Fieryrat: другие произведения.

Глава 2. Семья, или Всё в соответствии с заказом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любишь подарки? Не возмущайся, когда их получаешь.
    Или сколько волка ни корми, а у слона всё равно уши больше (с) Лектор по курсу "Линейная алгебра и аналитическая геометрия"

   Драконы - подлые существа. Но чёрные маги, и люди вообще, куда подлее, о чём ни те, ни другие обычно не догадываются. На беду дракона, Керлик не просто догадывался. Он отлично знал. И пользовался своим знанием.
   Драконы мудры, но вечный голод, внутренний жар и страсть к драгоценным побрякушкам, в особенности, к золотым монетам и обработанным алмазам, превращали глубокий, аналитический ум в один узконаправленный инстинкт младенца "дай!", что известно любому драконоборцу.
   Молодые драконы в золотой стадии юношеского максимализма, как и молодёжь прочих рас, не славились ни рассудительностью, ни послушанием старшему поколению.
   Дракон Си-х-Ха, резвящийся во владениях Керлика, был юн, строптив и недальновиден. О людях он судил на основе баек взрослых братьев, потому не понимал, отчего Главный запретил вылазки на территорию двуногих обезьян.
   Вот гномы - это да, у них секиры, чеканы и щиты из специальной стали. Си-х-Ха как-то не мог предположить, что люди тоже способны облачиться в латы гномьей работы, а острое и длинное копьё куда удобней в борьбе с драконами, нежели мощное, но короткое оружие подгорного народа. Эльфы с их заговорёнными стрелами также представлялись сильными противниками, но отчего-то крылатый юнец не додумался, что и у людей встречаются волшебные стрелы и мечи. Да и профессия кузнеца человечеству более чем знакома.
   Первым, поистине удивительным открытием для Си-х-Ха стала встреча с беловолосым чародеем, однако правильных выводов дракон не сделал, так как маг спешил. Чуть не потеряв двух товарищей, тот перенёс свою компанию в неизвестном направлении. Уже это действо насторожило бы склонное к размышлениям существо, но не Си-х-Ха. Он приписал себе великолепную победу над страшным врагом и отправился гонять очередную, ошалевшую от ужаса корову.
   Таким образом, второго человеческого чародея Си-х-Ха не только подпустил к себе, но и соизволил с ним пообщаться. По прошествии каких-то трёхсот лет с этой незабываемой встречи дракон сумел-таки понять, что оба мага, несмотря на очевидные внешние и не менее заметные внутренние различия, без труда могли лишить одного зарвавшегося ящера досмертного существования. Не сделали же они этого по каким-то личным причинам. Скорее всего, из-за склонности к издевательству над другими.
  
   * * *
  
   Откровенно признаться, Керлика нападающий на невинных путников дракон нисколько не беспокоил. Однако эта тварь полюбила питаться крестьянскими стадами, сжигать пока ещё неубранный с полей хлеб, топтать виноградники и портить ценный лес, что есть прямой убыток для господина и хозяина. То есть - Керлика Молниеносного.
   К тому же, будь ты хоть трижды чёрный маг, а свои земли и население от врагов и вредителей защищать обязан. Чем чародей с превеликим удовольствием и занялся.
   Пообщавшись с незваным гостем, Керлик решил, что не следует ссориться с огнедышащим племенем из-за одного малолетнего придурка, потому драконёнка не уничтожил, а примерно наказал. Драконы - самовлюблённые существа. В этом они были способны переплюнуть даже таинственное, неясным чудом выживающее племя уродливых карликов-тацетов, которые могли днями и ночами любоваться своим отражением в зеркале. Сильнее сна на золоте и поглощения еды драконы обожали нежиться на ярком солнце и смотреть, как блестит, переливается, сверкает их удивительная изумрудная чешуя.
   Каждая чешуйка уникальна, у неё собственный неповторимый рисунок и особенная форма...
   Керлик ухмыльнулся, сплёл пальцы в замысловатой фигуре, и ослепительно белый Си-х-Ха с жалобным воем умчался прочь, прятаться от предполагаемых насмешливых взоров. Никто не смог бы поступить с драконом более подло и жестоко. По крайней мере, так искренне полагали оба участника инцидента. Впрочем, как показало время, они глубоко заблуждались.
  
