Фальконский Матвей: другие произведения.

Метаморф

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  Слово Вера. Его последнее воспоминание. Последние слова. Перед смертью Джим произнес ее имя. Он думал о ней! Но бластер тускло серебрится во тьме, и она должна принять решение...

  Вера, Лю и Джим намеревались провести неделю в заснеженных предгорьях, в крохотном кубике исследовательской базы, изучая метаморфов или оборотней, как их еще называли. Предгорья просто кишат оборотнями, на снимках с дронов эти твари свиваются в клубки черными чернильными тенями и так клубками перемещаются в поисках добычи. Самые опасные хищники этой планеты, метаморфы охотились на местных парнокопытных, принимая форму жертвы чтобы подойти ближе к стаду. Оборотни обладали уникальной способностью менять свою внешность, нечто вроде хамелеонизма, но потрясающего своей детальностью и проработанностью. Отличить оленя от оленя метаморфа было абсолютно невозможно, как показали лабораторные анализы.

  Олень-оборотень проникал в центр стада, затем снова обращался в черную шипастую тень и кидался на ближайшую цель, обволакивая ее и поглощая желудком-выворотнем, как свидетельствовало кровавое и страшное видео заснятое разведчиком дроном. Исследователи горели желанием лучше разобраться в диковинных тварях, а также снять документалку.

  За стенами плескался черный вечер, на столе чай и книга, и яростный ледяной ветер гуляет снаружи. Заснеженная равнина резко обрывается предгорьями, а дальше горы и замерзший океан - восемьдесят процентов поверхности этой планеты это льды и промерзшие торосы. Они в сотне километров от центральной базы и остальных колонистов. Вера размышляла о своих спутниках, что ушли вдвоем в темноту снимать фильм о метаморфах. Джим настоящий американец, ну прям стопроцентный, зеленоглазый, веселый и высоченный, а Лю истинный маленький, по пояс Джиму, вежливый китаец, в и они все время спорят из-за пустяков. А она русская, единственная в экспедиции. И как они втроем уживаются? Вертолет с базы прилетит только через неделю. Если все пойдет хорошо, они снимут отличную документалку.

  В дверь постучали. Странно постучали, слабо и быстро, будто мертвец стучал, а не живой человек.

  Вера замерла. Джим стоял один за стеклом, один и окровавленный. Рубашка свисала клочьями, штаны ниже колен превратились в окровавленное тряпье. Лицо бледное, до белизны, и бластера нет.

  - Где Лю? - она не открыла дверь. По протоколу не имела права.
  - Вера. - прохрипел Джим. - Вера.
  Они наткнулись на оборотней. Там их целая стая. Лю убили, разорвали на куски, Джим чудом выбрался. - промелькнуло в сознании пеленой животного ужаса.
  - Джим, ты теперь сам можешь быть оборотнем! Я не имею права тебя впускать! - прокричала Вера, почти оседая на пол. Руки онемели, и от слабости она почти потеряла сознание. Но на грани обморока она все же чудом сохранила самообладание.
  - ... Вера... Вера.. - шептал окровавленный Джим за стеклом. Но глаза его были глазами мертвеца. Пустые, с жутко расширенными белыми зрачками.

  Они были тайными любовниками, конечно же. Уже несколько месяцев. Никто не знал. Она не могла не открыть дверь. Вера втянула Джима, и бросилась ему на шею, соображая что от него ничем не пахнет. И тут же получила страшный удар по голове -Джим ухнул как сова и бросился на нее, страшно размахивая руками как огородное пугало, но она ловко пустила ему в грудь очередь из бластера что предусмотрительно все это время держала за спиной. Тело кулем осело на землю, превращаясь в черные окровавленные струпья, потекло разводами чернил. И устало прислонилась к стене. Метаморф, так она и думала. Джим и Лю мертвы, их копии сейчас голодные бродят по ущельям. И сколько этих копий? Кто знает. И сколько найдут дорогу к ней на станцию? У нее есть оружие, и стены собранной из сервопластика кубышки крепки, но что если станцию окружит толпа Джимов и Лю!

   В дверь снова постучали. И там снова стоял окровавленный Джим. Белый, в ободранных клочьях, он упал на стекло и потек книзу, оставляя на стекле жуткий кровавый след.
  Вера, открой! Это я! Мне удалось бежать! Лю погиб! Поверь, я не оборотень! Если ты пристрелишь меня... - звучал яростный крик в голове у Веры, в то время как оборотень завывал ее имя. Только ее имя, и ничего больше.

  Метаморфы считывают свежий пласт воспоминаний своей жертвы. Так что то что он знает ее имя еще ничего не значит. Даже тест ДНК оборотень пройдет. Физиология метаморфов до конца не изучена, но к счастью убить эту тварь достаточно легко.

  Вера ногой распахнула дверь, и тут же открыла очередь из бластера, до боли вдавливая пальцем курок и крича от страха и ужаса - одно протяжное аааа! Бластер казался невероятно тяжелым и горячим. А! - тело попыталось ухватить ее, будто кукла на ниточках, а спустя секунду второй Джим скорчился тошнотворным черным сгустком на земле около первого. Потом Вера захлопнула дверь, села на загаженный пол и заревела. Это было слишком страшно. Надо срочно послать сообщение на базу, что Лю и Джим мертвы, и целая стая метаморфов приняла их обличья, и умолять чтобы срочно выслали вертолет ее забрать.

