Федотова О. Н., Соловьев Д. О.: другие произведения.

Патент на бессмертие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "...рассуждая же о странных страстях человеческой души - давно было замечено, что человек способен долго наблюдать за течением воды и горением пламени. Возможно, это следствие глубинного родства - издревле кровь и дух считались самой большой ценностью человека. Кровь - вода, а дух - пламя..." обновление от 09.04.10г.

  " ...рассуждая же о странных страстях человеческой души -
  
   давно было замечено, что человек способен долго наблюдать
  
   за течением воды и горением пламени.
  
   Возможно, это следствие глубинного родства
  
   - издревле кровь и дух считались самой большой ценностью человека.
  
   Кровь - вода, а дух - пламя..."
  
  
  
  
  Глава 1 : Подарок.
  
   Стук в дверь. Я отрываюсь от монитора, сворачивая страницу которую смотрел.
   - Войдите.
   Горничная.
   - Ваш отец просит вас спуститься вниз, - чопорно говорит она, а потом подмигивает и шепотом поздравляет - С днем рожденья!
   - Спасибо, Лина, - я тоже улыбаюсь ей. Женщина вновь придает своему лицу строгое выражение и уходит, не закрывая дверь.
   Отец действительно внизу, и ждет - вместе с мамой. Судя по хитринке в его глазах, подарок на день рождения будет очень особенным.
   - Сын, тебе исполнилось двадцать два года.
   - Спасибо что напомнил, пап, я уже начал это забывать...
   - Молчать! - шутливо-грозно приказал отец - Я считаю, что мы с мамой неплохо постарались, воспитывая из тебя настоящего мужчину. И теперь настало время проверить тебя... на деловую хватку.
   - Ты едешь с секретаршей на Багамы, а я остаюсь в качестве заместителя? - интересуюсь с самым невинным видом.
   - Это будет... когда-нибудь - папа шустро уклонился от маминого подзатыльника - Но для начала тебе будет дан тест попроще. Помнишь деда Флора?
   - М-м-м-м... при всем желании - нет.
   - Ну, не удивительно. Он последние пять лет жил отшельником, а никаких отношений с семьей не поддерживал уже лет десять. Тебе он приходится прадедом, по моей линии, впрочем это уже неважно.
   - Почему?
   - Он умер. Не так давно. Согласно составленному давным-давно завещанию, все его "состояние" - это слово было произнесено с мощным зарядом сарказма - переходит к моему отцу.
   - Это как-то связано с моим заданием, наверное?
   - Да, определенным образом связано, - папа вздохнул - Дед не захотел заниматься им. Ты же знаешь, дела компании, да и с Флором они были на ножах. Он вспомнил, что у тебя день рожденья, позвонил мне... так что дом был тут же переписан на тебя. Тебе поручается следующее: ты должен поехать туда, организовать похороны прадеда и сделать ремонт его дома. Срок - до Нового Года.
   Я посмотрел на отца тяжелым, пронзающим взглядом. У него же теперь был такой же вид, как у меня после шутки про Багамы.
   - Шутишь?
   - Ничуть. Итак - мой подарок: тебе достанутся все деньги, которые ты выручишь за продажу этого дома, минус те деньги, которые ты потратишь на его ремонт. Стартовый капитал - миллион. Развлекайся!
   - Хм, это, конечно, совсем другое дело... если только не подготовлен какой-нибудь подвох.
   - Посмотришь сам. Лично мне у деда нравилось. Там огромный особняк, с садом... только электричества нет.
   - Великолепно... и когда выезжать?
   - Когда угодно. Но срок тебе - до Нового Года.
   - Тогда прямо сейчас. Пойдем, выдашь документы...
  
   От отца, с его чувством юмора и авантюризмом я ожидал чего угодно. Вот, собственно, чего угодно и дождался.
   Оную тоскливую мысль я думал, наблюдая проносящиеся за окном заснеженные пейзажи. Метод Рокфеллера, будь он неладен - дети богатых родителей должны не проматывать заработанное тяжким трудом, а жить самостоятельно. Несомненно, это мудрый способ.
   Впрочем, возможно все будет не так уж и плохо. В средствах я практически не ограничен, потрачу стартовый миллион - дадут еще, просто потом все это надо будет вернуть. А дом я даже не видел. Хотя, не думаю что будут проблемы с покупателями - он в пригороде портового города, в отдалении от остальных зданий, на скале и с видом на море. Сделать VIP-особнячок, продать, и можно будет наконец-то купить машину, а не терять время в поездах. Хотя, для этого ремонта надо будет сделать столь многое... начиная с похорон прадеда, про которого я только сегодня узнал.
   Когда я вышел на своей станции, солнце касалось краем горизонта. У меня был вполне подробный маршрут от руки накиданный отцом. Я сел на автобус и вскоре увидел нужный дом.
   Про то, что в нем нет света я вспомнил только когда дошел до ограды. Этот факт, сложившись с еще двумя заставили меня повернув от ограды, спешно пойти обратно к остановке. Всегда не мог понять, зачем главные герои фильмов ужасов лезут в темный подвал с полудохлым фонариком (а то и вовсе со свечкой). Возможно, все дело в том, что они и понятия не имеют о своем статусе в фильме.
   Лично у меня никаких сомнений не возникло. Парень, один, приезжает в портовый город, где в гордом одиночестве умер его прадед, странный старик, в двадцать первом веке не проведший в дом электричество... брр. Может у меня играет богатая фантазия, но заходить я не стал, быстренько найдя себе оправдание - я там ни разу не был, не знаю где спать, где постельное белье и все такое...
   В итоге, я поехал в гостиницу. А еще задумал позвать свою девушку - ибо так ремонт дома доставит несомненно большее удовольствие. Да и стимул будет сделать все быстрее - показать себя с лучшей стороны. Интересно лишь, сдала ли она уже сессию?
   Я набрал номер ее телефона.
   - Аюшки?
   - Добрый вечер, солнце. Экзамен сдала?
   - Нет, преподаватель оказался на редкость зловредный тип. Не помогло все мое обаяние. А что?
   - И когда пересдача? - новость мне не понравилась, но я собирался изогнуть свою линию до конца
   - Предлагали пересдавать через неделю, но что-то так не хочется. Да и тебя давно не видела, с этой сессией, я уже забыла, как ты выглядишь.
   - Значит, будешь после Нового Года? - настроение поднялось - Ибо в таком случае будем глядеть друг на друга недели три. Заманчиво?
   - Только глядеть? - разочарованно-обиженный голос из трубки
   - Размечталась! - непроизвольно вырвалось у меня
   - Ммммммм, - протянула она, - Заманчиво! А твои "милые" родственнички нам не помешают?
   - И чем тебе только они тебе не нравятся. Между прочим, у тебя есть неплохие шансы с ними породниться, с моей помощью. Но в данном случае - нет, не помешают. Папа сделал забавный подарок. Короче...
   Я рассказал ей всю сегодняшнюю историю с домом и новогодне-днерождественнским подарком.
   - И ты еще спрашиваешь, чем они мне не нравятся. Спихнули на тебя какой-то старый дом, в котором, наверное, и жить-то нельзя, а еще радуются, что сделали прекрасный подарок. Тьфу... мерзость. - В трубке послышались приглушенные ругательства, - Вот у меня для тебя припасен подарок, который не потребует от тебя таких усилий... разве что немного.
   - Да? А как по мне, нормальный подарок. Ну, солнце, приедешь в гости? Три недели - и только мы с тобой. По крайней мере, от заката и до восхода.
   - О да... разве я смею отказаться от такого предложения, да еще и в твой день рождения?! С тобой хоть на край света!
   -- Это очень кстати. Ибо света там как раз и нет. Ну, слушай тогда, как доехать...
   -- Вся во внимании.
  
   Агния должна была приехать к трем часам, и как бы мне ни хотелось идти одному, это надо было сделать.
   Всю дорогу я честно старался не накручивать себя. Ожидание всегда страшнее, чем настоящее. Тем более, что выдался замечательный, солнечный денек, ничего не предвещало беды, и дом должен был бы быть замечательно освещен.
   То есть, я так полагал. Действительность оказалась менее приятной. Некоторое время я потратил на то, чтобы открыть все окна, занавешенные тяжелыми шторами.
   Дом, хоть и был вполне ничего внешне, изнутри оказался свалкой барахла неизвестного назначения. Еще было очень холодно. Видимо, отопления здесь тоже нет, а на улице, чай, не июль месяц. Задача перестала быть такой уж легкой... кроме уборки гор мусора, требуется сделать свет, тепло, подвести телефон, заменить окна, полы, покрасить стены и, возможно, что-то еще, причем на данный момент даже и не скажешь точно, что именно - слишком много здесь барахла. Нужно нанять бригаду строителей, но и самому, несомненно, придется изрядно попотеть здесь. А еще похороны деда... кстати, с этим тоже не стоит затягивать. Даже не так, именно с этого и стоит начать. Съездить в морг, потом договориться с ритуальным агентством, а уже после ехать встречать Агнию. С ней вместе разгребем какую-нибудь из комнат, а там посмотрим. Итак, мой план на сегодня... - я вытащил из барсетки небольшой нетбук, и вбил основные пункты. Потом вышел в сеть и быстро просмотрел фирмы ритуальных услуг, записал пару телефонов, посмотрел маршруты автобусов и куда мне нужно было ехать. Действенный метод, к которому меня отец с детства приучал: составь план, и выполняй его неукоснительно и быстро. Все пункты должны быть однозначно трактуемы, просты, выполнимы. Пиши и действуй!
   Я вышел из дома и пошел к остановке. Согласно информации, полученной из сети, стоило сначала ехать именно в ритуальное агентство.
   Описывать эти неприятные действия я не хочу. Поскольку деда я не то чтобы не помнил, а даже никогда и не видел, я не испытывал по поводу его смерти никаких чувств. В то же время, профессионально участливые работники агентства, список необходимых документов, оплата услуг (лицо человека, который обговаривал со мной этот вопрос выражало целую гамму чувств: одновременно и сочувствие моему горю, и неприятную обязанность выполнять собственную работу). Тогда я думал, что это один из худших дней в моей жизни.
   Впрочем, добавив в список дополнительные пункты в виде документов, которые необходимо получить в некоторых инстанциях, я поехал на вокзал - в отличие от меня Агния ненавидела автобусы, и предпочитала поезда. Романтика пути, и еще что-то такое, про что я слышал, но понять не смог. Агния всегда смеялась, и говорила что я прагматик, и такое надо не понимать, а чувствовать. Может быть... кстати, о прагматизме, нужно заехать купить постельное белье, свечи и еду.
   На вокзал я немного опоздал - поезд уже пришел, и теперь нужно было высмотреть мою единственную в толпе народа. Будет лучше, если я ее найду, а не она меня - я достаточно понимаю принцип романтики, чтобы догадаться что ей это понравится. Потому что это тоже крайне романтично, особенно если сказать что-нибудь о чувствах, которые привели меня к ней.
  
