Файн Катерина: другие произведения.

Dvarи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa

  Действующие лица:
  КАРП СЕМЕНЫЧ - жилец квартиры номер 1. Инженер-пенсионер. Мастер по вскрытию дверей. Любит все красивое, яркое. Выполняет несложную работу на дому - клеит конверты
  БУБЛЯ - жилец квартиры номер 2. Свободный художник. Только что купил квартиру на деньги, выигранные в рулетку. Состоит в переписке с Таней Гулитани - женой владельца казино
  ТАНЯ - молодая симпатичная девушка, работает почтальоном. Носит письма жильцу из второй квартиры и заготовки для конвертов жильцу из первой. В прошлом - жена владельца казино
  
  Первое действие
  
  Занавес открывается, и мы видим лестничную площадку старого дома. Грязные стены выкрашены наполовину в синий. В углу ведро, заваленное мусором, и швабра - немое свидетельство редкого присутствия уборщицы. Надписи типа "Т. + Б.", недвусмысленные рисунки, сорванные почтовые ящики и т.д. В глубине сцены две квартиры - одна над другой - номер 1 и номер 2 соответственно. Первая дверь напоминает конверт или бумажного змея - диагональные палки на бледно-голубом фоне выглядят романтично, но слегка аляповато. Квартира на втором этаже явно богаче. Входная витражная дверь изготовлена в стиле французской готики, покрыта лаком, позолоченная ручка блестит на солнце. Кроме того, в подъезде имеется лифт - декорированная грузоподъемная машина для работы в супермаркетах. Лестница на второй этаж может быть винтовой. Впрочем, это неважно.
  Звучит музыка. Появляется Бубля. На нем дорогой костюм, галстук и модная шляпа. В руках - чемодан.
  
  Б у б л я (осматривая лестничную площадку). Да... Хороший домик... Ну, что ж, могло быть гораздо хуже! Могло быть совсем плохо! Тем более, что плохо бывало, и, в принципе, есть с чем сравнить... Например, могло не быть света. Или перил. Или пол. Ведь он мог совсем провалиться, а так - ничего, держится. (пауза). А стены... Их запросто могли покрасить в желтый! А желтого я вообще не выношу. Нет, пожалуй, мне нравится. Полнейшая цивилизация! О, даже лифт есть! (подходит, хочет открыть дверь - лифт не работает). Ну, ничего-ничего. Обойдемся... Главное, что имеется лестница. (поднимается на второй этаж, напевает, пытается открыть дверь, она не поддается). Что за ерунда! Хрень какая! (пауза). Ключи не те, что ли? (роется в карманах, достает еще одни ключи, пробует открыть, но безуспешно). Ничего себе, денек начинается! Ну, вот что делать?! (спускается вниз, стучит в дверь соседа). Эй, есть кто? (подождав полминуты, поднимается к себе).
  
  В это время дверь на первом этаже открывается, из нее высовывается взъерошенная голова Карпа Семеныча.
  
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, что опять за шум? Каждый день, каждый день!
  Б у б л я. Простите! Я не хотел. Тут дверь... Мне не открыть...
  К а р п С е м е н ы ч. Ах, дверь! Вы застряли?
  Б у б л я. Нет, я как раз не застрял. Мне не войти внутрь.
  К а р п С е м е н ы ч. Не расстраивайтесь!
  Б у б л я. Как же мне не расстраиваться? Теперь придется ломать! А мне бы не хотелось. Я только вчера купил, понимаете?!
  К а р п С е м е н ы ч. Купили?!
  Б у б л я. Да. Квартиру. Вместе с дверью.
  К а р п С е м е н ы ч. С дверью?
  Б у б л я. Естественно! А вы покупали без дверей?
  К а р п С е м е н ы ч. Я? Я вообще ничего не покупал. Я здесь живу. Много лет. Я здесь родился. В ванной. Моя мама рожала меня в воде. С тех пор я очень боюсь воды. А вы?
  Б у б л я. Я ничего не боюсь.
  К а р п С е м е н ы ч. И вас ничего не смущает?
  Б у б л я. Ничего. За исключением того, что я не могу попасть к себе в дом. У вас есть телефон?
  К а р п С е м е н ы ч. А как вы думаете?
  Б у б л я. Думаю, нет...
  К а р п С е м е н ы ч. Правильно! Он мне не нужен.
  Б у б л я. А мне - нужен!
  К а р п С е м е н ы ч. Только не говорите, что, покупая квартиру, вы истратили все, и теперь вам не хватает даже на мобильный, бывший в употреблении!
  Б у б л я. Мобильный у меня есть, но он там, внутри! (показывает на дверь).
  К а р п С е м е н ы ч. Понимаю...
  Б у б л я. Ничего вы не понимаете! (пауза). Ну, посоветуйте хоть что-нибудь!
  К а р п С е м е н ы ч (загадочно). Ну, я не знаю...
  Б у б л я. Есть здесь кто-нибудь, кроме нас?
  К а р п С е м е н ы ч. Нет.
  Б у б л я. О, Господи! Сумасшедший дом! Неужели придется идти в МЧС?
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, зачем сразу в МЧС?
  Б у б л я. А куда? Мне даже пожарных не вызвать!
  К а р п С е м е н ы ч. Я (пауза) мог бы помочь.
  Б у б л я. Вы?!
  К а р п С е м е н ы ч. А что, не верите?
  Б у б л я. Не то, чтобы не верю...
  К а р п С е м е н ы ч. Сомневаетесь. Вижу, вижу.
  Б у б л я. Да не сомневаюсь я! Помогайте уже!
  К а р п С е м е н ы ч. А вы мешать не будите?
  Б у б л я (в крайнем недоумении). Я?!
  К а р п С е м е н ы ч (поднимаясь на второй этаж). Да ладно. Шучу я. Это притча такая.
  Б у б л я. Притча?
  К а р п С е м е н ы ч. Восточная. (говорит с грузинским акцентом). Хочешь помочь новичку - работай вместе с ним, хочешь помочь старику - работай вместо него, хочешь помочь мастеру - не мешай, хочешь помочь дураку - сам дурак.
  Б у б л я. Что вы имеете в виду?
  К а р п С е м е н ы ч (достает из кармана ключи, открывает дверь). Ничего не имею в виду. Прошу!
  Б у б л я. Спасибо! Большое спасибо! Как это ловко у вас получилось...
  К а р п С е м е н ы ч. Многолетняя тренировка.
  Б у б л я. Как?!
  К а р п С е м е н ы ч. Да вы не бойтесь, я не домушник. Я инженер. Ах, да! Мы ведь не познакомились... Карп Семеныч. Конструктор. Временно на пенсии.
  Б у б л я. Очень приятно. Бубля.
  К а р п С е м е н ы ч (закуривая). Скажите, Бубля, вам эта дверь очень нужна?
  Б у б л я. В каком смысле?
  К а р п С е м е н ы ч. В прямом.
  Б у б л я. Ну, разумеется! Как же без дверей?! Там же у меня вещи и вообще...
  К а р п С е м е н ы ч. Нет, вы не поняли. Я ведь дверь вашу не насовсем прошу.
  Б у б л я. Просите?!
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, да. Так, на время. Что называется - поносить. Как платье. Знаете, некоторые люди меняются иногда одеждой, вещами... Ну, вот, к примеру, если бы я у вас утюг попросил. На время, попользоваться. Вы бы удивились?
  Б у б л я. Не знаю... Нет, наверное...
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, вот. Считайте, что я беру у вас утюг.
  Б у б л я. Нет, но это как-то неожиданно так... Я не готов. Зайдите на недельке... Я подумаю.
  К а р п С е м е н ы ч. На недельке я буду занят.
  Б у б л я. Чем?
  К а р п С е м е н ы ч. Буду клеить конверты.
  Б у б л я. Какие конверты?
  К а р п С е м е н ы ч. Обыкновенные. Стандартные. Госкомсвязи России.
  Б у б л я. Вы клеите конверты?
  К а р п С е м е н ы ч (гордо). Да!
  Б у б л я. Так у вас, наверно, и готовая продукция имеется?
  К а р п С е м е н ы ч. А как же! (достает из кармана несколько готовых конвертов).
  Б у б л я. А можно купить?
  К а р п С е м е н ы ч. Что?
  Б у б л я (тянется за конвертом). Конверт. Один. Мне письмо отправить...
  К а р п С е м е н ы ч. Конверты не продаются!
  Б у б л я. Как?
  К а р п С е м е н ы ч. Так! Подотчетное производство.
  Б у б л я. Но я заплачу наличными! (роется в карманах, вскакивает, бежит к себе, возвращается). Вот. Пятьдесят рублей. Сдачи не надо. Я думаю, этого вполне хватит!
  К а р п С е м е н ы ч. Успокойтесь! Почта - рядом. Полчаса ходьбы.
  Б у б л я. Это вы называете рядом?!
  К а р п С е м е н ы ч. А что такого?
  Б у б л я. Но мне нужно сейчас, понимаете! А, кроме того, сегодня воскресенье! Сегодня почта закрыта!
  К а р п С е м е н ы ч. Не понимаю. К чему такая спешка? Вы пишите министру?
  Б у б л я. Послушайте! Ведь у вас есть эти конверты. Ну, продайте один, жалко вам?
  К а р п С е м е н ы ч. Я не продаю!
  Б у б л я (тяжело вздыхая). О!
  К а р п С е м е н ы ч. Я меняю.
  Б у б л я. На что?
  К а р п С е м е н ы ч. На дверь. На вашу дверь!
  Б у б л я. И как долго моя дверь будет вашей?
  К а р п С е м е н ы ч. Не знаю... Месяц, два...
  Б у б л я. Тогда весь этот месяц-два я буду брать у вас конверты!
  К а р п С е м е н ы ч. Пожалуйста. Берите! (протягивает конверт).
  
