Фауст1: другие произведения.

Торговец жизнью - Телокопер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Торговец жизнью: Спроси себя, как много ты заплатишь за молодость, здоровье или вторую жизнь? Глупый вопрос... Тогда, спроси себя об этом, умирая в больнице от старости или болезни. Многие из нас будут готовы отдать всё и даже залезть в долги. Какую власть имеет человек, способный пересадить мозг в новое тело? Эта власть Абсолютна. Как далеко готовы зайти люди, чтобы получить эту технологию? Многие пойдут на всё. Каково же быть человеком, получившим эту власть...


  
  

0x01 graphic

  
  
  
  

Торговец жизнью

"Телокопер"

  

Автор

Faust

http://faustbook.narod.ru/

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2008

   Ольга работала в простой московской стоматологической клинике. В этот вечер она как обычно возвращалась с работы через небольшой скверик неподалеку от ее дома. Наступила весна и она старалась не спешить с приходом, наслаждаясь видом свежей зелени вокруг. Казалось, что серые будни человека в белом халате скоро закончатся, впереди маячил отпуск, запланированный на июнь.
   Близились выходные, настроение было отличным. Не то чтобы Ольга не любила свою работу, просто начало удручать ее отсутствие. Клиенты в большинстве своем обходили клинику стороной из-за её неприметности. И именно за неприметность клиника была выбрана особым клиентом, о котором пойдет речь в дальнейшем. Начальство, сменившееся около года назад, экономило на всем и в первую очередь на рекламе. Клиника, несмотря на многолетнюю хорошую репутацию, переживала не лучшие дни. Многие клиенты, поддавшись на яркие уговоры новоявленных конкурентов, поспешили воспользоваться их услугами. Режим экономии распространялся и на зарплаты сотрудников. Двое отличных специалистов с именем ушли сразу, а остальные, включая Ольгу, давно проводили время на сайтах поиска работы. На одном из таких сайтов Ольга была замечена ее будущим работодателем. Одно из многочисленных собеседований было назначено на понедельник.
   Раздался звонок сотового, это был представитель работодателя - Вадим. Тот самый, с которым была назначена встреча после выходных.
   - Здравствуйте. Необходимо срочно встретиться, - сказал Вадим взволнованным голосом. - Вы уже десять минут назад должны были прийти.
   - Хорошо. Я уже рядом, - ответила Ольга. "Должны были... десять минут назад... Мы же договорились о встрече у него в офисе только в понедельник", - подумала Ольга. - "Наверное, заработался человек и напутал".
   Ольга издалека увидела черный джип возле ее подъезда и двоих мужчин. Один из них разговаривал по телефону. "Это и есть Вадим" - решила Ольга.
   Вадим и его спутник были одеты в одинаковые костюмы. Несмотря на то, что весеннее солнце явно доставляло им неудобство, пиджаки были застегнуты на все пуговицы. Оба внимательно оглядывали окрестности. Вадим первый заметил Ольгу.
   "Не много ли чести рядовому стоматологу. Такая делегация у подъезда!" - подумала Ольга. - Может, срочно нужна помощь состоятельному клиенту. Хотя впрочем, могли бы с таким джипом найти клинику подороже и врача поопытнее".
   Она действительно не была выдающимся специалистом. Она только начинала свою карьеру. Получив образование, Ольга поступила на работу в свою клинику и ни разу еще не меняла места. Тем не менее, все называли ее перспективным молодым специалистом и прочили ей большое будущее. "Наконец-то меня заметили, появился реальный шанс выбиться в люди!" - думала Ольга.
   - Вы должны срочно поехать с нами, - оборвал ее размышления Вадим.
   - Как прямо так сразу, - возразила Ольга.
   - Мы должны срочно обсудить вопрос Вашего трудоустройства с руководством.
   - Но я...Согласна - после секундной паузы добавила Ольга.
   Путь лежал к центру города. Всю дорогу Ольгу мучили сомнения: "Как она могла сесть к едва знакомым людям? Почему они знали точное время возвращения с работы? Почему они вообще приехали? Почему именно она?". На всякий случай она позвонила подруге и сказала, что поехала на собеседование в фирму "Орион". Во время разговора Вадим не проявил ничего необычного. Это вселяло спокойствие.
   Машина притормозила возле массивного трехэтажного здания; сталинской постройки с высокими окнами и мощными стенами. На входе не было никаких вывесок. Вадим позвонил, предупредив о приезде.
   - Пойдемте, Вас хочет видеть шеф - продолжил он, уже Ольге.
   Вдвоем они вышли из машины. Напарник Вадима, сидящий за рулем, поспешил уехать.
   Внутри здание кардинально отличалось от внешнего вида. Все было выполнено по последнему слову техники. Стены были покрыты пластиковыми панелями "под дерево". На проходной была стеклянная "вертушка" с приводом от электромотора. Стекло было толщиной около двух сантиметров. "Вероятно пуленепробиваемое", - подумала Ольга. На нее смотрели сразу две видеокамеры, от которых становилось не по себе. Камеры не безучастно висели как модная деталь антуража, а поворачивались по мере движения мимо них. Ольга непроизвольно заглянула в каждую из них, надеясь, получить ответы на вопросы. На контрольно-пропускном пункте стоял металлодетектор, отличный от рамок, установленных в аэропорту или в банке. Он представлял собой аквариум из бронированного стекла высотой в человеческий рост. Вход и выход были конструктивно устроены таким образом, что не могли быть открыты одновременно, что создавало эффект шлюзовой камеры в подводном аппарате. Рядом стояла будка охраны из такого же прочного стекла. Внутри напротив дежурного стояло несколько жидкокристаллических мониторов. В одном из них Ольга увидела себя и непроизвольно поправила прическу как перед зеркалом. Возле дежурного несли вахту около десяти охранников. На всех, кроме дежурного за мониторами, были камуфляжные костюмы черно-серого цвета и бронежилеты. Большинство было вооружено автоматом Калашникова с тактическими приспособлениями под стволом. У всех были небольшие переговорные устройства на щеке. В каждом чувствовалась дисциплина и военная выправка, которой не встретишь у охранников в супермаркете. Ольга обратила внимание на то, что ни у кого из присутствующих не было никаких эмблем или знаков отличия.
   Вадим, не обменявшись ни словом с охраной, молча вошел в металлодетектор. Он вынул из кобуры пистолет и положил его в нишу справа. Дежурный забрал оружие и положил его в одну из множества ячеек за его спиной. Вадим стоял, не двигаясь несколько секунд, пока шло сканирование. Затем выдвижная дверь передним распахнулась и Вадим шагнул наружу.
   Ольга мешкала. Она чувствовала, что когда она перешагнет эту дверь, многое в ее жизни изменится. Ольга оглянулась назад. За тонированными стеклами входных дверей все также кипела жизнь: проезжали автомобили, несколько человек прошли мимо. Никто не обращал внимания ни на нее, ни на странное заведение, в которое она решалась войти сейчас. И она решилась. Вадим стоял по ту сторону проходной и показывал жестами, что ей необходимо следовать за ним. Его совсем не было слышно, так как здание было полностью герметично и звукоизолировано.
   На ватных ногах Ольга вошла внутрь металлодетектора. Загудели механизмы, и тут же раздался голос дежурного: "Не моргайте и не двигайтесь пять секунд". Луч света заглянул в ее глаза, раздался пронзительный звук зуммера, и дверь сзади захлопнулась. "Положите ручную клажу в лоток справа", - прозвучал все такой же спокойный голос дежурного. Ольга, оказавшись в замкнутом пространстве, испытала приступ клаустрофобии, хотя никогда ранее за собой подобного не замечала. Дрожащей рукой она положила сумочку в нишу справа. Дверь впереди распахнулась, в лицо пахнул поток воздуха. Внутри здания запах был не таким как снаружи. Пахло хвоей, работали освежители воздуха. Вадим, видя как побледнела Ольга, ненавязчиво взял ее под руку.
   - Я думал у дантистов стальные нервы, - попытался он разрядить обстановку.
   - К чему такие меры предосторожности?
   - Шеф скоро Вам все объяснит... Не бойтесь. Мы не причиним Вам зла.
   Размеренный, приятный голос Вадима подействовал успокаивающе. Они вошли в грузовой лифт. Только сейчас представилась возможность рассмотреть Вадима поближе, так как всю дорогу он сидел на переднем сиденье. Перед ней в лифте стоял высокий мужчина, спортивного телосложения, возрастом около сорока лет. Костюм и туфли идеально начищены. Выправка чувствовалась в нем, как и в остальных людях на входе. Но лицо и манера разговаривать кардинально отличала его от остальных. Разговаривая с ним по телефону, невозможно было предположить, где он на самом деле работает. Ольга представляла его обычным офисным сотрудником, которому постоянно приходится общаться с людьми. Коммуникабельный, с хорошо подвешенным языком, ему трудно было сказать "нет". У него были правильные черты лица, волевой подбородок, прямой нос, одним словом - красавчик и любимец женщин. Но, услышав его разговор с руководством, Ольга сделала вывод, что перед ней волевой человек, чрезвычайно проникшийся важностью поставленной перед ним задачи. Если необходимо он мог сыграть роль сотрудника отдела кадров, официанта, почтальона, альфонса и кого угодно. Такая двуличность и отчетливая смена тона при разговоре с начальством, внушала опасение. Двери лифта отворились. Ольга снова почувствовала новый поток воздуха. Перед ней открылся вид на огромный коридор, который казался довольно узким как ущелье в горах. Высокие стены и окно в конце создавали такой эффект. Все двери по обе стороны были абсолютно одинаковы. Дверь шефа под номером тридцать семь ничем не отличалась от остальных.
   Они вошли без стука и не спрашивая разрешения. Вадим четко почти по-военному доложил: "Тополева Ольга Викторовна. Доставлена на десять минут позже, чем предполагалось ранее. Задержалась, гуляя в сквере напротив ее дома. По пути следования звонила предположительно подруге, сообщила официальную версию трудоустройства. О контактах в сквере ничего неизвестно. Наблюдатель потерял ее в районе метро".
   - Свободен, - коротко отрезал шеф и оторвал свой взгляд от монитора.
   На столе стоял еще один включенный монитор и открытый ноутбук. На вид стол выглядел довольно дорого как и положено большому начальству. Вплотную к рабочему столу был торцом приставлен стол для переговоров со стульями. Шкафы не имели стеклянных створок и понять, что в них храниться было невозможно. За спиной у шефа висел двуглавый орел - герб России. Он явно не вписывался в общий интерьер кабинета, так как был изображен на белой панели, которая сильно контрастировала со стеной, обитой темным деревом. Рядом с гербом стоял российский флаг. Ольге показалось, что подставку под древком она уже где-то видела. Сам шеф был мужчиной лет тридцати, в костюме таком же, как у Вадима. На первый взгляд можно было подумать, что ему около сорока лет. Но при ближайшем рассмотрении, становилось понятно, что солидности шефу придавало его положение в организации и манера вести себя. Странно, но он не был похож на военного. Он тоже был опрятен, идеально причесан, носил очки и создавал впечатление педантичного бухгалтера в крупной фирме.
   Когда Вадим вышел, шеф начал разговор:
   - Присаживайтесь на любое место. Меня зовут Сергей Владленович Чистов, полковник контрразведки. Должен признаться, нам нужны ваши услуги не только как стоматолога. Все, что вы услышите, начиная с этого момента, является государственной тайной и не подлежит разглашению. В случае утечки информации по вашей вине, вы будете нести уголовную ответственность. Вы можете перебивать меня и уточнять, если что-либо из услышанного Вам будет непонятно.
   - Вы следили за мной? - сразу же перебила Ольга.
   - Да.
   - Как давно это продолжается?
   - С того момента как в Вашу клинику обратился Крот, мы следим за всеми сотрудниками. Если быть точным мы начали слежку вчера в 14-30.
   - Телефон тоже прослушивается? - спросила Ольга, вспомнив вчерашний откровенный разговор с подругой Ленкой.
   - Да, телефон, Интернет, сотовый телефон. Не беспокойтесь, мы умеем хранить секреты. Это вроде врачебной тайны.
   Они с подругой в тот день обсуждали симпатичного пациента. "Но тема беседы не относилась к стоматологии...", - вспомнила Ольга и продолжила:
   - Вы не похожи на сотрудников спецслужб.
   - А на кого же мы похожи? Вы что ожидали увидеть? БТР у подъезда, вывеску с золотым теснением, стол с зеленым сукном у меня в кабинете, профиль Дзержинского на стене и генерала с трубкой в моем кресле? Это все киношные стереотипы.
   - Но почему, именно я, Вам нужна?
   - Крот живет уединенно в своем особняке. Он не доверяет никому, не пользуется ничьими услугами. Крайне редко покидает свое жилище. Мы до сих пор не можем понять, как он снабжает себя всем необходимым. Но он живой человек и мы знали, что с ним рано или поздно случится нечто подобное: приступ аппендицита, почечные колики, зубная боль. Мы отслеживали все обращения по телефону и через Интернет в государственные и частные клиники. Аналитики предположили, что он предварительно свяжется и договорится о приеме и по возможности постарается вызвать врача на дом. И вот, после стольких лет ожидания, прогнозы оправдались. В четверг он вышел на связь с руководством вашей клиники и предложил за огромные деньги прислать ему стоматолога на дом. Так как нужного переносного оборудования не оказалось в наличии, приезд врача был назначен на среду будущей недели. Ваш начальник проявил деловую хватку и убедил клиента не обращаться в другие клиники. Наш штатный психолог выдвинул версию, что Крот неслучайно выбрал именно Вашу неприметную клинику. Согласно этой версии Крот, выбирая клинику, подсознательно выбрал Вас. Вы очень похожи на его жену, умершую от рака много лет назад. Фотография вас и вашего коллектива находится на главной странице сайта клиники. По нашим данным Крот до сих пор не оправился от потери. Сегодня мы были вынуждены форсировать события, так как нашему больному неожиданно стало хуже. Он снова звонил и требовал врача. К этому времени вопрос с переносным оборудованием был решен не без нашей помощи. Теперь дело только за Вами. Мы считаем, что вы имеете больше всех шансов выполнить задание. При общении с Вами Крот может пойти на откровение, утратить бдительность, проявить слабость...
   - Крот - преступник? - спросила Ольга.
   - Да - после некоторого колебания ответил шеф.
   - Но, тогда к чему все эти шпионские игры. Зачем вы втягиваете меня в это? Если он все узнает и убьет меня или возьмет в заложники?
   - Мы не можем попасть в его особняк, и точно не знаем его местоположение. О его контактах с внешним миром ничего не известно. Он ведет жизнь затворника. Его обращение в вашу клинику было первым, что мы обнаружили за несколько лет мониторинга. За Вашу жизнь и здоровье можете не беспокоиться. Крот не убийца и не склонен к насилию. К тому же он сильно ослаблен болезнью, либо находится на грани смерти. Иначе он бы не обратился за помощью. Крот, несомненно, человек со странностями, но для Вас он не опасен, Вы же все-таки должны будете лечить его.
   - В чем будет заключаться моя задача, - поинтересовалась Ольга.
   - Мы понимаем, что Вы представитель мирной профессии и Ваша цель - помогать людям. Поэтому Ваша задача-минимум выполнить свой врачебный долг, помочь Вашему пациенту. Кем бы он ни был, он должен получить квалифицированную медицинскую помощь. Смерть этого пациента для нас недопустима.
   - Кто он? Почему он так важен? - искренне поинтересовалась Ольга. - Что он сотворил? Почему так боится?
   - Он совершил несколько краж. При попытке его ареста погибли люди. Но главная причина - технологии, которыми он сейчас владеет. Более подробно вы можете узнать о нем из досье. Шеф положил на стол довольно пухлую папку. Ольга открыла её и бегло взглянула на содержимое. В глаза сразу бросилась крупная цветная фотография счастливой молодой пары. Со снимка глядели Крот и его жена. На заднем плане были горы со снежными вершинами, долина и ярко-синее безоблачное небо. Задний план получился идеально, а влюбленная пара была несколько засвечена лучами солнца, так как фотоаппарат, вероятно, стоял на автоспуске. От фотографии веяло счастьем, теплотой, безмятежностью и любовью. Такие снимки влюбленные особенно ценят и хранят в рамках на самом видном месте. Сразу бросалось в глаза сходство женщины с фотографии и Ольги. Но Ольга была брюнеткой, а жена Крота блондинкой. Ольга, оценив женщину, заключила, что она ничуть не хуже своей копии. Еще неизвестно, кого бы выбрал Крот, окажись они рядом. Крот, несмотря на небольшой рост и очки, показался ей симпатичным. Он был загорел, сухощав и статен. В глазах, в общем-то, не юного молодого человека, горели огоньки школьного дебошира, который впервые поцеловал соседку по парте, а не дернул ее за косичку. На нем была футболка с надписью: "Всех порву - один останусь". Под "угрозой" был изображен очаровательный пушистый щенок с огромными глазами и ушами.
   - Вы можете взять папку с собой и ознакомиться с ней подробнее у себя дома, - оборвал размышления Ольги шеф. - Но вы, не имеете права, допустить утечку информации кому бы то ни было, даже ближайшей подруге или родственнику. Мы будем следить за Вами.
   - Но вернемся к сути Вашего задания, - продолжил шеф. - Вы должны попытаться войти в доверие к Кроту, вывести его на откровенный разговор. Любая информация о нем, о его жилище, состоянии здоровья будет интересна для нас. Осматривайтесь, постарайтесь запомнить все, что Вы увидите до мельчайших деталей обстановки особняка. Особенно обратите внимание на технические средства, которые он использует: провода, кабели связи, мониторы, компьютеры. Одним словом соберите как можно больше информации. Мы не можем Вам дать какие-либо электронные спецсредства: фотоаппараты, жучки, диктофоны. Крот наверняка тщательно просканирует Вас. Поэтому Вам придется полностью полагаться на вашу память. Вы получите только компакт-диск, который и будет следующей Вашей задачей.
   - Что это за диск? - спросила Ольга.
   - Диск будет замаскирован внутри пудреницы. На нем вирус, который сможет парализовать защиту особняка и выдать его месторасположение. Тогда наша группа захвата сможет проникнуть внутрь, захватить Крота и его убежище. Это Ваша задача-максимум. Не рискуйте понапрасну. Мы отнесемся с пониманием к Вам, если Вы не сможете выполнить эту задачу. Проявляйте предельную осторожность, Крот чрезвычайно подозрителен. Он наверняка будет настаивать на удалении зуба без наркоза. Постарайтесь убедить его в обратном. Можете причинить ему излишнюю боль, но не переборщите, он нужен нам живым. Было бы идеально удалить зуб под общим наркозом. Он должен добровольно пойти на это. Пока он будет обездвижен, найдите включенный в сеть компьютер с приводом для компакт-дисков и воспользуйтесь нашим "подарком". Затем ждите появления группы захвата. Возможно, потребуется повторный визит врача, тогда у Вас появится еще один шанс удачно завершить задание. С руководителем Вашей клиники все согласовано, вы не встретите никаких препятствий с его стороны. На этом у меня все. Какие будут вопросы?
   - А что, если я вообще откажусь иметь с вами дело?! Зачем мне рисковать жизнью и здоровьем? Что я буду с этого иметь, кроме почетной грамоты с благодарностью?
   - Я начал бояться, что вы не зададите этого вопроса, - улыбнувшись, сказал шеф. - Вот грамоту как раз Вам точно не дадут. Операция секретна. Вы получите материальное вознаграждение, которое в двадцать раз превышает ежемесячную оплату Вашего труда, плюс официальные командировочные по месту работы. Четверть от этой суммы уже перечислена на Вашу банковскую карту. Остальное получите по окончании задания. В случае выполнения задачи-максимума - сумма вознаграждения будет увеличена втрое. Но это только в случае ареста Крота в его особняке. И еще главное: Вашего отказа мы принять не можем.
   Ольга была весьма довольна суммой вознаграждения, но изо всех сил старалась не показывать вида. "Откуда у государства такие деньги рядовому гражданину?" - подумала она и, несколько смягчив тон, продолжила:
   - Ну, с "пряником" все понятно. А если мне все-таки не нужны ваши деньги и я откажусь, каков будет "кнут"?
   - Вы плохо скрываете Ваши эмоции, и это может повредить при выполнении столь деликатного задания. Я и так по Вашим глазам вижу, что Вы согласны. Поэтому давайте обойдемся только упоминанием "пряника".
   - И, тем не менее, значит "кнут" все-таки есть, - сказала Ольга твердым голосом. - Что мне угрожает? Я должна знать!
   - Ну раз Вы настаиваете... Не люблю я этого, поверьте, мне действительно неприятно это говорить, но Ваш младший брат...
   - Что с моим братом?!!!
   - Он связался с плохой компанией. По нашим данным, некоторые из его друзей причастны к угону автомобилей. Мы можем дать ход этому делу.
   Брат Ольги переживал трудный возраст. Четырнадцатилетний мальчишка часто пропадал из дома, его комната была увешена изображениями с "шикарных тачек". Ольге стало не по себе. Один из самых близких людей был в опасности. Она была намного старше брата и опекала его как мать. "Если его посадят, я не смогу себе этого простить никогда!" - думала она.
   - Вы точно его не посадите? - вслух сказала Ольга, ее голос дрожал.
   - Не беспокойтесь. Но он должен встать на путь исправления. Другого шанса не будет.
   - Я согласна, когда встреча с Кротом.
   - Завтра в 9-30 за Вами заедет Вадим с необходимым оборудованием для лечения. Он даст Вам последние инструкции. В 10-00 Вам на сотовый позвонит Крот и назначит время и место встречи. Далее Вы будете действовать самостоятельно. Но не забудьте досье, изучите его дома. И постарайтесь выспаться, завтра будет тяжелый день. На этом все. Вадим проводит Вас домой, - шеф нажал на кнопку коммуникатора. Пришел Вадим и шеф коротко попрощался.
   Когда они покинули здание, начинало темнеть. У Вадима был приказ отвезти Ольгу домой. На этот раз он был за рулем, сопровождающих было двое. Впереди ехала еще одна машина сопровождения с четырьмя вооруженными людьми в штатском. Сопровождающие, в отличие от Вадима, были одеты в разную одежду: спортивные костюмы, куртки, свитера. Все были предельно собраны, как будто ожидали нападения. Они долго колесили по городу, подозревая "хвост" за собой.
   У подъезда сопровождающие разделились: трое вошли в подъезд, четверо рассредоточились на территории, прилегающей к дому. Через некоторое время Ольга с Вадимом поднялись к ее квартире.
   - Вы что будете меня дома караулить? - возмутилась Ольга.
   - Нет, но если вы не против... - Вадим расплылся в неотразимой улыбке.
   - Еще чего?!! До завтра. - Ольга хлопнула дверью.
   Наконец она была дома. Мысли роились в голове и разбегались в разные стороны, словно мыши. Чувство тревоги переполняло сознание. "Мне явно многое недоговаривают, - думала Ольга. - Зачем столько людей чтобы следить за мной? Почему они вооружены? Кто собирается на нее напасть? Может это вовсе не государственная спецслужба? Тогда кто? Бандиты? Неужели бандиты могут быть так хорошо организованны и дисциплинированны?"
   Ольга выглянула в окно. Во дворе на лавочке сидел один из сопровождающих с бутылкой пива. Он был начеку: сразу увидел ее и доложил о происходящем по скрытому микрофону. Неподалеку сидела компания точно таких же парней. Ничего подозрительного. Мужик отдыхает после работы в пятницу - идеальная маскировка. Остальных не было видно.
   Может досье на Крота даст ответы на многие вопросы? Ольга открыла папку и приступила к изучению. Досье содержало не только сухие выкладки с датами из биографии, но и интересные выводы аналитиков о чертах характера и мотивах поведения Крота.
   Настоящее имя - Сергей Михайлович Хрусталев. Родился и вырос в полной благополучной семье. Отец и мать инженерно-технические работники на оборонном предприятии. Сергей был единственным и долгожданным ребенком в семье и, как водится в таких случаях, родители баловали сына. Несмотря на это, а также на низкий рост и плохое зрение Сергей был заводилой среди сверстников. Этакий "Наполеон" местного масштаба. Мальчик был, безусловно, одарен в интеллектуальном плане, но, несмотря на это, никто из педагогов не прочил ему большого будущего. Учеба давалась ему слишком легко, и это сильно подогревало самомнение. Сергей отличался плохим поведением, часто прогуливал уроки, был рядовым троечником. Иногда, из желания доказать всем и самому себе, чего он стоит, Сергей проявлял недюжинную тягу к знаниям. Даже выиграл один раз крупную олимпиаду по математике. Но запал быстро проходил и Сергей брался за старое: шатался по улицам с компанией, играл на гитаре, хулиганил по мелочам. От таких парней девчонки-малолетки, как правило, без ума и Сергей не был исключением. Сергей купался в женском внимании, природной харизмы ему было не занимать. Он рано женился, когда ему было шестнадцать лет. Его избранницей стала серая отличница, прилежная скромная девчонка Марина, живущая по соседству. Родителям Сергея было к тому времени под пятьдесят. Они души не чаяли в невестке, считали, что наконец-то сын возьмется за ум, утихомирится. "О нем теперь есть, кому позаботиться" - говорила мать. Друзья не понимали решение Сергея, считали, что он слишком рано связал себя узами брака, да и вообще: "Мог бы найти покрасивее". Со временем Сергей отдалился от холостой компании сверстников. Родители Марины были категорически против выбора дочери, считали, что: "Выходить замуж рано. У него нет будущего. Он испортит всю жизнь дочери". Молодые соврали, что Марина ждет ребенка, и родители были вынуждены уступить. После свадьбы влюбленная пара переехала жить к родителям жениха. Вскоре случилось первое несчастье в жизни Сергея. Он провалил поступление в институт. Трудно сказать, что послужило тому причиной. Может это были пробелы в знаниях, может коррупция приемной комиссии, может досадная ошибка в письменной работе. Сергей воспринял это событие как личную трагедию, юная жена старалась его во всем поддерживать, успокаивала как могла. Родители помогли устроиться сыну на свое предприятие помощником токаря. В это же время Марина удачно поступила в ВУЗ на специальность фармацевта. Но несчастья в семье Хрусталевых не закончились. Внезапно заболела мать Сергея и скоропостижно скончалась. Отец не смог пережить утрату, совсем зачах и медленно угас спустя полгода. Сергей стал единственным добытчиком в семье. Только это удерживало его на плаву. Марина как могла, поддерживала мужа. Даже ее родители смягчились и иногда помогали материально. Боль утраты еще больше сблизила Марину и Сергея. Казалось, что черные дни отступили навсегда. Молодые много путешествовали, пытаясь развеяться. И это им во многом удалось. Счастье пришло в квартиру Хрусталевых и заправляло там несколько лет. Сергей поступил на вечернее отделение института, его карьера шла в гору. Марина заканчивала институт, впереди было выгодное трудоустройство. В семье начало планироваться прибавление. И вдруг Марина начала чувствовать головные боли, которые с каждым днем становились все сильнее. Поначалу все было списано на переутомление перед сессией, но на снимках томографа была выявлена опухоль головного мозга. Диагноз "рак" прозвучал как гром среди ясного неба. Месяцы химиотерапии не дали результатов. Марина умирала, Сергей не отходил от ее постели. Судьба его родителей повторялась снова, но у Сергея в отличие от отца не оставалось никого из близких и он только начинал жить. Последнюю неделю Марина провела в коме, затем врачи констатировали смерть. Сергей был в это время рядом. "Кем бы ни был Крот, чтобы не совершил, он заслуживал снисхождения", - думала Ольга, читая досье. Далее факты биографии были весьма скудными, противоречивыми и в большинстве своем представляли собой предположения и домыслы. Было ясно одно: в тот день Сергей тоже умер и на смену ему пришел другой человек, получивший прозвище "Крот". В детстве Ольга видела крота, случайно попавшего на проезжую часть. Это было странное, нелепое существо, слепое и беспомощное. Ольга попыталась дотронуться до него. Рядом был отец, который одернул ее руку и сказал: "Я где-то читал, что кроты - это единственные млекопитающие, которые убивают сородича при встрече. Не трогай его".
   Итак, Сергей исчез. Он так и не появился по месту работы, продал квартиру. Через двадцать дней по городу прокатилась волна краж из банкоматов. Камера видеонаблюдения зафиксировала преступника. По фотографии с камеры сослуживцы опознали Сергея, но сомневающихся среди них было не намного меньше. Качество снимка оставляло желать лучшего, преступник носил накладную бороду и парик. Сомневающиеся в один голос говорили, что Сергей намного моложе. Следствие установило, что Сергей по месту работы мог иметь доступ к оборудованию, применяемому при взломе. Через три месяца новое ограбление. На этот раз банковское хранилище было вычищено практически подчистую. Следствие предположило, что преступник был один. Для погрузки денег в грузовик он пользовался системой стальных тросов, которые были продеты через вращающиеся блоки. Блоки, в свою очередь, были ввинчены в бетонные стены и потолки. Эти сложности были необходимы, так как такую массу наличности погрузить вручную за одну ночь в одиночку было невозможно. Преступник долго и тщательно готовился к ограблению. Технология и почерк взлома систем безопасности хранилища был аналогичен серии краж из банкоматов. Охранники были нейтрализованы газом и травматическим оружием. Было отмечено, что находящиеся без сознания охранники были связаны и уложены на бок, предположительно, во избежание западания языка и летального исхода.
   Крот залег на дно. Несколько лет о нем ничего не было слышно.
   Через шесть лет, человек похожий на Крота снова попал в поле зрения правоохранительных органов. При расследовании дела о кражах в общежитии одного из вузов поголовно проверяли всех студентов биологического факультета. Один из них был чрезвычайно похож на Хрусталева Сергея Михайловича, разыскиваемого давно и безуспешно во многих странах мира. Буквально за день до прихода опергруппы с целью задержания, он исчез. Вероятно, был предупрежден кем-то из числа сотрудников милиции. Все эти годы он почти не прятался и жил по поддельным документам. При этом он был самым старшим и одним из лучших студентов биологического факультета. Проявлял искренний интерес к строению клетки, генной инженерии, тщательно штудировал периодику. Он стал замкнутым, нелюдимым. За все время обучения не принял участия ни в одном общественном мероприятии. Друзей и близких знакомых у него также не было. На этом заканчивались все факты, упоминаемые в досье. Далее лишь предполагалось, что Крот живет уединенно в своем особняке и продолжает исследования. Причем о характере этих исследований не было сказано ни слова. Ольга окончательно убедилась в том, что от нее многое скрывают, и все знать ей необязательно. В конце был приложен психологический портрет Крота. Прочитав его, Ольга поняла следующее: Крот скрытен, подозрителен, склонен к паранойе, не доверяет никому. При общении с ним необходимо проявлять чрезвычайную осторожность, чтобы не выдать себя. При этом он не склонен к насилию, по-своему талантлив, умен, изобретателен и сам по себе представляет большую ценность.
   Ольга еще раз взглянула на старую фотографию. Ей показалось, что она прониклась чувством, похожим на жалость, к этому человеку, ведь в досье не было ничего сказано о людях погибших при попытке ареста Крота.
   "На снимке Сергею около двадцати лет, каким он стал сейчас? Ему уже больше сорока. Узнаю ли я его при встрече? - думала Ольга. - Что же он успел натворить после ухода из института? Что так скрывают спецслужбы?". Вопросов без ответов стало еще больше.
   Было уже совсем поздно, Ольга легла на кровать в надежде хоть ненадолго уснуть. Мысли о предстоящих событиях не покидали ее. Слишком много впечатлений было получено за один вечер. Образ таинственного пациента не давал покоя. Воображение рисовало образ мифического злодея, способного годами водить за нос спецслужбы. Может он отшельник, построивший свой особняк в гуще непроходимого леса? Его лицо скрывает черный балахон, длиной до земли. Ольга незаметно для себя погрузилась в сон. Теперь воображение рисовало сумасшедшего ученого в толстых очках, белом халате и со взъерошенными волосами на голове. Затем Крот предстал в образе грабителя, вооруженного до зубов. Он отстреливался от погони и выкрикивал ругательства. Потом Ольга оказалась внутри металлодетектора, стучала в прозрачные стены, пыталась вырваться, и чувствовала, что кто-то все время наблюдает за ней. Стены сжимались, не хватало воздуха, чтобы дышать.
   Звонок сотового прервал ночной кошмар. Ольга в холодном поту взяла трубку:
   - Алло.
   - Это Вадим, я жду Вас у подъезда, Вы не забыли о нашем маленьком дельце.
   - Хорошо я скоро буду... Еще только восемь часов, - ответила Ольга после некоторой паузы.
   Ясность мысли возвращалась к ней. Ольга пошла в ванную, чтобы привести себя в порядок. Она чувствовала себя Матой Хари, от нее зависело все. Она должна предстать во всей красе. Ольга, делая макияж, решила использовать все женские штучки, которые берегла для особых случаев. Вадим нервничал: "Вы скоро", - напомнил он по телефону. Ольга еще раз осмотрела себя у зеркала и гордой походкой пошла к двери. В подъезде она встретила одного из тех в штатском, что сопровождали ее накануне. Весь его вид говорил, что он всю ночь не сомкнул глаз.
   Вадим ждал у машины и был искренне поражен видом Ольги. Он галантно открыл заднюю дверь и сказал:
   - Прошу мадам.
   - Благодарю Вас, сэр, - не без сарказма ответила Ольга.
   - Прекрасно выглядите сегодня.
   - Спасибо. Не могу сказать о Вас тоже самое.
   - Работа... - вздохнув, подытожил Вадим.
   Он, как и остальные, всю ночь бодрствовал. Охрана в это время с угрюмыми лицами занимала места в машине рядом. Вадим вручил Ольге саквояж и попросил открыть его. Внутри был великолепный стоматологический набор, работающий от аккумулятора. Ольга с интересом осмотрела инструменты и в целом осталась довольна.
   - Вы сегодня во всеоружии, - улыбаясь, сказал Вадим. - Не боитесь, что Крот не устоит? Вы будете наедине, а он много лет не видел женщины.
   - А Вы что ревнуете?
   - Не ожидал от Вас такой прыти. Мы боялись, что Вы запаникуете и можете передумать.
   - Не дождетесь.
   - Ну, вот и хорошо, значит Вы правильно настроены и дополнительный инструктаж Вам не нужен.
   Кортеж тронулся.
   - Куда мы едем? - забеспокоилась Ольга. - Крот еще не звонил.
   - Надо проверить кое-что, - ответил Вадим.
   Они выехали на оживленную улицу. Вадим все время оглядывался по сторонам, будто опасаясь чего-то. Его опасения вскоре подтвердились.
   - За нами хвост, - доложил Вадим по телефону. - Синий Опель внутри двое. Сейчас попытаемся оторваться.
   - От кого мы скрываемся? - уже всерьез забеспокоилась Ольга. Опасность была рядом, сердце забилось чаще.
   - Ничего не бойтесь. В случае чего я буду защищать Вас как лев, - уклончиво пошутил Вадим.
   Ольге стало немного спокойнее, но волнение не оставляло ее. "Он забавный", - подумала она про Вадима.
   Машина сопровождения с охраной перестроилась позади них в потоке машин. Через некоторое время оба автомобиля свернули в переулок и начали петлять, путая следы. Водитель хорошо знал этот район. Вскоре они выехали на оживленную трассу.
   - Все чисто. Мы оторвались, - доложил Вадим начальству.
   Ольга хотела спросить о происшедшем, но тут позвонил ее телефон. Это был Крот.
   - Сейчас он назначит встречу, - пояснил Вадим.
   Ольга взяла трубку:
   - Алло.
   - Здравствуйте. Это Вы будете меня лечить? - с трудом произнес Крот. Каждое слово стоило ему огромных усилий.
   - Да. Где Вы находитесь?
   - Подъезжайте на улицу Пушкина дом шестьдесят семь. Ждите меня там. Я сам Вас найду.
   - Но как Вы меня узнаете?
   - Я видел Ваше фото на сайте клинике, - сказал Крот и отключился.
   Ольга и Вадим с сопровождающими поехали по указанному адресу. Они остановились возле перехода.
   - Дальше Вы одна, - сказал Вадим и объяснил, как пройти к месту встречи через переход и далее.
   - Вы больше не будете за мной наблюдать?
   - Нет, не будем. Мы не можем рисковать. Слежка может спугнуть его. Ну... Ни пуха, ни пера.
   - К черту, - сказала Ольга и вышла из машины.
   В переходе было темно и безлюдно, Ольга оглянулась пару раз. Никого не было. Она поднялась на поверхность, стараясь вести себя как можно естественнее.
   Это был спальный район на окраине города. Кругом стояли жилые многоэтажки. На часах была половина одиннадцатого, прохожих было мало. Лишь несколько мамаш гуляли с колясками. Ольга без труда нашла нужный дом. Двухподъездная многоэтажка стояла особняком. Неподалеку близилось к концу строительство такого же дома. Двор не был, как следует, благоустроен и представлял собой большей частью пустырь. Ольга остановилась возле дома между двумя подъездами и начала внимательно рассматривать немногочисленных прохожих. Никто из них даже близко не походил на Крота. Мимо прошел к своей машине какой-то офисный работник, наверное, забыл дома документы. Прошли двое рабочих южной национальности. Ольга начинала терять спокойствие. Наконец из-за угла дома выехал мотоциклист. Увидев Ольгу, он медленно приблизился к ней и остановился. На нем был шлем, скрывающий лицо, кожаная куртка и черные брюки. Сзади на мотоцикле был установлен довольно объемный багажник. Человек в черном внимательно осмотрел Ольгу.
   - Это я Вам звонил. Извините, что не предупредил о мотоцикле.
   Крот еле ворочал языком. Ольга с трудом разобрала сказанное. На ней была юбка и легкий плащ, садиться верхом на мотоцикл было затруднительно.
   - Можете сесть боком, здесь недалеко, - добавил Крот, видя нелепость ситуации.
   - Насколько недалеко? - засомневалась Ольга, представив, как едет по шоссе за город, сидя в такой позе.
   - За этим домом, - успокоил Крот.
   Ольга удивилась, позади этого дома было такое же строение. Она с недоверием разместилась позади Крота, поставив обе ноги на выхлопную трубу и обхватив Сергея руками, чтобы не упасть. Крот был слаб и еле держался в седле. Мотоцикл медленно тронулся. Ольге стало страшно. Падать с мотоцикла ей еще не приходилось. "Неизвестно кто кого держит", - думала она. К счастью, не успев как следует набрать скорость, они сразу остановились у входа в подвал соседнего дома. "Неужели он бомжует здесь?" - размышляла Ольга. Крот открыл дверь своим ключом и пригласил следовать за ним. Из подвала пахнуло сыростью, там было темно. Превозмогая себя, Ольга шагнула внутрь. Она почти ничего не видела со света. Крот хорошо ориентировался внутри и катил с собой мотоцикл. Слышался шум сквозняка, где-то капала вода. Под ногами, чуть не задев туфли, пробежала огромная крыса. Ольга отпрыгнула в сторону, но сумела сдержаться, чтобы не взвизгнуть. Еще волосы попали в гущу паутины, которая висела здесь годами. Крот молчал, но Ольге показалось, что он еле сдерживает смех. Наконец они остановились. Крот нащупал в полу люк с клавишами кодового замка. После набора комбинации, он самостоятельно открылся. Механизм люка был бесшумен. В лицо ударил яркий свет. Ольга зажмурилась. Когда глаза привыкли к свету, ее взору предстал путь из ступеней вниз. Справа от них был ровный спуск, как для колясок в метро. По нему Крот катил мотоцикл. Ольга шла следом. Стены и потолок имели идеально ровную стальную поверхность. На глубине нескольких метров лестница заканчивалась комнатой. Это был перевалочный пункт снабжения. У стен стояли разнообразные виды пищи. Запасами их назвать было невозможно. Это были скорее образцы разнообразных видов еды. Среди фруктов были: два яблока, гроздь бананов, кисть винограда. "Не прожорливый крот", - подумала Ольга. Около трети помещения занимал непонятный цилиндр, отдаленно напоминавший огромный снаряд или капсулу. В диаметре он был чуть выше легкового автомобиля. Сбоку в цилиндре была проделана дверь. Сам он лежал горизонтально, и один его конец находился внутри трубы такого же диаметра. С другой стороны цилиндр упирался в большую резиновую опору.
   Ольга с искренним удивлением, близким к шоку, рассматривала окружающую обстановку.
   - Это мое небольшое изобретение, - пояснил Крот. - Внутри этой трубы мы поедем под землей ко мне домой. Кстати забыл представиться. Меня зовут Сергей.
   - Очень приятно. Не пора ли снять каску.
   Все это время лицо Крота скрывал мотоциклетный шлем. Он не снимал его даже в кромешной тьме подвала.
   - Да действительно, пора бы уже.
   Крот присел на ящик, как бы готовясь к большому событию. Было видно, что это для него трудный шаг. Сделав глубокий вдох, он сорвал мотоциклетный шлем. Ольга вздрогнула от увиденного. Левая половина лица и часть шеи была изуродована ожогом и мелкими осколками. Правая щека превратилась в огромную зубную опухоль, которая угрожала головному мозгу. Таких запущенных больных, еще не приходилось видеть Ольге. Крот действительно был на грани смерти и не обращался за помощью до последнего. Он стонал от жуткой боли. Когда он стягивал шлем, то не мог не зацепить нарыв.
   - Вам срочно нужно в больницу, Вы можете умереть!
   - Об этом не может быть и речи! Я уже все сказал Вашему директору! - твердо возразил Сергей. - Нам пора ехать.
   Ольга вошла вслед за Сергеем внутрь капсулы. Крот разместился за консолью управления в кресле. Оно свободно вращались на триста шестьдесят градусов, в зависимости от того, в какую сторону ехать. Сиденье для Ольги было временно смонтировано в грузовом отсеке. Этот "поезд" никогда ранее не возил так много пассажиров. Сергей закрыл дверь и начал набирать команды на консоли. В капсуле не было ни окон, ни иллюминаторов. Ольга поняла, что они набирают скорость по тому, как ее медленно начало вдавливать в спинку сиденья. Это продолжалось более минуты. "Наверное, мы мчимся с огромной скоростью", - думала она. Наконец ускорение прекратилось, наступило облегчение, как будто рюкзак упал с плеч. Только небольшие толчки, свидетельствовали о движении капсулы.
   - Как быстро мы едем? - спросила Ольга.
   - Около тысячи километров в час.
   - Не может быть?!
   - Этого мы не чувствуем, так как капсула герметична. Насос в конце пути откачал воздух из трубы. Мы движемся благодаря вакууму впереди нас, как лекарство внутрь шприца.
   - А как мы будем тормозить, на какой скорости?
   - Не беспокойтесь, насос откачал не весь воздух. В конце пути мы будем тормозить о воздушную подушку. Вам лучше бы встать, я разверну Ваше сиденье в другую сторону.
   Ольга встала и отодвинулась в глубь грузового отсека. Сергей снял ее сиденье и развернул на сто восемьдесят градусов.
   - Можете садиться, - сказал Сергей, и сам вернулся в свое кресло.
   Дальше они ехали молча. Ольга чувствовала себя неловко, сидя спиной к Кроту. Наконец она решила начать разговор:
   - Можно задать вопрос?
   - Да, смотря какой.
   - Кто Вы такой? Почему прячетесь?
   - Я в некотором роде ученый, изобретатель, исследователь... В основном поэтому и прячусь.
   Крот явно не хотел говорить больше, тем более, каждое слово давалось ему с трудом. "Может он сумасшедший ученый, делающий опыты на людях, или готовит страшное оружие для террористов?" - размышляла Ольга, и ей становилось жутковато.
   - Вы не причините мне зла? - спросила она.
   - Все будет зависеть от Вас. Кстати, кто Вам сказал, что я скрываюсь? - с подозрением спросил Сергей.
   Ольга почувствовала, что вот-вот провалится. "Язык мой - враг мой, - думала она. - Эти шпионы тоже хороши, не могли подходящую легенду придумать". Мысли носились в ее голове с огромной скоростью: "Хорошо хоть сижу спиной к нему, надо убедительно соврать":
   - Мой директор сказал, что нужно навестить Вас дома. Он предположил, что у Вас паранойя или что-то в этом роде, Вы кого-то боитесь или прячетесь. Может быть, Вы совершили преступления. Но меня это не касается.
   - Странный Ваш шеф. Обычно начальник, когда просит о сверхурочной работе, то всячески ее нахваливает. А Ваш шеф вон как все расписал.
   "Шеф! Он точно все знает о шефе! Так называют начальника Вадима, но не моего директора" - запаниковала Ольга, но, собравшись с мыслями, продолжила:
   - Да наш шеф не отличается обходительностью, плохо ладит с людьми, особенно с подчиненными. Только позавчера устроил разнос секретарше за утерю платежки, а потом она нашла эту бумагу у него в корреспонденции. Шеф не посчитал нужным даже извиниться.
   - Не повезло вам с новым начальством. Куда планируете податься?
   - Откуда Вы знаете, что начальство новое и что я ищу работу, - начала контратаку Ольга. "Лучшая защита - это нападение", - решила она.
   - Я наводил о Вас справки. Все узнал из открытых источников: Ваше резюме на сайте.
   - На сайте я не публиковала открыто свои фамилию, имя и отчество.
   - Ну не совсем из открытых источников. Получил доступ к базе данных кадрового агентства, - уже почти оправдывался Сергей.
   Капсула начала торможение также незаметно, как и ускорение. Ольге показалось, что прошло не более десяти минут с момента отправления. Снова началось медленное усиление перегрузок, голова уперлась в подголовник. Ольгу несколько раз дергало в стороны, труба в конце пути изгибалась. Наконец легкий толчок о резиновый упор привел к завершению торможения.
   Сергей открыл дверь. Конечным пунктом назначения был большой зал. Он был покрыт точно таким же гладким слоем металла, как и комната под многоэтажкой на окраине города. Кое-где стояли ящики с едой и с другими продуктами обихода. В центре комнаты была огромная колонна, которая представляла собой шахту лифта. Было непонятно, куда он ведет, вверх или вниз. Около лифта была площадка, загроможденная разными ящиками. Вокруг нее были симметрично расположены восемь транспортных капсул. Из одной вышли Сергей и Ольга. Трубы как лучи расходились во все стороны света. Крот имел возможность путешествовать быстро и с комфортом. Все освещение в зале было искусственным, из чего можно было сделать вывод, что все сооружение находится глубоко под землей. Ольга стояла завороженная в центре зала, как ребенок, впервые очутившийся в метро. В это время Сергей водил детектором металла вдоль ее тела. Находясь под впечатлением, она даже не заметила, что ее обыскивают. "Неужели Крот в одиночку построил все это? Может, он нашел следы древней продвинутой цивилизации и пользуется ее плодами, - думала Ольга. - Или все это построили люди?".
   - Вы должны отдать мне Ваш сотовый, - сказал Сергей. - Я верну его потом Вам.
   - Хорошо.
   Ольга достала сотовый из сумочки и отдала Кроту. Все равно сигнала не было, звонить было бесполезно. Но пудреница с диском осталась у нее. Правда, какая теперь от него польза? Они ехали с огромной скоростью под землей в неизвестном направлении. Это удивительное убежище, наверное, за десятки, а может за сотни километров от города. А может, они находятся на такой глубине, куда не добраться современному человеку?
   Сергей был удовлетворен результатом сканирования и пригласил Ольгу к центральному лифту. Ему явно стало хуже, лицо на секунду перекосила гримаса боли. Но он тут же взял себя в руки. Ольга была поражена силой воли этого человека. Пациенты с менее запущенной зубной болью лежат на кровати и воют от боли, а этот ходит, разговаривает и ведет себя адекватно. Подъем в лифте не занял много времени. Кабина двигалась мягко и бесшумно, как будто паря в свободном пространстве. Ольгу посетило ощущение нереальности всего происходящего. Наконец лифт остановился. Двери бесшумно раскрылись как страницы книги. Впереди было темное помещение с лампочкой, висящей на проводе в центре потолка. Запахло сыростью и прохладой. Это был подвал. Наружу к поверхности вели обычные бетонные ступени. Потолок и дверь наверх были сделаны из дерева, причем сделаны очень давно. Все было покрыто толстым слоем пыли и паутины. Создавалось впечатление, что, перешагнув двери лифта, попадаешь из будущего лет на двадцать в прошлое. Поднявшись из подвала, Ольга оказалась внутри старого особняка. Сергей показывал путь. Ольга шла следом. Особняк был огромен. Коридор, сквозная комната, другой коридор, лестница наверх. Казалось Крот, нарочно путает следы, избегая идти кратчайшим путем. Это был мертвый дом-призрак. Люди давно покинули его. Полы жутко скрипели, угрожая, провалиться под ногами. Обои давно выцвели. Окна были заколочены, дневной свет нигде не мог проникнуть внутрь. Минимум освещения создавался старыми пыльными люстрами, в каждой из которых горело не более одной лампы. Сергей менял их только в случае крайней необходимости. Сказать, что дом был запущен, значит не сказать ничего. Судя по внешнему облику комнат, уборка там не делалась никогда. Слой пыли покрывал все горизонтальные поверхности. Паутина, словно мрачная мишура, свисала отовсюду. Даже пауки покинули это Богом забытое место. В некоторых комнатах располагались наспех сваленные кучи мусора из обломков мебели, посуды и тряпья. Трудно было разобрать, что еще там насыпано из-за толстого слоя пыли. Кое-где виднелись следы ремонта сделанного много лет назад. Целые куски стен были заново выложены кирпичом и не отштукатурены. Кирпичные заплатки в стенах смотрелись как пробоины в корпусе корабля. Дом явно пережил когда-то не лучшие времена. Окна были не просто заколочены. Каждый оконный проем закрывали массивные стальные листы, стянутые ржавыми болтами в палец толщиной. О тяжести и толщине брони можно было судить по тому, как просели подоконники от тяжести стали. Над головой, тут и там в толще паутины просматривались наспех подвешенные провода. Эти коммуникации явно не вписывались в интерьер и были протянуты намного позже завершения строительства особняка. Ольга шла за Сергеем шаг в шаг, боясь отстать, провалиться под пол или испачкаться паутиной. Кроту становилось все хуже. Казалось, что он сам с трудом ориентируется в особняке. Некоторые дверные проемы были заложены кирпичом. Сергей несколько раз останавливался и, облокотившись о стену, переводил дух. Его тело покрылось испариной. Наконец Сергей достиг нужной двери. Эта дверь выглядела гораздо новее всего дома. Она была стальной, как и большинство дверей в подземелье. Сергей начал набирать цифровую комбинацию на кодовом замке справа. У него ничего не получалось, дверь не хотела поддаваться.
   Ольга осмотрелась, воспользовавшись моментом. Справа был другой дверной проем. Створы давно не было, а ржавые петли выворочены. В комнате не было ламп, свет проникал туда сквозь отверстия в стальном листе, заслонявшем окно. Это был первый раз, когда Ольга увидела дневной свет, после встречи с Кротом. Она оглянулась. Сергей по-прежнему был занят замком. Обстановка была ничем не примечательна, все та же пыль и хлам как и по всему дому. Разве что в стене были четыре выбоины напротив четырех отверстий в стальном листе. Это были отверстия от пуль. На стенах отчетливо были видны следы огня, обои выгорели почти полностью. Ольга, будучи не в силах сдержать любопытство, приближалась к окну. Забыв об осторожности, она заглянула в одно из пулевых отверстий и тут же отринула назад. Яркий свет безоблачного дня безжалостно ударил по глазам. Но то, что было по ту сторону, поразило Ольгу несоизмеримо сильнее. Не веря своим глазам, она взглянула на окрестности возле особняка еще раз.
   Вся округа вплоть до самого горизонта представляла собой сплошное поле боя, кладбище бронетехники. Вокруг дома многочисленными кругами была размотана ржавая колючая проволока. Тут и там виднелись перекрестья противотанковых ежей. Ольга смогла разглядеть несколько полностью истлевших человеческих тел. Военная форма на скелетах представляла собой лохмотья, причудливо развивающиеся на ветру. У одного из танков взрывом боекомплекта была оторвана башня. Она стояла неподалеку, воткнувшись дулом в землю, как памятник погибшим, установленный волей случая. В груде обломков Ольга смогла различить сбитый когда-то вертолет. Но безмятежность, тишина и спокойствие, царившие вокруг, поражали. Это не было поле боя, которое можно увидеть в фильме или кинохронике. Если возле особняка и были бои, то это было много лет назад. Здесь уже давно не ступала нога человека. За долгие годы все заросло густой травой по пояс. Остовы обгоревшей и выцветшей бронетехники вросли в землю по верхний край гусениц. Они как будто тонули в море травы, волны по которой гнал теплый ветер. На небе не было ни облачка. Яркое весеннее солнце давало разглядеть всю панораму в мельчайших деталях. Ольга была не в силах оторвать взгляда. Вдалеке, почти у самого горизонта, лежали сухие, поваленные взрывами деревья. Среди травы просматривался прямоугольный фундамент давно разрушенного строения. Неподалеку стоял подбитый танк, задрав ствол вертикально вверх. На искореженную технику то ли взрывами, то ли ветром была нанесена почва, со временем поросшая травой. Природа самостоятельно поглощала следы сражения и хоронила усопших. Совсем неподалеку мертвый БТР угрожающе направлял дуло крупнокалиберного пулемета прямо на Ольгу. "Быть может эти четыре отверстия в окне его "рук" дело", - думала она. Воображение рисовало картины гибели десятков людей при штурме особняка. Тут Ольга заметила, что поверхность одного из танков покрыта длинными шипами, как иглами дикобраза. Как будто бронемашина за доли секунды проросла тысячами копий и загорелась. Среди этих острых шипов, как среди веток кустарника, степная птица свила гнездо и выращивала своих птенцов. Приглядевшись, Ольга заметила такие же повреждения еще на нескольких сгоревших остовах. "Наверное, здесь применялось какое-то неизвестное оружие", - решила она.
   Тут Ольга вспомнила про Сергея. Стальная дверь была разблокирована, а он лежал рядом, потеряв сознание. Ольга нашла в своем наборе нашатырный спирт и дала понюхать Сергею. Он начал подавать признаки жизни. Ольга открыла стальную дверь и вошла. Внутри оказался прилично оборудованный стоматологический кабинет, со всем необходимым. Ольга с профессиональным любопытством осматривала обстановку.
   Внезапно стальная дверь захлопнулась. Щелкнул замок. Сергей стоял внутри, облокотившись о притолоку. В его глазах были отчаяние и злоба, злоба на себя, свою слабость, беспомощность.
   - Мы заперты в этой комнате, - сказал Сергей. - Здесь нет никакой связи с внешним миром, кроме этого кодового замка. Если Вы убьете меня, то не сможете выйти отсюда никогда. Умрете медленной голодной смертью. Никто не освободит вас.
   В каждом слове отчетливо слышалась угроза. Ольге стало действительно страшно. Сергей продолжил, усаживаясь в кресло:
   - Здесь есть все необходимое для лечения. Вы также принесли кое-что с собой. Приступайте, у нас мало времени.
   - Я сделаю общий наркоз? - спросила Ольга.
   - Хорошо. Но я бы не советовал пользоваться вашими препаратами. Вдруг я не проснусь...
   Ольга вспомнила, что весь стоматологический набор, включая медикаменты, был презентован ей Вадимом. Вдруг и вправду там было что-то посильнее снотворного. Она решила не рисковать. Тем более, что нужные препараты были найдены в стеклянном шкафчике рядом.
   Сергей уснул под воздействием снотворного. Черты его лица расслабились. Только сейчас появилась возможность рассмотреть его как следует. Под глазами были огромные мешки от бессонных ночей и зубной боли. Сухощавое лицо покрывали тонкие морщины. Волосы начала покрывать седина. Половину лица уродовал страшный ожог и следы от осколков. Раны уродливо затянулись без квалифицированной медицинской помощи. На крупные рубцы не было наложено ни единого шва. Опухоль на правой щеке требовала немедленного лечения. По иронии судьбы зубная боль смогла сделать то, что не смогла сделать армия. Крот был на грани смерти, а вместе с ним Ольга должна была бороться за его жизнь как за свою. Она немедленно взялась за дело. Коронка больного зуба была отломана, а корень глубоко скрывался за нарывом. Сергей самостоятельно пытался вырвать злополучный зуб. С большим трудом Ольге удалось выкорчевать остатки корней из десны. На это ей понадобилось около часа. Коренной зуб был расположен в высшей степени неудобно. Затем пришлось долго сцеживать накопившийся гной, устанавливать дренаж. От воспаления температура тела повысилась. Ольга колола антибиотики. Она сделала все возможное, чтобы помочь больному. Оставалось только ждать. Сергей был под воздействием наркоза. "Как я могла влипнуть в такую историю? - думала Ольга. - Здесь творится что-то невероятное. Настоящая война. Жертвы. И обо всем этом ничего не известно. Ни слова в газетах, по телевизору. Люди живут, работают, встречаются, отдыхают и ничего не подозревают о том, что здесь происходит. И все происходящее далеко от завершения. Крот не арестован, не схвачен, свободно путешествует". И вдруг, как бы в подтверждение этих мыслей, раздался страшный гул. Весь особняк задрожал. Прозрачные двери в шкафу звенели. Пузырьки с лекарствами начали двигаться по стеклянным полкам под действием вибрации.
   Ольга в ужасе забилась в угол. Свернувшись калачиком и втянув голову в плечи, она боялась пошевелиться. Страшный гул пронизывал до костей.
   Через несколько секунд все стихло также внезапно, как и началось. Наступила пронзительная тишина. Ольга открыла глаза. В комнате все было на своих местах. Сергей лежал в кресле, только пузыри в шкафу сдвинулись в дальний угол. И тут тишину разрезал пронзительный звук зуммера. Ольга вздрогнула. "Наверное, сотовый, - подумала она. - Но у меня другая мелодия, и вообще сотового нет. Это телефон Сергея! Нужно позвонить по нему. Может быть, меня спасут". Ольга начала рыться в карманах Сергея и извлекла устройство, напоминающее маленький дисплей ноутбука. Кнопок не было. Экран не был сенсорным и не реагировал на прикосновение пальцев. Надписи на экране были не понятны. Единственное, что удалось разобрать, слово "снаряд". Далее шли непонятные цифры и буквы, значение которых осталось тайной. Повертев устройство в руках, Ольга вернула его на место. Зуммер смолк сам собой через некоторое время. Снова наступила тишина.
   Ольга больше не могла сидеть сложа руки. Десятиминутные попытки подобрать код к замку не принесли результатов. Ломать замок, она не решилась, его могло заклинить намертво. Ольга начала исследовать каждый сантиметр комнаты в поисках хотя бы чего-нибудь похожего на выход. Помещение казалось выплавленным из цельного куска металла: никаких щелей и стыков между плит не было. Стены и потолок были выкрашены краской, на полу лежал линолеум. Ольга скальпелем содрала клочок краски в углу. Под ней оказался металл, такой же ровный и идеально плоский, как и в подземелье. Скальпель не оставлял на нем даже царапин. Вероятно, это комната была изготовлена гораздо позже дома. Под линолеумом оказался слой точно такого же металла. Ольга плеснула воды на стык предполагаемых плит на полу у стены. Вода даже и не думала просачиваться. Здесь должна быть вентиляция. Ольга зажгла спиртовую лампу. По колебанию пламени удалось найти входное и выходное отверстия вентиляции. Оба располагались в противоположных углах комнаты, под самым потолком. Их диаметр около десяти сантиметров убил последнюю мысль о побеге.
   Ольга принялась обыскивать содержимое тумбочки и нашла лапшу быстрого приготовления и кипятильник. В комнате была розетка и рукомойник. "Как мило. Завтрак заключенного, - пошутила Ольга сама с собой. - Не удивлюсь, если под тумбочкой будет горшок. Сколько больной будет лежать без движения?". Вскоре Ольге представилась возможность оценить эту предусмотрительность. Время шло. Сергей начал отходить от наркоза. Он стонал, но не приходил в сознание. Начался жар, его лихорадило. Ольга старалась помочь, как могла, прикладывала холодные компрессы. Сергей в бреду называл ее Мариной, плакал от счастья.
   - Наконец ты вернулась ко мне, - говорил он. - Теперь мы будем вместе вечно и никогда не умрем. Посмотри, какой дом я для нас построил. Здесь хватит места всем нашим детям. У нас будет много детей, как мы этого хотели. Никто не будет болеть, никто не умрет. Все будут счастливы...
   Ольге стало искренне жаль этого несчастного, жалкого и больного человека. Он до сих пор не может забыть жену, спустя столько лет после ее смерти. Что это? Огромная любовь - длинная как вечность, нерушимая как скала? Или может это безнадежно отчаявшийся человек, наедине со своим несчастьем? Никто не помог ему в трудную минуту, и он сошел с ума, не смог освободиться от горя, замкнулся в себе. "Почему он до сих пор жив, что держит его на этом свете? Размышляя об этом, Ольга не заметила, как слеза с ее ресниц упала на грудь Сергею. Он внезапно смолк и погрузился в глубокий сон.
   "Что это? - спохватилась Ольга. - Плачу у изголовья едва знакомого, больного, старика!". Она быстро взяла себя в руки, утерла слезы. На часах была уже половина третьего. Чувство голода дало о себе знать.
   - Я вижу, ты это надолго затеял, - бодрясь, сказала Ольга спящему. - Ты как хочешь, а я пожалуй поем твою лапшу".
   После обеда, настроение несколько улучшилось. Поскольку заняться было нечем, Ольга вернулась к своим размышлениям. На ум ей пришла Марина. "Как, наверное, хорошо быть женой мужа, который тебя так сильно любит? Она прожила короткую, но счастливую жизнь. За счастье всегда приходится платить. Интересно, что лучше, прожить несколько лет счастливо и умереть молодой или влачить свое жалкое существование до глубокой старости?". Оглянувшись на свои прожитые двадцать шесть лет, Ольга поняла, что ответ на этот вопрос для нее далеко неоднозначен. "Работа, работа, дом, работа, а жизнь утекает как песок сквозь пальцы. Чем моя жизнь лучше жизни Сергея? Он хотя бы был когда-то счастлив, любил и был любим. По-другому быть не могло. Подумать только насколько он был счастлив, если до сих пор не может забыть... - Ольге стало грустно, но она тут же опомнилась: "Подумать только! Завидую мрачному психопату и покойнице. Что дальше?!".
   Сергей начал подавать признаки жизни. Ольга дала ему обезболивающее. Медленно остатки сил возвратились к больному. Пошевелив во рту языком, Сергей сказал, пытаясь шутить:
   - Ну, теперь пора подумать о протезировании.
   - Об этом не может быть и речи! Опухоль должна опасть, десна зарасти. На это в лучшем случае Вам понадобится три недели. И это если не будет осложнений. Вы же не собираетесь меня держать в этих четырех стенах все это время?!
   - Ну, мы можем рассмотреть вариант попросторнее...
   - Нет, нет и еще раз нет. Меня дома ждет муж и дети! - соврала Ольга.
   - Вы не похожи на хранительницу очага.
   - Это еще почему?! И вообще это не Ваше дело!!! Выпустите меня немедленно!
   - Кто-нибудь знает, кроме Вашего директора, что Вы были у меня?
   - Нет. На что это Вы намекаете?
   - Ни на что. Просто теперь Вы не будете в безопасности за пределами моего жилища.
   - Это мне решать! Мне пора домой! Уже почти вечер!
   - Хорошо. Хорошо. Я немедленно Вас отвезу обратно. Но позвольте мне отблагодарить Вас за помощь.
  
