Fieryrat: другие произведения.

Глава 5. Экзамены, или Красоты столицы (Часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вопросы экзаменационного билета – это повод для разговора (с) Лектор по курсу "Вероятностные модели"
    Правильный финал увеличивает гонорар автора как минимум в два раза. (Размышления)
    P.S. Рифмоплёт из меня аховый... (Предупреждение)
    Спасибо Филимоновне за замечательную иллюстрацию! (Занимает 69K)

   Зима, словно предчувствуя скорую кончину, свирепствовала сверх всякой меры: вьюги и метели не прекращались которую седмицу, набирали силу: сугробы за ночь наметало - дверь не откроешь. От мороза трещало дерево, а камень стал хрупче льда. Волки и волколаки забыли об унылых гимнах богине-луне и жались к человеческим жилищам что собаки, преданно глядя в глаза, виляя хвостами.
   В деревнях и баронских замках, что поменьше, скотину переместили из хлева прямо к людям - всё теплее. Без счёту жгли лес - случались сильные пожары: в городах выгорали целые кварталы. Однако за высокими каменными стенами и во множестве жилось лучше и много безопасней, нежели в уединённых хуторах и небольших деревеньках.
   Перемещаться на большие расстояния могли лишь чародеи и те, кто был способен оплатить их услуги, а также владельцы шуршей, скакунов с дальнего юга. Внешне шурши походили на стройных серых медведей, передвигались ласковой кошачьей походкой и отличались добрым нравом.
  
   На улицах Главели Серебристой снега почти не было - маги ставили защитные купола. Теплее от этого не становилось, лишь иногда - жарче, ибо в столицу со всех концов и краёв Мира съезжались юные чародеи.
   Последний месяц зимы в Школе при Магической гильдии также называли Лютым, но вовсе не по той причине, что крестьяне и горожане, а потому, что ученики сдавали экзамены на ранг Подмастерья. Редко кому удавалось совершить этот великий подвиг без длительной подготовки, то есть не имея за плечами двух-трёх попыток. Однако жаждущих получить пояс и жезл подмастерья с каждым годом не уменьшалось.
   В дни сессии под крышу Гильдии, под её родимое крыло возвращались многие: учителя приводили учеников, заслуженные преподаватели готовились принимать (или наоборот) экзамены, мастера и магистры искали себе достойную смену.
   Гостиница при Школе и общежитие для студиозов мгновенно переполнялись, по коридорам, спотыкаясь о брошенные тут и там вещи, бледными призраками бродили смельчаки-одиночки. В библиотеке, залах, комнатах побольше и даже во дворе собирались компании либо из одногодков, либо (что много чаще) по принадлежности к той или иной природной Стихии. Особняком группировались зазнайки - белые и чёрные маги.
   Шуршала бумага, таинственно поскрипывал пергамент, позвякивали склянки с зельями и шелестели просыпанные травы. Взрывались огненные шары, появлялись и исчезали диковинные, несуществующие животные, внезапные порывы шквального ветра натыкались на водяные стены, неизвестно откуда взявшийся песок сам собою собирался в круги, поверх которых невидимые палочки чертили иероглифы и руны. Доносился дробный перестук копыт мелких демонов и бесов, замогильные голоса вещали о великих бедах. Иногда проползал зомби, но их быстро сжигали - некромантия не поощрялась даже среди чёрных магов.
   Но главное - шёпот. Тысячи тысяч голосов. Они повторялись, дробились, множились. В коридорах, комнатах, переходах, учебных аудиториях, просто щелях, дымоходах и вентиляционных шахтах. Казалось, шёпот всегда здесь, живёт своей жизнью, незаметной, тихой. И просыпается в последние дни зимы. Новый экзаменующийся вплетал свой голос в общий хор, оставляя частичку себя Школе навечно.
  