  Звучит музыка. Бубля и Карп Семеныч одновременно поднимаются, снимают дверь, аккуратно несут ее на первый этаж и водружают на место старой двери Карпа Семеныча.
  
  Б у б л я. Постойте! А как же я? Мне тоже нужна дверь!
  К а р п С е м е н ы ч. Зачем она вам? У вас в квартире пусто. Брать нечего!
  Б у б л я. Хорошенькое дело! Оставили меня голым, можно сказать.
  К а р п С е м е н ы ч. Слушайте, ну зачем вам дверь? Вы и открывать-то ее не умеете! Повесьте занавеску!
  Б у б л я. Да, альтруизмом вы не отличаетесь... Давайте вашу дверь!
  К а р п С е м е н ы ч. Да ради Бога! Забирайте. Она легкая.
  Б у б л я (берет дверь под мышку, уносит). Вы эгоист! Только о себе думаете! А если шпионы, или дети? Знаете, как я их боюсь?
  К а р п С е м е н ы ч. Кого? Шпионов?
  Б у б л я. И шпионов тоже.
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, не знаю... У меня их трое, и я не боюсь. Хотя, в одном вы, бесспорно, правы: это абсолютные шпионы. Иногда мне кажется, что жена заводила детей только для того, чтобы они подглядывали за мной. Подглядывали, а потом докладывали.
  Б у б л я (устанавливая дверь). У меня детей нет. Зато есть брат и сестра. Оба пяти с половиной лет. Двойняшки. Когда они начинают шалить, я привязываю их к батарее ремнем. Спокойной ночи! (уходит).
  К а р п С е м е н ы ч. Счастливо!
  
  Звучит музыка. Карп Семеныч начинает перетаскивать вещи из квартиры на лестничную площадку. Постепенно пространство заполняется домашней утварью: стол, раскладушка, ширма, пальма в горшке, радиоприемник, кресло-качалка, напольная ваза и т.п. Устроившись, он засыпает. Свет гаснет. Слышен шум поднимающегося лифта. Свет зажигается, на втором этаже появляется Таня. На ней сарафан, сверху накинут прозрачный дождевик, на плече огромная сумка.
  
  Т а н я (нажимая кнопку звонка). Это почта. Откройте, пожалуйста! Вам письмо заказное.
  Б у б л я (из-за двери). Сейчас, сейчас! Ключ куда-то подевался...
  Т а н я. Ничего, ничего! Я подожду.
  Б у б л я. Опять та же хрень! Карп Семеныч! Карп Семеныч! Ну, где же вы?!
  Т а н я. Что-то случилось?
  Б у б л я. Мне дверь не открыть! Девушка, будьте добры, позовите соседа! Он не дал мне ключ! Дверь дал, а ключ - нет!
  Т а н я. Хорошо, хорошо, не волнуйтесь!
  
  Таня спускается вниз, толкает Карпа Семеныча в бок.
  
  Т а н я. Простите! Вас там спрашивают. Ваш сосед, ему дверь не открыть!
  К а р п С е м е н ы ч. Господи, ни днем, ни ночью покоя нет!
  Т а н я. Вы поможете?
  К а р п С е м е н ы ч. Я уже помог (пауза) один раз. Вчера (вздыхает). Говорил я этому шизику - повесь занавеску. А он что?
  Т а н я. Что он?
  К а р п С е м е н ы ч. Дверь повесил. Между прочим, мою!
  Т а н я. Как вашу?!
  К а р п С е м е н ы ч. Да так!
  Т а н я. То есть, вы хотите сказать, что там, у него дверь ваша?
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, да!
  Т а н я. А здесь?
  К а р п С е м е н ы ч. А здесь - его! Послушайте, а что вы все спрашиваете, спрашиваете?! Вы что, из милиции?
  Т а н я. Нет. Я с почты.
  К а р п С е м е н ы ч. Ах, с почты!
  Т а н я. Да. И у меня письмо. В квартиру номер один.
  К а р п С е м е н ы ч. Постойте, так ведь это моя квартира!
  Т а н я. Не знаю, не знаю... На вашей номер два нарисовано.
  К а р п С е м е н ы ч. Мало ли, что там нарисовано! Давайте письмо!
  Т а н я. Извините, я не могу.
  К а р п С е м е н ы ч. Почему это?
  Т а н я. Тот, другой, ну, который из бывшей квартиры номер два, должен подтвердить, что письмо не ему.
  К а р п С е м е н ы ч. Слушай, у вас там все такие принципиальные, да?
  Т а н я. Нет, я одна. Я вообще такая одна! Потому что я - новенькая.
  К а р п С е м е н ы ч. А, ну, тогда ясно! Значит, письмо не отдашь?
  Т а н я. Нет.
  К а р п С е м е н ы ч. А там фамилия моя! Имя и отчество!
  Т а н я. А это не важно! Главное - адрес!
  К а р п С е м е н ы ч. Какая ты вредная! Ладно, пошли!
  
  Карп Семеныч и Таня поднимаются на второй этаж, Карп Семеныч открывает дверь.
  
