Фельдман Ирина Игоревна: другие произведения.

Клуб негодяев. Глава 12. Отец и Сын

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


ГЛАВА 12

ОТЕЦ И СЫН

   У нас не хватило духу признаться Ренару в том, что мы потеряли труп. Не думаю, что этот малодушный поступок достоин порицания, ведь он бы ни за что не поверил нам. Да и что бы мы сказали? "Прости, но он сбежал"?
   Отказавшись выполнять вторую часть гениального и простого плана, я помчался к себе. Я переживал за солдатика, боялся, что он мог задохнуться в ларце. Ещё одного мертвеца, пускай и размером с палец, мне не надо! Однако длительное заточение нисколько ему не повредило. Солдатик с завидной прытью старался проткнуть меня штыком. Мне было любопытно, почему он не стреляет из ружья, но я не задал этот вопрос вслух, чтобы не подать ему идеи. Я не хотел оставлять его без присмотра, поэтому решил взять с собой к Андрею. Я безжалостно отобрал у него оружие, а самого драчуна завернул в платок и положил в карман куртки. Надо будет как-нибудь потом с ним разобраться.
   С наступлением ночи люди почти исчезли с улиц, духов же стало в разы больше, и некоторые из них мало чем отличались от обычных прохожих. Призрачные мужчины и женщины бродили по городу со своей призрачной целью. Их лица словно были воплощением вечной меланхолии. Я с ужасом вглядывался в них, ожидая встретить Кемпа или того одноглазого бандита. Мне всякий раз становилось не по себе, когда духи хотя бы на пару секунд задерживали на мне взгляды. Внутри всё как будто сжималось от их сиюминутного любопытства - мало ли что у них на уме. Я старался не обращать на них внимания, но всё равно не мог отвести глаз от очередного потустороннего гостя.
   Передо мной в воздухе из ниоткуда появилась маленькая серая тень. Она моментально приняла очертания ребёнка и, кинувшись ко мне, обхватила за ноги. Хоть это не стало для меня помехой, я невольно остановился. Малыш посмотрел на меня и улыбнулся. Не задумываясь, я улыбнулся в ответ и провёл рукой по его взъёрошенным серым волосам. От них веяло прохладой, место ожога тут же закололо. Вдруг передо мной возник женский силуэт. Эта тень подхватила малыша и бесшумно понеслась над мостовой. Я наблюдал за ней до тех пор, пока она не исчезла, просочившись сквозь стену ближайшего здания.
   Больше духи не проявляли ко мне интереса, и чем ближе я подходил к мосту, тем меньше они попадались мне на пути. Но от этого мне не стало спокойней. Мне не давали покоя воспоминания о погоне по крышам. Ведь я был кому-то нужен и, возможно, не только Филдвику или Андрею. Я боялся, что в любой момент на меня наброситься ещё один страшный громила. Второй раз мне может не повезти. Схватят меня и всё. Не меньше мучил меня и Кемп, точнее пропажа его тела. Вот куда оно делось? Кому могло понадобиться?
   Шаги за спиной. Несуетливые, осторожные.
   Кто-то преследовал меня.
   Я оглянулся и увидел невысокого тощего парня с ножом. Он явно не ожидал, что я так скоро его замечу. На миг в его глазах отразился испуг, но он быстро пришёл в себя и атаковал меня. Я молниеносно выбил из его руки оружие и, схватив за грудки, оторвал от земли.
   Не было времени удивляться своим способностям.
   - Что тебе от меня надо? - прорычал я.
   Парень открыл рот с кривыми зубами, но не произнёс ни звука.
   - Говори! - я встряхнул его.
   На его лице замерцали красные отблески. Он что-то жалобно проскулил по-чешски и зажмурился, явно готовясь к худшему.
   Как неожиданно. Только что этот тип хотел меня зарезать, а теперь он умирает от страха в моих руках. Я могу сделать с ним всё что угодно. Убить, выпить его кровь...
   Чувствуя себя последним мерзавцем, я отпустил его. Он всего лишь заурядный грабитель, и выбрал он меня своей жертвой случайно. Подумал, что у меня будет легко украсть кошелёк и часы. Остаётся надеяться, что после встречи со мной он всерьёз задумается о своём образе жизни.
  
   Едва я подошёл к дому Андрея, как на меня снова нахлынуло ощущение опасности. Интуиция подсказывала мне, что здесь творилось что-то неладное, но я не мог понять, что. С виду всё было как обычно, и у меня не должно было возникнуть стоящей причины для беспокойства. Я вошёл внутрь и уже было хотел позвать вампира, как вдруг раздался протяжный металлический визг. Ему вторил похожий голос, такой пронзительный, как будто нечто терзало меня изнутри. Сквозь этот кошмар, я расслышал, как что-то в отчаянии прокричал Андрей. Я пробежал через коридор и малую гостиную и распахнул скрипучие двери, за которыми что-то неистово шумело.