   * * *
  
   Рыско и Белей заметили Романда первыми.
   - Смотри-ка, и этот задохлик приполз, - угрюмо проследив очумелые взгляды, подивился Зелн, Старший ученик на Белом отделении Школы.
   "Задохлик", светившийся здоровьем и, определённо, денежным достатком, с видимым интересом рассматривал личные расписания экзаменов. Хотя он в нём и значился, никто не верил, что отказник осмелится явиться. Какова наглость! Особенно притом, что его бывший учитель в этом году в составе Экзаменационной комиссии!
   - Кто это? - мгновенно вклинился в разговор любопытный Крука. Он поступил в Школу с месяц назад, потому на ранг Подмастерья пока не претендовал, но считал своим долгом сунуть нос в любое дело.
   - Романд Зелеш, - снизошёл до разъяснений Зелн. - Хотя какой он теперь Зелеш - отец лишил его имени.
   - Это тот самый, которого обвинили в покушении на его величество?
   - Нет, - не выдержал Рыско, обычно молчаливый высокий парень, которого часто путали с чёрными. Романд не был ему ни приятелем, ни знакомцем, но у них обоих способности открылись слишком поздно, поэтому некоторое время они общались на равных... поздние маги держатся друг друга, впрочем, сейчас половина Отделения была из поздних... пока не выяснилось, что третьему сыну герцога Зелеша достаточно неполной седмицы на то, чему остальные посвящали долгие годы. К тому же, парнишка сам по себе не отличался чрезмерной общительностью. - Это тот самый, который спас нашу империю и Мир!
   Быстро же забывают героев!
   - Ого! - неподдельно восхитился Крука. - Тогда понятно, откуда у него столько смелости!
   - Смелость здесь ни при чём, - сердито хмыкнул Зелн. Рыско его раздражал своей неуловимой похожестью: из провинции, без столичных родственников, небогатый и поздний, да ещё старше на два года. И, несмотря на это да явное тугодумие, сокурсник обучался в Школе куда меньше Зелна. - Полагаю, Романд имеет доступ к новостям и в курсе, что обвинения сняты. Кто-то его неуклюже подставил.
   - Ха, неуклюже! - возмутился Белей. Ему исполнилось двенадцать, но в Школу он пришёл вместе с обсуждаемым Романдом, поэтому тоже был почти его другом. Собственно, в этом и крылась причина, по которой Белей на свой страх и риск подал заявку на экзамен, хотя ни по возрасту, ни по сроку обучения в рамки ранга Подмастерья не подходил. - Если бы не побег, то быть бы парню под топором палача. Что толку в оправданиях после смерти?
   Зелн сплюнул, но возражать не стал - в данном деле он принимал сторону Романда, как и всякий член Магической гильдии. Враждовать можно сколько угодно, но между собой - выносить споры в людской мир не следует. Таков закон!
   - Романд! - непосредственный Крука наплевал на чужие мнение и отношения, ему хотелось познакомиться с героем. - Романд, иди сюда!
   Отказник обернулся, недоумённо нахмурился, а потом, вполне дружелюбно улыбаясь, двинулся к группке белых магов.
   А хорошо парень выглядел! Вытянулся - с прошлой встречи на целую голову прибавил и останавливаться не собирался, что неудивительно - если к Романду и заглянул полновесный шестнадцатый год, то лишь этой зимой; раздался немного в плечах - знать, ручного труда герцогский сынок теперь не чурается; мясца нарастил, округлился - не потолстел, не обрюзг, но к нормальному человеческому виду со стороны ходячего скелета подбирается. С трудом.
   Одежда на отказнике богатая, удобная и на первый взгляд неприметная: рубахи за длинным шарфом и плащом не видно, но отчего-то берёт уверенность, что она в пару к белоснежным штанам, вроде бы из мужицкого льна, но пропитанного чародейским, специальным составом - нельзя ни помять, ни запачкать. Штанины навыпуск - у чёрных магов модно - почти скрывают серебристо-серые сапоги из чешуи хум-хума, рыбки не редкой, но увёртливой. Для поимки одной требовалось как минимум трое рыбаков. Из верхней одежды - длинный серый плащ с капюшоном и шарф, то и другое на зависть всему чародейскому роду. Издали - балахон, по подобному мага отличают от прочего люда, вблизи - некрашеная вязанка, лишь странствующим целителям и волшебникам, выходцам из крестьян, достойная. А если вглядеться, тонкая работа, вычурная вязь, не простая шерсть - стригли с шурша по зиме. Сейчас, в мороз, тепло, а в натопленном помещении не жарко. Довершала вид котомка за плечами - тоже из белёного льна, удобная и вместительная. И ни одного на парне украшения: ни вышивки, ни ценной побрякушки - только болтается серьга в ухе и из-под шарфа выглядывает цепка с каплей горного хрусталя, символа белого мага Гильдии, и змейкой Зелешей. Уже без права, кстати, носимой.
   - Всем здоровья! - поприветствовал собравшихся Романд и внимательно посмотрел на Круку, будто говоря - мол, кто ты, зачем звал.
   - Это Крука Попрыгунчик, - представил Зелн. - Он у нас новенький.
   - Вижу, - кивнул отказник и протянул руку - так чародеи знакомились. - Я Романд. Пока безымянный.
   - Я в курсе, - Крука заулыбался ещё шире. - Я думаю, ты - Романд Смелый.
   - Это вряд ли, - хихикнул тот в ответ. - Если ты полагаешь, что я сюда по собственной воле притащился, то глубоко заблуждаешься. Меня тесть выгнал. Сказал, я его личный позор, так пусть буду хотя бы позором-подмастерьем, а не позором-учеником.
   Ошарашенная откровением компания переглянулась - скромняга Романд раньше двух слов связать не мог и уж никогда о себе сомнительных шуток не высказывал.
   - Это правда? Ты женился? - выдавил Рыско.
   - Женился, - кивнул отказник. - С чего бы я такой толстый стал?.. И вот, что я вам по секрету скажу, ребята: если всё-таки вам этакая дурость как женитьба придёт в голову, выбирайте сирот... хотя... - глаза юноши подёрнулись мечтательной дымкой. - Смешать взрыв-траву с сонничкой - и нет тестя. Миленький такой мавзолейчик в огородах поставить можно... Хорошая мысль...
   - ЧТО?!
   Романд нервно моргнул, возвращаясь к реальности, насладился произведённым эффектом.
   - Шутка это. Тесть у меня мужик хороший, просто временами строгий - его понять можно, он белых магов... и чародеев вообще недолюбливает, а единственная обожаемая дочь со мной спуталась. Он такого "подарочка" никак не ожидал...
   Под недоверчивыми взглядами юноша замолк. Он не хотел проговориться - ещё Керлик услышит! - что в действительности обожает тестя и почитает за второго отца.
  