   Неподалёку от лежки-засады Керлик обнаружил настоящее логово дракона. Золото и прочую дребедень он оставил на поживу крестьянам и случайным путникам - опасные мародёры в землях чёрного мага появляться опасались. Себе же в качестве трофея прихватил несколько серебряных безделушек, тянущих на артефакты.
   Тройной кубок, стилизованный под веточку лесных колокольчиков, - донельзя не удобный в использовании, но очень красивый. Простая, без украшений и изъянов палка, гладкая и блестящая. Вроде бы ничего особенного, но силой от вещицы веяло громадной, притом навскидку "дубинка" казалась малым жезлом подмастерья мага. Всего лишь!
   И, наконец, набор из трёх серёг-капелек: парных женских и одной поменьше, мужской. Хороший подарок для дочери - Керлик глупо и счастливо улыбнулся, вспомнив свою строптивую красавицу. Э-эх, ведь скоро самую главную свою драгоценность придётся отдать какому-нибудь зарвавшемуся смазливому юнцу - маг вздохнул, - но тут уж ничего не поделаешь, дети растут...
   Посетовав на несовершенное устройство Мира, Керлик прикинул, что до праздника Урожая ещё далеко, и решил оставить замок и хозяйство на восемнадцатилетнюю Литу. Девочка под руководством опытного Марго и вездесущей бабки Любавухи с любой опасностью справится. Потому чародей переместился прямиком в Главель Серебристую, столицу империи Гулум. Инкогнито, разумеется.
   Во-первых, требовалось разобраться с артефактами. Красота красотою, а вдруг те же серёжки окажутся опасными для тёмной магини, что тогда делать с "подарочком"?! Во-вторых, не мешало пополнить запасы: специи закончились, на исходе некоторые редкие волшебные травки, да и скляночки с уже готовыми зельями никогда не бывают лишними. Не самому же, подобно травнику или знахарю, всё готовить!
   Последние новости и слухи разузнать - это, в-третьих. Ну, а в-четвёртых, поразвлечься, как подобает мужчине. При юной дочери и женатом Марго неудобно как-то. Да и не с кем, если честно.
  
   Столица великой империи оправдала ожидания Керлика и бесплатно преподнесла несколько интересных сюрпризов. Трофейные артефакты оказались очень даже ценными и полезными, а также случайно выяснилось, что же это была за змейка на груди у юного ученика Мехена.
   Мальчишка принадлежал к древнему роду Зелеш, второму после императорского. Кстати, этот род претендовал на трон, причём не когда-нибудь, а в ближайшее время, так как император ни женой, ни детьми, хотя бы побочными, обзаводиться, по всей видимости, не собирался. Его старшая сестра, случайно знакомая Керлику, также потомством не озаботилась - она вовсе стала магиней и имела все шансы не вернуться из отчаянного похода во вражеское Уединение Орлиных гор.
   Впрочем сейчас, в войну с пришельцами из другого Мира, личные проблемы императора никого не интересовали. Керлику же они были безразличны по определению. Неприятностей они магу не сулили, таинственностью завлечь тоже не могли - видать, император пресытился женским обществом ещё в годы зелёной юности и теперь предпочитает исключительно мужское. Частый недуг среди власть предержащих. Бывает и хуже.
   С чувством хорошо выполненного долга Керлик - целый месяц без забот и треволнений! - возвратился домой, праздник Урожая всё-таки пропустив. Как выяснилось, от личного проклятия это чародея не спасло.
  