  
   ***
  
   Попрощавшись с Елизаром, я невольно подумала, что стоило согласиться на пересдачу через неделю. С другой стороны, только с этим человеком я чувствовала себя будто дома. Именно в том понимании дома, которого у меня никогда не было, но о котором я всегда мечтала, хотя, порой даже сама себе боялась в этом признаться. Мне даже казалось, что Елизар прекрасно понимал это, но старался не вмешиваться, предоставляя мне самой сражаться с собственными кошмарами и страхами. Психолог все же, и причем не самый плохой.
   Путь предстоял неблизкий и если Елизар не шутил, когда сказал, что света в нашем будущем "шалаше" нет, то еще и трудный. Правда, мне было не привыкать жить и в условиях куда худших. Все же жизнь в приюте дает хорошую подготовку для жизни в этом холодном и жестоком мире. Елизар обещал встретить меня на вокзале, так что я не могла устоять перед поездкой. Уж больно привлекательным казался путь до любимого человека именно на поезде. Конечно, затрачивалось куда больше времени, но это издержки и их можно было не брать в расчет. Самым привлекательным вариантом для меня всегда казалось боковое место где-то посредине вагона, на равном расстояние от туалетов. Больше всего радовало то, что ехать я буду ночью. Мерный и тихий стук колес, легкое покачивание все так и навевало романтическое настроение, которое в полной мере можно будет "перелить" на моего возлюбленного.
   Не сомневаюсь, что он будет понимающе улыбаться, слушая мою нескончаемую болтовню. Я знаю, он настолько прагматик, что даже в романтике ищет логику и последовательность. Странно даже, как он сумел в меня влюбиться?
   Я мечтательно закатила глаза, рисуя в своем воображении моменты нашего совместного пребывания в "уютном гнездышке". Взгляд наткнулся на настенные часы, стрелки которых неуклонно следовали заданному когда-то движению.
   -- Вот черт... - в пустоту ругнулась я. Надо было срочно паковать вещи и нестись в кассу, покупать билет. За эту спешку я, конечно, еще ему все выскажу... но сначала. Впрочем, сначала нужно купить билет, доехать, встретиться с ним на вокзале, а уж потом высказать.
   К счастью, вещей у меня было немного, да и билет, на удивление, удалось купить без каких-либо проблем. Я невольно подумала о своем любимом прагматике. Уж он не допустил бы такой спешки в принципе. Мало того, что он не понесся бы на вокзал сломя голову за три часа до отправления поезда, а забронировал билет, позвонив, так еще обязательно составил бы план по сбору вещей и потом спокойно поехал на вокзал за час до отправления. Если, конечно, он по какой-то причине отправился бы поездом.
   Впечатление от поездки было смазано отсутствием верхней полки и бурчание занудного старикашки, бубнящего о людях, которые были раньше... Спас, как всегда, плеер, но я не смогла насладиться стуком колес в полной мере. Двенадцать часов пролетели незаметно, плеер всегда оказывал на меня усыпляющее воздействие, так что я продремала до самого прибытия. Увидеть в толпе встречающих Елизара не удалось. Чувствую, выскажет он мне за то, что забыла назвать ему номер своего вагона.
   Не увидеть его в толпе было трудно. Елизар был на голову выше окружающих людей, и от него исходила такая уверенность в себе, что это чувствовалось даже издалека. Как назло он смотрел в другую сторону, я даже почувствовала укол ревности, уж больно внимательно он вглядывался куда-то, да еще так мечтательно улыбаясь... Никогда не могла устоять перед такой улыбкой, внутри меня все переворачивалось, когда я видела его смеющиеся глаза и слышала бархатистый голос.
   -- Неужели там может быть что-то настоль интересное, что ты даже забыл, зачем пришел? - не удержалась я от ехидства.
   Он обернулся, и в его глазах на миг мелькнула досада.
   -- Тебя высматривал, солнышко, - нежно ответил он и подмигнул - Но ты опять нашла меня первой.
   -- Ну, конечно, любимый... Тебя ведь очень трудно не заметить в толпе, тем более, когда ты так ослепительно улыбаешься.
   -- Правда в том, что меня трудно не заметить в толпе, а все остальное просто комплимент. Ну а если бы комплименты были правдой... - съехидничал он - Констатирую факт: ты сегодня просто ослепительно хороша. Как и всегда. Пойдем?
   Ответить "нет" было просто невозможно - меня уже мягко обняли за талию, отобрали сумку и повлекли к выходу с платформы.
   -- Хороший способ заставить замолчать девушку, - хмыкнула я, поняв, что он опять поступил по-своему.
   -- Я бы мог тебя еще и поцеловать, но на улице холодно... губы обветришь, - он не стал скрывать, что моя догадка верна
   -- И как тебе не надоедает постоянно оказываться правым? Это же невыносимо скучно все знать наперед. - Возвращаясь к нашему "маленькому" спору, который и не думал подходить к концу.
   -- Я сам избрал свою стезю... - пафосным тоном отозвался он и пояснил - Решать чужие проблемы. А ты поди реши чужие, если у тебя своих воз.
   -- Вот только не прибедняйся, - усмехнулась я, - уж кто-кто, а ты умудряешься решить не только свои, но и чужие, еще и время остается.
   -- Это опять комплимент, - он рассмеялся - Чужие проблемы я пока еще не решаю, поскольку нет у меня диплома, подтверждающего исключительное на это право. А свои проблемы... я просто пытаюсь не создавать.
   -- Что ты... о каких комплементах ты говоришь? - невинно хлопая ресницами, возмутилась я. - Даже в мыслях не было. А если честно, твоя единственная проблема, это я! - И повисла у него на шее, впившись страстным поцелуем.
   Он откликнулся на мой порыв с такой готовностью, что я моментально поняла - ему мешала только его чрезмерная заботливость. Оторваться друг от друга мы смогли только когда рядом раздался сварливый голос:
   -- Вы вообще думаете, где находитесь?! Вот молодежь пошла, ничего не стесняются! При детях!!
   Недовольный Елизар посмотрел на нее с грустью, а потом обернулся ко мне и подмигнул.
   -- Суждения, выданные субъектами с больной нравственностью, ни в коем случае не должны служить модификаторами поведения нормальных людей, - и он еще раз демонстративно меня поцеловал.
   Впечатление от поцелуя смазалось произнесенными словами, всегда терялась, когда он использовал столько специфических терминов сразу. После этого я всегда чувствовала себе глупо. Куда уж там... Двадцать два года, а за спиной десять классов коридорного образования и неоконченный первый курс с до сих пор несданным экзаменом, а рядом с тобой человек, который с легкостью окончил бы все свое высшее образование и за год, если бы это стояло у него в плане.
   -- Да уж... - буркнула я.
   Он расхохотался в голос, глядя на обалдевшую от такой наглости тетку, после чего наклонился к ее дитю, которое она вела за руку.
   -- Живи и не мешай жить другим, а то будешь как мама!
   Давясь хохотом, он схватил меня за руку и утянул в толпу, в которой мы моментально затерялись. Сзади раздался возмущенный вопль.
   - Зря ты так, - не удержалась я. - Она права в какой-то мере. Не все нужно выставлять на всеобщее обозрение...
   Елизар все понял правильно и, остановившись, обнял меня.
   -- Солнышко, ну хоть немножко поверь в свои силы. Правота есть не только у других, у тебя тоже найдется ее изрядный гран, - он потерся об меня носом и шепнул на ушко - Верь в себя. Я же в тебя верю.
   -- Вера... где ж ее возьмешь-то? - но я все же улыбнулась. - Знаешь, милый, а не кажется тебе, что нам пора уже посмотреть на наше "уютное" гнездышко?
   -- Намек ясен, - он чмокнул меня в щеку, и вновь повлек к выходу - Только оно неуютное, страшное, холодное и без света. С этим придется кое-что сделать, но нам ведь любые трудности по плечу.
   -- Не люблю повторяться, но я уже говорила, что с тобой, хоть куда.
   Продираясь сквозь толпу, я не могла отделаться от странного предчувствия: "Я что-то забыла...". Вот только что? Узнать это было проблематично, потому постаралась просто выкинуть из головы и не придавать этому значения.
   От вокзала мы ехали где-то полчаса, и вот передо мной предстало наше временное гнездышко.
   Двухэтажный дом производил жутковатое впечатление. Время и климат сделали кирпичи темными, а вторая неделя декабря лишь усиливали общую тоску. Сухая трава, торчащая из голой, мерзлой земли, несколько сухих же деревьев, вознесших ветки к небу, две разрушенные пристройки на территории, больше похожие на сваленные в груду поросшие мхом доски, покосившийся забор с поскрипывающей под порывами ветра калиткой...
   -- Матерь божья, - не удержалась я от возгласа. - И в этом сооружение мы должны жить?
   -- Это еще только начало, - ухмыльнулся Елизар - Из всех комнат здесь постоянно использовались только две: кабинет и гостиная. Но ничего, я еще сделаю из этого места райский уголок. Пойдем, солнышко.
   -- Ничего себе шалаш, - как можно тише пробормотала я. Елизар открыл дверь и, склонившись в легком учтивом поклоне, пригласил войти.
   Я старалась не обращать внимания на горы непонятных вещей раскиданных по углам. Старая мебель, различные инструменты, ветошь... чего только там не было. Представшая картина, напоминала старый склад с многочисленным барахлом, которое выбросить жалко, а хранить негде. Елизар вел меня одному ему известными тропами. Я чувствовала себя первооткрывателем, который забрался в неизвестные земли, на которые не ступала нога человека.
   -- Так, вот мы и пришли. Это, солнышко, как раз та комната которая немного использовалась. Здесь мы и будем обитать, ну, когда слегка приберемся.
   -- И это ты называешь "слегка"? - Возмутилась я, обозревая комнату.
   А посмотреть было на что. Комната была просторная с большими окнами, выходящими на задний двор. Рядом с окном стоял огромный письменный стол заваленный бумагами. Если не толстые резные ножки, я бы подумала, что он не выдержит и скоро рухнет под тяжестью макулатуры. В таком же состояние находился стеллаж, который нависал над столом.
   -- Хотя... уборка может и подождать, - многозначительно улыбнулась я, глядя на большую кровать, стающую у противоположной от окна стены. Правда, громоздящаяся груда барахла вдоль стены раздражала своим наличием, но на это можно было не обращать внимания.
   -- Это я называю "слегка", ибо все познается в сравнении... говоря языком человечьим, ты еще другие комнаты не видела. Ну а насчет "уборки что может подождать..." - он сделал задумчивое лицо - Я как минимум двумя руками за. И еще кое-чем. Однако когда ты снимешь куртку, твой пыл изрядно охладится. Так что я пошел нарублю дров, а ты разбери свою сумку. А, я еще купил постельное белье, держи. Растопим печку, согреемся...
   Он многозначительно подмигнул и ушел.
   Разбирать мне было особо нечего, и я принялась наводить относительный порядок, чтобы не окоченеть от холода. На стол даже смотреть не хотелось, потому я последовала совету Елизара и попыталась заправить наше "семейное ложе". Как же будет приятно сидеть рядом с любимым, прижавшись к нему всем телом и молча смотреть на огонь... Ммм... романтика и я закружилась по комнате, прижимая к груди запакованное белье. За этим делом меня и застал очень быстро вернувшийся Елизар с двумя корзинами дров.
   -- Дрова тут были в полном порядке, - пояснил он свое мгновенное возвращение - Нарублены, сложены аккуратными поленницами и их тут еще на три года хватит. Так что живем... ты что делаешь? Потанцевать можно и со мной, а постельное белье стоит использовать по назначению.
   -- Ну, всю романтику испортил, - буркнула я и поплелась к кровати.
   -- Романтика есть даже в вальсе с пакетом постельного белья по холодной комнате заваленной барахлом, - глубокомысленно произнес Елизар, открывая печь - Так... заодно и макулатуру сейчас разберу на растопку.
   -- Романтика есть везде, только не все ее видят, - не осталась в долгу я, вытаскивая шелковые наволочки, пододеяльник и простынь... - Какая прелесть, - прошептала я, наслаждаясь мягкостью ткани.
   -- Для тебя все только самое лучшее, - раздалось от печки. Потом шорох бумаги - Елки-палки, что за чухня... заявка на патент номер 43816, "Носки с электроподогревом". Да тут еще и описание есть... в топку, в топку, в топку...
   -- Автор жжешь, - шепнула я, неслышно подобравшись к Елизару. Толстый ворс ковра заглушал даже топот, что уж говорить о крадущихся шагах.
   -- Что-то долго ты возишься, я согрела бы тебя значительно быстрее... - С легкой ноткой капризности проговорила я.
   Он слегка вздрогнул от неожиданности, но тут же расслабился.
   -- От такого предложения как минимум сложно отказаться, - он чиркнул спичкой и поджег бумагу, после чего стянул рабочие перчатки - Так что я и не буду...
   -- Ну, и правильно, - улыбнулась я, прильнув к нему всем телом.
   Он подхватил меня на руки и понес на кровать... как же я по нему скучала!
  