   * * *
  
   ...Керлик с ощутимым трудом увернулся от летящей прямо в лицо книги.
   Тяжёлый фолиант, обтянутый тиснёной золотом кожей, закрывающийся на три миниатюрных, гномьей работы замочка, настолько древний, что страницы не рассыпались в труху благодаря уже не сохраняющим чарам, а истинному чуду. Или мастерству давно, не одно столетие назад умерших изготовителей бумаги. И такая ценность вдруг выкинута, словно надоевшая игрушка, глупым, вздорным мальчишкой!
   Чародей серьёзно разозлился, и миг спустя Романд очутился в том же самом положении, что и на памятной помолвке: ухо выкручено так, что вот-вот оторвётся.
   - В нужник с ней сходить не собираешься, поганец?!
   Нет, Керлик не повышал голоса. Он говорил тихо, ровно - и наткнулся на яростный, злой взгляд сухих глаз. Такие бывают, когда плакать хочется.
   - Что случилось? - смягчился чародей, отпуская зятя, но в ответ получил лишь гордое молчание.
   Глубокомысленно хмыкнув, Керлик сплёл пальцы и дунул. Один слой воздуха сместился относительно другого, на стыке задрожал, словно марево в пустыне, потянуло теплом, затем прохладой - Романд почувствовал ветерок, уловил отголосок магии, но увернуться не успел. Воздушный ремень шлёпнул по ягодицам - юноша подпрыгнул на добрый локоть как ввысь, так и в сторону. Сердито, обиженно надулся, но зашевелил мозгами.
   Старший чародей удручённо вздохнул. С появлением в семье чересчур молодого зятя выяснилось наличие у молодёжи странной связи между задом и головой - чёткой и прямой. Жаль, на Лите открытие не опробуешь - неэтично и небезопасно.
   - Не получается у меня ничего!
   - Именно? - уточнил маг.
   - Я всё по книге делаю, а ничего не выходит - интонацию воспроизвести не могу, руки не так гну. Но я же всё по книге делаю!!! Как написано!!!
   Керлик глянул на обложку - без рисунка, только название да строгая двойная рамка.
   - Прикладное волшебство. Том первый: Нападение и оборона. Часть первая, - зачитал вслух. - Романд, а попроще ничего не было?
   - Это интересно, - пожал плечами юноша. - К тому же, там в предисловии утверждается, что эта книга для начинающих: все основные жесты объясняются на примере практически применяемых заклинаний. Я решил, что мне подходит - кое-какие заклятья мне известны, от них собирался плясать. Так сказать, сравню описания с моими знаниями, приноровлюсь и... Не получается приноровиться!
   Известная проблема... Для того-то и нужен юному чародею учитель: показать на примере, направить, исправить ошибки. И ещё внушить уверенность в себе. Это возможно, это легко. А это по-настоящему трудно, но выполнимо...
   - Что ты хотел сотворить?
   Романд покорно взял книгу, осторожно открыл на тринадцатой странице - торопится, спешит, не с первой начинает - и отдал обратно тестю.
   - Воздушная волна. Для её исполнения необходима стандартная концентрация. Достаточно малого магического вливания. Словесной формулы не требуется. Сила зависит от степени магического вливания и предрасположенности творца к воздушной стихии. Магам Огня и Духа не рекомендуется. Действие: направленная ударная воздушная волна. В стандартном случае: резкое увеличение мощи до трёх шагов от заклинателя, далее медленный спад до полного затухания колебаний. Зона поражения (стандартный случай): на уровне груди заклинателя, сектор, соответствующий солнечному часу. Откат и отдача отсутствуют. Применяется при быстром отходе с позиций или разведке боем. Не рекомендуется использовать в морских сражениях, особенно заклинателям, не являющимся магами Воды, Дня и Ночи. Исполнение (левшам рекомендуется действовать в зеркальном порядке): согнуть кисть правой руки так, чтобы большой палец указывал на локоть, остальные пальцы собрать горстью, руку скруглить, затем резко выпростать по направлению предполагаемой зоны поражения. Замечание: в помещениях не тренироваться.
   На последних словах Романд отчаянно покраснел, но Керлик сделал вид, что ничего не заметил - в библиотеке давно следовало убраться, а теперь и повод превосходный будет, а стеночка для экспериментаторов ещё с рождения дочери-магини зачарована.
   - Показывай, что у тебя изображается, - велел маг. Юноша эффектно скрючился, будто молодое тело внезапно скрутил ревматизм. - А теперь перечитай описания ещё раз. Целиком. Ничего не настораживает? А применение?
   - Быстрый отход? - нахмурился Романд. - И разведка боем.
   - Давай, остановимся на быстром отходе. Что при нём нужно?
   - Простота и удобство - это же обыкновенное бегство.
   - Верно, - согласился Керлик. Сообразительный мальчик. И достался почти на халяву. Как Мехен от такого отказался? - Скажи, деточка, как в твоей позе окаменевшего червяка можно бегать? Где простота? Где удобство?
   В ответ - недоумённый взгляд, наивный, искренний. Как же ты, мальчик, до сих пор жив-то?
   - Расслабься. И руку расслабь. Кисть тоже.
   Чародей вплотную подошёл к зятю, осторожно встряхнул - лучший способ освободить зажатые мышцы.
   - Видишь, пальчик на локоть всё равно смотрит, а усилий никаких! И теперь представь, что играешь в волшебную тарелочку...
   Лицо Романда расплылось в довольной улыбке - хорошие времена припомнил, наверное, - и без разрешения и дальнейших напутствий тестя махнул рукой, словно и впрямь тарелочку соседу-другу бросил. Эффект потряс не только обоих участников полевых испытаний, но и замок. Библиотека (не книжная часть, а та самая, зачарованная) превратилась в руины, в поле боя многочисленных армий... Победу приписали урагану и прочим стихийным бедствиям.
   - И, наконец, - как ни в чём не бывало продолжил Керлик, - бежишь за метлой, чистишь комнату и внимательно читаешь ВСЁ, что относится к изучаемому заклинаю: и мелкие буковки, и заметки на полях, и подписи под рисунками...
   - Да, - по-военному вытянулся Романд и мысленно добавил: "Учитель!".
   Под руководством тестя юноша быстро разобрался с элементарными движениями и кое-как с голосовыми заклятьями, после чего самостоятельные занятия пошли на лад. От помощи Керлика парнишка тоже не отворачивался, принимая её каждый раз с неподдельной и искренней радостью. Хотя в белой магии тёмный чародей помочь ничем не мог, контроль он добросовестно осуществлял, следя тем самым, чтобы Романд и себя, и окружающих экспериментами не угрохал...
  