  Б у б л я. Наконец-то! Ключ дайте!
  К а р п С е м е н ы ч. Пожалуйста! (отдает ключ).
  Т а н я. Здрасьте!
  Б у б л я (Тане). Здрасьте! Ну, и...
  К а р п С е м е н ы ч. Бубля, вы можете подтвердить мою личность?
  Б у б л я. Вашу сомнительную личность?
  К а р п С е м е н ы ч. Мою гениальную личность! Второй раз, можно сказать, спасаю вам жизнь!
  Б у б л я. А зачем? Зачем подтверждать?
  К а р п С е м е н ы ч (приобняв Бублю). Видите ли, эта девушка с почты перепутала наши двери. И теперь мое письмо хочет отдать вам.
  Б у б л я. Ах, вот в чем дело! Пожалуйста! (Тане). Этого товарища зовут Карп Семеныч. Вчера вечером мы обменялись дверьми. Вероятно, поэтому сегодня утром его письмо вы принесли мне.
  Т а н я. Я ничего не понимаю... Кто из вас живет в квартире номер один?
  К а р п С е м е н ы ч и Б у б л я (хором). Конечно, я!
  Т а н я. Значит, так! Письмо я вам не отдам. До тех пор, пока не выясню, кому оно адресовано.
  Б у б л я. Да ради Бога! Я заказное не жду. Я вообще только вчера переехал, и адреса никому не давал. А вы, правда, с почты? Может, тогда в знак примирения и того, что я не претендую на ваше письмо, отнесете мое? (достает из кармана запечатанный конверт).
  Т а н я. А сами не можете? Ладно, отнесу, давайте. (берет конверт, читает в недоумении). А вы адрес правильно написали? Ничего не перепутали?
  Б у б л я. Абсолютно правильно!
  Т а н я. Но это же...
  Б у б л я. Что?
  Т а н я. А кому это письмо?
  Б у б л я. Ну, как - кому? Вот же: Остоженка три, квартира пять.
  Т а н я. Но это же...
  Б у б л я. Послушайте, девушка, чем вы все время недовольны? Адрес есть - есть. Ну, не знаю я имени, не знаю! Что теперь? Не дойдет?
  Т а н я. Дойдет. Только вот марки нет! С вас десять рублей за марку и десять за доставку.
  Б у б л я (достает деньги). Как понять - за доставку?
  Т а н я. А я в том же доме живу.
  Б у б л я. Зачем же тогда марка?
  Т а н я. А мне так нравится! С маркой веселее.
  К а р п С е м е н ы ч. Простите, глубокоуважаемая! Кстати, как вас зовут?
  Т а н я. Таня.
  К а р п С е м е н ы ч. Таня... Так вот. Я состою на службе. Клею конверты. Раньше заготовки носила (лезет в карман, извлекает бумажку) Друговейко-Должанская такая...
  Т а н я. Да. Теперь я. Вы - мой участок. (достает заготовки, протягивает Карп Семенычу).
  К а р п С е м е н ы ч. Вот спасибо! А готовые заберете?
  Т а н я. Заберу, если они готовы.
  К а р п С е м е н ы ч. Я мигом! (убегает к себе).
  Б у б л я. Не обижайтесь, Таня, но я, правда, не знаю имени моего адресата. Может, обойдется?
  Т а н я. Конечно, обойдется. (пауза). Кстати, об именах. У вас-то оно, почему такое?
  Б у б л я. Какое?
  Т а н я. Невнятное.
  Б у б л я. Вообще-то меня зовут Марлен. Как Хуциева. Помните, кино такое было - "Застава Ильича" называлось?
  Т а н я. Нет, не помню.
  Б у б л я. Напрасно...
  Т а н я. Я исправлюсь. Сегодня же возьму в прокате. Только причем здесь Бубля?
  Б у б л я. Это фамилия.
  Т а н я. А мне кажется, это не фамилия... Даже не кличка.
  Б у б л я. Может и так.
  Т а н я. Образ жизни. Да?
  Б у б л я. А вы разбираетесь в образах жизни?
  Т а н я. Еще бы! Я почти профессор.
  Б у б л я. Неужели?
  Т а н я. Ага... Могу читать лекции.
  Б у б л я. И какой же, по-вашему, у меня образ жизни?
  Т а н я. М-м-м... Созерцательный.
  Б у б л я. Интересно... А у вас?
  Т а н я. А у меня - модерн.
  Б у б л я. Надо же! Любите все новое?
  Т а н я. Очень люблю.
  Б у б л я. А у меня вот дверь новая...
  Т а н я. Да уж, вижу... Вы затейник. И квартира у вас странная.
  Б у б л я. Квартира? Я пока не знаю. Только вчера переехал.
  Т а н я. А раньше где жили?
  Б у б л я. Да, так... У друзей, у знакомых... (пауза). Вы не могли бы сегодня письмо доставить?
  Т а н я. Что-то срочное?
  Б у б л я. Этот человек должен знать, что я здесь живу. Напротив, понимаете?
  Т а н я. Нет, я ничего не понимаю, но письмо отнесу. Обещаю.
  Б у б л я. Большое спасибо!
  
  Карп Семеныч вбегает по лестнице. В руках пачка готовых конвертов.
  
  К а р п С е м е н ы ч (запыхавшись). Вот, вот, пожалуйста! (протягивает Тане). Здесь ровно сто штук.
  Т а н я (забирает конверты, выписывает квитанцию). Завтра с десяти до семи получите деньги.
  К а р п С е м е н ы ч. Вот спасибо! Очень, очень кстати! А пересчитывать не станете?
  Т а н я. А вы меня обманываете?
  К а р п С е м е н ы ч. Нет, что вы, что вы!
  Т а н я. Я вам верю.
  К а р п С е м е н ы ч (подобрев). Может, чайку?
  Т а н я. Я на работе.
  К а р п С е м е н ы ч. А мы быстро!
  Т а н я. Ну, разве что быстро.
  К а р п С е м е н ы ч. А вы, Бубля, хотите чаю?
  Б у б л я. Благодарю. Мне пора идти.
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, как знаете...
  
  Бубля уходит к себе. Карп Семеныч и Таня спускаются по лестнице вниз. Карп Семеныч начинает хлопотать - достает чашки, варенье, печенье, ставит чайник.
  
  Т а н я (оглядывая лестницу). Вы что, здесь живете, да?
  К а р п С е м е н ы ч. Да. А что?
  Т а н я. Ничего. Вам не холодно? Все-таки лестница...
  К а р п С е м е н ы ч. Нет, не холодно.
  Т а н я. У вас проблемы с жильем? Вас выгнали родственники?
  К а р п С е м е н ы ч (разливая чай). С чего вы взяли? Я живу здесь абсолютно добровольно. У меня и родственников-то нет!
  Т а н я. Ну, почему на лестнице?!
  К а р п С е м е н ы ч. Какая вы, ей-богу! А, впрочем, вашему поколению это свойственно - никакой романтики! Сплошной прагматизм. Вы дверь видели?
  Т а н я. Дверь?!
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, да. Вот же она!
  
  На минуту свет гаснет. Звучит средневековая музыка. Дверь освещается одним прожектором. Потом свет зажигается.
  
