Fieryrat: другие произведения.

Глава 7. Предсказания, или Когда всё только начинается (Часть 2)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шантаж – дело тонкое. И непредсказуемое. Или очевидное – оно и есть самое вероятное. Может быть.

   Романд честно стоял там, где его оставил тесть, но долго это продолжаться не могло. Пытаясь заняться чем-нибудь не предвещающим опасности, юноша поднял голову.
   Громада Замка Путей подавляла. Издали он прекрасен и величав, вблизи вызывал одно желание - убежать, оказаться как можно дальше. И только оттуда, издали, - пугливо созерцать. Чудилось, замок вот-вот обрушится и подомнёт под себя нежданного гостя, белого мага в обители чёрного.
   Наверное, во всём виновата ночь и отсутствие освещения - например, Императорский дворец в Главели с любого расстояния похож на кружевную фату невесты. Дунь лёгкий ветерок - и улетит.
   Определив причину неудобства, следует искать способ избавления от оного. Очень просто! Особенно для мага! И уж тем более - белого! Романд, однако, был благоразумным мальчиком и понимал: не стоит тащить огромную пантеру за хвост, поэтому в самый последний момент юноша заменил составляющую Света на стихию Огня. В результате получился замечательнейший язычок пламени, правда, несколько непривычного солнечного оттенка, но никто странностей не заметил. Вроде бы.
   При наличии источника света замок отнюдь не прибавил привлекательности - теперь на фасаде плясали зловещие тени. Романд от греха подальше сделал парочку шагов назад и посмотрел по сторонам. Надо признать, внутренний дворик перед парадным входом можно было назвать разве что проходной площадкой или вовсе порожком - двор в малютке Чёрном замке и тот оказался больше.
   - Э-э? - юноша вопросительно глянул на старичка-"менестреля".
   - Голик, господин, - чуть заметно кивнул тот.
   - Это твоё имя? - удивился Романд. Он испытывал какую-то неловкость в присутствии старика. Может быть, разучился говорить прислуге, которая много-много старше его, "ты"? Или что-то ещё?
   - Да, господин? Что вам угодно?
   - Скажи, Голик, здесь, кроме этого... двора, есть ещё что-нибудь?
   - Господин имеет в виду сад? - уточнил старик.
   - Да. Что-то вроде этого, - согласился Романд.
   - Если господин посветит в стороны, то увидит две арки, - юноша сделал, как предложили. Действительно, в боковых внутренних стенах зияли два дугообразных прохода, чуть поменьше, чем входной. Их увивал вечнозелёный плющ. Из левого весело торчали маленькие розочки. Сейчас они спали, крепко сцепив нежные лепестки. - Там Парковый Лабиринт, а справа от вас, господин, Сад Спокойствия.
   Романда откровенно влекло к розам. Он их обожал, о чём, кстати, отлично знал Феллон, который даже не насмехался над младшим братом, чтобы никто не выведал тайну семейного позора. Но юноша решил, что нуждается в успокоении, - молодого чародея бесконечно тревожило то, что прикосновение к силе, использование магии, своего естества, ограничено чьим-то мимолётным капризом-разрешением. Да, творить заклинания было легко, но само знание о возможности запрета нервировало. Сад Спокойствия наверняка получил имя по своему предназначению - скорее всего там медитировали.
   - Голик, ты можешь заниматься своими делами. Ты свободен, - Романд заметил, что вслед за ним двинулся и старичок.
   - Хозяин приказал присмотреть за вами. Что я и делаю.
   Хозяин. Юноша внутренне содрогнулся, но промолчал. Порядки. В чужое Уединение-от-Мира со своими правилами не стучатся. Романд вздохнул и двинулся прочь от роз, в правую арку.
   Открывшееся глазам никак не входило в представление юного чародея о садах и местах для медитации. Сразу же за зелёным ходом-туннелем начиналось поле. Огромный ковёр, покрытый короткой, не дотягивающей даже до щиколотки, изумрудной травой. Чем же её стригли? Романд был урождённым герцогским сынком, но в газонах кое-что смыслил - такой идеальной ровности простой косой не добьёшься.
   Впрочем, не это удивило юношу - мало ли, не часто он на травку в дворцовых парках смотрел и за модой не следил. По всей площади "сада" вместо деревьев "росли" скульптуры из какого-то белого, светящегося в темноте материала. Фосфорный мрамор? Романд слышал о таком из детских сказок.
   - Осторожней, господин. Не прикасайтесь к ним.
   - Почему? - подивился юноша.
   - Это для вас опасно - до тех пор, пока не станете хозяином.
   - Хм, - поперхнулся Романд. - Я никогда не стану хозяином. Что это?
   Скульптуры были большими, их явно делал великолепный мастер, который с любовью работает над каждой деталькой, чёрточкой. Такой не забудет ни про морщинку у глаза, ни складочку в чуть помявшейся одежде. Ничего не оставит без внимания. Но что-то случилось - то ли ваятель успел сделать лишь заготовку, то ли после окончания работы фигуры трансформировались из-за свойств материала. Все они казались оплывшими, словно свечи после воздействия огня.
   - Маги.
   - Что? - нахмурился Романд. - Какие маги?
   - Будто вы не знаете, господин! - едко ответил Голик. И тут юноша понял, отчего ему так неудобно рядом со стариком. Источаемая им ненависть натурально валила с ног.
   - Почему? Что я тебе сделал?!
   - Почему? - он сплюнул. - Мне нечего терять - я один и никем не любим, поэтому выскажусь. Вы все одинаковые! Вы смотрите на Мир невинными, наивными глазами. Вы обещаете покинуть Замок Путей навсегда... и всегда возвращаетесь! Чтобы очередной Хрон вступил во владение душами и телами людскими!..
   Романд не успел возразить на обвинение, а старик продолжить оное - Замок Путей вздрогнул. Низкий, гудящий звон. Он проник в тело, сковал разум. Колокол.
   Опасность!
   - Хрон! - закончил Голик. - Пожаловал домой! Готовься!
   - Что? - охнул юноша и непроизвольно дёрнулся.
   Ноги не держали, а руки желали остановить падение. Романд взмахнул правой, словно птица раненным крылом, и наткнулся на ближайшую скульптуру, ту, которую рассматривал. Точнее - должен был наткнуться, но ладонь вместе с мерцающим над ней язычком пламени-света провалилась прямо внутрь фигуры. Та вдруг засияла с новой силой.
   Свет. Чистый настоящий Свет.
   - Маги? - догадался Романд.
   Язычок рванулся ввысь, превращаясь из маленького огонька в столп пламени. Будто понимая, что для столь грандиозного явления необходима дополнительная подпитка, статуя влилась в магический огонь и... Тот резко опал прямо в раскрытую ладонь. Романд закричал от дикой боли. В него возвращалась сила, своя и чужая, обе уже использованные и преобразованные, потому не нужные ни одному из источников, в том числе и магу, Романду.
   Не удержать!
   Не выдержать!
   Больно! Страшно!
   Оставь!!
   Прочь!!!
   Романд видел себя со стороны. Видел, как упал на колени. Как прогнулся, раскидывая руки, заваливаясь на спину. Из напряжённой, готовой лопнуть груди рванул к небесам Свет. Яркий. Ослепительный. Нестерпимый! Наверное, потому столп вдруг взорвался посередине и смёл остальные статуи из "сада".
   Юноша обмяк. Замок Путей содрогнулся от основания до шпиля на самой верхней башне, взмыл в воздух и на миг застыл, готовый упасть и рассыпаться... Но удержался и осторожно вернулся на прежнее место, такой же незыблемый и монументальный, как прежде.
   Теперь поле и впрямь было всего лишь полем. Его покрывала всё та же изумрудная трава. И то тут, то там, словно круги на крыльях небесной коровки, "красовались" чёрные выжженные проплешины - всё, что осталось от скульптур.
  
