Фельдман Ирина Игоревна: другие произведения.

Братство чудовищ. Глава 3. Встреча

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  

ГЛАВА 3

ВСТРЕЧА

   Моему негодованию не было предела. Второй раз за день оказаться в ловушке - это слишком даже для меня. Никакого удовольствия торчать в сыром подвале, как преступник перед казнью, тем более зная, что на тебя имеют планы, как минимум, двое сумасшедших. Ко мне нормальные люди почему-то не тянутся.
   Рука славы была бы здесь как нельзя кстати, не надо было мелочиться... Отбросив сожаления, я коснулся цепочки, на которой висел, спрятанный под рубашкой, кулон. В этот раз я хладнокровно сделаю всё ради своего спасения, не вздрагивая от каждого шороха. Малейшая ошибка может дорого обойтись.
   Кошачий облик открыл для меня темницу с новой стороны. Теперь она была не тёмным абстрактным местом, а гнилым подвалом. Запахи подействовали на меня, как удар боксёра: приторная сырость переплелась с горечью ржавчины и ещё чем-то незнакомым. Остальные чувства также обострились, я теперь различал каменную стену, цепь и решётку во всех деталях, а уши уловили тонкий, прерывающийся свист. Я попытался протиснуться сквозь прутья решётки, но даже для мелкого кота возникло препятствие - слишком узко. У меня вырвалось гортанное ворчание, как у Жужу, когда её выгоняют из тёплой постели. Луи словно рассчитал мои ходы наперёд, и поэтому преимущество оставалось за ним. Гадёныш!
   Ледяной холод пронзил до кончика хвоста. Я обернулся, чтобы увидеть источник сквозняка, и моё сердце сжалось от смертельного ужаса. Рядом с валяющейся, как дохлая змея, цепью стоял человек. Истерзанный, будто подвергся нападению стаи диких собак или одного, но очень злого медведя. Под ребрами виднелись внутренние органы, так и норовившие выпасть наружу. Из предплечья торчали обломки костей. По обрывкам одежды можно было догадаться, что это мужчина, однако ничего не указывало на его возраст. Лицо почернело, а волосы слиплись от крови.
   Наверное, кошки не падают в обмороки, иначе не объяснить, почему я остался в сознании. Я имел дело с призраками и бродячими скелетами, но от одного только вида месива в животе этого несчастного, можно было с лёгкостью расстаться с последней трапезой.
   Безусловно, он заметил меня. Чуть наклонился и блеснул белками глаз.
   Он не издавал ни звуков, ни запахов. Лишь холод.
   Не успел я опомниться, как страшное видение поблекло и развеялось, словно дым, унесённый ветром.
   Призрак. Хорошо, что мне в этот раз попался безобидный созерцатель, а то ведь озлобленных покойников немало. Или же он решил, что не получит удовольствия от убийства кота...
   Что вообще происходит в этом доме?
   Об этом лучше размышлять за его пределами.
   Но как сбежать, если даже магия не помогает?
   Мысли прекратили метаться, как только я услышал, что кто-то открывает дверь подвала. В этот момент я осознанно расколдовался - от оборотного кулона всё равно никакого толка. Да и кошек здесь любят исключительно уродливых и желательно мёртвых.
   - Ты избавился от цепи, - спокойно отметил Луи, ставя на пол большую керосиновую лампу и садясь рядом. - Но почему ты до сих пор за решёткой? - он ласково погладил ржавые прутья. - Ты необычный.
   Желтоватый свет лампы и тонкие тени играли на лице юноши, как бы отражая его эмоции, понятные только ему самому.
   Я поддался вперёд.
   - То, что делаешь ты со своей матерью, незаконно. Вы оба не имеете права держать меня здесь.
   - Холодно, - Луи приложил ладони к нагретому стеклу и после паузы более или менее обдуманно заговорил. - Какой, по-твоему, закон я нарушил? Может, закон общества, которому нет дела до меня? Закон общества, знакомого мне лишь по картинам и книгам? Какая чушь. В моём доме чужие законы ничего не значат.