   Зрелище меня ошеломило. По просторной комнате, вереща и воя, летали призраки. С искажёнными от воплей лицами они носились всюду как бешеные. Их длинные волосы напоминали змей, а рваные одежды, которые раньше были то ли платьями, то ли саванами, зловеще развевались.
   Андрей безучастно стоял в очерчённом на полу круге с непонятными знаками.
   - Уходи отсюда! - крикнул он мне. - Беги!
   - Что происходит? - я увернулся от одного духа, и в этот момент сквозь меня пролетел другой. От холода, пронзившего тело, у меня подкосились ноги.
   - Беги! - повторил Андрей.
   Я услышал как с грохотом захлопнулись двери. Таким образом духи говорили мне: "Останься!".
   Да уж, Андрей попал в не лучшую компанию.
   Выставив вперёд костлявые руки, на меня надвигалось страшилище с огромными чёрными глазницами. Я отскочил в сторону и, расставив конечности по-паучьи, удержался на стене. Не успел я опомниться, как мной заинтересовались ещё духи. Я быстро спрыгнул на пол, но завис в воздухе, так и не достигнув цели. Уродливые мертвецы так плотно окружили меня, что я не мог не только нормально двигаться, но и дышать. Они щипали меня, дёргали за волосы. Уже знакомый безглазый дух вцепился своими ледяными ногтями мне в лицо.
   Внезапно несколько духов отлетели от меня: они отвлеклись на Андрея, вышедшего за пределы нарисованного круга. Я дёрнулся и упал на спину. Духи завизжали, явно расстроившись из-за того, что из-за недотёпистых товарищей упустили добычу.
   - Скорее ко мне!
   На свой страх и риск я пробежал сквозь парочку холодных призраков и встал рядом с Андреем.
   - Здесь мы в безопасности, - негромко сказал он. - Не бойся.
   Духи вновь стали беспорядочно носиться по помещению. Самые наглые особи то и дело подлетали к нам, тянули руки и скалились.
   - Они... они не похожи на тех, кого я видел раньше, - пробормотал я.
   - Естественно, духи же разные бывают. Безобидные и не очень.
   - Эти откуда взялись? И чего они хотят от нас?
   - Это озлобленные души, им не нравится то, что мы живы. Как видишь, они хотят восстановить справедливость, - Андрей сел на пол. - Но несмотря на ярость, они практически лишены разума. Страшно представить, что было бы, обладай они интеллектом.
   Я последовал его примеру и тоже сел.
   - Так откуда они здесь взялись?
   - Эй, за ногами следи. Сотрёшь магический знак или нарушишь целостность круга - и нас порвут привидения. По крайней мере, меня.
   Я нехотя прижал к груди согнутые в коленях ноги. Как тесно. Он что, не мог круг побольше нарисовать?
   В мою сторону кинулся дух с безобразно опухшей, как у утопленника, рожей. Наткнувшись на невидимую стену, он громко клацнул зубами. Я ойкнул и откинулся назад. Нечаянно прижался к спине Андрея.
   - Сиди смирно, они тебя не тронут, - откликнулся тот. - Так спрашиваешь, откуда они взялись? Я сам точно не знаю. Я не собирался их вызывать, мне нужен был только Родерик Сандерс. Увы, вчера твой дедушка почтил меня своим отсутствием. Предполагаю, что он был на вашем спиритическом сеансе, поэтому мне пришлось сегодня предпринять ещё одну попытку с ним пообщаться. Почерк у него далеко не каллиграфический, его дневник просто невозможно читать, я тебе уже говорил об этом. А у меня столько к нему вопросов! Так вы его не вызывали?
   Нет, он точно сумасшедший. Додумался обращаться к покойнику из-за почерка!
   - Сеанс был сплошным обманом. Ничего потустороннего, не считая гипноза Филдвика, - сердито ответил я.
   - Возможно, это и к лучшему. Я вот теперь сам не рад... Так что Филдвик? Расскажи, я хочу послушать.
   Я вкратце изложил ему события прошлого вечера.
   - Да ты был на волосок от гибели! - я не видел лица Андрея, но мне казалось, будто он в тот момент довольно улыбался. - Единственное, с чем не справляется Защита, это огонь. Огонь - серьёзная опасность для всех вампиров без исключения. Если бы ты не выбрался из пламени, то всего за несколько минут от тебя бы остался пепел. А вампиры не фениксы, из пепла не возрождаются.
   Я уже было хотел сказать ему, чтобы он не смел причислять меня к этим чудовищам, и задать мучающий меня вопрос, как он вдруг воскликнул:
   - Эврика!
   - А? - я ничего не понял.
   - У меня появилась идея как прогнать этих инфернальных паразитов. Не знаю, поможет ли, но любая неиспользованная попытка заранее обречена на неудачу. Стоит попробовать.
   - Что?
   - У тебя уже улучшилось ночное зрение? Видишь зеркало?
