Фэлсберг Валд Андрович: другие произведения.

Собеседование

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

 []

Собеседование

  
  
   Ровно в час дня без стука открывается дверь моего кабинета. Не со стороны абонентского зала, нет. Со стороны внутреннего офисного помещения.
   - По какому вопросу? - я устремляю взгляд сквозь золотистую прядь.
   - Порадовать нечем, хозяйка! - дверь закрывается. - К сожалению, как обычно: с претензиями.
   Щелкает замок.
   - Рассказывайте! - я само внимание.
  

*

  
   - Я давно ваш абонент. И патриот вашей компании, кроме шуток. Это меня и привлекает - если вы меня примете...
   - Неужели поэтому решили поменять работу?
   - Не совсем. Просто перебрался в столицу. Досталась квартира в наследство. Прямо за углом, в трех шагах ходьбы. Жена пока дома, с малышом, всего годик.
   Светлая рубашка, галстук стального цвета, темно-серый костюм. Сидит как влитой, не выдает ни бицепсов, ни пивного живота - что у кого может скрываться под пиджаком. Классически, безупречно, бесстрастно.
   - Ваше "си ви" многообещающе. Какие у вас еще сильные стороны?
  

*

  
   - Даже не знаю, с какой стороны начать, - темно-серый костюм опускается в кресло гостевого уголка и небрежно закидывает лодыжку правой ноги на колено левой, обнажая черный носок и волосатую голень. Зеленоватые глаза упираются прямо в мои.
   - Начните с начала, не стесняйтесь!
   Я выбираюсь из своего компьютерного загона, опускаю жалюзи над деловой панорамой приемной и направляюсь к круглому стеклянному столику. Сажусь напротив, и тоже закидываю ногу на ногу. Но - колено на колено: без всяких вольностей. Лишь на мгновенье шлица деловой юбки обнажает кожу над чулком цвета загара.
   - В конце недели как всегда - перебои связи! Короче, полный карман хлама - бестолку! - по-мужски отманикюренные ногти брезгливо швыряют на стол два мобильника и айфон.
   - А вам разве недостаточно связи по рабочим дням?
  

*

  
   - Я с малых лет привык работать. Без выходных. Знаете ведь, как в деревне. Могу косить, корову доить, все умею делать!
   - Чудесно. А слабые сторонки?
   - Слабые... - он медлит. - Вот уж не знаю. Одно из моих плохих качеств, возможно, в том, что раздражаюсь, если коллеги не выполняют своих обязанностей, тормозя этим мою работу. Я командный человек. На меня можно положиться. В работе. И по жизни. Да хоть во мраке ночи.
   - Кажется, у вас вообще нет никаких недостатков.
  

*

   - К сожалению, у каждого свои недостатки: мне вот связи нужны круглосуточно. Без выходных. И вот уже в который раз вы меня подводите! Я всерьез подумываю о смене операторши. Серьезно, босс! Думаю, для вас это будет плачевным ударом.
   Сильные, загорелые пальцы поправляют полосатый галстук. Самый безымянный из них огибает незагорелая полоска - как нагота между чулками цвета загара.
   - Прошу вас, не делайте этого! - в моем голосе звучит поддельная тревога. - Мы вам возместим неудобства и позаботимся, чтоб такое больше не повторялось.
   - Как же вы возместите?
   - А как бы вам хотелось?
  

*

  
   - Хотелось бы мне так - без единого недостатка... - собеседник, видимо, глубоко вглядывается в себя, а я, пряча улыбку, уже предвкушаю, как он под видом недостатка преподнесет очередное достоинство. - Знаете, у меня дурная привычка оставаться после работы в конторе. Я, правда, стараюсь организовать дела так, чтоб как можно больше успеть в рабочее время. Но, как только справлюсь, берусь за другое. И так изо дня в день. Никогда не удовлетворен уже сделанным.
  

*

  
   - Хм... Удовлетворением за уже наделанные неудобства... - чувственные губы над подбородком с ямочкой, похоже, подбирают приличные слова для чего-то неприличного. - Если вы мне пообещаете, что связь больше не захромает, мне бы хватило...
   Плечистая фигура предстает предо мной во весь рост. Я с опаской жду, что последует. Решительные шаги обходят столик и становятся рядом со мной.
   - Думаю, это вас не слишком утрудит.
   - Желание пациента для меня - закон!
   И впрямь. Пусть подчиненные и обшепчивают меня за глаза блондинкой с яйцами, в работе с раздраженными клиентами - или пациентами, как прикалываемся в семейном кругу, - гибкость: самая опора моей карьеры.
  

*

  
   - Вы способны на гибкость? Не уперты? Умеете приспосабливаться? Меняться? Учиться?
   - Да, конечно, - он готов к такому граду вопросов. - Перемены - это вызов, дополнительная мотивация. Хотелось бы, конечно, чтоб они были обоснованными, а не субъективно-хаотичными. Хотя, знаете, за последние два года у меня сменилось четыре начальника. И я привык потакать непрерывно меняющимся желаниям. Не всегда мотивирующим.
   - Если будете работать у меня, - я улыбаюсь, - начальство будет более... неизменным.
  