  
   ***
  
   Вечер прошел в еще более романтической обстановке. После длительных любовных игр заниматься уборкой было уже невозможно из-за темноты, так что я зажег свечи, и время от времени подбрасывая в печку дров начал разбор бумаг на столе. Глупо сжигать все и сразу, возможно там найдется что-то нужное.
   Агния же накрывала стол, притащенный мной из комнаты наверху, при этом напевая что-то тихое и мелодичное. Ужин при свечах, это, как известно едва ли не верх романтики.
   -- Откопал что-нибудь интересное? - заглядывая через плечо, спросила она
   Я уже не вздрагивал. Ворс ковра глушил шаги настолько, что их вообще не было слышно, а из-за акустики комнаты нельзя было даже понять откуда доносится звук. Тихий, почти неразличимый гул пламени в печи струился будто бы со всех сторон.
   -- Нет, одни умозаключения. Видимо, дед был директором патентного бюро, а здесь у него хранились копии интересных заявок, а может это оригиналы не получившие "добро". Идеи здесь немного странные, мне кажется будто он их для смеха собирал. А может просто коллекционировал. Сейчас посмотрю еще десять стопок, и если там то же самое то просто отправлю все это в топку. Для деда это все может и имело ценность, но я тут вижу только бумагу для растопки.
   -- А почему ты уверен, что он был директором? - С ослабевающим интересом, спросила она.
   -- Хм... не знаю даже. Просто ощущение такое. Ну, этот большой дом, изобилие заявок на патенты, и вообще... у меня все старшие родственники директора... - я задумался и поставил себе диагноз - Инерция мышления. Ничегошеньки я о нем не знаю, но мне и не надо.
   -- Иногда думать по инерции не верно. Хотя, если уж ты не знаешь, то куда мне?
   -- Угум, глубокомысленное замечание, сопровожденное немыслимой верой в себя, - подначил я ее - Как там наш ужин, солнышко?
   -- Ужин уже давно столе. Если пару бутербродов с сыром и колбасой можно назвать ужином. Но это лучше, чем остаться голодными. Хотя всегда остается возможность пожарить что-нибудь прямо на открытом огне этого адского устройства, - хмыкнула Агния, глядя на пламя, пляшущие в печке.
   -- Не надо, - отозвался я - Это вообще черти что. Выглядит так, как будто ее сварили из обрезков труб церковного органа. Вообще-то на кухне есть газовая плита, но там холодно, темно и страшно. Так что завтра куплю походную плитку и что-нибудь из посуды. Надо записать, - я быстро пробежался по клавиатуре нетбука и ругнулся, батарея была уже на исходе. Еще две запасные, но до того как они сядут, нужно провести сюда электричество. Это приоритетно, но, чую, проблем с этим будет
   -- Чего загрустил, любимый? - спросила Агния, подойдя со спины. - Ведь нам любые преграды по плечу, помнишь? - Уткнувшись носом в мою макушку, прошептала она.
   -- Да вот, тоскливо думаю что за три недели привести особняк в приличный вид можно было бы с поздней весны и до ранней осени. А декабрь накладывает множество ограничений, хоть он и теплый выдался этой зимой, - я рассмеялся - Папка не так прост, так и знал что подарок будет с подвохом. Но ничего, где наша не пропадала.
   Я поднялся со стула, и обнял Агнию.
   -- Спасибо за поддержку, солнышко. Пойдем ужинать.
   -- Моя жилетка всегда к Вашим услугам! - выскользнув из объятий, ответила девушка и первой добежала до стола.
   Я улыбнулся ей вслед. Один из маленьких приемчиков в обширном психологическом арсенале. Чтобы человек верил в себя, ему нужно быть нужным другим. А если я ее люблю, неужели мне трудно показать ей все свои маленькие слабости? Так что я прошел вслед за ней, предварительно подбросив еще немного дров. Уже жарко становится, надо прикрыть поддувало.
   А вот и не вышло! Присмотревшись внимательнее, я удивленно покачал головой. Это не печь, а действительно какой-то инструмент алхимика. Выделение тепла у нее вообще, похоже, только побочный эффект. Знать бы основной...
   Все еще дивясь прихотливой фантазии создателя этой печи, я несколько раз повернул рукоятку с нанесенными на нее делениями. Поддувало, которое этим винтом и управлялось, прикрылось - огонь за жароупорным стеклом притих. Вместе с этим исчезло и гудение пламени, отчего показалось, что в комнате резко стало тихо. Хотя нет, дрова по прежнему потрескивают... красивый звук.
   -- Так ты долго будешь там копаться? Я ведь могу и за тебя все съесть, и будешь ходить голодным... - взяв в руку бутерброд, позвала Агния.
   -- Уже иду, - я отвлекся от треска дров и танца пламени и пошел за стол
   На следующий день я с самого утра вновь поехал выполнять пункты по плану -в энергокомпанию, заключать договор, в морг за журналом вскрытия, и для того чтобы договориться о том когда ритуальное агентство заберет тело и, если еще будет не слишком поздно - договориться с одной из молодых строительных компаний о ремонте дома. Я мстительно решил не пользоваться филиалом компании отца, но поскольку его разговоры о "перспективных молодых игроках рынка" помнил достаточно хорошо, я выбрал "Семирамиду". Но это был переходный пункт плана, возможно, он будет первым на завтра, а возможно последним на сегодня.
   Небеса были благосклонны ко мне - договор на электроснабжение я заключил быстро, а работники компании завтра смогут подтянуть к дому кабель и даже (за отдельную плату) поставить счетчик. А вот в морге...
   В морге меня встретил средних лет человек, с ассистентом постстуденческого возраста.
   -- Что вы хотели?
   -- Я родственник Флора Игнатьевича Рарина.
   -- Тоже йог? - удивил меня вопросом патологоанатом - Я не стал проводить вскрытие, и посоветовал бы вам повременить с похоронами.
   -- Почему?
   -- Вы слышали что-нибудь о летаргическом сне? - ответил вопросом на вопрос врач - Как мне сказали, тело могло пролежать в холодном доме достаточно долгое время, до недели. Общую сохранность тканей я бы мог списать на низкую температуру в доме, однако отсутствие окоченения меня удивило. По медицинским записям, а ваш дед.. или он прадед?
   -- Прадед.
   -- Он регулярно посещал своего врача, и тот всегда констатировал его железное здоровье и прекрасное самочувствие. Но это я уже позже узнал. Дело в том, что в холодильнике тело вашего деда не охлаждается больше, чем есть сейчас. Кровь не свертывается, и анализ показал что клетки почти живы.
   -- Почти?
   -- Они сохраняют свои свойства, не распадаются, как это было бы в случае с трупом. Для проверки я вытащил тело вашего деда их холодильника, и поставил его в достаточно теплую комнату. Результат тот же - тело холодное, но нет никаких признаков или даже предпосылок к разложению. Я предположил что это летаргия, но она не слишком типична. Если вы дадите свое согласие, я отправлю тело в медицинский институт, на кафедру патологоанатомии, и его состоянием займутся профессура и аспиранты.
   -- Возможно вы даже сможете вывести его из летаргии?
   -- Шанс один на миллион, ведь мы не знаем, как он в нее впал.
   Я задумался. С одной стороны, моей задачей было похоронить деда. Но с другой стороны, если он еще жив и проснется в гробу... меня передернуло.
   -- Знаете, я склонен принять ваше предложение.
   -- Вы имеете на это право? - сразу же предпочел уточнить врач
   -- Семья поручила мне распоряжаться похоронами и имуществом деда. Никаких претензий к вам в случае чего не возникнет, я полностью отвечаю за свои решения.
   -- Прекрасно. Я уже согласовал этот вопрос с кафедрой. Вам нужно заполнить некоторые бумаги...
   -- Я надеюсь, его состояние не будет насильственно прервано?
   -- Клинически он мертв, - развел руками врач - Я лишь предполагаю летаргию, поскольку иного научного объяснения у меня нет. Потому что если он мертв - то он был святым сподвижником, и его нетленное тело лучше передать церкви.
   Я рассмеялся. Необходимые документы были заполнены, проверены и я поехал в строительную компанию. А потом, дополнительно - в ритуальное агентство, отменять организацию похорон.
   Строители пообещали прислать нескольких специалистов, которые все осмотрят. Прикинув размах уборки, я решил перенести это на начало второй недели. В ритуальном агентстве, выслушав причину, отнеслись с пониманием - но денег вернули только часть. Впрочем, ничего иного я и не ждал. Прикинув, что до конца рабочего дня осталось еще около пары часов, я решил зайти в какое-нибудь интернет-кафе и посмотреть, кто может помочь мне с уборкой, а заодно зарядить батарею нетбука.
   Предложений по уборке дома быстро и дешево было не так уж и много. Выбрав один из вариантов, я позвонил, чтобы обговорить детали.
   И только после этого поехал домой. Интересно, как там Агния? Я поручил ей купить в нашу комнату все, что ей только захочется...
   Так, до конца рабочего дня еще час, нужно купить походную плитку. Хм, по пути я видел магазин спорт-товаров, но где конкретно уже не вспомню. Вызову такси, пожалуй.
   Плитка была успешно куплена, равно как и несколько кастрюль - хоть вода в доме и была, но только холодная, из скважины. Выкачивалась она вручную, с применением похожего на метроном насоса. Берешься за ручку - и поехали... а потом греешь на печке. Ощути на себе все прелести 19-го века. Кошмар и ужас... кстати, посмотреть насосы для артезианских скважин и бойлер. И котел, для организации отопления. Отсутствие инфраструктуры в этом доме - самый большой его недостаток. Даже абсолютный бардак меркнет по сравнению с ним. Нужно будет сделать очень многое, и в достаточно сжатый срок. Хорошо еще что скважина есть, а не то было бы совсем грустно - в декабре если какая-нибудь фирма и займется подведением воды, то только за шизофреничных старушек. Надо бы найти документы еще и на скважину, какая у нее глубина? Учитывая что дом на утесе, должна быть хорошая, метров шестьдесят как минимум, если я правильно помню что мне отец рассказывал на этот счет. Хм, а из этого всего можно получить неплохую выгоду - скважина дает относительную экономию. Поставить еще аварийный генератор, так будет вообще замечательно! Вот только необходимость в самостоятельном отоплении... в какую же ценовую категорию делать ремонт этого дома?! Для нуворишей, или же для высшей категории среднего класса? Эх, считать придется много, но у меня катастрофически недостаточно данных. Из-за бардака я не могу даже измерить комнаты! Все, решено, завтра же начинаю грандиозную уборку. Зайду на биржу труда, да сделаю там небольшой заказ на непрофессиональную рабочую силу. Но это завтра, завтра, все завтра. На сегодня дела окончены.