   * * *
  
   - Бзо! Придурки чёрные!! - Зелн добавил вполголоса нечто, чего и от Керлика, пожалуй, не услышишь.
   Романд огляделся. Неподалёку от ярких представителей Белого отделения собрались обучающиеся на Чёрном, в основном - личности тоже небезызвестные. Придурками они если и были, то не меньше и не больше, чем белые, и развлекались, соответственно, не лучше и не хуже. Однако, во-первых, чёрных училось в Школе обычно в два раза меньше, чем белых (и в три-четыре, чем стихийников по каждому направлению), ибо тёмные чародеи рьяно следили за появлением наследников и в Школу обычно попадали крестьянские сироты. И, во-вторых, по традиции Чёрное отделение сдавало экзамены позже Белого, ближе к вечеру, поэтому тёмные старались успеть нагадить светлым, так как понимали - потом уж времени не будет, зато у белых, возможно подмастерьев, оного окажется предостаточно.
   Похожие отношения часто завязывались между огненными и водными магами или Духа и Пси... С одним лишь различием: представители враждующих Стихий имели тенденцию превращаться в лучших друзей, отличных напарников или любящих супругов. Когда же объединялись белый и чёрный маг, у Мира чаще всего начинались большие проблемы, ибо такие тандемы обычно создавали полные отморозки. По крайней мере, так утверждала молва.
   Группка из пяти чёрных магов, подростков от пятнадцати до восемнадцати лет, во главе со Старшим Отделения расположилась посреди внутреннего двора на мраморном бортике фонтана. Походил тот, кстати, на перекошенный свадебный торт и между студиозами так и звался.
   Фонтан работал. Однако двор располагался под открытым небом и холодно здесь было, как на улице. Потому вода замёрзла: горки ледяных водопадиков, застывшие в воздухе капельки, колонны замерших струй - словно высеченная из горного хрусталя чудесная скульптура. На удивление чистая и прозрачная, а в солнечный день - рассыпающая весёлые радужные искры. На самом деле, фонтан назывался "Связь стихий", и вода в нём и впрямь текла, но медленно. Чародейство.
   От чёрных магов к белым, стоявшим в тени внутренней аркады, тянулось грозовое облако. Оно хищно извивалось, порой принимая образ сказочной анаконды, но больше походило на подкрашенный дымок, чем, по сути, и являлось. Однако Зелн - а по его примеру и остальные ученики Белого отделения - сотворил ограждающий воздушный щит. Облако, наткнувшись на преграду, свернулось петлёй - насмешливый оскал, да и только, - и отправилось пугать остальных юных представителей чародейского племени.
   - Чего вы напрягаетесь? - удивился Романд, спокойно отходя с пути дымка. - Обыкновенная чернилка. Безопасная. Даже испачкать толком не сможет.
   Юноша мгновенно прикусил язык, пожалев о сказанном. Свои-то на замечание не обратили бы внимания, но разом отвалившиеся челюсти у чёрных свидетельствовала об излишней осведомлённости Романда в области шалостей и терминологии "вражеского лагеря". Юноша тотчас оказался сдавлен требующими объяснений взглядами. Что делать? Не говорить же сокурсникам, что твоя жена чёрная магиня!
   К счастью, от публичного позора Романда спас зычный голос.
   - Белое отделение! Почему спим?! Или вы экзамен сдавать не желаете? И отчего же вы нас не предупредили - мы бы с удовольствием ещё часок в своих мягких постельках подремали! Куда удобней жёстких лавок!
   Ученики, разом вздрогнув, обратились к вопрошающему - почти обычному и почти ничем не примечательному человеку, секретарю Экзаменационной комиссии Хру. Некоторые утверждали, что он - не человек вовсе, а полуэльф, другие - что полугоблин, а кое-кто намекал и на гномье происхождение. Сам же Хру, чёрный как смоль выходец с дальнего юга, о себе не распространялся. Он был неподкупен, честен и к чародейству не имел ни малейших способностей. Но юных магов пугал одним лишь своим видом. Или, что более соответствовало действительности, голосом.
   - Итак, первая партия: Зелн Друг, Рыско Репейник и Романд Зелеш... тьфу, просто Романд, если он соизволил явиться. Соизволил? Замечательно! Следующие: Белей Руковичка, Храпик Хро, Лоран Орлеш и Ивелейн Златая. Кто-нибудь, сочувствующий этой даме, предупредите, Комиссии глубоко наплевать, что она наследная принцесса эльфов и если опоздает, ей проставят неявку и пусть ждёт следующего года! - Хру хмуро оглядел двор. - Кстати, объявляю изменения в расписании. Комиссия Чёрного отделения предупреждает, что проводит экзамен сразу же по окончании сдачи на Белом отделении.
   - Как?! - в зависимости от характеров юные тёмные маги изобразили разнообразные степени возмущения.
   - Просто, - пожал плечами секретарь. - Вы ещё спасибо скажите, что комиссия оповестила вас заранее, - они не хотели, но со мной случилось страшное! Я испытал к вам сострадание, поэтому вы всё знаете... Белое отделение, вы сдаёте или сразу звать комиссию с Чёрного?!
  