   - И всё же тебе следует признать, что твой дом - не отдельное государство, а твои фантазии не в силах переделать систему.
   - Если нарушить закон, то за ним последует наказание, так ведь? Ну и где оно, моё наказание?
   Гениальная логика. Спорить с Луи можно до бесконечности, он всё равно не признает мою правоту. Легче детям объяснить, почему нельзя сорвать с неба луну и положить в карман, чем переубедить его.
   - Если я убил человека, - рассуждал Луи, - то меня должны были осудить? И если этого не произошло, значит, законы бессильны?
   Он говорил это сдержанно, как всегда, со спокойствием статуи. Я смотрел на обманчиво хрупкого паренька, и перед глазами вставал образ истерзанного призрака. Вряд ли он способен совершить подобное зверство своими руками, однако теперь я ни в чём не мог быть уверен.
   - Ты не убийца, - осторожно сказал я.
   Луи вымученно улыбнулся.
   - Я убийца, моя мать убийца, ты убийца... - медленно, как бы нараспев, ответил он. - И закон не покарал нас. Почему? Может, потому что мы не такие как все? Будь мы с тобой обычными людьми, наши имена были бы преданы позору, тела - анатомическому театру, а души - аду.
   Его речь, напоминающая бред странствующего проповедника, выводила меня из себя, однако я не стал вступать с ним в перепалку и доказывать, что не причастен ни к какому убийству. Не время поддаваться эмоциям.
   - Давно мечтал повстречать такого, как ты, и одолеть его...
   - Мечтай и дальше, а меня отпусти. Если не боишься законов, хотя бы вспомни о матери. Серьёзно, она рано или поздно поймёт, кто лишил её желанной игрушки, и очень разозлится.
   Луи клацнул ногтями по лампе.
   - Ненавижу эту женщину, - прошептал он. - Она во всём виновата. Из-за неё я такой. Из-за неё заперт здесь. Я хочу убить её, но боюсь её смерти. Без неё я беспомощен, моё иллюзорное королевство падёт, если её не станет.
   - А как же отец?
   - Отец? Ты сидишь на его костях.
   Я подавился невысказанным ругательством. Мои худшие опасения начинали сбываться, а надежда на спасение - угасать.
   Луи зябко поёжился.
   - Я раньше никому этого рассказывал... Знаешь, оказывается, это так приятно - говорить правду и знать, что тебе за это ничего не будет. Непередаваемое наслаждение.
   Моя мать не была верна мужу. Она постоянно искала удовольствия на стороне, не задумываясь о последствиях. Кое-какие последствия ей приходилось душить и закапывать прямо здесь. В ненастные ночи я схожу с ума, потому что слышу плач этих ублюдков и не могу заставить их заткнуться. Однажды к нам пришла неизвестная женщина и заявила во всеуслышание, что не позволит больше моей матери отдаваться греху с чужими женихами. Я видел, как она плюнула на порог и прокляла меня. Мать не поверила. Никто не поверил. Как можно проклясть того, кто от рождения урод?
   Об этом забыли. И вспомнили, когда мне исполнилось тринадцать. С тех пор каждое полнолуние я против воли превращаюсь в кровожадное чудовище. Это не метафора, я говорю как есть. Я весь покрываюсь шерстью, суставы и кости трещат, принимая иную форму, и я так громко вою от боли, что хочу оглохнуть. Отец всегда презирал меня за моё уродство, а после того, как стало действовать проклятье, вовсе возненавидел меня. Видишь эти кандалы и решётки? Это всё он. Он каждый месяц приводил меня сюда и сажал на цепь, как собаку. Разве он не заслуживал смерти? Твой отец мог бы так поступить с тобой?
   - А может, это было ради твоего блага? - предположил я, увернувшись от прямого ответа.
   - Всю ночь метаться по смердящей темнице и грызть железо, это, по-твоему, благо? Или благо просыпаться здесь утром нагим и дрожать от холода? Мне нужна свобода, особенно тогда, когда нет сил сдерживаться...
