Феллер Виктор Валентинович: другие произведения.

Идея оракула

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это введение к готовящейся к изданию книге "Глобальная Дестабилизация", в которой в концентрированном виде даны основные посылки и методы новой теории.


В. Феллер

  

ИДЕЯ ОРАКУЛА

О ЧЕМ РЕЧЬ?

   Американский политолог, специализирующийся на сценарном прогнозировании, с сожалением признает, что "несмотря на чудеса техники, приносящие в наши дома информацию со всех концов света, наша способность предвидеть перемены похоже не улучшилась. Сюрприз следует за сюрпризом; мы не знаем, в каком уголке мира произойдет очередное экономическое, политическое или социальное потрясение" (Д. Станислав).
   Системными ответами на опасность всеобщей дестабилизации являются разработанные в последние четыре десятилетия теории стратегического менеджмента, среди которых выделяется теория сценарного моделирования. В сценарных подходах логическая дисциплина и уважение к фактам сочетаются с верховной властью воображения, проигрывающего картины из будущего в таких деталях, как будто речь идет об описании исторических событий. Это дает в руки политиков инструменты для борьбы с нестабильностью.
   И все же мир в начале XXI века, охваченный новой волной интернационализации и глобализации, собственно и названной глобализацией, становится более опасным, хрупким и неравновесным, несмотря на утвердившуюся "передовую" американскую гегемонию, а также прогресс управленческих и прогнозирующих наук.
   Как представляется, одна из самых опасных и нетерпимых "неравновесностей" в новом мире, мире американской гегемонии и американской глобализации - это усиливающийся разрыв между богатством, сложностью, изощренностью технических систем современной цивилизации, включая управленческие технологии хай хьюм и уровнем исторического, социального сознания правящих элит, находящегося в плену эмоционально-ценностных экстраполяций.
   Влиятельная часть современной американской интеллектуальной элиты сейчас убеждена в том, что ей "впервые в истории" удалось создать универсальные политическую и экономическую системы, более того, империю всех времен и народов как решающий трамплин на пути к всемирному правительству яйцеголовых. Но в том, что это самообман и что подобное убеждение способно подтолкнуть Запад к ошибкам, нам, всем живущим на Земле, предстоит убедиться уже в ближайшие двадцать-тридцать лет. Только неизвестно - через косвенное осмысление "мелких ошибок" или прямое ощущение глобальных и локальных катастроф?
   Понятно, что лучше споткнуться, чем упасть, мелкие ошибки - это стратегический резерв общества, умеющего их распознавать и делать из них практические выводы. Этой цели могут эффективно служить сетевые сообщества институтов всемирного наблюдения, которые, появившись по инициативе ученых и предпринимателей в разных точках Земного шара, в различных этнокультурных и географических контекстах, имея различные теоретические посылки и пристрастия, идеологические установки и точки приложения внимания, будут иметь единую миссию. Эта миссия - в информировании местного и мирового интеллектуального и политического сообществ о глобальных проблемах с позиций как глубокого междисциплинарного анализа этих глобальных проблем, так и с позиций проникновения в корневые условия жизнедеятельности своего региона - т.е. региона базирования каждого конкретного "института наблюдения", в нашем случае - Каспийского.
   Но почему мы и почему Каспий?
   Потому, что Каспийский регион становится одной из наиболее конфликтогенных и нестабильных зон мировой геополитики, потому что за последние пятнадцать лет наш регион вместе со всем постсоветским пространством пережил череду необыкновенных трансформаций, наконец потому, что мы здесь живем, общаемся, надеемся, имеем свое видение будущего.
   Вашингтонский институт всемирного наблюдения, ставший образцом (давший идею) для нашего института, по словам его руководителя Л.Р. Брауна, "пытается внести свой вклад в эти исследования путем анализа не только основных направлений развития и тенденций в отдельных сферах жизнедеятельности, но и их взаимодействия". В основе его отчетов "лежит комплексный, или междисциплинарный, анализ. Мы сознательно старались избегать узких рамок биологии, экономики, политики или других дисциплин. Мы стараемся рассматривать вопросы во всей их сложности, именно так, как должны подходить к ним политические деятели". И дальше: "Общий настрой ежегодников нельзя назвать ни оптимистическим, ни пессимистическим. Необоснованный оптимизм и чрезмерный пессимизм не могут служить надежной основой для политического выбора. Ее может дать только реализм''.
   Все вышесказанное относится и к нашему институту, а также к замыслу наших ежегодных отчетов по разным проблемам мирового развития, их косвенному или прямому влиянию на Каспийский регион. Неизбежно мы тоже сделаем ставку на междисциплинарное исследование, но его реперными точками будут не точки пересечения экологии и экономики/политики, как у команды Л.Брауна, а точки пересечения исторических наук с экономикой/политикой и социологией. Историчность подхода и прогностичность цели сделали близкой для нас идею Дельфийского оракула, который, посредством ритуальных "методик", возвышал свой ум до высоких сфер интуитивного постижения предопределенного будущего.
  

II. ПОЧЕМУ ОРАКУЛ?

   Потому, что речь идет, ни много-ни мало, о возрождении, еще одном Возрождении древней идеи и старинного института.
   В античном мире предсказания оракулов были, как и сами оракулы, авторитетными центрами всей политической жизни. Они давали священную санкцию всем сколь-нибудь значимым политическим решениям. А самый авторитетный оракул, Дельфийский, фактически управлял великой греческой колонизацией VIII-VI веков до н.э. Он же координировал и направлял в V веке борьбу недружных между собой греков в победоносной войне против персидской державы.
   Дельфы соединили в себе два культа - культ Аполлона и культ Диониса: "Оценки ученых в отношении вакхического влияния на процедуру прорицания а Дельфах неоднозначны. О.Буше-Леклерк полагал, что пророческий экстаз пифии ведет свое происхождение от Диониса, который предшествовал Аполлону в Дельфах. На особую роль вакхического влияния указывал, вслед за поздними мифографами, Э.Роде. По его мнению, экстатические прорицания пришли в Грецию с культом Диониса, который и определил характер мантической процедуры в Дельфах. Автор вслед за Ф.Ницше подчеркивает различие между "рациональной'' религией Аполлона и "иррациональной" религией Диониса" (О.В.Кулишова).
   Но еще более важно, что Дельфы соединили в себе два комплиментарных национальных кода: финикийско-критско-ионийский и фракийско-дорийский, представленных соответственно Аполлоном и Дионисом. Позднее опыт финикийско-дорийского синтеза воспроизвели родственные финикийцам кельты и родственные фракийцам германцы. Это и стало основой для серии великолепных европейских возрождений, начиная с "малого" в VIII веке н.э.
   Пророческий экстаз пифии имел прежде всего не физический (дурманящие пары и т.д.), а психологический характер. "Т.Остеррайх считал одержимость пифии, как и одержимость шаманов первобытных народов, результатом самовнушения. Г.Парк также говорит о "самовнушенном гипнозе" пифии; к этому же объяснению склоняется и Э.Доддс, который сравнивает вдохновение пифии с трансом современных медиумов. Т.Комптон пишет об "одержимости пифии Аполлоном", эту же теорию, используя методы сравнительной антропологии, развивает и Л.Маурицио" (О.В.Кулишова).
   Более точным определением пророческого состояния пифии будет не "экстаз", а "просветленное созерцание", основанное на анализе огромной информации, поскольку разнообразные советы пифии точны в деталях "известного" и очень осторожны в оценке "вероятного". Советы пифии в отношении новых колоний и действий в ходе греко-персидских войн не только чрезвычайно рациональны, но и дипломатичны в самом высоком значении этого слова.
   Авторитет Дельф был высок не только среди греков, но и финикийцев, фракийцев, лидийцев, римлян, да и "врагов" - персов. Греческая культура обязана своим величием Дельфам не меньше, чем Афинам и Спарте. А.Дж.Тойнби, определивший беотийцев (а Дельфы находятся в Беотии) "беотийскими свиньями", глупыми и ленивыми, был не прав. Он явно увлекся, стремясь подогнать историю под свою схему "вызов-ответ".
   Необходимо отметить также, что древнеримские оракулы были почти столь же авторитетны в своем обществе, как и древнегреческие в своем. Например, Цицерон утверждал, что "право, связанное с авторитетом авгуров является величайшим и важнейшим в государстве'', а римский закон гласил: "Государственные авгуры, интерпретаторы воли Юпитера Всеблагого Величайшего, на основании знамений и ауспиций да узнают грядущее… и хранят Город, поля и храмы свободными и освященными. И все то, что авгур объявит неправильным, запретным, порочным, зловещим, да не будет выполнено и свершено; кто ослушается, да ответит головой".
   Важно помнить, что авгуры, как и пифии, прорицали не в состоянии помрачения сознания, а в состоянии просветленного созерцания: "авгур вел свои наблюдения за звездным небом, дабы на следующий день доложить сенату и народу о благоприятных или неблагоприятных знамениях для проведения народного собрания, судебных разбирательств, общественных жертвоприношений или иного общеримского мероприятия. Конечно, помимо звезд авгур учитывал и другие знамения типа полета птиц, ударов молний, комет и т.д., но все же в ночное время, когда птицы спят, удобнее было наблюдать именно за звездами" (Л.Л.Кофанов).
   Вокруг Дельфийского святилища еще в архаические времена сплотилась сильная конфедерация (Пилейско-дельфийская амфиктиония). Пифийские игры, собиравшиеся под эгидой оракула, были не только самыми популярными после Олимпийских игр спортивными состязаниями, но и агонами певцов, поэтов и музыкантов, тем самым воплощая идею аполлоновой гармонии и мудрой умеренности. Семь великих мудрецов доклассической Греции были призваны и приняты Дельфийским святилищем, один из девизов которого, "Познай самого себя", высечен в камне и истории мировой культуры.
   Но христианство на время отказалось от этого великого творения античной культуры. Христианством было отвергнуто само мироощущение, основа и среда для общественного авторитета и творческой эффективности оракулов. Ведь будущее для христианина - это Провидение Божье, непознаваемое, как сам Бог и апокалиптичное, с завершающим историю Страшным Судом и Концом Света. Предсказывать здесь ничего не надо, надо готовиться и ждать.
   Христианство, родившееся в условиях саморазрушения античной цивилизации, воплощая свою миссию, заморозило великие достижения Античности, среди которых был и институт оракулов. Тем самым оно сделало необходимое и благое дело, законсервировав и сохранив многие из этих достижений. Иначе судьба Античности повторила бы судьбу всех других великих цивилизаций, канувших в Лету и оставивших от себя лишь мертвые фрагменты, встроенные в новые и чуждые культуры, так, например, как античные философы были встроены в арабскую культуру. Античность же действительно возродилась, сначала дионисийской Готикой, потом - аполлоновым Ренессансом.
   Точные и естественные науки, размороженные Готикой и Возрождением, к ХХ веку далеко превзошли античные высоты. Но не лишним будет помнить, что не Коперник в XVI, а Аристарх Самосский во II веке до н.э. дал первое обоснование гелиоцентрической картины мира.
   В Новое и Новейшее время уже гуманитарные науки одна за другой превосходят античные высоты. А в XXI веке "намечается'' революция в исторических науках и в футуристике, которая "всего лишь" заново откроет законы, закодированные в Змее Времени, Основном Догмате христианства и в учении гностиков.
   Ведь в последние века накоплена критическая масса исторических знаний и историсофских идей. В научном сообществе утверждается прочное представление о цикличности истории (Дж.Вико, В.Леонтьев, О.Шпенглер). Мифология еще в начале XIX века признана эффективным мировоззрением даже в его "примитивных формах". Коллективное сознание видится не менее действенной психической реальностью, чем сознание индивидуальное. Оно определяет законы толпы (Ле Бон), первобытного (Л.Леви-Брюль) и религиозного (К.Г.Юнг) мышления, и создает возможность интуитивного постижения феноменов (Э.Гуссерль).

