Февраль Валентин: другие произведения.

Говорят, ты стрелок. Вестерн, хоррор, повесть, первая половина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
0x01 graphic




1




- Шериф, мне только что сообщили, к нам едет маршал! - Беннетт, снял с головы широкополую шляпу и сбил ею пыль с плеча.

Ветер на улице не унимался целые сутки. Въедливой, мелкой пыли в воздухе висели килотонны.

Олби нервно взмахнул рукой.

- Погоди, Пол, не видишь, я разговариваю с человеком.

Он обернулся к чужаку, продолжая начатый разговор. Во всяком случае, так показалось Полу Беннетту, явившемуся лишь к середине беседы шерифа с незнакомцем.

- Думаю ты стрелок! Твои повадки говорят о том, что тебе приходилось участвовать в дуэлях, - Олби готовился к обстоятельной, затяжной беседе.

Чуял нутром шериф, чужак заглянул к ним не простой и так легко прощупать парня не получится. Даже ему, опытному, прожжённому шерифу это не под силу.

Джонсон не ответил, полностью игнорируя тем самым вопросы через-чур прилипчивого служаки.

Легко и уверенно ступая, он прошёл к стойке бара. В абсолютной тишине негромко стучали его каблуки. Он остановился в двух шагах от Вуди, который к этому часу наклюкался в грязь.

Вуди никогда не испытывал чувства привязанности к бурям. Потому предпочитал прикладываться к бутылочке лишь только небо над городком оказывалось во власти туч и песчаного хаоса. В остальное время он был абсолютно трезв.

Тем не менее, хотя Вуди сейчас изрядно наклюкался, это не мешало ему следить за нитью разговора незнакомца с шерифом Пересом.

Любой из всей дюжины завсегдатаев питейного заведения, что собрались нынче здесь, мог бы поклясться, что никогда не видел прежде незнакомца в городе. Однако, странный тип вёл себя через-чур уж уверенно, так, как если бы родился в "Весёлом Фермере" и прожил тут все сто лет.

- Ты что, онемел? Я спросил - ты, кажется, стрелок?..

Незнакомец, наконец-то, стянул косынку со рта, защищавшую дыхательные пути от поднятой бурей пыли, которой здесь в Аризоне всегда до чёртиков, а потом вытер этой косынкой рассохшийся и растрескавшийся рот.

- Мы знаем, что ты убил Бенджамина! - сказал шериф.

Чужак не повёл и глазом.

Он лишь едва заметно усмехнулся.

Что можно было трактовать двояко. То ли он не уважал покойного, упомянутого всуе шерифом, то ли презирал вопросы заданные шерифом.

- И Скота! Его ты тоже убил! - нажимал шериф.

- И Редклифа! - послышалось из дальнего угла.

- А Дастин - не твоя ли часом работа? - вклинился Чарли. Он сидел за столиком неподалёку, сжимая в заскорузлых фермерских пальцах стакан с недопитым бренди. - Поговаривают, сперва ты отстрелил бедолаге конечности, а потом только пустил пулю в лоб, - перешёл он на вкрадчивый шёпот.

У перевязи заржала лошадь, но никто из присутствующих не повёл и ухом. Все смотрели на высокого, худощавого и статного мужчину, одетого, как и все прочие ковбои, и внешне ничем не выделявшегося из сотен таких же, как и сам, пастухов из прерий.

Внешне не выделявшегося. Но что-то всё же кардинально отличало незнакомца от остальных.

Порывом ветра через незапертую дверь внесло облако пыли и Айк Роджерс, сидевший за столиком как раз неподалёку от двери надсадно закашлялся. Он был стар, болен и в салун заходил, чтобы скрасить противно длинными летними днями своё старческое одиночество. Его старуха умерла в прошлом году и теперь ничто не удерживало дряхлого ковбоя на белом свете.

Он встал, прошаркал к двери и прикрыл её.

- Убийца! - прошипели злобно за спиной чужака тем временем.

Джонсон не стал оборачиваться. Он и так знал, кому принадлежал противный, писклявый голос. Скорее всего, это был Пол Беннетт, мелкий клерк местного, медленно, но верно разоряющегося банка.

Местечковые ковбои, каковыми и являлись все эти завсегдатаи на удивление для такой глуши опрятной всё же пивнушки, совсем уж одурели от скуки. Эти негодяи жаждали развлечений. Только потому они навешивали на ни в чём не повинного человека трупы тех, кого сами и укокошили в разное время по тем или иным причинам.

И это Джонсон прекрасно знал.

Все бандиты весело переглядывались и перемигивались, предвкушая грядущую потеху.

О том, что итог потехи может оказаться не в их пользу, они не догадывались. Но знал это почти наверняка Джонсон.

Он взял со стойки маленький стаканчик с виски, предусмотрительно наполненный хозяином салуна, и одним махом опрокинул в рот.

- Может не надо, парни? - как бы поинтересовался он лениво, лишь только обжигающая жидкость коснулась стенок желудка. - Погода сегодня, конечно, ни к чёрту, но дерьмовое настроение далеко не повод для множества смертей.

Казалось, его слова произвели впечатление. Наверное, только поэтому на несколько минут в душном, прокуренном помещении зависла тишина. Тем не менее, хроническая скука, давно и навсегда поселившаяся в захудалом, свихнувшемся от жары и виски городке не позволила посетителям питейного заведения внять голосу рассудка и остановиться.

Руки некоторых уже привычно блуждали у рифлёных рукоятей внушительных револьверов. И вскоре целых три ствола смотрели Джонсону в затылок.

Чарли, сидевший ближе всех к незнакомцу, нажал на спуск. И смазал. Пуля из его

Чарли всегда в самом начале забавлялся. Он игрался с каждым, кого убивал, как кошка с мышью, желая вначале испугать гостя, и лишь потом убивал. Но Чарли подал заразительный пример и в дело включились остальные. Пули засвистели у головы незнакомца, словно выпускаемые из пулемёта.

Даже старик Роджерс тряхнул стариной. Он суетливо достал свой ещё более древний, чем сам, капсюльный пистолет и приподнял штуку эту над столом. Однако воспользоваться музейным экспонатом, очутившемся в искривленных подагрой руках, старый маразматик так и не сумел.

Дрожащие пальцы не смогли даже удержать тяжёлую машинку смерти и с глухим стуком пистолет вывалился из рук неудачника. Оружие с дребезжащим стуком упало на низенький столик, опрокинув недопитую Роджерсом бутылку молодого, дешёвого вина.

С плохо скрытой ненавистью Роджерс смотрел на предавшие его сухие руки в то время как вокруг уже разгорелось настоящее сражение.

Джонсон ушёл от второго выстрела ещё до того как Чарли нажал на курок. А в следующий миг в руке Джонсона появился револьвер 37-го калибра и чужак успел подстрелить троих из девяти забияк так быстро, что те не успели даже моргнуть.

В это время к салуну уже приближалось подкрепление, четверо дружков Пола Беннетта. Такие же, как и Пол, банковские клерки. Пять минут назад они решили пропустить по стаканчику. Услышав стрельбу, четвёрка, выхватила револьверы и скорым шагом направилась к двери салуна.

Двое из подстреленных Джонсоном ковбоев были живы и, кажется, всего лишь легко ранены. Но третий не шевелился.

