины нехотя, но поднялись.
  - А что ты такой весь распрекрасный, а без невесты или жены? - старательно маскируя страх ехидством, спросила белка, продолжая спуск в черную бесконечную пропасть.
  В ответ не услышала ничего. А это настораживало. Что она будет делать с тремя неподъемными драконами на краю пропасти? Как скоро их сморит подозрительный магический сон?
  То, что эта странная вялость магического характера, шаманка догадалась интуитивно, радовало одно - на нее это не подействовало. Нужно побыстрее убираться от магических потоков, хорошо хоть она чувствует их и сможет увести подальше своих драконов. Главное успеть, пока те еще на ногах. Что будет, если уснут... Думать об этом не хотелось. И белка торопилась.
  Никто из драконов не возмущался, словно не заметил, что во главе их отряда встала хрупкая девушка. Мысленно молясь Праматери, чтобы не оступиться и успеть вовремя, Радмира спускалась, не забывая озираться и подмечать возможные выходы и углубления, куда можно спрятаться, если драконы уже не смогут идти. Эрик уже давно молчал, никак не реагируя на ее вопросы и подколки.
  - Только нашла себе нормального мужа, а тот умереть норовит! Ну, что за невезуха! - ворчала белка уже в полный голос, не боясь, что драконы ее услышат. Это было странным женским рефлексом - когда становится особенно страшно, только пустая болтовня может заглушить ужас. - Нет, я понимаю, с первым по юности лет промахнулась! Второй три года страдал и маялся, никак не мог решиться. Что же с третьим... - и она оглянулась на Эмиля, тот едва держался на ногах, вот-вот упадет в объятия пропасти. - Вообще ни рыба, ни мясо, а непонятно что! Какой нормальный мужчина будет вот так спокойно реагировать, когда его... бывшую пассию брат будет обхаживать? Хоть в морду бы дал! - и, ускорив шаг, продолжила ворчать: - А четвертый? Наглый, хитрый лгун! Нет, со мной явно что-то не так! Вот вернусь домой - нужно будет сходить к храму, может, на мне проклятье какое? Ну, не может мне так не везти с мужиками! Остаётся только податься в монахини.
  Вот так сокрушаясь, она вышла к широкой пещере, где больше не чувствовались магические потоки. Сказать, что драконы рухнули, стоило им войти в просторную пещеру, значит ничего не сказать - они повалились, как игрушки, у которых закончился завод.
  Сил переживать у белки не осталось, хоть она и была по-прежнему бодра, но слишком много энергии ушло на то, чтобы не удариться в панику и не бросить проклятых чешуйчатых.
  И пока звериные инстинкты кричали: "Бросай и беги!" - простые ценности никто не отменял. И чтобы позорно не сбежать, Рада когтями впилась в руку дракона. Ничего, до свадьбы заживет. Усмехнулась. Только будет ли она, свадьба?
  - Обязательно будет, Радость Моя! - прошептал Эрик, и только тут она поняла, что по привычке задала вопрос вслух.
  Забыв про все на свете, она кинулась обнимать наглого, хитрого, но живого лгунишку!
  - Вот женщины! Даже в такие моменты думают о свадьбе! - очнулся Камиль.
  - А я еще своего согласия не давала! И, между прочим, я вас спасла! - пошла на попятную Рада. Не хватало, чтобы момент слабости расценили, как согласие.
  - Еще как спасла! - и Эрик крепко обнял маленькую наглую белку. - И не только спасла, но и нашла самый короткий путь.
  И он указал вглубь пещеры, где светлый точкой сиял долгожданный финиш.
  - Ну что разлеглись, болезные? Вперед и с песней! - весело и бодро напутствовала команду Радмира.
  Этот каменный коридор был куда просторнее, чем тот, откуда они вышли, но зато оказался так сильно напичкан магическими ловушками и разного рода капканами, что победный рывок к финишу могу задержаться.
  Сейчас три Черных дракона шли впереди, а точнее, практически ползли, обследуя каждый метр на опасность. А Радмира спокойно следовала за ними - свою лепту она уже внесла. А какие были виды! Комментировать их она тоже не забывала.
  На что Эрик лишь рычал, если белка заходила слишком далеко в своих шутках. А она весело хохотала.
  И когда подул свежий ночной ветер и удалось разглядеть голубую луну в проходе, Рада расслабилась, как вдруг услышала, что щелкнул затвор механизма... Стены задрожали, каменная крошка посыпалась... и все поняли, что произошло. Они пропустили ловушку, которая вызывает обвал.
  И если Эмиль с Камилем бросились к спасительному выходу, то Эрик - назад, к ней. И он успел за миг до того, как тяжелая глыба накрыла Раду с головой...
  - Кхе, кхе! - отплевывалась она от пыли, что лезла в глаза рот и нос. - Ты в порядке?
  Эрик успел каким-то чудом прижать ее к стене с углублением. Ответом белке было страшное молчание.
  Она ощущала его тело на своей спине и отчего-то была уверена, что наглому дракону, как всегда, повезло.
  - Эрик! Эрик! - в попытке добиться ответа она извернулась и только сейчас ощутила весь ужас происходящего.
  Их придавило не магическим заклинанием, и даже не каменной крошкой, а цельным куском нергалита.
  Как мастер и артефактор Рада хорошо разбилась и в камнях, и в породах. Нергалит почти не встречался в Девятом королевстве, а во многих соседних странах изделия из него были запрещены по той причине, что камень вытягивает жизненную силу из всего живого, и до этого времени самой большой находкой был камушек с кулак тролля. А этот... Эта глыба... Она просто медленно убьет их с Эриком за пару часов. О, Праматерь! Своя шкура Раду сейчас волновала меньше всего - если драконы успели к выходу, то помощь скоро будет, но успеют ли они... Успеют ли спасти командира?
   Эрик успел обернуться и закрыть ее в кокон из своих крыльев. Черными каплями по лицу катилась драгоценная кровь. Медленные удары его сердца будто забивали гвозди в душу девушки. Ей хотелось выть! Веселое приключение обернулись трагедией. А если никто из остальных не смог выбраться? И горькие слезы покатились по лицу.
  - Прости, - прошептала она прямо в губы своему защитнику. Ведь если бы не она, ничего бы не произошло.
  Времени на слезы не было, оставался единственный выход - обернуться зверем и искать спасительный выход, а еще надеяться, что драконы или она успеют вовремя. Сколько времени прошло с ее последнего оборота? Целая жизнь! Пришлось усердно поработать лапами, чтобы отыскать проход в нужную сторону - ту, где можно найти помощь. Стиснув зубы и не дыша, белка протиснулась в узкую щель. Магическая порода давила своей аурой, по капле вытягивая крупицы жизни. Через пару метров Рада почувствовала чьи-то стоны - значит, остальные тоже не успели выбраться. И белка стала пробираться к спасительному свету как можно быстрее - сейчас она стала единственным шансом на спасенье!
   Отплевываясь и отряхиваясь, Рада снова обернулась девушкой, времени на размышления не было - бежать, лететь за помощью. Она лишь отметила невероятную стойкость серой краски, которая даже после оборота сохранилась на теле. Спасибо, хоть хватило ума все тело вымазать этой гадостью. Как всегда, когда к горлу подступает комок страха, мысли начинают путаться и думаешь о всякой ерунде.
  Радмира неслась во всю прыть к финишу, а за магическим барьером ждали несколько судей. Едва не снеся разметочный флажок, она вцепилась в ближайшего мужчину:
  - Там... Обвал! Помогите! - от резкого бега дыхание сбилось, а голос дрожал, но Радмира не отпускала опешившего мужчину, пока тот не дал команду магам проследовать к нужной пещере. Но тут белка сообразила, что забыла предупредить об опасности, и крикнула вслед коллегам, что уже входили в злополучный каменный коридор: - Там целая глыба нергалита!
  Мужчина, которого она по-прежнему держала, посмотрел на нее, как на безумную. Еще бы! Она после оборота не только грязная и в царапинах, но и абсолютно голая, да и еще и бредит.
  - Одолжите девушке хоть накидку, что ли? - гневно вскинулась Рада.
  Оборотни никогда не смущались и не стыдились и наготы, но у белки липкие взгляды вызывали ярость.
  Через несколько минут на плечах Рады оказался ее же плащ, оставленный на сцене. Она кусала губы от нетерпения и ругала себя за то, что согласилась на это треклятое состязание. Но подойти ближе и помочь или хоть одним глазком посмотреть, как там ее дракон, было запрещено.
  Участники только раз могли пройти через барьер - пройдя финишную черту.
  От новости, что она первая и пока единственная, кто прошел испытание, она отмахнулась.
  Как они не понимают? Там могут погибнуть драконы!
  Кажется, они и правда не понимали... Или просто не поверили глупой женщине, когда она сообщила о нергалите.
  И когда встревоженный маг подтвердил ее сообщение, всполошились все! К сожалению, Рада понимала, что организаторы Королевских гонок не о судьбе игроков тревожатся, а о своей репутации. Да и такая находка сама по себе сенсация!
  Раду беспокоило лишь одно - где Эрик? Она видела, как маги аккуратно переносят тела. Тела... О, Праматерь! Только бы он остался жив!
  Думать о самом худшем не хотелось, но мысли все равно скатывались в черную пропасть. И пока Радмира окончательно не взвыла от неизвестности, она выловила одного из магов и заставила показать, куда отнесли раненных. Раненых! Не погибших... Какое облегчение.
  Петляя по коридорам катакомб, она в голос ругала все на свете: тщеславных драконов, безответственных столичных магов и, конечно, себя - за глупость. Когда за очередным поворотом показалась нужная дверь, белка перестала дышать, но, услышав мужские голоса, влетела в комнату.
  В просторной комнате стояло несколько узких кушеток с ширмами, три из них были заняты Черными драконами. Несколько мужчин толпились у одной койки. Именно там и находился в беспамятстве Эрик.
  - Посторонним нельзя! - не оборачиваясь, сказал пожилой мужчина - Только участники!
  - Я и есть четвертый участник этого безумия, а по совместительству - жена командира! - втиснулась между мужчинами хрупкая Рада. - Что с ним?
  - Через пару часов оклемается, не переживайте, - ответил старик, внимательно ее рассматривая.
  - Вы уверены? - она сильно сомневалась, что обычный человеческий лекарь способен оценить состояние здоровья дракона.
  - Хм, еще как, деточка! Я и сам старый дракон! - заметив на ее лице сомнение, поспешил успокоить лекарь.
  - А вам сказали про нергалит? Это как-то повлияет на Эрика? - она хотела спросить еще и про магию, но осеклась под пронзительным взглядом старика.
  - Ну, пару недель поберечься, и никаких свиданий наедине - вы понимаете, о чем я? - ухмыльнулся тот.
  Радмира вспыхнула, но не от стыда, а от негодования, как он мог подумать, что она будет приставать к раненому!
  - А почему он здесь, а не в лечебнице королевской академии или городском госпитале?
  - Участникам запрещено покидать гонки, это приравнивается к добровольному отказу от дальнейшего участия. А такие решения принимает командир или вся команда целиком.
  - Да и зачем им в лечебницу, если главный лекарь лечебницы здесь, - сказал кто-то позади, но на него шикнули, и он замолк.
  Радмира другими глазами посмотрела на старика, значит, он и есть тот самый знаменитый врачеватель.
  Если он сказал, что Эрик скоро будет в норме, значит, это правда. Это известие сняло с плеч Радмиры тяжелый груз вины, и ноги ее подкосились от усталости. Заметив ее состояние, старший лекарь дал указание своему сопровождению, и вместе с остальными удалился, оставив всю команду в покое. Уткнувшись носом в жесткую чешуйчатую ладонь так и не обернувшегося Эрика, Радмира тихо всхлипнула, и слезы облегчения покатились из глаз.
  - Хватит притворяться! Тварь...
  Шипение за спиной заставило девушку вздрогнуть и обернуться.
  Перед ней стоял Эмиль. Точнее, дракон, который лишь отдаленно напоминал того дракона-Эмиля, которого она увидела перед состязанием.
  Полностью покрыт черной чешуёй, к тому же, словно стал больше, а на руках и шее чешуя приобрела багровый цвет, будто бы тлела в огненном пламени. А кровавые зловещие глаза пугали до дрожи в коленях. Рада метнула взгляд на соседнюю койку - за следующей ширмой был Камиль, но он или спал, или, как и командир, был не в состоянии ей помочь.
  А то, что ей нужна помощь, было очевидно. Радмира лишь однажды видела нечто подобное... Еще в далекие годы обучения у наставника - когда к нему привели обезумевшего оборотня.