   * * *
  
   Посреди чисто выметенного, пожалуй, даже вымытого до зеркального блеска двора Керлика встречала не кто иная, как бабка Любавуха. А, может, и не встречала - бабка что-то втолковывала молодой жёнушке Марго, однако радужное настроение объевшегося сметаны кота мгновенно улетучилось.
   - Здравствуй, господин! - из тени, отбрасываемой открытыми воротами, неслышно выступил капитан стражников. - Где пропадал?
   - В столицу по делам ездил. Что у нас случилось?
   - Ничего, - вдохновенно, но неубедительно соврал Марго.
   Керлик сердитым взглядом окинул двор - над брусчаткой закружились маленькие пылевые смерчи, в дождевых желобах-отстойниках мигом вскипела вода, потянуло палёным, из конюшни донеслось испуганное ржание.
   - Что?.. - громовым голосом повторил маг... и осёкся. Из-за ближайшего угла осторожно высунулась хитрая морда Белобрыськи. Вместо того, чтобы кинуться здороваться да ласкаться с хозяином, пантера опасливо щурилась, словно изучая обстановку на степень накалённости.
   - Ой, моя красавица! Что же ты? - изумился Керлик. Большая кошка, ободрённая ласковым тоном, осмелела и выбралась во двор целиком. Молния в не по-осеннему чистых небесах и последовавший громовой раскат заставил несчастную животинку сигануть прочь. - Значит, успел-таки, поганец.
   Бока дурной Белобрыськи раздулись - погостил у неё геройский самец и подарков оставил.
   - Не серчай, господин, - пробормотал тихо-тихо Марго. - У нас дела ещё хуже.
   Отреагировать на странное "утешение" Керлик не успел - капитан выхватил у хозяина вещи и, подцепив под локоть жену, скорым шагом двинулся в замок. Когда Любавуха дотащилась до мага, супруги исчезли.
   - Что же ты, чароплёт, дочь не уберёг? - старуха смотрела укоризненно и строго, словно выговаривала любимому внучку.
   - Что? - сердце Керлика замерло. - Что с ней?
   - Впрочем, чего можно ожидать от дочери такого папаши? Вся же в тебя, чароплёт! - не замечая предобморочного состояния мага, продолжила бурчать знахарка.
   Чародей был уже готов схватить тщедушную бабку и тряхануть хорошенько, но со стороны дворовых уборных вдруг показалась знакомая фигура. Лилийта. Малышка Лита. Вполне живая, хоть и бледная, почти зелёная. Осунувшаяся, непричёсанная, с лихорадочно блестящими тёмными глазами, которые сейчас занимали половину лица.
   - Что с тобой, малышка? - охнул Керлик. Лита не ответила, прикрывая ладошкой ротик.
   - Брюхата она. Что!
   Девушка сдавленно ойкнула и, как до неё подруга по несчастью Белобрыська, со всех ног бросилась прочь от гнева отца. Керлик ринулся следом.
   Хотя замок строил маг, его дочь в оном росла, поэтому Керлик обнаружил Литу лишь вечером. В её собственной комнате, что неудивительно. Девушка, ничего не замечая, распласталась на кровати поверх одеяла и плакала. Керлик осторожно присел на краешек постели, ласково погладил дёргающуюся спину.
   - Ну что ты, малышка?
   Лита застыла, затем осторожно-осторожно приподнялась, обернулась. Роскошные чёрные волосы облепили мокрое лицо, будто пытаясь спрятать неестественную бледность, скрыть испуганные и вместе с тем удивлённые глаза.
   - Он тебя обидел? Взял силой?
   - Нет, что ты! Папа! - вскинулась девушка. - Я сама. Он бы так и стоял, открыв рот. - Смутилась от собственных слов, покраснела, но не отступилась. Керлик кивнул - отчего-то он предполагал именно такой ответ.
   - Ты не хочешь ребёнка?
   - Хочу. Только боюсь, - она выпрямилась, на миг замерла, а затем бросилась в тёплые объятия отца и принялась плакать, уже пряча лицо у него на груди. - Я очень-очень боюсь.
   - Не бойся, я тебе помогу. Любавуха поможет - ты же её любимица. Марго тебя не оставит. Мы рядом, мы с тобой, - Керлик запустил руку в волосы дочери и наткнулся на колтун. - И прекращай-ка ты реветь! Кто мне говорил, что магини не плачут? И уж с чего ты решила, что материнство позволяет быть неряхой и страшилищем? Вот подойдёшь ты к зеркалу, а ребёночек вдруг на тебя магическим зрением глянет - он же заикой до рождения станет!
   Лита оторвалась от отца, по-мальчишечьи утёрла нос предплечьем и несмело улыбнулась.
   - Ты что, не сердишься?
   Керлик задумался. По опыту он знал, что детям врать не следует, и, хотя дочка уже взрослая, сказал ей правду.
   - Сержусь. Но не очень. К тому же, Любавуха права: ты дитя своего отца, - маг шутливо ткнул Литу кулаком в плечо. - Только... - он неожиданно запнулся. - Я очень надеюсь, что это...
   - Как ты мог обо мне такое подумать?! - девушка резко вскочила и сердито упёрла руки в бока. - Что бы я и этот Губошлёп?! Да я его предупредила: бросит на меня "пылкий" взор, запру в подвале вместе с Любавухой! Чёрная магиня я или нет?!
   Чародей расхохотался в голос: всё-таки Лита его дочка. И характерец соответствующий! Уже позабыла, как надрывалась, как на груди у отца пряталась.
   - Вообще-то, малышка, я имел в виду этого смазливого белого мага.
   - Тьфу-ты! - девушка забавно поморщилась и вдруг стала похожа на охотящуюся Белобрыську. - Вот уж, представления у тебя о смазливости! И не по возрасту он мне!
   - Точно, - согласился Керлик. На том и разошлись: маг ужинать, а Лита - принимать ванну.
  