III. ИДЕЯ ИСТОРИИ

   Что в идее современного оракула общего с оракулами древности?
   Конечно, это не внешнее подражательство священнодействиям пифии и авгуров.
   Это ремифологизация сознания современного человека, его способность не только воспроизводить интуитивные образы, но и создавать видение прошлого и предвидение будущего, как подлинную реальность мифа, а не игровую реальность сказки или пьесы. Ведь миф - это сказка, в которую верят взрослые, а точнее, воспринимают значимые для них вещи через призму мифологических символов-архетипов.
   Архетипами исторического сознания и логики самой истории являются изначально видимые коллективным мифологическим сознанием, но только сейчас приоткрываемые наукой истины:
   1. Нация является живой личностью, а физически и структурно - общиной. Понятие "нации" тождественно или очень близко понятиям "Бог Живой" и "национальный дух".
   Основным субъектом истории является национальная община. Это Личность, которая локализована в пространстве личностным воплощением коллективного сознания. В коллективном состоянии постоянно пребывают какие-то "отделы" мозга включенных в общину людей. Мозг одного человека инициирует наше индивидуальное Я, мозг многих людей инициирует Я Общины, столь же реальное, как и то, что мы воспринимаем как свое собственное Я.
   По-видимому, Ф. Ницше это и имел в виду, когда написал:
   "Созидающими были сперва народы и лишь позднее отдельные личности; поистине, сама отдельная личность есть еще самое юное из творений.
   Народы некогда навесили на себя скрижаль добра. Любовь, желающая господствовать, и любовь, желающая повиноваться, вместе создали себе эти скрижали.
   Тяга к стаду старше происхождением, чем тяга к Я, и покуда чистая совесть именуется стадом, лишь нечистая совесть говорит: Я.
   Поистине, лукавое Я, лишенное любви, ищущее своей пользы в пользе многих, - это не начало стада, а гибель его…
   Тысяча целей существовала до сих пор, ибо существовала тысяча народов. Недостает еще только цепи для тысячи голов, недостает единой цели. Еще у человечества нет цели.
   Но скажите мне, братья мои: если человечеству недостает еще цели, то, быть может, недостает еще и его самого?"
   2. История является служанкой Эволюции и имеет 12288-летнюю продолжительность. Форма ее S-образна (в графике "времени-силы"). Учение о Софии как "материи Бога" (Я.Беме) и "матери Бога" (Вл. Соловьев) можно интерпретировать как учение о 12288-летнем S-скачке, нацеленном на революцию вида.
   Этот 12288-летний отрезок является временем естественного эксперимента, периодом становления нового вида. Можно сказать, что S-переход является историей-революций на службе Эволюции. Например, пройдя через такую революцию, неандерталец всего за несколько тысяч лет преобразовался в кроманьонца.
   Основное отличие кроманьонца от неандертальца - это способность создавать племенные общины, которые стали эффективным коллективным мозгом, наделенным даром предвидения на несколько сот лет вперед. Даром предвидения, существенно более точного, чем у предшествующих племенным родовых общин неандертальцев.
   А примерно 10 тысяч лет назад началась очередная генетическая революция - история превращения современного кроманьонца в новый биологический вид, отличие которого, по-видимому, будет в наследуемом логическом и моральном сознании.
   Сейчас человечество переживает очередной генетический скачок, новую революцию вида. И это тоже увидено Ницше:
   "Человек - это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, - канат над пропастью.
   Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор, обращенный назад, опасны страх и остановка.
   В человеке важно то, что он мост, а не цель: в человеке можно любить только то, что он переход и гибель".
   В I-ой четверти S-перехода произошло рождение национальной общины, основанной на живом языковом единстве, но в это время власть квазиобщины доминирует над человеком через племенную общину как субъект квазиобщины. Иудейский символ окончания I-ой четверти - это изгнание человека из рая.
   Во II-ой четверти возникла (прошедшее время использовано потому, что практически все нации к настоящему времени завершали вторую четверть своей истории) техническая цивилизация, которая не может развиваться без специализации и разделения труда между людьми и большими группами людей. А объединяет людей, разъединенных специализацией, именно сложившаяся в начале II-ой четверти национальная община, имеющая в основе своего единства язык и веру в Бога. Иудейский символ окончания II-ой четверти - это потоп, Ноев ковчег и прощение Богом ранее проклятой им земли.
   История III-ей четверти - это история утверждения национальной общины во всех областях жизни нации. Иудейский символ начала III четверти - это неудача со строительством Вавилонской башни, как символа пирамиды квазиобщины (пирамиды племенных общин).
   В IV-ой четверти, по-видимому, дискурсивное мышление и моральные ценности станут биологически наследуемыми.
   3. История змеевидна и состоит из вставленных друг в друга синусоид циклов-сезонов, начиная с 3-летнего, затем учетверяясь в 12-летний, затем в 48-летний, потом в 192-летний, в 768-летний и, наконец, в 3072-летний. А в основе исторического циклизма находится 9-месячный первоэлемент, квант, временной период развития человеческого плода в материнской утробе. Мифологические системы любят изображать змей и драконов и основа этой символики - Змей Времени.
   3072-летний цикл ("макроцикл") - это цикл активности национальной души (коллективного бессознательного нации-общины?) или цикл активности нации в ее теологических основах. Для этой души не суть важно, сильна нация или нет, для нее важно другое - насколько многообразна среда обитания человека, насколько она способствует революции вида. Поэтому национальная душа не стремится предотвратить страдания, бедность и унижения нации и составляющих ее групп людей, если эти страдания, бедность и унижения прибавляют ей знаний и мудрости.
   В отличие от "S-перехода" и макроцикла, определяющих только переходные процессы генезиса нового вида, "большие", т.е. 768-летние, циклы - это циклы всей жизни общины, включающей не только периоды роста, но и периоды стабильности и деградации, и имеющей более приоритетной задачу приспособления, а не развития. В процессе этого волнообразного движения национальная община приспосабливается к внешнему окружению. "Волнообразность" также стимулирует постоянную конкурентную борьбу наций между собой.
   768-летний цикл - это цикл развития и угасания общинной личности (духа или коллективного сознательного) нации-общины и одновременно цикл роста, закоснения и разрушения "материального" могущества нации.
   В "среднем", т.е. 192-летнем, цикле нация движется от гармонии к реформированию (динамизации), затем к кризису и, далее, к озарению (восстановлению гармонии). В отличие от большого цикла, определяемого как "цикл жизни" национального духа (конкретной его формы), средний цикл является циклом активности национального духа, а можно сказать и так: циклом настроения национального духа.
   4. В основе исторического развития лежит процесс саморазвития, фрактализации в течение 12288 (3072х4) лет четверичного теологического кода, тождественного Основному Догмату христианства (Троице), в конфликтном взаимодействии с дьяволом (а с ним это уже Четверица). Для Пифагора, великого вероучителя древности, основной мирообразующей цифрой являлась Четверка, а для Платона - Тройка. Анализ глубинных психологических содержаний Троицы и Четверицы дан К.Г. Юнгом.
   Архетип Троицы проявился уже в религии Вавилонии, но яркое и полное воплощение он нашел в Египте середины третьего тысячелетия до н.э., то есть за две с половиной тысячи лет до возникновения христианства.
   Правда, полноту жизни, по Юнгу, выражает не Троица, а Четверица, или Троица, дополненная неким темным началом, изгнанным из нее морально ориентированной религией. Крест, по Юнгу, в отличие от Основного Догмата, включает и это четвертое начало. Троице, по Юнгу, не хватает дьявола, так как "дьявол - тень Бога, которая обезьянничает и подражает ему, antimimon pneyma (подражающий дух) в гностицизме и греческой алхимии. Но он "князь мира сего", в тени которого человек родился, обремененный пагубным грузом первородного греха, совершенного по подстрекательству дьявола…Троица именно в силу своего умопостигаемого характера выражает необходимость духовного развития, требующего самостоятельности мышления. С исторической точки зрения, мы видим это устремление работающим прежде всего в схоластической философии, а философия эта была тем предварительным упражнением, которое только и сделало возможным научное мышление современного человека".
   Код-субъект "тео" работает как основная программа преобразования современного человека, т.е. кроманьонца. Революция вида происходит через фрактализацию этого кода, его воплощение в институтах общества, в событиях национальной истории, а, ближе к концу, после "экспериментальной проверки" воплощенных в истории идей, этот код всего в течение нескольких десятков поколений перестроит и генетическую программу человека (образуется новый вид).
   Поэтому история - это отчаянная гонка наций, первыми стремящихся достичь финиша, чтобы именно свой теологический код сделать общечеловеческим и наследуемым:
   "Каков человек, таков его Бог"; это изречение, часто неприложимое к отдельным лицам, гораздо вернее по отношению к народам, особенно когда они сами являются творцами своих религий; но даже когда религия занесена извне, они всегда изменяют ее по своему подобию. Перенесенное в Грецию, христианство эллинизируется и принимает метафизический характер: созерцательная мысль углубляется в тайны, между тем как душа может оставаться холодной, а сердце безжизненным; на самых верхних ступенях, это - чистый разум со всеми диалектическими утонченностями. Перенесенное в Рим, христианство романизируется, обращаясь в теократическую организацию в настоящую священническую "империю" с первосвященником во главе; является безусловное подчинение авторитету, дисциплина, ритуал, целый кодекс строгого формализма. В Германии христианство стремится углубиться внутрь: греческий догмат теряет свой спекулятивный характер; римская иерархия - свою административную централизацию, религиозный индивидуализм сосредоточен в самом себе. Во Франции, хотя она имеет также своих великих мистиков, христианство приняло форму общественной морали" (А. Фуллье).
   Главное, что в истории есть внутренняя цель и внутренняя логика, мягкий, но неумолимый закон - закон совершенствования вида. Корневой интерес у теологического кода-субъекта - это создание максимально разнообразной среды для развития нового вида.
   5. В основе бытия и силы нации лежит другой четверичный код, самораскрывающийся и фрактализирующийся в течение 768-летнего цикла. Этот код, который можно назвать телеологическим (поскольку он направляет и концентрирует силы нации), задает соотношение между идеальной личностью (героем) народа; принципами социализации этого народа, т.е. основной формулой соединения людей в более-менее обозримую чувством и сознанием социальную группу; основным правовым и государственно-устроительным принципом; а также некоей антиценностью, кодом смерти данной нации. Этот телеологический код рисует физиономию нации, является ее личностным кодом, раскрывающимся как характер народа.
   Например, у русских это "Воля-волюшка" - "Святая Русь" - "Строгий царь" и "Комплекс Покоренного", у греков "Одиссей" - "Экклесия" - "Партикуляризм" и "Комплекс Преступника", у римлян это "Эней" - "Комиция" - "Универсализм снизу" и `Комплекс Изгнанника".
   Это основные пять архетипов, определяющих логику истории. Они, правильно соотнесенные между собой, подобны увеличительным стеклам, вставленным в телескоп. Но для того, чтобы видеть через этот телескоп, необходимо еще и специально тренированное зрение. Глаз исследователя должен уметь видеть невидимые, интуитивные реальности, как их умеет видеть коллективное сознание общины.
   Примечательно, что коллективное сознание самых разных народов несет в себе представления о 12, 50,100, 800, 3000, 12000-летних циклах в том или ином приближении (48..50…52 года, например). Но мимолетно взглянем только на календарь далеких майя, о которых труднее сказать, что их космогония оказалась результатом влияния какого-то идейного центра, в чем обычно "подозревается" любая из евразийско-африканских культур:
   "У майя было два календаря. Согласно первому, "священному" календарю, который назывался цолькин, в году насчитывалось 260 дней, согласно второму (его называли хааб) - 365 дней… Итак, "священный" майяский год цолькин продолжался всего 260 дней. Почему? Хотя майяская календарная система привлекла к себе интерес ученых всех стран мира, они еще не ответили на этот вопрос. Наиболее правдоподобное объяснение предложил один из известнейших современных американистов Леонард Шульце-Йена. Он связал продолжительность цолькина с нормальным периодом беременности (9 х 29 дней), то есть временем, которое проходит от зачатия до рождения ребенка" (М. Стингл).
   "Итак, мы знаем два майяских года - хааб и цолькин. Однако у майя, живших под настоящим диктатом календаря, многие обряды были связаны с цолькином и хаабом в их взаимной зависимости. Обычно американисты сравнивают два этих календаря с двумя зубчатыми колесами, из которых в одном 365 зубцов, а в другом - 260. При вращении зубцы последовательно соприкасаются друг с другом. Для того чтобы какой-то зубец малого колеса и соответствующий зубец большого колеса вновь сошлись, необходимо определенное число оборотов обоих колес. А именно 52 оборота большого и 73 оборота малого колеса. Если мы помножим цолькин на 73 или хааб на 52, то получим 18 980 дней. Таким образом, мы видим, что майя использовали те же пятидесятидвухлетние циклы, которые были приняты у ацтеков. Ацтеки, а возможно, и другие высокие культуры доколумбовой Мексики, вероятно, заимствовали этот большой цикл у майя" (М. Стингл).