   По вискам тёк пот, хотелось пить и распластаться на прохладной земле, забывшись глубоким сном, - слишком много сил потребовал от Романда неожиданный выброс. Собственно, он забрал все силы. И всё-таки чародей сумел поднять взор. Рядом стоял Керлик.
   "Глупец. Маленький идиот. Зачем ты играл с огнём? Почему не сломал монетки? Предатель!" Из глаз юноши хлынули слёзы, и он не сразу заметил, что тесть тоже плачет и нисколько того не скрывает.
   - Зо?
   Керлик опустился рядом и обнял зятя. Крепко-крепко.
   - Спасибо, Романд! - маг отстранился и по-отечески поцеловал юношу в лоб. - И, пожалуйста, не говори, что случайно.
   - Но я же случайно, Зо, - хлюпнул носом Романд. - Что произошло?
   - Ты мне замок чуть не развалил, - через силу фыркнул Керлик, поднялся, потащил за собой зятя. - Говорил же тебе: стой на месте!.. Хорошо, что ты не послушался! Благодарю тебя!
  
   ...Ударил колокол. Набат, возвещение об опасности. Но Керлик ещё не осознал случившегося. Он тупо пялился на пустые ладони, на место, где только что лежало тело. Всё так и было. Керлик подло, предательски убил отца - иначе не справился бы, а тот расхохотался и на последнем издыхании не преминул объяснить дорогому сыну и наследнику произошедшее.
   Новый Хрон пришёл к власти! Никакой жалости, никакой любви! Только ненависть к Миру, что сам ненавидит своих детей. Теперь следует отомстить за те взгляды, какими слуги вознаграждали его, наследника. Господина. Хозяина Хрона!
   Керлик гордо выпрямился и шагнул было вперёд к новой жизни, предназначению, судьбе... когда пол явственно закачало. Маг упал - по телу, как и по родному дому, прокатилась волна колющей боли. В Замке Путей царило тёмное чародейство, но кто-то наглый до глупости и глупый до наглости воспользовался светлым. Чуждым здесь, опасным. Убийственным!
   Боль заполнила каждую клеточку, каждую малую часть беззащитного тела, а замок не помогал, не спасал, сам разрушаемый, не в силах противостоять чужому напору. Кто-то ударил по корням, обрезая связь ростка-чародея с землёй-источником. Обессиливал. Уничтожал.
   И вдруг всё резко закончилось. Связь с корнями не исчезла, даже не истончилась. Керлик по-прежнему ощущал себя всесильным и всемогущим в родных владениях, но что-то неуловимо изменилось. В силе, исходящей от источника чувствовалась... чистота, проясняющая сознание, заставляющая думать. И вспоминать.
   Да, четырнадцатилетний Керлик в отчаянье, в горе от потери любимой сестры без расчётов, без предварительных планов просто подошёл к отцу и ударил в спину. Подло, но не жестоко - правда, убить сразу не смог. Никто не учил его убивать. Отец успел заговорить, и ненависть схлынула, оставив лишь жалость и даже вину.
   - Спасибо, сынок, - с трудом прошептали бескровные губы. И вина пропала - его простили, поблагодарили. - Ты прав - так надо. Только не делай так больше, ладно?.. И... Когда-нибудь ты вернёшься к Книге - в первый раз прочти лишь одну страницу... Это время... Время!.. Прощай, никогда не вернусь. Запомни это.
   Он предупреждал сына! Искренне, от всего сердца! Чтобы тот не повторил отцовской ошибки. А сын всё забыл, но, к счастью, обзавёлся замечательнейшим зятем - кто же ещё осмелился бы такое учинить? Кто же ещё, кроме Романда, может сотворить пакость - в обители чёрного со всей дури ударить неизвестно куда и зачем белой магией?
   Керлик снова прижал к себе мальчишку. Молодец Лита, молодец девочка! Ты умеешь выбирать!
   - Господин! Что произошло? - осмелился Голик.
   - Проклятие рода Хрон исчезло, - просто ответил чародей.
   - Но как? - поразился старичок. Романд отстранился и тоже заинтересованно посмотрел на тестя.
   - Просто, как и всё сложное, - улыбнулся Керлик. - В Замке Путей находились две привязки корней: одна - семейный источник рода Хронов, а вторая - подпитка родового проклятия. Вот это чудо, - чародей кивнул в сторону зятя, - сумело уничтожить второй источник. Я даже догадываюсь, каким образом.
   - Проклинал белый маг! - сообразил Романд. - Значит, в основе заклятья (а проклятье - ведь тоже заклятье, да?) белые заклинания, и все последующие поколения Хронов просто не могли увидеть чары! И эти скульптуры-маги...
   - Их сила, - уточнил Керлик. - Это не сами чародеи, а их сила - чистый, первозданный Свет. Мы сами, уничтожая на протяжении веков белых магов, лишь укрепляли проклятие, полагая, что используем в целом враждебную нам силу на своё же благо. На деле, мы подпитывали источник Ненависти. Он увеличивался и вместе с тем росли наши возможности.
   - А что же сделал я? - Романд недоумённо хлопнул глазами, зачем-то обернулся к Голику, но тот вряд ли что-либо и сам понимал.
   - Ты сотворил какое-то заклятье, требующее постоянного вливания силы. Ближайшая и родственная к тебе какая? Правильно - Свет. А вокруг его да задарма - вот ты всё себе и забрал, ничего не оставив Ненависти. Жадный.
   - Но это не означает, что я уничтожил проклятие! - возразил юноша. - Всего лишь хапнул силу, а само заклятье как было, так и осталось.
   - Конечно. Но ты дал мне время - необходимое и с толком использованное. Спасибо, дитя!
   - Да случайно я!
   - Верно, - Керлик расхохотался в голос. От искреннего восторга он запрокинул голову к небесам. - А ещё ты случайно за мной увязался. Случайно не послушался и устроил себе экскурсию. Случайно сотворил белую магию, случайно же замаскировав её под обыкновенную стихийную - ни я, ни замок, ни проклятие не обратили на тебя внимания. Подозреваю, ты и себя убедил, что это обычный Огонь. Случайно! - чародей всмотрелся в зятя. - Ну и что?! Случайно, специально, какая разница, если ты хотел этого, рад произошедшему? Ты спас мне жизнь и душу! И не только мне! Поэтому спасибо! От всего сердца, спасибо!
   Романд покраснел, потупился - не привык он к похвалам.
   - Господин? - позвал Голик.
   - Да?
   - Он же использовал белую магию?
   - Именно, - Керлик в недоумении обратился к старику, Романд последовал примеру тестя.
   - Но... то есть, он - белый маг?
   - Белее не бывает, - согласился чародей.
   - Но как же так? Вы отец белого мага?!
   - Я?!
   - Он?! - Романд с воплем отскочил от тестя. - С ума сошёл?! Это я, - юноша стукнул себя кулаком в грудь. - Это я отец его внука!
   Керлик от стыда за выходку зятя прикрыл лицо рукой и удручённо покачал головой.
   - Как так?
   - Просто, - хмыкнул старший чародей. - Ты наверняка человек семейный и знаешь, как это бывает. То дочурка твоя пешком под стол ходит да интересуется, что это за штучка у тебя между ног болтается и почему такой штучки нет у неё. То отвернёшься на миг, а она уже в подоле "подарок" принесла.
   - Она у тебя спрашивала? - скривился багровый Романд.
   - Ну, бабы в замке селиться начали недавно, - отчего-то принялся оправдываться Керлик. - И у кого ей данным вопросом интересоваться, как не у отца?.. Впрочем, по первой она спрашивала у стражников и Марго, затерроризировала бедных, пока те не догадались ко мне любознательное дитё отослать. А я что? Они, между прочим, могли бы под деревьями да кустами не пристраиваться. Да и в уборную дверь не плохо бы закрывать!.. И вообще, когда у самого дочь появится, посмотрим, как ты запоёшь!
   Невольного свидетеля инцидента да и его участников вдруг неожиданно скрутило от хохота - только спасали души и Мир, а теперь за перебранку и выяснение личных отношений принялись...
  