  Безумие зверя.
  Отец семейства сошел с ума от горя, потеряв всю семью. Он не ведал, что творил, он просто убивал, ломал жизни, как ветки под ногами.
  Что могло повлиять на Эмиля, чтобы его глаза застила кровавая пелена? Эрик? Рада боялась пошевелиться, даже лишний раз вздохнуть. Животные инстинкты вопили - замри! - и возможно, опасность пройдет мимо и не заметит маленькую белку.
  Но опасность смотрела прямо на нее, и невозможно было отвести взгляд от яростного дракона.
  - Эмиль... - белка попыталась было успокоить дракона, но только лишь усугубила ситуацию.
  - Не смей звать меня по имени! Все из-за тебя! Во всем виновата ты!
  И он больше не стал бросаться словами. Миг - и он держит за тоненькую шейку ту, что все разрушила! Смотреть, как она хрипит и отбивается, ему просто упоительно!
   Но она должна узнать, за что умрет. И он ослабляет хватку, ровно настолько, чтобы она сумела его понять.
  - Избранная! Гр-р-р-р! Тьма! - рычал ей в лицо Эмиль. - Ты мелкая тварь! Если бы не ты, Селена бы была моей! Та ночь все испортила. Валир не пропал бы, а Эрик с кузеном были бы в порядке. Думаешь, самая умная? Раз выставила нас, драконов, на посмешище? Если бы не намеки хранителя на твою избранность, Эрик бы даже не взглянул на тебя, а он стерпел все твои выходки и с женихом, и представлением. Ты не знаешь, сколько лет тренировок и сил он положил, чтобы принять участие в гонках! Он всегда будет делать только то, что полезно для рода. Размечталась, небось, что он в тебя влюбился? Да он столько лет не может забыть свою невесту! Ты интересна всем лишь до тех пор, покуда остальные думают, что в тебе искра дракона. Но я решу вопрос. Я докажу остальным, что это треклятая метка ничего не значит!
  Радмира с ужасом смотрела в кровавые глаза обезумевшего дракона, цеплялась за его руки в жалких попытках освободиться, и почти не вслушивалась, что шипел Эмиль. Но последние слова показались громовым раскатом.
  И теперь она поняла, что уж лучше быть задушенной, чем испытать то, что приготовил для нее ненормальный Эмиль.
  Взывать к разуму и молить о пощаде было бесполезно. Чешуйчатая морда впилась в ее губы с остервенением. А в следующую секунду на нее одновременно обрушились щепки и брызги ледяной воды.
  Дракон покачнулся и рухнул, она едва успела выскользнуть, иначе была бы погребена под тяжестью его туши. Ошарашено глотая воздух, Радмира подняла взгляд.
  Камиль, опираясь на кушетку, держал сломанную ножку от стула, а Эрик тяжело дышал, и, приподнявшись на локтях, держал кувшин. Теперь стало понятно, откуда взялись щепки и брызги, и кто ее спасители.
  Рада села на пол. Плакать она себе запретила еще в детстве, а вот смеяться до слез - нет. Пока она истерически хохотала, Камиль оттащил бесчувственное тело Эмиля на дальнюю койку.
  - Я им займусь, - кинул он командиру
   А Эрик внимательно смотрел на Раду и глубокая складка на лбу, и серьезный взгляд, и тревожное молчание - все говорило о том, что он ждет от нее обвинений.
  Но что она может сказать тому, кто нагло, без позволения, влез в ее сердце и не желает уходить? Она просто постарается не показать своих истинных чувств.
  По крайней мере, до того, как не разберётся с прошлым, и с тем, зачем же она понадобилась драконам.
  - Что это было? - и Рада кивнула на койку, где лежал Эмиль. Причин могло быть множество, в том числе и своеобразная реакция на нергалит. Все-таки его свойства на драконах вряд ли кто проверял.
  Или же он очень сильно ударился головой. Если Эмиль повел себя так странно, то чего ожидать от остальных? И она непроизвольно отодвинулась подальше от Эрика, а он еще сильнее нахмурился.
  - Понимаешь... - было видно, с каким трудом он подбирает слова, ему было больно говорить, а может, тяжело рассказать правду. - Драконы одного крыла связаны на уровне души, мы можем чувствовать эмоции друг друга, а в момент опасности даже принять часть боли. Командир крыла может блокировать или забирать чужие эмоции, раньше это нужно было для сражений, чтобы молодые и неопытные драконы могли спокойно идти в бой. С некоторых пор я... - и он снова остановился, все же слова давались ему с трудом, поморщился и продолжил: - Я забрал у Эмиля - по совету хранителя - большую часть эмоций, а обморок лишил меня возможности держать все под контролем.
  Эрик все же сумел подобрать слова и при этом не сказать о самом главном.
  Он не знал, что можно ожидать от непредсказуемой Радмиры.
  Ему не нужны были глупые женские подозрения. Он давно для себя решил, что она не только выгодная партия и желанная женщина, но та, с которой хочется забыть обо всем! Та, которая заставляет биться его сердце чаще. И теперь он боялся, будто обычный мужчина, потерять свою женщину.
  - Эмоции захлестнули Эмиля с головой, они просто усилили его настоящие чувства. А ты ... А вы... После той ночи... все сложно. И ты единственная, на кого можно было ему выплеснуть свой гнев. Рада, вы же связаны... - он помолчал и все же задал вопрос, который беспокоил его с тех пор, как он увидел их поцелуй и почувствовал, как изменились эмоции Эмиля. Впрочем, не только он, всю гамму эмоций почувствовал и Камиль, и даже пропавший Валир, ведь Эрик уже не мог сдерживать и контролировать эти всплески чужих чувств. - Что ты почувствовала? - вот что спросил командир, сохраняя привычную маску отстранённости, и только сама Судьба знала, каких сил ему это стоило.
  Радмира посмотрела на командира снизу вверх в полном недоумении. Кажется, с головой не дружит не только Эмиль.
  Неужели Эрик спрашивает, что она почувствовала, когда чужие омерзительные губы коснулись ее против желания? Кто сказал, что женская логика странная? Если это так, то мужской и вовсе не существует.
  Она уже собиралась вспылить и обрушиться на командира с гневными обвинениями, но вспомнила, что перед ней ее раненый спаситель.
  Проворчав что-то неразборчивое себе под нос, она встала и, улыбаясь, ответила:
  - Скоро вернётся доктор, он будет очень рад, что ты так рано очнулся. Он даст тебе одну из своих микстур, и ты сможешь нормально отдохнуть. А после решим, что делать дальше.
  И Рада погладила дракона по голове и чмокнула в лоб.
  - Мне тоже нужно отдохнуть, ночка выдалась еще та! - с этими словами она зашла за свободную ширму и бухнулась на жесткую койку. Натянула покрывало - сейчас отдых просто необходим, как воздух, иначе она тоже свихнется, как молодой дракон. Это было последней ясной мыслью перед тем, как она уснула.
  Длинный и тяжелый день, насыщенный столькими событиями, что они спокойно могли уместиться и в месяц, наконец, закончился. Но всего несколько часов оставалось до начала нового дня, который принесет и новую череду приключений, и последствия прошлых решений и поступков.
  
  Глава 18 О любви
  Командир драконов еще долго гипнотизировал соседнюю ширму, словно надеясь, что безрассудная Рада выглянет и обернет все в шутку, но мирное посапывание говорило о том, что девушка заснула.
  Последние несколько фраз были сказаны слишком заботливым голосом, и Эрик бы даже купился, но она говорили с ним, как с безумцем.
  Камиль бросал на командира тревожные взгляды, и пришлось прогнать тяжелые мысли и откинуться на подушку. Можно назвать чудом, что он очнулся в нужный момент, но причина была в том, что Эмиль совершенно забыл про щиты, которыми могут пользоваться даже дети, так что спектр его ярких эмоций на несколько минут выкинул командира из сладкого забытья. Вся ярость, вся злоба и самое главное - гигантское чувство вины, вот что толкнуло Эмиля на безрассудство.
   Эрик, придя в себя, рефлекторно успел прикрыть остальных щитом, иначе отсутствующий Валир мог натворить дел, приняв этот фейерверк за свои собственные эмоции. А вот сам командир не успел прикрыться, да и сил на это не хватило бы. И каждой клеточкой своего тела он прочувствовал диаметрально изменившиеся чувства брата и даже смог увидеть золотую нить магии, которая потянулась к сердцу его женщины.
  Его. Женщине.
  Брат уже сделал свой выбор, и прошлого вернуть нельзя, уговаривал себя командир Черных драконов. Их род всегда были бунтарским, и он легко пойдет по стопам своего знаменитого предка против всех традиций.
  И Эрик был рад, что золотая нить так и не успела достигнуть цели.
  А вот Рада, судя по всему, опасается связываться с драконами. Может ли он надеяться стать единоличным владельцем ее сердца? Даже погоня за бывшей невестой была скорее данью его мужской гордости, чем проявлением истинных чувств.
  Командир Черных драконов никогда ранее не думал, что будет размышлять о таких тонких материях. Гадать, словно наивная девица, любит - не любит?
  Были цели и четкие задачи, которые нужно было выполнить. А сейчас все по-другому. За всеми этими переживаниями он даже забыл узнать результаты первого поединка. Совсем на него не похоже.
  И только привычно перебирая в уме список необходимых действий на завтра, он успокоился и смог забыться сном.
  Камиль был единственным, кто не спал и лишь сурово хмурился, глядя на младшего кузена. Ведь на его месте мог быть и его родной брат, который, кстати, пропадает непонятно где, но - судя по общему эмоциональному фону - сыт, здоров и вполне счастлив. Он парень взрослый, если решил прогулять гонки, то обязательно понесет ответственность за свой поступок.
  А у них имеются дела поважнее. Победа на гонках и... борьба за сердце драгоценной невесты, в которой Эрику, видимо, не хочется проиграть. Камиль хмыкнул, пришло время принять чью-то сторону и помочь кому-то из женихов. Только вот на кого поставить?
  Выбрать фаворита - своего командира?
  Или все же подтолкнуть к Радмире нерешительного Эмиля, обелить его в глазах девушки, как советовал хранитель? Как любой Черный дракон, кузен не любил проигрывать. Камилю вспомнилось начало гонок и то шикарное представление, что устроила будущая родственница.
  И дракон принял решение - ему вдруг ужасно захотелось посмотреть на то, как прямолинейный и скучный Эрик будет укрощать строптивую жену. Он уже представил, как будет тихо посмеиваться над взбешенным командиром, когда его супруга в очередной раз выкинет какой-то фортель. А в том, что это случится, он не сомневался, а вот самому Камилю и остальным сородичам еще рано думать о степенной семейной жизни.
  Никаких нервов не хватит на такую жену, раньше времени поседеешь и станешь первым бело-черным драконом за всю историю. Такой участи для себя Камиль точно не хотел. На этой позитивной ноте он решил тоже прикорнуть, не забыв предварительно оплести Эмиля магическими путами, на всякий случай. Береженого сама Судьба бережет.
  
  Как только первые лучи солнца озарили столицу, на всех площадях и значимых перекрестках, завопили мальчишки-посыльные.
  - Сенсация на Королевских гонках!
  - Свадьба века!
  - Запретный союз!
  Громкими заголовками пестрели все столичные издания. И Квазимир был готов задушить голосистых мальчуганов, которые, словно сороки, разносили постыдные вести. В глазах дракона то и дело полыхало черное пламя, и он уже проклял тот день, когда его младший сын повстречал нареченную.
  - А точно ничего нельзя изменить? - в который раз спросил глава рода Черных драконов своего старого друга, хранителя. Буквально час назад он пытался узнать, можно ли прикопать невестушку по-тихому или вести в глубокий сон... до лучших времен.
  Он еще много чего предосудительного предлагал, но лучший друг знал - как только схлынет первая волна эмоций, глава рода найдет выход даже из такой щекотливый ситуации. Пусть сейчас, негодуя, он и скупал очередной ворох сенсационных газет, чтобы остальные члены совета, если и узнали о шокирующей новости, то точно не в первых рядах.
  А еще хранитель был рад тому, что будущая родственница оказалась с характером, и что до окончания гонок к участникам не пускают никого, даже ближайших родственников.
  Потому что иначе глава рода поспешил бы расправиться с Радмирой - хотя после обязательно бы об этом пожалел.
  
  А хозяин старинной гостиницы под названием "Хвост дракона" поливал горючими слезами свою судьбу и тот факт, что он однажды согласился пойти на сделку со своей совестью и поддался уговорам легендарного дракона. И ведь чуял, что ничего хорошего из этой шутки не выйдет. Но все равно лично добавил корень правды в еду и питье указанных гостей.