   Марго объявился, когда стол опустел. В руках воин держал бутыль вина "Благословение" (с южных земель, позапрошлого года, удавшееся - не хуже местного) и голубой сыр, остро, даже дурно пахнущий плесенью, дорогой.
   - Трус ты, - хмыкнул Керлик, кивая на соседний стул. Повинуясь мысленному приказу, к столу выплыли два стеклянных кубка, тоже безделушки не из дешёвых, и нож.
   - А вот и нет, - Марго нисколько не смутился. - Я уже говорил, что, как и подобает хорошему стражнику, обладаю ярко выраженным инстинктом самосохранения. Ты побегал по замку, пар выпустил, а иначе меня бы на этот самый пар израсходовал. Кстати, господин, котят Брыськи можно раздарить (или продать?) - самец породистый, киска наша тоже.
   - Знаю я. Но что-то мне подсказывает, останутся они у нас - не избавимся.
   - Что-то?
   - Н-да...
   Оба помолчали.
   Плети плюща раздвинулись (мужчины сидели в приснопамятной обеденной зале) - из дыры в стене появилась обсуждаемая пантера, гибкая и опасная красавица. Чёрная шерсть, обычно блестящая, словно латы Рыцарей Ночи, сейчас потускнела, казалась седой из-за каменной пыли, которая, несмотря на волшебство, заполонила тайные проходы.
   Белобрыська уже ничего не боялась, а возможно, и раньше старалась ради любимой хозяйки. Пантера спокойно, чуть более обычного вихляя задом, подошла к Керлику, потёрлась мордочкой о ногу. Маг, вздохнув, почесал поганку за ухом - пантера довольно заурчала, будто домашняя кошка, лишь в несколько раз громче.
   За животным выплыло облачко пара, на глазах трансформирующееся в галеру. Взметнулись длинные вёсла, раскрылся треугольный парус, и корабль принялся за обход (или облёт?) территории. Бесцеремонно и нагло, но безболезненно шлёпнул Керлика по носу рулём, вздыбил шерстинки Белобрыськи, угрём проскочил между близко стоящими, словно опасные рифы, бокалами и бутылью, затем долго прыгал на макушке у Марго. Но, спохватившись, отправился в опасное странствие к посудному шкафу.
   Керлик и сам не помнил, как в торжественной обеденной зале появилось подобное недоразумение, но огромный шкаф не убирал. Более того, заполнял посудой: конечно, не обычной, а дорогой и красивой, чаще всего магической. Широких полок для коллекции пока хватало, однако чародей уже задумывался, каким способом лучше увеличить шкаф. То ли изменить пространство, то ли воспользоваться мастерством мебельщиков - первое неустойчиво, второе не бесконечно.
   Тем временем галера, педантично облетев огромную мечту рачительной хозяйки, большой каплей шлёпнулась на нос расслабившейся Белобрыськи. Пантера, оглушительно рыкнув, выскочила вон - выговаривать Лите за неподобающее поведение.
   Марго насмешливо ухмыльнулся, провожая кошку взглядом. Эфемерная модель галеры, что спорить, вышла красивой и чёткой, но абсолютно не верной в пропорциях - будь она настоящей, даже при помощи чародейства не поплыла бы. Но чего ожидать от девчонки, которая ни одного корабля в глаза не видела, а знания черпала исключительно из книг?
   Керлик же, наоборот, светился довольством, радостно и вместе с тем мечтательно улыбался. Магини, в отличие от магов, обзаводиться наследниками не то чтобы не считали нужным - не любили, так как часто на время беременности, а то и навсегда, теряли способность к чародейству. Лита творила магию - это само по себе хорошо. Но ещё из этого следовало, что под сердцем девочки растёт волшебник или волшебница немалой силы. Замечательно!
   - За прибавление в семействе? - предложил Марго.
   Керлик кивнул. Бокалы мелодично тренькнули, и вино счастья зашумело в голове.
   - Почему ты не дома - поздно уже? - поинтересовался чародей, нарезая кубиками голубой сыр. Руки не отмоются до завтра.
   - А я на дежурстве, господин, - хмыкнул капитан.
   - Ты? - поразился Керлик. - Жена не нравится?
   - Нравится. Но хотя, благодаря тебе, у меня молодое тело, оно всё-таки постарше моей жены и иногда хочет просто поспать.
   - А жена у тебя ревнивая, помню. За благополучие в семье?
   Вновь стекло ударилось о стекло... и Керлика скрутило от жуткой боли - кто-то мощный грубо, резко и неожиданно пробил все охранные заклинания Чёрного замка.
   Марго вскочил: в одной руке острый меч, в другой - хрупкий кристалл. Достаточно раздавить, и все стражники перенесутся к господину и госпоже, защищать не на жизнь, а на смерть. Маг, быстро справившись с телом и разумом, приготовил самые страшные заклятья, ибо понимал, что надвигающийся враг обладает магической силой куда большей, нежели сам Керлик.
   Но посередине залы из воздуха материализовался уже подзабытый ученик Мехена, как и в первое посещение замка, грязный и... пусть будет ароматный. В руках юнца трепетал язычок пламени - всепоглощающий, волшебный, однако вполне останавливаемый, огонь.
  
