Фальконский Матвей: другие произведения.

Оледенелый камень на краю вселенной

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Они заметили поломку слишком поздно. Третий левый фотонный двигатель умирал, в графиках и схемах на экранах он гас на глазах, погибал, разрушался по неизвестной причине. На маленькой шхуне-звездолете их было двое - капитан Глеб Тихонов и помощник старший офицер Антон Шевчук. Цель экспедиции - исследование дальних рубежей за Поясом Стрельца, сбор информации о составе астероидов, фотографирование, классификация и внесение в атласы.
  - Как это вообще возможно, Антон? Что мы сделали не так?
  - Скорее всего в борт попал обломок, прорыва обшивки не было, но ударная сила... Если так, то все очень плохо. Нам нужно найти астероид с поверхностью поровнее и попытаться сесть. Там я постараюсь починить поломку. Если двигатель вспыхнет все разлетится в щепки. Не знаю, успеем ли дотянуть. Скорее всего это конец. Боюсь, не дотянем.

  Глебу стало страшно, по настоящему, до мурашек и холодного пота. Казалось, он идет по лезвию ножа над пламенем, и вот вот упадет. В горле застрял холодный комок. У него скоро должен был родиться сын, а Антон ведь еще так молод! Неожиданно для самого себя он сжал влажную ладонь сидящего в соседнем кресле Шевчука, а затем обнял его, отметив про себя слабую дрожь что била коллегу.
  - Держись, друг. Еще не все потеряно. - горячо прошептал он. - Прорвемся.
  И вот они определили астероид для посадки, огромную оледеневшую глыбу неправильной формы, покрытую каменными возвышениями-насыпями и кратерами.
  - Вот, смотри, ровное место, чуть южнее и на шестьдесят градусов. Давай туда. - посоветовал Глеб.

  Двигатель угрожающе рычал, графики и схемы показывали смертельную опасность, что нависла над их красавицей "Принцессой". Получиться сесть или нет? Страшно. Стыдно в этом признаться, но страшно до ужаса. А Антон держится молодцом, только играет желваками да бледный весь, но пальцы ловко щелкают по кнопкам и рычажкам. Ничего, прорвемся.

  Три, два, один.. Получилось! "Принцесса" тяжело и неловко приземлилась ровно по центру выбранного Глебом кратера. Глеб и Антон одели скафандры и вышли в ледяную черную ночь, в непроглядную страшную мглу. Свет только от яркой россыпи звезд, повсюду длинные черные тени под однородно-черным небом. Черно-белый мир-гравюра, наверное, это хорошее слово чтобы описать. Какими же маленькими и жалкими они тут кажутся! Тут, на краю исследованной человеком Вселенной, на безымянной промерзшей глыбе, что медленно вращается вокруг своей оси, они меньше и слабее мурашек. Жуткое чувство беспомощности и одиночества не описать словами, но и великая красота эта не подается описанию.
  - Давай я посмотрю двигатель, а ты прогуляйся, осмотрись и разомни ноги, и возвращайся помогать. - предложил Антон.
  - Хорошо, Антош.
  Им обоим нужно было успокоиться и придти в себя.

  Глеб медленно шел по каменистой изрытой пустыне, огибая валуны и кратера, иззубренные скалы и осыпи-перевалы. Антигравы в скафандре помогают не улететь в вечность, но каждый шаг требует усилий. Он считает каждый шаг: раз, два, три, раз, два, три... И вдруг...
  С дрожью, с ужасом, ошеломленный офицер подошел ближе. Да, это не мираж и не обман зрения. Перед ним был вмерзший в лед космический корабль чуть меньше "Принцессы", напоминающий по форме ласточку или стрижа, с раздвоенным хвостом. Такие корабли были только у одной из известных Тихонову цивилизаций - гуманоидов рики, дружественной расы с одного из миров вращающихся вокруг звезды Кеплера. Корабль явно потерпел крушение - один из хвостов стрижа обломился в корень, второй обгорел до черноты, нос уткнулся в каменную гряду и частично разрушился. Наконец Тихонов проник внутрь, не сразу отыскав люк на боку ласточки.