   * * *
  
   Романд уронил меч, что не удивительно - размахивать оглоблей, словно мельницей себя воображать, и висеть на канате. Трудно не уронить. Зато как метко получилось! Рукояткой и Марго по лбу.
   - Бзо! Поганец! Уродский кролик! - взревел капитан, выдёргивая Керлика из воспоминаний. - Живо слезай!!!
   Теперь юноша уронил и себя, причём с тем же результатом - опять пострадала голова стражника.
   - Ах ты, сучий потрох! Трижды змеёныш!! Поди сюда!!!
   Романд правильно расценил состояние наставника и сиганул прочь, Марго за ним. Керлик не вмешивался - ничего плохого юнцу не будет, а ругался капитан всегда изощрённо и не для детских ушей, да Лита с зятьком уж давно всё слышали и знали.
   Трижды змеёныш... В первый раз всё казалось простым, несложно объяснялось. Трижды змеёныш - третий сын герцога Зелеша. Но даже тогда Керлика не покидало ощущение неправильности, не стыковались части. И явная нелюбовь Имлунда к младшему ребёнку, и отказ в материнском имени, желание отправить дитятко в Уединение, фактически лишая мальчишку возможности завести собственных детей. Будто герцог отлично ведал о Пророчестве или... В "или" Керлик убедился довольно-таки быстро.
   Романд после памятного хождения в Замок Путей и ознакомления с его озером Грёз решительно взялся за изучение иллюзий, мороков и прочих галлюцинаций. Главным источником миражей служит мозг, на мозг же чары и воздействуют - страхи, желания, воспоминания. Юноша воссоздал портрет матери...
   Конечно, дети часто не похожи на обоих родителей, однако здесь различие было особенно ярким - Романд, хоть кое-какие черты унаследовал от матери, в целом пошёл в отца, но не в Имлунда Зелеша. Теперь поведение герцога объяснялось однозначно: раз дал родиться, то уж изволь вырастить и воспитать, однако речь об имени матери просто не могла зайти. Если бы Романд стал Лиххилем, то Имлунду скрыть позор не удалось бы.
   Однако такое положение дел отрицало Пророчество. Романд - не трижды змеёныш, но совпадения-то никуда не делись. Снова вопросы.
   - Марго, оставь это сокровище! Пойдём, ты мне нужен в делах! - Керлик встал. Зять определённо поправился, умирать не собирался, так что без пригляда обойдётся, а работы много. - Романд, отрабатывай удары самостоятельно! Лита приглядишь за муженьком?
   - Нет, - устало улыбнулась дочь. - Мне что-то не по себе - пойду полежу.
   - Иди. Романд, ничего с твоей женой не случилось - дай Лите отдохнуть. На ней висит моё Око Охранения, - пояснил маг. И на тебе тоже - добавил мысленно.
   Семейство Хрон разбрелось - у каждого имелись свои дела.
  