  ***
   Оставшись одна, я не знала чем заняться. Хоть Елизар и попросил облагородить наше будущее жилище, делать решительно ничего не хотелось. Приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы вообще сдвинуться с места. Бурная ночь истощила меня, а в теле осталась приятная слабость. Да и нежиться на шелковых простынях доставляло такое наслаждение, что выбираться из постели не хотелось. Но, как говориться, "не хочется, но надо". Надо было сходить по магазинам, закупить хоть мало-мальски нормальных продуктов, а то питаться бутербродами быстро надоест. Да и в конце концом, какая хозяйка потерпит такое меню? К тому же, по словам Елизара, продуктовый магазин находился недалеко от дома, так что сам Бог велел. По примеру милого сердцу, я быстренько распланировав свои дельнейшие действия, и поспешила воплотить их в жизнь. Наскоро позавтракав оставшимися бутербродами, я отправилась изучать местные "достопримечательности". Представший перед взором ларек трудно было назвать магазином. Хлипкое деревянное строение с громогласной вывеской "ПРОДУК... В... МА...ЗИ.." наводило на странные мысли и ассоциации. В какой мази были местные продукты, и стоило ли рисковать собственным здоровьем покупая именно этот ассортимент, я не знала, но особого выбора не было.
   Елизар обещал купить походную плитку, что значительно облегчало выбор продуктов. Сварить тот же суп и нарубить овощной салат сможет любая женщина, но хотелось чего особенного. Первая ночь в доме хоть и была романтичной, но все же не такой, какой хотелось бы. Не хватало тихой музыки, которая услаждала бы слух, нежной и приятной на вкус еды, правда был единственный, но самый важный пункт романтического вечера, который с лихвой перекрывал все недостатки. Без любимого человека даже самый шикарный ресторан покажется глухой забегаловкой.
   Задумавшись, я не сразу поняла, что уже некоторое время стою перед дверью магазина.
   Продавщица сразу оживилась, увидев меня. Невольно подумалось, что заходят к ней нечасто, а то и вообще редко.
   - Вы что-то хотели? - спросила она приятным, мелодичным голосом.
   - Знаете, хотелось бы чего-то особенного, но ничего в голову не идет. - Задумчиво произнесла я.
   - Особенного? - не поняв чего именно, переспросила женщина.
   - Просто мы буквально вчера приехали с мои молодым человеком в его дом, а мне бы хотелось приготовить для него ужин.
   - А-а-а... - понимающе протянула продавщица и заговорщицки подмигнула мне. - Вы могли бы сделать мясо в винном соусе... Пить такое вино я бы не советовала, но при варки алкоголь весь выпарится и получится очень вкусно.
   - Пожалуй, - согласилась я.
   -- А если не секрет, где находиться Ваш дом? - пробивая чек, а затем укладывая в пакет купленные продукты, спросила женщина.
   -- Переулок Воронежский, дом четыре, - назвала адрес я.
   Продавщица на меня как-то странно посмотрела, что я невольно поинтересовалась:
   - Что-то не так?
   - Нет, - быстро ответила она. - Просто... Нет, ничего. - Не договорила продавщица.
   Я пожала плечами, не став настаивать на ответе и забрала протянутый мне пакет.
   - Просто это очень странный дом, - все же продолжила женщина.
   - Конечно он необычный, - подтвердила я. - Но ничего особенного в нем нет. Дом, как дом. Разве что старый очень. Да и загажен так, будто там жил не один старик, а рота солдат, - сморщившись, ответила я.
   - Вы здесь впервые, а я живу тут все жизнь. - Почему-то озлобилась женщина. - Нехороший это дом, помяните мое слово.
   На этом наша беседа была окончена и я пошла домой. Уже разбирая пакеты дома, я невольно задумалась о словах продавщицы.
   Может она и была в чем-то права. Находиться одной в этом доме было как-то неловко. Просто в голове не укладывалось, как здесь долгие годы мог жить один человек и не свихнуться.
   Стараясь отвлечься, я стала прибираться в нашей жилой комнате. В остальные я даже не заглядывала. Все там казалось таким чужим. За уборкой меня и застал Елизар.
   -- Добрый вечер, солнышко мое. Хочешь страшную сказку? Мне сегодня в морге рассказали, по поводу деда.
   -- Вот только страшных сказок мне как раз и не хватало... - буркнула я
   -- Короче гря, похороны отменяются. Патологоанатом сказал что дед в нетипичной летаргии. Так что можно вплотную заняться домом.
   -- Нетипичной, это как? - не скрывая удивления, поинтересовалась я.
   -- Не знаю, солнце, нам преподают только биологию ЦНС. В любом случае, я представил себе возможность проснуться в гробу, и по просьбе врача передал тело в местный медицинский университет.
   -- Да уж, - передернувшись от представленной картины, согласилась я. - А что-нибудь веселенького у тебя в загашнике нет? А то, насколько я знаю, гонцам приносящим дурные вести приходилось несладко.
   -- Чай будет без сахара? - улыбнулся Елизар - Веселого ничего нет, только список сделанных дел, да дополнительно - список дел несделанных. Завтра пойду на биржу труда, возьму пару-тройку крепких ребят, вытаскивать отсюда хлам. Хорошо еще, самим не придется уборкой заниматься... бросай это дело, кстати, пойдем. Я купил плитку, да и вкусностей всяких.
   -- Плитка это правильно, потому что у меня сегодня в планах грандиозный ужин по случаю... - и задумавшись на мгновение, продолжила, - по случаю сорванного романтического ужина в честь дня твоего рождения. И не спорь, - перебила я Елизара, видя, что он хотел возразить, - никакие бутерброды не заменят нормальной еды.
   -- Ты прям как моя бабушка, - рассмеялся он - Пельмешки, лапшу и прочую ерунду за еду не признает в принципе. Папка тоже в том же духе высказывается, но у него-то Лина готовит... ладно, если тебе так хочется, я возражать не буду.
   -- Еще бы ты возражал, - нарочито нахмурилась я и пригрозила пальцем, но потом не выдержала и тоже рассмеявшись, чмокнула Елизара в щеку и, увернувшись из его неуклюжих объятий, убежала вперед.
   В спину доносились слова о том, что это нечестно, что он, мол нагружен, словно ломовая лошадь и прочие оправдания. Елизар установил печку, и я постаралась выпроводить помощника, чтобы не мешал и не путался под ногами.
   -- Хочешь помочь новичку, делай вместе с ним. Хочешь помочь старику, делай вместо него. Хочешь помочь мастеру, отойди и не мешай, - прекрасно угадал мои намерения Елизар, и подхватив корзины для дров, вышел из комнаты.
   -- Невообразимая догадливость, - буркнула я, и уже не обращая внимания ни на что в округе, занялась готовкой.
   Я относилась к категории тех людей, которые отдаются любимому занятию целиком и без остатка. А готовить я любила. Да и подумать нужно было в одиночестве, а размышлять, когда рядом мельтешат посторонние лично для меня являлось проблематичным занятием. Руки привычно ворожили над плиткой. Рецепт, несмотря на свое утонченное название, ничем особым не выделялся. Хотя, я слышала, что залог успеха поваров, как раз таки кроется в названии. Вряд ли кто-то будет впечатлен "мясом с грибами в винном соусе", а вот если добавить пару эпитетов и получить "Пряную свинину с шампиньонами в сливочно-винном соусе", то аппетит разгорается нешуточный, даже если при этом не очень хотелось есть. А по сути, разницы никакой.
   Мысли привычно текли в кулинарном направлениии, отвлекая, но не мешая приготовлению. Конечно, готовить на одной конфорке значительно дольше, чем на двух, но тут уж ничего не попишешь.
   Пока мясо вымачивалось в вине со сливками, я пыталась приготовить бульон из имеющихся продуктов. Конечно, куриные кубики никогда не заменят настоящего бульона, да и вреда от них больше, чем пользы, но в столь походных условиях, это единственное, что доступно.
   -- О, солнышко, я смотрю ты уже с головой погрузилась в домашние заботы, - Елизар явился неслышной тенью и положил руки мне на плечи - Как успехи? Нормально плитка работает?
   -- А я как раз о тебе подумала. Успехи есть и это главное, - повернув голову к любимому, ответила я. - Правда готовка займет очень много времени. А у тебя как?
   -- Ты спрашиваешь о моих делах сегодняшних или тех, которыми я собираюсь заниматься сейчас? - Елизар улыбнулся и чмокнул меня щеку
   -- О делах сейчашечных... - с трудом выговорила я. - О тех, которые ты делал, пока не подошел ко мне.
   -- Ну, день когда я не смогу спокойно принести две корзины дров настанет лет через восемьдесят, солнышко, - рассмеялся он - Сейчас печку растоплю, попланирую немножко на завтра... или тебе нужно помочь?
   -- Как ни странно, мне нужна компания. Если честно, мурашки по коже от этого дома. Да еще и... - не договорила я, зябко поежившись.
   -- Мурашки я сейчас исправлю, только печку растоплю, - он усмехнулся - Да и не уйду никуда, мы же в одной комнате. Завтра уже будет свет, а со светом жизнь будет куда веселей... или ты не о том? - его улыбка моментально померкла, когда он заглянул мне в глаза и утвердил - У тебя встревоженный вид. Что-то случилось.
   -- Я не трус, но я боюсь, - совсем невесело улыбнулась я. - Елизар, тебе не кажется все очень странным? Ну, я обо всем, не только о доме. Уж больно все как-то неестественно, - попыталась объяснить я, видя непонимание в глазах любимого. - По непонятным причинам умирает, точнее впадает в нетипичную летаргию, прадед в одиноком доме на отшибе, который даже местные жители обходят стороной. Ты, конечно, можешь считать меня параноиком, но... мне не по себе.
   -- Нет, солнышко, считать параноиком я тебя не буду, я сюда сам побоялся заходить ночью, - кивнул Елизар серьезно - Но знаешь, я ведь психолог. И все эти страхи не более чем атавистические вспышки животного состояния... - он передернулся и тихо добавил, просительно заглянув мне в глаза - По крайней мере, я стараюсь себя этим успокоить. Но мы тут уже два дня и ничего страшного не произошло, правда?
   -- Правда, - не стала спорить я, умолчав про разговор в магазине. Почему-то слова продавщицы не давали покоя, я постаралась загнать поглубже эти неясных ощущений. Закрыв глаза, я просто стояла, прижавшись к Елизару. От него исходило душевное тепло, которое вряд ли можно сравнить с теплом очага, потому что любой огонь обжигает, а любимый согревал
   -- Спасибо, - высвобождаясь из его объятий, прошептала я.
   -- Тебе спасибо, - без улыбки ответил он - Без тебя я бы в этом вертепе на ночь не остался бы ни за что.
   Бульон закипел, привлекая к себе внимание. И я схватилась за крышку, едва успевая вовремя, пока вода не полилась через край.
  