  Шок... Ах! Невероятно! Внутри находилась криокапсула, все еще работающая и исправная. Внутри криокапсулы лежал гуманоид. С бледно-розовым лицом, вытянутым черепом, голенький, ростом по пояс Глебу - да, это был определенно молодой рики. Губы пухлые, веки без ресниц почти прозрачные. Гуманоид был жив, капсула излучала тепло и светилась золотистым светом. Вся остальная начинка корабля явна вышла из строя в результате пожара, все было черное и обгорелое.
  Кто-то положил ему руку на спину, и офицер вздрогнул.
  - Антон! - Глеб облегченно вздохнул. - Ну ты и напугал меня. Я нашел живого рики! Его корабль потерпел крушение и рухнул на этот астероид. Не знал что рики залетают так далеко.
  - Он жив? - Антон с опаской заглянул в капсулу.
  - Да, определенно. Капсула все еще работает. Когда корабль разбился, он лег в криокапсулу в надежде что его кто-то найдет. Когда-нибудь.. Криокапсула может работать в автономном режиме сотни лет. Просто чудо, что она не погибла в результате пожара.
  - Глеб, есть что-то что ты должен увидеть. - Глеб только сейчас заметил как бледен и взволнован Антон. - Снаружи. Иди за мной.
  Они вышли и Глеб двинулся вслед за Антоном, офицеры обогнули каменную гряду и подошли к сугробу в человеческий рост.

  В сугробе лежал еще один голенький рики. Мертвый, замерзший, он лежал в позе эмбриона, поджав колени к груди.
  - Как это объяснить? У тебя есть какие-то версии? - спросил Глеб.
  - Да. - не сразу ответил Антон. - Их было двое на корабле, как и нас. Их судно разбилось, скорее всего столкнулось с крупным обломком, что привело к пожару. Криокапсула была только одна, поэтому они каким-то образом определили кто ляжет в капсулу и будет ждать спасения, а кто погибнет, покончив жизнь самоубийством. Что бы избежать долгой смерти от нехватки кислорода и голода. Может быть они бросили жребий. Может быть тянули спички. Кто знает?
  - А что если дошло до убийства? Вдруг тот кто в капсуле убил этого, в сугробе? Вдруг, тот, живой рики убийца? - предположил Глеб.

  Какой-то шорох... Они одновременно обернулись. Возле люка-отверстия корабля ласточки стоял рики из криокапсулы, одетый в изящный серебристый скафандр. Глеб мгновенно осознал что капсула почувствовала его тепло, тепло живого существа, также сработали датчики движения, и по заданному алгоритму капсула начала операцию разморозки. Рики глядел на офицеров - офицеры глядели на рики в абсолютной всепоглощающей тишине.
  Глеб проверил что ракушка переводчик в его ухе работает как положено, и сказал, откашлявшись:
  - Мы случайно нашли ваш корабль, и вашего погибшего друга. - он слегка поклонился. - Мне очень жаль. Мы, земляне, и офицеры Космофлота, приносим свои соболезнования. Горечь и боль, вот что мы сейчас испытываем.
  - Ваш корабль также потерпел крушение? Вы тоже попали в капкан? Тоже оказались в ловушке на этом камне?- в наушниках раздался абсолютно спокойный, лишенный малейших эмоций голос рики. Лица его не было видно, так как стекло шлема покрывал серебристый иней. Скафандр рики бледно-розовыми отблесками отражал тусклое сияние далеких звезд.
  Глеб подумал, что возможно с момента аварии прошли года, но для этого рики все пронеслось как одно мгновение. А что если он - действительно убийца? Лицо из-за инея не разглядеть.
  Глеб вопросительно посмотрел на Антона, и Антон ответил не сразу:
  - Я запустил одну программу... Она или починит двигатель, или нет. Или или, одно из двух. Результаты будут известны через двадцать минут. Если все пройдет хорошо, мы сможем забрать Вас с нами. На нашем корабле достаточно места.
  - Хорошо. Хорошо. Нам есть на что потратить эти двадцать минут. Надеюсь вы понимаете сложность ситуации в которой мы оказались. Если сначала нас было двое на одну криокапсулу, то сейчас трое.
  - Вы хотите сказать... что в эту капсулу можно положить не только рики, но и человека? - медленно спросил Тихонов и с трудом сглотнул - в горле пересохло. Слова сухарем застревали в сухом горле.
  - Да, конечно. - снова ни малейших эмоций в голосе скрытого вуалью инея рики. - Наша биология очень схожа. Рано или поздно на этот астероид прилетит спасательный корабль, потому что вас будут искать. Одного из нас спасут. Но двое остальных... Окажутся в этом же сугробе, где лежит мой покойный друг. Все это при условии, конечно, что двигатель не начнет работать.

