Фэлсберг Валд Андрович: другие произведения.

Двойной сбой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пояснения выделенных жирным шрифтом слов даны в конце в сносках.


 []

  
  
  
  
  
  
   Шоссе сегодня утром полно и солнце - в глаза. Kиара опаздывает. С кaндавского поворота впереди на сто двадцать тащится навороченный бумер масти индейского вождя. Kак только просвет для обгона, тот вываливается на среднюю линию и пасется: ни переступить, ни обойти. Ни пнуть. Не дождавшись, Киара начинает маневр - тот сразу тоже: ей остается показать правый и вернуться в свою полосу. Уже дважды так.
   Kиара отступает, разбегается, показывает и на вершок за задом встречного летит мимо бумера, который тоже сразу слепо бредет влево. Она нажимает клаксон и идет на поражение, растяпа съеживается, и дорога, прихватывая левую обочину, свободна.
   Спится. Слово "похмелье" Киара не любит. Звучит Бетховен. Пассажир молчит. Как сел в Угали. Спортивный джентльмен средних лет без вони. Киара не знает иной причины брать попутчиков, кроме сочувствия. Она не терпит чужих на своей территории. Но невонючих попутных она мысленно всегда благодарит. Молчащих - вдвойне.
   Киаре неудобно. Нет, ноги нагими по самую ось всегда чувствуют себя шибко - притом могут тяжко настигнуть опрометчивого при нежеланном покушении на них. Однако, ранним будним утром в облегающем миниплатье она выглядит шлюхой. Право, не дешевой. С разрезом до стрингов... которых нет: Aйвар нечаянно порвал их словно целку - утром, спонтанно, уже на пороге... Но может и это не главное. Есть что-то неуловимое, по чему мужчины безошибочно узнают наполненную женщину. Свеженалитую до полного счастья, такую, которой в данный момент не надо. Именно она им тогда нужна.
   Перед Пурой лесовоз набрал целую процессию. Киара плавно сбрасывает вторую разрешенную скорость и на первой пристраивается ей в хвост. В зеркале быстро растет индеец. Опять Киара летит мимо очереди сразу в момент освобождения полосы, но бумер догоняет ее с разбегу, льнет, гудит, врубает дальние и толкает: теперь сто шестьдесят ему мало.
   Навстречу едет бетономешалка. Киара отпускает газ и выравнивается с лесовозом, маневр не завершив. Она любезно взмигивает аварийками: не уверен, не обгоняй! Бетонщик нажимает прожекторы, и бумеру хватает рассудка искать спасения в веренице негодующих тачек. Киара показывает правый и выпрыгивает тютелька в тютельку между челюстями тяжелых бамперов.
   В горку за Пурой она еще и не удвоила в красном кольце нарисованную цифру, как попутчик повис в ремне: на этот раз не вышло плавно.
   - Извините, стихия, - после требования пристегнуться в Угали это второе обращение к пассажиру. Под блоком мигалок там, на вершине, выныривает сама трафарированная машина. Они больше не мерзнут в кустах, они катаются в тепле. Следовательно, Киара больше не превышает. Уже немало воды утекло с последнего поражения в открытом бою на трассе: "Знаете, сколько здесь разрешено?" "Kак везде: не успела утормозить от вас - значит превысила."
   За Яунмокским замком она вдавливает в пол. Редкое место на родных дорогах, где тупо тесанная северная корова дает глотнуть мизерочек скоростного кайфа. Взлетает до двести десять - и все, пора уже спускаться...
   На тукумском кольце Киара выпускает пассажира.
   - Вы не женщина...
   - ?!
   - ...за рулем.
   - :)
   - У меня теперь куча времени. Спасибо!
   - Удачи!
   Вдали опять всплывает рябой. Kиара машет левый и без звука трогается изящно как пуля: ни малейшего желания снова ступить в говно и стряхивать...
  
  
   *
  
  
   Она опускает козырек с зеркалом, берет руль голым коленом и рисует лицо. Давно пора была намазать, да благотворительность мешала. И за краем платья бдить надо было - зато нынче свободная поза даже не скрывает утренней потери.
   Изгибы дороги сопровождает лишь игра стройных мышц бедра под кожей, свяченной солнцем и ветром, однако обгон требует и ручного вмешательства: Kиара не умеет ногой показать маневр...
  