  
  
  ***
   Доля правды в моих словах была изрядной, я бы хоть и начал делать ремонт в этом доме, но оставаться здесь было бы выше моих сил. Сапожников без сапог не бывает, как и психологов без психики.
   Так что я отошел от пришедшей в себя и даже начавшей что-то напевать под нос Агнии и пошел к столу, решительно смел все на пол и скомкав несколько десятков листов и прочистив зольник, растопил печь, в очередной раз удивившись странному дизайну. Может, попытаться продать эти печки на аукционе, а не просто выкидывать их на металлолом? Аукционы тем и хороши, что "тащи хоть сломанный комод, хоть дохлую гиену, всегда найдется идиот который спросит цену". Впрочем, за время которое я тут буду делать ремонт идиот может и не найтись. Так что оставлю скорее всего судьба этих творений больного разума завершится в плавильном цехе. Дед был очень... странным человеком, раз поставил эти штуки во всех больших комнатах дома. До котла централизованного отопления, которые были в богатых домах уже с... восемнадцатого, что ли... века он не додумался. И ладно, впрочем, зато я про них знаю. Завтра сюда подведут свет, завтра же здесь займемся уборкой в полную силу, и скоро в этом доме люди уже не будут себя чувствовать как в заброшенном склепе.
   Я поднес спичку, бумага занялась и вскоре пламя весело трещало за огнеупорным стеклом. Тоже странная идея - зачем в печке огнеупорное стекло диагональю в телевизор, да еще и за счет выноса за пределы камеры горения защищенное от копоти? Дед любил смотреть на пламя? Хотя это завораживает, конечно... но тогда почему не камин?
   Я отошел от печи и разложил на чистом столе ноутбук. Хм, какие странные трещины... я провел рукой по ней и надавил на ту часть стола, которая показалась мне подозрительной. Она щелкнула, и открылся потайной ящик, в котором лежала лишь только одна толстая папка. Достав ее и прочитав название я чуть не рассмеялся. Вот это было действительно вершиной безмозглой народной гениальности.
   - Солнце, смотри что я нашел, - я фыркнул и прочел надпись с папки - "Заявка на патент N513324, технология обретения бессмертия человеком".
   - И о чем там говорится? - раздался голос с импровизированной кухни.
   Я как раз листал введение. Больше всего это напоминало какой-то философский трактат, а не реальную инструкцию.
   - Скорее всего просто чья-то шутка, особенно учитывая что автор заявки указан не был. Ну и как такое патентовать? Неудивительно что дед это к себе упер. Хотя знаешь, языком неплохим написано. Вот, послушай: рассуждая же о странных страстях человеческой души - давно было замечено, что человек способен долго наблюдать за течением воды и горением пламени. Возможно, это следствие глубинного родства - издревле кровь и дух считались самой большой ценностью человека. Кровь - вода, а дух - пламя.
   - Звучит зловеще, - без тени улыбки сказала Агния, подходя ко мне. - И с чего бы деду этим интересоваться?
   - Не думаю, что он заинтересовался самой идеей, - я хмыкнул - Скорее это просто жемчужина коллекции.
   - Именно поэтому он ее спрятал? - улыбнулась она в ответ
   - Может быть, - я пожал плечами и положил папку обратно - Но мне интересно, почитаю как-нибудь на досуге.
   - Ты думаешь, у тебя будет достаточно времени, чтобы посвящать его книгам? - убирая папку подальше и присаживаясь на край стола, спросила Агния.
   - Когда-нибудь будет, но уж точно не прямо сейчас... сейчас и без мистического чтива забот хватает.
   - Ох, эти вечные заботы, не дают расслабиться даже в свой день рождения. Тебе не кажется, что ты слишком много работаешь?
   - Мой день рождения был три дня назад, - я включил нетбук - А кто много работает, тот много зарабатывает, особенно если работа совершенно не в тягость.
   - А так же год и три дня назад и два года и три дня назад и так далее. Зануда... - буркнула Агний, и вернулась к плитке.
   - И даже четыре года и три дня назад! - крикнул я ей вслед и расхохотался, после чего вернулся к делу.
   Патент на бессмертие, надо же... интересная работа в патентном бюро, наверное. Так, а сейчас займемся подробнее другим действием. Что день грядущий нам готовит... мы обязательно решим...
  
   Следующие два дня потонули в работе - два дня ушло на то, чтобы убраться в доме, и это несмотря на нанятые грузовики и рабочую силу. Ехать за ней пришлось в другой район - все местные наотрез отказались даже заходить в этот дом. Похоже на то что у деда была слава чернокнижника двадцать первого века. И мусора как у верного последователя Плюшкина - восемь грузовиков отправились на городскую свалку. Зато теперь дом был действительно похож на дом, кроме потрясающей красоты резьбы я не оставил в нем ничего. На следующий же день я вызывал трех различных специалистов из "Семирамиды" для оценки стоимости установки пластиковых окон, системы отопления и проводки электричества. После недолгих споров (едва мужики поняли что я компетентен в области строительства) мы договорились на устраивающую меня цену. Заключив договор и вернувшись домой, я порадовал Агнию известием:
   - Надо временно переехать в другую комнату, завтра на первом этаже начнется локальный апокалипсис, будут работать сразу четыре бригады.
   - А я уже здесь как-то привыкла, - удрученно сказала Агния.
   - Можно и остаться, - я задумчиво перечислил - Завтра здесь вышибут окна, будут пробивать в стенах каналы под кабели и трубы. А может быть даже и варить трубы, но это уже как знать, как знать...
   - Ладно-ладно, я все поняла. Пойду собирать вещи.
   - А я прогуляюсь до магазина, куплю бухточку кабеля, да пару розеток, ну и чего-нибудь отпраздновать.
   - В честь чего праздник? - озадачено спросила девушка.
   - Ну как же... первый день творения... "и стал свет", - я рассмеялся
   - Все семь дней будем праздновать или за меньший срок управимся? - улыбнулась она в ответ.
   - Хм... установку электрического насоса для скважины можно считать отделением воды от тверди? - я хмыкнул - Ладно, не будем богохульствовать. Я пошел.
  