   - Представь, я тоже ценю свободу. Отпусти меня, я же не виноват в твоих страданиях.
   - Ты не боишься меня. Зря. Я убил отца не в полнолуние. Повзрослев, я многое обдумал и принял проклятье как дар. Благодаря этому выбору, я могу не только полностью контролировать себя в обличье животного, но и превращаться по желанию.
   - Да что тебе от меня нужно?!
   Я не стыдился страха. В этот раз Луи не врал, и призрак был подтверждением его истории.
   Луи повесил лампу на крюк и стал с лязгом ковыряться ключом в замке.
   - Я читал, что проклятье можно передать другому человеку через укус. Хочу проверить, так ли это...
   - Нет!
   - ...и посмотреть на всё со стороны. Я не буду долго тебя истязать, в первое же полнолуние я избавлю тебя от мучений. Твоё чучело будет отлично смотреться в моей коллекции.
   - Ты не сделаешь этого, - от удушающей паники я больше не мог кричать. - Ты не скроешь от своей матери, что держишь в подвале пленника.
   Он вошёл внутрь, и я просто онемел. Если бы я был смелее, то оттолкнул бы его и бросился бежать, но воспоминания об истерзанном мсье Саваже были сильны.
   - Мать и слова мне не скажет. Это она предложила закопать отца здесь.
   Да уж. Не удивлюсь, если узнаю, что мадам Саваж сама побаивается родного сына.
   В следующее мгновение передо мной стоял большой белоснежный волк с красными глазами. Его ноздри угрожающе расширились. Он сделал шаг вперёд и оскалился.
   Кулон не поможет. Меня тогда либо перекусят пополам, либо проглотят, не жуя.
   - Луи...
   Я зажмурился в ожидании болезненного укуса. Всё, пропал...
   Сдавленный вой вынудил меня открыть глаза. Вокруг шеи волка обвилась цепь, а сам он хрипел и бил передними лапами по воздуху.
   - Беги, я держу его.
   Этот голос был мне знаком. Неужели?..
   - Беги!
   Словно очнувшись от морока, я выбежал из клетки и задержался напротив, чтобы разглядеть своего спасителя. В полумраке я увидел лишь как начавшее скулить животное ударили о стену, от чего оно затихло.
   Наконец-то слабый свет коснулся лица мужчины, мелькнув бликами на его очках.
   - Что стоишь, он скоро придёт в себя! - Андрей грубовато подтолкнул меня к выходу. - Бежим!
   До конца не веря, что на меня в кои-то веки посыпалась манна небесная, я доверился ему, и мы в спешке покинули подвал.
   Появись тут Элен, я бы не так удивился. Уж от кого я точно не мог ждать помощи, так это от своих друзей из Праги, которые раньше не раз меня выручали в трудных ситуациях. Чудо, настоящее чудо!
   В считанные секунды мной овладела эйфория от такой сказочной удачи. Если со мной Андрей Драгослав, мне нечего бояться. Все мои проблемы решены.
   Слуги, которых мы встретили на пути, не препятствовали нам. Едва услышав от Андрея властное "Назад!", они моментально попадали под чары вампира и послушно расступались.
   Чудеса сыпались, как из рога изобилия. Снаружи нас поджидала карета, запряжённая парой гнедых лошадей. Защищаясь от холодного ветра, кучер так надвинул шляпу и поднял воротник, что я и при большом желании не смог бы разглядеть его лицо. Ещё не закрыв за собой дверцу, Андрей что-то требовательно крикнул ему на чешском, и карета немедленно тронулась.
   Если бы так не кололо в боку от бега, я бы подумал, что нахожусь во сне. Всего несколько минут назад мне предлагали смириться с судьбой чучела, а теперь я в безопасности, и рядом со мной тот, кого я так сильно хотел увидеть. Есть всё же справедливость на свете.