   Ольга стояла у выхода из подвала многоэтажки, куда вошла утром с Кротом. В сумочке лежала коробка с подарком Сергея. Уже вечерело.
   Ольга открыла коробку. Внутри лежал бриллиант идеальной формы, размером с голубиное яйцо. Сияние граней в лучах заходящего солнца поражало. Невозможно было оторвать глаз. Ольга никогда не видела ничего подобного. "Может быть, он стоит целое состояние?!" - решила она и захлопнула упаковку, оглянувшись по сторонам. Никто ничего не заметил, рядом было безлюдно.
   "Что имел в виду Сергей, когда говорил об опасности?"
   Послышался звук сотового, звонил Вадим:
   - Почему Вы так долго? Что случилось? Мы думали, что потеряли Вас, - его голос был неподдельно взволнованным.
   - Запущенный случай. Пришлось долго работать, - Ольга еле сдерживала свой гнев.
   - Вы одна? Рядом никого нет? Идите к переходу. Мы Вас встретим.
   - Сейчас буду.
   Возле перехода было много людей из конторы Вадима. Ольгу встречали как Юрия Гагарина, только цветов не было. Все как будто ждали нападения.
   - Зачем столько людей? - спросила Ольга.
   - Вы первый человек, который вернулся живым из логова Крота. Многие заинтересованные лица теперь хотели бы заполучить Вас.
   - Сволочь! - Ольга выпускала пар. - Вы знали, куда меня посылаете и ничего не сказали?
   - Ну, мы не хотели волновать попусту. Вы могли отказаться, - нелепо оправдывался Вадим.
   - Не хотели волновать! Но могли бы предупредить хотя бы! Он полнейший псих! Запер меня с собой в комнате два на два метра и заставил лечить. А если бы он сдох? Чтобы было со мной? Никто бы обо мне не позаботился. Много там Ваших поросло травой!
   - Но там не было наших.
   Вадим понял, что сболтнул лишнее. Он явно был выведен из равновесия этой женщиной и произошедшими событиями.
   Ольгу тут же осенило:
   - Я так и знала! Вы к госбезопасности не имеете отношения. И герб в кабинете шефа висит как на корове седло, а флаг России стоит в подставке для зонтов. Вы слишком щедры ко мне для бюджетной организации. Кто Вы такие? Не надо мне больше вешать лапшу на уши!
   - Мы сейчас поедем к нам в центр. Шеф все расскажет.
   Все сели по машинам. На этот раз колонна состояла из трех автомобилей. Ольга и Вадим ехали в среднем джипе. Скорость была приличной. Все явно спешили.
   - Дюймовочка у нас. Она все знает о конторе. Наверное Крот рассказал ей все. - доложил Вадим шефу.
   - Как ты назвал меня, лгун. Сам только что проболтался? - возмутилась Ольга. - Я сдам тебя шефу за твой болтливый язык! Наверняка псевдоним для меня сам придумал?
   Вадим молчал. Казалось, он ничего не услышал. Все были предельно собраны, ожидая нападения каждую секунду. Это напряжение передалось Ольге.
   Внезапно раздался взрыв, и головной джип взметнулся в воздух, кувыркаясь словно консервная банка. Он приземлился на встречную полосу вверх колесами и загорелся. Его тут же снесла проезжающая навстречу фура. Водитель резко дал по тормозам, и Ольга чуть не вылетела с заднего сиденья на переднее. В двухстах метрах спереди и сзади на дорогу с обеих сторон выезжали два тяжелых грузовика. Ловушка замыкалась. Послышались автоматные очереди. Две пули угодили в бронированное стекло. Трещины, похожие на паутину, закрыли обзор. Оба оставшихся джипа развернулись и стали поперек дороги дверью к двери. Между машинами сконцентрировались выжившие: Ольга, Вадим и шестеро охранников. Кругом слышалась стрельба и крики прохожих. Некоторые из них были ранены или убиты. Нападающие наступали с обеих сторон, прячась за брошенные автомобили. Они почти прекратили стрельбу. Охранники пытались им помешать, отстреливаясь в обоих направлениях. Превосходство было на стороне нападавших. Их было гораздо больше, и вооружены они были автоматами Калашникова. У охранников не было шансов с их пистолетами и ограниченным боезапасом. Бронированные стекла постепенно перестали выполнять свою функцию. Под прицельным огнем они осыпались одно за другим. Машины просели к земле, так как колеса были пробиты пулями. Стрельба оглушила Ольгу.
   - Это снайпер! - прокричал Вадим. - Не высовываться!
   И тут же один охранник упал на асфальт, сраженный пулей. Осколки черепа с хрустом ударились о крыло джипа напротив. Ольга была в шоке и сидела на земле, зажмурив глаза и закрыв уши руками. Она почувствовала как теплая, липкая, густая лужа начала подбираться под нее. Ольга открыла глаза и увидела, что сидит в луже крови рядом с почти обезглавленным пулей телом. В шоке она кинулась бежать, не обращая внимания ни на что. На пути ей попался подъезд девятиэтажного дома. Единственным желанием было скрыться, затаиться, спрятаться. Увидев, что Ольги больше нет среди машин, нападающие открыли ураганный огонь изо всех видов оружия, включая подствольные гранатометы. Два джипа в течение нескольких секунд превратились в груду искореженного металла. Трудно было поверить, что между ними остался кто-то живой. Часть атакующих кинулась в подъезд вслед за Ольгой. Остальные добивали раненных. Ольга бежала по ступеням вверх, не чувствуя усталости, не думая о лифте. Все выше и выше, только бы подальше от выстрелов, от всего происходящего. Наконец она достигла верхнего этажа. Дальше пути не было. Дверь на крышу блокировал висячий замок. Ольга села на ступени. Только сейчас она поняла, как устала при подъеме бегом на девятый этаж. Чувство апатии пришло на смену шоку. Преследователи разделились на две группы. Двое поехали на лифте и трое пошли наверх пешком, проверяя каждый угол.
   Ольга сидела, подперев голову руками, когда открылась дверь лифта.
   - Это она, - произнес один из бойцов в камуфляже.
   Ольга представляла собой жалкое зрелище, измотана, растрепана, исцарапана осколками стекол.
   - Командир будет не доволен, - сказал второй. - Он сказал доставить в целости и сохранности.
   - Ерунда. Так оно и есть, в общем. Давай-ка лучше ее обыщем... А она ничего. В моем вкусе.
   - Мы поймали ее. Можете вызывать лифт. Мы на девятом этаже. - доложил по рации напарник.
   - Ну, слава Богу. Мы только на пятом, - ответил по рации запыхавшийся голос.
   Идти на самый верх в полном боекомплекте было тяжело.
   Трудно сказать, что было настоящей целью обыска, пока кто-то из бойцов не вытряхнул содержимое сумочки на пол. Коробка Сергея упала и распахнулась, бриллиант покатился по полу. И без того недисциплинированные бойцы превратились в мародеров. Несколько секунд стояли они, зачарованные блеском камня. Тишину нарушил крик:
   - Это я его нашел!
   Далее следовала матерная брань и дележ добычи. Кто-то угрожал, что доложит командиру, но его не слушали. Наконец камень забрал, вероятно, самый сильный, пообещав поровну поделить деньги от продажи. Договорились не говорить ничего командиру. Бережно собрали содержимое сумочки обратно, будто обыска и не было. Тут один из бандитов произнес:
   - А как же она?
   Пять пар недобрых глаз уставились на Ольгу. Ее сердце ушло в пятки.
   - Ты ведь никому не скажешь о камушке?
   Ольга утвердительно закачала головой.
   Раздался голос по рации:
   - Что вы там копаетесь? Пора сматываться, менты приехали.
   - Скоро будем, - ответил один из бандитов.
   Внизу разгоралась новая перестрелка бандитов с подоспевшими милиционерами. Трое бандитов вошли с Ольгой в лифт. Двое не поместились и остались ждать наверху, пока лифт ехал вниз.
   - Не вздумай дернуться, - злобно предупредил один из бандитов.
   Ольга и не думала. Внезапно лифт остановился, бандиты заметно занервничали. Один из них начал лихорадочно жать на все кнопки. Раздалось три выстрела, почти одновременно. Бойцы стали медленно оседать на пол, занимая всю поверхность пола. У одного из мертвецов пуля вышла из подбородка. Ольга взглянула наверх. В потолке были три пулевых отверстия. Кто-то был сверху и вскрывал полупрозрачную поверхность потолка лифта. Ольга была почти счастлива, снова видеть лицо Вадима в квадратном проеме. Он подал ей руку и втащил в шахту лифта. Вдвоем они с трудом раздвинули двери и выползли на площадку шестого этажа. В это время двое бойцов спускались вслед за ними, изрыгая потоки мата. Вадим выбил ногой дверь первой попавшейся квартиры и вошел внутрь. Ольга вбежала следом.
   - Где балкон?! - крикнул Вадим ошарашенной женщине в бигудях и халате. Хозяйка квартиры показала рукой и осталась стоять как вкопанная.
   Вадим выбил балконную раму и полез на соседний балкон.
   - Давай за мной! - крикнул он Ольге.
   Два бойца уже нашли тела своих коллег и, судя по доносившимся ругательствам, во всем обвинили пленницу. Ольга не заставила себя долго уговаривать и сразу полезла за Вадимом. Влезая на балкон соседней квартиры, она поскользнулась и закричала во весь голос, но Вадим схватил ее и втащил обратно. На крик быстро подоспели бойцы, по пути сбив с ног хозяйку квартиры. Вадим осмотрелся. Эта квартира принадлежала спортсмену. На балконе лежала штанга и другой инвентарь. Вадим снял блины со штанги и вооружился грифом, так как патроны закончились. Ольга осмотрела квартиру. К счастью там никого не было. Один из бойцов полез через балкон.
   - Ты живой? - только и успел он произнести в оцепенении, прежде чем получил сильнейший удар по голове железякой. Боец полетел вниз, снеся параболическую антенну несколькими этажами ниже. Второй бандит лезть не рискнул. Ольга и Вадим покинули квартиру спортсмена. Теперь они были в соседнем подъезде. Спустившись на первый этаж, Вадим заметил еще одну группу бойцов во дворе. Он снова выбил дверь, на этот раз в нежилое подсобное помещение. Вадим и Ольга вылезли через окно первого этажа с противоположной стороны дома.
   Рядом лежала телевизионная тарелка из под которой торчали ноги. Вадим убрал тарелку и начал снимать амуницию с трупа. Ольга узнала этого бандита и, набравшись смелости, достала из нагрудного кармана бриллиант - подарок Сергея.
   - Что это? - спросил Вадим.
   - Подарок Крота за работу. Он щедрый.
   - Ему это ничего не стоит.
   Сверху раздались выстрелы. Другой бандит все еще был на балконе и палил как полоумный из автомата.
   Вадим и Ольга бросились наутек, петляя и пригибаясь под пулями. Из-за угла дома выбежали остальные бандиты. Погоня продолжилась дворами. Вадим изредка отстреливался, бойцы бежали следом. Расстояние между ними неуклонно сокращалось. Ольга не могла бежать быстрее. В одном из дворов случайный водитель заводил машину. Вадим ударил его прикладом автомата и выкинул наружу. Ольга села справа, Вадим резко рванул машину с места. Преследователи открыли огонь одиночными выстрелами по колесам. Машину резко бросило в сторону прямо на столб. От удара головой Ольга потеряла сознание.
  