Джонсон неспешно перезарядил пистолет, так как в нём кончились пули и спрятался за колонну, подпиравшую высокий потолок. Он ещё через окно заприметил подмогу для бандитов, и понимал, что те вряд ли встанут на его сторону. Ведь у него не было здесь друзей, так как он никогда не был в этих краях прежде.

В такой дыре, как "Весёлый Фермер", конечно, всё было против Джонсона. Даже погода. И только могучий Эрл, стоявший за стойкой, с дробовиком в огромных ручищах, похоже, сочувствовал гостю. Но Эрл не пойдёт против своих. Джонсон это понимал хорошо.

Чёрт! По легенде, ему, Джонсону предстояло разыграть из себя простака, туриста. Дескать, угораздило же дурака наведаться к диким, захолустным, задиристым фермерам! Естественно, Джонсон, не мог проехать никакой другой дорогой, как только через городок. Ведь во время недавнего паводка, снесло мост через реку.

Был только путь, через "Весёлый Фермер". Именно так называли городишко, отмеченный синим карандашом на карте Джонсона. Мост у города оказался повыше и потому вода не повредила сваи.

Естественно, банда Олби, давно и прочно обосновавшаяся в "Весёлом Фермере", даже не догадывалась об истинной цели визита Джонсона. Будь иначе, отпетые головорезы пристрелили бы его из засады ещё на пути в городок.

Буря за дверью продолжала бесноваться, тем временем старик Роджерс не сдавался. Подобрав со стола револьвер и повернув его к себе дульным срезом, он зачем-то пытался заглянуть в длинный, обшарпанный ствол, неосмотрительно нажимая в то же время на курок. К счастью у Айка не хватало силёнок завершить задуманное и он лишь беспомощно лупал свиными глазками, некогда синими, а теперь безнадёжно поблекшими, тупо разглядывая своё допотопное оружие.

Когда в салун ввалились четвёрка друзей Беннетта, они сразу отыскали глазами незнакомца, определяя его как жертву, и Джонсону пришлось нырнуть за прилавок, чтобы не подставить себя снова под свинец.

Ковбои, конечно же, чуть зевнули. И потому, выпущенный ими ливень пуль, обрушился лишь на сосновую стойку, кроша её в щепки, в то время как бармен озадаченно смотрел на разлетающиеся во все стороны осколки дерева и подсчитывал в уме убытки.

Тем не менее, довольно скоро, прикинув степень ущерба наносимого, пусть и косвенно, всей баталией, Эрл пришёл к разумному выводу, что, если он и обеднеет к вечеру то только по вине вот того малого, что прятался за прилавком.

Трое из только вошедших, израсходовали боезапас. Они неторопливо перезаряжали свои пушки, в то время как четвёртый, кажется, то был Моррис, стрелял, тщательно целясь в то место, где, по его мнению, находилась жертва и надеясь, что силы у его оружия достаточно, чтобы прострелить сосновые доски.

Но вскоре барабан Морриса тоже опустел. Ковбой только досадливо крякнул и полез в карман за новыми пулями.

Всего на минуту в прокуренном помещении салуна установилась тишина. Вот среди этой, кажущейся абсолютно неестественной тишины, сухо щёлкнул спущенным курком пистолет хоть и старого, но неугомонного Роджерса.

Старику сегодня везло. Ему фартило лишь по той причине, что капсюли в пистолете отсырели и порох не воспламенялся. Будь иначе, ствол повёрнутый прямо в лоб Роджерса, вышиб бы мозг из лысого, покрытого редкими волосиками черепа в мановение ока.

Тем временем Джонсон, к чести его будь сказано, вовремя заметил изменения, произошедшие в повадках Эрла. И когда бармен навёл на чужака свой дерьмовый дробовик, Джонсон был готов морально к тому, чтобы прикончить ублюдка.

Он всадил в массивного бармена половину барабана, наблюдая, как с каждым выстрелом Джонсона тот делает шаг назад, к стенке. И, когда отступать больше стало некуда, бармен мягко осел вниз, оставив на узорчатых розочками обоях тёмные полосы крови.

Очень скоро Эрл улёгся на пол, а из-под его тела вытекал маслянисто поблёскивающий ручеёк.

Когда Эрл успокоился, стрельба прекратилась. В воцарившейся звенящей тишине, раздался голос шерифа.

- Выходи чужак! - просипел Олби. - Не прячься!

Насколько информировали Джонсона, неделей раньше, Олби подвизался шерифом местечка, а по совместительству руководил бандой отморозков, сейчас накинувшуюся на Джонсона, а до того укокошившую и ограбившую не один десяток путешественников, на беду свою заглянувших в разное время в городок.

Банда именовалась отрядом самообороны. Но ориентировки на каждого члена преступной группировки лежали в ящике письменного стола у самого губернатора штата и за голову любого из бандитов предлагалась удивительно не маленькая сумма.

- Но я же не сделал вам ничего плохого, парни! Вы сами вынудили меня защититься!- буркнул в ответ Джонсон.

- Ты укокошил двоих уже! - сказал шериф своим, по обыкновению, добродушным голосом. - С твоей стороны это превышение пределов необходимой обороны, сынок. Ничего себе защита - убийство полицейского при исполнении. А ты сделал это, парень. Ты только что ухайдакал моего помощника Брега Шеппарда, бродяга. А ведь у Шеппарда семья. Четверо детей - мал мала меньше, жена. Она вдова теперь, парень. По твоей вине.

- Он в меня стрелял без предупреждения, - вяло огрызнулся Джонсон.

Он понимал, что эти головорезы лишь прикрываются законом и теперь, как свидетеля, его постараются не оставлять в живых. Тем не менее, его подобный оборот дела не пугал. А даже устраивал. Для того он и прибыл в городок, чтобы расправиться с ними как можно скорее.

Ну и дела!.. Джонсон присвистнул.

Внезапный удар прикладом в лицо чуть не убил его. Джонсону показалось, ему разнесли череп. Но он всего лишь потерял сознание.

Очнулся Джонсон от того, что кто-то плеснул ему в лицо водой из ковша. Ещё не пришедшего полностью в себя гостя поставили на ноги. Когда же Джонсон окончательно оклемался, увидел, что его руки крепко связаны бельевым шнуром.

- Чтобы не наделал глупостей, - пояснил шериф Олби, проследив за взглядом арестованного. - От тебя ведь можно ожидать всякого, парень, насколько я понял.

Джонсон криво усмехнулся. Это было единственным в чём он мог согласиться с шерифом. А то, что сегодня не его день, так это он почувствовал с самого утра, когда его лощадь потеряла подкову на пол пути к "Весёлому Фермеру".

- Вложите мне в руки пистолет и я задам вам по первое число.

- Вот этого и не хочется, - сказал одутловатый Олби. - Я за то, чтобы всё закончилось хорошо.

"Врёт сволочь, - подумал Джонсон. - Хэппиэндщик чёртов нашёлся!"

Шериф тем временем, сняв широкополую форменную шляпу с заросшей тёмными, вьющимися волосами головы, помахал ею перед раскрасневшимся, разгорячённым лицом, надеясь таким образом охладиться.