  
   *
  
  
   - Алё! Будешь вовремя?
   - Невовремя!
   - Была ночью у Лэмберга?
   - Была. Но перед работой у меня еще один, не ждите!
   Kиара терпеть не может, что Айвара называют Лэмбергом.
   - Логинов?
   Она кладет трубку. "Еще один" - это техосмотр: сегодня обязательно надо пройти.
  
  
   *
  
  
   Приобретение тучного вольвá было кризисным решением, однако она против своей воли уже подчинилась его соблазнам. Кайфа от езды никакого, зато... 'Здесь же двое комнат!' Айвар оценил размах Киарьего колена на заднем сидении сладко черной ночью в тихом лесном тупике. И она уже позабыла ощущения, когда в лютый холод или черт знает когда еще у машины вдруг накладка.
  
  
   *
  
  
  
  - У вас два штрафа, итого пятьдесят лат.
  - Как скажете, - Киара улыбается, - эксплуатационные затраты...
  
  
   *
  
  
   Техосмотр уже не удивляет: найти что-либо ниже максимальной оценки не удается.
   Вольво усыпляет.
   - Счастливого пути! - мастер пришлепывает наклейку к ветровому стеклу. Киара кивает в ответ. Голым задом в миниплатье она чувствует себя шлюхой.
  
  
   *
  
  
   На Островном кольце впереди выскакивает плоская мазда. Нет, Киара не против, что народ ездит. Просто - коль уж тормозить не любо, будь добр нажать газ, дабы не помешать! Киарий нос чуть ли уже не тычет ему в зад, когда тот наконец выравнивает скорость - и взмигивает аварийками. "Да ну тебя!" она отмахивает рукой. Но на Монашеской мазда мигает еще. "Какие ж мы вежливые," Киара ухмыляется, "уж не до такой степени ты мне нанес," и мило подмигивает дальними, "у светофора еще знакомиться начнет..."
   Перед полицейской засадой у железного моста вольво заблаговременно сбрасывает под семьдесят и перестраивается вправо. Мазда впереди тормозит, но - поздно. "Слабейшего съедают," Киара пускает опять свободно, "но уже едящий лев не охотится," и успевает на желтом перескочить на Каменный мост.
  
   *
  
   Работы куча. А самое глупое: Киара сто раз собиралась по пути хоть трусы купить. То пассажир, то чингачгук, то осмотр - о себе, любимой, как правило, забываешь...
   Никак не сконцентрироваться после ночи. И бадун. А барчик в кабинете богатый. Можно бы выпить последние пятьдесят тулламора, но не тянет. Ежеминутно мысли возвращаются к геннессу. И Киара откупоривает. Она может себе позволить.
  
   *
  
   Езда под градусом не забава киарья. Она просто давно сделала выбор. Можно ли этого избегнуть полностью? Киара не может. А число - без разницы: если попадешься, то вернее всего - в единственный раз. Или живешь без единого, или живешь: середины нет. Киара живет.
   До конца рабочего дня она не много выпила. Полбутылки Hennessy. Привычная дорога домой не волнует. И других поездок сегодня не намечается. Айвар, правда, еще ждет ответа, однако - не пора ли выспаться сей ночью...
   Киара катится. Промили не считает. Считает скорость: пятьдесят девять. И спокойно смотрит на оперативную машину в кустах слева. Дорожную полицию она любит и уважает. Взаимно. "У нас никогда нет разногласий," она улыбается, "но все-таки дружественная беседа - чем реже, тем милее."
   Ее улыбке подрезает дорогу зеленый жилет. Что стряслось?!
  