  Они помолчали. Вечная ночь, звезды, валуны, лед. - мелькнуло вдруг у Глеба. - И промерзшие до состояния камня их с Антоном тела в сугробе. Что, если рики держит за спиной бластер? Вон, вроде как торчит что-то похожее на рукоятку. А они с Антоном абсолютно безоружны.
  Они молчали. Долго молчали, и абсолютная тишина окружила их черным бархатом. Время исчезло, а пространство сузилось до окруженного тенями островка. Свет звезд искрился на скафандре маленького рики. Ростом это существо было с десятилетнего ребенка.

  Наконец рики произнес:
   - Позвольте мне сказать вам нечто, перед тем как вы примите окончательное решение. В нашем языке есть понятие авриа. Что такое авриа? Сложно объяснить. Авриа значит оставшийся в вечности, или вечно живой. Еще один вариант - поцелованный звездой. Еще - радуга. Это высшее состояние духа, которое может достичь живое существо. Есть несколько способов стать авриа, один из них пожертвовать своей жизнью ради другого. Про другие способы у меня сейчас нет времени говорить. Когда мы потерпели крушение, мы оба хотели стать авриа, и не один не был готов уступить другому. Но Нэд имел право принять решение, так как был старше и был капитан. В нашей культуре право старшего это закон. Я вынужденно уступил. И теперь он авриа, а я нет. Я считаю, что пройдя один раз через такую боль, я имею право наконец стать авриа, как я всегда и мечтал. Я выбираю смерть. Я выбираю стать авриа. Итак, теперь криокапсула ваша и в вашем полном распоряжении. Вам осталось только решить кто из вас двоих ляжет в капсулу. Решайте же.
  Глеб и Антон пораженные молчали. В тишине было слышно только хриплое монотонное урчание уцелевших двигателей "Принцессы".
  Наконец Глеб сказал.
  - Антон, ты еще молодой парень, тебе еще жить и жить. Я предлагаю тебе если двигатель не заработает лечь в криокапсулу и ждать спасательной экспедиции. Нас будут искать, искать конкретно в этом районе, так что я уверен, ты выживешь. Знаешь, тут ведь нереально красиво. Из-за этого льда кажется что вся земля будто усыпана бриллиантами. Хорошее место чтобы умереть.
  Антон не сказал, а крикнул, так что шлем Глеба чуть не раскололся:
  - Глеб, ты не только капитан, ты мой лучший друг! У тебя скоро должен родиться сын! Пожалуйста, позволь мне...Не знаю даже как правильно сказать.
  - Позволить тебе стать авриа, ты хочешь сказать? Я капитан, и я отдаю приказ. - устало ответил Глеб. - В криокапсулу ляжешь ты.
  - Глеб, пожалуйста! Не поступай так со мной! Подумай о своем маленьком сыне!
  - Нет, Антон. Готовься к погружению. Я принимаю такое решение. Это больше не обсуждается.
  По хрипам и стонам в наушнике Глеб понял что Антон плачет.
  - Глеб, прошу! Пожалуйста! Умоляю! Ляжь в капсулу, сделай это ради меня!
  - Я вижу, ваш диалог зашел в тупик.- прервал их сухой монотонный голос рики в наушниках. - Вынужден вам напомнить, что двадцать минут уже прошло. Так что давайте проверим как идет починка двигателя. Возможно, весь этот спор был абсолютно бессмыслен.
  