Немощный Роджерс всё ещё разглядывал тот револьвер, который вероятно достался старому дегенерату в наследство от его пращуров. Но в какой-то момент пистолет громко хлопнул и голову Роджерса разнесло, как гнилую дыню. И все увидели, как по стенке медленно оплывают мозги старика, вернее то, что осталось от них. Безголовый же труп с остатками шеи качнулся на скрипучем стуле, а затем медленно, и как-то, не хотя, завалился на бок.

Видимо капсюль всё же сработал.

Но никто не переживал. Старый идиот прикончил себя, таким вот хитроумным образом, но всё шло к тому.

Да, только что старый увалень порешил себя сам, тем не менее, в его сторону никто даже не обернулся. Все итак знали, забавы выживающего из ума ковбоя добром не кончатся и когда-нибудь, рано или поздно, приведут к печальным последствиям. То, что произошло с Айком, совсем не было неожиданностью для обитателей провинциального городка. К тому же, с недавних пор за стариком стали замечать склонность к суициду, ввиду его застарелой болезни, названную фельдшером рассеянным склерозом.

Определённо, Айк владел информацией относительно своего диагноза и ему, судя по некоторым редким высказываниям самого Айка, очень не хотелось закончить жизнь парализованным.

Лишь только звук падающего тела старого Роджерса затих, послышался ещё один звук, который, кажется, никто кроме Джонсона не расслышал.

Звук был похож на негромкий шлепок и донёсся со стороны широкого окна ведущего на улицу.

Да, именно на том окне Джонсон увидел нечто, что сразу он и не смог идентифицировать. Ведь существо то, если, конечно, допустить, что это было существо, оно не было ни на что не похоже. Ну, может быть, разве что имело отдалённое сходство с морской медузой.

Однако, медуз в окрестностях городка, насколько Джонсону было известно, не водилось, так как до моря отсюда не менее тысячи миль. А сухопутных медуз, насколько знал Джонсон, в природе не бывает.

Тем не менее, странная тварь, похожая на медузу и на большой серый мухомор одновременно, прилепилась к оконному стеклу и лениво пошевеливала отростками-щупальцами. Джонсону даже показалось, что медуза разглядывала людей, хоть он не заметил у неё глаз. Тем не менее, не зря же существо, в конце-то концов, прилепилось к стеклу!

Коренастый Вуди, поставивший на ноги Джонсона минутой назад, отошёл в сторонку. Между ним и окном располагалась одна из четырёх подпиравших потолок колонн, потому ковбой не мог видеть ту часть окна, к стеклу которой прилипло существо.

Шериф же был поглощён разглядыванием, статного и крепкого ковбоя, каковым ему виделся Джонсон, поэтому медузу из всех находящихся в салуне мужчин видел только сам Джонсон.

Он не торопился поделиться с местными хулиганами увиденным, так как ещё не пришёл в себя после тычка прикладом. В голове звенело. Потому многое, из виденного им в данную минуту, могло оказаться галлюцинацией на почве контузии.

Шериф тем временем замахнулся, намереваясь ударить Джонсона стволом револьвера под дых. Но в последний момент он передумал и только зло пустил под ноги жертве длинную струю слюны. Он знал итак, до захода солнца парень не доживёт. Не стоило впустую тратить силы.

Олби вспомнил, как неделей раньше они всем кагалом порешили здесь такого же недоумка, забавляясь и хохоча, и у него поднялось настроение, несмотря на то, что его лучший друг, полицейский в данное время лежал мёртвым в дальнем углу.

Шериф понимал, глупо мстить парню, который всего лишь защищался. А вот взять в свою банду ловкого и умелого пастуха не помешало бы. Похоже, парень был их, бандитских кровей и только пока не догадывался об этом.

Олби решил чуть позже поговорить с гостем на эту щекотливую тему.

Второй шлепок услышал уже и шериф. Он медленно развернулся всем массивным корпусом и тупо уставился немигающим взглядом блеклых, словно выцветших глаз на странные штуки, ползающие по оконному стеклу.

Некоторое время он размышлял, потом сказал Вуди Торресу:

- Пойди разберись, что там, Вуди.

Ковбой вышел за дверь.

Его не было минуты две. Потом дверь заунывно скрипнула и он возник на пороге в облаке пыли.

- Никого, шериф! - сказал Вуди, отряхивая лацканы плаща перчатками.

- А это что?! - указал Олби стволом на существ. - Убери эту гадость, пока я сам за них не взялся.

Вуди сосредоточенно понаблюдал за тварями. Потом пожал плечами.

- Слушаюсь, шериф! - ринулся он с места. Но не успел Вуди сделать и пары шагов к двери как резко остановился. - А не лучше ли нам, шериф, их... снять из пистолета? С улицы руками не достать. Высоковато.

- Пули разобьют стёкла, кретин! А на улице дует, как никогда. Не хочешь ли ты наглотаться вдоволь пыли, пока мы тут сидим, Вуди?.. Сбей их палкой, наконец! Мне всё равно. Не твои ли штучки? - повернулся полицейский к Джонсону. - Вы чужаки можете и не так подшутить над местными добропорядочными жителями этого тихого, богом забытого местечка.

Джонсон только сплюнул на пол. Ему не очень хотелось отвечать на вопросы ублюдка, напялившего форму шерифа полиции. Правда, везение было пока на стороне шерифа.

Не дождавшись ответа от чужого, Олби повернулся к окну и принялся более внимательно разглядывать непонятные объекты.

- Они движутся, - сказал он. Джонсон тоже видел, как медузы медленно перемещались по стеклу, оставляя за собой слизистый след. - Будь начеку, - приказал шериф подошедшему к ним Полу Беннетту и тот кивнул головой, взводя револьвер, который всё ещё сжимал в руке.

Пол направил ствол на окна, с холодным изумлением созерцая странных тварей.

- Я пока не знаю что это, - признался Олби банковскому служащему. - Но скоро разберусь. А ты стой, не дёргайся! Не дай бог, я узнаю, что это твоя работа! - сказал он Джонсону с угрожающими нотками в голосе и махнул револьвером в сторону окна.

- Шериф, там много!.. Там их много! - просипел, вбежавший в салун, Вуди. Ковбой снова принёс с собой облако сухой, мельчайшей пыли. - И там штука ещё такая. Вроде дирижабля. По-моему - она их матка, - отчего-то осклабился Вуди, хотя по всему видать было, что ему не весело.

- Что ещё за штука? - процедил шериф. - Понятнее можешь объяснить. Какой, к чертям собачьим, дирижабль? Ты, что перепил сегодня?

- Там на улице, в тридцати ярдах от магазинчика Льюиса. Там штука похожая на дирижабль. А может - на раздутую кибитку. Если по мне, так это дирижабль, шериф. Только поменьше размером. Я видел такие в Мемфисе, когда гонял туда коров с Беном год назад.

Сообщение Вуди наделало немало переполоху среди ковбоев. Многие вскочили с мест. Руки некоторых легли на рукояти пистолетов.

- Говоришь много? - задумчиво повторил шериф. - Сколько, если не секрет?

- Я не считал. Но с полсотни, наверное. И они всё прибывают. Они появляются из дирижабля. Я же говорю: он, дирижабль этот - их матка! Эта штука размером с две телеги перегородила улицу и выплёвывает из себя вот точно такие мухоморы! - кивнул ковбой на окна, к которым лепились необычные существа.