   Она очнулась на холодном полу сырого подвала. Жутко болела голова, руки были связаны за спиной. Вадим сидел рядом, его руки тоже были связаны.
   - Где мы находимся? - спросила Ольга.
   - Мы в гостях у наших конкурентов - "Зулусов".
   - Что за вонь?
   - Это я. Когда ты...Извините, когда Вы убежали из-под обстрела. Зулусы открыли по нам шквальный огонь из гранатометов. Все кроме меня погибли. Взрывом опрокинуло один из джипов. Под ним оказался канализационный люк. По колено в нечистотах мне удалось выйти к другому люку. Я поднялся на крышу дома, в котором ты..., то есть Вы спрятались. Я полез в шахту лифта и устроил там засаду. А дальше Вы знаете.
   - Можно уже на "ты", интеллигент в фекалиях. Мы будем жить?
   - Будем. Недолго. Нас ведь еще не допросили.
   - Кто такие зулусы? Они не похожи на негров. Почему они хотят нас убить?
   - Убийство - это не главная их цель, а лишь излюбленной средство. Они выжмут из нас всю информацию, а потом пустят в расход за ненадобностью. Мы расскажем им все. Ты уж поверь, допрашивать они мастера. В общем, у них такие же цели, как и у нас, только мы используем разные методы.
   - И кто же вы такие? Уж точно не спецслужбы?
   - Мы неправительственная организация. Сфера наших интересов - торговля секретной информацией, промышленный шпионаж, кража и хранение данных. Зулусы занимаются тем же самым. Поэтому мы вынуждены предпринимать серьезные меры безопасности. Вы видели уже центральный офис. Недавно нам пришлось его герметизировать, после обнаружения "жучков", замаскированных под осеннюю листву.
   - Эти меры не особенно вам помогли сегодня.
   - Вы правы. Мы не ожидали такой быстрой реакции от Зулусов, недооценили их. Наши интересы уже давно пересеклись в деле Крота. Зулусам, как и нам нужна любая информация из логова. Разница в том, что эти отморозки готовы пойти на все. Дикари, никакой дисциплины. Мы даже не знаем, есть ли у них единый центр управления, или каждая группировка действует самостоятельно. Бандиты, варвары - Зулусы одним словом.
   - А как же тогда называют Зулусы вашу контору?
   - Рыцари плаща и кинжала.
   - Не ври. Они таких умных слов не знают.
   - Мы для них "прачники".
   - Копаетесь в грязном белье? Как было с моим братом.
   - В общем да. Бывает. А еще мы аккуратны чистоплотны по сравнению с ними и не оставляем горы трупов после себя.
   - Что за дела у вас с Кротом?
   - Крот не ведет ни с кем никаких дел. Его не интересуют деньги. Он может забрать все состояние у пожилого миллиардера и загнать его в долги. Многие богачи стоят в очереди к нему, чтобы заключить такую сделку. Как ты думаешь, что может стоить таких денег?
   - Жизнь?
   - Правильно. Крот может дать вторую молодость, вторую жизнь умирающему старому и больному богатею. Это не просто ускоренное клонирование человека, это еще и пересадка головного мозга. Нам известно о пяти успешных пересадках и двух летальных исходах. Даже, несмотря на несовершенство технологии и риск, связанный с операцией, от желающих нет отбоя.
   - Но почему об этом не стало известно широкой общественности.
   Ольге стало действительно интересно. Вадим был в запале, откровенничал перед смертью. К чему было теперь скрывать все от Ольги?
   - Богатые пожилые клиенты, как правило, не афишируют такие сделки, - продолжил он. - Их наследники в раз лишаются огромных состояний. Разочарованные люди могут отомстить обедневшему предку или помешать проведению омоложения. Вторая причина - это сам Крот. Он до сих пор вне закона и не предан суду. Его логово оборудовано по последнему слову техники. Более десяти лет Крот выдерживает осаду и конца этому не видно. Все попытки правительственных войск взять особняк штурмом не увенчались успехом. Вначале велись мирные переговоры около шести месяцев. Крот вернул все украденные деньги, заплатил неустойку, но категорически отказался предстать перед судом. По слухам у него была возможность сбежать, используя свои связи, но он не воспользовался этим шансом. Вместо этого Крот оборвал все связи с внешним миром, никого не пускал к себе в дом. Всем приблизившимся угрожал оружием. Появились слухи, что у него находится склад наркотиков, оружия для террористов, пленники и тому подобное. Спустя шесть месяцев была предпринята первая попытка штурма. В этот день пролилась первая кровь. Штурм проводили ночью с использованием слезоточивого газа, шумовых гранат и других средств не смертельного действия. В бою был убит один из спецназовцев, и один был тяжело ранен. Товарищи вынесли его из особняка. Они рассказывали о крупной сети подземных ходов, которую они обнаружили при зачистке. Тогда и получил свое прозвище Сергей Хрусталев. Терпение военного руководства лопнуло. Особняк решили сравнять с землей гранатометом. В том бою погибло семеро человек в течение трех минут. Крот накрыл из миномета все огневые точки, замаскированных снайперов, наблюдателя, погиб один гражданский репортер. Военное руководство окончательно убедилось в общественной опасности Хрусталева и необходимости его ликвидации. К следующему штурму готовились долго и тщательно, около месяца. Крот тоже не сидел сложа руки. Он планомерно превращал свой дом в неприступную крепость. До сих пор остается загадкой, откуда у Крота столько оружия? Кто его снабжает?... Как все это могло просочиться сквозь плотное многослойное кольцо оцепления? Чего только не находили вокруг особняка: от колючей проволоки и растяжек, до средств ПВО. Многие образцы оружия не применялись нигде ранее.
   Второй штурм был начат с артподготовки по всем правилам военного искусства. Снимки со спутника показали, что в результате особняк почти не пострадал. Тяжелые снаряды были на лету перехвачены огнем зенитного орудия. Эта пушка была установлена Кротом на крыше дома, вместе со сверхчувствительным радаром. Это орудие по скорострельности, дальности и точности стрельбы оставило позади все мировые аналоги. Воздушное пространство вокруг особняка было надежно прикрыто непроницаемым куполом. О полетах авиации и ракетных ударах не могло быть и речи, если даже снаряды легко перехватывались вначале траектории полета. Несмотря на это, атака бронетехникой и пехотой не была отменена. Танки были подбиты зениткой, как только появились в зоне видимости. Струя огня резала броню, словно пила. Некоторые экипажи даже не поняли, что произошло, перед тем как сдетонировали боеприпасы. Из танкистов мало кто выжил. Пехота отступила, не понеся никаких потерь. Вернувшись, они рассказывали, как страшный гул их пронизывал от головы до пяток. Выстрелы орудия были настолько скорострельны, что сливались в единый мощный вой.
   - Я слышала этот звук в особняке, - вспомнила Ольга. - Такое трудно будет забыть.
   - Это точно, - подметил Вадим и продолжил: - Командование долго осмысливало происходящее. Анализируя снимки со спутника, специалисты пришли к выводу, что у обороны есть уязвимое место. Радар закрывал сектор обстрела для орудия, которое било только прямой наводкой. Было решено атаковать со стороны радара, тогда зенитка Крота не смогла бы достать наступающих. План был одобрен. Я в то время служил в отряде спецназа и принял участие в этом бою. То, что там произошло точнее назвать бойней. Сначала все шло отлично, колонна танков и бронетехники двигалась без особых приключений в тени радара. Саперы сравнительно быстро разминировали местность. Подобравшись почти вплотную, танки открыли огонь по особняку. Радар и зенитка были уничтожены. Пехота пошла в атаку. Потом среди развалин и дыма появился Крот собственной персоной. Он выстрелил из переносной ракетной установки и подбил один из танков. Экипаж успел вовремя спастись. Потом Крот открыл огонь из пулемета. Пехота была прижата к земле. Он постоянно менял позиции и долго держался. Надо отдать ему должное. Но все-таки выстрел гранатомета прекратил его маневры. Крот был ранен. Я сам слышал его крики от боли. Потом все стихло. Все уже вздохнули с облегчением, наконец, этот "прыщ сдулся". Но это было лишь началом конца. Крот рассвирепел от боли и скрылся у себя в бункере. Там у него, вероятно, центр управления всеми орудиями, камерами наблюдения и другими компонентами обороны. Через минуту из-за крыши дома в воздух взмыли десятки металлических шаров. Если честно, я первым дал деру, что впоследствии меня и спасло. Шары упали прямо на наши позиции. Они прыгали по броне танка как мячики и выглядели безобидно. К счастью я уже успел отбежать достаточно далеко. Все шары одновременно взорвались тысячами лучей, которые одинаково легко прошли сквозь броню, оружие, человеческие тела, бетонные укрепления. Каждый луч переместил все, что ему попалось на пути на несколько метров в сторону от эпицентра взрыва. В результате у танка в одном борту появилось отверстие, а из другого вырастал шип. Многие солдаты так и остались стоять, пронзенные тысячами шипов. Проходя сквозь людей, лучи делали мишуру из плоти и лохмотья из одежды. Жуткое зрелище даже для меня. В живых остался только я один. Но Крот на этом не закончил. Целый день он бомбардировал округу тяжелыми снарядами. Потери были колоссальными. На это никто не рассчитывал. Снаряд угодил в командный пункт, погиб даже один генерал. Огромное количество техники было уничтожено или брошено. Только к концу дня Крот утихомирился. В радиусе шести километров не осталось камня на камне. Вся эта территория была превращена в лунный пейзаж. Хорошо, что Крот выбрал для строительства своего дома уединенное место. Любой населенный пункт, оказавшийся рядом, был бы мгновенно стерт с лица земли. По сути, в стране образовался неконтролируемый анклав с населением один человек. Правительство, чтобы не терять лицо, объявило зону вокруг особняка военным секретным полигоном. В основном удалось избежать утечки информации в прессу. Родственникам погибших сказали, что случился несчастный случай при ядерных испытаниях. Со стороны всё было похоже на правду. Территорию вокруг логова Крота объявили зоной радиоактивного загрязнения.
   - Да. Об этом много писали несколько лет назад, - вспомнила Ольга. - Но потом все стихло.
   - Я был понижен в звании за то, что сбежал и выжил. Потом я уволился и стал одним из "прачников". Все у меня было хорошо до настоящего момента.
   - А как же Крот? Неужели его оставили в покое после того, что он натворил?
   - Как ни странно, но в общем, да. Крот восстановил свою систему. Все до последнего снаряда автоматизировано и может работать без его участия. Вместо одной уничтоженной зенитки он установил три вокруг нового радара. Теперь в куполе нет уязвимых мест. Слышал, что предпринимались новые попытки штурма, но все безуспешно. С годами все смирились с таким положением вещей. Крот не предъявил никаких требований, не выдвинул ультиматумов, не напал ни на кого за пределами своей зоны. Лишь изредка, раз в неделю, дальнобойная артиллерия проверяет боеготовность орудий логова.
   - В этот момент я и лечила Крота. Зенитки сработали автоматически, когда он был под наркозом, - заключила Ольга.
   - По началу Кротом интересовались представители разведок многих стран. Его технология стала чашей Грааля для таких организаций как наша. Но сейчас осталось только правительство, "зулусы" и наша контора.
   - Что стало с остальными?
   - По нашим данным двоих немцев убили "зулусы". Представителей английской разведки и француза правительство выслало из страны за шпионаж. Американца подставили мы с любовницей. Он до сих пор ведет бракоразводный процесс на родине.
   - Ваши методы..., - подтрунила Ольга.
   - И вот теперь, после стольких лет, нам улыбнулась удача, но "зулусы" нас переиграли, - Вадим вздохнул.
   Почему ты решил заняться этим делом? Хотел отомстить Кроту?
   - С чего ты взяла? - удивился Вадим.
   - Тебя ведь не просто так шеф поставил курировать это дело. Наверняка ты проявил и продолжаешь проявлять изрядное рвение в поисках Крота. На старого богатея ты совсем не похож. Значит только месть. Крот на глазах у тебя уничтожил всех твоих друзей.
   Вадим молчал, но по лицу было видно, что Ольга попала в цель.
   - Этот псих не должен жить! - неожиданно выпалил Вадим. - Кем он себя возомнил?! Решает, кому жить, кому умирать. Если его не остановить, что будет с людьми? С его властью он может стать кем угодно хоть императором планеты.
   - Но он ни кем не стал и не собирается. Большинство людей даже не подозревают о его существовании, как я, например, до сего момента.
   - Но тогда к чему все это? Он мог бы с его деньгами купить остров в океане и жить там в свое удовольствие. Но он вгрызся зубами в свой клочок земли и ни с кем не хочет иметь дел. Такого прыща на теле страны не было ни разу.
   - Ты сам в это веришь? Думаешь, Крота бы оставили в покое на острове?
   - Но он представляет огромную опасность с его бездонным арсеналом оружия!
   - Если он сдаст все оружие, думаешь, жить станет безопаснее? Ты лично ненавидишь Крота. Не можешь простить его победу.
   - Тоже мне победа...удава над кроликом. Посмотрел бы я на него в честном бою.
   - А что такое честный бой?
   - Это когда один на один и с одинаковым оружием.
   - Это действительно честно. А сколько вас было? Целый полк?
   - Почему ты защищаешь этого выродка?! Что он тебе наговорил, наобещал в логове?
   - Ничего. Он большей частью молчал либо был без сознания под наркозом. Кстати в бреду, он разговаривал с женой. Больше двадцати лет он не может забыть ее и мучается. В бою вы его искалечили так, что смотреть страшно. А на тебе как я поняла, не осталось ни царапинки?
   - Замолчи!!! Он убил моих друзей, братьев по оружию. Он должен заплатить.
   - Ты наверняка раньше терял друзей в бою. А Кроту ты мстишь за то, что он сделал тебя трусом. Ты бросил всех и сбежал. И наверняка уволился из армии сам, не мог смотреть в глаза никому.
   Вадим молчал. Тишина заполнила сырое помещение. Снаружи совсем стемнело. Сквозь крошечное окошко подвала был виден маленький клочок неба с небольшой звездочкой. Время шло. Ольга почувствовала, что погружается в сон.
   Ей снилось как "зулусы" пытают Вадима у нее на глазах, выбивают ему мозги на стену. Затем палач подходит к ней и приставляет пистолет к виску. Выстрел и Ольга проснулась в холодном поту. Веревки на руках были немного ослаблены, а под головой комок какого-то тряпья. Это Вадим постарался. Он все также сидел рядом и не спал. Может, он обдумывал, что сказать на допросе, может, размышлял над сказанным накануне Ольгой. Ольга привстала. Тело жутко затекло и болело. Больше спать было невозможно.
   - Не спишь, - сказала она.
   - Нет. Не верится как-то, что я скоро умру. Почему я не погиб тогда со всеми. Какой смысл в прожитых годах? Может, я их украл у смерти и не успел воспользоваться?
   - Не кори себя, я погорячилась. Ты не трус на самом деле. Минуты слабости бывают у каждого. Может твой внутренний голос спас тебя тогда, или обостренное чутье проявилось. Ты спас меня как рыцарь на белом коне, был отважен как лев.
   Вадим улыбнулся и грустно добавил:
   - Только снова я никого не спас, все погибли на дороге. Да и нам скоро крышка.
   - Вдруг твой внутренний голос нас снова спасет.
   - Будем надеяться. Хотя ещё никто из наших не возвращался от "Зулусов".
   Забрезжил рассвет в окне. Наступило утро. Ольга с Вадимом подобрались к окну, чтобы посмотреть, где они находятся. Здание, где их держали, было недостроенной школой на окраине деревни-призрака. Местное население давно спилось или разъехалось. Перед окном был когда-то разбит спортивный стадион. Небольшие футбольные ворота были перекошены, из-под асфальта повсюду торчала трава.
   - Где мы? - спросила Ольга.
   - Понятия не имею. Наверное, заброшенная деревня или опустевший городок.
   Послышался шум подъезжающей машины. Через минуту дверь распахнулась, в подвал вошли двое.
   - Ну, как отдохнули, - сказал один из "зулусов". - Собирайтесь. Пора поговорить.
   Вадима и Ольгу привели в большую комнату, похожую на школьный класс, и усадили на два стула поодаль друг от друга.
   - Сейчас я буду спрашивать, - начал "Зулус", которого все звали Бригадиром. - А вы будете говорить правду. И тогда никому не будет больно.
   - Мне уже больно, - сказала Ольга и получила прикладом по голове. Просить, чтобы развязали руки, она уже не решилась.
   - Итак, - продолжил Бригадир. - Мы нашли у Вас вот этот камушек. Как он к вам попал?
   - Крот подарил его мне в знак благодарности.
   - Благодарности за что?
   - Я удалила ему больной зуб.
   - Неслыханная щедрость. Вы знаете, сколько он стоит?
   - Нет.
   - В вашей пудренице мы нашли диск. Что на нем?
   - Так ерунда... Заставки для рабочего стола, музыка.
   Бригадир подал знак глазами, и Ольга получила еще один удар прикладом.
   - Что на диске? - обратился Бригадир уже к Вадиму.
   - Не знаю.
   Вадима били значительно сильнее.
   - К тебе у нас особые счеты. - сказал Бригадир ему. - Ничего, мы это легко проверим.
   Бригадир отдал диск молодому парню в очках панковатого вида. Парень вставил диск в привод ноутбука. Система тут же зависла. Панк постучал по клавишам и выдернул шнур, соединяющий ноутбук и сотовый телефон. Вадим и Ольга переглянулись. У них появилась надежда, что сигнал с диска был запеленгован. Панк заметно нервничал, было видно, что он боится сказать Бригадиру о случившемся.
   - Что ты копаешься? - рыкнул Бригадир на него.
   Панк с головой ушел в работу, барабаня по клавишам.
   - Что на диске? - бригадир начал терять терпение.
   - Это диск Крота! Я украла его, - выпалила Ольга.
   - Что на нем?
   - Понятия не имею. Я его не смотрела.
   Охранник уже замахнулся, но бригадир остановил его.
   - Похоже, она сказала правду. Может, нам повезло еще больше, чем с камушком. Начнем по порядку. Как ты попала к Кроту в логово?
   - Через подземный тоннель.
   - Где вход в тоннель?
   - В подвале дома шестьдесят восемь на улице Пушкина.
   - Как туда попасть?
   - В полу есть дверь с кодовым замком. Код я не знаю.
   - Что за транспорт ходит в тоннеле?
   - Какая-то капсула. Я такой никогда не видела. Блестящая. С лампочками внутри.
   Ольга рассказала все, что знала о Кроте и его особняке. Как могла, она тянула время. Наконец панк в панике прервал допрос:
   - Это был вирус "прачников"! Нас могли засечь!
   Зулусы встрепенулись и заметно занервничали.
   - Готовьте оборудование и машину к эвакуации, - раздавал приказы Бригадир. - Быстрее, пошевеливайтесь.
   Ему было уже не до Вадима с Ольгой. Все кругом засуетились.
   - Это мы не сможем увезти, сожгите! - кричал командир.
   Прибежал запыхавшийся часовой.
   - Мы не успели! Они уже здесь! - кричал он.
   Бригадир кричал в телефон вышестоящему начальству:
   - Они уже здесь! Мы не успели! Эвакуация не возможна! Занимаем круговую оборону! Пришлите подкрепление! Алло! Алло! Прием! Вы слышите?!
   Связь глушилась "прачниками". Бригадир в ярости разбил телефон о стену, но быстро взял себя в руки. Похоже, он был единственным, кто знал, что делать. Бригадир был старым воякой, сильным, волевым и жестоким. Именно благодаря этим качествам, он стал командиром среди "зулусов". Его авторитет был непререкаем. И сейчас, когда грозила опасность, бойцы собрались вокруг него и ждали приказов. В их глазах читался страх и надежда на командира. Вадиму был знаком этот взгляд. Когда-то, точно также, на него смотрели его подчиненные, и он вел их в бой. Вадим понимал, что у "зулусов" теперь мало шансов выстоять без подкрепления. Двухэтажная заброшенная школа не могла стать крепостью без длительного обустройства. "Прачники" были лучше вооружены, дисциплинированы, а "зулусы" были деморализованы одним фактом их появления. Но хладнокровие Бригадира поражало. Спокойным уверенным тоном он раздавал указания. Расставил бойцов у оконных проемов, распределил сектора обстрела.
   "Прачники" тем временем окружили школу, каждый из них хотел поквитаться. Снайперы открыли огонь. Двое "зулусов" были убиты наповал.
   - Не высовываться! Не дрейфить! - кричал Бригадир. - Подпустите их поближе!
   "Прачники" наступали, перемещаясь короткими перебежками, дисциплинированно и слаженно. "Зулусы" открыли огонь из окон и задержали продвижение. Один "прачник" был оглушен ударом пули о шлем. Снайперы как могли, сдерживали стрельбу из окон. Один из "зулусов" был тяжело ранен. Его крики боли деморализовали остальных. Бригадир добил его и прокричал:
   - Мы не удержимся у окон. На второй этаж есть только два пути: парадная лестница и лестница с крыши. Все к парадной лестнице! Подкараулим их внутри. Вы двое, охраняйте крышу и не высовывайтесь, помните о снайперах!
   "Зулусы" были на грани паники. Только самообладание командира позволяло им держаться. Выстрелы из автоматов с глушителями были уже совсем близко. В окна полетели гранаты. Все, кто были в комнате с пленниками, бросились прочь. Вадим сбил Ольгу с ног и накрыл своим телом. Раздались взрывы. Ольга почувствовала, что Вадим обмяк и не шевелится. Она выползла из-под его тела. Все звуки боя растворились. Слышен только звон в ушах. Глаза застелила пелена. Ольга положила голову Вадима себе на колени и твердила:
   - Ты не трус. Ты не трус. Прости меня.
   Тем временем "прачники" заняли весь первый этаж. Бой завязался на лестнице между этажами. Наступление захлебнулось. Стороны обменивались автоматными очередями и изредка швыряли гранаты, боясь высунуться. Потоки ругательств и угроз лились с обеих сторон. Ситуация становилась патовой, развязка затягивалась.
   Трое "прачников" незаметно, пригибаясь под окнами, пробрались к пожарной лестнице, ведущей на крышу. Один за другим, пытаясь не создавать шума, поднимались они. Как только голова первого появилась над поверхностью крыши, раздались выстрелы автомата. Первая же пуля попала в шлем и оглушила "прачника". Потеряв сознание, он полетел вниз мимо товарищей. Двое "зулусов" засели на крыше и не давали высунуться. Тогда их начали забрасывать гранатами. На плоской поверхности крыши укрыться было негде. Один из "зулусов" в панике спрыгнул вниз, второй был тяжело ранен осколками. "Прачники" поднялись на крышу и без церемоний добили его. Затем они зашли с тыла к врагу и почти в упор расстреляли обороняющихся в спину. Многие даже не поняли, что произошло, так как звуки стрельбы подавлялись глушителями. Оборона была сломлена. Основная часть "прачников" поднялась наверх и зачищала помещения. В одном из классов был Бригадир, взявший в заложники Ольгу. Прикрываясь ее телом, он кричал:
   - Я убью ее! Она знает, как попасть к Кроту! Она сказала мне адрес. Теперь я тоже знаю! Мы вместе сдохнем!
   В руках Бригадир сжимал гранату, на поясе висели толовые шашки. "Прачники" держали его на прицеле, не решаясь стрелять. Ольге было трудно дышать, рука Бригадира стальной хваткой сжимала шею. Четыре "прачника" стояли в дверном проеме, замерев. Они пытались взять на мушку Бригадира: двое с колена, двое в полный рост. Войти они не решались, боясь погибнуть при взрыве. Внезапно Бригадир упал как подкошенный. Это Вадим, очнувшись, перерезал ему ахиллово сухожилие осколком стекла. Затем он руками и всем телом обхватил руку Бригадира с гранатой. Подоспевшие бойцы били по голове прикладами командира "зулусов". Бригадир бешено сопротивлялся с нечеловеческим остервенением. Только после пятого удара он окончательно потерял сознание. Вадим и другие "прачники" осторожно вставили чеку в гранату. Опасность миновала.
   - Попался, волчара, живой, - сказал один из "прачников". - Он заговорит! Ой, как заговорит! Все расскажет об остальных базах. Они все пожалеют, что вчера нарушили перемирие!
   - Ты снова спас меня, - сказала Ольга Вадиму. - И снова выжил, ни царапинки от взрыва гранат. Кто-то наверху оберегает тебя.
   - Ерунда. Гранаты были шумовые. Неужели ты думаешь, что мои братаны, - Вадим обнял своих бойцов, - могут меня убить.
   Несмотря на потери, атмосфера радости и победы царила среди "прачников". Перебивая друг друга, обсуждали они подробности штурма.
   Вдруг, они услышали стон за окном. Это "зулус" спрыгнувший с крыши, пришел в себя. Его ноги были переломаны. Один из "прачников" высунулся в окно по пояс и выстрелил.
   - За Дэна, - сказал кто-то.
   Все разом помрачнели. Дэн, сорвавшись с крыши в полном боекомплекте, приземлился головою вниз и сломал шею. Глупая смерть без единой царапины. Еще двое "прачников" погибли от взрыва гранаты в лестничном пролете между этажами. Тяжелораненых не было. Все смешки стихли. Каждый думал о своем. Все в основном молчали. Мертвых "зулусов" сложили в ряд во дворе школы. Лицо каждого сфотографировали.
   - Он же совсем мальчишка, - сказала Вадиму Ольга, глядя на одного из мертвецов.
   - "Зулусы" часто используют несовершеннолетних. Дети из неблагополучных семей часто бывают жестокими. Бойцы "зулусов" - это уголовники, скрывающиеся преступники, несовершеннолетние. Смерть или арест каждого из них небольшая потеря. Они часто даже не знают на кого на самом деле работают. Бригадир - другое дело. Его плен - большая удача для нас. Он многое знает и будет полезен.
   - Если он откажется выдать остальных? - спросила Ольга.
   - Мы тоже умеем допрашивать, если надо.
   "Прачники" пронесли мимо к машине три черных мешка с убитыми товарищами. Все как один застыли, отдавая честь павшим. Мертвых "зулусов" сложили в кузов и накрыли брезентом. Подъехал фургон, в который начали грузить оружие, оборудование и компьютеры из убежища "зулусов". Ни одна посторонняя живая душа не появилась в заброшенной деревушке.
   - Что теперь? - спросила Ольга Вадима.
   - Теперь появляться дома опасно. "Зулусы" знают о тебе и не остановятся, даже не смотря на потери. Тебя отвезут на конспиративную квартиру. Отдохнешь, а вечером ты расскажешь все, что тебе известно нашим специалистам. И еще, - Вадим понизил голос, перейдя почти на шепот. - Не говори никому о моих откровениях в подвале. Хорошо?
   - Ладно, - пообещала Ольга.
   Тайная квартира приятно удивила Ольгу. Холодильник был полон еды. Отличная обстановка, все удобства. После ночи в подвале это был рай. Ольга приняла долгую ванну и, пообедав, уснула на роскошной постели. Сон был глубок и спокоен.
   День уже клонился к концу, когда прозвучал телефонный звонок.
   - Извини, если разбудил, - сказал Вадим. - Нам пора в центр. Ты должна рассказать то же, что и Бригадиру. Как ты там, кстати?
   - Спасибо ничего, пока ты не позвонил. Перенести на потом нельзя?
   - Нет. Мы за тобой заедем.
   - Хорошо. Через час я буду готова.
   Час спустя Ольга закрыла за собой дверь квартиры. На всем пути ее следования до машины стояли "прачники", замаскированные и не очень. Ее охраняли как царскую особу. В машинах сопровождения теперь сидели не люди в пиджаках, а вооруженные до зубов бойцы в касках и бронежилетах. В кортеж теперь входил даже бронированный фургон большой вместимости. На этот раз на пути не было препятствий. Ольга с сопровождением вошла в уже знакомое ей здание. Она почувствовала, что отношение к ней кардинально изменилось. Охранники с интересом смотрели на нее. Шеф был радушен, предложил чай, кофе и чего-нибудь покрепче. Когда Ольга вошла в кабинет, взгляды всех присутствующих были направлены только на нее. Она села в кресло в торце стола для переговоров, остальные сидели по левую и по правую руку от нее. У всех были ноутбуки или папки с бумагами. Напротив Ольги стояло два микрофона.
   "Я суперзвезда" - пошутила она про себя.
   Шеф начал:
   - Мы рады приветствовать Вас у себя. Разрешите представить наших специалистов.
   Далее шеф по очереди называл каждого из присутствующих.
   - Николай - специалист по оружию, боеприпасам, военной технике.
   - Владимир - психолог, аналитик.
   - Дмитрий - полевой врач.
   - Алексей - техник, инженер.
   - Паук - программист, специалист по безопасности данных.
   - Василий - бывший метростроитель, работает с нами недавно
   - Вадим - главный оперативник.
   - Меня Вы уже знаете. Цель, ради которой мы здесь собрались - это внимательно выслушать Ольгу, ее рассказ о Кроте и логове. Мы должны попытаться найти способ попасть внутрь. Прошу Вас Ольга начните с того момента, когда Вы расстались с Вадимом у подземного перехода.
   Ольга начала свой рассказ. Василий тут же засыпал ее вопросами о длине, ширине, глубине тоннеля, скорости движения и другими техническими подробностями. Он был новичком здесь и интересовался всем.
   - Это невозможно, - был его окончательный вердикт.
   Остальные слушали внимательно, внимая каждому слову Ольги. Когда она закончила рассказ, ей начали задавать вопросы. Ответы на них заняли больше времени, чем сам рассказ. Николай больше всего интересовался зениткой и повреждениями, которые получил особняк, а также оружием. Ольга так и не смогла сказать, носит ли Крот личное оружие или нет. Алексей расспрашивал о внутреннем устройстве подземелий, о лифтах, поверхности стен, механизмах. Ольга не смогла сказать почти ничего, что устроило бы инженера. Алексей окончательно потерял терпение на описании цельнометаллического стоматологического кабинета.
   - Как можно было провести стальной ящик высотой в два с половиной метра, через тоннель с диаметром в ваш рост?! - почти кричал он.
   Паук интересовался коммуникациями внутри логова и устройством в кармане Крота. Николай предположил, что оно предупреждает Крота о нападении или вторжении. Ольга так и не смогла толком объяснить, что было написано на дисплее. Все решили, что это были данные, характеризующие траекторию снаряда и тому подобное. Дмитрий подробно интересовался здоровьем Крота, характером ранений, которые он получил, внешним видом, тонусом, настроением и, конечно же, подробно расспросил об удалении зуба. Выслушав Ольгу, Дмитрий пришел к выводу, что она первый врач, который лечит Крота за многие годы. Ей и так это уже давно стало понятно. Все пришли к выводу, что Крот еще не отточил до совершенства технологию пересадки мозга. Такую операцию над собой он не сможет доверить никому, поэтому либо будет стареть до предела, либо операция со временем будет выполнена автоматически. "Именно над этим он сейчас работает" - заключил Владимир. Его вопросы были самыми неудобными для Ольги. Сначала он спрашивал в целом о Кроте, его характере, умении держать себя, привычках, наклонностях, паранойе. Затем он незаметно перешел к отношению Ольги к Кроту:
   - Когда Вы говорите о нем, создается впечатление, что Вы оправдываете его действия. Назовите первую причину, почему он заслуживает снисхождения?
   - Почему Вы решили, что он вообще заслуживает снисхождения?
   - Даже для самого омерзительного убийцы детей можно, если постараться, найти смягчающее обстоятельство.
   - Например?
   - Трудное детство, унижение, физическая неполноценность, ущербность. Что Вы можете сказать о Сергее?
   - Любовь, наверное..., - подумав, сказала Ольга.
   - Поясните.
   - У него умерла жена, и он не может забыть.
   - Вы считаете, что это может быть оправданием?
   - Человек, перенесший такое, чтобы он не сделал, заслуживает снисхождения.
   - Многие люди теряют близких...
   - Но он, в отличие от многих, не может забыть спустя столько лет.
   - С чего Вы взяли, что он до сих пор страдает?
   - Вы бы его видели. В бреду, он называл меня Мариной, говорил со мной. Он зациклен на горе и никогда... Вы слышите, никогда не забудет ее!
   - Возможно, Вы всего лишь напомнили ему о ней. Вы сами подумайте, прошло более двадцати лет. Обычно такие пациенты без поддержки близких не живут более трех лет. Они кончают с собой, режут вены, прыгают из окна, окончательно сходят с ума, превращаются в овощ и умирают от голода. А Крот жив и более или менее здоров. Если бы он страдал столько, то давно бы умер. Особенно в его положении. Он абсолютно один, отверженный всеми, в подземном бункере. Почему он так держится за жизнь и за свой клочок земли? Что движет им? Неужели любовь?
   Ольга задумалась, затем сказала:
   - Может Вы и правы. Но я видела! Видела его лицо! Для него ничего не кончено! У него есть надежда, есть цель в жизни!
   - И что это за великая цель? Мир во всем мире под его пятой? Если он действительно страдает, зачем он занимается омоложением? Чтобы страдать вечно?
   - Не знаю, - сказала Ольга и опустила руки.
   Все молчали, никто не мог дать ответа на вопрос. Беседа близилась к полуночи. "Прачники" подолгу обсуждали сказанное Ольгой, спорили, выдвигали предположения. Наконец, когда пошли совсем нелепые версии, что Крот вернулся из будущего или был украден пришельцами, шеф прекратил бесполезное обсуждение. Все расходились под глубоким впечатлением. Было заметно, что у "прачников" загорелись глаза, снова появилась надежда достать технологию, за которой они охотятся уже много лет.
   Ольгу снова вернули на конспиративную квартиру. Вадим лично проводил ее до двери.
   - Вот это Вам. Это Ваше, - сказал он и вручил красиво оформленную декоративную коробку.
   Ольга открыла ее. Внутри сиял бриллиант Сергея в золотой оправе для цепочки.
   - Нашли при обыске у Бригадира, - продолжил Вадим. - Он уже дает показания. Не такой уж и крепкий орешек.
   - Но к чему эта упаковка?
   - Когда еще представиться возможность подарить красивой женщине такой подарок, - пошутил Вадим.
   На этом они расстались в этот день. Ольга провела в конспиративной квартире около недели. Тянулись скучные дни. Ольга чувствовала себя в заточении и если бы не Вадим, то сошла бы с ума от скуки. Он навещал ее каждый день, то ли по долгу службы, то ли по личной инициативе, спрашивал, не нуждается ли она в чем. Вадим рассказывал о себе. Он был глубоко одиноким человеком. Времени на личную жизнь практически не было. Друзей за пределами конторы он не завел, не поощрялось по его роду деятельности. Он много откровенничал. Так бывает с людьми, которые долго молчат. Скрывать ему от Ольги было, в общем-то, нечего. Самую страшную свою тайну он уже выдал в подвале школы. Ольга начала к нему испытывать чувство похожее на привязанность, ждала его появления у себя. От Вадима Ольга узнала, что благодаря показаниям Бригадира, было найдено и уничтожено еще несколько баз "зулусов".
   - Неужели такая война шла всегда? - спросила Ольга.
   - Нет. Между нами долгие годы было перемирие. Никому не нужны были лишние потери. Но после того, как ты вернулась из логова, ставки стали слишком высоки. "Зулусы" посчитали, что возможность получить доступ к технологии бессмертия, стоит многих жизней. Они знали, что развязывают войну и пошли на это.
   - Когда это закончится?
   - Окончательного завершения в ближайшее время ждать не стоит. Но скоро все стихнет и вернется на круги своя. Бригадир знал о существовании не всех баз. Так что полностью уничтожить врага мы не сможем.
   - А как быть со мной? Мне что теперь вечно скрываться? Как же моя работа?
   - Ну, на счет работы можете не беспокоиться. Мы нарыли на вашего шефа такой компромат по налоговым преступлениям, что твое увольнение будет дорого ему стоить. А что касается "зулусов" не буду скрывать, по нашим данным они ищут тебя, никакие потери их не остановят. Честно, я не могу сказать, сколько продлится твое заточение.
   И словно в подтверждение этих слов Ольгу перевезли на новую конспиративную квартиру на следующий день. Это была даже не квартира, а особняк за городом, принадлежащий кому-то из начальства "прачников". Это здание представляло собой современную крепость: высокий кирпичный забор по периметру, толстые стены, камеры на каждом шагу и множество охраны, вооруженной по последнему слову техники. Крепость стояла в безлюдном живописном месте на берегу пруда. Такие красоты были настоящим издевательством над Ольгой. С вожделением она любовалась из окна красотой воды, шумом деревьев, закатом солнца по вечерам. Как ей хотелось покинуть стены и окунуться с головой в мир природы буквально в нескольких метрах от нее! Но в тоже время Ольга осознавала, на сколько это небезопасно в ее положении. Картины смерти еще были омерзительно свежи в ее памяти.
   Несмотря на все меры безопасности, "зулусы" предприняли новую попытку захватить ценного свидетеля. Попытка штурма была предпринята глубокой ночью, Ольга большей частью не поняла, что происходит. В ее спальню пришел один из охранников и вежливо, но настойчиво, попросил идти за ним. Ольга в ночной рубашке спустилась в подвал с телохранителем. Он все время был рядом и смотрел в сторону двери. Оружие было наготове. Вскоре снаружи послышались выстрелы. Интенсивность стрельбы все время нарастала. Раздались взрывы. Дом затрясся, штукатурка посыпалась с потолка. Внезапно свет погас. Кромешная тьма накрыла подвал. Не было видно даже собственной вытянутой руки. Моргая глазами, Ольга не видела никакой разницы. Чувство абсолютной беспомощности заполнило разум. В темноте загорелся зеленый огонек - прибор ночного видения телохранителя. Где-то совсем рядом заработал двигатель запасного генератора. Мигая, зажегся свет. Звуки стрельбы стихли.
   - Пронесло, - сказал охранник, связавшись по рации.
   Поднимаясь к себе наверх, Ольга увидела яркие вспышки во дворе. "Прачник" с фотоаппаратом склонился над ровной шеренгой мертвецов. Ольга считала себя отчасти виноватой в произошедшем. Сколько еще народу должно погибнуть? Может быть теперь "зулусы" образумятся? Сколько нужно таких шеренг, чтобы наступил мир?