  Т а н я. Но причем здесь дверь?
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, как вы не понимаете?! Это шедевр! Французская готика! Витраж! Второй такой нет, уверяю вас. Музейный экспонат.
  Т а н я. А с другой стороны?
  К а р п С е м е н ы ч. В том-то и дело, что с другой стороны она не столь привлекательна. Поэтому, дабы всегда наслаждаться видами, я переселился сюда. А что? Заодно и приберу потихоньку, видите - мусор. Нехорошо.
  Т а н я. Послушайте, а не проще ли дверь в другую сторону повесить? Ну, чтобы со стороны лестницы она обычной была, а там, у вас - французская готика?
  К а р п С е м е н ы ч. Что вы, что вы, ни в коем случае! Это ведь целая история: петли переделывать, сверлить, да и непривычно так! Я ведь левша! Мне надо, чтобы дверь влево открывалась. А вы вправо хотите!
  Т а н я. Да не горячитесь вы, это всего лишь предложение. Не хотите - не надо.
  К а р п С е м е н ы ч (после паузы). А у вас, если не секрет, какая дверь?
  Т а н я. У меня обычная, почтовая.
  К а р п С е м е н ы ч. Как это? Принесли с почты?
  Т а н я. Скорее, наоборот. Я сама к ней пришла. К двери, то есть.
  К а р п С е м е н ы ч. А до этого где были?
  Т а н я. А до этого я была замужем.
  К а р п С е м е н ы ч. Не совпали интересы?
  Т а н я. Представьте себе. Полная несовместимость!
  К а р п С е м е н ы ч. А кто муж?
  Т а н я. Маньяк.
  К а р п С е м е н ы ч. Шутите?
  Т а н я. Нет. Денежный маньяк. Владелец казино.
  К а р п С е м е н ы ч. А вы? Девушка с двумя высшими образованиями?
  Т а н я. Нет. Вовсе нет. Я закончила швейное училище. Работала в ателье. А казино шило у нас форму... Банально, правда?
  К а р п С е м е н ы ч. Да уж... И долго вы шили-жили?
  Т а н я. Один год и одиннадцать месяцев.
  К а р п С е м е н ы ч. Даже не знаю - много это, или мало?
  Т а н я. Кому - как. А вообще, достаточно. Можно двоих детей завести.
  К а р п С е м е н ы ч. А теперь?
  Т а н я. Теперь я на почте.
  К а р п С е м е н ы ч. А муж?
  Т а н я. Муж дома. Наверное... Полагаю, именно из ваших окон видна моя бывшая кровать.
  К а р п С е м е н ы ч. Вы живете напротив?
  Т а н я. Жила.
  К а р п С е м е н ы ч. А сейчас?
  Т а н я. На почте, я же сказала.
  К а р п С е м е н ы ч. Но... как можно жить на почте? Вы же не бандероль!
  Т а н я. А бандероль и не живет на почте. Рано или поздно ее забирают. Потому что очень ждут. А меня никто не ждет.
  К а р п С е м е н ы ч. А где же вы спите?
  Т а н я. На раскладушке.
  
  В это время с лестницы спускается Бубля.
  
  Б у б л я. О, Танечка, вы еще не ушли! Будьте добры, отнесите еще одно письмо. (протягивает конверт). Вот... (достает деньги) десять рублей за марку и десять за доставку. Я помню.
  Т а н я. Уберите деньги. Вторая упаковка - в подарок.
  Б у б л я. О, вы такая чуткая! (целует руку). Спасибо! (уходит).
  К а р п С е м е н ы ч. Вы не находите, что он не в себе?
  Т а н я. Я не знаю... Простите, Карп Семеныч, мне тоже пора. Смена кончается, а у меня еще целый квартал. Благодарю за чай.
  К а р п С е м е н ы ч. Конечно, конечно. Ты заходи, ладно?
  Т а н я. Обязательно.
  
  Таня уходит. Карп Семеныч собирает чашки на поднос, уносит в квартиру. Голос Бубли за кадром.
  
  Г о л о с. Выйдешь в ночь - заблудиться несложно,
  потому что на улице снежно,
  потому что за окнами вьюжно.
  Я люблю тебя больше, чем можно,
  я люблю тебя больше, чем нежно,
  я люблю тебя больше, чем нужно.
  Так люблю - и сгораю бездымно,
  без печали, без горького слова.
  Не надеясь, что это взаимно,
  что само по себе и не ново.*
  
  Появляется Таня. Она поднимается на второй этаж, засовывает конверт под дверь. Через минуту выходит Бубля. Спускается, стучит в дверь Карпа Семеныча, перечитывая на ходу письмо.
  
  Б у б л я (громко). Карп Семеныч, Карп Семеныч!
  К а р п С е м е н ы ч (приоткрыв дверь). Бубля, милый, что вы все время так кричите?
  Б у б л я. Она ответила, представляете, ответила!
  К а р п С е м е н ы ч. Кто - она?
  Б у б л я. Господи, девушка, Таня, представляете, она тоже - Таня, как наша Таня!
  К а р п С е м е н ы ч. Какая Таня?
  Б у б л я. Ну, я же говорил, Карп Семеныч! Какой вы невнимательный! Я познакомился с девушкой, Таней. Двадцать второго декабря. У меня был день рождения. И я играл в рулетку. Первый раз в жизни играл - и выиграл, представляете?! А потом увидел ее. А она оказалась женой владельца казино.
  К а р п С е м е н ы ч. И что?
  Б у б л я. Ничего. Узнал, где живет, и на деньги, что мне полагались, купил квартиру напротив. И теперь мои окна глядят в ее спальню, я извиняюсь...
  К а р п С е м е н ы ч. Да? А девушку Таня зовут?
  Б у б л я. Таня и никак иначе! Тогда спросить неудобно было. Адрес-то я сразу узнал, этот мужик, муж ее... (смотрит на конверт) Гулитани - известная личность.
  К а р п С е м е н ы ч. Бандит, что ли?
  Б у б л я. Да нет, не похож... Бизнесмен.
  К а р п С е м е н ы ч. Что ж, Таня Гулитани. Поздравляю вас, Бубля. Хорошая девушка. А что же она написала?
  Б у б л я. Это стихи. Но я не могу вслух, извините...
  К а р п С е м е н ы ч. Понимаю...
  
  Карп Семеныч исчезает в дверях. Бубля поднимается к себе, напевает: "Ах, Таня, Таня, Танечка...". Появляется Таня.
  
  Б у б л я (увидав ее, радостно). Танюша! Какая вы умница! Вы сделали меня абсолютно счастливым!
  Т а н я. В каком смысле?
  Б у б л я (подбегает, хватает ее на руки, кружит). Я самый счастливый человек! Мне ответили, от-ве-ти-ли! А письмо принесли вы! Вы сунули его под дверь!
  Т а н я. Да, я застежка в цепочке. Заслужила аплодисменты.
  Б у б л я. Вы - свет в окошке!
  Т а н я. Я - стул на одной ножке...
  Б у б л я. Танечка, вы такая красивая, у вас все еще будет. Не печальтесь!
  Т а н я. А с чего вы взяли, что я в печали? Я в порядке!
  Б у б л я. Вы грустная.
  Т а н я. Просто устала.
  
  За спиной Бубли Карп Семеныч жестами показывает Тане, чтобы она зашла.
  
  Т а н я (Бубле). Простите, Бубля, я пойду.
  Б у б л я. Да, да... Приходите чаще!
  
  Бубля уходит. Дождавшись, когда дверь захлопнется, Карп Семеныч начинает суетиться с чаем.
  