  В дверь снова постучали, там снова стоял окровавленный Джим. Третий. По всей видимости ее любовь погибла окруженная стаей оборотней, и они все приняли его образ, и их еще много предстоит уничтожить. Метаморфы будут приходить к базе поодиночке, один за одним, злобные хищники, выследившие новую жертву, дикое порождение местной эволюции. И все они будут выкрикивать ее имя, потому что ее имя было последним, что произнес Джим. Он умер с ее именем на устах, и поэтому ей возможно придется уничтожить десятки метаморфов кричащих ей в лицо Вера!, Вера!, Вера! а скорее даже Въера, чуть с акцентом, потому что именно так говорил Джим. Ее любимый зеленоглазый весельчак Джим.
   Вера прижала к груди бластер. Этот Джим выглядел гораздо хуже предыдущих - окровавленный, он припадал на одну ногу, и правого уха у него не было, вместо него зияла кровавая рана.

  - Въера... Въера... - шептал он. - Вера...Они будут тут через минуту. Метаморфы гонятся за мной. Если ты не откроешь дверь...Мне конец.
  Что это - его голос или слуховая галлюцинация в ее голове?
  - Ты...- крикнула она, сжимая бластер. - Ты это не ты! Я не могу впустить тебя!
  - Я не оборотень. Вера... Я люблю тебя. Это я. Твой Джим. Это на самом деле я. Я видел их.. Метаморфов в моем обличье. Я знаю через через какой ужас ты прошла. Трех Лю мне удалось подстрелить, но бластер я потерял в бою. Я это я. Поверь!

  Вера молчала. Бластер был наведен прямо в грудь очередному псевдоДжиму. Но их все еще разделяла дверь.

  Нужен тест. Какой-то древний осколок воспоминания с глубины подсознания, недоступный разуму метаморфа.

  - А помнишь, я сказала тебе как переводиться мое имя с русского? - наконец спросила она, положив палец на курок. Это было не недавнее воспоминание, а довольно старое, полугодовое, и могло сработать как хороший тест. Ах, пламя надежды, не сгореть бы в нем, не опалиться.
  Джим помолчал минутку, затем медленно произнес:
  - Это значит Faith. Я помню. Я сказал еще что это очень красивое имя, и вообще у русских самые красивые имена.
  - И как после этого я могу тебе не поверить? - Вера умудрилась пошутить, и не сразу это осознала. - Ведь ты знаешь значение моего имени.
  - Вера.. а бластер? У тебя в руках бластер. - Джим несмело шагнул вперед. -Ты не выстрелишь?
  Дверь распахнулась, и Вера бросилась Джиму на шею, рухнула как куль с мукой подкошенная предательской слабостью. Бластер висел на спине ненужным грузом. Они обнялись, поцеловались и так и остались стоять, повиснув друг на друге.
  Джим бросил взгляд на мертвые черные ошметки на полу, затем ногой захлопнул за собой дверь.
  - Как после этого кошмара ты впустила меня? Почему сразу не расстреляла?
  - У тебя зрачки... другие. Живые. И все равно я сомневалась. Но главное ты сам знаешь.
  - Вера. Faith . Тест. Смысл твоего имени... - понял он.
  - Молодец дурашка. После того как я сказала тебе как переводится мое имя, как я могла тебе не поверить и дать умереть за порогом? И много там еще таких кошмарищ бродит?
  - Около десятка, половина из них приняла облик Лю. А ведь ты рискнула своей жизнью... Сделала это, ради меня.

  Она жадно утерла ему губами потек крови на щеке и слезы, отослала сообщение на базу, перевязала рану, а затем они долго сидели на полу, упаковывая черную пахнущую гарью плоть в целлофановые пакеты, собирая образцы для лабораторий. Потом молча пили чай, и в золотистом свечении лампы русые волосы Веры казались почти золотистыми. Вертолет придет завтра на рассвете. Они говорили о Лю, так трагически погибшем хорошем добром друге. И о том, сколько метаморфов в виде Лю им придется отстрелить в будущем и как ужасно это будет выглядеть. И о том, что пора уже открыть карты и на базе должны узнать о их близости. Чего скрывать?
  

  В ту ночь бластер она все-таки держала поблизости. В пределах одного движения руки. Природа метаморфов до конца не изучена, надо признать, и она первая кто столкнулся с метаморфом в образе человека. Оружие блестело тусклым серебром, и, чувствуя на себе тяжесть Джима, ощущая сладкий запах его пота, она знала, что если что, то одним точным движением выхватит рукоятку из-под подушки и прикончит проклятую тварь. А американец шептал ей в ухо: Въера, Въера, Въера... Он никогда не мог сказать Вера. Всегда говорил так немножечко мягко - Вьера. И она так любила его за это! И это было лучшим словом на земле.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"