   * * *
  
   Романда на правах настоящего героя и по случаю закончившейся войны и, соответственно, не свершившегося иномирного вторжения благосклонно не допустили к обустройству лагеря. Потому юноша отчаянно скучал.
   Учитель Мехен и госпожа Руника в волшебном трансе - общаются с объединённым Имперским советом и Кругом Старших Магической гильдии. Предупредительные до заносчивости, любезные до презрения пажи, а теперь-то наверняка полноправные рыцари империи, занимались готовкой и связанными с ней проблемами - хворост, вода, костёр и так далее - в принципе, с ужином можно было распрощаться.
   Романд грустно усмехнулся. Его происхождение, сила, миссия, совместный опасный поход наконец, достойны уважения как сами по себе, так и вместе взятые, но... Нет, уважение было, но отчего-то казалось куда приятнее получить от этих двоих кулаком в глаз или ведро помоев на голову.
   Супруги-воины, Каллей и Галло, устанавливали палатки, таскали лапник, оборудовали охранный периметр. Победа победой, а осторожность не помешает. Жесть, пантера воинов, постоянно лез любопытной мордой под руку хозяевам, и этой самой рукой по морде же и получал. Полуэльф Эфрель всё-таки отправился на охоту, а гном Брожа дрых. И лишь Романду не отыскалось работы или какого-нибудь полезного занятия. Не мудрствуя лукаво, юный чародей побрёл в кусты, тем более что организм требовал.
   День ещё не покинул лесок: свет отчаянно цеплялся за ветви покрасневших остролистых клёнов, путался в лещине, нагло пытался забраться в молоденький ельничек. Из глубины леса, из-за деревьев доносился шорох, не сонный, ночной, а вполне активный и бесспорно звериный. Романд разобрал даже порыкивание и похрюкивание. Может, Эфрель притащит кабанчика, тогда опротивевший суп из сушёного гороха с плесневелыми, уже не размачиваемыми сухарями достанется Жести. Пантера неожиданно полюбил эту гадость.
   Слышалось какое-то весеннее посвистывание, мелодичное, почти трель, заглушаемое бесконечным размеренным "ку-ку".
   Романд вздохнул и, запрокинув голову, вгляделся в синий просвет между деревьев. Небо. Юноша всегда хотел летать, быть воздушным магом. Но оказался белым. Надо бы радоваться - они, как и чёрные, умеют всё, - но на душе скребли кошки. В непроницаемом мраке... Ха! У белого мага, пусть пока ученика, и мрак - чушь... как Чёрный замок с белоснежными стенами. Юноша закусил губу, вспоминая, произошедшее под кровом тёмного чародея. Вернулось из вынужденного забытья обещание, данное темноокой красавице. А что если?..
   Он здесь, в лагере, без надобности. Ни в качестве помощника и товарища, ни в роли героя - вообще не нужен, как и везде, как и дома. Третий сын, по сложению не боец - оказалось, что маг. Он поздно начал учиться, но обладал мощным даром и, шепчутся, интересными Талантами, потому изгой и для чародейской братии... Даже в маленьком отряде за полтора месяца он не смог стать своим - только Жесть иногда игрался.
   Позади скрипнуло - вот и пантера. Предупреждает. Если требуется, громадную кошку даже магией не учуешь, показывает, что здесь, что охраняет. Отчего-то Жесть сначала защищал именно его, Романда, и лишь после - хозяев. "Но сегодня ты не сможешь защитить меня, потому что от самого себя другие спасти не могут. Да ты и не захочешь. Я ведь знаю, я видел - ты тоже скучаешь, но прости. Я тебя к ней не возьму..." Юноша не знал нужных заклинаний, но когда чего-то яростно желает сильный маг, мироздание имеет свойство прислушиваться и выполнять хотения.
  