   Экзамен на ранг Подмастерья традиционно проходил в аудитории, где преподавали высшую алхимию: просторная восьмигранная зала, далёкий потолок, стены без окон и украшений, из грубого камня. Их скрывали высокие стеллажи, заставленные разнообразной стеклянной посудой, легко добываемыми и не особенно ценными алхимическими ингредиентами, учебной литературой. Пол из неизвестного, но, по-видимому, прочного материала, покрывали трещины, язвенные ожоги и знаки, начертанные мелом, углём или краской.
   Для учеников имелись парты, всегда новые и одновременно старые, так как в целом состоянии столы надолго не задерживались. Сейчас они были сдвинуты к стенам, освобождая пространство в центре аудитории. Преподаватели разместились на чём-то, вроде сцены-трибуны. Там же, за покрытым зелёным сукном столом восседала комиссия в составе пяти магов, с краю со свитком и самопишущей палочкой пристроился Хру.
   - Соискатели высокого звания Подмастерье! - объявил он. - Зелн Друг. Рыско Репейник. Романд Безымянный. Состав Экзаменационной комиссии! Маллей Мудрый - теоретическая магия, Белое отделение. Мехен Златоликий - боевая магия, Белое отделение. Карла Задумчивый - прорицание, Белое отделение. Умелла Облачная - магия стихий, Белое отделение. Председатель комиссии: глава Круга Старших и Белого отделения Новелль Спящий. Наблюдатели от стихийных отделений присутствуют. Наблюдатель от Чёрного отделения просил передать, что... цитирую... Делать ему нечего, как смотреть на остолопов с Белого отделения, когда своих хватает.
   - Не беспокойся, - шепнул на ухо Романду Рыско. - Это обычный обмен любезностями.
   Романд не беспокоился - по крайней мере, по поводу специфического юмора чёрных магов в частности и чародеев вообще. Юноше не нравились взгляды, бросаемые на него Мехеном и Карлой, да и от Умеллы шла какая-то неприятная волна... хотя... Какая волна?
   Традиция проводить экзамены именно в алхимической аудитории появилась по прозаической причине: помещение было сплошь да рядом увешано разномастными магическими экранами, которые обеспечивали экспериментаторам безопасность от себя, от других, а также (теоретически) не позволяли пользоваться волшебными шпаргалками, запрещали помощь или, наоборот, вред извне.
   - Тяните билеты. Если вы приготовили жезлы, то отдайте их Экзаменационной комиссии. Жезлы вам вернут, но только вместе с поясом Подмастерья!
   Зелн и Рыско молча покачали головами. Романд порылся в суме и вытащил продолговатый свёрток, по всем правилам - мешковина. В зале воцарилась смертная тишина: приходить на экзамены со своим жезлом многие годы считалось плохой приметой и уж, тем более, для поганого отказника.
   Романд судорожно сглотнул - ещё минус балл - и всё-таки твёрдым шагом двинулся к экзаменаторам, протянул драгоценность Новеллю. Тот спокойно развернул чистые тряпки. На этот раз зрители ахнули: мощную чистую ауру серебряного жезла чувствовали даже самые слабые из стихийных чародеев.
   - Откуда у тебя Жезл Подмастерья?
   Юноша с трудом сдержался от глупого и частого моргания - жезлов у подмастерьев много, но Жезл Подмастерья один. По преданию он принадлежал первому Подмастерью Мира, именно тому, с большой буквы. Поговаривали, что жезл расплавили в смутные времена какой-то далёкой, прошлой войны, и вот он явился. К Свету... по мимолётной прихоти Тьмы.
   - Тесть подарил, - честно признался Романд. - У него много не нужных ему вещей.
   - Ненужных? - хмыкнул Карла. - А ты ему не говорил, что жезл на экзамене - плохая примета?
   - Говорил. Но он сказал, что отсутствие жезла на экзамене - дурость и нежелание стать Подмастерьем.
   - А ты желаешь?
   - Конечно, - кивнул юноша. - Зачем бы я тогда сюда пришёл? Экзаменационной комиссией любоваться?
   От столь вопиющей наглости Зелн и Рыско остолбенели. Да и не только они - Романд провёл в стенах Школы недолгий срок, за который, однако, успел прослыть тихим, скромным заикой с простительными для высокородного странностями. Обычно юноша молча гулял в одиночестве, а если отвечал, то часто невпопад и с каким-то отсутствующим видом. На общих занятиях Романда предпочитали не трогать. Но при всём при этом герцогский сынок умудрился вывести из себя буквально всех учеников и многих учителей.
   - Хм, уместный вопрос, - Новелль попытался скрыть улыбку. Не получилось. - Зрелище-то в целом не из приятных. Тяни билет.
   Романд, несмотря на хорошую теоретическую и отличную психологическую подготовку, внутренне похолодел, ноги отнялись. Спину ломило, сердце желало выскочить где-то в области горла и заскакать бесом по аудитории, нос замёрз, желудок взвыл голодным волколаком... Но юноша криво ухмыльнулся, протянул крепкую руку и недрогнувшим голосом зачитал задание.