   В здании зияла дыра от попадания из гранатомета. Ощущение защищенности внутри "крепости" улетучивалось. Неужели всю жизнь придется прятаться. Мрачные мысли роились в голове у Ольги.
   Наконец в один из дней пришел Вадим и сказал:
   - У меня есть для тебя две новости хорошая и плохая.
   - Что случилось?
   - Первая плохая, Бригадир сбежал. Ему кто-то помогает среди нас, и ваше убежище выдал тоже кто-то свой. Теперь все под подозрением.
   - А хорошая новость?
   - Теперь тебе не нужно так тщательно скрываться. Бригадиру ты рассказала практически все, кроме ваших разговоров с Кротом. Теперь ты не так интересна "зулусам" как раньше. Надеюсь, они не догадываются о том, что Крот может обратиться к тебе за протезированием.
   - Что?! Ты хочешь, чтобы я снова спустилась в бункер к Кроту? - чувство возмущения захлестнуло Ольгу.
   - Мне очень жаль, но не хотелось бы упускать такой шанс.
   - Тебе наплевать на меня! Вы все одержимы своей идеей! Ты ничем не лучше "зулусов"! Пошел вон отсюда! Оставь меня!
   Ольга хлопнула дверью перед носом Вадима.
   Жизнь вернулась в нормальное русло. Ольга приступила к своей постоянной работе. Все было по-прежнему. Разве, что директор клиники стал относиться к Ольге с благожелательным трепетом. Он здоровался при встрече и улыбался во весь рот, называл ее исключительно по имени и отчеству, повысил зарплату. Поразительно, как быстро деспот превратился в услужливого лакея, открывающего двери с улыбкой на лице. Причем начальник не гнушался любезничать в присутствии остальных подчиненных. Поначалу все это Ольгу забавляло. Она запросила у начальства новое дорогое оборудование, современный компьютер, дорогую не очень нужную офисную мебель, зеркало, автомат для варки кофе и множество других мелочей. Любое желание, любой каприз были исполнены. "Жизнь налаживается", - думала Ольга, пока случайно не подслушала разговор директора по телефону.
   - Эта тварь меня разорит, - шипел он. - Она прекрасно понимает, что я ничего не могу ей сделать. Завела покровителя и творит, что хочет. Как хочется иногда свернуть ей шею.
   Ольге стало неприятно. Если раньше шеф недолюбливал ее, то теперь просто ненавидит всеми фибрами души. "А какова двуличность, самообладание! Ему нужно было в актеры податься, - думала Ольга. - Хотя это впрочем, довольно забавно. Пусть еще помучается. Все равно я ищу новую работу".
   Все бы ничего, но Ольга стала чувствовать черную зависть со стороны коллег. Перешептывания за спиной, подруга Ленка перестала с ней общаться. Ольгу не пригласили на день рождения. "Может, я перегнула палку? - решила она. - Надо будет все исправить".
   Однажды Ольга, возвращаясь домой, встретила незнакомца, гуляющего с собакой во дворе. Его лицо показалось знакомым. Это был один из "прачников", Ольга узнала его. "Значит я по-прежнему под колпаком. Меня и не собирались оставлять в покое, - думала Ольга. - Что им нужно теперь, когда я выложила все как на духу? Они действительно ждут, что я буду лечить Крота снова. Он больше не позвонит мне. Крот не дурак, наверняка обо всем догадывается. Или все-таки позвонит?... Я сказала ему, что протезировать можно будет через месяц. Осталось три дня. Поживем, увидим..."
   На следующий день Ольга поймала себя на мысли, что ждет встречи с Сергеем. Она представляла, что ему скажет, когда он позвонит. Как будет вести себя при встрече. "Его обязательно схватят "прачники" или, что еще хуже, "зулусы", - представляла она картины одну страшнее другой. - Сергея могут убить при задержании. Он будет беззащитен за пределами логова. А Вадим? Так ли нужна ему технология? Может, он ищет Крота только чтобы убить?"
   Ольгу мучили сомнения как поступить: "Может, технологии Крота не должны никогда покинуть пределы логова? Что будет, если власть попадет в руки "зулусов"? такие люди без морали натворят много бед. А "прачники"? Только на вид цивилизованные люди, а на самом деле также одержимы жаждой власти и мщения. Может стоить предупредить Сергея, что ему грозит. Тогда он откажется от встречи, и все решится само собой. Не стоит открывать ящик Пандоры", - решила Ольга.
   Наступило утро дня икс. Прошел ровно месяц с момента первой встречи с Сергеем. Утром, когда Ольга готовилась пойти на работу, раздался звонок, заставивший сердце биться чаще.
   - Здравствуйте. Это Ваш самый запущенный пациент. Не забыли обо мне, - голос Сергея был бодрым.
   - Разве такое забудешь?
   - Как на счет продолжения лечения?
   - Я не могу. Я должна Вам кое-что сказать.
   - Что такое?
   - За мной следят. Телефон наверняка тоже прослушивается.
   - Кто на этот раз? "Зулусы"? "Прачники"?
   - Я видела только "прачников".
   - Я все равно настаиваю на лечении. Десна может истончиться, есть неудобно и все такое...
   "Он знает, и все равно настаивает на встрече", - Ольга была удивлена. Такого расклада событий она не ожидала.
   - Но... Как мы встретимся? - спросила она.
   - Как и в прошлый раз. Я буду ждать Вас у меня в гостях. Кстати как Вам моя еда?
   - Могло быть и лучше.
   - Помните, сколько теперь зубов у меня не хватает?
   - Да.
   - А как Вам мой подарок? Он у Вас?
   - Да.
   - Вот и хорошо. Вы снова отобедаете у меня, а ваша работа, помноженная на мою многогранную благодарность, принесут хороший результат. Я жду Вас через полчаса.
   Сергей повесил трубку. Ольга размышляла: "Я ела у него лапшу. Значит улица Лапшина. Я вырвала один зуб и один был удален ранее. Значит два. Количество граней умноженное на два - номер дома". Ольга стала считать грани: "Полегче ничего не мог придумать. Вроде пятьдесят семь. Еще раз. Точно пятьдесят семь. Значит пятьдесят семь умножить на два - сто четырнадцать, Лапшина сто четырнадцать. Адрес я знаю. А вот стоит ли туда ехать?"
   Ольга долго не могла решиться. "Если он будет меня ждать все это время, его точно схватят", - нашла себе оправдание она и, насмелившись, вышла наружу. Слежки, во всяком случае, на первый взгляд, не было. Ольга позвонила на работу и отпросилась на день. Директор, как обычно, ни в чем не отказывал. Ольга прибыла по указанному адресу, так и не встретив ничего подозрительного. По адресу Лапшина сто четырнадцать располагался офисный комплекс. Множество фирм облюбовали себе помещения здесь. На входе сидели охранники и, просто так, в подвал было не попасть. Наверное, вход в подземелье находится в подвале другого здания. Ольга ждала, оглядываясь по сторонам. Несколько раз к ней приходила мысль бросить эту затею и вернуться. Наконец появился уже знакомый мотоцикл. На этот раз Сергей твердо держался в седле, а Ольга надела брюки.
   Путь лежал не близкий. Мотоцикл летел на другой конец города. На Ольге был шлем, предусмотрительно привезенный Сергеем. Он отлично управлялся с мотоциклом для своих лет, многолетний опыт вождения давал о себе знать. Наконец они достигли конечного пункта назначения - подземной автостоянки. Сергей притормозил, долго и внимательно смотрел по сторонам, как бы предчувствуя неладное. Мотоцикл спустился на нижний ярус и остановился у старого разбитого москвича в дальнем углу. Машина имела настолько невзрачный вид, что ни один вор на нее бы не позарился. На стоянке не было никого. Сергей откатил москвич в сторону с неестественной легкостью.
   - Жестяная бутафория, - пояснил он Ольге.
   Под маскировкой оказался точно такой же люк, как под многоэтажкой месяц назад. Сергей и Ольга спускались внутрь. Вся обстановка в подземелье до последней детали совпадала с увиденной на улице Пушкина. Только ящиков с продуктами почти не было.
   Сергей снял шлем и, повернувшись к Ольге правой не изуродованной щекой, спросил:
   - Ну, как? Опухоли больше нет.
   - Да. Вроде все зажило.
   Теперь Сергей не казался ужасно уродливым. Хотя бы половина его лица приобрела человеческий облик. Войдя в капсулу, Ольга обратила внимание, что Сергей сделал для нее нормальное, а не временное сидение. Как и в прошлый раз, он сел на свое место с панелью управления. Вагон тронулся.
   Но не прошло и минуты, как раздался страшный свист и скрежет металла. Капсула медленно притормозила. Сергей заметно нервничал.
   - Что случилось? - забеспокоилась Ольга.
   - "Прачники". Они разгерметизировали тоннель, и когда мы тронулись, насыпали внутрь какого-то железного хлама. Турбина всосала его и вышла из строя.
   - Как они нашли тоннель?
   - Позавчера я слышал взрывы. Думал, что это военные что-то испытывают. Но значит, это были все-таки "прачники". По отраженному звуку взрывов они смогли вычислить тоннель, раскопали эту трубу и сделали отверстие в ней. Теперь мы отрезаны от убежища. Наверняка они уже ждут нас на автостоянке.
   - Что мы будем делать?
   - Позади нас осталось ответвление к другому выходу. Мы поедем туда, главное не проскочить.
   Сергей принялся разбирать переборку, за которой был тоннель. Ему потребовалось несколько минут. Затем Сергей выкатил мотоцикл в тоннель и сел за руль. Ольга села сзади. Высота тоннеля позволяла поднять голову не намного выше руля.
   - Это моя "спасательная шлюпка", - сказал Сергей и указал на мотоцикл. - Готова? Будет громко.
   Зарычал мотор. Ольга чуть не оглохла. Стоял невообразимый шум. Звук отражался от стен тоннеля и страшно бил по ушам. Ольга пыталась кричать, но сама не слышала свой голос. Мотоцикл несся в трубе, как ядро в стволе пушки. Казалось это не кончится никогда.
   Внезапно Сергей остановился, заглушил двигатель и сказал:
   - Мы проскочили развилку.
   Оглушенная Ольга не слышала ничего.
   - Слезай! Мы должны вернуться! - кричал Сергей.
   Ольга, плохо соображая, что происходит, кое-как слезла с мотоцикла. Его невозможно было развернуть в обратную сторону, ширина трубы не позволяла. Сергей шел первым, согнувшись в три погибели, и толкая перед собой мотоцикл задом. Ольга шла следом, также согнувшись. Кромешная тьма была впереди, и лишь путь под ногами освещала фара мотоцикла. У Ольги звенело в ушах, и она почти не слышала, как матерился Сергей. Наконец они достигли развилки.
   - Может не стоит мотор заводить? - громко спросила Ольга.
   - Ладно, не будем! - крикнул Сергей, также оглушенный.
   Медленная процессия двинулась в обратную сторону. Путь казался необычайно долгим. Жутко болела спина от хождения в такой позе.
   - Может быть, бросить мотоцикл, - предложила Ольга.
   - Нет, он еще нам пригодится.
   Внезапно Сергей остановился.
   - Слышишь? - спросил он шепотом.
   - Что?
   - Топот ног позади. Нас преследуют? А может, они идут в сторону убежища, тогда нам нужно торопиться.
   Сергей и Ольга двинулись быстрее. Наконец мотоциклетная фара осветила переборку. Сергей нащупал замаскированную консоль управления и нажал на клавиши. Тяжелые створки бесшумно распахнулись. В лицо ударил свет, освещавший точно такую же комнату, как и две увиденные ранее. Здесь было совершенно пусто, ни капсул, ни ящиков с запасами. Ольга ощутила неописуемое блаженство, разогнув наконец-то спину. Сергей выкатил мотоцикл наружу. Они очутились посреди огромной мусорной свалки, которая простиралась до самого горизонта. Всюду, куда не кинь взгляд, лежали барханы мусора. Испуганная стая грачей взмыла вверх. Порыв ветра принес с собой зловония. Медленно, очнувшись ото сна, на шум пришли несколько бездомных. Сергей и Ольга под невнятные крики бомжей помчались прочь.
   - Куда мы едем? - спросила Ольга.
   - К входу в другой тоннель.
   Выехав на шоссе, Сергей увидел несколько джипов "прачников".
   - Как они нас нашли? - спросил он.
   - Не знаю, - ответила Ольга.
   Мотоцикл петлял в плотном потоке транспорта. Расстояние до преследующих увеличилось. Но чем дальше было от города, тем слабее становился поток машин. Сергей выжимал из мотоцикла все что можно, но джипы неминуемо приближались. Он свернул на проселочную грунтовую дорогу. "Прачники" на внедорожниках следовали по пятам. Мотоцикл прыгал, то и дело отрывался от земли на большой скорости.
   - Куда мы теперь? - крикнула Ольга.
   - Навестим кое-кого.
   Вдалеке виднелся заброшенный склад сельхозпродукции. Рядом были следы колес автомобилей на траве. Некоторые разбитые окна были закрыты листами фанеры. Здание всё-таки было обитаемым.
   Сергей остановился под окнами и несколько раз посигналил. В ответ никаких признаков жизни. Джипы "прачников" были совсем рядом. Огромные клубы пыли следовали за ними. Сергей поднял увесистый камень и швырнул в окно. Стекло разлетелось вдребезги, внутри послышалась какая-то возня. Сергей резко рванул мотоцикл с места и помчался прочь. Оглянувшись, Ольга заметила сонных "зулусов", которые как осы выбежали из развороченного улья. Послышалась злобная ругань и выстрелы. Интенсивность стрельбы быстро нарастала, а ругань практически стихла. Между "зулусами" и "прачниками" завязался бой, а беглецы были уже совсем далеко.
   Сергей и Ольга подъехали к пригородному дачному поселку. В одном из заброшенных домиков на окраине оказался вход в другую ветку подземелья. Дачники, увлеченные работой, не обратили никакого внимания на странную парочку. В этом подземном пункте капсулы не было.
   - Сейчас я вызову наш транспорт, - сказал Сергей и набрал команды на клавиатуре.
   - Почему именно здесь вход в подземелья? - спросила Ольга, чтобы поддержать разговор, пока едет капсула из убежища.
   - Должен признаться, я иногда ворую фрукты и овощи с грядок. Но я беру совсем чуть-чуть. Мне много не надо.
   - Значит, Вы знаете обо мне, "зулусах" и "прачниках"?
   - Конечно, знаю. Я знаю их давно почти с тех пор как начал скрываться под землей. Кстати они Вам говорили, почему меня ищут?
   - Да. Им нужны Ваши технологии омоложения.
   - И все? Больше они Вам ни о чем не говорили?
   - Нет.
   - Впрочем, возможно, они больше ни о чем не знают.
   - А Вы прекрасно управляетесь с мотоциклом для своих лет. Наверное, делали пересадку мозга?
   - Нет. Ходил бы я с такой образиной, - Сергей указал на свое лицо. - Я сделал несколько нерадикальных процедур, которые позволяют быть в лучшей форме.
   - Почему все ходы в подземелья одинаковые?
   - Потому что сделаны по одному проекту. Вы удивлены? Это же не станции метро.
   - Они не просто одинаковые, а одинаковые абсолютно, до мельчайших подробностей. Такое ощущение, что это одна и та же станция метро. Дежавю.
   - Зачем тратить время на излишнее разнообразие. Унификация - один из залогов эффективности производства.
   - Как Вы умудряетесь согласовывать со строителями свои коммуникации. Ведь информация не всплыла ни разу. Даже "прачники" ничего не знали.
   - А я ни с кем ничего не согласовывал. Все ходы были подведены после завершения строительства. Например, этой даче над нами уже лет двадцать.
   - Но как такое вообще возможно? Как были ввезены материалы для строительства, стоматологический кабинет из цельного куска металла? Он бы не пролез сквозь тоннель.
   - Ничего не ввозилось, все своими силами производилось в убежище. Просто еще не о всех моих технологиях стало известно. Единственное, что мне приходиться ввозить - это продукты, ну и еще медицинскую помощь, - добавил Сергей, улыбнувшись. - В остальном я полностью автономен и независим от внешнего мира.
   - Но нельзя же настолько быть замкнутым, закрытым?
   - В моем положении это единственный выход, - Сергей вздохнул.
   - Неужели Вы до сих пор скрываетесь за свои правонарушения?
   - Это тоже от части причина, но не главная. Я провел в одиночестве больше лет, чем мне бы дали за ограбления. Я мог бы сдаться тогда, и сейчас был бы уже свободен. Но позже я наломал дров, которых хватит на несколько пожизненных сроков. Главная причина моего затворничества - это знания. Они не должны стать общим достоянием. Мои технологии дают огромную власть, которая может принести много вреда в нечистых руках.
   - Что может быть проще? Уничтожить все знания и скрыться где-нибудь в бананово- лимонной стране на берегу моря. Не хотите делиться своей властью? Да?
   - Но меня все равно найдут...
   - Это все отговорки. Вы умеете прятаться, Вас искали много лет, прежде чем нашли здесь, - Ольгу понесло. - И вообще, зачем Вам эти технологии понадобились? Разве не для того чтобы продемонстрировать свое превосходство над всем миром? Государство одного человека неподвластное никому!
   Сергей молчал. Ольге показалось, что ее слова причинили ему боль. Оставшееся время до прихода капсулы прошло в молчании. Каждый думал о своем. Ольге было немного стыдно за произнесенные слова. Слишком не был похож Сергей на честолюбивого владыку мира, жаждущего власти. Может он пока комплексует из-за внешности, а когда сделает себе новое тело, то покажет всем, где раки зимуют? В его голове может быть, что угодно. Представить сложно, какие мысли могут прийти к человеку после двадцати лет одиночества. Тайна Сергея непреодолимо влекла Ольгу вглубь подземелий.
   Подъехала капсула. Сергей, Ольга и мотоцикл, ставший почти родным, погрузились внутрь. Прежде чем тронуться в путь, Сергей долго проверял показания приборов. На этот раз опасности не было, и капсула неспешно отправилась в убежище.
   - Надо было глубже проводить тоннели, - задумчиво сказал Сергей.
   Капсула мягко причалила к доку убежища. Внутри пахло дымом от сломанной турбины. Сергей начал набирать команды на одной из консолей управления. Вдруг изо всех щелей начали выползать металлические пауки размером с ладонь. Ольга с визгом запрыгнула на одну из коробок с запасами. Стая пауков слилась в единый поток и устремилась к дымящейся решетке, за которой стояла сломанная турбина.
   - Не бойся, - сказал Сергей. - Это роботы-ремонтники. Их поведение похоже на муравьиное. Эти существа сейчас безвредны.
   Сергей поднял одного из насекомых за панцирь. Существо было беспомощно и смешно дергало восемью металлическими конечностями, каждая из которых представляла собой различного рода инструмент. Два точно таких же паучка взобрались по штанине Серея к руке, зажавшей другое насекомое. Они разжали пальцы Крота своими стальными лапками и уже втроем спустились по одежде вниз.
   - Они помогают друг другу. Совсем как настоящая семья, - сказал Сергей, улыбнувшись, но глаза его были грустны. Семьи у него не было.
   Всё происходившее далее Сергей находил весьма забавным. Наверное, давно он хотел увидеть роботов в деле.
   Только когда последнее насекомое скрылось из виду, Ольга насмелилась спуститься на пол. Заработала вентиляция, наполняя пространство свежим воздухом.
   Сергей, как и в прошлый раз, стал обыскивать Ольгу устройством, похожим на переносной металлодетектор.
   - Вы носите мой подарок на шее?
   - Да. Он очень красив.
   - Какая чудная золотая оправа. Откуда она у Вас?
   - Вадим подарил.
   - Ах, Вадим, мой старый знакомый, дарит чужие подарки, - сказал Сергей, расковыривая отверткой оправу с "жучком". - Вот значит, как он нас нашел.
   - Я ничего не знала, поверьте.
   - Верю. Это в его стиле, использовать женщин. Он все также жаждет мщения?
   - Трудно сказать. Скорее всего, да.
   - Он рассказывал о моих злодеяниях?
   - Да, и о том, что сам струсил.
   - Даже так! Вы, наверное, с ним очень близки, раз он Вам такое поведал? - спросил с интересом Сергей.
   - Не так близки, как Вы думаете. Он разоткровенчался перед смертью. Мы тогда были в подвале в плену у "зулусов".
   - Надо же, Вадим теряет хватку, стареет. Как же Вам удалось спастись от "зулусов"?
   Ольга растерялась, вспомнив о диске, но решила не скрывать.
   - У меня был диск с вирусом, который выдал наше местоположение.
   - А вирус мне предназначался?
   - Да, - сказала Ольга, сделав неловкую паузу.
   Раздался шум турбины, пауки завершили свою работу. Сергей ударил по клавишам и шум прекратился.
   - Отправлю-ка я в разведку моих паучков.
   Два металлических существа выползли из решетки, скрывающей турбину, и скрылись в тоннеле. На мониторе показались картинки с камер, установленных на пауках. Сергей включил турбину на малую мощность. Насекомые раскрыли свои прозрачные крылья из полимеров и оторвались от поверхности. Два темных тоннеля были видны в инфракрасном излучении. Сергей прибавил мощности турбине. Насекомые летели внутри трубы со страшной скоростью. Через некоторое время мощность турбины была снижена. На мониторе появились чьи-то ноги в армейских ботинках, свисающие из отверстия вверху. Внутрь трубы спускался вооруженный "прачник". Остальные были где-то далеко внутри. Все они были связаны одним канатом, как альпинисты и осматривали с интересом стены. С такой ровной зеркальной поверхностью они еще не сталкивались.
   - Сейчас я их проучу, - сказал Сергей.
   В тоннеле раздался страшный писк. "Прачники" схватились за головы не в силах вынести такое. Некоторые скинули шлемы, чтобы плотнее закрыть уши руками. Сверху начали втягивать канат наружу. Один за другим "прачники" исчезали в дыре сверху.
   - Жаль, но этот тоннель теперь придется залить пеной. Только нужно вернуть капсулу.
   - Что это за пена?
   - Мое собственное изобретение. Когда застывает - тверже гранита. Будет легче прорыть новый тоннель, чем восстановить этот.
   Сергей задал еще несколько команд, и роботы приступили к работе.
   - Теперь они сами справятся, - сказал Сергей. - Давайте, наконец, вернемся к цели Вашего визита. Пойдемте в наш кабинет. Обещаю не запирать его. Общий наркоз мне больше не нужен.
   Сергей отвел Ольгу тем же путем к стоматологическому кабинету. На всем пути следования ничего не изменилось с момента последнего визита. Все та же пыль, мусор и запустение. Сергей демонстративно оставил дверь стоматологического кабинета приоткрытой. Ольга приступила к лечению. Сергей оказался примерным пациентом и не доставлял проблем. Зубной протез был установлен.
   - Жаль, что я доставил Вам так много хлопот в прошлый раз, - сказал Сергей, и его взгляд обратился в сторону пустой пластиковой тарелки от лапши, которая до сих пор лежала здесь. - Я хотел пригласить Вас отобедать со мной. Заодно проверю, как работает мой новый зуб.
   Речь Сергея была старомодна, так общались много лет назад.
   - Вы приглашаете меня на свидание?
   - Это будет деловое свидание.
   - Я согласна, но Вам пока есть нельзя. Придется подождать.
   - Значит, я подожду, а Вы пообедаете.
   Сергей повел Ольгу в свои "жилые апартаменты". Жилыми их было можно назвать весьма условно. Ольга имела общее теоретическое представление о квартире холостяка, но целый холостяцкий особняк, произвел на нее неизгладимое впечатление. Сергей как мог, пытался наспех прикрыть следы повседневного беспорядка, но они торчали из всех щелей. Пол был вымыт, но в углах остались неубранные комки пыл, копившиеся годами. Мебель была протерта влажной тряпкой, но пыльные разводы проступили тут и там. Дверь одной из тумбочек подпирала спинка стула. Вероятно, с обратной стороны огромная куча грязных вещей пыталась выбраться наружу. Двери многих комнат были просто заперты от взгляда Ольги. Старомодные обои приобрели непонятный сплошной желто-серый оттенок. Ремонт здесь не делался никогда, а уборка - впервые. До потолка у Сергея не дошли руки, так как он на него не смотрел никогда и искренне верил, что Ольга не посмотрит. Все было покрыто трещинами в побелке и остатками наспех убранной паутины. Зачем досконально убирать паутину, если потолок гораздо страшнее? Окна к приезду Ольги были вымыты, но пространство между стекол затуманивало солнечный свет. Все это было "ловко" замаскировано полупрозрачными шторами с ровными складками после долгого хранения в сложенном виде. Шторы были наспех перекинуты через гардины, их нельзя было раздвинуть и вообще трогать. Пыльный ковер был наспех прибит прямо к стене гвоздями и, вероятно, скрывал нечто ужасное под собой. Шляпки гвоздей были подобраны под цвет ковра и были почти не заметны. Проходя мимо одной из комнат через неплотно закрытую дверь, Ольга увидела кучу скомканных листов бумаги высотой чуть менее метра. "Рабочий кабинет", - подумала она. Любой среднестатистический холостяк посчитал бы обстановку вполне приемлемой и даже роскошной, но только не женщина. Тем не менее, для холостяка-вдовца с двадцатипятилетним стажем, Сергей отлично потрудился. Он был горд собой, считал, что сможет произвести впечатление. И это ему отчасти удалось.
   Конечным пунктом назначения был большой обеденный зал для гостей с камином. Камин был зажжен впервые за много лет. Жутко пахло горелой пылью, но Сергей принюхался и ничего не чувствовал. В центре стоял огромный старый дубовый стол и стулья на двенадцать персон. Убранство зала было роскошным много лет назад. Но теперь шторы, обои, лепнина, обивка на стульях выцвели, полы скрипели. Так бывает, когда мебель стареет вместе с человеком, не замечаешь, во что она превращается. Потолок тоже был не в лучшем виде, несмотря на то, что Сергей убрал всю паутину в этой комнате.
   Гордость Сергея своим холостяцким хозяйством вызывала улыбку у Ольги, которую она деликатно скрывала. Сергей, как английский дворецкий, вынес на подносе в золотой посуде горячий обед. Ольга, конечно, догадывалась, что это разогретый ужин из ресторана, но не подала вида. Сергей сел напротив нее и открыл бутылку действительно великолепного вина. Он начал издалека.
   - Вы, наверное, уже слышали о моем небольшом бизнесе?
   - Да. Вы отбираете у людей все заработанное и продляете им жизнь
   - Вы говорите так, будто моя цена не справедлива. Жизнь человека бесценна. Во всяком случае, для него самого.
   - Но это нехорошо отбирать у человека все, что у него есть, все, что он заработал.
   - Я считаю это вполне справедливым. Начинать новую жизнь нужно с нуля. Все люди, приходя в этот мир, находятся в более или менее равных условиях. Не честно, если кто-то будет иметь фору. Миллиардеры через несколько перерождений купят весь мир, если у них не отбирать все и даже больше. Отдав все свои активы, человек сохраняет за собой свои навыки, знания, связи, и все равно имеет преимущество перед остальными. Поэтому вполне справедливо, если после перерождения он окажется еще и должен мне.
   - Да... Милосердием Вы не отличаетесь.
   - А какого рода милосердие я должен проявить? Создать несколько или даже одного владыку мира?
   - Но есть много простых людей, больных, нуждающихся в помощи.
   Сергей задумался.
   - Всех все равно не спасти. Помните такие слова: "Одна смерть - трагедия. Миллион смертей - статистика". Свои трагедии я уже пережил, от чужих лучше держаться в стороне, тогда они будут статистикой. А статистика такова, что население планеты стало очень часто удваиваться. Ресурсов всем не хватит. Зачем я должен плодить голод, нищету, войны.
   - Вы размышляете слишком глобально.
   - Так легче, так и нужно размышлять. Если я начну проникаться трагедией какой-либо конкретной семьи, то сделаю ошибку. Я помогу. Я буду чувствовать себя счастливым, я буду героем в глазах спасенного. Мне будут искренне благодарны. Тяжкий груз совести на время упадет с моих плеч. Ведь я мог помочь и помог. Я захочу еще кому-нибудь помочь, затем еще и еще... Я стану Спасителем. Меня будут боготворить миллионы. Это легкий путь. Гораздо сложнее находиться в стороне, быть черствым к чужому горю, не поддаться искушению. Знаете, каково это ежедневно слышать о смерти десятков людей и знать, что ты мог им всем помочь?
   - Вы слишком сгущаете тучи. Необязательно помогать сразу всем жителям Земли. Можно помочь больным и страдающим, спасти людей от болезни, продлить жизнь. Если бы вам не помогли, вы бы умерли от больного зуба. Я помогла Вам, и Вы можете помочь мне или кому-нибудь другому.
   - Вы передергиваете. Нельзя сравнивать больной зуб и выращивание нового тела. Удалить зуб относительно легко, а вырастить новое тело гораздо сложнее. Только подумайте, сколько всего нужно человеку, чтобы вырасти: тонны еды, солнечный свет, физическая нагрузка, всевозможные минеральные вещества и многое другое. А главное - нужно время. Если каждому неизлечимо больному вырастить тело, то никаких ресурсов не хватит для этого. А что касается меня лично, то я могу сказать следующее: естественно, что каждый человек в отдельности борется за свою жизнь, следуя инстинкту самосохранения, но в целом люди должны умирать, рождаться, учиться конкурировать между собой. Естественный отбор Дарвина в действии. Если человек не будет знать, что он умрет, он ничего не достигнет. Зачем стараться преуспеть, если можно откладывать на завтра вечно. Каждый новый ребенок - надежда для человечества в целом. Он может стать Ньютоном, Эйнштейном, Бетховеном, кем угодно. Но если люди перестанут умирать, то вполне естественно, что они должны перестать рождаться. Не останется надежда на что-то новое. Это путь к дегенерации. Мир, населенный старцами, станет, неинтересен, примитивен, как затхлое болото без свежей воды.
   - Вам легко рассуждать. Когда Вы говорите, что людям естественно бороться за жизнь - Вы имеете в виду себя. Но когда Вы говорите, что людям естественно умирать - Вы имеете в виду всех остальных. Если бы кто-то из Ваших близких был на грани смерти, Вы также бы посчитали, что ему лучше умереть? Жена? Мать? Отец? Сын?
   - Нет, - сказал Сергей, не задумываясь. - Я бы спас своего любимого человека. Но я этого не сделал, у меня не было возможности в то время. Я потерял всех и больше передо мной не стоит такого выбора. Хотя это и нельзя назвать выбором.
   - У Вас не было возможности, и теперь Вы хотите, чтобы этой возможности не было ни у кого, так?
   - А чем я хуже или лучше других? Я страдал, как и все, может быть, даже больше многих. Я потерял всех. Я остался один.
   - Вы просто озлоблены на весь мир. Ненавидите всех людей.
   - Если бы я всех ненавидел, я давно был бы один на этой планете.
   - Вы преувеличиваете ваши возможности.
   - Ничуть.
   - Думаете, Вы сможете, все решить своими деньгами, которые накопили?
   - Деньги меня больше не интересуют.
   - Тогда зачем Вам столько денег?
   - Я уже объяснил. Зачем эти деньги тому, кто мне их отдал?
   - Тогда почему Вы не делали пересадку мозга простым людям, не миллиардерам? И вообще, зачем Вам это надо? Ведь люди должны умирать и это естественно.
   - Мне это нужно лишь для одной цели - отработать технологию. Один практический опыт способен опровергнуть десятки теорий. Я должен отточить технологию омоложения до совершенства, прежде чем, сам решусь на пересадку. Мне не нужен риск.
   - Значит люди для Вас - подопытные кролики, которые Вам за это еще и платят?
   - Я уже сказал, что деньги меня не интересуют. Первоначально я делал операции на простых людях. Их были десятки, но о них ничего неизвестно. Потом об этом узнали сильные мира сего и сделали вывод, что можно решить все с помощью денег. Я ради эксперимента дал им такую возможность. Так что эти несколько богачей - лишь вершина айсберга, побочный заработок.
   - Тогда почему же Вас не интересуют деньги и власть, связанная с ними?
   - Деньги - всего лишь бумага. В своих попытках клонировать тело, я зашел слишком далеко. Я научился преобразовывать вещество. Я могу сделать золото из грязи, купюры из воды, воду из пыли, пыль из серебра. Простое копирование: из одной монеты можно сделать две. Но для этого нужно другое вещество, из которого будет сделана вторая монета. Часть массы вещества уходит на выработку энергии, необходимой для этого процесса, часть теряется в виде тепла. Из почвы я могу сделать золото. Так что я не испытываю потребность в деньгах в принципе.
   - Ну, раз Вы такой великий "химик", то зачем Вы ездите в город за запасами продуктов? Сделайте себе кучу еды из земли и живите в свое удовольствие.
   - С едой и с живыми организмами все оказалось сложнее. Я не могу ничего создать заново. Я могу лишь скопировать предмет. Но для копирования нужен оригинал. С золотом и другими предметами все просто, их можно копировать в неограниченных количествах. А все живое портится, стареет, приходит в негодность со временем. Возьмем, к примеру, это яблоко. Я могу сделать одно или сотню точно таких же, но все они будут иметь тот же срок хранения, что и оригинал на момент копирования. Живая материя слишком сложна, для ее производства нужна копия. Только простые вещества я научился делать без оригинала. Например, мой подарок Вам.
   - Ювелир сказал, что это бриллиант чистейшей воды и совершенной огранки.
   - Так оно и есть ничего постороннего.
   - Но ювелир сказал, что в камне нет абсолютно никаких дефектов.
   - Так и должно быть.
   - Вот как раз это и снижает его стоимость. Таких идеальных камней в природе не существует. Камень был искусственно синтезирован, но непонятно каким образом. Так сказал ювелир. А искусственный камень всегда дешевле натурального.
   По лицу Сергея было видно, что он недоволен своей работой. Тем не менее, он продолжил:
   - Творение природы невозможно превзойти. Яблоко настолько сложно, что его нельзя синтезировать как алмаз. Никакой памяти компьютера не хватит, чтобы запомнить молекулярную структуру каждой живой клетки. Поэтому для меня единственный выход - копирование яблока с оригинала. Но и оригинал, и копия портятся со временем с равной скоростью, и мне приходится добывать новое свежее яблоко. Точно также дело обстоит с остальными продуктами. Какие-то портятся раньше, какие-то позже. Все, что Вы видели в подземельях: стены, устройства, тоннели, роботы все сделано, в основном из почвы на века, а продукты мне приходится привозить из внешнего мира и затем копировать пока не истечет срок годности. Тоже самое с человеческим телом. Если я скопирую тело больного старика, то получу в результате тело больного старика, что, в общем, бессмысленно. Но мне удалось нечто большее. Я научился выращивать тело из клонированного эмбриона в течение нескольких месяцев. Это уже не просто копирование, копия моложе оригинала.
   - Но почему не выращивать яблоки таким же образом?
   - Я потратил большую часть жизни на технологию выращивания человека. Это очень сложно, поверьте. Я не могу потратить всю жизнь на выращивание яблок, помидоров, мяса. Гораздо легче все возделать традиционным способом, а еще проще - купить. Только человек заслуживает такого внимания.
   Ольга была ошеломлена сказанным, трудно было переварить все сразу. Она молчала, не могла даже решить, как относится к человеку, сидящему перед ней. Восхищаться его гением, талантом, даром? Ненавидеть его за равнодушие ко всем? Жалеть его за тяжелую судьбу, увечья и жалкий образ жизни одинокого человека? Пытаться понять его?
   Больше всего Ольгу возмущало его нежелание что-либо менять. Человек, обладающий такими возможностями, мог бы перевернуть землю изменить мир, а о нем даже никому не известно. Зачем ему все это? Зачем? Может все сказанное неправда? Но зачем ему врать, он похож на здравомыслящего человека? Мой бриллиант действительно синтезирован, ювелир подтвердил. Теперь понятно как он все здесь построил, включая стоматологический кабинет из цельного куска металла. Но окружающая обстановка похоже сделана много лет назад.
   Сергей сам прервал размышления Ольги:
   - Вернемся к нашей главной теме. Я уже довольно стар, я искалечен, болячки все больше дают о себе знать. Я тоже нуждаюсь в пересадке мозга, но моя технология еще не совершенна. Пока мои роботы не смогут сделать пересадку без участия человека. Боюсь, что я не успею все автоматизировать, на это уйдут годы, которых у меня осталось не так уж много. Мне нужна Ваша помощь.
   - Почему я?
   - Я понимаю, что это больше специальность нейрохирурга, но, тем не менее, Вы тоже врач. Моя жизнь уже была в Ваших руках, и я остался жив. Доверие для меня - большая проблема. Даже Вы пытались меня сдать "прачникам".
   - Кто, я?
   - Да. Вы уже забыли о диске?
   - Но Вы заперли нас. У меня не было шансов. Я такое пережила в эти часы.
   - Кто знает, может, я спас себя и Вас тогда. Чтобы Вы сделали, если бы у Вас тогда была возможность?
   Ольга молчала. Сергей продолжил:
   - Дело даже не столько в технологии, сколько в реабилитационном периоде. После операции я буду почти беспомощен. Мне будет нужно заново учиться ходить, говорить, двигаться, привыкать к новому телу. Мне нужно, чтобы со мной был кто-то рядом, - эти слова давались Сергею с большим трудом. - Кто-то, кому я могу доверять. В моем положении найти доверие очень сложно. Его нельзя купить за деньги, и легко потерять. Доверие можно только заслужить. Я хочу попытаться заслужить Ваше доверие и, надеюсь, что сам смогу Вам доверять.
   - Но, если Вы умрете во время операции, я, как и в прошлый раз буду заперта? О каком доверии в таком случае может идти речь?
   - Нет. Я попытаюсь довериться Вам полностью. Поверьте, для меня сделать это будет очень нелегко. Я столько лет прожил один.
   - Что значит, для Вас довериться полностью?
   - Я обеспечу Вам возможность жить после моей смерти. Но, будем надеяться на лучшее.
   - Как я узнаю, что мы достигли доверия? Сколько на это понадобится времени?
   - Я не знаю, как и когда это случится. Слишком долго я никому не доверял. Может, это случится через несколько дней, месяцев, лет, может, никогда... Некоторые мои богатые клиенты умирали сразу после операции, не без участия родных им людей.
   - Почему?
   - По условию в случае неудачной операции все имущество доставалось наследникам, а в случае успеха - мне. Предательство родных, что может быть хуже? Я многое повидал... Меня много раз пытались убить, арестовать, захватить, перехитрить. Я даже не уверен, смогу ли я вообще доверять, кому бы то ни было. Но, я должен попытаться, иначе моя участь печальна.