  Т а н я. Зачем вы меня позвали, Карп Семеныч?
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, как же - чай! Да какой! С витаминами! Чистая брусника! Это же лист, а не ароматизаторы всякие! Очень полезная вещь, очень! И от сердца, и от горла, и от давления...
  Т а н я. А от давления начальства не помогает?
  К а р п С е м е н ы ч. А что, заедают?
  Т а н я (садится). Да, как сказать...
  К а р п С е м е н ы ч. Что-то не получается?
  Т а н я. Жить не получается. А так - хорошо все.
  К а р п С е м е н ы ч (доверительно). Танюша, у меня к тебе предложение.
  Т а н я. Надеюсь, деловое?
  К а р п С е м е н ы ч. Делавее некуда! Мне нужен костюм. Сшить можешь?
  Т а н я. А зачем вам шить? Купите готовый, в магазине.
  К а р п С е м е н ы ч. В магазине я не хочу. В магазине - ширпотреб. А у меня фигура нестандартная. Впрочем, как и душа...
  Т а н я. Я бы, Карп Семеныч, душе вашей с удовольствием помогла, но у меня машинки нет.
  К а р п С е м е н ы ч. А, не страшно. Машинка у меня есть. И вот еще: живи-ка ты здесь.
  Т а н я. Как это, здесь?!
  К а р п С е м е н ы ч. А так!
  Т а н я. За ширмой, что ли?
  К а р п С е м е н ы ч. Зачем за ширмой? В квартире. Я-то на лестнице. А ты - в доме. Будешь на окна свои глядеть...
  Т а н я. Ну, да, конечно, ради окон...
  К а р п С е м е н ы ч. Так ведь на почте неудобно! Люди, посылки... Все толкутся, почем зря. Даже если смена вторая - все равно ж ни свет, ни заря подымут. И вообще, дурацкая привычка - жить на рабочем месте!
  Т а н я. А вы?
  К а р п С е м е н ы ч. А я, моя дорогая, на пенсии давно! Да, а за костюм я заплачу, ты не думай.
  Т а н я. Хорошо, я сошью вам костюм. Но денег не возьму.
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, как знаешь... Настаивать не буду.
  Т а н я. А вы что ж, совсем один живете?
  К а р п С е м е н ы ч. Один, моя радость, один. Дети выросли, жена бросила...
  Т а н я. Так, может, вам уход нужен? В смысле сиделка? Так я не гожусь...
  К а р п С е м е н ы ч. Ишь ты, чего придумала! Сиделка! Лежалка! Ничего мне не надо, глупая. Помочь хочу. А ты - мне, вот и все!
  Т а н я. Не шутите, Карп Семеныч?
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, ты чудная, честное слово!
  Т а н я. О"кей! Тогда показывайте мои апартаменты. Кухня, душ есть? И что у вас там, Зингер?
  К а р п С е м е н ы ч. Зингер, матушка, Зингер! Да какой - дореволюционный! Сейчас, сейчас, приберу маленько... (скрывается за дверью).
  
  Появляется Бубля. В руках письмо.
  
  Б у б л я. Танечка! Вы еще на работе?
  Т а н я. Разумеется!
  Б у б л я (протягивает конверт). Тогда, быть может...
  Т а н я. Давайте! А вообще, советую переходить на телеграммы.
  Б у б л я. Так ведь в телеграмме всего не напишешь...
  Т а н я (резко). Краткость - сестра таланта.
  Б у б л я. Вы сердитесь?
  Т а н я. На что?
  Б у б л я. Заставляю вас напрягаться...
  Т а н я. Не волнуйтесь, это не самое большое напряжение.
  Б у б л я. Мне кажется, вы чем-то расстроены. И я даже догадываюсь, чем.
  Т а н я. Интересно...
  Б у б л я. Вы обидитесь.
  Т а н я. Ни за что!
  Б у б л я. Мне кажется, почтальон - это сапожник без сапог. Каждый день вы носите письма другим, а вам, наверное, никто не пишет... Простите...
  Т а н я. Полковнику никто не пишет? Ошибаетесь, милейший. Мне пишут каждый день. Есть один человек, весьма преуспевающий в эпистолярном жанре.
  Б у б л я. Рад, что ошибся. Вы, Танечка, зла не держите. Я ведь не оттого, что мне на почту ходить неохота. Я болею. У меня агорафобия, боязнь открытых пространств. Кстати, вы знаете, почему она так называется? Агора - это рыночная площадь. Вот у Карп Семеныча, у того наоборот - клаустрофобия, не может сидеть в квартире. Лестничную площадку ему подавай. Хотя она тоже имеет границы - стены, дверь...
  Т а н я. Да что вы все время прощения просите? Не сержусь я. Говорят вам - отнесу. Кстати, Бубля, мы ведь теперь соседи. Мой адрес - квартира номер один.
  Б у б л я. Не понимаю...
  Т а н я. Я буду жить здесь! (показывает на дверь).
  Б у б л я. Не может быть! У Карпа Семеныча?
  Т а н я. Да. И буду шить на его машинке.
  Б у б л я. Это он сам предложил?!
  Т а н я. Конечно. И заказал мне костюм!
  Б у б л я. Фантастика! Вы умеете шить?
  Т а н я. Я умею все! И шить, и пороть, и любить...
  Б у б л я. Потрясающе. А в гости позовете?
  Т а н я. Ну, если вы напишите письмо... То есть, если просьба об аудиенции будет представлена в письменном виде, я хочу сказать.
  Б у б л я. Конечно, пожалуйста, с превеликим удовольствием!
  
  Таня и Бубля расходятся.
  
  Второе действие
  
  Таня сидит за швейной машинкой. Одета в темное платье начала века. Рядом бокал вина, пепельница, сигарета в мундштуке. Появляется Бубля с букетом цветов.
  
  Б у б л я (стоит, как вкопанный, на лице крайнее удивление). Вы?!
  Т а н я. Я! Не похожа?
  Б у б л я. Не похожа.
  Т а н я (продолжает шить). А у меня, знаете ли, праздник. День первой строчки. (поднимает глаза). Цветы вижу. А где письмо?
  Б у б л я (вынимает конверт). Вот...
  Т а н я (как бы не слыша). Господи, Зингер! На нем еще моя прабабка шила. Все! Я теперь как Олеша - ни дня без строчки! (пьет вино).
  Б у б л я. Поздравляю от всей души. (достает из кармана складной стаканчик). Брудершафт?
  Т а н я. Можно! (наливает из своего бокала, они выпивают).
  Б у б л я. Потанцуем?
  Т а н я. Вместо поцелуев? Оригинально!
  
  Звучит музыка. Бубля и Таня танцуют.
  
  Б у б л я. Скоро лето закончится, небо станет серым, лохматым, грязным, как моя собака.
  Т а н я. У тебя есть собака?
  Б у б л я. Нет. Пока нет. Но скоро будет. Очень хочу завести собаку.
  Т а н я. Так в чем дело?
  Б у б л я. Это ответственный шаг, я должен все взвесить, подумать - сколько придется гулять, чем кормить...
  Т а н я. Ты не любишь гулять?
  Б у б л я. Люблю. Один. А тут - вдвоем... И вообще - собака... Это ж не хомяк!
  Т а н я (надувает щеки). Точно, не хомяк! (смеется).
  Б у б л я. Вот именно!
  Т а н я. И долго ты будешь взвешивать?
  Б у б л я. Не знаю, как получится! Давай еще выпьем!
  Т а н я. Давай! (наливает вино).
  Б у б л я. Как легко с тобой! А тебе?
  Т а н я. Мне... необычно... Ты такой странный. Все время пишешь письма. По два в день. Боишься оставить нас без премии!
  Б у б л я. Это плохо?
  Т а н я. Нет, это не плохо...
  Б у б л я. Наверное, ты думаешь, что мне просто нечем заняться? Что я бездельник?
  Т а н я. Вовсе я так не думаю.
  Б у б л я. А хочешь, я буду писать тебе?
  Т а н я. О чем?
  Б у б л я. Не знаю - о чем угодно. О моде, о погоде... О жизни. Стихи.
  Т а н я. Попробуй.
  Б у б л я. Тебе, правда, интересно?
  Т а н я. Ну, конечно. Как всякому нормальному человеку.
  Б у б л я. Кстати, если хочешь - можешь не отвечать. Это не обязательно.
  Т а н я. А если я хочу отвечать?
  Б у б л я. Ну... отвечай, конечно. Но это не важно! Важно, что я пишу, а ты читаешь.
  Т а н я. Но ведь тогда не будет диалога?
  Б у б л я. Диалог будет. Внутренний.
  Т а н я. А внешний?
  Б у б л я. А внешний - это суета!
  Т а н я. Не любишь суетиться?
  Б у б л я. Не люблю. Я Екклесиаста люблю. "Сладок свет, и приятно для глаз видеть Солнце"... Люблю созерцать мир, думать... А ты?
  Т а н я. А я люблю действовать! (наливает вино, закуривает).
  Б у б л я. Ой, Танечка, хватит, наверное...
  Т а н я. Конечно, хватит! Хватит на всех!
  