  
   *
  
   Окно открывается. Сфинктеры на обнаженной коже сидения чуть ослабевают. Киара смело справляется и с экстремальными моментами, и глубокими жизненными падениями. Но на героизм не претендует. Как Мария-Антуанетта - на эшафоте нагой... Ну, нет: так может вырваться для толпы незаслуженное наслаждение!
   - Едем без фар?
   Проклятье!
   - Простите, только что прошла осмотр - видите в стекле? Так случается, когда отдаешь руль чужому...
   Вольво усыпляет.
   - У вас были нарушения в течение последнего года? - полисмен придирчиво пялится на Киару.
   - Увы... - она не дышит.
   - Мне придется составить вам протокол. Обождите! - полицейский немногословен: идет дождь.
   Оставшись одна, Киара надушивается, перекусывает жевачку, одергивает край платья, поправляет через ткань соски и открывает окна. Пульс чуточку унимается. Если за скорость - он даже не разбежался бы. Но нет пощады нам: Антуанеттам и другим убийцам, хоть даже лишь за рулем, хоть нагим...
   Ее нахождение здесь в помеху всем - что полицейских, как правило, не интересует. Киара показывает маневр и трогается, глядя в зеркало. Они не реагируют. Тропинкой за кустами она возвращается к трафарированной машине.
   Капли брызжут на сидения. Киара второпях закрывает окна: инспектор идет усесться к ней рядом. Крепкий парень с проседью, моложе, чем выглядит. Киара тайком смахивает капли с сиденья платком.
   Полицейский возвращает документы.
   - Вам надо будет заплатить пять лат...
   Киара хватается за кошелек.
   - ...нет, не здесь - в банке. Тут подпишите...
   Киара молча берет ручку,
   - ...и еще у меня такой вопрос...
   - Да?
   - ...я почувствовал...
   - Да!
   - ...аромат...
   - Стакан шампанского. На работе. Не отрицаю.
   Смешно, конечно: у полицейского в теплой плащекуртке уж не будет сомнений, что проницаемое микроплатье - с бурной ночи солнечного вчера.
   - У нас в машине аппарат...
   - Думаю, у меня полпромили наберется, - Киара чувствует, как пылают ее щеки: скорее, полторы. - Как скажете, так и будет, - она открывает кошелек.
   - Нет, нет, так не будет, как вы сейчас...
   - Будет, как вы скажете, - Киара во весь блеск поворачивает грудь к смущенному мужчине, - я никогда никого не обидела, никогда своего нарушения не отрицала...
   - Киара, - он продолжает фамильярно, в стиле полицейских и врачей, - я понимаю, вы ездите уже пятнадцать лет, и потерять права нынче...
   - ...двадцать пять, - она перебивает.
   - С рождения? - мужчина улыбается.
   - Спасибо, вы джентльмен, - Киара жужжит и застенчиво опускает глаза, - но вы видели мои права: нет, со второго класса - в картинге...
   - Увы, такое нарушение...
   - Я единственный кормилец двоим детям...
   - Он не был джентльменом, - полицеский бестактно шутит.
   - Он умер.
   Неловкая пауза.
   - К сожалению...
   - ...и это наши кредитки, - она раскрывает золотой веер, - без прав у нас их больше... Телевидения у меня с собой нет, как скажете, так будет, увезу, привезу...
   - Маленькие, или уже в школу?
   - Дочь - в переходном возрасте: я была прыткой. Как скажете...
   - ...и остаетесь до сих пор. Нет, я не скажу, мне придется попросить вас прийти в нашу машину...
   Замедленным движением, как муху не спугивая, Киара раскапывает в двери старый стояночный талон и пишет: "100".
   - Хорошо, - говорит инспектор.
   - Едем! Где здесь ближайший банкомат?
   - Я не знаю, - он возвращает Киаре права и техпаспорт. - Едьте! Едьте осторожно!
  
  
   *
  
  
   "Однажды это должно было случиться," Киара корит себя, ища банкомат. "Пора этому ставить конец. Точно пора!"
   Минут десять спустя она возвращается. Сразу же рядом полицейский. Возле рычага передач - гладкая стопка банкнот.
   - Киара, - полицейский осторожненько кладет ладонь на ее шибкую ногу, способную тяжко настигнуть опрометчивого, - ты, видимо, ежедневно ездишь на работу...
   - ...и по работе...
   - ...у тебя положение в обществе и ответственная должность... - он по-отцовски взирает на Киару и фамильарно похлопывает по беззащитной ляжке. - Ты понимаешь, что, потеряв права...
   - ...я за бортом, - Киара покорно признает, - я все понимаю.
   - Ты далеко живешь?
   - Тут рядышком.
   - Доедешь сама до дома?
   - Не беспокойтесь обо мне! - Киара бережно отшелушивает непрошенные пальцы от своей дрожащей в напряжении наготы и невзначай помещает на банкноты. - Я и впрямь знаю, что делаю.
   Полицейский сжимает ладонь.
   - Я вам от всего сердца советую: да будет это последний раз...
   - ...обещаю! Вы были мне первым. И останетесь единственным.
   Он молча надевает шляпу и выходит в дождь.
   Деньги помяты.
   Вдруг раздается звонок.
   - Мамм, ты будешь дома вечером?
   - И?
   - А ты не можешь не быть?
   Киара выдерживает паузу.
   - Maмм! Лэмберг ведь тебя всегда ждет! Мы тут все приберем, обещаю...
  