   Счета, счета, счета, счета. Вот, чем приходится заниматься уважаемым грозным чародеям и иногда капитанам стражников.
   - Эх, надо бы завести профессионального казначея, - посетовал Керлик, отодвигая стопку дорогой бумаги. Он и Марго расположились в кабинете. Тихо и думается хорошо. - До обеда, наверное, не успеем.
   - Тогда, можно, я пойду, господин?
   - Предатель...
   - Нет, господин, я как твой стражник, должен иметь крепкую нервную систему - это великим магам можно быть сумасшедшими! - возразил Марго. - А разбор счетов ведёт лишь к психическим расстройствам!
   - Благодарю, - хмыкнул Керлик. - Ладно, вали отсюда... Хотя нет, постой! Скажи-ка мне, друг, почему ты обозвал Романд трижды змеёнышем?
   - В сердцах. Ты только ему не говори, - потупился стражник. - Обидится же! А обиженный маг и герцогский сынок...
   - Что это такое? - нахмурился чародей.
   - Буквальный перевод с драконьего ругательства "Ши-ш-шу".
   - Да, я что-то подобное слышал от Си-х-Ха. Что это означает?
   - Бастард. Точнее - ублюдок... В общем...
   - Незаконнорождённый, - закончил Керлик и устало откинулся на спинку кресла.
   Пророчество выкручивается. Пророчество не собирается рассыпаться... На этом "жизнеутверждающем" выводе раздался грохот. Снова кто-то стоял за входными вратами и стремился попасть в Чёрный замок.
   Чародей по уже сложившейся традиции встал и отправился вниз, однако, наученный горьким опытом, открывать не собирался. Но в замке обитало несколько поколений. Как только старшее поумнело, младшее принялось совершать те же ошибки. Керлик только выполз во внутренний двор, а Романд и Лита уже радушно распахнули входную калитку. И как успели-то опередить? Один еле тащится после вчерашнего и сегодняшних тренировок, другая с трудом ходит!..
   На пороге высилась фигура в серебристом плаще. Лицо гостя скрывал глубокий капюшон. У ног незнакомца пристроилась чёрная тень - пантера спасителей Мира и папочка Белобрыськиных деточек.
  