У Джонсона, который тоже смотрел во все глаза на необычных тварей за окном, давно затекли руки, но он уже не обращал внимания на это.

- Шериф, позволь мы выйдем и разберёмся, - спросил высокий худой тип с чёрной бородкой, которую наполовину скрывал клетчатый шарф, наспех обмотанный вокруг шеи.

- Валяйте, - взмахнул рукой Олби. - Только не задерживайтесь. Эти штуки, наверное, опасны.

- Мы мигом, - сказал худой и кивнул приглашающе стоявшему рядом такому же худому, но пониже ростом ковбою.

Вдвоём они вышли, впустив в салун облако всё той же мелкой, сухой пыли.

Лишь только они скрылись за дверью, как раздались выстрелы.

Беспорядочная пальба продолжалась недолго. Потом в двери ввалился один из ковбоев, тот, что повыше. На голове парня теперь не было шляпы, в руке он сжимал дымящийся револьвер с пустым барабаном.

- Чёрт! - пробормотал он глухо. - Мы в аду!.. Видел я много дерьма, но это что-то особенное.

Дверь салуна ещё раз хлопнула. Появился второй ковбой.

- Я пуст, - сказал он. - Однако впечатления - охренеть! - Он широко улыбнулся, хотя на лице ковбоя не было ни кровинки, и принялся вытряхивать пустые гильзы из револьвера. Гильзы со звоном катились по чистому, метеному деревянному полу. - ОНИ ТАМ ВЕЗДЕ! - Сказал он. - Я убил нескольких. Они не нападали, но я чувствовал исходящую от них угрозу.

У Джонсона побаливала повреждённая в давешней драке губа, но он нашёл в себе силы усмехнуться.

- Деревенщина, вы даже не поняли с чем имели дело! - сказал он насмешливо. - Ставлю доллар, вы оба большей частью мазали, если вообще хоть раз во что-то попали.

- Закрой хлебало, парень! - угрожающе прорычал бородатый. - И без тебя не сладко. Хочешь показать крутизну - выйди на крыльцо. Вот тогда мы и посмотрим какой ты герой.

- Я думаю вам, ребята, нужен хороший стрелок, если тварей много. Дайте мне парочку машинок и вы об этом никогда не пожалеете.

- Ну да, что б ты нас всех перестрелял, умник.

Кажется, это сказал Пол.

- Дайте ему, что просит. Сейчас мы все в одинаковом положении, - как-то не очень громко прохрипел Олби. - Лишний ствол не помешает. Вы видите, что творится снаружи. Харрис сказал же: там сущий ад. Я верю этому парню. Я верю вам всем. Хоть вы и ублюдки. Вынужден верить. Потому дайте пришлому оружие.

- Развяжите сперва, - протянул руки вперёд Джонсон.

Олби достал из ножен кривой кованый клинок и одним движением перемахнул верёвки.

Джонсон с облегчением разминал затёкшие пальцы, восстанавливая кровообращение.

- Держи, - сказал кто-то из ковбоев и с другой стороны салуна просвистел револьвер. Джонсон легко поймал оружие за ствол и тут же полез в карман за заряженным барабаном. Он быстро заменил пустой барабан на полный, потом коротким движением крутанул его, вслушиваясь в характерное потрескивание, как вслушивался бы меломан в милую сердцу музыку.

- Если нужно ещё, возьмёшь у Эрла. Ему машинка больше не понадобится, - Пол кивнул на распластанного бармена.

Ноги бармена обутые в почти новые башмаки размера не меньше сорок шестого торчали из-за стойки.

Джонсон сходил к Эрлу. Через минуту у него в каждой руке красовалось по увесистому пистолету. В левой - родной "смит-и-вессон", в правой - более грозная штуковина из арсенала Эрла - "магнум" сорок четвёртого калибра.

Что ж, Эрл был крупным мужчиной и потому оружие подбирал под стать себе. Джонсон проверил второй револьвер. Всё работало.

Ковбои, заметили неслабый профессионализм приезжего в обращении с оружием и у них возникло нечто вроде уважения к пришельцу.

- Зуб даю, ты воевал, - хрипло сказал кто-то из клерков, кажется Ларри, буравя взглядом тёмных южных глаз исподлобья чужака.

Ларри пришёл в салун в составе той самой четвёрки друзей Пола Беннетта, что заявились позже остальных.

- На гражданской. Где ж ещё, - неохотно подтвердил Джонсон. - Я сражался в бригаде генерала Томаса Джексона по прозвищу Каменная стена, который остановил прорыв на левом фланге в сражении с северянами и тем самым переломил исход сражения.

- Я слышал об этой битве, парень. Мой брат участвовал в ней тоже и получил медаль, - проскрипел бородатый в клетчатом шарфе. - Да чего теперь, - махнул он несуразно длинной рукой. - У нас тут не менее жарко будет уже через час, чует сердце!

Джонсон повернулся боком к Олби и взглянул на пытавшихся проникнуть в салун медуз. Он знал наверняка, что имея два пистолета, он мог дать отпор любым тварям. Он не по наслышке знал, что даже обыкновенный "смит-и-вессон" 37-го калибра может натворить немало бед, если попадает в умелые руки. Джонсон слыл ловким стрелком, неоднократно побеждал, как в групповых, так и в одиночных схватках, а потому не опасался за себя.

То ли дело эти парни, привыкшие действовать толпой и исподтишка. Вряд ли они способны помочь ему в трудную минуту, когда такая случится. Скорее всего, разбегутся, как крысы, бросив раненых и умирающих.

Пока что медуз сдерживали стены, но рано или поздно существа сумеют проникнуть в помещение и тогда действительно, как сказал, бородач, "станет жарко" в этой забегаловке. Пока, на вид безобидные существа, лишь ползали взад и вперёд. Но слизь, которую вырабатывали их железы, уже разъедала стекло и некоторые из ковбоев так же заметили этот факт.

Многим из находящихся в здании уже было страшно. Но их нынешние страхи были ничем, по сравнению с тем, что им предстояло пережить в будущем. Люди не знали с чем столкнулись и одно это обстоятельство вселяло в душу неуверенность и желание бежать, бежать куда-нибудь без оглядки.

Но бежать некуда. Ведь путь к бегству преграждали всё те же странные твари и не менее странный какой-то чёртов дирижабль, который предположительно являлся живой базой для десятков, а может быть сотен, невиданных ранее людьми существ.

- Они проели стекло! - истерично воскликнул один из мужчин, кажется Беннетт. Лицо банковского клерка исказила гримаса ужаса. Он попятился было к задней стене салуна, но чуть не упал, споткнувшись о тело обезглавленного старого Айка. - Нам точно конец! - просипел он, теряя окончательно остатки самообладания.

И, действительно, кислотная слизь, что выделяли медузоподобные существа, к этому времени насквозь проела одно из стёкол и меньшая из тварей проникла в помещение. Медуза сперва шлёпнулась на подоконник, потом легко и беззаботно воспарила в воздух, совершенно не испытывая проблем с гравитацией.

Стрелять в маленького монстра никто не решился, поскольку стрельба, как они уже знали, могла повредить окно. А в таком случае в салун ворвались бы все твари, которых по заверениям побывавших снаружи ковбоев, на улице было полным полно.