*

  
   - Значит, стало быть, мои неизменные желания не забыли!
   Пуговицы освобождаются из плена петель. Сначала две большие. Распахивается пиджак, и следуют несколько маленьких - под тяжелой пряжкой ремня.
   - А разве, - я смотрю в зеленые глаза подчеркнуто холодно, но голос выдает волнение, - разве наделанные нами неудобства опять столь же велики, как иной раз?
   - А вам мои неудобства ... - нетерпеливые пальцы застревают в тесноте тряпок, - мои неудобства... кажутся маленькими?!
   От удивления я аж зажмуриваюсь.
   - Ой, весьма даже громадноваты! И... растут на глазах... Прямо-таки не знаю, смогу ли я их... смягчить. Может, все же...
   - И вы еще возражаете?! - прерывает меня властный бас. - На самом деле, это мирное соглашение - скорее моя односторонняя уступка!
   - А может быть, вам все же сменить оператора?
   - -ра? Нет уж, спасибеньки.
   Крепкие руки ставят меня на колени и бережно, стараясь не испортить прическу, но неумолимо сжимают мою голову. Через мгновенье я уже лишена даже свободного рта, чем жаловаться, доказывать...
   - Я заработал - оператор-шу! Зажигательную! Вот и оправдайте доверие!
  

*

  
   - Сколько бы вы хотели зарабатывать?
   - Во время испытательного срока на зарплату не жалуются. Сначала надо доказать себя, оправдать доверие. Если работа зажигает, и за оплатой дело не станет...
   - Похоже, работа для вас скорее удовольствие, чем источник существования?
   - Да, меня захватывает вызов. Дайте мне шанс, и я не подведу!
   - А другие увлечения? Спорт, музыка...
   - Хм... Знаете, подростком я побывал на концерте Кэнди Далфер. Она с этим управлялась так легко и виртуозно... И я попробовал научиться играть на саксофоне. Но где уж там - поздно. Так я и остался без определенного хобби. Не рыбачу мушки, не снимаю, хм, акты... не пью хоккей... Эдакий сухарь, трудоголик. Но стараюсь этим не создавать неудобства другим.
  

*

  
   С неудобствами я управляюсь легко и виртуозно как Кэнди Далфер. Мирное соглашение уже ворочается на кончике языка и вот-вот прорвется сквозь губы, когда сильные руки решительно поднимают меня, опрокидывают навзничь и распластывают по столику. Пуговка за пуговкой, складочка за складочкой, чашечка за чашечкой - беззащитной личинкой вылупляя меня на беспощадный свет. Мобильники с глухим стуком высыпаются по ковру, где между податливо раскинутыми телесными чулками опускаются задранные почти до колен отутюженные брюки.
   Стук в дверь со стороны абонентского зала. Сквозной свет вырисовывает на жалюзи женский силуэт. Мы застываем. Дверная ручка осторожно нажимается, и зеленые глаза надо мной вопросительно расширяются. Я отрицательно качаю головой: спокойно, дверь защелкнута!
   Деловая юбка задирается вверх.
   И впрямь - блондинка!
   Но - без.
   Лишь пристойно неприхотливые подвязки через непристойно похотливые бедра, обнажающие самую потаенную меня.
   Для прохладного прикосновения закаленного стекла.
   Для горячего вкосновения закаленной стали.
  

*

  
   Моя прохладная закалка непробиваема обнаженно горячим карьеризмом. Трудоголик, мол, по нашим временам круто. Для меня же работа всего лишь один из приоритетов. Скорее уж тогда я не совсем лишена некоторого... шалостлизма.
   - И все же, как вы снимаете напряжение, чтобы... не перегореть?
   - Я не курю. Не пью кофе литрами. Для зарядки отжимаюсь от пола, приседаю, подтягиваюсь на дверном косяке. Да, да! Такая вот небольшая гимнастика. И держу в столе эспандер: попутная зарядка, где угодно - в комнате отдыха, на рабочем месте. А по вечерам и в мяч играю, и в тренажерку заглядываю... Прочность-то деревенская - опасаться нет основания.
  

*

  
   Опасаясь за прочность основания, ты переносишь меня на кожаный диван. Мирное соглашение нас настигает уже там. Правда, односторонне твое, как ты и грозил. Мое умиротворение в этот раз минует: вообще денек выдался напряженный, да еще дверь дергают, будто не знают, что у меня обеденный перерыв!
   - Псих, ты разорвал мой чулок! - я шепчу, приводя в порядок свой растрепанный гардероб.
   - Прости, у каждого свои недостатки, - к тебе прилипла эта культовая кинофраза.
   - Теперь иной дурак подумает, что мы в обеденное время трашемся!
   - А как иначе! - ты потешаешься. - Те, кто на работе дымят и кофе сосут, чулок не рвут!
   - Те, кто лишь дым и кофе сосут, чулок вообще не носют! - огрызаюсь я.
   - А мой секспандер - может себе позволить! Сосать и рвать. При попутной зарядке, где угодно - в комнате отдыха, на рабочем месте...
   И мы оба давимся от смеха.
  