   * * *
  
   За покрытым чёрным бархатом столом сидел мужчина и раскладывал карты.
   Хороший стол, удобный, большой. На нём расположились в ряд изящные хрустальные чернильницы-непроливайки - по парам или по тройкам в композиции, в них чёрные и красные, имелись даже дорогие синие чернила. По краям столешницы, в специальных лотках лежали пергаментные свитки и листы бумаги, как исписанные, так и девственно чистые. Особнячком пристроились три толстенные книги, обитые кожей, на замках, и резной ларец орехового дерева, видимо для важных и, возможно, секретных документов.
   Слева, несколько смазывая впечатление о строгости и деловой серьёзности хозяина, на столе высилась волшебная лампа - обнажённая дева, шествующая по крупным камням. Они стискивали, душили маленький, звенящий ручеёк, а дева, подняв высоко над головою фонарик, с таинственной улыбкой всматривалась в исчезающую в неравной борьбе с валунами воду. Красивая беломраморная статуэтка смотрелась на столе неуместно, безвкусно, как и чёрный бархат, однако хозяин не убирал её из личных соображений. Впрочем, по прямому назначению - светить, когда темно, - он её тоже не использовал. Не любил хозяин волшебной дребедени и по вечерам предпочитал зажигать качественные восковые свечи.
   Хозяину довольно-таки часто приходилось работать с наступлением темноты - за минувший день ему редко удавалось выполнить задуманное и, более того, нужное.
   - А ведь многие почитают меня за бездельника и прожигателя жизни, - вздохнул хозяин, выкладывая на очищенный от бумаг и писчих принадлежностей центр стола очередную карту размером со свою ладонь. - Хотя нет, я не прав - таких всё меньше и меньше. Верно, Жесть?
   Он посмотрел на пантеру, лежащую на подоконнике настежь распахнутого, несмотря на лютую зиму, окна. Та раздражённо шлёпнула себя хвостом по лоснящемуся боку - сердится. Мало погуляли и с любимчиком своим, Романдом, Жесть не пообщался.
   - Что поделать, Жесть. Что поделать... - хозяин тряхнул головой - чёрные волосы встали на миг дыбом и осели в идеальную причёску.
   Человек за столом, что бы ни случилось, выглядел ухоженным и красивым. Даже тогда, когда на его глазах убили отца и чуть было не надругались над сестрой, когда он знал, что то же ожидает и его, он светился великолепием. Его так воспитали, он не умел иначе... хотя одновременно не умел многое и многое, необходимое для банального выживания... Тогда, не сейчас.
   Человек выложил карты крестом, рубашками вверх - Игральный крестовик.Карточные масти (Игральный крестовик), tamp.gif:133x386, 2k
   - Ну, судьба! Что там у тебя на уме? - хозяин перевернул северную карту.
   Он ни в коем случае не являлся чародеем или гадателем, но людские пасьянсы получались у человека отменно. Вероятность исполнения велика, впрочем, по картам многое не предскажешь: встреча-разлука, деньги-разорение, иной раз любовь... Так, всякая мелочь, ерунда, но в делах помогает.
   Оруженосец Меча. Слабая Атака. Несколько неожиданно, учитывая, на кого и что гадал человек. Впрочем, в Игральном крестовике обычно сама карта (её масть и достоинство) ничего не значила - предсказание велось по сочетаниям.
   - Посмотрим на южную, - хмыкнул хозяин. Паладин Копья. Серьёзная опасность. - Э-ге, это уже тенденция! Не хватало для полной картины Щита.
   Будто выполняя просьбу, западная карта оказалась Паладином Щита, однако восточная выбилась за рамки Рыцарских мастей, явив взору Магистра Посоха. Человек покачал головой.
   - В таком сочетании? Надо запомнить, - он протянул руку к центру. - Ну, в этой мы не сомневаемся, правда, Жесть? - Пантера в ответ демонстративно зевнула, сверкнув острейшими клыками. Кроме Пустышки, Чёрной карты, ни человек, ни животное ничего не ожидали - так оно и было. - Что же, пора кидать трёшку сверху.
   Мастер Пульсара, Принцесса Дерева и Трус.
   - Вторая из когорты Чёрной карты! - воскликнул человек и резко осёкся. Жесть чихал и недовольно тёр лапой чувствительный нос. - Кто здесь?
   Человек не ощущал чужого присутствия - в кабинете не изменились запахи, звуки, чистота воздуха. Не сигналили магические и храмовые амулеты, не беспокоилась пантера - только чихала. Но человек твёрдо знал, что рядом кто-то есть, и этот кто-то выдал себя случайно.