  Появляется Карп Семеныч с мокрым зонтом.
  
  К а р п С е м е н ы ч. О, все в сборе! Полный ажур! Значит, будем чай пить! Сегодня я купил настоящий! (ставит зонтик, идет заваривать чай).
  Т а н я. Карп Семеныч, у меня для вас кое-что есть!
  К а р п С е м е н ы ч. Да? Ну-ка...
  Т а н я (достает пиджак). Примерьте.
  К а р п С е м е н ы ч (одевает пиджак). Сшила? Когда ж ты успела? Надо же!
  Т а н я (критически). Да... Фигура у вас, в самом деле, нестандартная.
  К а р п С е м е н ы ч. Рост человека, моя дорогая, измеряется не от пяток до макушки, а от головы до неба!
  Т а н я. А я вас, Карп Семеныч, в данном случае, не как личность, а как модель рассматриваю.
  К а р п С е м е н ы ч. Как манекен, что ли?
  Б у б л я. А, по-моему, очень хорошо. Вам идет. И цвет, и фасон...
  Т а н я. Вот, видите? Мнение независимой комиссии.
  К а р п С е м е н ы ч. Конечно, независимой! Вы тут без меня уже двадцать раз все примерили, посмотрели, обсудили...
  Б у б л я. Ничего подобного! Первый раз этот пиджак вижу!
  Т а н я. Ладно, снимайте!
  К а р п С е м е н ы ч. А может, пока не надо? Хочется как-то привыкнуть...
  Т а н я. Пожалуйста! Только не вздумайте в нем спать! А то отберу.
  К а р п С е м е н ы ч. Нет, что ты! Я не буду. (разливает чай).
  Т а н я. Ну, как там погода?
  К а р п С е м е н ы ч. Да какая погода, Танечка! Дождина, как из ведра.
  Б у б л я. А в Японии опять землетрясение...
  К а р п С е м е н ы ч. А что нам Япония? У них каждую неделю трясет.
  Т а н я. Расскажите, Карп Семеныч, нет ли чего нового?
  К а р п С е м е н ы ч. Нет, Танюш. А чего нового?
  Т а н я. Ну, не знаю... Скучно без телевизора. Да и книжек у вас нет...
  К а р п С е м е н ы ч. А зачем книжки? Куда их? Пишут-то нынче скверно. Вот в наше время...
  Т а н я. Ну, так пошли бы и купили, что "в ваше время"! Чехова, например.
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, ты, матушка, даешь! Чехов-то в девятьсот четвертом году помер уже!
  Т а н я (вздыхает). Ну, давайте хоть в карты, что ли!
  К а р п С е м е н ы ч. Это можно! (достает колоду, тасует).
  Т а н я. А я завтра пирог испеку. Карп Семеныч на рынке черники купил. Приходи, Бубля, к нам на пирог! (бьет его карту).
  Б у б л я. Благодарствую. А в котором часу?
  Т а н я. В семь.
  Б у б л я. В семь никак. Буду в половине восьмого.
  К а р п С е м е н ы ч. К половине восьмого мы уже все съедим! (бьет карту).
  Т а н я. Полно вам, Карп Семеныч! Вы пирогов-то моих не видали! Запугали человека! (Бубле). Не переживай, оставим тебе!
  Б у б л я (задумчиво). Остатки - сладки... Всю жизнь мою за братом и сестрой доедаю. Привык...
  К а р п С е м е н ы ч. Вот надену костюм новый - и в магазин!
  Т а н я. Зачем в магазин?
  К а р п С е м е н ы ч. А куда еще?!
  Б у б л я. На той неделе выставка будет...
  Т а н я. Какая выставка?
  Б у б л я. Открытки начала века. Тебе, как почтовому работнику, хорошо бы взглянуть...
  Т а н я. Конечно, хорошо! Пойдем непременно! И Карпа Семеныча возьмем. В новом костюме.
  К а р п С е м е н ы ч. Не, я не пойду.
  Т а н я. Почему?
  К а р п С е м е н ы ч. А, видел сто раз. У нас целая гора этих открыток была. Не выкидывали, вот и скопилось. Я из них шторку соорудил.
  Б у б л я. Какую шторку? Для ванной?
  К а р п С е м е н ы ч. Декоративную. На скрепках. Танюш, там, в прихожей лежит. Принеси, пожалуйста.
  
  Таня уходит, через минуту возвращается с пакетом. Бубля помогает развернуть штору.
  
  Т а н я. Ой, красота! А чего под столом? Давайте повесим!
  К а р п С е м е н ы ч. Куда?
  Т а н я. Надо подумать...
  К а р п С е м е н ы ч. На дверь - не дам.
  Т а н я. Но ведь смысл в том, чтобы в проеме висела! Она дверь загораживать не будет, вот увидите!
  К а р п С е м е н ы ч. Не хочу я ничего видеть! Не дам и все!
  Т а н я. Какой вы, право, несговорчивый!
  К а р п С е м е н ы ч. Не дам!
  Т а н я. Хорошо, тогда подарите ее мне!
  К а р п С е м е н ы ч. Зачем?
  Т а н я. На память.
  К а р п С е м е н ы ч. Ой! На память! Да забирай на здоровье.
  
  Таня сворачивает штору, убирает в пакет.
  
  Б у б л я. Спасибо за чай. И варенье. Я пойду.
  К а р п С е м е н ы ч. Пожалуйста!
  Т а н я. Я тоже пойду. Спокойной ночи!
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, разом все! А со стола - я опять? Ладно, идите, бессовестные.
  
  Уходят каждый к себе. Карп Семеныч собирает со стола, затем садится, склеивает пару конвертов, аккуратно снимает пиджак и ложится спать. Затемнение. Свет зажигается, и мы видим Таню в домашнем халате и бигудях. Она шьет. Карп Семеныч напряженно наблюдает.
  
  К а р п С е м е н ы ч. Видел сегодня... случайно... барышня в окне стояла. Блондинка молодая в завитушках вся. Горничная ваша?
  Т а н я. Где?
  К а р п С е м е н ы ч. У тебя в комнате! Да, может, и привиделось! Сослепу-то чего не покажется... У меня зрение минус десять.
  Т а н я. Тогда зачем вам дверь? Вы же ничего не видите!
  К а р п С е м е н ы ч. А дверь я вижу, очень даже вижу! Ручку и вообще...
  Т а н я. Детали! Витраж готический!
  К а р п С е м е н ы ч. Если близко - вижу!
  
  Входит Бубля.
  