   - Стоило ненадолго упустить тебя из виду, и ты опять угодил в беду. Почему я не удивлён? - доброжелательно усмехнулся друг. - Умеешь же ты подбирать врагов. Теперь и до вервольфов добрался.
   - Андрей, ты не представляешь, как я рад! Если бы не ты, Луи укусил бы меня и убил во время первого превращения...
   - Тише, мальчик, всё позади. Правда, успокойся. Как доктор прошу, пожалей своё сердце, оно сейчас бьётся за десятерых.
   Нехотя пришлось угомониться. Даже обидно, мне же столько надо было ему рассказать. И про бегство от полиции, и про циничный план Родерика, и про то, как я встретился со Страшным Жнецом... Хотя да, лучше для начала успокоиться и подать информацию адекватно, а не на эмоциях.
   - Как ты меня нашёл? - спросил я, предоставляя Андрею возможность самому начать разговор.
   - Опять задаёшь вопросы, вместо того, чтобы подумать. Хедвика передала мне твоё письмо, а в нём был обратный адрес. Логично? Когда я приехал, тебя не оказалось дома, но миленькая курносая девушка, которую я встретил во дворе, охотно сообщила, где тебя можно найти.
   Это точно была Шарлотт, она и без гипноза всё про всех разболтает. Вот уж не ожидал, что эта её особенность спасёт мне жизнь.
   - Извини, что не смог тогда прийти к тебе...
   - Ты в письме два раза извинился, - перебил меня Андрей. - Как бы то ни было, мы наконец-то встретились.
   Мне не понравилось, как жёстко он это произнёс. Переполнявшая меня радость вдруг бесследно испарилась.
   Я отвернулся, чтобы не смотреть ему в глаза.
   - И то, что ты хотел мне сказать тогда, в Праге, нельзя было написать в ответном письме?
   - В данном случае одними словами не обойтись, - подтвердил он, и мне стало трудно дышать от нехорошего предчувствия. Что за причина вынудила его покинуть дом и уехать во Францию?
   - Что тебе нужно? - спросил я, не заботясь о том, как грубо выгляжу со стороны.
   - Переубедить тебя.
   От такой наглости я не выдержал и вновь повернулся к нему. В его напряжённом взгляде больше не было ни намёка на дружелюбие.
   - Зачем? Андрей, зачем это тебе? Я не хочу снова становиться вампиром, и ты это знаешь. Филдвик мёртв...
   - Однако ты быстро нашёл нового, к тому же более беспощадного врага. Ничего бы этого не случилось, если бы ты не отказался от дара. Не отрицай, ты только что был в восторге от моей силы.
   Счастливое спасение вмиг обернулось кошмаром. Мне всегда было больно вспоминать о том, как Андрей насильно обратил меня, чтобы защитить от Перси Филдвика - вампира и давнего недруга Родерика. Дни, проведённые в обличье вампира, были для меня тяжким испытанием, и если бы мне не помогла магия Хедвики, я бы ни за что не стал прежним. Но не буду лукавить, возможности вампиров воистину потрясающие. Мне иногда снится, как я с лёгкостью бегаю по крышам...
   Нельзя даже думать об этом, иначе Андрей прочитает мои мысли и придумает новые аргументы.
   - Ты жалеешь об утрате способностей, - утвердительно сказал Андрей.
   - Нет.
   - Ты сам себе не веришь.
   - Если бы я сам не хотел остаться человеком, мне бы никакая магия не помогла.
   - Наедине с вервольфом ты был слаб и беззащитен. В тот момент ты бы не отказался...
   - Хватит! - воскликнул я. - Я не буду вампиром и точка. Найди кого-нибудь другого. Уверен, желающие обрести бессмертие и вечную молодость в очередь выстроятся.
   Глаза вампира вспыхнули алым мерцанием.
   - Стал бы я возиться с упрямцем, будь это так просто?
   Мне стало так страшно, что я так и не придумал достойный ответ.