- Прикроете меня, - кивнул Джонсон шерифу и бородачу и, сжимая крепкими пальцами рифлёные рукояти, направился к выходу.

Он всегда предпочитал действовать, а не отсиживаться. Так было и на войне. Возможно, он потому и выжил в той войне, что всегда стремился опередить противника. Теперь перед ним был тоже враг. Незнакомый, невероятный, мистический враг.

Олби и Брюс - как звали бородача - встали по бокам от двери, а Джонсон ударом ноги распахнул одну из створок.


2




То, что Джонсон увидел, повергло его в шок. Он ожидал встретить за дверью всё что угодно, только не такое. Но это, конечно, только после того, как глаза привыкли к яркому свету.

Ветер к тому часу стих и пыль не висела, как прежде, в воздухе густой, удушающей завесой. Поэтому ничто не заслонило Джонсону то, что местные ковбои нарекли дирижаблем.

Да, внешне штука весьма отдалённо напоминала упомянутый аппарат. Но сходство такое было весьма условным. Джонсон сравнил бы огромную хрень, висевшую в воздухе в десяти шагах от крыльца с гигантским веретеном. Конечно, и его сравнение было приблизительным. Тем не менее, штуковина, которую он видел, была не меньше десяти обхватов в поперечнике, если бы её, вдруг, пожелал измерить взрослый мужчина.

Вокруг дирижабля располагались уже знакомые Джонсону медузы. И все они кружились вокруг огромного объекта в каком-то невероятном, медленном танце.

Вращались они все разом. Но не это главным образом поразило Джонсона. Его удивило другое. Медузы, равномерно расположившиеся по всей поверхности дирижабля, составляли некий геометрически правильный узор, что-то вроде сети правильной тороидальной формы.

Вся упомянутая сеть-тор одновременно во всех своих частях вращалась вокруг дирижабля на расстоянии не менее метра от стенок последнего.

- Мать честная! - воскликнул Джонсон, прежде чем поднять горизонтально револьверы.

Краем глаза он заметил и других медуз, не участвовавших во вращении вокруг дирижабля-веретена. Эти или висели в воздухе, свободно барражируя, или прилепились к запыленным недавней бурей, стенкам домов.

- Ну что? - послышался нетерпеливый голос шерифа.

Одной ногой Олби придерживал дверь раскрытую Джонсоном, тем самым не позволяя ей закрыться. Однако блюститель порядка не решался выйти наружу.

Джонсон не ответил. Осторожно ступая, он спустился с крыльца, а потом принялся пятиться от странного дирижабля, всё время держа непонятную штуковину под прицелом.

Он слышал, как к двери подошёл ещё кто-то. По звону шпор Джонсон мог бы определить, что это Вуди. Ведь только у Вуди были шпоры с характерным дребезжащим жестяным звуком.

Несколько медуз слева от Джонсона соскользнули по стене и, используя щупальца вместо ног, направились к отчаянному ковбою. Джонсону казалось, он спит и видит сон! Но он предпочёл не спешить с выводами.

Послышался дробный топот. Видимо одна из лошадей, чего-то испугавшись, сорвалась с привязи. Её быстро удаляющееся ржание сопровождало топот копыт, пока всё не стихло.

Ветер уже успокоился, но пыль висела в воздухе, как это часто бывает после бури. И как-то странно шелестели медузы, вращаясь сплошным, шевелящимся коконом вокруг уже знакомого Джонсону дирижабля-кокона.

Одна из медуз подобралась слишком близко к ноге Джонсона. Настолько близко, что измазала шпору Джонсона слизью. Лицо ковбоя исказила гримаса омерзения, когда он вдавливал тварь подошвой в сухой, плотный песок.

Джонсону показалось, что он выдавил не менее трёх унций зелёной слизи из маленького монстра, прежде чем тварь перестала совсем дёргаться под его сапогом.

Вторую он отшвырнул от себя коротким ударом ноги. Тварь очертила в воздухе длинную и пологую дугу и с силой врезалась в доски старого забора, тут же превратившись в тускло-зелёную кляксу, медленно оплывающую вниз. Щупальца медузы всё ещё шевелились, хотя её самой уже не существовало и Джонсону пришла в голову мысль о необыкновенной живучести тварей.

- Как ты там? - послышался из-за двери простуженный голос шерифа.

Но чужак снова оставил вопрос шерифа без ответа. Не было смысла переговариваться с местными пьянчугами, когда вся улица кишела непонятными тварями.

Те твари, что не кружились вокруг веретена, роились небольшими

группами там и сям. Они словно совещались. Или, может быть, готовились напасть на людей.

- Видел я много дерьма в своей жизни, - всё тем же сиплым голосом заметил шериф, - но с таким встречаться не доводилось.

Джонсон только хмыкнул, удивляясь тому, как могут совпадать мысли людей. Из двери высунулась голова Чарли и юркнула обратно. Потом показался он сам. Чарли важно вышел на крыльцо и осмотрелся. Вопреки выпитому, выглядел ковбой трезво. Но так Джонсону могло только показаться.

- Готов поспорить на что угодно, - сказал Чарли, не глядя на чужака, - что ты, парень, из полиции, - сказал он, имея в виду, конечно же, Джонсона. - Слишком уж ты умён для простого ковбоя, малыш.

- Потом поговорим, - буркнул нехотя Джонсон и поднял револьверы повыше.

Не хватало ещё, чтобы они с Чарли начали выяснять отношения прямо сейчас, когда его, Джонсона внимание приковано к странному веретену.

Внезапно Джонсону показалось, что чудное веретено сдвинулось с места. Оно вздрогнуло и медленно, очень медленно поплыло в воздухе в восточном направлении. То есть, туда, где в данную минуту стоял, широко расставив свои длинные ноги в ковбойских сапогах, Джонсон.

Джонсон неспешно взвёл оба курка. Те медузы, что находились возле веретена, стали кружиться быстрее и шелестенье их, соответственно, усилилось.

Теперь и шериф вышел, осмелев. Следом за шерифом выбрался Пол.

- Чёрт! - сказал Пол, бледнея, - Оно сейчас сожрёт тебя, парень!

Джонсон и сам давно заметил в торцевой части веретена какое-то углубление, похожее на воронку или что-то около того. Зев воронки зиял чернотой, казался бездонным и глядел прямо на Джонсона.

- Стреляй, сынок! Наделай в ЭТОМ дырок, пока оно тебя не ухайдакало! Или уходи с дороги, пока не поздно! - шериф, похоже и вправду волновался за жизнь чужака.

Сие обстоятельство немного удивило Джонсона, но не настолько, чтобы упускать из внимания дирижабль с мёртвенно бледными и слизлыми существами, похожими одновременно на медуз и мухоморы.

На крыльце громко топнул ногой Пол. Из-под каблука его брызнули во все стороны остатки медузы. Потом взмахнул револьвером, удерживая пушку за ствол и вторая медуза разлетелась мелкими, зелёными брызгами. После этого с гримасой омерзения, тщательно вытер рукоятку револьвера о штанину кожаных брюк и весело подмигнул шерифу.

Джонсон заметил, что в тех местах, где слизь коснулась брюк Пола, кожа брюк потемнела и слегка задымилась.

- Кажется, они не настолько и сильны! Да, шериф? - сказал игривым тоном Пол.