  И даже хваленая жадность не сыграла большой роли, хотя бы кусочка такого редчайшего ингредиента он не смог не оставить себе про запас. Гостям с лихвой хватило и той крошечной доли, что хозяин им отмерил.
  Зрелище было впечатляющим!
  Первый этаж полностью обуглился, второй был затоплен, на третьем до сих пор творилось незнамо что, и даже маг, присланный из городского департамента, не пожелал туда соваться.
  А крыши, украшенной красивой черепицей, больше не существовало. То есть не осталось даже маленького кусочка, ни крошки!
  Она просто испарилась, и тот же маг только разводил руками, что да, сие было магическим действием, но вернуть пропажу он не в силах.
  Нет, денег, которых заплатил треклятый дракон, хватит отстроить новую гостиницу, еще краше прежней, но хозяин хотел подзаработать, а не возмещать ущерб. Сколько времени уйдет, чтобы найти новое помещение? Хозяин сомневался, а маг косвенно подтверждал его опасения - после вчерашнего образовались слишком запутанные магические потоки, то и дело будут происходить странные вещи. Никто не захочет даже полчаса провести в такой гостинице!
  А сколько времени уйдет на строительство? Самое прибыльное время Королевских гонок, когда можно было еще подзаработать, просто улетит. А надежная репутация, которая зарабатывалась годами? Все рухнуло в единый миг.
  Треклятый дракон!
  А ведь пострадавший даже не может заявить на разбушевавшихся жильцов, любой дознаватель без труда докопается, что стало истинной причиной такой разрухи.
  Эх! Тяжела судьба простого хозяина гостиницы.
  
  Сегодня трибуны собрали небывалое количество зрителей, жители и гости королевства перекупали билеты, желая своими глазами увидеть не только поредевших участников гонки, но и пару, за день ставшую не просто сенсацией - легендой!
  - Вы будете рассказывать это своим внукам! - говорили перекупщики.
  Но и без этого к ним выстраивались огромная очередь из желающих попасть на трибуны. Говорят, некоторые билеты стоили так дорого, что целая семья могла прожить на эти деньги полгода в известной своей дороговизной столице.
  Да и королевские чиновники раздували эту новость, как могли, едва только почуяли золотую жилу. Каждый желал урвать свой кусок в это благодатное время.
  Так что жалкие попытки главы рода скупить всю утреннюю прессу лишь еще больше распалили страждущих увидеть воочию знаменитую пару, а кумушки раздули просто невероятно романтичную и слезливую историю любви. Сплетни росли, как снежный ком, и никто не смог остаться равнодушным к россказням про дракона и его невесту. Каждому хотелось хоть одним глазком взглянуть на влюбленную пару, которая бросила вызов традициям. И задолго до назначенного часа трибуны были переполнены, зрители ждали, когда же появится она - незнакомка, сумевшая пленить сердце холодного дракона.
  
  Радмира проснулась рано, и первое, что ощутила - растерянность. Точнее, сначала она с грустью вспоминала последний год своего одиночества. И таким сладким флером он был подернут. Эх! Как приятно быть хозяйкой своей жизни, просыпаться и не спеша приводить себя в порядок, на завтрак заглядывать к соседке-вдовушке, чтобы посплетничать о том, о сем, а потом - окунуться с головой в работу... А вечерком прогуливаться по набережной, провожая мечтательным взором дирижабли, после возвращаясь в уютную норку.
  Хотела восстановить свою женскую гордость? Почувствовать себя красивой и желанной?
  Ну как, хорошо прочувствовала? Каждой клеточкой? Хорошо пробрало?
  До сих пор трясет и отпустить не может!
  Злость нарастала постепенно.
  Зычный драконий храп очень этому способствовал.
  Злость была направлена на себя и свою беспомощность, на то, что Рада плывет по течению, а река эта слишком быстро несет ее, и вовсе не туда, куда хочется.
  Обидно чувствовать себя щепкой, которая плывет неведомо куда, но еще обиднее становится, когда понимаешь, что за тебя, как за спасательную шлюпку, цепляются другие, но при этом рулят тобою, направляя к своим целям!
  Радмира в порыве ярости даже позволила себе выпустить когти, так хотелось решить все здесь и сейчас. Просто. Грубо. Как это любят делать оборотни - с помощью силы.
  Увы, но она заведомо слабый противник. Так что действуем хитростью. Пришла пора выводить драконов на чистую воду.
  С таким решением белка поднялась и только сейчас осознала, в каком плачевном она состоянии. Невероятно стойкая краска держалась, а вот все тело было в ссадинах и ушибах, это при том, что принять положенную девушке ванну никто не предложил, а если добавить, что ее единственным нарядом был треклятый плащ, можно смело записывать Раду в грязные оборванки.
  Если ее и драконов никто не потревожил, то значит, есть еще время до второго испытания. И Радмира отправилась на поиски своих коллег, чтобы они подсказали ей, что делать с одеждой.
  Она еще не знала, как прославилась своим блестящим выходом в свет, не знала и о том, что организаторы гонок, зная о ее проблеме, подготовились. Всем хотелось, чтоб она сверкала!
  Стоило ей выйти, как Рада наткнулась на одного из помощников, он-то и отвел ее в чудесную комнату. Чудесной она была потому, что в ней стояла ванная с горячей водой, и лежал целых ворох пестрой одежды.
  Памятуя о том, что серую краску она сможет смыть только специальным магическим составом, Рада позволила себе понежиться чуть дольше положенного, за что пришлось поплатиться после. Потому что ее настойчиво просили поторопиться, ведь вот-вот начнется второй этап. Организаторы все же перестарались со своим желанием придать Радмире блестящий вид - один наряд шокировал, другой вызывал смех, третий рождал полное недоумение, их объединяло одно: камни, вышивка, блестки!
  Закрадывались подозрения, что выбиралось все наспех, мужчиной, и под один критерий: "блестящее".
  Учитывая, что ей пару часов придётся провести в неудобном положении на спине летящего дракона, выбор был очевиден - меньшее из зол. Коротенькое тончайшее эльфийское платье из тех, которые облегают, словно вторая кожа, но все впечатление портили перламутровые пластинки-нашивки, они покрывали большую часть платья, словно чешуйки. И, конечно же, они были блестящие!
  Своего тела ей стыдиться нечего, а быть смешной не впервой! Волосы - в высокий хвост, ноги - опять босые.
  Мужчины! Что с них взять? Упустили из виду обувь или думают, что это традиция ее народа, босиком щеголять?
  Пока беспокойный помощник не раскричался от нетерпения, Радмира поспешила за ним.
  Стоило выйти на взлетную площадку, как яркое солнце ослепило, пришлось зажмуриться, но при этом продолжить путь.
  Выход ее вызвал шквал диких возгласов. Когда глаза привыкли к свету, девушка смогла оценить обстановку и мысленно присвистнуть. Удивляться было чему! Площадка находилась на ровной скалистой плите, соседние вершины были облеплены зрителями и наспех собранными трибунами. В небе видны воздушные шары - Эрик говорил, что остальным участникам дается фора и стандартное средство передвижения по воздуху, тогда как драконы летят на своих крыльях.
  На взлетной площадке остались только представители древнего народа - драконы, и, судя по однородным группам, помимо Черных, здесь было еще два крыла. Серые уже перекинулись и блистали чешуей, как старинными доспехами, внимательно следя за Радмирой. Хотя следили за ней и все остальные - высокие блондины, что стояли чуть дальше остальных, глазела и родная команда.
  Радмира не стала заставлять себя ждать и прильнула к раненному Эрику - она же по-прежнему играет роль его жены?
  Весь вид командира говорил, что он зол. Ничего, она тоже не с добрым настроем начинает полет.
  И бросив опасливый взгляд на Эмиля - все же такой срыв не проходит быстро - она заметила странную тоску в его янтарных глазах. Но едва попыталась понять - отчего тот загрустил, как Эрик отчеканил:
  - Сегодня с тобой полетит Камиль. Моих сил может не хватить на победу. Как только дадут сигнал - мы взлетаем.
  Радмира глянула на "дядюшку" и заметила ремни-подтяжки.
  "Надеюсь, что в этот раз его шаровары останутся на нем", - подумалось ей. Хотелось брякнуть нечто подобное вслух, но она вовремя прикусила язык. Рада еще не забыла, что хотела сегодня побыть послушной девочкой, чтобы выведать всю правду о командире драконов. Несмотря на то, что Эрик уже проник в ее глупое сердце, она собиралась быть осторожной до последнего.
  И если понадобится, любовь можно и выжечь, да и время лечит, так твердят старшие. И как говорится, обжегшись на молоке, дуешь на воду.
  Она сама не заметила, как встала за спиной Камиля в ожидании сигнала. А мечты о полете, волнение - все ушло, им на смену пришли тревожные мысли о будущем.
  Какофония из переливчатой мелодии, боя барабанов и оглушительного рева рога послужила сигналом. Миг - и Раду легко подтолкнули, ее ноги обвили ремнями, и вот она уже сама на лету застегивается, перекинув один из дополнительных ремней через спину. Через пару минут тишины она не выдержала:
  - Камиль, а давай поговорим? Расскажи-ка мне про Эрика...
  Рада не знала этого, но догадалась, что усатый "дядюшка" улыбнулся.
  - А что ты хочешь знать? - пророкотал Черный дракон.
  И мурашки невольно побежали по коже, все же драконий рык, безусловно, обладает магическим действием.
  - А давай с самого сначала! С детства! - почти кричала Рада, потому как они ускорялись, и вести спокойную светскую беседу было почти невозможно.
  - Ну, тогда слушай...
  Для того чтобы услышать, ей пришлось прильнуть к драконьей шее и почти лечь на Камиля, что не осталось незамеченным командиром крыла.
  Эрик, летевший впереди, прокладывая дорогу, злобно сверкнул глазами.
  Как командир, он не только задавал направление, ему доставалась самая тяжелая работа - он разрезал воздушные потоки и создавал небесную дорогу, и всем, кто летел за ним, было гораздо легче. Несмотря на ранение, от которого Эрик еще не оправился, он не мог доверить право первенства никому - ведь никто другой не мог выполнить этой задачи.
  Чтобы создать достойный отрыв, нужно отринуть эмоции и погрузиться в полет, но собственные эмоции не давали командиру покоя. Сомнения грызли его, пусть перед испытанием Камиль и уверял Эрика, что поможет ему завоевать Раду. Что за помощь пообещал кузен, да и так ли она нужна командиру младшего крыла? А может, будет лучше без этой помощи? Лишь бы не мешали!
  А когда Радмира в своем соблазнительном платье прильнула к сородичу, Эрик не удержался и рыком выплеснул свое негодование.
  Из-за вспышки ревности он чуть не сбился с намеченной цели, и Песочные драконы почти нагнали их. Нужно поскорее достигнуть финиша, чтобы жена, наконец, перестала тереться о чужого дракона.
  И если раньше Эрик думал, что летел на пределе, то сейчас, откуда ни возьмись, появились силы на стремительный рывок вперед. И вот впереди уже маячит последний соперник. Стальные, или Серые Драконы, как их еще называли, выбрали очень опасную тактику, они взлетели как можно выше - туда, где рождается ветер и сами бури, где почти нет живительного воздуха, где много сил уходит на то, чтобы просто не замерзнуть.
  Умно и опасно. Первоначально Эрик тоже планировал нечто подобное, но наличие жены в команде и собственное ранение подкорректировали его задумку.
  А вот ближе к земле было меньше магических ловушек, и именно там летели Песочные драконы, но зато и течение ветра было там в разы слабее. Посреди, меж небом и землей, там, где находились Черные драконы, можно было оседлать быстрое течение, а от ловушек Эрик мастерски уходил, чтобы ни один член его команды даже хвостом не задел опасную магическую начинку. Все же сказывались годы тренировок. Серые меж тем всполошились, наверное, уже и не думали, что их могут нагнать. Стоит еще поднажать, нужен последний рывок, и Черные вновь будут первыми.
  Командир был весьма удивлен, когда узнал о результатах первого этапа. Эрик очень надеялся, что их команду не исключили из Королевских гонок, и уже продумывал план, как нагнать соперников на последующих этапах, когда Камиль сообщил ему поразительную новость - они первые!
  Как это случилось - просто загадка. В рассказе об их спасении тоже множество белых пятен. Каким образом его драгоценная супруга сумела выбраться из-под завалов? Он отчетливо помнил, как прижимал ее хрупкое тело к скале.