   - Над камином? Вижу.
   - Не зря зеркала считаются проводниками между мирами. Духи появились именно оттуда.
   Ситуация стала для меня более или менее ясная, но я всё равно никак не мог сообразить, что придумал Андрей.
   - Надо их просто загнать назад, - торжественно возвестил он.
   Логично, чёрт побери. Но надо же как-то это осуществить. Я неуверенно расправил плечи: похоже, нам ещё долго маяться в тесноте.
   - Даже если среди них есть твой предок, то мы без сожаления от него избавимся. Мирно побеседовать с ним всё равно не удастся, - Андрей толкнул меня. - Прошу прощения. Так...
   В зеркало влетел ботинок, оставив на нём узор из трещин. Духам это явно не понравилось. От их горестного верещания мне пришлось прикрыть уши руками. Терпеть призрачный хор было невыносимо. Меня словно разрывали на части.
   - Ты уверен, что они уйдут? - прокричал я. - Вдруг ты лишишь их выхода?
   - Когда ставишь эксперимент, ни в чём нельзя быть уверенным.
   - Может, просто подождём?
   - И ждать будем до второго пришествия? Окна заколочены, когда настанет утро, призраки не увидят дневного света. Эти условия для них идеальны!
   - А если...
   Недослушав меня, Андрей швырнул в зеркало второй ботинок. В этот раз попытка оказалась менее успешной. Духи сбили снаряд. Скорее всего, случайно, а не осознанно.
   Я обречённо вздохнул и стал разуваться.
   - Мой мальчик, что бы я без тебя делал, - Андрей выхватил у меня из рук ботинок. - Я сам, я приноровился.
   Едва зеркало разбилось, комната наполнилась таким воем, что стены чудом уцелели. Первые несколько секунд духи бестолково кружили возле камина, потом с жалобным стоном, переходящим в писк, стали на глазах превращаться в тонкие струи дыма. Эти ужасные создания теперь напоминали цыплят, спасающихся от коршуна. Отталкивая друг друга, они спешили залезть в осколки и спрятаться в них.
   Андрей вышел из круга.
   - Моя теория верна. Хоть они не собирались отсюда так просто уходить, они испугались, что не смогут вернуться в родную стихию, где им комфортнее. Правда, не знаю, как это точно подействовало. Вероятно, это либо инстинкт, либо остатки прижизненного интеллекта. Вообще-то я склонен предполагать, что это банальный инстинкт, но в этом деле нельзя быть предвзятым, поэтому стоит держать в уме ещё варианты.
   Он поднял с пола свой ботинок и потянулся за вторым.
   Меня ни капли не интересовали его рассуждения. Я хотел только одного - узнать, как мне снова стать человеком.
   - Андрей, у меня есть серьёзный вопрос...
   - Всего лишь один? - он, не глядя на меня, обувался. - Я думал, их будет гораздо больше.
   Клянусь, он наверняка понял, что я имел в виду. Он просто опять издевается надо мной.
   Я набрался наглости и подошёл поближе к нему. Андрей медленно повернулся.
   - А что это у тебя в кармане? Как будто что-то живое, - он поправил очки. Зачем они только ему нужны?
   Я на миг растерялся.
   - Боже, я совсем про него забыл! - я в спешке достал несчастную малявку.
   Солдатик, насколько позволяли силы, боролся с платком. Если бы он умел говорить, то точно бы обругал меня последними словами. На секунду представив себя на его месте, мне стало стыдно.
   Андрей уставился на живую игрушку с неподдельным любопытством в глазах.
   - Почему ты не сказал мне, что он сохранился?
   - Да я не знаю, что это. То есть он сначала был игрушкой и сегодня вдруг... Отдай! - я осторожно потянул на себя платок, но солдатик цепко держался за его кончик. - Отдай, он тебе не нужен.
   Однако этот болван не хотел мне уступать. Скорчив сердитую рожицу, он тащил в свою сторону платок, из которого его только что выпутали.
   - Забавный малый, - хмыкнул Андрей.
   Наконец игра в перетягивание каната завершилась в пользу солдатика.
   - Он туп, как пробка, - пожаловался я, - и совершенно не понимает, что ему говорят... Так ты знал о нём?
   - Да. Страницы о создании голема в дневнике Родерика я прочитал легко. Заметно, что он писал аккуратно и вдумчиво, а не на ходу.
   - О создании чего?
   - Голема. Он у тебя в руке.
   Я взглянул на деловито копошащегося солдатика, и мне тут же стал ясен его коварный план. Он пытался завернуть в платок мои пальцы. Маленького мстителя как будто не волновало, что я слишком большой для него, и такого мизерного кусочка ткани ему не хватит. Некстати вспомнилось, как Филдвик пленил меня с помощью занавески.
   - Конечно, это далеко не идеальный экземпляр, но могло быть и хуже, - Андрей подхватил солдатика, тем самым отобрав у него надежду расквитаться со мной на месте. - Посмотри, он ведь как живой! Как человек, только крошечный. Неплохой результат, для того, кто не наделён магическим даром от рождения. Родерик определённо был талантлив.