   Ольга не знала, что ответить. К противоречивым чувствам добавилось еще больше жалости. Сочувствия к человеку, который настолько одинок, что даже такой первый встречный, как она, оказался самым близким человеком.
   - Я не хочу на Вас давить, - почти робко продолжил Сергей. - Вы должны дать согласие добровольно. Вы можете подумать, прежде чем, дать ответ. Скажите сколько времени Вам нужно, чтобы принять решение?
   - Что это должно быть за решение? Что я должна буду сделать?
   - Вы должны будете следить за ходом операции. В случае окончательной неудачи, Вы поместите мой мозг в криогенную камеру и тогда, будь, что будет. В случае успеха, Вы поможете мне поправиться, будете рядом со мной. Все детали я объясню Вам потом, в случае согласия. До операции Вы поживете у меня некоторое время. Я все расскажу и покажу Вам, пока буду готовиться. За это время, я должен буду научиться доверять Вам, а Вы мне. Не спешите с принятием решения, у меня есть еще время. Скажем, пару дней Вам будет достаточно?
   - Да. Я могу покинуть Ваш дом теперь?
   - Конечно. Не смею Вас задерживать. Но, хотел бы Вас предостеречь, "зулусы" и "прачники" снаружи не оставят Вас в покое. Да Вы и сами это понимаете. Могу Вам предложить переночевать у меня. Вы можете спокойно все обдумать, я не буду Вас беспокоить. И, чуть не забыл, награда. В случае успеха операции, Вы можете рассчитывать на мою дружбу и помощь. Я этого никогда не забуду. Сделаю для Вас все, что только пожелаете в пределах разумного.
   Последние слова о дружбе прозвучали особенно искренне и легли в душу Ольге.
   - Я должна, все-таки, покинуть Ваше жилище.
   - Но, Вы рискуете.
   - Я должна чувствовать себя свободной, когда буду принимать решение. Вы сами говорили о доверии.
   - Не буду Вас задерживать. Вы абсолютно правы. Я отпущу Вас, даже, несмотря на то, что Вы вернетесь ко мне, завербованная "зулусами" или "прачниками". Если конечно захотите вернуться. Впрочем, Вы все равно вернетесь. Там, снаружи, Вам сделают такое предложение, от которого Вы не сможете отказаться. Расскажите мне все, и я постараюсь помочь Вам и Вашим близким. Возьмите этот номер. По нему Вы сможете связаться со мной.
   Ольга все равно настояла на своем, но после этих слов с тяжелым сердцем покидала она убежище.
   Сергей поднял Ольгу на поверхность в совсем незнакомом пригородном поселке. Он лично нанял для нее такси и отправил домой. Возле подъезда Ольга заметила наблюдателя "прачников". Он снова одиноко сидел во дворе с абсолютно пустой бутылкой пива в руке. Когда Ольга была уже дома, зазвонил телефон.
   - Здравствуйте. Как Ваши дела? - спросил Вадим.
   - Хорошо.
   - Мы думали, что Вы уже не вернетесь никогда. Так и сгинете в подземельях Крота. Мне бы Вас очень не хватало.
   - Хватит врать. Вам на меня наплевать.
   - Нет. Как Вы такое могли подумать? Как на счет того, чтобы встретиться завтра утром? Расскажите о Вашей новой встрече с Кротом. Я заеду за Вами в 9-30.
   - Ладно. Только после этого Вы отстанете от меня. Хорошо?
   - Конечно. Так тому и быть.
   Всю ночь Ольга думала, как ей поступить: "Может вообще не стоит иметь дело с "прачниками". Они наверняка готовят что-нибудь против Сергея. Если его технологии попадут к ним в руки, ничего хорошего из этого не выйдет. "Прачники" еще меньше Сергея похожи на добрых спасителей человечества от старости и болезней. Они не упустят возможности нажиться. Но мне никуда от них не деться. Может, зря я вышла наружу? "Прачники" наверняка будут настаивать, чтобы я встретилась с Сергеем еще раз. Не нужно ничего говорить о нашей договоренности. Но совсем молчать тоже глупо. Мне не поверят. Расскажу только о технологии Сергея. Хоть будут знать, как он себя снабжает. И, ни слова о встрече. Хотя, нужна ли мне вообще эта встреча? Зачем мне рисковать? А было бы заманчиво... Может, я смогу изменить представление Сергея о людях? Я помогу ему, он поможет мне, затем поможет остальным... Мир может измениться к лучшему. Из земли, воды и даже из воздуха каждый сможет сделать себе еду, одежду, жилье. Люди не будут умирать, болеть и будут жить вечно. Это будет рай на земле. Ради этого стоит рискнуть. Лишь бы "прачники" или "зулусы" ничего не пронюхали. Тогда они быстро все приберут к рукам и будут править миром. А секреты они хранить умеют, только этим и занимаются. Никто не получит доступа без их разрешения".
   Ольга уснула. Ей снилось чудесное утопическое общество. Бессмертные молодые люди в белых одеждах. Огромные дома и сады со счастливыми обитателями. Чистый, свежий воздух на развалинах старых промышленных предприятий. Никто никуда не спешил. Не нужно работать, ходить за покупками. Не нужны деньги, ведь все можно сделать из мусора и отходов. Нет воровства. Зачем красть вещь, если ее можно скопировать. Преступность, насилие, зависть исчезнут. Какое благоденствие! Даже не верится.
   Вадим приехал за Ольгой точно во время на одной машине с двумя охранниками.
   - Почему Вас так мало? - спросила Ольга.
   - Вы привыкли к пышным кортежам? - отшутился Вадим.
   - "Зулусы" могут напасть.
   - Нам удалось скрыть Ваш последний визит к Кроту.
   - Но как это Вам удалось? Ведь они видели меня вместе с Сергеем на мотоцикле.
   - Вы про ту стычку возле склада. Из "зулусов" не спасся никто. Но они нас крепко потрепали. Хороший был ход со стороны Крота.
   - Значит нам нечего бояться?
   - Да.
   Машина подъехала к знакомому зданию - штабу "прачников". В кабинете Ольгу ждал такой же состав специалистов. Все было как в прошлый раз. Разве что у Николая была забинтована правая рука, и перед ним на столе ничего не было. Ольга рассказала о технологии преобразования вещества, которую открыл Сергей. Все были шокированы ее рассказом. Никто не задавал вопросов. Каждый медленно переваривал услышанное. Наконец, Владимир - психолог начал задавать свои неудобные вопросы.
   - Как Вы считаете, почему Крот рассказал Вам об этом?
   - Я спросила его, когда делала протезирование, как он смог перевезти такой большой зубной кабинет сквозь узкий тоннель, и он рассказал мне.
   - Почему Вы спросили его?
   - Любопытно стало, чтобы поддержать разговор.
   - И он Вам сразу все выложил?
   - Да. Он не стал скрывать.
   - Как он мог столько рассказать, когда Вы копались у него во рту?
   Тень смятения пробежала по лицу Ольги и не осталась незамеченной Владимиром. "Как я могла так легко проколоться?" - думала Ольга.
   - Вы довольно долго были в гостях у Крота, - продолжал Владимир. - Вы все это время лечили его?
   - Да. Сложный случай.
   - Когда Вы вернулись, Вы не были голодны. Не включали газ и микроволновку.
   - И что в этом такого? Вы нагло следите за мной?
   - Вы долго отсутствовали и должны были проголодаться, но Вы не ели.
   - Какое это вообще имеет отношение к делу? Может я на диете или у меня разгрузочный день! Может, Вы и в ванной за мной следите?
   - По нашим сведениям Вы никогда не сидели на диетах. В этом нет надобности с Вашей фигурой. Может, Вы отобедали у Крота?
   - Может, и отобедала.
   - Тогда почему Вы нам об этом ничего не сказали? Что Вы скрываете от нас?
   - Ничего.
   - Что Вы обсуждали за обедом с Кротом?
   - Я уже сказала, ничего! - Ольга начала терять спокойствие и уверенность.
   - Вы согласитесь подтвердить все сказанное на детекторе лжи?
   - Вы не имеете права! Вы следили за мной незаконно! Вы вмешиваетесь в мою личную жизнь! Я сдам Вас в милицию, если Вы от меня не отстанете! Я знаю, что Вы не работаете на правительство!
   - Наша беседа окончена. Вы можете идти.
   - Как? Вы меня отпускаете на все четыре стороны? - удивилась Ольга.
   - Да. Вадим проводит Вас домой. До свидания.
   Всю дорогу Вадим и Ольга ехали молча. Она была напугана. "Может, я сболтнула чего лишнего, - думала Ольга. - Вдруг, они свидетелей убирают. Может, своей глупой тирадой я подписала себе смертный приговор. Такая серьезная организация не будет рисковать. Они "зулусов" валят пачками. Что им стоит расправиться со мной? Куда меня везут? Наверное, Вадим - мой палач".
   - Куда мы едем? - спросила Ольга.
   - Я везу тебя домой, ты же слышала, - спокойно, как ни в чем не бывало, ответил Вадим.
   - Вас не беспокоят мои слова про милицию?
   - Ах, ты про это. Ты погорячилась. Но ты же совсем не дура. Ты оказывала помощь опаснейшему преступнику, врагу государства, получила за это солидное вознаграждение от нас и от него. Ты соучастница. Не в твоих интересах, чтобы об этом узнали спецслужбы.
   - Значит, Вас больше не интересует информация о Сергее?
   - То, что было между вами - ваше личное дело. Для нас это не принципиально.
   - И для тебя?
   Вадим молчал. Причем молчал больше, чем обычно. Что-то гложило его.
   "Нежели он ревнует? - думала Ольга. - Может, он не такой, как я о нем подумала. Он все-таки выполнял не свои приказы".
   - С чего ты решил, что между нами что-то было? - спросила Ольга как бы невзначай.
   - Крот много лет не видел женщин, любил искренне и сильно свою жену, а ты как две капли воды на нее похожа. Тем более он сам изо всех стоматологов выбрал тебя. Ведь были и поопытнее и по солидней. К тому же ты наотрез отказалась говорить и сразу начала кричать про вмешательство в личную жизнь. Что мне еще оставалось думать?
   "Вот оказывается все как просто, - размышляла Ольга. - Об этом я не догадалась. Ну и пусть думают обо мне, что хотят, лишь бы отстали. Хотя, все равно, обидно как-то".
   - Технологии Сергея вам больше не нужны? - спросила Ольга.
   - После того, что ты рассказала, мы все должны взвесить. Стоит ли нам вообще к нему соваться, себе дороже выйдет.
   Все стало на свои места, Ольга успокоилась. Она уже твердо решила согласиться на предложение Сергея. Квартира показалась ей необычайно уютной и родной перед отъездом. Ольга решила не звонить Сергею сразу же, а, приведя все в порядок, отправиться на следующий день. Нужно было собрать вещи. В дорогу, придумать что-то правдоподобное и обзвонить знакомых перед отъездом. Незаметно в гуще мелких хлопот прошел день.
   Ольга уже собралась ложиться спать, когда зазвонил телефон. Сердце вздрогнуло, предчувствуя неладное.
   - Это Бригадир. Твой брат у нас. Не вздумай звонить в милицию. Ты будешь делать все, что мы скажем. Иначе, мы начнем присылать тебе брата по частям. Понятно?
   - Понятно. Что я должна делать? - ответила Ольга дрожащим голосом. Ноги больше не держали ее.
   - Инструкции ты найдешь в почтовом ящике брата.
   Раздались долгие гудки. Ольга уронила трубку телефона. Чувство паники застилало разум. Жестокость "зулусов" была известна не понаслышке. Они могли сделать, что угодно с бедным парнишкой. Воображение рисовало картины одну страшнее другой. Ольга рыдала. Выплакавшись, и еле стоя на ногах, она пошла к стоянке такси. Как чумная, села она в первую попавшуюся машину, сунула водителю большую сумму денег и сказала адрес брата. Водитель, видя ее лицо, не задал ни единого вопроса и молча довез до пункта назначения.
   В почтовом ящике лежал листок бумаги, к которому скрепкой была прикреплена фотография Олега - брата Ольги. Олег был привязан к стулу и щурился от яркого света лампы, направленной в лицо. Следов побоев почти не было за исключением шишки на лбу. Вероятно, его оглушили, перед тем как схватить. Ольге почему-то вспомнилось детство. Олежка любил качаться на стуле, пока не упал однажды навзничь. Он ударился головой, плакал, а старшая сестра его успокаивала и жалела. Ольга снова как никогда чувствовала ответственность за брата. Она развернула листок бумаги. Мужским почерком был изложен текст следующего содержания:
   "Твой брат у нас. Не вздумай заявить в милицию. Мы его сразу убьем. Мы знаем, что ты была у Крота еще раз. В ящике лежит шприц со снотворным. Встреться с Кротом под любым предлогом. Усыпите его. Затем позвони по номеру на обратной стороне. Тогда твой брат будет жить. Срок - три дня. На четвертый день получишь палец брата. Через неделю - кусок побольше". Подписи не было.
   Ольга уронила записку, и сама медленно сползла по стене подъезда. Очнулась она от телефонного звонка.
   - Алло, - сказал Вадим.
   Ольга молчала.
   - Сочувствую. Мы узнали, что случилось с твоим младшим братом. Где ты? Я подъеду.
   - Я у брата дома.
   - Жди меня.
   Ольга пришла в себя и медленно встала. На дне почтового ящика лежал маленький шприц из стали. Она поднялась в квартиру, которую снимал брат. Было не заперто. Стены увешаны постерами различных рок групп. В углу, как и раньше, стоит гитара. На столе давно остывшая еда. Никаких следов борьбы или беспорядка. В шкафу на видном месте лежал семейный фотоальбом. Ольга взяла его и села на диван. На одной из фотографий она с братом гладит пони в зоопарке. По глазам даже сейчас видно, что маленький Олежка очень боится. Слеза незаметно скатилась по щеке и упала на фотографию. Ольга предалась воспоминаниям.
   В коридоре послышались шаги и звук открываемой двери. Вадим вошел в комнату к Ольге. Вид у него был подавленный. Ольга вскочила с дивана и кинулась к нему.
   - Сволочи! Это вы меня в это втянули! - кричала она. - Что теперь будет с моим братом?! Что мне теперь делать?! Будьте вы прокляты с вашими войнами!
   Ольга ревела и била Вадима кулаками по груди. Он молчал. Наконец, истратив запал, она прижалась к его груди и начала всхлипывать:
   - Что мне делать? Ты мне поможешь?
   Вадим обнял ее как ребенка, погладил по голове и сказал:
   - Мы делаем все возможное. Пока мы не можем понять, где его прячут. Успокойся. Я помогу тебе. Все будет хорошо.
   Ольге стало несколько спокойнее, теперь она была не одна, ей было на кого опереться. С отчаянной надеждой смотрела она в глаза Вадиму.
   - Выпей воды, - предложил он.
   Ольга не знала, как ей поступить. Сдавать Сергея "зулусам" было в высшей степени подло, особенно после его слов о доверии. К тому же уж лучше бы его захватили "прачники", чем эти отморозки. Но брат! Ради него Ольга готова была пойти на все.
   - Как мне поступить? - спросила Ольга Вадима.
   - Нам, конечно, крайне не выгодно, чтобы Крот достался "зулусам", но как человек я тебя понимаю. Нет ничего хуже, чем чувствовать себя виноватым в смерти родного человека. Тебе лучше пойти на сделку с "зулусами". Только помни. Я тебе этого не говорил и был категорически против этого соглашения. Кто знает, может, к тому времени мы найдем твоего брата.
   Ольге стало теплее от человеческого сочувствия Вадима.
   - Сергей только недавно говорил о доверии, - сказала она. - Что ему трудно кому-то довериться. И вот теперь, когда он, наконец, решился после долгих лет в одиночестве - он получит такой нож в спину!
   Ольга указала на шприц.
   - На что он решился? - спросил Вадим.
   - Он хочет, чтобы я помогла ему сделать операцию над собой. Из всех людей он выбрал меня. И что в результате?
   - Значит, между вами ничего не было?
   - Да.
   - Ну, раз Крот тебе никто и звать никак, тогда твой выбор более очевиден. Нужно спасти брата.
   - Ты не понимаешь, каково это предавать человека, который тебе доверяет.
   - Я тебя понимаю как никто другой. Я - предатель до конца своих дней. У тебя хотя бы есть оправдание. Ты спасаешь брата, а я предал всех, спасая свою шкуру.
   - Помоги мне пройти через это, - Ольга умоляюще смотрела в глаза Вадиму. - Одна я не справлюсь.
   - Хорошо я буду с тобой рядом, - сказал Вадим и обнял ее.
   Ольге стало намного легче. Вадим осмотрел шприц со снотворным и записку.
   - Это не простой шприц, - сказал он. - Закрепи его вот так на запястье. Будет незаметно. Колоть лучше в шею. Тогда подействует сразу.
   Ольга не представляла, как она сделает это.
   - Я не готова. Ведь есть еще время до завтра? Может ваши люди найдут моего брата. Завтра утром я позвоню Сергею. Я должна собраться и хорошо обдумать, что я ему скажу.
   - Значит до завтра. Я отвезу тебя домой.
   Ольга и Вадим сели в машину.
   - Мы что совсем одни сегодня едем?
   - Да. Никто не знает, что я к тебе поехал. У меня могут быть проблемы из-за этого.
   - Спасибо. Значит, я тебе не безразлична?
   - Да. Я только сегодня узнал по настоящему как ты мне дорога. Когда мы решили, что ты была близка с Кротом и скрываешь это. Я еще сильнее захотел его убить.
   - А меня?
   - Тебя...
   - Обычно ревнивцы мстят обоим.
   - И тебя, - не сразу ответил Вадим.
   - Страшный ты человек. Ревнивый, долго помнишь зло.
   - Между вами, правда, ничего не было?
   - Да, Отелло. Он же старик искалеченный.
   - Не на много старше меня.
   - Ты намного лучше сохранился.
   Машина подъехала к дому. Вадим проводил Ольгу до двери квартиры.
   - Мне остаться с тобой? - спросил он.
   - Да. Мне нужно, чтобы ты был рядом.
   Вадим вошел внутрь. Было уже за полночь.
   - Скажи мне, что все будет хорошо.
   - Все будет хорошо. Ведь я с тобой.
   Вадим обнял Ольгу. Они так и стояли долго в прихожей. Ольга положила голову на грудь Вадиму и не говорила ни слова. Это все, что ей было нужно в данный момент.
   - Может, пройдем внутрь, - наконец, нарушил молчание Вадим.
   - Да, конечно, раздевайся, будь как дома.
   Ольга пошла в ванную переодеться. Когда она вернулась, Вадим сидел на диване и листал журнал.
   - Хочешь чаю? - спросила Ольга.
   - Не откажусь.
   Ольга пошла на кухню в домашнем халатике, а Вадим не сводил с нее глаз. Она это чувствовала спиной.
   - Что молчишь? О чем задумался? - спросила Ольга.
   - Так о разном... Сейчас не время.
   - А все-таки.
   - Меня бесит мысль, что Крот мог дотронуться до тебя, - сказал Вадим и обнял Ольгу за талию.
   Она не сопротивлялась. Поцелуй был долгим и страстным. Ольга отвечала взаимностью, обняла Вадима за шею.
   - Мой спаситель, - сказала она.
   - Моя маленькая, Дюймовочка.
   - С тобой мне ничего не страшно.
   Вадим поднял ее на руки и легко отнес в спальню.
   - Вадим, обними меня. Я хочу забыть обо всем хоть на минуту.
   - Я с тобой милая. Ничего не бойся, Крот свое получит.
   - Ты, почему о нем сказал сейчас?
   - Не знаю. Так вырвалось. Иди ко мне.
   - Ты мстишь ему даже здесь со мной.
   - Ну, хватит. Забудь об этом. Я без ума от тебя, ты нужна мне.
   Ольга отстранилась.
   - Извини. Что-то нет настроения. Наверное, нервы не в порядке от всего происходящего.
   Вадим попытался прижать Ольгу к себе.
   - Не надо, перестань. Мой брат в беде, а мы тут развлекаемся. Так нельзя. Прости, тебе лучше уйти.
   - Ты права. Сейчас не время. Это я виноват... Не знаю, что на меня нашло.
   Ольга проводила Вадима до двери.
   - Мы увидимся завтра? - спросила она.
   - Да. Я буду ждать встречи. Запомни, все будет хорошо.
   Ольга, подавленная, вернулась в спальню. Запах одеколона Вадима еще был чуть слышен там. Вместе с ним развеялось чувство равновесия, тревога и страх наполнили сердце. Ольгу терзали сомнения, правильно ли она поступает. Выдать Сергея "зулусам" - значит подвергнуть весь мир опасности. Подумать страшно, во что они превратят мир, преобразовывая материю. Что значит жизнь одного человека по сравнению с целым миром? А для кого-то один человек - целый мир. Сотни людей становятся героями, отдавая свою жизнь. Но отдать не свою, но родную жизнь - это что-то совсем другое. "Как я буду говорить Сергею о встрече? - сомневалась Ольга. - Смогу ли я сохранять спокойствие?"
   Была уже глубокая ночь, но Ольга никак не мгла уснуть. Только после приема снотворного, она медленно погрузилась в глубокий кошмар. Ей снилось пленение Сергея. Ольга не видела его лица и изо всех сил старалась не встретиться с ним взглядом. Слышны были только слова, как звук колокола по усопшему: "Я верил тебе. Я выбрал тебя. Я надеялся". Затем пришли страшные картины новой мировой власти, власти - насилия, террора и жестокости. Полчища одноликих, вооруженных до зубов клонов, уничтожали все на своем пути. Запах гари, и крики о помощи заполнили воздух. Стальные пауки, точно такие же, как в убежище, но только размером с дом, давят людей и автомашины. "Зулусы" делают то, что у них лучше всего получается - убивают. Дым пожарищ окутал город в свете заката солнца. Пламя поглощает результаты труда сотен людей и самих людей. Государства падают одно за другим. Правительства присягают на верность Тирану, жестокому, всемогущему и бессмертному. Потомки людей, рожденные в рабстве, будут принимать этот мир как должное, будут любить, прославлять, почитать бессмертного владыку - бывшего "зулуса". И только седовласый старик, проклятый всеми за свои открытия, с тоскою в сердце смотрит на происходящее сквозь прутья решетки. Сергей, Сергей... Он все предвидел, все понимал, поэтому все скрывал, и сам скрывался, как мог.
   Ольга проснулась посреди ночи. Ее осенило: "Сергей! Он не настолько глуп. Он все предвидел. Он говорил, что мне сделают предложение, от которого я не смогу отказаться. Он говорил обращаться к нему в случае чего, даже упоминал мою семью. Нужно позвонить ему сейчас же! Как я могла забыть!"
   Ольга судорожно нашла номер Сергея, взяла телефон и замерла в нерешительности: "Вдруг, он откажется от встречи, тогда Олегу - конец. Нет, он что-нибудь придумает. У него должен быть туз в рукаве".
   Ольга набрала номер. Сергей, как ни странно, не спал.
   - Алло.
   - Это Ольга. Вы были правы. Мой брат захвачен "зулусами". От меня требуют, чтобы я усыпила и сдала Вас. Я не знаю, что мне делать.
   - Я очень рад, что Вы мне позвонили. Это огромный шаг к взаимному доверию. Мы встретимся возле свалки, помните, я Вас возил там?
   - Да.
   - Примерно в километре по дороге от свалки в сторону города стоит заброшенный дом. Я буду ждать Вас там завтра утром. Приезжайте туда к десяти часам. "Зулусам" тоже скажите, чтобы были поблизости с вашим братом. Все понятно?
   - Да. Я все сделаю, как вы казали. Мне дали шприц со снотворным.
   - Его тоже захватите.
   - Хорошо.
   Сергей повесил трубку. Словно огромный камень свалился с плеч Ольги. Ей не нужно было идти на предательство, и Сергей не отказался от встречи. Расположение духа можно было назвать почти счастьем.
   Утром Ольга к назначенному времени покинула квартиру. Когда она выходила из подъезда позвонил сотовый:
   - Здравствуй, ты, как там? - спросил Вадим.
   - Спасибо я нормально. Еду на встречу с Сергеем.
   - Почему ты мне ничего не сказала?
   - Извини, но я знаю твое отношение к нему и к "зулусам". Я боюсь рисковать. Я буду одна.
   - Ты мне не доверяешь?
   - Я очень благодарна тебе за поддержку, но я должна быть там одна.
   - Хорошо, успеха, - упавшим голосом подытожил Вадим.
   Когда Ольга стояла на переходе, снова зазвонил сотовый.
   - Ну? Ты, что решила? Твой брат ждет, - сказал Бригадир угрожающим тоном.
   - Я еду на встречу с Сергеем к городской свалке. Будьте поблизости, но не показывайтесь на глаза. Пусть брат будет с вами. Более точное местоположение я сообщу, когда буду уверена, что брат свободен. Мы проведём обмен.
   - Не смей диктовать мне условия!
   - Это Сергей назначил там встречу. Я не могу назначить другое место.
   - Хорошо мы будем поблизости. Не вздумай с нами шутить!
   Бригадир повесил трубку.
   Ольгу мучили сомнения. Может, стоило пригласить Вадима. Хотя лучше не рисковать лишний раз.
   Ольга без труда нашла заброшенный дом, одиноко стоящий невдалеке от трассы. Рядом была лесополоса, поросшая кустарником - идеальный наблюдательный пункт. Ольга отпустила такси, и сама пошла в сторону дома пешком. Это одноэтажное строение давно покосилось, редкие стекла были не выбиты, краска давно облезла на солнце, а стены были исписаны подростками. По мере приближения был слышен скрип оконных петель на ветру. Ничто не указывало на признаки жизни. Ольга вошла внутрь через низкий дверной проем. О существовании двери напоминали лишь старые ржавые петли. В темноте обшарпанной прихожей Ольга заметила красный мигающий огонек. С потолка на веревке свисало переговорное устройство с лампочкой. Ольга нажала единственную кнопку на нем.
   - Это Сергей. Слышите меня?
   - Да.
   - Возьмите рацию и идите в комнату.
   Ольга вошла вглубь дома. В одной из двух комнат был Сергей. Он сидел на остове старой ржавой кровати из пружин. На голове у него был надет мотоциклетный шлем.
   - Помогите мне снять шлем, - сказал Сергей.
   Ольга подошла ближе и осторожно потянула шлем вверх. Сергей мирно спал. Только это был совсем не Сергей. Он был гораздо моложе, и шрама на лице не было.
   - Это мой клон. Он спит. Моя точная копия. Ведь, правда, я не такой уж и страшный, если бы не шрам?
   - Да, очень даже ничего. Но, вы думаете мне поверят. Он на вас не совсем похож.
   - Но, меня кроме вас никто не видел много лет. Все будет отлично. Шприц у тебя.
   - Да.
   - Внизу под кроватью старый резиновый мячик. Усыпите его.
   - Сделано.
   - Теперь выходите во двор дома. Видите выгребную яму?
   - Да.
   - Бросьте туда рацию и вызывайте "зулусов". Все будет хорошо.
   Ольга набрала номер Бригадира.
   - Алло. Я усыпила его. Мой брат у вас.
   - Да. Ты где?
   - Сначала я должна его услышать.
   - Оля, Оля. Я здесь. Ты меня слышишь? - затараторил Олег.
   - С тобой все в порядке? - спросила Ольга.
   - Да. Я живой. Руки, ноги целы.
   - Давай, говори, где ты, - прервал разговор Бригадир. - Мы привезем туда брата.
   Ольга объяснила, как проехать.
   Вскоре на обочине дороги остановился фургон. Из него вышли четверо бойцов. Двое из них вели под дулом автомата пленника. Бригадира среди них не было.
   Как только Олег и Ольга увиделись - сразу кинулись друг другу в объятия. Встреча была необычайно теплой, как будто они не виделись много лет. Ольга обнимала брата и плакала:
   - Прости меня. Это я во всем виновата. Я тебя в это втянула.
   Олег ничего не говорил, он просто был счастлив, что все заканчивается.
   - Где он? - спросил один из бойцов.
   - Пойдемте. Я отведу. Он спит на кровати.
   С большой осторожностью бойцы одновременно через окно и дверь проникли в комнату с Сергеем. Двое автоматчиков держали его на прицеле, пока третий щупал пульс и бил по щекам спящего.
   - Все отлично. Это он. Спит крепко, - сказал проверяющий.
   Двое бойцов быстро пошли к машине и вскоре вернулись с носилками. Они погрузили спящего и понесли наружу.
   - Мы держим слово, - сказал главный из них. - Можете быть свободны.
   Олег и Ольга одновременно сделали глубокий вдох облегчения. "Зулусы" уехали. Сразу же позвонил Сергей.
   - Как все прошло? - спросил он.
   - Как по маслу! - радостно ответила Ольга.
   - Сейчас приеду за вами.
   - Ждем.
   Сергей приехал на старой "копейке", которая была в идеальном состоянии. Олег вздрогнул при виде Сергея. Ольга толкнула брата в бок и незаметно шепотом сказала: "Он спас нас. Веди себя прилично". Здоровая половина лица Сергея выражала озабоченность.
   - Что-то не так? - спросила его Ольга.
   - Да. Есть некоторые догадки. Расскажи, как все было.
   Пока машина ехала в сторону города, Ольга рассказала все подробно о Бригадире.
   - Странно. О нем ничего не было слышно в последнее время, - задумчиво сказал Сергей.
   - Если не он, тогда кто?
   - Не знаю. Может, я ошибаюсь. Надо выяснить.
   Сергей отвез Ольгу с братом в гостиницу.
   - Побудьте здесь, пока я все не выясню, - сказал он. Когда мой клон не выйдет из комы, вас могут, начать искать.
   - Кто он? Что с ним будет?
   - Вы о ком?
   - О клоне. Он же живой человек.
   - Не совсем человек, но живой. Он искусственно выращен. У него нет мозга. Не беспокойтесь о нем. Он не почувствует боли, ничего не поймет, он даже не проснется. Он не способен на это в принципе.
   - Почему именно молодой клон, а не точная Ваша копия? - спросила Ольга. - Гораздо проще было бы снять копию с себя, так риска меньше.
   - Копия будет знать все то же, что и я. Не будет никакой разницы между ним и мной. Тогда "зулусы" получат свое.
   - Можно было бы вколоть ему яд, чтобы он долго не протянул.
   - Подумайте, что Вы несете?! Это будет такой же человек, как и я! Абсолютно такой! Он будет иметь такое же право на жизнь и на мое имущество, на все, что я имею. Не будет никакой разницы, кому колоть яд ему или мне. Одно дело - бездушная кукла в коме, другое дело - полноценный человек, с его мыслями и внутренним миром. Он будет ни в чем не виноват.
   Ольга осмысливала сказанное.
   - К тому же, - с улыбкой добавил Сергей. - Пусть все думают, что я молод и полон сил, а не старая уродливая развалюха.
   Олег и Ольга остались одни. Им было, что рассказать друг другу, особенно Ольге. В обед позвонил Вадим.
   - Ты где? Брат с тобой? Все в порядке? Я беспокоюсь.
   - Да все прошло хорошо.
   - Как хорошо? Что с Кротом?
   - Я усыпила его, как ты сказал, - соврала Ольга.
   - Как усыпила? - удивился Вадим.
   - Укол в шею, как ты учил меня.
   - И он спокойно заснул?
   - Почему ты спрашиваешь?
   - Мне интересно как все прошло. Давай, я приеду к тебе. Тебе, наверное, тяжело после того, что ты сделала.
   - Я сейчас с братом.
   - Все равно я должен тебя увидеть сейчас.
   - Хорошо приезжай, мы в гостинице.
   - Это где?
   - Диктую адрес. Записывай.
   Олег и Ольга собирались поесть, когда послышался стук в дверь.
   - Я открою, это Вадим, - сказала Ольга и поспешила к двери.
   Как только она повернула ключ, снаружи последовал сильнейший удар ногой в дверь. Ольга отлетела в коридор и ударилась затылком о стену. Теряя сознание, она увидела трех человек, врывающихся в номер. Одного из них Ольга узнала. Он нес носилки с клоном до машины.
   Очнулась Ольга, связанная в багажнике машины. Рядом лежал Олег.
   - Нас снова захватили, - сказал он.
   - Куда нас везут?
   - Не знаю.
   Дорога показалась неимоверно долгой. Жутко трясло, в тесноте было невозможно придать телу удобное положение. Наконец, машина затормозила, хлопнули двери, послышались шаги, поворот ключа. Яркий свет ударил в глаза. Ольгу вытащили из багажника и повели к двухэтажному зданию, которое показалось ей знакомым. Это была та самая школа, где ее держали с Вадимом. Следы от пуль, битые стекла, крошки кирпича. Эту базу "зулусов" штурмовали "прачники". Следы боя были везде. Ольгу и Олега отвели в тот самый подвал, где она провела жуткую ночь с Вадимом в плену.
   Олег совсем скис, впал в апатию. Он только начал чувствовать себя в безопасности, как снова оказался пленником в сыром подвале.
   "Как такое могло произойти? - думала Ольга. - Неужели "зулусам" хватило наглости организовать свою базу на старом месте? Может, они серьезно окрепли и потеснили "прачников". Ведь меня и брата не смогли защитить. Может, "прачники" снова спасут меня, как в прошлый раз. Остается только ждать и надеяться".
   Ожидание казалось вечностью. Прошло несколько необычайно долгих часов, прежде чем, пленники услышали шаги и лязг открывающейся двери. Сердце сжалось от страха.
   В дверном проеме стоял Вадим. Ольга кинулась ему на шею.
   - Вы свободны, - сказал Вадим.
   - Но как это случилось? Где "зулусы"?
   - Нам удалось договориться. Они вас больше не потревожат.
   Вадим был непривычно холоден и подавлен.
   - Что случилось? Ты сам не свой.
   - Проблемы на работе, - ответил он.
   Вадим отвез Ольгу и Олега домой. За всю дорогу они перекинулись лишь парой фраз. Лишь напоследок Вадим сказал:
   - Передай Кроту, что он выиграл еще одну битву, но не войну.
   Ольга еще не знала, что значили эти слова. Олег заночевал в этот раз у сестры. Они не хотели расставаться. Страх не покидал их. Ольга вздрагивала при каждом шорохе и ожидала, что вот-вот слетит дверь с петель, и комнату возьмут штурмом. Она начинала понимать Сергея и его паранойю. Несколько раз посреди ночи Ольга смотрела в окно, вглядывалась в темноту. Опасность казалась повсюду.
   "Что произошло? - думала она. - Почему меня так легко "зулусы" отдали Вадиму. Он был так потерян и замкнут. На что ему пришлось пойти ради меня? Наверное, он принял трудное решение. Бедный Вадим! Я была груба с ним". Ольге вдруг так захотелось, чтобы он был здесь, рядом с ней. Тоска заполнила ее сердце. Что с ним? Где он сейчас? Ольга набрала его номер, но он не отвечал.
   Утром позвонил Сергей:
   - Нужно встретиться, - сказал он.
   - Разве это не опасно в моем положении? Как же "зулусы"?
   - Нет не опасно. Вот об этом и поговорим.
   На этот раз Сергей избрал более живописное место, чем окрестности свалки. Это был скверик неподалеку от дома Ольги. Слежки не было, во всяком случае, на первый взгляд. Сергей сидел на скамейке в шлеме и постоянно смотрел по сторонам. Его левая рука лежала на сиденье мотоцикла. Так ему было спокойнее.
   Ольга поприветствовала его.
   - Присаживайтесь.
   - Какие новости? - спросила Ольга, садясь рядом.
   - Новости... Какие у вас отношения с Вадимом? - начал Сергей издалека.
   - В последнее время мы очень сблизились. Он много помогал мне. Несколько раз спас мою жизнь. Мне он очень симпатичен.
   - А что Вы думаете о "прачниках"?
   - "Прачники"... "Прачники" дисциплинированные, держат слово. Они были щедры со мной, защищали меня, решили все вопросы с моим начальством. В общем, они хорошие ребята, хотя и оказывали на меня давление, запугивали проблемами с братом. Именно благодаря им я была втянута во все это. В общем лучше иметь дело с ними, чем с "зулусами".
   - А что Вы думаете о "зулусах"?
   - Это отморозки. Сначала бьют и стреляют, а потом думают. Им наплевать на жертвы, свои и чужие. На все готовы пойти.
   - В целом Вы их правильно охарактеризовали, но это лишь пушечное мясо "зулусов". Их командиры хитры и изворотливы, но, безусловно, жестоки и беспринципны. Они намного опаснее рядовых бойцов. Вчера я держал связь с несколькими из них. Я склонен верить тому, что они говорят. Все "зулусы" сидят, поджав хвосты, и зализывают раны. Они не помышляют ни о каких операциях, связанных со мной и вами. "Зулусы" реально напуганы, хотя и пытаются бравировать. "Прачники" перебили многих из них. У одного из командиров просто не осталось людей. Он сам лично настраивает связь. Самое главное никто ничего не слышал о Бригадире. Он так и не вернулся из плена к ним.
   - Но, я сама его слышала. Я узнала его голос, - удивилась Ольга. - Он, что действует самостоятельно?
   - Такого быть не может. Скорее всего, он вообще никуда не сбегал.
   - Что это значит?
   - Последние события - дело рук "прачников". Вы отказались с ними сотрудничать, угрожали милицией, и они решили прибегнуть к более жестоким мерам по отношению к Вам.
   - Вадим! Лживая сволочь! Он все знал?!
   - Да. Когда Вы были в гостинице, Вы ведь больше никому кроме него не говорили о своем местонахождении?
   - Да.
   - Это он навел на Вас группу захвата.
   - Но, почему же тогда он отпустил нас?
   - Вадим, Вадим... Его подвела глупая жажда мести лично ко мне. Расправиться со мной - главная цель его жизни. Ради этого он не остановится ни перед чем. Помните шприц со снотворным?
   - Да. Вадим показывал, как им пользоваться.
   - Скорее всего, в это время он и подменил шприц. Я проверил содержимое резинового мячика, там был яд. Смерть должна была быть мгновенной.
   - Вадим - одержимый! А как он умеет врать!
   - Да. Он соврал даже своим. "Прачники" должны были обменять Олега на спящего, получили бы покойника. Вадиму наплевать на мои технологии, информацию - лишь бы я умер. Он работает "прачником" только чтобы отомстить мне. К счастью, яд оказался чрезвычайно редким. Его следы быстро исчезают в крови. Доступ к такой отраве мог быть только у "прачников". Я пообещал Вадиму, что сдам его, пришлю образец яда шефу как доказательство, если он не отпустит вас. Он согласился. Теперь Вы свободны и в относительной безопасности.
   - В безопасности. А если "прачники" снова пойдут на это? Украдут кого-то из моей семьи.
   - Не думаю, что они пойдут теперь на это. Они почти легальная организация. У них сложившаяся клиентура. Они неофициально сотрудничают с разведками некоторых стран мира, и возможно даже с нашим правительством. "Прачники" всячески пытаются выставлять себя чистюлями, намеренно дистанцируясь от "зулусов". Если все узнают, что они похищают людей - будут большие проблемы. Если сейчас они особо не прячутся, то потом им придется уйти в подполье, как и "зулусам". Одно дело - творить зло чужими руками "зулусов", а другое дело - когда все станет известно. Тогда между "зулусами" и "прачниками" будет поставлен знак равенства. Я говорил с шефом "прачников". Сказал, что подсунул им клона. Сказал, что знаю, кто похитил вашего брата. Шеф предложил замять это дело. В обмен на молчание, "прачники" отстанут от вас и вашей семьи.
   - Почему Вы сразу не придали огласке черные дела "прачников"?
   - Мне нужно было, чтобы сначала Вы оказались на свободе. Иначе, нет человека - нет проблем. В вашем освобождении мне любезно согласился помочь Вадим. Интересно, что он теперь будет врать своим о вашем освобождении.
   - Какой же он негодяй!
   - Его тоже можно понять. Я перебил всех его товарищей.
   - Это его не оправдывает. Зачем он поступил так со мной?! Зачем он врал? Что теперь мне делать?
   - Теперь Вы согласны на мое предложение?
   - Да.
   - Тогда мы сейчас поедем ко мне. Но сначала вам нужно собрать все необходимое.
   - Я уже все собрала заранее. Только с братом попрощаюсь.
   - Не прощайтесь. Скажите до свидания.
  