  Каким же неведомым образом она выбралась? Как сумела за такой короткий срок преодолеть опасный участок? Загадка.
  Жена с каждым разом удивляет его все больше и больше. Стоило подумать о Радмире, как мозг подкинул неприятную картину. Обворожительная Рада, нежно обнимающая Камиля.
  И Эрик не сумел сдержать злобного рыка и из последних сил бросился вперед, к финишной черте. Нужно как можно скорее достичь земли, чтобы супруга вновь оказалась в его крепких объятиях.
  И вновь эта ужасная какофония звуков из множества разных инструментов! Радмире пришлось пережить несколько неприятных минут. Правда, последние полчаса она и вовсе ничего не слышала, кроме свиста ветра. Так что занимательный рассказ Камилю пришлось прервать. Даже драконий рык не мог перебить свист ветра в ушах, с такой силой они неслись к заветной черте!
  Эрику, действительно, очень нужна победа, если он, раненый и обессиленный, с таким остервенением рвется вперед.
  Плавно приземлиться не удалось, соперники сели на хвост. А замедлиться было равносильно тому, чтоб отдать преимущество. Да и непривычный груз в ее лице тоже сказался - Камилю было тяжело. Радмира чуть не кувыркнулась головой вперед, и если бы не ремни да вовремя подоспевший Эрик... все было бы гораздо хуже.
  Стоило ей оказаться в кольце крепких рук, как она почувствовала себя в безопасности. Девушка сразу вспомнила про онемевшие пальцы и затекшие ноги, все-таки дракон - не слишком удобное средство передвижения.
  Но отдохнуть ей не дали, впереди ждало следующее испытание.
  Камиль подмигнул, обещая продолжить сдавать детские тайны Эрика, что не укрылось от командира - впрочем, истинную причину веселости кузена он не знал. Времени не было, чтобы переброситься даже парой слов, и все команда понеслась к обрыву. Здесь не было бесполезных церемоний. Участники, чтобы сохранить свое преимущество, должны были нырнуть в воду и вплавь преодолеть этот этап соревнования. Эрик успел оглянуться - им на пятки наступали Серые, да и Песочные драконы от них не сильно отстали.
  Радмира поморщилась и сообщила:
  - Я не очень люблю плавать. Я бы даже сказала, что я побаиваюсь воды.
  Она, конечно же, помнила об испытаниях, связанных с водой. Но когда все только начиналось, ей думалось, что еще успеет она поговорить об этом с Эриком. Но как-то все закрутилось, завертелось, а потом забылось.
  А теперь уже поздно. И она с мольбой посмотрела на напряженного командира.
  - Ну, хоть чего-то моя смелая женушка боится... Крепко держись за спину. И если можешь, делись со мной магией, представь, что ты наполняешь свои артефакты. Ясно?
  И, не дождавшись ответа или кивка, сиганул с высоты прямо в прохладную воду. Братья не заставили себя долго ждать и последовали за ним. Несколько часов им придется плыть, преодолевая течение, расставленные повсюду по руслу реки магические ловушки и проверяя на прочность свою силу и выдержку.
  Действовать они должны были так же, как и в воздухе. Эрик в авангарде, расчищая путь, Камиль с Радой посередине, а Эмиль в хвосте, дабы оградить остальных от возможных нападок соперника. С его возросшей магией он справится без труда.
   А теперь, когда Эрик сам решил позаботиться о супруге, каков будет его план? Родичи следовали за своим неизменным командиром, пытаясь понять это.
  Молчаливые минуты тянулись, драконы плыли вперед, преодолевая одно препятствие за другим. Скалистые берега проносились перед глазами. Команда легко обошла нечто зеленое и пузырящееся, но потеряла много времени на водоворотах, благо соперник не успел нагнать и тоже был не настолько ловок.
  Самым неприятным для Радмиры оказалось подводное плаванье, несколько раз приходилось задерживать дыхание и нырять очень глубоко. Затолкав поглубже животный страх, девушка напомнила себе, что рядом настоящий дракон, который ни за что не упустит свой ценный груз.
  Хорошо хоть Эрик не задерживался больше положенного под толщей воды. Иначе девушка не сидела бы, сжав крепко зубы.
  Но вот бесконечная череда испытаний осталось позади, но финишной черты почему-то было не видать.
  И тут Рада решилась. Все это время ее мучило множество вопросов. Незаконченный рассказа Камиля только сильнее разогрел любопытство белки. По словам усатого дядюшки, никто из их крыла о женитьбе не помышлял, по крайне мере в ближайшие лет сто. Они с Эриком - потому что обожглись в любви. А остальные - потому что малы еще.
  И да, Рада хотела услышать историю первой любви командира, но вовремя прикусила себе не только язык, но нижнюю губу. Чтобы даже случайно не показать свою заинтересованность и не выдать настоящие чувства.
  Камиль поведал и о том, что мать Эрика погибла, когда ему было двенадцать лет, а Эмилю всего лишь два года. И что старший брат фактически вырастил младшего. Отец, как глава рода, был всегда занят.
  И вот у Радмиры заныло сердце - вставать между двумя настолько близкими людьми она не желала.
  Еще, по словам Камиля, Эрик был всю юность скучным и правильным. Всегда и во всем слушал отца. А если побывать в его доме, в личном кабинете, то можно удивиться, насколько все идеально чисто. Все лежит на своих местах, в определенном порядке. И это вовсе не заслуга прислуги.
  Усатый дракон улыбался, рассказывая это все - он, видимо, думал запугать Радмиру.
  Но за то короткое время, что шаманка провела рядом с Эриком, она не заметила за ним всего того, о чем предупреждал (или наговаривал?) Камиль.
   И опять возникали вопросы. Эта она, Рада, так влияет на командира младшего крыла? Или это эмоции его брата? С какого момента Эрик решил заменить Эмиля, узнав о брачной метке? Настоящие ли его чувства? А может, он ищет только выгоду? А если все же чувства есть, то ему ли они принадлежат? Или это эмоции Эмиля?
  Но, судя по тому, что Эмиль пытался ее задушить, а потом внезапно поцеловал, у него не самые светлые намерения.
  Вопросов, на которых Рада не знает ответов, становилось все больше и больше. Голова не просто болела, она раскалывалась. Хорошо, что сейчас идет соревнование, которое отвлекает ее от бесконечных и пустых рассуждений. Много сил уходило, чтобы просто удержаться на спине дракона. Пришлось даже выпустить когти и напрочь забыть о своих каверзах, все же кругом вода, и случись что с ее драконом, она будет вынуждена сражаться с недружественной стихией.
  Стоило ловушкам остаться позади, как девушка не выдержала и решилась:
  - Дорогой, а давай поговорим?
  Если бы они шли, то Эрик непременно бы споткнулся.
  Но они плыли. Вот же женщина! Умеет выбрать неподходящий момент.
  Это только на первый взгляд все тихо и спокойно. Но это мнимое затишье, как перед грозой. И вскоре разразится магическая буря. Командир чувствовал тончайшие колебания магии. А интуиция его никогда не обманывала.
  - Дорогая, - в тон ей отвечал Эрик, - мы обязательно поговорим, но позже. Скоро мне понадобится твоя помощь, прошу, сосредоточься. Если можешь, то лучше начинай прямо сейчас подпитывать меня магией.
  Свою речь он закончил строго, чтобы у супруги не осталось сомнений, что это приказ и сейчас не время для игр и шуток.
  Радмира на несколько секунд застыла, но все же решила прислушаться к нему. Не любила она шаманить на людях, помнится, в прошлый раз это ничем хорошим не закончилось. Но дракон - нелюдь, да и видеть ее не может.
  В отличие от магов, шаманы черпали силы не из внутреннего источника, а из внешней среды. Хороший шаман мог слиться с нужной стихией и тянуть из нее силы для ритуала или подпитки.
  Но это опытный шаман - Радмира же не чувствовала себя способной к слиянию с водой. Поэтому постаралась сосредоточиться и дотянуться до скалы. Даже у камня есть своя сила, и, как умелый артефактор, белка хорошо это знала.
  Она успокоила дыхание, расслабилась... и, почувствовав рядом столь необходимый источник, тоненьким ручейком потянула силы. Через пару секунд ощутила дрожащую магическую волну...
  "Эрик был прав", - отстраненно подумала она. Еще мгновение, и совсем рядом белка ощутила незнакомый и такой притягательный источник силы. Удивилась и не смогла устоять, потянулась к нему. Родной и любимый огонь, такой завораживающий и такой необычный. Живой и дышащий.
  Она резко отпрянула и вернулась в сознание, потому что... Потому что поняла, что притягательным огнем был Эрик!
  Но живые существа всегда чувствовались иначе, да и сам дракон был лишь теплым равномерным пятном до этого мига.
  Что же произошло? Что это было?
  Рада напрочь забыла обо всем. Растерялась.
  Эрик не знал радоваться или огорчаться, когда супруга предложила скоротать время разговором. Вот только он уловил долю ехидства в ее голосе. И если бы не постоянная настороженность и странные предчувствия, командир не стал бы просить ее поделиться силой. Он вообще не планировал использовать Раду как магический источник, отчасти он решил попросить ее пошаманить лишь для того, чтобы хитрая егоза стала сдержанней и не выкинула очередной свой фокус.
  Ему и без того хватало неожиданностей. Черный дракон не любил менять свои планы, так что, заподозрив очередную каверзу от Рады, он просто решил направить ее энергию в правильное русло.
  Не сказать, что Эрик так уж часто нуждался в магической подпитке, но у человеческих лекарей он бывал и знал на собственной шкуре, как все происходит. Поэтому ожидал лишь слабого теплого потока - все же Рада артефактор, а они - не самые сильные маги. Точнее выразиться, одни из самых слабых магов.
  Правда, если вспомнить, что говорил про Раду бывший работодатель, то ее способности должны быть чуточку выше средних.
  Но дракон совершенно не ожидал такой бодрящей свежести - словно его спящего кинули в холодную купель. Все чувства разом обострились, краски стали резче и ярче.
  А потом он словно раздвоился, одновременно чувствуя, что его касается самое близкое и родное существо, когда-то утерянная часть его самого. И в то же время он осознавал, что впереди не просто страшная опасность. Впереди настоящая катастрофа!
  Их неотвратимо несло в пасть Гидры.
  Это не было очередной многогранной иллюзией. Тьма! Откуда здесь взялась Гидра? Это мифическое чудовище почти вымерло! Только самые отчаянные охотники за головами отправлялись к Бездне Чудовищ, чтобы добыть коготь или чешуйку это треклятого монстра!
  И слишком мало их возвращалось обратно - потому что убить чудовище, наделенное магией, практически невозможно. А уйти охотникам Гидра не дает...
  Времени сокрушаться не было. Необходимо действовать.
  Открыв все щиты, Эрик позвал братьев, ведь сейчас нужно стать одним целым.
  Крылом Черного дракона.
  Самой тьмой.
  Он пожалел в этот миг, что их крыло разбито, что Валира нет рядом. И тут услышал отклик Радмиры.
  Удивляться было чему, существовали тысячи причин - почему этого не могло быть. Но случилось.
  Панический мысленный крик ощутил каждый Черный дракон. А вот витиеватых и отборных ругательств от маленькой и хрупкой девушки не ожидал никто.
  Вот так, под визг и крепкое словцо Радмиры они ринулись в битву с Гидрой. Опасная игра в кошки-мышки, где команда драконов была добычей, была Эрику непривычна и оскорбительна.
  Единственный шанс - уйти от магических пут и не задеть Гидру. Стоит завязнуть хоть когтем в липком потоке нитей ее магии, как они тут же потянут жизнь. Пройдет несколько минут, и пленник высохнет. Какая ирония! Засохнуть в воде!
  А если поранишь чешуйчатого монстра, то на месте раны вырастет новая голова, которая с новой силой попытается впиться своими клыками в жертву!
   Для Радмиры попытки уйти от Гидры смешались в одно мутное пятно. Они с драконами взлетали, ныряли, вертелись под водой, извивались, стрелой взмывали в небо и камнем падали на дно. Первые минуты белка еще пыталась разглядеть легендарное чудовище и гордо держать голову.
  Но когда голова стала кружиться, в глаза набился песок, а в нос и уши - вода, Рада разрешила себе трусливо зажмуриться и прильнуть к дракону. Она и дышала-то через раз. Дикий страх заставил скукожиться и замереть, затвердеть, словно камень.
  Камень! Озарение пришло внезапно, и девушка вспомнила, что она все-таки шаманка.
  И чтобы не быть обузой для команды, решила сделать то единственное, что могла в этот момент - поделиться силой камня с каждым драконом.