   - По-моему, оживить игрушку можно только от скуки.
   - Чисто обывательское мнение. Големов нельзя недооценивать, их создают отнюдь не для развлечения. Нужны немалые знания чёрной магии и железное терпение, чтобы сотворить искусственную душу и поместить её в неживую оболочку. Для этого мало одной лишь скуки, не так ли? Големы - бесправные слуги своих создателей. Они делают всё, что им приказывают. Но бывают и случаи вроде этого.
   Что верно, то верно. Солдатик не мог похвастаться примерным поведением и беспрекословным послушанием.
   - Неужели ты не знаешь легенду о пражском големе? - с наигранным удивлением спросил Андрей.
   Я покачал головой.
   - Впервые об этом слышу.
   - Какой кошмар. Когда ты молчишь, ты само очарование, а стоит тебе открыть рот, как тут же демонстрируешь пробелы в кругозоре. К счастью, у тебя есть я. Не буду вдаваться в подробности, потому что эта тема тянет как минимум на целый трактат. Известного пражского голема создал раввин Лев для защиты евреев от антисемитов. И вот однажды глиняный исполин вышел из-под контроля и стал бесчинствовать в еврейском квартале. Он убивал тех, кого должен был защищать. Естественно, раввин был вынужден уничтожить своё детище.
   Тем временем я вытряхнул из своего ботинка мелкие осколки зеркала.
   - Поучительная история. В лишний раз доказывает, что чёрная магия до добра не доводит, - пробурчал я. - Не пойму, зачем Родерику понадобился голем? Тем более такой маленький.
   - Ну как зачем? Чтобы использовать его в своих целях. Представляешь, он научил солдатика колоть людей штыком, который предварительно смазывал ядом...
   Я так и замер с натянутыми концами шнурка.
   - Очень изобретательно, я бы лично до такого не додумался! - с жаром продолжал Андрей. - К сожалению, больше ничему не получилось научить голема, потому что он действительно туповат. Родерик в своих записях называл его бесполезной бестолочью.
   Теперь я смотрел на живую игрушку совершенно другими глазами. В ней не осталось ничего умильного и забавного. Маленькое существо, созданное для того, чтобы творить зло, только выглядело безобидным.
   - Если найдёшь штык, выкинь его от греха подальше. С ядами лучше не шутить, особенно с теми, что годами сохраняют свои свойства...
   Если бы я был более вспыльчивым, солдатик был бы сию же минуту раздавлен.
   - Господи, он же мог убить меня! - воскликнул я. - Я отобрал у него ружьё со штыком, потому что он без конца тыкал им в меня. Господи...
   Я прижал ладонь ко рту.
   Господи, это он убил Эрнеста Кемпа! Не просто слегка поцарапал, а убил! Яд королевской кобры был только в моём бокале... А если бы на месте Кемпа оказался Франсуа?!
   - Возьми себя в руки, - потребовал Андрей. - Смотреть противно. Только что спокойно рассказывал о том, как его жгли в камине, а какая-то игрушка вызвала у него истерику.
   Я промолчал. Нечего ему знать о Кемпе, не его дело.
   Андрей строго смотрел на меня и тоже молчал. Тишина, повисшая в тёмной полупустой комнате, была такой неуютной, что я с нетерпением ждал, когда хоть что-то её нарушит. Солдатик беспокойно задёргался в руке вампира, как будто почуял неладное.
   - Жаль, конечно, но я пойму, если ты захочешь его уничтожить, - негромко заговорил Андрей. - Или можешь просто спрятать его куда-нибудь подальше. В безлюдном месте, где он не услышит заклинание, которое его снова оживит.
   - Но я не произносил ничего подобного!
   - В любом случае наш голем услышал нужные слова. Не устаю поражаться дерзости твоего дедушки. Не всякий бы осмелился сделать заклинанием начало молитвы. Стоит рядом с солдатиком кому-нибудь сказать: "Pater noster", и он из оловянного истукана превратится в живого человечка. А вот второе заклинание...
   Солдатик замер в испуге. Он что, понимает, о чём идёт речь?
   - Amen, - прошептал Андрей.
   В следующее мгновение он протянул мне твёрдую фигурку, мало похожую на задиристого голема. Со смешанными чувствами я положил её в карман. Гулливер-убийца, это ж надо было придумать. Хорошо, что мне такая дикая фантазия не перешла по наследству.
   - Так зачем ты пришёл ко мне?
   Странно. Я-то думал, что Андрей вновь намеренно отвлечётся на что-нибудь менее важное.
   - Я не хочу быть вампиром, - когда я это сказал, то почувствовал себя просто глупо. Настолько беспомощно прозвучали мои слова. Так тихо и как будто неуверенно.