IV. ИДЕЯ ЭВОЛЮЦИИ

   Из идеи истории логически вытекает идея эволюции, по крайней мере в ее антропологическом аспекте.
   Основным субъектом эволюции человека, по крайней мере, в последние 400 тысяч лет, была община: сначала родовая община из 10-50 индивидов (до 60-40 тыс. лет до настоящего времени), потом племенная (40-8 тыс. лет до н.в.) и, наконец, национальная (с 9-8 тысячелетия до н.э.).
   Согласно нашей историологической гипотезе община имеет не только характер системы, функционирующей в собственных, определенных этой системой циклах, но еще и облечена субъектностью (волей). Основной цикл общины - 768 летний, состоящий в свою очередь из 192, 48 и 12-летних циклов. Но это в устойчивом неразвивающемся состоянии. Если же община входит в режим революции (перехода к новому качеству), то включаются механизмы 3072 летнего цикла и 12288 летней S-кривой.
   Поэтому эволюция - это не только непрерывный процесс постепенного развития, имеющего восходящий и/или приспособительный характер, но еще и процесс функционирования без развития, кризиса при столкновении не увязанных между собой систем, разрушения и смерти одних систем и запуска S-образного процесса революционного перехода из одного качества в другое в более удачливых, умных и сильных системах.
   Биологический скачок в совершенствовании человека как вида происходит в течение 12288 лет. Совершенствование человека происходит в конкретной (физической) общине, которая является неким самодостаточным первоэлементом ("первоареалом") вида, ведь отдельный человек не является самодостаточным даже в биологическом (воспроизводство) смысле, не говоря уже о социальном.
   В процессе S-перехода из разрушенных элементов бытия, из хаоса, складывается новый космос, осознающий свое системное единство и эффективно противопоставляющий достоинство высокого порядка (в космосе) достоинствам максимума возможностей (в хаосе).
   Человек, как вид, в период господства космоса не развивается или развивается медленно (сам является космосом). Он не развивается и во время хаоса. Только во время S-скачка человек развивается сначала как культурный феномен (как личность, воля, как член общины), а потом, ближе к концу (в четвертой четверти пути по S-кривой), изменяется и биологически.
   Смысл этого механизма (сначала накопление культурных изменений и только в конце - генетический скачок) в том, что в течение первых трех четвертей S-кривой происходит опробование и шлифовка изменений перед передачей их в золотой генетический фонд.
   Коротко цепочку развития можно представить таким образом:
   1. За 400-200 тысяч лет до настоящего времени община и ритуал в своем саморазвитии родили жестовый язык, чем существенно улучшили и усложнили процесс производства и на порядок усложнили мир образного сознания человека, его память, сложность и гибкость реакций на окружающую среду.
   2. В 200-40 тысячелетии до н.в. совершенствование общинно-ритуальной деятельности продолжилось теперь еще и на основе развития голосового языка, имеющего много преимуществ по сравнению с языком жестов.
   Произошла не только стандартизация и многократное усложнение производственной и иной деятельности человека, не только усложнение и увеличение объема памяти, но и начался отрыв ритуальной сферы от непосредственно производственно-деятельной сферы, а непосредственно-деятельная физическая община была надстроена еще и более широкой символьной общиной, позже (в конце этого периода) породившей многочисленные варианты племенных общин.
   Исходя из идеи о том, что первобытное общество более продуктивно рассматривать не от эмоций, переживаний, представлений и мыслей человека, а с точки зрения целей и мотиваций общины, но не как системы индивидуумов, а как цельный личности, субъекта, мы получили новую схему развития человеческого общества и человека как вида. Причем, схему прозрачную для критики, более того, своей конкретностью провоцирующую критику.
   В первобытном родовом обществе индивид обладает физической реальностью, но реальности сознания и субъектности он почти лишен. То, что физически мозг принадлежит индивиду, ничего не меняет, этот мозг имеет два сознания, одно из них (большое) не принадлежит человеку и является частью общинной личности, другое (маленькое), принадлежащее человеку-индивидууму, подчинено первому. И лишь в процессе развития племенной общины, основанной на символьном единстве, индивид начинает понемногу "открывать свои глаза", а его Я расширяется и обретает некоторую свободу и самостоятельность.
   Под этим углом зрения становятся видимы основные движущие силы великой революции, сначала превратившие человекообразную обезьяну в дикаря, а дикаря в личность; превратившие стадо в род, род в племя, а племя в нацию.
   Род, как устойчивая община, по-видимому, сложился и стал доминирующим типом общества уже 400 тысяч лет назад. В это время уже существовал ритуал, который стал видимым проявлением личности родовой общины. Ритуал все усложнялся, приводя к усложнению общины и ее жизни. Ритуал повысил восприимчивость общины и ее приспособляемость, став такой системой культурного приспособления.
   Самоусложнение ритуала стало прежде всего следствием вызванного им же ослабления биологических автоматизмов: чем более ослаблялось действие инстинктов, тем больше востребовались формируемые ритуалом "условные инстинкты", навыки и привычки, которые все больше вытесняли инстинкты природные. Совершенствование орудий труда в процессе ритуала, создание первых жестовых слов и, как следствие, развитие руки и памяти, положили начало уже за 250 тыс. лет до н.в. быстрому развитию языка как такового, который примерно 100 тыс. лет до н.в. был уже сложным голосовым языком. Примерно к этому времени первобытное общество сложилось как общество родов, имеющих в своем составе несколько десятков человек и связанное с другими родами отношениями обмена людьми (межродовыми браками).
   3. Но 100 тысяч лет до н.в. (не важно чуть позже или чуть раньше, даже если это "чуть" - 20-30 тыс. лет) наступило очередное великое похолодание, ледник постепенно закрыл большую часть Европы. Возможно этот катаклизм вывел первобытнородовое общество из состояния устойчивого равновесия, породив волны переселений и обострив борьбу за выживание.
   Был приручен огонь (надо греться!), возросло количество контактов между родами, между людьми разных родов (в войнах, в перемещениях, в поглощении одних групп другими), охота на зверя становилась более сложной и требовала сложной и четкой координации между людьми.
   Все это привело к взрывному росту в развитии языка, в том числе и как средства межобщинного взаимодействия и общения. По-видимому, уже 60-80 тыс. лет назад возникли квазиплеменные общины - общины, в которых субъектами единения были составляющие ее роды, а не сама племенная община, а язык становился общим для всего "квазиплемени".
   60-40 тыс. лет назад началась революция перехода от родовых общин к племенным общинам. В племенной общине, в отличие от общины "квази", субъектом объединения была сама суперобщина, а не составляющие ее родовые общины.
   В племенной общине впервые произошло отделение общины от места и времени, но личность общины оставалась некоей цельностью. Я-племени - это сознание, хоть и проецируемое из мозга составляющих общину людей, но живущее и перемещающееся во времени-пространстве реально, подобно шаровой молнии. Иначе говоря Бог это не символ и не проекция только, это Бог Живой. Это горящий куст Моисея и Нечто, боровшееся ночью с Израилем. Таковы и языческие боги.
   Основой племенной общины стал специализированный религиозный ритуал, отделенный от любой другой деятельности и востребовавший вместо непосредственного физического сопричастия сложнейшую систему мистических символов, а позже, после формирования квазинаций (племенных объединений) востребовавший и мифологию как цельную, увязанную воедино мифологическую систему, созданную племенными общинами (богами - не людьми).
   В отличие от родовой общины, в основе племенной суперобщины - не физическое присутствие и единый естественный ритуал действия, а специальный мистический (религиозный) ритуал и языковое единство.
   4. Национальная община, в отличие от племенной, начало развития которой было положено примерно 10 тысяч лет назад, опирается на религиозный ритуал, не на язык как таковой, а на некие находящиеся в языке ценности и структуры - метаструктуры ("мыслеформы") и веру, каковая есть чувство личной ответственности перед Богом, основанное на чувстве любви и договоре между Богом и человеком, на ответственной свободе личности.
   Возможно, что Троица-Четверица, выполнявшая в племенном общинном организме лишь второстепенные функции, стала структурной основой нарождающегося организма национальной общины, оттесняя на обочину архетипы "Антропоса" - "Матери" - "Ребенка", перекодированные в обесчещенного "Адама - Ноя", печальную "Еву - Марию" и жертвенного "Авеля - Христа".
   Революция национальных общин подробнее рассмотрена в "Идее истории".
  