*

  
   Его правильность давит на скрытого во мне чертенка. Кэнди, мушки, пить хоккей... Не человек ли все-таки скрывается за одержимым тружеником? И эти акты... Будь я мужчиной, призвал ли б он именно эту сферу искусства?
   - Как вы поступаете, когда руководство дает задание, которое, на ваш личный взгляд, противоречит корпоративным интересам? Скажем, вы могли бы предложить лучшее решение, но нет времени что-то доказывать...
   - Я не теряюсь. Способен принять самостоятельное и правильное решение и не помню случая, чтобы такое оценили отрицательно, если результат положителен. Победителей не судят.
   - Никогда не теряетесь?
   - Нет! У меня хорошая реакция, - он смотрит на меня с чуть ли не вызывающей улыбкой.
   - Вы сказали, держите эспандер для разрядки... А как насчет секса в обеденный перерыв?
   Мое лицо невозмутимо. Смотрю ему прямо в глаза.
   Кажется, он все-таки слегка краснеет. Если сейчас же не заговорит, мне придется рассмеяться, дабы не покраснеть самой.
   - Простите...- это уже не прежний корректно-самоуверенный тон.
   - Пожалуйста, не теряйтесь! - я пользуюсь случаем, чтобы улыбнуться.
   - Знаете, я как-то не задумывался... Видите ли, - он ощупывает самый безымянный палец правой руки, - я женат, освященными брачными узами связан, даже кольцо никогда не снимаю, разве что в тренажерке. Но, конечно...
  

*

  
   Но, конечно, я осталась заряженной. Не беда! Вечером противотрудогольный курс, освященный брачными узами, завершу уже на семейном ложе. Как и подобает моему социальному и гражданскому статусу.
   - А почему у вас нет кольца на пальце? - я придираюсь наконец. - Разве вы не были женаты?
   - Э-э... Вчера в тренажерке забыл. В надежном месте, не пропадет!
   - В тренажерке... Ах так их нынче зовут?
   - Нет уж! Ни с какими "ими" в чужих залах я не вожусь: у моей... тренажерши... свой именной... дворец спорта!
   Ты никак не прекратишь паясничать. Мол, с первого визита в эксклюзивный кабинет начальницы ясно, что его основное назначение - отрицательная калорийность обеденных перерывов в личных и корпоративных интересах.
  

*

  
   - ...но, конечно, я...
   - Спасибо! - я прерываю. - Вы отлично не теряетесь!
   Поднимаясь из-за стола, я невольно оглаживаю юбку. Он тоже вскакивает и измеряет взором меня - во весь рост, насколько тот над столом: от макушки по шлицу. Но мой туалет, как всегда, столь же безупречен, как и его костюм...
  

*

  
   ...новая пара чулок, и ничто уже не свидетельствует о зарядке в обеденный перерыв. Задерживаюсь у зеркала, чтобы подкрасить губы, а ты подкрадываешься сзади, чтобы сорвать еще один поцелуй перед запудриванием следов шалости.
   - На этот раз за мной остается должок. Но учти: это только мой пендинг, не вздумай раздавать цессии направо-налево!
   И направо нельзя?! Но я проглатываю прикол по поводу правого запрета, ибо нет времени тут нагнетать состязание в остроумии.
   - Пора! Твой должок я взыщу - еще как! Целиком. С процентами.
   - Спасибо, босс, за верность!
   - Взаимно! - и я за верность.
  

*

  
   - Спасибо, и вы отлично за словом в карман не лезете, - он не смущается ответного укола.
   С широкой улыбкой я подаю узкую руку, он слегка теряется, но уже через мгновенье чувствую по-мужски решительное бережное пожатие.
   - Скоро вы получите ответ! До свидания!
   - До... скорого! Надеюсь...
  

*

  
   - До свидания, пациент! - я завершаю наш полуденный этюд.
   - До скорого, надеюсь... - ты неисчерпаем.
   - Постой! Учел? Я сегодня задержусь. Заберешь мальков из садика? Не забудешь? Как кольцо...
   - Да сделаю я все, собеседуй их тут хоть до полуночи! - ты куражишься. - А как с тем смазливым простачком? Ну, с этим, трудоманом. Чью половую жизнь прервал брак. Берешь?
   - Весьма даже не простак, - я кокетничаю. - Но пусть подождет. Еще ж целую толпу тязать.
   - Хорошо, мне на работу, шóфер уже примчал, - ты подбираешь свои аппараты. - Мне ведь обед в кабинет не приносют-с. Как некоторым...
   Я отпираю заднюю дверь, чтобы выпустить тебя, но - за компьютером раздается виброзвон, и я спешу к столу:
   - Нет, нет, пусть немного подождет: в половине, так в половине!
   Кладу трубку. Ты все еще стоишь в дверях и лукаво лыбишься:
   - Послушай!
   - Да?
   - А у этого твоего трудоеда не было в "си ви" домашнего адреса и телефона?
   - ?
   - Я бы мог пригласить молодую мамочку на обед - пока папа женат...
   Мой метко запущенный ежедневник громко шлепается о проворно захлопнутую тобой дверь.

  

***


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"