   На хозяина часто покушались, и он научился оберегать свою жизнь, для чего следовало обращать внимание на любые мелочи и странности. Жесть от природы обладал слабым нюхом, но во младенчестве был подвергнут волшебному воздействию - сейчас кто-то, осведомлённый об этой особенности большой кошки, забил пантере нос.
   - Выходи! - хозяин умел повелевать. Кто? Свой - раз прошёл через надёжную и грозную, особенно сейчас, охрану. Но кто?
   - Хорошо, - перед столом образовалась тень. Человек, закутанный с ног до головы в чёрный плащ, лицо скрывают глубокий капюшон и полотняная маска ассасинов. Гость идеально подходил к обстановке кабинета, но бледнолицый хозяин был плоть от плоти этого помещения и его творцом. - Я не намереваюсь причинять вам вред.
   - Зачем пожаловал? - хозяин не проявлял вежливости. Если его не собираются убивать (на что похоже), то велика вероятность шантажа. Хозяин был искушённым человеком. Впрочем, и он ошибался. И часто. В последнее время - слишком часто.
   - О! У Вас многообещающее свидание на носу! - вместо ответа радостно воскликнул гость, указывая на красующуюся в центре стола Принцессу Дерева.
   - Нет, в сочетании с Трусом и Мастером Пульсара она всего лишь особо неприятная встреча, - едко возразил хозяин.
   - Понятно, - кивнул гость. - К делу - так к делу. А касается оно Романда... Только не говорите, что не знаете такого! Глупо! Его вся империя знает! И пока ещё помнит.
   - И что Романд? - спокойствие нелегко далось хозяину - он слишком быстро сообразил, о чём пойдёт речь.
   - Вы хороший актёр, - чувствовалось, что гость улыбается, - но вам это положено. Итак, Романд ваш сын. И не надо дёргаться - здесь вы не отоврётесь! Вы на одно лицо! Не ведаю, чем вы воспользовались - скорее всего, обыкновенным локальным затуманиваем, наложенным прямо на Романда при рождении профессиональным маскировщиком, - но эти чары легко разрушить. Достаточно объявить Миру о вашем родстве. Верно ведь?
   - Объявляй.
   - Нет, я не дурак.
   - Неужели?
   - Мне тоже показалось это удивительным, - согласился, ничуть не обидевшись, гость. - Если весь Мир узнает, что вы отец Романда, то будет масса неприятностей... Однако, ситуация изменится к худшему, если об этом прискорбном факте проведает сначала лишь Феллон Зелеш. Или Имлунд. Его может и удар хватить, что вряд ли - герцог крепкий человек, а вот всепрощение не его конёк.
   - Чего ты хочешь? - сдался хозяин, усталым взглядом окидывая кабинет, уютный и печальный, всегда напоминающий о смерти родителей и о первой... единственной любви. Почему Мир столь неудачно устроен? И зачем делать его ещё хуже?
   - Всего лишь обещания... вашего обещания выполнить мою просьбу. Одну.
   - Какую?
   - Этого я не могу вам сказать до того момента, как вы пообещаете её выполнить.
   - Но как я, по-твоему, могу пообещать то, о чём не имею ни малейшего понятия?! - возмутился хозяин.
   - Это условие нашего мирного сосуществования и безмятежного жития Романда и вас, - Маска дёрнулась - гость снова снисходительно улыбался. - Я понимаю, неизвестность и неопределённость - это тяжело, на них трудно решиться, поэтому даю на размышления три дня. Не пытайтесь меня найти и остановить... Ах да, - гость уж было двинулся к выходу, но на полдороге остановился и обернулся. - Это вам для того, чтобы Мир раньше времени не узнал о вашем внезапном и неожиданном отцовстве.
   Для разнообразия несколько оберегов предупреждающе (впрочем, снова запоздало) вспыхнули, звякнул бубенчик Шута.
   - Ничего страшного, всего лишь слабенькая Печать - продержится три дня, - пояснил шантажист.
   - Без тебя понял, - хмыкнул хозяин. - Хочешь, я на тебя погадаю?
   - Нет.
   - Дело твоё, - пожал плечами человек за столом. - Но я это уже сделал. - Хозяин бросил карту, которую на протяжении неприятного разговора вертел в руках. Поверх Принцессы Дерева легла Шлюха. - Тебе тоже неопределённость в напутствие!
   - Спасибо. Но это ваша неопределённость.
   - Вряд ли, - возразил хозяин. - И... Я не накладывал на Романда чары затуманивания. Это сделал кто-то другой, не известный мне. Подумай, может, не стоит идти против него?
   - Обязательно подумаю. А вы размышляйте над моим предложением. До встречи.
   Нежеланный гость ушёл, а хозяин открыл последнюю карту. Магиня Дома. Странно - спокойствие, любовь... Он рассчитывал на Смерть. Чью?
  