  Б у б л я. Доброе утро всем! Танечка, очень хочу сказать два слова. Выйдем на лестницу.
  Т а н я. А мы где?
  Б у б л я. Фу, ты! Забыл. Тогда на улицу.
  К а р п С е м е н ы ч. Пойду воздухом подышу, чай куплю... (уходит).
  Б у б л я. А ты сегодня не в платье?
  Т а н я. Платье отдыхает. Просило не беспокоить.
  Б у б л я. А другого нет?
  Т а н я. Есть.
  Б у б л я. Тогда одна маленькая просьба...
  Т а н я. Смотря, какая.
  Б у б л я. Надень, пожалуйста, то платье, которое есть.
  Т а н я. Зачем?
  Б у б л я. Очень надо!
  Т а н я. Что-то произойдет?
  Б у б л я. Да, обязательно произойдет!
  Т а н я. Хорошо. (уходит, возвращается в желтом платье). Годится?
  Б у б л я. Желтое платье?
  Т а н я. А что, плохо мне, да?
  Б у б л я. Нет, нет! Тебе идет. Просто я не люблю желтого... Но это не важно! Очень, очень хорошо. Отлично! Ты такая красивая! Кажется, первый раз я сказал об этом, хотя, думаю постоянно. Помнишь, как мы танцевали вчера? Я написал стихи. Может, мы еще потанцуем, и я тебе почитаю?
  Т а н я (язвительно). Бубля, а ты Музе, обычно, где стелешь - на коврике? А ест она у тебя как - из кормушки?
  Б у б л я. Ты смеешься надо мной?
  Т а н я. Нисколько!
  Б у б л я. Смеешься. Потешаешься...
  Т а н я. Да нет же! Не обращай внимания! Это настроение у меня такое, игривое. Давай стихи. Мне никогда не читали стихов в танце... Вниз головой - было...
  Б у б л я. Я не могу. Извини.
  Т а н я. Почему?
  Б у б л я. Ты несерьезно относишься.
  Т а н я. Очень даже серьезно!
  Б у б л я. Легкомысленно!
  Т а н я. Все, все! Я больше не буду. Обещаю!
  Б у б л я (протягивает конверт). Возьми!
  Т а н я. Что это?
  Б у б л я. Стихи. Прочти.
  Т а н я. Но ведь ты говорил - в танце.
  Б у б л я. А ты представь, что это танец...
  Т а н я (берет конверт, читает, танцует под музыку. Бубля восторженно наблюдает). Выйдешь в ночь - заблудиться несложно,
  потому что на улице снежно,
  потому что за окнами вьюжно.
  Я люблю тебя больше, чем можно,
  я люблю тебя больше, чем нежно,
  я люблю тебя больше, чем нужно.
  Так люблю - и сгораю бездымно,
  без печали, без горького слова.
  Не надеясь, что это взаимно,
  что само по себе и не ново.*
  Такое ощущение, что я это уже слышала...
  Б у б л я. Да. Потому что я всю жизнь пишу один стих. И не только я. Многие художники делают так же. Вуди Аллен, например, всю жизнь снимает один фильм. Кто-то пишет одну картину...
  Т а н я. Но, Вуди Аллен, тем не менее, снял уже больше тридцати фильмов!
  Б у б л я. Это внешние обстоятельства, а по внутреннему ощущению все намного сложнее. (пауза). Или проще.
  Т а н я. Ты странный.
  Б у б л я. А еще какой?
  Т а н я. Совсем странный.
  Б у б л я. Ты повторила это сто пятьдесят раз. Хочется еще чего-то услышать.
  Т а н я. Например?
  Б у б л я. Например, что ты думаешь про нас?
  Т а н я. Про кого?
  Б у б л я. Про меня, про Карпа Семеныча...
  Т а н я. Не знаю... Ну, вообще-то вы отличаетесь.
  Б у б л я. Чем же?
  Т а н я. Всем. Это, конечно, вопрос тонкий... Карп Семеныч - человек симпатичный, добрый, но ему нужна внешность, в смысле - то, что снаружи. Красивая дверь, или костюм на заказ. А ты...
  Б у б л я. Не надо.
  Т а н я. Почему?
  Б у б л я. Боюсь.
  Т а н я. Но я не собираюсь тебя обидеть. Я хотела сказать про внутреннее содержание, которое для тебя очень важно. Вот и все.
  
  Входит Карп Семеныч. На нем мокрый плащ.
  
  К а р п С е м е н ы ч. Зонтик забыл... Промок...
  Т а н я. Вам нужен горячий чай!
  Б у б л я. Да, хорошая идея, Карп Семеныч! Давайте пить чай!
  Т а н я. Я быстро! (накрывает на стол).
  К а р п С е м е н ы ч (снимает плащ, вытирает голову полотенцем). Ох, главное, не простудиться!
  Т а н я. Не дадим! (разливает чай). Малина, лимон, мед - и в постель.
  К а р п С е м е н ы ч. Не, я днем не сплю.
  Т а н я. И не надо! Просто полежите, и все.
  К а р п С е м е н ы ч (чихает). Надо же, все-таки, простудился!
  Б у б л я. Ерунда, пройдет! Я в детстве в ледяной воде искупался, и ничего!
  К а р п С е м е н ы ч. Провалились, что ли?
  Б у б л я. Ага. Рыбу в пруду ловил.
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, так то в детстве! Да еще стресс от неожиданности. Вот и не заболели.
  Т а н я. Я схожу в аптеку (уходит).
  Б у б л я. Спасибо, Карп Семеныч!
  К а р п С е м е н ы ч (чихает). За что?
  Б у б л я. Вы ушли в дождь, а мы танцевали...
  К а р п С е м е н ы ч. Пустяки! Надеюсь, все хорошо?
  Б у б л я. Да. Но получается, что я изменяю своим чувствам?
  К а р п С е м е н ы ч. Почему?
  Б у б л я. Ведь я люблю Таню Гулитани, а пишу почтальонше. Зачем?
  К а р п С е м е н ы ч. Наверное, она ближе... Да и вообще... всегда хочется иметь то, чего нет. И редко - то, чем ты уже обладаешь.
  Б у б л я. И так - во всем?
  К а р п С е м е н ы ч. Конечно... (чихает). Закон природы.
  Б у б л я. Но я пока что ничем не обладаю... Я только вспоминаю... (пауза). Мы познакомились двадцать второго декабря... Вы знаете, что это за день?
  К а р п С е м е н ы ч. День вашего рождения. (чихает.) Вы говорили.
  Б у б л я. Нет, это день зимнего солнцестояния. Самая длинная ночь в году! Ах, Боже мой, что это была за ночь!
  К а р п С е м е н ы ч. А я сегодня в магазине кое-что присмотрел... Такой маленький дверной закрыватель верхнего расположения...
  Б у б л я. Я в этом ничего не понимаю, простите, Карп Семеныч...
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, как же! Такие вещи знать надо! (пауза). Бубля, вы одолжите мне пятьдесят шесть рублей семьдесят пять копеек? Я хочу купить.
  Б у б л я. Что купить?
  К а р п С е м е н ы ч. Ну, я же сказал - закрыватель!
  Б у б л я. Ах, да, конечно! (достает из кармана шестьдесят рублей). Пожалуйста!
  К а р п С е м е н ы ч. Вот спасибо! Выручили! А я отдам, получу пенсию, и сразу отдам!
  Б у б л я. Не надо. Это за чай. Голова разболелась. К дождю, наверно. Пойду к себе. До свидания!
  К а р п С е м е н ы ч (пересчитывая деньги). Да, да. Всего хорошего. Заходите!
  
  Через минуту входит Таня. Она в другом платье. Карп Семеныч весьма удивлен.
  