   Ольга ехала с Сергеем в тоннеле. "Я все-таки решилась, - думала она. - Сколько времени мне предстоит провести в убежище? Что ждет меня внутри? Как все пройдет? Неизвестно". Но неизвестность не сильно пугала Ольгу. Она даже чувствовала некоторое облегчение, покидая внешний мир, который в последнее время был очень враждебен. Впереди было спокойствие, уединение и главное - безопасность. Десятки лет крепость Сергея сдерживала атаки. Теперь никакие "зулусы" и "прачники" больше не страшны. Уверенность в правильности сделанного выбора пришла к Ольге. "Я делаю все правильно", - думала она.
   Сергей показал Ольге ее комнату. Все жилые помещения располагались над поверхностью земли. Они занимали лишь небольшую часть огромного старого особняка. Большая часть жилища пребывала в запустении.
   - Зачем Вам такой большой дом? - спросила Ольга. - Вам вполне хватает лишь нескольких комнат.
   - Первоначально я строил дом для других целей. Потом пришлось долго жить под землей. Там было все хорошо обустроено, но я скучал без солнечного света. Затем я перебрался сюда. За домом некому смотреть и у меня нет на это желания. Поэтому я живу в нескольких комнатах на южной стороне. Здесь я поддерживаю порядок.
   "Да уж порядок! - усмехнулась про себя Ольга. - Впрочем, если сравнивать с пыльной свалкой мусора в других комнатах, то порядок идеальный".
   Ольге понравилась ее комната, много солнца. Отличный вид из окна на зеленый нетронутый луг. Покров высокой зелёной травы простирался до самого горизонта.. Сергей действительно постарался над этой комнатой. Все было вымыто до блеска. Никаких пыльных разводов, новая мебель, свежевыстиранное постельное белье. Сергей даже окна вымыл изнутри. Только обшарпанный потолок все еще напоминал Ольге, где она находится. "Наверное, Сергей никогда не смотрит наверх", - подумала Ольга. Эта комната по праву могла считаться самой чистой во всем доме.
   Пока Ольга осматривала своё пристанище, Сергей внимательно следил за ее реакцией.
   - Ну, как? - наконец, не выдержав, спросил он.
   - Очень хорошо. Мне нравится.
   - Что-то не так?
   - Вот только потолок, как в пещере.
   Сергей с удивлением посмотрел вверх. Он искренне удивился, что смог упустить такую важную деталь.
   - Извините, не доглядел, - виновато сказал он.
   - Ничего, теперь не делать же ремонт, в конце концов.
   Сергей вручил Ольге стальной тонкий браслет.
   - Это переговорное устройство. Если вам что-то понадобится, нажмите кнопку и я приду. Пойдемте, я покажу вам другие комнаты.
   На этом приятные сюрпризы закончились. Остальное жилище было в ужасном состоянии. Пыль, обрывки бумаги, даже паутина в некоторых местах. Ольга узнала ту комнату с камином, где обедала ранее. Одна из комнат была полностью завалена разным хламом. Сергей быстро свалил туда все к приезду Ольги.
   Но больше всего поражал вид кухни. Застарелые пятна того, что было едой покрывали все: плиту, микроволновую печь, раковину. На кухонном столе было чистое пятно. Сергей попытался сделать быструю уборку, но, вскоре, забросил эту бесполезную работу. Это было невозможно сделать за столь короткий промежуток времени.
   - Извините. У меня тут беспорядок. Я не успел, как следует приготовиться к Вашему приезду.
   - Беспорядок! Это жуткий бардак. Как можно жить в таких условиях?! Я понимаю, Вы мужчина, возможно, у Вас нет времени, но с Вашими возможностями так жить! В подземелье тысячи механических пауков способны починить мощнейшую турбину, они могут летать, следить за врагами, помогают друг другу. Но, какого черта, они не могут навести порядок в доме и, особенно, на кухне?!
   - Ну, Вы понимаете, я живу один. Я как-то привык ко всему. Никто не видит мой дом и мне не стыдно за него. Зачем стараться, если все равно никто не оценит. У меня было мало времени, которое я потратил на Вашу комнату. Остальное я не успел. А чтобы научить моих "паучков" в прибираться в доме, понадобится не один день.
   - За столько лет Вы даже не пытались их научить.
   - В этом не было надобности до настоящего момента. Но теперь мне стыдно.
   - Чем Вы питаетесь?
   - Здесь хранятся мои образцы.
   Сергей показал свои запасы продуктов в шкафах и огромном холодильнике. Всего было понемногу, один-два экземпляра: две картофелины, две груши, стакан риса, стакан сахара. На многих продуктах были бумажки с датами, которые означали срок годности образца.
   - Хотите орешков? - спросил Сергей, и, не дожидаясь ответа, поставил стакан очищенных орехов в устройство, похожее на микроволновку.
   Рядом было похожее устройство, только дверца открывалась сверху. Сергей бросил туда несколько испорченных бананов и нажал на кнопку. Через несколько секунд, он извлек еще один стакан орешков и дал в руки Ольге. Первоначальный образец Сергей поставил на место в шкаф.
   - Все просто, - сказал он. - Можете сами попробовать. Тут только одна кнопка.
   Остатки бананов остались внутри.
   Ольга сняла с руки золотое кольцо и положила в "микроволновку". Несмело глядя на Сергея, она нажала кнопку. Через секунду дверца второго устройства приоткрылась.
   - Можете забирать, уже готово, - сказал Сергей.
   Ольга заглянула внутрь и обнаружила рядом с остатками бананов золотое кольцо. Потом она вынула оригинал и долго сравнивала между собой два кольца. Оба были абсолютно одинаковы, до последней микро царапинки.
   - Какое Ваше? - с улыбкой спросил Сергей.
   - Оба мои, - достойно ответила Ольга.
   Сергей и Ольга рассмеялись. Она положила два кольца в сканер, и их стало уже четыре.
   - Не увлекайся, а то будешь, похожа на папуаса в побрякушках, - Сергей незаметно перешел на "ты". - Скоро пальцев на руках не хватит.
   Ольга сделала еще четыре кольца и остановилась.
   - А что делать, если под рукой нет бананов? - спросила она.
   - Если материала в генераторе не хватает, то предмет будет автоматически сделан вон там.
   Сергей указал на небольшую дверцу в стене.
   - Из чего там производятся предметы?
   - Лучше бы не задавать этот вопрос.
   - Из отходов жизнедеятельности?
   - Да. Но все стерильно. Ни одной лишней молекулы.
   В остальном кухня Сергея была обычной, разве что, очень неубранной. Он также показал Ольге спортзал, совмещенный с бассейном. Вода была кристально чистой, а вот берега покрылись плесенью и чуть ли не мхом поросли. Сергей поддерживал себя в отличной форме. Рабочий кабинет представлял собой вершину творческого беспорядка. На столах стояли около десяти работающих и выключенных мониторов. Сами столы были расставлены полукругом, с креслом на колесиках в центре. Все было завалено распечатками различного формата, одноразовыми стаканчиками, крошками еды. Мусорные урны давно скрылись под барханами скомканной бумаги.
   - Здесь я работаю. - сказал Сергей. - Ничего не трогай тут. Это очень важные бумаги. Они разложены по порядку и нужны в работе.
   - Хорошо, - согласилась Ольга, но в слова о порядке не поверила. Многие листки уже пожелтели за ненадобностью.
   - Я должен знать, где, что лежит, поэтому не перекладывай ничего.
   - Почему здесь так много мониторов и нет ни одной клавиатуры?
   - Это мое изобретение, - ответил Сергей. - Я вживил себе в нервную систему передатчик сигналов вместо клавиатуры. Теперь мне достаточно мысленно набрать текст, чтобы он появился на экране. Меня всегда бесило, то, как я медленно работаю с клавиатурой. Теперь передатчик из-под кожи может посылать информацию на расстояние до десяти метров в пределах видимости.
   Потом Сергей привел Ольгу в другое помещение.
   - Это комната отдыха. Я ее оборудовал специально к Вашему приезду, - Сергей снова перешел на "Вы". - Здесь телевизор, медиацентр, две игровые приставки. Около тысячи каналов, терабайты музыки, фильмов и игр. Вот кресло - массажер, солярий и диван. Вы будете долго жить у меня. Я подумал, что Вам может стать скучно. Правда, не все еще подключено, но это дело нескольких минут. На этом вроде бы все. За работу возьмемся завтра. Все оборудование находится под землей. Оставайтесь, обживайтесь, будьте как дома. Есть еще много нежилых помещений. Я не запрещаю вам ходить туда, но советую не делать этого. Там много грязи, пыли, сломанная мебель, некрепкие полы и перила. Я сам там бываю крайне редко. Есть ли у Вас какие-то вопросы?
   - Пока нет.
   - Тогда не буду Вам мешать. Я должен идти работать.
   Сергей удалился, и Ольга осталась предоставленной самой себе. Она начала раскладывать вещи и благоустраивать свое временное пристанище. Когда чемоданы были распакованы, Ольга принялась исследовать огромную холостяцкую берлогу. По мере приближения к кухне, ноги все больше прилипали к полу. Находиться за пределами своей комнаты было неприятно, если не сказать невыносимо. Ругать хозяина Ольга не насмелилась и решила сделать уборку сама. Посчитав кухню основным вместилищем бактерий, она решила начать именно с нее. Уборка отняла много сил и времени. Ольга чувствовала себя Машей из сказки о трех медведях. Вскоре силы иссякли. "Я, что домработница?" - сказала она сама себе и бросила тряпку. Ольга пошла в комнату отдыха, завалилась на диван и принялась щелкать каналами телевизора. Сергея поблизости не было. Вероятно, он находился где-то под землей. Незаметно подошло время обеда. Не то, чтобы Ольга сильно хотела есть, просто она привыкла питаться в одно и тоже время. Она не желала еще и готовить после уборки кухни. Ей стало любопытно, чем питается Сергей сам по себе. Но он не соблюдал режима питания, его все не было и не было. Чувство голода становилось все сильнее. И вот, когда Ольга уже была готова пойти на кухню одна, послышались шаги. Сергей шел к кухне. Ольга пошла туда же. Она застала его сидящим на корточках. Он ковырял пальцем пол и щурился без очков.
   - Вы что-то разлили здесь? Пол был другого цвета, - спросил Сергей.
   - Я помыла пол. Под слоем грязи была краска.
   - Тогда чем тут пахнет?
   - Средством для мытья полов.
   - Нужно проветрить. Запах химикатов повсюду.
   Ольга обиделась. Такой реакции за свои старания она не ожидала.
   - Сейчас я приготовлю поесть, - как ни в чем не бывало, сказал Сергей. Он даже не понял, что обидел Ольгу.
   Сергей снял две копии с замороженной пластмассовой тарелки пельменей и начал варить их по-старинке. Он все время путался в посуде. Ольга передвинула вещи, стоявшие на своих местах годами.
   "Я так и знала, - думала Ольга. - Он питается кое-как, так же как и живет. Это тогда он разогрел еду из ресторана".
   Сергей тем временем залил только что вымытую газовую плиту, так как порция в кастрюле была в два раза больше.
   "Дикий свин, - злилась Ольга. - Он даже не попытался убрать за собой".
   Накрывая на стол, Сергей сделал вторую вилку, вторую тарелку и второй стакан для чая.
   Перед Ольгой возникла огромная порция пельменей и чай с пирожком.
   Ольга не привыкла к такой еде, но голод давал о себе знать.
   - Зачем Вы мне столько наложили?
   - Извините, ошибся. Женская порция немного меньше.
   Ольга быстро наелась, тем более пирожок был не первой свежести.
   Сергей встал и проверил дату на образце пельменей в холодильнике.
   - Что-то не так? - спросил он. - Вы почти ничего не едите.
   - Я наелась, мне много не нужно.
   - Смотрю, Вы тут прибрались у меня. Спасибо!
   "Надо же заметил! - думала Ольга. - Прибралась - это мягко сказано. Я пол дня тут все вычищала, и не вычистила".
   - Пожалуйста, - ответила Ольга вслух. - Вам здесь нужна домработница, чтобы все прибрать.
   - Все прибирать необязательно. Я гостей встречаю редко... Точнее никогда не встречал. Вы мой первый гость за... Вы вообще мой первый гость.
   - Но разве порядок нужен только для гостей?
   - А зачем еще?
   - Вам самому, наверное, было бы приятнее жить в ухоженном доме.
   - Да, но удовольствие от этого не стоит таких усилий. Я привык. Уже много лет так живу.
   - Понятно.
   - Ну, мне пора идти работать.
   - А чем Вы занимаетесь?
   - Завтра я Вам все расскажу и покажу. А сейчас, до вечера.
   Ольга снова осталась одна. После обеда работать совсем не хотелось, и она пошла в комнату отдыха. К вечеру Ольга решила приготовить ужин сама, заодно сделав сюрприз Сергею. Без труда нужные продукты были найдены на кухне. Каких образцов там только не было, включая экзотические фрукты, названия которых были неизвестны. Сергей регулярно обновлял запасы, но ежедневная его еда не отличалась разнообразием.
   Готовый ужин, в отличие от уборки, Сергей заметил сразу. Он был очень доволен и во всю расхваливал весьма посредственные кулинарные способности Ольги.
   "Он не такой уж свин, - думала Ольга. - Может поблагодарить, когда захочет".
   На этой ноте закончился первый день Ольги в убежище.
  