- Закрой пасть, идиот. Ты видишь, сколько их на улице? Это тебе не по жестянкам за салуном стрелять, дурья башка. Не болтай понапрасну и смотри в оба. - Приказал шериф.

Медуз и вправду на улице было более, чем с избытком. Причём, ещё пару минут назад, кажись, их было вдвое, а то и втрое меньше.

Только теперь, в лучах солнца, выглянувшего, наконец, из-за туч, ковбои заметили странную раскраску медуз. Всё эти твари имели под капюшоном горизонтальные полосы, опоясывающие их почти прозрачные тельца по горизонтали.

Полосы придавали медузам некоторое сходство с осами. Или с шершнями. Только чередующиеся жёлтые и тёмные полосы выглядели намного бледнее, чем у упомянутых здесь насекомых.

Джонсон ещё пятился назад с револьверами наготове. Но он уже понял, что пули против всей мерзости, что они наблюдали, бесполезны. Да и во всём долбаном салуне, с его малахольными ковбоями, не найдётся столько патронов, чтобы можно было прикончить всех тварей.

Вели себя медузы пока спокойно, но, как уже выразился ранее, бородатый ковбой, от тварей, похожих и на мухоморы и на медуз одновременно, исходила некая невидимая угроза.

Джонсон поднял револьверы на уровень головы и нажал оба курка, целясь в ближайших монстров. Стволы изрыгнули огонь, а пули, не встречая сопротивления, легко вошли в студенистые тельца, пробивая те насквозь. Из небольших дырок, проделанных пулями, на горячий песок полилась зеленая, слизистая жидкость.

Медузы тоже упали в песок. Они больше не шевелились. Только слегка подрагивали их гибкие щупальца.

- Чует моё сердце, - между тем сказал Олби, сдвигая стволом заряженного револьвера форменную шляпу на затылок, - досидеть сегодня спокойно в салуне нам вряд ли удастся, ребята.

Джонсон с холодным изумлением наблюдал, как дёргаются на песке, подстреленные им медузы. Джонсон понимал, что прежде, чем что-нибудь предпринять, следует разработать, хоть какой-то, план. И составить такой план необходимо было как можно скорее. Вот для чего он, рискуя спровоцировать на возможную атаку против себя медуз, подстрелил парочку.

Зато он теперь знал, что слизь существ может растворять стекло, эта же жидкость почти проела подошву его сапога, но на песок она не подействовала нисколечко!.. Конечно, радости от такого открытия мало, но хоть что-то в арсенале знаний о непонятных монстрах.

- Они собираются в воронку! - воскликнул Чарли, указывая револьвером в сторону почты, где медузы с самого начала группировались более плотно.

Из салона стали появляться другие ковбои. У некоторых пушки уже были в руках. Последним вышел Ларри, тщедушный, невысокий, брюнетистый мужичонка.

У Ларри в руках не было оружия. Но, по описанию, выданному губернатором, Джонсон Хилл знал, что Ларри Круз являлся одним из самых опасных стрелков в округе. Многие уже поплатились жизнями только из-за того, что вовремя не оценили скоростные навыки парня, способного выхватить револьвер, когда это было нужным, в мановение ока. Хотел бы Джонсон иметь такого стрелка у себя в помощниках. Но, видно, не судьба. Скорее всего, они схлестнутся очень скоро недалеко от салуна

Если честно, Джонсон опасался Ларри. Если брать во внимание всю свору местных бандитов, именно с Ларри он не хотел бы доводить дело до вооружённого конфликта. Однако, если уж на то пойдёт, Джонсон не станет, конечно, увиливать от дуэли. Не станет прятаться ни от Ларри, ни от других ковбоев, возникни между ними перестрелка в очередной раз.

Джонсон просто делал своё дело, за которое получал зарплату. И перестрелки частенько случались, конечно же, в его работе и приходилось нажимать курок, обагряя кровью благодатную американскую землю во имя порядка и справедливости.

Фемида не терпит насилия, но сама применяет таковое частенько. И с позиций закона такое положение дел оправдано.

Внезапно кто-то неподалёку взвыл. Шериф, который стоял на середине крыльца, увидел как один из ковбоев пытается дотянуться обеими руками до чего-то недосягаемого позади него. И только, когда Моррис завертелся волчком, словно его ужалила в спину змея, а это был Моррис, шериф увидел, что так проняло обычно невозмутимого ковбоя. Округлившимися глазами Олби, как и все остальные, кто вышел на крыльцо, смотрел на словно приклеившихся к широкой спине Морриса парочки медуз, которые словно впились в спину бедного ковбоя.

Револьвер Морриса лежал у его ног, но он, кажется, даже не вспоминал об оружии. Лицо ковбоя перекосило от боли, а сам он был бледнее мела.

Олби поднял свою воронёную пушку на уровень груди, целясь в тварей, однако не решался нажать на курок, хотя потерпевший орал ему, чтобы тот стрелял.

Похоже, сам Моррис, обезумев от раздирающей его боли, не соображал, что говорил. Ведь пули, выпущенные Олби в медуз, сидящих на его дружке, пробили бы Морриса навылет.

Джонсон Хилл тоже повернулся на крики ковбоя. Он мог бы снять парочкой метких выстрелов прилепившихся к Моррису медуз, но слизь, при попадании в медуз, обязательно обрызгает не только Морриса, но и стоявших неподалёку ковбоев.

По всему видать было, слизь действовала подобно серной кислоте. Она, не церемонясь, проела кожаную куртку Морриса и теперь разъедала его тело. Моррис был обречён и все это понимали.

Так думал и шериф. Поэтому после первой минуты замешательства он прицелился получше и всадил в былого подельника не меньше трёх пуль. После чего тот упал и задёргался на рассохшихся ступеньках.

В принципе всё произошло достаточно быстро. И, когда Пол Беннетт заметил, что одна из простеленных медуз всё ещё подаёт признаки жизни, он сбил её с бездыханного тела своего товарища носком сапога и всадил в неё ещё пару пуль, наблюдая, как чудовище оплывает и растекается зеленоватой лужицей, быстро впитываясь в песок.

Пол зло сплюнул в сторону добитой медузы. И тут же громко выругался. Наверное, для поднятия своего боевого духа, а не со зла. Ведь зла уже ни в ком не было. Был только тягучий, противный и липкий страх, который медленно завладевал сознанием каждого.

- Эти твари убьют всех, если мы что-то не придумаем! - сказал он хрипло.

- Это точно! - таким же хриплым, севшим голосом поддержал его Ларри, затравленно озираясь вокруг.


3




Из салуна послышались вопли. Похоже, то был Вуди Торрес.

Фрейзер Ли, один из банковских служащих из компании Пола Беннета, стоявший в данное время ближе других к двери салуна, рванул её за медную ручку и шагнул внутрь. То, что увидел Фрейзер, повергло его в шок, если не сказать больше. На полу лежал Вуди.

Вуди с головы до ног был облеплен медузами. Он остервенело катался по полу, сбивая встречающиеся на пути стулья. Глаза Вуди чуть не вылезали из орбит. К стене неподалёку прислонился Дюк Нельсон, лицо которого было белее мела. Дюк тупо таращился на приятеля, не зная чем тому можно помочь. Кисть левой руки Дюка покраснела и опухла. Видимо совсем недавно он пытался снять с товарища одну из тварей и при этом получил сильный ожог.