  Еще несколько драгоценных минут ушло на то, чтобы успокоиться и уйти в себя. Дальше сознание почти полностью растворилось в окружающем пространстве, только маленькая ее часть помнила, что нужно держаться за дракона.
  Радмира впервые тянула такой большой поток чужой силы, и впервые отдавала стольким одновременно. Да и шаманила в такой сложной ситуации тоже в первый раз.
  Сейчас она ослепла и оглохла, только ощущала колебания силы и ее движение. Чувствовала, как бьются сердца драконов.
  Тук-Тук-тук. Тук. Тук.
  Как удары родного сердца стучат в унисон с другим, подстраиваясь под его порывистый танец. Резкий запах крови и злое шипение грубо вернули ее сознание в тело. Когда круги перед глазами исчезли, Рада поняла, что они с драконом гребут к берегу, а на ее лице - брызги чужой крови. И, слава Праматери, Гидра осталась позади!
  Тварь была занята какой-то добычей.
  Когда драконы выползли на каменистый берег, Рада слишком поспешно, забыв о своих онемевших ногах, начала искать у Эрика рану. Со стороны выглядело это очень забавно - спотыкаясь и шатаясь, она ощупывала своего уставшего командира.
   - Это не моя кровь, родная, - сказал, улыбаясь, Эрик. И было в этом что-то интимное, что-то сокровенное, предназначенное только для них двоих. А янтарные глаза дракона начали темнеть.
  - Кхе-кхе, - прокашлялся Камиль, то ли давая понять, что они не одни, то ли нахлебавшись воды.
  Радмира от досады прикусила губу. Ведь она планировала не выдавать своих истинных чувств.
  Поспешно огляделась, чтобы не встречаться взглядом с Эриком. И все-таки нашла раненых. У Камиля была поцарапано плечо, а вот Эмиль пострадал серьезнее. У него было распорото бедро до самого колена.
  - Хорошо, что эта паскуда не ядовита, - шипя, процедил Эмиль.
   И как только он умудрился не потонуть с такой-то раной? Пока девушка суетливо крутилась вокруг Камиля, Эрик недовольно фыркал - как сердитый кот.
  А Эмиль промывал свою рану.
  Жаль, что скалы были голые, ни одной подходящей травинки или листочка. Да и платье и без того короткое, чтобы пойти на бинты. Так что драконам в очередной раз грозило остаться без штанов. О чем им и сообщила белка.
  Командир забористо выругался. Но другого выхода не было. И на бинты пошли мужские шаровары, правда, не полностью, и ленты из волос Рады и двух драконов.
  Эмиля бинтовал сам командир, запретив это делать белке - якобы ей нужно отдохнуть. Камиль ехидно улыбнулся после этих слов.
  Вскоре оказалось, что их соперники сплотились, чтобы совместно преодолеть тяжелое препятствие. Так что расслабляться было рано. Все крыло драконов и Рада осторожно спустились к воде и поплыли вперед.
  Радмира давилась от смеха на спине у Эрика, который, в свою очередь, что-то неразборчиво ворчал.
  - Я просто представила, что увидят наши соперники, стоит им к нам приблизиться. Грозные Черные драконы в коротеньких... юбочках! - и Рада снова разразилась заразительным смехом.
  Жалкие ошметки от традиционных шаровар едва ли прикрывали самое дорогое. А вид сзади был таким, таким... Невозможным. На язык просились парочка пошлых шуточек.
  Черные драконы осознали сей факт и что есть мочи бросились вперед. Никому из них не хотелось, чтобы соперники потешались над ними. А именно это и случится, когда менее удачливые участники захотят сорвать свою досаду и злость. И никому не пришло в голову, отчего столь опасное чудовище стало преградой к победе? Откуда взялся легендарный монстр?
  Только у Эрика мелькнула мысль о том, что королевские маги, в желании перещеголять своих коллег, перестарались. И уж тем более никому и в голову не могло прийти, что это старая баронесса сделала свой ход.
  
  Баронесса Физара Ри Квари была в бешенстве и ярости, когда после завтрака просматривала в своем кабинете утреннюю прессу. Эта маленькая тварь посмела устроить такую шумиху! А она ведь пожалела эту милую девочку!
  Правду говорит народ, яблочко от яблони...
  Гнев застилал глаза, и старуха даже не обратила внимания, когда ей сообщили, что ее единственная дочь решила уйти из дому. Отмахнувшись от этого известия, баронесса решила, что это очередной каприз Мариэллы. Видимо, ее настырная девочка хочет в который раз привлечь внимание ускользающего мага. И значит, на ее уход не стоит обращать внимания. Поплачет, а потом все вернется на круги своя, и снова трепетная леди будет читать свои книжки и мечтать о любви.
  Сейчас баронессу волновали иные проблемы. Грозовая туча надвигалась на ее владения. Опасная склянка разбилась вдребезги, и яд забвения показался слишком легким наказанием за то, что мелкая звероподобная тварь посягнула на ее власть.
  Зря она поверила племяннику. Эта вертихвостка и его обманула! И зря она тогда отпустила Ясмиру живой! Теперь ее внучка живет у нее в поместье и словно ждёт ее смерти. И как бы Радмира не притворялась, что ничего не знает. Знает! Ждет! Только и ждет пока исполнится их договор.
   А ведь Физе тогда пришлось выйти замуж и жить с мерзким стариком, будучи еще совсем юной - и все ради власти. Пришлось отдать свою силу, свою магию - в уплату за исполнение желания.
  Но подруга-предательница забыла предупредить, что одно дело - получить желаемое, и совсем другое - удержать.
  Да будет проклят тот день, когда баронесса заключила договор с шаманкой-оборотницей! Случайно узнав тайну приятельницы, она не могла этим не воспользоваться... Старуха мотнула головой, прогоняя воспоминания - сейчас не время предаваться ностальгии.
  Время отстаивать свое. Власть - это единственное, что у нее есть!
  Тогда, в вагоне, она сразу узнала паршивку! Словно вернулась в прошлое. Постаралась приблизить к себе, дать желаемое. Все же у родственников не всегда бывают близкие и хорошие отношения... Но она просчиталась!
  Эти звери все как один - продажные неблагодарные твари! Старая баронесса подключила все свои связи на теневом рынке... И теперь никто и ничто не укажет на ее причастность к случаю на Королевских гонках.
  А если и начнут копать, что очень маловероятно, то виновником будет один из магов-организаторов.
  Одна ошибка в номере доставки груза - и вместо ящика водяных змей он получает настоящую Гидру. Плохо, что у баронессы не оказалось крови подопечной, лишь отпечаток ауры, снятый с ее изделий.
  Но даже с этим голодная Гидра "узнает" свою добычу.
  Можно было обойтись и без травли, но баронесса хотела, чтобы вертихвостка умерла. Улыбка не сходила с лица старухи. Месть сладка. Каждый получит заслуженное наказание. Жаль, что невозможно аннулировать тот злополучный договор! И пусть сроки выплат давно прошли, и уже десятки лет никто не проходил за оплатой... и старая баронесса смирилась и сжилась со своей ролью.
  И никому не отдаст то, за что заплатила такую высокую цену. Плевать на все обязательства!
  
  Глава 19 О самом главном решение
  Дальше плаванье не было таким захватывающим. Драконы даже перекидывались шутками, заранее обходя расставленные ловушки, и только один раз Эмиль зацепил жгучие грибы на дне. Так что помимо своего ранения обзавелся еще и красным ожогом.
  Камиль, потешаясь над ним, умудрился зацепить пурпурные нити - и теперь мог похвастаться фиолетовыми крапинками по всему телу, которые еще и чесались.
  Ну, хоть Эрик был осторожнее своих родичей. А вот Радмире еще не раз пришлось наглотаться воды. Поймать подводное течение было единственным способом максимально быстро добраться до финиша. И когда драконы, наконец, вышли на сушу и переступили заветную черту, соперников не было даже на горизонте.
  По словам организаторов, у них было в запасе еще пара часов до начала последнего испытания. Скопом привалившись к теплому боку скалы, они могли расслабиться и немного передохнуть.
  И никто из команды не заметил испуга или удивления, когда Эрик и Камиль рассказывали о Гидре, слишком все устали и вымотались. Сейчас команде Черных драконов было все равно. Все мысли испарились, давая возможность изможденным телам отдохнуть.
  Палящее солнце больше не раздражало, хотело подставить и спинку, и бока, чтобы побыстрее высохнуть и согреться. И среди этой тишины слишком уж громко прозвучало:
   - Быр-р-быр-р... Ур-рр-р...
  И Рада схватилась за поющий живот. Он настоятельно требовал пищи. Громко. Так громко, чтобы у хозяйки не возникло даже желания отмахнуться от его просьбы.
  - А кормить нас собираются? - слишком уж жалобно прозвучал ее вопрос, обращенный к Эрику.
  Грозный командир даже не стал вставать, слишком пригрелся. А еще под боком была Радмира. Свистнул ближайшему магу. Маг возмутился, но подошел. Узнав причину зова, сказал, что команду скоро покормят. Просто никто не ожидал, что драконы прибудут так скоро.
  Радмира очень надеялась, что еды будет достаточно, иначе драконов ожидал сюрприз.
  Большой и неприятный.
  Но девушка зря волновалась. Все и без того знали про драконий аппетит, и поэтому трапеза была по-королевски роскошна. Копченная баранья нога, рябчики с золотистой корочкой, соленый домашний сыр, несколько мясных пирогов. Были еще тушеные овощи, запеченные с сыром грибы, свежие овощи и сладости.
  Поправ условности и нормы этикета, Радмира наслаждалась пиршеством. Прикрыв глаза, облизывала пальцы, глубоко вдыхала ароматы и совершенно не задумывалась, как это выглядит со стороны.
  А на нее уставились три пары глаз. Поначалу драконы тоже были увлечены едой, но не смогли остаться равнодушными к такому потрясающему зрелищу! Никто из них до этого и не знал, что женщина, поедая сочный кусок мяса, может быть настолько... Настолько притягательной.
  Эрик, как завороженный, следил за женой. С каким упоением она вкушает обычную походную пищу (обычную для драконов)! А еще он заметил, какие масляные взгляды бросали на нее родичи. Еще чуть-чуть, и Эрик бы закипел.
  Но Радмира открыла глаза и, подарив мужу обворожительную улыбку, лениво улеглась на его колени, чтобы немного вздремнуть.
  Гонка для нее вот-вот закончится. Оставалось совсем немного до решающего этапа.
  И постепенно прибывали соперники. Разбитые, раненные, в лохмотьях. Но с каждой минутой их становилось все больше.
  Организатор вещал о новом испытании, Радмира лениво зевала. Если она правильно помнила советы Эрика, которые он давал перед гонками, то следующий этап ее не касался.
  - Одиночный полет, - сказал ведущий.
  И Рада кивнула - да, что-то похожее было.
  Это не всегда касалось полета. Но всегда значило, что участник будет один, без поддержки команды. Командир говорил, что обычно команда сама выбирала, кого послать на последнее сражение. Гораздо реже организаторы предлагали жребий.
   - ...этот год особенный! - старался ведущий на публику, еще больше подогревая интерес зрителей. - В этом году испытания будут проходить те... - маг выдержал многозначительную паузу. - Те, кого выбрал королевский артефакт!
   В эту секунду дракон на запястье Радмиры вспыхнул, а она сама озарилась синим магическим маревом. По голове словно ударили чем-то тяжелым, а в лицо плеснули холодной водой. Всю сытую ленивость смыло напрочь. Это она! Рада стала тем счастливчиком, который обязан в одиночку преодолеть самый сложный этап гонок!
   - Не пущу! - рычал командир на ведущего, который непозволительно близко подошел к ним. При этом Эрик крепко сжимал девушку в своих объятиях.
  - Дыша-ать. Тяжело... - просипела она, и Эрик опомнился, отпустил.
  Назревал скандал, а то и полноценная драка.
  Радмира наблюдала за тем, как ее мужчина доказывал организаторам, что его жена - слишком хрупкий цветок. Что это бесчестно - скидывать на женские плечи самое трудное испытание. И, в конце концов, что он обещал! Дал слово! Это действительно было так.
  Эрик собирался самостоятельно преодолеть последний участок пути. А еще он говорил, что самым опасным для нее будет первый полет.
  Белка улыбнулась. А еще она узнала, сколько сил старший крыла приложил, чтобы просто попасть на эти гонки. Сколько пота и крови это ему стоило.