V. ИДЕЯ СТРАТЕГИИ

Двенадцать стратегических школ

   Создание умения видеть интуитивные реальности, причем не в религиозном созерцании, а в современном, задействующим способности не коллективного, а индивидуального сознания стало осознанной или неосознанной задачей многих историков и философов ХХ века ( Э. Гуссерль, В. Дильтей, О.Шпенглер, А.Дж.Тойнби, М.Блок, Ж.Ле Гофф и др.), а также теоретиков и практиков интуитивных школ стратегического менеджмента (Й. Шумпетер, Г. Саймон, Г. Кан, П. Вак и др.).
   Как раз о стратегах, создавших наиболее адекватный синтез практического опыта и научных знаний, поговорим подробнее. За более чем сорок лет развития стратегического менеджмента сформировалось одиннадцать школ. Позиционируем эти школы по осям:
   1) основная целевая установка - от исключительной установки на адаптацию ко внешней среде до установки на полное преобразование среды;
   2) основная когнитивная установка - от чистого логизма до полного интуитивизма.
   Коротко опишем сущность и позицию каждой школы:
   1.Три школы "ядра", кроме школы обучения, решают частные задачи стратегического менеджмента и подарены ему гуманитарными науками. Они имеют скорее не действенный, а познавательный характер.0x08 graphic
   Школа обучения ("тренер"), правда, пытается создать общую концепцию стратегического менеджмента, но является, как видно и из названия, также преимущественно познавательной концепцией, основанной на вере в то, что знание - сила, что руководству необходимо и достаточно нацелить организацию на самообучение и познавательную активность. В результате организация сама начнет вырабатывать стратегию, более или менее адекватную в зависимости от способности главного менеджера выполнять педагогические предписания обучающей школы.
   3. Школа власти ("дипломат") акцентирует внимание высшего руководства на управлении политическими коалициями внутри организаций и участии в коалициях вовне. Стратегия, при таком подходе, становится взаимодействием между людьми и группами людей, основанном на умении убеждать, переговорах, политических играх вокруг интересов, взглядов и стремлений, а часто является прямым управлением конфронтацией.
   4. Когнитивная школа ("психолог") пытается найти ключ к разгадке процесса формирования стратегического видения. Здесь ею найдено много интересного. Обнаружены и описаны психологические фреймы, схемы, карты, обусловливающие интерпретацию ситуации; фильтры, мешающие правильной интерпретации; психологические клапаны, блокирующие важную информацию. Но в целом в рамках этой школы не получено выводов, далеко выходящих за рамки простой наблюдательности и здравого смысла.
   5. Школы "мякоти" создают тело стратегического менеджмента в его предмете, концептуальном охвате и методологии.
   Исходной школой стратегического менеджмента, претендующей на всеохватность, является школа моделирования (другое название - школа дизайна). Школа моделирования ("строитель") организует высший менеджмент организации на создание уникальной, ясной, простой и четко определенной стратегии. Здесь проводится тонкое различие между интуитивным и формализованным подходами. Интуитивный подход преобладает в самом начале, при формировании целей, и в конце, в процессе оценки стратегии как ясной и простой. А формализация составляет содержание процесса формирования стратегии между ее двумя крайними точками от начала до конца.
   6. Предпринимательская школа ("артист") близка к школе моделирования. Ее "изюминка" в особом внимании к индивидуальности, уникальности стратегического видения лидера организации. Видение является основным понятием этой школы. Понять свое собственное видение и уметь изменить его является практической задачей предпринимателя, а задачей этой школы стала классификация многочисленных примеров предпринимательского поведения в сложных ситуациях, требующих интуитивного подхода.
   7. Школа внешней среды ("хирург") подходит к процессу формирования стратегии как к процессу "опознания", ранжирования ситуационных факторов и своевременной адаптации организации к этим факторам. Но организации, управляемые ситуативными стратегиями, иногда напоминают близорукого спортсмена, потерявшего очки.
   8. Школа позиционирования ("геолог") ориентирует высший менеджмент на поиск наиболее выгодных для организации рыночных позиций, исходя из общеэкономической ситуации в стране, отрасли, из анализа конкурентов, поставщиков, покупателей и товаров-заменителей. Удача в выборе позиции, согласно предписаниям этой школы, определяет успех в конкуренции. Но, чтобы выбрать удачную позицию, необходимо провести фундаментальное исследование внешней среды с точки зрения интересов и качеств организации, а затем обеспечить ее непрерывный мониторинг.
   9. Школы "оболочки" решают ограниченные задачи стратегического менеджмента и представляют собой "подарок" теории и практики стратегического менеджмента другим наукам и практическим сферам жизни.
   Наиболее интересна, с моей точки зрения, сценарная школа ("художник"), которая своей основной задачей видит расширение пространства решений на случай возникновения неожиданных обстоятельств, меняющих правила игры в отрасли, регионе, стране, мире. Казалось бы частная, но ключевая задача с точки зрения признания стратегического планирования действительно значимым. Ведь неправильные стратегии упрямо ведут не туда, куда указывают новые события. Сценарии же помогают быстрее осмыслить новые события и сориентировать организацию в соответствии с заранее представленными и проанали-зированными ситуациями.
   10. Школа конфигурации ("коллекционер") сориентирована на идентификацию конкретного стратегического подхода, предлагаемого той или иной школой. При этом считается, что если организация или ее окружение существенно изменились, необходимо вовремя заменить и стратегическую концепцию. Но это умозрительный подход, который, возможно, хорош в учебных и исследовательских, но малопригоден в практических целях. Менять основные стратегические концепции подобно замене вещи или даже смене места жительства, значит создавать в организации раздвоение личности, тем более болезненное и опасное, чем более радикально ("по науке") это будет сделано. Это коллекционирование, "игра в бисер" стратегических концепций.
   11. Школа планирования ("архитектор") представляет собой еще один тупик. Это тупик формально-логического подхода к построению стратегии. Но концептуальный тупик плана-закона и фиаско строгой иерархии целей-задач-методов, выстраивающих всю структуру организации, лишь подчеркивают достижения школы в создании логических инструментов планирования и контроля.
   12. В этой книге предпринята попытка увидеть контуры нового подхода к формированию стратегии как к трансформации стратегического видения. Этот подход должен синтезировать методы сценарной школы, основную установку предпринимательской школы, исходные посылки школы культуры, предмет когнитивной школы и некоторые достижения школ моделирования и позиционирования. Возможно, это и станет началом "отсутствующей" двенадцатой школы, школы "драматурга" или, может быть, "теолога"?