Постепенно Вуди затихал. А вскоре и совсем успокоился. Из-под слизлой, копошащейся массы уже видна была только половина его лица с выпученным глазом. Ещё Фрейзеру бросилась в глаза правая рука Вуди с зажатым в ней револьвером. Единственный видимый Фрейзеру глаз уставился на только вошедшего. Но, скорее всего, Вуди уже ни черта не соображал от захлестнувшей его дикой боли. Слизь, которую выделяли твари, давно проела одежду несчастного. Она теперь добралась и до мышц ковбоя. А это, насколько понимал Фрейзер, означало конец для Вуди.

И, словно отвечая мыслям Фрейзера, ошарашенного увиденном сейчас, здесь в салуне и тем, что произошло за последние пару часов, следуя указаниям, на какой то миг чудом прояснившегося сознания, Вуди поднёс револьвер к виску и нажал спуск.

И ничего!.. Ровным счётом, ничего не произошло. То ли отсыревший патрон дал осечку, то ли в барабане попросту уже не осталось патронов.

Фрейзер, так же, как и Дюк, не знал, что можно сделать, чтобы вытащить Вуди из клубка омерзительных тварей, не рискуя при этом самому оказаться жертвой.

Наверное, Вуди уже нельзя было ничем помочь. Слишком много он получил ожогов. Для Фрейзера давно не являлся секретом тот факт, что слизь, выделяемая монстрами, действовала на тело человека не хуже концентрированной кислоты.

Фрейзер понимал, что твари ни за что не отпустят Вуди. Они не оставят его в покое. Потому единственным способом прекратить мучения товарища, было пустить ему пулю в лоб.

Трясущейся рукой Фрейзер поднял револьвер, целясь в выпученный глаз Торреса и нажал на спуск. В пустом помещении единичный выстрел Фрейзера прозвучал оглушительно громко. Торрес, а вместе с ним и копошащаяся масса мухоморно-медузных существ, вздрогнули. Из пустой глазницы ковбоя во все стороны брызнуло что-то, напоминающее слизь. А потом из-под всей этой невообразимой кучи-малы заструился тёмный ручеёк.

Ручеёк быстро подобрался к ноге Фрейзера.

Дюк так и не произнёс ни слова за всё время пребывания Фрейзера в салуне. И только, когда прогремел выстрел, он громко втянул в себя воздух, а затем плавно опустил руку с револьвером, что держал до этого наведённым на облепивших Вуди существ.

- Как они проникли в помещение? - глухо спросил Фрейзер у Дюка.

- Через окно. Они прошли через вон то окно.

- Чёрт! - не смог удержаться Фрейзер.

Они оба с Дюком работали в одном и том же банке и прекрасно понимали друг друга, используя минимум слов.

Фрейзер подобрал с пола револьвер Торреса, стараясь не задеть присосавшихся к трупу медуз, и открыл барабан. Барабан, как и следовало ожидать, был пуст. Несомненно, Торрес героически сражался, прежде чем тварям удалось одолеть его. Ковбой отстреливался до последнего, однако перезарядить ему пушку не дали твари, мгновенно набросившиеся на него.

Внезапно Фрейзер догадался, что и револьвер Дюка тоже пуст. Это открытие не то чтобы поразило Фрейзера, но оно сказало ему о многом. О том, например, что, пока они прохлаждались, всей оравой, снаружи, здесь в салуне шёл нешуточный бой. И в бою этом, как и в любом другом, были победители и побеждённые - около десятка зияющих дырами медуз валялись по всему салуну. Они свисали со столов, стульев, лежали на полу и даже парочка их покоилась на настойке бара.

Отчего же все они, все мужчины не услышали криков Торреса и Дюка, их отчаянной пальбы?.. Наверное, всё оттого, что битва была короткой и стремительной, а на улице тоже стреляли. Звуки более близких выстрелов заглушили звуки выстрелов производимых в салуне. Услышь те ковбои, что были снаружи, пальбу Вуди и Дюка, они непременно пришли бы на помощь товарищам.

***

В то самое время, как Фрейзер и Дюк обсуждали некоторые подробности давешнего боя в салуне, у крыльца того же салуна Джонсон пытался выяснить, что происходит внутри веретена и каким образом оттуда появляются всё новые и новые медузы. И он даже набрался духа заглянуть в нутро дирижабля-веретена, предусмотрительно удерживаясь на почтительном расстоянии от последнего.

Сейчас было тихо на улице. И Джонсон услышал одиночный выстрел прозвучавший минутой раньше в салуне. Однако, один единственный выстрел не способен вывести из равновесия матёрого стрелка, давным-давно попривыкшего к потасовкам, пальбе и погоне за преступниками.

С минуту Джонсон, склонив голову на бок и не теряя бдительности по отношению к уже вылетевшим из дирижабля медузам, вглядывался в чернильно-непроницаемое нутро веретена, но краем уха он уловил всё тот же дробный перестук копыт, что уже слышал какое-то время назад.

Стук копыт доносился издалека. Но он приближался. Это Джонсон определил точно.

Везде по улице висели в воздухе медузы. Естественно, они пугали сорвавшегося с привязи скакуна, того самого звук копыт которого теперь слышал Джонсон. Мечущаяся по улицам, лошадь искала спокойный уголок, где ей можно было спрятаться от непонятных существ.

Тем не менее, медузы уже заполонили улицы Весёлого Фермера.

Ещё Джонсон уловил далёкий человеческий крик. Крик исходил не из салуна и, тем более, он не принадлежал никому из тех ковбоев, что находились неподалёку. К тому же крик был женским, и среди всех этих ряженых алкашей, что теперь окружали Джонсона, не было женщин. Будь иначе, он бы это знал.

Теперь Джонсон шагнул поближе к веретену. Он наклонился, как можно, ниже, пристально вглядываясь в воронку на торцевой части объекта.

В это самое время из-за поворота выскочила лощадь. Она показалась из-за угла аптеки и, заложив крутой вираж, остановилась, как вкопанная. Бока животного тяжело вздымались. Широко раздутые ноздри ещё больше напряглись, может быть, при виде такого количества вооружённых людей. Но с другой стороны вид людей успокаивал животное и оно, нетерпеливо перебирая ногами, склонило голову, словно бы кланялось.

Тем временем, Джонсон во второй раз услышал женский крик. Уже более отчётливый. Да, кричала женщина. Далёкий, едва слышимый зов о помощи услыхали многие из стоявших на улице ковбоев.

- Похоже на голос Шейлы. Шейлы Нельсон, - сказал Беннет, который без сомнения знал каждого жителя Весёлого Фермера, так как родился в этом городке. - Но что она делает там? Она же живёт в другой стороне! - в некотором недоумении пожал плечами он.

- У водокачки проживает её кузина. Зоя Бейкер... Шейла часто заходит к Бейкер поболтать, - сказал Олби Перес, в обязанности которого входило не только знание жителей городка поимённо, но шериф, без сомнения, вдобавок ко всему знал, кто, чем занимается в этом маленьком, захудалом городишке.

- Сдаётся мне, Нельсон нужна помощь, - пробасил шериф и посмотрел на лошадь прядущую ушами всего лишь в сотне метрах от крыльца салуна.