   * * *
  
   - Где она?! - гневно вскричал пришелец.
   - Кто? - искренне изумился Керлик.
   - Девушка!!!
   - Какая де... - начал было хозяин, но осёкся. Глаза Керлика и без того тёмные, почернели. - Ах, значит, девушка!
   В следующий миг маг без всякого чародейства очутился рядом с непрошеным гостем и крепко вцепился в ухо, выкрутил, потянул. Мальчишка, никак не ожидавший, что на смертельное заклинание ответят рукоприкладством, испуганно пискнул, растерял концентрацию, необходимую для магии, и приподнялся на цыпочки. Ещё выше, ещё - в силу наличия некоторого веса оторваться от пола юный чародей не мог, зато от уха - вполне.
   - Зачем тебе, золотце, девушка?
   - С-спасти, - Романд участвовал в боях, попадал в плен и на пыточный стол, но этот маг казался страшнее всего ранее испытанного в опаснейшем походе. Впрочем, юноша не собирался трусливо сдаваться, предпочитая продолжить борьбу. - Я не позволю, чтобы эта прекрасная девушка, богиня, страдала в твоём рабстве.
   - В моём рабстве?! - возмутился Керлик.
   Его оскорбили до глубины души, и, пожалуй, Романду не избежать увечий, если бы вдруг не соизволила появиться причина "спора" и прочих недоразумений. В залу вплыла Лилийта. На девушке красовался свободный шёлковый халат, белый, расшитый алым. По пятам следовал целый флот разнокалиберных корабликов из пара.
   - Папа! Отпусти его! Немедленно! - Армада дала сокрушительный залп и собралась в лужицу где-то в трёх-четырёх шагах от Керлика.
   Маг проигнорировал вопль дочери, зато его услышал юноша.
   - Папа?! - Романда нисколько не взволновало, что его голос, минуя в скором темпе стадию писка, переходит на позорное девчоночье повизгивание. Другие участники инцидента, надо отметить, тоже этим не заинтересовались.
   - Не белый маг? - рыкнул Керлик и ухватил дочь за роскошные, но мокрые и оттого неприятно склизкие патлы. - А это, по-твоему, что?!
   - Ты белый маг? - Лита взревела львицей и, несмотря на пленённые волосы, рванула к несчастному, и без того на грани обморока, юноше.
   Глаза девушки метали молнии, причём как в переносном, так и прямом смысле. По всем законам природы за очередной вспышкой следовал громовой раскат - волшебная посуда в несуразном шкафу дребезжала, грозя превратиться в обычные осколки.
   Страх, да и только! Нет ничего удивительного, что Романд попытался уклониться от разгневанной девицы, и ему даже удалось проделать это, не лишившись уха, но вымолвить хоть слово не получилось. Юноша затравленно повёл головой из стороны в сторону, и гнев Литы мгновенно угас.
   - Вот видишь, папа, он не белый маг.
   - Точно, - согласился Керлик, явив детям знаменитую змеиную улыбку, и неуловимым движением переместил руку с уха Романда ниже. Дёрнутый за цепочку, словно дворовый пёс за поводок, юноша был вынужден нагнуться к Лите - перед глазами девушки качался, гипнотизируя, двойной кулон. Радужные, весёлые искорки солнечными зайчиками заскакали по зале. - Он много хуже белого мага! Он ученик белого мага!
   Если ранее Лилийта лишь походила на рассерженную львицу, то после обличающего высказывания начала превращаться в оную на самом деле. Трансформация неприятное зрелище, и несколько напугала даже Керлика, что уж говорить о несчастном герое. Романд было закатил глаза, но, передумав, применил очередной, впервые испытанный именно в Чёрном замке способ спасения (всегда работающий): панически огляделся. В дверях стоял плечистый, высокий стражник.
   - И чего ты на меня так смотришь? - резко изменившееся семейное положение заставило Марго выучить несколько новых гримас, которые можно было нацепить на физиономию. Сейчас использовалась маска невинного младенца. - Мальчик, следовало подумать, прежде чем осчастливливать чёрную магиню ребёнком.
   На том бравый капитан разумно применил тактическое отступление. Сегодня придётся действительно дежурить.
   Романд некоторое время тупо пялился в пустоту, а затем, выдернув у Керлика медальон, спрятался магу за спину. Для пущего эффекта вцепился в одежду чародея.
   Что может быть хуже чёрного мага? Естественно - чёрная магиня! Лилийта в подтверждение нехитрой идеи попыталась выковырять юношу из-за спины отца, но Романд, предугадав направление, развернул к ней не сопротивляющегося от удивления Керлика, тем самым оставаясь у него за спиной и вне досягаемости опасных ручек темноокой зазнобы.