  Камиль между тем говорил, что Эрик несколько лет целенаправленно готовился к Королевским гонкам. Сел на жесткий пост, вставал до зари, все свободные минуты посвящал собственным и командным тренировкам. Четко следовал своему плану. И за все время подготовки ни разу, ни дня не провел впустую. Не сошел с намеченного курса. Не потратил ни один вечер зря.
  Чуть больше трех лет. Каждый день. Каждую свободную минуту. Все отдавалась на алтарь будущей победы. Любой другой бы давно свихнулся. Но не Эрик.
  Родичи страдали, ныли и увиливали, но Эрик всегда находил их и притаскивал на занятия. Это у остальных были свободные вечера, приятные минуты отдыха. А вот командир себе такого не позволял.
  И Радмира тоже решила, что не позволит.
  Ни за что не позволит Эрику оступиться от мечты. От этой мечты. Потому как она хочет его попросить... Радмира стряхнула бесполезные мысли. Если решилась, то нужно действовать. Сейчас! Пока остальные заняты выяснением отношений.
  Девушка быстро прошмыгнула за магическую черту. Барьер не пропускал остальных. Все! Дороги назад нет.
  Громкий гул толпы и бой барабанов оповестили, что испытание началось.
  Как победителям прошлых этапов, Черным драконам предоставляли фору. И пока никто не знал, что приготовили королевские маги.
  Жаркие языки пламени взметнулись вверх. Огненная дорога протянулась до самого края обрыва.
  Маги постарались на славу, такой огонь с макушкой закрывал любого, самого высокого дракона. А маленькая белка и вовсе тонула в жаркой реке.
  Оборотница выдохнула и улыбнулась.
  Это не испытание. Это подарок. Подарок для нее, для шаманки.
  Она закрыла глаза, потому что ужасно боялась обернуться и увидеть его.
  "Отпустить все мысли, все тревоги. Задышать, как пламя. Стать им!" - дала себе мысленный приказ Радмира.
  Шаг. Еще шаг.
  И под четкий бой барабанов Рада начала свой странный и непохожий ни на что танец. Танец, знакомый только ей одной. Танцуя, она, наконец, сливалась с родной и любимой стихией.
  Образы замелькали в голове, совершенно не мешая ее трансу.
  Вот последний день лета. День, когда она почувствовала силу. Когда осознала себя частичкой большого и меняющегося мира. Она стоит у костра и вытирает горькие слезы, мальчишки отправились на разведку без нее.
  А ведь это была ее идея! Заглянуть в гости к новым соседям и проверить на прочность нервы их молодняка. Может, потому, что рядом был костер. А, может, потому, что она сама в эту минуту горела праведным гневом.
  Но она ощутила себя легким лепестком, сгорающим от нетерпения.
  - Быстрее. Вверх. Бежим. Летим. Зажжем... - шелестело пламя, и она вместе с ним.
  А вот - первый урок с наставником. Знакомство с древним источником. Маленький забытый родник среди острых камней.
  - Попробуй ощутить его силу. Его течение. Его безразличие... - спокойно объяснял учитель. Эта был самый долгий урок. Три дождливых осенних дня она просидела у холодного ключа, пытаясь прочувствовать силу воды. Ее движение. Ее прохладу. Бесполезно.
  Зато юная Радмира прочувствовала все прелести промозглой осени, колючего ветра, холодных камней и голодной жизни.
  Видение смазалось и исчезло.
  Начало весны. Рань несусветная! Компания старых приятелей деда по-прежнему вспоминает былое, многие разомлели и спят тут же, развалившись на солнышке, в широких плетеных креслах. А ей приспичило попить водички, и она тихо крадется через террасу.
  - А ведь в том переходе мы чуть не потеряли наших девочек... Треклятый лед треснул, и они ушли в ледяную воду с головой! Если бы не добрались до волков, считай все. Сгорели бы в лихорадке... - слышится чей-то голос.
  Рада не видела, но почувствовала, как дед прослезился. Кажется, впервые на ее памяти. Вспыхнула и растаяла дымка ушедших дней.
  И белка вновь стоит по пояс в воде. Бежит. Уходит от погони, плывет против течения, стирает в кровь ноги на скользких камнях.
  Еще немножко, и она уйдет за границу клана. А потом, потом обязательно все обдумает. Решит, как отдать этот треклятый долг.
  Все! Сгореть! Прошлое должно исчезнуть в огне.
  В-жих!
  Развернулась вокруг себя в танце Радмира. Яркое пламя окутало ее и взметнулось выше. И сквозь опущенные ресницы она заметила Эрика. Командир застыл у магического барьера и что-то шептал. Его тонкие губы шевелились, а глаза гипнотизировали.
  "Не смотреть! Ты огонь! Ты пламя!" - вбивала себе мысль девушка-костер, упрямо шагая вперед. Волосы, завязанные в хвост, мелькали вместе с красными копьями огненного потока.
  Шаг, поворот. Голодный. Жадный. Ненасытный огонь.
  И движения резкие, рванные и порывистые.
  "Я огонь. Я жажду. Жажду знать..."
  Злой. Беспощадный. Пожар.
  И девушка неистово мечется, пылая гневом.
  "Ненавижу! Ненавижу свою трусость! Ненавижу эти древние законы!"
  Снести. Истребить. Уничтожить. И танец становиться диким, бешеным, неукротимым.
  Искры летят в стороны. Воздух дрожит. Дрожит от желания.
  Пламя страстное. Горячее. Безрассудное.
  И Радмира выгибается, манит, соблазняет.
  "Хочу. Люблю! Не могу..."
  Движения чувственные, трепетные. Широкая тень нависла над ней. Но девушки здесь нет. Она сейчас огонь. Свеча. Единственный свет во тьме.
  "Найду. Отыщу. Согрею. Останься..."
  Танец в огне на краю пропасти. Танец вслепую.
  Эрик умер. Так ему показалось.
  Драконье сердце замерло в ужасе.
  Радмира переступила черту. Он стрелой бросился к барьеру, но все было бесполезно.
  Он ранен, и сил осталось слишком мало, чтобы разрушить такую стену. Впервые ему было страшно, ведь он был бессилен. Беспомощен. Он не мог помочь ей. Впервые он искренне молился.
  Встретив Радмиру, он многое ощутил в первый раз. Впервые его выдержка пошатнулась, впервые чувства взяли вверх над практичностью, впервые его не заботила победа... Только бы осталась жива! Только бы жива.
  Рада. Моя Радость.
  Он не может преодолеть магическую преграду, но он будет рядом. Черная молния взмыла в небо и опустилась, насколько позволяла королевская магия.
  Какая она... Красивая!
  Эрик перестал дышать, когда Рада подошла на самый краешек пропасти и продолжила свой ужасный и восхитительный танец. Камни и крошка осыпались вниз, а она все продолжала свою дикую пляску.
  Эрик рычал и звал ее. Бесполезно, она не слышит. Но треклятый барьер не дает дотянуться до нее. А она сорвется... Чтобы преодолеть магическую границу, нужно прыгнуть в пропасть без оглядки, со всей силы.
  А кругом острые камни, словно специально выточенные копья. А она не слышит. Совсем. А если... Внезапная мысль пришла в голову.
  Если как тогда - с Гидрой? Он ведь звал братьев, а откликнулась и Радмира тоже. И отбросив все дурные мысли о том, что он ее собьет с ритма, и она сорвётся, что ее сил не хватит прыгнуть так далеко, он мысленно позвал:
   - Рада, любимая! Прыгай. Со всей мочи. Я поймаю.
  Это было словно продолжение танца. Мгновение - и она летит в пустоту пропасти. Эрик чудом поймал ее у самой кромки магического барьера. Крепко стиснул в своих объятиях и взмыл вверх.
  К Тьме всех!
  - Рада, Рада очнись! Очнись, прошу! - дрожащим голос звал Эрик.
   Радмира была полностью опустошена. Злость. Обиды. Страхи. Прошлое сгорело в огненной реке. Пустая и свободная. Счастливая. На руках у любимого.
  Эрик понял, что она уснула. Девушка выдохлась и опустошена. Командир вспомнил, как дышать.
  И уже спокойно, даже величественно, опустился на землю.
  Как победитель. Нет, не победа на Королевских гонках заставляла его широко улыбаться. А любовь Радмиры.
  Сердцем, чутьем, интуицией - он понял. Понял, что в сердце этой яркой непредсказуемой девушки живет его образ.
  Эрик сиял от счастья, Черный дракон разрешил себе любить. Без выгоды. Без планов. Хотя нет, планы у него были.
  Грандиозные!
  Пришла пора встряхнуть весь род Черных драконов.
  В это мгновение ни радостные крики родичей, ни хрустальная корона победителя, ни крики толпы, ни даже злобные взгляды отца его не трогали.
  Все было пустое, мелкое. В сравнении с тем, что он испытывал сейчас. Безграничное, беспредельное счастье!
  
  3 часть ЛОГОВО ЗВЕРЯ
  Глава 20 О том, что не все так просто
  Радмира просыпалась под глухую и забористую ругань. В соседней комнате скандалили - громко, яростно. Чувствовалось - еще чуть-чуть, и в стену полетят предметы от избытка этих самых чувств.
  Постаралась прислушаться и поняла, что это с кем-то ругается Эрик.
  "Так-так..." - мысленно сжала кулаки белка.
  Услышанные обрывки фраз не радовали.
  Огляделась и поняла, что из одежды одна простыня, про обувь, как всегда, и не вспомнили. Нет, она все понимала, она-то оборотень и спокойно относится к босым ногам, правда, об этом еще никто не знает.
  А значит, про нее забыли. Неприятно.
  Еще неприятнее было слышать от некого субъекта:
  - Отдай ее Эмилю! Я же просил создать видимость твоего соперничества, чтобы у Эмиля взыграла ревность! Какого... ты, последний... творишь!
  Досадно и обидно, что тебя воспринимают, как вещь. Очень нужную, полезную, но вещь.
  Которую можно использовать, отдать другому за ненадобностью. Радовало лишь одно - Эрик явно был с этим не согласен.
  Выслушивать далее эти оскорбления Рада не собиралась. И повязав простыню, двинулась на выход. Оглядела незнакомую комнату - узкая, но светлая. И дамской комнатки нет. А жаль. Все-таки за короткое время в поместье баронессы она слишком привыкла к многочисленным удобствам. Легонько толкнула дверь.
   - Здрасьте! - шмыгнула, подтянула простыню, и осторожно, чтобы не наступить на осколки разбитых фужеров, направилась через всю комнату, намереваясь выйти в просторный холл.
  Второй мужчина был гораздо старше Эрика - но однозначно похож на ее дракона.
  Спорщики замерли от неожиданности.
  Но Эрик вовремя сориентировался и метнулся, чтобы помочь любимой преодолеть путь, усыпанный разбитым стеклом.
  Радмира глянула на дракона и на миг ее глаза потеплели, он это заметил и улыбнулся.
  "Ты видишь мое сердце насквозь! - говорили его глаза. - Прости, что разбудили... Все слышала?"
  Девушка кивнула, прочувствовав его эмоции.
  Они шли дальше молча. Точнее, Эрик бережно нес на руках свою Радмиру.
  Она закрыла глаза и слушала его сердце, ощущала тепло его рук, запах его кожи, и глупая улыбка расплывалась на губах. Он остановился, потому что понял, что просто не знает, куда идти дальше, и посмотрел на любимую.
  Радмира тоже открыла глаза и встретилась взглядом с Эриком. Янтарные глаза темнели, превращаясь в черный омут. В нем хотелось утонуть. А губы завораживали и манили. Мир вокруг перестал существовать. Не важно, что рядом кто-то есть. Все неважно.
  Потому что они встретились.
  Здесь и сейчас был только сладкий и одновременно жадный поцелуй. Утолить беспросветное и бесконечное одиночество. Прикоснуться к родной душе. В этом поцелуе все смешалось. И неистовая страсть тела, и нежность души, и даже борьба за власть.
  Первой опомнилась Радмира.
  Резко отстранилась, зажимая пульсирующие губы. И поняла - еще чуть-чуть, и все случится. Последние преграды падут. Она хотела, но не так. Не так. Не здесь. И не сейчас. И чтобы не поддаться искушению, вернулась к насущным вопросам.
   - Мне бы в порядок себя привести ... - она не успела договорить.
  Эрик кивнул и повел Радмиру за собой.
  Чтобы вновь не сорваться, командир решил не брать ее на руки. Они оба это понимали. И с каждым шагом по холодному каменному полу сознание возвращалось. Четкость и трезвость мысли - тоже. И как это ни печально, но впереди их ждал серьезный разговор. Хватит ходить вокруг да около.
  Эрик привел ее в просторную голубую гостиную, кивнул на смежную дверь:
   - Я подожду, можешь не спешить.