  К а р п С е м е н ы ч. А ты, разве, не в аптеке была?
  Т а н я. В аптеке. Вот... (достает из сумки лекарство).
  К а р п С е м е н ы ч. А мне кажется, ты посещала Бутик. Платье новое! Да какое! И сумочка... Крокодил?
  Т а н я. Крокодил. Гена.
  К а р п С е м е н ы ч. Какой Гена?
  Т а н я. Я, Карп Семеныч, дома была.
  К а р п С е м е н ы ч. Как?! Ведь ты его бросила... Мужа, то есть.
  Т а н я. Бросила, не бросила... Не знаю я. Выходит, не бросила.
  К а р п С е м е н ы ч. А как же...
  Т а н я. Кто? Бубля?
  К а р п С е м е н ы ч. Прости, я не хочу влезать, это в конце концов не мое дело...
  Т а н я. Вы же видите, он любит Таню Гулитани. Девушку, которую видел раз в жизни. И вообще, есть ли она, эта Таня?
  К а р п С е м е н ы ч. Но это же ты!
  Т а н я. Я, не я... Запуталась я, Карп Семеныч!
  К а р п С е м е н ы ч. Так поди и расскажи!
  Т а н я. Рассказать что?
  К а р п С е м е н ы ч. Что ты - это ты. В смысле, ты и Таня - одно лицо.
  Т а н я (капризно). Я домой хочу!
  К а р п С е м е н ы ч. Еще на год и одиннадцать месяцев?
  Т а н я. Как получится...
  К а р п С е м е н ы ч. А как же почта?
  Т а н я. Ну, что делать - уволюсь.
  К а р п С е м е н ы ч. А кто же заготовки носить будет? Опять эта, как ее, Должанская?
  Т а н я. Не знаю.
  К а р п С е м е н ы ч. А костюм?
  Т а н я (приносит сверток). Это брюки. Пиджак на вас.
  К а р п С е м е н ы ч. Ты просто устала, вот и все. Поди, приляг. Может, уснешь. А потом поговорим.
  
  Таня уходит. Карп Семеныч допивает чай и тоже уходит. На улицу. Появляется Таня.
  
  Т а н я. Карп Семеныч! Карп Семеныч! Вы дома?
  
  Ходит по сцене, ищет Карпа Семеныча, потом садится за машинку, минуту сидит неподвижно. Затем берет письма, начинает сшивать. Входит Бубля.
  
  Б у б л я. Господи, что ты делаешь?
  Т а н я. Шью.
  Б у б л я. Надеюсь, это не костюм для Карпа?
  Т а н я. Я подумаю...
  Б у б л я (подходит ближе). Да это же письма! Мои письма! Зачем ты это делаешь? Зачем ты их сшиваешь?!
  Т а н я. Чтобы не потерялись!
  
  В этот момент сильный порыв ветра начинает хлопать дверьми.
  
  Б у б л я. Но для этого есть другие способы!
  Т а н я. Я не знаю других способов! (вскакивает).
  Б у б л я. Ты какая-то дерганая, нервная вся...
  Т а н я. Я обыкновенная, обыкновенная!
  Б у б л я. Хочешь, я согрею тебе чай?
  Т а н я. Нет! Я хочу сказать тебе... Я ухожу!
  Б у б л я. Уходишь? Куда?
  Т а н я. Домой. К мужу. В другую дверь. Туда, откуда пришла. Навсегда.
  Б у б л я. У тебя есть муж?! Ты ничего не говорила. Давно? А, впрочем... Но ведь ты выбрала эту дверь! (показывает на дверь).
  Т а н я. Я ничего не выбирала. Тем более, на всю жизнь. Я устала от чужих дверей. Двери, двери, бесконечные двери. А мы - твари, которые туда лезут. Мы - двари! (двери продолжают хлопать).
  Б у б л я. Двар - это дверь на санскрите, если не ошибаюсь...
  Т а н я. Да. Ты очень умный. Но лучше с кем-нибудь другим. И тебе тоже. Каждой двари - по паре... По двойке... за урок.
  Б у б л я. Таня, что случилось?! Что с тобой случилось?
  Т а н я. Ничего. Вы помешались на дверях, а я - на окнах. Каждый день я их вижу, свои окна!
  Б у б л я. Какие окна?
  Т а н я. В доме напротив!
  Б у б л я. Ты живешь в доме напротив?!
  Т а н я. Разумеется! Я говорила, только ты не слышал меня, не слушал! Потому что ты всегда слышишь только себя!
  Б у б л я. А в какой квартире?
  Т а н я. В квартире номер пять!
  Б у б л я. Значит, все это время я писал... (пауза). И ты носила письма сама себе? Не уходи! Помнишь, ты говорила, что внутреннее содержание для меня важнее?
  Т а н я. Да. Содержание твоего внутреннего я. Господи! Вокруг меня никого нет...
  Б у б л я. Как нет? А я?
  Т а н я. А ты вокруг себя! Ты даже собаку завести не можешь! Ты можешь только мечтать и строить планы! Копаться в себе и думать о том, что внутри, а не о том, что кругом!
  Б у б л я. Поэтому ты возвращаешься к мужу?
  Т а н я. Да.
  Б у б л я. А письма? Мои письма?
  Т а н я. Письма кому?
  Б у б л я. Тебе.
  Т а н я. Мне той, или этой? Письма почтальону, или жене казино?
  Б у б л я. Тебе одной.
  Т а н я. Я тебе не нужна. Тебе нужен идеал, воображаемая возлюбленная, чистая и недосягаемая. Придуманная и сшитая по выкройке, как летнее платье. Женщина-праздник. Праздник, праздник, праздник! День открытых дверей!
  Б у б л я. Ты ошибаешься...
  Т а н я. Это ты ошибаешься! Я ухожу. Вернее, уезжаю. Мы уезжаем из города. Вот письмо, я принесла его в квартиру номер один тогда, давно...
  Б у б л я. Это для Карпа Семеныча?
  Т а н я. Да.
  Б у б л я. Ты даже не попрощаешься с ним?
  Т а н я. Нет.
  Б у б л я. Но ведь он...
  Т а н я. Нет. (уходит).
  Б у б л я. Это жестоко! (кричит ей вслед). Ведь когда-нибудь все кончится! Пойми, наконец! Наш дом, твой дом, я, ты, двери, потолок, стены - вообще ничто не будет иметь значения! Так для чего всё, скажи? (садится, почти плачет). Что же тогда останется? Мечты, развеянные в воздухе? (смотрит на конверт). Или собранные в письма? А если - не собранные, то куда они деваются? Может, их уносит бумажный змей? А, может, самое заказное из всех заказных писем? (вертит письмо, потом, наконец, решает его вскрыть). "Глубокоуважаемый Карп Семенович! Убедительная просьба: вернуть нашу дверь до конца квартала. Сотрудники музея". (пауза). Наверное, они уже забыли... Глупость какая! Это ж дверь, а не скатерть... (поднимается по ступеням вверх). Они ждут, надеются... Правда, непонятно, зачем. Ведь когда-нибудь все кончится. А они все равно хотят быть счастливыми со своей дверью. Но двери счастья открываются не внутрь, а изнутри. Поэтому их невозможно распахнуть ударом сапога... Все суета... Люди стремятся наполнить дом вещами, а душу - впечатлениями. Зачем? Ни двери, ни стены, ни потолок не будут иметь значения... Что же тогда останется? Мечты, слова? Или собранные в письма стихи? А если - не собранные, то куда они деваются? Может, их уносит бумажный змей? Или самое заказное из всех заказных писем?
  
  Звучит музыка. Бубля на минуту исчезает в квартире, появляется с чемоданом. Помедлив, быстро сбегает вниз, ищет и находит оставленную Таней штору. Снова поднимается, снимает дверь, вешает штору. Уходит вместе с дверью.
  
  Занавес
  _______
  *Дмитрий Быков
  
  2006

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"