   Охота на юношу продолжалась минут пять, в течение которых Керлика болтало и крутило так, что дорогое, выпитое с наслаждением вино явственно попросилось наружу. Наверное, и выползло бы, но разум Романда, наконец, обработал реплику стражника.
   - Какого ребёнка? - пролепетал юный чародей и застыл в беспомощном, но искреннем удивлении, натолкнувшись на которое Лита тоже остановилась. Вновь приобрела человеческий вид, зарделась, потупилась.
   - Твоего, Романд, - прошептала чуть слышно она, вскинулась.
   Керлик, осторожно переведя дух, отступил - дети ничего не заметили. Они стояли и смотрели друг на друга широко открытыми глазами, не ведая, что сказать, как реагировать. Ещё мгновение назад они были всего лишь драчливыми девчонкой и мальчишкой, а теперь у них появилось нечто общее, но непонятное обоим. Они думали. Впрочем, нет - Лита уже приняла решение, Керлик знал, а Романду всё только предстояло.
   Маг всмотрелся в мальчишку. А ведь ему, наверное, и пятнадцати нет... О каких ответственных решениях может идти речь, если самому нянька потребна?!
   Романд шагнул и бухнулся на колено, уткнулся носом в живот Литы.
   - А можно?
   Девушка покраснела ещё сильнее, хотя мгновение назад чудилось - куда уж ещё, и умоляюще глянула на родителя. Юноша вдруг тоже вспомнил о грозном чёрном маге, между прочим, отце...
   - Можно? - повторил Романд, смотря теперь на Керлика.
   - Что? - грозно сдвинул тот брови.
   - Ну... это...
   - Что ты хочешь, Романд из рода Зелеш? - пришёл на помощь мальчишке чародей. Конечно, он понял, чего - но пусть скажет, иначе, какой же это мужчина? Кажется, юноша осознал серьёзность решения, встал.
   - Я прошу руки вашей дочери.
   Керлик улыбнулся, но незаметно, одними глазами, внешне оставаясь серьёзным и злым.
   - Что ответишь на это, Лилийта из рода Хрон?
   - Если позволит мой отец, то я согласна.
   Ох ты, какая шёлковая, покладистая! Маг, не таясь, покачал головой. Романд понял по-своему, неправильно - побледнел, в глазах его блеснули слёзы.
   - Да, вы правы. Я ничего не могу предложить...
   - А что, ТЕБЯ не достаточно? - хмыкнул Керлик, обрывая глупые слова.
   - Вы хотите сказать?.. - юноша запнулся, губы его задрожали. Он не верил и отчего-то был поражён до глубины души. - Вы желаете?..
   - Именно. Я отдам тебе свою дочь, но... при одном условии: если ты возьмёшь вместе с ней приданое. А приданое - это всё, что у меня есть. Ты против?
   - Нет. Я вовсе не против. Но выходит, что я...
   Он стыдился! Стыдился того, что, как был уверен, превращается в нахлебника, в трутня, который случайно обеспечил наследника магу и не принёс с собой ничего, хотя бы денег.
   - Ты сомневаешься, что родитель отпустит тебя? - Керлик попытался приободрить "пониманием", но вышло хуже. Романд пошёл болезненными пятнами - причудливо смешались бледность, некоторая зеленоватость и краснота.
   - Я третий, - слова прозвучали так, будто мальчик пытался уговорить себя, что именно этим объясняется его судьба, жизнь. Но сам же себе не очень-то верил. - Мать умерла в родах, а отцу я не нужен. Он с радостью от меня избавится, ещё и пинка под зад даст для пущего ускорения.
   - Следовательно, никаких проблем, - как можно бодрее сказал чародей. - Учитель же твой поймёт: ты не в Уединении состоишь, а в Магической гильдии - женатые ученики, порой, встречаются. К тому же, через полгода экзамен?
   - Да.
   - Я уверен, что ты сдашь - значит, будешь подмастерьем, - Керлик не подозревал, что способен на столь продолжительные любезности. - Кстати, чтобы ты не забывал о ждущей тебя невесте, вот тебе подарочек... - Многострадальное ухо Романда подверглось очередному измывательству, однако драконова серьга юноше была к лицу. Если бы не длинный плащ-балахон, модный среди представителей магического сословия, и отсутствие "Лихого платка", Романд вполне сошёл бы за юнгу с пиратской шхуны, причём не простого матросика, сбежавшего преступника, а сына капитана - смены, опоры и надежи. Что-то, пока неуловимое, в мальчишке было. - А эту пару вручишь Лилийте в день свадьбы.
   Романд поклонился и через мгновение вернулся в лагерь. Остаточной магии Керлика Мехен не засёк.
  