  Девушка не стала себя уговаривать, пора вспомнить, что она не в диком лесу.
  В этой спальне все было готово к ее приходу. Пара свободных нарядов и даже ее любимые брюки... легкие сандалии. Но самое главное - здесь была дамская комната и чугунная изогнутая ванная с бронзовыми краниками.
  Настоящее блаженство!
  Она не стала терять ни минуты.
  Душу очистила огнем, а вот тело придется водой, по старинке.
  Жаль, что нет той магической мази, чтобы избавиться от краски. И придется вновь обращаться к воде, сливаться с чужой стихией, шаманить, чтобы, наконец, стать самой собой. На удивление, все прошло гораздо быстрее, правда, по-прежнему было неприятно. Долго нежиться девушка не стала. Быстро собралась, распустив мокрые волосы, и решительно вышла навстречу Эрику.
  Дракон стоял к ней спиной и смотрел в приоткрытое окно. О чем-то серьезно и глубоко задумался, раз не заметил ее прихода.
  Она присела на стул рядом с которым был маленьким круглый столик. Нужно решить все волнующие вопросы - перед тем как с головой окунуться в пьянящее чувство.
  Разговор будет трудным и тяжелым, она неосознанно осматривалась, чтобы понять, где же они находятся. Ведь если все сложится по печальному сценарию, они больше не встретятся.
  Шумно выдохнула, чтобы собраться с мыслями и позвать Эрика. Но он уже оглянулся и молча, с грустью в глазах, сел. Дракон тоже понимал, что пора раскрыть все карты. С легкой улыбкой предложил Раде начать первой.
  - Давай обсудим наше будущее. Хочу знать, каким ты видишь семью. Камиль немного рассказал о тебе, но хочу услышать твои слова. А я хочу... Обычную семью, тихое счастье, - мысленно добавив, что потрясений ей на всю жизнь хватило, Радмира рассматривала кромку его рубашки, потому что не хотела глядеть в глаза.
  - Камиль выложил всю мою подноготную... Самое главное - я тоже хочу семью с тобой. Рада, ты по-прежнему загадка для меня.
  - Что ж... - и она подняла глаза. - Я оборотень. Я шаманка. Я не хочу и не могу стать женой главы клана или рода!
  Она выпалила она на одном дыхании свое признание.
  До этого она хотела как-то подготовить дракона к той мысли, что она не совсем человек. Смягчить острые углы. Но вышло, как вышло.
  Рада ожидала мгновенной реакции. Неприязни... все же оборотней многие недолюбливали Облегчения... что самая страшная ее тайна оказалась на проверку не такой и пугающей.
  Но камнем преткновения была все же мечта дракона.
  Он хочет стать главой рода, а вот ей никак нельзя быть рядом с облечённым властью. Самый главный и единственный закон шаманов. Иначе она просто потеряет часть себя.
  Жаль, что она слишком поздно об этом узнала, тогда бы не случилось всей этой историей с Максом.
  Радмира напряженно ожидала вердикта, но дракон просто удивленно замер.
   - У меня есть свои обязательства перед кланом и родными, как и у тебя. Я не требую ответа сейчас...
  "Хотя, честно говоря, очень хочется!" - мысленно добавила про себя белка.
  А дракон словно закаменел.
  Она собралась духом, вымученно улыбнулась, и шепнула:
  - Встретимся завтра, если захочешь.
  Заставила себя подняться и на негнущихся ногах вышла, оставив дверь открытой. Закусив губу, чтобы предательски не расплакаться, не вернуться и не потребовать объяснения, она просто сиганула в ближайшее открытое окно.
  Благо, это был первый этаж, а окно выходило в пустой сад.
  Черный дракон очнулся от громкого хлопка двери.
  Сквозняк. Но Радмиры и след простыл.
  Эрик бросился догонять любимую, но было уже поздно.
   По коридору вышагивал отец, который устроил ему скандал. Он прихватил с собой подкрепление - хранителя.
  Командиру не понравилось суровое выражение их лиц и металлический обруч в руках главы рода. Эрик стиснул зубы и сжал кулаки - сначала нужно разобраться с делами. И после найти свою глупышку.
  ...А девушка шагала, почти срываясь на бег, чтобы не повернуть назад и не броситься на шею дракону.
   Ее мысли были настолько тоскливы, что она даже не заметила толпу зевак и журналистов, дежуривших у черного входа, откуда она выскочила, чуть не напоровшись на одного их "случайных прохожих".
  Неузнанная Рада, не оглядываясь, поспешила дальше. А в голове творилось невообразимое. Яростный спор.
  - У него есть еще время все обдумать! - говорила одна ее часть.
  - Если бы хотел, не стал бы тратить время! - плевалась другая.
  - А чего ты ожидала? Что он скажет: я все брошу, дорогая, только будь со мной! Попахивает розово-слезливыми романами, которые почитывает твоя глупая подружка, не так ли? - не оставался в долгу первый голос.
  - Ты просто его оправдываешь! Еще ни один нормальный мужчина не отказывался от власти! Все будет в точности, как в прошлый раз! Помяни мое слово! Ты еще умоешься горючими слезами. И будем мы опять бегать. Теперь уже от дракона. А оно тебе надо? - гнул свою линию второй.
  - И все равно, у него есть еще время подумать! - остался при своем мнении первый.
  А Радмира чуть не взвыла. Сумасшествие заразно, однозначно.
  Сейчас как никогда ей нужен был мудрый совет подруги. Или друга. И ноги ее сами привели к порогу гостиницы "Драконий хвост".
  К бывшему порогу. Бывшей гостиницы.
  Радмира растерянно хлопала глазами - она совершенно не ожидала увидеть на месте добротного дома покосившееся, подпаленное и подтопленное нечто.
  Собственные переживания отошли на второй план.
  В сердце словно воткнули иглу с нитью и медленно ее вытягивали. Острая тревога и болезненное чувство вины постепенно затопили душу. А она ведь так и не поговорила с братишкой, да и старые друзья не были ей безразличны.
  Под грузом свалившейся беды она едва доковыляла до своего временного пристанища, благо, оно находилось недалеко.
  У дверей ее ожидала невероятная картина. И она не знала - смеяться ей или плакать. Поэтому сделала и то и другое.
  Заливаясь счастливыми слезами, Рада обнимала подбитого Сая, с проплешиной на левой стороне, не менее помятого и едва стоящего на ногах Кассиля, и даже похлопала по плечу по-прежнему странноватого Макса, которому досталось больше всего - его лицо раздулось и расплылось, а густые волосы были изрядно подпалены.
  И вот к ней бросилась подруга, рыдая от переизбытка чувств. А оборотница только и могла, что раскрыть рот от удивления.
  Потому как Мари тоже изменилась с их последней встречи. Нет, молодая баронесса не была ранена, как волки. Но разительно, даже кардинально поменяла она свою внешность. Белокурого чуда больше не было. Перед ней стояла рыжеволосая бестия!
  И Радмире не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кому Мари стала подражать.
  Тяжело вздохнув, белка пригласила всех в свое скромное жилище. Хозяин гостиницы, будучи порядочным человеком, не хотел пускать гостей, больше похожих на банду разбойников в комнату к постоялице.
  
  За всей кутерьмой Радмира даже не заметила затаившуюся опасность. Острое чутье спало.
  А опасность все это время следовала за ней по пятам. Выжидала. Готовилась. Чтобы нанести один-единственный удар. Но эту слежку заметил некто совершенно другой, в его мстительные планы не входило убивать ценную добычу. Пока не входило...
  Поэтому мужчина втащил конкурента в ближайший переулок, дабы разъяснить один небольшой вопрос:
  Это его добыча!
  Убеждать он умел, поэтому вскоре выяснил и заказчика.
  Сама баронесса! Ух, ты! Кто из коренных жителей столицы не знает истинных господ теневого рынка?
  А эта дамочка уже не один десяток лет держит в своих руках контроль над городом. А мастеру оружейнику и владельцу одной из лучших мастерских не раз приходилось сталкиваться с ее требованиями.
  Видный мужчина не стал долго думать и прикарманил заказ. Увесистый кулак и хищный оскал были отличными аргументами.
  Отобрал маленькую подозрительную бутылочку.
  Девушка исчезнет с глаз долой, только без всей этой женской дряни.
  Дракон не любил яды.
  А если не сработает? Или эффект будет другим? Уж лучше своими руками. Так надежнее.
  Дракон... Да какой он к Тьме дракон! Без крыльев, без магии, без имени.
  Если бы Эрик не зашел к нему недавно и не просил помощи в гонках, не заставил вспомнить глубоко зарытое прошлое... Если бы не старый эльф, рассказавший маленькую тайну в уплату долга. Если бы не Эмиль с его сочувствием, да еще сразу после победы на гонках! Если бы не его глупое мальчишеское предложение явится к главе и просить изменить наказание. Если бы не "Столичный вестник", случайно попавшийся ему под руку. Если бы не вся эта шумиха с победителем Королевских гонок и очаровательной незнакомкой. Если бы...
  Таких "если бы" набралось бесконечно множество, дракон давно нашел себе оправдание. И если все, что сказал эльф, правда, и девчонка обладает искрой дракона, то он очень скоро обретет новые крылья.
  Его расчет был до безобразия прост.
  Отдать девчонку чужому роду, взамен получить желаемое. Бесполезная склянка полетела в канаву, а дракон приготовился ждать.
  Терпения ему было не занимать. Ждал же он столько лет, подождет и еще пару часов.
  
  Предполагаемая добыча о своей участи совершенно не подозревала. Поэтому мирно давилась от смеха. Компания подбитых сородичей рассказывали о своих приключениях. У Радмиры уже болели бока и текли слезы.
  Начиналось все с обычной пьянки. Точнее сказать, Кассиль хотел напоить мага, дабы тот смог выплеснуть свою злость и негодование - все же его бросила невеста.
  Радмира сделала вид, что не заметила укоризненный взгляд братишки. Но то ли так странно действует алкоголь на магов, то ли Син колданул и где-то ошибся... Но внезапно все начали нести настоящий бред. Каждому захотелось раскрыть свою душу и самые сокровенные тайны. Началось все с безобидных.
  У маленькой баронессы с детских секретов о тайком съеденных сладостях или порванном платье.
  У мага - с корявых экспериментов с магией, в котрых пострадали семейные реликвии.
  У Сая - с упущенной в детстве добычи на первой охоте.
  У братишки - с постыдных эпизодов взросления, когда его колошматили и дразнили девушки из стаи, а он прибегал за утешеньем к Радмире.
  Но на этом все не закончилось. Вскоре Мари поведала историю о том, как хотела женить на себе Сина - подробненько так, с обстоятельствами, но в итоге стала женой оборотня - как сама она думает.
  Бедный Макс только несвязно мычал и забористо ругался!
  Маг стал сокрушаться коварству женщин и по секрету рассказал о своей тетке и ее грандиозном богатстве, упомянув при этом о дыре в магической защите.
  Никто из дружной компании и не заметил, что остальные посетители греют уши. Кассиль, решив пожалеть мага, предложил побрататься, мол, может, тогда Рада и обратит на него внимание. Как-никак, он станет практически членом стаи.
  Радмира же, слушая, только качала головой - обмениваться кровью с магом и без всякого ритуала опасно. Но об этом оборотень не подозревал. А если мужчина сказал, то он сделает. Ну, или по крайне мере попытается.
  Син с Кассилем уединились в комнате, выпили еще одну крепкую для решительности и приступили.
  Кассиль, как оказалось, помнил не все слова, да и прошлый обряд побратимов проводила Рада, только-только вернувшаяся от наставника, и оборотень, недолго думая, заменял забытое придуманным.
  На свое счастье.
  Потому что последующая свистопляска показала, насколько хлопотно быть старшим братом для одного отдельного мага.
  Радмира кратенько объяснила, что капелькой крови маги скрепляют магические договоры.
  И не выполнить их нельзя, ибо в магии крови есть толика магии подчинения, да и последствия чреваты. Обычно такие пункты обговариваются сторонами заранее... Кассиль лишь кивал, он-то уже понял, как опрометчиво поступил. Но тогда это казалось правильным.
  Да и когда пьяный думает о последствиях? Так вот, если кровь мага действует таким образом, то кровь оборотня на мага...
  Она сжигает изнутри.
  Говорят, в старину таким образом пытали магов, вливали им кровь оборотней и смотрели, как несчастные корчатся от боли.