   - Вопрос номер один, теоретический. Призрачные круги: определение, суть, жизненный цикл, виды. Гипотеза Серго Парящего Змея. Опровергающие и подтверждающие факты. Ваше мнение.
   Зелн завистливо вздохнул. Вопрос, положа руку на сердце, врагу не пожелаешь: хотя тема интересная, объём удручающий, к тому же, несмотря на накопленный поколениями опыт, знания по нему всё ещё оставались на уровне гипотез. А гипотезы - это такая вещь, с которой можно и соглашаться, и не соглашаться - личное дело каждого. Однако личное дело редко совпадало с мнением преподавателей. В целом, удобный вопрос, особенно - для жаждущих завалить или вытянуть претендента на жезл... Но с Романдом, непосредственным участником недавней войны, остановившем иномирное вторжение, было всё иначе.
   - Призрачные круги, - начал юноша, - или природные туннели пространственного перемещения...
   Романд говорил. Говорил, не путаясь, не сбиваясь. Красиво, текуче, завораживающе. Одно слово цеплялось за другое, каждая мысль доводилась до конца и зря не повторялась. Он вещал не о том, что написано в книгах, и в примеры приводил вовсе не свой личный опыт, хотя и ссылался на него. Создавалось впечатление, будто Романд если и не общался с Великим Теоретиком, то, по крайней мере, читал его труды в подлиннике, первозданные, не испорченные высокомудрыми комментариями.
   - ...Различаются следующие виды. Радужные, или Туманные, круги. Отличаются часто наблюдаемым внесезонным туманом или возникновением в яркие солнечные дни радуги. Собственно, Призрачные круги - круги миражей. Под определённым углом зрения можно различить изображение другой местности. В отдельный подвид выведены так называемые Монетные круги. В отличие от первых двух видов их структура идентична искусственно созданным порталам перемещения, однако, более неустойчива к внешним условиям...
   Вспоминал юноша не только магистра Серго, но и других представителей Старой Школы. Вскользь сказал что-то о неких, совсем уж специфических и сказочных Божественных кругах, которые якобы позволяли воскрешать недавно усопших. Положенный в такой круг мертвец возвращался живым, здоровым и настоящим. Впрочем, мог вернуться и каким-нибудь зомби - тогда говорили о Кругах некроманта. Ни в тот ни в другой вид лично Романд не верил...
   В какой-то момент (где-то по прошествии получаса) юноша остановился.
   - Если мне надо продолжить, - прохрипел он, - можно выпить воды? В горле першит.
   - А? - очнулся Новелль. - Выпей. И больше не надо... Достаточно. Правильно, коллеги? - Экзаменаторы разочаровано, но согласно забормотали в ответ. - Следующий вопрос.
   - Вопрос номер два, боевая магия. Воздушная волна для прикрытия быстрого отхода войск со сданных позиций. - Не успели в стенах аудитории отзвучать слова, как Романд легонько махнул рукой в сторону от магов. То ли в экранах появилась брешь, то ли юноша не рассчитал с силой - шкафы вместе со своим содержимым превратились в пыль, а на каменной стене образовалась ровная щель, словно надрез острым ножом в зачерствевшей булке.
   Кое-кто из чародеев сдавленно охнул. Те, что поумнее да поопытнее (имеющие малолетних детей), распластались на полу. Экзаменационная комиссия, кроме застывшего каменным изваянием Мехена, спряталась под стол, нисколько не беспокоясь об имидже бесстрашных боевых магов. Стоящие ближе всех к Романду Зелн и Рыско непроизвольно прикрыли головы руками, будто верили, что таким образом можно спастись от ударной волны, способной напугать старших чародеев.
   Сам же виновник безобразия затравленно озирался, теребя внезапно покрасневшее ухо.
   - И... извините. Я не хотел. Я случайно.
   - Случайно, - ровным голосом повторил Мехен.
   - Что же у тебя специально получается? - поинтересовалась Умелла. Женщина, осознав, что отражённой волны не предвидится, выбралась из укрытия, оправила не нуждающуюся в этом причёску и изобразила собой воплощённое спокойствие - очень хорошая мина при плохой игре. - Коллеги, Волна выполнена по всем правилам - давно нас не радовали классическим исполнением. Думаю, теоретические основы заклинания можно опустить, как и вопрос по стихийной магии.
   - Полностью с Вами согласен, коллега, - кивнул Новелль. Он тоже выглядел так, будто ничего особенного не произошло, однако чувствовалось, что глава Круга Старших держит наготове мощное заклятье. - Продолжайте, молодой человек.