   Ольга легла спать. Завтра предстоял многообещающий день. Ольга беспокоилась, сможет ли она освоить и осмыслить новые технологии Сергея. Она долго не могла заснуть и встала довольно поздно. Сергей, как ни странно, был наверху и не работал. Похоже, он не придерживался какого-то расписания. Сергей настраивал средства развлечения в комнате отдыха, регулировал громкость колонок. Делал он это деликатно тихо, Ольга даже не услышала ничего у себя в комнате.
   - Доброе утро, - поприветствовал он Ольгу.
   - Доброе утро, - ответила она.
   После позднего завтрака, больше походящего на обед по времени, Сергей сказал:
   - Ну, что ж, нам пора. Вы готовы?
   - Да.
   - Тогда идем за мной.
   Сергей отвел Ольгу к лифту в подземелья. Когда двери лифта открылись, он сказал:
   - Это док с капсулами, Вы уже знакомы с этим местом. Ниже находятся мои лаборатории.
   Лифт поехал ниже. Двери распахнулись внутри стеклянной кабины. Контраст между жилищем Сергея и его лабораторией поражал. Наверху был холостяцкий бардак, зато в лабораториях царила стерильная чистота. Все стены, потолки и пол были идеально белыми и чистыми. Ольге было по началу не по себе. Трудно было ориентироваться в пространстве, когда глазу не за что зацепиться.
   - Это "прихожая". Дальше все стерильно. Оденьте этот костюм.
   Сергей показал на скафандр, висящий на стене.
   - От чего он защищает меня? - спросила Ольга.
   - Костюм защитит не нас, а от нас. Ни один микроб не должен проникнуть в лабораторию.
   Сергей надел свой костюм, Ольга сделала тоже самое. Глядя сквозь стекло шлема, она чувствовала себя астронавтом, впервые высадившемся на Луне. То, что ей предстояло увидеть, было не менее удивительным, чем поверхность небесного тела. Костюм был великоват, так как был сделан под размер Сергея. Кислород подавался внутрь сквозь баллоны, расположенные на спине.
   - Надо будет позже сделать новый костюм под Ваши размеры, - сказал Сергей. - Пойдемте в камеру дезинфекции. Сразу за ней пространство лаборатории.
   Ольга и Сергей вошли внутрь. Дверь за ними захлопнулась. Камера заполнилась газом, выпущенным под давлением. Ничего не было видно на расстоянии вытянутой руки. Через несколько секунд зашумели воздушные насосы и мгновенно очистили помещение.
   - Вот и все, - сказал Сергей.
   Дверь лаборатории распахнулась, экскурсия началась. Внутри кипела работа. Множество разнообразных роботов перемещали предметы. Все эксперименты были поставлены на поток. Ольга загляделась, как рука-манипулятор с необычайной быстротой заполняет набор из сотен пробирок различными жидкостями. Один из роботов, размером с человека, перемещался на колесиках по лаборатории. Он возил подносы с пробирками от агрегата к агрегату. Среди двигающихся механизмов Ольга различила элементы живой ткани. Ей даже показалось, что она видит сердце, подключенное к системе трубок с жидкостью.
   - Здесь я провожу эксперименты над живыми тканями, - пояснил Сергей. - Все выращено искусственно.
   В другом помещении стояли сотни прозрачных емкостей, заполненных красной мутноватой жидкостью. Все было окружено механизмами, трубками и металлическими щупальцами роботов.
   - Тут я выращиваю живые ткани.
   - И даже человека?
   - Нет, человеческие тела в другом помещении. Пойдемте, я Вам покажу.
   Это помещение было больше, чем все, встречавшиеся ранее комнаты на пути. В огромных стеклянных цилиндрах плавали человеческие тела разного возраста и пола. Все они интенсивно двигались, дергали руками и ногами, сгибались и разгибались, гримасничали. Их движения были механическими, неестественными. Изо рта каждого торчала трубка. Руки клонов сжимали механические приспособления. Ноги упирались во что-то. При виде всего этого Ольге стало не по себе. Клоны были похожи на марионеток, запутавшихся в нитях кукловода.
   - Что здесь происходит?
   - Клоны получают физическую нагрузку. Их движениями управляет компьютер. На руках и ногах у них тренажеры для развития физической силы. Если этого не делать, то они вырастут с атрофированными мышцами и костями, хрупкими как бумага. Они также тренируют свои органы пищеварения, зрения, слуха, дыхания и многое другое. Это необычайно сложный процесс, который я продолжаю оттачивать до совершенства.
   - Такое ощущение, что Вы над ними издеваетесь, - сказала Ольга.
   - Но они ничего не чувствуют. Их мозг заменяет компьютер.
   Один цилиндр был пуст, но, приглядевшись, Ольга увидела в нем человеческий эмбрион.
   - Через год он достигнет двадцатилетнего возраста, - пояснил Сергей. - Через эти трубы подаются все необходимые вещества.
   - А что будет потом?
   - Потом я тщательно исследую тело и отправлю в хранилище. Пойдемте, я Вам покажу его.
   Хранилище напоминало Ольге морг, человеческие клоны лежали неподвижно в жидком азоте. Никакого движения, как в царстве мертвых. Даже краски потускнели здесь. Все тела приобрели бело-синий оттенок. Они лежали горизонтально в своих прозрачных колбах, как в гробах. Отовсюду как бы веяло холодом. Мурашки пробежали по спине у Ольги, несмотря на одинаковую температуру во всех лабораториях. Она даже дышать стала тише, боясь потревожить "спящих". Все они были одинакового возраста - около двадцати лет.
   - Вот это мое новое тело, - указал Сергей на одного из юношей.
   С трудом Ольга узнала молодого Сергея в окаменелом покойнике, который напоминал греческую статую Аполлона. Сергей постарался, работая над своим телом.
   - Как будет осуществляться пересадка мозга? - спросила Ольга.
   - Сейчас я Вам покажу главную публичную операционную, пойдемте.
   Ольга испытала облегчение, покинув хранилище. В отличие от остальных помещений, стены, пол и потолок операционной были выкрашены в цвета обычной больницы. В центре, среди множества механической, роботизированной аппаратуры, Ольга увидела два стола. Один - для пациента, другой - для клона. Одна из стен была полностью выполнена из прозрачного стекла. За стеклом располагались несколько рядов стульев, как в кинотеатре.
   - Адвокаты и родственники часто присутствуют при смене тела. Они опасаются подмены мозга. Это единственная часть подземелий, куда я пускаю посторонних. Есть еще палата реабилитации, но ею пользуются редко. Многие предпочитают привыкать к новому телу у себя дома. Посмотрите. Вот ваше место. Здесь Вы будете сидеть во время операции.
   Сергей указал на кресло перед монитором и панелью управления.
   - Как всем этим управлять?! - в шоке спросила Ольга.
   - Это не так уж сложно. Почти все делается автоматически. У Вас еще много времени, чтобы научиться.
   - Но вынуть мозг - это не вырвать зуб!
   - Не беспокойтесь. Вам не придется даже притрагиваться к моему мозгу. Его автоматически извлечёт вот это устройство.
   Сергей указал на механическую руку. Ее пальцы были сделаны из мягких полимеров, чтобы не повредить живые ткани. Ольге стало дурно, когда она представила мозг Сергея, сжимаемый этими пальцами.
   - Вся операция длится около тридцати минут. Но мозг будет отключен от кровообращения лишь несколько секунд. Это самый опасный период. Если что-то пойдет не так, в эти секунды сразу вызывайте криоробота. Он ампутирует голову с мозгом и сразу заморозит ее, прямо здесь. Но будем надеяться на лучшее. Все будет хорош. Я уверен.
   - Если Вы уверены, тогда зачем я здесь?
   - Шанс неудачи очень невелик. У нас будет еще много времени, чтобы все отработать.
   - Что будет после операции?
   - Вы отвезете меня домой на этой кровати. Примерно через час, я приду в себя. Будьте рядом, вдруг мне что-то понадобится.
   Последние слова Сергей сказал как-то неуверенно. Хотя Ольга не видела его лица в скафандре, но ей показалось, что он боится не меньше ее, просто умело скрывает это. Еще бы, на его месте боялся бы каждый.
   На этом закончилось первое знакомство Ольги с подземными лабораториями Сергея, а жизнь в убежище только начиналась.
   Сергей оказался неплохим учителем и вполне доступно рассказывал Ольге о технологии замены тела. Если что-то было непонятно, он проявлял терпение и объяснял снова. Вместе они ставили несколько опытов. С каждым днем уверенность в успехе наполняла Ольгу. Сергею было даже приятно впервые за много лет рассказать о своих достижениях.
   Иногда он откровенно хвастался своими успехами. Незаметно для себя, он стал разговорчивым. Такое бывает с людьми, которые долго молчали. Сергей стал интересным собеседником со своими взглядами. Выяснилось, что он не полностью отрезан от внешнего мира, регулярно смотрит телевизор и читает новости в Интернете. Он забросил все свои опыты и сконцентрировался на работе с Ольгой. Они много времени проводили вместе и незаметно перешли на "ты", несмотря на огромную разницу в возрасте. Ольга в свою очередь стала больше понимать этого великого и по-своему несчастного человека. Однажды она спросила его:
   - Почему ты хранишь все это в тайне от людей? Почему не хочешь раскрыть технологии всему миру? Каждый человек смог бы сделать себе все, что захочет из грязи. Ты бы мог перевернуть мир, сделать людей счастливыми!
   Сергей задумался и сказал:
   - Пойдем, я покажу тебе Пустоты.
   Они спустились под землю, туда, где Ольга еще ни разу не была. Взору предстала потрясающая картина. Это была огромная темная металлическая пещера. Размеры ее были настолько колоссальны, что Ольга не видела ни стен, ни потолка, ни дна. Куда ни взгляни - огромная бескрайняя черная пропасть во всех направлениях. Своды подпирали толстые металлические колонны, вершины которых скрывались далеко во тьме. На чем стоят колонны, определить было невозможно. Так глубока была пещера. Колонны соединялись между собой более тонкими металлическими перекрытиями, треугольными как на стреле башенного крана.
   - Что это? - спросила Ольга в изумлении.
   - Это ничто - Пустота. Я сделал это за несколько лет своей жизни. Из земли, которая находилась здесь, я производил стены, оборудование, еду, оружие, боеприпасы, лаборатории, энергию. Даже то, на чем мы стоим тоже сделано из земли. Что останется от планеты, если каждый будет делать то же самое? Большая часть вещества при преобразовании теряется в виде тепла. Это вызовет глобальное потепление. Даже не знаю, что будет с землей сначала. Слетит ли она с орбиты, вследствие уменьшения массы или утонет под поверхностью океана из-за потепления и таяния ледников. Я знаю точно, что люди не остановятся, делая дворцы, самолеты, яхты, автомобили.
   - Но ведь этот процесс можно контролировать.
   - Я этим и занимаюсь, как могу. Единственная возможность контролировать - это вообще не дать технологии вырваться наружу.
   - Но ведь технологию можно доверить ответственным людям.
   - Кому? Я таких не знаю. Представьте, преобразователь материи размером с чемодан. Раз - уже два преобразователя. Там, где два - будет и четыре. Где четыре, там и восемь. Помните Ваши кольца? В мгновение ока технология расползется по всему миру. Представьте, сидит мужик с таким чемоданом. Ух, ты! Красивая женщина. Себе хочу такую же. Раз, и две женщины. А у нее была семья, работа, любимая собачка. Что же делать теперь? Ерунда, раз плюнуть. Будет две семьи, две работы, две собачки и огромная дыра в земле. Ужас! Этого нельзя допустить!
   - Но, если все жестко контролировать?
   - Ты представляешь, какую власть получит этот контролер. И кто его самого будет контролировать?
   - Ну, правительство, например.
   - Правительство - это люди, управляемые народом. Если народ решит каждому по самолету и небоскребу в придачу, то будет не намного лучше. Зато демократично, народ именно так проголосует.
   - Но я тогда не знаю, что делать.
   - И я не знаю. Я только знаю, что прежде чем перевернуть мир, нужно хорошенько подумать.
   Ольга смотрела в страшную темную бездну пещеры, и ее мечты о великолепном счастливом мире таяли словно дым. В тот день она стала немного взрослее, а значит ближе к Сергею.
   Для Ольги он стал самым великим и выдающимся человеком из когда-либо увиденных. Ее восхищали ум, талант, опыт, трудолюбие Сергея. Чем больше общалась она с ним, тем больше понимала, на сколько незауряден и исключителен этот человек, противопоставивший себя всему миру.
   Если раньше Ольга старалась не смотреть на его изуродованное лицо, то теперь, месяц спустя, с восхищением внимала она каждому слову, произнесенному Сергеем. Для нее он стал недосягаем в своих замыслах и одновременно близок в бытовом отношении. Ольгу поражало величие и масштаб работ под землей и убогость холостяцкой жизни на поверхности. Незаметно для себя она стала стремиться помочь Сергею. Постепенно Ольга начала наводить порядок в доме, полностью вычистила кухню, повесила нормальные шторы, стерла вековую пыль. В доме появились цветы в горшках. Сергею нравились происходящие изменения. Только однажды он был в негодовании, когда Ольга убралась в его рабочем кабинете.
   - Где мои бумаги? Я ничего не могу найти, - ругался он.
   - Они уже пожелтели от времени. Все давно пора выбросить.
   - Ты что выкинула их?! - кричал Сергей.
   - Нет, все лежит в шкафу.
   После этого инцидента, Ольга решила больше там ничего не трогать. В остальной части дома она хозяйничала на свой вкус. Ольга даже благоустроила еще одну комнату в дальней части особняка.
   Вскоре к чувству восхищения Сергеем стали примешиваться другие, более теплые чувства. Ольге было приятно находиться рядом с ним и помогать хотя бы в быту этому человеку. Как мужчина Сергей не привлекал ее. Слишком уж он был стар и некрасив из-за ранения. Но Ольга чувствовала, что в душе этого недолюбившего человека, есть еще место чувствам. В мечтах она представляла себя рядом с Сергеем в качестве любимой женщины. Ведь приближалось время замены тела. Судя по фотографии, Сергей был очень даже ничего много лет назад. Да и новое тело Ольга уже видела несколько раз.
   Время все шло. Минуло больше месяца с тех пор как Ольга жила в убежище, а Сергей все продолжал и продолжал обучение. Многие из полученных в последнее время знаний не были конкретно нужны для операции. Да и время занятий неуклонно сокращалось. Если раньше Сергей и Ольга работали целый день, то теперь не более четырех часов в сутки. Работа больше не имела отношение только к пересадке мозга. Сергей все время откладывал наступление часа икс, и Ольга начала об этом догадываться. Она первой решила начать этот разговор.
   - Когда мы планируем операцию? - спросила она как-то Сергея.
   - Мы что куда-то торопимся? Нужно чтобы ты все изучила, как следует.
   - Но в этом уже нет особой необходимости. Все, что нужно для операции я уже знаю. Я смогу сидеть за пультом. А тонкости мне не понять. Для этого, возможно, мне и жизни не хватит. Ты все еще не доверяешь мне?
   - Нет, как ты могла такое подумать? Я тебя ни в чем не ограничиваю. Ты уже могла много раз открыть двери подземелий, пока я спал, и пустить врагов. Но ты не сделала этого. Ты много сделал для меня. Мне приятно общаться с тобой. Я доверяю тебе. Я сам удивлен, что так быстро преодолел барьер.
   - Тогда почему мы откладываем? Ты боишься? Да?
   - Да, ты права. Я боюсь. Вдруг, что-то пойдет не так и меня не станет. Я боюсь смерти. Но я боюсь не только за себя. Что будет с миром потом, когда меня не станет? Технологии вырвутся наружу. Пообещай мне, что займешь мое место, и будешь хранить секреты дальше.
   - Но я об этом не думала. Это большая ответственность для меня.
   - Ты даже не представляешь, насколько велика и тяжела эта ответственность, но доверить это, мне больше некому.
   - А как долго это будет продолжаться?
   - Не знаю. Скорее всего, не одну жизнь.
   - Но как я пойму, что пора открыть секреты?
   - Я этого тоже не знаю. Наверное, когда поймешь, что люди не превратят всю землю в предметы роскоши и оружие. Человечество должно повзрослеть. Пообещай мне, или я не смогу решиться никогда!
   - Хорошо, обещаю.
   Теперь настало время беспокоиться Ольге: "Уж не решил ли он так оригинально спихнуть все свое опасное хозяйство на меня. Обучает меня всему, рассказывает, а сам, наверное, не планирует проснуться после операции. В самом деле, что его держит в этом мире? Значит, что-то держит. Иначе он бы уже давно все взорвал вместе с собой. Не оставил бы камня на камне здесь, и все дела. Чтобы покончить со всем я не нужна. Может, он устал и ищет приемника? Мог бы найти кого-нибудь более подходящего. Он же понимает, что большинство его замыслов, я даже понять не в состоянии. Предел своих умственных способностей я уже показала". Ольга так и не решилась спросить об Сергея напрямую.
   Наконец наступил этот день. Новое тело Сергея было разморожено и лежало в операционной. Процессами жизнедеятельности управлял компьютер. Ольге казалось, что этот красивый юноша вот-вот встанет и заговорит с ней. У самого Сергея были мешки под глазами. Всю ночь он не спал. Даже походка его изменилась. Он шел как приговоренный на расстрел. Волос на голове не было. Здоровая половина лица покрылась мертвецкой бледностью.
   - Не волнуйся. Все будет хорошо. Мы же все просчитали много раз.
   - Помни о своем обещании, - только и сказал он напоследок.
   Сергей еще раз осмотрел свое новое тело и лег на операционный стол. Ольга ввела наркоз. Началось. Стальные щупальца принялись с необычайной скоростью одновременно вскрывать обе черепные коробки. Ольга, не отрываясь, следила за показаниями на мониторах. Заскрежетали дисковые пилы о кости. Ольга взглянула на происходящее. Кровь брызнула из головы Сергея. Ольга понимала, что это нормально, но смотреть, как это происходит с близким другом, было невыносимо. Наконец, мягкая металлическая рука - манипулятор извлекла мозг и быстро переместила в новое тело. Старое тело перешло под управление компьютера. Подключилось кровообращение к мозгу в новом теле. Самый ответственный момент был позади. Ольга вздохнула с облегчением. Теперь началась самая длительная и рутинная часть операции - соединение нервных окончаний. Сергей все время дергал связанными руками и ногами. Казалось, что он испытывает сильную боль. Стиснув зубы, Ольга следила за происходящим. Каждое движение Сергея она пропускала сквозь себя, готовясь вмешаться в ход операции. Но помощь со стороны, так и не понадобилась. Система сигнализировала об успешном соединении нервов и сосудов. Черепная коробка была закрыта и наложена повязка на всю поверхность головы, за исключением лица. Ольга отвезла безмятежно спящего Сергея наверх в дом. Его комната уже была переоборудована в больничную палату. Сергей лежал на кровати без сознания, а Ольга сидела рядом. Он казался ей каким-то чужим, абсолютно незнакомым. Не только Сергею, но и Ольге предстояло привыкнуть к новому телу. Он стал теперь совсем юношей и выглядел моложе ее. Ольга всматривалась ему в лицо и пыталась найти общее между старым и новым Сергеем. Умом она понимала, что это тот самый человек, но все равно он казался ей каким-то незнакомым, далёким.
   Сергей начал приходить в сознание. Ольга в это время держала его за руку.
   - Как все прошло? - спросил он.
   Ольга с трудом поняла вопрос, язык плохо слушался Сергея.
   - Все прошло как по маслу. Моя помощь ни разу не понадобилась.
   - Ты сейчас мне нужна, - прошептал Сергей.
   Он еще не мог двигаться самостоятельно и опрокинул графин со стола.
   - Лежи, не шевелись. Не все сразу, - успокаивала его Ольга.
   Сергей пока еще не мог даже привстать и самостоятельно есть. Ольга ставила ему капельницы и кормила. Она не отходила от него ни на минуту. Даже спать постелила себе рядом. Прошла неделя, прежде чем Сергей смог самостоятельно поесть. Ольга была рядом и следила, чтобы он не уронил ложку. Она хвалила успехи Сергея и ободряла его как могла. Через две недели он впервые попытался встать на ноги. Ольга заботливо подставляла ему свое плечо. Она начала привыкать к новому облику Сергея. В сущности, это был тот же самый человек, только помолодевший. Но изменилось не только тело Сергея, изменился его характер. Он стал моложе, веселее, оптимистичнее, фонтанировал идеями. Он попросил Ольгу принести ему теннисный мячик и долго стучал им об стену.
   - Я тренирую координацию, - сказал он.
   Но по искрящимся глазам Ольга понимала, что Сергей наслаждается этой простой забавой и вновь обретенной молодостью.
   Через месяц Сергей практически полностью освоился с новым телом. С удвоенной силой он предался своей работе. Теперь Ольга часто бывала одна и скучала. С нетерпением она ждала появления Сергея из подземелий. Ольга всегда находилась где-то поблизости от лифта, когда Сергей должен был подняться на поверхность. Она уже примерно могла предугадать время его возвращения.
   Однажды Сергей сильно задержался. Прошло четыре часа, а его все не было и не было. Ольга начала волноваться, она места себе не находила. Самые страшные мысли приходили ей в голову. Больше всего Ольга волновалась, что ему стало хуже после операции, без помощи Сергей мог умереть. Наконец, он вернулся, как ни в чем не бывало.
   - Где ты был? Я так волновалась! Почему так долго? - начала Ольга.
   - Небольшая авария в лаборатории. Пришлось задержаться. Ты могла бы, и связаться со мной.
   Сергей указал на браслет-передатчик на руке.
   После этого небольшого инцидента, Ольга по-настоящему поняла, насколько дорог ей Сергей. Она представила, какая пустота появилась бы в ее жизни, если бы он не вернулся из-под земли. С каждым днем Ольга все больше влюблялась в Сергея, пока, наконец, не поняла, что он - смысл ее жизни. Он не просто мужчина ее мечты, о котором она даже не мыслила никогда. Сергей был лучше любого идеала для нее. Красив как Аполлон и умен как... Его даже невозможно было сравнить с кем-либо. Завладеть этим мужчиной - стало смыслом всего существования Ольги. Она много раз пыталась дать понять о своих чувствах, бросала томные взгляды на Сергея, присаживалась ближе, иногда, надевала откровенную одежду. Ольга видела интерес в глазах Сергея, но дальше дело не продвигалось. Казалось, будто невидимый барьер стоит между ними. Сергей был одновременно и близок, и далек. Странные отношения не могли больше продолжаться. Ольга решила действовать - соблазнить Сергея во, чтобы то ни стало. Удобный случай подвернулся сам собой - его день рождения. Ольга за два дня предупредила, что готовит сюрприз. Оставшееся время она по максимуму использовала, чтобы привести себя в порядок, стать неотразимой. Позанималась в спортзале, поплавала в бассейне, сделала всевозможные омолаживающие процедуры. Великолепный ужин должен был стать частью ее плана. Ольга перечитала кучу рецептов, прежде чем составила меню. Соответствующая музыка была найдена в электронных архивах. Большого труда стоило найти свечи в доме. Местом торжества была выбрана комната с камином, где Сергей впервые предложил Ольге переехать к нему.
   Наконец, наступил долгожданный день. Ольга была неотразима, и Сергей не сводил с нее глаз. После первых тостов он почти не притронулся к еде, смотрел на Ольгу горящими глазами. Такой ее он еще ни разу не видел. Ольга пригласила его на танец. Играла романтическая музыка. В танце они незаметно сближались, пока, наконец, не утонули в порыве страсти.
   Когда, наконец, буря стихла, Ольга была вне себя от счастья. Сбылась ее мечта. С Сергеем творилось что-то странное. Он был молчалив и задумчив. Почти ничего не говорил. С дурным предчувствием заснула Ольга рядом с ним.
   Утром она застала Сергея сидящим на краю кровати. Он неподвижно подпирал свою голову руками.
   - Что случилось? - спросила Ольга.
   - Знаешь, нам лучше расстаться.
   - Почему? Ты что, выгоняешь меня?!
   - То, что было вчера - минутная слабость. Ты должна уехать. Проси, что хочешь, мне для тебя ничего не жалко. Но мы должны расстаться.
   - Ты за кого меня принимаешь? Я что проститутка? Ты хочешь от меня откупиться?
   - Прости. Я во всем виноват. Но мы должны расстаться.
   - Ты не можешь выгнать меня просто так. Я вправе требовать разъяснений.
   - Хорошо. Ты действительно должна знать. Об этом я не хотел говорить никому и никогда. Пойдем, я покажу тебе.
   Сергей и Ольга отправились под землю. В глубине лабиринтов была комната. Ольга о ней ничего не знала и никогда не бывала там. На двери имелись следы ржавчины. Она была намного старше, чем все остальные подземелья. Сергей со скрипом отворил вход. Внутри находилась криогенная камера, не такая как в хранилище. Похоже, она была сделана давным-давно. Ольга и Сергей подошли ближе. Внутри под полупрозрачным стеклом была заморожена женщина. Приглядевшись, Ольга узнала ее. Это была женщина с фотографии - Марина, жена Сергея. Она сильно изменилась под воздействием болезни, исхудала. Волос на голове не было, вследствие химиотерапии. Но это была она - любовь всей жизни Сергея. Ольга молчала.
   - Теперь ты понимаешь! - начал Сергей с волнением. - Все что я сделал - я сделал ради нее! Я не мог позволить ей умереть! Она все, что у меня осталось! Когда она умирала от рака мозга - все опустили руки. Но только не я. Даже ее родители были против ее заморозки. "Отпусти ее", - говорили они. Но я в тайне от всех сделал это. Я залез в долги. Заморозка стоила дорого. Денег не хватало. Я воровал, чтобы достать деньги. Никто не знал, зачем я это делаю. Но время шло. Лекарства от рака не было. И тогда я сам решил найти способ вернуть ее к жизни. Я много учился, как одержимый. Я начал свои собственные исследования. Но какой толк в лекарстве о рака, если тело и мозг поразили метастазы. Нужно было новое тело. В своих исследованиях я зашел очень далеко. Ты знаешь. Но какой от всего этого прок? Я могу скопировать Марину полностью, но она умрет от рака у меня на руках. Я могу вырастить тело для нее, но мозг поражен болезнью. Я борюсь с опухолью, но у меня ничего не выходит. Я ещё не могу выкорчевать болезнь, не навредив Марине. Но я не сдамся! Никогда!
   Ольга слушала Сергея, и каждое слово царапало сердце, как стекло железом. С каждой новой фразой она все больше ненавидела Марину. Вот, значит, ради чего живет Сергей. Вот почему он не сбежал, не скрылся, не исчез. Вся его болтовня про судьбы мира - пустой звук. Любовь движет им и больше ничего ему не важно. Любовь к давно умершей женщине, которая спит в стеклянном гробу как Белоснежка. Ему нет дела до войн, людей, "зулусов", "прачников". Ему вообще нет ни до кого дела, и жизнь свою он продлил лишь для того, чтобы продолжить свои безнадежные исследования.
   - Хватит, замолчи! - наконец, не выдержала она. - Я люблю тебя. Ты не можешь так поступить.
   - И все-таки я должен это сделать. Я люблю ее, и всегда любил, и буду любить до скончания времен. И даже смерть не разлучит нас!
   Ольга не могла больше этого слышать, в отчаянии она схватила металлический стул и попыталась разбить вдребезги ненавистную усыпальницу Марины. Сергей с силой оттолкнул Ольгу. Она упала и больно ударилась о дверной косяк. В бессильном гневе она бросилась прочь, наверх, на поверхность, подальше от этого места. Сергей поднял стул и поставил его у изголовья Марины. Он сел на него и предался своим безпросветным мыслям. В такие минуты ему казалось, что Марина где-то рядом и слышит его. Часто, после очередной неудачи, он приходил сюда, и ему становилось легче, как будто Марина давала ему силы, вдохновляла его.
   В это время Ольга неистовствовала на верху в доме. Она была подобна фурии, как и любая другая отвергнутая женщина. Сергея не было рядом поэтому, она срывала зло на окружающей обстановке. Била посуду, цветочные горшки, стекла, рыдала. Она чувствовала, что ее использовали и теперь выбросили за ненадобностью. В камин полетели шторы и остатки вчерашнего ужина вместе с рецептами. Магнитофон и телевизор утонули в бассейне. Сергея все не было. Наконец, Ольга немного успокоилась, и план мести мгновенно созрел в ее голове. Она взяла телефон и набрала номер.
   - Алло. Вадим? Ты хотел Крота? Ты его получишь. Я открою шлюзы изнутри, будьте наготове.
   Уже через два часа отряды "прачников" были в доке. Капсулы с подкреплением продолжали пребывать.
   Головной отряд переносными газовыми резаками вскрывал металлические двери одну за другой. Вскоре убежище было обесточено. Погас свет, остановились работы в лабораториях, системы защиты перестали действовать. Сергей был беззащитен, и застигнут врасплох. И без того морально подавленный, он не смог дать достойный отпор. Сергей был оглушен светошумовой гранатой, когда пытался скрыться в недостроенной лаборатории. "Прачники" тут же схватили его. Чуть позже Ольга вместе с Вадимом вошли внутрь. Сергей в наручниках стоял под прицелом двух бойцов.
   - Вы, двое! - скомандовал Вадим. - Проверьте склад. Я слышал подозрительный шум.
   Бойцы ушли. Теперь Вадим остался наедине с Сергеем, не считая, Ольги, которая тихо стояла в стороне. Весь вид Вадима говорил о том, как он упивается местью.
   - И все-таки я достал тебя, - начал Вадим, расхаживая из стороны в сторону. - Столько лет не прошли напрасно. Теперь ты мой! Как долго я ждал этого момента! Я столько приложил усилий и все впустую. За все годы я не продвинулся ни на шаг. И что в результате? Когда я забросил все попытки, ты сам приплыл ко мне в руки. Я уже почти перестал надеяться, и тут, ссора влюбленных голубков. Правду сказал китайский мудрец: "Если долго сидеть у реки и смотреть на воду, то мимо тебя обязательно проплывет труп твоего врага". Все приходит для тех, кто умеет ждать.
   Сергей слушал молча, не проронив ни слова. Со стороны казалось, что он уже со всем смирился. Ольга смотрела на него и больше не чувствовала ненависти к этому поверженному человеку.
   - Готовься к смерти, Крот, - сказал Вадим и достал пистолет. - Тебя не спасла твоя нора и выдала Дюймовочка.
   Вадим указал на Ольгу.
   - Ведь ты не убьешь его? - вмешалась Ольга. - Он нужен вам живым. Он многое знает.
   - Мне он нужен мертвым. Для этого я здесь.
   - У тебя будут проблемы с шефом, если ты его пристрелишь.
   - Я все равно его убью, ты меня знаешь. Он умрет при попытке к бегству.
   Вадим взвел курок, его глаза горели бешеным огнем.
   - Не надо! Кричала Ольга. - Не-е-е-т!
   Она бросилась на Вадима и получила удар рукояткой пистолета по голове. Струйка крови скатилась по лбу, щеке и упала на грудь. Рука нащупала лабораторный скальпель, лежащий на полу. Выждав, когда Вадим отвернется в сторону Сергея, Ольга кинулась на него бесшумно, как пантера. Изо всех сил она вонзила скальпель Вадиму в шею. Кровь брызнула на стену, сонная артерия была рассечена. Вадим схватился рукой за рану и захрипел, другая рука продолжала сжимать пистолет. Теряя сознание, он разрядил всю обойму прямо в Ольгу. Даже когда закончились патроны, Вадим продолжал щелкать курком, пока силы окончательно не покинули его.
   Четыре пули попали Ольге в грудь и живот. Она упала на пол, и из-под нее начала расползаться ярко красная лужа крови.
   - Ключи от наручников у Вадима! - крикнула она так громко, насколько хватало сил. - Беги!
   Сергей освободился и попытался зажать раны Ольги рукой. Она умирала. Ее жизнь вытекала на пол с каждой каплей крови.
   - Прости меня, - сказала Ольга, глядя в глаза Сергею. - Прости за то, что я все разрушила. Ты доверился мне, а я предала тебя. Я не заслуживаю тебя и не достойна даже быть рядом с тобой. Ты великий бессмертный человек, а я простая истеричка. Как я вообще могла подумать, что могу стать твоей женой. Ты велик, и твоя любовь также велика, тебе под стать. Я посмела занять место, которое по праву принадлежит другой. Ты простишь меня?
   - Да. Я уже простил тебя.
   - Теперь я могу уйти спокойно. Я счастлива, что была любима самым лучшим из мужчин. Будь счастлив с женой!
   - Я спасу тебя! - глаза Сергея загорелись огнем надежды. - Ты не умрешь. Я заморожу тебя.
   - Но здание обесточено. Все криогенные камеры не работают.
   - Нет не все. Есть одна на автономном генераторе.
   - Но это же твоя жена!
   - Ты и есть моя жена.
   Сергей поднял Ольгу на руки и кинулся, что есть силы к усыпальнице Марины. Путь был не близкий, дорогу преграждали вооруженные "прачники". Кромешная темень мешала найти дорогу. Сергей достал свой портативный монитор и загрузил на нем белый экран. Этот своеобразный фонарь освещал дорогу в лабиринтах подземелий. "Прачники" обнаружили Вадима и начали преследование. По каплям крови Ольги они выслеживали беглецов, словно дичь. Сергей был окружен, как загнанный зверь. Все пути были блокированы бойцами. "Прачники", пользуясь приборами ночного видения, зачищали одно помещение за другим. Медленно, но верно кольцо сжималось. Ольга теряла сознание от потери крови.
   - Потерпи! Не умирай! - кричал ей Сергей.
   Сергей разглядел в темноте вентиляционную решетку. Уйти сквозь нее было невозможно, слишком узкий диаметр воздуховода. Но идея спасения пришла к Сергею. Он вырвал решетку и обломками заблокировал вентилятор. Вскоре появился робот-ремонтник, чтобы оценить полученный ущерб. Сергей схватил стального паука и передал команду всеобщей тревоги со своего компьютера. Насекомое скрылось в вентиляционном проходе. В течение минуты команда была передана по цепочке, и тысячи стальных пауков вылезли из своих убежищ с единственной целью - предотвратить вторжение.
   Отовсюду слышался стук стальных лап о железный пол. Как будто кто-то рассыпал горох на стеклянную поверхность. Звук все нарастал и стал похож на звон ливня о железную крышу. Послышались выстрелы и звуки плоти, терзаемой сталью. Крики боли, леденящие душу, заполнили подземелья, отражаясь многократно от бесчисленных стен и потолков. Полчища стальных насекомых накрыли "прачников", как волна. Пауки перерезали сухожилия на ногах и добивали падающих на землю бойцов. Они впивались стальными конечностями во все части тела одновременно. Пауки были хорошими ремонтниками, но плохими убийцами, а "прачники" были хорошо защищены бронежилетами и шлемами. Поэтому их смерть была долгой и мучительной.
   Ольга очнулась на полу, лежа в холодной луже. Оглядевшись, она узнала это помещение - место хранения тела Марины. Сергей с нечеловеческим проворством готовил криогенную камеру к заморозке. Каждая секунда была на счету. Ольга оглянулась. Совсем рядом с ней лежало то, что когда-то было телом Марины. Замерзшая плоть разбилась о стальной пол на множество осколков. Совсем рядом с лицом Ольги лежала рука с картонной биркой. На ней были какие-то цифры.
   - Что это за цифры? - спросила Ольга Сергея.
   - Это дата заморозки.
   - Но это же дата моего рождения!
   Сергей бережно поднял умирающую Ольгу и уложил внутрь криогенной камеры.
   - Я знал, что Марина не оставит меня одного в этом мире, - сказал он. - Если бы у ее души была возможность выбрать тело, то лучшего и желать нельзя. Я люблю тебя. И даже смерть не разлучит нас.
   Единственная слеза Сергея скатилась по щеке, упала в ямочку на шее Ольги, и превратилась в кристаллик льда.
  