  Сину повезло, что крови было мало, что слова обряда были перепутаны, да и вообще... Обряд побратимов предполагает поддержку, а не наказание и пытки. Так или иначе, но магу казалось, что он горит. Заживо. И недолго думая, он начал поливать себя водой. Сначала той, что была в комнате, но ее не хватило. Поэтому он поступил просто... Применил заклятие, которым частенько пользуются маги-пожарные.
  Вся ближайшая вода устремилась к нему, как к опасному источнику огня. Через пару минут оборотень вытаскивал чуть не захлебнувшегося мага из комнаты, которая по желанию Сина превратилась в маленькое, но глубокое озерцо. Таким нехитрым способом был подтоплен один из этажей гостиницы.
  И пока хозяин разбирался с Кассилем, ибо именно он был постояльцем, маг отходил от пережитого и сушился на лавочке.
  Между делом Мари узнала, что ее подруга вовсе не магичка, а девушка-оборотень, да еще белка, да еще шаманка!
  Сайман в этот день поведал все секреты клана, которые знал. Но тайны незнакомых ей оборотней девушку не волновали. А подруга, которая скрывала от нее такое! Это был ужас! Сай постарался оправдать Раду, по-своему, по-мужски. Мол, вы же совсем разные. Имея в виду, что Мари аристократка, а Радмира - из иной жизни.
  Но дочь баронессы поняла все по-своему.
  И бросилась в ту же минуту исправлять сей факт. Хорошо хоть не пожелала стать белкой. И на том спасибо.
  Поймав мокрого Сина, она настойчиво требовала чего-то, но чего именно, бедный маг так и не понял.
  Поэтому постарался скрыться от решительно настроенной девушки. Но не тут-то было! Это раньше Мари краснела и скромничала, когда маг был ее идеалом, а сейчас он стал лишь средством для достижения цели. Не более.
  Убегая от упрямой девицы, Син ничего лучше не придумал, как забраться на чердак. Для пьяного мага не существует такое слово, как замок. Бах! И в дело пошло заклинание разрушения. Всеобщего разрушения замков по всей гостинице никто не ожидал. А весёлая компания даже не заметила таких последствий своих гуляний.
  Но и на чердаке настырная Мари отыскала Сина, не без помощи несчастного Макса.
  Не без скандала, но маг решился-таки перекрасить баронессу, уверив ее, что чары весьма стойкие и продержатся долго. Возможно, все на этом бы и закончилось, но полученный эффект не понравился девушке. Капризно требуя огненного оттенка, она довела мага до бешенства.
  Син и устроил огненный фейерверк! Запустил огненную шутиху.
  Целился-то он в макушку привередливой девушке, но покачнулся... или опьянение сказалось... и - промахнулся.
  И мишенью стал ни в чем не повинный Макс. Волосы вспыхнули моментально. Но надо отдать должное Сину, он очень быстро потушил огонь. Уже без всяких магических штучек. По старинке. Накрыв голову покрывалом и похлопав по нему от души.
  Хорошо хоть под руку подвернулась корявая хлопушка для выбивания пыли. В темноте маг как-то не сообразил, что это чугунная сковородка, лишь отметил ее неудобство.
  Оборотень не остался в долгу и хорошо "отблагодарил" своего "спасителя". Несколько раз. В челюсть. И в глаз. Возможно, благодарственных мест было бы больше, но тут маг и оборотень заметили, что "рыжая бестия" исчезла.
  В глазах обоих как-то разом прояснилось, пришла мысль, что рыжее чудо может еще начудить, и во что это может вылиться для мага и волка - неизвестно.
  Поиски не заняли много времени - Мари спала, спрятавшись за горой хлама, явно устав ожидать, когда мужчины закончат свои разборки.
  Макс про себя отметил, что когда девушка спит, он уже не так остро воспринимает ее эмоции, и вроде как становится самим собой. Поэтому осторожно, чтобы не разбудить маленького монстра, спустился, дабы раздать ценные указания своим сородичам и выдать им хорошую порцию тумаков.
  Так сказать, за все хорошее.
  Никто и не заметил тлеющие угольки от огненной шутихи. Да и хозяин был сильно занят - к нему повалили постояльцы с жалобами на сломанные замки.
  Протрезвевший маг, который желал не только рассказать всю правду о себе, но и добиться ее от других, стал магичить налево и направо, вызывая страшные иллюзорные образы жутких чудищ.
  И, стоя на столе, проповедовал:
  - Страх очищает лживую шелуху! Отриньте обман, и будет вам счастье!
  Он бы еще долго философствовал и запугивал. Но появились стражи закона, которые не дали бесчинствовать. Быстро скрутили, избавив остальных от навязанных заклинаний.
  Они же и заметили разгоревшийся пожар. Пожарные хоть и прибыли быстро, но спасти "Драконий хвост" уже не смогли. Лишь не дали перебросится огню на соседние здания.
  Со всей этой кутерьмой проснулась Мари. И пока все спасались и выносили свои пожитки, она вновь исчезла.
  Как оказалась после - сбежала домой.
  А бедный Макс снова стал похож на говорящий овощ. Но долго искать рыжую бестию не пришлось, вскоре она явилась с чемоданом в руках и заявлением:
  - Я ушла из дома!
  Деваться погорельцам было некуда, да еще на руках новоприобретенное рыжее чудо. Так что предложение Кассиля навестить сестренку встретили на "ура".
  Радмира утерла слезы, встала, ибо бока нещадно болели после смеха, и предложила гостям располагаться. Крикнула служанку и заказала плотный обед. Отвела искалеченного братишку в другую комнату. Заселяясь, она решила взять себе две просторные комнаты, так сказать, позволить себе небольшую роскошь. Все же она стала лицензированным магом, с хорошим гонораром, и сильно экономить больше не было нужды.
  - Ложись, еду я принесу. Буду кормить тебя с ложечки, - настояла Рада
  - Я не настолько слаб, - фыркнул в ответ Кассиль, но ему была приятна забота сестры.
  - А кто сказал, что это для тебя? Я, может, хочу вспомнить детство, - улыбнулась и подмигнула оборотница.
  Кассиль понимающе кивнул. Медленно и осторожно лег на кровать. Играть в большого и сильного волка больше нет нужды. Особенно рядом с той, кто вытирал ему сопли, лечил синяки и раны, и прятал его от обидчиков.
  Они долго и молча всматривались друг в друга. Прошло четыре года. Они изменились. Осталась ли та тонкая нить, что связывала их? Оба боялись потерять поддержку. Слишком много времени прошло, но раньше у них не было секретов.
  Первым решился Кассиль.
  - Расскажешь? - тихо проговорил оборотень.
  Раде не нужно было слов, чтобы понять, что братишка хочет знать, что же на самом деле произошло четыре года назад в клане.
   Сейчас, когда долг уплачен, уже можно рассказать. Не стесняясь, она села на пол, уставилась в окно и начала свой длинный рассказ.
  - Ты и без меня знаешь, что вожаки, стая и клан почти не подчиняются ни одному из человеческих королей, хотя живут на их землях. У нас есть Совет старейшин, и не ухмыляйся ты так... Это не то сборище стариков-сказочников, которое есть в каждом клане. Эта наша власть. Да-да! Я тоже не особо верила во все эти россказни. Мы всегда жили свободно, могли перемещаться и по мере сил отвоевывать чужие территории, но это только в рамках позволенного. Увы... - увидев недоумение в глазах братишки, она пояснила: - Знаю, ты уже повидал мир и заметил, насколько наш быт отличается от иной жизни. И признай, мы сильно отстали от мира. Свобода и природа, это конечно хорошо, но нас в целом воспринимают, как деревенщину. Как глупых и тупых животных. Ладно, я не об этом. В противовес Совету были шаманы. Нас всегда было мало, а сейчас и того меньше. Лет пять назад было чуть меньше десятка на все семнадцать королевств. А сейчас, быть может, по пальцам одной руки можно перечесть.
  - Подожди, я не понял, а как все это связано с той историей? - спросил Кассиль.
  Радмира грустно улыбнулась и продолжила:
  - Я долгое время тоже думала, что никак. Но знаешь, пришлось быстро поумнеть. Ты, наверное, никогда не задумывался, для чего существуют шаманы у оборотней? Я бы могла рассказать тебе красочную легенду...
  В этот момент постучали, и Сай из-за двери сообщил, что служанка принесла поесть. Пришлось покинуть теплое место и забрать еду. Раненому необходимо подкрепиться.
  Стоило внести ароматный суп, горшочек с запеченными грибами и копченную рульку, как Кассиль непроизвольно сглотнул слюну.
  Во время перекуса они не стали обсуждать серьезную тему. Дурачились, вспоминая детство. Рада дразнила братишку, шутила и ничем не выказывала, что на душе кошки скребут из-за одного треклятого дракона!
  Она надеялась, что пары часов ему хватит, чтобы осознать и обдумать все. И Эрик примчится к ней. Но, видимо, не хватило, или он уже принял свое решение...
  Радмира тряхнула головой, отбрасывая дурные мысли. Белка улыбнулась и продолжила дразнить Кассиля. Для нее он всегда останется маленьким пухлым мальчишкой с красными заплаканными глазами.
   Кассиль же наслаждался обществом Радмиры, давно ему не было так спокойно. Но вопрос сестры его задел. Он не считал себя глупым. И все же никак не мог найти разумное объяснение. Оборотень совершенно не понимал, для чего нужны шаманы, скажем, клану волков. Нет, он еще несколько лет назад оценил способности Рады, когда они совершили полный ритуал побратимов. Но если рассматривать ее деятельность в масштабе клана и всех оборотней, то он терялся, потому как не мог найти ответ.
  Легкий обед закончился быстро, слишком быстро, несмотря на то, что оборотни оттягивали тяжелый разговор, как могли. Устроившись поудобнее, Рада продолжила. Она заметила, что Кассиль так и не нашелся с ответом, иначе бы давно высказал ей все, что думает.
  - Истинные пары, - сказала шаманка, и глянула на оборотня.
  Догадается?
  Но Кассиль лишь вопросительно вздернул бровь, ожидая продолжения.
  - Шаманы могут расторгнуть такие пары, ты же знаешь, они не всегда бывают счастливыми, - девушка замолчала, давая возможность осознать всю широту ее магии. Истинная пара, особенно для волков, которые находят ее лишь раз в жизни, невероятно важна. И жаль, что ее выбор целиком падает на плечи зверя. Увы, вторая сущность часто бывает не согласна с этим.
  Умные стараются найти выход, ищут компромиссы. Но так случается редко. Обычно же дом, где живет такая пара, наполняется скандалами, злобой и жестокостью. Больше всего от этого страдают дети.
  Кассиль с Сайманом на своей шкуре познали все прелести такой жизни. Дом Кассиля постоянно сотрясала отборная ругань, родители были заняты выяснением отношений. А вот мать Саймана сбежала, хотя злые языки говорили, что ее убил супруг. Но так или иначе - она не прожила бы много, зачахла.
  - Я знаю, в это очень трудно поверить, но да, это так. Но это еще не все, шаманы могут провести и обратный ритуал.
  - Не понял? - Кассиль еще не мог до конца поверить в услышанное. Так просто? Всего один ритуал, и его детство было бы куда счастливее.
  - Настоящий шаман может совершить ритуал, после которого любая пара будет истинной. И зверь это признает.
  Радмира понимала, что это не просто удивительная новость. Сказанное для друга - словно удар по голове.
  - Все это лишь подоплека того события, которое привело нас к сегодняшнему дню. Естественно, мне никто не доверял описания такого ритуал. Не доросла еще... - Радмира мысленно вздохнула. И продолжила свой рассказ: - В те дни я как раз возвращалась от наставника, к нам в телегу подсел милый старичок, начал травить сказки и смешные истории. Где-то на третий день пути достал потрепанную книгу да сказал что, мол, глаза плохо видят, посмотри, внученька. Нужна вещь али в костер ее? А я как глянула, так чуть не задохнулась! Там же столько ритуалов описано! И тот самый, с истиной парой. Я так обрадовалась, что и не заметила подвоха. Да, в общем, никто не заметил бы. Я даже не поняла, как так вышло, но вскоре я стала обладательницей этой старинной книги. Возможно, ничего не случилось бы. Но... Я вернулась домой, мама в очередной раз завела разговор, какой Макс хороший, что он выгодная партия, короче, на нем свет клином сошелся. Девчонки подлили масла в огонь. Я бы могла найти тысячу оправданий, но я и только я открыла эту книгу и решила провести ритуал.
  - Что ты сделала? - Кассиль даже подскочил с кровати и тут же скорчился от боли.
  - Тихо-тихо, братишка. Заранее скажу, что ничего не вышло. Или если точнее, вышло не совсем так, как я хотела...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"