   - И ты надеешься на то, что я скажу тебе, как снова стать прежним, - он отвернулся от меня и небрежно смахнул с камина несколько осколков. - Забудь об этом.
   - Не знаешь или не хочешь говорить?
   Он с лёгкостью разломил пальцами большой кусок стекла.
   - Что тебя не устраивает? Ты сейчас жив только потому, что вампир.
   Мне было больно от этого заявления. Да, он прав. Я не раз избежал смерти благодаря тому, что он со мной сделал, но... Но...
   - Днём я сижу в четырёх стенах. Сплю без снов. Меня тошнит от всего, кроме крови!
   Быстрый взгляд Андрея вынудил меня замолчать.
   - Эта ерунда по сравнению с тем, что ты получил взамен, - сказал он. - Всего лишь малая жертва. Поверь, могло быть хуже.
   - Вдруг я кого-нибудь убью!..
   Андрей перебил меня:
   - Ты справился с Первым голодом, значит, тебе хватит воли не кидаться на людей. Давай спокойно всё обсудим. Ты пока ничего не понимаешь.
   - Это ты ничего не понимаешь. Я не хочу быть таким как ты.
   - О, Боже, - Андрей трагически закатил глаза. - У тебя было столько времени осмыслить ситуацию, а ты по-прежнему упрямишься. Пора уже вести себя как взрослый.
   - Так ты знаешь, как можно стать человеком, или нет?
   - Единственное, чем я могу тебе помочь, это научить быть вампиром.
   Считает, мной так просто манипулировать? Нет уж!
   - В таком случае мне от тебя больше ничего не нужно, - не попрощавшись, я направился к дверям. С одной стороны, я осознавал, что поступаю неправильно, но с другой, мне не хотелось иметь с Андреем ничего общего. Его недомолвки пугали и злили меня ещё больше.
   - Пожалуйста, не вынуждай меня действовать по-плохому, - со сдержанной угрозой сказал вампир.
   Можно подумать, раньше он действовал исключительно по-хорошему!
   Я проигнорировал его и взялся за дверные ручки.
   - Прежде чем уйдёшь, станцуй для меня вальс.
   Не успел я толком ничего сообразить, как вдруг отошёл от дверей и в следующее мгновение начал вальсировать с воображаемой партнёршей. Я пытался это остановить, но тело меня не слушалось.
   - Какого чёрта!
   - А я предупреждал, - Андрей скрестил руки на груди.
   - Прекрати сейчас же!
   - С какой стати?
   - Я тебе не игрушка!
   А танец всё продолжался. Я кружил по комнате, как юный аристократ, готовящийся к своему первому балу. Мои жалкие попытки хотя бы выбиться из такта ни к чему не привели.
   - Но ты же не можешь управлять мной! - в отчаянии воскликнул я.
   - Сознанием - не могу, а тобой - сколько угодно. Я твой Хозяин.
   - Никакой ты мне не хозяин!
   - Просто послушай. В первый месяц своего существования вампир полностью находится во власти своего создателя, то есть Хозяина. Он может делать с новеньким всё что угодно. Использовать, а потом безжалостно уничтожить, или воспитать как равного себе.
   - Как здорово, я теперь ещё и твой раб.
   - В вампирском обществе это называется не "раб", а "Тварь". По прошествии месяца Хозяин и Тварь получают иные статусы - Отец и Сын.
   - Даже не знаю, что хуже... Хватит, я больше не могу!
   - Ты должен понять, что нет пути назад. Как бы тебе ни хотелось отказываться от привычного образа жизни, придётся приспосабливаться к новому. Да, мой мальчик, рано или поздно приходится что-то менять. Можешь, конечно, твердить, что ты был доволен прежней жизнью, но это не так. Иначе ты не ввязался бы в эту авантюру.
   - Не лезь не в своё дело!
   Я не мог справиться с эмоциями. Самое обидное, что мне не было легче от того, что я в открытую грубил ему. Я боялся ответной реакции. И не зря.
   - Мне больше нравится Венский вальс, - отчеканил он.
   Меня закружило в ускоренном темпе. Я чуть не взвыл от жалости к себе.
   - Ты боишься перемен, но они необходимы. Согласись, ты же не хочешь всю жизнь проторчать в деревеньке, где тебя никто по-настоящему не ценит. Не хочешь, чтобы чрезмерная опека Элен окончательно тебя погубила.
   Я стиснул зубы и зажмурился. Да он основательно успел покопаться в моей голове!
   - Ты для неё как комнатная собачка, которая никогда не вырастет, - жёстко сказал Андрей. - Не столько из-за смерти родителей, сколько из-за эгоизма Элен ты не получил всё, что должен был. Ни приличного воспитания, ни образования. Ты всё время был у неё на виду, лишь бы ей было спокойно.
   Как он смеет так говорить о ней?!
   - Ну а ты чувствуешь себя её вечным должником, и поэтому стараешься во всём ей угождать. Даже когда видишь, что она в корне не права.