   - Э-э, - Романд умудрился изобразить лицом нечто, эквивалентное одновременно простуженному всхлипыванию, тяжёлому вздоху и недоумённому пожиманию плечами, причём сам юноша не пошевелился. - Вопрос номер три, алхимия...
   - Не надо! - предложили хором присутствующие.
   - Ладно. Хотя там всего лишь о теоретических аспектах создания философского камня, - попытался юноша, но осуждающие взгляды были ему ответом. - Вопрос номер четыре, травоведенье. Pseudopapaver somniferum, свойства, применение. Pseudopapaver somniferum - ложный мак, или, в простонародье, сонничка. Никакими ярко выраженными свойствами не обладает, кроме как декоративными и эстетическими. Несъедобна, неядовита. Входит в качестве обязательного ингредиента в лекарственные сборы общего применения или для оказания скорой помощи. Из-за нейтральности позволяет соединять в одном зелье травы, обладающие противоположными свойствами, как бытовыми, так и магическими. В смеси с отдельными растениями даёт интересные эффекты. Например, если её добавить в порошок взрыв-травы...
   - Достаточно, - прервал Новелль. - Следующий вопрос!!!
   - Но пятый вопрос по стихийной магии, - неожиданно обиделся Романд, однако Комиссия была неумолима. - Хорошо. Шестой вопрос, прорицание. Виды Оракулов, их...
   - Расскажите нам про какой-нибудь один, - вмешался Карла. - Например, рунический.
   - Как и любой другой, рунический оракул открывает в первую очередь прошлое, истоки нынешней ситуации. Имеет множество подвидов. Наиболее распространённый и доступный - гномий, в основе которого двадцать пять Рун, включая пустую или Чистую. Обычный расклад на один или три. Срабатывание в руках непрорицателей - случайность. Вероятность правильного разложения можно увеличить магическим воздействием...
   - Хватит. Сам пользовался?
   - Только из чистого любопытства и в качестве развлечения. Лет до десяти всегда на ярмарках ходил в палатку гадателя.
   - Не скажешь, что выпадало? - напрягся Карла.
   - Нет, мастер. Это моё личное дело.
   - Поддерживаю, - резко оборвал намечающийся спор Новелль. - Вопросы билета озвучены. Удовлетворены ли члены Экзаменационной комиссии ответом? Удовлетворены. Желают ли услышать что-либо сверх билета? Нет. Наблюдающие? Нет. Тогда позвольте мне, - чародей откинулся на высокую неудобную спинку стула.
   Романд напрягся. С Новеллем Спящим юноша встречался лишь раз - почти год назад, когда отправлялся в рискованный поход в Уединение Орлиных гор. С тех пор маг не изменился... Куда? Зачем? По слухам ему лет за двести, выглядел он на разумные и благородные тридцать с гаком, а светлые, умело скрывающие седину волосы и мягкие черты лица придавали чародею добрый, даже добродушный вид. Мол, я свой парень. Доверься мне - я помогу решить твои проблемы. Романд обходил таких людей стороной, потому что отец... герцог Имлунд Зелеш выглядел так же. Мило, притягательно... но доверяли ему или, хуже того, доверялись лишь дураки.
   - Здесь всё-таки экзамен Белого отделения, - очнулся Новелль. - Хотелось бы увидеть наше заклинание. Романд, вызови малый столп Света.
   - Но? - вскинулись Карла и Умелла, Мехен нахмурился, Маллей, наоборот, вопросительно приподнял брови. - Такие чары не...
   - Никаких но, - отрезал глава Круга Старших. - Романд?
   Юноша не отвечал. Склонив голову к правому плечу, он смотрел в пол. Романда просто-напросто заваливали - светлых заклятий много, но о каком-то "столпе" юный чародей не имел ни малейшего понятия. В библиотеке Керлика встречались книги и манускрипты по белой магии настолько высшего порядка, что, чудилось, тёмный чародей должен скончаться в мучениях лишь от одного упоминания об этих заклинаниях. Но там... Следовательно, это тайна, доступная магистрам первого ранга - никак не подмастерьям или ученикам...
   Романд прикрыл глаза... Обидно. Керлик... Нет конечно - Зо! Давно юноша звал так тестя. Он поймёт, хотя грозился не пустить домой без жезла. Врал. Но всё равно обидно. И нечестно... Эх, если бы владел чёрной магией, то изобразил бы то странное, действительно со стороны походящее на столп Тьмы заклятье, подсмотренное у тестя в Замке Путей, родовом гнезде Хронов, таинственном и страшном месте...
   А почему бы нет? Что он теряет? Повторить движения, но воззвать к Свету - собственно, так он и учил белые заклинания. Жесты, интонация, мимика - они везде одинаковы, источник Силы - иной. Потому и результаты разнятся.
   - Взываю к Т... Свету, - неуверенно начал юноша. Сцепленные, словно для молитвы руки, перекосились в лодочку, пальцы, как и было, крепко переплетены, лишь большой левый смотрит в сторону. Вздох. Полной грудью, всем телом. Плечи расправить, выпрямить спину. Успокоение. Тишина. Пустота.
  