   - Куда мы едем? - я отодвинул шторку, закрывающую почти весь вид из окна. - Я пойду пешком, останови...
   Как только я заметил в руках Андрея шприц, я превратился в кота и, запрыгнув на сиденье напротив, громко зашипел. В тот раз он обратил меня именно таким образом - вколол вампирский яд, а не укусил.
   - Не валяй дурака.
   Я съёжился и вцепился когтями в бархатную обивку.
   - Ты вынуждаешь меня применить гипноз.
   Я не знал, куда деться от отчаяния. Господи, зачем ему это? Он же сам стал вампиром не по своей воле и потерял из-за этого семью, бросил родной город и любимую работу. Почему он собирается обречь меня на страдания?
   Вампир вздохнул и положил шприц рядом с брошенной в углу накидкой. Скорее всего, под ней он его и держал до этого. Заранее всё приготовил.
   - Мой мальчик, твоя судьба предрешена. Уже в день нашего знакомства я знал, что иного пути у тебя нет. Обижайся, проклинай меня, но ничего изменить нельзя. Ты поймёшь меня. Может, не сейчас, когда-нибудь.
   "И не надейся".
   Андрей покачал головой.
   - Твоё упрямство может только усугубить ситуацию. Будь любезен, успокойся и прими приличный вид. Чувствую себя идиотом, разговаривая с котом.
   Фыркнув, я вместо того, чтобы выполнить его просьбу, демонстративно лёг и поджал под себя лапы. С какой стати он мной командует? Возомнил себя вершителем судеб, предатель несчастный.
   - Обещаю, сегодня же ты всё узнаешь.
   "Сегодня? А почему не прямо сейчас?"
   - Всему своё время.
   "Как же надоели тайны! Почему ты выбрал меня? Что во мне особенного?"
   По его губам скользнула глумливая улыбка.
   - Ничего.
   Что за чушь! Он сам себе противоречит: погнался за мной через пол-Европы, потому что якобы трудно найти такого, как я - обычного и ничем не примечательного...
   Мы очень долго не разговаривали. Я всё боялся, что он воплотит в жизнь свою угрозу про гипноз, однако он не торопился. Мы могли по несколько минут подряд смотреть друг на друга, пока один из нас не отводил взгляд.
   В третий раз за день попасть в ловушку - немыслимо. Попасть в ловушку друга...
   Честное слово, в подвале Саважей было как-то поуютней.
   На свой страх и риск я вернул себе человеческий облик и сел поближе к окну. Мимо проносился унылый пейзаж с волнующимися от ветра деревьями и редкими постройками. Меня тревожило то, что я не знал, куда ведёт эта дорога, но ещё больше я переживал по другому поводу. Наши отношения с Андреем всегда были непростыми, и поэтому я был счастлив, что на момент последней встречи мы были друзьями, готовыми забыть прежние конфликты.
   Смогу ли я простить его во второй раз?
   Нет.
   Не смогу.
   - Чего ты ждёшь? - со злостью процедил я сквозь зубы. - Ты же видишь, что я не в силах сопротивляться.
   - Я не хочу, чтобы мой Сын ненавидел меня.
   - Так отпусти меня. Выбери того, кто будет тебе благодарен за новые возможности.
   - Хм... - Андрей посмотрел на меня исподлобья. - То есть, ты признаёшь, что ты подлец. Я дважды спасал тебе жизнь, и где твоя благодарность?
   Чёрт, как у него так получается? Что бы я ни сказал, всё оборачивается против меня, и, что самое неприятное, я даже поспорить с этим не могу. Если бы не Андрей, меня бы давно не было в живых, а я мелочно цепляюсь за свои принципы. Да я ничем не лучше Луи.
   Нет, я не должен попадать под его влияние. Я не готов ради него кардинально меняться. Это было бы несправедливо по отношению к моим близким.
   Я до хруста сцепил пальцы в замок.
   - И как ты представляешь мою благодарность?
   - Весьма скромной. Всего один раз спасёшь мою жизнь.