  Двигатель определенно работал. Четко, однозначно, он вернулся в обычный режим. Поломка была в программном обеспечении, и сама же программа ее нашла и исправила. Потом все происходило будто во сне, будто в безумном бреду. Но когда сон закончился, Глеб обнаружил что они удачно и легко взлетели, и удаляются от астероида что скоро будет внесен в официальный атлас Космофлота, и что накормленный и принявший горячий душ рики по имени Нэд пьет золотистый чай, также как Глеб и Антон, бойко заедая его горячим супом, так как после долгого криосна очень важно хорошо поесть. Сейчас, без шлема, его лицо можно было рассмотреть подробнее. Из-за сморщенной кожи он напоминал старичка, с толстыми розовыми губами и серебристыми выпуклыми глазами, в которых мельтешили веселые забавные искорки. Окунь-старичок, вот как можно было бы описать его внешность.
  Второй рики, рики-авриа, рики поцелованный звездой, рики-радуга лежал в холодильнике в техотсеке, завернутый в белый саван. Его тоже звали Нэд - оба рики оказались тезками, и , как подозревал Глеб, супругами. У рики существует только один пол, это он точно знал.
  - Знаете что? - вдруг спросил Нэд, и серебристые глаза загорелись еще ярче. - А я ведь вас обманул. Мы говорим имар - так на нашем языке будет серьезное намерение. И оно абсолютно равно действию. Чтобы стать авриа имара достаточно. Намерение в нашей культуре приравнивается к действию.
  - Я слышал про это, признаюсь. По вашей древней традиции мы все трое сейчас авриа. Вечно живые. Я прав? - спросил Глеб.
  - Нет. Ты не прав. - Рики посмотрел на него грустно, серьезно и немного снисходительно, будто на слабоумного идиота.
  - Намерения не достаточно? Прости за наглость. Что-то я не совсем понял. - смутился Глеб.
   - Намерения как раз достаточно. - терпеливо пояснил рики. - Имар действительно приравнивается в нашей культуре к действию. Мы все четверо сдали экзамен. Мы все четверо теперь авриа. Четверо, а не трое. А теперь я предлагаю открыть бутылку чего-нибудь покрепче, например виски. Я же правильно произношу название этого напитка? Когда-то на Новой Земле меня уже угощали им, и я не против попробовать еще раз.
  - Четверо, - серьезно повторил Глеб. - четверо. Прости, друг. Я не хотел.
  Они летели к Гагарину, крупнейшей колонии человечества, удаляясь от пояса астероидов, где-то позади остался оледеный камень на краю вселенной, с разрушенным кораблем ласточкой и все еще работающей пустой криокапсулой, - четыре авриа, четыре вечно живущих существа, четыре маленьких радуги. По крайне мере в это верил Нэд, а Глеб и Антон как офицеры Космофлота были научены уважать чужие культуры. Обоим не терпелось узнать побольше о традициях рики.
  - Расскажи еще про авриа, подробнее. - попросил Глеб, наливая рики золотистого виски на донышко бокала и пододвигая к нему ближе тарелочку с печеньем.
  - Душа Авриа похожа на радугу. Она познала все цвета вселенной и переломила их через себя, будто призму. Не авриа, не прошедшие через это живут в мире из черных, серых и белых оттенков, так мы считаем. А еще душа авриа похожа на молнию.
  - На молнию? - поперхнулся виски Антон. - Почему на молнию?
  - Потому что на нашей планете молния возникает во время грозы. А гроза в нашей культуре это символ тяжелого испытания...

  Глеб внимательно слушал лекцию спасенного рики, слегка пьяный и абсолютно счастливый. Он уже знал как назовет сына - конечно же Нэд, сразу в честь обоих супругов.
  - А еще авриа можно сравнить с распустившимся бутоном, покрытым капельками росы... Каждая росинка преломляет в себе цвета радуги- продолжал свой рассказ рики. Офицеры жадно внимали.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"