   В следующую секунду я рухнул на пол. Похоже, Андрею наскучили танцы, и он приготовил для меня что-то более унизительное...
   - Хватит, - я осторожно приподнялся. - Хватит, я всё понял.
   Мне действительно было нечего ему возразить.
   Андрей загадочно промолчал.
   - Мне до сих пор не верится, что это произошло со мной, - сказал я. - Можешь говорить что угодно, но я не готов в одночасье стать чудовищем. Ругай меня, читай морали, заставляй делать всякие глупости. Я всё равно не передумаю.
   - Если бы ты хотел стать убийцей, я бы предпочёл, чтобы Филдвик с тобой расправился. Не в моих интересах плодить, как ты говоришь, чудовищ.
   - Что это значит?
   - Позволь мне рассказать тебе кое-что, - Андрей опустился передо мной на колени, и наши глаза оказались примерно на одном уровне. - Чтобы ты доверял мне, я впущу тебя в своё сознание.
   - Ты разрешаешь мне читать свои мысли?
   - Не совсем, - на его лице мелькнула смущённая улыбка. - Это больше, чем чтение мыслей. Только ты не должен закрываться от меня. Так ты согласен?
   Я чуял подвох. Однако долго размышлять над его предложением мне не пришлось. Шанс частично расквитаться и узнать его мотивы был слишком заманчивым.
   Я кивнул.
   Несколько секунд мы смотрели друг на друга в полнейшем молчании. Мне хотелось поскорей встать с грязного пола или хоть что-то сказать, но приходилось покорно ждать непонятно чего.
   Внезапно вокруг меня стала быстро сгущаться тьма. Ко мне словно вернулось обычное зрение, я больше не мог разглядеть Андрея. Я ничего не чувствовал. Ни твёрдого пола под собой, ни запаха пыли.
   Это не могло быть вампирским сном. Несмотря на то, что я растворился во тьме, у меня по-прежнему оставалась способность мыслить. При желании я мог бы вспомнить пару сонетов Шекспира и повторить таблицу умножения. Но меня волновали более важные вещи. Надо было как-то выяснить, что происходит.
   - Всё в порядке, - голос Андрея доносился как будто издалека. - Ничего не бойся. Доверься мне.
   Мягкий свет развеял мрак, и вскоре я обнаружил, что нахожусь в парке. В воздухе витал тонкий аромат дождя и сырой желтеющей листвы. Иногда он пропадал на мгновение, но снова появлялся. Картинка перед глазами была то смутной, как в тумане, то предельно ясной. Я бесцельно брёл по аллее, хотя что-то мне подсказывало, что не стоит ничего делать без Андрея в этом странном месте. А он всё не появлялся.
   Его голос вновь прозвучал из ниоткуда.
   - С этого момента прошло почти сорок лет. Тогда я жил в Пльзене. В городе, где я родился и хотел провести всю свою жизнь. Я не собирался ничего менять. Я работал в больнице, читал лекции в университете...
   Да где же он? И куда я иду?
   - По воскресеньям я всегда отправлялся на прогулку в парк, чтобы отвлечься от забот. Но даже в минуты отдыха я не преставал думать о работе. Я не мог снять с себя ответственность за жизнь и здоровье своих пациентов. Я самонадеянно считал, что создан только для того, чтобы спасать других. Более того, работа увлекала меня настолько, что она не была для меня чем-то тяжким и ненавистным. Можно сказать, я был по-своему счастлив.
   Меня вдруг обогнал рыжий спаниель и стрелой помчался по усыпанной листьями дорожке. Я побежал за ним.
   Что происходит? Какое мне дело до чьей-то собаки?
   Я что-то кричал, но мой голос звучал необычно, почти как эхо. И тембр был не похож на мой...
   Неужели я и есть Андрей? Тот, каким он был сорок лет назад? Боже, когда я уже перестану удивляться подобным штучкам!
   Андрей игнорировал моё растерянное состояние.
   Когда я поймал спаниеля за ошейник, он успел запачкать грязными лапами юбку молоденькой женщины. Она заслоняла собой двух хихикающих малышей, которых, похоже, не напугало нападение.
   - Вот так я познакомился с Анной. Моя собака хотела поиграть с детьми, а она бросилась на защиту своих питомцев. Мелочь, но что поделать, если жизнь состоит из мелочей, которые поначалу кажутся незначительными?
   Тем временем я что-то говорил и сдерживал скулящую от нетерпения собаку. Кто-то из детей протянул к ней руку, чтобы погладить её, но бдительная няня тут же это пресекла.
   Туман потемнел и стал гуще. Я вновь погружался во тьму.
   Наконец-то. Пора бы уже выбраться из чужой памяти. Не очень приятно, когда с тобой обращаются как с куклой.
   Я опять гуляю по парку. О чём-то оживлённо беседую с Анной.