   * * *
  
   Имлунд Зелеш стоял на пыльном чердаке у голубиного окошка и смотрел в небо над Главелью. От ночной метели не осталось и следа - небо сияло морозной чистотой середины Просинца, не иначе маги с погодой перемудрили. Ни облачка, ни солнца не видать, а светлее, чем днём. Значит, вечером носа на улицу не высунешь.
   - Не больно-то и хотелось, - буркнул в пустоту герцог.
   Чего он действительно желал, так это вернуться домой, в родовой замок, и жить себе, спокойно поживать и обычными поместными делами заниматься. Вершить господский суд, обучать воинов, за казной следить. Одним своим присутствием девок на выданье пугать, а их женихов злить - право первой ночи не отменено. Впрочем, Имлунд им никогда не интересовался. Жизнь.
   Женщины, женщины... Они такие хрупкие...
   И одного щенка никак пленить не могут! Не из блажи Имлунд безвылазно торчал в столице более полугода, с самого триумфального возвращения Романда. Дела-дела да всё государственные. И одно из них - наследник короны, а, следовательно, брак. Накануне вечером Имлунд поставил перед императором вопрос ребром - мол, пора и точка. А этот поганец! Мальчишка!..
  
   - ...Вы, герцог, прекрасно знаете, что я не женюсь.
   - Эфа!!
   Мало кто осмеливался обращаться к императору по имени, и уж только Имлунд имел право повышать на монарха голос. Каких усилий герцогу стоило просто-напросто не выпороть мальчишку! Может, зря? Может, тогда образумился бы?
   - Я не женюсь, у меня не будет детей. У сестры моей тоже... - император всмотрелся в наставника и спасителя ясными глазами с едва уловимой золотой искоркой в глубине. - Но я прекрасно понимаю, что без официального наследника трон ни в коем случае оставлять нельзя. Это преступление с моей стороны! Поэтому... - он запнулся, но взгляд не отвёл. - Поэтому в Праздник Весны я объявлю о смене династии. Вы, герцог, и ваши сыновья - будущие императоры Гулума!
   - Что?!
   - На Праздник Весны в Главели соберутся все представители главных семейств империи, прибудут послы от соседей, обещались навестить даже монархи! Да и простого люда прибежит немало - хорошее место и отличное время для важного сообщения, не находите, герцог?..
  