  
   *
  
   Если упала, немедленно забирайся обратно! Байк, лыжи, конь - все равно: упав, встань, встань сразу - и езжай снова, только не падай!
   Киара переоделась. Разрез длинной юбки не скрывает ни стринги, ни подвязку. Чулки в сетку ничего не скрывают. Блузка не скрывает, что у нее есть, что скрывать.
   Шоссе сегодня вечером полно и солнце - в глаза. Киара опаздывает. Но до педалей не дотрагивается.
   "Терминал безопасен," Айвар утверждает, "чтоб произошла катастрофа, в системе должно возникнуть два сбоя одновременно. Одну неполадку система компенсирует."
   Киара - система надежная. Только человеческий фактор: посторонний у пульта управления...
   Вольво тупо катится круизом - девяносто девять. Звучит Шопен. Киара рулит одним пальцем, панель излучает пастель, мотора нет, ветра нет... Вольво усыпляет...
   Стоп! - Киара встряхивается. Правильная скорость убивает. А двойную неполадку нельзя. Усугубить уже имеющуюся - это можно...
   Она останавливается у бара и заказывает кофе с символичным коньячком.
  
  
   *
  
   Опять вольво. Но обретенный эффект скоро угаснет. Впереди - непривычно долгая привычная дорога. Нужен раздражитель похлеще.
   На обочине протягивает руку стройный мόлодец со спортивной сумкой... Ха, одежда у нее впопад. И настроение... Остановиться, подобрать, поболтать, увлечься, рука под юбку, пальцы меж чулков, губы на груди, поворот в лес, страсть и хмель...
   "Фу!" Не только из-за Айвара. Идеальный попутчик молчит и не воняет. Но для страсти этого мало.
   Один однажды покушался. Опрометчиво. При ста шестидесяти в извилистом одиночестве ночного леса. На шибкую ногу. Что его тяжко настигла - коленом прямо в похотливо наклоненную рожу. Потом Киара, вплоть до залитой светом заправки не меняя скорость, впервые в жизни отчаянно ждала появления синих мигалок навстречу, в кустах или в зеркале. Такая, которой в данный момент очень надо, - значит, зря.
   Ах, да, сегодня же еще один. Ну, пусть: он откупился. Киара сегодня шлюха! А в сумке - наряд на завтра. Когда будет не выглядеть, не чувствовать - и не быть.
   Она врубает обогрев сидений на полную катушку и выжидает пару минут. Потом изящным движением откидывает юбку, спускает кружевной лоскуток, сцепляет его со шпилек - и щеками и губами прилинает к горячей коже обнаженного сидения. Внизу живота поселяется тоска, сфинктеры ослабевают. И отпечаток нежеланной ладони на бедре тоже душу не поддался: до Айвара надо отполировать. Она отстегивает правый чулок...
   Киара рулит одним пальцем. Вся остальная она принадлежит ей.
   Вольво возбуждает...
  
  
  
   ***
   Айвар Лэмберг: латвийский серый кардинал нефтетранзитного бизнеса, хозяйничает в портовом городе Вентспилсе. Это, разумеется, прикол: Айвар Киары - портовый рабочий, никак не Лэмберг.
   Леонид Логинов: управляющий Рижским портом, главным конкурентом Вентспилского.
   В Латвии разрешенная скорость в городе - пятьдесят. Пользователи превышением знают, что до шестидесяти точно не останавливают.
   В Латвии требуется ближний свет круглосуточно. Забывшему включить фары впереди едущий обычно напоминает подмигиванием авариек.
   В Латвии разрешено до полпромили. За одну - тюрьма.
   100 латов ~140 евро
   Volvo: качусь (lat.)
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"