   - Мы встречались с ней каждую неделю. Она была очень мила, начитана, и общение с ней доставляло мне истинное наслаждение. Всего несколько коротких встреч что-то изменили во мне. Я стал больше задумываться о таких человеческих вещах как семья. Честно говоря, совсем одиноким меня никак нельзя было назвать. Помимо родителей, у меня было множество родственников. Братья, сёстры, кузены, их дети... Но Анна, сама того не ведая, дала мне понять, как я нуждаюсь в собственной семье. Чтобы дома меня ждали не только горничная со старой кухаркой. И чтобы компанию мне составляла не только собака.
   Деревья растаяли в тумане и почти мгновенно вновь материализовались. Коричнево-жёлтую листву сменил снег. Морозный ветерок навязчиво щипал щёки. Моё дыхание превращалось в клубящийся пар. Вокруг меня радостно носился спаниель и пытался ловить пастью редкие снежинки.
   Что это, он мне всю жизнь свою будет пересказывать? Ради чего?
   - Анна пропала неожиданно. Не могу описать словами, как я к ней привязался. Я был потрясён, когда увидел детей с другой няней, - продолжал Андрей. - Поначалу я огорчился, но позже решил, что так даже лучше. Анна появилась, как ангел, и исчезла, выполнив свою миссию: я одумался и сделал предложение девице, женитьбу с которой мне так долго навязывали родители. А после Рождества...
   Да сколько можно, в этом воспоминании холодно!
   Ко мне подошла румяная от мороза девушка в шубке из явно дорогого меха. Я даже не сразу понял, что передо мной та скромная няня.
   Андрей усмехнулся.
   - Я не сразу её узнал. К моей Золушке как будто заглянула в гости Крёстная фея. Она что-то рассказывала мне про наследство, но мне было всё равно, почему она исчезла. Главное, что она снова была со мной.
   Уже привычная темнота и ощущение лёгкости. Надеюсь, это было последнее воспоминание.
   - То, что произошло дальше, по-настоящему разрушило мой привычный мир, - мрачно сказал Андрей. - Я пригласил её к себе. На улице было холодно, и Анна ещё напомнила мне о моей библиотеке...
   Меня резко выдернуло из уютной тьмы.
   Прямо в объятья Анны.
   Не трудно догадаться, почему девицам не разрешают ходить по чужим библиотекам.
   Будь я собой, то умер бы от стыда сию же минуту!
   Я не хотел быть рядом с обнажённой девушкой, не хотел трогать её, смотреть на неё... Делать с ней это... Даже не могу найти подходящие слова. Чёрт, не надо мне таких воспоминаний! Это слишком!
   Андрей, прекрати! Ты вообще меня слышишь?! Ну хотя бы скажи что-нибудь!
   Анна прижалась горячими губами к моей, то есть, к его шее. Я закрыл глаза. Или он. Какая разница, лишь бы это поскорее закончилось!
   От острой боли меня на мгновение парализовало. Я застонал. В голове всё перемешалось. Кажется, я терял сознание, если это вообще возможно в моём положении.
   Я с трудом расслышал голос Андрея.
   - До сих пор не могу понять, в какой степени здесь был замешан гипноз. В любом случае это неважно. Анна добилась того, чего хотела. Сделала меня вампиром.
   В этот момент я собрался с силами и открыл глаза. Что-то шепча, девушка склонилась надо мной и ласково провела рукой по моей щеке.
   - Она тогда была слишком молода и наивна. Мою симпатию к ней Анна приняла за нечто большее. Поэтому, едва став вампиром, она нашла меня и обратила, чтобы мы больше никогда не расставались.
   Всё, хватит. Я узнал даже больше, чем мне нужно. Так жарко. Тяжело дышать. Только не превращение. Не надо.
   Спасительная тьма. Наверное, Андрей всё же сжалился надо мной и решил закончить нашу необычную экскурсию.
   Как же я ошибался.
   Тёмный коридор. Я сижу на полу, прислонившись спиной к стене. Явственно ощущаю во рту металлический вкус крови. На меня давит чувство вины и сожаления.
   - Я не мог поверить в то, что произошло со мной до Первого голода. Долгие часы я терпел его, пока совсем не обезумел.
   Жертва его безумия была неподалёку. Несчастный спаниель лежал на боку и не двигался. Его горло было разорвано. Из приоткрытой пасти вывалился язык.
   Я всхлипнул и закрыл лицо липкими от крови руками. Меня трясло.
   - Жаль, что так получилось, - тихо сказал Андрей. - Но было бы хуже, если бы я лишил жизни человека. Не волнуйся, мальчик. Главное, перетерпеть Первый голод, дальше будет гораздо легче себя контролировать.
   "Надо же. Он помнит обо мне, а не просто сам с собой разговаривает", - я бы с удовольствием сказал это вслух от обиды, но лишь шмыгнул носом. Я всё ещё был Андреем, и его тело не подчинялось моему разуму. Да и что я мог сделать? Я, как скучный актёр, играл персонажа, не привнося в его образ ничего своего.