   Взываю к Свету
   Сыновним плачем.
   Во Тьме хожу,
   Без сил, незрячий.
  
   Открой же тайну,
   Направь дитя!
   О, Свет, явись -
   Спаси меня!
  
   Слова исказились в соответствии с внутренним замыслом... Сила. Мощь. Если всё в Мире замерло, затаилось, то сам Мир вдруг ожил, вздохнул. Что-то забурлило в его невидимых жилах. Слышались голоса. Звон. Приветствую!
   Романда дёрнуло - казалось, молния ударила точно в макушку и, низко, тревожно гудя, пробежала по телу, не причинив вреда, ушла в камень, землю, ниже... Оттуда, из непознаваемых глубин поднялось тепло, скрутилось тугим клубком в животе и рвануло в ладони. Яркий столп Света вырвался из рук Романда, вознёсся к потолку и... Испуганный юноша резко развёл руки в стороны, чуть не переломав пальцы в поспешности. Столп вдруг расплылся мягким облачком, потёрся ласковым котёнком о щёку своего создателя и, явственно мурлыкнув, исчез, рассеялся. Романд, творящий малый столп Света, Filimonovna, romand_light.jpg:1017x1082, 69k
   Тишина. Вновь. Та самая, когда не слышно ни дыхания, ни стука сердца - лишь, как течёт время. Неумолимо, вперёд, из никуда в никуда... Скрип. Все как один обернулись. В дверях стоял мужчина в чёрном, поверх - серый плащ из шерсти шурша, такой же, как на Романде. Гость оглядел молчащую аудиторию.
   - Если вы собрались нас прикончить, - едким, обжигающим голосом заявил он, - то могли бы выбрать способ гуманнее. Мы тоже люди.
   - Я... я случайно, - повторил свою коронную фразу Романд.
   - С тобой, дитятко, я не разговариваю!
   - Но-но! Повежливей! Вы! А то повторю! - обиделся юноша и упёр руки в бока.
   - Ничего вы не повторите, молодой человек, - прервал его ледяной голос.
   - Что? - Романд в недоумении развернулся к Новеллю.
   - Я говорю, что экзамен для тебя, Романд, закончился и пререкаться с главой Чёрного отделения Эфелем Душевным можешь в коридоре.
   - Спасибо. Избавлю себя от такой радости, - фыркнул новоприбывший чародей. - Я здесь посижу, вдруг у вас ещё какой идиот чего-нибудь случайно натворит.
   Романд, сверкнув глазищами, шумно набрал в грудь воздуха.
   - Вон! - указал на дверь Новелль.
   Юноша подчинился.
  
   Наконец экзамен на Белом отделении закончился, дверь за последним претендентом на ранг Подмастерья, опоздавшей всего лишь на пятнадцать минут эльфийской принцессой Ивелейн, захлопнулась. Члены Комиссии, да и наблюдающие, разом вздохнули и утёрли лбы - эксцессов, вроде "представления" Романда, больше не случилось.
   - Приступим к обсуждению, что ли, - начал Новелль.
   - Приступим, - согласился Карла. - Полагаю, Ивелейн не обсуждаем? Нашли, понимаешь, моду непослушных детишек в Школу отправлять!
   - Согласна, - кивнула Умелла. - Как и Романда.
   - Почему? - вскинулся Мехен. - Ты на руки его смотрела?
   - Мало ли, что и как он ими творит, - рявкнула магиня. - Хоть в штаны к себе запускает! Ты его бросил! И откуда он набрался ТАКИХ знаний - уже не твоя проблема! И уж ТЫ точно не имеешь права кривить рожу!
   - Верно, Мехен, - Карла внимательно посмотрел на коллегу. - Оставлять учеников на произвол судьбы подло.
   - Подло? А ты уверен, что узнав истинные причины моего поступка, не сделал бы то же?
   - Причины? Какие? Откуда? - встрял Эфель, до того умело притворявшийся спящим.
   - Не один род Хрон читает Мир, - буркнул боевой маг в ответ чёрному. - А ты, гадатель, изучи Романда. Может, что поймёшь...
  
  * * *
  
  
   Глава 5. Экзамены, или Красоты столицы (Часть 2)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"