   Имлунда подмывало взвыть: "Моим мнением поинтересоваться не желаешь, мальчишка?! Хотя бы формально..." Но он сдержался - зачем? Вы заслужили, герцог! Это ваше законное право!.. От судьбы не уйдёшь, не спрячешься.
   - Отец, завтрак подан, - Феллон подошёл тихо и незаметно, но Имлунда не обхитрил. Опыт.
   - Тебе известно, откуда эти строчки? - не оборачиваясь, спросил у сына герцог.
  
   Звеня, сойдётся серебро:
   Из двух - одно,
   Случайно, роком и судьбою
   Разрушит Мира все устои.
   Смещает верх, смещает низ
   Дитя всевластного каприз.
   Убей... Не сможешь...
  
   - Неудачная вирша от уличных бродяг, - пожал плечами Феллон.
   - Дурак ты! Третий десяток зим уж давно разменял, а всё ума не нажил! Вирши уличных бродяг на редкость удачными выходят, потому и популярны в простом народе, а высокородными не любимы, - Имлунд обернулся и, вдоволь налюбовавшись глупым выражением на сыновнем лице (Ох! А с тобой что мне делать?), вздохнул. - Пойдём, нас ждут.
   "Эти слова из книги, которую ЧИТАЮТ, сын..."
  
   * * *
  
   Романд и Лита с интересом, даже пристально рассматривали незнакомца - ничего, что проясняло бы личность гостя, углядеть они не смогли, но упорно и молчаливо таращились и добились-таки определённого результата. Ошеломлённый "душевным" приёмом пришелец дёрнулся всем телом и медленно протянул руки к капюшону, откинул тот на спину, являя на свет роскошную, чуточку взъерошенную гриву чёрных волос и бледное лицо. Бледное, нездоровое, с впалыми щеками и, пожалуй, худое. Не узкое, а именно худое и даже хрупкое.
   - Приветствую хозяев дома, - вежливо поклонился гость. - Могу ли я войти?
   Лита флегматично пожала плечами - ничего любопытного в черноволосом она не заметила, кроме, быть может, того, что при прочих равных приняла бы его за очередную иллюзию от обожаемого, но несколько странноватого муженька. Зато Романд светился каким-то узнаванием и... ехидством.
   - О-па! Император! - возбуждённо воскликнул он и подмигнул жене. - А что его величеству императору всея Гулума понадобилось в доме... этого... как его?.. О! Великого мага и читающего Мир Керлика Молниеносного, урождённого Хрона?
   - Я полагаю, поговорить с "этим как его"! - раздался позади донельзя сердитый голос упомянутого чародея.
   - Вы абсолютно правы, читающий, - император улыбнулся, и его лицо тотчас как-то неуловимо потеплело, обрело жизнь. - Так, мне можно войти?
   - Конечно. Но без кошки.
   Предупреждение оказалось лишним - почуяв приближение Керлика (в особенности, его настроение), пантера позорно сбежала прочь от хозяина и спряталась за ближайшим валуном. Теперь из-за серебрящегося зеркальным льдом камня торчала любопытная хитрая морда - мол, я тут ни при чём. Вы, конечно, мне не рады, но я просто мимо проходил. А как там, кстати, Белобрыська?
   - Проходите, ваше величество, - чародей тоже улыбнулся, однако добрей и гостеприимней выглядеть не стал. Впрочем, императора это нисколько не испугало. - А тебе, Романд, должно быть стыдно!
   - За что? - изумился зятёк. Доченька поддержала мужа недоумённым взглядом.
   - Идите-ка вы оба на кухню и поторопите их с обедом! У нас как-никак монаршая особа остановилась.
   - Но...
   - Быстро, Романд! - рявкнул Керлик. - Лилийта! Тебе отдельное приглашение требуется?
   Молодожёны, насколько позволяло физическое состояние обоих, унеслись прочь. Наблюдавший за всем этим безобразием, Чёрный замок отчётливо понял, что ничего хорошего из встречи и предстоящего разговора императора с хозяином не выйдет. Впрочем, веселье и разнообразие уже несколько приевшейся спокойной жизни обеспечено.
   Чёрный замок подло стряхнул с белых стен утренний снежок прямо на голову крадущейся пантере.
  
  
   Глава 8. Тайны, или Быстрые дела

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"