Стратегическое видение

   Стратегическое видение - это интуитивный образ будущего, имеющий значение сверхценности. В его структуре четыре составные части, которые следует подвергнуть раздельному анализу.
   А - самоощущение и самооценка:
   Видение будущего начинается с самооценки. Чем более высокую самооценку имеет человек (и организация), тем охотнее мечтает, тем глубже интересуется "героями" и тем больше увлекательных предположений о своем будущем он имеет. В будущем он представляет себя человеком, удовлетворившим представление о себе как о значимой личности, самореализованной и востребованной. Это цельный образ, сверхценность с кратким именем Я.
   В - амбиции и мечты:
   Амбиции и мечты представляют собой образы будущего, желательного для субъекта. В отличие от самооценки, они направлены не на себя и свой образ, а вовне, в мир. Это представление о желательных событиях, которые должны произойти в мире, стране, отрасли и т. д., с активным участием или без участия субъекта. В их центре - желаемое, ценностное, эмоциональное, имеющее привязку к событиям, фактам и людям, окружающим человека и значимым для него.
   С - предчувствия и предвидение:
   Предвидение, как сложный интуитивный образ, рождается из предчувствий и знаний о мире. Этот образ рождается не от "так хочу", как мечта, а от "так есть" или "так бывает". Оно включает не только желаемое, но и нейтральное ("рамки") и негативное ("враги"). Здесь сложное переплетение эмоционального, ценностного и интуитивного, значимого не в силу его привлекательности, а в силу его правдоподобности.
   Д - знания и опыт:
   Знания и опыт формируют предвидение совместно с мечтами и амбициями. Они идут извне и задают рамки достижимого, предупреждают об опасностях и проявляют скрытые возможности. Они же дают человеку представление о себе самом, как человеке среди других людей.
   Самооценка порождает мечту, а опыт порождает предвидение. Отношения между квадрантами А и В, Д и С гармоничны.
   Но самооценка зачастую никак не может смириться с опытом, а опыт разрушает самооценку. То же самое - интуитивное предвидение противоречит мечте, а мечта ставит эмоциональные фильтры на пути проницательного предвидения. Отношения между квадрантами А и Д, В и С антагонистичны. Задача стратега, трансформирующего свое стратегическое видение, заключается в том, чтобы:
   1) сохранить высокую самооценку в условиях агрессии внешней среды, увидеть свой путь и собственный природный образ в хаосе мира. В пределе это ведет к тому, что люди и народы, подвергшиеся самым ужасным несчастьям, находят смысл жизни в том, чтобы пройти это испытание как отмеченные Богом;
   2) выиграть битву своего предвидения против своей мечты. Интуитивный образ будущего, созданный знанием, опытом и размышлением, ближе к правде, чем эмоционально-ценностный образ, рожденный мечтой. Но мечта может быть коварной, не пускать правду за порог Я.
   Эти выводы справедливы как для личностей, так и организаций. Каждая организация настроена на то, чтобы сохранить свою культуру и каждая организация должна бороться, чтобы через собственные амбиции "пробиться" к адекватному предвидению. Трансформация видения, в результате применения "сценарного" и в целом "интуитивно-стратегического" подхода, станет решением этой двуединой задачи.
  

VI. ИДЕИ КАСПИЙСКОГО ОРАКУЛА

Проблема и цели

   Речь идет даже не о проблеме, а о проблематике, которая находится в центре внимания Прикаспийского института всемирного наблюдения и которая постепенно вызрела в процессе наших исследований в 1999-2001 гг.
   Наше, т.е. каспийское видение глобализации - это формирующийся образ начавшейся глобальной дестабилизации на заискрившихся стыках европейской и исламской цивилизаций. Свою экспансию начинает китайская цивилизация. Это спровоцирует межцивилизационные и этнические конфликты, которые в первые десятилетия XXI века приведут не только к дестабилизации современного мирового порядка, но и к его коренной трансформации
   Ещё в 1990 году М.Портер утверждал, что "различия в характере и культуре наций отнюдь не становятся меньше из-за глобальной конкуренции; более того, они крайне важны в этой конкуренции". Но мало того, что значимость велика, он уверен, что "в процессе глобализации значимость отдельных стран не снижается, а возрастает". Предполагаю, что наступившее десятилетие станет не только периодом усиления национального, но и десятилетием восстания национального против глобального.
   Одной из зон предопределённых конфликтов становится Каспийский регион. Накоплению конфликтного потенциала здесь содействуют такие движущие силы, как неравномерность развития основных наций Региона, младенческий возраст государственности постсоветских республик, превращение Региона в крупный транспортный узел и центр мирового нефтеэкспорта.
   "Проблема Каспийского моря переросла свои региональные масштабы и приобрела глобальное значение. Сегодня речь уже идет… о предотвращении возникновения глобального конфликта в Каспийском регионе с втягиванием в него как прибрежных, так и всех заинтересованных государств, среди которых такие, как США и Китай. Ставки слишком высоки, поскольку Каспий - это не только один из перспективнейших источников углеводородного сырья, это нечто большее. Каспийский регион - это большой транспортный перекресток Евразийского континента" ("Панорама", 09.02.2001).
   Но опасность будущей дестабилизации Региона может быть уменьшена, а её крайние последствия предотвращены при раннем предупреждении о конкретных опасностях и своевременной перенастройке сознания элит.
   Коллективное стратегическое видение западных и прозападных постсоветских элит попало в плен к "приятным воспоминаниям" о победе американской модели в 90-х годах XX века. Это становится самостоятельной проблемой, способной привести к ошибкам, так как противниками американской модели становятся не обреченный советский режим и его союзники, а гигантский подымающийся Китай и мессиански настроенный арабский мир.
   Косность общественного сознания, неосознанно конструирующего будущее с помощью экстраполяций, ожиданий, "уважений" и страхов настоящего, является самостоятельной проблемой. Ее решение видится в усилении эффективности метода сценарного моделирования в его способности "раскрепостить человека, сделав его восприимчивым к новым идеям, преодолеть узость традиционных взглядов, избегая ловушек метода простой экстраполяции" (Д.Ергин, Т. Густафсон).
   Но основную свою задачу мы видим в том, чтобы продвинуть дискуссию о стратегическом видении к ее основной цели - научному открытию провидческих способностей человеческого сознания.
   Наши цели:
   Создать и сделать общедоступным интеллектуальным достоянием новое стратегическое видение опасного общемирового развития.
   Его популяризация должна дать каспийский импульс для трансформации ныне уже неадекватного видения "победителей 90-х годов".
   Привлечь аналитиков и учёных к использованию нового варианта сценарного моделирования, а также новой методологии цикличного анализа истории и цикличного прогнозирования. Иными словами, предложить аналитикам очки (или телескоп?) новой прогностической теории, основанной на волнистой оптике "предопределенных состояний" национальных организмов.