   Комната, в которую мы перебрались, отличалась просто-таки лабораторной чистотой. В ней не было ни единой пылинки. Только очередная странно выглядящая печка, отличавшаяся от других чугунной монументальностью, какими-то тарелками-отражателями приваренными к нескольким дымоходам, причем по какой из замысловато изогнутых труб пустить дым выбирал сам пользователь этого агрегата. И, конечно же, экран из огнеупорного стекла диагональю во всю топку. Вынести ее (как все остальные) не удалось - она оказалась приваренной к чему-то под полом и сдвинуть ее было невозможно. Еще в комнате стоял металлический стул - привинченный к стене болтами M15 в четырех местах. В остальном - комната подходила для жизни ничуть не меньше других. Я притащил надувной матрац и несколько толстых ковриков, поскольку пол был покрыт керамической плиткой, и его холод чувствовался даже через толстые носки. В эту же комнату я провел электричество - и вскоре ее освещали не свечи, а несколько нормальных ламп. Впрочем, я специально выбирал не слишком яркие - для атмосферы.
   - Ну вот, замечательно устроились, - поделился я с Агнией, когда она закончила расставлять вещи, а я надувать матрац и растапливать печь - Главное, что наконец-то появилось электричество, и за эту важную веху в истории этого дома определенно стоит выпить. Где твой бокал?
   - Вот. - Показала я бокал с соком. - Выпьем за начало!
   - Ура!
   Маленький праздник как-то незаметно угас, а беседа мягко перетекла в постель, где стала действиями. Это был последний нормальный день моей жизни, но об этом я пока еще не знал...
   Проснувшись глубокой ночью и сходив по малой нужде, я подошел к печке и, все еще в полусне забросил туда несколько бумажек и несколько тонких сухих дровишек. Угли еще не успели окончательно выгореть, так что огнь занялся очень быстро. Кинув несколько дровин потолще, я почему-то не стал возвращаться под одеяло, а взяв бокал с вином, отполз чуть дальше, прислонившись к стулу. Странное ночное настроение - слегка затуманенное вином сознание, мирно потрескивающее пламя и почти неразличимый низкий гул. Я смотрел на языки пламени, их мерная пляска гипнотизировала, но гул почему-то приобретал все менее и менее приятную тональность, от которой ныли зубы. Я подошел к печи и медленно повернул винт поддувала, а потом повернул круглую заслонку в другое положение - чтобы дым проходил по менее замысловатой трубе. Гул снова стал приятным, убаюкивающим, так что я вернулся на коврик рядом со стулом и уставился на языки пламени. Мне даже показалось что он что-то шепчет, нежно и зовуще, а среди языков то и дело проскальзывают неясные образы. Ощущение было настолько мистическим и необычным, что я боялся даже шевельнуться, чтобы не нарушить этот транс...
   Боль была внезапной, и настолько сильной что я закричал. Пламя рванулось из топки во все стороны, охватило комнату своей призрачной пляской, бросилось ко мне, и его шепот терзал меня еще больше. Калейдоскоп огненных образов и мой крик слились воедино, смешались и вспыхнули, оставив после себя горький запах сушеных трав. Я словно попал в выдох какого-то огромного существа - непонятная сила подхватила меня и унесла прочь. Боль исчезла, как и пламя, как и все вокруг - я плыл в странной звездной темноте, и не чувствовал ничего. Казалось, что это продолжалось долгие часы - и оно прервалось так же внезапно как и началось. Я был меньше младенца, я стоял на пылающих дровах камина и смотрел в полутемную комнату неизвестного дома. Я рванулся вперед, но пламя не отпустило меня. Меня охватил страх и какое-то жуткое понимание того, что я не сплю.
   - Кто-нибудь?! - закричал я, и рядом раздался треск полена. Сноп искр рванулся было в комнату, но подхваченный потоком воздуха устремился в трубу - Боже мой, где я?!
   - Ты, влившийся в пламень, отринувший воду, причина пожаров, испуганный смертью и убежавший в вечность... - человек сделал движение головой, словно разминал затекшую шею и прервал паузу звучным - Ты здесь.
   По коже бегали мурашки. Вокруг бушевало пламя, но я не чувствовал ничего кроме приятной прохлады. Человек, вышедший из неосвещенного угла стоит передо мной. Он пугающе велик и опасен... словно взметнувшаяся волна цунами, но он по другую сторону пламени, и почему-то меня это успокаивает. До чего же странный у него вид. Он взглянул на меня, и насмешливо улыбнулся, а потом его взгляд отправился блуждать по внутренностям камина, не останавливаюсь ни на чем надолго, лишь время от времени вновь и вновь словно выхватывая меня из окружающего пламени... Даже когда он смотрит на меня, то будто видит что-то другое. Но я не сплю... почему я так уверен, что я не сплю? Боже, что со мной?!
   - Когда-то жил на земле гениальный алхимик, - я вздрогнул, когда человек стоявший передо мной вдруг заговорил детским голосом - Он был учеником богослова, но не верил в бога. Он верил во время, но хотел его превзойти.
   - Кто вы?
   - Он проводил опыты, старался постичь суть вещей, но в своем котле он сварил лишь свою смерть... - человек неестественно засмеялся и заговорил голосом глубокого старца - Он нашел рецепт, и должен был прийти сюда первым, но, какая ирония, его сожгли на костре...
   - Зачем я здесь?!
   - Второй был музыкантом, и он случайно нашел звук резонирующий с человеческой душой... звук пламени... он написал об этом в своем дневнике, и был перемолот историей. Однако он прикоснулся к великому секрету.
   Боже мой, что же это такое? Какой-то галюцинноген? Или, может быть я умер? Здесь так много огня... ад? А это жуткое существо несущее непонятный бред?
   - Третий был оккультистом, ищущим бессмертия... последователь Гильгамеша ухватился за идею, ведомый отчаянием угасающей жизни...
   - Зачем мне знать все это?!
   - Ты ведь расскажешь мне свою историю, мальчик? - человек произнес это неприятным механическим голосом, уставившись прямо на меня - Из девятнадцати человек, которые пытались сюда попасть, ты мой пятый гость, но первый кто попал сюда против своей воли, и первый кто боится...
   Он наклонился вперед, и голос вновь сменился. Теперь он был женским, глубоким и очень нежным.
   - Ты хочешь рассказать мне свою историю?
   - У меня нет истории! Отпусти меня!
   - У тебя нет? - у меня горло сжалось от ужаса, когда черты лица существа медленно потекли, а голос стал похож на замогильный шепот. Я хотел закричать, но мог издавать лишь жалкие хрипы - Ты ее просто не знаешь, ведь...
   Черная кочерга явилась из тьмы, и ударила прямо в меня, пронзив тело с легкостью отточенного клинка.
   Огненный мир начал угасать. Обезображенная сущность словно вскипела, и я, не в силах больше удерживать свое сознание, провалился в уютную тьму беспамятства. Но мерзкое шипение плавящейся плоти не оставило меня и там, сложившись в напутственное: "...она начинается здесь".
  