   Просто здорово! Я, оказывается, обязан спасти вампира, который только что самостоятельно справился с волком. Мало того, что мне такое не под силу, так ещё и, по сути, Андрея не от кого спасать. Откуда у отшельника могут взяться враги? В книжной лавке с кем-то поссорился?
   Я еле удержался от сарказма.
   - Не знаю, что меня больше раздражает: твои недомолвки или шутки.
   - Я не шучу, - устало вздохнул Андрей. - Мне угрожает серьёзная опасность...
   - ..."и только ты сможешь мне помочь". Ты себя вообще слышишь?
   - Замолчи, не испытывай моё терпение.
   Вняв угрозе, я сильнее вжался в спинку сиденья и скрестил руки на груди.
   - Hloupy chlapec,* - достаточно злобно выдал вампир.
  
   До самого конца поездки мы не сказали друг другу ни слова. Я боялся спровоцировать Андрея, и поэтому, всё так же молча, вышел за ним из кареты. После бесконечной тряски ощутив под ногами твёрдую землю, я невольно задумался о побеге...
   - Твоя дерзость не знает границ, - Андрей крепко схватил меня за локоть. - Не тебе рассказывать, что бегать от вампиров бесполезно.
   Чудесно, он ещё и за мыслями моими следит. И ведь наверняка же надеется, что нашу дружбу удастся сохранить. Так, а что если...
   - И больше никаких превращений. Не позорь меня.
   - Перед кем?
   - Скоро узнаешь... Кстати, ты не зря опасаешься, что я отниму оборотный кулон.
   Пришлось заверить его, что я по возможности не буду пользоваться магией. Унизительно, когда тебя читают, как открытую книгу, но ещё хуже было бы остаться, если так можно выразиться, совсем безоружным.
   Конечно, Андрей не посчитал нужным привезти меня домой. Представший перед глазами помпезный особняк с колоннами был мне не знаком. В центре широкого двора располагался фонтан со статуей в виде гиппокампа - мифического коня с рыбьим хвостом вместо задних ног. Существо не было бы отвратительным, если бы скульптор сгладил детали, сделав фигуру менее реалистичной: бешенные глаза и разинутый рот, из которого вырывалась струя воды, производили отталкивающий эффект на зрителя. Вроде Элен, воодушевлённая планами о ремонте парижского дома, говорила, что у каких-то её друзей есть такой фонтан, изготовленный по индивидуальному заказу...
   Андрей не стал оповещать прислугу о нашем приходе и сам открыл парадную дверь. Я слышал, как он вздохнул с явным облегчением. Наверное, даже мягкое солнце причиняло ему неудобства, поэтому он так спешил попасть в помещение.
   К моей неожиданности, внутри нас ожидало умилительное зрелище. По просторной прихожей бегал и звонко смеялся мальчик лет семи. Вокруг него носился здоровенный ротвейлер, который, несмотря на грозную внешность, всё норовил облизать ребёнка и поставить лапы ему на плечи. Всего на несколько секунд мальчик обнял пса за шею, но заметив нас, бросился нам навстречу. Пёс разочарованно взвыл и остался стоять на месте, робко помахивая длинным хвостом.
   Андрей, делая вид, будто в прихожей пусто, прошёл мимо и знаком велел мне не отставать.
   - Привет, - я мимоходом погладил мальчика по рыжеватым кудрям. Тот не ответил, лишь рассмеялся и рванул прочь. Вместе с глухо лающим ротвейлером они обогнали Андрея и наперегонки побежали по лестнице.
   - Не надо было его трогать, - вдруг сердито сказал вампир.
   - Почему? Малыш не обиделся.
   - Малыш... - многозначительно повторил он.
   Да что я такого сделал? Задавая в уме ещё с десяток вопросов, я плёлся за ним по лестнице.
   Я бы в очередной раз за день превратился в кота, но у ротвейлера могло быть на это своё мнение.
  
   _____________________________
  
   *Hloupy chlapec - Глупый мальчишка (чешск.)
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"