- Это лошадь Морриса, - сказал Пол, уловив взгляд шерифа. - Ему она уже не нужна.

- Это точно, - нахмурился шериф.

Решение возникло спонтанно. Джонсон знал, где находится водонапорная башня. Он проезжал мимо той штуки, когда въезжал в городок.

- Я поеду, - сказал тоном, не терпящим возражений.

Никто и не подумал перечить чужаку. Тогда Джонсон подошёл к лошади и, стараясь не делать резких движений, чтобы её не напугать, взял под уздцы.

Лошадь настороженно косила на ковбоя лиловым глазом, однако предпочла не убегать. Конечно, Джонсон не был знаком ей, но те твари, что висели над улицами Весёлого Фермера, казались животному более опасными. И лошадь только понуро склонила голову, ожидая, когда всадник вскочит ей на спину.

Джонсон не заставил себя ждать. Вот он только вставил ногу в стремя, а вот он уже верхом на лошади. Джонсон сильно натянул поводья и, почувствовав опытного всадника, лошадь загарцевала. Странно, что медузы до сих пор не напали на животное. Возможно, они не идентифицировали лошадей с поживой. Но, может быть, ей просто везло до этой минуты.

Тем не менее, лишь только Джонсон оказался на лошади, одна из медуз пошла в атаку. До того она висела, в паре метрах от земли, вяло пошевеливая упругими щупальцами неподалёку, и вот теперь поплыла, словно подталкиваемая ветром, правда не очень быстро, к ковбою.

Джонсон заметил атакующую тварь. И, ещё задолго до того как медуза сумела приблизиться, метким выстрелом продырявил полосатое тельце. Медуза выпустила положенное количество слизи и с громким хлюпаньем упала в песок.

Никто из ковбоев даже не шевельнулся. Все только наблюдали. Ведь все присутствующие здесь и так знали, что справиться с одиночной медузой, имея при себе револьвер с барабаном полным патронов, сможет даже мальчишка. То ли дело, когда в атаку шло несколько медуз.

Ещё более неприятным было, когда медуза или несколько таких тварей подкрадывались сзади. Моррис погиб, именно, из-за нападения существ сзади.

- Жаль, лошади сбежали. А то я поехал бы с тобой, парень, - сказал с некоторым сожалением шериф. -И я, - добавил Ларри.

- Чарли, найди лошадей, чёрт побери! Они нам всё-равно понадобятся! - крикнул Олби ковбою. Чарли нервно передёрнул плечом:

- Ты же видишь, шериф, по улицам не пройти, - взмахнул рукой Чарли в сторону развесившихся над улицей медуз.

- Да уж, во сне такое дерьмо не приснится, - проворчал Олби и поморщился.

Впервые за всё время пребывания в городке Джонсон увидел, как рука Ларри легла на рукоять покоящегося в кобуре револьвера, когда он ободряющим взглядом посмотрел на чужака. Джонсон пришпорил лошадь, а вскоре скрылся за поворотом. По пути он думал, что если Ларри не натворил чего-то чрезвычайного в городке, то ковбоя, пожалуй, можно будет завербовать соответственно закону штата. Одно он понял, лишь только встретился взглядом с Ларри: Ларри терпеть не мог всех этих мерзавцев тусующихся с утра до ночи в салуне. А, значит, у Джонсона появился союзник, случись перестрелка между чужаком и бандой. Уже хоть что-то.

Он мчался аллюром по улице, иногда пригибаясь, когда на пути встречалась медуза. И вскоре увидел верх водонапорной башни, выглядывавшей из-за пологого ската обитой жестью крыши.

Узкая улочка расступилась внезапно и Джонсон оказался на небольшой площади.

Первое, что он увидел на площади - фургон без тента. Посреди фургона стояла девушка и отбивалась от кого-то отрезком металлической трубы. Надо отдать должное, трубой девушка орудовала с ловкостью достойной похвалы. Ведь на неё наседало с полдюжины мерзких тварей.

Он, не медля, включился в дело. Двоих медуз Джонсон расстрелял ещё издали. Одну прихлопнул, подъехав ближе. А с остальными расправился, когда, подхватив девушку и усадив её впереди себя на коня, уезжал с этого неприятного места.

Беглый огонь из револьверов являлся коронкой Джонсона. Он частенько выручал парня в передрягах, когда те случались. Но в этот раз маршалл превзошёл самого себя.

Виртуозное владение оружием оценила и девушка. Отметив точность попаданий спасшего её стрелка, она прицокнула языком и удивлённо посмотрела на Джонсона.

- Маршалл федерального округа, Джонсон. Джонсон Хилл, - представился чужак и вонзил шпоры в бока лошади, уходя от прямого столкновения с двумя спикировавшими с крыши соседнего дома на людей медузами. - Вас зовут Шейла? Шейла Нельсон?

И Джонсон погнал лошадь назад к салуну, где маршалла поджидала его работа - арест целой дюжины мерзавцев, на протяжении года терроризировавших добропорядочных и миролюбивых жителей городка.

- Откуда вы знаете моё имя? - удивилась девушка.

- Шериф сказал, - не вдаваясь в подробности, пояснил маршалл.

- Олби, - процедила девушка.

- Он самый.

Джонсон чуть сбавил аллюр скакуна. Ему показалось, что улица сильнее запружена медузами, чем каких-то пять минут назад. В окнах тянувшихся вдоль дороги домов он не видел никакого движения. Город словно вымер. Так оно и было, скорее всего. Ведь за стёклами окон не видать было людей, но зато, и это Джонсон видел ясно, там висели медузы.

- Вас что-то напугало? - почувствовала нервозность представителя закона девушка.

- Не напугало. Насторожило, - сказал Джонсон. - Это разные вещи.

- Очень интересно, - фыркнула Шейла.

Девчушка явно недолюбливала, когда её поучали.

- Интересного мало, - нахмурил лоб Джонсон. - Нас отследили.

- Кто?

- Медузы. Вот эти твари, похожие на медуз, грибы и пауков одновременно. Что за дьявол их породил! - не удержался он от восклицания.

- Мне казалось, никто не придёт на помощь, - сказала девушка.

- И такое бывает, - кивнул, соглашаясь, Джонсон. - В жизни всякого дерьма хватает.

- Откуда они взялись?

Джонсон лишь передёрнул плечами. Ему не хотелось отвечать на вопрос. На такие вопросы частенько не бывает ответа.

В какой-то момент путь им преградила, лежащая поперёк дороги лошадь. Видно, одна из тех, что сорвались с привязи у салуна. На крупе лошади по-хозяйски расположились несколько медуз. Две из них уже насосались крови. Они разбухли и казались двумя красными бурдюками. Остальные, скорее всего, совсем недавно присоединились к пиршеству, потому были, обычного своего вида, мутно прозрачные.

Скорее всего, твари перешли на кровь животных, потому что в городе совсем не осталось людей. Шейла увидела раздутых медуз. Побелев лицом, крепко вцепилась в руку Джонсона.

- Как быстро... Как быстро они уничтожили всё. Этот город..., - пересохшим ртом прохрипел Джонсон.

Маршалл пришпорил лошадь и, разогнав её, заставил перескочить через медуз.
  
  
(Продолжение следует)

  
0x01 graphic

  
  
  



 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"