Гипотезы и подходы

   Гипотезы:
   Стратегическое видение является одним из центральных понятий теории и практики стратегического менеджмента (Й. Шумпетер) и должно стать первым центральным понятием футурологии. Из этого вытекают следствия:
   1. Наше знание о будущем, как и о прошлом, ближе к художественному образу, чем к научной концепции (В. Дильтей, Б. Кроче) и поэтому каждое новое поколение для себя создает его заново, исходя из своего опыта, своих задач.
   2.Футурология из стимулятора познавательной активности на основе позиционирования в дилемме "технологический оптимизм/экологический пессимизм" (Д. Белл, Г. Кан / А. Тоффлер, Д.и Д. Медоуз) должна превратиться в прямой инструмент познания на основе отделения феноменов интуитивного видения от эмоций и ценностей мечты (Э. Гуссерль).
   Будущее, как ближайшее, так и отдаленное, частично прогнозируется, а частично планируется коллективным сознанием нации, поэтому задача футуролога (и историолога) состоит в том, чтобы внутренним зрением увидеть контуры этого провиденциального плана-прогноза (А. Августин). Иными словами, Провидение Божье должно быть интерпретировано футурологически и эта интерпретация станет вторым центральным понятием этой науки.
   Отсюда вытекают следствия:
   1. Мировая история - это прежде всего история наций (Дж.Вико, Ф.Ницше). У О. Шпенглера исходным является менее точное понятие культуры, у А.Дж.Тойнби - цивилизации. Но суть одна, история - это жизнь и борьба коллективных объектов, которые осознанно или неосознанно рассматриваются историками и как субъекты.
   2. Глобализация не уменьшает, а усиливает значение национального, этнического (М.Портер).
   3. Интуиция футуролога, как и историка, и психолога, способна вывести его на озарение коллективного предвидения (К.Г.Юнг) и освободить его сознание от "первородного греха" экстраполятивности.
   4. Мифологические образы и теологические символы являются продуктом деятельности и эволюции коллективного сознательного нации (иначе - Бога), и их научные интерпретации, по мере своего уточнения, приводят к более совершенному знанию, в целом к прогрессу гуманитарных наук. Можно сказать с некоторой долей преувеличения, что теология - это царица гуманитарных наук (Вл. Соловьев, Тейяр де Шарден).
   История наций и их элит, составляющих ядро нации, циклична (Дж. Вико), поскольку цикличны интеллект и энергетика нации, а поток событий находится в сильной корреляционной зависимости от "состояния здоровья" нации.
   Историологические циклы представляют собой фрактал гармонических циклов с периодами в 9 месяцев, 3 года, 12, 48, 192, 768, 3072 лет, т.е. каждый "большой" цикл включает в себя четыре "малых" цикла.
   В нашем исследовании будут использованы характеристики и признаки 12 и 48-летних историологических циклов, определяющих соответственно энергетический и жизненный циклы фундаментальной социально-политической и идеологической доктрины нации, как, например, большевизм (ленинизм-сталинизм) в послереволюционной России, или социальная рыночная экономика и социальное государство в послевоенной Германии. Схема циклов: лето-осень-зима-весна.
   В качестве основы для выводов о потенциальной силе/слабости наций будут исследованы 192 и 768-летние историологические циклы. Они определяют соответственно энергетический и жизненный циклы природы нации, раскрывающейся в религиозно-нравственных и духовно-культурных ценностях. Схема та же.
   Метод моделирования сценариев может быть усовершенствован разработкой следующих гипотез:
   1."Равновероятность и независимость" сценариев, декларируемая приверженцами школы сценарного моделирования, не противоречит нашей установке на выявление архетипического сценария.
   Дело в том, что "предопределенными силами и исходами" в модифицированном нами анализе/синтезе сценариев выступают и живые законы исторического циклизма. Историолог точно знает, что в определенный период ныне очень успешная нация переживёт кризис и, наоборот, страна-аутсайдер вдруг превратится в "тигра", "дракона" или "барса". Иными словами, сценарии равновероятны только с точки зрения скрытых или явных предпочтений исследователя, но не с позиции законов самой истории.
   2. Целью сценарного моделирования является не только расширение пространства решений "на всякий случай", как при классической постановке задачи, но и тестирование или даже трансформация исходного стратегического видения.
   Это значит, что прагматический аспект в отношении к сценариям (расширение поля решений) необходимо дополнить теоретическим (трансформация исходного видения), поскольку без постоянного размышления о своем видении оно исподволь овладевает нашей волей. Сценарии способствуют плодотворным размышлениям о стратегическом видении. Отталкиваясь от него, они возвращаются к нему с мощным информационно-критическим "сопровождением", делают его глубоким и чистым.
   Подходы:
   1. В гуманитарных науках синтез должен преобладать над анализом. Наш основной подход, обеспечивающий это преобладание, заключается в использовании, наряду с чётким понятийным аппаратом, нечётких образов и символов (феноменов) в подвижной структуре живого видения (Э. Гуссерль).
   2. Междисциплинарный характер исследования должен опираться прежде всего на рационально-интуитивные подходы, а подходы логические "на краях" не работают.
   3. Познание исторического события - это воспроизведение в сознании историка ментальных структур (мысли и мироощущения) культуры-эпохи, родившей это событие (В. Дильтей, Б. Кроче, Р.Дж.Коллингвуд как теоретики, Ж. Ле Гофф и другие историки "Анналов" как блестящие практики).
   4. В гуманитарных науках, наряду с опытно-экспериментальной верификацией, должна применяться и "проверка на глубину". Это оценка интерпретационного соответствия понятийного аппарата и выводов гуманитарной теории догматам религии (Тейяр де Шарден) и символическим образам мифологии (ранний Лосев).
   5. С помощью "принципа фальсифицируемости" К.Поппера можно показать, является ли наша гипотеза научной или ненаучной.
   Сдвиг большой историологической линейки 3072 - 12-летних циклов по сравнению с позицией, которая, согласно оценке исследователя, наиболее соответствует адекватной интерпретации истории конкретной нации, приведёт к одному из двух следствий: к подтверждению правильности сделанного им выбора или к изменению одной позиции на другую, но тоже единственную, а это усилит правдоподобность, следовательно, научность, гипотезы. Если же будут найдены две и более одинаково правдоподобные позиции историологической линейки, то, тем самым, будет доказано, что теория или неверна, или требует пересмотра, начиная с ее исходных посылок. В последнем случае процесс развития нашей гипотезы в теорию продолжится, но путь окажется более длинным.
   6. В процессе определения научности/ненаучности должна быть проведена своеобразная "феноменологическая редукция" - отделение объективно-логических и формализованных критериев принадлежности события определенному историческому сезону от оценок интуитивных. Также следует провести разделение эмоционально-ценностных оценок, подтвержденных внешними авторитетами, от таковых же, но являющихся лишь оценками автора и его близких единомышленников.
   7. Наши исследования станут междисциплинарным синтезом прежде всего подходов, утвердившихся в стратегическом менеджменте (Й. Шумпетер , Г. Саймон, Г. Кан, П. Вак, П. Шварц,), психологии (К.Г. Юнг), этнологии (Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль) и в исторических науках (В. Дильтей, О. Шпенглер, А.Дж. Тойнби, Р. Дж.Коллингвуд, М. Блок, Ж. Ле Гофф), а также историологическим осмыслением "наукоучения" Э.Гуссерля и католической философии Тейяра де Шардена.
   В нашем синтезе эти отрасли знания объединяются общей установкой исследователя на интуитивное постижение сущностных качеств (феноменов) исследуемого объекта. Эту установку можно назвать феноменологической (по Э. Гуссерлю). Но поскольку ее источник не в философствовании, а в решении конкретно-практически-научных задач, то эту установку лучше определить "символизмом" или "рационалистическим интуитивизмом". Ее высшей целью является создание системы цельностей - образов (интуитивизм), но опирается она на причинно-следственную логику, хорошо структурированную и насыщенную фактами информационную базу, увязанную в сценариях, схемах и расчетах (рационализм).

Методология

   Шаг I. Историологический анализ/ синтез прошедших событий - "прогнозирование прошлого":
   1. Погружение в поток событий национальной истории, включение интуиции в "потоке сознания".
   2. Нахождение и интуитивная, а также, по возможности, и формальная идентификация ключевых эпизодов, достаточно определенно соответствующих характеристикам конкретного периода (сезона) 768 и 192-летних циклов.
   3.Позиционирование всех остальных сезонов национальной истории на историологической линейке соответственно характеристикам циклов, хронологически локализованных с помощью "опознанных" ключевых эпизодов.
   4. Интерпретация национальной истории как последовательности смены "времен года" в рамках 768 и192-летних циклов, накопление свидетельств соответствия/несоответствия разных периодов их характерологическим описаниям. Объяснение противоречий.
   5. Выведение формулы национального духа. Это троично-четверичный комплекс (код) базовых ценностей нации как духовной общности нации и одновременно комплекс системообразующих принципов построения структур социума.
   Следует ответить на вопросы: "каков личностный идеал нации (типология национального героя)?", "какой принцип объединяет людей в группы непосредственного общения и принятия решений, которые становятся первокирпичиками социальной и политической структуры общества?", "каков правовой принцип нации, увязывающий личности и первичные группы в иерархии и системы общества?", "что является антиценностью нации, ее комплексом неполноценности?".
   6. Интерпретация национальной истории (выборочно-проверочная, сфокусированная на интересующем исследователя периоде или в целом) в 48 и 12-летних циклах, что можно сравнить с рассмотрением через микроскоп после разглядывания через лупу. Нация исследуется, с одной стороны, как ядро, т.е. элита и идеология и, с другой стороны, изучается в целом, как народ, духовно-практическая общность и община.
   7. Построение теоретических моделей национального социума, как воплощенной формулы духа (телеологического кода) и национальной истории, как смены "времен года".
   Шаг II. Историологическое моделирование будущих событий - "историография будущего":
   1.Историологическая линейка 768-192-летних циклов продолжается в будущее минимум на 200-300 лет для того, чтобы дать пространство для применения характеристик 768 и 192-летних циклов. Исследователь формирует рабочие гипотезы на стыках и пересечениях:
   -типовых сезонных характеристик историологических циклов;
   -традиционных футурологических экстраполяций современных тенденций и сил, прежде всего технологических;
   -сезонных аналогий из истории других наций;
   -логики развертывания формулы национального духа;
   -логики борьбы наций как личностей (зависть, обида, самомнение, любовь - "все как у людей").
   2. Производится уточняющий прогноз на ближайшие 30-50 лет через сравнение с характеристиками 48 и 12-летних циклов. В результате проявляется архетипический сценарий будущего.
   Шаг III. Производится анализ внешней среды как отраслевой структуры (структурного кластера) в национальном ромбе (алмазе) М. Портера и как глобальной отраслевой позиции.
   Шаг IV. Исследование внутриотраслевой внешней среды, движущих сил сценариев:
   1. Исследование внешней среды согласно стандартной методике стратегического менеджмента (семь вопросов).
   2. Выявление, анализ и отбор движущих сил, к которым следует отнести также "ключевых игроков", и "ограничителей". Отделение предопределенных исходов от неопределенностей (П. Шварц).
   Анализ производится в областях технологии, экологии, социальных процессов, политики, экономики.
   Шаг V. Моделирование сценариев:
   С помощью художественного воображения и публицистически заостренных вопросов, а также с использованием методик потока сознания, мозговых атак, стимулирующих интуицию и приводящих к "озарениям", сочиняются "рассказы о будущем" как многоплановые пьесы с движущими силами в качестве действующих лиц.
   Шаг VI. Анализ ментальной карты исследователя:
   Анализируется собственное исходное видение будущего мира /страны/ отрасли с целью выявления ценностей (сверхценностей), работающих в качестве культурных и иных фильтров и клапанов, скрывающихся в подсознании за барьерами псевдологических "очевидностей" и мощной эмоциональной защиты. Идентифицируются оборонительные позиции самого исследователя и его основных оппонентов, включая условных, "литературных", разделяются декларированная и реально используемая теории (П. Шварц).
   Шаг VII. Тестирование сценариев:
   1. Поскольку любой объект, на котором сконцентрировано внимание, становится для субъекта внимания фетишем, ценностью самой по себе, то в процессе моделирования таким фетишем становится конечная дата сценария. Чтобы избавиться от очередной тирании, исследователь должен основательно поразмыслить над вопросом "А что там, за углом?", т.е. за пределами конечной даты прогноза.
   2. Сочиняются отдельные рассказы вокруг вероятных чрезвычайных обстоятельств - "сюрпризов". Изучается влияние "сюрпризов" на смену сценариев и, напротив, устойчивость сценариев против дестабилизирующего действия "сюрпризов".
   Шаг VIII. Трансформация исходного видения и оценка его практичности:
   1. Сравнение исходного и конечного видения, "направления взгляда" и "направления движения" с использованием схем: "размораживание - движение - замораживание" (К. Левин), "репетиция - оживление - спектакль" (П. Брук).
   2. Создание "двойного контура" перенастройки видения вслед за переменами во внешней среде. Смысл - не просто обратная связь, а упреждающая обратная связь, вовремя идентифицирующая "слабые сигналы" внешней среды (мечта И. Ансоффа).
   3. Выработка практических рекомендаций для стратегий отрасли/страны/фирмы и их сравнение с тем, что продиктовано здравым смыслом теоретиков и практиков управления. При необходимости возвращение назад, к любому из предшествующих шагов.