Эпилог.

   Яркое летнее солнце освещало особняк и его окрестности. Ветер гнал волны по густой зеленой траве, в которой кипела работа. Паучки-ремонтники и прочая механическая живность распиливала и растаскивала на части остатки старой разбитой бронетехники, противотанковые укрепления, стрелковое оружие. Как кроты врывались в землю маленькие роботы, чтобы достать старые ржавые мины-ловушки.
   В центре на возвышении разгорался огромный погребальный костер из старой разбитой мебели, кусков дверей, оконных рам и прочего хлама. Прогнившие деревянные перила и доски от пола, все старое и ненужное было собрано в этой куче. Вершину этой горы венчали три человеческих тела. Искалеченный старик, женщина, сраженная пулями и молодая худощавая девушка, изъеденная болезнью.
   Молодая пара издалека, стоя по колено в траве, наблюдала за всем происходящим. Как завороженные смотрели они на огонь, пожирающий остатки их прошлого. Он обнимал ее нежно за плечи. Она положила свою голову ему на грудь. Вокруг не было ни одной живой души. От этой юной пары веяло необычайной красотой, любовью, нежностью и если бы кто-то увидел их, то непременно бы подумал, что это Адам и Ева в раю.
   Она спросила его:
   - Как ты узнал меня тогда в подземелье?
   - Твои последние слова. Я слышал их в больнице, перед тем, как ты ушла в кому и не вернулась.
   - А ты сказал мне тогда, что даже смерть не разлучит нас.
   - Так тому и быть во веки веков, - сказал Он и обнял Ее крепче.
   - Ты знаешь, что будет дальше?
   - Дальше. Нашим будущим детям нужна большая поляна для игр и обгоревшие танки не очень для этого подходят.
  
   Конец.
  
  
  
   сайт автора
   http://faustbook.narod.ru/
  
  
  
  
   66
   Торговец жизнью. http://faustbook.narod.ru/
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"