   - Может, ты удивишься, но я никогда не пил человеческую кровь. Не в моих принципах питаться теми, кого я спасал.
   Что?
   - Человеческая кровь выгодна для вампиров тем, что она наделяет их многими сверхъестественными способностями. Например, такими как смена облика. По сравнению с Филдвиком, мои возможности просто смешны.
   Не успел я обдумать его слова, как обстановка снова сменилась. Теперь я сидел в кресле у камина и смотрел на огонь. Высокий от напряжения голос Анны раздражал меня.
   - Анна не желала меня понимать. А я не мог так просто уступить ей. Я её не узнавал. Она уже не была той милой девочкой, с которой я гулял в парке. Мой ангел превратился в демона.
   Я резко встал и подошёл к вампирше. Её глаза воинственно замерцали алым цветом. Она хотела что-то сказать, но я прикрикнул на неё. В ответ получил звонкую пощёчину.
   Слава Богу, Андрей тогда не опустился до того, чтобы ударить женщину.
   - Она была моим Хозяином и могла делать со мной всё что угодно. Но были вещи, неподвластные ей. Она не могла заставить меня попробовать человеческую кровь и сравняться с ней по силе. Да, это серьёзный выбор, на который не может повлиять даже Хозяин.
   Анна обвила меня руками за шею и страстно поцеловала в губы. Я не сопротивлялся. Более того, ласково прижал её к себе.
   - Я говорил, что люблю её, когда она хотела этого. Делал всё, что бы она ни пожелала. Только ей было этого мало. Она хотела, чтобы я любил её по-настоящему, а не просто выполнял её приказы. Ужасно. Мне на неё даже смотреть было противно. Как можно полюбить чудовище в женском обличье? Анна упивалась своей новой сущностью, как будто это был подарок судьбы. Ей безумно нравилось ощущать своё превосходство над людьми. Иногда она походила на сумасшедшую, играющую со спичками.
   Поздний вечер. Я стою на крыльце перед дверью.
   - Я решил расторгнуть помолвку. Я понимал, что муж-вампир, преследуемый ревнивой вампиршей, мог бы стать страшным испытанием для любой женщины.
   Я сорвался с места и в несколько мгновений обежал дом. Дверь, ведущая на кухню, была подозрительно приоткрыта. Едва я подошёл ближе, в нос ударил сильный запах крови. Я не ожидал увидеть внутри освежёванных поросят, но к такому зрелищу всё равно оказался не готов. Обезглавленное женское тело корчилось на полу, словно силясь подняться. Голова жертвы валялась неподалёку, к моему счастью, лицом вниз.
   - Я опоздал.
   - Miloslava!!! - я перепрыгнул труп, и в следующий момент картинка сменилась, как в калейдоскопе.
   На персидском ковре передо мной лежит девушка. Её бледное лицо спокойно, русые волосы собраны в безукоризненную причёску. Я держу её холодную ладонь. Мои глаза застилают слёзы.
   Бросаю короткий взгляд на её истерзанную грудь и тут же отворачиваюсь.
   - Это чудовище вырвало сердце бедной Милославы, - глухо откликнулся Андрей. - Анна не пощадила никого в доме. Ни её родственников, ни слуг. Вампиры не могут приходить в жилище человека без приглашения, поэтому я был уверен, что эта семья в безопасности. Хитрая дрянь.
   Я думал, что не выдержу. Мои эмоции тесно переплелись с чужими. Казалось, что слёзы Андрея и мои тоже.
   Господи, зачем я согласился на эту пытку? Я же всего лишь хотел узнать, почему он сделал меня вампиром, и ничего больше. Как ему в голову пришла эта проклятая идея? Мне нужно знать правду. Я не успокоюсь, пока не докопаюсь до истины!
   В моих руках вдруг оказался дневник Родерика. Я нетерпеливо листал исписанные желтоватые страницы.
   - Я не знаю латынь. А моего отца очень напугали эти записи, поэтому дневник не даёт мне покоя.
   Погодите, я сейчас не говорил это вслух!
   Я поднял глаза и увидел перед собой... себя. Почти как в зеркале. Вид у меня был крайне растерянный, если не сказать виноватый. Как будто незнание латыни преступление, заслуживающее суровой казни.
   День нашего знакомства.
   - Вы не знаете латынь? - я сделал вид, будто удивлён.
   Застенчивый парнишка интересует меня гораздо больше какого-то там дневника...
   Меня оглушил громкий треск.
   Я открыл глаза и, сделав жадный вдох, закашлялся от пыли. Андрей стоял надо мной и тяжело дышал.
   - Глупый мальчик, - прошептал он.
   Я малодушно съёжился, готовясь снести наказание за дерзость. Я снова боялся его.
   Когда он прикоснулся к моим волосам, я в страхе зажмурился. Но он не сделал ничего плохого. Небрежно потрепал меня по голове.
   Как мой отец.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"