VII. НАШИ ОРАКУЛЫ

   Так что спрогнозировано, что подтвердилось и подтверждается жизнью?
   Интуитивный образ будущего, сложившийся в 1999 году, как и его уточнения в последующем, верно "ухватил" тенденции, проявившиеся после 1999 года, например, тенденцию резкого обострения арабо-израильских противоречий, тенденцию государственно-самодержавного укрепления российской власти, тенденцию к стагнации американской экономики без угрозы глубокого кризиса в 2001-2004, и т.д.
   Все эти тенденции были правильно определены в то время, когда в общественном сознании господствовали иные представления. Кстати, в 1999 году, в результате моделирования сценария мирового развития, я пришел к однозначному выводу о напрасности опасений дестабилизации СНГ в сопредельных России Казахстане и Украине, распространенных в то время и связанных с ожиданием ухода Ельцина.
   Правильно уловлен и перелом тренда в мировом развитии от благодушества последних десятилетий американо-советского противостояния и, тем более, десятилетия после краха "империи зла", к новому долгосрочному росту нестабильности и напряженности в мире, сначала к исламскому, а потом - к китайскому вызову.
   За год до сентябрьских взрывов 2001 года написано:
   "Эмоционально эта работа направлена против самоуспокоенности и самодовольства, которые все больше укореняются в сознании широких слоев населения и элит западных стран. Однако не случайно слом могущества империй и падение гегемонов происходили сразу вслед за высшим взлетом их силы и власти (сразу - это значит через 20-30-40 лет, т.е. "сразу" по историческим меркам). Не лучше внешнего и внутренний надрыв национального духа, его резкое окоснение или угасание, что также следовало обычно сразу вслед за головокружительным успехом.
   Победы США над СССР в военной гонке и над Японией в экономической создали в американском обществе опасный феномен самоидеализации. Но пока американские и прочие паблик-рилейтеры, став жертвой собственной пропаганды, поют славу всему американскому, в том ряду и всякой дури, в тиши, в самой Америке и вне ее, разворачиваются силы, призванные стать могильщиками американского могущества.
   Поэтому хочу противопоставить разросшимся пузырям положительных мемов острые иголки эмоциональной критики. Отсюда "несправедливая" заостренность некоторых моих оценок".
   Сейчас видно, что не так уж наивен и "Эскиз гайдаровских реформ" (середина 1997 года), в котором, хотя я не ставил основной целью создание прогноза, кроме того, исходил из слишком оптимистических предпосылок и был ограничен в рамках структурного исследования постсоветской экономики (оставив за пределами общемировые экономические тенденции, и, тем более, анализ политических процессов), все же "выдал", как сейчас видно, вполне адекватную картину 2000-2001 годов. Ведь и общий рост экономики начался примерно в предсказанное время, и, как теперь видно, машиностроение и оборонка, не говоря уже о производстве товаров народного потребления, действительно ожили и начали вытеснять иностранных конкурентов. Конечно, дефолт 1998 года существенно повлиял на ход процессов в 1998-2000, но уже к 2001 году его влияние вполне сгладилось как в негативных, так и в позитивных составляющих.
   Эта работа стала еще и самостоятельным открытием влияния политики завышенного курса доллара к рублю и тенге, каковая политика и сыграла фатальную роль в развертывании российского финансового кризиса 1998 года. Впоследствии этот анализ позволил мне быстро понять причины, а также определить последствия августовского дефолта и, в результате, принять своевременные меры для спасения одной казахстанской инвесткомпании в преддверии девальвации тенге.
   Но настоящая работа над сценарным моделированием началась в 1999 году. Тогда было смоделировано:
   1. Основная борьба в ближайшее тридцатилетие развернется между Китаем и США.
   2. В первом десятилетии XXI века Китай будет активен на востоке и юге, во втором десятилетии - на западном направлении, а в третьем предпримет силовую попытку стать гегемоном Евразии.
   3. Европа объединится в двадцатых годах, преодолев внутреннее и внешнее сопротивление.
   4. Отношение к России на Западе в первом десятилетии наступающего века будет негативным и циничным, во втором и третьем - дружелюбным, но тоже циничным. Запад "разрешит" Китаю угрожать России потерей ее территориальной целостности.
   5. Арабский мир со второго десятилетия станет нестабильным, так как нефть начнет неуклонно и безнадежно дешеветь. В третьем десятилетии возникнет крупное арабское государство - долгосрочный союзник Китая и враг Запада. По-видимому, это будет конфедерация нескольких арабских народов.
   6. В Черной Африке в двадцатые годы XXI века возникнет крупная империя также с антизападной ориентацией.
   7. В первом десятилетии Запад все еще будет пожинать плоды победы над СССР и развращаться ими. Во втором десятилетии начнется гонка вооружений, в третьем возникнет крупный военный конфликт между западным и китайским блоками. Китай уступит Западу, но через небольшое время он будет признан как великая держава с очень широкой сферой влияния.
   8. В сферу интересов Китая к концу третьего десятилетия попадут почти вся Центральная Азия, почти весь Индокитай, а также Корея и Филиппины и какие-то части Индонезии, если та распадется.
   9. Либеральная модель получит дальнейшее развитие практически везде лишь за исключением китайской зоны влияния, включающей также и большую часть арабского мира и Черной Африки (потом я пересмотрел этот прогноз).
   10. В отличие от противостояния СССР и США, новое, между Китаем и США, станет соперничеством двух стратегически стабильных стран. Поэтому мотивация для решения внутренних проблем средствами внешней силовой политики здесь не будет столь велика. Значит, угроза крупной войны будет меньше, чем при советско-американском противостоянии. В российско-китайских отношениях сменится несколько периодов по схеме "тепло - холодно", а после 2025 года Россия начнет интегрироваться в Большую Европу. В то же время российский ДВ и Сибирь останутся под усиливающимся влиянием Китая.
   Посмотрим на оракулы 2000:
   1. В двадцатые годы XXI века разразится мировой экономический кризис, который станет концом глобальной либеральной экономики.
   2. Объединение Европы после 2040 года закончится, начнется ее разъединение. Раскол произойдет не по национальному признаку, а по суперэтническому - возникнут германская, славянская (или германо-славянская) и латино-галльская Европы. Раскол Европы явно обозначится около 2050 года.
   3. Китай не удовлетворится статусом второй сверхдержавы, и уже в XXI веке устремится к созданию мировой империи, используя для этого все доступные ему средства настолько решительно, насколько это ему позволит страх перед ядерным возмездием.
   4. Россия до 2030 года не решит ни одной своей основной проблемы, и в 2025-2040 будет охвачена общеевропейской корпоративной революцией, которая здесь завершится неудачей. После 2060 года российская экономика окажется под преимущественным контролем европейцев и китайцев и как бы отделится от социально-политического организма России.
   5. В Европе, России, Китае и большей части остальной Евразии либеральные экономические модели будут отвергнуты уже в двадцатых годах XXI века. На их место придут корпоративистские. Не все и не везде корпоративистские модели будут успешны, однако в целом они утвердятся как эффективная альтернатива либерально-рыночным моделям. Либерализм в чистом виде останется только в Северной Америке, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и еще в нескольких небольших странах Америки и Евразии.
   6. Корпорация вберет в себя не только мощь, "полагающуюся" транснациональной олигополии, но и часть силы государственной власти. Наиболее сильные корпорации станут некими "почти государствами", регулирующими не только экономические, но и социальные отношения.
   7. Во второй половине XXI века совершатся две крупные научно-технические революции. В середине сороковых годов будет создана эффективная термоядерная энергетика, которая, если не учитывать огромные первоначальные капиталовложения, в десятки раз удешевит производство энергии. В семидесятых-девяностых годах произойдет транспортная революция, которая обеспечит трудно представимую сейчас мобильность людей. Люди получат возможность жить в Европе, работать в России, Индии или Африке, по выходным отдыхать практически в любом месте Земли.
   8. Католицизм в XXI веке переживет эпоху бурного возрождения. В XXI веке необыкновенно усилится Италия, став одним из европейских гегемонов. Возрастет влияние испано-латиноамериканского блока в Европе и обеих Америках. Протестантские Церкви в основном будут вовлечены в обновленную католическую Церковь. Соборность станет верховным принципом, подчинившим себе папскую теократию.
   9. Ислам в XXI веке охватит большую часть Африки и негритянского населения Америки, но будет иметь весьма скромные успехи в Европе, Китае и Индии.
   10. Российская политика первого десятилетия XXI века - это политика "великой дружбы" с Китаем. Но реально - ущербной дружбы против Запада. В 2010-2025 в российско-китайских отношениях сменится несколько периодов по схеме "тепло - холодно", а после 2025 года Россия начнет интегрироваться в Большую Европу. В то же время российский ДВ и Сибирь останутся под усиливающимся влиянием Китая (уже сейчас можно добавить, что фактор Путина способен существенно скорректировать этот прогноз тем, что "великой дружбы" с Китаем в первом десятилетии не будет, а будет только лишь очень прагматичное "сближение").
   11. С 2005-2007 начнется неуклонное движение США к великому экономическому и социальному кризису, который свое развертывание начнет с кризиса доверия американцев к системе фондового рынка и экономике брэнда.
   12. В первом десятилетии XXI века США и Европа все еще, по инерции, будут поощрять ползучий распад России.
   13. Во втором десятилетии XXI века Россия "встанет в очередь", чтобы попасть под американский антиядерный зонтик, а в начале третьего ее "заявка" будет досрочно исполнена из-за обострения американо-китайского соперничества - большая часть европейской территории России попадет под его защиту.
   14. Либеральная альтернатива, которая вновь актуализируется в России во втором десятилетии XXI века, однако, не реализуется даже во временной и неустойчивой госполитике. Она будет окончательно похоронена в третьем десятилетии во время мирового экономического кризиса.
   15. В 2003-2005 российский президент проведет решительную реформу госаппарата и ВС, но уже в конце первого десятилетия вновь начнет усиливаться и все подминать под себя вездесущая и неистребимая российская коррупция (этот прогноз дан еще в 1999 году в историологической статье "Предположение о структуре истории", но развернут позже).
   16. Уровень мировых цен на энергоносители будет достаточно высоким и стабильным в 2000-2004, и, тем более, в период 2005-2008, но потом последует крах нефтяных цен.
   17. К 2006 году русское националистическое движение оформится в большую, но недружную политическую партию, которая потерпит сокрушительное поражение в борьбе с правящими центристами и евразийцами.
   18. Евразийство, решив в первом десятилетии XXI века задачу внутренней консолидации России, не сможет решить внешнюю задачу вовлечения Украины, Белоруссии и Казахстана в более тесный союз. Эти страны в конце десятилетия будут дальше от России, чем в его начале.
   19. В десятых-двадцатых годах XXI века, после нескольких возвратно-поступательных движений к сближению с Россией по принципу "шаг вперед - два шага назад", Украина и Белоруссия попадут в Большую Европу, а Казахстан - в сферу решающего влияния Китая.
   20. Иудаизм имеет лучшие шансы стать основой китайского монотеизма в сравнении с христианством, исламом и буддизмом. Интересно, в этой связи (в связи с развитием "сокровенных" китайско-еврейских отношений) упомянуть, что Дэн Сяо Пин был китайским евреем.
   В оракулах 2001 года предписано:
   1. В десятых годах XXI века Германия политически расколется на восточников и южан. Первые будут стоять за евроинтеграцию как некий осовремененный и адаптированный образ германской империи. Вторые взбунтуются против расточительной помощи восточным германским землям и общеевропейскому Югу. Но победят восточники.
   2. К 2010 году не менее четверти автомобильных мощностей развитых стран будет газифицировано и начнется революция топливных элементов.
   3. Все повышение потребления нефти (на 14-16 млн. бар/сут) в первом десятилетии XXI века будет покрыто ростом импорта из стран, не входящих в ОПЕК.
   4. В конце первого десятилетия XXI века ОПЕК потеряет контроль над нефтяными ценами и самоликвидируется. После крушения ОПЕК страны каспийского региона окажутся в ловушке дружественной дотации Запада.
   5. В 20-х и 30-х годах вновь увеличится доля нефтяного рынка, контролируемого арабскими странами, но цена на нефть, хоть и возрастет, но будет существенно ниже средних значений первого десятилетия XXI века.
   6. В 2002-2003 в США будет создана новая мощная спецслужба, нацеленная на уничтожение международного терроризма. В первом десятилетии XXI века эта спецслужба будет популярна и в целом эффективна, но во втором вызовет в Европе отвращение к себе и американцам. В третьем она спровоцирует открытый конфликт между США и Европой. В четвертом "поспособствует" замораживанию отношений между США и Европой, и подтолкнет Соединенные Штаты к временному союзничеству с Китаем.
   7. Во втором десятилетии XXI века американско-арабское соперничество приведет к власти нескольких фундаменталистских революционных режимов. В третьем десятилетии эти фундаменталисткие режимы объединятся в Халифат.
   8. Во втором десятилетии XXI века Израиль окажется на краю пропасти, но сумеет сбалансировать ситуацию, но в третьем - будет оккупирован Халифатом и освобожден коалицией западных стран (этот прогноз, кстати, был сделан еще в 1999 году, но в 2001-м получил дополнительное обоснование).
   9. Во второй половине XXI века арабский мир вновь погрузится на 10-20 лет в пучину хаоса войн и революций.
   10. Антитеррористическая операция западной коалиции в Афганистане останется ограниченной и показной. Она будет самой крупной в истории пи-ар акцией американского правительства.
   Можно заметить, что не все прогнозы предыдущих сценариев подтверждаются в сценариях последующих. Нормальный рабочий процесс приводит к тому, что в ходе моделирования новых сценариев часть выводов переосмысливается и даже совсем отвергается. Важно только, чтобы не было шараханий из одной крайности в другую. Иначе говоря, необходимо уважать свою собственную интуицию и порожденное ею видение. Если иметь обыкновение иногда переписывать набело свое видение в ценностных, т.е. эмоционально окрашенных и значимых суждениях-убеждениях, то это будет фальшиво, как фальшив человек, не имеющий характера, играющий роли, а не себя.
   Оказалось, что единственным моим крупным промахом в прогнозировании 1997-начала 1999 гг. стало определение перспектив рынка ценных бумаг в России и Казахстане. И это, несмотря на то, что я вел профессиональную деятельность именно в этой сфере бизнеса.
   Прогнозы РЦБ, как позже стало ясно, были просто манифестациями завышено оптимистических ожиданий, в то время как критический внутренний голос был заглушен страхом, что "дело жизни" окажется в тупике.
   По-моему, это хороший пример, во-первых, известного явления, которое проявляется в том, что профессионалы (и очень хорошие профессионалы) в политике, экономике, менеджменте, военном деле могут оказаться в ловушке собственной профессиональной предвзятости и просто-напросто отказаться эту ловушку распознавать, и что им необходимы советчики со стороны, "оракулы" или хотя бы "шуты".
   Во-вторых, это иллюстрация того факта, что настоящий сценарист должен пребывать рядом со схваткой, а не в ней самой. Ему необходима творческая отстраненность, иначе страсть (надежды, желания, симпатии) и страх заглушат робкий по своей природе голос разума, питаемый сомнениями и интуициями. Эти силы развернут его с волнистого пути познания на прямую дорогу борьбы, но борьбы прежде всего с последствиями собственных ошибок.
   В-третьих, есть еще одно, замечательное следствие из подобных ошибок в прогнозировании, превращающее их не в тупик, а в "этапы большого пути". Проманифестировав свою веру в светлое будущее рынка ценных бумаг в контексте реалистичного анализа движущих сил экономики в 97-м и общемирового геополитического контекста в начале 99-го, вскоре, просто по инерции мышления, я пришел к реалистичной оценке и самого РЦБ, оптимистические мифы-миражи в таком нелицеприятном окружении исчезли сами собой.
   И, в-четвертых, стало понятно, что человек, серьезно занимающийся прогнозированием, должен проводить еще и анализ собственного сознания, своей "ментальной карты".
   Подводя итог статьи, сделаем вывод, что будущее предопределено и познаваемо религиозным сознанием (идея оракула), что история циклична, а циклы имеют четкие количественные параметры (идея истории), что эволюция человека является результатом как дарвиновских законов, так и софийной программы, рассчитанной на 12 тыс. лет (идея эволюции), что в ХХ веке наука и практика вплотную подошли к разгадке "формулы будущего" (идея стратегии), а также то, что Прикаспийская впадина является одним из самых высоких мест для наблюдения за мировыми событиями.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Список литературы:

  
      -- Впереди ХХI век: перспективы, прогнозы, футурология. Антология современной классической прогностики. 1952-1999. Под ред. И.В.Бестужева-Лада - М., 2000
      -- Ергин Дэниэл, Густафсон Тэйн. Россия: двадцать лет спустя. Четыре сценария - М, 1995
      -- Жреческие коллегии в Раннем Риме. К вопросу о становлении римского сакрального и публичного права. Под ред. Кофанова Л.Л. - М., 2001
      -- Кабанес О., Насс Л. "Революционный невроз" и Фуллье А. "Психология французского народа" - М., 1998
      -- Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография - М., 1980
      -- Кулишова О.В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений (VII-V вв. до н.э.) - С-Пб., 2001
      -- Леви-Брюль Люсьен. Сверхъестественное в первобытном мышлении - М., 1999
      -- Ле Гофф Жак. Цивилизация Средневекового Запада - Сретенск, 2000
      -- Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура - М., 1991
      -- Милослав Стингл. Индейцы без томагавков - М., 1984
      -- Минцберг Генри и др. Стратегический процесс - С-Пб., 2001
      -- Минцберг Генри и др. Школы стратегий - С-Пб., 2000
      -- Мир восьмидесятых годов. Сборник статей из ежегодников "A World Watch Institute", руководимого Лестером Брауном - М., 1989
      -- Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Сочинения - М., 2000
      -- Портер Майкл. Международная конкуренция. Конкурентные преимущества стран - М., 1993
      -- Соловьев В.С. Избранные произведения - Ростов-на-Дону, 1998
      -- Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России - М., 1990
      -- Тойнби А.Дж. Постижение истории. Избранное - М., 2001
      -- Томпсон А.А., Стрикленд А.Дж. Стратегический менеджмент - М., 1998
      -- Уорнер Уильям. Живые и мертвые - Москва - Санкт-Петербург, 2000
      -- Уотермен Р. Фактор обновления - М., 1988
      -- Феллер В. Новый миф о будущем - Самара-Уральск, 2000
      -- Феллер В. Германская одиссея - Самара, 2001
      -- Шпенглер О. Закат Европы - Минск-Москва, 2000
      -- Юнг. К.Г. Ответ Иову - М., 1998
  
  
  
  
  
  
  
   23
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"