  
   Пустой камин. Тишина. Темнота. Когда я очнулся, вокруг не было ничего знакомого. И кошмара с кочергой тоже...
   Я поднялся, и сделал шаг из камина. Такое чувство, будто мир бросился мне навстречу - но на самом деле я просто вырос до собственного роста. Уставившись на собственную ладонь, я на мгновение застыл в ужасе - мне показалось, что она состоит из множества копошащихся личинок. Но действительность оказалось немного другой. Это были не личинки, это были узоры на ковре, которые я видел сквозь собственную полупрозрачную руку, горящую в едва заметном прозрачном пламени. Что это. Что это такое. ЧТО ЭТО ТАКОЕ?!!!
   Все тело горело в неразличимом пламени! Я горю, но не чувствую этого?! Боже, этот кошмар еще не закончился?! Я затравленно огляделся. В темном углу мне померещилось какое-то движение. Какой-то скрип!
   Я резко обернулся и вскрикнул. Сквозь меня что-то прошло... обернувшись, я увидел человека, но не того, с кочергой, а другого. Густая черная бородища, и охапка дров в руках. Он направлялся к камину... и он даже не заметил меня.
   - Эй! Эй, вы меня слышите? - я бросился к человеку с отчаянной надеждой, мгновенно угасшей когда моя рука прошла сквозь него. Он болезненно дернул плечом, будто обжегся.
   - Проклятые блохи, - пробурчал он, ударив в это место - Никакого житья не дают...
   Блохи? Блохи...
   Я не мог даже ущипнуть себя - мои руки легко проходили друг сквозь мою призрачную плоть. Но я не сплю. Это точно не сон. Со мной произошло что-то странное и страшное.
   Боже, когда я начну верить знакам которые посылаешь мне? Ведь я знал, что не стоит заходить в этот дом, знал... а еще и Агнию... Агния?!
   Ее не было со мной, но ведь... почему?
   Человек около камина чиркнул спичкой и вскрикнул, отбросив ее в сторону. Ничего ж себе... она у него что, из магния была?
   - Что за чертовщина, - человек достал вторую спичку из странной формы коробка, и чиркнул ей с тем же самым эффектом.
   Может ли быть...? Я отошел от него в другой угол комнаты. Третья спичка хоть и не стала сгорать в один миг, но все равно горела очень ярко, будто находилась в чистом кислороде. Человек поджег тонкие веточки, и я, проверяя свою догадку, сделал шаг вперед, едва они занялись. Пламя тут же стало гореть ярче и мощнее, разбрасывая во все стороны маленькие искорки.
   - Что-то странное сегодня творится, - пробурчал человек, и, поднявшись, пошел к двери. Я же медленным шажками подходил все ближе и ближе к камину. Пламя бесновалось, и в какой-то миг я ощутил тот зовущий звук-вибрацию, который создавала наша чудо-печка. Не ощущая от огня никакого жара, я протянул к языкам пламени руку... и оно тут же успокоилось. Дрова начали потрескивать тихо и мирно, от чего возникало ощущение будто я глажу мурчащего кота. Что за... нет, это просто смешно... я сам стал огнем, и немедленно завел питомца? Чушь собачья... о, Боже...
   Огонь потянулся вслед за моей рукой прочь из камина. Впрочем, недалеко. И снова бесноваться не стал... но проверить все-таки стоит.
   - Иди ко мне мой маленький, иди ко мне мой хороший... ну же, иди...
   Пламя взбушевалось в камине и выпрыгнуло ко мне. Но едва лапы огненного зверя коснулись пола, ковер полыхнул.
   - Ой, нет-нет-нет, вернись обратно, вернись обратно!
   Пламя недовольно дернулось, однако запрыгнуло обратно в камин, вместе с теми языками что начали было пожирать ковер. Я чуть было не устроил пожар. Все это сильно выбило меня из колеи... Прогуляюсь по дому, пожалуй...
   Однако я все же немного задержался. Почуяв дым, в гостиную спустилась женщина средних лет. Увидев огненные пятна на ковре и висящий в воздухе дым, она завопила так что меня едва не сдуло.
   - Герард!!! Герард, пойди сюда немедленнно!!
   Дальше была сцена, от которой мне стало стыдно. Когда же женщина сказала что прикажет выдрать этого Герарда на конюшне, я решил что ей стоит доказать что удивление ее слуги не наигранное.
   - Маленькое, иди сюда, я тебя поглажу, - я снова обратился к пламени - Кис-кис-кис...
   Оно не заставило себя ждать, с готовностью выпрыгнув из камина. Столик, оказавшийся на его пути, полыхнул как будто был облит бензином. Выполнив свое обещание, я отправил пламя обратно в камин.
   - Герард, затуши его!! Немедленно!
   - Да, госпожа! - человек заметался, выскочил наружу и вернулся с полным ведром воды, которое немедленно выплеснул в камин. С жутким шипением пламя погасло. Я посмотрел на результаты своей деятельности. Сожжен угол ковра, дорогой лакированный стол больше напоминает развалины с пожарища, в воздухе висит едкий дым. Ужасно. Но все же я почему-то оказался здесь. А что снаружи?
   Я сделал два шага к двери, боязливо прикоснулся к дереву. Как и ожидалось, призраки ходят сквозь двери и стены. За этой дверью был короткий коридор, заканчивающийся небольшой прихожей, в которой стояли ботинки и висели куртки. Я сделал еще один шаг сквозь дверь, и оказался посреди городской зимы.
   ***
   - Елизар! позвала я, с трудом узнав собственный голос. Голова раскалывалась, в нее, настойчиво лезли какие тревожные мысли, но сконцентрироваться ни на одной из них не получалось.
   - Елизар! уже более уверенно позвала я. В постели его не было. Хоть я этого не видела, потому что было мучительно больно открывать глаза, будто после сильной вспышки или длительного напряжения, но чувствовала, что его нет рядом.
   Второй, как и первый, оклик остался без ответа. Невероятных усилий стоило просто открыть глаза. Перед взором мелькали странные тени, в купе с мыслями они составляли дьявольский хоровод, который отнимал все силы, оставляя взамен только боль.
   - ЕЛИЗАР! крикнула я. От крика, разнесшегося по комнате, стало как будто легче. Словно он снял то странное оцепенение ночи.
   - Вроде не пила вчера, - буркнула я, смахивая капли пота со лба. Приподнявшись с постели, я оглядела комнату. Елизар сидел на стуле спиной ко мне, слегка запрокинув голову. Его правая рука была согнута в локте, а левая безвольно свисала вдоль тела.
   - Спит, наглец! - вставая с постели и оборачиваясь простыней возмутилась я. - Я его тут ору! Надрываюсь, а он спит, - наигранно бушевала я. У меня, между прочим, очень голова болит, а ты тут спи...
   Последнее слово я так и не договорила. Елизар сидел с приоткрытыми глазами, глядя куда-то вперед. Он будто застыл в одной позе, задумавшись над чем-то. Если бы я не знала его, я бы подумала, что он просто уснул, но он никогда не спал с открытыми глазами.
   - Ели... - тихо позвала я, тронув возлюбленного за плечо. Реакции не последовало никакой. Он не проснулся, не свалился, словно окоченевший труп, как любят показывать в американских блокбастерах. Он продолжал сидеть. Дрожащей рукой я попыталась нащупать пульс на запястье его левой руки. Никогда не думала, что рука может быть такой неподъемной.
   Пульс не прощупывался. Даже слепец понял бы, что перед ним находиться мертвый человек, но разум отчаянно цеплялся за надежду, что все это глупая шутка, пусть и не свойственная человеку, сидящему на стуле, но вполне возможная. Просто Елизар задремал, а пульс не слышится, потому что у самой слишком дрожат руки. Да и собственный монотонный стук сердце в ушах заглушает любые звуки, словно бьется не сердце, а кузнечный молот о наковальню.
   Непонятное оцепенение схлынуло и сменилось кипучей деятельностью. Слезы сами текли по щекам, мгновенно высыхая. Только сейчас я почувствовала, как на самом деле жарко в комнате, не смотря на то, что пламя в печке давно потухло. Необходимо было что-то делать. Первой мыслью была немедленно бежать из этого жуткого дома, но она была столь желанна и своевременна, но столь стремительна и неправильна, что от нее пришлось отказаться. Как ни крути, человек, недвижно сидящий на стуле был Елизар. Елизар, которые ещё вчера страстно сжимал меня в объятьях. Господи, что же такое происходит?!
   - Ели... - будто не своим голосом позвала я. Что мне делать?
   Надо собраться. Ведь он выглядит совсем живым... ну не могут так выглядеть мертвецы. Не могут. Это просто неестественно. Конечно, я в своей жизни видела не так много мертвых людей, но передо мной Елизар, пусть не живой, но НЕ МЕРТВЫЙ!
   Снизу послышался стук, он громом разносился по пустому дому.
   - Сегодня должны были подрядчики, - вспомнила я.
   Наскоро накинув на себя халат, я выскочила в коридор. Стучали в дверь и довольно настойчиво, отбивая странную мелодию.
   - Да что они там, уснули что ли?! раздался недовольных мужской голос.
   Открыв дверь, я увидала довольно крепкого невысокого мужчину лет сорока. Ростом он был чуть выше меня, но из-за надетой каски было трудно определить точнее.
   - Рарина?! грубовата спросил он.
   - Миленький, - набросившись на него, прокричала я. - Я так рада Вас видеть! Пойдемте со мной... - скороговоркой тараторила я. Мужчина остолбенел от такого приёма и пытался отстраниться от меня. Но я, как репей цеплялась за его руку и тащила в дом.
   - Пойдёмте, пойдёмте повторяла я, не переставая.
   - Сумасшедшая какая-то... - пробурчал мужчина. - Ребята!
   - Ты погляди на них, - усмехнулся другой строитель - Васёк, тебе помочь? Или сам справишься?
   Вокруг раздался хохот.
   - Девушка, а, девушка, - раздавались с разных сторон.
   - А она ничего... аппетитная.
   - Прошу, - умоляюще заглянув в глаза стучавшему, прошептала я.
   - Да иду я! Иду! Вырвав свою руку из моих пальцев крикнул он и быстрым шагом направился в дом. Что у Вас случилось? Мышь увидели? - всё больше разгорячаясь сыпал он вопросами.
   - Нет... - дальше по коридору.
   Я следовала за ним как приклеенная. В мыслях то и дело вставал образ моего Елизара, который так и остался сидеть в этом жутком кресле, уставившись на потухший очаг. Глаза... о Господи, его глаза теперь будут меня преследовать.
   Впереди шёл строитель, что-то бурча себе под нос, а я, не глядя под ноги, шла за ним. Я не хотела туда идти. Не могла, просто не могла возвратиться в ту комнату. Ведь там... Ели.
   - Это здесь... - прошептала я, не в силах переступить порог. - Он там.
   - Кто? - не понял мужчина.
   - Ели...
   - Где?
   - На кресле.
   - Молодой человек! - позвал мужчина, так же не переступая порог. - Молодой человек!!
   - Что с ним? глянув на меня, спросил он, но, не дожидаясь ответа, прошёл в комнату.
   Я не видела, чем он там занимался, потому что прижалась спиной к стене. Я слышала звуки... вот мужчина подошёл к креслу. Вот он трясёт Елизара за плечё, берёт его руку и, наверное, пытается нащупать пульс. Он, что-то говорит... Ему? Или... или мне? Но я не слышала, как он подошёл.
   - Девушка! - встряхнув меня, ещё раз позвал мужчина.
   - Агния... - приоткрыв глаза, сказала я.
   - Агния, Вам нужно вызвать "скорую".
   - Ему уже ничем не поможешь, - снова закрывая глаза, прошептала я - ничем...
   - Не ему! Вам!