   - Надеюсь, он догадается не говорить, на ком женится, - Керлик сел за стол, налил вина.
   - Странный он какой-то, - вместо ответа пробормотала Лита, устраиваясь на соседнем стуле.
   - Странный, - согласился отец. - Сдаётся мне, мы с тобой первые, кто его позвал к себе, кому он потребовался.
   - Бедный.
   - Ничего, перевоспитаем, - хмыкнул чародей и внимательно посмотрел на дочь. - Кстати, где мой ремень? Пора мне сделать то, что я ни разу не делал.
   - Папа, ты что?! - взвизгнула девушка. Вид родителя не позволял сомневаться в серьёзности намерений. - Только не говори, что я соблазнила невинного юнца!
   - Соблазнила. И невинного. Впрочем, ты ему тоже невинность отдала. Но я не о том, - Керлик дождался, когда Лита смутится в непонимании. - Врать отцу нехорошо.
   - Но я...
   - Ты прекрасно знала, что Романд - белый маг, но отыскала способ солгать, сказавши правду. Поздравляю, как истинный чародей ты учишься играть словами и судьбами, но не стоит тренироваться на мне - я тебе не какой-то там Ратик Губошлёп!
   - Прости, папа... - ей и впрямь было стыдно. - А как ты понял?
   Молодец, девочка. Молодец.
   - Его кулон-кристалл опасен для чёрных магов, у тебя остался ожог.
   Лита посмотрела на голое плечико: рана не портила кожу, напоминая раскрывшуюся розу, да и та почти исчезла. Но девушка помнила боль, жуткую, невыносимую, почти испортившую чудо-ночь - Романд не заметил, что натворил его талисман, но одним поцелуем, искренним, робким, вылечил свою богиню.
   - Кстати, такие ожоги не заживают.
   - Но? - вскинулась Лита. - У меня же...
   - Да, - кивнул Керлик. - Это означает, что ты носишь белого мага, - чародей не выдержал и рассмеялся, узрев обиженное выражение на лице дочери. - Не беспокойся! Твоё дитятко не только в папашу, но и в тебя. Знаешь ли, только белые магини способны рожать чёрных магов, за чёрными же белых не отмечалось.
   - То есть твой внук особенный? И я особенная? И Романд?
   Чародей лишь кивнул, глотнул вина. Незачем девочке знать, что двуцветные маги появляются лишь в эпоху великих потрясений... а не каких-то там иномирных вторжений.
  
   Чёрный замок мерцал в ночи, словно маяк у моря. Особенно старалась западная сторона, не попадая в такт с остальными. Всё-таки хозяева у замка хорошие! Догадались обзавестись белым магом! Он будет замечательно гармонировать со стенами.
  
  
   Глава 3. Свадьба, или Кто против?

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"