   У вас было такое ощущение, когда закрыв глаза, перед вашим взором всё ещё оставалась так картина, которую вы увидели перед закрытием? Я не могла избавиться от неё. Она росла в моём сознание, увлекая с собой. Мне даже показалось, что Ели пошевелился. Эта картина не отпускала меня ни на секунду. Последнее что я помню, это зычный голос строителя, который подхватил меня на руки, когда стала падать.
   - Сашка, дуй сюда!
   Наверное, там было спокойно. Где там? В обмороке, правда ощущение после пробуждения не самые приятные, потому что нестерпимо болит голова, но эта боль перекрывает все воспоминания. Она просто не даёт им места в твоей голове, завладев твоим вниманием полностью. Я первый раз упала в обморок, а раньше видела это только в фильмах. Но рассказы соответствовали действительности, это действительно очень неприятно. Вот если бы оставаться там, а не оказаться опять в этом доме. Дом... Ели... Нет. Нет-нет-нет! Не хочу, ведь это был просто дурной сон. Я, наверное, просто перебрала и потому у меня болит голова. И потому у меня заплаканное лицо.
   - Агния, - раздался приятный женский голос. Это была мама Елизара. Стройная, красивая женщина, с прекрасной осанкой... В этой женщине была стать, утонченность, грация, красота. У неё было всё, у неё был любящий муж... - Агния, мы приехали, как только узнали. Василий нам всё рассказал. Он очень помог нам, ведь ты была в обмороке очень долгое время. Мы боялись за тебя. - взяв меня за руки, сказала женщина.
   - Его больше нет. - прошептала, стискивая запястья, - Его больше нет! - проговаривая каждый слог повторила я.
   - Я знаю, знаю, Агния. Мы знаем, как ты к нему относилась и как он относился к тебе. Но ведь он был наш сын! выделяя голосом слово "наш"
   - Простите, - закрыв лицо ладонями сказала я. - Простите меня.
   - Поплачь, девочка... - притянув меня за плечи, сказала она. Поплачь. Тебе станет легче. Всем становиться легче.
   Последние слова она говорила дрожащим голосом, едва сдерживая слёзы. Мы обе плакали, прижавшись друг к другу. Два человека, объединённых общем горем. Рядом с кроватью стоял отец Елизара, он не смотрел на нас, он глядел куда-то вперед, уставившись в одну точку. Его присутствие придавало нам сил, но не могла удержать слёзы, которые, будто сами сочились из глаз.
   ***
   Солнце больше не слепило меня. На снегу не оставалось следов. Стены не служат преградой, а пламя готово прыгнуть в ладони по первому зову.
   Я сидел на снегу в полном бессильном отчаянии и пялился на солнечный диск. Самое ненавистное мне ощущение, последний раз был в далеком детстве, когда старшие увальни прикола ради заперли меня в хозяйственном закутке в школе. Когда я вырвался оттуда, я поклялся что никто и никогда не сможет заставить меня вновь прочувствовать такое унижение. А теперь...
   Я - ничто, находящееся в нигде. Архитектура этих зданий не похожа ни на что виденное мной ранее, а мне приходилось видеть много фотографий посвященных этой теме, спасибо работе отца и деда. Да и несвойственно суеверным людям строить дома, похожие на могильные плиты, или нет, очень дорогие склепы...
   Как же здесь тихо. Я и в самом деле нахожусь будто бы на кладбище. Заснеженные дороги пусты, дома из полированного черного гранита и мрамора, крыши пирамидками...
   Я мертв. Здесь нет иного объяснения.
   Но почему?
   Мозг... хотя какой мозг в этом состоянии... начал набирать обороты, отодвигая отчаяние на второй план. Если я мертв - то этому должна быть причина, и углядеть ее не так уж и трудно: в первую же ночь после переезда в другую комнату я стал... перестал быть. Стул. Пламя. Странная воронка... и после этого черный кошмар. Вполне возможно, что теперь мое холодное но нетленное тело продолжает сидеть на стуле... там же где спит Агния...
   От одной мысли, что с ней случится когда она обнаружит это, мне стало плохо. Вернуться! Вернуться!!!
   - Выпустите меня отсюда!!! - завопил я что есть сил. Пламя моего тела вспыхнуло, оставив в снегу огромную прогалину, лизнуло черную стену дома, прыгнуло на стоявшие около крыльца метлы и лопаты...
   И практически в этот же самый миг небо потемнело. С него рухнули два черных сгустка и я от неожиданности прыгнул назад, пролетев сквозь стену и тут же оказавшись внутри дома. Тем не менее, я услышал разговор на языке, которого я не знал, но тем не менее понятном...
   - Я тебе говорил, что пламя здесь не просто так играет!
   - Ты сам согласился с тем, что рядом с людьми вечно происходят странные вещи...
   - Не настолько странные! Погаси огонь и восстанови снег. Я пойду поищу что-нибудь, что было причиной.
   - Погоди. Ты сам знаешь что есть только одна возможная причина.
   - Еще один? Меньше чем за треть цикла? Не может быть.
   - А что еще может заставить пламя вести себя так?
   - И где оно тогда? Предыдущий, старый хрыч, помниться, еще на подлете начал швырять в нас струями пламени. До сих пор кожа саднит, будто наждаком мылся.
   - Может быть, в этот раз оно скромнее?
   - Или сидит в засаде.
   Разговор утих. А затем прямо из стены выросла прозрачная мужская физиономия. Я на секунду оцепенел от неожиданности, а в следующий миг физиономия исчезла.
   - Да, ты прав, это оно и есть, - снова раздался голос за стеной - И что делать будем?
   - Кто там на этот раз?
   - Мальчишка. Вроде бы не слишком агрессивный.
   Я глубоко вздохнул и поднялся на ноги. Кто бы ни были эти существа, они чем-то похожи на меня. Так же ходят сквозь стены, во всяком случае.
   Я шагнул вперед и оказался перед странной парочкой. Да, лица были человеческими, но тело - нет. У них не было ног, существа просто висели над землей. Оба были одеты в что-то вроде накидки из белых перьев с радужной каймой.
   - Явилось, - неодобрительно заметил правый - Сейчас начнется.
   - Что, опять будем просто терпеть?
   - А что, есть другие варианты? Можно сбежать, но госпожа все равно отправит нас обратно, чтобы мы его отсюда вытурили.
   - О! Я за! - воскликнул я, мигом забыв все вежливые фразы, с которых я хотел начать разговор с этими странными существами.
   Они посмотрели на меня с некоторым удивлением, быстро сменившимся облегчением.
   - Правда? Сам уйдешь, не будешь никого тревожить, устраивать огненные шторма, бередить беспокойные души... просто уйдешь и все? - с надеждой спросил левый
   - Если вы скажете, как это сделать.
   Они оба в один миг поникли.
   - Ты видел, куда делся старый хрыч? - спросил правый левого - Он ведь свалил отсюда в конце концов.
   - Я был слишком рад тому, что его тут больше нет, чтобы заниматься его поисками, - огрызнулся в ответ левый и обратился ко мне - Парень, пожалей несчастных духов, иди тем же путем, которым пришел.
   - Я не знаю как я здесь оказался. Я вообще не знаю где я! - простонал я - Помогите мне вернуться!
   - О как? - удивленно произнес левый и вновь с надеждой спросил - А ты помнишь куда хочешь вернуться?
   - К Агнии, в...
   - Все он помнит, - разочарованно прервал меня правый - Жаль. Было бы проще. Теперь все-таки придется его отсюда выгонять. Как-нибудь.
   - Может, попросим госпожу? - задумчиво предложил левый - В прошлый раз пока мы к ней летали, старый хрыч сам исчез
   - Зато мы получили по ушам, оставив вверенный нам сектор в руках Причины Пожаров.
   - Да, в этот раз мы можем так уж легко и не отделаться...
   - Хорошо, если вы не знаете как отсюда выбраться, скажите мне хотя бы где я?
   - Ты в Вормринге, - произнес правый. Название места звучало на другом языке, нежели тот на котором разговаривали призраки, и от него что-то во мне испуганно сжалось на мгновение. А уж от перевода названия...
   - Круг червей?
   - Здесь живут призраки или почти призраки, те, чья связь с материальным миром не разорвана. Они не помнят ничего, кроме того что должны что-то завершить. Некоторые вспоминают, некоторые нет... в результате так и остаются на пороге Чертогов Смерти. А еще сюда заносит таких как ты, чтоб вас всех океаном тушили...
   Значит, я все-таки умер... не открытие, но я все еще надеялся на что-то... ладно, продолжим...
   - Что я такое?
   - А то не знаешь? - возмутился левый
   - Похоже и впрямь не знает, - заметил правый - Загвоздка... а расскажи-ка нам, парень, как ты дошел до такой формы существования, а мы в обмен расскажем тебе о том что ты такое.
   - Ладно, - обреченно вздохнул я и, стараясь припомнить каждую деталь, рассказал обо всех событиях начиная со вчерашнего вечера.
   Духи, как они сами себя называли внимательно выслушали.
   - Хорошо, наш черед, - кивнул левый - Таких как ты, мы называем Причиной Пожаров, поскольку вы не можете не поджигать все вокруг из-за любой ерунды. Еще ты бессмертен, отныне и навсегда...
   - Что для нас большая проблема, поскольку это означает что в Чертогах Смерти тебе делать нечего, но и выгнать мы тебя не можем из-за того что мы... состоим из разных материй.
   - То есть, вот так, - дух выпростал руку из-под накидки и поболтал пальцами у меня в груди - Если бы этого не было, мы бы тебя просто вытолкали обратно в мир живых.
   - Вы сами можете туда попасть?
   - Нет, - вздохнул правый - Жаль. Это было бы интересно.
   - Надо полагать, вы и друг к другу прикоснуться не можете... - вздохнул я - Иначе могли бы.
   Оба духа замерли. Левый неуверенно коснулся правого... и тот исчез.
   - Не может быть! Как же мы раньше-то не догада... -
   Небо снова потемнело, и с него рухнул правый, но в изрядно потрепанном виде.
   - В мире живых был от силы пару секунд. Потом оказался у госпожи... - он кинул неодобрительный взгляд на меня - Она порекомендовала нам не говорить с Причиной Пожаров, поскольку он гораздо ближе к демонам, чем к людям, а значит уболтает нас на что угодно, после чего нас не примет ни один из миров.
   - Сама она, естественно, прийти не пожелала, - проворчал левый - А значит разбираться с ним придется нам.
   - Ты что, удивлен этим?
   - Ладно, пока вы решаете, я посижу где-нибудь в тенечке. Мне нужно подумать.
   Я отошел и привалился к стене дома, отметив что один из духов все-таки успел восстановить и снег, и инструмент. Из дома вышел Герарад и направился куда-то, пройдя сквозь одного из духов, чего обе стороны даже не заметили. Разные материи, вот как... стоп, стоп, что-то мне подсказывает что в этих материях кроется разгадка. Какие материи? Просто материя, антиматерия... драная материя, если в доме есть кошка... радостно сознавать, что я еще не потерял чувства юмора, но мне нужно вернуться домой как можно скорее, успокоить Агнию если она уже видела, притвориться что ничего не случилось, если еще не видела...
   Разные материи... кровь вода, а дух пламя... где-то это... патент! Та дурацкая книжка, патент на бессмертие! Бессмертие? О нем говорил дух. Так значит это не просто дурацкая шутка? Значит, все эти печи имели четкое предназначение... значит...
   Я выпрыгнул из тени и бросился к вяло препирающейся парочке духов.
   - Как выглядел тот старый хрыч, который был до меня? - прервал их я - Где он появился и куда потом делся?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"